WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Consequences of the Nuclear Arms Race for the River Tom: Without a Mask of Secrecy or Speculation Green Cross Russia Tomsk Green Cross NGO Siberian Ecological Agency A. V. Toropov ...»

-- [ Страница 1 ] --

Последствия гонки ядерных вооружений для реки Томи:

без ширмы секретности и спекуляций

Consequences of the Nuclear Arms Race for the River Tom:

Without a Mask of Secrecy or Speculation

«Green Cross Russia»

«Tomsk Green Cross»

NGO «Siberian Ecological Agency»

A. V. Toropov

CONSEQUENCES OF THE NUCLEAR ARMS RACE

FOR THE RIVER TOM: WITHOUT A MASK

OF SECRECY OR SPECULATION

SCIENTIFIC BOOK

Tomsk – 2010 «Зеленый Крест»

«Томский Зеленый Крест»

ТРБОО «Сибирское Экологическое Агентство»

А. В. Торопов

ПОСЛЕДСТВИЯ ГОНКИ

ЯДЕРНЫХ ВООРУЖЕНИЙ ДЛЯ РЕКИ ТОМИ:

БЕЗ ШИРМЫ СЕКРЕТНОСТИ И СПЕКУЛЯЦИЙ

НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ

Томск – УДК 556.3:504.4(571.16) ББК 26.22:20:1(2Р53) Т Торопов А. В.

Т612 Последствия гонки ядерных вооружений для реки Томи: без ширмы секретности и спекуляций: Научное издание. — Томск: Дельтаплан, 2010. — 168 с.: илл.

ISBN 978-5-94154-156- Монография написана канд. биол. наук, директором ТРБОО «СибЭкоАгентство» А.В.Тороповым на основании многолетних исследований радиоэкологической ситуации в бассейне Нижней Томи позволяет с научных позиций оценить последствия загрязнения этой территории радионуклидами. Основным материалом для издания стали результаты совместных экспедиций «СибЭкоАгентства» с Томским политехническим университетом, ОГУ «Облкомприроды» и Объединенным институтом геологии, геофизики и минералогии СО РАН.

В настоящее время становится очевидным, что такое достижение цивилизации, как ядерная энергетика может вызвать, при определенных условиях, существенный вред здоровью человека и оказать пагубное воздействие на биоту. Поскольку современную цивилизацию невозможно себе представить без использования радиоактивных материалов, атомных электростанций, то очевидно, что требуется тщательное, научно обоснованное исследование проблем радиационного воздействия на живые организмы и проблем накопления радионуклидов в природе. Такие исследования помогут дать объективный прогноз последствий воздействия радиации на наш мир.

Автором в монографии рассматриваются вопросы миграции радионуклидов в компонентах экосистемы Нижней Томи в зоне влияния сбросов крупнейшего предприятия ядерно-топливного цикла Сибирский химический комбинат в период до и после остановки ядерных реакторов СХК в 2008 году. Приводятся расчетные уровни облучения гидробионтов Нижней Томи. Дается прогноз основных путей облучения гидробионтов после остановки реакторов. В монографии приводятся данные, позволяющие оценить различные виды природопользования жителями прибрежных населенных пунктов Нижней Томи с точки зрения получения дополнительных доз облучения.

Даны рекомендации для местного населения по ведению безопасного природопользования.

Научное издание предназначено для ученых — радиобиологов, специалистов по радиационному мониторингу, руководства администраций муниципальных образований и регионов размещения предприятий ядерно-топливного цикла, активистов общественных экологических организаций и широкой общественности, интересующейся вопросами влияния атомной энергетики на природу и человека.

Рецензенты:

— доктор геолого-минералогических наук, профессор, заведующий кафедрой геоэкологии Л. П. Рихванов и геохимии Томского политехнического университета, г. Томск Н. Н. Ильинских — доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой биологии и генетики Сибирского государственного медицинского университета, г. Томск Научное издание Торопов Алексей Владимирович

ПОСЛЕДСТВИЯ ГОНКИ

ЯДЕРНЫХ ВООРУЖЕНИЙ ДЛЯ РЕКИ ТОМИ:

БЕЗ ШИРМЫ СЕКРЕТНОСТИ И СПЕКУЛЯЦИЙ

Технический редактор Елена Коварж Дизайнер Сергей Сидоров Подписано в печать 13.12.2010. Формат 70100/16.

Гарнитура «NewBaskerville». Печать офсетная.

Усл.-печ. л. 13.33. Уч.-изд. л. 9.76. Тираж 450 экз. Заказ 574.

Отпечатано. ООО «Дельтаплан»

634041, г. Томск, ул. Тверская, 81.

435-400 435- Оглавление Сокращения и условные обозначения

Введение

Introduction

1. Изученность вопроса о радиоактивном загрязнении водотоков в районе расположения крупнейших российских предприятий ЯТЦ

1.1. Речная система «Теча–Исеть–Тобол–Иртыш–Обь»

в зоне сбросов ПО «Маяк»

1.2. Река Енисей в зоне влияния сбросов ГХК

1.3. Река Томь в районе влияния сбросов СХК

Выводы по литературному обзору

2. Краткая характеристика территории исследований

2.1. Географическая характеристика территории

2.2. Город Северск

2.3. Краткая характеристика Сибирского химического комбината — основного источника радиоактивного загрязнения нижней Томи

2.4. Основные пути поступления техногенных радионуклидов в природную среду с территории СХК

2.5. Система контроля окружающей среды на СХК

3. Материалы и методы исследования

3.1. Общая методика работ





3.2. Отбор проб

3.3. Лабораторно-аналитические исследования

3.4. Обработка данных и представление материала

4. Техногенные радионуклиды в воде нижней Томи

5. Накопление техногенных радионуклидов донными отложениями и аллювиальной почвой нижней Томи

6. Накопление техногенных радионуклидов макрофитами нижней Томи............ 7. Накопление техногенных радионуклидов рыбами нижней Томи

8. Дозы облучения гидробионтов нижней Томи

8.1. Основные пути облучения гидробионтов нижней Томи после остановки реакторов СХК

9. Результаты оценки радиоэкологической ситуации в районе сбросов СХК в р. Томь после остановки последних промышленных плутониевых реакторов

9.1. Содержание радионуклидов в компонентах экосистемы р. Томь

9.2. Мониторинг самоочищения р. Томи в результате остановки реакторов СХК... 9.3. Оценка безопасности разных видов природопользования

9.4. Рекомендации населению по безопасному природопользованию на реке Томи в зоне влияния сбросов СХК

Выводы

Приложения

Литература

Сокращения и условные обозначения — атомный двуцелевой энергетический реактор АДЭ АСКРО — автоматизированная система контроля радиационной обстановки — атомная электростанция АЭС — биологический эквивалент Рентгена БЭР ВВЭР — водо-водяной энергетический реактор — Восточно-Уральский радиоактивный след ВУРС — государственный научный центр ГНЦ — Горно-химический комбинат ГХК — дезоксирибонуклеиновая кислота ДНК — допустимая концентрация в атмосферном воздухе или воде ДКб — делящийся элемент ДЯТЦ — департамент ядерно-топливного цикла — естественные радионуклиды ЕРН ЖРАО — жидкие радиоактивные отходы — завод разделения изотопов ЗРИ — захват орбитального электрона ЛИМА АСИЦ ВИМС — лаборатория изотопных методов анализа Аналитического сертификационного испытательного центра Всероссийского научно-исследовательского института минерального сырья им. Н. М. Федоровского — коэффициент накопления — минимально измеряемая интенсивность МИИ — мощность экспозиционной дозы МЭД — нет данных (в таблицах).

н. д.

— научно-исследовательский институт НИИ — научно-производственное объединение НПО — областное государственное учреждение ОГУ — отработавшее ядерное топливо ОЯТ — производственное объединение — радиоактивные отходы РАО РПСЛ — радиационно-промышленная санитарная лаборатория — радиохимический завод РХЗ — сублиматный завод — санитарно-защитная зона СЗЗ СО РАН — Сибирское отделение Российской академии наук — Сибирский химический комбинат СХК — система управления и защиты реактора СУЗ — Томский государственный университет ТГУ — Томский политехнический университет ТПУ — техногенные радионуклиды ТРН ТЦГМС — Томский центр гидрометеорологии и мониторинга среды ЦГСЭН — центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора ЦМСЧ — центральная медико-санитарная часть — химико-металлургический завод ХМЗ — ядерно-топливный цикл ЯТЦ — альфа-излучающий радионуклид — бета-излучающий радионуклид — гамма-излучающий радионуклид * — альфа-распад – — электронный распад + — позитронный распад Т1/2 — период полураспада — биологический период полувыведения — мощность поглощенной дозы Введение Более 50 лет в Томской области всего в нескольких километрах севернее города Томска функционирует крупнейшее в мире предприятие ядерного топливного цикла Сибирский химический комбинат. Созданный в годы Холодной войны для производства оружейного урана и плутония, СХК сегодня продолжает свою работу, перестроив свои производства в интересах атомной энергетики.

За более чем пятидесятилетний период деятельности комбината на нем произошло более 30 аварийных инцидентов, причем пять из них, включая аварию, произошедшую 06.04.1993 года, относят к третьему уровню по международной шкале событий (INES) и квалифицируют, как серьезные происшествия.

К счастью в истории Сибирского химического комбината отсутствуют аварии, сравнимые по масштабам выброса радиоактивных веществ в окружающую среду и последствиям для населения, с аварией на ПО «Маяк» 29.09.1957 и ветровым разносом техногенных радионуклидов с подсохших берегов озера Карачай летом 1967 года (Челябинская область).

В процессе производства оружейных делящихся материалов на СХК основным источником поступления радиоактивных веществ в доступную для человека среду являлся сброс сточных вод комбината в реку Томь.

При этом радиоэкологическая ситуация в экосистеме нижней Томи в зоне влияния сбросов СХК долгие годы оставалась малоизученной, за исключением работ, выполненных ведомственными лабораториями «Росатома», которые были и остаются малодоступны для научной общественности.

Первые собственные данные о радиоэкологической ситуации в районе сброса сточных вод СХК в открытую гидросеть в начале 1990-х годов получил коллектив исследователей кафедры полезных ископаемых и геохимии редкоземельных элементов (сегодня кафедра геоэкологии и геохимии) Томского политехнического университета. С середины 1990-х годов систематическим радиационным мониторингом в районе сбросов СХК в р. Томь стал заниматься Госкомэкологии Томской области совместно с Томским центром гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды.

Однако эти работы областных подразделений федеральных государственных органов можно охарактеризовать скорее, как проведение радиационного мониторинга, нежели радиоэкологическими исследованиями.

Для отслеживания динамики загрязнения экосистемы нижней Томи техногенными радионуклидами и прогноза ее изменений необходимо было иметь широкое представление о современной радиоэкологической ситуации в зоне сбросов СХК, включая данные по объектам биоты и понимание путей миграции радионуклидов в районе исследований.

«Сибирское Экологическое Агентство» выступило инициатором проведения совместных независимых от «Минатома» радиоэкологических исследований, в которых на протяжении нескольких лет принимал отдел радиационной безопасности ОГУ «Облкомприроды» Администрации Томской области, кафедра геоэкологии и геохимии Томского политехнического университета, Объединенный институт геологии, геохимии и минералогии СО РАН с привлечением лабораторий и других научных институтов. В результате были получены данные о радиоэкологической ситуации в экосистеме нижней Томи в зоне влияния сбросов СХК в период, предшествующий остановке последних промышленных плутониевых реакторов СХК.

В 2008 году были остановлены последние два промышленных плутониевых реактора СХК. Но среди жителей Томской области и сейчас ходят слухи о гигантских карпах и карасях из реки Ромашка, звенящей или светящейся воде и прочее. Есть ли основания для таких слухов?

Публикация данной книги направлена на информирование чиновников, политиков, научного сообщества, общественных деятелей и широкой общественности о реальной радиоэкологической ситуации в нижней Томи. Какова была радиоэкологическая ситуация на реке Томи при работающих ядерных реакторах СХК? Как она изменилась после их остановки? Что нужно знать при посещении или постоянном проживании в низовьях реки Томь? Ответить на эти и другие вопросы призвана публикация данной книги.

