WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ЮЖНОГО Для археологов, историков, краеведов, студентов и всех интересующихся каменным веком Подонья ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ МЕЗОЛИТ И ПАЛЕОЛИТ ВОРОНЕЖ 2010 ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

И.В. ФЕДЮНИН

Иван Владимирович Федюнин - археолог, кандиПОДОНЬЯ

дат исторических наук, доцент кафедры истории

России Воронежского государственного педагогического университета, специалист по палеолиту

и мезолиту лесостепной зоны Восточной Европы.

Автор монографии «Мезолитические памятПАЛЕОЛИТ

ники Среднего Дона» (2006) и 40 публикаций.

В книге вводятся в научный оборот материалы палеолитических и мезолитических стоянок Южного Подонья (в пределах современной Воронежской области), а также рассматриваются вопросы их периодизации, культурно-хронолоИ МЕЗОЛИТ гического статуса и хозяйственной специфики.

ЮЖНОГО

Для археологов, историков, краеведов, студентов и всех интересующихся каменным веком Подонья

ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

МЕЗОЛИТ

И

ПАЛЕОЛИТ

ВОРОНЕЖ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

"ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ"

И.В. ФЕДЮНИН

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ

ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

МОНОГРАФИЯ

ВОРОНЕЖ Воронежский государственный педагогический университет 

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

УДК 930. ББК 63.4 (2) Ф Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 10-01-56700е/Ц, Рецензенты:

доктор исторических наук М.В. Аникович (ИИМК РАН, Санкт-Петербург) доктор исторических наук А.Н. Сорокин (ИА РАН, Москва) Федюнин И.В.

Ф 35 Палеолит и мезолит Южного Подонья: монография / И.В. Федюнин.

- Воронеж: ВГПУ, 2010. - 202 с. - 86 илл.

ISBN 978-5-88519-664- Книга вводит в научный оборот материалы разных периодов эпох палеолита и мезолита на территории Южного Подонья в пределах современной Воронежской области. Отдельными разделами рассматриваются общие вопросы периодизации каменного века, культурно-хронологический статус каменных индустрий памятников и их хозяйственная специфика.

Для археологов, историков, краеведов, студентов и всех интересующихся каменным веком Придонья УДК 930. ББК 63.4 (2)

ВВЕДЕНИЕ

Приоритеты в исследовании палеолитических и мезолитических стоянок Восточной Европы принадлежат изучению крупных памятников, имеющих следы жилищ, различных конструкций и выразительных скоплений артефактов, дающих богатые коллекции каменного инвентаря и изделий из органических материалов. Вот почему на картах стоянки каменного века разделены громадными пустыми пространствами, создающими впечатление точечного характера ойкумены.

Палеолит Среднего Дона ассоциируется у большинства исследователей с многочисленными, хорошо изученными памятниками Костенковско-Борщевского региона. Смежные территории таким количеством ярких памятников, к сожалению, не обладают. И Южное Подонье, в частности, не представляет на этом фоне исключения. Однако подобная ситуация вызвана, скорее, слабой изученностью региона и малочисленностью работающих в нем исследователей. За последние 10 лет, знакомясь с литературой, в этом не раз приходилось убеждаться.

Свидетельствует об этом и история археологического изучения региона.

Первые сведения о каменном веке в Южном Подонье относятся к началу XX в., когда появились сообщения о находках плейстоценовой фауны и кремневых изделий в Острогожском районе Воронежской области. Затем, уже в 1920х годах С.Н. Замятниным была открыта и раскопана стоянка у с. Шубное, материалы которой оказались незаслуженно забытыми современными исследователями (Замятнин, 1952).

На рубеже 1970-1980-х годов небольшие коллекции каменных орудий позднепалеолитического облика были собраны А.Д. Пряхиным при исследовании Мосоловского поселения эпохи бронзы в Среднем Побитюжье (Пряхин, 1981Л.М. Тарасовым на стоянке Масловка на р. Воронеж (Тарасов, 1983).

Если до середины 1990-х гг. было открыто не более десятка памятников, то за последние 15 лет их число возросло не менее, чем втрое. Ряд пунктов, среди которых есть и стратифицированные, был выявлен и изучен экспедицией Липецкого госпедуниверситета под руководством А.Н. Бессуднова на Верхнем и Среднем Дону (Бессуднов, 2004). Им же совместно с А.А. Бессудновым была открыта серия палеолитических стоянок, богатых фаунистическими остатками, на территории музея-заповедника «Дивногорье» (Ивашов, Бессуднов А.Н., 2005;

Бессуднов А.А., 2009). Необходимо упомянуть и стоянку Иволга, открытую геологом ВГУ М.И. Шабалиным около юго-восточной окраины Воронежа (Шабалин и др., 2004). За шесть последних полевых сезонов экспедицией Воронежского государственного педагогического университета под руководством автора было открыто свыше 1,5 десятков палеолитических и мезолитических памятников, четыре из которых были раскопаны. В этой связи следует, прежде всего, упомянуть стоянки Белая Гора, Назаровка, Четвериково (Федюнин, 2006; 2007а;

2007б; 2008; 2009). Их изучение позволяет взглянуть на эпоху камня в новом,

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

порой неожиданном, свете.

