WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В ПЕРЕХОДНЫЕ ПЕРИОДЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ (1917-1918; 1985-1993): опыт сравнительного анализа Издательство 1998 Пермского уни- верситета 2 ББК 66.6 К 78 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Циркуляр министра-председателя Е.Г. Львова губернским комиссарам, разосланный после публикации письма А.И. Коновалова, проливает свет на неспособность правительства справиться с тенденцией противодействия местных комитетов линии Временного правительства. Губернским комиссарам предлагалось «при поддержке образованных на местах общественных комитетов (курсив мой. - Д.К.) принять самые решительные меры для ликвидации указанных явлений, дезорганизующих страну, и обеспечения нормальных условий жизни»149.

Подобные циркуляры, разъясняющие незаконность действий комитетов, рассылались правительством и министерствами на места и в дальнейшем, однако, судя по продолжающимся печататься сообщениям в правительственной прессе о злоупотреблениях комитетов, не приносили желаемого результата150.

В то же время следует обратить внимание на то, что радикальность действий комитетов колебалась в зависимости от партийнополитического и социального состава, порядка формирования комитета.

Волостные комитеты формировались волостными сходами, и тем самым их деятельность в большей степени отвечала потребностям крестьянства. Это подтверждается также фактами вытеснения из волостных комитетов помещиков, старшин, старост и даже учителей и агрономов151. Как и земельные комитеты, эти учреждения способствовали, а порой и руководили захватом частновладельческих земель;

производили аресты помещиков и управляющих поместьями; устанавливали заниженную арендную плату; снимали военнопленных;

реквизировали сельскохозяйственный инвентарь; устанавливали ограничения на куплю - продажу земли, скота, леса, имущество помещиков; захватывали функции продовольственных комитетов; совершали другие действия, расцениваемые правительством как «аграрные беспорядки». В ряде случаев эта деятельность волостных комитетов осуществлялась с ведома уездных комитетов153.

Уездные комитеты, как правило, избирались представителями волостных комитетов и, следовательно, также в известной мере отражали настроения крестьянства. Лишь в редких случаях инициативу формирования уездных комитетов брали на себя земские учреждения (некоторые уезды Рязанской губернии), общественные организации уезда (некоторые уезды Полтавской, Орловской и других губерний)154.

Преимущественно рабочий состав имели некоторые комитеты общественной безопасности ряда уральских заводов 155.

Иными путями формировались губернские исполнительные комитеты. Исследователи единодушны в том, что в их создании значительную роль играли земства, городские думы, биржевые и военнопромышленные комитеты, городские думы. Это обстоятельство предопределило более умеренный характер их деятельности по сравнению с комитетами более низкого звена.

По подсчетам А.М. Андреева, из 25 председателей губернских и городских комитетов кадетов, октябристов было 14, эсеров - 7, меньшевиков - 4 156. Этот факт подтверждается и другими исследованиями157. Однако это обстоятельство также не дает возможности однозначно утверждать, что губернские комитеты являлись органами диктатуры буржуазии. Как считает Г.А. Герасименко, для губернских комитетов также было характерным «стремление встать над классовыми и партийными интересами и проводить линию, которая соответствовала бы интересам всех демократических слоев - рабочих и солдат, крестьян и ремесленников, служащих и мелких предпринимателей»158.

Обратим внимание на то, что деятельность губернских комитетов в ряде случаев противоречила политике Временного правительства. Так, позиция Тверского, Саратовского губернских комитетов в отношении комиссара Временного правительства расходилась с правительственной политикой в данном вопросе159. Пензенский губернский исполнительный комитет превышал свои полномочия и вмешивался в деятельность казенной палаты160. Хабаровский комитет попирал права торгово-промышленных кругов, в результате чего местный биржевой комитет вынужден был ходатайствовать перед министерством внутренних дел о его реорганизации161.

Неоднозначными были и взаимоотношения комитетов с Советами. Характер этих отношений определялся расстановкой социально - политических сил в данном регионе, социальным и партийным составом как Советов, так и комитетов.

Эсеро-меньшевистские по составу Советы стремились к активному сотрудничеству в комитетах, провозглашая их «всесословными», «надклассовыми» органами. Так, в резолюции Киевского областного съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, принятой в конце апреля 1917 г., Советы призывались к активному участию в деятельности исполнительных комитетов общественных организаций. Эта тактика обосновывалась в резолюции тем, что комитеты по существу являются «коалиционной властью революционно-демократических сил данного места»162. Близкую этой резолюцию вынес Областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Поволжья163. Идея участия местных Советов в деятельности комитетов, как известно, приветствовалась и Петроградским Советом164.

При таких отношениях Советы передавали часть властных полномочий комитетам. Ряд вопросов (например, организация продовольственного дела, милиции, контроль за местным гарнизоном и т.д.) решался совместно165.

В тех же случаях, когда Совет находился на более радикальных позициях, создавались условия для возникновения противоречий между ним и местным комитетом. Так, определенные трения возникли между Комитетом общественной безопасности Екатеринбурга и Советом рабочих и солдатских депутатов, в исполнительном органе которого превалировали большевики. Комитет обвинял Совет в захвате власти в свои руки, признавал его действия контрреволюционными166.





Противоречия между этими институтами власти наметились также в других городах Урала: Верхотурье, Кунгуре, Соликамске 167.

В ряде случаев местный комитет переставал играть скольконибудь значимую роль в осуществлении власти по причине концентрации властных полномочий Советом. Большевистский по составу Красноярский Совет р. и с.д., первоначально принявший участие в организации комитета и его Соединенного исполнительного бюро, уже марта принял постановление о разграничении полномочий между Советом и комитетом. Совет обязался при разрешении принципиальных вопросов «входить в непосредственный контакт» с комитетом и его бюро и требовал, чтобы аресты производились не иначе, как по соглашению с исполкомом Совета. В дни апрельского кризиса Совет вообще отозвал своих представителей из Соединенного бюро и, хотя комитет продолжал существовать, реальной властью в городе и губернии он не обладал169.

В поселках при ряде уральских заводов комитеты общественной безопасности либо создавались самими Советами и контролировались ими, либо работали на правах комиссии Совета170.

В ряде случаев комитет добровольно передавал властные функции Совету. Например, исполнительный комитет общественных организаций Можайского уезда на своем заседании 26 апреля по предложению комиссара Временного правительства решил предложить Исполнительному комитету Совета крестьянских депутатов взять на себя контроль всего продовольственного дела в уезде, а также немедленно начать контролировать расходование денежных средств исполнительного комитета общественных организаций и весь порядок работы комитета171.

В современной исторической науке появилась точка зрения, согласно которой комитеты в силу своей всесословности и более широкой социальной базы, в отличие от Советов и Временного правительства, могли бы сыграть большую роль в революции, объединить раскалывающееся российское общество. Высказывается мысль о том, что и Временное правительство, сделавшее ставку на земство и думы, и большевики, идеалом которых стали Советы, «просмотрели» комитеты.

Нам представляется, что кризис, распад и в конечном счете гибель этого института носили закономерный характер не вопреки, а вследствие всесословной и «надклассовой» природы этого института.

Если в марте - апреле 1917 г. наблюдался всплеск общественного интереса к комитетам, процесс их бурного строительства, результатом которого стало повсеместное создание комитетов от волости до губернских центров, то в мае - июне обозначился спад этого общественного интереса и ожиданий. Наметился спад и в деятельности комитетов, абсентеизм их членов172. В июле - августе шел процесс медленного умирания комитетов, проявившийся в передаче власти вновь избранным городским думам и земским управам. Имело место вытеснение комитетов советскими органами, а также реорганизация их в Советы173. В результате этих процессов к октябрю 1917 г. местные комитеты, как правило, не проявляли признаков жизни: либо были расформированы, либо существовали лишь формально, заседая от случая к случаю. Как следует из отчета Тобольского губернского комиссара, на 15 сентября 1917 г. в губернии существовали только два комитета - в Тобольске и Туринске, но оба они бездействовали, не оказывали влияния на политическую жизнь губернии и собирались лишь «в тревожные минуты»174. Политическую смерть комитетов осенью 1917 г. констатировал и Пермский губернский комиссар: «Деятельность исполнительных комитетов почти вся в прошлом. Влияние их исчезло. Наибольшим авторитетом пользуются Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»175.

Появление и развитие комитетов на местах подчинялось логике развития революционных событий весны - осени 1917 г. В марте - апреле, во время «медового месяца» революции, преобладающее влияние на массы оказывали идеи общественного консенсуса. Это объяснялась временным единением части буржуазных и революционнодемократических сил в рамках борьбы с царизмом. В этих условиях комитеты в силу всесословного характера «представляли собой удобную форму объединения народных сил, направленных против старой власти, на борьбу за свободу, демократию, лучшие условия жизни»176.

Однако нерешенность многих задач, которые ставила на повестку дня революция (земельный, рабочий, национальный и другие вопросы), вызвала снижение доверия масс как к идее коалиции «всех живых сил страны», так и ее выражению - местным исполнительным комитетам. В то же время обозначилась тенденция роста популярности большевистских идей, наглядно проявившаяся в июньской демонстрации в Петрограде, прошедшей под лозунгом большевиков «Вся власть Советам!».

Иными словами, идея общественного консенсуса уступала место тенденции усиления классовых противоречий. В связи с этим обнаружилась потребность не в пестрых по социальному составу органах, а в классово-однородных институтах власти. Эта тенденция прослеживается даже по подвижкам социального состава самих исполнительных комитетов. Например, Г.А. Герасименко отмечает, что волостные комитеты «менялись от разнородного в сословном отношении состава, избранного в первые недели революции, к односословному, крестьянскому составу»177. Если превращение волостных комитетов в сугубо крестьянские органы было относительно простым процессом (в том отношении, что комитеты избирались на волостных сходах), то подобное превращение в однородно-классовые органы уездных и особенно губернских комитетов было затруднено в силу иного характера их формирования.

Созданные из представителей различных классовых и политических групп, обладающих различными социальными интересами, идеалами, ожиданиями, комитеты оказались подвержены разложению. Их существование не могло быть долгим и прочным, ограничивалось периодом относительного равновесия социально-политических сил. В условиях обозначившейся тенденции к расколу российского общества комитеты не смогли составить конкуренции ни Советам, более отчетливо отражавших нужды городских и сельских низов, ни органам буржуазной власти, ибо наличие в комитетах демократического элемента зачастую выводило их деятельность за рамки сугубо буржуазных преобразований и их действия принимали более радикальный, чем этого хотелось бы Временному правительству, характер.

В результате политической борьбы и выбора масс, наибольший авторитет к концу лета - осени 1917 г. стали приобретать Советы. В условиях победы большевиков и их сторонников в октябре 1917 г. в России начался процесс повсеместного установления советской власти при одновременном вытеснении органов власти Временного правительства и местного самоуправления.

Второй Всероссийский съезд Советов, создавая законодательные основы функционирования новой государственности, объявил о переходе всей власти в центре и на местах в руки Советов178. Одновременно с этим было принято постановление об отстранении комиссаров Временного правительства179.

Определялась сфера компетенции Советов как органов власти на местах, порядок их сношения с вышестоящими Советами, другие вопросы функционирования Советов в условиях их единовластия. Циркуляр Наркомата внутренних дел, опубликованный в конце декабря 1917 г., регламентировал организацию местной власти. Согласно этому документу, Советы, как единственно законные органы власти на местах, должны были заменить собой ранее существовавшие органы местного самоуправления180. Важным шагом на пути законодательного закрепления советской власти в центре и на местах стало принятие III Съездом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов «Декларации прав трудового и эксплуатируемого народа», вошедшей затем в качестве преамбулы в первую советскую Конституцию. В ней также закреплялось единовластие Советов и провозглашалась Республика Советов.