Автор выражает глубокую признательность всем коллегам — радиоэкологам и соратникам по природоохранному движению, благодаря участию которых состоялись независимые радиоэкологические исследования в зоне влияния сбросов СХК, а также реализован проект по изданию этой книги. Среди внесших наибольший вклад выделю профессора, заведующего кафедрой полезных геоэкологии и геохимии Томского политехнического университета Л. П. Рихванова, сотрудников ОГУ «Облкомприроды» Администрации Томской области Ю. Г. Зубкова, Ю. А. Громова, В. Б. Елагина, С. В. Фришмана, сотрудника Томского центра гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды Н. И. Башкирова, сотрудников Объединенного института геологии, геохимии и минералогии СО РАН (г. Новосибирск) Г. А. Леонову, Ф. В. Сухорукова, В. А. Боброва, зав. лабораторией радиоэкологии Института биофизики СО РАН (г. Красноярск) А. Я. Болсуновского, профессора, заведующего кафедрой биологии и генетики Сибирского государственного медицинского университета (г. Томск) Н. Н. Ильинских, профессора, Президента «Зеленого Креста» (г. Москва) С. И. Барановского и директора по программам «Зеленого Креста» А. В. Федорова.

Особая благодарность руководству и сотрудникам Швейцарского Зеленого Креста за финансовую поддержку проекта «Безопасность природопользования на реке Томи в зоне влияния сбросов Сибирского химического комбината», благодаря реализации которого мы провели исследования в 2008 году и получили информацию об изменении радиоэкологической ситуации после остановки последних промышленных плутониевых реакторов СХК. В рамках реализации проекта были проведены исследования, опубликована брошюра с рекомендациями для населения поселков, расположенных ниже устья р. Ромашка. Реализация проекта внесла свою лепту в объективное информирование населения о радиационной ситуации в регионе, целевой группой были сельские жители нескольких поселков низовьев р. Томи.

Издание осуществлено при реализации проекта «Сибирского Экологического Агентства» и Томского Зеленого Креста «Последствия гонки ядерных вооружений для реки Томи: без ширмы секретности и спекуляций», поддержанного Общественным советом Госкорпорации «Росатом» в рамках конкурса социально-значимых инициатив.

Introduction For over 50 years in Tomsk Region, only a few kilometers to the north of Tomsk, the world’s largest nuclear fuel cycle enterprise, the Siberian Chemical Complex, has been operating. Created during the Cold War period for the production of weaponsgrade uranium and plutonium, today SCC continues its work, having reorganized its production in the interests of atomic energy.

For a working period of over 50 years the Complex has had more than 30 incidents of emergencies. Moreover, 5 of them (including the emergency of 6th April 1993) are rated at level 3 incidents according to the INES scale and qualify as serious incidents.

Fortunately there have never been emergencies at the Siberian Chemical Complex comparable to the massive discharge of radioactive materials into the environment with consequences for the population such as at the power station Mayak on 29th September 1957 or anthropogenic radioactive nuclides carried by the wind from the dried up banks of Lake Karachai in the summer of 1967 (Chelyabinsk Region).

During the production process of weapons-grade fissionable material at the SCC, the main source of radioactive materials in the accessible to human surroundings was the wastes discharge of the Complex into the River Tom.

Furthermore, the radio-ecological situation in the ecosystem of the Lower Tom in the affected zone was little studied for many years, with the exception of work carried out by the departmental laboratories of Rosatom which were and are not readily accessible for the scientific community.

The first proper data on the radio-ecological situation in the area of the SCC wastes discharge into the open water network was obtained at the beginning of the 1990s by a group of researchers at the Department of Minerals and Geochemistry of Rare Earth Elements (today the Department of Geo-ecology and Geochemistry) at Tomsk Polytechnic University. Since the middle of the 1990s systematic radioactive monitoring in the area of the SCC wastes discharge into the River Tom has been carried out jointly by the State Ecological Committee of Tomsk Region and the Tomsk Center of Hydrometeorology and Environmental Monitoring.

However, the work done by the regional branches of federal state organs may be better described as the carrying out of radioactive monitoring rather than radio-ecological research.

In order to follow the dynamics of pollution of the ecosystem of the Lower Tom by anthropogenic radioactive nuclides and to forecast changes, it is necessary to have a wide understanding of the current radio-ecological situation in the SCC wastes discharge zone, including data on biota and an understanding of migration routes of radioactive nuclides in the area of research.

The Siberian Ecological Agency became the initiator in carrying out joint, independent of Rosatom, radio-ecological research, which saw the participation for several years of the department of radiation safety of the State Environmental Committee of the Tomsk Region Administration, the department of geo-ecology and geochemistry of Tomsk Polytechnic University, the United Institute of Geology, Geochemistry and Mineralogy of the Siberian Branch of the Russian Ministry of Sciences with the involvement of laboratories from other research institutes. As a result data were received on the radio-ecological situation in the ecosystem of the Lower Tom in the affected zone of the CSS wastes discharge during the period preceding the cessation of last industrial plutonium reactors of the CSS.

In 2008 the last two industrial plutonium reactors at CSS ceased operating. But even now there exist rumors of giant carp and crucian carp from the River Romashka, ringing or luminescent water and so on among residents of Tomsk Region. Do such rumors have a basis in fact?

Publication of this book is aimed at informing officials, politicians, the scientific community, public figures and the wider society about the real radio-ecological situation in the Lower Tom. What was the radio-ecological situation in the River Tom during the operation of the CSS nuclear reactors? How has it changed since they stopped operating? What is it necessary to know when visiting or residing in the lower reaches of the River Tom? This book was published to answer these and other questions.

The author wishes to thank all his colleagues – radio-ecologists and comradesin-arms in the environmental protection movement, thanks to the participation of whom independent radio-ecological research in the CSS wastes discharge affected zone was carried out, and also without whom this book could not have been published. Among those who made the greatest contribution are L. V. Rikhvanov, head of the department of geo-ecology and geochemistry at Tomsk Polytechnic University; Yu. G. Zubkov, Yu. A. Gromov, V. B. Yelagin and S. V. Frishman, employees of the State Environmental Committee of the Tomsk Region Administration; N. I. Bashkirov of the Tomsk Center of Hydrometeorology and Environmental Monitoring;

G. A. Leonov, F. V. Sukhorukov and V. A. Bobrov of the United Institute of Geology, Geochemistry and Mineralogy of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences at Novosibirsk; A. Ya. Bolsunovsky, head of the radio-ecological laboratory of the Institute of Biophysics of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences at Krasnoyarsk; Prof. N. N. Ilyinskikh, head of the department of biology and genetics at the Siberian State Medical University (Tomsk); Prof. S. I. Baranovsky, president of the Green Cross (Moscow); and A. V. Fyodorov, program director for the Green Cross.

In particular the author would like to thank the leadership and employees of the Swiss Green Cross their financial support of the project, The Safety of Environmental Management on the River Tom in the zone affected by wastes discharge from the Siberian Chemical Complex, thanks to realization of which we conducted research in 2008 and obtained information on the changing of the radio-ecological situation after the cessation of work of the last industrial plutonium reactors of the CSS. As part of the project research was undertaken, and a brochure with recommendations for communities located downstream from the mouth of the River Romashka was published. The project’s realization made a contribution to the objective informing of the local population on the radioactive situation in the region. The target group was residents of several communities of the Lower Tom.

Publication was carried out through the realization of Siberian Ecological Agency and Tomsk Green Cross’s project, Consequences of the Nuclear Arms Race for the River Tom: Without a Mask of Secrecy or Speculation, supported by the Public Council of State Corporation Rosatom as part of a contest of socially significant initiatives.

1. Изученность вопроса о радиоактивном загрязнении водотоков в районе расположения крупнейших российских предприятий ЯТЦ Многолетнее использование водотоков для сброса больших объемов жидких радиоактивных отходов разной активности, образующихся в процессе производства оружейного плутония и сопутствующих производств, привело к образованию особых природно-антропогенных участков рек в зонах влияния сбросов крупных ядерных комплексов. Вряд ли это звучит гуманно, но ряд радиоэкологов отмечают наличие в России уникальных природно-техногенных полигонов для исследования процессов разбавления, переноса, распределения и миграции ксенобиотиков в речных системах в зоне сбросов ПО «Маяк» в р. Теча, Горно-химического комбината в р. Енисей и Сибирского химического комбината в р. Томь (Берзина и др., 1993; Носов и др., 1993; Мартынова, Шабанов, 2000 и др.).

В других странах, производивших оружейные делящиеся материалы, также есть схожие природно-техногенные полигоны. Так в США в результате сбросов радиоактивных веществ, поверхностному стоку и подземной миграции радионуклидов загрязнению подверглась река Колумбия (предприятие Хэнфорд), во Франции — река Рона (предприятие Маркуль) и др. (Jones et al., 1975; Granby, 1978; Gallop et al., 1988).

В нашем исследовании часто приводится сравнение показателей радиоэкологической ситуации в зоне многолетних сбросов СХК в открытую гидрографическую сеть с таковой в зоне влияния других предприятий ЯТЦ России. Ниже кратко рассмотрена радиоэкологическая ситуация, сложившаяся в экосистемах разных водотоков в результате многолетней деятельности трех ключевых предприятий ядерно-топливного цикла России, производивших оружейные делящиеся материалы: ПО «Маяк», Сибирский химический комбинат, Горно-химический комбинат.

1.1. Речная система «Теча–Исеть–Тобол–Иртыш–Обь»

в зоне сбросов ПО «Маяк»

Первым в СССР предприятием по промышленному получению делящихся материалов для ядерного оружия стал комбинат № 817, построенный на Южном Урале недалеко от старинных уральских городов Кыштыма и Касли. На базе комбината в дальнейшем выросло ПО «Маяк» (Радиационное наследие..., 1999).

Именно на этом предприятии впервые в Советском Союзе отрабатывались многие технологии атомной промышленности, в связи с чем природные среды в зоне воздействия предприятия до настоящего времени подвергаются загрязнению радионуклидами.

Первый промышленный уран-графитовый реактор комбината № 817 был запущен в июне 1948 г., облученный уран поступил на радиохимический завод в декабре того же года (Радиационное наследие..., 1999). В 1949–1951 гг.

технологические ЖРАО, образующиеся в процессе переработки облученного урана, сбрасывались напрямую в р. Теча. При этом иногда допускался сброс в 1000 Ки/сутки (Мясоедов, 1997). В. В. Мартюшов с соавторами (1997) со ссылкой на «Заключение...» (1991) приводят цифру общей активности по бета-излучающим нуклидам, поступившим в речную систему, равную 2,75 млн Ки (более 100 ПБк). Около 75 % поступившей в речную систему активности было депонировано донным грунтом и болотистой поймой верховьев р. Течи. В 1956–1963 гг.

эта часть реки и ее поймы была изолирована от нижележащей части реки сооружением ряда глухих плотин (рис. 1.1.1).

Начиная с 1963 г. речная система считается находящейся в режиме естественной дезактивации (Мартюшов и др., 1997). Кроме прямого сброса радиоактивных растворов в р. Теча поступление в нее радионуклидов произошло в результате двух крупных аварий. В 1957 г. произошел взрыв емкости с ЖРАО, в результате чего осадки, содержащие долгоживущие радионуклиды, выпали на площади 23 тыс. кв. км. и сформировали Восточно-Уральский радиоактивный след, также произошло и непосредственное загрязнение озер и рек в районе хранилища РАО. В 1967 г. часть территории ВУРСа подверглась повторному загрязнению из-за ветрового подъема и сдува подсохшего ила из береговой полосы оз. Карачай, куда на протяжении многих лет сбрасывались высоко- и средне-активные ЖРАО (Караваева, Молчанова, 1997). Так вынос 90Sr с территории ВУРСа только через реку Караболка и далее реку Синару в реку Исеть в период с 1958 по 1996 гг. оценен в 1 ТБк (Перемыслова и др., 1999).

Рис. 1.1.1. Схема расположения водоемов-отстойников ПО «Маяк»

и путей подземной миграции радионуклидов (стрелки) (по Уткину и др., 2000) Что касается радиоактивного загрязнения рр. Теча–Исеть–Тобол-ИртышОбь, то именно по описанию радиоэкологической ситуации в этой речной системе появились первые открытые публикации без конкретной привязки к местности (Медведев, 1990). В рамках реализации государственных научных программ, мониторинга и независимых исследований изучено распределение техногенных радионуклидов в компонентах природных сред рек, закономерности миграции радионуклидов и суммарный вынос радионуклидов в р. Иртыш и далее вниз по течению.

Уже через несколько лет после аварии 1957 г. и прекращения прямых сбросов радиоактивных растворов в р. Теча короткоживущие техногенные радионуклиды в воде, донных отложениях и биоте речной системы распались, основными регистрируемыми радионуклидами стали 137Cs, 90Sr, изотопы плутония и тритий.

