WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«И.Ю. Кремер СТРАТЕГИИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ НЕМЕЦКОГО КРИТИЧЕСКОГО ТЕКСТА Монография Рязань 2009 ББК 814.432.4 К79 Печатается по решению редакционно-издательского совета государственного ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»

И.Ю. Кремер

СТРАТЕГИИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

НЕМЕЦКОГО КРИТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Монография

Рязань 2009 ББК 814.432.4 К79 Печатается по решению редакционно-издательского совета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина» в соответствии с планом изданий на 2009 год.

Рецензенты: Л.А. Алексанова, канд. филол. наук, доц., Н.А. Пескова, канд. филол. наук, доц.

Кремер И.Ю.

Стратегии интерпретации немецкого критического текста : моноК графия / И.Ю. Кремер ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. — Рязань, 2009. — 116 с.

ISBN 978-5-88006-590- Монография посвящена стратегиям интерпретации немецкого критического текста. Интегральный подход к анализу научного текста позволяет раскрыть его коммуникативно-когнитивные ценности, выявить инновации классических категорий филологии, освещает не только теоретические вопросы в области научной коммуникации, но и содержит практический анализ критического текста, актуализирует его языковые средства.

Адресована филологам, студентам-германистам в курсе стилистики и интерпретации текста.

Ключевые слова: стратегии интерпретации, ментальность, коммуникация, немецкий критический текст, межличностные отношения «автор — рецензент — читатель», ментальный модус.

ББК 814.432. © Кремер И.Ю., © Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени C.А. Есенина», ISBN 978-5-88006-590-

ВВЕДЕНИЕ

Общей тенденцией, характеризующей лингвистику начала XXI века, является смена ценностных ориентаций, ее гуманизация. Этим объясняется чрезвычайно актуальное сегодня изучение мыслительных процессов и социально значимых действий людей, которые могут быть эксплицированы в избранном объекте исследования — критическом тексте сферы научной коммуникации.

Экскурс в историю лингвистики позволяет утверждать, что язык исследовался как некий феномен, находящийся либо в своем становлении (историческая парадигма), либо во взаимосвязи с психикой человека (психологическая парадигма), либо в соотношении с общественными установлениями (социологическая парадигма), либо в свете законов логики (логическая парадигма), и как системно-структурное образование, существующее «в себе» и «для себя» (системно-структурная парадигма).

Пристальное внимание исследователей к коммуникативной деятельности человека привело к необходимости изучения всех ее ипостасей начиная с момента когнитивного представления структуры знаний, их концептуальной организации и до языкового оформления (когнитивная, прагматическая, деятельностная парадигмы).

Лингвистика текста приобретает статус науки, связывающей исследование языка с анализом ментальности коммуникантов и их социального взаимодействия. Обращение к тексту на качественно новом этапе развития лингвистики предполагает комплексный подход для его исследования. Безусловно, междисциплинарная парадигма, становление которой мы наблюдаем, обеспечивает интегральный подход к изучению текста и выявляет инновации категорий классической филологии.

Интерес к ментальному и социальному взаимодействию познающих личностей в процессе коммуникации обусловил обращение к ментальному модусу. Вполне допустимо назвать его антрополингвистическим понятием, акцентируя внимание на интердисциплинарности к исследуемому объекту. Сущность ментального модуса состоит в том, что он идентифицирует ментальную деятельность коммуникантов, актуализирует межличностное взаимодействие и тем самым характеризует субъект. Используя ментальный модус в качестве интерпретационного компонента текста, можно воссоздать личность автора — его концептуальную картину и ценностно-ориентационную шкалу.

Объем концептуального содержания ментального модуса не является суммарной составляющей содержания понятий «автор», «ментальность», «язык», «модус» и «текст». Механистическому и адъективному принципу противопоставляется принцип системного анализа объекта познания, который предполагает рассмотрение внутренних межпонятийных связей и взаимосвязей, образующих сущность целого.

Основополагающими в понятии «ментальный модус» являются отношения «личность — текст», «ментальность — язык». Приоритетность данных отношений обусловливается тем, что именно их анализ образует стержень программы по исследованию человеческого фактора в языке.

При опоре на комплексный подход к исследуемому объекту в фокусе внимания остается лингвистический аспект ментального модуса, его грамматическая доминанта, а социальному и психологическому отводятся роли контекстообразующих экстралингвистических параметров.

Целью нашего монографического исследования является выработка концепции ментального модуса, которая учитывала бы как его структуру, так и функционирование и объединяла толкование содержательной стороны с вычленением фактора структуры личности автора текста.

Исследование ментального модуса с позиций коммуникативнокогнитивной лингвистики, имеющее перед собой сформулированную выше цель, обусловило необходимость разрешения следующих задач:





1. Определение статуса ментального модуса, его коммуникативнокогнитивных и прагматических особенностей.

2. Исследование структуры ментального модуса.

3. Систематизация средств репрезентации ментального модуса.

4. Определение роли личности в реализации ментального модуса.

5. Рассмотрение функционирования ментального модуса в критическом тексте (рецензии).

6. Анализ вербально-содержательного спектра ментального модуса в различных типах рецензии.

Для целей лингвистического анализа языкового материала, учитывающего ментальные (познавательные) и социальные факторы коммуникации, в структуре личности коммуниканта могут быть вычленены Я социальное, Я интеллектуальное, Я эмоциональное и Я речемыслительное, которые эксплицируются при интерпретации научного критического текста.

Связь с личностью важна как для адресанта, кодирующего сообщение и выбирающего языковые единицы, так и для адресата, интерпретирующего сообщение, и является, следовательно, прагматической.

Научная новизна заключается в нетрадиционном подходе к интерпретации критического текста. Интерпретационным компонентом выступает ментальный модус, который реализуется под воздействием интеллектуальных, социальных и эмоциональных характеристик субъекта коммуникации. В работе нами предпринята попытка определения ценностной ориентации автора через грамматические структуры критического текста.

Актуальность определяется необходимостью разработки путей описания языкового материала, который синтезирует достижения различных отраслей знания, а именно: лингвистики текста, теории интерпретации, когнитологии, прагматики, психолингвистики, логики, социолингвистики.

Научной основой исследования служит когнитивно-прагматический подход к коммуникации. Коммуникация рассматривается как сложный когнитивный процесс коммуникантов, в ходе которого происходит обоюдный обмен информацией и формируется когерентный речевой продукт — текст.

Основными методами являются: эмпирически-интерпретационный метод, контекстного анализа, трансформации.

Теоретическая значимость монографии заключается в том, что она вносит вклад в теорию коммуникации, используя интегративный подход к интерпретации критического текста с целью извлечения полного комплекса информации. В работе показана роль ментального и социального состояния личности автора в создании и понимании текста.

Практическая ценность работы определяется возможностью применения результатов исследования в преподавании немецкого языка, а именно:

1) в курсе лекций по теоретической грамматике (разделы «Текст», «Модальность», «Персональность»);

2) в курсе лекций по интерпретации текста (разделы «Стратегия интерпретации текстов», «Ментальный модус и текст»);

3) в спецкурсе по стилистике (разделы «Функциональные стили», «Композиционно-речевые формы»);

4) в спецкурсе по психолингвистике (разделы «Теория речевой деятельности», «Личность и текст»);

5) в преподавании практики немецкого языка (раздел «Языковые средства выражения информации в тексте»).

Междисциплинарный характер работы и особое внимание к лингвистическому аспекту исследуемого объекта делает сферу использования результатов работы объемной и позволяет применить их как в теоретической, так и в практической областях изучения языка.

Поставленная цель и вытекающие из нее задачи исследования определяют структуру работы. Монография состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

Во введении обосновывается выбор объекта исследования, актуальность, новизна работы, теоретическая значимость и практическая ценность, определяются цель и задачи исследования, его объем, методы и структура, материал для анализа.

В первой главе рассматривается проблема ментальности современной лингвистики в ее отношении к понятиям «текст», «коммуникация», обосновывается роль личности автора критического текста, исследуются различные подходы к изучению модуса в классическом языкознании, представлена развернутая дефиниция ментального модуса. Отдельно выносится вопрос о статусе критического текста в сфере научной коммуникации.

Вторая глава содержит анализ текста (рецензии) в системе социально-интеллектуального и эмоционального аспектов, представляющих ценностную ориентацию автора. В главе актуализируются средства выражения Я интеллектуального, Я социального и Я эмоционального автора критического текста, репрезентируется аспект межличностных отношений коммуникантов.

Третья глава представляет классификацию рецензий, анализирует их структуру и определяет особенности реализации ментального модуса в их различных типах.

В заключении обобщаются теоретические и практические положения данного исследования, делаются выводы по результатам работы.

Приложение содержит два протокола-анализа рецензий, отличающихся по коммуникативно-прагматической установке, своей структуре и использованию языковых средств: протокол 1 — интерпретация рецензии-рассуждения описательного типа; протокол 2 — интерпретация рецензии-рассуждения полемического типа.

Языковым материалом для анализа послужили рецензии из немецкоязычных журналов: «Lebende Sprachen»; «Mutterspache»; «Zielsprache Deutsch»; «Zeitschrift fr Phonetik, Kommunikation und Sprachwissenschaft».

Всего было проанализировано 150 рецензий.

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

МЕНТАЛЬНОГО МОДУСА

1.1.1. Ментальность, коммуникация, текст Ментальность, языковая личность, коммуникация оказываются стержневыми, определяющими понятиями, вокруг которых разворачивается сегодня обсуждение, как нам представляется, наиболее актуальных проблем филологии. Возросший интерес исследователей к функциональным аспектам языка, межличностным взаимоотношениям в процессе коммуникации и роли личности в нем обусловил интегральный статус лингвистики.

Необходимость сочетания внутренней связи лингвистики со значительным расширением ее горизонтов была провозглашена еще в начале ХХ века Эдвардом Сэпиром, который утверждал, что «современный лингвист не может замкнуться в своей традиционной области.

Если он не лишен воображения, он должен в той или иной степени вникать в вопросы, связывающие лингвистику с антропологией, историей культуры, с социологией, с психологией, с философией...» 1.

Указывая на объединяющую роль лингвистики, Б. Пиаже писал: «Без сомнения, лингвистика является наиболее продвинутой из общественных наук благодаря своей теоретической структурированности и четкому пониманию своих задач, и ее взаимодействие с другими дисциплинами дает очень интересные результаты...» 2. Итогом такого взаимодействия науки о языке с рядом смежных наук явился новый взгляд на текст, феномен которого продолжает волновать исследователей ХХI века.

Якобсон Р. Избранные работы. М. : Прогресс, 1985. С. 369.

Как известно, системное описание и структурная характеристика средств выражения смыслов, семантики в текстах однозначно укладывалась в поуровневое представление об устройстве языкового механизма:

синтаксис, лексика, морфология, фонология. Что касается содержательной стороны текстов, то в языкознании в течение последних лет шло постоянное расширение семантической составляющей анализа целых текстов. Содержательный уровень, связанный с отражением действительности и знаменующий переход значения в знание, был назван когнитивным. Аспект анализа текста, связанный с целевой направленностью и охватывающий прагматические характеристики, означал переход от изучения речевой деятельности человека к выводам о его деятельности в широком смысле, а значит включал и ее креативные (познавательные) моменты 1.

