WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Властная идейная трансформация Исторический опыт и типология Москва Научный эксперт 2011 УДК 94(47):342.5 ББК 63.3(2)-33 Б 14 Б 14 Властная идейная ...»

-- [ Страница 6 ] --

Рыжков Владимир «Я думаю, что Путин — это политик без идеалистичеАлександрович; ских представлений о будущем, прагматик, который российский по- не имеет умозрительной схемы реформ. Он будет литик, экс-вице- действовать в зависимости от ситуации. Хотя, уверен, спикер Госдумы он будет стремиться к усилению роли государства сейчас в коме. То есть тело живет, шевелится потребляет пищу, выделяет соответствующие выделения, Альбац Евгения «Я думаю, что Медведев понимает, что если мощь Марковна; Путина строилась всегда на том, что он опирался на российский поли- бюрократический аппарат и на людей в погонах, претический журна- жде всего, что Медведеву там особенно искать нечего.

лист, профессор Силовики будут лояльны Путину. Он их лидер, он их Высшей школы хозяин, он их пацан. А Медведев понимает, что ему экономики, глав- надо искать базу поддержки за пределами этого чиный редактор новничьего класса. Среди образованного класса, среди журнала «The New среднего бизнеса, потому что понятно, что монопоTimes» лизированный бизнес лежит под Путиным. Если он самом деле в первый раз избираться на пост президента, потому что понятно, что в 2008-м его просто Киселев Евгений «Фирменный стиль Путина — развязать войну и отойти в сторону»25.«Может быть, это наивно, но других рекоАлексеевич;

бывший генераль- мендаций у нас относительно того, что делать, нет. Не ный директор НТВ сотрудничайте с этой властью. Если этот процесс будет www. anticompromat. org/putin/citates. html.

www.echo. msk.ru›Передачи›Особое мнение›659980-echo.

www.anticompromat.org/putin/itogi3l.html; bookz.ru/…vladimir-pribilovskii/ voina…901/1-voina….

www.kasyanov.ru/index.html….

Шендерович Вик- «…Прежний хозяин был большой, пьющий и блажентор Анатольевич; ный, а этот маленький, трезвый и злобный. Уж лучше б писатель-сатирик, «Столыпин и Брусилов в одном флаконе» теле- и радиоведущий Боровой Констан- «Покушение возможно, но маловероятно, что оно тин Натанович; будет успешным. Потому что Путин такой маленький, председатель ПЭС худенький, в него трудно попасть» Буковский Влади- «Быть в оппозиции Путину — долг каждого нормальмир Константино- ного гражданина России. […] С нынешним режимом вич; страна стремительно катится в диктатуру.

один из основате- …В случае со взрывами, Владимир Путин, как минилей диссидентского мум, знал заранее о готовящихся взрывах жилых домов движения в СССР линии” за рубежом. Его работа была стучать на немецких и советских товарищей, следить, как они себя ведут.

Отсюда — “профессионализм” действий подчиненного Венедиктов Алек- «…Для Путина нет понятия “свобода слова”, а есть сей Алексеевич; понятие “пресса — инструмент для модернизации Росглавный редак- сии”. Очень благородная цель, но «инструмент».[…] тор радиостанции «Понятно, что президентом Путина сделала пресса, так «Эхо Москвы» же как Ельцина в 1996 году. Вот и представьте себе ночные кошмары этого человека: возникает какой-нибудь lib.ru›История›FELSHTINSKY/naslednik.txt; www.anticompromat.org/ putin/citates.html.

www.shender.ru/itogo/.

www.vibori.net/thoughts/?nocache=599840&page=9.

www.radosvet.net/politikos…i…o-byvshem…rossii.html.

www.memo.ru/hr/hotpoints…Caucas/ch99…021218ni4.htm.

www.radosvet. net/politikos/4212-politiki…byvshem….

old.grani.ru/Society/Media/Freepress/m.3115.html; www.anticompromat.

org/putin/citates.html.

Герман «Путин — скрытый сталинист, но вслух он не может Алексей Юрьвич; этого произнести. Ему нравится, чтобы все вокруг трепетали, как при Сталине» кинорежиссер Доренко Сергей «…Путин не помогает России разваливаться, но и не Леонидович; останавливает ее гибели. Он занят собственной статележурналист, ра- бильностью, ежедневными выборами, ежедневными диоведущий, главный редактор ра- «Путин, создавая условия для авторитаризма, сам — диостанции РСН плохой диктатор, диктатор-недотепа, который пытается Невзлин Леонид «…Поэтому я отношусь к нему как к человеку, котоБорисович; рый обманул ожидания людей. Это человек, который совладелец ЮКОСа привел к власти спецслужбы. […] Я от него жду и для все эти диктаторские штучки настолько несовременны, реформатором в России. Он предпочел путь в популистские лидеры гэбэшного толка. И потом: как я могу хорошо относиться к человеку, который сделал такое со Борзыкин Михаил «Песню “Твой папа — фашист” я посвящаю на концерВладимирович; тах нынешней власти и лично Владимиру Путину уже рок-музыкант лет пять. Личность этого человека вызывает у меня ощущение закомплексованности с детства, изначальной неспособности принимать широкие решения. Наши сограждане, как лопухи, повелись на образ, раздутый www.newsland.ru/News/Detail/id/375351/.

www.anticompromat.org/putin/citates.html; www.dorenko.tv/about/interview.

htm?id=260.

www.profile.ru/items/?item=10151; www.anticompromat.org/putin/citates.

html.

www.NovayaGazeta.ru/nomer/2004/08n/n08n-s13.shtml.

www. nazbol.ru/rubr20/408.html.

Лимонов Эдуард; «Какая харизма, если он с трудом справляется со своиписатель, предсе- ми обязанностями? Нам пытаются внушить, что она датель Национал- существует, а я вижу только растерянного, наверное, б ольшевис тской интеллигентного и происходящего из интеллигентпартии (НБП) ной среды подполковника. Он напоминает подростка, Рыбкин Иван Пе- «Я глубоко убежден, что действия президента Путина трович; и его ближайшего окружения должны расцениватьбывший спикер ся обществом как государственные преступления.





Госдумы, бывший Фактически разрушена Конституция, и Россия опять секретарь Совета погружается во мрак. Развязана война в Чечне и исбезопасности требляется целый народ. Их власть основана на крови, Я — да и не только я — обладаю множеством конкретных свидетельств участия Путина в бизнесе. Известный Абрамович, стоящие в тени Тимченко, братья Сатаров Георгий «[…]Путин виноват. Он виноват в той мере, в какой А л е кс а н д р ов и ч, он концентрировал власть в своих руках. Он виноват бывший помощник в той мере, в какой он заменил стратегию налаживания Президента РФ, гражданских институтов на стратегию налаживания президент фонда «Индем» […]Власть похожа на подростка, который заразился www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=253530.

www.compromat.ru/page_26538.htm.

www.mos.ru/wps/portal/!ut/p/c1/04_…-…_…!!/dl2/d1/… Москва.

«Путин на своем посту выполняет единственную реальную функцию — PR-прикрытие российской бюрократии, дорвавшейся до полного контроля над страной и ее богатствами и беззастенчиво разворовывающей ее» Троицкий «Взрыв в метро, пожар, десятки убитых. […] Что до поАртем Кивович; творников и пособников, то в этой роли неплохо смомузыкальный кри- трится некто Путин. Да, который Владимир Владимитик рович и гарант. […] за четыре года не сделал абсолютно ничего, чтобы справиться с корнем террористического Фоменко Николай «Путин очень старается подавить свободу граждан.

Владимирович; Но есть вещи, которые побороть вряд ли удастся. […] актер Я уповаю на высокие технологии. Они идут из Европы и Америки, и они будут работать на демократию самым Приведенная коллекция настроений и настроев далеко не полная. Латентная антипутинская оппозиция существует и на уровне региональных элит. Основания для недовольства режимом — вывод губернаторов из Совета Федерации, упразднение выборности губернаторской власти, стягивание доходов в Центр.

В национальных регионах эта скрытая враждебность элит имеет свои дополнительные основания. Ведь именно при В.В. Путине был нанесен удар по конституционным вольностям республик и национальному сепаратизму. Приведение республиканских конституций в соответствие с Конституцией РФ явилось демонстрацией силы русского Центра. Кампания в Чечне дала понять, что пришедшие к власти в Москве силовики готовы на самые решительные действия. Напуганные местные царьки и феодалы затаились. Публично они выражали свою преданность президенту и новой партии власти. На выборах обеспечивалась сверхъявка и сверхъединодушие в пользу В.В. Путина и «Единой России».

www.democracy.ru/article.php?id=661; putin-marionetka.narod.ru.

www.anticompromat.org/putin/citates.html.

www.anticompromat.org/putin/citates.html.

Но национальные республики РФ — это в основном культурный ареал Востока, с характерной для него традицией политики.

Там, как правило, четкой дифференциации элит по спектру политических предпочтений — «за» или «против» — не прослеживается. Все «за». Но «восточная лояльность» служит лишь прикрытием замысла. Стоит «падишаху» принять лесть за выражение искренней покорности и его голова уже на плахе.

Предательство элит в сценарии грядущей «оранжевой революции» неизбежно. Без такого рода предательств не обходился демонтаж ни одного из низвергнутых цветными революциями режимов. Немного лет прошло с повального переприсягания местной партийной номенклатуры вместо генсека Горбачева антикоммунисту Ельцину. Так что даже кооптированные во власть по принципу личной преданности силовики в сложившихся революционных условиях не могут быть стопроцентно надежны.

Особенно после того, как их души и помыслы повернуты все к той же коммерциализации смыслов вместо служения. Они могут быть элементарно перекуплены, переподчинены другой персоне. Такого не могло бы произойти при наличии идеологических механизмов кадровой селекции.

«Оранжевая революция» и народ Важная роль в любой революционной постановке отводится народу. Все цветные революции были срежиссированы как широкое демократическое движение. Народу по этому сценарию противостояла кучка бюрократов. В действительности народные массы всякий раз использовались. На первом этапе шел разогрев протестных настроений. Далее достигшая точки кипения народная протестация переводилась в действие, на Улицу. На революционной авансцене появлялся субъект толпы. Возникало ощущение установления режима охлократии. Выходом из ситуации всеобщего хаоса являлось формирование новой политической элиты и институциализация революционной власти.

В России первая фаза оранжевой революции, заключающаяся в разогреве протестных настроений масс, уже открыта. Об этом прямо свидетельствуют проводимые социологические замеры.

Недовольство возрастает.

Для преобразования латентного недовольства в деятельный формат протеста необходим детонатор. В его качестве может выступить любая из непопулярных реформ. Большую вероятность детонирующих революционных последствий имела, в частности, реформа по монетизации льгот. Таким же потенциальным дестабилизатором может выступить принятие закона о рыночном налогообложении жилья.

Насколько велика вероятность вовлечения в революцию народа? Казалось бы, запас доверия к основным субъектам высшей российской власти достаточно велик. Но сам по себе этот показатель для России недостаточно индикативен. «Царистский культ»

(харизматическое правосознание по М. Веберу) всегда являлся имманентным качеством ментальности российского населения. Приверженность ему сохранялась даже в периоды «русских смут». Однако при этом даже замена фигуранта верховной власти не изменяла высокого рейтинга главы государства. Вместо прежнего носителя высшей царственной харизмы приходил новый, автоматически присваивая себе индекс доверия предыдущего правителя. Так что достаточно высокий рейтинг популярности Путина-Медведева сам по себе не является показателем политической устойчивости. Более адекватным индикатором уровня протестных настроений масс может служить индекс доверия населения к основным политическим и социальным институтам России.