За время, прошедшее с начала сбросов радионуклидов в 1949 г. до 1990 г., среднегодовые концентрации 90Sr в воде в верховье р.Течи снизились с до 4 103 Бк/м3, а 137Cs — с 2 107 до 0,5 103 Бк/м3, т. е. процесс очищения воды от цезия-137 протекал более эффективно (Трапезников и др., 2000 по «Заключение...», 1991). В последующие годы ситуация изменилась незначительно, так в 1996–1998 гг. среднее содержание в воде р. Теча составило для 90Sr и 137Cs соответственно 7,2 103 и 0,15 103 Бк/м3 (Позолотина и др., 2000). Эти величины остаются на несколько порядков выше средних значений по России, для стронция равных 8 Бк/м3 («Радиационная...», 1998). А. В. Трапезников с соавторами (1997) приводит данные по уменьшению концентрации 90Sr и 137Cs вниз по течению в речной системе Теча–Исеть–Миасс–Тобол в 1995 г. (рис. 1.1.2).

Рис. 1.1.2. Концентрация 90Sr (над чертой) и 137Cs (под чертой) в воде системы рек Теча–Исеть–Миасс–Тобол (Бк/л; н. п. о. — ниже предела обнаружения) (по Трапезникову и др., 1997) Современное содержание плутония в описываемых реках и близлежащих озерах составляет 1–19 Бк/м3. Усредненное значение содержания 239Pu, 240Pu составляет 6 Бк/м3, что превышает максимальный уровень содержания 239Pu, 240Pu в воде водоемов и водотоков северного полушария вне зон влияния предприятий ЯТЦ в 200 раз («Плутониевая...», 1998).

Содержание трития в воде р. Теча в районе с. Муслюмово в 1998 г. составило 2,3 105 Бк/м3, в районе с. Бродокалмак — 1,7 105 Бк/м3, в районе с. НижнеПетропавловск — 1,2 105 Бк/м3 («Тритий...», 2001), что на два порядка больше средних значений по России («Радиационная...», 1998).

Донные отложения и аллювиальные наносы После создания в 1956–1963 гг. в верховьях р. Теча каскада водохранилищ основными факторами приноса и миграции радионуклидов в донных отложениях и пойменной почве сети рек Теча–Исеть–Тобол стали смыв с почв ВУРСа, фильтрация через плотины каскада водохранилищ, фильтрация из водоемов в обводные каналы, а также процессы перераспределения уже загрязненных донных осадков и почвы поймы.

Объяснимой закономерностью исследованной сети рек является уменьшение активности радионуклидов с удалением вниз по течению от плотины № (последняя плотина, отделяющая каскадом водохранилищ наиболее загрязненное верховье реки). В р. Теча максимальное современное содержание суммарной активности донных отложений обнаружено в 7 км ниже по течению от плотины № 11 в районе так называемых Асановских болот. При удалении вниз по течению на 40 км в район с. Муслюмово средняя плотность загрязнения падает с 45 МБк/м2 до 1,2 МБк/м2. Плотность загрязнения 137Cs падает от 44 МБк/м2 до 1,1 МБк/м2, 90Sr — от 1,2 МБк/м2 до 0,1 МБк/м2, изотопов плутония — от 0,074 МБк/м2 до 0,00055 МБк/м2 («Sources contributing...», 2000). Далее вниз по течению идет дальнейшее общее уменьшение плотности загрязнения донных отложений. А. В. Трапезников с соавторами (1996) оценил общий запас радионуклидов в 0–10 см слое грунта в части реки, начиная с 49 км от источника и кончая 240 км в низовье: 90Sr — 3 1011 Бк, 137Cs — 6 1012 Бк, 239Pu, 240Pu — 8 109 Бк.

Кроме 137Cs, 90Sr и плутония донные отложения содержат, хотя и в гораздо меньшей степени, 60Co и 241Am (рис. 1.1.3).

Некоторые исследователи приводят оценки выноса радиоактивных веществ через речную систему Теча–Исеть–Тобол–Иртыш далее в Обь и Карское море (Вакуловский, Никитин, Чумичев, 1993). При этом отмечается, что вынос техногенных радионуклидов из сибирских рек наряду с глобальными выпадениями радионуклидов в результате испытаний ядерного оружия и Чернобыльской аварией определяет общий уровень радиоактивных поллютантов в арктических морях, а захоронение радиоактивных отходов на арктическом шельфе до сих пор не оказало влияния на уровень радиоактивности в открытом море (Матишов, Матишов, Риссанен, 1997).

Представительны работы по изучению загрязнения почв поймы рек Теча, Исеть, Тобол. А. П. Говорун с соавторами (1998, 1998) представил результаты Рис. 1.1.3. Удельная активность а) 90Sr и 137Cs и б) 241Am, 60Co и изотопы Pu в слое донных отложений срединной части водоема № 11 (по «Sources contributing...», 2000) детальных исследований загрязнения пойменной почвы 137Cs и 90Sr в районе населенных пунктов Муслюмово и Бродокалмак. Так по их данным в распределении запаса 137Cs для пологих берегов в районе с. Муслюмово типичным является загрязнение более 200 Ки/км2 при высоте берега над уровнем воды в реке менее 1 м. В этих же местах зарегистрированы локальные участки с загрязнением от 400 до 800 Ки/км2. Распределение запаса 90Sr коррелирует с распределением Cs. При этом средний коэффициент отношения их запасов составляет 0,3.

Результаты исследований с меньшей пространственной детализацией нежели вышеприведенные исследовании показали, что содержание 90Sr в пойменных почвах ниже по течению р. Теча в Курганской области на участке 160–237 км от плотины № 11 не превышает 9,2 Ки/км2, цезия-137 — 10,5 Ки/км2. При этом отношение 90Sr к 137Cs увеличивается от 0,35 до 2,25 по мере приближения к устью реки, что объясняется более интенсивной миграционной способностью Sr в избыточно увлажненной почве (Караваева и др., 1997).

Биота Анализ литературных данных показал, что при изучении радиоэкологической ситуации в сети рек Теча–Исеть–Тобол–Иртыш и в других районах сбросов предприятий, производивших ядерные делящиеся материалы, исследование загрязнения биологических объектов проводилось зачастую по остаточному принципу. Тем не менее, существуют работы, освещающие уровни загрязнения различных групп животных и растений из рассматриваемых районов. А. В. Трапезников с соавторами (2000) показывает, что содержание стронция-90 в водных макрофитах р. Теча в 40–300 раз, а в р. Исети в 8–23 раза выше, чем среднее соРис. 1.1.4. Коровы, пасущиеся в пойме реки Теча (источник: общественная организация «Экозащита!») держание на участках, расположенных за пределами зоны воздействия жидких сбросов.

Содержание в группе высших водных макрофитов в р. Тобол ниже устья р. Исеть 137Cs колеблется от 2,2 до 5,6 Бк/кг, а 90Sr — от 1,1 до 8,5 Бк/кг, что, соответственно, в среднем 1,2 и 2,1 раза выше чем в р. Ишим, не подверженной последствиям прямого сброса в р. Теча, но прилегающей к ВУРСу (Паньков и др., 1998).

Содержание 90Sr в травянистых растениях поймы р. Теча составляет 1200– 1216 Бк/кг сухого веса, что в 100–200 раз превышает контрольный уровень. Содержание 137Cs в травянистых растениях не превышает 40 Бк/кг при среднем контрольном уровне 10 Бк/кг (Позолотина и др., 1996). В работе И. Г. Берзиной с соавторами (1993) указывается на поступление изотопов плутония в пойменные растения через корневую систему, чего не наблюдается в Чернобыльской зоне, где химическая форма плутония представлена инертными карбидами.

При расчете дозовых нагрузок населения, проживающего в поселках, расположенных на берегу р. Теча, В. Н. Позолотина с соавторами (2000) указывают среднее содержание 90Sr и 137Cs в мышечной ткани разных видов рыб из р. Теча в 1996–1998 гг. равное 340 и 580 Бк/кг соответственно.

Наличие делящихся элементов (235U, изотопов плутония) не было достоверно доказано во внутренних органах и тканях рыб из р. Теча, но на чешуе рыбы были обнаружены пылевидные включения, содержащие ДЭ (Берзина и др., 1993).

Состояние здоровья населения Население зоны воздействия ПО «Маяк» наиболее пострадало от воздействия ядерного оборонного комплекса СССР. Количество облучившихся человек оценивается цифрой 125 тыс. (Мясоедов, 1997). Наиболее пострадали жители поселков, расположенных на берегу системы рек Теча–Исеть–Тобол и зоны выпадений аварий 1957 и 1967 гг. (Ильинских и др., 2000). В Каслинском, Аргаяшском, Кунашакском районах Челябинской области 10200 человек были переселены («Радиационное...», 1999). По данным ПО «Маяк» хроническая лучевая болезнь была диагностирована у 940 жителей прибрежных сел р. Течи, а численность группы внутриутробно облученных, родившихся только с 1950 по 1953 гг.

(время наибольших сбросов РАО в р. Течу), в пределах Челябинской области составила 1975 человек. Жители же таких населенных пунктов как Муслюмово, Аргаяш, Бродоколмак продолжают жить в радиационно загрязненной местности.

Среди населения указанных районов наблюдается высокий уровень лейкозов и других онкозаболеваний, ранняя смертность, увеличение числа врожденных патологий (Уткин и др., 2000).

1.2. Река Енисей в зоне влияния сбросов ГХК В 1950 г. руководством СССР было принято решение о строительстве недалеко от г. Красноярска третьего по счету комплекса по производству оружейных делящихся материалов.

Все основные производства комбината 815 (ныне Горно-химического комбината), включая 3 промышленных реактора для наработки плутония и радиохимический завод, было решено расположить в гранитном массиве под землей на глубине 250–300 м, что призвано было защитить атомный комплекс в случае ядерной атаки.

Основным фактором поступления радионуклидов в открытую гидросеть стало осуществление сброса сточных вод комбината через 5 выпусков в р. Енисей (рис. 1.2.1) и через один выпуск в пойменное болото р. Енисей Рис. 1.2.1. Ситуационный план ближней зоны («Радиационное наследие...», 1999). сбросов ГКХ в р. Енисей (по Кузнецову, 2002) До 1992 основным источником радионуклидов, сбрасываемых в р. Енисей, была охлаждающая вода прямоточных реакторов АД (запущен в 1959 г.) и АД-1 (запущен в 1961 г.). Современное поступление радионуклидов в р. Енисей обусловлено сточной водой выпуска из бассейна выдержки воды, охлаждающей СУЗ, действующего реактора замкнутого типа АДЭ-2 (выпуск № 2а), трапные воды АДЭ-2, а также часть загрязненных сточных вод радиохимического производства (Мартынова, Носов, 1995).

Результатом долговременного сброса радиоактивных сточных вод в р. Енисей стало загрязнение донных отложений, аллювиальных наносов, пойменных почв и объектов биоты долгоживущими радионуклидами (137Cs, 134Cs, 58Co, 60Co, 65Zn и др.), а в ближней зоне сбросов и короткоживущими радионуклидами (24Na, 32P 54Mn и др.).

Специальные исследования зоны радиационного воздействия ядерного производства ГХК на р. Енисей путем радиометрических измерений активности воды, донных и береговых отложений были начаты одновременно с пуском первого реактора.

В 1959 г. была проведена самолетная гамма-съемка СЗЗ комбината и прилегающих территорий. Установлена повышенная радиоактивность гранитного массива и отсутствие радиационных аномалий на берегах р. Енисея («Радиационное наследие...», 1999 по «Изучение радиоактивного...», 1959).

До 1971 г. реальные масштабы загрязнения р. Енисея охлаждающими водами ГХК были известны только узкому кругу лиц сотрудников комбината и некоторых НИИ. Лишь при проведении самолетных гамма-съемок в ходе поисков полезных ископаемых эпизодически обнаруживались гамма-аномалии на островах, косах, отмелях р. Енисея. Так в 1964 г. одна из аномалий была обнаружена на левом берегу р. Енисея ниже г. Енисейска. Наземная верификация аномалии выявила локальный участок песчано-илистых осадков с МЭД до 0,45–0,68 мкЗв/час («Радиационное наследие...», 1999 по «Анализ радиоактивности...», 1989).

