WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«КУЛЬТУРА РЕЧИ СЕГОДНЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Коллективная монография Москва, 2009 ББК 81.2-5 УДК 80 К 90 Культура речи сегодня: теория и практика: коллективная монография / сост. Дмитриевская ...»

-- [ Страница 1 ] --

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ г. МОСКВЫ

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ ОТКРЫТОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Кафедра филологического образования

КУЛЬТУРА РЕЧИ СЕГОДНЯ:

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Коллективная монография

Москва, 2009

ББК 81.2-5

УДК 80

К 90

Культура речи сегодня: теория и практика: коллективная

монография / сост. Дмитриевская Л.Н. — М.: МИОО, 2009. — 200 с.

Редакционная коллегия:

Дмитриевская Л.Н., кандидат филол. наук

;

Дудова Л.В., кандидат филол. наук;

Новикова Л.И., доктор пед. наук.

Составление: Дмитриевская Л.Н.

Коллективная монография объединила материалы Круглого стола «Состояние речевой культуры и преподавание речеведческих дисциплин в школе и вузе», проводившегося в рамках II Научнометодической конференции «Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество» 13 декабря 2008.

В монографии рассматриваются актуальные проблемы состояния речевой культуры в современном обществе, предлагаются различные методы работы по совершенствованию речевой культуры в школе и вузе, исследуется язык СМИ и некоторые другие не менее важные вопросы.

ISBN Культура речи сегодня: теория и практика

СОСТОЯНИЕ РЕЧЕВОЙ КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

РУССКИЙ РИТОРИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ

И РЕЧЕВОЕ ВОСПИТАНИЕ МОЛОДЕЖИ

Михальская Анна Константиновна (профессор Литературного института им. А.М. Горького;

доктор педагогических наук; лауреат премии имени М.А. Булгакова) E-mail: zvanka@yandex.ru Представляется, что первостепенной важностью в проблеме нормализации нашего современного языкового существования из всех дисциплин гуманитарного и — уже — филологического круга, совокупными усилиями которых только и может быть эта проблема решена, является именно современная русская риторика.

Почему это так?

Обращаясь к особенностям филологии как целой и целостной системы научных дисциплин — немногим более полутора столетий окончательно оформившихся ветвей общего двух с половиной тысячелетнего риторического древа — заметим следующее.

Само слово «филология» не столь легко этимологизируется, как это может показаться. «Филия» — необычная любовь. Не просто любовь. Не только любовь. Как показали исследования А.Ф. Лосева, в античной классике это слово означает любовьпреданность. Так эллины называли и то чувство, которое собака испытывает к своему хозяину, и ту необъяснимую привязанность, доходящую прямо до самопожертвования, что связывает человека с предметом его интереса [1]. Интереса особого, исключительного, всепоглощающего. И «логос» — не просто «слово». Для этого у греков было иное именование — «лексис». В отличие от «лексиса»

— слова как единицы языка, — Логос есть мысль, слитая с выражающим ее словом-речью, словом-действием. Логос, как отмечает А.Ф. Лосев, есть все мыслительное и все словесное, и идея, и ее словесное развитие и воплощение, взятые совокупно, целостно [2]. Но таким образом, и это главное, Логос есть сущность творящая и творческая. Так вот каково первоначальное значение Культура речи сегодня: теория и практика слова «филология»: филология есть преданность творчеству, прежде всего, конечно, словесному.

В современной сфере филологического знания из всех входящих в нее дисциплин одна только риторика сохранила и объект, и предмет, и задачи, свойственные филологии в исходном, классическом ее понимании.

Объект риторики — логос в описанном выше синкретическом и творческом значении, что отличает ее от стилистики и логики.

Предмет риторики — оптимизация публичного речевого общения — ориентирован на ключевую ее категорию — категорию риторического идеала [3]. Риторический идеал — исторически сложившаяся в культуре и функционирующая в обществе система требований и ожиданий к речи и речевому поведению — категория, представляющая речь (текст, дискурс) как эстетический предмет в процессе его становления. Этим риторика отличается от культуры речи — дисциплины, ориентированной на понятие нормы.

Далее мы постараемся показать, почему именно особенности традиционного русского риторического идеала [подробнее о специфике русского риторического идеала см.: 4] делают эту категорию, как и сам феномен, а также опирающуюся на него риторику как учебный предмет и теоретическую дисциплину, первостепенно важными в улучшении драматически сложной речевой ситуации современной России.

Посмотрим сперва, в чем мы видим неблагополучие этой ситуации, «нестроение» которой сейчас признано всеми и вот уж почти два десятилетия является общим местом.

Основных признаков этого три: русская речевая среда сегодня неоднородна, негармонична и агрессивна.

Она неоднородна, так как в обществе функционируют сейчас по крайней мере четыре различных, не соответствующих и даже противоречащих друг другу риторических идеала. Кроме того, хаотически, независимо от ситуации общения, используются шесть из семи типов речевой культуры, которые были описаны в нашем обществе конца 80-х — начала 90-х О.Ю. Сиротининой и Н.И. Толстым, и можно думать, что кроме них появились в последнее десятилетие и новые. Действуют «новый русский»

риторический идеал, соединивший признаки американского и Культура речи сегодня: теория и практика советского (многие СМИ («МК», «Известия»), думские ораторы, политики (И. Хакамада)), собственно американизированный (некоторые СМИ («Эхо Москвы», «Коммерсантъ») и бизнес), собственно советский (коммунистические СМИ, думские ораторы, политики (Г. Зюганов, Л. Слизка), традиционный русский (отдельные СМИ и программы СМИ («Народное радио» и некоторые программы канала «Культура»), некоторые публичные персоны (ученые и популяризаторы науки) и особенно Православная Церковь). В современной публичной речи наблюдаются и многочисленные «смешанные» речевые образцы, сочетающие указанные основные типы.





Для любой развитой речевой среды вполне естественна вариативность. Совершенно оправданно бытование нескольких типов речевой культуры в таком обществе, как современное российское — от элитарного до арготизирующего. Неоправданно другое — рядоположность всех этих вариантов, функционирование их в несоответствующих ситуациях и вне всякой общественной оценки. Забавно бывает наблюдать, например, разговоры в телесериалах, когда мать и дочь — носители разных территориальных диалектов: одна явно с юга, скажем, из донских краев, другая — волжанка, а то и уроженка Брянской области.

Никакой «литературно-театральной» культурной обработки речь актрис претерпеть не успела. И не успеет. Только можно ли назвать их актрисами? Исполнительницами — не более.

В хорошо действующей, «устроенной» речевой среде — логосфере — и различные риторические идеалы, и различные типы речевой культуры ценностно иерархизированы, а иные из них и нецензурны — не в формально-официальном, а в реальнокультурном смысле. У нас же складывается обоснованное впечатление, что нецензурен один-единственный вариант языка — русский литературный. Все остальное допустимо и приветствуется на самых высоких уровнях политики, в любых СМИ. Иначе невозможна была бы колоритная, но в культурном отношении В.В. Жириновского, В.С. Черномырдина, даже Б.Н. Ельцина. То же касается и средств массовой информации — от таких «серьезных», как «МК», «Эхо Москвы», «Маяк» до таких «незаметных», как Культура речи сегодня: теория и практика большинство радиоканалов FM-диапазона. О шоуменах, «шоувуменах» и других «говорящих» как Бог на душу положит, лучше умолчать.

Негармоничность русской речевой среды и состоит, на наш взгляд, в неупорядоченности ее многообразия, в отсутствии общественной оценки вариантов и отказа от всякой контролирующей деятельности со стороны общественных и государственных организаций.

Агрессивность — третья и не менее опасная черта современной русской логосферы — проявляется повседневно, всюду [5] и точно так же не контролируется, как и неуместные проявления вариативности. Обилие бранных, обсценных, иногда даже матерных выражений (или прозрачных, как атрибуты стриптизерши, эвфемизмов) на страницах прессы, в эфире есть опасный феномен, раздражающий, накаляющий общество.

Многочисленные формулы категорической моральной оценки, вообще предпочтение категорических форм высказываний, а в процессе общения, в том числе тиражируемого электронными СМИ, — постоянные грубые перебивы ведущими — слушателей и зрителей, ведущими — друг друга, именование по именам без отчеств, обращение к незнакомым на «ты»… На протяжении минувшего десятилетия культурно-речевые процессы, результаты которых сегодня нам очевидны, действовали непрерывно.

С той же непрерывностью и неумолимой определенностью проходила и реформа школьного образования. Несмотря на многочисленные конференции самого разного уровня и охвата, несмотря на мнение, выраженное вполне недвусмысленно учеными, обществом, самой школой — все же ЕГЭ с тестовыми формами их проведения, вообще замена на выходе из школы и на рубеже школы/вуза текстов — тестами, а устных экзаменов — письменными — была осуществлена.

Примкнув к Болонскому процессу и сообществу, мы упустили из виду главное. В странах Болонской системы речевая ситуация и состояние «здоровья» логосферы совершенно иные, чем в современной России, испытавшей именно в последние годы — годы встраивания в Болонскую образовательную систему — колоссальный социальный, а значит, и языковой сдвиг, чтобы не сказать — потрясение. Достаточно привести пример Франции с ее жесткой государственной языковой политикой и контролем или Великобританию, ни один политик в которой не попадет даже на трибуну областного значения, не овладев правильной и выразительной литературной, то есть социально престижной, речью.

Чем же может помочь сегодня речевому воспитанию молодежи обращение к традиционному русскому риторическому идеалу?

Этот речевой идеал обладает тремя существенными свойствами, способными улучшить ситуацию кардинальным образом, если только что разработанная современная русская риторика как учебный предмет не будет нами утеряна, а составит завершающий этап подготовки школьников по русскому языку.

Первое — мыслительная насыщенность, строгая смысловая структура, которые этот идеал предъявляет как главные требования к речи. Аппарат разработки мыслительного содержания речи и приведения изобретенных мыслей в нужную последовательность — вот содержание двух первых частей риторического канона, вошедшего в школьный учебник риторики для старшеклассников. Сегодня общественная ситуация такова:

людей много, а мыслей мало. Риторика как школьный предмет способна изменить это удручающее несоответствие гуманным путем: путем увеличения количества и, главное, качества мыслей.

Второе — сложная, этически направленная диалектика таких ключевых категорий речи, как «истина» и «правда». Высокая этика речи, взыскуемая русской речевой традицией, в этой оппозиции определяет первенство правды. Ведь правда есть истина в совокупности со справедливостью, истина не в «голом» виде — то, что «есть» (ср. у И. Ильина: «истина — есть она»), а смягченная светом добра. Замечательно сказал об этом когда-то И. Киреевский:

только по-русски истина и добро сливаются в одном великом слове.

Это слово и есть «правда».

Наконец, третье. Красота речи в русском риторическом идеале понимается не как формальная и внешняя украшенность, а как строгость мысли и четкость ее выражения, немыслимая, однако, Культура речи сегодня: теория и практика без образного, поэтического осмысления реальности. Риторическая поэтика — одна из насущных для разработки областей филологии — должна исследовать ту область речевого творчества, тот отблеск Логоса, который и делает речь не просто хорошей, но прекрасной, то есть придает ей качество эстетического предмета. Категория меры — основная категория гармонии — в русском речевом идеале является важнейшим регулятором риторически культурной деятельности.

