WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«ТИМАНСКИЙ КРЯЖ ТОМ 1 История, география, жизнь Монография УХТА-2008 Издана Ухтинским государственным техническим университетом при участии Российской академии естественных наук Коми ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Ухтинский государственный технический университет

ТИМАНСКИЙ КРЯЖ

ТОМ 1

История, география, жизнь

Монография

УХТА-2008

Издана Ухтинским государственным техническим университетом при участии Российской академии естественных наук Коми регионального отделения и Министерства природных ресурсов Республики Коми.

УДК [55+57+911.2](234.83) Т 41 Тиманский кряж [Текст]. В 2 т. Т. 1. История, география, жизнь: монография. – Ухта: УГТУ, 2008. – 356 с.: ил.

ISBN 978-5-88179-515- Монография состоит из двух томов. В 1-ом томе содержатся предисловие и обобщенные сведения о географических открытиях и географическом положении Тиманского кряжа, истории его всестороннего изучения и освоения, геоморфологии, растительном и животном мире в их многообразии. Рассматриваются современные проблемы экологии в связи с деятельностью человека, в том числе и с освоением недр региона и его наземных природных ресурсов.

Во 2-ом томе обобщены материалы о геологическом строении Канино-Тиманского региона: стратиграфии и литологии, разновозрастных корах выветривания и магматических комплексах. Приведены материалы о строении мантии, структурах и тектонике земной коры.

Завершается том характеристикой современного состояния минерально-сырьевой базы Тимана и Канина п-ова, а также оценкой перспектив по основным видам минерального сырья.

В этом же томе помещены общий список литературы по региону и заключение.

Монография предназначена для широкого круга специалистов в области наук о Земле.

Будет полезна студентам, аспирантам, специалистам естественно-научных специальностей, интересующихся описываемым регионом.

профессов Буров Б.В. заведующий кафедрой региональной геоРецензенты:

логии; профессор Нургалиев Д.К. заведующий кафедрой геофизики; профессор Быхтин А.И. заведующий кафедрой минералогии Казанский университет; заведующий лабораторией, доктор геол.-мин. наук Макеев А.Б. институт геологии Коми НЦ Уро РАН, ведущий геофизик ОАО «Севергеофизика» Мартынов В.В.

Главный редакционный Ю.А. Спиридонов (председатель), В.С. Бибиков (заместитель предсовет: седателя), Н.Д. Цхадая (заместитель председателя), А.И. Кобрунов (секретарь), В.И. Богацкий, А.П. Боровинских, А.А. Владимиров, М.В. Гецен, В.Н. Зарубежнов,А.А. Захаров, Ю.В.Илатовский, В.Б. Ростовщиков, В.Н. Нередов, Н.А. Садовский, А.И. Таскаев, Е.Л. Теплов, Л.П. Шилов, Н.П. Юшкин, А.А. Якимов Редакторы-составители: Л.П. Шилов, А.М. Плякин, В.И. Алексеев © Ухтинский государственный технический университет, © Коллектив авторов, ISBN 978-5-88179-515- Оглавление

ОГЛАВЛЕНИЕ

Главы и разделы Наименование раздела Стр. Автор №№ п/п 1 2 3 Предисловие Савельева Э.А.

ГЛАВА 1. ОСВОЕНИЕ И ИЗУЧЕНИЕ РЕГИОНА

История освоения региона древним чело- 1.1.

веком Палеолит (древнекаменный век) 1.1.1.

Мезолит (среднекаменный век) 1.1.2.

Неолит (новокаменный век) 1.1.3.

Энеолит (бронзовый век) 1.1.4.

Эпоха раннего железа 1.1.5.

Эпоха раннего средневековья 1.1.6.

Вандвизская культура 1.1.6.1.

Бичевницкая культура 1.1.6.2.

Эпоха развитого средневековья (X-XV вв.) 1.1.7.

1.1.7.1.

1.1.8.

Начальный период изучения. Древняя кар- 1.2.1.

тография. Первые разработки полезных ископаемых Период научных географо-геологических 1.2.2.

1.2.3.

месторождений полезных ископаемых 2.1.1.

деление на Южный, Средний и Северный 2.1.2.

2.1.3.

2.1.4.

2.2.1.

2.2.2.

2.3.1.

2.3.1.1.

2.3.1. 2.3.1. 2.3.2.

Систематическая и географическая струк- 2.3.2. Биоморфологический и цетнический состав 2.3.2. 2.3.2. 2.3.2. 2.3.3.

2.3.3.1.

2.3.3.2.

2.3.3.3.

2.3.4.

2.4.1.

2.4.2.

2.4.3.

2.4.4.

2.4.5.

Закономерности зонального (подзонально- 2.4.5.1.

го) распределения авиафауны Закономерности зонального распределения 2.4.5.2.

2.4.6.

Видовой состав диких животных Тиманско- 2.4.6.1.

Численность и битоническое распределение 2.4.6.2.

Численность охотничьих видов животных 2.4.6.3.

РЕГИОНА

Особенности формирования химического состава воды тиманских рек (на примере Современная экологическая обстановка на Экологическое районирование региона и некоторые негативные последствия геолоЦхадая Н.Д.

Средне-Тиманском бокситовом руднике Проблемы здоровья населения техногенных 1. Список видов сосудистых растений флоры 2. Списки мохообразных Среднего и Южного 3. Список видов лишайников Среднего и

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тиман – древнее горное сооружение на северо-востоке Русской равнины, протягивающееся в северо-западном направлении от Полюдова Камня на юге в Предуралье до полуострова Канин на севере на расстояние свыше 1000 км.

В административном отношении Тиман занимает значительные части УстьЦилемского, Ухтинского, Корткеросского, Усть-Вымского, Троицко-Печорского и Княжпогостского районов Республики Коми. Северное окончание Тимана и полуостров Канин располагаются в пределах Ненецкого национального округа. Южная часть Тимана и Полюдов Камень, стыкующий Тиман с Уралом, находятся на севере Пермской области (Чердынский район).





Тиманский кряж (гряда) известен уникальными месторождениями нефти, титана, бокситов, весомыми проявлениями алмазов и других полезных ископаемых, характеристика которых, как и перспективы их поисков и разведки, приведены в соответствующих разделах настоящей монографии.

С давних пор Тиман был одним из первых регионов России, куда по велению высших правителей направлялись государственные научные экспедиции. Это и знаменитая экспедиция 1491 г., направленная Великим князем Московским Иваном III на Цильму для поисков медных, серебряных и золотых руд, с которой ведется отсчет истории российской горнорудной промышленности и также более поздние экспедиции за медной рудой и «белым камнем» и др.

Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция занимает достойное место в ряду нефтегазодобывающих регионов России. Территория провинции тяготеет к Печорской синеклизе и прилегающим впадинам Предуральского передового прогиба. Однако провинция не случайно называется Тимано-Печорской. Первые промышленные месторождения нефти и газа были открыты и освоены именно в пределах Тимана. Именно Тиман стал колыбелью российской нефтяной промышленности и известен в этом качестве свыше двух с половиной веков. В соответствующем разделе монографии авторы постарались показать, что перспективы Тимана в отношении нефтегазоносности к настоящему времени не могут считаться исчерпанными.

Территория Тиманского кряжа была освоена людьми еще в эпоху палеолита. На протяжении последующих тысячелетий она осваивалась разноэтничными, разнокультурными группами населения, среди которых были древние уральцы, финно-угры, финно-пермские племена. Крайний север территории издавна занимали предки современных ненцев (самодийцы). Со второй половины II тысячелетия нашей эры наиболее сильным было древнерусское культурное и экономическое влияние. В это время Тиман, как достаточно обособленная область Русской равнины, был местом обитания предков коми-зырян.

Двадцатый век стал веком создания мощной минерально-сырьевой базы России на европейском Северо-востоке, в Республике Коми и в Архангельской области, в том числе, и на Тимане. Освоение Тимана на современном этапе тесно связано с экономическим и социальным развитием Республики Коми и Ненецкого национального округа.

Физико-географические особенности Тимана, растительность и животный мир освоены и изучены достаточно полно. Все исследователи отмечают, что формы и другие особенности рельефа, почвы, флора и фауна во многом сходны с остальной территорией Печорской низменности и имеют конкретные отличия, присущие низкогорной местности с таежным и тундровым ландшафтом. В вопросах же геологии древних толщ, формирования структуры и происхождения Тиманского кряжа существовали и существуют до сих пор значительные разногласия между исследователями. В условиях довольно небольшой обнаженности на Тимане соседствуют очень разнообразные фации горных пород. Здесь сочетаются очень простые и очень сложные тектонические структуры, а на больших глубинах отдельными скважинами установлено чередование горизонтов, спокойно и полого залегающих рифейских пород и сильно дислоцированных и метаморфизованных отложений. За 200 лет геологического изучения Тимана накопился огромный фактический материал, а выводы при анализе этого материала зачастую получаются весьма неоднозначными. Очевидно, что современный этап изучения Тимана должен стать этапом уточнения спорных вопросов и проПредисловие блем, что и пытались осуществить авторы и редакторы основных разделов; опираясь на фактический материал, они попытались дать объективную картину геологического и глубинного строения территории и по возможности полно охарактеризовать полезные ископаемые и перспективы их поисков и разведки.

Предложение об обобщении материалов по природным ресурсам и производительным силам Тимана, как географически и геологически обособленной области России, было высказано в октябре 1999 г. Инициативной группой Коми регионального отделения Российской академии естественных наук (КРО РАЕН) был подготовлен план работы по составлению монографии, в которой предусмотрено рассмотрение вопросов об освоении и научном изучении территории Тимана, орогидрографических особенностях, почвах, растительности, животном мире, геофизической характеристике недр, геологическом строении и полезных ископаемых, экологии, охране недр и окружающей среды, проблемах здравоохранения.

Проект работ над монографией «Тиманский кряж» и целесообразность ее создания были согласованы с Тимано-Печорским научно-исследовательским центром (В.И. Богацкий), Коми республиканским экологическим центром по изучению и охране восточно-европейских тундр (М.В. Гецен), институтом биологии КНЦ УрО РАН (А.И. Таскаев), институтом геологии КНЦ УрО РАН (Н.П. Юшкин).

Проект был поддержан Главой Республики Коми (Спиридонов Ю.А.) и 20 марта г. издано Распоряжение (№ 355-р), в котором определялся порядок исполнения работ. Руководство и координация работ по подготовке к изданию монографии «Тиманский кряж» и составлению ее компьютерного варианта возлагалось на КРО РАЕН. Этим же Распоряжением под председательством Главы Республики Коми Ю.А. Спиридонова был создан Главный редакционный совет в составе:

- В.С. Бибиков, заместитель Главы Республики Коми – зам. председателя Совета;

- Н.Д. Цхадая, ректор УГТУ, председатель КРО РАЕН – заместитель председателя Совета;

- А.И. Кобрунов, проректор УГТУ, зам. председателя КРО РАЕН – секретарь Совета;

- В.И. Богацкий, директор ГУП «Тимано-Печорский научно-исследовательский центр»;

- А.П. Боровинских, министр природных ресурсов и охраны окружающей среды РК;

- А.А. Владимиров, директор института ПечорНИПИнефть;

- М.В. Гецен, директор Коми республиканского экологического центра по изучению восточно-европейских тундр;

- А.А. Захаров, генеральный директор ООО «Севергазпром»;

- В.Н. Зарубежнов, президент нефтяной компании Коми ТЭК «Лукойл»;

- Ю.В. Илатовский, директор института «СеверНИПИгаз»;

- В.Н. Нередов, генеральный директор ДАО «Комплексная подготовка нефти»;

- В.Б. Ростовщиков, генеральный директор ОАО «Севергеофизика»;

- Н.А. Садовский, министр образования и высшей школы РК;

- А.И. Таскаев, директор Института биологии КНЦ УрО РАН;

- Е.Л. Теплов, зам. генерального директора, директор службы по геологии ГФУП «Ухтанефтегазгеология»;

- Л.П. Шилов, доцент Ухтинского государственного технического университета;

- Н.П. Юшкин, директор Института геологии КНЦ УрО РАН;

- А.А. Якимов, министр угольной, нефтяной и газовой промышленности РК.

Контрольный срок издания монографии был определен декабрем 2001 г.