Процесс установления единовластия Советов на местах был сложным и многообразным, отражал расстановку политических сил в том или ином регионе. В ряде случаев установление советской власти произошло в течение нескольких дней после получения сведений о победе вооруженного восстания в столице. Определяющими факторами быстрого установления власти были наличие большевистских по составу Советов и начавшийся задолго до октябрьских событий процесс присвоения этими Советами функций государственного управления181.

Иногда процесс установления советской власти носил более длительный характер. Это было связано со слабостью местных Советов и позиций большевиков в них. В этих случаях властные функции независимо от Советов некоторое время продолжали выполнять местные органы самоуправления, комиссары Временного правительства, органы, созданные при них. При этом установление советской власти нередко происходило «извне», при участии посланцев большевистской партии и Советов других городов, а также Петроградского Совета и ВРК182.

В ряде регионов страны слабость Советов и большевистских организаций обусловили появление «второго издания» двоевластия. Наряду с Советами действовали комитеты общественного спасения, комитеты спасения родины и революции, другие институты, противящиеся установлению советской власти. Так, в Ростове-на-Дону в противовес созданному Советом р. и с.д. Временному революционному комитету при городской думе был сформирован комитет спасения, включивший в себя представителей кадетов, меньшевиков, градоначальника, комиссара Временного правительства, атамана калединского войскового правительства183.

Важным фактором, затруднявшим установление советской власти на местах и формирование единой властной структуры, было преобладание меньшевиков и эсеров в ряде Советов. Меньшевистскоэсеровские Советы создавали коалиционные ВРК, сохраняли должности комиссаров Временного правительства, отвергали власть СНК.

Располагающиеся в Перми Уральский окружной Совет рабочих и солдатских депутатов и губернский крестьянский Совет отказались признать центральную советскую власть и взять всю полноту власти в свои руки. В результате чего в губернском городе наблюдалось, как отмечала местная пресса, «отсутствие руководящего административно - хозяйственного центра, смешение власти. Тут и Советы, и земства, и даже обрывки старой власти и ее комиссары»184.

Этот случай был далеко не единственным в процессе установления советской власти в России. Анализируя тенденцию развития советской власти в первые месяцы после октябрьского переворота, кадетская пресса отмечала, что «во множестве мест установилось троеи даже более- властие»185.

Лишь к марту 1918 г. власть Советов была установлена в ключевых центрах России. Однако процесс формирования единой структуры власти в стране на этом не закончился, поскольку продолжала сохраняться тенденция к относительной самостоятельности местных Советов от центральных органов власти. Это находило выражение в появлении областных и уездных республик или трудовых коммун.

Например, в марте 1918 г. Московский областной Съезд Советов избрал областной СНК, в составе которого предусматривались посты народных комиссаров, до комиссара иностранных дел включительно.

При этом отношения между всероссийским СНК и областным настолько осложнились, что была создана специальная комиссия для разрешения конфликтов 186. Имели место и другие случаи противоречий между областными Советами и центральной советской властью187.

Укрепление структуры большевистской партии и усиление ее влияния в обществе в условиях развернувшейся гражданской войны создали предпосылки для перемещения центра тяжести при принятии властного решения из Советов в партийные комитеты большевиков 188.

Эта тенденция сопровождалась также гомогенизацией партийного состава Советов посредством вытеснения из них меньшевиков и эсеров.

Эти процессы создавали необходимые условия для превращения Советов в единую структуру, а компартии - во встроенный мотор всей государственной машины, приводящий ее в движение.

После свержения самодержавия в России расстановка политических сил существенно изменилась. Ответом на уничтожение политических ограничений, устанавливавшихся самодержавием, явился бурный рост партийного строительства, увеличение участников политического процесса. Достаточно отметить, что если во время первой русской революции 1905- 1907 гг. действовало около 50 партий различной идеологической и политической ориентации, то в 1917 г. их количество удвоилось (если брать в расчет мелкие региональные политические организации националистического характера)189. Эта тенденция проявлялась также в увеличении численности членов партий, в том числе кадетов, эсеров, меньшевиков и большевиков 190.

Важным изменением расстановки политических сил являлось то обстоятельство, что «чудным образом исчезли» монархические партии. Черносотенцы, неоднократно заявлявшие о своей поддержке монархического строя, ни в дни февральского переворота, ни позже не проявляли особой активности. Причинами такой пассивности были идейное, политическое и организационное разложение монархических партий, в том числе наиболее крупной из них - Союза русского народа. В результате этого черносотенцы встретили революцию в состоянии идейного разброда и шатаний. Кроме того, следует учитывать силу антимонархического движения, проявившуюся в дни борьбы с самодержавием и обусловленную широкой социальной базой этого движения. В.И. Ленин в первом «Письме издалека», анализируя причины столь быстрого падения самодержавия, отмечал: «Если революция победила столь скоро,... то лишь потому, что в силу чрезвычайно оригинальной исторической ситуации слились вместе, и замечательно “дружно” слились, совершенно различные потоки, совершенно разнородные классовые интересы, совершенно противоположные политические и социальные стремления»191.

В результате февральских событий в Петрограде и провинции отделы черносотенных организаций стали самораспускаться. Деятельность монархических газет была прекращена по решению Петроградского Совета. Последующие попытки В.М. Пуришкевича создать осенью 1917 г. нелегальную монархическую организацию на основе распавшегося Союза Михаила Архангела потерпели неудачу192.

Важные изменения произошли в либерально-буржуазном лагере.

Окончательно сошел с исторической сцены октябризм. Попытки И.И.

Дмитрюкова, с одной стороны, А.И. Гучкова и Н.В. Савича - с другой воссоздать «Союз 17 октября» после февральского переворота 1917 г.

под новыми названиями («Республиканская демократическая партия»

и «Республиканская либеральная партия») и новыми лозунгами (республика, предоставление широких политических свобод и др.) не увенчались успехом. Революция ушла дальше тех программных требований, которые предлагали или могли бы предложить октябристы193.

В результате произошедших изменений в политическом ландшафте после февраля 1917 г. наибольшее влияние на политическую жизнь страны стали оказывать три политических силы: кадеты и поддерживающие их организации буржуазного характера, «революционная демократия» (меньшевики и эсеры) и большевики.

Рассмотрим особенности отношений к власти каждой из этих партий в ситуации февраля 1917 - марта 1918 г.

Отношение кадетов к Временному правительству, Советам, другим органам, присваивавшим некоторые властные полномочия, явилось отражением их взглядов на цели, характер, будущее Февральской революции, а также взглядов на участие России в мировой войне.

Кадеты исходили из того, что произошедшая «национальная революция», участие в которой принимали «все живые силы страны», закончилась с падением самодержавия. Уже 5 марта в редакторской статье «Речи» руководство кадетской партии определяло следующие цели, стоящие перед обществом, избавленным от самодержавия:

«Нужно закрепить достигнутые результаты и ввести расстроенную государственную жизнь в нормальное, спокойное русло»194. Тем самым кадеты обозначили себя как силу сдерживания дальнейшего развития революции.

На VIII съезде кадетской партии (май 1917 г.) П.Н. Милюков, классифицируя существующие политический партии и течения по критерию отношения к революции, отнес свою партию к «созидательному» течению. Суть этого течения, в отличие от «контрреволюционного» и «разрушительного», заключалась, с его точки зрения, в сохранении и укреплении «громадных завоеваний,... сделанных революцией»195. Та же идея звучала и на IX съезде кадетской партии (июль г.)196.

«Охрана завоеваний революции» и борьба с теми силами, которые стремились к ее продолжению подразумевала поддержку кадетами Временного правительства. С первых дней после свержения самодержавия кадеты стали наиболее последовательными сторонниками передачи всей полноты власти Временному правительству. Партия народной свободы оказала ему полное доверие, приняла живейшее участие в его формировании, послав в него четырех своих представителей.

В развернувшейся борьбе различных общественных институтов за власть как в центре, так и на периферии, кадеты постоянно подчеркивали, что единственным органом, имеющим право на власть, является Временное правительство и его представители на местах. Именно правительство, по выражению левого кадета Н.В. Некрасова, «с точки зрения государственно-правовой... обладает всей полнотой власти, всем суверенитетом... Ведь власть Временного правительства, если хотите, есть власть выше самодержавной.., власть Временного правительства законодательная в полном объеме и исполнительная в полном объеме. С этой точки зрения... мы имеем известного рода диктатуру, совмещающую в себе всю полноту власти»197.

Обратим внимание, что кадеты стремились «укоренить» власть Временного комитета Государственной думы, а затем и Временного правительства в провинции. Именно так можно расценивать решение ЦК кадетской партии от 1 марта, в котором признавалось необходимым назначение Комитетом своих комиссаров в губернии198.

Всемерная поддержка Временного правительства кадетами одновременно подразумевала неприятие тех общественных институтов, которые брали на себя функции государственной власти. Так, в докладе о тактике, сделанном М.М. Винавером на VII съезде партии (март 1917 г.), подчеркивалось: «С нашей точки зрения Временное правительство является единственной исполнительной и законодательной властью страны и никакие организации не должны брать на себя подобные функции»199.

Наибольшую тревогу кадетов вызывали случаи присвоения Советами властных полномочий. Уже 28 февраля, выступая перед солдатами гренадерского полка и намекая на роль Петроградского Совета в осуществлении государственных функций, П.Н. Милюков требовал подчинения единой власти: «Властью этой является Временный комитет Государственной думы. Ему нужно подчиняться и никакой другой власти, ибо двоевластие опасно и грозит нам распылением и раздроблением сил»200.

В отличие от Временного правительства, Советы, по мнению кадетов, не имели права претендовать на государственную власть в силу своей классовой природы. VIII съезд кадетской партии отмечал: «те организации, которые в настоящее время собрали вокруг себя демократические элементы, как они не широки, все же они должны считаться случайным и временным объединением по отношению к тому выражению правильно сорганизованной народной воли, которое даст Учредительное собрание»201. Не имеющие, в глазах кадетов, никаки х прав на осуществление государственной власти, Советы, по их мнению, могли лишь «осведомлять» правительство о том, что чувствует страна и «указывать» на неправомерность его действий202.

Однако первоначально критика Советов со стороны кадетов носила осторожный, а в ряде случаев, безадресный характер. Это заметно по цитированному выступлению лидера кадетов: вопрос о власти Совета опускался, обращалось внимание лишь на пагубность двоевластия без указания виновников его происхождения. Та же тенденция проявлялась в других кадетских выступлениях во время «медового месяца» революции203.

Со временем эта критика становилась все более жесткой. Так, уже в мае 1917 г., в связи с провозглашением Кронштадтским Советом своей власти в городе и неподчинением постановлениям Временного правительства, кадетская «Речь» вновь подняла вопрос о существовании двоевластия как в центре, так и на местах. «Отложение Кронштадта, - отмечалось в «Речи», - ставит в упор перед правительством основной вопрос: до каких пор правительство будет терпеть существование рядом с собой параллельной власти, от него независимой?» Усиление позиций буржуазных кругов после событий 3-5 июля в Петрограде позволило кадетам «играть в открытую». Резолюция ЦИК о провозглашении Временного правительства правительством спасения революции была признана кадетами недостаточной. Они добивались полной ликвидации влияния Советов на правительство. В письме лидеров кадетской партии (Н.И. Астрова, Н.М. Кишкина, В.Д. Набокова) Керенскому, представляющем собой ультиматум меньшевикам и эсерам по вопросу организации нового правительства, первым пунктом было обозначено требование полного устранения вмешательства в дела государственного управления «каких бы то ни было организаций или комитетов»205. На IX съезде конституционно - демократической партии П.Н. Милюков раскрыл суть этих требований следующим образом: «Или Советы, или Россия. Или так называемое продолжение революции, или спасение родины»206.