Итак, мысль, правда, красота в их триединстве — вот основные свойства традиционного русского риторического идеала, свойства, имеющие, как кажется, серьезнейшие воспитательные и развивающие возможности, позволяющие в корне изменить сложившуюся в нашей логосфере и обществе неблагоприятную и даже опасную речевую ситуацию.

Посмотрим теперь, что же необходимо предпринять, чтобы риторическая традиция русской культуры не была прервана окончательно.

Принимая, что решение этой насущной, совершенно неотложной и важнейшей задачи — дело государства, школы и семьи, назовем следующие очевидные шаги к ее выполнению.

1. Государство, опираясь на рекомендации лингвистов, должно наконец выработать единую, научно обоснованную и последовательную языковую политику. «Что такое хорошо и что такое плохо» в современном речевом общении должно быть показано, во-первых, работой контролирующих органов-комиссий высококвалифицированных специалистов; во-вторых, личным примером отношения политиков высокого ранга к своей речи.

Включение имиджмейкерами в выступление Президента РФ по телевидению таких выражений, как «не скулить! Скулить не надо», «чтобы врубаться, надо быть в тонусе», «слышь меня, Минфин!» и пр. должно быть прекращено. Речевой имидж власти в России нуждается в коренном изменении. Псевдонародные, а на самом деле приблатненные обороты, тем более взятые прямо из языка зоны (вспомним пресловутое «мочить в сортире») — даже не вчерашний, а позавчерашний день российской политической риторики, и как таковые должны и остаться в прошлом.

Культура речи сегодня: теория и практика 2. При приеме на работу госслужащие, чиновники, общающиеся с населением, работники социальной сферы, преподаватели вузов и школьные учителя-нефилологи должны проходить специальный квалификационный устный экзамен и письменный тест по русскому языку.

3. В СМИ должен быть создан образ современного молодого человека — не только профессионального и делового, но и умеющего говорить: умно, правильно, легко, красиво и правдиво, причем делать это как в быту, так и публично. Этот образ на телевидении представлен сейчас некоторыми политическими комментаторами, но мы имеем в виду иное.

4. В школе курс риторики — самостоятельный или в составе курса русского языка — должен занять наконец подобающее ему место, особенно в старших классах.

5. Если и сохранять тестовую систему и ЕГЭ, что даже менее целесообразно, чем двадцать лет назад, когда русская речевая среда не была еще в столь пагубном состоянии, как сегодня, то основными экзаменами по русскому языку, литературе как обязательному предмету, истории и даже таким дисциплинам, как география и биология должны стать экзамены устные. По русскому языку кроме устного экзамена необходимо полноценное сочинение, причем, как это было принято в дореволюционной классической гимназии, не обязательно на литературную тему.

6. Для семейного языкового и речевого образования и воспитания необходим специальный многотиражный красочный и занимательный научно-популярный журнал, издание которого должно поддерживаться государством, а содержание — контролироваться специалистами. Весьма важна также система образовательных компьютерных мультимедийных программ и игр со звучащими образцами русского слова в исполнении специально обученных артистов. В противном случае наша молодежь, молчаливо сидящая за компьютерами, молча сдающая экзамены и применяющая для общения своеобразный, но, к сожалению, публично неприемлемый «компьютерный» письменный язык, а при необходимости как-то объясниться вслух — обиходно-бытовое Культура речи сегодня: теория и практика просторечие, насыщенное вялым и скучным матом, — наша молодежь так и останется безгласной.

ЛИТЕРАТУРА

1. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. М., 1969. С. 484–486; 491–494.

2. Лосев А.Ф. Там же. С.532–533.

3. Михальская А.К. Русский Сократ: Лекции по сравнительно-исторической риторики. М., 1996. Михальская А.К. Риторика. 10–11 классы. Учебн. для общеобраз. классов средн.школы. 4-е изд. М., 2006.

4. Михальская А.К. Практическая риторика и ее теоретические основания.

М., 1992.

5. Михальская А.К. Русский риторический идеал и современная публичная речь: К проблеме речевой агрессии \\ Вестник Литературного института им.

А.М. Горького. М., 2007, №1. С.221–229.

Культура речи сегодня: теория и практика

К ВОПРОСУ ОБ УРОВНЕ

РЕЧЕВОЙ КУЛЬТУРЫ УЧАЩИХСЯ

Меньшенина Светлана Витальевна (доцент кафедры филологического образования Московского института открытого образования, кандидат педагогических наук) E-mail: menshen@yandex.ru Речевая культура — одна из составляющих общей культуры человека. В речи отражается уровень образованности, воспитание, мировоззрение человека. Как писал П. Сопер, речь — это человек в целом. Приметой нашего времени стало резкое снижение речевой культуры и культуры поведения и общения, следствием чего является чрезвычайно низкий уровень культуры речи подрастающего поколения, что не может не тревожить лингвистов, педагогов, всех, кому небезразлично дело воспитания подрастающего поколения, судьба родного языка.

Сегодня за партами сидят те, кто в скором времени будет журналистом или политиком, юристом или педагогом. Отношение к слову, языку, речи во многом определит их общую культуру, стиль общения и, как следствие, стиль жизни.

В системе языкового образования в современной школе существует ряд проблем, что является причиной низкой культуры речи учащихся. Прежде всего, изучение родного языка в основном сводится лишь к освоению грамматики письменной речи: ее орфографических и пунктуационных норм. Гораздо меньше внимания уделяется культуре устной речи.

Вместе с тем аспект правильности речи не ограничивается лишь орфографической и пунктуационной нормой, касающейся письменной речи — он включает, как известно, и другие нормы:

орфоэпическую, морфологическую, лексическую, стилистическую.

С этим связаны многочисленные трудности и ошибки в речи школьников.

Среди старшеклассников была проведена анкета, целью которой было, во-первых, выявление отношения подростков к состоянию современной речевой культуры, во-вторых, изучение уровня владения различными нормами русского литературного Культура речи сегодня: теория и практика языка. В анкетировании приняли участие 256 человек. Уровень культуры речи в современном обществе 196 человек от общего числа опрошенных определили как низкий: «редко услышишь правильную, красивую речь, даже в СМИ много ошибок и грубости…», «уровень культуры речи низкий, как и вся культура в обществе…», «в речи много мата…». На вопрос «Считаете ли вы, что русский язык загрязнен жаргонизмами и иноязычными словами?» 185 человека ответили положительно: «да, считаю, многие иностранные слова можно и не говорить, а заменять их русскими, так как они более понятны…», «в речи многие используют жаргон, это делает речь вульгарной». В то же время на вопрос «Используете ли вы жаргонизмы в своей речи?» только 17 человек ответили отрицательно. Отвечая на вопрос об отношении к ненормативной лексике и употреблении ее в своей речи, подростки демонстрировали довольно терпимое отношение к ее использованию: «ненормативная лексика всегда была и останется в нашей речи», «она вносит разнообразие в нашу жизнь», «использую в речи, когда меня сильно выведут из себя», «употребляю нецензурную брань, чтобы меня лучше понимали…»

На вопрос «Можем ли мы как-то повлиять в лучшую сторону на лингвистическую ситуацию в стране?» 179 человек ответили отрицательно: «нет, не можем, потому что это общая ситуация», «нет, полностью лексикон изменить невозможно», «нет, на это надо много сил, времени, денег, а у людей и без того проблем навалом». Показательно, что большинство опрашиваемых никак не связывают уровень речевой культуры, отношение к родному языку с тем состоянием культуры, которое они сами же оценили как чрезвычайно низкое. Однако отношение к слову, языку, речи как части нашей культуры во многом определяется отношением к нашим традициям, морали, определяет взаимоотношения людей.

Анкета отчасти выявила и уровень культуры речи учащихся.

Большую трудность для школьников представляет норма орфоэпическая. Часто нарушаются ударения в таких словах, как звонишь, торты, начался, ободрить, облегчить, жалюзи, кашлянуть, ломоть, красивее. Типично неверное произношение слов скучно, шинель, компьютер, сессия, бытие, маневр и др.

Культура речи сегодня: теория и практика Важно при выработке правильного произношения слов параллельно работать и над нормами просодическими: правильным интонированием, темпом, логическим ударением, тембром речи, паузированием. Интонации современной молодежи отличаются монотонностью, порой откровенной развязностью, темп — чрезмерной скоростью, тембр безэмоциональностью, неумением передать настроение текста. Все эти параметры речи напрямую связаны с речевой культурой, поскольку помогают точнее передать смысл сказанного и выразить отношение к собеседнику.

Вызывает трудность грамматическая норма, где часто неверное употребление существительных множественного числа родительного падежа: помидор, банан, килограмм (вместо помидоров, бананов, килограммов), носок (вместо носков), грузинов (вместо или грузин) т.д.; прилагательных: результат более лучше (вместо результат лучше); местоимений: ихняя ситуация (вместо их ситуация) и др. Огромную трудность представляет использование в речи числительных, что проявляется в неумении определить их разряд и правильно употребить в речи. В этой связи уместно высказывание писателя И. Волгина: «Есть какая-то тайная связь между ослабевшей грамматикой и нашей распавшейся жизнью. Путаница в падежах и чудовищный разброд ударений сигнализируют о некоторой ущербности бытия. За изъянами синтаксиса вдруг обнаруживаются изъяны души.… Повреждение языка — это, помимо прочего, и повреждение жизни, неспособной выразить себя в ясных грамматических формах и поэтому всегда готовой отступить в зону случайного и беззаконного. Язык — неписаная конституция государства, несоблюдение которой ведет к гибели всякую (в том числе и духовную) власть» [1].

Во время опроса был задан вопрос и педагогам: «Ведется ли Вами на уроке работа по повышению культуры речи учеников?».

Учителя-словесники ответили утвердительно: «исправляю неграмотно построенные фразы», «учу правильно, логично построить ответ, употреблять научные термины, поправляю, если неточно использовано слово» и т.д. Однако на других предметах такая работа ведется не систематически (ответили так 63% учителей) либо не ведется вовсе (37 %). В то же время 82 % педагогов оценили речевую культуру своих учеников на 2 балла, а Культура речи сегодня: теория и практика 18 % — на 3 балла. Это еще раз подтверждает необходимость вести регулярную, последовательную работу по повышению речевой культуры школьников, причем делать это необходимо не только на предметах гуманитарного цикла, но и на всех остальных предметах, осуществляя важный педагогический принцип — единство требований.

В задании, связанном с лексической нормой, было предложено определить значения слов, которые имеют высокую степень частоты употребления в СМИ и повседневном общении:

менталитет, харизма, амбиция, импичмент, инаугурация, блокбастер, нувориш, легитимный, превентивный, импичмент, беллетристика, брифинг. Две трети опрошенных затруднились дать точное значение указанных слов, лишь треть слов определена точно в соответствии с его лексическим значением. Как известно, словарный запас человека определяет уровень его когнитивных возможностей, его способность понимать и объяснять мир. Кроме того, узость словаря ведет к неуместности словоупотребления, к штампованности, клишированности в речи, засорению ее словамипаразитами. В этом проявляется низкий уровень коммуникативной культуры учащихся, что выражается еще и в излишней увлеченности иноязычной лексикой, жаргонной, а нередко и инвективной лексикой.

