WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ЯНКОВСКИЙ Н.А., МАКОГОН Ю.В., РЯБЧ Й ЧИН А.М. ИНН НОВАЦИОНННЫЕ И КЛА АССИЧЕСКИ ТЕОРИИ ИЕ И КА АТАСТРОФ И ЭКОНОМИ ИЧЕСКИХ К КРИЗИСОВ Научное и издание Донецк – 2009 УДК 515.164.15+517.925 ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВ ОБРАЗОВАН

М ВО НИЯ И НАУКИ У

УКРАИНЫ

ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬ

Й ЬНЫЙ УНИВЕРС

СИТЕТ

ЯНКОВСКИЙ Н.А., МАКОГОН Ю.В., РЯБЧ

Й ЧИН А.М.

ИНН

НОВАЦИОНННЫЕ И КЛА

АССИЧЕСКИ ТЕОРИИ

ИЕ И КА

АТАСТРОФ И ЭКОНОМИ

ИЧЕСКИХ К

КРИЗИСОВ

Научное и издание Донецк – УДК 515.164.15+517. Янковский Н.А., Макогон Ю.В., Рябчин А.М. Инновационные и классические теории катастроф и экономических кризисов: Монография / под ред.

Макогона Ю.В. – Донецк: ДонНУ, 2009. – 331 с.

Авторы: Янковский Н.А., (введение, п.1.3, 1.4, 2.3, 3.2, 3.5), Макогон Ю.В., (заключение, п.1.1, 1.2, 2.1, 2.2, 3.2, 3.4), Рябчин А.М., (п.1.5, 2.4, 3.1, 3.3, 3.4).

Рецензенты:

Вишневский В.П. – доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент НАН Украины, зам. директора института экономики промышленности НАН Украины;

Румянцев Н.В. – доктор экономических наук, профессор, профессор кафедры «Математики и мат. методов в экономике» экономического факультета Донецкого Национального Университета;

Черниченко Г.А. – доктор экономических наук, профессор, декан экономического факультета Донецкого национального университета.

Публикуется по решению Ученого Совета Донецкого национального университета.

Протокол № 6 от 29.05.2009 г.

ISBN: 978-966-639-405- Монография посвящена исследованию возможностей применения инновационных синергетических и классических математических методов в экономике для анализа мировых кризисов и катастроф. Исследованы причины возникновения и развития крупнейших мировых экономических кризисов. Рассмотрен широкий круг вопросов и проблем, оказывающих влияние на глобальные кризисы и катастрофы, цикличность экономического развития, мировой продовольственный кризис, состояние химической промышленности, международное производство и торговля минеральными удобрениями.

Рекомендована для широкого круга научных работников и специалистов в сфере международной экономики, руководителей и менеджеров промышленных и коммерческих структур, аспирантов и студентов экономических и математических специальностей ВУЗов.

© Янковский Н.А., Макогон Ю.В., Рябчин А.М., © ДонНУ, Дизайн обложки Волосков К.В., Компьютерная верстка Савицкий А.В.

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

ВВЕДЕНИЕ 5 

РАЗДЕЛ 1. ИННОВАЦИОННЫЕ СИНЕРГЕТИЧЕСКИЕ

ТЕОРИИ АНАЛИЗА КРИТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ. 11  1.1. Синергетический подход в анализе состояния экономических систем 11  1.2. Бифуркационная природа экономических кризисов и социальных катастроф 37  1.3. Применение теории Уитни и теории катастроф для экономического анализа 52  1.4. Использование энтропии и экстрапотенциала в экономике 75  1.5. Теория хаоса, моделирование и глобализация 83 

РАЗДЕЛ 2. КЛАССИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ

ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ЦИКЛИЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ

ЭКОНОМИКИ И МИРОВЫЕ КРИЗИСЫ 95 

2.1. Теория экономических циклов и равновесия 95  2.2. Применение эконометрики в исследовании экономического цикла 112  2.3. Сущность и причины возникновения экономических кризисов 132  2.4. Мировые экономические кризисы и антициклическое регулирование экономики 143  2.4.1. Глобальный экономический кризис 1857 года 151  2.4.3.  Энергетический кризис 1973-1974 гг. 184  2.4.4.  Мировой кризис и дефолт в России 1997-1998 гг. 195  2.4.5.  Мировой финансовый кризис 2008-2009 гг. 208 

РАЗДЕЛ 3. ВЛИЯНИЕ МИРОВЫХ КРИЗИСОВ И

КАТАСТРОФ НА ЭКОНОМИКУ УКРАИНЫ:

3.1. Перспективы развития мировой экономики 226  3.2. Мировой финансовый кризис и экономика Украины 236  3.3. Влияние экологических катастроф и энергетического 3.4. Влияние глобализации на мировой 3.5. Анализ состояния и перспективы украинских производителей минеральных удобрений

ВВЕДЕНИЕ

Изобретение компьютеров, развитие вычислительной техники оказали существенное влияние на методику работы ученых, исследователей, экономистов. По сути дела, аналогом эксперимента для экономистов до последнего времени служил «жизненный» опыт, который они черпали из публикаций в научных журналах, монографиях и т.д. В качестве дальнейшего совершенствования методов исследования социально-экономических систем может выступить разработка инструментария, позволяющего проводить эксперименты с моделью, а не с самой системой. Методологической основой моделирования и исследования экономики как сложной нелинейной системы может выступить синергетика или теория самоорганизации. В настоящее время активно развивается изучение социально-экономических систем с позиций новых научных направлений синергетики – теории катастроф, теории хаоса, бифуркации, аттракторов, энтропии, экстрапотенциала и проч.

Несмотря на возросший в последние годы интерес к синергетике, наблюдаются недостаток работ в области математического моделирования социально-экономических систем и недостаточное количество коллективов, работающих на современном уровне.





Идеи синергетики стали проникать в социально-экономические науки с конца 80-х годов. В основном, за небольшим исключением, авторами первых работ в области экономической синергетики были физики и математики. С помощью специфического инструментария синергетики – выделения параметров порядка, построения нелинейных математических моделей, постановки вычислительного эксперимента – были получены результаты, которые еще предстоит осмыслить экономистам и которые, в некотором смысле, могут изменить и методику экономических исследований.

Почему экономисты обращаются к синергетике? Синергетика, прежде всего, имеет громадное значение в качестве точки зрения на события, которые происходят в мире, отличающейся от традиционного детерминистического взгляда, который доминировал в науке со времен Ньютона. Иными словами, синергетика полезна как средство интерпретации научных данных в новом ракурсе. Она позволяет заметить и оценить то, что, возможно, остается вне поля зрения при традиционном рассмотрении. Так, исходными положениями ортодоксальной экономики являются следующие:

- люди стремятся к цели: потребители – получить максимальную пользу, производители – максимальную прибыль;

- движение к цели – процесс предопределенный, однозначно прогнозируемый и универсальный (т.е. одинаковый во всех странах).

Результат процесса – равновесный рынок – тоже однозначен;

- движение к равновесному рынку происходит самопроизвольно и государственный контроль для этого не требуется и, более того, он не желателен.

Синергетический подход строит свои выводы на другом фундаменте:

- экономика – развивающаяся система и должна строиться с учетом и в рамках теории развивающихся систем;

- при движении к цели, благодаря нелинейным обратным связям могут возникнуть неустойчивые и хаотические стадии. Это, в свою очередь, может привести к существованию различных конечных состояний равновесного рынка. Современная наука может оценить вероятность различных вариантов, но не может дать однозначный ответ, какой из них будет иметь место. Поэтому современная наука отказывается от однозначного предсказания будущего и тем отличается ортодоксальной экономики;

- при наличии нескольких равновесных состояний обостряется проблема выбора. Эта проблема не может быть решена самопроизвольно. Она должна решаться государством с учетом особенностей и национальных интересов страны.

Синергетика позволяет увидеть мир с “другой системы координат”. Выводы синергетиков часто неожиданны и противоречат устоявшимся истинам. Однако именно такой взгляд позволяет обнаружить то, что теряется в традиционном ракурсе, и предупредить о серьезных опасностях, которые могут возникнуть на пути развития общества, если в бифуркационный момент выбора не будут приняты ответственные, эволюционно обоснованные решения.

Возможность научного изучения кризисов и катастроф долгое время подвергалась сомнению в силу неповторимости и уникальности этих явлений. Однако в дальнейшем в сценариях развития кризисов и катастроф самой различной природы было обнаружено много общего.

С синергетической точки зрения, развитие социума как нелинейной системы описывается через две модели: эволюционную и бифуркационную. Отличительной особенностью эволюционного этапа развития является неизменность системного качества. Это период с хорошо предсказуемыми линейными изменениями. Но именно здесь происходит нарастание внутреннего неравновесия, что ощущается как нарастание кризиса. Разрушение, дестабилизация каждой системы имеет свой сценарий. В строении системы есть свои слабые места, где возмущающий удар дает наибольшие последствия. Поэтому особенности дестабилизации зависят в первую очередь не от специфики внешнего воздействия, а от устройства самой системы.

Экономическое развитие, как и экономические кризисы, имеют объективную циклическую природу. Экономическое развитие – это циклическое движение от постепенно складывающегося равновесия к постепенному нарушению его и формированию нового равновесия на более высоком уровне, равновесия нового качества. Мы должны не только признать объективный характер и неизбежность циклических трансформаций динамичного экономического развития, но и выработать систему мер по применению антицикличной политики государств и межгосударственных объединений. Во многих странах игнорировалась циклическая природа экономического развития, и не были заложены механизмы антицикличного регулирования. Это крайне ослабило экономическую политику и привело к неконкурентоспособности экономических систем в результате неверных прогнозов относительно кризисов и катастроф.

Цикличность экономического развития – это непрерывные колебания рыночной экономики, когда рост производства сменяется спадом, повышение деловой активности – понижением. Цикличность характеризуется периодическими взлетами и падениями рыночной конъюнктуры. Периоды повышения экономической активности характеризуются преимущественно экстенсивным развитием, а периоды понижения экономической активности – началом преимущественно интенсивного развития. Следовательно, цикл является постоянной динамической характеристикой рыночной экономики, без него нет развития экономики. Экономический цикл – это форма движения и развития рыночной экономики.

Существует радикальное отличие нынешнего века от всех предыдущих эпох: впервые за тысячелетия мировой истории возникло ощущение реальной опасности гибели человечества. Иными словами, на рубеже веков наметились новые «вызовы» человечеству. Под «вызовами» обычно понимают проблемы общего характера, связанные с появлением каких-либо новых факторов в мировом развитии, ставящих под вопрос возможность нормального функционирования механизма воспроизводства общественной жизни, стабильность системы международных отношений, устойчивость мировой экономики, экологический фактор и т.д. В отличие от «угроз», предполагающих незамедлительные ответные действия, на «вызовы», как правило, возможны альтернативные типы реакций:

1. Отсутствие каких-либо действий. В этом случае возможен следующий дальнейший ход событий. Какое-то время (может быть, довольно долгое) система «подавляет» проявление дестабилизирующих ее факторов или «сосуществует» с ними. Однако, если речь идет о «вызовах», имеющих глубинные причины, то это рано или поздно приводит к коллапсу миропорядка, общества. Это наиболее болезненный тип развития;

2. Возможна модернизация системы, связанная с изменением характера ее функционирования, установлением новых внутрисистемных связей. Чаще всего это – результат осознанных мер, призванных найти ответ на возникшие «вызовы». Однако, неумелое вмешательство может только усугубить ситуацию, ускоряя коллапс системы.