В разное время в языкознании делались попытки целостного подхода, включающего названные аспекты анализа текста (В.В. Виноградов, Л.В. Щерба, М.М. Бахтин, Ю.М. Лотман). Лишь интеграция когнитивной и прагмалингвистической парадигмы дала возможность рассмотреть текст как когерентный речевой продукт, являющийся составной частью и результатом познавательно-мыслительной деятельности человека. С этих позиций представлено определение текста в концепции И.И.

Халеевой, которая трактует его как «совокупную вербально-содержательную (содержательно-вербальная) сущность, то есть как единство сложно организованного динамичного вербального сигнала и несомого им информационного «смыслового комплекса», который «возбуждается» в сознании реципиента» 2.

Текст формируется в ходе интерсубъектной коммуникации, когда между ее участниками происходит обмен знаниями. Под коммуникацией, или общением, понимается такой вид человеческой интеракции, в ходе которого происходит обоюдный обмен информацией с помощью средств языка или знаковой системы вообще с целью решения определенных релевантных когнитивно-практических задач. Главным фактором при создании текста в процессе коммуникации является ментальность коммуникантов.

Ментальность представляет собой совокупность ментальных, мыслительных процессов — восприятия мира, категоризации, мышления, речи и пр., служащих для обработки и переработки информации, поступающей к человеку по разным каналам. Ментальность отражает Караулов Ю.Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность.

М. : Наука, 1989. С. 4.

Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи (подготовка переводчиков) : моногр. М. : Высшая школа, 1989. С. 25.

сущность Homo sapiens и его интеракцию, проявление умственных и интеллектуальных способностей человека и включает построение особой картины мира и ее оценку 1.

Кодом, который фиксирует ментальный мир человека, является язык. Язык — это поверхностная структура, выражающая глубинные концептуальные конструкции — знания, «модели мира». Операции над ними совершаются в когнитивной системе человека в процессе восприятия и порождения речи. Суть коммуникации состоит в том, чтобы в когнитивной системе реципиента построить концептуальные конструкции, модели мира, которые соотносятся с моделью мира говорящего, но не обязательно повторяют их 2.

Знание о мире современная лингвистика определяет как концептуальную картину (модель, структуру, систему) мира. Поскольку само понятие концептуальной картины мира находится в процессе становления, то в настоящее время не сложилось еще его единого определения.

Мы придерживаемся дефиниции, данной в Кратком словаре когнитивных терминов. Концептуальная система, или структура, — тот ментальный уровень или та ментальная (психическая) организация, где сосредоточена совокупность всех концептов, данных уму человека, их упорядоченное объединение 3. Соответственно концепт является оперативной содержательной единицей концептуальной системы.

Концепты возникают в процессе построения информации об объектах и их свойствах, о том, что индивид знает, предполагает, о чем думает 4. Они позволяют хранить знания о мире и оказываются строительными элементами концептуальной системы, способствуя обработке субъективного опыта. Концептуальная система выступает как система мнений и знаний о мире, отражает познавательный опыт человека как на доязыковом, так и на языковом уровне, но не сводимый к какой бы то ни было лингвистической сущности 5. Как утверждал Р. Джекендофф, существует такой уровень, на котором вся информация, приходящая по разным каналам и принадлежащая разным модальностям, была бы сопоставимой 6.

Краткий словарь когнитивных терминов / под общ. ред. Е.С. Кубряковой. М. : Издво МГУ им. М.В. Ломоносова, 1997. С.81.

Ноздрина Л.А. Взаимодействие грамматических категорий в художественном тексте : дис. … д-ра филол. наук. М., 1997. С. 18.

Краткий словарь когнитивных терминов. С. 94.

Павиленис Р.И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка. М. : Мысль, 1983. С. 90.

Jackendoff R. Sense and reference in a psychologically based semantics // Talking mind:

the study of language in cognitive science. Cambridge (Mass.), 1984. Р. 54.

Знание о мире в индивидуальном сознании в концепции О. И. Каменской также определяется как концептуальная картина (модель) мира. Знание языка связывают с понятием языковой картины мира, понимаемой как подсистема концептуальной. Ее специфика состоит в том, что она не образует автономную картину мира, а встроена в структуру концептуальной, что позволяет сделать вывод о наличии зыбкой, неопределенной границы между языковой и концептуальной картинами мира 1.

Языковая деятельность рассматривается обычно как один из модусов «когниции», составляющий вершину айсберга, в основании которого лежат когнитивные способности, не являющиеся чисто лингвистическими, но дающие предпосылки для последних 2. Между «языковым модулем» и остальными видами когниции нет пограничного столба: язык влияет на пути образования и развития понятий, а остальные типы когниции — на усвоение языка 3. Самые важные концепты кодируются именно в языке. Нередко утверждают также, что центральные концепты отражены в грамматике языков и что именно грамматическая категоризация создает ту концептуальную сетку, тот каркас для распределения всего концептуального материала, который выражен лексически 4.

Сходные позиции отмечаются в ряде докладов, прочитанных в 1995 году на международной конференции «Лингвистика на исходе XX века: итоги и перспективы». Языковая структура отражает взаимодействие разных ментальных способностей, одной из которых является грамматика: «…то, что мы нестрого называем «знание языка», включает в себя в первую очередь знание грамматики… и кроме того других когнитивных систем, которые взаимодействуют с грамматикой…» 5.

Нетрадиционной в русле данной проблемы является теория П.В. Дурст-Андерсена, который установил различие между структурами действительности, структурами сознания и структурами языка. В соответствии с данной теорией грамматические системы разных языков грамматикализованы, но на основе структур сознания, которые отражают — каждая по-своему — определенные структуры действиКаменская О.Л. Три семантики слова // Сб. науч. тр. / МГЛУ. М., 1993. Вып. 416.

С. 39.

Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания. М., 1994. № 4. С. 22.

Talmy L. The relation of grammar to cognition // Topics in cognitive liguistics. Amsterdam (Philadelphia), 1988. Р. 165–166.

Гил Д. Знание грамматики, знание языка // Вопросы языкознания. М., 1996. № 2.

С. 118.

тельности 1. Разные языки группируются вокруг определенных «супертипов». Согласно им грамматические категории и синтаксические структуры отдельного языка построены на одном из следующих элементов: либо на коммуникативном намерении говорящего, являющемся отражением его эмоций и мыслей, либо на сообщении, предназначенном для слушающего и представляющем собой сигнал в его адрес, либо на ситуации, символом которой служит структура предложений такого языка. По мнению исследователя, ситуации действительности имеют три разных манифестации в человеческом сознании (форма восприятия, ментальная модель, архивное место), а коммуникация требует трех участников (говорящий, предметы и ситуации реальности, слушающий) 2. Хотя теория ментальной грамматики и лингвистических супертипов, несомненно, нуждается в совершенствовании, она демонстрирует интеграцию когнитивного и прагматического аспектов исследования языковых явлений.

Итак, понятие языковой когниции совпадает с тем, что в последние годы в рамках интерпретационизма называют интерпретацией в ши-роком смысле, охватывающей фактически все действия над языком, когда для этих действий появляется повод — речь, которая кодирует внутренний мир. Однако никакая вербальная формулировка не может исчерпать соотносимого с нею содержания, а структуры репрезентативности, как ярко и точно отметил Дж. Лакофф, — «не более чем «тени» когнитивных моделей» 3.

Текст является «надстройкой» на когнитивной базе, то есть в процессе коммуникации автор текста переводит когнитивные структуры в языковые. Интерпретируя, он «суммирует» содержание языкового материала собственными знаниями. Иными словами, он «достраивает»

текст, содержащий смысловые «лакуны», «слоты», «скважины». Соответственно текст всегда формально фрагментарен, но информативно фактически адекватно полон 4.

Всякая коммуникация, в том числе и научная, — сложный когнитивный процесс. Процесс когнитивной обработки, способствующий пониманию критического текста, имеет свои особенности, на которые следует обратить особое внимание. Для этого необходимо рассмотреть слеДурст-Андерсен П.В. Ментальная грамматика и лингвистические супертипы // Вопросы языкознания. М., 1995. № 6. С. 31.

Дурст-Андерсен П.В. Ментальная грамматика и лингвистические супертипы. С. 31.

Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в зарубежной лингвистике. М. : Прогресс, 1988. Вып. 23. С. 41.

Коровкин М.М. Фреймовые связи в тексте // Сб. науч. тр. / МГЛУ. М., 1993.

Вып. 416. С. 51.

дующие конструкты: ментальная репрезентация, информация, интерпретация.

Поступающая по разным каналам информация преобразуется в виде ментальных репрезентаций (представлений) разных типов (образов, пропозиций, фреймов, скриптов, сценариев и т. п.) и удерживается при необходимости в памяти человека. Главная цель процесса когнитивной обработки знаний заключается в возможно более эффективном конструировании ментальных репрезентаций или представлений 1. Ментальное представление конструируется на основе визуальных или вербальных данных. В обоих случаях реальное или речевое событие интерпретируется, ему приписывается значение. Это значит, что понимание осуществляется оперативно, то есть параллельно с обработкой воспринимаемых данных. Однако ментальное представление возникает только при условии, что определенная личность располагает общими знаниями. Г.

Кларк называет их «общей основой» (common ground) или разделенным знанием участников коммуникации 2. Помимо этих знаний у коммуниканта может быть и другая когнитивная информация: убеждения, мнения или установки, относящиеся к подобным событиям, а также мотивации, цели или особые задачи, связанные с обработкой соответствующей информации. Следует отметить, что на каждом этапе нет фиксированного порядка следования между воспринимаемыми данными и их интерпретацией: интерпретации могут быть сначала сконструированы и только позднее сопоставлены с воспринимаемыми данными. Людям присуща способность гибкого использования различных видов информации, которая может обрабатываться несколькими возможными способами.

Ментальная информация возникает в процессе осмысления всей поступающей по разным каналам информации и может включать и сведения об объективном положении дел, и о возможных мирах. Ментальную информацию определяют как «внутренний код», «концептуальную структуру» личности 3 и разделяют на «данную» и «новую» информацию 4. С помощью ментальных процессов эта информация соотносится с уже построенной понятийной системой и оказывается пропущенной через ментальный мир автора критического текста. Когнитивная функДейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. М. : Прогресс, 1989. С. 158.

Clark H. H. Arenas of language use. Chicago, 1992. 421 p.

Miller G.A., Johnson-Laird Ph.N. Language and perception. Cambridge (Mass.), 1976.

760 p.

Prince E. Toward a taxonomy of given/new information // Radical pragmatics. N. Y., 1981. Р. 223—225.

ция разделения информации на «данную» и «новую» состоит в поддержке когерентности текста и действует как механизм активизации знаний адресата 1.

Ментальной репрезентацией данной информации являются инференции, базирующиеся на определенных данных и предположениях.

Инференция — одна из важнейших когнитивных операций человеческого мышления, в ходе которой человек выходит за пределы данного и получает новую информацию 2. Процессы инференции находят свое выражение в критическом тексте там, где автор (рецензент) приходит к определенному умозаключению, выводу. Инференция в данных случаях выступает «механизмом восстановления скрытой информации» 3.