Так, работа над правильностью речи должна сочетаться с требованиями к коммуникативной стороне, что делает речь говорящего наиболее эффективной. Устная речь, а также письменные работы являются доказательством того, что учащиеся имеют ограниченный запас слов, что, в свою очередь, ведет к неумению ясно выражать свою мысль, подбирать уместные речевые средства, делать речь выразительной, разнообразной.

ортологического и коммуникативного, включает в себя этический аспект. Последний является абсолютно необходимым условием обладания высокой культурой речи: человек, не уважающий своего собеседника, не умеющий располагать его к себе, не соблюдающий нормы речевого поведения, принятые в обществе, никогда не будет успешным в общении.

Культура речи сегодня: теория и практика Эта очень важная сторона речевой культуры предполагает знание норм и правил речевого поведения в разных ситуациях общения. Низкий уровень этики общения проявляется в незнании учащимися ее элементарных правил, бедности этикетных формул в этикетных ситуациях общения, которые веками складывались в нашей речевой культуре: ситуация приветствия, прощания, извинения, благодарности, приглашения и др. Без этих составляющих вряд ли можно в полной мере говорить о культуре речи подростков.

Речевая культура школьников, подростков во многом зависит от речевой культуры педагога, который в большей мере может повлиять на формирование отношения учеников к собственной речи. Однако еще одной причиной низкой культуры речи школьников является то, что не всегда речь самого педагога является образцовой. Вот данные опроса учителей. На вопрос «как Вы оцениваете свою речевую культуру?» (по 5-тибалльной шкале) никто не оценил ее уровень на «5 баллов», 78% поставили «4»

балла, остальные — «3» балла. Данные анкеты подтверждаются и на занятиях с педагогами по культуре речи. Эти проблемы ясно осознаются самими педагогами, что выражается в проявлении активного интереса к практикумам и тренингам по культуре речи.

Однако вызывает тревогу пессимистические настроения отдельных представителей учительства, неверие в то, что можно положительно повлиять на речевую ситуацию при тех негативных явлениях, которые в отношении речевой культуры мы наблюдаем повсюду: в СМИ, в навязчивой рекламе, художественных текстах, нередко в театре, на выставках. Создается агрессивная среда, в том числе речевая, в которой воспитываются наши дети. Именно безграмотности, бездуховности, вульгарности, которые обрушиваются на нас с экранов телевидения, со страниц периодической печати.

Интересен результат еще одного опроса, который был проведен среди студентов-первокурсников неязыковых специальностей одного из московских университетов. Целью опроса было выявление отношения к языку, мотивации изучения русского языка. На вопрос «Необходимо ли сегодня продолжать в Культура речи сегодня: теория и практика стенах вуза изучение русского языка?» из 304 человек положительно ответил 291. На вопрос «Для чего необходимо изучать русский язык?» 196 человек дали ответы, которые можно объединить общим мнением — для успешного построения профессиональной карьеры. Типичными стали ответы: «русский язык нужен для успешной самопрезентации», «…для умения грамотно выражать свои мысли как в устной, так и в письменной форме», «чтобы успешно строить свой имидж». 68 человек при изучении русского языка хотели бы узнать что-то новое, интересное в этой науке. Этот опрос позволяет сделать вывод о повышении мотивации к изучению коммуникативной функции русского языка, языка в его живом функционировании.

Таким образом, меняется языковое сознание современной молодежи, и это необходимо учитывать при разработке программ по русскому языку и культуре речи.

Как и другие слагаемые культуры, речевая культура воспитывается и требует постоянного совершенствования в течение всей жизни. Привить бережное отношение к своему языку, воспитать грамотного человека — задача педагога как школы, так и вуза.

ЛИТЕРАТУРА

1. Поль Л. Сопер. Основы искусства речи. — Ростов-на-Дону, 1999.

2. Волгин И. Литературная газета. 1993. № 34.

Культура речи сегодня: теория и практика

РИТОРИКА И КУЛЬТУРА РЕЧИ

В СОСТАВЕ РЕЧЕВЕДЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН

ПРЕДМЕТ РИТОРИКИ И КУЛЬТУРЫ РЕЧИ

В СОСТАВЕ РЕЧЕВЕДЧЕСКИХ

И ОБЩЕГУМАНИТАРНЫХ ДИСЦИПЛИН

Аннушкин Владимир Иванович (профессор Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина;

председатель Российской Риторической Ассоциации; доктор филологических наук) E-mail: vladannushkin@mail.ru Состояние современного общества характеризуется интенсивным развитием речевых коммуникаций. Техника рождает новые формы речевой связи, следствием чего становится появление не только новых видов и жанров общения, но и новых учебных коммуникативных дисциплин. ХХ век существенно обогатил состав наук, занимающихся речью. К ним следует отнести и культуру речи, и стилистику (практическую, функциональную), и прагматику, и речевой этикет, и психолингвистику, и лингвистику текста, и психологию общения и мн. др.

Большинство новых дисциплин, введенных в образовательный процесс в рамках общественно-политических, экономических и даже технических специальностей, имеет прямое отношение к филологии или словесным наукам. К ним придется отнести связи с общественностью (своеобразная новая риторика в области политической и деловой коммуникации, поскольку «пиар» решает проблемы убеждения и связи клиента или организации с общественной средой, проведения в жизнь проектов и решений), менеджмент и администрирование (решение деловых вопросов, как показывает содержание этих наук, речевыми средствами), различные бизнес-коммуникации и многие подобные дисциплины. Реальная речевая практика массовой информации говорит о том, что ведение пиаровских акций во время проведения парламентских или президентских выборов есть не что иное, как искусство убедительной и эффективной речи, которое всегда в Культура речи сегодня: теория и практика европейской культуре называлось риторикой, а ныне в связи с новыми тенденциями массовой культуры получает новые именования. Впрочем, подобным же образом многие авторы пишут о том, что «связи с общественностью» имели место еще в античное время, переосмысляя классические учения о речи на новый лад.

Тем не менее, если мы хотим не потеряться в истории филологических наук и речевой культуры, сегодня имеет смысл говорить именно о риторике, которая в последние 15–20 лет восстановлена в России как научный и учебный предмет, о чем свидетельствуют обширные научные исследования и преподавание в школе и вузах. Чтобы избежать некорректных толкований, определим предмет риторики, каким он представляется и в развитии русской филологической науки, и в современной теории и практике.

Дефиниции риторики включают следующие идеи:

1. Риторика — фундаментальная теория и искусство речи: в теории исследуются законы и правила построения всех видов речи современного информационного общества, а искусство понимается как определенное умение, техническая «выучка», практическая «ловкость» владеть мыслями и словами в разных ситуациях общения. Эта дефиниция восходит к классическому определению риторики К.П. Зеленецким: «предмет риторики есть речь»

[Зеленецкий 1851:1].

2. Риторика — искусство мыслить. Обучение речи в риторике всегда предполагало одновременное обучение мыслить (и мыслить нравственно), формировать мировоззрение, получать знания и выражать свою жизненную позицию в слове. Отсюда особая серьезность риторики как реального мыслеречевого творчества, выражающего позицию каждого человека в жизни. Основой риторики всегда были философия и этика, вне этой духовнонравственной основы невозможно представить и современные методики преподавания риторики или иных многочисленных речевых технологий. Без философско-этической базы обучение риторике превращается в «праздноговорение». Этим тезисам соответствуют как мысли Цицерона о связи красноречия с философией, так и положения классика русской риторики Культура речи сегодня: теория и практика Н.Ф. Кошанского о том, что «грамматика занимается только словами, риторика мыслями» [Кошанский 1829: 3].

3. Риторика — теория и практика совершенной речи:

убедительной, украшенной, уместной, эффективной, целесообразной и т.д. Все перечисленные качества могут быть взяты под сомнение, так как всякая «красивая» или «убедительная» речь может быть обращена, что называется, «во зло»… Тем не менее, каждая эпоха рождает свой риторический (коммуникативный) идеал. Поэтому возможно говорить о том, что риторика формирует через стиль речи стиль жизни. В соответствии со стремлением человека к совершенному Слову целесообразно назвать риторику учением о совершенной речи.

4. Риторика — учение о речевом воспитании личности.

Поскольку в речи выражен весь человек, риторика способствует формированию всей личности человека, прежде всего его идеологии, знаний, жизненной позиции, способности выражать и защищать свою позицию словом. Соответствие этому требованию позволяет воспитать такого человека, для которого язык (слово, уста) становятся подлинной «стеной» и «оградой», а общество, в котором он живет и трудится, становится благоденствующим вследствие правильно организованным речевым связям.

5. Риторика — учение о всех родах, видах и жанрах речи (словесности) в развитом информационном обществе. Неверно ограничивать риторику только ораторским искусством (ораторикой), современная риторика изучает все разнообразие текстов, включенных в культуру: от бытовой речи до речи средств массовой информации (курсив мой). Развитая языковая личность должна ориентироваться и владеть разными видами словесности, понимать их природу и иметь навыки общения в построении текстов.

Задача филологической науки, нормализующей общественноречевую практику, — описание и отбор текстов культуры, то есть тех текстов, которые являются образцовыми и могут быть включены в обучение, обеспечивая связь поколений и эффективную творческую деятельность общества.

Объективное место риторики и ее соотношение с другими речеведческими дисциплинами невозможно понять, не осознав истории речевых наук в России. В ХХ век Россия вступила с Культура речи сегодня: теория и практика художественной литературой, которая называлась изящной словесностью, и этот образ научного предмета (русский язык и литература) сохранился до начала третьего тысячелетия. В этом наша филологическая традиция, однако уже давно ведущие филологи отмечали парадоксальную ситуацию: реально науки, которая занималась бы практической речью, нормализующей общественно-речевую практику, не было. Между тем, заполнить эту лакуну в филологическом образовании общества пытались в разное время с разным успехом разные речевые науки.

Так, начиная с 20-х годов ХХ столетия, получает развитие предмет культура речи. Интерес к вопросам речевого искусства в двадцатые годы был особенно велик — достаточно напомнить об Институте живого слова, открытом в 1918 году, сборниках «Русская речь», многочисленных работах по ораторскому искусству (А.В. Миртов, Б. Казанский, В. Гофман и др.), где авторы стремились «учить говорить весь народ». Культура речи — чисто русский феномен, национальный термин, введенный в русскую науку в 20–30-е годы Г.О. Винокуром, В.В. Виноградовым, С.И. Ожеговым. Он отсутствует в иностранных филологиях в силу специфичности проблем, рождаемых самой конструкцией русского языка. Культура речи понималась у нас только как учение о литературной норме — и добавлять в нее идеологическосодержательные компоненты было опасно. Свидетельством тому прекращение всяких исследований по ораторскому искусству, начиная, по крайней мере, с 30-х годов.

Когда в современные вузовские программы был введен предмет культура речи, то авторы новых учебников, естественно, понимали предмет культуры речи в соответствии с традицией, в которой главным термином культуры речи считалась языковая норма. Большинство современных программ по преподаванию данной дисциплины, введенной ныне во все вузы России, ограничено нормативной тематикой. Между тем, для большинства педагогов и учащихся смысл предмета культура речи, конечно, состоит в развитии культуры языковой личности в целом, формировании образа ритора (говорящего или пишущего) как высококвалифицированного профессионала-речевика.