Так за последние 150 лет практически все серьезные мировые экономические кризисы заканчивались или большими войнами, или изменением правил игры, в мировой экономике. Иногда это приводило к новым технологическим прорывам в промышленности и всегда к появлению новых государств-лидеров, вместо тех, кто выбыли.

Одним из характерных признаков грядущих потрясений во все времена была активизация заверений стран-лидеров мировой экономики в том, что их экономика все больше процветает, а потенциал их надежен, как никогда. Последствия экономических крушений тоже далеко не всегда были однозначны. Каким бы разрушительным и длительным не был кризис, за ним неизменно следовали выздоровление, обновление, новые социальные блага и, в конечном счете, прогресс. Именно цикличность экономики и мировые кризисы давали толчок к формированию новых политических элит.

2008 год оказался одним из самых непростых для глобальной экономики за всю историю ее существования. Однако наступивший год также не принес облегчения. Начало 2009 г. характеризуется нестабильностью на рынках акций развитых и развивающихся стран, и пока непонятно, где дно этого падения. Мировые потери от мирового экономического кризиса, за подсчетами, которые были обнародованы на Мировом экономическом форуме (Давос), превысят 5 триллионов долларов. Основная причина этой негативной тенденции – рост опасений относительно дальнейшего состояния мировой экономики. Не добавляют оптимизма и финансовые отчеты крупных банков, которые продолжают нести убытки и все еще списывают миллиарды долларов "плохих" активов. Более того, политики ведущих мировых держав уже в открытую обсуждают политику протекционизма, вероятность дефляции и даже возможный развал еврозоны. Развитые страны ужесточают контроль за международной финансовой системой и выделяют $1 трлн. Международному валютному фонду и Всемирному банку на борьбу с последствиями экономического кризиса.

До недавнего времени Украина не ощущала существенного влияния кризиса на внешнеэкономические связи, но с лета 2008 года стали проявляться негативные тенденции, прежде всего в горнометаллургическом и химическом комплексах Украины. В частности, речь идет о сокращении экспорта металлургии и химической промышленности, который сопровождается спадом объемов производства, сокращением персонала на предприятиях и как результат фактической недееспособностью отрасли.

Проблема острой зависимости экономического развития Украины от состояния и прогресса в отраслях тяжелой индустрии требует поиска новых решений, разработки пирамиды приоритетов, способных обеспечить выход Украины из глобального экономического кризиса и достижения конкурентной позиции украинских металлургических и химических предприятий на мировом рынке.

Сущность глобального эколого-энергетического кризиса состоит в отчетливо обнаружившемся и углубляющемся противоречии между обеспечением производительной деятельности и стабильностью природной среды. Спрос на нефть и газ увеличиваются, а их запасы уменьшаются. Так, до 2030 г. можно ожидать увеличение потребления энергоносителей на 37-50 %, а имеющиеся запасы могут исчерпаться уже через 50-60 лет. Все это ведет к созданию энергетического рынка, на котором будут конкурировать потребители, а не производители. Необходимым является объединение усилий мирового сообщества с целью преодоления приближающегося энергетического кризиса, первые симптомы которого сказываются уже сегодня.

Изменение климата является глобальной проблемой по своей сути и последствиям, и представляет уникальный вызов для экономик: это самый большой и масштабный рыночный просчет, который когда-либо видел мир. Поэтому экономический анализ должен быть всеобъемлющим, охватывать долгосрочный временной период, учитывать всевозможные риски, неопределенности, и исследовать вероятность наступления значительных изменений.

На протяжении последних десятилетий происходит устойчивый рост населения планеты, в основном за счет прироста в слаборазвитых странах, что ставит перед мировым сообществом задачу обеспечения продовольствием. Более чем 800 миллионам человек по-прежнему не гарантирована продовольственная безопасность. Наблюдавшаяся в течение длительного времени тенденция к снижению цен на продовольствие на глобальных рынках сменилась противоположной, а это приводит к росту неопределенности в части глобальной продовольственной безопасности. Изменение климата, ухудшение состояния окружающей среды, растущая конкуренция за землю и воду, повышение цен на энергию и неопределенная ситуация с темпами внедрения в будущем новых технологий – все это порождает серьезные проблемы и риски, затрудняющие прогнозы. Чтобы удовлетворить прогнозируемый спрос, в период с 2000 по 2030 год необходимо будет увеличить производство зерновых почти на 50 процентов, а производство мяса – на 85 процентов. К этому необходимо добавить растущий спрос на сельскохозяйственное сырье для производства биотоплива, который уже привёл к росту мировых цен на продовольствие.

Чтобы сельское хозяйство могло удовлетворить растущий спрос, необходимы разумная политика и долгосрочные инвестиции.

Рост продуктивности сельского хозяйства жизненно важен для стимулирования роста других секторов экономики. На фоне растущей нехватки земельных и водных ресурсов и усиливающегося воздействия иных факторов, вызванных глобализацией, во всех регионах мира становится очевидным, что будущее сельского хозяйства неразрывно связано с более рачительным отношением к природным ресурсам.

РАЗДЕЛ 1. ИННОВАЦИОННЫЕ СИНЕРГЕТИЧЕСКИЕ

ТЕОРИИ АНАЛИЗА КРИТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

1.1. Синергетический подход в анализе состояния Начиная с рубежа 1970-х – 1980-х годов в дискуссиях ученых появилось новое направление, связанное с "наукой о сложном". Так принято называть новую междисциплинарную область исследований, в центре внимания которой находятся проблемы исследования систем с нелинейной динамикой, неустойчивым поведением, эффектами самоорганизации, наличием хаотических режимов, бифуркациями. Однако первые наработки возникли немного раньше.

Так, 1963 год ознаменовался событиями, которые явились знаковыми в становлении новой науки, названной впоследствии синергетикой. В этом году фантаст Р. Брэдбери опубликовал рассказ «И грянул гром», в котором сформулировал идею динамического хаоса: малые причины могут иметь большие следствия.

В этом же году метеоролог Э. Лоренц предложил модель конвекции воздуха, описанную системой дифференциальных уравнений.

Просчитав ее на компьютере, Лоренц столкнулся с неожиданным результатом. История такова: Лоренц захотел перепроверить результат, полученный на компьютере ранее. Задав начальные данные с точностью до тысячных (программа же рассчитывала значения до шести значащих цифр), он получил результат, значительно отличающийся от предыдущего. Трудно было предположить, что такая незначительная неточность могла привести к такому большому расхождению результатов. Заслуга Лоренца в том, что он увидел в данном расхождении не ошибку, а серьезный научный факт. Позже он был сформулирован как явление динамического хаоса. Важнейшим результатом исследования динамического хаоса явилось установление конечного горизонта прогноза. [70] И наконец, в 1963 г. лауреат Нобелевской премии Р. Фейнман высказал мысль о принципиальной ограниченности нашей способности предсказывать даже в мире, который идеально описывается классической механикой. Оказалось, что мы не можем дать «долгосрочный прогноз» поведения огромного количества сравнительно простых систем. Формально они являются детерминированными, т.е.

точно зная текущее состояние систем, можно установить, что произойдет с ними в далеком будущем. В то же время сколь угодно малая неточность в определении начального состояния системы нарастает со временем, и с некоторого времени мы теряем возможность что-либо предсказывать. Такое поведение характерно для многих объектов, которые изучают экономика, психология, социология.

С этого времени в основном в естественных науках стал накапливаться материал, подтверждающий справедливость приведенных утверждений. Динамический хаос был обнаружен в системах самой различной природы. Новое научное направление Г. Хакен назвал синергетикой. Это слово произошло от греческого слова «синергетикос», что в переводе означает «совместное кооперативное действие». [138] Синергетика возникла в ответ на кризис исчерпавшего себя стереотипного, линейного мышления, основными чертами которого являются:

• представление о хаосе как исключительно деструктивном начале мира;

• рассмотрение случайности как второстепенного, побочного • мир считается независимым от микрофлуктуаций (колебаний) нижележащих уровней бытия и космических влияний;

• взгляд на неравновесность и неустойчивость как на досадные неприятности, которые должны быть преодолены, т.к. играют негативную, разрушительную роль;

• процессы, происходящие в мире, являются обратимыми во времени, предсказуемыми и ретросказуемыми на неограниченно большие промежутки времени;

• развитие линейно, поступательно, безальтернативно (а если альтернативы и есть, то они могут быть только случайными отклонениями от магистрального течения, подчинены ему и в конечном счете поглощаются им);

• пройденное представляет исключительно исторический интерес, а возвраты к старому, если они и есть, являются диалектическим снятием предыдущего уровня и имеют новую основу;

мир связан жесткими причинно-следственными связями;

• причинные цепи носят линейный характер, а следствие если и не тождественно причине, то пропорционально ей, т.е. чем больше вложено энергии, тем больше результат.

Следует отметить, что единая наука о самоорганизации имеет несколько названий. Так, в Германии она зовется синергетикой.

Во франкоязычных странах эта теория носит название теории диссипативных структур и развивается в рамках бельгийской научной школы под руководством лауреата Нобелевской премии И. Пригожина. В США теория самоорганизации известна как теория динамического хаоса. В отечественной литературе принят преимущественно термин «синергетика».

Синергетику можно охарактеризовать по-разному, а именно:

- синергетика – наука о самоорганизации физических, биологических и социальных систем; наука о коллективном, когерентном поведении систем различной природы;

- синергетика – термодинамика открытых систем, находящихся вдали от равновесия;

- синергетика – наука о неустойчивых состояниях, предшествующих катастрофе, и их дальнейшем развитии;

- синергетика – наука об универсальных законах эволюции в природе и обществе. [30] Синергетика прежде всего имеет громадное значение в качестве новой точки зрения на события, которые происходят в мире, отличающейся от традиционного детерминистического взгляда, который доминировал в науке со времена Ньютона. Таким образом, синергетика полезна как средство интерпретации научных данных в новом ракурсе.

Область исследований синергетики до сих пор до конца не определена, так как предмет её интересов лежит среди различных дисциплин, а основные методы синергетики взяты из нелинейной неравновесной термодинамики. Существуют несколько школ, в рамках которых развивается синергетический подход.

Брюссельская школа Ильи Пригожина, в русле которой разрабатывалась теория диссипативных систем, раскрывались исторические предпосылки и мировоззренческие основания теории самоорганизации. Школа Г. Хакена, профессора Института синергетики и теоретической физики в Штутгарте. Он объединил большую группу учёных вокруг шпрингеровской серии книг по синергетике, в рамках которой к настоящему времени увидели свет более 60 томов. Математический аппарат теории катастроф для описания синергетических процессов разработан российским математиком В. И. Арнольдом и французским математиком Рене Тома. В рамках школы академика А.