Формирование второго коалиционного министерства, происходившее по обоюдному согласию кадетов, с одной стороны, и меньшевиков и эсеров - с другой, не по принципу делегирования от партий и организаций, а по принципу подбора министров лично А.Ф. Керенским, уменьшало власть ЦИК и Петроградского Совета. В то же время полной ликвидации Советов и их власти кадетам добиться не удалось, что способствовало упрочению в партийной среде идеи введения военной диктатуры для ликвидации «пагубного двоевластия» и спасения России.

Отношение кадетов к исполнительным комитетам на местах также строилось на основе тезиса о всевластии Временного правительства, осуществления им в полном объеме функций законодательного и исполнительного органа вплоть до Учредительного собрания.

Этот тезис подразумевал, что право на существование имеют лишь те органы народного представительства, которые «осведомляют правительство и выражают отношение общества к мероприятиям и общему направлению деятельности Временного правительства»207. В резолюции о тактике, принятой на VII съезде особо подчеркивалось, что органы народного представительства должны ограничиваться только этими функциями и «не претендовать на функции власти исполнительной, вводя население в неизбежный соблазн многовластия»208.

Эти взгляды кадетов легли в основу их деятельности в местных комитетах. Как правило, представители партии «народной свободы»

принимали активное участие в создании губернских, городских комитетов и стремились занять руководящее положение в них. Комитеты, большинство в которых принадлежало кадетам, объявляли о своей полной поддержке правительства, работали «в тесном единении» с его комиссарами на местах. В то же время, считая комитеты временными органами, кадеты полагали, что их функции должны быть прекращены с выборами в легитимные органы местного самоуправления: городские думы и земские органы.

Как сообщалось выше, далеко не все комитеты выступали с кадетских позиций и не все из них играли отведенную им Временным правительством роль. Уже на VII съезде кадеты с беспокойством констатировали: «комитеты по своему составу, по своей компетенции пестры, разнообразны, неустойчивы, преобладают в них иногда представители групп, являющихся меньшинством населения»209.

Отстаивая идею единства государственной власти кадеты остро реагировали на стремление комитетов вмешиваться в дела государственного управления, выступали против их вольного или невольного противодействия постановлениям и узаконениям Временного правительства. Так, идея Томского общественного комитета порядка и безопасности о формировании народных собраний Томской губернии, которые бы наделялись административной и политической властью, встретила в лице цензовой буржуазии и кадетов сопротивление210.

Широко распространяющаяся тенденция противодействия комитетов Временному правительству позволила «Речи» сделать вывод: «Устанавливается... диктатура местных комитетов, своеобразный феодализм губернии, уезда, деревни, а может быть и улицы»211.

Одним из основных аспектов кадетской концепции сильной правительственной власти являлся тезис об изменении отношений внутри треугольника «Временное правительство - комиссары - местные комитеты» посредством снижения роли комитетов в процедуре выбора комиссаров Временного правительства и осуществлении контроля за их деятельностью. Идея о необходимости подчинения института комиссаров исключительно правительственной структуре, многократно высказывавшаяся кадетами весной - летом 1917 г., нашла свое логическое завершение в «Тезисах группы комиссаров, стоящих на государственной точке зрения в вопросе об устройстве твердой власти», оглашенных на съезде губернских комиссаров в августе 1917 г. представителем кадетов Н.М. Кишкиным.

Основным лейтмотивом этого документа стал тезис об освобождении комиссара от власти местного комитета. Подчеркивая, что в первые месяцы после свержения самодержавия институт комиссаров закономерно выполнял связующую роль между Временным правительством и местной властью, программа нацеливала на переход к новому этапу. Суть его сводилась к закрытию оставшихся комитетов, превращению Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов в сугубо профессиональные организации, «помогающие правительству каждый в сфере своей компетенции»212. Подчеркивалось, что комиссары Временного правительства должны быть «независимы от какихлибо организаций»213. Эти взгляды нашли отражение в принятом Временным правительством «Временном положении о губернских (областных) и уездных комиссарах»214.

Таким образом, в период между двумя российскими революциями кадеты обозначили себя как государственная сила, всемерно поддерживая усиление государственной власти в лице Временного правительства и его представителей на местах и противодействуя «антигосударственным тенденциям» в лице Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а также некоторых местных исполнительных комитетов.

Взгляды революционной демократии - партий эсеров и меньшевиков на власть также коренились в их отношениях к Февральской революции.

Различные группы меньшевиков (от правых - А.Н. Потресова и Г.В. Плеханова до левых - новожизненцев), несмотря на разногласия, существующие между ними по ряду вопросов, были единодушны в оценке произошедшей революции. С их точки зрения имела место буржуазная революция, основным смыслом которой было уничтожение самодержавия и создание условий для развития капиталистического способа производства.

В соответствии с этим пониманием революционных событий, меньшевики делали вывод о том, что после ликвидации царизма власть должна перейти к буржуазии, т.е. тому классу, «которому на ближайший, хотя бы и короткий, период истории, на время укрепления в стране порядка развитого капиталистического строя, уготовлена роль хозяина - распорядителя»215. Левая часть меньшевизма (новожизненцы), хотя и разделяли общие взгляды меньшевиков на характер произошедшей революции, в первые дни февральского переворота, по всей видимости, не исключали возможности формирования власти исключительно «демократией» в том случае, если буржуазия перейдет на сторону самодержавия и откажется от революционных завоеваний216.

Сообразно взглядам на характер революции меньшевики выступили с идеей поддержки буржуазного Временного правительства, но поддержки неполной, частичной, «постольку, поскольку». «Рабочая газета» так определяла отношение меньшевиков к правительству: «Не бороться за его устранение, не бороться за его замену правительством, состоящим из представителей демократии, но оказать на него максимальное давление для проведения демократических требований...» Как и меньшевики, различные группы эсеров выступили с тезисом о поддержке Временного правительства «постольку, поскольку» и оказания революционного давления на него. Газета «Дело народа»

определяла позицию эсеров в этом вопросе так: «Реформирующая власть Временного правительства, подталкивающая и контролирующая деятельность Советов рабочих и солдатских депутатов»219.

Обладая большинством в Петроградском Совете, меньшевики и эсеры оказывали определяющее воздействие на его политику, благодаря чему Совет уступил право формирования правительства Временному комитету Государственной думы, отвергая предложения большевиков о формировании Временного революционного правительства самим Советом220.

Ю.Стеклов, отражая позицию эсеро-меньшевистского большинства Петросовета, отмечал на Всероссийском совещании Советов в конце марта 1917 г., что одной из важнейших причин, по которой Совет отказался взять власть в свои руки в момент падения самодержавия, было убеждение: «революционная демократия берет власть в свои руки лишь тогда, когда буржуазия делается банкротом и становится на путь контрреволюционный. Такого положения не было, нет и сейчас»221.

Отношение к правительству предопределяло отношение меньшевиков и эсеров к советской структуре. Как показывают факты, это отношение было довольно противоречивым и неоднозначным. С одной стороны, меньшевики и эсеры не соглашались с большевистской трактовкой Советов как органов власти зарождающейся пролетарской государственности. Один из лидеров центристского течения меньшевизма И.Г. Церетели считал их институтами, «сплачивающими демократические слои населения,... органами активного контроля над правительством»222. Выше отмечалось, что признание меньшевиками и эсерами Советов как органов политического воспитания рабочего класса, а не институтов, способных осуществлять государственную власть, объективно способствовало разрушению Советов, конкуренцию которым со временем стали составлять другие профессиональные рабочие организации 223.

В то же время меньшевики и эсеры выступили против точки зрения, представленной в буржуазной прессе, согласно которой Советы были лишь одной из многочисленных форм организации населения, не имеющей права вмешиваться в дела государственного управления.

Например, «Известия» подчеркивали: «Нелепа та точка зрения, по которой Совет рабочих и солдатских депутатов является таким же органом контроля над правительством, как всякое “общество”: как Пироговское общество, как Союз городов и земств... Ни одно “общество” не издает и не может издавать таких приказов к населению, приказов, беспрекословно исполняющихся, как Совет рабочих и солдатских депутатов»224.

Осознание меньшевиками и эсерами того обстоятельства, что власть находится в руках Советов при одновременном признании буржуазного Временного правительства требовала от них проведения тактики сдерживания или «самоограничения» Советов. Лишь в исключительных случаях эта тактика нарушалась. Так, И.Г. Церетели, описывая ситуацию апрельского кризиса 1917 г., отмечал в своих воспоминаниях, что «руководящее большинство исполнительного комитета (Петроградского Совета. - Д.К.) избегало присваивать себе правительственные функции... Но в тот момент страна была на краю гражданской войны... В этих чрезвычайных обстоятельствах исполнительный комитет единогласно решил осуществить исключительные меры, взяв на себя правительственные функции для спасения страны от гражданской войны»225.

В советской исторической науке существовала точка зрения, что политика мелкобуржуазных партий обессиливала Советы226. В известном смысле этот тезис представляется верным: поддержка Временного правительства, тактика «самоограничения» Советов, проводимая эсеро-меньшевистским большинством, объективно способствовала ослаблению власти Советов в центре и на местах.

Однако в то же время политика партий советского большинства обессиливала и Временное правительство. Обратим внимание на то, что поддержка со стороны революционной демократии Временного правительства была относительной. М.И. Либер, выражая отношение эсеро-меньшевистского блока, подчеркивал на I съезде Советов (июнь 1917 г.), что переход власти в руки цензового буржуазного правительства может произойти лишь «против воли рабочего класса, когда он предварительно будет раздавлен, но добровольно такая вещь произойти не может»227.

Меньшевистско-эсеровское большинство Петроградского Совета, согласившись на формирование Временного правительства цензовыми кругами, в то же время не передало ему всей власти: вплоть до июльских событий сохранялся контроль Совета над петроградским гарнизоном, установленный Приказом № 1. Другие воинские части, в том числе на фронте, также признавали над собой власть Совета, о чем говорят резолюции, принимаемые на общих собраниях воинских частей и подразделений или войсковыми комитетами228, что, несомненно, ограничивало возможность использования Временным правительством военной силы.

Среди прочих фактов, говорящих в пользу тезиса о разрушении власти Временного правительства меньшевиками и эсерами, обратим внимание на отношение представителей этих партий к назначению комиссаров правительством постановлением 4 марта229. Меньшевики и эсеры выступили против этих назначений. В «Известиях» отмечалось, что институт комиссаров Временного правительства «противоречит идее демократического строя государственной власти», ибо представляет собой тот же институт губернатора, но только под другим названием. Кроме того, отмечался преимущественно цензовый состав назначенных комиссаров - председателей земских управ 230.