В связи с обилием и многосторонностью материала Главным редакционным Советом было принято решение о продлении сроков выполнения проекта и размещении монографии в двух томах: том I – освоение региона и изученность, физико-географический очерк, биология, экологические проблемы; том II – стратиграфия и литология, магматизм, геофизическая характеристика земной коры, тектоническое строение и минерально-сырьевые ресурсы.

Большой творческий коллектив историков, географов, биологов, геофизиков и геологов, принявших непосредственное участие в сборе и обобщении материалов и написании глав и разделов монографии, насчитывает 34 человека, в т.ч. 10 докторов и 15 кандидатов наук:

от Ухтинского государственного технического университета (г. Ухта):

- Цхадая Н.Д., д.т.н. (общее руководство проектом, раздел 3.3), - Кобрунов А.И., д.ф.-м.н. (координатор работ, компьютерное обеспечение проекта), - Шилов Л.П., к.г.-м.н. (ответственный исполнитель проекта, редактор-составитель монографии, разделы 1.2, 2.1.3, 3.3), - Плякин А.М., к.г.-м.н. (редактор-составитель монографии, разделы 1.2.1, 3.3), - Алексеев В.И., к.г.-м.н. (редактор-составитель монографии, разделы 1.2.2, 3.3), - Зыков В.А., к.г.-м.н. (раздел 3.3), - Квашнина С.И., д.м.н. (раздел 3.5);

от Института биологии Коми НЦ УрО РАН (г. Сыктывкар):

- Дегтева С.В., к.б.н. (раздел 2.3.1), - Естафьев А.А., д.б.н. (разделы 2.4.5, 2.4.6), - Железнова Г.В., д.б.н. (раздел 2.3.3), - Забоева И.В., д.с-х.н. (раздел 2.2), - Казаков В.Г. (раздел 2.2), - Мартыненко В.А., д.б.н. (разделы 2.3.1, 2.3.2), - Пыстин А.Н. (разделы 2.4.4, 2.4.6), - Пыстина Т.Н., к.б.н. (раздел 2.3.4, 3.4), - Сидоров Г.Л., к.б.н. (раздел 2.4.3), - Хохлова Л.Г (раздел 3.1.), - Шубина Т.П., к.б.н. (раздел 2.3.3.), - Шубина В.И., к.б.н. (раздел 2.4.1);

от Института истории, языка и литературы Коми НЦ УрО РАН (г. Сыктывкар):

- Савельева Э.А., д.и.н. (раздел 1.1);

от Государственного музея природы Земли (г. Ухта):

- Седых К.Ф., заслуженный работник культуры РФ (раздел 2.4.2);

- Лысенин Г.П., к.г.-м.н., действительный член Международной Академии минеральных ресурсов (раздел 2.1.4), - Сухогузов П.Г., действительный член Географического общества СССР (раздел 1.2).

Активную помощь и содействие в работе над монографией «Тиманский кряж» оказали: министр угольной, нефтяной и газовой промышленности РК А.А. Якимов и ответственные работники министерства В.В. Цветков, А.В. Дорошенко; министр природных ресурсов и охраны окружающей среды А.П. Боровинских и ответственные работники министерства М.Б. Тарбаев, Г.Д. Ахматова; директор института «СеверНИПИгаз» Ю.В. Илатовский; директор Института биологии КНЦ УрО РАН А.И. Таскаев и сотрудница этого института Г.Е.

Кузнецова; директор Института геологии КНЦ УрО РАН Н.П. Юшкин и его заместитель А.М. Пыстин; директор Института ПечорНИПИнефть А.А. Владимиров.

Главный редакционный Совет и авторский коллектив монографии выражает глубокую признательность всем ученым и специалистам, оказавшим содействие, практическую помощь в сборе материалов, консультациями и советами: П.П. Биткову, В.А. Дудару, В.К.

Маханову, В.Г. Оловянишникову, Н.В. Опаренкову, М.Ю. Острижному, Н.М. Пармузину, В.И. Степаненко, А.А. Черепанову, В.Г. Шаметько, Ф.Л. Юманову и др., а также Р.И. Рочевой, А.В. Рочевой, Д.В. Васенину И.В. Минасенко и Ю.Л. Красновой осуществлявшим техническую подготовку монографии к изданию.

ГЛАВА I. ОСВОЕНИЕ И ИЗУЧЕНИЕ РЕГИОНА

1.1. История освоения региона древним человеком Первоначальное заселение Тимана и примыкающей к нему территории началось в период раннего и среднего плейстоцена, в интерстадиалы, когда климат был значительно теплее современного, широколиственные леса доходили вплоть до побережья Ледовитого океана. Бесспорные свидетельства обитания первобытного человека в рассматриваемом регионе относятся к периоду позднего плейстоцена, который характеризуется относительным потеплением, пришедшим на смену последнему оледенению (Павлов, 1996).

Первые палеолитические памятники в регионе (Медвежья пещера и стоянка Бызовая) были открыты в начале 60-х гг. XX в. геологом Б.И. Гуслицером и археологом В.И. Канивцом на Печоре (Канивец, 1976). В 80-е годы раскопки Медвежьей пещеры и Бызовской стоянки были продолжены П.Ю. Павловым. Были открыты новые памятники, позволяющие восстановить основные этапы первоначального освоения человеком северных широт. Это местонахождение Харута на границе Архангельской области и Республики Коми, стоянки Мамонтова Курья в среднем течении р. Усы, Пымва-Шор, расположенная на р. Адзьва, за Полярным кругом, Уньинская пещера на р. Печоре, расположенный рядом навес Студеный, грот Большой Дроватяницкий на р. Подчерем.

Новейшие исследования позволяют предполагать, что первоначальное проникновение человека на Европейский Север относится к эпохе среднего плейстоцена, ко времени около 120 тыс. л.н. Свидетельством этого являются материалы Харутинского местонахождения, на котором найдены обработанные рукой древнего человека орудия вместе с костями теплолюбивого трогонтериевого слона, а также известные памятники этого времени в соседнем Прикамье. Климат в то время был значительно теплее современного. Широколиственные леса доходили вплоть до побережья Ледовитого океана.

Бесспорные свидетельства проникновения первобытного человека в северные широты относятся к верхнему плейстоцену, отмеченному относительным потеплением, наступившим на смену последнему оледенению. В этот период получают широкое распространение перигляциальные (околоделниковые) тундростепи с обильными травостоями, привлекавшими крупных стадных плейстоценовых животных (мамонтов, носорогов, бизонов и др.).

Среди верхнепалеолитических памятников в настоящее время самой древней является стоянка Мамонтова Курья. Она расположена в среднем течении р. Усы (Воркутинский район Республики Коми) в урочище Мамонтова Курья. Здесь выявлены следы пребывания палеолитического человека, относящиеся ко времени около 35000 лет. Найдены кости мамонта, северного оленя, волка, лошади, а также несколько каменных предметов, в том числе фрагмент бифаса, возможно, остроконечника. К уникальным изделиям относится бивень мамонта с насечками, нанесенными в строгом ритмическом порядке.

К верхнему палеолиту относится и стоянка Бызовая, расположенная на средней Печоре. За время раскопок собрано около шести тысяч костей плейстоценовых животных, абсолютное большинство которых (99,1 %) принадлежит мамонту. Кроме костей животных на стоянке найдены многочисленные каменные предметы из кремня и кремнистых пород, а также кварцита, базальта, роговиков и сланца. Более половины каменных изделий составляют орудия труда. Среди них выделяются бифасы – крупные орудия из кремня и кремнистой породы, которые служили преимущественно ножами и применялись для разделки охотничьей добычи, скребки, листовидный наконечник, острия, проколки, режущие орудия, резец, пилообразное орудие и др. Вызывает интерес комплекс орудий из 25 предметов, представляющий собой специфический набор инструментов, применявшихся для утилизации туш мамонта (рис. 1). Стоянка датируется временем 27000 л.н. Обилие костей мамонта на стоянке П.Ю. Павлов объясняет тем, что здесь было естественное кладбище мамонтов (Павлов, 1996).

Каменный инвентарь ранней поры верхнего палеолита 1-2 – нуклеусы; 3-4 – скребла; 6, 9-10 – ножи; 7-8 – долотовидные орудия Около 22000 л.н. наступает резкое ухудшение природных условий, и первобытные люди покидают территорию Европейского Севера. Около 16000-17000 л.н. прослеживается новая волна заселения, свидетельством которой служат материалы Медвежьей пещеры, относящейся ко времени 17000-18000 л.н. Медвежья пещера является самой крупной из известных на Печорском Урале – общая длина доступных осмотру ходов составляет 480 м. Она имеет очень древний, доледниковый возраст. В слое, который относится ко времени посещения пещеры древним человеком, было найдено огромное количество костей, среди которых абсолютное большинство принадлежало северному оленю. В культурном слое пещеры найдено более 1400 каменных изделий, однако орудий труда немного – около 80 экз. Большинство изделий изготовлено из плитчатого кремня, залежи которого расположены недалеко от пещеры. Орудия - пластинчатые, в большинстве случаев небольших размеров: пластины с ретушью, скребки, проколки, орудия с шипами и др. Наряду с ними встречено несколько крупных скребловидных орудий. Сохранились изделия из кости и рога, в том числе два обломка стержня из бивня мамонта, которые рассматриваются в качестве вкладышевых наконечников. На стоянке было найдено большое количество сброшенных рогов северного оленя, которые, по мнению П.Ю.Павлова, использовались для совершения магических церемоний, связанных с существовавшим у северных народов культом этого животного.

Позднепалеолитические памятники на Европейском Северо-востоке (ЕСВ) оставлены различными по происхождению группами населения. Наиболее ранние из них (Мамонтова Курья и Бызовая) обнаруживают культурную близость к памятникам костенковскострелецкой культуры центра Русской равнины, что дает основания предполагать, что население, оставившее эти памятники, появилось на берегах Печоры из центра Русской равнины.

Около 17000 л. н. на Север устремляются новые группы охотников, связанные с культурным миром североазиатского верхнего палеолита. В бассейне Печоры к ним относятся пещерные памятники – Медвежья, Уньинская, навес Студеный, грот Большой Дроватяницкий и Пымва-Шор. Это население может быть связано с древней уральской общностью, в состав которой входили предки финно-угров и самодийцев (Павлов, 1996).

Эпоха мезолита, сменившая палеолит, на ЕСВ датируется VIII-V тыс. до н.э. Начало ее ознаменовано наступлением новой геологической эпохи (голоцена). Начало голоценовой эпохи протекало в обстановке бореального климатического периода (9200-8000 л.н.), разделяющегося на два этапа. Первый отмечен потеплением, особенно сильным на севере, где оно проявилось в продвижении границы лесной растительности на 100-200 км к северу по сравнению с ее современным положением. На юге территории сформировалась зона темнохвойных лесов. В конце бореального периода (8000 л.н.) наступает кратковременное сильное похолодание. Темнохвойные леса приобретают осветленный северотаежный облик. На севере формируется зона тундры. В начале следующего – атлантического периода (8000л.н.) вновь наступает потепление, которое особенно сильно охватило европейский север Арктики и умеренные широты. Происходит сдвиг природных зон к северу. Границы лесной зоны простирались на 100-150 км севернее современной.

Эпохальные изменения в природной среде после отступления ледников привели к перестройке всего жизненного уклада древнего населения. Загонная коллективная охота на крупных стадных животных в связи с их исчезновением сменилась индивидуальной охотой на более мелких и подвижных животных. Значительно усилилась роль рыболовства, которое для северных племен играло примерно ту же роль, что земледелие для южных – оно являлось фактором оседлости. В мезолите в южных районах Европы наблюдаются первые попытки одомашнивания диких животных и культивирования диких злаков.

Иная ситуация складывалась на севере. Обширные пространства тайги с ее богатейшими лесами, реками, озерами создавали благоприятные условия для развития охотничьерыболовческого хозяйства, которое, начиная с этого времени, на многие тысячелетия становится главным источником существования древних людей. На территории Республики Коми известно около 80 мезолитических памятников. Они располагаются по берегам рек и озер, на боровых террасах и даже в поймах рек. Существовали и кратковременные стоянки, и места более длительного обитания. Встречаются мастерские по обработке кремня.