А. Самарского и члена-корреспондента РАН С. П. Курдюмова разработана теория самоорганизации на базе математических моделей и вычислительного эксперимента. В России вклад в развитие синергетики внесли академик Н. Н. Моисеев – идеи универсального эволюционизма и коэволюции человека и природ. Синергетический подход в биофизике развивается в трудах членов-корреспондентов РАН М.

В. М. В. Волькенштейна и Д. С. Чернавского. Синергетический подход в теоретической истории развивается в работах Д. С. Чернавского, Г. Г. Малинецкого, Л.И.Бородкина, С. П. Капицы, С. Ю. Малкова, А. В. Коротаева, П. В. Турчина, В. Г. Буданова и др. [128] Теория социальной самоорганизации позволяет по-новому подойти к решению целого ряда проблем:

- исторического детерминизма («все дозволено» или «все предопределено»);

- природы социально-экономических кризисов и путей их преодоления (возможно бескризисное развитие общества или нет);

- критерия социального прогресса (существует объективный критерий такого прогресса или его нет);

- возможности долгосрочного экономического прогнозирования;

- возможности коэволюции (согласованного развития) природы и общества и др.

Сходные с синергетикой задачи ставят перед собой системные исследования. В чем же заключается различие между ними, что нового вносит синергетика? Помимо различий, у синергетики (и других теорий самоорганизации) и системных исследований есть и общее. Их объединяют принципы системности, развития, изоморфизма, типология систем. Как уже отмечалось выше, синергетика впитала в себя все значимые для исследования процессов самоорганизации теоретические и методологические выводы системных исследований. Соотношение синергетики и системных исследований показывает таблица 1.1.

Таблица 1.1. Соотношение системных Системные исследования (общая теория систем, сисСинергетика темный анализ, системный Акцент делают на статике сис- Акцентирует внимание на протем, их морфологическом и, ре- цессах роста, развития и разруже, функциональном описании шения систем Придают большое значение упорядоченности, равновесию Изучают процессы организа- Исследует процессы их самоорции систем ганизации Системные исследования (общая теория систем, сисСинергетика темный анализ, системный Чаще всего останавливаясь на Подчеркивает кооперативность стадии анализа структуры сис- процессов, лежащих в основе темы, абстрагируются от коо- самоорганизации и развития сисперативных процессов тем Проблема взаимосвязи расИзучает совокупность внутренсматривается, в основном, как взаимосвязь компонентов внутри системы Источник движения видит в Признает большую роль среды в Методологическими ориентирами экономического анализа в рамках синергетического подхода могут быть следующие: [122] 1. Незамкнутость экономических систем.

Для того чтобы в сложных системах происходили процессы самоорганизации, они должны быть открытыми. Любые экономические агенты, а также экономическая система любого государства в целом, удовлетворяют требованиям, предъявляемым к открытым системам – в них постоянно циркулируют потоки денег, ресурсов, информации и пр.

Важно иметь в виду, что открытость любой сложной системы порождает целый спектр нелинейных эффектов, которые пока не нашли отражения в экономической теории. Например, всякие допущения при прочих равных условиях и анализе поведения экономических агентов в современных условиях могут нанести огромный вред экономике любого государства – новейшая история изобилует такого рода примерами.

2. Неравновесность экономических процессов.

Другой важной характеристикой системы, способной к самоорганизации, является неравновесность системы. Как отметил Н. Моисеев, “устойчивость, доведенная до своего предела, прекращает любое развитие. Она противоречит принципу изменчивости. Чересчур стабильные формы – это тупиковые формы, эволюция которых прекращается. Чрезмерная адаптация... столь же опасна для совершенства вида, как неспособность к адаптации”. Теоретические модели равновесных систем, в конечном счете, оказываются нежизнеспособными конструкциями.

3. Необратимость экономической эволюции.

Прохождение через точки ветвления эволюционного дерева, совершенный “выбор”, закрывает иные, альтернативные пути и делает тем самым эволюционный процесс необратимым.

4. Нелинейность экономических преобразований.

В самом общем смысле нелинейность системы заключается в том, что ее реакция на изменение внешней или внутренней среды не пропорциональна этому изменению. У экономических систем существуют такие состояния, вблизи которых законы, управляющие дальнейшим развитием данной системы, резко, т.е. без промежуточных переходов, изменяются. Иными словами, наступает такой момент времени, когда экономическая система становится “вдруг” в существенной степени иной, но уловить эти переходы, хотя бы на самом общем уровне, экономическая теория не в состоянии.

5. Неоднозначность экономических целей.

В нелинейной среде могут одновременно существовать много путей развития процессов. С точки зрения синерегетики будущее вероятностно, неоднозначно, но вместе с тем, оно не может быть любым. Владеть соответствующими методами синергетики – это уметь выбирать и оценивать необходимые для этих целей важнейшие параметры. “Различие между реалистическими и утопическими проектами не в том, что первые можно воплотить в жизнь, а вторые – нет. Утопии тем и опасны, что они осуществимы; самые близкие нам примеры – “построенный в боях социализм” и затем ожидание рыночного рая на его обломках. Характерной чертой утопического мышления служит гипертрофирование позитивных и игнорирование негативных последствий того или иного выбора”. [104] Синергетика – очень молодая наука. Ей всего три с небольшим десятилетия. Здесь пока больше вопросов, чем ответов. В ней нет простых и ясных рецептов. Она, скорее, помогает задавать вопросы. Но, как известно, правильно поставленный вопрос – это уже путь к решению.

Важнейшей характеристикой синергетики является ее междисциплинарность. Последнее означает сотрудничество представителей различных научных направлений. Междисциплинарность подразумевает два этапа. На первом специалист из какой-то области обращается к идеям и представлениям синергетики, применяет их к своей задаче и находит решение. Это удается очень многим. На втором этапе он возвращается с полученным результатом в свою область и убеждает коллег в нетривиальности данного решения. Со вторым этапом, как показывает опыт, справляется гораздо меньшее количество ученых.

В настоящее время работы по использованию концепций синергетики в социальных науках продолжаются. В ближайшие годы можно ожидать получения новых результатов.

Традиционное взаимодействие социологов, экономистов и математиков во многом исчерпало себя. Между тем сложность задач, стоящих перед обществом, требует более конструктивных подходов, объединяющих усилия специалистов разных областей знания во имя решения острых проблем современности. Одной из задач междисциплинарного сближения может быть не попытка обучить гуманитариев математике или упростить курс математики, а стремление воспитать восприимчивость к математическим идеям, которые могли бы выступить в качестве «точек роста» для многих неразрешенных на сегодняшний день социальных и экономических проблем.

Синергетика могла бы помочь в исследовании вопросов неустойчивости, изменчивости, непредсказуемости глобального мира.

Однако этот математический инструментарий можно употребить и неправильно. Т. Постон и И. Стюарт по поводу инструментария теории катастроф писали: «Прошедшее десятилетие свидетельствует, что он является мощным средством, способным пролить свет на решение самых разнообразных проблем, но требует осторожного и умелого обращения». Это в полной мере может быть отнесено и к синергетике. Инструментарий синергетики разрабатывался в недрах такой отрасли математики, как нелинейная динамика. Его применение оказалось плодотворным во многих областях знания, в том числе и в экономике. Но для того чтобы воспользоваться потенциалом синергетики, нужно владеть соответствующими методами, уметь выбирать и оценивать необходимые для данных целей важнейшие параметры.

Синергетику часто определяют как науку о самоорганизации систем различной природы. Термин «система» наиболее часто встречается в научной литературе. На сегодняшний день, однако, отсутствует единое понимание такой основополагающей категории, как «система» (существуют более 40 определений). В качестве рабочего определения выберем следующее: система – это совокупность объектов и процессов, называемых компонентами, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой, которые образуют единое целое, обладающее свойствами, не присущими его компонентам, взятым в отдельности. [11] Постепенно предмет синергетики распределился между различными направлениями:

• теория динамического хаоса исследует сверхсложную упорядоченность, напр. явление турбулентности;

• теория детерминированного хаоса исследует хаотические явления, возникающие в результате детерминированных процессов (в отсутствие случайных шумов);

• теория фракталов занимается изучением сложных самоподобных структур, часто возникающих в результате самоорганизации, процесс самоорганизации также может быть фрактальным;

• теория катастроф исследует поведение самоорганизующихся систем в терминах бифуркация, аттрактор, неустойчивость;

• лингвистическая синергетика и прогностика.

Параллельно с синергетическими исследованиями, но независимо от них в рамках Брюссельской научной школы, вдохновителем которой является Илья Пригожин, развивалась теория изменений, обладающая большой эвристической силой. Специалисты по теории изменений разработали методологию и соответствующий понятийный аппарат исследования процессов движения систем, в особенности фазы "скачка". Г. Хакен считает, что синергетика "шире" концепции И. Пригожина, поскольку она исследует явления, происходящие в точке неустойчивости, и структуру (новую упорядоченность), которая возникает за порогом неустойчивости). Однако с другой стороны, в определенном смысле более широким следует признать подход И. Пригожина, поскольку в его рамках рассматриваются как неравновесные, необратимые процессы, протекающие в открытых системах, так и обратимые, имеющие место в закрытых системах. В целом синергетика и теория изменений уже с трудом отделимы друг от друга, поскольку, будучи очень близки объектами и методами исследования, они впитали понятийный аппарат друг друга. Это особенно характерно для синергетики, поэтому концепцию Брюссельской школы можно рассматривать как синергетическую. Синергетика и теория изменений составили фундамент концепций самоорганизации, на котором уже построены многие физические, химические, биологические теории. [100] Прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению самоорганизационных концепций развития, необходимо определиться в таких основных понятиях, как развитие, эволюция, рост, поскольку выработанная философией единая, общепринятая точка зрения на них, к сожалению, в рамках системной теории и методологии нередко игнорируется, что крайне затрудняет возможности оперирования ими.

Общепринятое определение понятия "развитие" звучит следующим образом. Развитие представляется необратимым, направленным, закономерным изменением материи и сознания, их универсальным свойством; в результате развития возникает новое качественное состояние объекта – его состава или структуры. В данном определении есть нуждающиеся в существенной корректировке положения. Во-первых, необратимыми являются процессы изменения открытых систем, и, хотя таковых большинство, все же существуют и закрытые системы, в которых происходят обратимые изменения. Вовторых, в результате развития изменяется не только структура системы, но и ее поведение, функционирование. В системных и даже некоторых синергетических определениях развития указанные недостатки присутствуют, а его достоинства нередко не реализуются.

Все многообразие взглядов на развитие можно представить в виде четырех групп. Первая группа исследователей связывает развитие с реализацией новых целей, целенаправленностью изменений, но это не является необходимым условием, а тем более атрибутом развития. Вторая рассматривает его как процесс адаптации к окружающей среде, что также является лишь его условием – необходимым, но отнюдь не достаточным. Третья группа подменяет развитие его источником – противоречиями системы. Четвертая – отождествляет развитие с одной из его линий – прогрессом, или усложнением систем, либо одной из его форм – эволюцией.