Может показаться, что публикация небольших коллекций поспешна. Однако автор полагает, что введение в научный оборот новых материалов должно быть оперативным, благодаря чему повышается информированность научной среды, может возрасти интерес к обсуждаемой проблематике. Разумеется, изученность палеолита и мезолита Южного Подонья по-прежнему весьма неравномерна, разнится и состояние самих источников, поэтому представленная на суд читателей работа носит предварительный характер. Основной акцент в ней сделан на введении в научный оборот и систематизации новых источников. По этой причине за рамками издания остались опубликованные мезолитические памятники Среднего Дона (Федюнин, 2006) и некоторые другие коллекции.





Разумеется, без финансовой поддержки РГНФ и Правительства Воронежской области ни полевые изыскания, ни выход в свет этой книги были бы невозможны.

Добыванию и накоплению материалов, легших в основу этой книги, мы обязаны бескорыстному труду студентов исторического факультета, постоянных участников нашей экспедиции - А.Н. Духненко, В.В. Соломахи, А.П. Хурчака и А.Н. Меркулова, и аспирантам ВГПУ - А.С. Михнову и А.М. Скоробогатову.

А также дружному коллективу учителей и отряду школьников Воронежской гимназии № 9 г. Особые слова благодарности хочется выразить организатору и идейному вдохновителю Калачеевского детского районного археологического слета - директору Старокриушанской СОШ, выпускнику исторического факультета ВГПУ А.В. Пономареву.

Огромную благодарность выражаю специалистам-естественникам Воронежского государственного университета, занимавшимся разработкой вопросов палеогеографии Южного Придонья, – к.г.н., доценту кафедры общей геологии А.А. Старухину, к.г.н., с.н.с. кафедры общей геологии Т.Ф. Трегуб, к. г.-м. н., с. н. с. НИИ Геологии ВГУ Д.В. Жабину.

Всем им автор выражает свою искреннюю признательность.

 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 10-01-56700е/Ц,

ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ

ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Обозначенный в данной работе в качестве объекта исследования регион Южное Подонье - располагается на юге Среднего Дона, не имея естественных четко географически- или палеогеографически обусловленных границ. Он соответствует южной части современной Воронежской области (южнее 51° в.д.).

Гидросеть района принадлежит бассейну Дона. Основными притоками Дона являются Битюг, Осередь, Толучеевка, Черная Калитва, Богучарка. Территория исследований расположена в пределах Среднерусской и Калачской возвышенностей. Первая представлена Калитвянско-Богучарским (правобережье Дона), вторая – Калачским (левобережье Дона) геоморфологическими районами.

Граница между ними проходит по р. Дон. Среднерусская возвышенность в пределах площади характеризуется как древняя возвышенная и среднерасчлененная эрозионно-денудационная равнина, формирование которой началось с раннего миоцена. Максимальные высоты водоразделов достигают 222 м (западнее с. Воробьевка), относительные превышения – до 160 м, горизонтальная расчлененность 0,8-1,2 км/км2. Днища рек и балок снижаются от 80-120 м до минимальной высоты 62 м, которую имеет урез Дона у южной границы площади. На юге, в правобережье Дона и левобережье Толучеевки преобладают доледниковые неогеновые поверхности выравнивания, скрытые под плащом лессовой аккумуляции, на севере - ледниковые и водно-ледниковые аккумулятивные равнины.

Судя по имеющимся исследованиям геологии района, уже в неоплейстоцене эрозионное расчленение территориально примерно совпадало с современным (Отчет о проведении геологического доизучения…, 2002). В донское время северная половина территории была покрыта ледником. Морена плащеобразно перекрыла речные долины и водоразделы, сгладив контрастные формы рельефа. После таяния ледника гидрографическая сеть полностью восстановилась.

В долине Дона ледниковыми водами была сформирована своеобразная зандровая долина (долинный зандр).

Позднечетвертичный этап характеризуется поднятием, протекавшим в несколько этапов с отвечающими им фазами углубления долин и образованием уступов второй и первой надпойменных террас. В это время происходит резкое сужение главной долины, унаследованной современным Доном. Одновременно с развитием главных долин происходит развитие балочной сети и формирование толщи лессовидных суглинков и ископаемых почв. В голоценовое время формируются поймы рек Дона, Осереди, Тулучеевки двух уровней, происходит дальнейшее развитие рельефа и гидрографической сети. Широкое развитие

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

получают эрозионно-гравитационные процессы, а также карстообразование и суффозия (Отчет…, с. 54).

Водоразделы имеют отметки до 180-200 м, максимальная высота - 235 м - отмечена северо-западнее г. Бутурлиновка. Долины рек характеризуются абсолютными отметками 70-90 м, самые низкие высоты приурочены к нижнему течению Дона и Тулучеевки. Рельеф района исследований образован сочетанием узких уплощенных водоразделов и глубоко врезанных широких балочных и речных долин. В широкой - до 20 км долине Дона, разделяющей возвышенности, развиты обширные поля песков, иногда собранных в дюны. По правому берегу Дона на большом расстоянии тянутся высокие меловые обрывы.