Важнейшим техническим достижением этой эпохи является широкое распространение лука и стрел, а также сложных составных орудий. Основу последних составляют дерево или кость, в которые вставлялись мелкие ножевидные пластины, скалываемые с ядрищ – нуклеусов конусовидной или карандашевидной формы. Техника отжимания мелких ножевидных пластин (тонких и узких) получила название микролитической. На мезолитических памятниках ЕСВ микролитические пластинки и изделия из них составляют абсолютное большинство.

Это скребки, скобели, проколки, резцы. Изредка встречаются и наконечники стрел на пластинах. Основная масса орудий была вкладышевой. Составные орудия представляли собой кинжалы, наконечники стрел и копий. Наряду с составными существовали и цельные орудия из кремня. Наряду с микролитами в таежной зоне Европейской части России получили распространение макролиты – крупные рубящие орудия, которые обычно изготовляли из кварцита (топоры). Мезолитические стоянки известны в бассейне Печоры, Вычегды, в Большеземельской тундре. Среди них наиболее изученными являются стоянки Кузьвомын, Воль I, Ягкожд III, Пожег, Парч 1-3, Кебанъель, Кужъю, Ульяново, Озъяг IV в УстьКуломском районе, Угдым II, Чертас I, II, Нидз II, Пезмог I, Курьядор I, II в Корткеросском, Ляльский Бор, Евдино II, Часа-дор, Ветью II, Усть-Коин I, II, Весляна I, Божъюдор I, II в Княжпогостском районе, Усть-Ухта I, Усть-Айюва в Сосногорском районе, Топыд-Нюр VVII, Зыбун-Нюр II, Висса-яг в Печорском районе, Турун-нюр I, Лек-Леса I, II в Ижемском районе Республики Коми и другие.

Особый научный интерес среди них представляет I Висский торфяник, расположенный на Тимане возле д. Синдор Княжпогостского района Республики Коми, исследованный Г.М. Буровым (Буров, 1965, 1967). На памятнике наряду с обычными для мезолита кремневыми изделиями найдены шлифованные топоры, а также более 200 изделий из растительных материалов (дерева, бересты, коры, травы). Среди изделий из дерева - охотничьи луки, дугообразные рукоятки орудий, полозья саней, лыжи, вилка, диск с отверстием, обручи, лопаточка и др. (рис. 2). Особый интерес среди них представляют пять охотничьих луков, из которых один целый.

Полозья саней изготовлены из древесины хвойных и лиственных пород (березы). Они имели ширину 12-18 см, были снабжены сверху невысоким плоским бортиком по одному из краев; по краям проделана пара отверстий. Судя по одному из обломков полозьев длиной 185 см, сани были довольно длинные.

Но особый интерес среди висских деревянных изделий представляет лыжа. Передний возвышающийся конец ее оснащен снизу скошенным назад выступом, оформленным в виде головы лося. Этот выступ, опущенный ниже плоскости скольжения, служил тормозом (препятствуя обратному движению лыжи) и стабилизатором. Одновременно скульптура лося выполняла и ритуальные магические функции (рис. 2). По данным радиоуглеродного анализа, I Висский торфяник датируется VII - концом VI тыс. до н.э. (Буров, 1967).

Основным источником существования мезолитического населения, как и в предыдущую эпоху, являлись охота и рыбная ловля. При раскопках стоянок Парч 2 и 3, расположенных на верхней Вычегде в Усть-Куломском районе Республики Коми, найдены кости бобра, лося, волка, куницы, глухаря, утки, щуки, окуня, карповых.

Преобладают кости бобра, что является свидетельством важного места в хозяйстве мезолитического населения пушного промысла. Наряду с охотой и рыбной ловлей было развито собирательство, а также различные домашние производства: обработка камня, кости, дерева, бересты (Волокитин, 1992).

Неолит – последняя, заключительная стадия в развитии каменного века. Природные условия в эту эпоху были значительно благоприятнее современных. Появление неолитических племен в лесной зоне Европейской части России относится к экстремальной фазе климатического оптимума голоцена – атлантическому периоду. Теплолюбивая лесная растительность продвигается на север и восток значительно дальше, чем в предшествовавшее и последующее время. Зона тайги занимала всю территорию ЕСВ. В бассейне Северной Двины и Вычегды развивались леса южнотаежного типа с устойчивой примесью широколиственных (дуб, вяз, клен, лещина), в Вычегодско-Мезенском междуречье и на средней Печоре – темнохвойные леса среднетаежного типа с преобладанием ели (Никифорова, 1982).

В период термического максимума (6000-5000 л.н.) потепление было очень значительным и выразилось в распространении в зоне современной средней тайги широколиственных пород – дуба, вяза, клена и лещины. Это на 500-600 км севернее их современных границ. В начале суббореального периода (5000/4600-4300 л.н.) произошел климатический перелом – кратковременное похолодание, в результате которого произошло сокращение роли ели и выпадение широко лиственных пород из состава древостоев (Никифорова, 1980).

В целом, неолит - это эпоха мягкого климата, расцвета растительного и животного мира, что создавало благоприятные условия для жизнедеятельности первобытного населения.

Изделия из дерева (1-9, 14, 15), травы (11), бересты (12), коры (13); весло, 2 – предмет неясного назначения; 3, 4 – лыжи; 5, 7 – стержни с пазами; 6 – лопаточка; 8 – обруч; 9 – скобель;

10 – диск; 11 - сеть (фрагмент); 12 – коробочка; 13 – поплавок от сети; 14 – наконечник стрелы; 15 – циновка (?) Природно-климатические условия, отличавшиеся большим разнообразием, наложили отпечаток на характер материальной культуры неолитического населения. Важнейшим событием этой эпохи стало разграничение направления хозяйственной деятельности древних обществ, обусловленное различными природными условиями. В южных районах произошел массовый переход к производящим формам хозяйства - земледелию и скотоводству. Неолитическая революция началась ранее всего на Ближнем Востоке (Ирак, Турция) около 9500 г.

до н.э. (еще в эпоху мезолита) и закончилась около 6500 г. до н.э. Выдающийся английский археолог Г. Чайлд считает, что земледелие распространилось от Ирана до Швеции и Британии всего за 500 лет. Однако на севере европейской части России в эту эпоху сохраняются традиционные отрасли хозяйства – охота и рыбная ловля.

Различное направление хозяйственной деятельности обусловило особенности техники изготовления и набор орудий труда. Однако есть общие черты для всей эпохи неолита, независимо от природно-климатических условий, которые и позволяют выделить ее в особый период в истории человеческого общества. К ним относятся распространение двустороннеобработанных ретушью орудий (ножей, кинжалов, наконечников стрел), высокая техника обработки камня, широкое распространение шлифования и полирования, использование различных пород камня и др. Одной из наиболее специфических особенностей эпохи является изобретение керамики – глиняной посуды (рис. 3). Значение этого открытия трудно переоценить. Впервые человечество изобрело принципиально новый материал (до этого оно использовало только имеющийся в природе). Керамика – это прежде всего сосуды для приготовления пищи и хранения запасов. Кроме того, глиняные сосуды являются признаком стабилизирующейся оседлости. Своеобразие неолитических сосудов заключалось в их орнаментации, в которой нашли отражение эстетические потребности и вкусы древнего населения, представления человека об окружающей природе, о простейшей геометрии и счете и т.д.

Рис. 3. Неолитическая керамика с водораздельных озер Тимана (Косминское, Синдорское) Важные перемены происходят в этнической карте мира. В результате развития земледелия и животноводства увеличивается численность населения. При экстенсивной форме сельского хозяйства и ограниченных территориях, благоприятных для его развития, начинаются активные передвижения населения на новые территории, уже освоенные людьми. Это приводит к смешиванию различных этносов и появлению новых этнокультурных общностей.

К эпохе неолита восходят истоки крупнейших этноязыковых общностей современности, в том числе финно-угорской.

На территории Республики Коми эпоха неолита датируется V – концом второй четверти III тыс. до н.э. Здесь в эту эпоху сформировались культурно-исторические общности с охотничье-рыболовческим хозяйством. Ведущее значение сохраняла охота, однако рыболовство превратилось в самостоятельную отрасль хозяйства и у некоторых коллективов стало основным видом занятий. Прогресс в развитии северных племен проявляется в совершенствовании техники обработки камня, значительном расширении ассортимента каменных изделий, появлении новых технологий, производств, усовершенствовании охоты и рыболовства, средств передвижения, изменении характера и размеров жилищ, развитии обмена. Именно в неолите на ЕСВ появляются долговременные поселения с прочными жилищами, более оседлым становится быт.

В регионе известно более 50 неолитических памятников, относящихся к различным культурам и культурным типам. Они открыты и исследованы в бассейнах Северной Двины, Вычегды, Печоры, Мезени, как в зоне тайги, так и современной тундры. Памятники располагаются на боровых террасах рек и озер, реже - в пойме. Известны поселения круглогодичного обитания со стационарными жилищами, сезонные зимние поселения со стационарными жилищами, хозяйственными постройками, летние стоянки-мастерские, летние промысловые (охотничьи) стоянки, зимние промысловые стойбища.

Наиболее выразительные неолитические комплексы выявлены при раскопках поселений на водораздельных озерах Тимана: Синдор (Княжпогостский район), Ямозеро и Косминские озера (Усть-Цилемский район Республики Коми), а также озере Эньты (Сыктывдинский район). Возле озер, как правило, располагается несколько неолитических поселений, что является свидетельством неоднократного посещения привлекательных для неолитических людей богатых рыбой водоемов. Многие из них являются местами длительного обитания.

В развитии неолита региона выделяются три этапа: ранний, развитый и поздний. Один из выразительных ранненеолитических комплексов представлен в Притиманье на поселении Черноборская III, исследованным В.Е. Лузгиным на левобережье р. Ижмы у д. Черноборская.

При раскопках найдены многочисленные кремневые изделия, значительную часть которых составляют пластины и изделия на них, наконечники стрел ромбовидной формы с усеченным основанием, с черешком, скребки на пластинах и отщепах, скребла, резчики и др.

Наибольшим разнообразием отличаются режущие орудия: ножи из ножевидных пластин, из отщепов овальной и подтреугольной формы. Сосуды округлой формы, с прямым, уплощенным сверху венчиком, с лощеной поверхностью, орнаментированы небольшими ямками. (Лузгин, 1972).

Для культур развитого и позднего неолита характерны комплексы с камской и ямочно-гребенчатой керамикой, наиболее богато представленные на памятниках водораздельных озер Тимана: Вис I, II, III, Явроньга I, Кыско, Алексахина, Ружникова Пижма I, II и др.

Площадь поселений составляет 50-100 кв.м. Наиболее крупным поселением водораздельных озер является Вис I, на котором вскрыто 200 кв.м. Жилища небольших размеров, легкие наземные, каркасной конструкции. Основную массу находок составляет керамика. Сосуды полуяйцевидной формы, густо покрытые орнаментом по всей поверхности. Узоры состоят из глубоких округлых ямок, оттисков гребенчатого, гладкого, шнурового и раковинного штампов, неглубоких вдавлений и наколов.

На озерных поселениях также выделены комплексы, относящиеся к печоро-двинской культуре. Жилые постройки отличаются значительным разнообразием. Выделяются наземные округлоовальные жилища площадью 7 и 30 кв.м, длинные прямоугольные постройки, углубленные в материк на 20-30 см, с одним-двумя коридорообразными выходами площадью от 35 до 100 кв.м. и др. Они обогревались очагами, расположенными по центральной оси, у стен или в углах. Характерны невысокие полуяйцевидные сосуды с округлым дном, украшенные узорами, состоящими из рядов овальных и округлых вдавлений, наколов неправильной формы, оттисков шагающей гребенки, укороченных и овальных штампов с мелкой косой и кососеточной насечкой. В орудийный набор входят наконечники стрел листовидной, ромбовидной и треугольной формы, скребки, ножи.

Основным источником существования неолитического населения, как отмечалось ранее, оставались охота и рыбная ловля. Главными промысловыми видами были лесные копытные (лось и олень), а также бобр. Охотились с помощью лука и стрел. Преобладали активные формы охоты, на что указывает большое количество наконечников стрел, хотя, вероятно, сохранялись и пассивные формы, в частности, на боровую и водоплавающую дичь.