В сложившемся противостоянии местных комитетов и комиссаров Временного правительства, а по существу - комитетов и правительства, меньшевики и эсеры заняли сторону комитетов. Именно эти органы признавались блоком советских партий органами революционной власти на местах231. В связи с этим они требовали, чтобы комиссар не только был представителем Временного правительства, но и выражал интересы того или иного местного комитета. Но поскольку правительство, как отмечали «Известия», «поддерживало эти противореволюционные тенденции,... стремилось опираться на местах не на выдвинутые революцией организации, а на своих комиссаров, - оно оказалось без всякой организации на местах, без реальной возможности проводить в жизнь свою программу»232.

Таким образом, можно заключить, что воззрения революционной демократии по вопросу о границах полномочий местных исполнительных комитетов работали на ослабление позиций Временного правительства на местах.

То же можно сказать относительно института коллегиального комиссариата, внедрявшегося местными комитетами и Советами, преобладающую роль в которых играли меньшевики и эсеры. Комиссариаты, формирующиеся при комиссарах Временного правительства и призванные придать власти демократический характер, первоначально не были предусмотрены Временным правительством. И хотя большого развития они не получили, само их существование выражало тенденцию ограничения самостоятельности действий комиссаров в принятии решений 233.

Учитывая то обстоятельство, что, с одной стороны, политика революционной демократии работала на удержание Советов от захвата власти, а с другой - на ограничение власти Временного правительства, можно заключить, что она объективно способствовала сохранению и упрочению двоевластия в стране. Согласимся с выводом, сделанным американским исследователем У. Розенбергом: «В представлении...

социалистов двоевластие, адекватно отражая реальную расстановку политических сил, создавало необходимый барьер на пути любых поползновений режима и злоупотреблений властью»234.

Некоторые подвижки во взглядах меньшевиков и эсеров на власть произошли при создании коалиционного министерства. В ходе апрельского кризиса эсеро-меньшевистское большинство Петроградского Совета, отказавшись от идеи перехода власти в руки Совета, санкционировало участие своих представителей во Временном правительстве вместе с кадетами. Одновременно была принята резолюция, выражающая полную поддержку коалиционному министерству.

Несмотря на это, Временное правительство не получило всей полноты власти. Одним из условий вхождения социалистов в правительство стали отчеты министров-социалистов перед Советом. Было также зафиксировано право Совета отзывать своих представителей из Временного правительства235.

Этот шаг революционной демократии не разрешил проблемы двоевластия в ту или иную сторону. Во-первых, продолжал сохраняться Совет, согласием которого держалось правительство и правительство не обладало в силу этого полнотой власти. Во-вторых, вошедшие во Временное правительство социалисты, по меткому определению Л.Д. Троцкого, перенесли двоевластие в само правительство:

«Сверху мы имеем власть, расколотую надвое, и не потому, что есть Советы и Временное правительство, а потому, что Временное правительство построено не по принципу твердой власти, а по типу постоянной конференции, постоянной примирительной камеры»236.

Противоречивой, сохраняющей двоевластие позицией меньшевиков и эсеров также были недовольны ни слева, ни справа. Предпринимательские круги расценивали участие социалистов в правительстве как «социалистическую осаду»237. Кадеты, отмечая сдвиг революционной демократии в сторону «усвоения ими точки зрения государственности», обращали внимание, что этот переход не был полным.

Выступая с докладом на IX съезде кадетской партии, П.Н. Милюков сделал вывод: министры - социалисты при всех их уступках «не смогли перейти за ту грань, которую на предыдущем съезде я выразил словами: «Охрана завоеваний революции, а не дальнейшее продолжение ее»239. Обратим внимание на то, что под «охраной завоеваний революции» кадеты понимали формирование единовластного Временного правительства, противодействующего дальнейшему распространению революционного процесса.

На справедливость тезиса Троцкого о переносе меньшевиками и эсерами двоевластия в само правительство указывают также слова «селянского министра» В.М. Чернова, вставшего после подавления корниловского мятежа на точку зрения создания однородного социалистического правительства. Анализируя опыт осуществления либерально-социалистической коалиции, он отмечал: «Во всех основных вопросах государственной жизни... министры-кадеты занимают позицию, противоположную министрам-социалистам. Ни те, ни другие недостаточно сильны, чтобы доставить торжество своей политике, но достаточно сильны, чтобы помешать противникам проводить их политику. В результате власть делается стерильной. Она не способна ни на один решительный шаг, ибо, сделав его, она вызывает правительственный кризис и демонстративный уход в отставку или той, или другой стороны»240.

Свидетельство Чернова указывает на одну из причин падения авторитета Временного правительства, идей коалиции и роста доверия масс к большевистским лозунгам. Вступление меньшевиков и эсеров во Временное правительство превратило их из партий «контролирующих» и «оказывающих давление» в партии, ответственные за деятельность правительственных структур. Заняв позицию непредрешенчества, отказавшись во имя идеи соглашения с кадетами от осуществления своих программных целей, меньшевики и эсеры обрекли себя на утрату влияния в обществе. В известной мере эти последствия прогнозировались самими лидерами меньшевизма (например, И.Г. Церетели, М.И. Скобелевым, М.И. Либером, Ф.И. Даном, К.А. Гвоздевым и др.) при вступлении в первое коалиционное правительство241. Участие в коалиционных министерствах привели к частичной утере влияния меньшевиков и эсеров на наиболее радикальные слои общества, в первую очередь, рабочий класс и солдатские массы. Показателем этого процесса стала большевизация Советов в конце лета - осенью 1917 г.

Анализ отношений меньшевиков и эсеров к Временному правительству, Советам, местным исполнительным комитетам позволяет утверждать, что взгляды «мягких социалистов» на власть, ее организацию в период между двумя российскими революциями 1917 г. носили буферный характер.

Так, в своих воспоминаниях И.Г. Церетели неоднократно отмечает, что главной ошибкой, допущенной эсеро-меньшевистским блоком в период между февралем и октябрем 1917 г. было то, что «революционная демократия» не сумела создать сильной революционной власти. Эта идея сильной революционной власти не имела ничего общего ни с линией кадетов, направленной на замораживание революционного процесса, формирование однородно-буржуазной власти и устранение Советов с политической арены, ни с линией большевиков на создание однородно-пролетарской власти в лице Советов. По мнению И.Г. Церетели, сильная революционная власть, осуществляемая «революционной демократией», «могла парализовать усилия максималистов левого и правого лагеря - тех, которые обращались к разрушительным инстинктам масс, чтобы бросить страну в хаос гражданской войны»242. На буферный характер взглядов меньшевиков и эсеров указывал также Г.В. Плеханов 243.

В отличие от меньшевиков и эсеров, взгляды большевиков на сущность и будущее появившихся в России после свержения самодержавия властных институтов отличались большей радикальностью и последовательностью.

Ряд исследователей высказывает точку зрения, что наметившийся после победы над самодержавием общественный консенсус, выразителями которого были меньшевики и эсеры и к которому тяготели первоначально большевики (в том числе Л.Б. Каменев, И.В. Сталин), был взорван «субъективным фактором» в лице Ленина, прибывшего в Россию. Например, О. Болтнева пишет: «Он (Ленин. - Д.К.) ведомый одной путеводной звездой - идеей захвата власти, прилагал все больше усилий, чтобы перетянуть на свою сторону большинство партии,...

и без того шаткий и нестабильный социалистический блок дал трещину, но пока лишь немногие осознавали, насколько опасна ленинская тенденция, насколько быстро она уничтожит даже иллюзию консенсуса»244.

Недостаток такого подхода заключается, на наш взгляд, в преувеличенном значении тенденции к сближению позиций по вопросу о власти меньшевиков и эсеров, с одной стороны, и большевиков - с другой, обнаружившейся в первые недели революции. Кроме того, в таком подходе заметна преувеличенная роль субъективного фактора.

В этом случае взгляды Ленина представляются чем-то оторванным от первоначальных взглядов большевиков на власть, сложившихся до его приезда в Россию.

Действительно, во взглядах центральных большевистских органов после возвращения из ссылки Л.Б. Каменева, И.В. Сталина, М.К.

Муранова был сделан крен в сторону сближения в вопросе о власти с позициями меньшевиков и эсеров. Так, Л.Б. Каменев, исходя из незаконченности буржуазно-демократической революции, в статье «Временное правительство и революционная демократия», опубликованной в «Правде», проводил идею поддержки существующего правительства, «поскольку это Временное правительство действительно борется с остатками старого режима»245. Тактику давления на Временное правительства заняли другие деятели партии, Петербургский комитет большевиков 246.

Однако на этом основании нельзя делать выводы о существовании устойчивой тенденции большевиков к «общественному консенсусу» и сближению с другими социалистами. Линия, наиболее четко изложенная Каменевым, противоречила позиции, занятой партийными органами в первые дни революции. Обратим внимание, что еще 4 марта Русское Бюро ЦК приняло резолюцию, согласно которой Временное правительство признавалось «классовым представительством крупной буржуазии и крупного землевладения». Кроме того, в резолюции Петроградскому Совету предлагалось сформировать Временное революционное правительство.

В то же время в резолюции прослеживается некоторое влияние позиции большинства Петроградского Совета: в документе признавалась тактика «воздействия» на Временное правительство. Обратим, однако, внимание на то, что большевистское понимание «воздействия» значительно отличалось от «воздействия» и «контроля», предлагаемых эсеро-меньшевистским большинством Совета. Это прослеживается в следующем пункте резолюции: «Совету рабочих и солдатских депутатов необходимо оставить за собой полную свободу в выборе средств осуществления основных требований революционного народа и, в частности, в выборе способов воздействия на Временное правительство»247.

Это требование по существу значило отказ от политики соглашения с Временным правительством. Одновременно с этим большевики заявляли о явной недостаточности контроля, который установил за Временным правительством Совет и который «является паллиативной мерой и не достигает поставленной цели контроля над осуществлением основных требований революционной демократии»248.

Еще более радикальную позицию заняли некоторые местные партийные организации. Так, Выборгский районный комитет принял резолюцию, в которой требовал немедленной и вооруженной борьбы против Временного правительства249.

Само существование этих резолюций указывает на то, что позиции ряда большевистских организаций до оглашения В.И. Лениным своих апрельских тезисов, хотя и не соответствовали полностью ленинским взглядам на проблему власти, все же являлись благодатной почвой для восприятия партией ленинских идей. На это, в частности, указывает выступление Н.К. Антипова на заседании Петроградского комитета 8 апреля 1917 г., в котором он доказывал, что ленинские тезисы - «лишь ясное и точное изложение того, что в запутанном виде в жизнь проводится нами»250.

В основе ленинского анализа проблемы власти лежал тезис о том, что буржуазная революция в России закончилась. Выступая против подхода Л.Б. Каменева, он отмечал, что «переход государственной власти из рук одного в руки другого класса есть первый, главный, основной признак революции. Постольку буржуазная или буржуазно - демократическая революция в России закончена»251.

Из этого тезиса о законченности буржуазной революции следовал важный вывод, определивший тактику большевиков в отношении к Временному правительству. Оно признавалось правительством буржуазии, а потому контрреволюционным и империалистическим, неспособным в силу этого разрешить важнейшие задачи, стоящие перед российским обществом. Уже в первом «Письме из далека» Ленин делает вывод о том, что такое правительство «не может дать народу ни мира, ни хлеба, ни свободы»252. Отсюда тактика большевиков облекалась в тезис: «никакой поддержки Временному правительству». Впервые эта тактика была выдвинута В.И. Лениным 6 марта в телеграмме в Стокгольм для дальнейшей передачи в Петроград253.