На основании данных опроса, проведенного Фондом общественного мнения в июле 2008 г. по проекту «Межличностное и институциональное доверие», следует вывод о складывающейся в Российской Федерации предреволюционной ситуации. Большинство населения не доверяет ни одному государственному властному институту (рис. 7.4)45. Констатация такого положения позволяет говорить о делигитимизации государства. А за делигитимизацией власти вероятен и ее физический крах, как тому учит история.

При этом нельзя сказать, что россияне не доверяют вообще никому. Всеобщее недоверие диагностировало бы уже не предреволюционность, а деструкцию социума в ходе революции. СохраЗдесь и далее — данные опросов Фонда общественного мнения: http://bd.

fom.ru/cat.

няется доверительное отношение к общественным институтам.

Достаточно высоким авторитетом обладает, в частности, Церковь.

Но наиболее доверительные отношения складываются у российских граждан на межличностном уровне. При этом «людям в целом» большинство россиян склонны не доверять (рис. 7.5).

Властям (руководству) администрации региона Милиции, правоохранительным органам, прокуратуре региона Властям (руководству) администрации Рис. 7.4. Степень доверия к институтам государственной власти Служителям церкви региона проживания Большинству жителей города (поселка, села) Рис. 7.5. Степень доверия к общественным организациям местного уровня и межличностного доверия российского населения Прослеживается, таким образом, групповое сплочение региональных сообществ, противопоставляющих себя и свои интересы позиции институтов власти. Дело остается лишь за приведением в действие спускового механизма революции. Нелегитимная в глазах народа власть может быть сменена.

Видна определенная тенденция потери рейтинга доверия и у основного фигуранта российской власти. Этот рейтинг остается еще довольно высоким, но факт его устойчивого снижения заставляет прогнозировать кризисную фазу. Начиная со второго президентского срока В.В. Путина и до 2009 г., удельный вес доверяющих ему россиян только возрастал. С 2005 г. более чем вдвое понизилась доля лиц, недоверяющих главе государства. После решительности, продемонстрированной в Южной Осетии, рейтинг популярности В.В. Путина достиг максимума. Время кампании по его дезавуированию в западных СМИ удивительным образом совпало с ростом доверительного отношения в России. Но далее популярность премьер-министра начала падать. Не столько величина падения, сколько сама понижательная траектория является в данном случае симптомом латентного роста протестных потенциалов (рис. 7.6)46.

Еще в 2005 г., в ситуации видимого нефтедолларового благополучия, Фондом общественного мнения был проведен опрос, в котором перед респондентами был поставлен вопрос: развивается ли Россия в правильном направлении? Уже тогда большинство российских граждан считало, что вектор развития неверен.

При этом неприятие курса современной российской политики усиливалось от мегаполисов к селам (рис. 7.7).

Фигура В.В. Путина обеспечивает пока положительный рейтинг доверительного отношения россиян к Правительству РФ.

Однако при конкретизации опроса оценка меняется. Так, в марте 2010 г. ФОМ предложил респондентам оценить работу Правительства совместно с деятельностью министерств. Отрицательная оценка преобладала в отношении 11-ти министерств, положительная — 7-ми (рис. 7.8).

Здесь и далее — данные опросов Фонда общественного мнения: http://bd.

fom.ru/cat.

Рис. 7.6. Динамика рейтинга доверия В.В. Путину (по опросам ФОМ) Рис. 7.7. Ответ респондентов на вопрос: как вы считаете, в целом сегодня Россия развивается в правильном или неправильном Многое в полученных результатах удивило, как, например, позитивный образ Министерства обороны. Но общая картина для Правительства, — а, соответственно, и премьера — предстала как достаточно удручающая. Более половины россиян неудовлетворительно оценивают деятельность Министерства сельского хозяйства, Министерства здравоохранения и социального развития, Министерства внутренних дел. Более трети дают отрицательную оценку Министерству промышленности и торговли, Министерству спорта, туризма и молодежной политики, Министерству экономического развития, Министерству образования и науки, Министерству ресурсов и экологии.

Около третьей части респондентов отрицательно оценивают и само Правительство. При таких рейтингах почти все министры должны, казалось бы, сегодня же уйти в отставку. Но в отставку никто не отправлен. Остаются в министерских креслах даже самые одиозные для общественности фигуры. А между тем, народный гнев в отношении персоналий высшего чиновничьего истэблишмента нарастает.

Не может стать надежной опорой существующего государственного режима и власть губернаторов. Степень их легитимности в восприятии народа довольно низкая. После отмены выборности руководителей регионов оценка народом их деятельности стала стремительно падать. Согласно опросу ФОМ февраля-марта 2009 г., большинство городского населения России оценивает деятельность губернаторов соответствующих субъектов Российской Федерации отрицательно. В селах несколько больше тех, кто дает им положительную оценку. Но все равно, если треть сельских жителей считают, что губернатор плохо справляется со своими обязанностями, то это кризис легитимности (рис. 7.9).

Тенденция падения авторитета губернской власти обнаруживается в опросах ФОМ после проведения президентской пересменки. К февралю-марту 2009 г. число респондентов, оценивающих деятельность губернатора положительно и отрицательно, впервые за все время фактически совпало. Региональная власть находится сегодня в низшей точке своей популярности (рис. 7.10).

Рис. 7.9. Оценка респондентами качества работы руководителя региона Рис. 7.10. Динамика оценок респондентами качества работы Что до законодательных органов власти, то они и раньше не пользовались поддержкой россиян. По опросу ФОМ, проведенному в мае 2010 г., не доверяет Государственной Думе почти половина россиян. И это вопрос не оценки качества работы, а вопрос доверия к самому институту законодательной власти. Причем, на вопрос «Стали вы больше или меньше доверять Государственной Думе за последний месяц?» было зафиксировано резкое доминирование отрицательных ответов (рис. 7.11–7.12).

Рис. 7.11. Вопрос ФОМ о доверии респондентов к Государственной Рис. 7.12. Вопрос ФОМ об изменении доверия к Государственной Думе Положение Совета Федерации в восприятии россиян, на первый взгляд, несколько лучше. Не доверяют верхней палате российского парламента четверть российских граждан. Однако более индикативно в данном случае, что затруднились сформулировать ответ о своем отношении к Совету Федерации 44% граждан, а об изменении своего отношения за месяц — 79%. Данный институт власти элементарно неизвестен российскому населению (рис. 7.13–7.14).

Рис. 7.13. Вопрос ФОМ о доверии респондентов к Совету Федерации Рис. 7.14. Вопрос ФОМ об изменении доверия к Совету Федерации за Управление протестной энергией масс:

Итак, латентное протестное отторжение народом существующей властной системы постепенно нарастает. Дальнейшее усиление этих умонастроений неизбежно приведет к следующему этапу — созреванию революционной потенциальной готовности.

Этот этап небыстр, но без управляющего контрвмешательства необратим. Хаос революции (в отличие от бунта) почти всегда управляем. Для управления им нужны соответствующие политические формы и механизмы. Они уже создаются.

Прежде всего речь идет о маршах «несогласных». Инициатором акций выступает коалиция «Другая Россия», объединяющая на платформе радикальной демократии широкий спектр политического андеграунда — от ультранационалистов до ультралибералов.

Лидерами движения выступают столь, казалось бы, идеологически несовместимые фигуранты российской политики, как Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов47. Структурную основу коалиции составляют «Объединенный гражданский форум», «Национал-большевистская партия», движение «За права человека», молодежные организации «Оборона» и «Смена». На определенных этапах в коалицию входили возглавляемые В. Рыжковым «Республиканская партия России», М. Касьяновым «Российский народно-демократический союз», В. Анпиловым «Трудовая Россия», а также ее молодежное крыло «Авангард красной молодежи».

Что объединяет столь идеологически различные организации? Один из участников коалиции А. Илларионов видит смысл учреждения «Другой России» как «переговорной площадки» для «обсуждения важнейших вопросов для страны». Но это мало что объясняет. Различных «переговорных площадок» предостаточно, но далеко не все «переговоры» завершаются акциями с призывом к свержению режима. Более откровенно высказался позиционирующийся в роли «нового Сахарова» правозащитник С.А. Ковалев, заявивший, что «Другая Россия» является другой «по отношению к кремлевской России лжи и насилия, России спецслужб».

Речь, таким образом, идет о нацеленности на смену властной команды. Прежде всего, судя по слоганам «несогласных», подразумевается отстранение от власти В.В. Путина. Смена власти — что это как не идеология революции? Не случайно, рассчитывая на вероятность предстать перед судом за «призыв к свержению конституционного строя России», представители движения постоянно апеллируют в своих заявлениях к Конституции РФ.

Это старая диссидентская тактика — выступление против режима под видом защиты Конституции. Нападение всегда лучше защиты: за нарушителя конституционных норм выдается сама власть.

Посредством этого тактического приема властная сторона лишается того аргумента, что подавление оппозиции основывается исключительно на принципе законности. Характерно, что первый, проведенный еще в декабре 2005 г. сразу же более чем в 20-ти городах России марш «несогласных» был приурочен ко Дню Конституции.

Лимонов Э. Другая Россия. М., 2003.

Помимо коалиции «Другой России» приняли участие в маршах и такие организации, как «Республиканская партия России», профсоюз «Профсвобода», Российский социал-демократический союз молодежи, «Молодежное Яблоко», Либертарное движение «Свободные радикалы», «Союз правых сил», «Московская Хельсинская группа», «Голос Беслана».

Под знамена протестных акций был привлечен известный и пропагандистски значимый для разных страт российского социума и западных спонсоров состав персоналий: Л. Алексеева, Е. Альбац, М. Амосов, В. Анпилов, Н. Белых, М. Борзыкин, М. Гайдар, М. Ганган, Л. Гозман, М. Касьянов, Н. Гуличева, С. Гуляев, М. Делягин, А. Ермолин, А. Илларионов, Г. Каспаров, О. Козырев, Д. Коцюбинский, Е. Коновалов, О. Курносова, Э. Лимонов, М. Литвинович, В. Лысенко, Ю. Малышева, Б. Немцов, М. Обозов, Л. Ольшанский, А. Осовцов, Л. Пономарев, З. Прилепин, Д. Ревякин, М. Резник, В. Рыжков, Г. Сатаров, И. Стариков, С. Удальцов, М. Фейгин, И. Хакамада, В. Шендерович, Ю. Шевчук, А. Шуршев, И. Яшин.

Обращает на себя внимание обилие в этом авангарде лиц из числа «бывших» — представителей политической элиты и бомонда ельцинской эпохи. Выведенные из той элитной когорты они сегодня пытаются взять реванш, перейдя в качество контрэлиты.

Во всяком случае, их медийная представленность позволяет квалифицировать эту группировку именно так.

Вот на этой стороне оппозиционного движения и стоило бы сконцентрировать внимание проправительственных СМИ. Образ бывшего представителя кремлевской команды имеет не самый значимый мобилизационный потенциал. Однако власть избрала в отношении движения «несогласных» совершенно иной подход — тактику информационного умолчания. Она была избрана, очевидно, по аналогии с советским опытом борьбы с диссидентством. Выбор ее стал своеобразной реминисценцией о славном прошлом КГБ, глушении «западных голосов», комсомольских активистах, работающих по блокировке диссидентов-пикетчиков.

В свое время эти приемы были достаточно успешными. Но условия, связанные с контролем информационной среды, принципиально изменились. При наличии Интернета тактика информационного замалчивания не имеет особой перспективы успеха.