При анализе инференции в критическом тексте следует уделять внимание знаниям автора, помогающим ему домыслить недостающие логические звенья или же распознать интенции партнера по коммуникации.

Интерпретация трактуется как когнитивный процесс и одновременно результат в установлении смысла речевых действий 4. Процедура интерпретации в настоящем исследовании состоит в выдвижении гипотез о смысле критического текста (а также первоисточника). Автором такого текста выбираются определенные стратегии, организующие интерпретирование и соединяющие между собой цели и средства.

Интерпретируя речевые события, автор выходит за пределы ментального пространства и вступает в социальное взаимодействие между партнерами по коммуникации. Ментальность охватывает «все процессы, с помощью которых сенсорные данные на входе преобразуются, редуцируются, разливаются, запоминаются, вспоминаются и используются» 5. Дополняя эту дефиницию сегодня, автор подчеркивает, что все названные ментальные процессы протекают в определенном социальном контексте и тесно связаны с реальными потребностями человека и его взаимодействием со средой 6.

Как справедливо указывает Т. ван Дейк, обработка текста не происходит «в вакууме», она осуществляется в социальном контексте.

Краткий словарь когнитивных терминов. С. 78—79.

Петрова С.Н. Когнитивная парадигма и семантика понимания // Мышление, когнитивные науки, искусственный интеллект. М., 1988. С. 123.

Краткий словарь когнитивных терминов. С. 31.

Neisser U. Cognitive psychology. N.Y., 1967. Р. 4.

Участники речевого общения могут исполнять определенные функции или роли, выполнять особые правила, условия или стратегии, контролирующие взаимодействие в речевой ситуации. Следовательно, возможные цели и тексты ограничены определенными параметрами социальной ситуации. Пользователи языка конструируют представление не только соответствующего текста, но и социального контекста 1.

Несмотря на многообразие ментальных репрезентаций и социальных условий, в вербальной коммуникации можно выделить элементарную коммуникативную цепочку. Ее обязательными компонентами в рамках научной коммуникации также являются «автор — текст — реципиент». Речемыслительная деятельность автора и реципиента охватывает ряд ментальных актов, начиная от речевой интенции и кончая созданием текста и его пониманием 2.

Намерение, или интенция, позволяет определить текст прежде всего как лингвистический объект. Как отмечал М.М. Бахтин, «в каждом высказывании — от однословной бытовой реплики до больших, сложных произведений науки или литературы — мы охватываем, понимаем, ощущаем речевой замысел или речевую волю говорящего, определяющую целое высказывание, его объем и его границы.... Этот замысел определяет как самый выбор предмета (в определенных условиях речевого общения...), так и границы и его предметно-смысловую исчерпанность. Он определяет, конечно, и выбор той жанровой формы, в которой будет строиться высказывание...» 3. Именно замысел и конституирует текст как таковой. Замысел можно определить как самый общий нерасчлененный смысл, общую концепцию 4 будущего текста, задаваемые автором в его индивидуальном внутреннем коде.

Ссылаясь на трехфазную модель коммуникативного акта процесса производства и восприятия текста, разработанную Е.Ф. Тарасовым, следует указать на то, что в первой фазе происходит «ориентировка» в ситуации общения (как сказать), прогнозируется адресат (кому сказать) и выбирается объект коммуникации (что сказать). Во второй фазе эта программа реализуется. В третьей фазе происходит как бы «наложение»

полученного результата и первоначального замысла. Фаза восприятия считается выполненной, если автору удастся построить задуманную им Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. С. 159.

Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М. : Высшая школа, 1990. С. 16.

Бахтин М.М. Проблемы речевых жанров // Эстетика словесного творчества. М. : Искусство, 1979. С. 51.

Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной комуникации.

Проблемы семисоциопсихологии. М. : Наука, 1984. С. 71.

модель информации у адресата, если произойдет «сличение» полученного результата и первоначального замысла автора 1.

В качестве основных источников вариативности понимания вербальных текстов Е.Ф. Тарасов называет превращенный характер текста, неоднозначность перехода от кода интеллекта к внешней вербальной речи и обратно смысловыми скважинами в тексте 2. Указывая на сложность и неадекватность понимания, лингвисты считают, что понимание вообще не имеет ограничений вглубь и потенциально может быть бесконечным 3.

Ниже, на рисунке 1, приведена схема, которая принципиально важна тем, что наглядно представляет механизм научной коммуникации и определяет в качестве доминантного параметра ментальность автора.

первоисточника В организации критического текста как сложной когнитивной структуры наиболее четко проявляется разделение информации на данную и новую. С помощью ментальных процессов данная информация соотносится с уже построенной концептуальной системой автора (критика). Языковые механизмы позволяют включать поступающую инфорТарасов Е.Ф. Тенденции развития психолингвистики / отв. ред. Ю.А. Сорокин ;

Ин-т языкознания АН СССР. М. : Наука, 1987. С. 131.

Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М. : Наука, 1985.

167 с. ; Губарева Т.Ю. Фактор адресата письменного текста. М. : Диалог-МГУ, 1996. 136 с. ;

Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М. : Наука, 1987. 264 с.

мацию в уже существующие структуры знаний. Посредством знаний схем, извлеченных из памяти, критик выводит смысл, вложенный автором первоисточника, извлекает суть действительно сказанного из того, что содержалось во входящем сообщении.

Используя язык в качестве ментального кода, интерпретатор кодирует сообщение и передает его реципиенту (читателю) в определенной социальной ситуации и контексте, руководствуясь при этом соответствующей интенцией. Читатель расшифровывает сообщение и создает свое ментальное представление, которое не обязательно должно в точности совпадать с исходным. Поэтому цель интерпретатора — использовать такие языковые структуры, которые позволяют построить задуманную модель информации у адресата.

Итак, обработка текста, его интерпретация, понимание — это не просто когнитивное, но и социальное событие, это не пассивное конструирование репрезентации языкового объекта, а часть интерактивного процесса, в котором взаимодействуют партнеры коммуникации.

Это позволяет говорить об использовании когнитивного и лингвопрагматического подходов к интерпретации текста, интеграция которых репрезентирует текст как ментальный и социальный конструкт.

Ментальное и социальное состояние личности автора Глубина осознания человеческой индивидуальности играет важную роль для процесса коммуникации, а в дальнейшем и для интерпретации текста. По словам Ю.А. Караулова, «за каждым текстом стоит языковая личность, владеющая системой языка» 1.

Научный текст следует рассматривать не только как структуру, передающую информацию о фактах внешнего мира, но и как структуру, несущую на себе «печать» личности познающего мир субъекта. Мы присоединяемся к мнению Э.Б. Погудиной, считающей, что «определенная личностность изложения присуща научной речи на любом этапе ее развития и не может быть элиминирована из научных текстов, возможно лишь уменьшение степени ее выражения от периода к периоду развития науки (и научного стиля), от жанра к жанру, от текста к тексту» 2.

Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М. : Наука, 1987. С. 27.

Погудина Э.Б. Выражение авторского «я» в немецкой научной речи (диахронический аспект) : автореф. дис. … канд. филол. наук. Одесса, 1983. С. 7.

О личностных аспектах научного языка представляется возможным в полной мере говорить при рассмотрении когнитивного (ментального) и социально-интерактивного уровней структуры языковой личности, которые возвышаются над формально-семиотическим уровнем 1. Данный подход представляется нам необходимым, так как понятие языковой личности является не только системообразующим фактором познания языка, но и открывает новые возможности и горизонты перед интерпретацией текста.

М.Г. Ярошевским разработан принцип трехаспектности, в котором научная деятельность рассматривается в системе трех координат: логиконаучной, личностно-психологической и социально-психологической 2.

По справедливому замечанию М.П. Котюровой, учет и тем более анализ научного текста в аспекте воздействия на него (проявления в нем) социального и индивидуального в их единстве в лингвистике недостаточно изучен 3. Мы ориентируем изучение текста на отражение в нем всех этих факторов.

Обращаясь к классической филологии, следует отметить, что история понятия «языковая личность» насчитывает несколько столетий.

Вильгельм Гумбольд специально разрабатывал проблему языковой личности, рассматривая последнюю как носителя единства языка и мышления 4. Языковая личность по Гумбольду многогранна 5, важнейшая ее функция — сохранение и передача духовного богатства и духовного творчества. Становление человеческой личности вообще выступает в единстве с формированием языковой личности, а не языка, взятого вне личности6.

Г.И. Богин в своем исследовании отмечает, что восходящий к В. Гумбольду подход был восстановлен и развит Ф. де Соссюром, показавшим, что langue как абстрактная система, не зависящая от индивидов, и faculte der langage как институирующая черта языковой личности суть разные стороны единого объекта. Автор отмечает также, что Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. С. 52.

Ярошевский М.Г. Структура научной деятельности // Вопросы философии. М., 1974.

№ 11. С. 97—109.

Котюрова М.П. Смысловая структура руского научного текста и ее экстралингвистические основания (функционально-стилистический аспект) : дис. … д-ра филол. наук.

Пермь, 1988. С. 95.

Цит. по : Звегинцев В.А. История языкознания XIX—XX веков в очерках и извлечениях. М., 1960. Ч. 1. С. 89.

представлением о языковой личности имплицитно оперировали уже Г. Штейнталь, В. Вундт, А.А. Шахматов 1.

Развернутую концепцию языковой личности представил В.В. Виноградов, пошедший в ее трактовке за Бодуэном де Куртенэ. В.В. Виноградов писал, что Бодуэна де Куртенэ «интересовала языковая личность как вместилище социально-языковых форм и норм коллектива, как фокус скрещения и смешения разных социально-языковых категорий» 2.

По В.В. Виноградову языковая личность может трактоваться как «коллективная языковая личность» и как «индивидуальная языковая личность». Последней свойственно «личностное говорение», отличающееся от коллективного, социально распространенного, но не порывающее с ним. При сильном развитии «индивидуальной языковой личности»

«социальное ищется в личностном через раскрытие всех структурных оболочек языковой личности» 3.

На современном этапе языковая личность успешно исследуется в рамках деятельностной парадигмы 4.

Введение понятия личности в лингвистику означает возможность говорить о том, что язык принадлежит прежде всего личности, осознающей себя и свое место в мире, свою роль в практической и когнитивной деятельности, что действительная сущность языка заключается в его понимании как способа вербализации человеческого опыта и его осознания, способа выражения личности и организации межличностного общения в процессе совместной деятельности 5. Текст (дискурс) становится объектом не психологического, а собственно лингвистического анализа, вследствие чего акценты с «внутренней структуры говорящего» 6 переставляются на структуры дискурса, которые одновременно несут определенную информацию и о самом говорящем.

Концепция личностного подхода к интерпретации критического текста, на наш взгляд, состоит в утверждении положения о том, что чеЦит. по : Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов : дис. … д-ра филол. наук. Л., 1984. С. 8.

Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность ; Сусов И.П. Личность как субъект языкового общения // Личностные аспекты языкового общения. Калинин : Изд-во Калинин. ун-та, 1989. С. 9—16 ; Личностные аспекты языкового общения. Калинин : Изд-во Калинин. ун-та, 1989. 161 с. ; Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Б.А. Серебрянников [и др.]. М. : Наука, 1988. 216 с. ; Язык и личность : сб. ст. / Ин-т рус.