Культура речи сегодня: теория и практика Чтобы осуществить переход к культуре речи как учению об эффективной речи общества и личности, необходимо уяснить, что такое культура в отношении к речи и что такое общественная речь. Понятия риторика и культура сопоставляются неслучайно.

Главная идея филологии — устроение жизни и совершенствование человека через язык. Язык интересует филолога не просто как система знаков, а как перспективное приложение к его практическому применению.

В составе классических наук и искусств риторика как учение об убедительной и эффективной речи коррелируется с грамматикой («основание словесных наук» и общее учение о правильности речи), логикой (учение об истинности суждений и непротиворечивости высказываний, однако одной логики недостаточно для искусства убеждения), поэтикой (учение о художественной речи и «вымыслах», но в отличие от поэтики риторика исследует реальную прозаическую речь).

филологические (словесные) дисциплины, была словесность как учение о развитии дара слова и всей совокупности словесных произведений речевой культуры. В середине XIX века после критики революционеров-демократов и рождения «новой Науки о Слове» из риторики выделяется стилистика как учение о средствах речевого воздействия. ХХ век оставил на месте классической риторики и словесности лишь художественную литературу и предложил новый предмет — культуру речи как учение о нормах литературного языка, а в школе — аспект развитие речи.

Анализ новых теорий и дисциплин, появившихся в конце ХХ века через развитие речевых технологий, показывает, что они исторически восходят к риторике, часто затрагивают аналогичные проблемы и пользуются ее терминологией. Каждая национальная филология предлагает свой набор речевых дисциплин. Так, диктующие стиль современного общения американские научные технологии предлагают теорию коммуникации (подчас с ложной, «коммуникабельности»), предмет речь (speech) позволяет как учиться способам аргументирования и стилистического распространения речи, так и вырабатывать личный стиль с Культура речи сегодня: теория и практика продвижением в жизни собственной «темы». Сила американской филологии, а отсюда и особая влиятельность американизма как образа жизни и человеческого поведения, связана с риторикой как основой американской философии. Американский корабль при унитарности американской идеологии движется столкновениями риторических идей и позиций разных ораторов-писателей.

Обращенность к вопросам языкового образования позволила и японской нации занять главенствующие позиции в образе современного мира. Японская теория языкового существования ставила целью достижение эффективных коммуникаций в каждой сфере общественного бытия, и прежде всего в области деловых отношений — результатом такого речевого воспитания нации явилось изменение всего облика государства, интенсификация деятельности и подъем всех областей экономики.

Неудачи нашей перестройки во многом связаны с отсутствием в сознании нации идеи устройства мира через язык.

Революционные изменения в обществе невозможно начинать, не определив значения слов как главных понятий, в которые общество должно поверить.

Служа инструментом выражения мысли, орудием организации деятельности, риторика является сегодня «общей» наукой для всех интеллектуальных профессий. Идея «общности» риторики и логики для всех областей деятельности высказана еще в античности, в средневековье риторика определяется как «царица наук и художеств», поэтому и в настоящее время много говорится о профессиональной риторике, выстраивающей теории общения для разных специальностей. Основные профессии в обществе всегда были «речевыми», и воспитание специалиста строится обычно как подготовка профессионального ритора, поэтому карьеры предпринимателя, политика, дипломата, юриста, священника, педагога, военного, врача и т.д. всегда основываются профессиональной языковой личности.

Цель риторики и культуры речи — совершенствовать через стиль речи стиль жизни. Стиль жизни формируется стилем речи. В стиле речи — богатство или бедность мысли, вкус или безвкусица слова, изящество или убожество звукоизвлечения. Цель Культура речи сегодня: теория и практика преподавания риторики и культуры речи — научить анализировать и создавать все виды современной словесности.

Многие беды современного нашего Отечества в ХХ веке — от того, что слушать и различать смысл прозаических слов никто не научил. Так, в частности, рождался сладостный обман перестройки.

Экономические реформы были начаты вне словесного обеспечения.

Причина экономических неудач — в словесной необразованности и риторической неорганизованности общества.

Стиль речи создает общественный настрой. Основания такого настроя — в скрытых помыслах и страстях, в той словесной ауре, которая предлагается обществом через образцы речекультурной деятельности в СМИ, системе образования, семье и других социальных институтах. Современный человек распоясан свободой слова. Модные телеведущие искренне обсуждают проблему сквернословия, спрашивая авторитетных филологов: «не все ли равно, как сказать?..» Последние спорят о том, «равны» ли все слова, мол, все слова имеют право на существование. Слова существуют действительно, но культура состоит в том, чтобы себя ограничивать и устанавливать запреты. В новой демократической культуре оказались снятыми запреты, в том числе на отбор средств выражения. В результате запретов, многообразия слов и ситуаций, которые могут быть обслужены различными словами, человек расцветает, потому что работает над культивацией в себе человеческого начала.

Новые речевые технологии создают почву для стилевых поновлений. Типы общения в интернете, по электронной почте, мобильной телефонной связи предлагают существенно новый стиль русской речи. Эта речь не может не основываться на культурной традиции, но, сколь бы ни был новаторски и креативно настроен пользователь, он не может не опираться на факты предшествующей культуры. Что касается оценок этой «текущей деятельности»

(фильмов, песен, книг), пока не вошедшей в культуру, то они должны быть организованы с опорой на культурную традицию, понятие вкуса, элементарную этику и нравственность. Дурны не сами по себе компьютеры и телевидение, а то, как их использует человек.

Культура речи сегодня: теория и практика Ответственностью филолога в обществе создается обстановка нравственной оценки речевых поступков. Человек должен нести ответственность за произносимые слова. Именно этот особый раздел риторической науки — риторическая этика — нуждается в том, чтобы быть распространенным среди школьников и студентов.

Новое поколение всегда желало жить по-новому — решение этих культурных противоречий возможно, если «новое поколение»

основывает свои новации на знании культуры, а «консервативные»

носители (старшее поколение) умеет радостно принимать новое. И все-таки дело учителей — быть в состоянии направить вкусы молодежи. Поэтизация криминала и романтизация пороков, блатной и уголовной жизни — все это семиотический фон, на котором иные авторы пытаются сегодня сформировать стиль мысли, стиль слова, стиль жизни.

Риторика сопоставляется со множеством не-речевых наук:

профессиональная образованность всегда были и остаются интеллектуальной основой общения. Вне этики риторика становится искусством манипулирования общественным мнением.

Психология всегда соединялась с риторикой: еще Платон требовал от риторики знания «видов человеческих душ», а психология общения не может не затрагивать вопросов речевого воздействия.

Рассматривая множество сегодняшних книг по этике бизнеса, культуре делового общения, видим, что их содержание и практические советы прямо берутся из современных риторических или стилистических идей, потому что обычно касаются правил ведения делового диалога, переговоров, построения речи в тех или иных ситуациях делового общения [Кузин 2000].

В качестве примера перспективных для учебного процесса методологических идей укажем на освоение первого раздела риторического канона — изобретения мыслей на основе топосов как способов аргументирования, создания и развития содержания речи. Топика позволяет понять, что процесс создания замысла речи не стихиен, а управляется определенными возможными приемами, которые современная риторика определяет как «смысловые модели» порождения высказывания. Классический состав топосов (определение, род и вид, целое и части, свойства, причина и следствие, сравнение, пример, свидетельство и др.) позволяет учащемуся представить возможные мыслительные ходы создателя речи.

Другое толкование общих мест (топосов) как ценностных категорий, на основе которых происходит согласие с аудиторией и ее убеждение. Систематизация топосов показывает картину сегодняшних моральных и социальных ценностей, общую систему понятийных категорий, знание которых позволяет развертывать доказательство.

Русская риторика получила в последнее десятилетие фундаментальное и разветвленное развитие, которое до сих пор не было предметом научного обобщения. Попытаемся сделать это хотя бы вкратце.

В 1997 году была образована Российская ассоциация исследователей, преподавателей и учителей риторики, ежегодно проводящая международные конференции в одном из ведущих вузов страны. В 2009 году мы провели ежегодную XIII-ю Международную конференцию Риторической ассоциации, которая объединяет 16 региональных отделений и более 500 членов (см.

более подробно на сайте: http://www.rhetor.ru).

За истекшие годы можно говорить, по крайней мере, о следующих риторических научно-педагогических школах и направлениях, сложившихся в России:

1) школа Московского университета, созданная на кафедре общего и сравнительно-исторического образования акад.

РАО Ю.В. Рождественским (1926–1999), продолженная трудами проф. А.А. Волкова — см. библиографию в работе Ю.В. Рождественского «Теория риторики»;

Ипполитова Н.А. и др.) — см. прежде всего учебный комплекс для школ «Риторика» (1–10 классы);

3) Пермская школа риторики, образованная на базе ЗУУНЦ (Западно-Уральского учебно-научного центра) под руководством С.А. Минеевой. Центр выпустил множество книг и учебных пособий, программ по риторике. Ежегодно проводятся летние курсы по подготовке преподавателей риторики (проведены уже 26 школ).

4) Красноярская школа риторики и стилистики под (см. стилистические труды основателя школы и его многочисленных учеников);

5) Саратовская школа стилистики, риторики и культуры речи под руководством проф. О.Б. Сиротининой (работы по русской разговорной речи, исследования «хорошей речи» и И.А. Стернина и его многочисленных учеников (см.

последнюю дополненную книгу «Практическая риторика»);

7) Екатеринбургская школа стилистики, риторики и культуры речи (Купина Н.А., Матвеева Т.В., Мааров В.Н. и др.).

Этот перечень будет далеко не полон, если не упомянуть имена и труды проф. О.И. Марченко (Санкт-Петербург), проф.

Л.Г. Антоновой (Ярославль), проф. И.Ю. Чистяковой (Астрахань), проф. А.А. Ворожбитовой (Сочи), проф. Т.А. Демешкиной (Томск), доц. Л.В. Бурмистровой (Москва) и мн. др. Защищено множество докторских диссертаций по риторике, тем более странно, что в номенклатуре специальностей ВАКа до сих пор не находится места риторике. Поэтому «риторы» становятся то докторами «культурологических», то педагогических наук, хотя очевидно, что деятельность науки о речи относится прежде всего к филологии и лингвистике.

Нельзя не сказать о популяризации риторики, поскольку очень многие профессионалы и разные слои населения чувствуют необходимость в риторической учебе. Поэтому возникают различные курсы, тренинги, которые затрагивают вопросы практического владения публичной речью и искусством диалога.

Появился ряд популярных книг — см., например, учебники «Риторика» и «В погоне за Цицероном» Д.Н. Александрова;

«Цицероном может стать каждый» И.А. Мальхамовой. Такие книги нельзя не приветствовать, несмотря на ряд очевидных неточностей и популяризаторских упрощений.

Перспективы развития русских учений о речи очевидны.

Реализоваться они могут только в случае нашей осведомленности и Культура речи сегодня: теория и практика объективного знакомства с классическим наследством русской филологии и интенсивного труда на современной ниве отечественного общественно-речевого образования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аннушкин В.И. История русской риторики. Хрестоматия: Учебное пособие. М., 2002.

2. Кошанский Н. Ф. Общая риторика. М., 1829.

3. Кузин Ф.А. Культура делового общения. Практическое пособие. М., 1996.