Проигрышной оказалась и выдвинутая Кремлем идеологема стабильности. Ставка на нее отразилась на «выборе» единоросами идеологии консерватизма. Призыв к стабильности действительно имел определенный эффект на фоне пореформенного обвала ельцинского периода. Народ устал от преобразований и ждал какойто стабилизации. Но этот эффект был временным. Любая система должна развиваться, а потому длительно пребывать в состоянии консервационной стабильности невозможно. Желание в народе перемен все более усиливается. Однако правящая политическая элита исходит из принципиально иной установки: пусть все остается по-прежнему. Удерживаться у власти при таком диссонансе с устремлениями народа она не сможет. Это классика всех революционных трансформаций. Для сохранения у власти в долгосрочной перспективе элита должна возглавить революцию, точнее трансформацию. Противостоять трансформационной волне менее эффективно для правящей группировки, ее следует возглавлять и попросту осуществлять по существу инновационного давления жизни и своих интересов. Такая комбинация была бы самой гармоничной и естественной для развития страны. Оранжевой трансформации должна быть противопоставлена трансформация, целевым ориентиром которой станет национальное возрождение России.

Обратимся к мировому опыту. Не может длительно существовать государство без государственной идеологии — национальной идеи. Выдвижение ее, помимо диагностирования настоящего, предполагает ответ на вопрос о «прошлом» и «будущем»

страны. В этих целях конструируется национальная идеомифология. Ядром описания прошлого служит полулегендарный нарратив о происхождении государства и государствообразующего народа. История в данном случае выступает как конструкт национальной ретроспективы. Но для понимания «будущего» необходимо также выстраивание исторической перспективы. С этой целью используется идеологема революции как поворотной точки, как выбора вектора дальнейшего развития. Такого рода апелляция к сакрализуемой революции имеется в идеологическом арсенале большинства современных государств. В праздничном календаре многих стран установлена соответствующая торжественная дата.

Школьные учебники национальной истории акцентированы прежде всего на этих двух узловых моментах — генезисе народа и его раскрываемом через революцию стратегическом выборе. Идеологически выстраивается триадная схема исторического процесса, в которой первый этап — «генезис» — это возникновение национальной государственности. Второй этап — «узурпация» — утрата национальной суверенности или избрание ложного, неправедного пути развития. Наконец, третий этап — «революция» — возвращение к первоначальным идеалам, самоочищение, национальное освобождение или свержение власти узурпаторов.

Нет необходимости говорить, какую роль в определении ценностных приоритетов в национальной историко-философской рефлексии сыграла апелляция к периодам революционных трансформаций. В СССР — к Октябрьской революции, в Великобритании — «Славной революции», Франции — Великой французской революции, Германии — Реформации, Италии — Рисорджименто, США — Гражданской войне, Японии — революции «Мэйдзи», Российской империи — к петровским преобразованиям.

В большинстве современных развивающихся стран правящий режим и вовсе самоопределяется в качестве революционной власти. Другое дело, что смысл и содержание этих революций могут быть самыми различными. Такая универсальность присутствия революционной компоненты в государственных идеологиях не случайна. Идея революции («светлого завтра») выступает важнейшим фактором, мобилизующим народ на исторические свершения и задающим ему деловые ориентиры развития.

Ничего подобного современная российская власть не предлагает и скорее всего предлагать не собирается. Бюрократы единоросовского призыва чуждаются как огня самой темы трансформации. Их удел — консервация существующей нежизнеспособной псевдомодели страны. Но поскольку ее смена неизбежна — неизбежен и конфликт консервативной группировки с созревающей политической революционной альтернативой: в оранжевую пропасть или к национальному восстановлению страны.

Отсутствие исторической ретроспекции отражается на неопределенности вопроса «откуда есть пошла земля русская». Создателем национальной государственности объявляются и Рюрик с Олегом, и Владимир Креститель, и Андрей Боголюбский, и Александр Невский, и Иван Калита, и даже Чингисхан. Историческая перспектива не то что не определена, а вовсе отсутствует как тема идеологической рефлексии.

Явно провалилась попытка создания образа сакральной революции из исторического факта «суверенизации Российской Федерации». Не имело успеха и возведение на уровень государственной семиотики прецедента освобождения Москвы усилиями народного ополчения. Знаковая победа русских в 1612 г. не могла претендовать на роль события стратегического выбора России, т. к. не давала ни связи, ни объяснений последующих императорской и советской моделей страны.

В то время, когда власть дистанцировалась от самого дискурса о революционной перспективе, тему революции взяли на вооружение ее оппоненты. Но она практически оказалась сведена оранжистами исключительно к вопросу персональному — о В.В.

Путине. И это не случайно, поскольку в стране внедрена именно оранжевая модель страны, за мельчайшими исключениями, которые и не устраивают ее апологетов: им нужно идеальное воплощение модели, окончательно колонизирующей Россию в разных смыслах этого слова — от политического вопроса о суверенитете до экономического. Именно на почве антипутинизма стало возможным парадоксальное, только на первый взгляд, объединение нацболов с либертарианцами.

Целевая установка свержения «путинского режима» четко реконструируется по основным лозунгам маршей «несогласных»:

«Нам нужна другая Россия!»;

«Россия без Путина!»;

«Нет полицейскому государству!»;

«Долой самодержавие и престолонаследие!»;

«Вся власть Учредительному собранию!»;

«Россия против Путина!».

Используя против демонстрантов силы ОМОНа, власть тактически проиграла. Если уж избран силовой вариант, то, реализуя его, надо идти до конца. Сказав «А», следует сказать «Б». После паллиативного применения силы акция не сможет состояться снова. Властная сила лишается закрепленного за ней авторитета. Зачем, спрашивается, арестовывать активистов маршей, чтобы едва ли не сразу же отпускать их на свободу? Демонстранты, по утверждению начальника управления общественных связей МВД В. Грибанина, сами провоцировали власти на применение силы. Создание образа жертвы должно было повысить общественную популярность оппозиции. Власть либо по неквалифицированности, либо в содействии (этого не следует исключать в силу насыщенности элиты либеральными кадрами чубайсовского призыва) работает на оппозицию.

Противодействие могло бы быть организовано и без публично демонстрируемых силовых операций ОМОНа. Однако для этого ФСБ и другие родственные структуры должны действовать на опережение. Временное перекрытие соответствующих транспортных инфраструктур, предоставление участков маршрута демонстраций для других общественных мероприятий, превентивная административная и бытовая задержка лидеров и активистов оппозиционного движения, дезинформация о пунктах сбора, выведение из строя каналов связи, провоцирование конфликта с прохожими — все эти обычные, широко известные универсальные средства превентивного противодействия оппозиционным акциям, находящиеся на вооружении спецслужб многих современных государств, в российском случае оказываются не задействованы или вялыми и малорезультативными.

Не готовыми оказались властные структуры к взятой на вооружение «оранжистами» тактике флэшмоба. Теория краткосрочных уличных акций быстрой мобилизации, инициируемых и организуемых, как правило, сетевыми пользователями, получила обоснование в книгах американского социолога Г. Рейнгольда «Виртуальное сообщество» и «Умные толпы: Следующая социальная революция»48. Впервые апробированные в США в 2003 г.

флэшмоб-приемы приобрели достаточно широкую популярность в российском политическом андеграунде. Противодействие акциям флэшмоба связано с деструкцией соответствующей технологической или контентной сети. Но и эти очевидные, казалось бы, технологии современными российскими органами госбезопасности не освоены49.

Рейнгольд Г. Умная толпа: Новая социальная революция. М., 2006.

Альтернативная культура: Энциклопедия / Сост. Д. Десятерик. Екатеринбург, 2005. С. 207–209.

Может быть, у властей по сей день сохраняется иллюзия о том, что марши «несогласных» не относятся к сфере внимания ФСБ? Но нет, сам В.В. Путин еще в 2007 г., оценивая информацию о планируемых на конец ноября выступлениях «Другой России», заявлял вполне определенно о внешних источниках организации протестных акций: «Вот сейчас еще на улицы выйдут. Подучились немного у западных специалистов, потренировались на соседних республиках, теперь здесь провокации будут устраивать».

Так если это вполне понятно, то и действовать надо бы в соответствии с этим пониманием.

А между тем, данные социологических опросов четко фиксируют угрожающие для режима тенденции. Известно, что революции совершаются при включенности в них от 1 до 4% населения.

Судя по отношению к маршам «несогласных», соответствующий потенциал среди россиян существует.

Согласно опросу ВЦИОМ, положительное отношение к протестным акциям имеют от 13 до 17% российского населения, и этот показатель растет. О своей принципиальной готовности участвовать в них заявили 4% респондентов. Удельный вес лиц, солидаризирующихся с акциями протеста, существенно возрастает, когда из расчета исключается та преобладающая часть населения, которая не располагает соответствующей информацией.

По опросу Фонда общественного мнения от апреля 2007 г., из числа тех, кому известно о маршах «несогласных», одобрительно относятся к ним 30% респондентов, неодобрительно — только 23%, а остальные 37% заявили о своем безразличии. При этом раскладе, когда «болото» оказывается в стороне, «оранжисты» получают больше симпатий народа, чем власть.

Режиссура грядущей в России революции предполагает сценарную вариативность. С учетом известного неприятия большинством российского населения либерализма, наряду со сценарием новой волны либерализации, в тех же самых «штабах» параллельно «на всякий случай» готовится и план путча националистов.

В России, судя по имеющимся медийным утечкам, развивается сеть ультранационалистических организаций, придерживающихся тактики «прямого действия». Наибольшую известность из них приобрели — «Движение против нелегальной иммиграции», «Национальное — социалистическое общество», «Славянский союз», «Северное братство», «Русское национальное единство», «Национально-державная партия России», «Народная национальная партия», «Национальный союз», «Партия свободы», «Русский образ», «Национальное — синдикалистское наступление», «Национал-большевистская партия» «Московский скин-легион», «Новый порядок», «Русская цель», «Белые волки» и др.

Не только либералы, но и многие националисты получают финансовую поддержку из-за рубежа, что приоткрывает истинных организаторов движений. Это позволяет им вести активную пропагандистскую работу, издавать большими тиражами соответствующую печатную продукцию. Есть парадоксальные свидетельства существования нитей, ведущих и в Кремль, хотя удивляться тому, что за 20 либеральных лет, лет активного внешнего управления Россией, в Кремле сформировался оплот оранжевой революции, не приходится.

В России наблюдается бум книжных изданий по неоязыческой русско-арийской проблематике. За границей зарегистрированы сайты многих националистических организаций, что препятствует российским властям решить вопрос об их закрытии. Формат спортивно-оздоровительных и военно-патриотических учреждений позволяет проводить националистам рекрутинг «боевиков», целенаправленно готовиться к часу «Ч». О потенциальных боевых возможностях и амбициях националистических группировок говорит, в частности, декларированная скинхедами акция — проведение 5 мая 2009 г. всероссийского погрома («дня мести»). Призыв к ней связывался со смертью в следственном изоляторе лидера объединения «Русская воля» М. Базылева (прозвище Адольф), обвиняемого в организации более чем 30 убийств на национальной почве. Погром в назначенный срок не состоялся, но череда вооруженных столкновений скинхедов и сил правоохранительных органов прошла по многим городам России. Циркулировали сообщения о подготовке взрыва одной из подмосковных ГЭС.

Предотвратить националистическую волну российские государственные власти оказались не в состоянии. Более того, существует версия, что их создание и финансирование осуществляется не без поддержки части российской элиты, повторим, насыщенной за 20 лет сторонниками либерально-колониальной псевдомодели России. Численность скинхедов в РФ за 2000-е гг.

увеличилась почти в два раза (рис. 7.15)50. Их едва ли не столько же, сколько было большевиков в России в октябре 1917 г. А ведь помимо скинхедов существуют и другие достаточно массовые организации националистического андеграунда.

Рис. 7.15. Динамика численности организации скинхедов в РФ Имеет место и рост повседневного расового конфликта и его криминальных проявлений в России. Уровень этнической толерантности за всю многовековую историю страны никогда не опускался столь низко. В национальных регионах на уровне массового сознания складывается убеждение, что власти сочувствуют националистам и не препятствуют их деятельности.