яз. АН СССР. М. : Наука, 1989. 211 с.

Сусов И.П. Личность как субъект языкового общения. С. 9—10.

Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. С. 25.

ловеческая личность обладает способностью отражать через структуры текста, с одной стороны, ментальное, психическое состояние, с другой стороны — социальное состояние. Данное разграничение признается нами условным и считается целесообразным в рамках настоящего исследования.

В защиту данной точки зрения выступают представители различных областей языкознания. Так, Дж. Р. Серль в рамках предлагаемой им концепции «интенциональных состояний» считает, что речевой акт необходим для выражения соответствующего интенционального состояния. Интенциональное состояние понимается им как направленное на объекты и положение дел ментальное состояние личности 1. Согласно сложившейся традиции в данной концепции выделяются соответственно репрезентативное содержание и психологический модус личности 2.

Ментальное состояние личности мы раскрываем через понятие «когнитивный стиль». Когнитивный стиль определяется «как предпочитаемый подход к решению проблемы, характеризующий поведение человека относительно целого ряда ситуаций и содержательных областей не вне зависимости от индивидуального уровня индивида, его «компетенции» 3. Когнитивный стиль рассматривается также как стиль репрезентирования, связываемый с типами личности. Различные когнитивные структуры, используемые мышлением, характеризуются двойной ролью — когнитивной и аффективной, и могут соотноситься с конкретными видами аффектов и чувств.

Нередко ментальные способности считаются автономными и отделенными от таких явлений сознания, как чувства и эмоции. Однако многие исследователи не разделяют этого мнения и указывают на роль эмоции в когнициях 4.

Применительно к критическому тексту когнитивный стиль автора актуализируется в стратегиях обработки информации и ее оценки. Автор такого текста предпочтительным для себя способом интерпретирует текст, определяет его структуру (описание, аргументацию, полемику и т. д.). В этом смысле когнитивный стиль — это комплекс вербально Серль Дж.Р. Природа интенциональных состояний // Философия. Логика. Язык. М. :

Прогресс, 1987. С. 96.

Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания. М., 1994. № 4. С. 27.

Danes F. Cognition and emotion in discourse interaction: A preliminary survey of the field // Preprints of the plenary session papers of the 13-th international congress of linguists. B., 1987. Р. 272—291.

реализуемых когнитивных процедур обработки знаний 1, стратегия обработки информации и ее оценка 2.

При интерпретации текста важным представляется анализ соотношения «смысл — структура личности», позволяющий приоткрыть некоторые интересные стороны функционирования и единицы общения (текста), с одной стороны, и построения процесса общения в целом — с другой 3.

Смысл принадлежит мыслительной сфере и определяется ментальным состоянием личности. Построение смысла коммуникативной единицы отражает различные функциональные составляющие личности говорящего.

В концепциях представителей функциональной грамматики также признается, что черты языкового отражения «психологии говорящего»

имеют отношение и к смысловой основе выражаемого содержания 4.

Динамика формирования речевого смысла проявляется во взаимном перекодировании мыслительных структур, во взаимодействии намерений говорящего и реакции слушающего при участии «фоновых знаний»

и ситуативной информации с точки зрения говорящего и слушающего 5.

Следующий аспект — выражение социального состояния личности говорящего репрезентируется в критическом тексте благодаря ролям, в которых эта личность проявляется. Представители в области социальной коммуникации, выделяя в содержании коммуникации три крупные категории информации — когнитивную, индексальную, регулятивную, считают, что «индексальная информация сообщает о психологическом и социальном статусе говорящего — о его личности, свойствах, склонностях и эмоциональном состоянии — и помогает обрисовать его отношение к себе и к другим и определить роль, которую он сам отводит себе как участник интеракции» 6.

Т. ван Дейк утверждает, что дискурс служит «самопредставлению»

говорящего (a means of selfpresentation) 7. Релевантным параметром для «самопредставления» является ситуация в контексте социальной жизнедеятельности определенной этнокультурной общности с присущими для Leech G., Short M. Style in function: A linguistic introduction to English functional prose. L., 1984. Р. 35.

Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. С. 295.

Тарасова И.П. Структура смысла и структура личности коммуниканта // Вопросы языкознания. М., 1992. № 4. С. 103.

Бондарко А.В. К интерпретации понятия «смысл» // Словарь. Грамматика. Текст.

М., 1996. С. 17.

Цит. по: Белл Р.Т. Социолингвистика: цели, методы и проблемы : пер. с англ. М. :

Международные отношения, 1980. С. 102.

Dijk T. A. van. Dialogue as Discourse and Interaction // Handbook of Discourse Analysis.

Vol. 3 : Discourse and Dialogue. L. : Academic. Press, 1985. Р. 4.

нее конвенциями, нормами, оценками и складывающийся в рамках данной ситуации тип социальных отношений между ролеисполняющими коммуникантами с их знаниями, желаниями, намерениями 1.

С лингвистической точки зрения роль предстает как возможный и допустимый репертуар языковых средств применительно к различным ситуациям общения. Носители языка в основном владеют речевыми средствами, адекватными каждой роли, в которых они регулярно появляются, что позволяет им вести себя таким образом, чтобы соответствовать ожиданиям партнера по коммуникации.

С социологической точки зрения роли предстают как общественнообусловленные, например, в нашем случае: рецензент — автор; рецензент — читатель; автор — читатель.

В конкретном критическом тексте актуализируется межличностность. С одной стороны, интерпретатор (критик) оперирует не произвольным набором истолкований, а тем, который ему диктуется автором первоисточника. Взаимодействие их намерений устанавливает шкалу оценок личности интерпретатора, на одном полюсе которой те, кто легко принимает в качестве бесспорных все возможные намерения автора первоисточника, а на другом — те, кто воспринимает чужую речь сверхкритично и отстраненно. Соответственно эмпатия может состоять либо в принятии точки зрения критика, либо в принятии намерений первичного автора в качестве аксиомы. С другой стороны, при интерпретации автор критического текста одновременно рассчитывает на определенную модель адресата, которая влияет на социально-этикетную сторону речи. В соответствии с основным принципом, названным В. Грайсом «принципом сотрудничества», предъявляются особые требования говорящего по отношению к адресату (максима количества, качества, отношения, манеры) 2. Вероятно, можно утверждать, что ментальная обработка информации происходит в какой-то мере под давлением адресата.

Dijk T. A. van. Textwissenschaft. Iene interdisziplinre Einfhrung. Deutsche Ausgabe.

Tbingen : Max Niemeyer Verlag, 1980. Р. 70—98.

Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. Литературы и языка. 1981.

Т. 40, № 4. С. 358.

В процессе общения и у говорящего, и у слушающих есть свои цели, намерения, мотивы, согласно которым участники коммуникации могут исполнять определенные функции или роли. Однако нравы, обычаи, правила хорошего тона, этикет, условность предписывают и регламентируют содержательные черты поведения при исполнении личностью любой роли. Следовательно, тексты ограничены заданными параметрами ситуации. Поэтому, чтобы понять текст, мы должны связать его прагматическую функцию с общими интерактивными ограничениями, детерминированными социальной ситуацией.

Итак, ведущую роль при создании и интерпретации текста, в том числе и научного, играет ментальное и социальное состояние личности в их единстве и взаимосвязи, что определяет подачу и представление информации, особенности ее расположения и структурации. Соответственно ментальному и социальному состоянию в личности коммуниканта логичным представляется вычленение в структуре личности Я интеллектуального, Я социального, Я эмоционального, которые объединяются в Я речемыслительное 1.

Я эмоциональное (психологическое) Итак, субъект расщепляется на несколько ипостасей, которые коррелируют как с различными смыслами текста, так и с различными сторонами личности коммуниканта.

Я интеллектуальное характеризуется тем, насколько свободно автор владеет ментальными операциями и ментальным кодом (языком).

Я социальное репрезентирует автора как деятеля, который вступает во взаимодействие с коммуникантами и имеет в обществе определенный социальный статус.

Я эмоциональное окрашивает ментальное и социальное состояние личности и придает тексту субъективно-личностную «тональность».

При анализе критического текста мы будем акцентировать наше внимание на его грамматических структурах, на особенностях способов Тарасова И.П. Структура личности коммуниканта и речевое воздействие // Вопросы языкознания. М., 1993. № 5. С. 70.

построения различных типов рецензии, на вербальных компонентах, что обусловлено направленностью представляемого исследования. Следует особо подчеркнуть, что, хотя личность человека является целостным образованием, в разных ситуациях на первый план выступают различные черты. В результате личностно ориентированный анализ текста не должен каждый раз вскрывать все параметры личности, а лишь наиболее ярко проявляющиеся в данном случае.

1.2. Критический текст в сфере научной коммуникации 1.2.1. Общая характеристика научной рецензии «Информационный взрыв», в результате которого создалось явное несоответствие между информационными потребностями специалистов различных областей знания и сложившимися традиционными формами информационного обслуживания, привели к тому, что чрезвычайно активизировались информативно-реферативные научные жанры, обеспечивающие дублирование научной информации и способствующие доведению научных сведений до заинтересованного адресата.

Объектом настоящего исследования является критический текст, который занимает особое место в научной коммуникации. Научный и критический тексты исследователи обычно относят к различным видам дискурса, отмечая их особенности. Так, Р. Барт полагает,что в рамках научного дискурса происходит самоустранение ученого как адресанта ради объективности изложения 1. В критическом дискурсе, по мнению Ю. Хабермаса, излагается чаще всего субъективная критика деятельности человека и интеллектуальных (духовных) продуктов этой деятельности в разных сферах: науке, политике, искусстве 2.

Следовательно, научная критика будет проявлять в определенной степени особенности вышеназванных (критического и научного) дискурсов. В данной работе термин «критический текст» трактуется достаточно узко: анализ проводился на материале научных рецензий, опубликованных в немецкоязычных журналах: «Lebende Sprachen» (LS), «Muttersprache» (MS), «Zeitschrift fr Phonetik, Sprachwissenschaft und Kommunikationsforschung» (ZPSK), «Zielsprache Deutsch» (ZD).

Барт Р. Лингвистика текста // Лингвистика текста. Новое в зарубежной лингвистике. М. : Прогресс, 1978. Вып. 8. С. 442—449.

Habermas J. Erluterungen zum Begriff des kommunikativen Handelns // Vorstudien und Ergnzungen zur Theorie des kommunikativen Handelns. Aufl. 3. Frankfurt a/M : Suhrkamp Verl., 1989. S. 571—606.

В немецкой традиции принято различать литературную критику как научную дисциплину, или, другими словами, теорию литературы, и книжную критику, которая представлена в журналах и газетах текстами рецензий. В современной лингвистической литературе рецензия представляется как совокупность нескольких поджанров: научная и искусствоведческая рецензия или еще более дифференцированно: литературоведческая, научная рецензия и рецензия на политическую литературу 1.

Все названные поджанры рецензий относятся к критическому дискурсу, в котором представлены прежде всего информирование и оценка. Приведем в этой связи одно из самых полных определений этого жанра в статье Н.Ф. Бельчикова «Рецензия в Литературной энциклопедии»: «Рецензия представляет собой... небольшую статью, содержащую информацию о новинках художественной литературы или о новых исследованиях в области науки и критический разбор этих новинок» 2.