После 1971 г. кроме самолетных гамма-съемок начали проводиться пешеходные гамма-съемки по берегам р. Енисея, а также отбор проб с последующим лабораторным анализом на содержание радионуклидов («Радиационное наследие...», по «Самолетная гамма-спектральная...», 1974; «Отчет Найбинской партии...», 1992;

«Радиоактивность поймы...», 1995; «Характеристика радиационной...», 1994).

Первые представительные разносторонние данные о радиоэкологический обстановке в экосистеме р. Енисей в зоне влияния ГХК были получены в результате проведения экспедиционных исследований Института прикладной геофизики Госкомгидромета совместно с Красноярским научным центром СО РАН на участке р. Енисея от г. Красноярска до г. Игарки, т. е. на протяжении 1500 км.

Рис. 1.2.2. Берег реки Енисей в районе расположения Горно-химического комбината (источник: www.bu33er.livejournal.com) До остановки в 1992 г. прямоточных реакторов в р. Енисей поступали долгоживущие осколочные радионуклиды, возможно, в залповом режиме, в том числе Cs, 137Cs, 152Eu, 154Eu, изотопы плутония (Сухоруков и др., 2004). Как до, так и после остановки прямоточных реакторов, основную долю активности попадающих в р. Енисей радионуклидов составляют наведенные радионуклиды (24Na, 32P, Mn, 65Zn и др.) (табл. 1.2.1, 1.2.2).

Концентрация радионуклидов в воде р. Енисей в августе 1991 г. в Бк/л расстояние от сброса, км Примечание: * ДКб согласно НРБ 76/87 («Нормы радиационной...», 1988).

В первые годы после остановки прямоточных реакторов объемная активность сбрасываемой в р.Енисей воды находилась в пределах: по натрию-24 1,2–7,0 ДКб, по 32P 0,05–1,5 ДКб (ДКб согласно НРБ 76/87). Объемная активность радионуклидов в воде р. Енисей не превышала для смеси сбрасываемых радионуклидов:

0,3 ДКб в створе выпуска, 0,08 ДКб в 0,5 км ниже выпуска, 0,015 ДКб в 15 км ниже выпуска (1 км выше первого населенного пункта по правому берегу р. Енисей — д. Б. Балчуг) (Жидков, 1995).

Содержание радионуклидов в воде р. Енисей в 1994 г. в Бк/л При этом отмечалось, что доля активности, переносимой взвесью для всех радионуклидов, кроме 137Cs, не превышала 10–15 %. Концентрация 137Cs во взвешенных частицах составляла не менее 20–50 % его суммарного содержания в воде (Носов и др., 1993).

После остановки реакторов АД и АДЭ-1 в 1992 г. поступление радионуклидов в р. Енисей уменьшилось более чем в 15 раз (Носов, Мартынова, 1997).

Уже в 1993–1994 гг. концентрация наведенных радионуклидов в месте выпуска сточных вод ГХК снизилась на 2–3 порядка: 24Na 3–4 Бк/л; 51Cr 0,3–1 Бк/л;

As 0,4–0,8 Бк/л; 239Np 0,4 Бк/л (Носов, Мартынова, 1996). Концентрация долгоживущих радионуклидов ниже сброса ГХК в 1994 г. не превышала сотых долей Бк/л (табл. 1.2.3).

А. В. Носов и А. М. Мартынова (1996) отмечают при этом, что увеличивается вклад вторичного загрязнения воды Енисея. Так до 80 % таких дозообразующих радионуклидов, как 60Co и 137Cs, начиная от зоны смешения переносится в сорбированном на взвесях состоянии.

Согласно данным ГХК в 1998–1999 гг. в р. Енисей сбрасывалось 28 радионуклидов (табл. 1.2.4).

Содержание радионуклидов в воде р. Енисей в 1994 г. в Бк/л 250 м ниже выпу- cред.

1 км выше д. Б. cред.

Примечание: пробы отбирались ежемесячно в течение всего года.

Мощность сбросов радионуклидов в р. Енисей со сточными водами ГХК в 1998–1999 гг.

При этом согласно работе А. Я. Болсуновского и А. Г. Суковатого (2004) в 1997–2000 гг. в воде р. Енисей возле косы Атамановской (5 км ниже выпуска сточных вод ГХК) из гамма-излучающих радионуклидов фиксировалось присутствие только 8 радиоизотопов (в скобках активность, Бк/л): 24Na (3), 51Cr (0,3), 54Mn (0,1), 59Fe (0,24), 65Zn (0,18), 76As (0,4), 60Co (0,01), 137Cs (0,01).

Кроме непосредственно сброса сточных вод в р. Енисей, отмечается вынос радионуклидов с площадки ГХК в р. Енисей малыми водотоками. Так, концентрация трития в летне-осеннюю межень 1998 г. составляла: в р. Шумихе 124,8 ± 3,9 Бк/л; в ручье Плоском 56,4 ± 1,9 Бк/л. Современный вынос трития с территории ГХК малыми водотоками оценен в 2 ТБк (Носов и др., 2001).

При этом необходимо отметить, что исходя из фоновой концентрации трития в воде р. Енисей, его среднегодовой перенос водой в створе ниже сбросов составляет 400 ТБк.

А. Я. Болсуновский, Л. Г. Бондарева (2002, 2003) связывают превышение фоновых концентраций содержания трития, а также углерода-14 в малых водотоках правобережья р. Енисей в районе расположения ГХК с более чем 35-летней деятельностью полигона глубинного захоронения ЖРАО «Северный».

В последние годы появились работы по моделированию переноса радионуклидов из сбросов ГХК по р. Енисей (Дегерменджи, 1998; Носов, 2002 и др.).

Донные отложения и наносы Н. М. Цыпченко (1995) приводит данные по загрязнению плутонием донных отложений правобережья р. Енисея в 1991 г. напротив с. Атаманово и около пос.

Б. Балчуг: соответственно 24,5 и 27,9 Бк/кг.

К 1994 г. было обнаружено 42 «горячих частицы» в 30 пунктах левобережья р. Енисей (Тимофеев, 1995).

Активность отдельных частиц, обнаруженных в ближней зоне сбросов ГХК (о-в Атамановский) в 1995–1998 гг., достигала 29200 кБк/частицу (Bolsunovsky, Tcherkezian, 2001).

С 1995 г. в «горячих частицах» не обнаруживаются короткоживущие радиоизотопы, что связывают с прекращением их поступления в открытую гидросеть в связи с реконструкцией схемы сброса реакторных вод через бассейн-отстойник (Тимофеев, 1996).

Загрязнение поймы р. Енисей техногенными радионуклидами и повышенный против природного (8–15 мкР/ч) гамма-фон прослеживаются на всем протяжении реки от Горно-химического комбината до Енисейского залива, причем его распределение имеет пятнистый характер. Загрязненными, как правило, являются все периодически затапливаемые участки береговой зоны, как то отмели, косы и берега островов (особенно в их верхней и нижней частях) и т.п.

Они имеют размеры от нескольких метров до нескольких километров и представляют собой вытянутые вдоль берега полосы шириной до 50 м. Наиболее часто участки гамма-аномалий наблюдаются на отрезке реки от ГХК (80-й км по лоцманской карте) до г. Лесосибирска (360-й км). Ниже по течению загрязненные участки встречаются реже, в то же время увеличиваясь в размерах при одновременном уменьшении МЭД и концентрации радионуклидов в наносах (Хижняк, 1995).

В 300 км зоне р. Енисей ниже выпуска сточных вод ГХК радиоактивное загрязнение поймы, в основном, обусловлено двумя сильными паводками (1966 и 1988 гг.) с увеличением расхода воды до 21 000 м3/с, которые привели к выносу части донных отложений, содержащих радионуклиды, на острова и пойменные участки. В данной зоне обнаружены участки земель с МЭД гамма-излучения 30–200 мкР/ч и плотностью загрязнения до 200 Ки/км2 (Жидков, Шишлов, 1996).

Биота В разные годы исследователи указывали на присутствие в биологических объектах экосистемы р. Енисей техногенных радионуклидов из сбросов ГХК. При этом основными объектами исследований были водные макрофиты и рыбы.

Так в результате экспедиции 1990 г. радионуклиды из сбросов ГХК были обнаружены в рыбе, выловленной как ниже по течению реки от выпуска сточных вод комбината, так и выше в районе г. Красноярска (табл. 1.2.5).

Содержание радионуклидов в мышечной ткани рыбы р. Енисей в 1990 г., Бк/кг Уже в 1994 г., т. е. через два года после остановки прямоточных реакторов согласно А. В. Носову и А. М. Мартыновой (1996) из техногенных радионуклидов в рыбе р. Енисей из зоны влияния сбросов ГХК фиксировался только 137Cs с концентрацией до 15 Бк/кг. Однако присутствие широкого спектра техногенных радионуклидов в различных объектах экосистемы р. Енисей ниже по течению от сбросов ГХК убедительно показано другими исследованиями других ученых, приведенными ниже.

А. В. Носов и А. М. Мартынова (1996) приводят данные по уменьшению концентрации техногенных радионуклидов в водных макрофитах неопределенного вида («водорослях») после остановки прямоточных реакторов ГХК. Как видно из таблицы 1.2.6 после остановки через два года после остановки прямоточных реакторов ГХК как в ближнем районе сбросов, так и в 250 км ниже по течению из дозообразующих радионуклидов фиксировались только 60Co и 137Cs (табл. 1.2.6).

В 1997 г. на р. Енисей в районе косы Атамановской были отобраны объекты водной биоты: рдест блестящий (Potamogeton luceus), фонтиналис противопожарный (Fontinalis antipyretica), элодея канадская (Elodea canadensis), рачкигаммарусы (Phylolimnogammarus viridis). Измерение общей бета-активности образцов позволило построить ряд, характеризующий удельную бета-активность биологических макро-компонентов водной экосистемы: рдест (стебли) элодея фонтиналис рдест (листья) гаммарус (Дегерменджи и др., 1998).

Максимальная концентрация дозобразующих радионуклидов Ф. В. Сухоруков с соавторами (2000) указывает на присутствие в водных однолетних макрофитах, отобранных в протоке р. Енисей (правый берег — ухвостье косы Атамановской), как среднеживущих, так и короткоживущих радиоизотопов: 46Sc, 51Cr, 54Mn, 58Co и 65Zn.

А. Я. Болсуновский и А. Г. Суковатый (2004) в пробах 2 видов макрофитов, водного мха, рачка-гаммаруса и диатомовых водорослей, отобранных в районе косы Атамановской в 1997–2000 гг., обнаружили присутствие 23 техногенных гамма-излучающих радионуклида. При этом максимальный уровень накопления отмечен для 51Cr, содержание которого в водном мхе (Fontinalis antipyretica) составило 4260 Бк/кг. Авторами рассчитаны дозы внутреннего (от инкорпорированных техногенных и естественных гамма-излучающих радионуклидов) и внешнего облучения (от радионуклидов в воде и донных отложениях) изученных гидробионтов.

А. Г. Дегерменджи и Л. Г. Косолапова (1995, 1997) предложили математическую модель миграции радионуклидов в трофической цепи «вода — фитопланктон — зоопланктон — донные отложения». Одним из основных результатов работы стало выявление двух основных режима функционирования речной системы:

система лимитирована биогенным элементом, распределение всех компонент системы по длине реки равномерно;

система не лимитирована биогенным элементом, взаимоотношения между фитопланктоном и зоопланктоном (типа хищник — жертва) порождают в системе колебания всех компонент, в том числе и содержащих радионуклиды.

Правильность выбора минерального фосфора как потенциального лимитирующего фактора роста фитопланктона при моделирование механизма распределения радионуклидов в речной системе между вышеозначенными компонентами подтверждают А. Я. Болсуновский и С. В. Косиненко (2001), указывая, что среди радионуклидов активационного происхождения, содержащихся в сбросах ГХК, наиболее значим 32P, который активно поглощается водными организмами и может мигрировать по трофической цепи.

А. Я. Болсуновский с соавторами (2002) оценил интенсивность накопления Am альгобактериальным сообществом р. Енисей в лабораторных экспериментах. Показано, что 241Am накапливается сестоном, содержащим живой фитопланктон. При этом в течение первых суток эксперимента до 60 % внесенной активности радионуклида потребляется из водной среды и удерживается в течение длительного времени. Максимальный коэффициент накопления 241Am сырой и сухой биомассой водорослей составил 69 000 и 345 000, что на порядок больше КН для погруженных макрофитов р. Енисей.