Таков, например, был контекст проведенного 1 ноября 2009 г.

в столице Бурятии Улан-Удэ митинга памяти жертв скинхедов.

«Бурятия против нацизма в России», — гласил один из основных лозунгов митингующих. «Сколь нужно еще потерь, чтобы жить в родном отечестве без страха быть убитым только за то, что ты азиат?», — ставила риторический вопрос один из ораторов — бурятская певица И. Шагнаева51. Но не такая ли реакция и являлась программируемым западной режиссурой результатом националистического террора? Это объясняет, почему вдруг Запад неожиданно «полюбил» русских националистов. В деле «раскачивания» ситуации в России они со своим расовым радикализмом наиболее эффективны.

ru.wikipedia.org/wiki/НС-скинхеды_в_России—.

www.svobodanews.ru/…/1867387.html—.

«Русскость» номинированных русских националистов неочевидна. В большинстве своем эти группировки позиционируются как неоязычники, родоверы — сторонники древнеарийского мировоззрения. Цивилизационно ценностные накопления исторической России, связанные с традициями православия, отрицаются ими в пользу искусственного конструкта — ведической велесовой Руси. Характерны для представления об идеологической специфике современных российских националистов сформулированные «Народной национальной партией» четыре доктринальные принципа «русизма»:

1. «Только святость обладает правом власти»;

2. «Одна кровь — одно государство»;

3. «Вера разделяет — кровь объединяет»;

4. «Мир един, вопрос лишь в том, какая раса будет им править».

Расизм всегда являлся спутником колониализма. Расистская идеология скинхедов и родственных им организаций прямо указывает на интересантов развития их движения.

Своеобразный «мост» между «коричневыми» и «оранжевыми»

был выстроен Национал-большевистской партией Э. Лимонова.

Данная двойственность НБП, одной из наиболее популярных организаций российского политического андеграунда, указывает на наличие единых задач и определенной скоординированности действий двух номинально враждебных друг другу направлений революции в России. Главное — революция, свержение существующего режима, а мотиваторы, мобилизующие различные страты социума на борьбу с ним могут быть различны. «Оранжисты»

эксплуатируют в этих целях идеологемы прав человека, «коричневые» — архетипы самоидентификации.

Показателен для иллюстрации данного положения анализ политических лозунгов НБП (табл. 7.2). Содержательно все они могут быть разделены на две части. Лозунги первой группы акцентированы на идее имперскости России. Обеспечив посредством них доверие имперски мыслящей части населения к «государственникам» можно переходить к лозунгам другого сорта. Вторая лозунговая группа акцентирована не на идее восстановления империи, а на задаче свержения режима. Целевые различия с «оранжистами» в содержании лозунгов нацболов этого типа уже почти не прослеживаются.

Содержательная группировка лозунгов Националбольшевистской партии «Россия — все, остальное — ни- «Свободу политическим заключенным!»

что!»

«Наши МИГи сядут в Риге, «Долой полицейское государство!»

наши танки встанут в Праге!»

«Отберем у Нурсултана рус- «Долой царя и министров-капиталистов!»

ский север Казахстана!»

«Завершим реформы так: Ста- «Нам нужна другая Россия!»

лин, Берия, ГУЛАГ!»

«Зачистим Ичкерию по методу «Рабочим — винтовки, Путину — веревку!»

Берии!»

«Сегодня ты хот-дог сожрал, «Путина в отставку!»

а завтра Родину продал!»

«Врагов России подвергнуть «Россия без Путина!»

кастрации — Слава Русской нации»

«НБП, народ, порядок!» «Путин, уйди сам!»

«За наших стариков — уши от- «Лимонов-герой, Путин-геморрой»

режем»

«Россия без тюрем! Россия без «Лимонов вместо Путина!»

ментов!»

«Америка-параша! Победа бу- «Полковник хуже ефрейтора!»

дет наша!»

«Вихри враждебные сгинут во «Нация и свобода!»

мгле, Русский порядок на Русской земле!»

«Наша родина — СССР!» «Путину — клизму, смерть — капитализму!»

«За Белград — Мы устроим вам «Льготы народу, чиновники уроды!»

ад»

«Штыком на Запад!» «Путин и Фрадков — убийцы стариков!»

Они отдали им два острова. «А ну-ка скажем дружно, наш лозунг боевой:

А что ты сделал для Китая? “Единая Россия” — со всей страны долой!»

«Руки прочь от Сербии!» «Сегодня с плакатом, завтра — с автоматом!»

Лозунги взяты с сайта: ru.wikipedia.org/…/Национал-большевистская_ партия—.

Лозунги первой и второй группы могут даже содержательно противоречить друг другу. Так, например, в одном случае звучит апелляция к Л. Берии и ГУЛАГу, а в другом проводится апология свободы и осуждается модель полицейского государства. Но это для решения главной задачи — раскачивания ситуации — не важно. Чем больше противоречий, тем для выведения масс из состояния ментального равновесия даже лучше.

Итак, властная трансформация, и не исключено, что в форме революции, вполне вероятно значится в исторической повестке современной России. Проведенный анализ позволяет утверждать, что она не только теоретически возможна, но фактически уже начинается. Не решен пока вопрос, какого типа революция возобладает: углубляющая современную нежизнеспособную модель России или, напротив, ее сменяющая. Отмашка началу первой уже дана. Все необходимые революционные лозунги сформулированы.

Но властная трансформация второго типа, хотя и без поддержки значимых внутренних и внешних сил, также созревает.

И не было бы вопроса о высокой революционной вероятности, если бы власти решали по существу стоящие перед страной, ее исторической сущностной судьбой проблемы. Но власть инертна, власть консервативна, власть практически устранилась от управления развитием страны.

Очевидно, что один из программируемых сценариев заключается как раз в хаотизации России с целью последнего удара, после которого ее суверенное и геополитическое существование должно прекратиться окончательно. Возможно ли это? А разве верил кто-нибудь в развал СССР? Авторы и штабы по реализации подобной судьбы России остались теми же самыми, но внутренние силы такого толка в России существенно возросли.

Поэтому при непонимании процессов и бездействии этот план может быть реализован.

Глава 8. О перспективе российской альтернативы № 2: истинная модернизация Признавая наибольшую предпочтительность цезарианской модели властно-управленческой трансформации России, следует исходить из факта существования принимаемого большинством общества национального лидера. Представляет интерес научная верификация тезиса о потенциальной возможности В.В.

Путина возглавить цезарианскую миссию. Приведем пока краткий довод — его неожиданное поведение относительно сепаратизма в Чечне в начале президентской карьеры. Тогда ждали и последующих шагов в отношении социально-экономической либерально-колониальной модели страны, в отношении кадровой пятой колонны, но их в должном объеме не последовало.

Вероятность этого, однако, не исчезла в силу проявленной тогда логики поведения.

Возможны возражения:

1) В.В. Путин, несмотря на свое спецслужбистское прошлое, пришел во власть в собчаковской обойме либеральных реформаторов и был на решающем этапе поддержан ельцинским кланом;

2) В 2000-е гг. им была сохранена сложившаяся при Б.Н. Ельцине псевдомодель страны, а процессы деградации государственных потенциалов полностью не остановлены;

3) Часть персонального состава управленческой команды, лично подобранной В.В. Путиным, подлежит смене, которую диктуют объективные обстоятельства выживания страны.

Все это, безусловно, верно, но представляет собой лишь половину обстоятельств.

Феномен эволюции российских государей:

опыт исторических аналогий Показателен опыт пребывания у власти высших российских суверенов. Фактически все из них, за редким исключением, кто вступал на престол, будучи реформатором-западником, завершал свое правление, существенно переориентировавшись на национальные принципы политики. Череда такого рода ценностных трансформаций делает соответствующую переориентацию современного лидера закономерной и объективно предопределенной, а потому вероятной. Симптомы этого перелома в воззрениях и оценках премьера, в общем-то, усмотреть можно.

Петр Великий Признанным символом западничества в России выступает фигура Петра Великого. Для славянофилов он был однозначно самым ненавистным персонажем отечественной истории, разрушителем русской национальной симфонии. Вот уже несколько веков в отношении Петра ломаются копья между сторонниками универсалистского западнического и самобытного славянофильского путей развития. Однако подлинный облик императора замещается при этом неким мифологизированным образом.

В действительности же сложившийся стереотип о Петре I как о западнике нуждается в корректировке.

Необходимо уточнить, о каком периоде петровского правления идет речь. Петр I, как известно, находился на престоле более трети столетия. Его мировоззрение и ценностные ориентиры не могли оставаться неизменными. Действительно, в период юношества под влиянием Немецкой слободы и под впечатлением от первого «великого посольства» Петр Алексеевич был очарован Европой. Но со временем юношеские иллюзии рассеялись.

К концу правления Петр предстает в ценностном отношении совершенно другим человеком. От прежнего западничества не осталось и следа. На Запад он теперь смотрит исключительно с прагматических позиций: заимствовать технические достижения в целях укрепления военного потенциала, «Европа, — говорил император, — нужна нам еще на несколько десятков лет, а там мы можем повернуться к ней спиной».

Трансформация воззрений Петра была определена реалиями внешней политики. Пытаясь первоначально искренне выстраивать различные российско-европейские коалиции, он все более убеждался в существовании имманентно враждебного отношения к России на Западе. Переломное значение для Петра I имело, по-видимому, «второе великое посольство» в Европу в 1716– 1717 гг. Оно описано в исторической литературе гораздо меньше, чем «первое». Но именно после него антизападнический вектор петровской политики фиксируется вполне определенно.

Знаковым шагом явилось изгнание в 1719 г. из Москвы иезуитов. Поддерживается православная миссионерская деятельность на Востоке, проведено крещение якутов. Подписывается целая серия протекционистских таможенных указов. Содержание их определялось установкой на ограничение и запрет ввоза тех иностранных товаров, аналоги которых производились в самой России. Прежняя политика заключалась как раз в обратном — привлечении иностранцев на российский рынок. Петр I приступает к реализации глобального геополитического проекта продвижения России в индийском направлении: персидский поход, экспедиция в Среднюю Азию, план колонизации Мадагаскара, что означало прямой вызов западному капиталу.

Принятие титула императора и провозглашение Российской империи также имело определенный геополитический резонанс.

Данное титулование содержало заявку на российское верховенство в христианском мире. Вновь актуализировался вопрос о наследнике Римской империи. С гибелью Византии он, казалось бы, был снят с геополитической повестки. Запад, в лице Священной Римской империи германской нации, самоопределился в качестве единственного воспреемника Рима. И тут Россия, приняв на себя титул «империя» (а христианская империя — единственна в своем роде), оспаривала факт западного первородства1.

Екатерина Великая С проектами либеральных преобразований вступала на престол и Екатерина II. Общеизвестно, какое влияние оказали на нее философемы эпохи Просвещения. Будущее государственное устройство России замысливалось ею по лекалам, установленным в сочинениях Монтескье, Дидро, Вольтера. Свою миссию Екатерина связывала с вольтеровским образом просвещенного монарха. Просветительская идеология определяла содержание екатериАнисимов Е.В. Государственные преобразования и самодержавие Петра Великого в первой четверти XVIII века. М., 1997; Буганов П.И. Петр Великий и его время. М., 1989; Мавродин В.В. Рождение новой России. Л., 1988; Павленко Н.И.

Петр Великий. М., 1990; Соловьев С.М. Публичные чтения о Петре Великом // Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1990.

нинского Наказа Уложенной комиссии. Россия в нем однозначно определялась как европейское государство. Ключевые темы Наказа — свобода и равенство перед законом. Резонансность документа была столь велика, что во многих европейских странах он оказался под запретом как радикальное сочинение2.