Вторым важным выводом Ленина, легшим затем в основу большевистских взглядов на власти после февраля 1917 г., был тезис о своеобразии ситуации в России, заключавшейся в том, что наряду с Временным правительством было создано «главное, неофициальное, неразвитое еще, сравнительно слабое рабочее правительство»254. В появлении Советов как органов власти рабочего класса Ленин увидел важное условие для перехода от первого этапа революции, «давшей власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, - ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства»255.

Подчеркивая, что из сложившейся ситуации двоевластия есть только два выхода - всевластие Временного правительства или всевластие Советов, большевики заявляли о необходимости осуществить переход власти в руки Советов, в связи с чем был выдвинут лозунг «Вся власть Советам!».

Определяя Советы как зачатки органов государственной власти и требуя перехода к ним власти, большевики отмежевывались тем самым от взглядов меньшевиков и эсеров на Советы, их политики соглашения с Временным правительством. Одним из апрельских тезисов Ленина было : «Не парламентская республика, - возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, - а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху»256.

Выдвижение лозунга о передаче власти в руки Советов указывало на тактику дискредитации большевиками соглашательской линии советского большинства - меньшевиков и эсеров, отказывающихся взять власть. В связи с этим заметим, что Ленин указывал на тактическую значимость лозунга передачи власти Советам в период мирного развития революции. С его точки зрения она состояла в разъяснении массам того, что Совет рабочих депутатов есть «единственно возможная форма революционного правительства»257. Следовательно, задача большевиков состояла в терпеливом, систематическом, настойчивом разъяснении ошибок меньшевиков и эсеров в вопросе о власти: «Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок»258.

Одновременно ленинская позиция в вопросе о власти подразумевала борьбу с точкой зрения, имевшей место в большевистских рядах, о немедленной и вооруженной борьбе с Временным правительством. В статье «О двоевластии» он подчеркивал, что Временное правительство, как правительство буржуазии, подлежит свержению, однако особенность момента состоит в том, что правительство держится «прямым и косвенным, формальным и фактическим соглашением с Советом» и его нельзя свергнуть обычными средствами259. Тем самым фиксировалось, что единственным путем в этих условиях являлся путь мирного завоевания большевиками большинства в Советах.

Еще более жестко Ленин критиковал эту позицию на VII (Апрельской) конференции большевиков, высказавшись о лозунге «Долой Временное правительство» как об авантюре, величайшей глупости и дезорганизации260.

Сообразно своим общим представлениям о власти в послефевральской России большевики действовали и на местах.

Особое внимание уделялось строительству Советов рабочих и солдатских депутатов, независимых большевистских фракций и завоеванию большинства в Советах. Там, где большинство мест принадлежало большевикам, Советы проводили линию на захват всех нитей управления, стремились к подчинению воинских частей, формировали рабочую милицию и т.д.261 Неприятие большевиками Временного правительства обусловило тактику обструкции комиссаров Временного правительства и других правительственных учреждений на местах. Наиболее активно такая политика проводилась в тех регионах, где позиции большевиков в Советах были наиболее сильными.

Выдвигая в качестве идеала государственной власти Советы, большевики одновременно требовали демократизации дум, избрали тактику участия в муниципальных выборах. При этом городские думы и управы рассматривались как трибуны для пропаганды большевистских идей. В ряде случаев на муниципальных выборах летом 1917 г.

большевикам удалось получить значительное количество мест в думах. Так, в Красноярске выборы в городскую думу принесли фактическую победу большевикам, получившим 41 место из 83. Городским головой также был избран большевик. В результате городская дума и ее управа фактически были превращены в орган Красноярского Совета262.

Более сложным было отношение большевиков к местным комитетам. Первоначально в ряде случаев большевики принимали участие в их создании и деятельности, однако по мере прояснения ситуации и утверждения ленинской позиции в вопросе о власти выдвижение в качестве идеала государственного устройства республики Советов, подразумевающего создание классово-однородных органов, осуществляющих государственную власть, большевики начали выходить из комитетов263.

Анализ взглядов большевиков на проблемы власти в период специфических условий между двумя российскими революциями г. показывает, что большевистская партия обозначила себя как сила разрушения того общественного и политического строя, который получил развитие после свержения самодержавия. С этой точки зрения, большевики представляли собой силу антигосударственную, на что не раз указывали кадеты и другие представители буржуазного лагеря.

Положение дел изменилось кардинальным образом после прихода большевиков к власти в октябре 1917 г. Из силы антигосударственной они стали превращаться в силу, созидающую новый общественный порядок и новую государственность, в основе которой лежала идея перехода всей полноты государственной власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов как органов, представляющих интересы низших слоев города и деревни.

В.И. Ленин, характеризуя изменения, произошедшие в отношении большевиков к власти и государству после октября 1917 г., писал:

«Государство есть орган или машина насилия одного класса над другим. Пока оно есть машина для насилия буржуазии над пролетариатом, до тех пор пролетарский лозунг может быть лишь один: разрушение этого государства. А когда государство будет пролетарским, когда оно будет машиной насилия пролетариата над буржуазией, тогда мы вполне и безусловно за твердую власть и за централизм»264.

Став правящей партией, большевики объективно были заинтересованы в укреплении Советов в центре и на местах, формировании единой структуры государственной власти, укреплении своих позиций в Советах и вытеснении с политической арены тех партий, которые Советскую власть не принимали или были политическими оппонентами большевиков в Советах.

Приход большевиков к власти логично привел к превращению кадетов в оппозиционную формирующемуся режиму партию. С этого момента они превращаются в антигосударственную силу, ведущую непримиримую борьбу с Советской властью и большевизмом посредством организации саботажа чиновников, участия в организации похода генерала П.Н. Краснова на Петроград, а затем и белого движения. Неприятие кадетами новой власти (как, впрочем, и неприятие большевистской властью кадетов) привело к объявлению конституционно-демократической партии вне закона решением СНК 28 ноября 1917 г.

В условиях установления советской власти, а затем и гражданской войны меньшевики и эсеры продолжали метаться между большевиками и буржуазным лагерем265. Очевидно, что такая позиция не устраивала ни ту, ни другую противостоящую сторону. Приведем в качестве подтверждения отрывок из письма Ю.О. Мартова, написанного в разгар гражданской войны: «все задавленное большевизмом охотно поддерживало нас, как самых смелых борцов против него. Но усваивало из нашей проповеди только то, что ему было нужно, - только обличительную критику большевизма. Пока мы его клеймили, нам аплодировали, как только мы переходили к тому, что другой режим нужен именно для успешной борьбы с Деникиным и т.п.,... наша аудитория становилась холодной, а то и враждебной»266.

Политическое оппонирование большевикам привело к временному изгнанию меньшевиков и эсеров из Советов в июне 1918 г. и, хотя 30 ноября 1918 г. постановление ВЦИК от 14 июня 1918 г. было отменено, их влияние на политический процесс в России угасало267.

Формирование новых общественных отношений по большевистскому образцу закладывало предпосылки для последующего разрыва большевистско-левоэсеровского блока. Левые эсеры, принявшие активное участие в октябрьском перевороте 1917 г. и поддержавшие стратегический курс, взятый II Съездом Советов, одновременно выступили против диктатуры пролетариата, огосударствления собственности, что предопределило превращение их в оппозиционную большевистской власти силу 268.

Рассмотрение событий февраля 1917 г. - марта 1918 г. позволяет заключить, что в развитии отношений власти в этот период прослеживаются два этапа. Первый из них (февраль-октябрь 1917 г.) характеризуется отсутствием единой системы власти. Это находило свое проявление в сосуществовании наряду с органами Временного правительства других общественно-политических институтов, выполняющих властные функции (Советов, местных исполнительных комитетов и др.).

На этом этапе Временное правительство не смогло в должной мере реализовывать свою политику вследствие разрушения его структуры снизу (внедрение механизма выборности правительственных комиссаров, их ответственность перед местными исполнительными комитетами). Размытость, атомизированность структуры Временного правительства указывают на слабость правительственной власти в обществе, несформированность механизма ее реализации.

Советы, как и органы Временного правительства, не имели на этом этапе всей полноты власти, а советская структура, как и структура Временного правительства, была лишена целостности. В силу разного партийного состава Советов в центре и на местах их политика имела широкую амплитуду колебаний, что отражалось в принятии прокадетских решений одними Советами и большевистских - другими. В этом смысле можно утверждать, что на этом этапе советская структура оставалась атомизированной.

Важную роль на этом этапе развития отношений власти играли местные исполнительные комитеты, чья деятельность не укладывалась в полной мере ни в русло политики Временного правительства, ни Советов. Существование этой «третьей силы» позволяет сделать вывод о том, что идея двоевластия, хотя и верно схватывает основную линию противоречий на уровне отношений власти, нуждается в релятивизации, что позволило бы учесть пестроту властного поля, характерного для периода 1917-1918 г.

Сосуществование и борьба государственных и общественнополитических институтов, стремящихся к осуществлению властных функций в период между двумя революциями 1917 г., указывают на их относительную легитимность. Это находило выражение в том, что лишь часть населения считала своим долгом выполнять те или иные решения органа, претендующего на осуществление власти, в то время как другая часть считала само существование этого института и те решения, которые он принимал как орган власти, незаконными.

Победа большевистско-левоэсеровского блока в октябре 1917 г.

означала существенные подвижки в отношениях власти. Обозначилась тенденция формирования целостной, концентрирующей всю полноту государственной власти, советской структуры, законодательное закрепление единовластия Советов в центре и на местах при одновременном вытеснении противостоящих и несоответствующих ей институтов, претендующих на власть.

Изучение взглядов ведущих политических партий на власть в указанный период позволило выявить отношения различных социальных слоев к указанным проблемам. После падения самодержавия сформировались три основные политические лагеря, взгляды которых на власть существенно отличались друг от друга.

Во взглядах и практической деятельности организаций, представляющих цензовые слои населения, заметна тенденция к созданию стабильной, однородно-буржуазной власти, способной сохранить завоевания февральской революции и не допустить дальнейшего ее развития269. Этим фактором объясняется неприятие кадетами тенденции присвоения Советами и другими неправительственными органами в центре и на местах властных функций. Тем же объясняется последующая борьба кадетов с Советской властью и большевизмом.

Большевистская партия обозначила тенденцию к слому формирующейся буржуазным Временным правительством структуры власти и проявила себя как лагерь, противостоящий организациям цензовых слоев населения. В противовес либерально-буржуазному лагерю большевики стремились к дальнейшему развитию революционного процесса, логическим завершением которого должна была стать новая государственность.

И, наконец, меньшевики и эсеры в условиях сосуществования двух противостоящих властных структур (Советов и органов власти Временного правительства), двух противостоящих политических лагерей обозначили себя как «третью силу», нацеленную на примирение крайностей, противодействующую одновременно установлению однородно-буржуазной и однородно-пролетарской власти и, следовательно, работающую на сохранение ситуации двоевластия. Эта позиция обусловила их последующее неприятие как белым движением, так и большевиками в условиях гражданской войны.

Таким образом, в развитии отношений власти в этот период прослеживается определенная логика: от разрушения системы царской власти и соответствующей ей законодательной системы к формированию нецелостных, атомизированных противостоящих друг другу властных структур и соответствующих им правовых систем - к установлению полновластия Советов и вытеснению всего не соответствующего новой власти.

Речь. 1917. 5 марта.

См.: Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Восстание в Петрограде. М., 1967; Октябрьское вооруженное восстание (семнадцатый год в Петрограде). Л., 1967. Кн. 1; Минц И.И. История Великого Октября: В 3 т.