Речевой жанр рецензии характеризуется следующими коммуникативными интенциями:

1. Проинформировать читателя о рецензируемом произведении, то есть сообщить определенные фактуальные сведения о нем, о его создателях, особенностях оформления.

2. Дать общую оценку произведения и его различных аспектов.

3. Обосновать оценку, разъяснить, проиллюстрировать ее.

4. Оказать воздействие на читателя.

Следует отметить, что данный тип текста характеризуется сильной прагматической направленностью, под которой понимаются «осознанные, намеренные воздействующие устремления адресата, сопровождающие собственное смысловое содержание высказывания и адресованные адресату» 3. Исходя из основных интенций автора, в структуре рецензии можно выделить две части, которые тесно взаимодействуют друг с друDallmann S. Die Rezension. Zur Charakterisierung von Texttyp. Darstellungsart und Stil // Sprachnormen, Stil und Sprachkultur / Hrsg. W. Fleischer ; Linguistische Studien / Arbeitsberichte 51, Reihe A. B. : Akademie Verlag, 1979. S. 58—97 ; Zillig W. Textsorte «Rezension» // Sprache erkennen und verstehen. Akten des 16. Linguistischen Kolloquiums. Kiel, 1981. Bd. 2.

Tbingen, 1982. S. 197—208 ; Zillig W. Bewerten: die Sprechakttypen der bewertenden Rede.

Tbingen : Max Niemeyer Verlag, 1982. 317 S. ; Zhong L. Bewerten in literarischen Rezensionen. Linguistische Untersuchungen zu Bewertungstypen, Buchfrane, Bewertungsmasstben und bewertenden Textstrukturen. Bern ; Frankfurt a/M : Peter Lang Verlag, 1995. 218 S.

Бельчиков Н.Ф. Рецензия как жанр // Факт и художественный образ : межвуз. сб.

науч. тр. / Иван. гос. ун-т. Иваново, 1989. С. 143.

Наер В.Л. Прагматические аспекты английского газетного текста // Сб. науч. тр. / МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1981. Вып. 178. С. 107.

гом: информационную и оценочную. На содержательном аспекте этих понятий необходимо остановиться более подробно.

В рамках информационного потенциала следует указать на вторичность фактов, репрезентируемых в критическом тексте. Научная рецензия представляет собой «текст о тексте». Каждый из компонентов структуры такого текста (критик — критическое сообщение — читатель) включает в себя элемент вторичности. Научная рецензия как реплика-реакция на реплику-стимул, то есть первичную публикацию, включает в свою информационную структуру фактические данные первоисточника и их оценку. Рецензию можно назвать модусным высказыванием по отношению к диктуму — первичному тексту 1. Таким образом, происходит процесс наложения информационного фонда критика и первичного автора, система которого очень сложна.

Здесь мы подходим к вопросу о знаниях, которые присутствуют и оцениваются в критическом тексте, к вопросу о том, какая информация будет восприниматься читателем в качестве объективных либо субъективных знаний. Существенным по этому поводу кажется замечание А.А. Кибрика о двух видах знания в когнитивной деятельности. Пропозициональные знания — это объективные знания, которые могут быть представлены через фреймы — ситуации и объекты действительности. Оценочные знания — это субъективные знания, которые приписываются отдельным квантам пропозициональных знаний 2. Однако мы можем утверждать, что в случае совпадения нормы и ценности субъективные знания могут рассматриваться как объективные.

Оппозиция объективное/субъективное знание заменяется некоторыми исследователями оппозицией знание/мнение. Так, представитель современной эпистемической логики Я. Хинтикка приходит к выводу о несводимости друг к другу понятий мнение и знание: знание истинно с реальным из возможных миров, совпадающим с реальным, мнение — в одном из возможных миров, не обязательно совпадающим с реальным 3.

Некоторыми исследователями знание стало определяться либо как включающее в свой состав мнение, либо как содержащее общий с мнеКрасильникова Л.В. Диалогическая структура научного дискурса в жанре научной рецензии : автореф. дис.... канд. филол. наук. М. : Изд-во МГУ, 1995. С. 5.

Кибрик А.Е. Современная лингистика: откуда и куда? // Вестник Моск. ун-та. Серия Филология. 1995. № 5. С. 64.

Цит. по: Дмитровская М.А. Знание и мнение: образ мира, образ человека // Логический анализ языка: знание и мнение. М., 1988. С. 10.

нием компонент — чувство уверенности. А. Айер отмечал, что в ментальных состояниях и мнения, и знания нет различия 1.

Разграничение понятий знание/мнение проводится в данной работе для удобства лингвистического анализа текстов рецензий и выделения соответственно модуса истинностной и вероятностной оценок. Мы отличаем знание и мнение по параметру истинности, разделяя в этом отношении позицию М.А. Дмитровской, которая пишет по этому поводу:

«В случае знания имеет место истинностная оценка, в случае мнения — вероятностная» 2. Утверждение знания полностью исключает выражение неуверенности. Мнение, напротив, легко соединяется с выражением ошибки или осуществлением альтернативного положения дел. Как замечает И.Б. Шатуновский, мнение обозначает «сиюминутное», способное изменяться состояние субъекта — состояние одновременно и ментальное, и эмоциональное. Знание передает содержание постоянной, неизменяющейся области сознания — хранилища готовых, по большей части обобщенных, абстрактных ценностных суждений 3.

Противопоставление знания и мнения, конечно же, не уникально.

Истинностная и вероятностная оценки не исключают, а дополняют друг друга и в совокупности представляют общий модальный рисунок текста. Отражая явления и предметы реальности, критик одновременно оценивает их и вовлекает в свою личностную сферу. Взаимосвязи между знанием, мнением и оценками, актуализирующими их, можно показать следующим образом:

Переходя к оценочному аспекту критического текста, следует отметить его специфику: в рецензиях актуализируется оценка объекта и субъекта произведения. Аксиологическая ось размещается между полюсами «хорошо» — «плохо», включая оценочное понятие «безразлично», и строится в зависимости от шкалы ценностей, определяемой как социальной группой, так и личностью автора критического текста.

Дмитровская М.А. Знание и мнение: образ мира, образ человека. С. 18.

Шатуновский И.Б. Думать и считать: еще раз о видах мнения // Логический анализ языка: знание и мнение. М., 1988. С. 128.

Соотношение ценностей общества и отдельного индивида обычно описывается в психолингвистических работах. Для К. Клакхона, представителя этой области знания, личные ценности являются не чем иным, как индивидуальным преломлением групповых либо универсальных ценностей. Эти ценности различаются у разных индивидов интерпретацией их содержания и расстановкой акцентов. «Нет двух индивидов в одном и том же обществе, которые имели бы одинаковые ценности.

Каждый... на одном сделает более сильный акцент, чем большинство ближних, а на другом — более слабый» 1.

Сторонники отечественной психолингвистики в своей трактовке индивидуальных ценностей (ценностной ориентации) сближают их с понятиями потребности и мотива и определяют как «консервированные» отношения с миром, обобщенные и переработанные совокупным опытом социальной группы 2.

Применительно к критическому тексту можно утверждать, что ценностные ориентации личности критика складываются благодаря его социальному статусу и ассимилируются в структуру личности, где социальное Я автора занимает доминантную позицию.

Итак, информационный и оценочный аспекты присутствуют в каждой рецензии, составляя единое целое. Однако в конкретных текстах в зависимости от коммуникативной целеустановки автора для их реализации используются различные типы речевых форм.

Как правило, выделяют следующие речевые формы: 1) описание, содержанием которого является раскрытие объекта речи, перечисление особенностей его формы, состава, структуры, свойств, назначения и т. д.;

2) повествование, отражающее хронологическую последовательность явлений, процессов, событий; 3) рассуждение, которое демонстрирует определенные связи, свойства, качества, относящиеся к той или иной проблеме, и содержит в себе элементы анализа и синтеза 3. В качестве самостоятельной речевой формы рассматривается также полемика, в которой, как и в рассуждении, устанавливаются причинно-следственные отношения между явлениями 4.

Доминантной речевой формой для лингвистической рецензии является, на наш взгляд, рассуждение. Но положения рассуждения в реЦит. по: Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник МГУ. Сер. 14, Психология.

1996. № 4. С. 39.

Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. М., 1983. С. 70—71.

Кожина М.Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими. Пермь : Изд-во ПГУ им. А.М. Горького, 1972. С. 93—94.

цензии представляют собой не обычные суждения, а оценочные суждения. Такие рассуждения в логике выделяются в отдельный вид оценочных рассуждений 1. Говоря о разновидностях рассуждения, М.П. Брандес определяет два типа «рассуждающих форм». Первый из них связан с продуманностью и логической оформленностью мысли. Во втором мысль как бы «нащупывается» через сомнения, предположения 2.

Итак, рассуждение в критическом тексте может быть ориентировано либо на описание, в ходе которого последовательно раскрываются некоторые моменты содержания рецензируемого произведения и особенности его формы, либо на полемику с автором публикации, которая отмечается большей эмоциональностью, диалогичностью и субъективностью. В зависимости от того, какую позицию занимает рецензент, какой вид оценки, изложения он выбирает, нами выделены два типа рецензий-рассуждений: рецензии-рассуждения описательного типа и рецензии-рассуждения полемического типа. Данные типы не являются чистыми и могут иметь смешанные формы.

В настоящей работе мы сосредоточили наше внимание на рецензиях-рассуждениях, в которых оценка выводится на основе анализа различных ее аспектов, и функция убеждения читателя в правильности оценки критика реализуется с помощью аргументативности. Связь оценочности и аргументативности и их роль в качестве основных параметров критического текста будут рассмотрены ниже.

1.2.2. Оценочность и аргументативность как основные параметры научной рецензии Без сомнения, оценочность и аргументативность являются основными характеристиками научной рецензии. Само слово «рецензия» восходит к латинскому recensio, что означает «разбор», «оценка» 3. В языкознании ведущими направлениями изучения категории оценки являются функционально-семантическое (Е.М. Вольф, В.Н. Телия, В.И. Шаховский), функционально-стилистическое (А.Д. Швейцер, Е.С. Троянская, О.К. Кудасова, М.А. Александрова), семантико-стилистическое (Л.В. Сретенская, Т.В. Матвеева), психолингвистическое (Н.О. Золотова).

Значительный вклад в изучение оценочности речи внесло семиотическое (семантико-прагматическое) направление в лингвистике (Н.Д. Арутюнова, Ивин А.А. Основания логики оценок. М. : Изд-во МГУ, 1970. 229 с.

Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. С. 70—71.

Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А.М. Прохоров. Изд. 4-е. М. : Советская энциклопедия, 1988. 1599 с.

В.Н. Телия, Е.В. Падучева), в рамках которого была создана теория, учитывающая и интралингвистические, и экстралингвистические факторы оценки.