Но постепенно просветительские иллюзии Екатерины рассеивались. Воспользовавшись вступлением в войну с Турцией, она распустила Уложенную комиссию. Пугачевский бунт привел императрицу к сомнениям о пользе идеалов свободы и равенства.

Великая французская революция окончательно убедила Екатерину в порочности просветительских идеалов.

Традиционная российская модель государственности казалась ей уже гораздо более совершенной, чем системы, которые сложились в просвещенных европейских странах. Активная внешняя политика, и прежде всего польский вопрос, обнаружили перед императрицей, что позиционирование Российской империи в качестве составной части Европы является не более, чем самообманом. Сами европейцы относятся к России враждебно и европейской страной ее не считают.

К концу екатерининского правления ни о каких «просвещенных реформах» уже не было и речи. После известия о казни Людовика XVI в революционной Франции последовал приказ императрицы о сожжении всех французских книг. Этим актом Екатерина II отрекалась от оказавшихся иллюзорными просветительских идеалов. Незадолго до своей смерти императрица и вовсе пошла на установление жесткой духовной цензуры, ограничивающей свободу книгопечатания. Специальным указом сентября 1796 г. ограничивался ввоз иностранных книг, подверглись закрытию частные типографии. Начав свое правление как адепт европейской идеологии Просвещения, Екатерина II заканчивала его в качестве символа русского самодержавного монархизма3.

Сочинения Екатерины II. М., 1990.

Брикнер А.Г. История Екатерины II. М., 1991; Каменский А.Б. От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII века. М., 2000; Омельченко О.А. Законная монархия Екатерины II. М., 1993; Павленко Н.И. Екатерина Великая. М., 2003.

Александр I Александр I вступал на престол как убежденный сторонник республиканской формы правления. Программа европеизирующих реформ для России была разработана учителем императора, бывшим швейцарским президентом Лагарпом. Только наличие потенциальной дворянской оппозиции остановило Александра I в принятии решения об учреждении Российской республики. Лагарп убеждал императора в той мысли, что русский народ веками держали в состоянии рабства. Но республика так и не была введена. Сам Лагарп отсоветовал от этого шага, полагая что для осуществления столь радикальных преобразований соответствующие условия еще не подготовлены.

Столкнувшись с реальной практикой государственного управления Александр I скорректировал свои взгляды, выступая уже не «республиканцем на троне», а сторонником конституционной монархии.

Борьба с Наполеоном, как персонифицированным выражением европейского революционного духа, все более отвращала Александра I от идеологии европеизации. Победа в Отечественной войне продемонстрировала перед императором преимущества традиционной модели российской государственности. После свержения Наполеона бывшие союзники по антинаполеоновской коалиции были готовы выступить уже против России. Только бегство Бонапарта с острова Эльба сорвало эти планы. На Александра I это произвело сильное впечатление. Обнаруживалось, что Европа никакой особой благодарности России за свое освобождение от «наполеонова плена» не испытывает и, более того, ненавидит ее за сам факт достигнутой победы. Пройдет более 100 лет, и история в отношениях Россия — Запад в точности повторится.

К окончанию антинаполеоновских войн Александр I сильно мировоззренчески изменился. Выстраиваемая им модель всеевропейского международного устройства — «Священный союз» — основывалась на ценностной матрице консервативного христианского миропонимания. Правда, конституционные замыслы не были к тому времени окончательно оставлены. Приверженность им отразилась в даровании в 1815 г. демонстративно либеральной, даже по европейским меркам, Конституции Польше4.

Познанский Ю. Конституция Царства Польского и ее судьба. М., 1906.

Окончательный разрыв Александра I с идеологией либерализма произошел под впечатлением предпринятого в 1818 г. путешествия по России. Открытие царя заключалось в том, что ни свободы, ни гражданские права не составляют предмет народной рефлексии. Русский народ открылся монарху иным, отличным от народов Европы.

В последний период александровского правления от прежнего императора-конституционалиста не остается и следа. Новый ментальный образ государя — царственный мистик. Императора вместо прежних либералов-реформаторов окружают приверженцы консервативного курса, такие как А.А. Аракчеев и митрополит Фотий5. Устанавливаются просуществовавшие 35 лет протекционистские наложенные тарифы6.

Рубежное значение имел указ 1822 г. о запрете деятельности масонских лож в России. До этого, по свидетельству Г.В. Вернадского, не было ни одной российской дворянской фамилии, не имевшей в своем составе членов братств «вольных каменщиков»7.

Консервативный поворот Александра I привел к созданию сети тайных заговорщических организаций, получивших впоследствии наименование «декабристы»8.

Александр II Освободитель Образ Александра II также реально существенно шире, чем только деформирующий его маркер «царя-освободителя». Он складывается традиционно едва ли не исключительно по первому либеральному периоду царствования во вторую половину 1850-х — 1860-е гг. На этом временном интервале действительно был проведен комплекс либеральных реформ.

Ратч В.Ф. Сведения о графе А.А. Аракчееве. СПб., 1864.

Богданович М.И. История царствования императора Александра I и Россия в его время. СПб., 1869–71. Т. 1–6; Шильдер Н.К. Император Александр I. Его жизнь и царствование. СПб., 1904–1905. Т. 1–4; Шиман Т. Александр I. М., 1911;

Пресняков А.Е. Александр I. П., 1924; Кизеветтер А.А. Император Александр I и Аракчеев // Кизеветтер А.А. Исторические очерки. М., 1912; Федоров В.А.

Александр I // Вопросы истории. 1990. № 1.

Вернадский Г.В. Русское масонство в царствование Екатерины II. СПб., 1999.

Нечкина М.В. Движение декабристов. М., 1955. Т. 1–2; Зызыкин М.В. Тайны императора Александра. М., 1995; Семевский В.И. Декабристы-масоны // Минувшие годы. 1908. № 2. С. 48.

Но в 1870-е гг. многое в воззрении царя изменилось. Открытая за ним с 1866 г. «охота» террористов-революционеров убеждала императора, что либерализация есть лишь уступка врагам России.

Ужесточается цензурная политика. Министру внутренних дел предоставляется еще в 1872 г. право личным решением поставить под запрет любую публикацию. В ответ на народнический террор правительство организует «белый террор» против революционного подполья. Для отражения внутренних и внешних угроз получает распространение институт генерал-губернаторства.

После военной реформы 1874 г. вся реформационная деятельность была свернута. К концу правления Александра II наметились тенденции протекционистской переориентации экономической политики. Пришедшаяся на период русско-турецкой войны 1877–1878 гг. очередная демонстрация враждебного отношения Запада к России также приводила к внутреннему отторжению императором западных политических норм и ценностных ориентиров9.

В.И. Ленин В.И. Ленин, как известно, выступал принципиальным противником русской государственности и «русского великодержавного шовинизма». Разработанная им теория государства нового типа разрывала с системой «старорежимной государственности».

Но необходимость решения практических задач государственного управления постепенно выковывала из В.И. Ленина если не «русского националиста», то «российского государственника».

За новыми вывесками при большевиках фактически воссоздавались старорежимные по своей сути институты власти. Идея экстраполяции на Россию модели Парижской коммуны явно провалилась.

Сразу же после захвата власти большевиками некоторые из их либеральных оппонентов заговорили о термидорианской сущности октябрьского переворота и даже о его правореакционной подоплеке. Уже 28 ноября (11 декабря) 1917 г. один из лидеров меньшевистского крыла социал-демократии А.Н. Потресов предупреждал, что «идет просачивание в большевизм Татищев С.С. Император Александр II, его жизнь и царствование. СПб., 1911. Т. 1–2; Яковлев А.И. Александр II и его эпоха. М., 1992.

черносотенства»10. Приблизительно в то же время на страницах эсеровской газеты «Воля народа» публикуется статья В. Вьюгова с симптоматичным названием «Черносотенцы-большевики и большевики-черносотенцы», в которой автор пишет даже не о «просачивании» черносотенных элементов, а о черносотенной сущности большевизма. Политика Смольного усматривалась им в восстановлении «старого», т. е. дофевральского строя11.

Гражданская война все расставила по своим местам. Белые выступали в союзе с иностранными государствами, обещая им за оказываемую поддержку различные геополитически и ресурсно значимые части и потенциалы российской территории.

Большевики же, стремясь удержаться у власти, вынуждены были все в большей степени увязывать свой интерес с интересом России. Борьба с иностранной военной интервенцией объективно велась как защита российской суверенности и территориальной целостности. Это очень сходно с Отечественной войной, всегда мобилизующей народные силы. Тема иноземнокосмополитических оснований власти А.Ф. Колчака обыгрывалась в словах популярной красноармейской песни: «Мундир английский, погон российский, табак японский, правитель омский…». Нерусскость белогвардейского генералитета была акцентирована в стихах Демьяна Бедного «Манифест барона фон Врангеля».

Индикатором перерождения новой власти стала советскопольская война. Война с Польшей была воспринята не столько в контексте идеологемы классовой борьбы, сколько как продолжение многовекового противоборства с историческим врагом России. Большевики воевали с поляками не как с классовыми антагонистами, а как с национальными историческими врагами России. Россия — Запад. Православие — католицизм. Вот что создавало шкалу противостояния.

Белые генералы оказались в одном лагере с польскими сепаратистами. Не «нэповский термидор», а именно война большевиков с Польшей породила, по всей видимости, сменовеховство.

Сегал Д. «Сумерки свободы»: о некоторых темах русской ежедневной печати 1917–1918 гг. // Минувшее. Исторический альманах. М., 1991. № 3. С. 141.

Вьюгов В. Черносотенцы-большевики и большевики-черносотенцы // Воля народа. 1917. 3 дек.

«Их армия, — писал В.В. Шульгин, — била поляков, как поляков.

И именно за то, что они отхватили чисто русские области».

В пропаганде среди красноармейцев большевики апеллировали к патриотическим чувствам русского человека. Л.Д. Троцкий в одной из прокламаций по Красной Армии заявлял, что «союзники» собираются превратить Россию в британскую колонию. Со страниц «Правды» Л.Д Троцкий провозглашал: «Большевизм национальнее монархической и иной эмиграции. Буденный национальнее Врангеля»12. Даже великий князь Александр Михайлович Романов признавал, что имперскую миссию во время Гражданской войны взяли на себя большевики13.

Переход к НЭПу также вписывается в общую схему отказа В.И. Ленина от прежних иллюзий левоуниверсалистской утопии.

Под впечатлением от происходящего в Советской России отката к старорежимной системе в русской эмиграции сформировалось направление сменовеховства. Большевики, гласил основной вывод сменовеховцев, выступают на сегодня объективно единственной силой, реализующей задачу «собирания земель русских». В.И.

Ленин взял на себя миссию Ивана Калиты14.

С. Чахотин писал: «История заставила русскую “коммунистическую” республику, вопреки ее официальной догме, взять на себя национальное дело собирания распавшейся было России, а вместе с тем восстановления и увеличения русского международного удельного веса. Странно и неожиданно было наблюдать, как в моменты подхода большевиков к Варшаве во всех углах Европы с опаской, но и с известным уважением заговорили не о “большевиках”, а… о России, о новом ее появлении на мировой арене»15. Не такой ли поворот ждет Россию и в современности?

И.В. Сталин Фигура И.В. Сталина традиционно ассоциируется с националбольшевистским направлением развития СССР. Формируется миф о потаенном православном монархисте в левоинтернациоТроцкий Л.Д. Литература и революция. М., 1991. С. 82.

Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. С. 257.

Агурский М. Идеология национал-большевизма. Париж, 1980; Дугин А.Г.

Тамплиеры пролетариата национал-большевизм и инициация. М., 1997.

Чахотин С.В. Каноссу! // Русская идея. В кругу писателей и мыслителей русского зарубежья. М., 1994. Т. 1. С. 74.