Отсутствие адекватного определения развития в системных концепциях побуждает нас вновь обратиться к общепринятой трактовке, приняв во внимание ее недочеты. Под развитием следует понимать качественное изменение состава, связей (т.е. структуры) и функционирования системы, или, кратко, любое качественное изменение системы.

Количественное изменение состава и взаимосвязей системы выражает понятие "рост" и его темпы (следовательно, рост не следует отождествлять с развитием, что характерно для многих экономистов).

Развитие может идти как по линии прогресса, так и регресса, и выражаться в эволюционной или революционной форме.

Революция в теориях самоорганизации получила название скачка, фазового перехода или катастрофы. Трудно согласиться с распространенной точкой зрения насчет эволюции системы, отождествляемой то с развитием, то с ростом системы, то с ее прогрессом и регрессом, иногда и со всем перечисленным одновременно, либо с изменением, дифференциацией, а в узком смысле – с количественным изменением. Поскольку эволюция является формой развития, а последнее представляет собой качественное изменение, было бы нелогично понимать под эволюцией количественное, постепенное изменение (тем более что количественное изменение отражается понятием "рост"), под эволюцией мы будем подразумевать поступательное, медленное, плавное качественное изменение, а под революцией, как это и принято, – скачкообразное, быстрое качественное изменение.

Встает также вопрос о соотношении понятий "организация", "развитие" и базового для синергетики понятия "самоорганизация".

Под самоорганизацией понимается процесс установления в системе порядка, происходящий исключительно за счет кооперативного действия и связей ее компонентов и в соответствии с ее предыдущей историей, приводящий к изменению ее пространственной, временной или функциональной структуры. Фактически, самоорганизация представляет собой установление организованности, порядка за счет согласованного взаимодействия компонентов внутри системы при отсутствии упорядочивающих воздействий со стороны среды. Это требует уточнения понятия "организация", введенного ранее, вернее, разделения на организацию как взаимодействие частей целого, обусловленное его строением, которое может быть задано как самой системой, так и внешней средой; организацию как упорядочивающие воздействия среды; а также организацию как объект такого воздействия. В концепциях самоорганизации организация понимается в двух последних смыслах. [138, 107] Что касается соотношения понятий развития и самоорганизации, то первое следует признать более широким, поскольку оно включает как организующие воздействия среды, так и самоорганизацию; как прогрессивные процессы (которые в основном исследуют концепции самоорганизации), так и регрессивные. Чтобы система была самоорганизующейся и, следовательно, имела возможность прогрессивно развиваться, она должна удовлетворять, по крайней мере, следующим требованиям: система должна быть открытой, т.е. обмениваться со средой веществом, энергией или информацией; процессы, происходящие в ней, должны быть кооперативными (корпоративными), т.е. действия ее компонентов должны быть согласованными друг с другом; система должна быть динамичной; находиться вдали от состояния равновесия. Главную роль здесь играет условие открытости и неравновесности, поскольку, если оно соблюдено, остальные требования выполняются почти автоматически.

Различают простые и сложные системы. Простые системы имеют небольшое число элементов. Количество взаимосвязей между элементами невелико. Простые системы почти не зависят от окружающей среды, хорошо управляемы, поведение их предсказуемо и мало изменяется во времени. Сложные системы, напротив, состоят из большого числа элементов, между которыми имеются многочисленные взаимосвязи. Если в простых системах существует единственная причинно-следственная связь, то в сложных системах причины часто отделены от следствий как в пространстве, так и во времени.

Поведение сложных систем обладает рядом свойств, которые отсутствуют у простых систем и являются объектом пристального внимания синергетиков. [106] Так как движение и развитие равновесных и неравновесных, закрытых и открытых систем подчинено разным закономерностям, их необходимо рассматривать отдельно, первоначально проанализировав состояния равновесия – неравновесия с системносинергетической точки зрения.

Под равновесием понимается состояние закрытой системы, при котором ее макроскопические параметры остаются неизменными, т.е.

сохраняется установившаяся структура, функционирование, параметры ее входов и выходов. И. Пригожин и И. Стенгерс иллюстрируют равновесное состояние на примере племени: если рождаемость и смертность в нем примерно равны, то численность его остается постоянной, что соответствует (в данном аспекте, конечно) равновесному состоянию; небольшое превышение рождаемости при обильных источниках ресурсов не оказало бы существенного влияния, т.е. система находилась бы в состоянии, весьма близком к равновесию. [99] Состояние равновесия может быть устойчивым (стационарным) и подвижным. О стационарно равновесном состоянии говорят в том случае, если при изменении параметров системы, возникшем под влиянием внешних или внутренних возмущений, система возвращается в прежнее состояние. Состояние подвижного (неустойчивого) равновесия имеет место тогда, когда изменение параметров влечет за собой дальнейшие изменения в том же направлении и усиливается с течением времени. Длительное время в состоянии равновесия могут находиться лишь закрытые системы, не имеющие связей с внешней средой, тогда как для открытых систем равновесие может быть только мигом в процессе непрерывных изменений. Равновесные системы не способны к развитию и самоорганизации, поскольку подавляют отклонения от своего стационарного состояния, тогда как развитие и самоорганизация предполагают качественное его изменение. Особенно это относится к самоорганизации, так как если развитие полностью не исключено при подвижном равновесии, но, по крайней мере, сильно замедлено, то процесс самоорганизации даже и в этом случае невозможен до тех пор, пока система из него не выйдет, ибо он предполагает упорядочивание за счет кооперативного взаимодействия компонентов, а последние в условиях равновесия, в том числе и подвижного, являются инерционной силой, способной лишь на изменение количественных характеристик.

В закрытых системах постепенно возрастает энтропия (хаос, беспорядок), что следует из сформулированного для закрытых систем второго начала термодинамики, которым пользуются теории самоорганизации при описании закрытых систем. Рост энтропии вызывается диссипацией энергии и может быть объяснен логически:

поскольку в закрытых системах упорядоченность не увеличивается, то, не получая негэнтропийных воздействий из среды, они постепенно наращивают энтропию. Остановить наращивание энтропии может лишь налаживание каналов взаимодействия с внешней средой. Именно поэтому можно сказать, что абсолютно закрытых (как и абсолютно открытых) систем не существует. В не полностью закрытых системах сдерживание энтропии достигается внешними по отношению к системе упорядочивающими воздействиями со стороны среды. Например, в странах, пытающихся осуществить автаркию, в странах с тоталитарным режимом экономическая жизнь подвержена мощному государственному регулированию и контролю, т.е. управляется внешней по отношению к рынку системой.

Неравновесность, цикличность является всеобщей формой организации материи, возникающей под влиянием внешней среды. Неравновесность можно определить как состояние открытой системы, при котором происходит изменение ее макроскопических параметров, т.е.

ее состава, структуры и поведения. Для поддержания неравновесности система нуждается в том, чтобы из среды в нее поступал поток отрицательной энтропии по величине, по крайней мере, равный внутреннему производству энтропии, а также, согласно принципу неравновесности, система должна постоянно осуществлять работу, чтобы сохранить условия своего существования. Именно это делает возможным для неравновесной системы повышение своей упорядоченности, организованности, отсутствующих у равновесных систем. Возможно, именно кооперативной "работе" компонентов неравновесные системы обязаны отмеченным в литературе по теории самоорганизации эффектом, заключающимся в том, что они проявляют чрезвычайную чувствительность к внешним воздействиям: слабый сигнал на входе может привести в значительному и нередко неожиданному изменению на выходах, что означает неприменимость к ним жестких причинно-следственных зависимостей, в которых следствие если не тождественно, то пропорционально причине. На этом эффекте основано действие резонансного возбуждения, представляющего собой особую чувствительность системы к воздействиям, согласующимся с ее внутренними свойствами.

Вследствие этого малые, но согласованные с внутренним состоянием системы внешние воздействия на нее могут оказаться более эффективными, чем большие (для этого может потребоваться соблюдение некоторых условий, например, чтобы значения параметров системы не выходили за пределы какой-либо области), а появление нового признака или нового элемента у одного компонента системы приводит к появлению их и у других компонентов.

Системы и их компоненты подвержены флуктуациям (колебаниям, изменениям, возмущениям), которые в равновесных, закрытых системах гасятся сами по себе. В открытых системах под воздействием внешней среды внутренние флуктуации могут нарастать до такого предела, когда система не в силах их погасить. Фактически внутренние флуктуации рассматриваются в концепциях самоорганизации как безвредные, и только внешние воздействия оказывают более или менее значимое влияние. В последнее время в это положение вносятся существенные коррективы, касающиеся, в частности, "естественного отбора" флуктуаций: чтобы процессы самоорганизации имели место, необходимо, чтобы одни флуктуации получали подпитку извне и тем самым обладали преимуществом над другими флуктуациями. Тем не менее и в этом случае недооценивается роль в движении системы флуктуаций внутреннего происхождения. Лишь теория катастроф указывает на то, что скачок может быть следствием одних лишь внутренних флуктуаций. Если в материалистической диалектике недооценивалась роль среды, то в концепциях самоорганизации – роль самой системы (и ее подсистем) в ее развитии.

В последнее время концепции самоорганизации стали отводить внутренним флуктуациям большую роль, чем прежде. Об этом свидетельствует приводимая ниже типология флуктуаций, согласно которой различаются свободные колебания, вынужденные и автоколебания. К свободным относят колебательные движения, постепенно затухающие в реальной системе (как затухают колебания свободно подвешенного маятника), достигающей, таким образом, состояния равновесия. Вынужденные флуктуации возникают при воздействии на систему совершающей колебания внешней силы (к примеру, человека, подталкивающего маятник), в результате которого система раньше или позже будет флуктуировать с частотой и амплитудой, навязываемыми внешним влиянием. Автоколебания – это незатухающие, самоподдерживающиеся колебания, происходящие в диссипативных (макроскопических открытых, далеких от равновесия) системах, т.е. системах, определяющихся параметрами, свойствами и природой самой системы. Вынужденные колебания и автоколебания характерны для открытых систем, а свободные – для закрытых, стремящихся к равновесию.

Влияние на систему как внешних, так и внутренних флуктуаций различных видов (включая резонансные с системой) основано на действии двух эффектов: петли положительной обратной связи и кумулятивного эффекта.

Петля положительной обратной связи делает возможным в далеких от равновесия состояниях усиление очень слабых возмущений до гигантских, разрушающих сложившуюся структуру системы, волн, приводящих систему к революционному изменению – резкому качественному скачку. Такой подход может помочь глубже разобраться в природе многих социально-экономических процессов, включая экономическое развитие, экономические циклы, НТР и т.д.

Кумулятивный эффект заключается в том, что незначительная причина вызывает цепь следствий, каждое из которых все более существенно. Нередко он непосредственно связан с петлей положительной обратной связи.

Флуктуации, воздействующие на систему, в зависимости от своей силы могут иметь совершенно разные для нее последствия. Если флуктуации открытой системы недостаточно сильны (особенно это касается флуктуаций управляющего параметра или подсистемы), система ответит на них возникновением сильных тенденций возврата к старому состоянию, структуре или поведению, что раскрывает глубинную причину неудач многих экономических реформ. Если флуктуации очень сильны, система может разрушиться. И, наконец, третья возможность заключается в формировании новой диссипативной структуры и изменении состояния, поведения и/или состава системы.