4. Теория словесности. Курс гимназический. Риторика (издание анонимное, авторы: К.П. Зеленецкий, Н.Ф. Кошанский. Составитель-редактор И.И. Давыдов). — Спб., 1851. — 163 с.

Культура речи сегодня: теория и практика

ПРОБЛЕМА РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПОНЯТИЙ

«РЕЧЕВАЯ КУЛЬТУРА», «КУЛЬТУРА РЕЧИ» И «РИТОРИКА»

Саввова Марина Робертовна (доцент кафедры риторики и культуры речи Московского педагогического государственного университета; кандидат педагогических наук) E-mail: mpgu-ritorika1@mail.ru Современная языковая ситуация требует исследования многих пока еще не вполне решенных проблем, чтобы понять, по каким критериям ее оценить, по каким параметрам описать, какую общую Проанализировать, нужно ли что-либо в сложившейся ситуации менять, а если да, то как: какие цели ставить, какие пути намечать (и в каком соотношении), какие социальные институты привлекать, какие средства использовать, — эти и другие вопросы обязательно возникают в связи с размышлениями о состоянии речевой культуры современного российского общества.

Проблема необходимости формирования речевой культуры обычно обосновывается низкими и крайне низкими оценками уровня ее развития в современном российском обществе. Говоря о речи наших современников, мало кто из граждан (вне зависимости от полученного образования) оценит ее состояние как удовлетворительное или тем более хорошее. Как правило, в этом отношении преобладают разнообразные оценочные высказывания, спектр которых может различаться от выражения неодобрения и недовольства до крайней озабоченности и признания этого неудовлетворенность положением дел в этой сфере. Следовательно, проблема с уровнем речевой культуры современного нам общества перестала быть проблемой лингвистической или педагогической — она приобрела характер социальный.

Признание этой проблемы можно увидеть не только в статьях и монографиях специалистов, интересе к этой проблеме со стороны СМИ (всевозможные рубрики «Антиреклама», «Маразмы (школьные, армейские, милицейские и т.п.)», обыгрывание «ляпов»

и «перлов» спортивных комментаторов, а также интервью и специальные передачи «Говори правильно», «Как правильно сказать» и т.п. на радио и телевидении, специализированные сайты (как, например, www.gramota.ru), и, конечно же, раздел «Культура речи» в материалах ЕГЭ, особый курс «Русский язык и культура речи» для студентов, благодаря которому появились сотни учебных пособий по культуре речи, — все эти и многие другие «сигналы»

свидетельствуют о том, что проблема существует и что предпринимаются попытки ее если не решения, то смягчения.

Однако все перечисленные меры и те, что не нашли отражения в рамках данной статьи, к сожалению, не приносят ощутимого результата. И возникает вопрос, почему это происходит.

Разноплановых ответов на него можно дать много, но мы сосредоточим внимание на одной из главных, на наш взгляд, причин как крайне низкой оценки состояния речевой культуры, так и недостаточности предпринимаемых мер. Осознание этой причины поможет нам, в свою очередь, предложить более эффективные пути решения обозначенной проблемы.

Ответ на вопрос, почему уровень речевой культуры низкий и почему он существенно не повышается, на наш взгляд, во многом обусловлен тем, что именно понимается под «речевой культурой», «культурой речи» и «риторикой» и как понимается соотношение объема этих понятий, поскольку от этого зависит и выбор путей решения проблемы.

Рассмотрим сначала содержание наиболее частотного в современном обществе и в российском образовании понятия «культура речи».

Необходимо отметить, что несмотря на то, что культура речи как область знаний считается выделившейся с момента выхода книги Г.О. Винокура «Культура языка» в 1924 г. (расширенное издание — в 1929 г.) [2], в современной науке нет единства взглядов на то, что именно подразумевается под культурой речи, а следовательно, каков ее минимально необходимый уровень, как он достигается, какова при этом роль образовательных учреждений, окружения и самой личности и т.д. Доказательство тому — внутренняя противоречивость многих положений и словарных статей в Энциклопедическом словаре-справочнике «Культура Культура речи сегодня: теория и практика русской речи» под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. [4].

Обобщая разнообразные трактовки, можно утверждать, что в современной науке термин «культура речи» трактуется с позиций двух основных подходов, которые соответственным образом реализуются в образовании. Условно их можно назвать «узким» и «широким».

«Узкий» подход характерен для устоявшегося в лингвистике понимания культуры речи как требования соблюдать прежде всего языковые нормы, а также коммуникативные качества речи (правильность, чистоту, богатство, точность, логичность, уместность, доступность и выразительность). Этот подход отражен в большинстве учебников и учебных пособий, в тестах, в заданиях ЕГЭ и т.д. На достижение общих целей образования такая культура речи, безусловно, влияет, но по большей части опосредованно — через владение национальным языком. Узость этого подхода проявляется и в том, что при таком понимании культуры речи в ней анализируется и оценивается прежде всего использование тех или иных средств (как правило, без соотнесения с задачами общения, особенностями коммуникативной ситуации в целом и коммуникантов — в частности). Но в то же время такие важные средства общения, как, например, невербальные, также в этом случае не рассматриваются, то есть речь оценивается не по своим законам, а по правилам пользования языком, сводится к нему по применяемым критериям ее оценки. И тем самым, по сути, в понятие «культура речи» вкладывается содержание понятия «культура языка». Тем не менее в традиции советского языкознания закрепилось именно это значение, что дает основания трактовать такое понимание как традиционное.

Соответственно, при узком подходе к трактовке культуры речи в качестве основного пути ее совершенствования предлагается преимущественно более активно и подробно изучать языковые нормы (орфоэпические, словообразовательные, морфологические, синтаксические и т.д.), а также избегать ошибок, связанных с нарушением коммуникативных качеств речи (преимущественно на уровне предложения).

Культура речи сегодня: теория и практика «Широкий» подход предполагает, с одной стороны, изучение именно речи, а значит, текстов (высказываний), а с другой — оценку этих текстов с точки зрения культуры. А это означает, что при таком подходе в полной мере учитывается специфика именно речи (а не языка) и самой культуры (а не только ее свойство нормировывать). Этот подход позволяет рассматривать культуру речи человека как неотъемлемую часть его общей культуры (и тем самым тесно взаимосвязанную с другими ее видами и формами).

Культура речи, как часть культуры в целом, также представляет собой деятельность в процессе общения, которая отражает все свойства культуры и подчиняется ее законам. Таким образом, под культурой речи в широком смысле в современных исследованиях понимается интеграционная научная область, изучающая способы достижения коммуникативного успеха в типовых ситуациях общения. А на уровне умений (владения культурой речи) — коммуникативно-речевая грамотность, заключающаяся в достаточном для эффективного общения владении коммуникантом всеми аспектами речевого поведения.

Соответственно, культура речи как научная дисциплина изучает, оценивает и формулирует, распространяет нормы и правила речевого поведения в общении.

При этом под культурой речи понимается культура речевой деятельности, тем самым данная трактовка позволяет изучать культуру речи и все компоненты речевой деятельности, а также и их вербальные и невербальные составляющие прежде всего с позиций эффективности. А значит, с этой точки зрения в речи в первую очередь оцениваются:

1) цель и средства ее достижения;

2) речь как процесс (речевое поведение);

3) речь как результат (текст).

Основные цели речи — информирование, выражение чувств, воздействие — порождают не только типы ситуаций общения, не только жанры, но и тот или иной набор критериев для оценки речевого поведения и результата речевой деятельности.

Главный критерий оценки любой деятельности — ее эффективность и степень этой эффективности, то есть оценка того, достигла деятельность цели или нет, а если да, то в какой степени.

Культура речи сегодня: теория и практика При этом культура речи под ее эффективностью подразумевает, что не только результат будет соответствовать задуманному, но что и постановка цели, способы и средства ее достижения, процесс речи и сам результат, который она вызовет, будут соответствовать этическим и коммуникативным нормам, которым подчинены нормы речевые и языковые.

Этот широкий подход позволяет подойти к проблемам культуры речи с позиций ее культуры (то есть в аксиологическом, ценностном аспекте), что в гораздо большей степени (чем узкое понимание культуры речи) соответствует тому посылу, с которым Г.О. Винокур обосновывал необходимость выделения культуры речи в отдельную область знаний. Он писал: «Правильная речь — не только признак и условие высокой культурности, но и сама обусловлена последней» [2].

Понимание культуры речи в широком смысле приближает нас к риторическому пониманию (то есть исконному, в основе которого лежат этос, логос и пафос). Но именно приближает, а не приравнивает, поскольку, с одной стороны, опирается на теорию речевой деятельности, а с другой позволяет различать уровни речевого мастерства как необходимый каждому культурному человеку базовый уровень (то есть культуры речи) и уровень очень высокого речевого мастерства, приближающийся к искусству речи, доступный только одаренным людям (уровень риторики).

При этом в современной науке принято различать культуру речи и риторику. Это различение в настоящее время происходит у различных ученых по разным основаниям в зависимости от тех взглядов, которых они придерживаются относительно каждой из этих областей знаний. Относительно многообразия подходов к трактовке того, что понимается под «риторикой», можно судить по материалам ежегодных конференций Российской ассоциации исследователей, преподавателей и учителей риторики, которые с 1995 года в той или иной степени продолжают обсуждение содержания этого понятия. Специалисты в целом сходятся на том, что риторика — это наука, изучающая эффективность речевого общения. В то же время в сознании большинства исследователей и пользователей языка понятие «риторика» обязательно подразумевает высокий уровень речевого мастерства, того, что Культура речи сегодня: теория и практика риторические знания и умения нужны не всем и не всегда, а в особо значимых (и в этом отношении особо сложных) ситуациях речевого общения. Именно с этим уровнем обычно связывается и необходимость придания повышенной эстетической ценности риторическим высказываниям, что побуждает их авторов к использованию средств украшения речи. Все эти особенности выделяют риторику в особую область речеведческих знаний и соответствующих им коммуникативно-речевых умений самого высокого уровня.

Мы проводим разграничение между культурой речи и риторикой прежде всего по уровню требуемого каждой из этих областей знания речевого мастерства. Риторика — это наука, изучающая способы достижения высших результатов в речи, самого высокого уровня речевого мастерства, близкого к современному пониманию искусства нехудожественного слова.

Соответственно риторика в наибольшей степени проявляется в публичном общении, когда необходимо решить коммуникативноречевые задачи повышенной сложности (или значимости), которые требуют от автора речи проявления его индивидуальности, новизны, оригинальности и т.п. При этом уровень культуры речи лишь стремится к таким высотам, ограничиваясь прежде всего типовыми речевыми задачами в преимущественно стандартных ситуациях общения.

Это разграничение культуры речи и риторики можно обосновать как следование традициям, заложенным еще Аристотелем.