Второй важнейшей отраслью хозяйства была рыбная ловля. Важное место в жизни северного населения занимало собирательство. Получают дальнейшее развитие домашние производства, в частности, обработка кремня, дерева, бересты, изготовление глиняной посуды. В сравнении с мезолитом заметный прогресс отмечается в домостроительстве. Известны сезонные (как летние, так и зимние) поселения, охотничьи стойбища, поселения круглогодичного обитания, стоянки-мастерские. Жилища также отличаются большим разнообразием.

Среди них были как наземные, так и углубленные в землю, с различными хозяйственными постройками, с ямами- хранилищами. На малых сезонных поселениях обитало четыревосемь человек, на крупных сезонных и круглогодичных – 10-20, редко – 40-50 человек. Жилища с одним очагом принадлежали малой семье, многоочажные – группе родственных малых семей.

Этническая принадлежность неолитических памятников остается в числе наиболее сложных. Среди ранненеолитического населения были потомки местных мезолитических племен, которые многими исследователями включаются в уральскую общность, сопоставляемую с предками финно-угров и самодийцев. Наряду с ними были пришлые из более западных районов группы населения, которых ученых относят к автохтонному доиндоевропейскому населению Европы. В развитом и позднем неолите в рассматриваемом регионе представлены памятники различных культурных типов. Согласно мнению одних исследователей, население лесной полосы от Урала на востоке до Прибалтики на западе в эпоху развитого и позднего неолита заселяли древние финно-угры. С ними сопоставляются племена, обладавшие культурой ямочно-гребенчатой керамики. По мнению других ученых, в частности крупнейшего венгерского лингвиста П. Хайду (Хайду, 1985), прародина уральцев (предков финно-угров и самодийцев) расположена на территории от междуречья Оби и Иртыша до верховий Печоры, откуда затем происходило расселение уральцев (финно-угров).

В последнее десятилетие многие исследователи вновь обратились к первой гипотезе. Они считают, что в эпоху развитого и позднего неолита финно-угорская прародина не смещалась к западу, а оставалась в пределах территории уральской прародины, определяя ее от ОбьИртышья до Карелии.

Начало этой эпохи ознаменовано знакомством древних людей с металлом. Первым металлом, который стал использоваться для изготовления различных орудий труда и изделий, была медь. Это был принципиально новый материал, который благодаря способности плавиться и приобретать различные формы, позволял человеку изготовить более разнообразные и совершенные орудия, чем каменные. Самые ранние опыты использования самородной меди относятся к VII-V тыс. до н.э. (в Малой Азии, Палестине и Иране). Но начало металлургии связано с освоением выплавки металлов из руд. Это событие также ранее всего произошло на Ближнем Востоке и относится к рубежу VIII-VII и VII-VI тыс. до н.э. Однако период освоения плавки меди растянулся на многие тысячелетия.

Период использования чистой меди был непродолжительным. На смену медному приходит бронзовый век. Бронза – это сплав меди с оловом или мышьяком. Раньше всего – в III тыс.

до н.э. – она появилась на Ближнем и Среднем Востоке. Вначале медь и бронза были довольно редким и дорогим материалом, поэтому большинство изделий изготовляли из камня. Постепенно, в течение тысячелетий, медь и бронза вытесняют из обихода кремневые орудия труда.

Энеолит на нашей территории датируется концом III – II тыс. до н.э. Бронзовый век наступает в середине или третьей четверти II тыс. до н.э. Эпоха энеолита приходится на период потепления в атлантикуме, особенно в конце этого периода. Глобальные изменения климата положили начало суббореальному периоду, смене структуры растительного покрова. Граница между атлантическим и суббореальным периодами определяется в пределах от 5500 до 2450 л.н. По радиоуглеродным анализам начало суббореального периода в Европе определяется временем около 4500-5000 л.н. (Хотинский, 1977, 1978). Первая фаза холодного суббореального периода характеризуется двумя похолоданиями, разделенными кратковременным и слабым потеплением. К концу похолодания (4500 л.н.) граница лесной зоны была сдвинута на 100-300 км к югу по сравнению с предыдущими периодом. На втором этапе суббореального периода (4100-3200 л.н.) потепление, охватившее Евразию (суббореальный термический максимум), привело к повторному (послеатлантическому) расцвету широколиственных лесов (Никифорова, 1980). В рассматриваемом регионе темнохвойные леса с примесью широколиственных пород достигают 64-650 с.ш. Третий этап суббореального периода (3200-2500-2700 л.н.) отмечен новым похолоданием.

Сложившиеся благоприятные климатические условия способствовали проникновению южных групп населения, знакомых с металлургией и металлообработкой, в северные широты. В это время на севере появляются первые металлические изделия, распространяются идеи металлургии и металлообработки (рис. 4). Из поселения Вис II происходит бронзовый наконечник копья, датируемый концом II – началом I тыс. до н.э., листовидный нож с усеченным основанием, из поселения Вис I – обломок плоского топора. Набор медных вещей представлен в Ульяновском погребении (близ с. Ульяново на верхней Вычегде). Здесь найдены бляшка в форме восьмилепестковой розетки, четырехгранное шило и фрагмент подвески или браслета. Переход к бронзовому веку в рассматриваемом регионе, по мнению исследователей, был обусловлен или ускорен миграцией из-за Урала сейминско-турбинских групп населения, в том числе металлургов, принесших бронзовые изделия и распространивших идеи металлургии среди местного населения. На многих поселениях обнаружены следы местной металлообработки: слитки и кусочки металла, тигли и льячки, литейные формы.

Эпоха энеолита-бронзы на ЕСВ представлена рядом археологических культур. Одной из них является чужъяельская, выделенная и исследованная В.С. Стоколосом (Стоколос, 1986, 1988). Чужъяельские памятники открыты на огромной территории: на Мезени, Ижме, Печоре, Вычегде, в Большеземельской тундре, в Зауралье. Она существовала на протяжении более 1,5 тысяч лет - с середины IV тыс. до н.э. до начала II тыс. до н.э. На ранней стадии ее развития (середина IV - середина III тыс. до н.э.) прослеживается проникновение на ЕСВ населения из Прикамья. Памятники этого периода известны на Мезени (Чойновты I, ГыркаЕль) и Ижме (Кельчи-Юр II). В дальнейшем ареал культуры расширяется – осваиваются приполярные территории, а также Зауралье. Появляются поселения в Большеземельской тундре. На позднем этапе существования культуры (последняя четверть III тыс. до н.э. – начало II тыс. до н.э.) ареал ее сокращается. Памятники этого периода немногочисленны:

они открыты на Мезени и Ижме.

Поселения располагались на краю береговых речных террас или вершинах приозерных дюн. Жилищами служили бревенчатые полуземлянки с одним или двумя входами в виде узкой траншеи. Очаги были наземные, иногда сооружалась опалубка или земляная подушка.

Памятники разных этапов несколько отличаются между собой и отражают, с одной стороны, эволюцию культуры, с другой - участие в ее формировании различных групп населения. Керамика первого этапа представлена сосудами полуяйцевидной (иногда котловидной) формы, густо украшенными гребенчатым орнаментом, круглыми ямками под венчиком.

Встречаются узоры, нанесенные накольчатой техникой.

Рис. 4. Бронзовый век Северного Приуралья. Бронзовые изделия В средний период существования культуры, когда ареал ее расширяется вплоть до побережья Арктики, в ней появляется ряд новых черт, связанных с притоком новых групп населения. В орнаментации сосудов отмечены новые мотивы: ромбы, треугольники, ромбическая сетка и др., которые объясняются притоком населения из Южного Зауралья и Северного Казахстана, где в то время была развитая металлургия меди и бронзы. На позднем этапе существования культуры прослеживается усиление прикамского влияния. Анализ керамики, кремневого инвентаря свидетельствует об интенсивных контактах населения различного происхождения.

Среди других древностей эпохи энеолита-бронзы выделяется чойновтинская культура, также исследованная В. Стоколосом (Стоколос, 1986, 1988). Памятники этой культуры открыты в бассейнах рек Вычегды (кроме южных притоков), Мезени и Печоры. Все они расположены в лесотаежной зоне. Культура датируется началом четвертой четверти III тыс. до н.э. – серединой – третьей четвертью II тыс. до н.э. Поселения раннего этапа известны в бассейнах Мезени, Вычегды и Печоры, позднего – в основном только в бассейне Печоры, в том числе на Ижме.

Поселения располагаются по берегам рек и озер. Жилища столбовой, реже срубной конОсвоение и изучение региона струкции, представляют собой прямоугольные или подквадратные полуземлянки с одним или двумя входами в виде узких траншей или без входа с наземными очагами-кострищами. Встречаются очаги на песчаной подушке. В районах водораздельных озер Тимана выявлены легкие наземные постройки. Одной из выразительных особенностей чойновтинских жилищ является окрашенный охрой пол. Сосуды полуяйцевидной открытой или слегка прикрытой формы, котловидные или чашевидные. Они орнаментированы гладким или гребенчатым штампом, перевитым шнуром, нарезками и наколами. Узоры представляют собой сочетание горизонтальных линий и ломаных полос. Разнообразны изделия из камня: кремневые наконечники стрел листовидной, треугольной, миндалевидной и пятиугольной форм, скребки, ножи. Встречаются сланцевые шлифованные долота, тесла, клинья. Особый интерес представляют находки на поселениях Чойновты II и Попъюга на Мезени подвесок из прибалтийского янтаря.

Основу населения, оставившего чойновтинскую культуру, составляли потомки предшествующих неолитических племен, пришедших из Волго-Окского междуречья. С другой стороны, прослеживается влияние прикамского, а также местного чужъяельского населения.

В эпоху бронзы формируется ряд новых культур, которые отражают смешение различных групп населения: атаманнюрская, коршаковская, лебяжская. Памятники атаманнюрской культуры известны как в бассейне Печоры (Топыд-Нюр XI-II, Шиховское I, Адзьва II, Ягъель), так и Вычегды (Кузьты III, Чудгудоръяг). Поселения располагаются на боровых террасах. Исследованные жилища имеют бревенчатую кострукцию, площадью от 25 до кв.м, подквадратную или многоугольную в плане форму и несколько углублены в землю.

Наиболее характерны шестиугольные жилища с одним-двумя наклонными входами. Полы нередко посыпаны охрой. В середине помещения располагается очаг или на открытой подушке, или углубленный в землю. Рядом с жилищами выявлены небольшие хозяйственные помещения. Встречаются медные и бронзовые предметы, однако абсолютное большинство орудий изготовлено из кремня и других пород камня. Глиняная посуда отличается исключительным многообразием форм и орнаментальных узоров. Сосуды полуяйцевидные и плоскодонные. Орнамент составляют ямки и отпечатки гребенчатого штампа в различных сочетаниях. Изредка встречается фигурный гладкий штамп, мелкие гладкие вдавления, нарезной орнамент. Гончарство атаманнюрского населения отличается также многообразием состава формовочной массы. Столь большое многообразие керамических традиций, по мнению В.С. Стоколоса, является свидетельством сложного этнического состава населения. В формировании этой культуры принимали участие различные группы населения, среди которых предполагаются финский и индоевропейский компоненты, однако преобладали выходцы из Западной Сибири, которые сопоставляются с древними самодийцами.

Одной из выразительных культур бронзового века, сыгравших важную роль в последующей истории населения рассматриваемого региона, является лебяжская, выделенная в 60-е гг. XX в. В.И. Канивцом и Г.М. Буровым. Она относится к концу бронзового века и датируется XIII-XII - концом X-IX вв. до н.э. Памятники лебяжской культуры открыты на огромной территории - от Большеземельской тундры на севере до камского водораздела на юге и от Уральского хребта на востоке до среднего течения Вычегды на западе. К наиболее изученным относятся поселение Лебяжское I и II, стоянки Знаменская на Печоре, Кельчиюр II на Ижме, Ягкодж, Чуддинты и др. на Вычегде. Они располагались на речных террасах или на возвышениях среди поймы. Найденные жилища – наземные, возможно, в виде двускатного шалаша с завалинкой. Встречаются наземные кострища и очажные ямы. На многих поселениях сохранились следы бронзолитейного производства, которые свидетельствуют о достаточно высоком уровне металлообработки. Однако кремневые изделия по-прежнему преобладают. Среди них представлены скребки разнообразной формы, наконечники стрел листовидной формы. Для изготовления орудий труда, бытовых изделий использовалась и кость.