Любая из описанных возможностей может реализоваться в так называемой точке бифуркации, вызываемой флуктуациями, в которой система испытывает неустойчивость. Точка бифуркации представляет собой переломный, критический момент в развитии системы, в котором она осуществляет выбор пути; иначе говоря, это точка ветвления вариантов развития, точка, в которой происходит катастрофа. Термином "катастрофа" в концепциях самоорганизации называют качественные, скачкообразные, внезапные ("гладкие") изменения, скачки в развитии.

Поведение всех самоорганизующихся систем в точках бифуркации имеет общие закономерности, многие из которых уже раскрыты концепциями самоорганизации. Рассмотрим наиболее важные из них.

1. Точки бифуркации часто провоцируются изменением управляющего параметра или управляющей подсистемы, влекущей систему в новое состояние.

2. Потенциальных траекторий развития системы много и точно предсказать, в какое состояние перейдет система после прохождения точки бифуркации, невозможно, что связано с тем, что влияние среды носит случайный характер (это не исключает детерминизма между точками бифуркации). Такое объяснение вряд ли можно признать достаточным: хотя случайность и оказывает влияние на поведение системы в точке бифуркации, есть и другие факторы и эффекты, которые признаны синергетикой и системными исследованиями всеобщими, но в контексте данной проблемы они не учитываются. Речь идет прежде всего о резонансном возбуждении, обратных связях и кумулятивном эффекте. В соответствии с первым система, подталкиваемая флуктуациями, должна выбрать ту ветвь развития, которая согласуется с ее внутренними свойствами и прошлым (концепции самоорганизации нередко недооценивают резонансное возбуждение как фактор развития). Петля положительной обратной связи обусловлена наличием в процессоре системы "катализаторов", т.е. компонентов, само присутствие которых стимулирует определенные процессы в системе, она связывает выбор пути с предыдущим состоянием. Катализаторы и предыдущие состояния системы также притягивают ее к определенной ветви или ветвям развития, как магнит – железо. Отрицательные обратные связи, наоборот, отталкивают соответствующие ветви. Кумулятивный эффект способствует накоплению определенных свойств системы и/или под воздействием внешних флуктуаций "запускает" в системе усиливающийся процесс. Все это дает возможность предсказывать вероятность выбора системой той или иной ветви, поскольку и случайные флуктуации подвержены действию этих эффектов.

Н.Д. Кондратьев полагал, что случайность вообще не может быть поставлена рядом с категорией причинности. Во всяком случае, это касается регулярности событий. Случайными могут быть только некоторые иррегулярные события. Категорию случайности следует отнести скорее к особенностям мышления, чем считать категорией бытия. Поэтому случайными Н.Д. Кондратьев называл такие иррегулярные события, причины которых при данном состоянии научного знания и его средств не могут быть определены. Даже если мы не знаем времени наступления события, это не означает, что его появлению не предшествовала цепь породивших его причин.

3. Выбор ветви может быть также связан с жизненностью и устойчивым типом поведения системы. Согласно принципу устойчивости среди возможных форм развития реализуются лишь устойчивые;

неустойчивые если и возникают, то быстро разрушаются.

4. Повышение размерности и сложности системы вызывает увеличение количества состояний, при которых может происходить скачок (катастрофа), и числа возможных путей развития, то есть чем более разнородны элементы системы и сложны ее связи, тем более она неустойчива, что отмечал еще А.А. Богданов. Впоследствии эта закономерность стала известна как "закон Легасова" – чем выше уровень системы, тем более она неустойчива, тем больше расходов требуется на ее поддержание.

5. Чем более неравновесна система, тем из большего числа возможных путей развития она может выбирать в точке бифуркации.

6. Два близких состояния могут породить совершенно различные траектории развития.

7. Одни и те же ветви или типы ветвей могут реализовываться неоднократно. Например, в мире социальных систем есть общества, многократно выбиравшие тоталитарные сценарии.

8. Временная граница катастрофы определяется "принципом максимального промедления": система делает скачок только тогда, когда у нее нет иного выбора.

9. В результате ветвления (бифуркации) возникают предельные циклы – периодические траектории в фазовом пространстве, число которых тем больше, чем более структурно неустойчива система.

10. Катастрофа изменяет организованность системы, причем не всегда в сторону ее увеличения. [23] Таким образом, в процессе движения от одной точки бифуркации к другой происходит развитие системы. В каждой точке бифуркации система выбирает путь развития, траекторию своего движения.

Множества, характеризующие значения параметров системы на альтернативных траекториях, называются аттракторами. В точке бифуркации происходит катастрофа – переход системы от области притяжения одного аттрактора к другому. В качестве аттрактора может выступать и состояние равновесия, и предельный цикл, и странный аттрактор (хаос).

Систему притягивает один из аттракторов, и она в точке бифуркации может стать хаотической и разрушиться, перейти в состояние равновесия или выбрать путь формирования новой упорядоченности.

Если система притягивается состоянием равновесия, она становится закрытой и до очередной точки бифуркации живет по законам, свойственным закрытым системам. Если хаос, порожденный точкой бифуркации, затянется, то становится возможным разрушение системы, вследствие чего компоненты системы раньше или позже включаются составными частями в другую систему и притягиваются уже ее аттракторами. Если, наконец, как в третьем случае, система притягивается каким-либо аттрактором открытости, то формируется новая диссипативная структура – новый тип динамического состояния системы, при помощи которого она приспосабливается к изменившимся условиям окружающей среды.

Выбор той или иной ветви производится, помимо указанных выше закономерностей, в соответствии с принципом диссипации, являющимся одним из основных законов развития, заключающимся в следующем: из совокупности допустимых состояний системы реализуется то, которому отвечает минимальное рассеяние энергии, или, что то же самое, минимальный рост (максимальное уменьшение) энтропии.

Наступление революционного этапа в развитии системы – скачка – возможно только при достижении параметрами системы под влиянием внутренних и/или внешних флуктуации определенных пороговых (критических или бифуркационных) значений. При этом чем сложнее система, тем, как правило, в ней больше бифуркационных значений параметров, т.е. тем шире набор состояний, в которых может возникнуть неустойчивость. Когда значения параметров близки к критическим, система становится особенно чувствительной к флуктуациям: достаточно малых воздействий, чтобы она скачком перешла в новое состояние через область неустойчивости. К сожалению, в синергетических и системных исследованиях не отмечена еще одна немаловажная деталь: для скачка системы в другое состояние определенных значений должны достигнуть параметры не только самой системы, но и среды.

Для совершения системой революционного перехода необходимо, чтобы ее параметры, как и параметры среды, достигли бифуркационных значений и находились в "области достижимости". Это требование, сформулированное синергетикой, подтверждает выводы, сделанные в рамках системных исследований, гласящие, что порождение новой формы в недрах недостаточно зрелой старой, как и зарождение в недрах зрелой формы более высоких, но непосредственно не следующих за ней форм, невозможно.

Происходящие в точке бифуркации процессы самоорганизации – возникновения порядка из хаоса, порождаемого флуктуациями, – заставляют иначе взглянуть на роль, исполняемую хаосом. Энтропия может не только разрушить систему, но и вывести ее на новый уровень самоорганизации, так как за периодом хаотичной неустойчивости следует выбор аттрактора, в результате чего может сформироваться новая диссипативная структура системы, в том числе и более упорядоченная, чем структура, существовавшая до этого периода.

Таким образом, при определенных условиях хаос становится источником порядка в системе (также как и порядок в результате его консервации неизбежно становится источником роста энтропии). Только противоположения порядка и хаоса, их периодическая смена и непрестанная борьба друг с другом дают системе возможность развития, в том числе и прогрессивного. [45] Энтропия может как производиться внутри самой системы, так и поступать в нее извне – из среды. Среда играет большую роль в энтропийно-негэнтропийном обмене, которая заключается в следующем: среда может быть для системы генератором энтропии (флуктуации, приводящие систему в состояние хаоса, могут исходить из среды); среда может выступать также фактором порядка, поскольку те же флуктуации, усиливаясь, подводят систему к порогу самоорганизации; в среду может производиться отток энтропии из системы; в среде могут находиться системы, кооперативный обмен энтропией с которыми позволяет повысить степень упорядоченности, но даже если среда воздействует на систему хаотически, а сила флуктуаций недостаточно велика, для того чтобы вызвать точку бифуркации, система имеет возможность преобразовывать хаос в порядок, совершая для этого определенную работу. Случаи такого преобразования широко известны. Например, после Второй мировой войны американские оккупационные власти проводили в Японии политику, подкрепляемую законодательно, которая должна была навсегда оставить Японию в рядах слаборазвитых стран; тем не менее она явилась одним из факторов, способствовавших японскому "экономическому чуду". Второе "чудо" явила в послевоенный период лежавшая в руинах Германия, тогда как страны-победительницы демонстрировали куда меньшие успехи. То есть среда, обеспечивая приток к системе вещества, энергии и информации, поддерживает ее неравновесное состояние, способствует возникновению неустойчивости, служащей предпосылкой развития системы.

Хаос не только различными способами порождает порядок.

Э. Лоренц (1963) доказал, что хаос, наблюдаемый во многих материальных процессах, может быть описан строго математически, т.е.

имеет сложный внутренний порядок, поэтому имеет смысл говорить о простоте или сложности упорядоченности структуры или, вследствие неразработанности критериев простоты/сложности систем, о возможности наблюдения и описания порядка, существующего в том, что на первый взгляд кажется хаосом. Здесь же очень многое зависит от позиции, занимаемой наблюдателем или исследователем, а также его логического и технического инструментария. [140] Суммируем вышеизложенное. В процессе своего развития система проходит две стадии: эволюционную (иначе называемую адаптационной) и революционную (скачок, катастрофа). Во время развертывания эволюционного процесса происходит медленное накопление количественных и качественных изменений параметров системы и ее компонентов, в соответствии с которыми в точке бифуркации система выберет один из возможных для нее аттракторов. В результате этого произойдет качественный скачок и система сформирует новую диссипативную структуру, соответствующую выбранному аттрактору, что происходит в процессе адаптации к изменившимся условиям внешней среды. Эволюционный этап развития характеризуется наличием механизмов, которые подавляют сильные флуктуации системы, ее компонентов или среды и возвращают ее в устойчивое состояние, свойственное ей на этом этапе. Постепенно в системе возрастает энтропия, поскольку из-за накопившихся в системе, а также в ее компонентах и внешней среде изменений способность системы к адаптации падает и нарастает неустойчивость. Возникает острое противоречие между старым и новым в системе, а при достижении параметрами системы и среды бифуркационных значений неустойчивость становится максимальной и даже малые флуктуации приводят систему к катастрофе – скачку. На этой фазе развитие приобретает непредсказуемый характер, поскольку оно вызывается не только внутренними флуктуациями, силу и направленность которых можно прогнозировать, проанализировав историю развития и современное состояние системы, но и внешними, что крайне усложняет, а то и делает невозможным прогноз. Иногда вывод о будущем состоянии и поведении системы можно сделать, исходя из "закона маятника" – скачок может способствовать выбору аттрактора, "противоположного" прошлому.