налистских рядах революционной партии. В действительности И.В. Сталин в идейно-мировоззренческом плане принципиально ничем не отличался от других своих соратников. Принятый им псевдоним «Коба»-отцеубийца акцентировал его антитрадиционалистское позиционирование.

Можно выделить, по меньшей мере, два акцентированных сталинских периода в развитии идеологии советского государства.

С середины 1930-х гг. И.В. Сталин действительно проводил политику возвращения к цивилизационно-ценностной матрице российской государственности. Реабилитация русских национальных героев и святынь, восстановление патриаршества, борьба с «безродным космополитизмом» — все это отличительные признаки второго сталинского периода. Но ведь был и первый период, совсем иного содержания. Даже противоположного содержания16.

После смерти В.И. Ленина в апреле 1924 г. создается Лига безбожников. Именно при И.В. Сталине в 1920-е гг. под руководством Емельяна Ярославского была развернута широкомасштабная антирелигиозная пропаганда. Именно на этот период пришелся апогей русофобии в средствах массовой информации, литературе и искусстве. Сам И.В. Сталин высказывался о вековой отсталости России, история которой являла собой череду поражений от технически превосходящих ее соперников. С высокой партийной трибуны звучали одобряемые руководством партии речи, как например, заявление Н.И. Бухарина о генетической связи русского алкоголизма с природой православия17.

Левокоммунистическое наступление продолжалось и в начале 1930-х гг. через реализацию политики «сплошной коллективизации» и «ликвидации кулачества как класса», наносился удар Васильева И.Г. Российское государство и религии (1917–1920-е годы). Уфа, 1998; Ватлин А.Ю. Коминтерн: первые десять лет. Исторические очерки. М., 1993; Волков Ю.М. Становление идеократии: Истоки, ментальность, аппарат (1917–1929 годы). Иваново, 1993; Карр Э.Х. Русская революция от Ленина до Сталина: 1917–1929. М., 1990; Кашеваров А.Н. Государство и церковь.

Из истории взаимоотношений Советской власти и Русской Православной Церкви, 1917–1945 гг. СПб., 1995; Красовицкая Т.Ю. Модернизация России:

Национально-культурная политика 20-х гг. М., 1998; Нормы и ценности повседневной жизни: Становление социалистического образа жизни в России, 1920–1930-е гг. / Под ред. Т. Вихавайнена. СПб., 2000.

Мясников А.Л. Хроника человечества. Россия. М., 2003. С. 509.

по русскому крестьянскому традиционализму18. Осуществлялась кампания по снятию церковных колоколов и передаче их в государственные учреждения для использования в хозяйственных нуждах. Широкий резонанс вызвал, в частности, распил колоколов Исаакиевского собора в Ленинграде. В феврале 1930 г. был закрыт Казанский собор, здание которого передано в распоряжение Исторического музея. Продолжалась кампания по переводу алфавитов национальных меньшинств с кириллицы на латинскую графику.

Еще в июне 1930 г. нарком просвещения, председатель Ученого совета при ЦНК СССР А.В. Луначарский заявлял: «Отныне наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока… Выгоды, предоставляемые введением латинского шрифта, огромны. Он даст нам максимальную международность»19.

Кульминация большевистского антирелигиозного похода достигнута в 1931–1932 гг., когда в Москве был взорван храм Христа Спасителя, осуществлен снос храма Парасковьи Пятницы, ликвидировано 30 православных монастырей. 15 мая 1932 г. был опубликован декрет о «безбожной пятилетке». Ставилась задача полного забвения за пять лет имени Бога на территории страны20.

Разве не И.В. Сталин стоял в эти годы во главе партийной организации, а соответственно, и государства? Если его политическая карьера прервалась бы по каким-либо причинам в 1933 г., то сталинский исторический образ был бы совершенно иной. Он остался бы в истории как революционер-интернационалист, борец с «русским шовинизмом» и православием.

Однако в 1933 г. ситуация в мире принципиально изменилась.

Фашистская партия приходит к власти в Германии. Прежняя интернационалистская идеология обнаружила свою непригодность в борьбе с новым идеологическим соперником. Нужна была новая идеология, собирающая внутренние духовные ресурсы народа, превращающая в фактор государственной политики его исторические цивилизационно-ценностные накопления. Требовалось, «Великий перелом»: трагедия и судьбы российского крестьянства. М., 1996;

Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994; Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927– 1939. документы и материалы. В 5 т. М., 1999–2000.

Мясников А.Л. Хроника человечества. Россия. М., 2003. С. 518.

Там же. С. 524.

соответственно, произвести и смену приверженной прежним левоинтернационалистским догматам политической элиты. И этот поворот И.В. Сталиным был совершен.

Не сходный ли вызов стоит сегодня и перед нынешним национальным лидером страны? Констатация объективности закономерности переориентации высшего государственного руководства на рельсы национально ориентированной державной политики подкрепляет соответствующий прогноз в отношении вероятности перспектив трансформации российской политики.

Сама необходимость сохранения властных полномочий объективно выводит на апелляцию к базовым факторам жизнеспособности государства. В конце концов, перед высшим властителем всегда вставала дилемма, заключающаяся в том, что существование страны, а соответственно и сохранение собственной власти, находится в ином направлении, чем путь апелляций к западным ценностям, на который подталкивала его политическая элита.

Предательство элиты дает моральное право кадровой Евангельское предание о христовых искушениях имеет непреходящее общечеловеческое значение. Кому больше дано, перед тем возникает больше искушений. Политическая элита традиционно являлась наиболее искушаемой частью социума. Для российских политических элит такой искус исторически связан с Западом. Устойчивый характер приобрел стереотип «западного образа жизни». В значительной мере его генезис представляет собой особое направление социальной мифологии. Там, на Западе — материальное изобилие, сервис, бытовой комфорт, политические свободы, технические совершенства, индустрия удовольствий и т. п.

Подпавшая под западное искушение российская политическая элита стремилась жить на два дома. Властвуя в России, эксплуатируя ее трудовые и природные ресурсы, она в своих личных жизненных предпочтениях ориентировалась на Запад. Там искали ответы на злободневные российские проблемы («как в цивилизованных странах мира»). Туда ездили отдыхать «на воды». Там же содержалась недвижимость, проживали семьи, учились дети.

Национальные интересы западных государств оказывались, в конечном итоге, для русского сановника более значимы, чем интересы России.

Может быть, это специфическое состояние только современной политической элиты Российской Федерации? Труды классиков российской исторической науки позволяют диагностировать постоянность западного искушения. Вирус этого искушения поражал и московскую аристократию XVII в., и чиновничество императорского периода, и советскую партноменклатуру, поражает и современную властную элиту. Вопрос лишь в степени идейного разложения. Механизмом его сдерживания являлась периодическая элитная ротация. Когда по каким-либо причинам кадровый состав политических элит застаивался, всякий раз возникала угроза «распила» государственности. И тогда «государю» приходилось предпринимать экстраординарные меры. В борьбе с элитой включалось право апелляции к народу. Западничеству (не только идейному, но и бытовому) элитных группировок противопоставлялись сохраняемые в народной жизни национальные традиции21.

Сценарий соответствующей контрэлитной, теоретически возможной апелляции российского лидера, таким образом, исторически обусловлен.

Существуют ли вообще основания для оптимизма в отношении выбора руководителем страны государственнического вектора развития России? Судя по трендам 2000-х гг., в государственной политике РФ в течение путинского периода сохранялась парадигма либерального подхода. Однако ряд предпринятых В.В. Путиным шагов имел знаковый характер, как отражение внутренних (возможно, нерефлекторных) стремлений к восстановлению архетипа национальной державности. Модель страны они принципиально не изменили и не могли изменить. Будучи не всегда последовательными и технологически невыверенными эти шаги, как правило, не имели значимого успеха. Однако сам факт Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. М., 1994. С. 428–430.

их совершения является сигналом, позволяет судить о потенциальной возможности для реального лидера государства принять на себя роль восстановителя российской державности22.

Действовать более решительно В.В. Путин, вероятно, и не мог. Авторам не известны (и не могут быть известны в принципе) все закулисные обстоятельства российской и мировой политики. Пакет договоренностей и компромиссов, тайные пружины лоббирований, неоглашаемые условия выдвижений на высшие государственные должности — все это объективно остается за скобками исследовательского дискурса. Но эта сфера существует и влияет определяющим образом на принятие властных решений. Противники национального возрождения России не дремлют. По отношению к В.В. Путину действуют, вероятно, различные схемы информационного, психологического, политического, кадрово-назначенческого блокирования. Действовать, таким образом, приходится, преодолевая все эти препятствия. Появись сегодня в России Петр I (или любой другой гениальный реформатор), и он в одиночку не сможет что-либо принципиально изменить. Но нужно быть справедливым и видеть перечень путинских дел, соотносящихся с потенциальной грядущей властноуправленческой трансформацией.

1) Победа во второй чеченской кампании, силовое подавление ичкерийского сепаратизма, демонстрация решительности в борьбе с терроризмом. Армия поверила, что ее не сдадут, как это было в первую чеченскую кампанию.

2) Демонстрация разрыва с ельцинской олигархией (с «семьей») — уголовное преследование «злого гения» российской властной закулисы Б.А. Березовского, предъявление требования Великобритании о выдаче Б.А. Березовского российскому правосудию.

3) Смена идеологически враждебного по отношению к российской национальной государственности руководства телеканала НТВ. Уголовное преследование В. Гусинского.

4) Разгром олигархического заговора, дело ЮКОСа, арест М.Б. Ходорковского. Предотвращение планов «покупки» думских выборов 2003 г.

Владимир Путин. Рано подводить итоги / Под ред. Г.А. Бордюгова, А.Ч. Касаева. М., 2007. С. 220–221, 229, 286–287, 361, 371; Медведев Р. Владимир Путин — действующий президент. М., 2002.

5) Вторая демонстрация разрыва с «семьей» — снятие в преддверии президентских выборов 2004 г. с поста председателя правительства М. Касьянова.

6) «Мюнхенская речь» В.В. Путина — осуждение американской политики мирового диктата, провозглашение ориентира многополярности мира.

7) Военный отпор грузинской агрессии в Южной Осетии.

Признание государственной независимости Абхазии и Южной Осетии. «Новая холодная война» с Западом в период южноосетинского конфликта.

8) Особая позиция России по Ираку и Косово.

9) Установление дружественных отношений и военнотехнического сотрудничества с антиамериканским режимом Уго Чавеса в Венесуэле.

10) Сохранение Россией, вопреки американскому давлению, экономического и технического сотрудничества с Ираном.

11) Попытка «мягкого» преодоления системы национальнотерриториального устройства. Создание семи федеральных округов, размывающих национальные территории в рамках этнически неакцентированного окружного деления.

12) Введение института представителей Президента РФ по федеральным округам усилило контроль центральной исполнительной властью регионов и выступает как механизм противодействия региональному сепаратизму.

13) Приведение конституционного законодательства республик в соответствие с Конституцией РФ. Чистка прецедентных сепаратистских положений в их конституциях, устранение правовых оснований возможности государственной суверенизации отдельных субъектов РФ.

14) Начало процесса постепенной ликвидации национальнотерриториальных образований, осуществляемой посредством процедуры слияния (присоединения) субъектов Российской Федерации. Перестали существовать Коми-Пермяцкий, Корякский, Агинский Бурятский автономные округа.

15) Снизившая потенциалы народовластия отмена губернаторских выборов также была направлена в конкретной ситуации проведения соответствующей реформы на предотвращение регионального сепаратизма и усиление центростремительной ориентированности регионов. Непосредственным катализатором реформы явился теракт в Беслане. Основной же вызов, определивший необходимость данного преобразования, связывался с фактической покупкой олигархатом губернаторских кресел посредством финансирования избирательных кампаний.