В этом отношении очень важны результаты размышлений А.Ф. Лосева о том, что представляет собой риторика Аристотеля:

«Самое важное — это понимать здесь то, чем не является риторика Аристотеля. Обычно думают, что это есть учение об ораторском искусстве. Это совершенно не так. Ораторское искусство входит в область риторики не больше, чем вообще всякое человеческое общение и стремление использовать более или менее вероятные доводы, когда невозможно ограничиться математически и логически точными доказательствами. Но риторика Аристотеля есть также и учение о красноречии вообще, поскольку задача риторики — не научить красиво говорить, но описать все методы Культура речи сегодня: теория и практика внелогического доказательства. Риторика Аристотеля есть попросту искусство убедительно говорить, почему больше всего она применима к художественным областям, не имеющим никакого отношения к ораторству или красноречию» [3]. Тем самым А.Ф. Лосев подтверждает наши наблюдения о том, что риторика Аристотеля рассчитана не только на публичную речь. Об этом говорится и в трактатах Платона. У Аристотеля чаще всего используется слово «слушатель», а не аудитория, народ, что также предполагает немногочисленность воспринимающих речь.

Среди слушателей Аристотель выделяет судью и простого зрителя. И если первого (в народном собрании или члена судилища) нужно убедить обязательно рассуждением, то «человек, обращающий внимание [только] на дарование [оратора], есть простой зритель» [1]. Таким образом, дарование нужно только для простого зрителя, для не основного в названных ситуациях слушателя. Дарование, следовательно, — это то, что желательно, но не обязательно для достижения основной цели. И в этом у Аристотеля прослеживается не только коммуникативная направленность его теории, но и иные (не собственно риторические) элементы оценки речи.

Для Аристотеля очевидно, что риторика предполагает что-то, чего нет в обыденной речи. Но явно это не сформулировано. Мы об этом можем судить лишь по отдельным фрагментам его трудов.

Например, в трактате «Риторика» в книге 3, главе ХII: «…точнее стиль речи судебной, а еще более точна речь, [произносимая] перед одним судьей: [такая речь] всего менее заключает в себе риторики, потому что здесь виднее то, что идет к делу и что ему чуждо» [1].

То есть для риторики характерна речь рассчитанная, с осознанным использованием приемов в расчете (в первую очередь) на большую аудиторию, но это — когда риторики «должно быть много», а если ситуация общения более естественная, то и речь должна быть как можно ближе к обыденной, безыскусной.

Как уже было отмечено, бесспорным для современных исследователей в области речеведения является то, что учение о достоинствах речи берет свое начало в трудах древнегреческих риторов. В этом отношении интересно проанализировать, каково место этого учения в системе риторических знаний и чем оно Культура речи сегодня: теория и практика отличается от собственно риторики. О достоинствах речи Аристотель пишет в своем трактате «Риторика» только в книге III, которая начинается размышлениями о стиле: «В связи с этим следует сказать о стиле, потому что недостаточно знать, что следует сказать, но необходимо также сказать это, как должно; это много способствует тому, чтобы речь произвела нужное впечатление» [1]. В этой вводной части обращает на себя внимание то, что появилось новое понятие «сказать, как должно» — то есть в полном соответствии с правилами, установлениями, хорошо известными как ритору, так и его слушателям. Какие же это правила-достоинства речи? Это ясность, уместность, правильность и др. Но важно отметить, что если о ясности как о главном достоинстве стиля (и речи в целом) — качестве, от которого зависит выполнение основной цели речи, Аристотель пишет в самом начале книги в главе 3, то о правильности языка — лишь в главе 5. Важно также, что и это качество он ставит в зависимость главным образом от адресата, подчеркивая необходимость удобочитаемости и удобопонимаемости. При этом рассматривает не сами правила, а условия достижения этого качества. Важно и то, что «стиль основывается на умении говорить правильно погречески» [1], то есть это уже должно быть в умении ритора — Аристотель не учит правильности. Более того, его понимание правильности также базируется на логичности — он отмечает с этой точки зрения порядок союзов и т.д.

В самой такой постановке вопроса о базовых умениях ритора отражается взгляд на риторику как на технэ — сплав способностей, знаний и умений. А.Ф. Лосев пишет об этом так: «Здесь прежде всего фигурирует у Аристотеля общеантичный термин technё. Как это мы видели во многих местах, и прежде всего у Платона, термин этот весьма многозначен. Те основные три значения, которые мы находим в греческом языке для этого термина, а именно «наука», «ремесло» и «искусство», у Аристотеля вполне наличны. Перевести на русский и на другие европейские языки этот термин совершенно невозможно. Его можно передать только описательно. Несомненно, здесь имеется в виду та или другая, но непременно целесообразная деятельность. Так и можно было бы переводить — «целесообразная деятельность», поскольку та или иная целесообразная деятельность Культура речи сегодня: теория и практика присуща и произведениям ремесленным и художественным произведениям в собственном смысле слова. Можно перевести также и «осмысленная деятельность», «идейно осмысленная деятельность», или деятельность в соответствии с осуществлением той или иной модели, то есть модельно-порождающая деятельность» [3]. Очевидно, что эти понятия очень близки тому, как сейчас под культурой речи понимается культура речевой деятельности (при этом мы прекрасно осознаем нетождественность понятий, обозначаемых словом «деятельность» у Аристотеля и у современных ученых).

Но, вероятно, главным для различения риторики и того, что мы сейчас называем культурой речи, можно считать цель. И вновь обратимся к исследованию А.Ф. Лосева: «Говоря о цели произведения человеческого искусства, Аристотель умеет различать в нем две стороны, или, вернее, две совершенно разные цели. Во-первых, оно может служить своей полезностью для практической деятельности человека. Таков, например, топор. Но оно может иметь и цель, совершенно независящую от практической пользы: это удовольствие от незаинтересованного созерцания красоты предмета … В «Поэтике» Аристотель, например, совершенно ясно говорит, что язык в произведениях искусства имеет совершенно иную функцию, чем в жизни: его единственная цель — впечатление, произведенное на воспринимающего, и поэтому он не подлежит обычным требованиям логики и практической целесообразности» [3]. Вот это разделение целей речи на достижение практической пользы (область культуры речи) и на «удовольствие от созерцания предмета», на «впечатление»

(прерогатива риторики) — это разделение наглядно демонстрирует, что оно было востребовано и широко распространено уже в Древней Греции.

Таким образом, на основе анализа различных трудов древнегреческих авторов мы приходим к выводу, что эти ученые подразумевали само собой разумеющимся, что помимо риторики существует некая (неназываемая) область знаний о правилах речи в менее значимых ситуациях.

Это прекрасно знал и развил в своих знаменитых трех трактатах Цицерон, у которого рассматривается не только Культура речи сегодня: теория и практика говорение, но и все другие виды речевой деятельности: слушание, чтение и письмо; делается акцент на то, что все понимают, что есть разные уровни владения речью. Он подробно излагает свои мысли о различении риторики и базового речевого мастерства. У Цицерона происходит деление на «истинное красноречие» и иное, противоположное ему. На ораторов (а среди них — «почти совершенных ораторов») и крикунов. И вот как он пишет о разграничении настоящего оратора и любого говорящего («красноречивого» и «речистого»): «…Речистым здесь я называл такого человека, который может достаточно умно и ясно говорить перед заурядными людьми, руководствуясь общепринятыми понятиями, а красноречивым — только того, кто любой избранный им предмет может раскрыть и украсить так, чтобы он стал разительней и великолепней, и кто усвоил и запомнил все те познания, которые могут служить источниками красноречия» [5].

Таким образом, понятия «риторика» и «культура речи»

находятся в отношениях частичного пересечения. Между ними нельзя провести резкой границы, поскольку риторика как обозначение более высокого уровня речевого мастерства, базируется на уровне, обозначаемом как «культура речи», возвышаясь над ним, подобно вершине айсберга.

Необходимо при этом признать, что это разграничение культуры речи и риторики как двух ступеней владения речевым мастерством пока еще является общепринятым, скорее, это пока еще тенденция развития соответствующих взглядов в рамках речеведения.

Ситуация с разграничением понятий «речевая культура» и «культура речи» значительно сложнее, поскольку в большинстве лингвистических исследований они употребляются как полные синонимы. Разведение их значений имеет не только научную, но и (главным образом) методическую ценность.

Речевая культура — это самое широкое и всеобъемлющее понятие в ряду других речеведческих понятий. Оно включает в себя как культуру речи, так и риторику в различных их аспектах. И по сравнению с ними понятие «речевая культура» не является оценочным — оно обозначает лишь соответствующую область бытования, применения культуры, характер средств, которые в ней используются.

В этом отношении понятие «речевая культура» является и самым ранним по времени возникновения. Представления о речевой культуре существовали всегда и у всех народов.

Доказательством тому служат прежде всего:

1) существование развитых языков как результат длительной ценностно-ориентированной деятельности по разработке средств выражения смыслов;

2) произведения фольклора (мифы, легенды, сказки, пословицы, поговорки и т.д.), в которых даны модели предпочтительного и порицаемого речевого поведения, сформулированы правила речевого поведения;

3) сохранение лучших текстов и изучение (цитирование) их, а также пополнение языка тропами и фигурами — все это способствовало и способствует обогащению и культивированию речи и отношения к ней.

Отношение к речи и ее оценка, традиции в области речи, речевой этикет и ведущие жанры, в которых речь реализовывалась, а также процессы ее развития, обогащения, создание образцов, которым следовали, обучение с помощью речи и конкретным речевым действиям (в том числе и созданию жанров) — это свойство каждой культуры. Мы не можем с уверенностью охарактеризовать каждую из существовавших на Земле культур, но, вероятно, тенденции развития языков и речи были у всех народов в целом близкими.

Очевидно, что существование языка и речи еще не означает напрямую понимание их значимости в жизни той или иной группы людей и отношения к речи как ценности. Но как только это ценностное отношение возникало — возникала и речевая культура.

В результате развития представлений о роли и языка, и речи, и формирования к ним ценностного отношения складывался национальный речевой идеал, появление которого уже свидетельствует об осознанном и критическом отношении как к самой речи, оценке выбора речевых средств, типичным ситуациям речи, так и к участникам ситуации общения, в первую очередь — к говорящему.

Культура речи сегодня: теория и практика Важно подчеркнуть, что элемент положительной оценки понятию «речевая культура» придает не столько само его значение, сколько его устойчивые ассоциативные связи с культом слова в Древней Греции в период зарождения и развития систематического учения о речи, а в дальнейшем продолжение традиций, заложенных древними греками.

Но даже в тот период речевая культура воспринималась как неоднородная.

Культура речи в своем возникновении и развитии во многом связана с культурой спора — именно относительно него появились первые осмысления речевой деятельности — ее основ, мотивов, видов. В то же время в наследии античности мы можем вычленить различные (безусловно, разрозненные) свидетельства того, что ученые в своих научных построениях исходили из признания не только собственно риторики, но и той области речевых проявлений, которая в риторику ими не включалась, поскольку наиболее систематично и целенаправленно учение о речи изложено Аристотелем в его трудах «Риторика», «Топика», «Поэтика» и др.

Это прежде всего исходная посылка Аристотеля в самом начале его «Риторики» о том, что риторика — это отрасль диалектики, а поскольку под диалектикой в то время понималось искусство беседы, спора, то логично предположить, что риторика мыслилась Аристотелем лишь как одна из составляющих речевого мастерства. Заметим, что сам трактат начинается таким образом, будто он является продолжением какой-то иной работы, изложением части некоей системы. И подкрепляют это ощущение его ссылки на «Топику», где также говорится, как нужно излагать свои мысли. Значит, эта позиция, что помимо риторики существует и более общее учение о речи, имела прочные основания.