После формирования новой диссипативной структуры система снова вступает на путь плавных изменений, и цикл повторяется. [23] В исследованиях процесса развития имеется целый ряд неверных и недоказанных положений и догм, причем некоторые из них весьма распространены. К таким положениям относятся представления об ускорении темпов развития, о связи развития с увеличением компонентов системы, усложнением и совершенствованием их взаимосвязей, о направленности развития от низшего к высшему. Многие авторы также поддерживают точку зрения об однонаправленности процесса развития, что, в частности, находит выражение в рассуждениях о "спирали развития", независимо от того, рассматривают ее как сходящуюся или расходящуюся. А ведь давно известно, что большинство процессов реального мира нелинейны, тогда как все вышеприведенные положения берут начало в ограничении процесса развития одним лишь прогрессом. Но в действительности развитие реальных систем немонотонно и включает не только прогрессивные аттракторы, но и аттракторы деградации (которые впоследствии могут смениться прогрессом, а могут и привести систему к краху), и аттракторы разрушения.

Деградация системы может произойти в следующих случаях:

1. Общесистемные условия:

- система затягивает процесс перехода: при увеличении числа новых признаков соответствующего изменения поведения системы не происходит, в результате чего энтропия растет, система перестает выполнять свои функции и дезорганизуется;

- система выбирает неконструктивную ветвь или сценарий развития, например, становится закрытой;

- резко уменьшается количество компонентов, необходимых для функционирования;

- увеличивается количество "балластных" компонентов.

2. Условия, относящиеся к управляющей подсистеме:

- управляющая подсистема в точке бифуркации пытается перевести систему на ветвь, не соответствующую прошлому и настоящему состоянию системы ("перепрыгивает" через этапы, например);

- система выбирает один сценарий и соответствующую ему диссипативную структуру, а управляющая подсистема "помогает" ей строить другую;

- управляющая подсистема (а не сама система, как в первом случае) затягивает точку бифуркации;

- управляющая подсистема после катастрофы не изменяется или изменяется недостаточно и в результате тянет систему на старый, изживший себя аттрактор;

- управляющая подсистема находится не в резонансе с подсистемами, компонентами или системой в целом (например, навязывает системе скачок при отсутствии объективных условий для него);

- для достижения общесистемных целей игнорируется необходимость согласования их с целями подсистем, т.е. делается попытка достичь общесистемного оптимума за счет подсистем;

- управляющая подсистема не выполняет свои функции или гипертрофирует их.

Разрушиться система может, если:

- означенные выше условия деградации выполняются в течение длительного времени, а усилия по коррекции структуры и поведения системы или управляющей подсистемы либо не предпринимаются, либо недостаточны, либо нерезонансны с системой, либо сильно запаздывают;

- система длительное время находится в непосредственной близости от состояния равновесия (в этом случае происходит разрушение структур – это закон теорий самоорганизации);

- из внешней среды на систему воздействуют сильные флуктуации;

- внутренние флуктуации разрушают связи между компонентами;

- вследствие внешних и/или внутренних флуктуаций система лишается элементов, заменить которые невозможно. [98] В процессе развития, состоящего из циклически повторяющихся стадий эволюции и скачка, система постоянно переходит из устойчивого состояния в неустойчивое и обратно. Структурная и функциональная устойчивость, под которой мы понимаем способность системы сохранять свои параметры в определенной области значений, позволяющей ей сохранять качественную определенность, в том числе и состава, связей и поведения (но не равновесие!), формируется в процессе адаптации системы к изменившимся в результате катастрофы внешним и внутренним условиям и сохраняется в течение большей части эволюционной стадии.

Устойчивости системы способствует повышение универсализма в ее организации, которое является продуктом диверсификации подсистем, восполняющей их ограниченность, неповторимую единичность. Это, конечно, не означает, что подсистемы всецело дублируют строение и функции друг друга, что привело бы к эффекту, обратному желаемому, речь идет лишь о своеобразной подстраховке на случай усиления флуктуаций (насколько она эффективна, вполне можно судить по действию диверсификации на уровне фирм). Другой пример повышения устойчивости системы в эволюционном периоде развития – сохранение определенной специализации подсистем. Например, многие системы (включая социальные, экономические) имеют в своем составе оперативные и консервативные подсистемы, из них первые приближаются к среде, улавливая ее флуктуации, вторые – отдаляются от нее, сохраняя качественную определенность системы. Оба условия могут работать на повышение устойчивости совместно и только при том условии, что они не выходят за определенные пределы. В противном случае устойчивость и самой системы, и ее подсистем понижается. Постепенно в действие приводится "принцип хрупкости", согласно которому устойчивость обладает большей хрупкостью, чем неустойчивость, все хорошее более хрупко, чем плохое.

Когда изменения параметров системы под влиянием внешних или внутренних флуктуаций превышают ее адаптационные возможности, наступает состояние неустойчивости – точка бифуркации, переломный для развития системы момент. Неустойчивость нередко возникает в ответ на введение в систему нового компонента. В точке бифуркации неустойчивость усиливается благодаря тому, что всегда присутствующие в системах флуктуации, подавляемые в устойчивом состоянии, в результате нелинейных (автокаталитических, например) процессов, выводящих параметры за критические значения, усиливаются и вызывают скачкообразный переход в новое устойчивое состояние с меньшей энтропией, после чего цикл "плавное развитие – скачок", "эволюция – революция", "устойчивость – неустойчивость" повторяется. [142] Таким образом, и устойчивость, и неустойчивость, и адаптация, и дезадаптация являются в равной мере необходимыми в процессе развития любой системы. Абсолютно неустойчивая система не может противостоять флуктуациям, лишена способности к адаптации и быстро разрушается, тогда как суперустойчивая система, подавляя любые флуктуации, консервирует свою структуру и поведение, не способна измениться качественно, т.е. лишена возможности развития и ее разрушение становится лишь делом времени. Оба типа систем приходят к хаосу, различие между ними заключается во времени, которое проходит до взрывного роста энтропии. Поэтому высказываемую некоторыми исследователями мнение о том, что каждый момент времени можно рассматривать как точку бифуркации системы, вряд ли можно принять, поскольку если бы это в действительности было так, то это означало бы полную утерю подобной системой адаптационных возможностей и собственной качественной определенности, поскольку тогда ее направляли бы сильные внешние флуктуации, вследствие чего система, придя в хаотическое состояние, распалась бы. Более или менее длительное существование подобных систем в реальной действительности маловероятно.

С проблемой устойчивости/неустойчивости в процессе развития тесно связан и вопрос о том, к какому результату он приводит – к конвергенции или дивергенции систем. Большинство затрагивающих данный вопрос исследователей придерживаются однозначного мнения, что в процессе развития происходит дивергенция систем (вспомним расходящуюся спираль развития). Это было бы возможно при соблюдении следующих условий:

- если бы развитие ограничивалось исключительно прогрессом и исключало регресс и возможности разрушения;

- если бы оно было линейным, однонаправленным, а не включало в себя разные аттракторы;

- если бы оно состояло из одних скачков, без эволюционного этапа.

Соблюдение подобных условий в действительности маловероятно и трудно вообразимо. Исходя из нелинейности процесса развития, его поливариантности и циклической смены эволюционного и бифуркационного этапов, нужно признать, что и дивергенция, и конвергенция имеют место. При этом процессы дивергенции преобладают на бифуркационной стадии, а конвергенции – на эволюционной.

Что же является двигателем развития, что заставляет систему изменять свое качество? Выводы концепции самоорганизации по этому вопросу в значительной мере совпадают с выводами диалектики. Правда, первые достаточно редко обращают на него внимание, утверждая, что импульсом и двигателем процесса развития являются противоречия системы, но если диалектика признавала в этом качестве исключительно внутренние противоречия, то синергетика делает акцент на внешние. Истина, возможно, лежит посередине – и внутренние, и внешние противоречия системы со средой могут быть источниками развития как вместе, так и по отдельности. [144] Наиболее существенным источником процесса развития выступают следующие виды противоречий:

- противоречие между функцией и целью системы; противоречие между потребностями системы в ресурсах и возможностью их удовлетворения;

- противоречия между изменяющимся количеством и прежним качеством (которое приобретает максимальную остроту в районе точки бифуркации);

- противоречие между старым и новым;

- противоречие между стремлением к порядку и хаосом (причем чем дальше зашло их противостояние, тем выше степень организованности системы, и наоборот; это противоречие играет тем более важную роль, что относится к неснимаемым даже частично, в том числе и в точке бифуркации, поскольку упорядоченность новой структуры обусловлена порождением еще большей неупорядоченности);

- противоречие между стремлением системы к установлению устойчивого состояния и средствами его достижения: последние служат изменению и развитию системы, неизбежно приводят ее в состояние неустойчивости (это происходит следующим образом: система адаптируется к среде и вследствие этого становится более отзывчивой к флуктуациям, усиление флуктуации вызывает неустойчивость, за которой следует скачок);

- противоречие между целями системы и целями ее компонентов;

- противоречие между процессами функционирования и развития: хотя для того чтобы развиваться, система должна функционировать и не может функционировать, не развиваясь, в точке бифуркации они вступают в острое противоречие, поскольку интересы развития и само существование системы требует изменения ее качества, а значит, ломки функциональных процессов; а в эволюционный период процессы функционирования сдерживают развитие, сглаживая флуктуации;

- противоречие между функционированием и структурой: в эволюционный период процессы функционирования более пластичны, чем структура системы, но их изменение, производящееся в интересах системы, наталкивается на жесткость неизменной структуры; в момент скачка структура изменяется очень быстро, а функционирование отстает;

- аналогичные приведенным выше противоречия компонентов системы, которые, накапливаясь, отражаются и на макроуровне.

Большинство противоречий системы в эволюционный период только сглаживаются – внешним энтропийным тенденциям и противоречиям здесь противостоит адаптация, а внутренним – функционирование ("работа") системы. [32] Этим процессам в системах многих видов, в частности, социальных, помогает, их корректирует управление. Свою негэнтропийную роль управление может играть только при наличии адекватных обратных связей. В противном случае управляющая подсистема будет генерировать разрушительные или способствующие деградации системы флуктуации, способствующие ускорению наступления порога самоорганизации. Но и самое идеальное управление в лучшем случае способно лишь смягчить противоречия. Максимально возможное разрешение назревших противоречий происходит в момент катастрофы, затем противоречия постепенно накапливаются, и цикл повторяется. Возможности сглаживания и разрешения противоречий обеспечиваются тремя способами: изменчивостью, наследственностью (воспроизводством) и отбором, происходящим в процессе конкуренции.

Свойство изменчивости позволяет системе варьировать на эволюционной стадии ее поведение, а на бифуркационной – структуру.