Глиняные сосуды представляют собой широкогорлые круглодонные чаши с выпуклым туловом и сравнительно коротким венчиком. В большинстве случаев орнамент украшал верхнюю половину сосудов, но иногда был расположен ниже середины тулова. Под венчиком шел ряд ямок, ниже – узоры, нанесенные зубчатым штампом – горизонтальные, наклонОсвоение и изучение региона ные линии, зигзаги, ромбическая сетка.

В.И. Канивцом была сформулирована концепция ее генезиса, согласно которой лебяжская культура имеет североевропейское происхождение. В дальнейшем эта гипотеза нашла развитие в работах других исследователей. С одной стороны, подтверждаются местные истоки лебяжской культуры, с другой, на ее формирование оказали заметное влияние культурные импульсы, исходящие из Зауралья, а также более южных территорий, связанные с индоевропейским миром (Ашихмина, 1993).

Хозяйство населения эпохи энеолита-бронзы по-прежнему базировалось на охоте и рыбной ловле. Основными объектами охоты являлись лось и северный олень. На поселениях встречаются также кости птиц, зайцев, бурого медведя и других животных. В жизни племен, живших в высоких широтах, особо важное место занимала охота на северного оленя. У некоторых групп населения преобладало рыболовство. О его развитии свидетельствуют многочисленные находки рыболовных грузил. Наряду с охотой и рыболовством продолжали развиваться другие традиционные отрасли хозяйства: собирательство, кремневое и керамическое производства, обработка дерева, бересты, кости и др. Дальнейшее развитие получают прядение и ткачество. На ряде поселений найдены пряслица из глины, обломков керамики, камня.

Для плетения использовались растительные волокна – осока, дикорастущие конопля, лен.

Важнейшим достижением этой эпохи является освоение процесса металлообработки, однако большинство орудий труда по-прежнему изготавливалось из различных пород камня, прежде всего кремневых. Внедрение металла было ограниченным. В.С. Стоколосом высказано предположение о возможном знакомстве местного лесотаежного населения с навыками земледелия. По мнению видного российского археолога Ю.А. Краснова, лесная полоса Европейской части России могла быть местом окультивирования льна и конопли (Краснов, 1965).

Древнее население в эту эпоху, как и в предыдущие, продолжало селиться по берегам рек и озер. Поселения состояли из одного-двух жилищ, в которых могло обитать от двух до шести семей. На одном поселении одновременно могло жить 20-25 человек. В одном жилище располагалась одна или две малые семьи, каждая из которых имела свой очаг. Жилища с большим количеством очагов встречаются редко. Большая семья состояла обычно из 10-20, малая – из 5-10 человек.

Этнокультурная история характеризуется сложными процессами взаимодействия разноэтничных групп населения. Значительная часть территории была занята финно-пермскими племенами, потомками древних финно-угров, освоивших ее еще в предыдущую эпоху. В культуре местного населения ощущается мощное влияние индоевропейского мира.

Наступление новой эпохи было ознаменовано освоением металлургии железа, которое становится основным материалом для изготовления орудий труда, оружия, предметов бытового назначения. Железо является самым распространенным в мире металлом, однако оно позже других стало служить человечеству. Хотя железные руды распространены повсеместно, в отличие от медных и оловянных, но получить из руды железо было значительно труднее, так как для его плавки необходима очень высокая температура (15280), что было неосуществимо для древних мастеров. Железо получали в тестообразном состоянии с помощью сыродутного процесса. Сущность его заключалась в восстановлении железной руды углеродом при температуре 1110-13500 в специальных печах, вдувая воздух кузнечными мехами через сопло. На дне печи образовывалась крица – комок пористого, тестообразного железа весом от 1 до 8 кг, которую затем неоднократно проковывали молотом для уплотнения и частичного выдавливания из нее шлака. Кричное железо было мягким, поэтому его закаливали (обуглероживали). Таким образом, железо не отливали, а “варили”. Железные изделия получали путем ковки.

Более высокие механические качества железа, общедоступность железных руд и вследствие этого дешевизна нового материала способствовали тому, что железу удалось выОсвоение и изучение региона теснить бронзу, а затем камень. Распространение железа привело к технической революции.

Появились новые, неизвестные в бронзовом веке предметы: ножницы, щипцы, клещи, напильники и др. Ускорилось развитие ремесла, особенно кузнечного и оружейного. Благодаря железному топору и сохе с железным лемехом стало возможным продвижение земледелия на север, в лесные районы.

На ЕСВ ранний железный век датируется VIII в. до н.э. – IV-началом V в. н.э. В эту эпоху рассматриваемая территория входит в единую историко-культурную область с ВолгоКамьем, которую заселяли родственные финно-пермские племена. Однако, наряду с общими чертами, между ними существовали определенные различия, отражающие различный социально-экономический уровень развития волго-камских и северных племен, обусловленный прежде всего природно-климатическими условиями. В Волго-Камье в раннем железном веке кремень был полностью вытеснен железом, основу хозяйства населения составляли земледелие и животноводство, широкое распространение получили укрепленные поселения, тогда как на ЕСВ по-прежнему использовались кремневые изделия, охота и рыбная ловля сохраняли свою ведущую роль в экономике, отсутствовали городища.

В первый период раннего железного века, датируемого VIII-III вв. до н.э., в бассейнах Печоры, Вычегды и Мезени обитали племена, входящие в ананьинскую этнокультурную общность. В настоящее время известно более 100 ананьинских памятников. Они представлены неукрепленными поселениями, могильниками и святилищами. Поселения располагаются как вблизи больших рек, так и в стороне от них, на склонах небольших протоков или ручьев, а также в их устьях. Площадь поселений различна – от 50 до 5000 кв.м. Жилища наземные, подпрямоугольной формы, с одним или двумя выходами, площадью 60-70 кв.м., обогреваемые чаще всего двумя очагами.

Первый могильник ананьинского времени Шиховской, расположенный в УстьЦилемском районе Республики Коми, исследован в 1990-е гг. И.О. Васкулом. Раскопано погребений, часть которых совершена в лодках. В них найдены железные ножи и кинжалы, наконечник копья, костяные и бронзовые наконечники стрел, бронзовые гривны, подвески, бронзовые зеркала, скульптура мужчины из кости, фигурки ящера и пчелы, отлитые из бронзы, предметы поясной гарнитуры и даже модель игральной кости. Особый интерес представляет комплекс предметов пермского звериного стиля. Могильник существовал в V-III вв. до н.э. Одиночные погребения выявлены на поселениях Шойнаты II, Угдым II и Угдым III на средней Вычегде К.С. Королевым. На поселении Шойнаты II на каменной вымостке обнаружено погребение в виде кучки кальцинированных костей, помещенных в могильную яму с углистым заполнением. Два аналогичных погребения открыты в низовьях р. Угдым (левый приток Вычегды). На дне ям расчищена каменная вымостка, на которой сохранился углистый слой толщиной около 4 см, в котором залегали фрагменты сосудов, украшенных отпечатками шнура, ямками, змеевидными оттисками. В одной из ям сохранился сильно коррозированный железный предмет. Высказано предположение, что одиночные погребения на поселениях являются культовыми.

На поселениях находки более однообразны. В основном, это кремневые орудия труда, прежде всего скребки, а также ножи и наконечники стрел, фрагменты глиняных сосудов. На многих поселениях выявлены следы местной металлообработки, однако металлические изделия встречаются редко. Бронзовые культовые изделия найдены на поселениях Весляна IV на Выми, Борганъель II на Нившере и др. (рис. 5). Борганъельское изделие представляет собой изогнутый стержень с глубокой продольной бороздой, верхняя часть которого оформлена в виде антропоморфного и серповидного изображений. Ашихмина Л.И. рассматривает этот предмет как модель древа жизни. По ее мнению, бороздка изображает ползущую по стволу дерева змею, являющуюся символом нижнего мира, крона дерева – среднего мира, изображения месяца в виде личины и серповидной луны – верхнего мира (Ашихмина, 1992). Ананьинские сосуды круглодонные, чашевидной формы, орнаментированные ямками, отпечатками зубчатого штампа, оттисками шнура, расположенными горизонтальными рядами. В.И. Канивцом были выделены четыре культурно-хронологических типа ананьинского времени (Ласта, Перный, Ямашор и Чаркабож), которые, с одной стороны, обнаруживают близость памятникам ананьинской культуры Волго-Камья, с другой, отличаются от них (Канивец, 1974). Они составляют северный (вычегодско-печорский) вариант ананьинской историко-культурной общности, сопоставляемой большинством исследователей с нераспавшейся прапермской общностью, в которую входили предки коми-зырян, коми-пермяков и удмуртов. Согласно другой точке зрения, ананьинская общность оставлена восточными финнами, в которую, кроме пермян, входили и предки волжских финнов.

Рис. 5. Изделия ананьинского времени бассейна Вычегды и Печоры 1 – местонахождение у дер. Слудка; 2 – поселение Борганъель II;

3-5 – поселение Борганъель I; 1-6 – поселение Сынявом I, 7 – Шиховский могильник (погр. 1); 8,9 - Синдорское озеро; 10,12 – Канинская пещера;

13,15 – случайные находки (бассейн Печоры, Северный Урал), 14 – Усть-Лыжа I. 1, 2, 4, 5, 8-15 – бронза, 3 – кость, 6 – глина, 7 – бронза, железо Вычегодско-печорский вариант ананьинской общности сформировался на основе предшествующей лебяжской культуры, однако в его материалах выявлены прикамский и зауральский компоненты, что объясняется как культурными контактами, так и миграциями отдельных групп населения из Зауралья и Прикамья. Проблема генезиса ананьинской общности в целом остается предметом дискуссий. Между различными группами населения, входящими в «ананьинский мир», существовали разного рода связи и контакты. На селение Северного Приуралья наиболее тесно было связано с Пермским Прикамьем, которое испытывало мощное воздействие скифского мира. Культурные импульсы индоевропейского мира прослеживаются и на памятниках ЕСВ, о чем красноречиво свидетельствуют материалы Шиховского могильника и других северных памятников. На памятниках восточного Припечорья и Привычегодья прослеживается зауральское влияние.

Второй период раннего железного века (конец III в. до н.э. – нач. V в.н.э.) представлен памятниками гляденовской общности, занимающими территорию Верхнего и Среднего Прикамья, бассейны Мезени, Печоры и Вычегды. На ЕСВ известно более 50 поселений, три могильника и три святилища, на которых выявлены гляденовские комплексы. Они изучены на поселениях возле оз. Синдор, Вис I-II, Симва II, на средней и верхней Вычегде – Дон, Ягкодж II, Ягкоджты, Чуддинты I, Озъяг II, Пожегдин II, Джуджыдъяг, на Ижме – Черноборская I и IV и др., а также на многослойных поселениях водораздельных озер Среднего Тимана, Северного Тимана и Малоземельской тундры (Волоковка, Минина Виска I, Пижма I-II, Пижемский Гумежек, Ружникова), в бассейне Мезени - на поселениях Мичачой I, Ус II, Чойновты III, Ядмас I. В Усть-Цилемском районе Республики Коми изучены погребения гляденовского времени.

Поселения площадью от 80 до 3000 кв.м располагаются на боровых террасах, по берегам рек и озер. Среди них выделяются кратковременные стоянки и места более длительного обитания. На поселениях открыты жилища, культовые сооружения, хозяйственные ямы. Жилища раскопаны на поселениях Ибское, Парчьяг, Пожегдин II. Они имеют небольшую площадь (10-21 кв.м), прямоугольную форму и слегка углублены в землю. На полу жилищ выявлены очаги-кострища, наземные или слегка углубленные в землю. На поселениях, судя по их размерам и количеству жилых построек, могли обитать 20-30 человек, а в одном доме от четырех до семи человек.

Представляют интерес культовые сооружения. К ним относятся, в частности, выявленные на поселении Пожегдин II на верхней Вычегде углубленные в землю постройки, внутри которых обнаружены культовые изделия. К памятникам культового характера относятся также каменные вымостки, одна из которых диаметром 2,8 м, углисто-зольным слоем мощностью 4-6 см исследована К.С.Королевым на поселении Джуджыдъяг. На них совершались ритуальные церемонии, жертвоприношения.

Погребальные памятники немногочисленны: три погребения на поселении Джуджыдъяг на Вычегде, два – на нижней Печоре, у с. Новый Бор. Джуджыдъягские погребения содержат небогатый инвентарь: обломки сосудов, железный нож, железный поясной крючок.