2-е изд. М., 1977. Т.1; Пушкарева И.М. Февральская буржуазнодемократическая революция 1917 года в России. М., 1982; Исторический опыт трех российских революций. М., 1986. Кн.2; Иоффе Г.З. Февральская революция. Крушение царизма // Вопросы истории КПСС. 1990. № 10, 11;

Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Кризис власти в России. Реформы и революционный процесс. 1905 и 1917 годы // История СССР. 1991. № 2; Волобуев П. Февральская революция: ее противоречия, альтернативы и историческое место // Наука и жизнь. 1992. № 10 и др.

Падение царского режима. Л., 1925. Т.4. С.21 - 22.

См.: Волобуев П. Февральская революция: ее противоречия, альтернативы и историческое место. С.40.

Иоффе Г.З. Февральская революция. Крушение царизма. // Вопросы истории КПСС. 1990. № 10. С. 87.

Известия Петроградского Совета рабочих депутатов. 1917. 28 февр. (Далее: Известия.) См.: Харитонов В.Л. Февральская революция в России (попытка многомерного подхода // Вопросы истории. 1993. № 11 - 12. С. 23.

Родзянко М.В. Государственная дума и февральская 1917 года революция // Архив русской революции. М., 1991. Т. 6. С.57.

О частном совещании членов Государственной думы 27 февраля см.: Силаева О. Февраль : революция, от которой отреклись // Народный депутат.

1992. № 4. С. 110 -118.

Там же. С.58.

Известия. 1917. 28 февр.

Цит. по: Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Восстание в Петрограде. С. 280.

Родзянко М.В. Указ. соч. С. 62.

Революционное движение в России после свержение самодержавия. М., 1957. С. 422.

Суханов Н.Н. Записки о революции: В 3 т. М., 1991. Т. 1. С. 109; Минц И.И. Указ. соч. Т.1. С. 655-686.

Вестник Временного правительства. 1917. 5 марта.

Кельсон З. Милиция Февральской революции. Воспоминания // Былое.

1925. № 1 (29). С. 172; № 2 ( 30). С. 154.

Кельсон З. Падение Временного правительства // Былое. 1925. № 6 (34).

С. 194.

Красный архив. 1926. Т. 2 (15). С.40.

Бабикова Е.Н. Временное правительство и создание органов диктатуры буржуазии в Сибири в 1917 г. // Из истории социально - экономической и политической жизни Сибири. Конец XIX века - 1918 г. Томск, 1976. С. 111.

Бабикова Е.Н. К истории создания народных собраний Томской губернии в 1917 году // Революционное движение в Сибири и на Дальнем Востоке. Томск, 1970. Вып. VI. С. 144.

Вестник Временного правительства. 1917. 21 мая.

См.: Красный архив. 1926. Т. 2 (15). С.40.

Герасименко Г.А. Земства в Февральской буржуазно-демократической революции // История СССР. 1987. № 4. С.80.

Там же. С.81.

Баженова Т.М. Местные органы власти и управления Временного правительства в феврале - октябре 1917 года: Дисс.... канд. ист. наук. Свердловск, 1977. С.69.

Баранов Е. П. Губернские комиссары Временного правительства // Вест.

МГУ. Сер. XII. Право. 1974. № 5. С. 67.

Бабикова Е.Н. Временное правительство и создание органов диктатуры буржуазии в Сибири в 1917 г. С. 113.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

449.

Вестник Временного правительства. 1917. 26 апр.

См.: Бабикова Е.Н. К истории создания народных собраний Томской губернии в 1917 году. С. 144 - 145.

О противоречиях между Временным правительством и Томским губернским народным собранием см.: Вестник Временного правительства.

1917. 21 мая; Речь. 1917. 24 мая.

Речь. 1917. 24 мая.

Биржевые ведомости. 1917. 21 июля.

Вестник Временного правительства. 1917. 22 июля.

Баженова Т.М. Указ. соч. С. 74.

Вестник Временного правительства. 1917. 20 июня.

Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917гг.). Сб. док. матер. Свердловск, 1967. С.85.

Вестник Временного правительства. 1917. 11 окт.

Баженова Т.М. Указ. соч. С. 82.

Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис.

Документы и материалы. М., 1958. С. 316 - 317.

Речь. 1917. 20 июля.

Революционное движение в России в апреле. Апрельский кризис. С. - 328.

Там же. С. 329.

Байрау Д. Янус в лаптях: крестьяне в русской революции, 1905 - 1917 гг.

// Вопросы истории. 1992. № 1. С. 25.

Минц И.И. Указ соч. Т.2. С. 435.

См.: Кострикин В.И. Земельные комитеты летом 1917 года // Труды Московского государственного историко-архивного института. М., 1968. Т. 26.

С. 95.

Байрау Д. Указ. соч. С. 25.

См.: Революционное движение в России в августе 1917 г. Разгром корниловского мятежа. Документы и материалы М., 1959. С. 299, 322; Кострикин В.И. Указ. соч. С. 93 - 96; Минц И.И. История Великого Октября. Т.2.

С. 435- 436.

Речь. 1917. 10 авг.

Алавердова А. Очерк аграрной политики Временного правительства.

(Февраль - октябрь 1917 г.) // Социалистическое хозяйство. Журнал экономической политики, финансов и государственного хозяйства. М., 1925. Кн.

2. С. 152.

Речь. 1917. 20 июля.

Eklof B. Soviet briefing: Gorbachev and the reform period. Boulder, San Francisco and London.1989.p. 23; Raef M. Understanding Imperial Russia: State and Society in the Old Regime. New York, 1984.

Гучков А.И. Александр Иванович Гучков рассказывает... М., 1993. С.

122.

Ознобишин Д.В. Временный комитет Государственной думы и Временное правительство // Исторические записки. М., 1965. Т.75. С. 274 -275.

Как отмечает Ознобишин, после занятия членами Временного комитета Государственной думы министерских постов в первом Временном правительстве, в комитете осталось 8 человек. К 16 июля состав расширился до 20 человек. (См.: Ознобишин Д.В. Указ соч. С. 273.) Гучков в воспоминаниях отмечает, что его идея об использовании Государственной думы в этом качестве не встретила сочувствия со стороны других членов Временного правительства. (См.: Гучков А.И. Александр Иванович Гучков рассказывает... С. 123.) На то же нежелание правительства опереться на думу указывал М.В. Родзянко (См.: Родзянко М.В. Указ.

соч. С. 70).

Гучков А.И. Указ соч. С. 124.

Речь. 1917. 29 апр.

Ознобишин Д.В. Временный комитет Государственной думы и Временное правительство. С. 293.

Вестник Временного правительства. 1917. 17 окт.

Речь. 1917. 7 окт.

Революционное движение в России в сентябре 1917 г. Общенациональный кризис. Документы и материалы. М., 1961. С. 227.

Вестник Временного правительства. 1917. 3 окт.

Речь. 1917. 14 сент.

7 марта 1917 г. Исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов принял решение о возможности объединения рабочей милиции и общегородской милиции, созданной по распоряжению Временного правительства. При этом за Советом оставалось право контроля за кандидатами в милиционеры. (Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. Протоколы, стенограммы и отчеты, резолюции, постановления общих собраний, собраний секций, заседаний Исполнительного комитета и фракций 27 февр. - 25 окт. 1917 года: В 5 т. Л., 1991. Т.1. С.

177. Далее: Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г.) Однако, полностью осуществить это решение не удалось: рабочая милиция по большей части так и осталась независимой от общегородской милиции структурой.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. С. 154.

Известия. 1917. 1 марта.

Там же. 14 марта. См. также: Суханов Н.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 99.

Известия. 1917. 2 марта.

Минц И.И. История Великого Октября. Т.1. С. 509.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

215.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. С. 370.

Там же. С.206.

См.: Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Москва. Фронт. Периферия. М., 1971; Андреев А.М. Местные Советы и органы буржуазной власти (1917 г.). М., 1983.

Токарев Ю.С. Народное правотворчество накануне Великой Октябрьской социалистической революции (март-октябрь 1917 г.). М., Л., 1965. С. 71-79.

Пушкарева И.М. Указ. соч. С.256.

Андреев А.М. Указ. соч. С. 51.

Организация и строительство Советов РД в 1917 году: Сб. документов / Под ред. П.О. Горина. М., 1928. С. 54. (Далее: Организация и строительство Советов рабочих депутатов).

Там же. С. 55.

Там же. С. 54.

Ср.: Организация и строительство Советов рабочих депутатов С. 54 - 56;

Андреев А.М. Указ. соч. С.51 - 52.

Организация и строительство Советов рабочих депутатов С. 54.

См.: Токарев Ю.С. Народное правотворчество накануне Великой октябрьской социалистической революции (март - октябрь 1917 г.). С. 87 - 89.

См.: Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис. С. 189, 211.

Вотинова К.Я. Борьба за победу Октябрьской революции в Пермской губернии // Установление Советской власти на местах в 1917 - 1918 годах.

М., 1953. С.251.

Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис.

С. 287 - 288.

Сидоренко С.А. Победа буржуазно-демократической революции и двоевластие в Сибири // Свержение самодержавия: Сб. статей. М., 1970. С. 222.

См.: Революционное движение в России после свержения самодержавия.

С. 263; Революционное движение в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. Документы и материалы. М., 1959. С. 167, 204; Революционное движение в августе 1917 г. Разгром корниловского мятежа. С. 152.

Революционное движение в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация.

С.181 - 182.

Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 гг.) С. 21.

Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис.

С. 292.

См.: Обухов Л.А. Советы Урала в 1917 году: Учебное пособие. Пермь, 1992. С. 34.

Правда. 1917. 6 июня; Красноярский Совет. Март 1917 г. - июнь 1918 г.

(Протоколы и постановления съездов Советов, пленумов исполкома и отделов): Сб. докум. Красноярск, 1960. С. 131; Сидоренко С.А. Указ. соч. С.

225.

Речь. 1917. 27 июня.

Там же. 10, 16, 30 мая. Борьба за Советскую власть на Белгородщине.

Март 1917 г. - март 1919 г.: Сб. док. и матер. Белгород, 1967. С. 97.

Обухов Л.А. Указ. соч. С.34.

Известия. 1917. 25 мая.

Революционное движение в России в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 202.

См.: Обухов Л.А. Указ. соч. С.35.

См.: Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917-1920 гг.) С. 65 - 66.

Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис.

С. 281.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

387.

Революционное движение в России в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 224 -225.

Вестник Временного правительства. 1917. 15 июля.

Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (большевиков), Петроградская общегородская конференция РСДРП (большевиков).

Апрель 1917 года: Протоколы. М., 1958. С. 134.

Знаменский О.Н. Июльский кризис 1917 года. М.; Л., 1964. С. 212.

Организация и строительство Советов рабочих депутатов. С. 270.

Там же. С.271.

Революционное движение в июле 1917 г. Июльский кризис. С. 319 Организация и строительство Советов рабочих депутатов С. 270.

Там же. С. 216 - 218.

Там же. С. 216.

Вестник Временного правительства. 1917. 29 июля.

Революционное движение в августе. Разгром корниловского мятежа. С.

125.

Бабикова Е.Н. Временное правительство и создание органов диктатуры буржуазии в Сибири в 1917 г. С.117.

Одним из проявлений этой власти можно назвать отстранение от должности офицеров вплоть до командира полка, чьи действия шли вразрез с политикой Совета. (См.: Красноярский Совет. Март 1917 г.-июнь 1918 г.

С.153-154, 170, 174.) Красноярский Совет. Март 1917 г. - июнь 1918 г. С. 161 - 162.