"Наследственность" (воспроизводство, способность будущего зависеть от прошлого вводит процессы изменчивости в определенные границы, обусловленные прошлыми структурой, состоянием и функционированием системы. А отбор способствует не выживанию сильнейших (что, по меткому выражению Н.Н. Моисеева, означало бы, что выживает тот, кто выжил, а тех систем, чьи обусловленные прошлым развитием структура и функционирование ("наследственность") способны измениться в соответствии с новыми условиями (изменчивость) и адаптироваться к ним. Таким образом, адаптация не является единственным фактором отбора, и тем более его следствием (как это иногда трактуется, а представляет собой одно из его условий. В точке бифуркации отбор носит тотальный характер – ему подлежат системы, их компоненты от верхнего до низового уровня, структуры, взаимосвязи и взаимоотношения, способы функционирования; а в промежутке между точками бифуркации он происходит в основном на микроуровне, впоследствии приближаясь к мезо- и макроуровням. [88] Отбор осуществляется в процессе конкуренции, которая обусловливается ограниченностью ресурсов и всегда приводит к нелинейным процессам, что прибавляет веский аргумент в пользу теорий самоорганизации, исследующих нелинейные процессы, и позволяет любую систему, в которой имеют место явления конкуренции, рассматривать с их точки зрения.

Подчеркнем, эти процессы происходят непрерывно, но особенно активизируются вблизи точки бифуркации. В результате отбора уменьшается диссипация (поскольку в определенной мере сглаживаются различия между подсистемами, что способствует некоторому упрощению системы), а так как чем проще система, тем более она устойчива, и к повышению ее устойчивости. Но большая "простота" системы отнюдь не всегда означает ее большее совершенство, что дает еще один аргумент в пользу самоорганизационной теории развития, допускающей не только прогресс, но и деградацию, и разрушение систем.

Смена эволюционного и бифуркационного этапов развития систем, их устойчивости и неустойчивости образует во времени динамические циклы. Каждая система имеет не только циклические процессы, обусловленные ее природой, но и циклы, диктуемые ей средой (например, смена времен года, дня и ночи, лунных фаз и т.д.). Причем "внешние" циклы более стабильны и устойчивы, а циклы внутреннего происхождения могут изменяться под их влиянием в результате синхронизации – свойства систем самой разной природы вырабатывать единый ритм совместного существования, несмотря на подчас крайне слабую взаимосвязь. В результате синхронизации системы начинают двигаться с одинаковыми, кратными или соизмеримыми частотами (скоростями).

Можно выделить два основных вида синхронизации. Взаимная (внутренняя) синхронизация происходит, когда определенные частотные соотношения устанавливаются в результате взаимодействия "равноправных" систем; а захват – внешняя синхронизация – имеет место тогда, когда одна из систем является настолько мощной, что навязывает свой ритм движения другим автоколебательным системам. Тенденция к установлению синхронизации является универсальной, подавить ее могут только сильные десинхронизирующие факторы. Как десинхронизирующие, так и синхронизирующие факторы действуют практически все время, но приобретают возможность реально и ощутимо повлиять на процесс синхронизации сразу после точки бифуркации, в которой десинхронизируются очень многие процессы, после чего на эволюционной стадии развития тенденции к синхронизации и взаимной адаптации других видов (синхронизацию можно рассматривать как разновидность адаптации) постепенно берут верх и усиливаются по мере отдаления от катастрофы.

Процесс синхронизации систем может привести к их когерентности, т.е. к согласованному протеканию во времени характерных для них колебательных или волновых процессов. В настоящее время доказано, что применительно к коллективным состояниям многоэлементных систем понятие одного элемента (частицы) во многом потеряло смысл, поскольку когерентность приводит к тому, что складывается такое коллективное состояние, когда элемент находится не на каком-либо одном уровне, а на всех сразу. Это касается, в частности, и элемента такой макросистемы, как экономика, – человека, который присутствует и на других ее уровнях – подсистемах.

Исходя из изложенного выше, можно предположить, что процессы развития предсказуемы (с определенной вероятностью, конечно), причем на обеих его стадиях. Более точному прогнозу поддаются процессы эволюционной стадии, поскольку они, как и структура системы, отличаются устойчивостью, а условия внешней среды известны. С гораздо меньшей точностью можно вычислить сценарий поведения системы в точке бифуркации, поскольку и система, и среда становятся неустойчивыми и детерминизм эволюции сменяется случайностями революции.

Наличие процессов синхронизации в системах позволяет сделать важный вывод, отсутствующий в концепциях самоорганизации: временные границы точек бифуркации (по крайней мере, нижняя граница в силу выраженной когерентности процессов в фазе устойчивого развития) предсказуемы. Знание нижней границы точки бифуркации не должно служить поводом к навязыванию самоорганизующейся системе того или иного аттрактора. Навязывание пути развития бесперспективно, так как заведомо обрекает систему на деградацию. Это не означает, что управляющая подсистема самоорганизующейся самоуправляемой системы должна отказаться от какоголибо управляющего воздействия вблизи точки перехода; это требует, чтобы управление находилось в резонансе с системой и происходило в соответствии с ее природой, уровнем развития и прошлым.

1.2. Бифуркационная природа экономических кризисов Понятие кризиса в социально-экономических системах формально не определено. В толковом словаре термин «кризис» трактуется как резкий, крутой перелом в чем-либо, как острый недостаток или нехватка, как затруднительное, тяжелое, опасное положение. Под катастрофой в общем, самом широком смысле слова понимается переход, скачок из одного состояния развития социальной системы в другое. [47] Как отмечают специалисты, социальные кризисы, процессы перехода системы из одного состояния в другое изучены крайне мало.

Тем не менее, число стихийных бедствий, катастроф и экономических кризисов на планете стремительно растет. Пространство в XXI в. насыщено большим количеством потенциально опасных кризисов, многие из которых способны серьезно угрожать человечеству. Среди них:

- глобальные финансовые кризисы;

- нарастающий разрыв по уровню жизни между богатыми и бедными странами;

- опасность коллапса биосферы вследствие разрушающего техногенного воздействия на окружающую среду;

- чрезмерный рост численности населения Земли и вызванная этим нехватка сырьевых ресурсов;

- исчерпание энергетических и минеральных ресурсов;

- сверхурбанизация, погружение в искусственную среду обитания;

- чрезмерное распространение духа материального потребительства;

- погружение в новую виртуальную среду обитания;

- терроризм и преступность и т.д. [49] Как утверждают эксперты, есть радикальное отличие нынешнего века от всех предыдущих эпох: впервые за тысячелетия мировой истории возникло ощущение реальной опасности гибели человечества. Иными словами, на рубеже веков наметились новые «вызовы» человечеству. Под «вызовами» обычно понимают проблемы общего характера, связанные с появлением каких-либо новых факторов в мировом развитии, ставящих под вопрос возможность нормального функционирования механизма воспроизводства общественной жизни, стабильность системы международных отношений, устойчивость мировой экономики и т.д. В отличие от «угроз», предполагающих незамедлительные ответные действия, реакция на «вызовы», как правило, может быть двоякой:

1. Отсутствие каких-либо действий. В этом случае возможен следующий дальнейший ход событий. Какое-то время (вероятно, довольно долгое) система «подавляет» проявление дестабилизирующих ее факторов или «сосуществует» с ними. Однако если речь идет о «вызовах», имеющих глубинные причины, то это рано или поздно приводит к коллапсу миропорядка, общества. Это наиболее болезненный тип развития.

2. Модернизация системы, связанная с изменением характера ее функционирования, установлением новых внутрисистемных связей.

Чаще всего это – результат осознанных мер, призванных найти ответ на «вызовы». Однако неумелое вмешательство может только усугубить ситуацию, ускоряя коллапс системы. [106] Возможность научного изучения кризисов и катастроф долгое время подвергалась сомнению в силу неповторимости и уникальности этих явлений. Однако в дальнейшем в сценариях развития кризисов и катастроф самой различной природы было обнаружено много общего.

Известный русский социолог П.А. Сорокин писал, что «накануне войны большинство ученых предсказывали мир; накануне экономического краха и обнищания – процветание; накануне революций – стабильный порядок и закономерный прогресс. Несмотря на все находящиеся в нашем распоряжении общественные и естественные науки, мы не способны ни управлять социально-культурными процессами, ни избегать исторических катастроф. Как бревно на краю Ниагарского водопада, нас приводят в движение непредвиденные и непреодолимые социально-культурные течения, перенося нас от одного кризиса и катастрофы к другим».

В истории можно найти немало примеров, иллюстрирующих описанную ситуацию. Так, XX век Европа встречала в обстановке мирной жизни, которая продолжалась уже почти три десятилетия. По предложению императора Николая II собирается конгресс, цель которого – договориться о мирном сосуществовании в наступающем столетии. Ученые говорят, что наука раскрыла уже почти все тайны природы. Продолжается бурное развитие промышленности. В культуре наступил серебряный век... И все это благополучие было буквально взорвано всего через полтора десятилетия.

Революционные процессы с их непредсказуемым исходом являются типичными процессами бифуркационной природы (бифуркация – ветвление эволюционного пути). Трудно вспомнить революцию и революционеров, добившихся тех целей, из-за которых предпринимались революционные перестройки. Другими словами, социальные революции всегда оказываются «иронией истории» в отношении предсказуемости исхода. Ярким тому примером служит опыт социально-экономических реформ 1990-х гг. в постсоветских странах. Экономика большинства стран в течение последних пятнадцати лет функционировала в режиме чрезвычайных ситуаций: все экономические кризисы или оказались более глубокими по сравнению с предварительными оценками экспертов (например, спад и гиперинфляция 1992-1994 гг., дефолт 1998 г. в России), или явились полной неожиданностью как для экономических властей, так и для большинства экспертов.

С синергетической точки зрения развитие социума как нелинейной системы описывается посредством двух моделей: эволюционной и бифуркационной. Отличительной особенностью эволюционного этапа развития является неизменность системного качества. Это период с хорошо предсказуемыми линейными изменениями. Но именно в данный период происходит нарастание внутреннего неравновесия, что ощущается как нарастание кризиса. Разрушение, дестабилизация каждой системы имеет свой сценарий. В строении системы есть свои слабые места, где возмущающий удар вызывает наибольшие последствия. Поэтому особенности дестабилизации зависят в первую очередь не от специфики внешнего воздействия, а от устройства самой системы. [106] По мере нарастания внутреннего неравновесия система приближается к бифуркационной точке, в которой эволюционный путь системы разветвляется. Система становится очень чувствительной к внешним и внутренним воздействиям. Выбор того или иного пути в точке бифуркации зависит от фактора случайности, реализуемого через деятельность конкретных людей. Именно конкретная историческая личность приводит систему к новому системному качеству. Роль случайности не просто велика, она фундаментальна. Она делает процесс необратимым. Развитие таких систем имеет принципиально непредсказуемый характер. Историк, как правило, «фатализирует» исторический процесс («задним умом») и сам конструирует цепь причинно-следственных событий, с наибольшей надежностью ведущую к заключительному пункту. Синергетика же понимает под общеисторической закономерностью не единый путь исторического развития, а единые принципы «хождения по разным историческим маршрутам». Синергетический подход ставит во главу угла не только реальность, но и возможности, ситуации выбора, точки бифуркации (ветвления) исторического процесса.