Ряд ученых приводят расчетные дозы радиационной нагрузки гидробионтов зоны сбросов ГХК. Так группа исследователей НПО «Тайфун» выделила максимальные мощности дозы биообъектов, которые в 1991 г. наблюдались на расстоянии 15 км вниз по течению от места сбросов ГХК равные (мГр/сут): 1,0–4,5 для макрофитов; 1,0–2,5 для моллюсков и 0,3–1,6 для рыб (Vakulovsky et al., 1995).

Состояние здоровья населения Основным дозообразующим радионуклидом для жителей прибрежных населенных пунктов р. Енисей до остановки прямоточных реакторов был 32P. Его максимальная концентрация была отмечена в 1990 г. в мышцах хариуса ( Бк/кг), выловленного в районе пос. Павловщина в 60 км от сброса. Расчеты показывают, что при годовом потреблении 65 кг рыбы, загрязненной 32P с концентраций 10 000 Бк/кг, предел дозы облучения населения (5 мЗв/год) уже по одному этому радионуклиду превышается (Носов и др., 1993).

Специалистами ГХК был рассчитан предел эффективной дозы за счет потребления стандартной массы воды из реки (800 л/год на одного человека) в случае организации централизованного водоснабжения из р. Енисей у первого населенного пункта по правому берегу (д. Б. Балчуг) в первые годы после остановки прямоточных реакторов (1993–1994 гг.) равный 0,5 мбэр/год (Жидков, 1995).

Результаты многолетних исследований лаборатории проблем охраны здоровья населения Красноярского края Института комплексных проблем гигиены и профзаболеваний СО РАМН напротив говорят о повышенном радиационном воздействии на население ближней зоны влияния сбросов ГХК (Сухобузимский, Казачинский районы) по сравнению с контрольной группой населения Красноярского края (Пировский район). Здесь очень показательны данные анализа смертности от радиогенных опухолей (табл. 1.2.7).

Суммарная среднегодовая смертность от радиогенных опухолей на 1000 тыс. чел.

в периоды до (1950–1959 гг.) и после (1960–1992 гг.) начала работы ГХК Пол и возрастная Пол и возрастная Из таблицы 1.2.7 видно, что по оценке онкосмертности и ее динамики за время работы ядерного объекта можно сделать вывод, что в Сухобузимском и Казачинском районах население всех поло-возрастных групп умирали от злокачественных новообразований чаще и в более молодом возрасте, чем в контрольном Пировском районе.

А по результатам работы государственной межведомственной экспертной комиссии, проводившей оценку последствий деятельности ГХК для окружающей среды, в том числе и для здоровья жителей близлежащих административных районов, ощутимого влияния радиохимического производства ГХК на состояние здоровья населения нет («Доклад межведомственной...», 1990б).

По результатам цитогенетических исследований Н. Н. Ильинских с соавторами (1996) четко прослеживается связь между близостью населенных пунктов на р. Енисей, расположенных ниже по течению от ГХК, и уровнем цитогенетически измененных клеток жителей этих населенных пунктов. Так, если в популяции населения Западной Сибири процент людей с высоким уровнем цитогенетических изменений не превышает 2,1 %, то в г. Енисейске их выявлено 3,8 %, в пос. Стрелка — 6,4 %, в пос. Предивинск — 10 %.

В. А. Тимофеев (1995) указывает на корреляционную связь реконструированной даты отложения наиболее активного слоя донных отложений в р. Енисей в районе г. Енисейска и скачка онкологических заболеваний в Енисейском районе в шестидесятых — семидесятых годах XX века.

Радиоэкологическая ситуация в зоне влияния ГХК на один из крупнейших водотоков Евразии — р. Енисей описана достаточно полно. Установлена связь между радиоактивным загрязнением различных объектов экосистемы р. Енисей и здоровьем населения, проживающего на его берегах. Несмотря на это, на сегодняшний день никаких серьезных предложений по решению проблемы радиоактивного загрязнения Енисея не предложено (Нифантьев, 2001).

1.3. Река Томь в районе влияния сбросов СХК СХК является основным источником радиоактивного загрязнения окружающей среды на территории Томской области. Его воздействие многокомпонентно и усиливается за счет совместного воздействия радиоактивных и химических веществ (Кузнецов, 2002).

Первые открытые публикации по вопросу радиоактивного загрязнения от сбросов СХК в р. Томь, в том числе и за рубежом, появились в 1990 г. («Доклад...», 1990а). Позже сведения о присутствии техногенных радионуклидов в природных объектах нижней Томи стали размещаться в ежегодных отчетах Гидрометеослужбы, Центра государственного санэпиднадзора и природоохранных органов («Радиационная обстановка...», 1993; «Экологический мониторинг...», 1999; «Экологическое и социально-экономическое...», 2000).

Авторы обзорных работ, посвященных описанию экологических по- Рис. 1.3.1. Мощность экспозиционной дозы следствий деятельности предприятий аэрогамма-съемки 1990–1991 гг., БПГО, ЯТЦ, указывали на недостаточность г. Новосибирск по Л. П. Рихванову (1997) достоверной информации о степени загрязненности района расположения СХК по сравнению с другими отечественными ядерными комплексами («Плутоний в России...», 1994). Так в Государственном докладе «О состоянии окружающей природной среды РФ в 1995 году» в разделе «Радиационная обстановка»

есть отдельные подразделы о состоянии радиационной обстановки в районах расположения ПО «Маяк» и ГХК, но нет по СХК («Государственный доклад...», 1996). Справедливо это и в отношении описания радиоэкологической ситуации в нижней Томи. Лишь в начале 1990-х гг. были публикованы результаты замеров мощности экспозиционной дозы, проведенные в устье протоки Чернильщиковской летом 1990 г.: в воздухе над водой уровень гамма-излучения достигал 300 мкР/ч, в воде — 400 мкР/ч; а уже в 2 км ниже по течению от устья протоки Чернильщиковской разбавление водами левого рукава р. Томи дало снижение уровня гамма-фона до 150 мкР/ч («Nuclear Weapons...», 1993). В устье р. Ромашки в 1990 г. МЭД превышала 3000 мкР/ч.

Вертолетная аэрогамма-съемка, проведенная в 1990–1991 гг. также показала повышенные уровни мощности экспозиционной дозы на р. Томь в ближнем районе от СХК, свидетельствующие о производимом сбросе радиоактивных веществ. Были зафиксированы участки с МЭД более 20 мкр/час (рис. 1.3.1.).

К 1990 году относятся первые опубликованные данные лабораторных спектрометрических исследований проб различных сред из района сбросов СХК (табл. 1.3.1).

Согласно данным французской и двух российских лабораторий в воде, донных отложениях и водорослях из протоки Чернильщиковской в 1990 г. отмечено присутствие 18 гамма-излучающих радионуклидов. При этом максимальная активность в пробах воды приходилась на 24Na (220х106 Бк/кг), для донных отложений — на 51Cr (18546 Бк/кг), для водорослей — на 7Ве (581 Бк/кг).

Содержание гамма-излучающих радионуклидов (Бк/кг) в протоке Чернильщиковской До поочередной остановки трех из пяти реакторов СХК в 1990–1992 годах, а также ввода в эксплуатацию установки по обессоливанию воды, охлаждающей СУЗ реакторов АДЭ-4 и АДЭ-5, основной вклад в радиоактивное загрязнение р. Томи вносили 24Na, 143Ce, 140La (Махонько и др., 1996). Уже в 1993–1994 гг. по данным комбината в сбросных водах основную активность формировали (в скобках указана мощность сбросов в р. Томь, Ки/год): 24Na (13 100), 32P (849) и 239Np (61,5), а также 46Sc (1,95), 51Cr (32,4) и 60Со (0,15). Остальные радионуклиды присутствовали в активностях ниже предела обнаружения (Малышкин и др., 1995). В последующие годы по данным комбината в сбросных водах СХК присутствовали только три радионуклида наведенной активности 24Na, 32P и 239Np (Андреев и др., 2004). Последнее не согласуется с данными ЦГСЭН г. Северска, ЗапСибЦМС и Госкомэкологии Томской области, отмечающими присутствие в сбросах СХК и других радионуклидов активационного и осколочного происхождения: 99Mo, 76As, 51Cr, 131I, 133I и др.

(«Радиационная обстановка...», 1997; «Экологический мониторинг...», 2000).

Одним из первых независимых исследований по изучению радиоэкологической ситуации в зоне сбросов СХК в р. Томь стало рекогносцировочное обследование территорий, прилегающих к СЗЗ комбината, проведенное Социально-экологическим Союзом в октябре 1992 г. («Рекогносцировочное радиоэкологическое...», 1993). Исследователи установили высокую степень загрязненности техногенными радионуклидами почвы поймы р. Томи на границе санитарно-защитной зоны комбината возле д. Чернильщиково: 121 Бк/кг для Cs, 4036 Бк/кг для 58Со, 18 564 для 51Cr, 2441 для 65Zn и 65 для 239Pu (площадная загрязненность — 3100 Бк/м2) («Предприятия ядерного...», 1995).

В сентябре 1996 года группой ученых ТПУ был проведен отбор проб поверхностного слоя пойменной почвы и донных отложений р. Томи по 9 профилям:

от вершины о-ва Чернильщиковский до с. Козюлино (Рихванов, 1997). Анализ проб в Госкомэкологии Томской области позволил дать представление о составе и удельной активности гамма-излучающих радионуклидов в почве поймы и донных осадках нижней Томи (рис. 1.3.2, табл. 1.3.2).

Техногенные радионуклиды (Бк/кг) в донных отложениях р. Томь в сентябре 15.09.96 г.

II III IV V VI VII

Радионуклид Рис. 1.3.2. Схематическая карта расположения профилей радиогеохимического изучения почв и донных отложений р. Томь от о-ва Чернильщиковский до устья по Рихванову (1997) Л. П. Рихванов с соавторами (1996) указывает на возможность присутствия в компонентах экосистемы нижней Томи «горячих частиц».

С 1996 по 2000 год отдел радиационного контроля Госкомэкологии Томской области проводил отбор почвы и донных отложений нижней Томи по утвержденной в Госкомэкологии Томской области методике (отбор 10-сантиметрового слоя почвы или прибрежных донных осадков на площади 2 дм2 вместе с травянистой подстилкой (для почвы)) (Зубков и др., 2000).

Северским комитетом по охране окружающей среды были проведены работы по изучению распределения долгоживущих гамма-излучающих радионуклидов в почвах островных экосистем нижней Томи (Шепелев и др., 1999, 2000).

Учеными ТПУ были проведены исследования содержания 137Cs в воде малых притоков р. Томи выше г. Томска и в родниковой воде в самом городе. В нижнем течении р. Тугояковка концентрация 137Cs составила 0,08 Бк/л, в устье р. Тарганак — 0,10 Бк/л. В воде среднего течения р. Тугояковка, родниках Дызвездный и родниках на территории г. Томска радиоцезий не обнаружен при нижнем пределе обнаружения 0,05 Бк/л (Ковтун, Яковлева, 2000).

Лишь в последние годы появились работы, освещающие распределение техногенных радионуклидов изучаемого района в донных осадках и пойменной почве по глубине. С 2000 г. группа ученых Объединенного Института Геологии, Геохимии и Минералогии (г. Новосибирск) занимается изучением глубинного распределения гамма-излучающих радионуклидов в донных отложениях и пойменных почвах нижней Томи и Оби, определяет площадную плотность загрязнения ими (Цибульчик, 2000).

T. C. Kenna и F. L. Sayles (2002) приводят данные по загрязнению донных осадков Средней и нижней Оби 240Pu, 239Pu и 137Cs в 1994–1995 гг. Авторами сделана попытка оценить раздельно вклад ПО «Маяк», СХК и глобальных выпадений в загрязнение биогидроценоза р. Оби техногенными радионуклидами.

Изучением содержания трития в пробах воды из поверхностных водоемов 100-километровой зоны СХК в 1995 г. занимался Центр радиоэкологических исследований «Каприкорнус» (г. Москва). Исследования показали, что наибольшие концентрации трития наблюдаются в р. Томи у прибрежных населенных пунктов Самусь, Орловка, Кижирово, хотя эти концентрации значительно ниже нормативных значений («Экологический мониторинг...», 1998). В настоящее время систематических наблюдений за содержанием трития в природных средах нижней Томи не ведется.