Именно относительно спора появились правила о том, как это нужно было в нем действовать, чтобы достичь успеха. И культура спора вошла неотъемлемой частью в культуру личности, мышления и т.д. Не случайно именно с судебных выступлений начинается слава софистов, затем — майевтика Сократа. То есть вначале изучалась речь (культура речи) в споре, а потом уже происходило распространение выявленных закономерностей на другие монологические публичные выступления. Именно поэтому и Культура речи сегодня: теория и практика риторика Аристотеля — прежде всего об аргументации, об искусстве и способах убеждения. В то же время Аристотель определяет границы риторики: она, как область диалектики, занимается только нахождением способов убеждения. В этом заключается и ограничение по целям, и по задачам речи, и по предмету, и по средствам, и по ситуациям общения.

В свою очередь, по мнению античных философов и риторов, искусство речи — следствие того, что ее автор является достойным человеком (именно поэтому одна из основных категорий риторики — образ оратора). И тогда вновь возникает вопрос — а какая наука изучает речь более низкого уровня мастерства? На этот вопрос современный уровень представлений о системе научных воззрений античности ответа пока не дает. Сами древние уже различали ораторство и красноречие, но это различение нельзя проследить как системное ни у одного из известных нам ученых того времени.

Не менее значим и постоянный тезис античных авторов об обязательном для оратора высоком уровне общей культуры (образованности, знаний, культуры мышления), который должен, по мнению Платона, предшествовать овладению риторическими приемами.

С другой стороны, такие произведения, как «Застольные беседы» Плутарха, в которых наглядно и неназойливо изложены основы культуры застольных бесед, или труд Плотина «Как следует писать историю» доказывают, что существовала система взглядов древних греков на то, как надо правильно, хорошо говорить и писать в ситуациях, выходящих за рамки риторики. И эта система в не меньшей степени, чем собственно риторика, обусловила высочайший уровень речевой культуры древних греков и их влияние на развитие мировой культуры в течение нескольких тысячелетий.

Представления о культуре речи базировались на высоком уровне речевой культуры и сами становились его основой, и, как следствие, повышалась значимость речи в общей культуре данного общества. В этом специфика, ценность и основа влияния культуры речи на различные сферы общественной жизни.

Почему же тогда древние описывали в своих трудах именно риторику и не писали отдельно о культуре речи? На этот вопрос Культура речи сегодня: теория и практика можно ответить словами Цицерона: «… Всегда ведь, о каком бы искусстве или мастерстве ни шла речь, в виду имеется безусловное и высшее его совершенство. …Ведь совершенство для человека — дело самое трудное, самое великое, требующее для своего достижения самой большой учености. Говорить мне сейчас приходится (раз мы уж взялись рассуждать об ораторе), конечно, только об ораторе совершенном: ибо только представив себе предмет в совершенном виде, можно постичь его сущность и природу».

Кроме того, Ю.В. Рождественский, разграничивая понятия «речевая культура» и «культура речи», обращает внимание на те смысловые оттенки, которые определяет синтаксическая структура, использованная в каждом из них. Он отмечает, что определения, выраженные родительным падежом существительных, по смыслу разделяются на культуру занятия (культура стола, культура труда и т.п.) и владельца культуры (культура личности, культура коллектива, культура общества). А понятие «речевая культура» в этом отношении не имеет подобных ограничений.

Таким образом, у нас есть все основания понимать речевую культуру как часть общей культуры общества, личности и коллектива, которая включает в себя не только сам процесс речи (во всех видах речевой деятельности), но и абсолютно все тексты, созданные в рамках данной культуры, то есть не только художественную литературу, высшие образцы риторического искусства, а также тексты типовых речевых жанров, но и те речевые проявления, которые находятся за рамками культивирования. То есть речевая культура — это совокупность всех словесных и несловесных проявлений культуры общества — и именно этот аспект обсуждают обычно, приводя в качестве доказательств уровень образованности, интереса к чтению, соблюдения различных речевых норм в СМИ и обыденных речевых ситуациях.

Применительно к речевой культуре необходимо подчеркнуть, что она проявляется в каждом ее виде — культуре личности, коллектива и общества в целом. А это, в свою очередь, также важно учитывать, поскольку проблема формирования речевой культуры применительно к каждому ее виду должна иметь свои пути решения. В то же время очевидно, что если речь всегда индивидуальна, то базовым видом речевой культуры нужно считать уровень культуры личности. А это значит, что формирование культуры коллектива и культуры общества нужно так или иначе строить с расчетом на то, чтобы все использованные средства оказывали влияние на культуру каждой личности, входящей в коллектив или общество.

Все изложенное дает нам возможность применить результаты проведенных теоретических размышлений к практике совершенствования речи.

Таким образом, понятия «речевая культура», «культура речи»

и «риторика» соотносимы с разными уровнями и видами речи, анализируемой с точки зрения культуры.

Уровень общей культуры, которая проявляется в речи, то есть культуры речевой. Этот уровень достигается за счет всего, связанного с речью, что в той или иной степени осваивает человек.

В первую очередь — за счет чтения хорошей литературы и умения ее по достоинству оценить в самых разнообразных аспектах, в результате которых возникает ценностное отношение к языку, речи и к тем, кто хорошо ими владеет.

Уровень культуры речи проявляется в создании собственных нехудожественных речевых произведений, соответствующих, как правило, типовым ситуациям общения. То есть уровень культуры взаимодействия. Этот уровень требует для своего правильного формирования специальных занятий или высококультурной речевой среды с возможностью приобретения необходимого положительного опыта.

Уровень риторики достигается либо в более высоком уровне оформления речевых высказываний в типичных ситуациях, либо в соответствующем высоком речевом мастерстве их оформления (украшения).

Таким образом, мы пришли к выводу, что различение значений понятий «речевая культура», «культура речи» и «риторика» имеет не только теоретическую значимость, но и методическую ценность, поскольку позволяет выделить три уровня Культура речи сегодня: теория и практика речеведческих знаний и умений, каждый из которых требует своих средств для достижения более высоких результатов. И это нельзя не учитывать при разработке методики совершенствования речи.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аристотель. Риторика. Поэтика. — М., 2000.

2. Винокур Г.О. Культура языка. Из бесед о русской культуре. — М. 2006.

3. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Аристотель и поздняя классика.

Т. IV. — М., 1975.

4. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник/ под ред.

Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. — Флинта: Наука, 2003.

5. Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. — М. 1972.

Культура речи сегодня: теория и практика

КОММУНИКАТИВНАЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ

ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Сабурова Светлана Викентьевна (доцент кафедры прикладной лингвистики и образовательных технологий в филологии Московского городского педагогического университета;

кандидат педагогических наук) E-mail: svetlana.saburova@rambler.ru Многочисленные публикации и выступления писателей, журналистов, общественных деятелей в средствах массовой информации свидетельствуют о том, что современное состояние речевой культуры привлекает внимание не только филологов.

Проблемы культуры речи обсуждается сегодня на всех уровнях.

Осмысление процессов, происходящих в языке и речи в последние годы, доказывает необходимость сохранения русского языка как культурной ценности.

«Под культурой речи понимается владение нормами литературного языка в его устной и письменной форме, при котором осуществляются выбор и организация языковых средств, позволяющих в определенной ситуации общения и при соблюдении этики общения обеспечить необходимый эффект в достижении поставленных задач коммуникации» [5; 204]. Исходя из этого определения, можно утверждать, что лексические нормы русского литературного языка являются важной составляющей речевой культуры.

Неправильное использование лексики русского языка приводит к разного рода ошибкам. Прежде всего, это речевые ошибки вызванные 1) неправильным выбором слова, 2) лексической недостаточностью, 3) многословием, 4) неправильным употреблением фразеологизмов, 5) нарушением стилистического единства текста К выбору слова необходимо подходить очень внимательно, так как это может привести к ошибке. Например, употребление Культура речи сегодня: теория и практика синонимов. Синонимы (от греч. synonymos — одноименный) — слова, различные по звучанию, но тождественные или близкие по смыслу, к синонимам относят также синтаксические и грамматические конструкции, совпадающие по значению.

Синонимы обогащают язык, делают речь более богатой. У синонимов может быть разная функционально-стилистическая окраска. Употребление одного из синонимов без учета его стилистической окраски может привести к речевой ошибке.

Различаясь оттенками лексического значения, синонимы могут выражать разную степень проявления признака, действия. Но замена синонимов, уместная в одних случаях, в других может стать причиной речевой ошибки.

неправильному использованию лексических средств языка. При выборе слова следует учитывать не только значение, которое ему присуще в литературном языке, но и лексическую сочетаемость.

Далеко не все слова могут сочетаться друг с другом. Границы лексической сочетаемости определяются семантикой слов, их стилистической принадлежностью, эмоциональной окраской, грамматическими свойствами и т.д. (В конце XVIII века страна была разделена на три неравные половины (половины могут быть только две и равные, либо три части)).

Отличать от речевой ошибки следует умышленное объединение несочетаемых слов: живой труп, обыкновенное чудо, горячий снег и т.д. В этом случае перед нами один из видов тропов — оксюморон.

В сложных случаях, когда трудно определить, можно ли употребить вместе те или иные слова, необходимо обращаться к словарям.

К лексическим ошибкам необходимо отнести анахронизм (от греч. аnа — обратно, против и chronos — время) — ошибка против хронологии, отнесение какого-либо события, явления к другому времени, нарушение хронологической точности при употреблении слова определенной исторической эпохи.

Неоправданно употребление архаизмов — слов, называющих существующие реалии, но вытесненных по каким-либо причинам из активного употребления синонимичными словами (например:

Культура речи сегодня: теория и практика комедиант — актер, лик — лицо, глаголить — говорить, чуждый — чужой). Архаизмы должны соответствовать стилистике текста, иначе они совершенно неуместны.

Здесь же нужно вспомнить об историзмах, словах, вышедших из употребления в связи с исчезновением обозначавшихся ими понятий (армяк, камзол, бурса, опричник и т.п.). Ошибки в употреблении историзмов часто связаны с незнанием их лексического значения.

К нарушению лексических норм необходимо отнести неправильное употребление паронимов. Паронимы (от греч.

para — рядом и onyma — имя) — это близкие по звучанию однокоренные слова с разным лексическим значением. Например:

адресат (лицо или организация, кому адресовано почтовое отправление) — адресант (лицо или организация, посылающая почтовое отправление).

Члены паронимических пар обычно сочетаются с разными словами. Например, прилагательное сытный сочетается с неодушевленными существительными (сытный ужин, суп), а прилагательное сытый — с одушевленными (сытый ребенок).

Иногда паронимы сочетаются с одним и тем же словом, но значение полученных словосочетаний разное. Инженерская мысль — мысль, принадлежащая инженеру; инженерная мысль — любая техническая мысль.

Паронимы не взаимозаменяются в речи, так как это приводит к искажению смысла высказывания.

Парономазия в отличие от паронимии не носит характера закономерного и регулярного явления.

Нельзя не сказать об употреблении в речи фразеологизмов.

Неправильное их употребление приводит к речевым ошибкам.

Фразеологизм — сложная по составу языковая единица, имеющая устойчивый характер (сгущать краски, кот наплакал, на вес золота). Значение его невыводимо из значений составляющих компонентов. Важнейшей особенностью фразеологизмов является их воспроизводимость: они не создаются в процессе речи (как словосочетания), а используются такими, какими закрепились в языке.