Прямолинейные экстраполяции тех или иных кратковременных тенденций, на основе которых по большей части строились прогнозы социального переустройства, уступают место моделям, в которых будущее видится как пространство возможностей, а настоящее – как напряженный процесс выбора. Синергетически мыслящий историк, политолог или экономист не будет оценивать то или иное решение посредством прямолинейного сравнения предыдущего и последующего состояний. Он станет сравнивать реальный ход последующих событий с вероятным ходом событий при альтернативном ключевом решении.

Разумеется, такой подход сильно отличается от традиционного, сложившегося в рамках классической парадигмы, основными постулатами которого являются следующие:

• мир жестко связан причинно-следственными отношениями.

• следствие соизмеримо с причиной;

• развитие предсказуемо и «ретросказуемо»: настоящее определяется прошлым, а будущее – настоящим и прошлым;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 
Похожие работы:

«МЕЖДУНАРОДНОЕ ФИЛОСОФСКО-КОСМОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО Образ челОвека будущегО: Кого и Как воспитывать в подрастающих поколениях Том 3 2013 УДК 37(477+(470+571))20 ББК 74.200 О 232 Печатается по решению научного совета Международного философско-космологического общества Протокол № 3 от 29 мая 2013 г. Образ человека будущего: Кого и Как воспитывать в подрастаО 232 ющих поколениях: коллективная монография / Под ред. О. А. Базалука – К.: МФКО, 2013. – Т.3. – 340 с. ІSBN 966-8122-66-4 Рецензенты: Бех В....»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ ДЕМОГРАФИИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ УНИВЕРСИТЕТ ТОЯМА ЦЕНТР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сергей Рязанцев, Норио Хорие МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОТОКОВ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В РОССИЮ Трудовая миграция в цифрах, фактах и лицах Москва-Тояма, 2010 1 УДК ББК Рязанцев С.В., Хорие Н. Трудовая миграция в лицах: Рабочие-мигранты из стран Центральной Азии в Москвоском регионе. – М.: Издательство Экономическое...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА, ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ (ГНУ ВНИОПТУСХ) Е.П. Лидинфа СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ РЫНКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ (на примере Орловской области) Монография Москва 2006 УДК 631. 115 ББК 65.32-571 В 776 Рецензенты: Старченко В.М., д.э.н., профессор, зав. отделом ГНУ ВНИЭТУСХ РАСХН Головина Л.А., к.э.н., зав. отделом ГНУ...»

«НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ МАРКЕТИНГА ИННОВАЦИЙ ТОМ 2 Сумы ООО Печатный дом Папирус 2013 УДК 330.341.1 ББК 65.9 (4 Укр.) - 2 + 65.9 (4 Рос) - 2 Н-25 Рекомендовано к печати ученым советом Сумского государственного университета (протокол № 12 от 12 мая 2011 г.) Рецензенты: Дайновский Ю.А., д.э.н., профессор (Львовская коммерческая академия); Куденко Н.В., д.э.н., профессор (Киевский национальный экономический университет им. В. Гетьмана); Потравный И.М., д.э.н., профессор (Российский экономический...»

«Российская академия наук Дальневосточное отделение Институт водных и экологических проблем Биолого-почвенный институт Филиал ОАО РусГидро - Бурейская ГЭС ГИДРОЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ЗОНЫ ВЛИЯНИЯ ЗЕЙСКОГО ГИДРОУЗЛА Хабаровск 2010 2 Russian Academy of Sciences Far East Branch Institute of Water and Ecological Problems Institute of Biology and Soil Sciences JSC Rushydro HPP Branch HYDRO-ECOLOGICAL MONITORING IN ZEYA HYDRO-ELECTRIC POWER STATION ZONE INFLUENCES Khabarovsk УДК 574.5 (282.257.557)...»

«Редакционная коллегия В. В. Наумкин (председатель, главный редактор), В. М. Алпатов, В. Я. Белокреницкий, Э. В. Молодякова, И. В. Зайцев, И. Д. Звягельская А. 3. ЕГОРИН MYAMMAP КАЪЪАФИ Москва ИВ РАН 2009 ББК 63.3(5) (6Ли) ЕЗО Монография издана при поддержке Международного научного центра Российско-арабский диалог. Отв. редактор Г. В. Миронова ЕЗО Муаммар Каддафи. М.: Институт востоковедения РАН, 2009, 464 с. ISBN 978-5-89282-393-7 Читателю представляется портрет и одновременно деятельность...»

«Н.А. Березина РАСШИРЕНИЕ АССОРТИМЕНТА И ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА РЖАНО-ПШЕНИЧНЫХ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ С САХАРОСОДЕРЖАЩИМИ ДОБАВКАМИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ - УЧЕБНО-НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС Н.А. Березина РАСШИРЕНИЕ АССОРТИМЕНТА И ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА РЖАНО-ПШЕНИЧНЫХ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ С САХАРОСОДЕРЖАЩИМИ ДОБАВКАМИ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Е.В. Черепанов МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ НЕОДНОРОДНЫХ СОВОКУПНОСТЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ДАННЫХ Москва 2013 УДК 519.86 ББК 65.050 Ч 467 Черепанов Евгений Васильевич. Математическое моделирование неоднородных совокупностей экономических данных. Монография / Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ). – М., 2013. – С. 229....»

«Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования Монография Пермь, 2010 Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  УДК 1 ББК 87.2 В 26 Рецензенты: Ведущий научный сотрудник ЗАО Уральский проект, кандидат физических наук С.А. Курапов. Доцент Пермского государственного университета, кандидат философских наук, Ю.В. Лоскутов Век В.В. В. 26 Влюбленность и любовь как объекты научного исследования....»

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) П. Л. Белков АВСТРАЛИЙСКИЕ СИСТЕМЫ РОДСТВА Основы типологии и элементарные преобразования Санкт-Петербург Наука 2013 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_01/978-5-02-038333-3/ © МАЭ РАН УДК 39(=72) ББК 63.5 Б43 Рецензенты: А.Г. Новожилов, Т.Б. Щепанская Белков П. Л. Б43 Австралийские системы родства....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО Д. В. Михайлов, Г. М. Емельянов ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ ОТКРЫТЫХ ВОПРОСНО-ОТВЕТНЫХ СИСТЕМ. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ ТЕКСТОВ И МОДЕЛИ ИХ РАСПОЗНАВАНИЯ Монография ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД 2010 УДК 681.3.06 Печатается по решению ББК 32.973 РИС НовГУ М69 Р е ц е н з е н т ы: доктор технических наук, профессор В. В. Геппенер (Санкт-Петербургский электротехнический университет)...»

«Sidorova-verstka 7/15/07 2:08 PM Page 1 М.Ю. Сидорова ИНТЕРНЕТ-ЛИНГВИСТИКА: РУССКИЙ ЯЗЫК. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ОБЩЕНИЕ Издание осуществлено по гранту Президента Российской Федерации МД-3891.2005.6 Издательство 1989.ру МОСКВА 2006 Sidorova-verstka 7/15/07 2:08 PM Page 2 УДК 811.161.1:004.738.5 ББК 81.2 Рус-5 С 34 Издание осуществлено по гранту Президента Российской Федерации МД-3891.2005. Сидорова М.Ю. С 34 Интернет-лингвистика: русский язык. Межличностное общение. М., 1989.ру, 2006. Монография...»

«В.А. КАЧЕСОВ ИНТЕНСИВНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПОСТРАДАВШИХ С СОЧЕТАННОЙ ТРАВМОЙ МОСКВА 2007 Оборот титула. Выходные сведения. УДК ББК Качесов В.А. К 111 Интенсивная реабилитация пострадавших с сочетанной травмой: монография / В.А. Качесов.— М.: название издательства, 2007.— 111 с. ISBN Книга знакомит практических врачей реаниматологов, травматологов, нейрохирургов и реабилитологов с опытом работы автора в вопросах оказания интенсивной реабилитационной помощи пострадавшим с тяжелыми травмами в отделении...»

«В.Д. Бицоев, С.Н. Гонтарев, А.А. Хадарцев ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том V ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том V Под редакцией В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева Тула – Белгород, 2012 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2012.– Т. V.– 228 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.; Засл....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Пермский государственный университет Н.С.Бочкарева И.А.Табункина ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СИНТЕЗ В ЛИТЕРАТУРНОМ НАСЛЕДИИ ОБРИ БЕРДСЛИ Пермь 2010 УДК 821.11(091) 18 ББК 83.3 (4) Б 86 Бочкарева Н.С., Табункина И.А. Б 86 Художественный синтез в литературном наследии Обри Бердсли: монография / Н.С.Бочкарева, И.А.Табункина; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. – 254 с. ISBN...»

«Н. А. БАНЬКО МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАМЫШИНСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ВОЛГОГРАДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Н. А. БАНЬКО ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК КОМПОНЕНТА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ МЕНЕДЖЕРОВ РПК Политехник Волгоград 2004 ББК 74. 58 в7 Б 23 Рецензенты: заместитель директора педагогического колледжа г. Туапсе, д. п. н. А. И. Росстальной,...»

«Н. Е. Тихонова Социальная стратификация в современной России. Опыт эмпирического анализа Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/socialnaya_stratifikacia.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ Н.Е.Тихонова СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ИНСТИТУТ РОССИЙСКАЯ СОЦИОЛОГИИ АКАДЕМИЯ НАУК Н.Е.Тихонова СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО...»

«МОСКОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНО-ДОРОЖНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (МАДИ) Г. Г. НАУМОВ АНТРОПОГЕННЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РУСЛОВЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПЕРЕХОДАХ ЧЕРЕЗ ВОДОТОКИ МОСКВА 2012 УДК 624.21(083.94) ББК 39.112:30.2 Н 34 Р е ц е н з е н т ы: зав. кафедрой гидрометрии Российского государственного гидрометеорологического университета д-р геогр. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ Н. Б. Барышников; д-р техн. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ, заслуженный строитель РФ, академик...»

«Р.Б. Пан ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ – ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ МОТИВАЦИИ РАБОТНИКОВ УМСТВЕННОГО ТРУДА ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШАЯ ШКОЛА БИЗНЕСА Р.Б. Пан ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ – ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ МОТИВАЦИИ РАБОТНИКОВ УМСТВЕННОГО ТРУДА Под редакцией д-ра экон. наук В.А. Гаги Издательство ВШБ Томского Государственного Университета УДК ББК 65.9(2) Под научным...»

«А.Г. Дружинин, Г.А. Угольницкий УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МОДЕЛИРОВАНИЯ Москва Вузовская книга 2013 УДК 334.02, 338.91 ББК 65.290-2я73, 65.2/4 Рецензенты: член-корреспондент РАН, доктор технических наук, профессор Новиков Д.А. (ИПУ РАН) доктор физико-математических наук, профессор Тарко А.М. (ВЦ РАН) Дружинин А.Г., Угольницкий Г.А. Устойчивое развитие территориальных социально-экономических систем: теория и практика моделирования:...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.