Сразу после аварии 6 апреля 1993 г. на радиохимическом заводе, известной как «хлопок» на СХК (Булатов, Чирков, 1994), и в последующие годы томскими, московскими, ленинградскими учеными проводились медицинские и радиобиологические исследования на юге Томской области (Матковская, 1995; Матковская и др., 1996; Ильинских, 1995; Ильинских и др., 1996; «Результаты хромосомного...», 1996 и др.). За прошедший после «хлопка» период радиоэкологических исследований были опубликованы данные о влиянии радиоактивного загрязнения вокруг СХК для целого ряда представителей местных сообществ животных, растений и микробов (Бондарь, Частоколенко, 1995, 2000; Москвитина и др., 1996; Куранова, Савельев, 2000; Куранов, 2000; Романенко, 2000), предложены оригинальные подходы к изучению радиоэкологической ситуации в зоне влияния СХК (Дмитриева, Плеханов, 2000; Карташев, Кошмелев, 2000).

После аварии 6 апреля 1993 г. в Томске работала специальная комиссия по комплексной оценке влияния СХК на состояние окружающей среды и здоровье населения, созданная по поручению Правительства — Совета Министров РФ в 1993 г., которая «...не смогла прийти к однозначному выводу об отсутствии опасного влияния СХК на окружающую среду Томской области...» («Плутоний в России...», 1994).

Что касается воздействия последствий самой аварии 1993 г. на состояние речной сети нижней Томи и ее правых притоков, то согласно исследованиям А. В. Носова (1997) авария не изменила радиоэкологической ситуации в водотоках, попавших в зону «следа». Однако исследования состояния зоопланктона и бентоса, проведенные сразу после аварии на радиохимическом заводе СХК, показали их угнетенное состояние, выразившееся как в уменьшении общей численности, так и в качественном обеднении сообществ водных животных (Попкова, 1995; Рузанова, 1995).

Необходимо отметить публикацию (Рихвано, 2009), которая внесла серьезный вклад в раскрытие современной радиоэкологической ситуации в районе расположения СХК и других предприятий ЯТЦ России и других стран.

Биота В оценке экологического состояния водоемов основными показателями степени экологического неблагополучия являются не только критерии физической деградации и химического загрязнения, но и биологического нарушения в экосистемах (Криволуцкий, 1999). Пролонгированное воздействие радиационного фактора в зоне сбросов СХК на различные биообъекты с 1992 г. изучает инициативная группа ученых НИИ ББ ТГУ и сотрудников комитета охраны окружающей среды г.

Северска, которую до 1999 г. возглавляла Н.Д. Дмитриева (Мерзляков и др., 2000).

Результаты изучения состояния ихтиофауны показали увеличение количества тератогенных образований в костных структурах рыб, возрастание дегенеративных изменений в гонадах, изменение половой структуры у гиногенетической популяции серебряного карася (Юракова, 1995а; 1995б; 1996; Юракова, Поджунас, 2000; Юракова, Петлина, Поджунас, 2000). Обеднены ихтиоценозы малых притоков Нижней Томи. В 1992 г. в протоке Чернильщиковской зарегистрировано присутствие только одного вида рыб (Адам и др., 2000).

Но если у рыб ближней зоны воздействия сбросов СХК были изучены биологические показатели здоровья, то мониторинг содержания в рыбах ТРН велся бессистемно и отрывочно, на что указывает П. А. Попов (1995).

А. И. Рузанова (1995, 1999, 2000) отмечает в зоне сбросов СХК в речную сеть упрощение структуры донных сообществ беспозвоночных с уменьшением общей численности и преобладанием хирономид (рис. 1.3.3).

Работа по изучению эколого-сапробных показателей зоопланктона ближнего участка сбросов СХК, проведенная Л. А. Попковой (1995а, 1995б, 2000) показала Рис. 1.3.3. Численность и разнообразие донных животных на разных участках нижней Томи, Чернильщиковской протоки, р. Ромашки (по Рузановой, 2000) Рис. 1.3.4. Эколого-сапробные показатели зоопланктона пр. Чернильщиковской и р. Ромашки в 1992 г. (по Попковой, 1995б) сильные изменения величины общей загрязненности воды протоки Чернильщиковской с годами. Общим для разных годов является олигосапробность участка (чистая зона) протоки Чернильщиковской выше устья р. Ромашки, а ниже ее — умеренное и сильное загрязнение (рис. 1.3.4).

Состояние здоровья населения По классификации ЦГСЭН г. Северска к первой критической группе населения по воздействию СХК на здоровье наряду с жителями сельских населенных пунктов, расположенных северо-восточнее от СХК относятся жители населенных пунктов, расположенных на берегах р. Томи и Оби ниже по течению от места сбросов СХК. К таковым относятся Чернильщиково, Самусь, Орловка, Моряковка, Красный Яр и некоторые другие.

Исследования российских и зарубежных ученых показали превышение фоновых уровней облучения у жителей поселков, расположенных ниже по течению Чернильщиковской протоки и особенно в семьях рыбаков (Назаренко и др., 2004). Цитогенетический анализ препаратов хромосом из культур лимфоцитов периферической крови выявил эту закономерность у жителей п. Моряковка («Результаты хромосомного...», 1996).

Высокий уровень цитогенетических эффектов пролонгированного воздействия мутагенного фактора радиационной природы (дицентрические хромосомы, кольца, атипичные моноцентрики) был отмечен у жителей п. Самусь («Результаты хромосомного...», 1996).

Рис. 1.3.5. Количество дицентрических хромосом на 1000 клеток в Т-лимфоцитах крови у взрослых жителей различных населенных пунктов Томской области (по Ильинских и др., 1995) Микроядерный анализ лимфоцитов крови у жителей п. Самусь показал фоновый уровень облучения только у 5 из 32 обследованных (Колюбаева, 1996).

Согласно проведенным расчетам максимальные дозы облучения соответствуют 0,72 Гр (72 БЭР) при пожизненной норме не более 0,35 Гр и 0,003 Гр/год для населения.

Согласно расчетам («Результаты исследования зарубежных...», 1996) профессора А. Т. Натарджяна из Лейденского университета (Нидерланды) у 2 из 4-х жителей п. Самусь, обследованных в 1993 г., уровень хромосомных изменений соответствовал облучению в дозе 2–3 Гр (200–300 БЭР).

Рис. 1.3.6. Число людей со сниженными показателями ДНК-репарации в различных населенных пунктах Томской области По результатам выполненной в 1995 г. ЭПР-дозиметрии у 12 из 58 жителей п. Самусь (т. е. в 21 % случаев) были зафиксированы дозы существенно превышающие фоновые значения, в двух случаях дозы достигали 1,18 и 1,88 Гр (118 и 188 БЭР) («Результаты ЭПР-спектрометрии...», 1996).

Показательны сравнительные исследования Н. Н. Ильинских (1994, 1996) по цитогенетическим изменениям у жителей населенных пунктов, расположенных на берегах р. Томи ниже по течению от Чернильщиковской протоки (рис. 1.3.5, 1.3.6).

Как видно из рис. 1.3.4 и 1.3.5, наибольший уровень цитогенетический изменений в зоне влияния СХК наблюдается у жителей поселков Моряковский затон и Самусь, расположенных на берегу р. Томи.

Выводы по литературному обзору Характеризуя в целом изученность радиоэкологической ситуации в водотоках в зонах влияния сбросов предприятий по производству оружейного плутония, можно сделать следующие выводы:

1. Все три российских ядерно-промышленных комплекса-аналога ПО «Маяк», ГХК и СХК обладают весьма различными радиоэкологическими ситуациями в зонах сбросов радиоактивных веществ в открытую гидросеть, что обусловлено различиями в технологии обращения с ЖРАО и, особенно, природными особенностями гидрографических сетей районов расположения предприятий, а также наличием (СХК, ГХК) либо отсутствием (ПО «Маяк») возможности закачки ЖРАО в подземные водоносные горизонты. Радиоэкологическая ситуация в зоне сбросов СХК в нижнюю Томь наиболее схожа с ближней зоной сбросов ГХК в р. Енисей.

2. Радиоэкологическая ситуация в нижней Томи раскрыта менее полно по сравнению с участками сбросов в водотоки предприятий — аналогов СХК, таких как ПО «Маяк» и ГХК. В литературе малочисленны результаты исследований радиоэкологической ситуации в ближней зоне сбросов СХК.

3. Описание радиоэкологической ситуации в экосистеме нижней Томи в основном ограничивается описанием радиационной ситуации. Нет анализа значимости факторов привноса и перераспределения радионуклидов в речной системе.

4. Неоднозначна оценка радиационной ситуации в районе сбросов СХК со стороны государственных контролирующих органов, ведомственных лабораторий охраны окружающей среды и независимых исследователей.

5. При описании содержания ТРН в биологических компонентах нижней Томи и других водотоках часто «огрубление» изучаемых объектов до крупных систематических единиц, например «рыбы», либо до экологических групп, например «трава».

6. В открытой печати нет публикаций по уровням накопления техногенных радионуклидов в биологических объектах экосистемы нижней Томи и дозам облучения гидробионтов.

7. Нет прогнозов изменения динамики радиоэкологической ситуации в зоне влияния сбросов СХК.

2. Краткая характеристика территории исследований 2.1. Географическая характеристика территории Томская область расположена в юго-восточной части Западно-Сибирской равнины в среднем течении реки Обь, занимает территорию 316,9 тыс. км2.

На севере область граничит с Тюменской областью, на западе — с Омской, на юге — с Новосибирской и Кемеровской, на востоке — с Красноярским краем.

Нижняя Томь протекает в южной части Томской области.

Рис. 2.1.1. Расположение Томской области на карте России Население Согласно статистическому бюллетеню РОССТАТ, на 01.01.2006 г. в области насчитывалось 1036,5 тысяч человек, из них в городах — 705,8 тысяч, в сельской местности — 330,7 тысяч человек. Почти половина населения проживает в областном центре. Плотность расселения крайне неравномерна, в отдаленных северных районах она не превышает 0,3 человека на квадратный километр.

Средняя плотность расселения по области 3,27 человек на один квадратный километр.

На территории области проживает 80 национальностей и народностей, в том числе представители 22 народностей Севера. Самыми многочисленными являются русские — 88,2 %, украинцы — 2,6 %, татары — 2,1 %.

География Географическое положение области, лежащей в глубине обширного континента со значительной удаленностью от теплых морей, определяет ее климат как континентальный. Он отличается значительной сезонной изменчивостью притока солнечной радиации, преобладанием северо-восточного переноса воздушных масс и юго-западных ветров, частой сменой циклонов и антициклонов.

Повторяемость юго-западных ветров зимой и в переходные сезоны на крайнем севере составляет 40–65 %, в лесной же и степной зонах — почти 75 %. С июня по август на всей Западно-сибирской низменности преобладают ветры с северной составляющей (Орлова, 1962).

Рельеф Томской области имеет ряд особенностей: он плоский и сильно заболоченный, на междуречье Оби и Енисея в пределах области прослеживаются древние ложбины стока (Евсеева, 2001).

В связи с природными условиями почвенный покров Томской области разнообразен. Почвы характеризуются повышенным гидроморфизмом. При этом выделяются автоморфные, полугидроморфные и гидроморфные почвы. Автоморфные приурочены к повышенным элементам рельефа и занимают около 46 % территории области. Полугидроморфные занимают 23 % территории области, гидроморфные — 35 % (по данным Евсеевой, 2001). Большая часть земель области занята лесами и болотами, заболоченность территории области 39,5– 50,0 % (Дюкарев, 1991). Географическое положение области предопределяет невысокое естественное плодородие почв. В наиболее благоприятных условиях находятся южные районы области, что обусловило более высокую сельскохозяйственную их освоенность (Экологический мониторинг..., 2000).

Растительный и животный мир Томская область входит в состав двух природных зон — тайги и лесостепи.

Флора области сформирована мигрантами, поскольку эндемичные виды не успели возникнуть. Пополнение флоры мигрантами происходит и в настоящее время преимущественно с востока (Паневин, Воробьев, 1991). Зональным типом растительности является равнинная полидоминантная тайга с доминированием в южных районах области пихты сибирской, а в северных — кедра сибирского и ели. Присутствуют осина и береза. На песчаных отложениях распространены сосновые леса. Интразональная растительность — торфяные болота, луга (Евсеева, 2001).

Животный мир области многообразен, и насчитывает около 2000 видов.

Большая часть животных — представители тайги. По характеру пребывания на территории области большинство видов животных ведет оседлый или оседлокочевой образ жизни (Экологический мониторинг..., 2000; Евсеева, 2001; Лялин, Куранова, 1991 и др.).