Гораздо более богатый набор вещей представлен в погребениях у с. Новый Бор. Здесь обнаружены обломки пяти бронзовых круглых зеркал, стеклянные и бронзовые бусы, подвески и поясные бляшки различной формы, обломки костяных наконечников стрел. Особый интерес представляет отлитое из бронзы изображение мужчины, голову которого венчает птица с хищным клювом и распростертыми крыльями. По мнению исследователя могильника И.О. Васкула, данные погребения являются шаманскими.

Разнообразные изделия из металлов, стекла, кости встречаются и на поселениях. Так, на поселении Джуджыдъяг найден железный черешковый наконечник стрелы, бронзовая ромбическая подвеска, желтый бисер, на поселениях Шиховское II и Ягкоджты – крупные бронзовые сферические бляхи, стеклянные бусы, на поселении Угдым III – сдвоенная спиральновитая височная подвеска и наконечник ремня, на поселении Вис II – бронзовая каплеОсвоение и изучение региона видная подвеска. Богатый комплекс вещей найден на поселении Пожегдин II – круглые сферические бляшки, крупная круглая бляшка, обломок пластинчатой пряжки с неподвижным язычком, изображения хищных пушных зверьков и хищной птицы с человеческой личиной на груди, четырехгранное шило, обломок ножа с долом и другие предметы. Представляют интерес бляхи с изображением всадников (рис. 6).

Керамика представлена широкогорлыми сосудами со слабовыпуклым туловом, округлым или уплощенным дном. В верхней части сосуды украшены ямками, зубчатыми, шнуровыми отпечатками и насечками, а также каннелюрами. Преобладающим элементом орнаментации являются насечки. В керамике печорских и вычегодских памятников выделяются некоторые специфические особенности, что позволило в рамках единой гляденовской общности выделить две культуры: пиджскую, локализуемую на Печоре и Мезени, и джуджыдъягскую – на Вычегде. Проблема этнической принадлежности выделенных культур в настоящее время относится к числу недостаточно разработанных. В печоро-мезенских древностях более выражено влияние западносибирского мира, вычегодские обнаруживают большее сходство с прикамскими, что предполагает их этническую близость.В составе печорского населения, вероятно, были пришельцы из Западной Сибири.

Вторая половина I тыс. н.э. – исключительно важный период в истории народов Приуралья. Он ознаменован существенными сдвигами в развитии экономики, социальных отноОсвоение и изучение региона шений, обусловленных дальнейшим развитием металлургии и металлообработки, прежде всего железа, повышением производительности труда всех отраслей хозяйства, что способствовало ускорению темпов социально-экономического развития общества. К этому периоду относится начало формирования этнических общностей, давших основу современным пермским народам (пракоми и праудмуртам).

В V-VI вв. н.э., в эпоху великого переселения народов, в бассейне Вычегды появляются воинственные кочевые скотоводческие племена из южного Зауралья, памятники которых заметно отличаются от традиционных местных. Они представлены могильниками, в которых наряду с обычными захоронениями в грунтовых ямах выявлены погребения под курганными насыпями. В настоящее время известно пять могильников этого типа: Веслянский I на Выми, Борганъельский, Юванаягский, Вомынъягский на Нившере и Шойнаягский на Сысоле. Погребения отличаются исключительным богатством. Выделяются погребения конных воинов-дружинников, сопровождающиеся мечами и кинжалами в ножнах, кольчугами и их фрагментами, серебряными и золотыми наглазниками и наротниками, которые являются остатками погребальных масок, богатыми поясными наборами, браслетами, ожерельями из стеклянных, сердоликовых и янтарных бус, фигурками коней и медведей, бронзовыми чашами и железными котлами. К уникальным находкам относятся серебряный ритон в форме головы быка и деревянная чаша с ручкой, оформленной в виде скульптуры медведя, происходящие из Веслянского I могильника (рис. 7). Здесь же найдены серебряные монеты, чеканенные в Сасанидском Иране в период правления Пероза (предположительно в 465 г.) и Кавада I (чеканка 506 г.).

Рис. 7. Ванвиздинская культура. Раннее средневековье 1 – поселение Кужим; 2 – местонахождение Ухтинский волок; 3,4,6,8- поселение Вис;

1,5 – Веслянское I поселение; 7 – поселение ВМСII; 9,10 – Веслянский I могильник 1-8 – предметы культового литья, 9-10 – ритуальные сосуды (чаша и ритон) Вероятно, пришлые группы населения были немногочисленны. Они постепенно растворились в среде местного населения. Однако пришельцы оставили глубокий след в культуре местного населения. Именно с этого времени на севере появляется животноводство, совершенствуется кузнечное и бронзолитейное производство. В погребениях под курганныминасыпями встречаются бронзовые стержни (слитки бронзы), которые являются эквивалентами обмена. Они выполняли те же функции, что беличьи шкурки у многих финно-угорских народов, в том числе у коми, т.е. роль денег.

Культура местных племен, являющихся потомками гляденовского, называется ванвиздинской. Памятники этой культуры, датируемой VI-X вв. н.э., локализуются в основном в бассейнах Вычегды и Мезени. Известно не менее 68 памятников, в том числе 55 поселений, пять могильников и два святилища. Могильники пока известны только в бассейне Вычегды.

Погребальные памятники ванвиздинской культуры представлены тремя грунтовыми могильниками (Угдым II, Шойнаты I на средней Вычегде и Евдинский на Выми). Многие погребения не содержат вещевого инвентаря, в остальных он очень скромен: фрагменты сосудов, единичные находки железных орудий труда и украшений (Королев К.С., 1997).

Значительно лучше изучены поселения, в том числе по Тиманскому кряжу. Это Веслянское I на Выми, Вис I в районе оз. Синдор, а также Шойнаты III, Шойнаты VI, Угдым I и Угдым III на средней Вычегде, Кужим I - III, Усогорск III на Мезени и др.

Поселения располагаются на боровых террасах по берегам рек и озер. Они, как и в предыдущие эпохи, неукрепленные. Поселения этой эпохи, как правило, долговременные. На многих из них выявлены остатки жилищ, очаги, хозяйственные ямы, производственные сооружения. Жилища наземные или слегка углубленные в землю. Остатки жилищ открыты на поселениях Вис II, Веслянское I и др. Жилище на поселении Вис II площадью около 40 кв.м.

представляло собой двускатный шалаш, по контуру которого прослежены остатки одновенечного деревянного сруба. Жилища обогревались очагами, которые часто переносились с одного места на другое. Вход в жилище, предположительно, шел через тамбур-коридор.

Встречаются двухкамерные жилища. Представляют интерес два жилища, раскопанные Г.М. Буровым на поселении Вис II. Одно из них было прямоугольной формы, второе - квадратной. Они различаются между собой по характеру найденного инвентаря. В первом из них были сосредоточены в основном орудия труда, во втором – украшения. В жилище № 1 и возле него найдено 11 костяных наконечников стрел и наконечник гарпуна, две костяные проколки, удильный крючок и два пряслица; рядом с жилищем отмечено скопление костяных изделий. Во втором жилище и у его края лежали четыре бронзовых украшения, туалетные щипчики и шесть стеклянных бусин, а также пять костяных наконечников стрел и два железных ножа. Г.М. Буров высказал предположение, что жилище № 1 являлось мужской, жилище № 2 – женской половиной дома. На многих поселениях открыты очаги со следами металлургии и металлообработки. Известны производственные мастерские, в которых сохранились обломки тиглей, литейные формы из глины, многочисленные шлаки, слитки металла, железные орудия и бронзовые украшения.

Сосуды имеют горшковидную и чашевидную форму, украшены разнообразными узорами в верхней части: ямками, кружками, отпечатками шнура, гребенчатыми оттисками в различных комбинациях. Кроме керамики найдены изделия из железа, бронзы, кости, дерева.

Особый интерес представляют материалы Висского II торфяника, относящиеся к этой эпохе.

В нижней толще торфяника обнаружены концы свай и вертикально воткнутых жердей, расположенных рядами поперек бывшего русла реки, в средней – упавшие сваи и жерди со срезами на концах. По мнению Г.М. Бурова, они представляют собой остатки рыболовных заграждений для установки западней типа верш. В торфянике сохранились также многочисленные кости животных, костяные наконечники стрел, стеклянные бусы, пластины от рыболовных сетей, удильные крючки, поплавки от сетей, весло, лыжа, полозья саней, стрела, мотыга, коленчатые рукоятки кельтов, муфта проушной кирки, гвозди, пряслица, лучки, удильные крючки. Особый интерес представляет миниатюрная скульптура человека. В суходольной части Висского II поселения найдены изделия из железа: ножи, обломок рубящего орудия, проволочная дужка с ушками на конце, скоба и др.

Орудия труда и оружие из железа немногочисленны. Они представлены преимущественно ножами и наконечниками стрел. Встречаются долота, шилья и иголки. Для изготовления наконечников стрел широко использовалась кость. Костяные наконечники стрел встречаются на поселениях Вис II, Кузьвомын, Ванвиздино, Канинской и Уньинской пещерах. К своеобразным находкам относятся костяные жерлицы для ловли рыбы, а также костяные проколки для шитья одежды.

На поселениях найдено значительное количество бронзовых изделий, преимущественно украшений. К ним относятся браслеты, калачевидные серьги, спиральновитые перстни, подвески, бубенчики, шумящие подвески, пронизки, предметы поясной гарнитуры в виде пряжек и накладок различной формы, бусы из глухого и прозрачного стекла, глазчатые и мозаичные, а также из серебра. Особую группу предметов, относящихся к ванвиздинской культуре, составляют изделия культового литья, на которых чаще всего изображены сложные зоо-антропо-орнитоморфные образы. Цетральное место в них занимает образ человеколося в обрамлении лосиных голов, в верхней части композиции – лося или птицы, в нижней – мифического, фантастического существа, условно называемого в науке «ящером». Встречаются изображения антропоморфного существа, стоящего на «ящере», человеческой личины в обрамлении лосиных голов, летящей птицы с человеческой личиной на груди и др.

Наряду с ними найдены подвески с изображением отдельных животных. Встречаются фигуры медведей, коньков, лосей, «ящеров». Предметы пермского звериного стиля представляют большой научный интерес как источники для изучения духовной культуры древнего населения. Они вызывают неизменный интерес исследователей. По мнению А.С. Сидорова и Л.С.

Грибовой, в основе сложных образов предметов пермского звериного стиля лежали представления о всеобщей связи в природе. Академик Б.А. Рыбаков считает, что в предметах пермского звериного стиля отразились прежде всего космогонические представления древнего человека о вертикальном строении вселенной.

Среди предметов этого круга особое место занимает древнекоми промысловый календарь, найденный возле с. Сторожевск на средней Вычегде. Расшифровка календаря была выполнена этнографом Н.Д. Конаковым (Конаков, 1987). За основу расшифровки календаря были взяты годичные биологические ритмы промысловых животных. Изображения зверей на кольце представляют собой годовой цикл чередования сезонов в промысловом календаре.

Каждый зверь олицетворял определенный период («месяц»). Каждая насечка по внешнему контуру кольца (их насчитывается 90) соответствует четырем суткам. Отсчет времени на календарном диске велся против часовой стрелки. Год делился на девять периодов, подразделяющихся на два цикла: производительный (сезон охоты) и непроизводительный (выводковый сезон). Данный календарь свидетельствует о том, что древние коми накопили огромный опыт познания окружающего мира, обладали знаниями в области астрономии, знали о четырех солнечных фазах. Это календарь охотничьего таежного населения, важным источником существования которого являлась охота.

Хозяйство ванвиздинского населения было комплексным. Основу его, как и в предыдущие эпохи, составляли охота и рыбная ловля. Охотились с помощью лука со стрелами, наконечники которых были костяные или железные. Наконечники разнообразны по форме и размерам, что указывает на их специализацию. Использовались разные наконечники для охоты на птицу, боровую дичь, пушных зверей и крупных млекопитающих. На поселениях сохранились кости бобра, куницы, северного оленя, бурого медведя, лося, собаки, соболя, выдры, лисицы, волка, белки, зайца. Первое место по количеству особей занимает бобр. Традиционным занятием населения была рыбная ловля. На поселениях встречаются кости рыб, рыболовные снасти: удочки, жерлицы, гарпуны, сети. Были развиты различные традиционные домашние производства.