Андреев А.М. Указ. соч. С. 252.

Подсчитано, что встречалось около 20 различных наименований таких комитетов, различающихся по регионам (комитеты общественных организаций, общественной безопасности, общественного спокойствия и т.д.) См.:

Баженова Т.М. Указ. соч. С. 35.

См.: Минц И.И. Указ. соч. Т.1. С.710; Исторический опыт трех российский революций. Кн.2. С. 299; История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1966. Т. 2. С. 699. и др.

Андреев А.М. Указ. соч. С.32.

См.: Там же. С.27; Исторический опыт трех российских революций. Кн.

2. С. 289 - 290.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

440.

Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис.

С. 316.

См.: Баженова Т.М. Указ. соч. С.50.

См.: Бабикова Е.Н. Временное правительство и создание органов диктатуры буржуазии в Сибири в 1917 г. С.114.

Вестник Временного правительства. 1917. 9 июля.

См.: Бабикова Е.Н. Временное правительство и создание органов диктатуры буржуазии в Сибири. С. 108, 111.

Вестник Временного правительства. 1917. 17 июня, 19 авг.

Революционное движение в России мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 249 - 250.

Речь. 1917. 6 июля; Вестник Временного правительства. 1917. 13 мая, июня, 19 авг.

Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 гг.) С. 63 - 64.

Вестник Временного правительства. 1917. 17 июня.

Речь. 1917. 3 июня, 2 авг; Вестник Временного правительства. 1917. мая; Борьба за победу Великой Октябрьской социалистической революции в Пермской губернии: Документы и материалы. Молотов, 1957. С. 389.

См.: Вестник Временного правительства. 1917. 5 июля; Речь. 1917. июня.

Вестник Временного правительства. 1917. 13 мая.

Там же. 17 мая.

См.: Революционное движение в России в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 249 - 250; Вестник Временного правительства. 1917. июня.

См.: Герасименко Г.А. Первый акт народовластия в России : общественные исполнительные комитеты (1917 г.). М., 1992. С. 166 - 167.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

701; Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис. С. 583, 585 - 586, 591 - 592, 606, 651; Революционное движение в России в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 393, 398, 401 - 402, 403, 412 - 413; Революционное движение в России в августе 1917 г. Разгром корниловского мятежа. С. 322; Вестник Временного правительства. 1917. мая, 22 июля.

Революционное движение в России в августе 1917 г. Разгром корниловского мятежа. С. 323; Борьба за Советскую власть на Белгородщине. Март 1917 г. - март 1919 г. С. 36.

Право. 1917. 16 мая.

Горовой Ф.С., Александров Ф.А., Гантман Л.М., Капцугович И.С. Урал в огне революции. Пролетарская революция в Пермской губернии. Пермь, 1967. С.46.

Андреев А.М. Указ. соч. С. 31.

Понтович Э. Непосредственное народное творчество в области организации местного управления // Право. 1917. 16 мая; Бабикова Е.Н. Временное правительство и создание органов диктатуры буржуазии в Сибири в 1917 г. С. 108; Горовой Ф.С., Александров Ф.А., Гантман Л.М., Капцугович И.С. Указ. соч. С. 45. Баженова Т.М. Указ. соч. С. 41 - 42.

Герасименко Г. А. Первый акт народовластия в России: общественные исполнительные комитеты. С. 133.

Право. 1917. 16 мая; Вестник Временного правительства. 1917. 22 июля.

Вестник Временного правительства. 1917. 19 авг.

Там же. 1 июня.

Организация и строительство Советов рабочих депутатов С. 115.

Там же. С. 276.

Там же. С. 54 - 56, 270 - 271.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

282; Организация и строительство Советов рабочих депутатов. С. 34.

Горовой Ф.С. Революционные события 1917 г. в Пермской губернии // Борьба за победу Великой Октябрьской социалистической революции в Пермской губернии. С. 15.

Красноярский Совет. Март 1917 г. - июнь 1918 г. С.35.

Там же. С.90.

См.: Горовой Ф.С. Указ. соч. С. 17; Горовой Ф.С., Александров Ф.А., Гантман Л.М., Капцугович И.С. Указ. соч. С. 45 - 47; Адамов В.В. Февральская революция на Урале. Свердловск, 1967. С. 43 - 45.

Революционное движение в России в апреле 1917 г. Апрельский кризис.

С. 272.

См.: Вестник Временного правительства. 1917. 18 мая; Баженова Т.М.

Указ. соч. С. 51; Герасименко Г.А. Общественные исполнительные комитеты 1917 года в исторической литературе // История СССР. 1990. № 3. С.

105.

См.: Вестник Временного правительства. 1917. 15 июля; Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 - 1920 гг.). С. - 84.

Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 гг.). С. 78.

Баженова Т.М. Указ. соч. С. 56.

Герасименко Г.А. Первый акт народовластия в России : общественные исполнительные комитеты (1917 г.). С.50.

Там же. С. 169.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С.11.

Съезды Советов в документах. (1917 - 1918 гг.) М., 1957. Т.1. С. 15-16.

Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства. 1917. № 12. Ст. 179, 180.

См.: Минц И.И. Указ.соч. Т. 3. С. 389 - 641.

Там же. С. 419; Октябрьское вооруженное восстание. Семнадцатый год в Петрограде. Л., 1967. Кн. 2. С. 566 - 576; Горовой Ф.С., Александров Ф.А., Гантман Л. М., Капцугович И.С. Указ. соч. С. 180; Обухов Л.А. Указ.

соч. С. 70, 72, 73, 77.

Борьба за власть Советов на Дону. 1917 - 1920 гг.: Сб. документов. Ростов н/Д., 1957. С. 152 - 153.

Борьба за победу Великой Октябрьской социалистической революции в Пермской губернии. С. 504.

Наша речь. 1917. 16 нояб.

См.: Серебрякова З.Л. Областные объединения Советов России (март 1917 - декабрь 1918). С. 95.

См.: Пайпс Р. Создание однопартийного государства в Советской России (1917 - 1918 гг.) // Политические исследования. 1991. № 1. С. 222;

Минц И.И. История Великого Октября. М., 1979. Т. 3. С. 712.

О процессе развития взаимоотношений Советов и партии в первые годы революции см: Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза.

London: Overseas Publications Interchange Ltd., 1990. С. 346 - 359; Пайпс Р.

Создание однопартийного государства в Советской России (1917 - 1918 гг.) С. 215 - 223; Семенникова Л. От какого наследства мы отказываемся // Наука и жизнь. 1993. № 12. С.35 - 36.

См.: Спирин Л.М. Россия: 1917 год. Из истории борьбы политических партий. М., 1987. С.3.

См.: Орлова Н.В. Политические партии России: страницы истории. М., 1994.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 16.

См.: Политическая история России в партиях и лицах. М., 1993. С. 337См.: Октябрь 1917 и судьбы политической оппозиции. В 3 ч. Ч. 1. Политические партии в России. Гомель, 1993. С. 152 - 155; Политическая история России в партиях и лицах. С.128.

Речь. 1917. 5 марта.

Там же. 10 мая.

Там же. 26 июля.

Там же. 29 марта.

См.: Андреев А.М. Указ. соч. С.35.

Речь. 1917. 29 марта.

Известия Комитета петроградских журналистов. 1917. 28 февр.

Речь. 1917. 10 мая.

Там же. 29 марта.

См.: Речь. 1917. 5, 17, 26 марта.

Там же. 19 мая.

Там же. 18 июля.

Там же. 26 июля.

Там же. 28 марта.

Там же. 29 марта.

Бабикова Е.М. К истории создания народных собраний Томской губернии в 1917 году. С. 131 - 133.

Речь. 1917. 24 мая.

Вестник Временного правительства. 1917. 7 окт.

Дело. 1917. № 3.

Н.Н. Суханов (Гиммер) писал о первых днях революции: «Приходилось исходить из положения, что если революцию продолжать, завершать и закреплять, то необходимо демократии быть готовой взять на себя одну всю тяжесть этого подвига, имея против себя объединенные силы царизма и всех имущих классов». (Суханов Н.Н. Указ. соч. Т. 1. С.89.) Рабочая газета. 1917. 4 марта.

См.: Дело народа. 1917. 15 марта.

Там же. 31 марта.

Шляпников А.Г. Канун семнадцатого года. Семнадцатый год. В 3 кн.

Т.2: Семнадцатый год. М., 1992. С.414.

Речь. 1917. 31 марта.

Церетели И.Г. Речи. Пг., 1917. С. 25.

См.: Организация и строительство Советов рабочих депутатов. С. 216Известия. 1917. 26 апр.

Церетели И.Г. Кризис власти. М., 1992. С.24.

См., например: Минц И.И. Указ. соч. Т.2. С. 123 - 124; Андреев А.М.

Указ. соч. С. 37 - 38.

Известия. 1917. 6 июня.

См.: Известия. 1917. 1, 26, 27 апр.; Вестник Временного правительства.

1917. 29 марта, 27 апр., 6 мая; Революционное движение в России в мае июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 214.

Революционное движение в России после свержения самодержавия. С.

422.

Известия. 1917. 21 мая.

Организация и строительство Советов рабочих депутатов. С. 270.

Вестник Временного правительства. 1917. 23 авг.

Розенберг У. Формирование новой российской государственности // Отечественная история. 1994. № 1. С. 6.

См.: Церетели И.Г. Кризис власти. С. 83.

Троцкий Л.Д. Соч. М., 1924. Т.3, ч.1. С. 117.

Галили З. Меньшевики и вопрос о коалиционном правительстве: позиция «революционных оборонцев» и ее политические последствия // Отечественная история. 1993. № 6. С. 24.

Речь. 1917. 10 мая.

Там же. 26 июля.

Чернов В.М. Перед бурей. Воспоминания. М.. 1993. С. 333.

Церетели И.Г. Кризис власти. С. 67-70.

Там же. С.226-227.

См.: Единство. 1917. 27 июня.

Болтнева О. В поисках парадигмы консенсуса // Кентавр. 1993. № 5. С.

154.

Правда. 1917. 14 марта.

См.: Шляпников А.Г. Указ. соч. Т. 2. С. 229 - 230; Т.3. С. 217 - 218.

Там же. Т.2. С. 228.

Там же. С. 230.

Первый легальный Петроградский комитет большевиков в 1917 г.: Сб.

материалов и протоколов. М.; Л., 1927. С. 87.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 133.

Там же. С. 114.

Там же. С. 115.

Там же. С. 147.

Там же. С. 361 - 362.

См.: Революционное движение в России после свержения самодержавия. С. 356, 385; Революционное движение в мае - июне 1917 г. Июньская демонстрация. С. 175 - 177, 590; Красноярский Совет. Март 1917 г. - июнь 1918 г. С. 35, 36, 111, 112, 113, 118, 132; Горовой Ф.С., Александров Ф.А., Гантман Л.М., Капцугович И.С. Указ. соч. С. 67 - 70.

Красноярский совет. Март 1917 г. - июнь 1918 г. С. 17.

См.: Андреев А.М. Указ. соч. С. 107 - 108.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 318.

См.: Волобуев О.В., Ильящук Г.И. Послеоктябрьский меньшевизм // История СССР. 1991. № 2. С. 32 - 51; Иоффе Г., Тютюкин С. Меньшевики // Наука и жизнь. 1990. № 11. С. 87- Иоффе Г.З. Город иллюзий (памяти Ю.О. Мартова) // Кентавр. 1993. № 4. С. 159.