Полезные ископаемые За более чем 100-летнюю историю геологических исследований области открыт довольно широкий спектр полезных ископаемых. Установлено, что в недрах области сосредоточено свыше 57 % ресурсов железа Российской Федерации, 18 % циркония, 9 % титана, 6 % алюминия, 5 % бурого угля, 4 % цинка (Евсеева, 2001). Кроме того, юго-восток области перспективен на золото и сурьму. Для юга Западно-Сибирской плиты характерно экзогенное редкометально-редкоземельное оруденение в россыпях.

Область богата также горючими полезными ископаемыми, являющимися энергетическим сырьем: установлено более 100 проявлений бурого угля, 1340 торфяных месторождений, 70 месторождений сапропелей, 98 месторождений углеводородного сырья (Евсеева, 2001). Кроме этого, в области известно разведанных месторождений неметаллических полезных ископаемых, из них эксплуатируется 24 (Баженов, 1996). Таким образом, в целом Томская область характеризуется разнообразными природными условиями, большим разнообразием растительного и животного мира, богатыми запасами природных ресурсов.

Подземные и поверхностные воды Основным источником хозяйственного и питьевого водоснабжения в Томской области служат подземные воды. По составу воды различные: до глубины 500 м они гидрокарбонатно-кальциевые, а глубже гидрокарбонатно-натриевые. Химический состав, свойства подземных вод весьма разнообразны (Назаров, Шварцев, 1991).

На территории области развита густая речная сеть, много озер, болот. Водные массы перемещаются с юга на север, 50 % водного стока составляет транзитный приток из Кемеровской области (р. Томь, Яя, Кия) и Красноярского края (р. Чулым, верховья р. Кети, Чети и Тыма). Речные воды характеризуются как пресные с малой минерализацией, гидрокарбонатные кальциевые, нейтральные или слабощелочные (Экологический Рис. 2.1.2. Район протекания нижней Томи мониторинг...,2000).

Река Томь является одним из крупных водотоков Томской области. Начинается на западном склоне Абаканского хребта, а на территории Томской области в 50 км ниже г. Томска впадает в р. Обь (рис. 2.1.2). Общая длина р. Томи составляет 827 км.

По гидрологическому режиму река Томь может быть отнесена к реке алтайского типа, в связи с этим мощных слоев донных осадков в ее русле не накапливается. Основные гидрологические характеристики р. Томи в ее нижнем течении представлены в таблице 2.1.1.

Гидрологические характеристики нижней Томи (по Савичеву, 2003) Выше г. Томска Воды р. Томи мало- и среднеминерализованные, гидрокарбонатные кальциевые, преимущественно нейтральные или слабощелочные (табл. 2.1.2). Преобладающей формой миграции макрокомпонентов в водах нижней Томи является растворенное состояние в виде незакомплексованных ионов (Савичев, 2003).

Средние концентрации макрокомпонентов, значения суммы главных ионов (и) и рН нижней Томи за период 1970–2002 гг., мг/л (по Савичеву, 2003) Выше г. Томска В р. Томь встречается 35 видов рыб. В водах нижней Томи наиболее обычны щука (Esox lucius), окунь (Perca fluviatilus), плотва (Rutilus rutilus lacustris), язь (Leuciscus idus), елец (Leuciscus leuciscus baicalensis), лещ (Abramis brama), карась (Carassius auratus gibelio).

2.2. Город Северск Северск — город (c 1956 г.) в Томской области, на правом берегу реки Томи, в 12 км к северо-западу от г. Томска. Северск — самый большой из закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО) системы Минатома. Население 107,1 тыс. жителей (конец 2006; 114,6 тыс. — 2004 г.). В состав ЗАТО Северск входят 6 населённых пунктов: город Северск, посёлки Самусь, Орловка, Чернильщиково, деревни Кижирово, Семиозерки.

Градообразующее предприятие, которому город и обязан своим основанием — Сибирский химический комбинат. 26 марта 1949 года Совет Министров СССР принял решение о создании вблизи г. Томска комбината по производству высокообогащенного урана-235 и плутония. Новый промышленный комплекс первоначально назывался «Зауральская контора Главпромстроя» или Комбинат № 816. 26 июля 1953 года, всего через четыре года после начала строительства, на заводе разделения изотопов, входящем в СХК, был получен первый сибирский уран. Первая в мире промышленная атомная электростанция (АЭС-1, также известная как Сибирская АЭС) мощностью 100 мегаватт была построена в Северске в 1958 году.

Город при комбинате долгое время назывался Томск-7 или Пятый почтовый.

История ЗАТО Северск — самое большое закрытое административно-территори- Рис. 2.2.1. Главная улица Северска — альное образование в системе Федераль- проспект Коммунистический ного Агентства по атомной энергии РФ (источник: www.crazys.info) по площади территории и численности населения. Город расположен в южной части Томской области на правом берегу реки Томь в 12 км к северо-западу от Томска.

Город Северск (Томск-7) основан в 1949 году как рабочий поселок при строящемся по постановлению Совета Министров СССР Сибирском химическом комбинате. Статус города Томск-7 получил в 1954 году. В 1997 году Указом Президента Российской Федерации сформировано закрытое административно-территориальное образование Северск (ЗАТО Северск), включающее кроме города Рис. 2.2.2. Вид на город Северск с высоты птичьего полета (источник: www.crazys.info) численности населения, в том числе в экономике занято 57,7 тыс.

чел. На градообразующем предприятии, Сибирском Химическом Комбинате, работает около человек.

В городе трудятся 250 докторов и кандидатов наук. В Томских вузах обучается более 5000 студентов из Северска. В Северской государственной технологической академии учатся около 1600 стуРис. 2.2.3. Жилые кварталы Северска на фоне дентов.

География Общая площадь земель ЗАТО Северск в утвержденных границах составляет 48 600 га. Общая площадь земель производственного назначения составляет 6200 га. Селитебная территория — 2700 га. Разница по времени Северска с Москвой составляет +3 часа, с Лондоном (Гринвич) +6 часов. Ближайший к Северску аэропорт «Богашево» расположен в 50 км от города. Время полета по маршруту «Москва–Томск» составляет 3,5 часа.

Основными водными объектами являются река Томь и впадающие в нее малые реки: Большая Киргизка, Малая Киргизка, Ушайка, Басандайка, Самуська, Поперечка, Камышка и Черная речка. Река Томь является судоходной. Общая протяженность Томи от истоков до устья составляет 840 км. На территории имеются возобновляемые запасы артезианской воды в подземном горизонте на глубине 75–140 м.

Описание города Северск произведено по информации сайта www.zato.biz.

2.3. Краткая характеристика Сибирского химического комбината — основного источника радиоактивного загрязнения Сибирский химический комбинат стал вторым по очередности запуска в СССР и крупнейшим по производственной мощности в мире предприятием по производству делящихся материалов для начинки ядерных боезарядов.

Решение о строительстве в непосредственной близости от г. Томска (рис. 2.3.1) комбината по производству делящихся компонентов ядерного оружия было принято в 1949 г. и уже в 1953 г. была выпущена первая партия обогащенного урана его разделительного производства («Неизвестный Северск», 1996). В последующие годы на комбинате были запущены и другие производства, что сделало его предприятием с практически замкнутой цепочкой ядерно-топливного цикла.

Рис. 2.3.1. Ситуационный план СХК, масштаб 1 : 150 000 (по «Ходатайство..., 2004) Уже в 1961 г. на Сибирском химическом комбинате функционировали следующие основные производства:

реакторный завод № 1 (объект 5, РЗ-5) в составе реакторов И-1, ЭИ-2 и АДЭ-3, предназначенных для облучения урановых блочков;

завод разделения изотопов (объект 1, ЗРИ) для обогащения урана по изотопу 235U в виде UF6 (гексафторид урана);

сублиматный завод (объект 10, СЗ), производящий гексафторид урана;

радиохимический завод (объект Чернильщиково на границе 15, РХЗ) для переработки облученисточник: «СибЭкоАгентство», ных урановых блочков с целью из- www.green.tomsk.ru) влечения плутония и очистки урана от осколочных радионуклидов;

химико-металлургический завод (объект 25, ХМЗ), предназначенный для плавки и обработки оружейного урана и плутония.

В 1962–1963 гг. на реакторном заводе № 2 (объект 45, РЗ-45) были запущены реакторы АДЭ-4 и АДЭ-5. Таким образом, всего на СХК работало 5 промышленных плутониевых реакторов («Неизвестный Северск», 1996; «Труды...», 2000;

«Ради мира...», 1995).

С конца восьмидесятых годов ХХ-го века в связи с продекларированным прекращением периода Холодной войны и обусловленным этим сокращением оборонных программ основные производства СХК стали переориентироваться на нужды атомной энергетики, в том числе и по контрактам с зарубежными фирмами Франции, Англии, Германии, США, Кореи, Тайваня и других стран.

Основными конверсионными программами СХК стали:

участие в проекте перевода тонн российского оружейного урана в энергетический с последующей его продажей атомно-энергетическим компаниям США;

обогащение российского и иностранного урана различной изначальной степени обогащения по изотопу 235U («хвосты» иностранных обогатительных заводов — 0,3 %; природный уран — 0,7 %;

регенерированный уран ино- Рис. 2.3.3. Река Ромашка (источник:

странного ОЯТ — 0,9 %); «СибЭкоАгентство», www.green.tomsk.ru) производство гексафторида урана для ОАО «ТВЭЛ».

Кроме этого сопутствующим производством с 1958 г. на СХК являлось производство электрической, а с 1962 г. — и тепловой энергии для нужд гг. Томск и Северск. Четыре из пяти промышленных плутониевых реакторов СХК работали в составе АЭС-1 (реакторы ИЭ-2 и АДЭ-3) и АЭС-2 (реакторы АДЭ-4 и АДЭ-5).

В 1990–1992 гг. были остановлены первые три реактора (И-1, ИЭ-2, Рис. 2.3.4. Технологический канал после АДЭ-3). Оставшиеся два реактора продолжали работать, так как являлись единственным источником теплоснабжения 25 % Томска и около 50 % Северска.

Последние два промышленных плутониевых реактора (АДЭ-4 и АДЭ-5) СХК были остановлены в 2008 году в связи с окончанием реконструкции ТЭЦ СХК, тепловые мощности которой заместили мощности АДЭ-4 и АДЭ-5.

Символично, что последний плутониевый реактор СХК был остановлен 5 июня 2008 года, т. е. во Всемирный день охраны окружающей среды. В этом же году 5 июня 2008 года в России впервые отмечался официально День эколога (учрежден Указом Президента РФ № 933 от 21.07.2007 года «О Дне эколога»).

Вне всяких сомнений, остановка северских промышленных плутониевых реакторов является долгожданным для экологов событием и настоящим подарком к профессиональному празднику. Каждый новый год и даже день работы этих реакторов означал наработку дополнительного количества плутония и других техногенных радионуклидов в составе обученных урановых блочков. Появившись несколько десятков лет назад, на сегодняшний день проблема накопленного оружейного и энергетического плутония остается нерешенной. Тоже самое и с продуктами переработки обученных урановых блочков. Так, закачка ЖРАО в подземные водоносные горизонты является лишь перекладыванием ответственности за решение этой проблемы на плечи будущих поколений.

Примечательно и то, что руководство СХК не заметило столь знакового совпадения, превратив митинг по случаю закрытия реакторов в агитационное мероприятие за строительство Северской АЭС.

2.4. Основные пути поступления техногенных радионуклидов в природную среду с территории СХК В процессе производственной деятельности комбината образуются газообразные, жидкие и твердые отходы, содержащие радиоактивные и вредные химические вещества.

Основными источниками выхода радионуклидов из технологической цепочки СХК в окружающую среду в штатном режиме являются газо-аэрозольные выбросы в атмосферу, сбросы в открытую гидросеть (р. Томь) и подземная закачка в глубинные водоносные горизонты.

В атмосферу выбрасываются радиоактивные газы (85Kr, 41Ar и др.), тритий, С, 90Sr, 131I, 137Cs, альфа-излучающие радионуклиды (уран, плутоний и др.) («Экологический мониторинг...», 2002). Накопление долгоживущих техногенных радионуклидов из выбросов СХК в почве наблюдается на расстоянии более 100 км от факела комбината преимущественно в северо-восточном направлении (Рихванов, 1997; Воскресенский, 2000).

В р. Томь из водохранилища-отстойника ВХ-1 сбрасываются сточные воды комбината, которые по данным СХК (Андреев и др., 2004) содержали только три радионуклида наведенной активности: 24Na, 32P и 239Np (табл. 2.3.1).