Наибольший прогресс был достигнут в области металлургии и металлообработки. В эту эпоху из обихода исчезают кремневые наконечники стрел. Кремень использовался только для изготовления скребков. О развитии железоделательного производства свидетельствуют железные изделия и остатки производственных мастерских, шлаки, оставшиеся после варки железа. Проведенные металлографические исследования показали, что ванвиздинцами были освоены различные технологические схемы изготовления железных изделий, в том числе трехслойный пакет.

Качественно новый этап наступает в цветной металлургии и металлообработке. Изменяется состав сплавов. Проведенный спектральный анализ бронзовых изделий показал, что в это время появляются новые сложные сплавы: свинцово-оловянно-цинковые, оловянные, оловянно-свинцовые и цинково-свинцовая латунь. Переход к использованию сложных бронз был обусловлен освоением полиметаллических свинцово-цинковых руд Северного Урала. О развитии бронзовой металлообработки на поселениях свидетельствуют находки многочисленных тиглей для плавки металла, льячек, литейных форм, а также шлаков.

Важнейшим событием этой эпохи является появление животноводства. На поселении Вис II сохранились кости лошади, коровы, овцы или козы, Веслянском I могильнике - коровы, на поселениях Шойнаты и Кужим II – крупного рогатого скота. Кроме того, встречаются изображения коней, что также является косвенным свидетельством развития коневодства.

Прямых свидетельств занятий ванвиздинского населения земледелием пока нет. Однако на поселении Вис II найдены деревянные мотыги, коленчатые рукояти топоров-кельтов, которые могли использоваться для обработки почвы.

На памятниках ванвиздинской культуры встречено значительное количество изделий из драгоценных и полудрагоценных материалов, изготовленных в Сасанидском Иране, в Северном Причерноморье, часть которых попала на ЕСВ с южными мигрантами, другая – в процессе обмена с соседними и отдаленными племенами и народами, который носил как непосредственный, так и опосредованный характер. Предметом вывоза являлись меха, высоко ценившиеся на международных рынках, особенно с VIII в., в связи со становлением Багдадаского халифата. Таким образом, хозяйство ванвиздинского общества характеризуется сочетанием традиционных присваивающих форм хозяйства (охоты и рыболовства) с производящими (металлургией, металлообработкой, животноводством и, возможно, земледелием).

На верхней Вычегде, Печоре, а также в Большеземельской тундре и нижнем Приобье исследованы памятники бичевницкой культуры, датируемой второй половиной I тыс. н.э.

Основная территория ее распространения - лесное Печорское Приуралье. Тиманский кряж определяет западную границу памятников бичевницкой культуры. В бассейне Вычегды они известны только в ее верхнем течении. Бичевницкие памятники представлены исключительно поселениями. Они расположены по берегам рек и на останцах террас водораздельных озер Тимана, на тундровых озерах, в устьях речек и занимают площадь от 200 до 1000 кв.м. Представлено два типа поселений: временные стоянки и долговременные поселения. Основную массу материалов поселений составляют обломки глиняных сосудов и кремневые скребки.

Керамика представлена сосудами чашевидной формы, украшенными оттисками зубчатого штампа, сочетанием наклонных вдавлений овальной или линзовидной формы, выполненных печатной или отступающей техникой, каннелюрами, глубокими ямками, печатными зубчатыми оттисками в виде зигзага и наклонных линий. Кроме сосудов, на поселениях встречаются орудия труда, украшения, культовые изделия, оружие. К этой культуре могут быть отнесены изображения человеко-лосей. На поселениях также встречаются железные и костяные наконечники стрел, ножи, шилья. В формировании бичевницкой культуры предполагается участие двух компонентов: местного, генетически связанного с культурой раннего железного века лесного Припечорья, и арктического, пришлого из более северных тундровых районов. Причина передвижения арктического населения в более южные районы объясняется сдвигом ландшафтных зон, значительным расширением тундровой зоны и смещением к югу бореальных видов, существенным изменением естественно-географической ситуации в целом. Этническая принадлежность бичевницкой культуры определяется только на гипотетическом уровне. По мнению А.М. Мурыгина, на обширной территории между Тиманским кряжем на западе и Нижней Обью на востоке, от верховий Печоры и северной Сосьвы до морского побережья, в раннем средневековье жили племена, входившие в нераспавшуюся полиэтничную финно-угро-самодийскую общность, из которой в дальнейшем выделились самодийский и угорский этносы. Ученый полагает, что Тиман во второй половине I тыс. н.э.

являлся контактной зоной для культур Печорского и Вычегодско-Мезенского бассейнов и пограничной линией двух хозяйственно-культурных ареалов. В Вычегодско-Мезенском бассейне обитали ванвиздинские племена, в Печорском – бичевницкие, хотя археологические материалы свидетельствуют о возможном эпизодическом проникновении отдельных групп ванвиздинцев в бассейн Печоры (Мурыгин, 1992).

В эпоху развитого средневековья на ЕСВ по письменным источникам, в частности, древнейшей русской летописи «Повесть временных лет», упоминаются три этноса: пермь, печера и югра. Кроме того, по данным фольклора, в при- и заполярных тундрах в древности обитали «сииртя». Однако, ни один из них четко не локализован. В настоящее время археологически наиболее изученной является пермь. Определены древности югры. В последние десятилетия XX в. выделены памятники печеры, однако они пока единичны. Сииртя, предположительно, сопоставляется с самодийцами (ненцами).

Слово «пермь» имеет прибалтийско-финское происхождение и означает «край земли», «земля за рубежом». Таким образом, это географический термин, который стал экзоэтнонимом народа, так как пермь в «Повести временных лет» фигурирует в числе народов, имеющих свой язык и платящих дань Руси. Основываясь на данных «Жития Стефана Пермского», большинство исследователей полагает, что это название относится к предкам коми-зырян (пермь вычегодская) и коми-пермяков (пермь великая), хотя существует предположение, что оно распространялось и на древних удмуртов.

Культура перми вычегодской, изученная по археологическим источникам, получила название вымской, так как в долине Выми сосредоточено наибольшее количество памятников перми, и именно здесь находился важный центр формирования древних коми-зырян (Савельева, 1971). Вымская культура перми вычегодской датируется XI-XIV вв. Этот период характеризуется завершением начального этапа формирования народности коми-зырян, происходящего на базе родственных племен, упоминаемых в письменных источниках: вычегжан, вымичей, сысоличей, ужгинских сырьян и т.д. В «Житии Стефана Пермского», а также в источниках XV в. очерчивается ареал обитания вычегодских пермян - бассейн Вычегды с ее притоком Вымью, Вашка, Луза, Пинега. Археологические материалы убедительно свидетельствуют об общности культуры перми вычегодской в XI-XIV вв. на Вычегде, Выми, Вашке, Сысоле, Лузе. С другой стороны, между памятниками отдельных районов имеются некоторые различия, что позволяет выделить семь локальных групп памятников, соответствующих территориально-племенным объединениям древних коми-зырян: вымская, нижневычегодская, средневычегодская, удорская, верхнесысольская, среднесысольская, прилузская.

Наиболее изученной является вымская группа памятников (Савельева, 1987). Она представлена преимущественно могильниками и единичными поселениями. Большинство могильников насчитывает несколько сот погребений (Кичилькосьский I, Ыджыдъельский, Жигановский, Кокпомъягский, Вадъягский), некоторые – несколько десятков (Веслянский II, Петкойский, Отлинский I, II, Лялинский, Часадорский). Судя по ним, долина р.Выми в эпоху средневековья была заселена достаточно плотно. Могильники известны и в ныне неОсвоение и изучение региона заселенных местах. В частности, в районе вымских порогов известно четыре могильника:

Кичилькосьский I, Кичилькосьский II, Ошмосский и Кедвавомский. Из поселений изучено Жигановское, расположенное возле д. Жигановка Княжпогостского района Республики Коми.

Особый интерес представляют материалы вымских могильников. Они, как правило, располагаются в глубине боровой террасы на берегу реки в возвышенной части бора, примыкающей к болотистой низине. Погребения отмечены на поверхности впадинами. Местное население приписывает эти могильники легендарной чуди.

При раскопках поселений и могильников найден богатейший материал, включающий разнообразные орудия труда, оружие, производственный инструментарий, предметы быта и украшения, которые позволяют с достаточной полнотой характеризовать хозяйство, быт, материальную и духовную культуру древних коми-зырян.

Материалы археологических раскопок этих памятников дали первые бесспорные свидетельства развития земледелия у древних коми-зырян. В одном из погребений Кичилькосьского I могильника, датируемом XI в., в медном котелке сохранились остатки зерен культурных злаков. Орудиями подготовки почвы к посеву могли служить железные топоры, которые встречаются на многих вымских памятниках. Они были необходимы для рубки и раскорчевки леса при подсечно-огневой системе земледелия, существовавшей у предков коми-зырян в эпоху средневековья и сохранявшейся вплоть до XVIII в. Дальнейшее развитие получило животноводство, на что указывают многочисленные кости домашних животных (коровы, лошади, овцы, свиньи), а также ножницы для стрижки овец, конские удила, фрагменты шерстяной пряжи, тканей, пряслица.

Значительный прогресс был достигнут в развитии кузнечного и бронзолитейного производств. Из железа изготовлялись все основные орудия труда, предметы вооружения, многие предметы быта. На Кичилькосьском I могильнике выявлены погребения кузнецов:

одно из них сопровождалось набором кузнечных инструментов (клещи, гвоздильня, молоток), другое – железными крицами и шлаками. Металлографический анализ кузнечных изделий показал, что местные кузнецы применяли широкий набор технологических схем при изготовлении изделий из железа и стали. Основным приемом производства орудий труда было сочетание в предмете посредством кузнечной сварки твердого стального лезвия и вязкой железной основы. Уже в X-XI вв. в Вычегодском крае появляются трехслойные ножи.

Была освоена технология вварки и наварки стального лезвия в железную основу. Наряду с этим сохранялись архаичные местные технологии изготовления изделий из кричного железа, пакетной или стальной заготовки. Данные металлографического анализа позволяют проследить процесс освоения местными кузнецами передовых европейских технологических схем изготовления железных изделий (Завьялов, 1992; Зыков, 1992).

Найдены многочисленные деревообрабатывающие орудия: скобели, тесла, ложкари, а также шилья, кочедыки, сверла, стамески, пешни. Судя по набору производственного инвентаря, были развиты столярное (или бондарно-столярное), кожевенное (или сапожное), косторезное, ткацкое, а также керамическое производства.

Наиболее многочисленную категорию находок составляют украшения костюма. Среди них выделяются как местные, так и привозные. К наиболее популярным относятся височные подвески, разнообразные нагрудные украшения в виде ожерелий из бус, монетовидных привесок и бубенчиков. Важное место в костюме отводилось поясным украшениям. К ним относятся не только богато украшенные кожаные пояса с многочисленными бронзовыми накладками, но и спускающиеся от пояса нанизанные на кожаный шнурок многочастные украшения, включающие бусы, бубенчики, костяные и бронзовые уточки, коньки и шумящие подвески. К числу излюбленных украшений древних коми-зырян относятся и перстни из бронзы и серебра. Изделиями местных мастеров являются спиралевидные и трубчатые пронизки, многочисленные бубенчики грушевидной, шаровидной и конусовидной форм. Много привозных украшений. Это бусы из стекла, горного хрусталя, сердолика, янтаря, серебра и бронзы. Обращают на себя внимание высокохудожественные ювелирные изделия, чаще всего из серебра. Среди них гривны, браслеты, лунницы, серьги, бляхи с изображением охотниОсвоение и изучение региона чьих сцен, перстни и др. (рис. 8). Среди предметов импорта также представлены разнообразные бронзовые изделия городских ремесленников – фибулы, предметы поясной гарнитуры, перстни, различные типы шумящих подвесок. Они свидетельствуют об активных торговых связях древних коми-зырян.