Дифференциация подходов к рассмотрению аргументации ограничена, так как изучение аргументативности речи в лингвистике началось сравнительно недавно. Обладая более сложной развертывающейся структурой, аргументация не лежит на «поверхности» (по сравнению с аргументацией акты оценки легко выступают как единичные). Аргументативность — это явление не системы языка, а динамики речи, то есть явление текстовое. Связующее звено между оценкой и аргументацией видится в том, что в критическом тексте реализуется процесс оценивания, который проходит по логическим ступеням аргументации.

Оценивание в рамках критического текста — есть соотношение какой-либо стороны объекта (рецензируемого произведения) с основанием ценности. Основание и субъект являются наиболее важными компонентами оценки, рассматриваемой в коммуникативной лингвистике.

«Под основанием оценки мы понимаем ту позицию или те доводы, которые склоняют субъектов к одобрению, порицанию или выражению безразличия в связи с разными вещами...» 1, в то время как «под субъектом некоторой оценки понимается лицо, приписывающее ценность некоторому предмету путем выражения данной оценки» 2.

Поскольку оценивание (приписывание ценности) — процесс субъективный, то он может характеризовать языковую личность и актуализировать ее составляющие (Я интеллектуальное, Я социальное, Я эмоциональное).

Вопрос о разделении оценки на рациональную и эмоциональную также важен для определения соотношения оценочности и аргументативности в критическом тексте. Такое деление, конечно, условно.

Ш. Балли отмечал, что человеческая мысль постоянно колеблется между логическим восприятием и эмоциями, и чаще всего мысль складывается одновременно из логической идеи и чувства 3. В.И. Шаховский также говорит о невозможности выделения чисто эмоциональной оценки, потому что это противоречит фактам языка и методологическому тезису о единстве рационального и эмоционального в языке: оценка не существует без рационального 4. Бесспорным представляется высказывание Н.А. Лукьяновой о том, что в эмоциональной оценке есть доля Ивин А.А. Основания логики оценок. С. 27.

Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955. С. 182.

Шаховский В.И. Эмотивный компонент значения и методы его описания : учеб. пособие. Волгоград, 1983. С. 7.

и интеллектуальной оценки, а интеллектуальная оценка способна приобретать в речи эмоциональную окраску 1.

В последних работах исследователей все более определенно находит отражение дифференциация этих оценок. На категориальном уровне в тексте это выражается в разграничении и выделении категории оценки и категории тональности (эмотивности, экспрессивности) 2. Поле тональности содержит в себе психологическое самораскрытие автора, обладающее по закону эмоционального выражения эффектом усиленного воздействия на адресата текста 3.

В научном тексте рациональная оценка выражается открыто, получает достаточно разнообразное и в то же время стандартизированное выражение. Но это не означает, что научная коммуникация лишена эмоций. Эмоциональная оценка, на наш взгляд, имеет прямое отношение к индивидуальности автора (рецензента). Так, по свидетельству М.Н. Кожиной, степень авторских индивидуальных речевых отклонений зависит от характера научного произведения и достигает максимума в тех научных работах, которые связаны с необходимостью критического обзора литературы и непременно требуют выражения оценки, определенной авторской позиции 4.

Научная рецензия, будучи одним из самых «индивидуальных»

научных жанров, демонстрирует не только стройную логическую аргументацию, но и эмоциональное воздействие на адресата. Мы присоединяемся к концепции ученых, считающих, что с лингвистической точки зрения все оценки являются рациональными; эмоциональная оценка выделяется на основе выражения в языковой оценке надоценки — добавочной информации о говорящем в процессе оценивания 5.

Деление на эмоциональное и рациональное проводится и в отношении аргументации, что дает возможность ее сопоставления с оценкой.

Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: проблемы семантики. Новосибирск, 1986. 227 с.

Матвеева Т.В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий: синхронносопоставительный очерк. Свердловск : Изд-во Урал. ун-та, 1990. 168 с ; Янелюнайте С.С.

Грамматические средства выражения эмотивности в тексте : автореф. дис. … канд. филол.

наук. М., 1985. 17 с.

Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. М. : Наука, 1986. 144 с.

Кожина М.Н. К проблеме экспрессивности научной речи // Исследования по стилистике. Пермь, 1971. Вып. 3. С. 28.

Арутюнова Н.Д. Аномалии и язык (к проблеме языковой «картины мира») // Вопросы языкознания. М., 1987. № 3. С. 3—19 ; Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц.

Аргументация «...охватывает не только сферу логического... Аргументатор задается целью не только доказывать, но и убеждать в истинности своего тезиса, в своей правоте. Здесь и пересекается сфера логического со сферой психологического. Создание соответствующего убеждения у слушателя, оппонента, разумеется, не является простой задачей....

аргументатор прибегает к арсеналу риторического искусства, а нередко и к эмоциональной окраске своих аргументов» 1.

При всей близости и взаимосвязях оценки и аргументации последняя представляет явление значительно более сложное и непосредственно связана с текстом, с текстообразованием. Если оценка в конечном счете реализуется готовыми средствами языка, то аргументация «выстраивается» автором всякий раз заново. В логике аргументация трактуется как способ рассуждения, в процессе которого выдвигается некоторое положение в качестве доказываемого тезиса, рассматриваются аргументы в пользу его истинности и возможные контраргументы, дается оценка основанию и тезису доказательства, равно как и основаниям и тезису опровержения (антитезису), создается убеждение, что способствует реализации определенных программ действий 2.

Из приведенного определения видно, что в идеале аргументация должна соответствовать определенной логической структуре: тезис/антитезис — аргумент/контраргумент — вывод. Но данная схема предполагает все возможные структурные и семантические трансформации в зависимости от выполнения текстом конкретных функций. Функции критического текста (информирование, оценка, убеждение) реализуются с помощью процесса аргументации в большинстве проанализированных рецензий. Процесс аргументации в таком тексте — это синтез установления знания и убеждения, оценочности, побуждения к действию участников научной коммуникации. Все это позволяет говорить о рациональной и эмоциональной семантике критического текста и его социальном аспекте.

В проанализированных нами рецензиях предпочтение отдается информированию и ценностному ориентированию. Эта смена приоритетов влечет за собой и изменение соотношения аргументации и оценки: вероятно, оценочность должна рассматриваться как необходимый элемент аргументирования. Последнее же, благодаря функции Брутян Г.А. Аргументация (общая характеристика) // Вопросы философии. 1982.

№ 11. С. 46.

Брутян Г.А. Аргументация. Ереван : Изд-во АН Арм. ССР, 1987. С. 7.

убеждения, будет занимать при интерпретации критического текста доминирующую позицию.

1.3. Ментальный модус — интерпретационный компонент Термин «модус» впервые был использован в лингвистике Ш. Балли 1.

Французский ученый рассматривал особенности выражения модуса и диктума в высказывании. Полагают, что разделение общего содержания предложения (высказывания) на модус и диктум явилось следствием принятия дихотомии предложения как элемента языковой системы, которая опирается на введенное Ч. Пирсом в классификацию знаков различия между «леги-знаком» (legisign), обладающим «природой общего типа», и его воплощением в «син-знаке» (sinsign) как «индивидуальном объекте или событии». В конечном счете две стороны единого значения предложения-высказывания соответствуют двум основным функциям языка:

дескриптивной, или репрезентативной, отражающей аспект использования языка, который связан с «объективированием предметной области»), и коммуникативной, представляющей язык как средство социального общения 2.

Как полагает автор теории актуализации Ш. Балли, «представления»

существуют объективно и «виртуально», они есть «чистое порождение ума», тогда как «психическая реакция» является актом субъективного реагирования на представления, его осознанием и превращением в объект мысли и позволяет выразить суждение о некотором факте, дать ему ту или иную эмоциональную оценку или указать на степень уверенности «мыслящего субъекта» (говорящего) в соответствии с представлением о действительном положении вещей. Логическая форма, лежащая в основе эксплицитного выражения мысли, состоит из двух частей: та часть, которая «коррелятивна представлению», образует диктум предложения, вторая, «без которой вообще не может быть предложения», содержит «выражение модальности», коррелятивной операции, производимой мыслящим субъектом 3. Эта идея находит выражение и различную интерпретацию не только в лингвистике, но и в семиотике, логике и психологии 4.

В лингвистике модус изучался на уровне высказывания, при этом основное внимание уделялось формам модуса (эксплицитной и имплиБалли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка.

Цит. по: Зеленщиков А.В. Пропозиция и модальность. СПб., 1997. С. 99.

Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. С. 44.

цитной) и «репертуару» средств его выражения в предложении 1. Как отмечает В.Г. Гак, «вопрос о номенклатуре категорий модуса остается открытым и нуждается в дальнейших исследованиях» 2.

На уровне текста важно остановиться на вопросе о сущности модуса и его отношении к модальности. В определении модуса мы придерживаемся концепции Э. Верлиха, согласно которой модус — это комплексная категория, «способ видения» (Sehensweise) субъектом фактов и явлений окружающей действительности. При этом различаются три главных модуса: фактический модус (говорящий обозначает предметы или явления как существующие в действительности, используя аффирмативные предложения), негативный модус (говорящий через выбор отрицательных предложений отказывает предметам или явлениям в существовании) и предположительный модус (говорящий через утверждение или отрицание предложений, а также через модальные глаголы can, could, may, must передает сомнение, предположение) 3.

Содержанием модуса является языковое выражение психических переживаний, связанных с объективной реальностью. Модусные события отражают факты «несубстациональной действительности... рефлексии говорящего по поводу другого события...» 4. Интегральная природа модуса в современной лингвистике понимается как комплекс смыслов, идущих от говорящего и отражающих то, что говорится в диктуме, кем, когда, кому, с какой целью и в каких условиях.

Мы считаем целесообразным широкое рассмотрение модуса. Наше понимание модуса выходит за рамки логико-понятийного подхода к модальности предложения, так как собственно речевой, функциональный аспект языка оказывается в известном смысле богаче плана понятийно-логического, рассматриваемого при характеристике модальности обычно лишь в аспекте структуры (системы) языка. Для грамматикоФреге Г. Мысль: логическое исследование // Философия, логика, язык / под общ.

ред. Д.П. Горского и В.В. Петрова. М. : Прогресс, 1987. 331 с. ; Моррис Ч. Знаки и действия // Семиотика / под общ. ред. Ю.С. Степанова. М., 1983. С. 186—245 ; Бюлер К. Теория языка: репрезентативная функция языка : пер. с нем. / под общ. ред. и коммент. Т.В.

Булыгиной. М. : Прогресс Универс., 1993. 501 с. ; Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17 : Теория речевых актов /под общ. ред. Б.Ю. Городецкого. М., 1986. С. 22—129 ; Серль Дж. Что такое речевой акт? // Там же. С. 151—169.

Шиукаева Л.В. Функционирование эксплицитно выраженного модуса в современных научных текстах : автореф. дис.... канд. филол. наук. М., 1982. 18 с.

Гак В.Г. О категориях модуса предложения // Предложение и текст (ром. яз.) : сб.

науч. тр. / МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1983. Вып. 219. С. 21.

Werlich E. Typologie der Texte: Entwurf eines Textlinguistischen Modells zur Grundlegung einer Textgrammatik). Heidelberg : Quelle und Meyer, 1975. S. 54.

Колосова Т.А., Черемисина М.И. О терминах и понятиях описания семантических и синтаксических единиц // Синтаксис и лексическая семантика. Новосибирск, 1986. С. 23.