Мощность сбросов радионуклидов в р. Томь со сточными водами СХК (по «Радиационная обстановка...», 1993; 1998; 2001; 2002) С 1963 г. на СХК функционирует крупнейший в мире полигон подземной закачки ЖРАО. К настоящему времени в подземные водоносные горизонты на глубину 320–460 м на площадках 18 и 18а закачано более 1,1 млрд Ки первоначальной активности долгоживущих радионуклидов, в том числе изотопов плутония (Булатов, 1999).

Суммарная активность отходов, хранящихся в могильниках твердых РАО и открытых специальных водоемах на территории СХК (бассейны Б-1, Б-2; водохранилища ВХ-1, ВХ-3, ВХ-4; пульпохранилища ПХ-1, ПХ-2) оценивается более чем в 125 млн Ки («Экологический мониторинг...», 2002). В настоящее время бассейн Б-2 засыпан песком с закачкой части деконтата на пл. 18. Ведутся работы по засыпке бассейна Б-1.

Одним из естественных побочных путей поступления ТРН в экосистему нижней Томи является вынос долгоживущих ТРН с поверхности почв бассейна нижней Томи через систему малых водотоков. Известны работы по количественной оценке вклада этого фактора в радиоактивное загрязнение водотоков (Махонько и др., 1977).

Однако в данной работе мы не учитываем вклад поверхностного стока в радиоактивное загрязнение нижней Томи ввиду незначительности выноса ТРН малыми водотоками в русло Томи. Так ежегодное вымывание с почв в реки составляет для 90Sr — 0,23 % и всего 0,05 % для 137Cs (Павлоцкая, 1974 по Nagayama, 1965).

Незначительность вклада малых водотоков в радиоактивное загрязнение нижней Томи показывает уменьшение активности 137Cs в донных отложениях р. М. Киргизка от 50–100 Бк/кг в нескольких километрах от ее устья до 1–10 Бк/кг в приустьевом участке («Экология Северного...», 1994).

Основными путями поступления радиоактивных веществ с территории СХК в доступную для человека окружающую среду до 2008 года являлся сброс сточных вод в р. Томь и газо-аэрозольные выбросы в атмосферу. При этом сброс сточных вод более значим по отношению к предельно допустимым объемам поступления радионуклидов в атмосферу. Так, в 2003–2004 гг. выбросы радионуклидов в атмосферу составили 0,1–0,4 % от годовых ПДВ, а сбросы радионуклидов в р. Томь составили 4,6–48,0 % от годовых ПДС (Андреев и др., 2004).

2.5. Система контроля окружающей среды на СХК В основу действующей на СХК системы контроля состояния окружающей среды положены «Рекомендации по организации, объему и методам радиационного контроля за содержанием радиоактивных веществ в объектах окружающей среды в санитарно-защитной и наблюдаемой зонах предприятий п/я А-7564, В-2994 и А-3487», утвержденные Минатомом СССР и Минздравом СССР в 1988 г., а также научные разработки ГНЦ РФ «Институт биофизики», НПО «Радиевый институт им. В. Г. Хлопина», ИПГ Росгидромета, ВНИИНМ им. А. А. Бочвара («Состояние окружающей...», 2000). Контроль радиационной ситуации и общей санитарной обстановки осуществляется на территории санитано-защитной зоны и зоны наблюдения комбината (рис. 2.5.1).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«В.В. Тахтеев ОЧЕРКИ О БОКОПЛАВАХ ОЗЕРА БАЙКАЛ (Систематика, сравнительная экология, эволюция) Тахтеев В.В. Монография Очерки о бокоплавах озера Байкал (систематика, сравнительная экология, эволюция) Редактор Л.Н. Яковенко Компьютерный набор и верстка Г.Ф.Перязева ИБ №1258. Гос. лизенция ЛР 040250 от 13.08.97г. Сдано в набор 12.05.2000г. Подписано в печать 11.05.2000г. Формат 60 х 84 1/16. Печать трафаретная. Бумага белая писчая. Уч.-изд. л. 12.5. Усл. печ. 12.6. Усл.кр.отт.12.7. Тираж 500 экз....»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Сибирское отделение Институт природных ресурсов, экологии и криологии МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского О.В. Корсун, И.Е. Михеев, Н.С. Кочнева, О.Д. Чернова Реликтовая дубовая роща в Забайкалье Новосибирск 2012 УДК 502 ББК 28.088 К 69 Рецензенты: В.Ф. Задорожный, кандидат геогр. наук; В.П. Макаров,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЦЕНТР БИЛИНГВИЗМА АГУ X. 3. БАГИРОКОВ Рекомендовано Советом по филологии Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021700 - Филология, специализациям Русский язык и литература и Языки и литературы народов России МАЙКОП 2004 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Адыгейского...»

«Федеральная таможенная служба Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российская таможенная академия Владивостокский филиал Всемирный фонд дикой природы (WWF) С.Н. Ляпустин Борьба с контрабандой объектов фауны и флоры на Дальнем Востоке России (конец ХIХ – начало ХХI в.) Монография Владивосток 2008 УДК 339.5 ББК 67.408 Л97 Рецензенты: Н.А. Беляева, доктор исторических наук П.Ф. Бровко, доктор географических наук, профессор Ляпустин, С.Н. Л97 Борьба с...»

«Редакционная коллегия В. В. Наумкин (председатель, главный редактор), В. М. Алпатов, В. Я. Белокреницкий, Э. В. Молодякова, И. В. Зайцев, И. Д. Звягельская А. 3. ЕГОРИН MYAMMAP КАЪЪАФИ Москва ИВ РАН 2009 ББК 63.3(5) (6Ли) ЕЗО Монография издана при поддержке Международного научного центра Российско-арабский диалог. Отв. редактор Г. В. Миронова ЕЗО Муаммар Каддафи. М.: Институт востоковедения РАН, 2009, 464 с. ISBN 978-5-89282-393-7 Читателю представляется портрет и одновременно деятельность...»

«Исаев М.А. Основы конституционного права Дании / М. А. Исаев ; МГИМО(У) МИД России. – М. : Муравей, 2002. – 337 с. – ISBN 5-89737-143-1. ББК 67.400 (4Дан) И 85 Научный редактор доцент А. Н. ЧЕКАНСКИЙ ИсаевМ. А. И 85 Основы конституционного права Дании. — М.: Муравей, 2002. —844с. Данная монография посвящена анализу конституционно-правовых реалий Дании, составляющих основу ее государственного строя. В научный оборот вводится много новых данных, освещены крупные изменения, происшедшие в датском...»

«Семченко В.В. Ерениев С.И. Степанов С.С. Дыгай А.М. Ощепков В.Г. Лебедев И.Н. РЕГЕНЕРАТИВНАЯ БИОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА Генные технологии и клонирование 1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Омский государственный аграрный университет Институт ветеринарной медицины и биотехнологий Всероссийский научно-исследовательский институт бруцеллеза и туберкулеза животных Россельхозакадемии Российский национальный...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ОПТОВЫХ ПРОДОВОЛЬСВТЕННЫХ РЫНКОВ РОССИИ Методические рекомендации по организации взаимодействия участников рынка сельскохозяйственной продукции с субъектами розничной и оптовой торговли Москва – 2009 УДК 631.115.8; 631.155.2:658.7; 339.166.82. Рецензенты: заместитель директора ВНИИЭСХ, д.э.н., профессор, член-корр РАСХН А.И. Алтухов зав. кафедрой товароведения и товарной экспертизы РЭА им. Г.В. Плеханова,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Е.В. Черепанов МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ НЕОДНОРОДНЫХ СОВОКУПНОСТЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ДАННЫХ Москва 2013 УДК 519.86 ББК 65.050 Ч 467 Черепанов Евгений Васильевич. Математическое моделирование неоднородных совокупностей экономических данных. Монография / Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ). – М., 2013. – С. 229....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Белгородский государственный национальный исследовательский университет ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА (на примере Белгородской области) Коллективная монография Белгород 2011 1 ББК 81.2Р-3(2.) О-62 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного национального исследовательского университета Авторы: Т.Ф. Новикова – введение, глава 1, заключение Н.Н. Саппа – глава 2,...»

«Министерство образования науки Российской Федерации Российский университет дружбы народов А. В. ГАГАРИН ПРИРОДООРИЕНТИРОВАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧАЩИХСЯ КАК ВЕДУЩЕЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ Монография Издание второе, доработанное и дополненное Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005 Утверждено ББК 74.58 РИС Ученого совета Г 12 Российского университета дружбы народов Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 05-06-06214а) Н а у ч н ы е р е...»

«Российская Академия Наук Институт философии М.М. Новосёлов БЕСЕДЫ О ЛОГИКЕ Москва 2006 УДК 160.1 ББК 87.5 Н 76 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук А.М. Анисов доктор филос. наук В.А. Бажанов Н 76 Новосёлов М.М. Беседы о логике. — М., 2006. — 158 с. Указанная монография, не углубляясь в технические детали современной логики, освещает некоторые её проблемы с их идейной стороны. При этом речь идёт как о понятиях, участвующих в формировании логической теории в целом (исторический...»

«Сергей Павлович МИРОНОВ доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии и премии Правительства РФ, директор Центрального института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова Евгений Шалвович ЛОМТАТИДЗЕ доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Волгоградского государственного медицинского университета Михаил Борисович ЦЫКУНОВ доктор медицинских наук, профессор,...»

«1 А. А. ЯМАШКИН ПРИРОДНОЕ И ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА МОРДОВИИ Монография САРАНСК 2008 2 УДК [911:574](470.345) ББК Д9(2Р351–6Морд)82 Я549 Рецензенты: доктор географических наук профессор Б. И. Кочуров; доктор географических наук профессор Е. Ю. Колбовский Работа выполнена по гранту Российского гуманитарного научного фонда (проект № 07-06-23606 а/в) Ямашкин А. А. Я549 Природное и историческое наследие культурного ландшафта Мордовии : моногр. / А. А. Ямашкин. – Саранск, 2008....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО Д. В. Михайлов, Г. М. Емельянов ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ ОТКРЫТЫХ ВОПРОСНО-ОТВЕТНЫХ СИСТЕМ. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ ТЕКСТОВ И МОДЕЛИ ИХ РАСПОЗНАВАНИЯ Монография ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД 2010 УДК 681.3.06 Печатается по решению ББК 32.973 РИС НовГУ М69 Р е ц е н з е н т ы: доктор технических наук, профессор В. В. Геппенер (Санкт-Петербургский электротехнический университет)...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН Г.Н. Петров, Х.М. Ахмедов Комплексное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной Азии. Современное состояние, проблемы и пути решения Душанбе – 2011 г. ББК – 40.62+ 31.5 УДК: 621.209:631.6:626.8 П – 30. Г.Н.Петров, Х.М.Ахмедов. Комплексное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной Азии. Современное состояние, проблемы и пути решения. – Душанбе: Дониш, 2011. – 234 с. В книге рассматриваются...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Гродненский государственный университет имени Янки Купалы В.Е. Лявшук ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ МОДЕЛИ ИЕЗУИТСКОГО КОЛЛЕГИУМА Монография Гродно ГрГУ им. Я.Купалы 2010 УДК 930.85:373:005 (035.3) ББК 74.03 (0) Л 97 Рецензенты: Гусаковский М.А., зав. лабораторией компаративных исследований Центра проблем развития образования БГУ, кандидат философских наук, доцент; Михальченко Г.Ф., директор филиала ГУО Институт...»

«http://tdem.info http://tdem.info Российская академия наук Сибирское отделение Институт биологических проблем криолитозоны Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова В.В. Стогний ИМПУЛЬСНАЯ ИНДУКТИВНАЯ ЭЛЕКТРОРАЗВЕДКА ТАЛИКОВ КРИОЛИТОЗОНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ Ответственный редактор: доктор технических наук Г.М. Тригубович Якутск 2003 http://tdem.info УДК 550.837:551.345:556.38 Рецензенты: к.т.н. С.П. Васильев, д.т.н. А.В. Омельяненко Стогний В.В. Импульсная индуктивная электроразведка таликов...»

«Министерство лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области Симбирское отделение Союза охраны птиц России Научно-исследовательский центр Поволжье NABU (Союз охраны природы и биоразнообразия, Германия) М. В. Корепов О. В. Бородин Aquila heliaca Солнечный орёл — природный символ Ульяновской области Ульяновск, 2013 УДК 630*907.13 ББК 28.688 Корепов М. В., Бородин О. В. К55 Солнечный орёл (Aquila heliaca) — природный символ Ульяновской области.— Ульяновск: НИЦ Поволжье, 2013.—...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.