1-5, 7-9 – Кичилькосьский I могильник; 6 – Веслянский II могильник 1,2 – круглые подвески; 3 – фибула, 4 – умбоновидная подвеска; 5 – якорьковая подвеска;

6 – калачевидная серьга; 7 – браслет с каменными вставками; 8 – древнекоми промысловый календарь (1 – серебро, бронза, 2-5, 8 – бронза, 6, 7 – серебро) Среди привозных превалируют древнерусские изделия. Первыми на ЕСВ, вероятно, проникают новгородские торговцы. С ними на берега Выми и Вычегды попадают западноевропейские денарии. Так, а Кичилькосьском I могильнике найдены 54 западноевропейских денария(чешские, германские, датские, голландские и др). Прекрасные ювелирные изделия из серебра, серебра с позолотой, украшенные сканью и зернью, иногда инкрустированные каменными или стеклянными вставками, привозили на север купцы из Волжской Булгарии.

Так, на Кичилькосьском I могильнике в одном из погребений найден богатый комплекс драгоценных украшений, состоящий из гривны и двух браслетов, инкрустированных каменными и стеклянными вставками (рис. 8). Булгарские купцы выступали посредниками в торговле с мусульманским среднеазиатским миром, откуда в земли коми-зырян проникают саманидские дирхемы и их оттиски. Наряду с привозными изделиями встречаются гирьки и детали от весов для взвешивания серебра. Таким образом, выделяются два основных направления торговых связей – южное и западное. Южное направление осуществлялось по КамскоВычегодскому пути, западное – Сухоно-Вычегодскому. Пермь Вычегодская с X-XI вв. вклюОсвоение и изучение региона чается в сферу экономических и политических интересов соседних раннефеодальных государств Восточной Европы, которые были заинтересованы в расширении своей территории.

Европейский Север представлял интерес прежде всего как источник получения пушнины, пользовавшейся высоким спросом на международных рынках. Судя по имеющимся источникам, контакты Перми Вычегодской с Волжской Бугарией ограничивались торговлей. Булгарские купцы непосредственно сами или через посредников поставляли на Север украшения и предметы быта в обмен на меха. На ЕСВ не известны ни булгарские поселения, ни торговые фактории. Не встречается и булгарская керамика, которая могла бы свидетельствовать о проживании в рассматриваемом регионе волжских булгар.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 
Похожие работы:

«Г.М. Федоров, В.С. Корнеевец БАЛТИЙСКИЙ РЕГИОН Калининград 1999 Г.М. Федоров, В.С. Корнеевец БАЛТИЙСКИЙ РЕГИОН: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО Калининград 1999 УДК 911.3:339 (470.26) Федоров Г.М., Корнеевец В.С. Балтийский регион: социальноэкономическое развитие и сотрудничество: Монография. Калининград: Янтарный сказ, 1999. - 208 с. - ISBN Книга посвящена социально-экономическому развитию одного из европейских макрорегионов – региона Балтийского моря, на берегах которого...»

«П.П.Гаряев ЛИНГВИСТИКОВолновой геном Теория и практика Институт Квантовой Генетики ББК 28.04 Г21 Гаряев, Петр. Г21 Лингвистико-волновой геном: теория и практика П.П.Гаряев; Институт квантовой генетики. — Киев, 2009 — 218 с. : ил. — Библиогр. ББК 28.04 Г21 © П. П. Гаряев, 2009 ISBN © В. Мерки, иллюстрация Отзывы на монографию П.П. Гаряева Лингвистико-волновой геном. Теория и практика Знаю П.П.Гаряева со студенческих времен, когда мы вместе учились на биофаке МГУ — он на кафедре молекулярной...»

«И. Н. Андреева ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ КАК ФЕНОМЕН СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ Новополоцк ПГУ 2011 УДК 159.95(035.3) ББК 88.352.1я03 А65 Рекомендовано к изданию советом учреждения образования Полоцкий государственный университет в качестве монографии (протокол от 30 сентября 2011 года) Рецензенты: доктор психологических наук, профессор заведующий кафедрой психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета И.А. ФУРМАНОВ; доктор психологических наук, профессор...»

«Российская академия естественных наук Ноосферная общественная академия наук Европейская академия естественных наук Петровская академия наук и искусств Академия гуманитарных наук _ Северо-Западный институт управления Российской академии народного хозяйства и государственного управления при Президенте РФ _ Смольный институт Российской академии образования В.И.Вернадский и ноосферная парадигма развития общества, науки, культуры, образования и экономики в XXI веке Под научной редакцией: Субетто...»

«Российская Академия наук ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ ВОЛЖСКОГО БАССЕЙНА Г.С.Розенберг, В.К.Шитиков, П.М.Брусиловский ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ (Функциональные предикторы временных рядов) Тольятти 1994 УДК 519.237:577.4;551.509 Розенберг Г.С., Шитиков В.К., Брусиловский П.М. Экологическое прогнозирование (Функциональные предикторы временных рядов). - Тольятти, 1994. - 182 с. Рассмотрены теоретические и прикладные вопросы прогнозирования временной динамики экологических систем методами статистического...»

«Олег Кузнецов Дорога на Гюлистан.: ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УХАБАМ ИСТОРИИ Рецензия на книгу О. Р. Айрапетова, М. А. Волхонского, В. М. Муханова Дорога на Гюлистан. (Из истории российской политики на Кавказе во второй половине XVIII — первой четверти XIX в.) Москва — 2014 УДК 94(4) ББК 63.3(2)613 К 89 К 89 Кузнецов О. Ю. Дорога на Гюлистан.: путешествие по ухабам истории (рецензия на книгу О. Р. Айрапетова, М. А. Волхонского, В. М. Муханова Дорога на Гюлистан. (Из истории российской политики на Кавказе...»

«Д.Е. Муза 55-летию кафедры философии ДонНТУ посвящается ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРИТЯЗАНИЯ, ВОЗМОЖНОСТИ, ПРОБЛЕМЫ философские очерки Днепропетровск – 2013 ББК 87 УДК 316.3 Рекомендовано к печати ученым советом ГВУЗ Донецкий национальный технический университет (протокол № 1 от 06. 09. 2013 г.) Рецензенты: доктор философских наук, профессор Шаповалов В.Ф. (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) доктор философских наук, профессор Шкепу М.А., (Киевский национальный...»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко” ЛИНГВОКОНЦЕПТОЛОГИЯ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Монография Луганск ГУ „ЛНУ имени Тараса Шевченко” 2013 1 УДК 81’1 ББК 8100 Л59 Авторский коллектив: Левицкий А. Э., доктор филологических наук, профессор; Потапенко С. И., доктор филологических наук, профессор; Воробьева О. П., доктор филологических наук, профессор и др. Рецензенты: доктор филологических...»

«Vinogradov_book.qxd 12.03.2008 22:02 Page 1 Одна из лучших книг по модернизации Китая в мировой синологии. Особенно привлекательно то обстоятельство, что автор рассматривает про цесс развития КНР в широком историческом и цивилизационном контексте В.Я. Портяков, доктор экономических наук, профессор, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Монография – первый опыт ответа на научный и интеллектуальный (а не политический) вызов краха коммунизма, чем принято считать пре кращение СССР...»

«С.В.Бухаров, Н.А. Мукменева, Г.Н. Нугуманова ФЕНОЛЬНЫЕ СТАБИЛИЗАТОРЫ НА ОСНОВЕ 3,5-ДИ-ТРЕТ-БУТИЛ-4-ГИДРОКСИБЕНЗИЛАЦЕТАТА 2006 Федеральное агенство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет С.В.Бухаров, Н.А. Мукменева, Г.Н. Нугуманова Фенольные стабилизаторы на основе 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксибензилацетата Монография Казань КГТУ 2006 УДК 678.048 Бухаров, С.В. Фенольные стабилизаторы на...»

«М.В. СОКОЛОВ, А.С. КЛИНКОВ, П.С. БЕЛЯЕВ, В.Г. ОДНОЛЬКО ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЭКСТРУЗИОННЫХ МАШИН С УЧЕТОМ КАЧЕСТВА РЕЗИНОТЕХНИЧЕСКИХ ИЗДЕЛИЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2007 УДК 621.929.3 ББК Л710.514 П791 Р е ц е н з е н т ы: Заведующий кафедрой Основы конструирования оборудования Московского государственного университета инженерной экологии доктор технических наук, профессор В.С. Ким Заместитель директора ОАО НИИРТМаш кандидат технических наук В.Н. Шашков П791 Проектирование экструзионных...»

«Р.В. КОСОВ ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ (ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ ДОКТРИНЫ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ) ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Р.В. КОСОВ ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ (ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ ДОКТРИНЫ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ) Утверждено Научно-техническим советом ТГТУ в...»

«1 Федеральное агентство по образованию НИУ БелГУ О.М. Кузьминов, Л.А. Пшеничных, Л.А. Крупенькина ФОРМИРОВАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ Белгород 2012 2 ББК 74.584 + 53.0 УДК 378:616 К 89 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор Афанасьев Ю.И. доктор медицинских наук, профессор Колесников С.А. Кузьминов О.М., Пшеничных Л.А., Крупенькина Л.А.Формирование клинического мышления и современные информационные технологии в образовании:...»

«ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2006 Т Т В Н В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 621. ББК 31. Ф Рецензент Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой Теплоэнергетика Астраханского государственного технического университета, А.К. Ильин Фокин В.М. Ф75 Теплогенерирующие...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КОМИТЕТ НАУКИ ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: ВЫЗОВЫ И СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ Посвящается 20-летию независимости Республики Казахстан Алматы, 2011 1 УДК1/14(574) ББК 87.3 (5каз) К 14 К 14 Казахстан в глобальном мире: вызовы и сохранение идентичности. – Алматы: Институт философии и политологии КН МОН РК, 2011. – 422 с. ISBN – 978-601-7082-50-5 Коллективная монография обобщает результаты комплексного исследования...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.А. Девяткин ЯВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ УСТАНОВКИ В ПСИХОЛОГИИ ХХ ВЕКА Калининград 1999 УДК 301.151 ББК 885 Д259 Рецензенты: Я.Л. Коломинский - д-р психол. наук, проф., акад., зав. кафедрой общей и детской психологии Белорусского государственного педагогического университета им. М. Танка, заслуженный деятель науки; И.А. Фурманов - д-р психол. наук, зам. директора Национального института образования Республики...»

«Р.И. Мельцер, С.М. Ошукова, И.У. Иванова НЕЙРОКОМПРЕССИОННЫЕ СИНДРОМЫ Петрозаводск 2002 ББК {_} {_} Рецензенты: доцент, к.м.н., заведующий курсом нервных Коробков М.Н. болезней Петрозаводского государственного университета главный нейрохирург МЗ РК, зав. Колмовский Б.Л. нейрохирургическим отделением Республиканской больницы МЗ РК, заслуженный врач РК Д 81 Нейрокомпрессионные синдромы: Монография / Р.И. Мельцер, С.М. Ошукова, И.У. Иванова; ПетрГУ. Петрозаводск, 2002. 134 с. ISBN 5-8021-0145-8...»

«С.И. ШУМЕЙКО ИЗВЕСТКОВЫМ НАНОПЛАНКТОН МЕЗОЗОЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ СССР А К А Д Е М И Я Н А У К СССР ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ Н АУЧНЫЙ СОВЕТ ПО П РО Б Л Е М Е ПУТИ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИ ТИ Я Ж И В О Т Н Ы Х И Р А С Т И Т Е Л Ь Н Ы Х ОРГАНИЗМОВ A C A D E M Y OF S C I E N C E S OF T H E U S S R PALEONTOLOGICAL INSTITU TE SCIENTIFIC COUNCIL ON TH E PROBLEM EVOLUTIONARY TREN D S AND PA T T E R N S OF ANIMAL AND P L A N T...»

«КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ М.В. Сухарев ЭВОЛЮЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ Петрозаводск 2008 УДК 65.05 ББК 332.012.2 C91 Ответственный редактор канд. эконом. наук М.В. Сухарев Рецензенты: А.С. Сухоруков, канд. психол. наук А.С. Соколов, канд. филос. наук А.М. Цыпук, д.тех. наук Издание осуществлено при поддержке Российского научного гуманитарного фонда (РГНФ) Проект № 06 02 04059а Исследование региональной инновационной системы и...»

«0 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им В.П. АСТАФЬЕВА Л.В. Куликова МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ На материале русской и немецкой лингвокультур КРАСНОЯРСК 2004 1 ББК 81 К 90 Печатается по решению редакционно-издательского совета Красноярского государственного педагогического университета им В.П. Астафьева Рецензенты: Доктор филологических наук, профессор И.А. Стернин Доктор филологических наук...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.