Культура речи сегодня: теория и практика Отсюда вытекают и основные ошибки, связанные с употреблением фразеологизмов.

Важно учитывать, что многие фразеологизмы эквивалентны одному слову (кот наплакал — мало; пятое колесо в телеге — лишний). Изменять фразеологизмы нельзя (как малый да дорогой золотник).

К ошибкам приводит и лексическое видоизменение фразеологизма:

— неоправданная замена компонентов фразеологизма (не мудрствуя долго, фиговое прикрытие).

— немотивированное сокращение или расширение его состава (смотреть с закрытыми глазами).

Лексические нормы или нормы словоупотребления, — это:

правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме; употребление его в тех значениях, которые оно имеет в языке; уместность его использования в той или иной коммуникативной ситуации. Соблюдение лексических норм предполагает бережное отношение к родному языку и строго мотивированное, коммуникативно-целесообразное использование в речи иноязычных слов-заимствований.

В начале XX века М.М. Зощенко писал: «А нуте-ка сунься теперь с русской фразой — беда. Вся речь пересыпана словами с иностранным туманным значением».

К сожалению, сегодня можно услышать: «

Работа конференции лимитируется из-за отсутствия ведущих специалистов». Лимитировать — «установить лимит чего-нибудь, ограничивать». Иностранное слово лимитируется в данном предложении следует заменить словами: «изменилась», «идет медленнее», «приостановилась» и т.п.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина Ю.В. Гераськин Русская православная церковь, верующие, власть (конец 30-х — 70-е годы ХХ века) Монография Рязань 2007 ББК 86.372 Г37 Печатается по решению редакционно-издательского совета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А....»

«Президент Российской Федерации Правительство Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет ЛЭТИ _ Среда автоматизированного обучения со свойствами адаптации на основе когнитивных моделей Монография г. Санкт-Петербург 2003, 2005, 2007 УДК 681.513.66+004.81 ББК В-39 Рецензенты: начальник кафедры Систем и средств автоматизации управления Военно-морского института радиоэлектроники им. А.С. Попова, доктор технических наук, доцент, капитан 1 ранга Филиппов...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Таганрогский государственный педагогический институт Е.В. Мурюкина Диалоги о киноискусстве:  практика студенческого медиаклуба Ответственный редактор доктор педагогических наук, профессор А.В. Федоров Таганрог Издательский центр ГОУВПО Таганрогский государственный педагогический институт 2009 1 УДК 316.77:001.8 ББК 74.202 М 91 Печатается по решению редакционно-издательского...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ТРУДЫ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА · Поздне­ мезозойские· HaceKOMble Восточного Забайкалья ТОМ 239 OCHOIIOHЬl 11 году 1932 Ответственный редактор доктор биологических наук А.П. РАСНИЦЫН МОСКВА НАУКА 1990 УДК 565.7:551.762/3 (57J.55) 1990.Позднемезозойские насекомые Восточного Забайкалья. М.: Наука, 223 с. -(Тр. ПИНАНСССР; Т. 239). - ISBN 5-02-004697-3 Монография содержит описания. ' ископаемых насекомых (поденки, полужесткокрылые, жуки, вислокрылки, верблюдки,'...»

«RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE FOR THE HISTORY OF MATERIAL CULTURE PROCEEDINGS. VOL. XVII M. V. Malevskaya-Malevich SOUTHWEST RUSSIAN TOWNS CERAMIK of 10th — 13thcenturies St.-Petersburg Institute of History RAS Nestor-lstoriya Publishers St.-Petersburg 2005 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ТРУДЫ. Т. XVII М. В. Малевская-Малевич КЕРАМИКА ЗАПАДНОРУССКИХ ГОРОДОВ Х-ХІІІ вв. Издательство СПбИИ РАН Нестор-История Санкт-Петербург УДК 930.26:738(Р47)09/12 ББК...»

«ЦЕННЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ-ПРИМЕСИ В УГЛЯХ VALUABLE TRACE ELEMENTS IN COAL RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES · URAL· DIVISION KOMI SCIENTIFIC CENTRE · INSTITUTE OF GEOLOGY Ya.E. Yudovich, M.P. Ketris VALUABLE TRACE ELEMENTS INCOAL EKATERINBURG, 2006 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК · УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КОМИ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР · ИНСТИТУТ ГЕОЛОГИИ Я.Э. Юдович, М.П. Кетрис ЦЕННЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ-ПРИМЕСИ В УГЛЯХ ЕКАТЕРИНБУРГ, /7 ' к УДК 550.4 + 553.9 + 552. Юдович Я.Э., Кетрис М.П. Ценные элементы-примеси в...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Л. З. Сова АФРИКАНИСТИКА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЛИНГВИСТИКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Л. З. Сова. 1994 г. L. Z. Sova AFRICANISTICS AND EVOLUTIONAL LINGUISTICS ST.-PETERSBURG 2008 УДК ББК Л. З. Сова. Африканистика и эволюционная лингвистика // Отв. редактор В. А. Лившиц. СПб.: Издательство Политехнического университета, 2008. 397 с. ISBN В книге собраны опубликованные в разные годы статьи автора по африканскому языкознанию, которые являются...»

«Елабужский государственный педагогический университет Кафедра психологии Г.Р. Шагивалеева Одиночество и особенности его переживания студентами Елабуга - 2007 УДК-15 ББК-88.53 ББК-88.53Печатается по решению редакционно-издательского совета Ш-33 Елабужского государственного педагогического университета. Протокол № 16 от 26.04.07 г. Рецензенты: Аболин Л.М. – доктор психологических наук, профессор Казанского государственного университета Льдокова Г.М. – кандидат психологических наук, доцент...»

«УДК 577 + 575 ББК 28.04 М82 Москалев А. А. Старение и гены. — СПб.: Наука, 2008. — 358 с. ISBN 978-5-02-026314-7 Представлен аналитический обзор достижений генетики старения и продолжительности жизни. Обобщены эволюционные, клеточные и молекулярно-генетические взгляды на природу старения. Рассмотрены классификации генов продолжительности жизни (эволюционная и феноменологическая), предложена новая, функциональная, классификация. Проанализированы преимущества и недостатки основных модельных...»

«П.П.Гаряев ЛИНГВИСТИКОВолновой геном Теория и практика Институт Квантовой Генетики ББК 28.04 Г21 Гаряев, Петр. Г21 Лингвистико-волновой геном: теория и практика П.П.Гаряев; Институт квантовой генетики. — Киев, 2009 — 218 с. : ил. — Библиогр. ББК 28.04 Г21 © П. П. Гаряев, 2009 ISBN © В. Мерки, иллюстрация Отзывы на монографию П.П. Гаряева Лингвистико-волновой геном. Теория и практика Знаю П.П.Гаряева со студенческих времен, когда мы вместе учились на биофаке МГУ — он на кафедре молекулярной...»

«Российская Академия Наук Институт философии СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ В ЭПОХУ КУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Москва 2008 УДК 300.562 ББК 15.56 С–69 Ответственный редактор доктор филос. наук В.М. Розин Рецензенты доктор филос. наук А.А. Воронин кандидат техн. наук Д.В. Реут Социальное проектирование в эпоху культурных трансС–69 формаций [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. В.М. Розин. – М. : ИФРАН, 2008. – 267 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0105-1. В книге представлены...»

«Институт проблем управления Университетский Центр им. В.А.Трапезникова РАН Самарии (Москва, Россия) (Ариэль, Израиль) Д.И. Голенко-Гинзбург СТОХАСТИЧЕСКИЕ СЕТЕВЫЕ МОДЕЛИ ПЛАНИРОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ РАЗРАБОТКАМИ Воронеж Научная книга 2010 УДК 621.39:519.2 ББК 65.291.217 Г 60 Рецензенты: д.т.н., профессор А.К.Погодаев (Липецкий государственный технический университет); д.т.н., профессор В.А.Ириков (Московский физико-технический институт (университет)) Научный редактор: д.т.н., профессор В.Н. Бурков...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Омский государственный технический университет Е. Д. Бычков МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ СОСТОЯНИЯМИ ЦИФРОВОЙ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЙ СЕТИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕОРИИ НЕЧЕТКИХ МНОЖЕСТВ Монография Омск Издательство ОмГТУ 2 PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com УДК 621.391: 519.711. ББК 32.968 + 22. Б Рецензенты: В. А. Майстренко, д-р...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ КАФЕДРА ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ И ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Т.Г. КАСЬЯНЕНКО СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ОЦЕНКИ БИЗНЕСА ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ББК 65. К Касьяненко Т.Г. К 28 Современные проблемы теории оценки бизнеса / Т.Г....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ Кафедра Иностранных языков Лингводидактический аспект обучения иностранным языкам с применением современных интернет-технологий Коллективная монография Москва, 2013 1 УДК 81 ББК 81 Л 59 ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ С ПРИМЕНЕНИЕМ СОВРЕМЕННЫХ ИНТЕРНЕТ ТЕХНОЛОГИЙ: Коллективная монография. – М.: МЭСИ, 2013. – 119 с. Редколлегия: Гулая Т.М, доцент...»

«Томский государственный архитектурно-строительный университет В.В. ЧЕШЕВ ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ Издательство Томского государственного архитектурно-строительного университета Томск 2006 1 УДК 1:001 Ч 576 Чешев, В. В. Техническое знание [Текст] : монография / В.В. Чешев. - Томск : Изд-во Том. гос. архит.-строит, ун-та, 2006. - 267 с. - ISBN 5-93057-199-6 В предлагаемой работе рассмотрены вопросы, возникающие при исследовании становления и структуры научного технического знания. В интересах...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Белгородский государственный национальный исследовательский университет ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА (на примере Белгородской области) Коллективная монография Белгород 2011 1 ББК 81.2Р-3(2.) О-62 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного национального исследовательского университета Авторы: Т.Ф. Новикова – введение, глава 1, заключение Н.Н. Саппа – глава 2,...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московской области ФИНАНСОВО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Т.С. БРОННИКОВА, В.В. КОТРИН РАЗВИТИЕ МЕТОДОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНОЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ МОНОГРАФИЯ Королёв 2012 РЕКОМЕНДОВАНО ББК 65.290-2я73 Учебно-методическим советом ФТА УДК 339.13(075.8) Протокол № 1 от 12.09.2012 г. Б Рецензенты: - М.А. Боровская, доктор экономических наук, профессор, ректор Южного федерального университета; - Н.П....»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение высшего профессионального образования Амурская государственная медицинская академия Государственное научное учреждение Дальневосточный зональный научно-исследовательский ветеринарный институт А.Д. Чертов, С.С. Целуйко, Р.Н. Подолько ЯПОНСКАЯ ДВУУСТКА В АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ (Жизненный цикл и эпидемиология) БЛАГОВЕЩЕНСК 2013 УДК 616. 995. 122. 22/571. 6 ISBN 5 – 85797 – 081 ББК 55.17 (255.3) Ч ЯПОНСКАЯ ДВУУСТКА В АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ (Жизненный...»

«Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова Институт комплексной безопасности МИССИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ Архангельск УДК 57.9 ББК 2 С 69 Печатается по решению от 04 ноября 2012 года кафедры социальной работы ной безопасности Института комплексной безопасности САФУ им. ...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.