16) Восстановление советского государственного гимна в прежней музыкальной версии А. Александрова и с новым модифицированным текстом С.В. Михалкова («Россия, священная наша держава…»). Объясняя свой выбор В.В. Путин заявил, что народ в своих предпочтениях может и ошибаться, но он, как президент, желает заблуждаться вместе с народом.

17) Высказывания В.В. Путина о преодолении антагонизма по отношению к советскому историческому прошлому. Призыв остановить очернительство российской истории.

18) Провозглашение постсоветского пространства зоной жизненных интересов Российской Федерации. Осуждение идеологии «оранжизма». Попытки участия в формировании пророссийски ориентированной власти в бывших советских республиках. Чаще всего такое вмешательство заканчивалось провалом, но в данном случае важно само намерение политической реинтеграции.

19) Поиск путей создания военного противовеса НАТО. Создание в рамках ОДКБ коллективных сил быстрого реагирования (Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан).

20) Попытка создания экономических противовесов западной экономике в виде Шанхайской организации сотрудничества — ШОС (Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия). Демонстрация восточной альтернативы российской экономической политики. Поворот нефтяных труб на Восток.

21) Формулировка в президентском послании Федеральному собранию 2006 г. задачи вывода России из кризиса депопуляции. Использование в официальной риторике отсутствовавшего в 1990-е гг. в языке чиновничества понятия «демографическая политика».

22) Попытки восстановления практики среднесрочного планирования: Федеральная целевая программа «Социальное развитие села до 2010 года» (2002 г.), «Транспортная стратегия РФ на период до 2020 года» (2005 г.), «Государственная программа развития сельского хозяйства на 2008–2012 годы» (2007 г.), «Концепция демографической политики РФ на период до 2025 года» (2007 г.), «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года» (2008 г.) и др. Сравнительно низкий профессиональный уровень указанных документов не отменяет самого императива планирования.

23) Поддержка линии на усиление позиций православия в обществе. Введение в рамках школьного образования учебного курса «Основы православной культуры». Соединение Московской патриархии и Русской православной церкви за рубежом.

24) Реабилитация на уровне государственной риторики понятия «патриотизм». Принятие в 2001 г. Федеральной целевой программы «Патриотическое восприятие граждан РФ».

25) Организация серии спецопераций по физическому устранению наиболее одиозных врагов России: А. Хаттаба (2002г.), З. Яндарбиева (2004 г.), А. Масхадова (2005 г.), Ш. Басаева (2006 г.) и др.

26) Проявление первых симптомов рефлексии властных кругов относительно необходимости протекционистской политики.

Принятие в 2003 г. закона «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров». Торможение процесса вступления России в ВТО.

27) Попытка формирования государственно ориентированных молодежных организаций по типу ВЛКСМ. Учреждение в 2005 г. молодежных антифашистских движений «Наши» и «Идущие вместе».

28) Попытка законодательного ограничения развития игорного бизнеса.

Симптомы готовности прихода к иной ценностной платформе взамен колониально-либеральной высшей российской власти (имея в виду прежде всего национального лидера), таким образом, имеются. Достаточно ли их — другой вопрос. В единый курс государственной политики они до сих пор не выстроены.

При оценке путинского десятилетия возникают устойчивые ассоциации с афористическим наименованием знаменитой работы В.И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад». За каждым из перечисленных шагов государственнической направленности следовали два шага в фарватере либерально-колониального подхода. Отсюда сохраняющийся почти десятилетие феномен неразгаданности В.В. Путина. («Who is Mr. Putin?»). Но время, когда еще можно было сидеть на двух стульях, проходит.

Формулировка «и либерализм, и национальная государственность (державность)» более не действует. Недейственность ее определяется хотя бы уже тем, что она престала устраивать Запад. Разгадка вопроса «Who is Mr. Putin?» состоялась. Ответом явилась идентификация В.В. Путина в качестве «ветерана КГБ»

и «русского империалиста». Вывесив либеральную ширму, он будто бы обманул Запад. Но второй раз обман не пройдет. Рассчитывать на западную поддержку и даже сочувствие В.В. Путину более не приходится. На его фигуре поставлен на Западе крест. «Путь в Каноссу» может спасти лишь на время. Прошение о помиловании в обмен на фронтальные уступки Запад, вероятно, примет, но уже не поверит. Такая тактика лишь отсрочит политическую смерть В.В. Путина на несколько лет, максимум — на один президентский срок. Поэтому в повестке дня сегодня совершенно иная формулировка: «или либерализм, или национальная государственность». Соответственно, или нежизнеспособная псевдомодель страны с печальным будущим, или разворот к иной модели, восстанавливающей жизнеспособность страны.

Первый вариант выбора лишает В.В. Путина персонально политической перспективы, да и в личной перспективе, по очевидным причинам, возникнут серьезные угрозы. Очевидно, что при продолжении политики либерализации неизбежно перестанет существовать и Российское государство. Завершение президентства М.С. Горбачева, лишившегося власти одновременно с исчезновением объекта его властвования — СССР, в данном случае весьма показательно. Так что при рациональном расчете всех «за»

и «против» выбор у В.В. Путина объективно один — встать на путь собирания русской национальной государственности. Личные интересы и судьба В.В. Путина удивительным образом совпадают с национальными интересами и судьбой России. В этом совпадении и состоит уникальный шанс.

Нужна ли в действительности России истинная, а не подставная консервирующе-либеральная, прозападная «модернизация»?

Проведенный анализ трендов развития России за последнее десятилетие (2000–2010 гг.) показывает всеобщий процесс деградации российской государственности. Надлом государственного бытия России 1990-х гг. так и не преодолен. Реляции об успехах лакируют действительность и не отражают ситуацию усугубляющегося системного кризиса.

Только когда с 2008 г. кризисные процессы нашли видимое выражение в падении показателей ВВП возникла рефлексия по вопросу о правильности сконструированной модели страны.

Но мгновенно была подставлена шумная бутафория «модернизации», на самом деле закрепляющая нежизнеспособный курс. Вывод о необходимости не просто реформ, а трансформации самой существующей парадигмы развития Российской Федерации, модели страны представляется очевидным. Эта трансформация не должна иметь характер реформаторской самоцели. Модернизационное целеполагание должно соотноситься с общим пониманием развития мира, а соответственно, с утверждением наиболее передовых и перспективных форм организации. Ниоткуда не следует, что это исключительно либеральный и «демократический»

опыт Запада. Необходимо видеть наиболее вероятные горизонты будущего и пути движения в их направлении. Вопрос о модернизации есть в этом смысле проблема, сопряженная с лидерством и аутсайдерством страны в мире. Это особенно актуально в свете фактического краха неолиберальной модели, констатации западными и российскими объективными экспертами краха идеологемы постиндустриального общества и становящейся все более очевидной неизбежности краха униполяризма глобальной финансово-экономической системы, основанной на единственной резервной валюте — долларе США.

А вместе с тем, комплексную, адаптированную к национальным интересам, модернизационную программу страны представляет целая серия работ российских ученых. В целях создания реальной научно обоснованной программы позитивной, ориентированной на сохранение русского народа в неразрывном союзе со всеми народами, населяющими Россию, в качестве исторической цивилизационной общности, занятие Россией достойного места на современной геополитической карте мира эти работы вполне могут и должны быть использованы национально ориентированной элитой, объединенной вокруг фигуры национального лидера. Но этого пока не происходит. Наоборот, исследование механизмов и трендов элитообразования в современной России позволяет диагностировать имманентную связь российских элит с существующей экспортно-сырьевой, полусуверенной, асоциальной, либерально-монетаристской, полукриминальной моделью государственного развития.

Проблема заключается в нахождении кадров политического и управленческого обеспечения процесса истинной модернизации. Где взять ту элиту, на которую мог бы опереться национальный лидер в реализации задач модернизации? Лидер виден, его идейная эволюция идет, и исторически обосновывается и предвидится. Иного пути для него в политике не просматривается, а угрозы на самом деле велики. Вернее иной путь для этого лидера — это путь типа исторической горбачевско-ельцинской переоценки и фактически ненависти и презрения к ним в оценках потомков.

Сформированная по номенклатурному принципу «Единая Россия» на роль генератора модернизационных инициатив, как и кадров, явно не подходит.

Большую проблему, как выяснилось в исследовании по столетнему временному интервалу так называемого коэффициента клановости в российской государственной власти, представляет максимальная в истории страны клановизация власти.

Каждое государство имеет в своем распоряжении, наряду с демократическими механизмами, особые фильтрационные институты кадрового рекрутинга. Отбор в них определяется на основе соответствия кооптируемых управленческих кадров ценностным ориентирам государственной политики. Российская система кадровых ротаций формируется принципиально иначе. Прежде всего, нет самих этих ценностных ориентиров. При этом расчет кланового коэффициента дает основание утверждать о финансовой (коммерческий интерес) доминанте элитогенеза в современной России.

Какой теоретически и предпочтительно может быть модель неизбежной грядущей восстановительной властно-управленческой трансформации России? Историческое моделирование и компаративистика позволяет видеть четыре сценария перехода: «революция», «дворцовый переворот», «демократический переход», «цезарианская трансформация».

Целесообразен опыт каждой из описанных моделей. Успех будет заключаться в комбинированном их применении. Однако соображения наименьших издержек и диагностирование стартовых условий указывают на наибольшую предпочтительность цезарианской модели трансформации.

Модернизация предполагает принятие волевых политических решений. Для осуществления ее задач необходим, таким образом, достаточно высокий уровень властной концентрации у основного субъекта принятия решений. Истории неизвестны значимые модернизационные прорывы, осуществленные в условиях коллегиальности политического руководства. Следовательно, речь должна идти о лидере российской модернизации.

Анализ персонифицированного спектра политического истэблишмента современной России позволяет рассматривать В.В. Путина в качестве теоретически возможного кандидата на эту роль.

По отношению к проводимому им политическому курсу 2000-х гг.

существует множество принципиальных претензий. Главная из них — фактическое сохранение прежней либеральной парадигмы государственного развития. Однако симптомов усиливающейся мировоззренческо-ценностной переориентации на рельсы политики национального возрождения России предостаточно.

Это дает шансы настоящим, а не подставным и бутафорским, патриотическим силам страны на появление основного субъекта цезарианской трансформации. Выявленная закономерность естественной и объективной эволюции, политического взросления многих исторических российских правителей по мере решения конкретных властно-управленческих задач — от антипочвеннического реформирования до национально-почвеннических позиций — усиливает вероятность указанного сценария.

Актуальным является вопрос о нахождении ниш формирования политических контрэлит в России, которые могли бы заменить собой нынешнюю элиту. По существу вопрос стоит, прежде всего, о создании партии нового типа. Контрэлита не создается в преддверии выборов. Представления о возможности создания максимально успешной партии, способной добиться власти в рамках одного избирательного цикла, обречены на провал. Временная развертка партогенеза охватывает не менее одного десятилетия.

Расчет на сохранение инерционного, и без потрясений, сценария развития страны, как следует из проведенного исследования, не имеет оснований. Смена нежизнеспособной псевдомодели страны неизбежна. Вместе с тем, конкурирующей альтернативой властно-управленческой трансформации в национальных интересах страны выступает «оранжевая революция», как продолжение планов внешнего управления развитием (точнее, деградацией) России последнего двадцатилетия.

Современная российская власть пока не проявляет признаков диагностирования очевидных симптомов начала революционной стадии. Проведенный анализ теорий революций позволяет сделать вывод, что современное состояние потенциально становится гораздо более революционным, чем в 1990-е гг. Действует новый феномен — неоправдавшихся ожиданий. Основные социальные субъекты вероятной «оранжевой революции» уже обозначили готовность своего участия в демонтаже «путинского режима». Одновременно сверху прокручивается сценарий «перестройка–2», переносящий сюжетную линию уничтожения СССР на Российскую Федерацию.