стилистического рассмотрения языковых явлений логико-понятийная концепция модальности недостаточна, поскольку она не учитывает многообразия факторов, проявляющихся в речи (психологических, социальных и т. д.).

Проблеме модальности посвящено много работ, в которых вопрос о сущности и границах данной категории решается по-разному 1. Однако в нашей работе мы не ставим задачи обзора различных точек зрения по проблеме модальности, а в связи с конкретными целями исследования ментального модуса обращаемся к отдельным положениям лингвистики, которые разъясняют вопрос соотношения «модус — модальность». Многие лингвисты предлагают узкое понимание модальности, при этом различая «объективную» и «субъективную» модальность. Разногласия в определении этих аспектов связаны с тем, что категория модальности долгое время рассматривалась в рамках отдельных предложений, не включенных в текст.

Оправданным представляется мнение тех лингвистов, которые трактуют модальность как субъективно-объективную категорию на том основании, что всякий акт мысли, выражением которого является предложение, не только отражает объективную действительность, но и содержит определенное отношение к этим отражаемым в нем объективным связям 2. Как замечает И.Р. Гальперин, существует тонкое, едва уловимое различие между субъективной модальностью и объективной характеристикой фактов, событий, персонажей, их поступков 3.

Несомненно, модальность текста всегда носит субъективный характер, так как оценка реальности или нереальности задается самим отправителем. Автор текста может оценивать степень реальности при полной уверенности в достоверности утверждаемого либо при различных оттенках сомнения. Эти оценки не исключают, а дополняют друг друга и образуют общий модальный фон текста. Разграничить оценку на два Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. 2-е изд. Л., 1941. 620 с. ; Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка ; Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М. : Учпедгиз, 1956. 511 с. ; Шведова Н.Ю. О долженствовательном наклонении // Синтаксис и норма. М. : Наука, 1974. С. 107—121 ; Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Избранные труды:

Исследования по русской грамматике. М. : Наука, 1975. С. 53—84 ; Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М. : Наука, 1985. 228 с. ; Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. М., 1988. 341 с. ; Зеленщиков А.В. Пропозиция и модальность.

Адмони В.Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. М. : Изд-во лит.

на иностр. яз., 1955. 399 с.

Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М. : Наука, 1981.

139 с.

момента — сомнение и уверенность — иногда оказывается довольно трудно. Уместно привести высказывание Л.В. Щербы о том, что в языке «…ясны лишь крайние случаи. Промежуточные же в самом первоисточнике — в сознании говорящих — оказываются колеблющимися, неопределенными. Однако это-то неясное и колеблющееся и должно больше всего привлекать внимание лингвиста, т. к. здесь… мы присутствуем при эволюции языка» 1.

В своей книге «Грамматика текста» О.И. Москальская отмечает, что «контекстное окружение обычно рассматривалось при изучении модальности как фон, позволяющий лучше понять модальное значение одного предложения. Перед грамматикой текста, учитывающей все, что уже сделано грамматикой в области изучения данной категории, стоит задача посмотреть на модальность высказывания с позиций текста, осмыслить более общие закономерности, которые не даны на уровне предложений» 2.

Сказанное выше позволяет заключить, что в основе категории модальности текста «лежат универсальные категории логики, организующие рациональное сознание. На них наслаиваются оценочные и эмоционально-экспрессивные оттенки смысла. Категория модальности рассматривается нами как «всеобъемлющая категория, поглощающая целевую коммуникативную установку автора и категорию оценки» 3.

Итак, модус представляется многоаспектным явлением текста. При его анализе мы опираемся на понимание оценочной деятельности субъекта (автора критического текста), выражаемой вербально в оценке степени достоверности информации, в различного рода эмоционально-оценочных смыслах, в акцентуации информативной части текста с ориентацией на адресата сообщения. Постоянный интерес современной лингвистики к функционированию языка делает проведенное в данной работе функционально-стилистическое исследование модуса особенно актуальным.

1.3.2. Ментальный модус в критическом тексте и его типы Рассмотрев вопрос об отношении модуса и модальности, закономерным представляется анализ отношения «модус — субъект речи», так Щерба Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. Л. : Изд-во ЛГУ, 1958.

Т. 1. С. 35—36.

Москальская О.И. Грамматика текста. М. : Высшая школа, 1981. С. 117.

Тураева З.Я. Лингвистика текста и категория модальности // Вопросы языкознания. М., 1994. № 3. С. 109.

как модальность и модальный субъект в своей совокупности образуют модус 1.

Ментальный модус, который сосредотачивает субъектность познания, получил название ментального модуса, который, как отмечают исследователи, является «классическим знаком связи суждения с его автором» 2, а его сущность состоит в рефлексии субъекта над своим текущим ментальным состоянием, в выражении своего отношения к диктуму, а именно — в придании диктуму необходимой эпистемической определенности 3.

Ментальный модус идентифицирует интеллектуальную деятельность субъекта (автора критического текста) и квалифицирует сам субъект. По мнению Ш. Балли, «не может быть мысленного представления без мыслящего субъекта» 4. В результате совершения над представлением мыслительного акта представление актуализируется. Так как «функция актуализации заключается в переводе языка в речь» 5, то язык, помимо знаков «виртуальных» понятий, располагает множеством приемов — «актуализаторов», или «грамматических связей», использование которых обеспечивает превращение виртуальных понятий в актуальные 6.

По меткому выражению С.Д. Кацнельсона, «естественным центром речевой ситуации является говорящий субъект», а модальность высказывания (и шире — текста) — основной категорией, характеризующей субъект речи 7. Нетрадиционным представляется выделение в рамках модальных отношений «социально-психологического аспекта, который актуализирует, во-первых, ценностную ориентацию субъекта речи и, во-вторых, его лично значимые проявления 8. Ценностная ориентация раскрывает оценку деятельности с точки зрения ее ценности для общества. Личная значимость представляется как оценка собственной деятельности с точки зрения ее значимости для самого автора и проявляется прежде всего в Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. С. 46.

Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. С. 120.

Рябцева Н.К. Ментальный модус от лексики к грамматике // Логический анализ языка: ментальные действия. М. : Наука, 1993. С. 51.

Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. С. 47.

Зеленщиков А.В. Пропозиция и модальность. С. 103.

Цит. по: Лапп Л.М. Интерпретация научного текста в аспекте фактора «субъект речи» (на материале анализа русской научной литературы) : дис. … канд. филол. наук.

Пермь, 1988. С. 132.

эмотивном аспекте научного текста 9. Указанные аспекты выражаются через оценочно-характеризующие значения категории модальности.

Исходя из положения Г. В. Колшанского о том, что в основе ситуации, представленной любым текстом, лежит познавательный акт, обязательно включающий оценочный компонент 1, можно заключить следующее: в рассматриваемом нами критическом тексте в полной мере представлены эпистемическая (познавательная) и аксиологическая (оценочная) сферы, которые в своей совокупности принадлежат ментальному модусу. Опираясь на понятие ментального модуса и используя его в качестве интерпретационного компонента текста, можно воссоздать личность автора критического текста — его тезаурус, ценностно-ориентационную шкалу.

Итак, мы подходим к вопросу о типах модуса, которые должны представить ментальный модус наиболее полно. В языкознании существуют различные классификации модусов (модальные рамки, модальные аспекты, модальные предикаты), в которых тип модуса определяется семантикой образующего предиката. Исследователями выделяются перцептивная, ментальная, реактивная, волитивная, речевая модусные рамки, рассматриваемые в системе коммуникативных регистров, понимаемых как подача информации в определенной модусной рамке. В.Г.

Гак рассматривает речевой модус по классификации модальных предикатов 2. В.В. Казаковская называет метакатегории, актуализационные, квалификативные, социальные категории (или аспекты) модуса 3. Н.К. Рябцева определяет интенсиональный, интенциональный, операциональный и коммуникативный модусы, которые могут иметь эксплицитную и имплицитную формы 4. Е. Верлих рассматривает модус как коммуникативную категорию 5.

В нашем исследовании мы пытаемся показать реализацию ментального модуса в критическом тексте и сделать акцент на его интерпретационной роли. Принимая во внимание, что в данном тексте аксиологиТам же. С. 135.

Цит. по: Лапп Л.М. Интерпретация научного текста в аспекте фактора «субъект речи». С. 132.

Гак В.Г. О логическом исчислении семантических типов пропозициональных глаголов // Пропозициональные предикаты в логическом и лингвистическом аспекте. М. :

Наука, 1987. С. 38—70.

Казаковская В.В. Способы выражения авторства в структуре предложения : дис....

канд. филол. наук. М., 1996. С. 28.

Рябцева Н.К. Ментальный модус от лексики к грамматике. С. 51—57.

Werlich E. Typologie der Texte: Entwurf eines Textlinguistischen Modells zur Grundlegung einer Textgrammatik. Heidelberg : Quelle und Meyer, 1975. 140 S.

ческий аспект доминирует, мы выделяем ментальный модус оценки, вычленяя в нем сферы истинностной, вероятностной, эмоциональной оценок. При этом мы опираемся на классификацию Н.Д. Арутюновой, выделяющей модусы полагания, сомнения и допущения, истинностной оценки, знания, незнания, аксиологической оценки 1.

Рассматривая модус истинностной и вероятностной оценок отдельно, мы ориентируемся на когнитивный признак — степень истинности сообщаемого 2. Т. Гивон нетрадиционно называет в качестве видов эпистемической модальности: презумпцию (сказанное считается истинным по определению, по соглашению собеседников), реальное утверждение (говорящий имеет серьезные основания считать сказанное истинным), ирреальное утверждение (говорящий сомневается в истинности сказанного), отрицательное утверждение (говорящий аттестует сказанное как ложное). При этом отмечается, что между эпистемической и геонтической модальностью нет непроходимой границы 3. Подчеркнем, что именно субъективный фактор ментального модуса сглаживает в тексте четкие различия между достоверными и проблематичными суждениями.

С одной стороны, в психологическом плане достоверное знание характеризуется отсутствием сомнений в правильности суждения 4, с другой стороны, разветвленные системы синонимических средств позволяют выразить оценку достоверности содержания мысли с учетом тончайших нюансов 5. Поэтому нельзя отрицать интерференцию модуса истинностной и вероятностной оценок в тексте, которая обусловлена прагматическими и коммуникативными интенциями автора.

Модус истинностной оценки актуализирует непосредственный взгляд субъекта на воспринимаемые, имеющие объективный статус предметы, явления, события. Модус вероятностной оценки актуализирует более или менее аргументированное мнение, гипотезу, которые будут верны с большей или меньшей вероятностью.

В пределах рассматриваемой проблемы интересно обратить внимание на связь, которая существует между ментальным и эмотивным модусами. Как известно, «эмоции имеют под собой когнитивную основу:

они базируются на знаниях и предположениях. Когнитивный компонент Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. С. 120—128.

Бондарко А.В. К интерпретации понятия «смысл» // Словарь. Грамматика. Текст.

М., 1996. С. 146.

Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. 2-е изд. М. : Высшая школа, 1987. 271 с.

Котюрова М.П. Эволюция выражения связности речи в научном стиле XVIII— XX вв. / Перм. гос. ун-т. Пермь, 1983. 80 с.