Гусев К.В., Миллер В.И. Система политических партий России. К постановке вопроса // Кентавр. 1992. № 11 - 12. С. 93-94.

См.: Гусев К.В. Крах партии левых эсеров. М.. 1963; Марченкова Н.П.

Левые эсеры в октябрьской революции 1917 года // История политических партий в вузовском курсе политической истории. Проблемы теории, методологии, методики. Всесоюзная научно-методическая конференция: Тез.

докл. и сообщений. М., 1991. Вып. 1. С. 93-95.

См.: Речь. 1917. 10 мая; Волобуев П. Февральская революция: ее прот иворечия, альтернативы и историческое место. С. 42.

ГЛАВА II

ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ ВЛАСТИ В 1985-1993 гг.

§ 1. Властные институты и их взаимоотношения Процессы и тенденции, вызревавшие в экономической и социальной сферах жизни советского общества в 60-80-е гг. ХХ в., создавали необходимые предпосылки для изменений в отношениях власти.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Владимир Век СТРУКТУРА МАТЕРИИ В РАМКАХ КОНЦЕПЦИИ МАКРО-МИКРОБЕСКОНЕЧНОСТИ МИРА Монография Пермь, 2011 УДК 1 ББК 87.2 В 26 Рецензенты: Доктор философских наук С.Н. Некрасов, заведующий кафедрой философии Уральской государственной сельскохозяйственной академии, профессор Уральского федерального университета имени первого президента России Б.Н. Ельцина Кандидат физико-математических наук С.А. Курапов, ведущий научный сотрудник ЗАО Уральский проект Кандидат технических наук В.Р. Терровере, старший...»

«У истоков ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Иония -V I вв. до н. э. Санкт- Петербург 2009 УДК 94(38) ББК 63.3(0)32 Л24 Р ец ен зен ты : доктор исторических наук, профессор О. В. Кулиш ова, кандидат исторических наук, доцент С. М. Ж естоканов Н аучн ы й р ед ак то р кандидат исторических наук, доцент Т. В. Кудрявцева Лаптева М. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония X I— вв. VI Л24 до н. э. — СПб.: ИЦ Гуманитарная Академия, 2009. — 512 с. : ил. — (Серия Studia classica). ISBN...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАЛОГОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Е.О. Малыгин, Е.В. Никульчев СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССА УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЕМ РАЗРАБОТКИ НЕФТЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ Монография МОСКВА 2011 УДК 338.22.021.4 ББК 33.361 М-20 РЕЦЕНЗЕНТЫ: ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР А.К. КАРАЕВ КАНДИДАТ ЭКОНОМИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ О.В. КУБЛАШВИЛИ Малыгин Е.О., Никульчев Е.В....»

«УДК 339.9 (470) ББК 65.5 Научный редактор д-р экон. наук, проф. А.М. Ходачек (Гос. ун-т – Высшая школа экономики СПб. филиал) Рецензенты: Максимцев И.А., д.э.н., профессор, ректор Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. Ягья В.С., д.и.н., профессор, зав. кафедрой мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. Зарецкая М.С., Лукьянов Е.В., Ходько С.Т. Политика Северного измерения: институты, программы и...»

«А.В.Федоров, И.В.Челышева МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ 2 УДК 378.148. ББК 434(0+2)6 Ф 33 ISBN 5-94673-005-3 Федоров А.В., Челышева И.В. Медиаобразование в России: краткая история развития Таганрог: Познание, 2002. 266 c. Монография написана при поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), грант № 01-06-00027а В монографии рассматриваются вопросы истории, теории и методики медиаобразования (то есть образования на материале средств массовой...»

«Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию Российской Федерации ГОУ ВПО “Ижевская государственная медицинская академия” ГОУ ВПО “Башкирский государственный медицинский университет” ГУЗ “Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы” МЗ СР ЧР Бабушкина Карина Аркадьевна Халиков Айрат Анварович Маркелова Надежда Михайловна ТЕРМОДИНАМИКА КРОВОПОДТЕКОВ В РАННЕМ ПОСТМОРТАЛЬНОМ ПЕРИОДЕ Монография Ижевск – Уфа – Чебоксары 2008 УДК 340.624.6:616-003.214 ББК 58+54.58 Б 129 Ре...»

«В.М. Фокин ТЕПЛОГЕНЕРАТОРЫ КОТЕЛЬНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 В.М. Фокин ТЕПЛОГЕНЕРАТОРЫ КОТЕЛЬНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 УДК 621.182 ББК 31.361 Ф75 Рецензент Доктор технических наук, профессор Волгоградского государственного технического университета В.И. Игонин Фокин В.М. Ф75 Теплогенераторы котельных. М.: Издательство Машиностроение-1, 2005. 160 с. Рассмотрены вопросы устройства и работы паровых и водогрейных теплогенераторов. Приведен обзор топочных и...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. ГЕРЦЕНА кафедра математического анализа В. Ф. Зайцев МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ В ТОЧНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ Научное издание Санкт-Петербург 2006 ББК 22.12 Печатается по рекомендации З 17 Учебно-методического объединения по направлениям педагогического образования Министерства образования и науки Российской Федерации Рецензенты: д. п. н. профессор Власова Е. З. д. п. н. профессор Горбунова И. Б. Зайцев В. Ф. Математические модели в...»

«А.Л. Катков ИНТЕГРАТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (философское и научное методологическое обоснование) Павлодар, 2013 1 УДК 616.89 ББК 56.14 К 29 Рецензенты: Доктор медицинских наук А.Ю. Тлстикова. Доктор медицинских наук Ю.А. Россинский. Катков А.Л. Интегративная психотерапия (философское и научное методологическое обоснование). Монография. – Павлодар: ЭКО, 2013. – 321 с. ISBN 978 – 601 – 284 – 090 – 2 В монографии приведены результаты многолетнего исследования по разработке интегративно-эклектического...»

«Г.В. БАРСУКОВ СОБОРНОСТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Магнитогорск 2014 Министерство образования и наук и Российской Федерации ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный университет Г.В. Барсуков СОБОРНОСТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Монография Магнитогорск 2014 1 УДК 11/12 ББК Ю62 Б26 Рецензенты: Доктор философских наук, профессор Магнитогорского государственного университета Е.В. Дегтярев Доктор философских наук, доктор филологических наук, профессор...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ В. А. КУНИН УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ, ПРАКТИКА) Монография Санкт-Петербург 2011 УДК 330.4 ББК 65я6 К 91 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор М. Ф. Замятина доктор экономических наук, профессор М. И. Лисица Кунин В. А. К 91 Управление рисками промышленного предпринимательства (теория, методология, практика). — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургской академии управления и экономики, 2011. —...»

«А.В. Графкин ПРИНЦИПЫ ПРОГРАММНОГО УПРАВЛЕНИЯ МОДУЛЯМИ ICP DAS СЕРИИ I-7000 В ЗАДАЧАХ ПРОМЫШЛЕННОЙ АВТОМАТИЗАЦИИ САМАРА 2010 УДК 004.9 (075) Рецензенты: Заслуженный работник высшей школы РФ, д.т.н., профессор Прохоров С.А.; д.т.н., профессор Кузнецов П.К. А.В. Графкин Принципы программного управления модулями ICP DAS СЕРИИ I-7000 в задачах промышленной автоматизации / СНЦ РАН, 2010. – 133 с.: ил. ISBN 978-5-93424-475-1 Монография содержит описание особенностей, которые необходимо учитывать при...»

«А.В. Дементьев К О Н Т Р АК ТНА Я Л О Г ИС ТИ К А А. В. Дементьев КОНТРАКТНАЯ ЛОГИСТИКА Санкт-Петербург 2013 УДК 334 ББК 65.290 Д 30 СОДЕРЖАНИЕ Рецензенты: Н. Г. Плетнева — доктор экономических наук, профессор, профессор Введение................................................................... 4 кафедры логистики и организации перевозок ФГБОУ ВПО СанктПетербургский государственный экономический университет; Потребность в...»

«УДК 80 ББК 83 Г12 Научный редактор: ДОМАНСКИЙ Ю.В., доктор филологических наук, профессор кафедры теории литературы Тверского государственного университета. БЫКОВ Л.П., доктор филологических наук, профессор, Рецензенты: заведующий кафедрой русской литературы ХХ-ХХI веков Уральского Государственного университета. КУЛАГИН А.В., доктор филологических наук, профессор кафедры литературы Московского государственного областного социально-гуманитарного института. ШОСТАК Г.В., кандидат педагогических...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ Ю. А. Васильев, М. М. Мухамеджанов ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ ШКОЛЫ ПРИ ЦК ВЛКСМ 1944–1969 Научное издание Монография Электронное издание Москва Московский гуманитарный университет 2011 УДК 376 В 19 Руководитель проекта А. А. Королёв, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Авторский коллектив: Ю. А. Васильев, доктор исторических наук, профессор, М. М. Мухамеджанов, доктор исторических наук, профессор. Под...»

«Министерство образования и науки РФ Сочинский государственный университет туризма и курортного дела Филиал Сочинского государственного университета туризма и курортного дела в г. Нижний Новгород Мордовченков Н. В., Сироткин А. А. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ Монография Нижний Новгород 2010 ББК 65.290-2 М 79 Мордовченков Н. В. Теоретические основы систем управления персоналом промышленного предприятия: монография / Н. В. Мордовченков, А. А....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Пермский государственный университет Н.С.Бочкарева И.А.Табункина ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СИНТЕЗ В ЛИТЕРАТУРНОМ НАСЛЕДИИ ОБРИ БЕРДСЛИ Пермь 2010 УДК 821.11(091) 18 ББК 83.3 (4) Б 86 Бочкарева Н.С., Табункина И.А. Б 86 Художественный синтез в литературном наследии Обри Бердсли: монография / Н.С.Бочкарева, И.А.Табункина; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. – 254 с. ISBN...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина А.Г. Чепик В.Ф. Некрашевич Т.В. Торженова ЭКОНОМИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПЧЕЛОВОДСТВЕ И РАЗВИТИЕ РЫНКА ПРОДУКЦИИ ОТРАСЛИ Монография Рязань 2010 ББК 65 Ч44 Печатается по решению редакционно-издательского совета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А....»

«Е.Н. ГЛУЩЕНКО Л.П. ДРОЗДОВСКАЯ Ю.В. РОЖКОВ ФИНАНСОВОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ Хабаровск 2011 УДК 336.774:330.47 ББК 65.262 Г55 Глущенко Е. Н., Дроздовская Л. П., Рожков Ю. В. Г55 Финансовое посредничество коммерческих банков: монография / под научной ред. проф. Ю.В. Рожкова. — Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2011. — 240 с. Рецензенты: Богомолов С. М. (Саратов, СГСЭУ); д.э.н., профессор Останин В. А. (Владивосток, ДВФУ) д.э.н., профессор ISBN 978-5-7823-0552- В монографии рассматриваются...»

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XIII Н. В. Захаров У ИСТОКОВ РУССКОГО ШЕКСПИРИЗМА: А. П. СУМАРОКОВ, М. Н. МУРАВЬЕВ, Н. М. КАРАМЗИН (К 445-летию со дня рождения У. Шекспира) МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр теории и истории культуры МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) Отделение гуманитарных наук ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XIII Н. В. Захаров У ИСТОКОВ РУССКОГО ШЕКСПИРИЗМА: А. П. СУМАРОКОВ, М. Н. МУРАВЬЕВ, Н. М. КАРАМЗИН (К 445-летию со дня рождения У....»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.