«Наводить порядок, — учил Лао Цзы, — надо тогда, когда еще нет смуты». Поэтому действовать надо уже сегодня. Когда страна погрузится в состояние революционной неустойчивости, многое сделать будет труднее.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 

Похожие работы:

«О.С. СУБАНОВА Фонды целевых капиталов некоммерческих организаций: формирование, управление, использование Монография подготовлена по результатам исследования, выполненного за счёт бюджетных средств по Тематическому плану НИР Финуниверситета 2011 года Москва КУРС 2011 УДК 330.142.211 ББК 65.9(2Рос)-56 С89 Рецензенты: В.Н. Сумароков — д-р экон. наук, профессор, заслуженный работник высшей школы, исполнительный директор Фонда управления целевым капиталом Финансового университета при Правительстве...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ Ю. А. Васильев, М. М. Мухамеджанов ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ ШКОЛЫ ПРИ ЦК ВЛКСМ 1944–1969 Научное издание Монография Электронное издание Москва Московский гуманитарный университет 2011 УДК 376 В 19 Руководитель проекта А. А. Королёв, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Авторский коллектив: Ю. А. Васильев, доктор исторических наук, профессор, М. М. Мухамеджанов, доктор исторических наук, профессор. Под...»

«ЯНКОВСКИЙ Н.А., МАКОГОН Ю.В., РЯБЧИН А.М., ГУБАТЕНКО Н.И. АЛЬТЕРНАТИВЫ ПРИРОДНОМУ ГАЗУ В УКРАИНЕ В УСЛОВИЯХ ЭНЕРГО- И РЕСУРСОДЕФИЦИТА: ПРОМЫШЛЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ Научное издание 2011 УДК 696.2 (477) Янковский Н.А., Макогон Ю.В., Рябчин А.М., Губатенко Н.И. Альтернативы природному газу в Украине в условиях энерго- и ресурсодефицита: промышленные технологии: Монография / под ред. Ю. В. Макогона. – Донецк: ДонНУ, 2011.–247 с. Авторы: Янковский Н.А. (введение, п.1.3., 2.3., 2.4., 3.1.), Макогон Ю.В....»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ФИЗИОЛОГИИ И ПАТОЛОГИИ ДЫХАНИЯ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАМН ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.П. Колосов, В.А. Добрых, А.Н. Одиреев, М.Т. Луценко ДИСПЕРГАЦИОННЫЙ И МУКОЦИЛИАРНЫЙ ТРАНСПОРТ ПРИ БОЛЕЗНЯХ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ Владивосток Дальнаука 2011 УДК 612.235:616.2 ББК 54.12 К 61 Колосов В.П., Добрых В.А., Одиреев А.Н., Луценко М.Т. Диспергационный и мукоцилиарный транспорт...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Национальный аэрокосмический университет им. Н. Е. Жуковского Харьковский авиационный институт Профессор Лев Александрович Малашенко Биобиблиографический указатель Харьков ХАИ 2013 1 УДК 016 : 378.4(092) : 629.7 : 629.735.33 М 18 Составители: И. В. Олейник, В. С. Гресь Под редакцией Н. М. Ткаченко Профессор Лев Александрович Малашенко : М 18 биобиблиогр. указ. / сост.: И. В. Олейник, В. С. Гресь ; под ред. Н. М. Ткаченко. — Х. : Нац. аэрокосм. ун-т им....»

«Министерство образования Российской Федерации НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Ю. И. ПОДГОРНЫЙ, Ю. А. АФАНАСЬЕВ ИССЛЕДОВАНИЕ И ПРОЕКТИРОВАНИЕ МЕХАНИЗМОВ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ МАШИН НОВОСИБИРСК 2000 УДК 621.01.001.63 П 441 Рецензенты: д-р техн. наук А. М. Ярунов, канд. техн. наук В. Ф. Ермолаев Подгорный Ю. И., Афанасьев Ю. А. П 441 Исследование и проектирование механизмов технологических машин: Монография. – Новосибирск. Изд-во НГТУ, 2000. – 191 с. ISBN 5-7782-0298- В монографии...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Восточно-Сибирский государственный технологический университет Л.В. Найханова, С.В. Дамбаева МЕТОДЫ И АЛГОРИТМЫ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В УПРАВЛЕНИИ УЧЕБНЫМ ПРОЦЕССОМ В УСЛОВИЯХ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ Издательство ВСГТУ Улан-Удэ – 2004 УДК 004.02:519.816 ББК 32.81 Н20 Л.В. Найханова, С.В. Дамбаева. Н20 Методы и алгоритмы принятия решений в управлении учебным процессом в условиях неопределенности: Монография. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2004. – 164 с.: ил. Монография...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ФГБОУ ВПО КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.А. Попов Н.В. Островский МЕТОДИКА ПОЛЕВЫХ МЕЛИОРАТИВНЫХ ОПЫТОВ В РИСОВОДСТВЕ Монография Краснодар 2012 1 УДК 631.6:001.891.55]:633.18 ББК 40.6 П 58 Рецензенты: А.Ч. Уджуху, доктор сельскохозяйственных наук (ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт риса); Т.И.Сафронова, доктор технических наук, профессор (Кубанский государственный аграрный университет) П 58 В.А. Попов Методика полевых...»

«  Предисловие 1 НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИМ. И.Ф. КУРАСА Николай Михальченко УКРАИНСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ Монография Киев – 2013   Михальченко Николай. Украинская регинональная цивилизация 2 УДК 94:323.174 (470+477) ББК 65.9 (4 Укр) М 69 Рекомендовано к печати ученым советом Института политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса НАН Украины (протокол № 3 от 28 марта 2013 г.)...»

«РОССИЙСКАЯ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ МЕРКУРЬЕВ Виктор Викторович ЗАЩИТА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО БЕЗОПАСНОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ Монография Москва 2006 УДК 343.228 ББК 67.628.101.5 М 52 Меркурьев, В.В. М 52 Защита жизни человека и его безопасного существования: моногр. / В.В. Меркурьев; Российская криминологическая ассоциация. – М., 2006. – 448 с. – ISBN УДК 343.228 ББК 67.628.101.5 Посвящена анализу института гражданской самозащиты, представленной в качестве целостной юридической системы, включающей...»

«Н.В. МОЛОТКОВА, В.А. ГРИДНЕВ, А.Н. ГРУЗДЕВ ПРОЕКТИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ИНЖЕНЕРА СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ Тамбов Издательство ГОУ ВПО ТГТУ 2010 УДК 378.1 ББК Ч481.054 М758 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор, ГОУ ВПО ТГТУ В.Ф. Калинин Кандидат педагогических наук, доцент ГОУ ВПО ТГУ им. Г.Р. Державина А.В. Сычев М758 Проектирование системы формирования профессиональной культуры инженера средствами физического воспитания : монография / Н.В....»

«1 УДК 341 ББК 67.412 Ш 18 Шалин В.В., Альбов А.П. Право и толерантность:либеральная традиция в эпоху глобализации. – 2-е изд., перераб. и доп. – Краснодар. Краснодарская академия МВД России, 2005. - 266 с. Монография представляет собой первое оригинальное научное издание, формирующее целостное предствление о закономерностях развития концепции толерантности, о правовых и нравствтенных регуляторах взаимодействия личности, общества, государства в России и в странах Западной Европы. В книге, в...»

«ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА (Часть 2) ОТЕЧЕСТВО 2011 УДК 520/524 ББК 22.65 И 90 Печатается по рекомендации Ученого совета Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта Научный редактор – акад. АН РТ, д-р физ.-мат. наук, проф. Н.А. Сахибуллин Рецензенты: д-р физ.-мат. наук, проф. Н.Г. Ризванов, д-р физ.-мат. наук, проф. А.И. Нефедьева Коллектив авторов: Нефедьев Ю.А., д-р физ.-мат. наук, проф., Боровских В.С., канд. физ.-мат. наук, доц., Галеев А.И., канд. физ.-мат. наук, Демин С.А.,...»

«УДК 371.018 ББК Печатается по решению Научно-методического совета по педагогике Института педагогики и психологии ФГАОУ ВПО Казанский (Приволжский) федеральный университет Рецензенты: Ф.А.Ильдарханова, доктор социологических наук, директор НИЦ семьи и демографии Академии наук Республики Татарстан В.Ш. Масленникова, доктор педагогических наук, профессор, заведующая лабораторией ИПП ПО РАО Биктагирова Г.Ф., Валеева Р.А., Биктагиров Р.Р. Семейные традиции: вопросы теории и социального...»

«УДК 323.1; 327.39 ББК 66.5(0) К 82 Рекомендовано к печати Ученым советом Института политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса Национальной академии наук Украины (протокол № 4 от 20 мая 2013 г.) Научные рецензенты: д. филос. н. М.М. Рогожа, д. с. н. П.В. Кутуев. д. пол. н. И.И. Погорская Редактор к.и.н. О.А. Зимарин Кризис мультикультурализма и проблемы национальной полиК 82 тики. Под ред. М.Б. Погребинского и А.К. Толпыго. М.: Весь Мир, 2013. С. 400. ISBN 978-5-7777-0554-9...»

«Federal Agency of Education Pomor State University named after M.V. Lomonosov Master of Business Administration (MBA) A.A. Dregalo, J.F. Lukin, V.I. Ulianovski Northern Province: Transformation of Social Institution Monograph Archangelsk Pomor University 2007 2 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова Высшая школа делового администрирования А.А. Дрегало, Ю.Ф....»

«Т. Ф. Се.гезневой Вацуро В. Э. Готический роман в России М. : Новое литературное обозрение, 2002. — 544 с. Готический роман в России — последняя монография выдающегося филолога В. Э. Вацуро (1935—2000), признанного знатока русской культуры пушкинской поры. Заниматься этой темой он начал еще в 1960-е годы и работал над книгой...»

«Муромский институт (филиал) Владимирского государственного университета Указатель литературы, поступившей в библиотеку Муромского института в 2009 году Библиотека МИ Муром 2010 г. УДК 019.911 У 42 Указатель литературы, поступившей в библиотеку Муромского института в 2009 г. – Муром: Библиотека МИ ВлГУ, 2010. – 74 с. Составители: Библиотека МИ ВлГУ © Муромский институт (филиал) Владимирского государственного университета, 2010 4 СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАНИЕ. СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ИСТОРИЯ. КУЛЬТУРОЛОГИЯ....»

«Министерство культуры Российской Федерации Северо-Кавказский государственный институт искусств А. И. Рахаев Г. А. Гринченко И. С. БАХ ШЕСТЬ СОНАТ ДЛЯ ЧЕМБАЛО И СКРИПКИ Нальчик Издательство М. и В. Котляровых 2010 2 ББК 85.315.2 УДК 785.72.082.2(430)+929 Бах Р27 Рецензенты: Б. Г. Ашхотов, доктор искусствоведения, профессор Ф. С. Эфендиев, доктор философских наук, профессор Рахаев А. И., Гринченко Г. А. Р27 И. С. Бах. Шесть сонат для чембало и скрипки. – Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых,...»

«Иркутский государственный технический университет Научно-техническая библиотека БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ Новые поступления литературы по естественным и техническим наукам 1 октября 2012 г. – 31 октября 2012 г. Архитектура 1) Кулаков, Анатолий Иванович (Архитектурный)     Архитектурно-художественные особенности деревянной жилой застройки Иркутска XIX XX веков : монография / А. И. Кулаков, В. С. Шишканов ; Иркут. гос. техн. ун-т. – Иркутск :  Издательство ИрГТУ, 2012. – 83 с. : ил....»





 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.