в них первичен относительно эмотивного» 1. Не случайно когнитология как наука о структуре знаний, их формировании тесно связана с эмотологией — наукой о вербализации, выражении и коммуникации эмоций.

Среди проблем, названных в числе приоритетных в рамках лингвистики эмоций, актуальной для настоящего исследования является эмоциональная окраска критического текста.

Модус эмоциональной оценки актуализирует эмоционально окрашенное и обладающее побудительной силой отношение автора к фактам и явлениям познавательного процесса. Эмоции участвуют в познании, но они ему нерядоположены. Эмоциональная оценка сопровождает истинностную и вероятностную; при переходе от гипотезы к истине в процессе познания происходит «побледнение» эмоциональной оценки.

При интерпретации критического текста важно иметь в виду двойную — потребностями автора текста и ситуацией — обусловленность эмоцией. Автор критического текста как языковая личность отражает не механически все подряд, а пристрастно, только то, что необходимо в данный момент или по каким-либо причинам представляется ценным 2.

Через модус эмоциональной оценки возможно выявление ценностных координат личности.

Эмоции ситуативны. В. Эдмонсон справедливо замечает, что они касаются не столько того, как их выражать, сколько того, в каких условиях это средство разрешено 3. Анализируя специфику модуса эмоциональной оценки в критическом тексте, мы рассматриваем проявление социальных (общих) и индивидуальных (единичных) свойств сознания творческой личности ученого в единстве 4.

Используя модусы истинностной, вероятностной и эмоциональной оценок в качестве интерпретационного компонента критического текста, мы ориентируем анализ текста в системе социально-интеллектуального аспекта, актуализирующего ценностную ориентацию автора, эмоционально-личностного аспекта, актуализирующего эмоциональную окраску критического текста, и логико-научного аспекта, эксплицирующего логичность и информационную насыщенность данного типа текста.

Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. С. 112.

Язык и эмоции : сб. науч. тр. Волгоград : Перемена, 1995. С. 12.

Котюрова М.П. Смысловая структура руского научного текста и ее экстралингвистические основания (функционально-стилистический аспект) : дис. … д-ра филол. наук.

Пермь, 1988. С. 95.



Pages:   || 2 | 3 |
 
Похожие работы:

«Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев Рязань, 2010 0 УДК 581.145:581.162 ББК Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев. Монография. – Рязань. 2010. - 192 с. ISBN - 978-5-904221-09-6 В монографии обобщены данные многолетних исследований автора, посвященных экологии и поведению домового и полевого воробьев рассмотрены актуальные вопросы питания, пространственного распределения, динамики численности, биоценотических...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«УДК 339.94 ББК 65.7. 65.012.3. 66.4(4/8) В 49 Выпускающий редактор К.В. Онищенко Литературный редактор: О.В. Яхонтов Художественный редактор: А.Б. Жданов Верстка: А.А. Имамгалиев Винокуров Евгений Юрьевич Либман Александр Михайлович В 49 Евразийская континентальная интеграция – Санкт-Петербург, 2012. – с. 224 ISBN 978-5-9903368-4-1 Монография содержит анализ многочисленных межгосударственных связей на евразийском континенте — торговых, инвестиционных, миграционных, социальных. Их развитие может...»

«В.М. Фокин ТЕПЛОГЕНЕРАТОРЫ КОТЕЛЬНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 В.М. Фокин ТЕПЛОГЕНЕРАТОРЫ КОТЕЛЬНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 УДК 621.182 ББК 31.361 Ф75 Рецензент Доктор технических наук, профессор Волгоградского государственного технического университета В.И. Игонин Фокин В.М. Ф75 Теплогенераторы котельных. М.: Издательство Машиностроение-1, 2005. 160 с. Рассмотрены вопросы устройства и работы паровых и водогрейных теплогенераторов. Приведен обзор топочных и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ КАФЕДРА ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ И ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Т.Г. КАСЬЯНЕНКО СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ОЦЕНКИ БИЗНЕСА ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ББК 65. К Касьяненко Т.Г. К 28 Современные проблемы теории оценки бизнеса / Т.Г....»

«Николай Михайлов ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ ЧЕРНОМОРСКОЙ ГИДРОФИЗИЧЕСКОЙ СТАНЦИИ Часть первая Севастополь 2010 ББК 551 УДК В очерке рассказывается о главных исторических событиях, на фоне которых создавалась и развивалась новое научное направление – физика моря. Этот период времени для советского государства был насыщен такими глобальными историческими событиями, как Октябрьская революция, гражданская война, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства и другие. В этих...»

«Сергей Павлович МИРОНОВ доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии и премии Правительства РФ, директор Центрального института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова Евгений Шалвович ЛОМТАТИДЗЕ доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Волгоградского государственного медицинского университета Михаил Борисович ЦЫКУНОВ доктор медицинских наук, профессор,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Кафедра Лингвистики и межкультурной коммуникации Е.А. Будник, И.М. Логинова Аспекты исследования звуковой интерференции (на материале русско-португальского двуязычия) Монография Москва, 2012 1 УДК 811.134.3 ББК 81.2 Порт-1 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка № 2 факультета русского языка и общеобразовательных...»

«УА0600900 А. А. Ключников, Э. М. Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Чернобыль 2005 А. А. Ключников, Э. М. Пазухин, Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Монография Под редакцией Ю. М. Шигеры Чернобыль ИПБ АЭС НАН Украины 2005 УДК 621.039.7 ББК31.4 Р15 Радиоактивные отходы АЭС и методы обращения с ними / Ключников А.А., Пазухин Э. М., Шигера Ю. М., Шигера В. Ю. - К.: Институт проблем безопасности АЭС НАН Украины,...»

«С.П. Спиридонов МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ С.П. СПИРИДОНОВ МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ФГБОУ ВПО ТГТУ Научное издание СПИРИДОНОВ Сергей Павлович МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ Монография Редактор Е.С. Мо...»

«МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В. В. Афанасьев, И. Ю. Лукьянова Особенности применения цитофлавина в современной клинической практике Санкт-Петербург 2010 Содержание ББК *** УДК *** Список сокращений.......................................... 4 Афанасьев В. В., Лукьянова И. Ю. Особенности применения ци тофлавина в современной клинической практике. — СПб., 2010. — 80 с. Введение.................................»

«Е.А. Урецкий Ресурсосберегающие технологии в водном хозяйстве промышленных предприятий 1 г. Брест ББК 38.761.2 В 62 УДК.628.3(075.5). Р е ц е н з е н т ы:. Директор ЦИИКИВР д.т.н. М.Ю. Калинин., Директор РУП Брестский центр научно-технической информации и инноваций Государственного комитета по науке и технологиям РБ Мартынюк В.Н Под редакцией Зам. директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси д.г.н. Волчека А.А Ресурсосберегающие технологии в водном...»

«Министерство образования науки Российской Федерации Российский университет дружбы народов А. В. ГАГАРИН ПРИРОДООРИЕНТИРОВАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧАЩИХСЯ КАК ВЕДУЩЕЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ Монография Издание второе, доработанное и дополненное Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005 Утверждено ББК 74.58 РИС Ученого совета Г 12 Российского университета дружбы народов Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 05-06-06214а) Н а у ч н ы е р е...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОЛГОГРАДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ Н.Н.Сентябрев, В.В.Караулов, В.С.Кайдалин, А.Г.Камчатников ЭФИРНЫЕ МАСЛА В СПОРТИВНОЙ ПРАКТИКЕ (МОНОГРАФИЯ) ВОЛГОГРАД 2009 ББК 28.903 С315 Рецензенты Доктор медицинских наук, профессор С.В.Клаучек Доктор биологических наук, профессор И.Н.Солопов Рекомендовано к изданию...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожной академия (СибАДИ) МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РАБОЧИХ ПРОЦЕССОВ ДОРОЖНЫХ И СТРОИТЕЛЬНЫХ МАШИН: ИМИТАЦИОННЫЕ И АДАПТИВНЫЕ МОДЕЛИ Монография СибАДИ 2012 3 УДК 625.76.08 : 621.878 : 519.711 ББК 39.92 : 39.311 З 13 Авторы: Завьялов А.М., Завьялов М.А., Кузнецова В.Н., Мещеряков В.А. Рецензенты:...»

«Российская академия наук Институт этнологии и антропологии ООО Этноконсалтинг О. О. Звиденная, Н. И. Новикова Удэгейцы: охотники и собиратели реки Бикин (Этнологическая экспертиза 2010 года) Москва, 2010 УДК 504.062+639 ББК Т5 63.5 Зв 43 Ответственный редактор – академик РАН В. А. Тишков Рецензенты: В. В. Степанов – ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, кандидат исторических наук. Ю. Я. Якель – директор Правового центра Ассоциации коренных малочисленных народов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ Кафедра Иностранных языков Лингводидактический аспект обучения иностранным языкам с применением современных интернет-технологий Коллективная монография Москва, 2013 1 УДК 81 ББК 81 Л 59 ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ С ПРИМЕНЕНИЕМ СОВРЕМЕННЫХ ИНТЕРНЕТ ТЕХНОЛОГИЙ: Коллективная монография. – М.: МЭСИ, 2013. – 119 с. Редколлегия: Гулая Т.М, доцент...»

«Г.А. Фейгин ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА • РАЗМЫШЛЕНИЯ • ПРОБЛЕМЫ • РЕШЕНИЯ Бишкек Илим 2009 УДК ББК Ф Рекомендована к изданию Ученым советом Посвящается памяти кафедры специальных клинических дисциплин №” моих родителей, славных и трудолюбивых, проживших долгие годы в дружбе и любви Фейгин Г.А. Ф ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА: РАЗМЫШЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ. – Бишкек: Илим, 2009. – 205 с. ISBN Выражаю благодарность Абишу Султановичу Бегалиеву, человеку редкой доброты и порядочности, за помощь в...»

«ISSN 2075-6836 Фе дера льное гос уд арс твенное бюджетное у чреж дение науки ИнстИтут космИческИх ИсследованИй РоссИйской академИИ наук (ИкИ Ран) А. И. НАзАреНко МоделИровАНИе космического мусора серия механИка, упРавленИе И ИнфоРматИка Москва 2013 УДК 519.7 ISSN 2075-6839 Н19 Р е ц е н з е н т ы: д-р физ.-мат. наук, проф. механико-мат. ф-та МГУ имени М. В. Ломоносова А. Б. Киселев; д-р техн. наук, ведущий науч. сотр. Института астрономии РАН С. К. Татевян Назаренко А. И. Моделирование...»

«Министерство образования и науки РФ ТРЕМБАЧ В.М. РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ УПРАВЛЕНИЯ В ОРГАНИЗАЦИОННОТЕХНИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭВОЛЮЦИОНИРУЮЩИХ ЗНАНИЙ Монография МОСКВА 2010 1 УДК 519.68.02 ББК 65 с 51 Т 318 РЕЦЕНЗЕНТЫ: Г.Н. Калянов, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой Системный анализ и управление в области ИТ ФИБС МФТИ, зав. лабораторией ИПУ РАН. А.И. Уринцов, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой управления знаниями и прикладной информатики в менеджменте...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.