Относительные превышения для большей части площади составляют 50-100 м, на юге – до 160 м.

Рассматриваемая территория отличается хорошей обнаженностью. В склонах оврагов и балок часто вскрываются отложения четвертичного, неогенового, палеогенового, мелового и девонского возрастов, многие из которых представРис. 1. Распространение основных типов ландшафтов ледниковых отложений Центрального Черноземья (по: Михно, Быковская, 2004) Тип обнаженных ландшафтов ледниковых отложений: 1 – подтип обнаженных ландшафтов флювиогляциальных отложений. Тип завуалированных ландшафтов ледниковых отложений: 2 – подтип завуалированных ландшафтов флювиогляциальных отложений; 3 – подтип завуалированных ландшафтов моренных отложений. Тип покрытых ландшафтов ледниковых отложений: 4 – подтип покрытых ландшафтов моренных отложений; 5 – предполагаемая граница донского оледенения; 6 – предполагаемая граница днепровского оледенения.

1. Distribution of the basic types of landscapes of glacial adjournment the Central Fig.

Chernozem region

ГЛАВА 1. ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

ляют собой потенциальные источники минерального сырья для изготовления каменных орудий.

Поверхность речных пойм и балок разделяется на два уровня: низкая и высокая поймы. Высота низкой поймы 2-3 м, высокой - 5-6 м. Тыловой шов террасы прослеживается на абсолютных высотах 65-70 м. Подошва аллювия опускается на 10-15 м ниже уреза воды в реках. Поверхность пойм плоская, с углублениями старичных озер, заболоченных понижений, древних русел, характерен линейно-меандровый тип миграции русла. Поверхность первой надпойменной террасы очень ровная, близкая к горизонтальной, с абсолютными отметками 70-80 м. Тыловой шов террасы прослеживается на абсолютных высотах 75- м, постепенно к югу опускаясь до 70 м. Высота над урезом рек 10-12 м. Бровка и тыловой шов террасы хорошо выражены в рельефе. Поверхность второй надпойменной террасы ровная, редко полого-увалистая, слабо наклоненная в сторону русла, иногда бугристая, с перевиваемыми песками. Абсолютные отметки поверхности - 80-120 м. Тыловой шов и бровка в целом по площади хорошо выражены в рельефе. Превышение поверхности террасы над урезом рек 20- м. На отдельных участках высота эрозионного уступа достигает 30-34 м. По своему строению терраса цокольная. Вторая терраса делится на два уровня:

высокий (духовской) высотой 40-50 м и низкий (павловско-подклетнинский) – 20-30 м. Поверхность третьей надпойменной террасы с абсолютными высотами 125-135 м. Бровка и тыловой шов плохо выражены в рельефе за исключением долины р. Толучеевка, где уступ террасы в рельефе выражен в виде сравнительно крутого перегиба высотой до 5 м. Высота террасы - 50-55 м при мощности аллювия до 20 м. По своему строению терраса цокольная. Высота цоколя - 25-30 м. Поверхность четвертой надпойменной террасы ровная, со слабым наклоном до 1м в сторону русел рек, со средними абсолютными высотами 130-145 м. Высота террасы достигает 60-70 м. Тыловой шов ее фиксируется на абсолютных высотах 140-145 м, в рельефе выражен плохо. По своему строению терраса цокольная. При мощности аллювия от 25 до 35 м, высота цоколя достигает 35 м. (Отчет…, с. 55).

Водно-ледниковая равнина была сформированная ледниковыми потоками в донское время. Абсолютные отметки поверхности - 120-200 м. Во время максимального распространения ледника у его южной краевой части сформировалась своеобразная, хорошо выраженная в рельефе терраса, поднятая выше четвертой террасы на 20-30м (по Г.В. Холмовому – долинный зандр). Для ее поверхности характерен грядово-холмистый рельеф, сравнительно интенсивная густота эрозионного расчленения, повышенные абсолютные высоты - в среднем 170-190 м.

На северо-западе и юго-востоке (в районе с. Петропавловка) сформировалась флювиогляциальная равнина, ее образование связано с деятельностью наледниковых потоков во время таяния ледника. Для ее поверхности характерны относительно сниженные абсолютные высоты - 120-160м, слабо расчлененный увалисто-грядовый рельеф (рис. 1).

Моренная равнина, сформированная донским ледником, приурочена к северной части площади, занимая высокие водораздельные пространства. Ее южная

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

граница проходит по линии Русская Буйловка – Перевалочное – Ст. Меловая.

Абсолютные высоты ее поверхности - 140-220 м. Моренная равнина представляет собой слаборасчлененную относительно повышенную грядово-холмистую поверхность. Глубина эрозионного расчленения - 50-70 м. (Отчет…, с. 54).

Болотные отложения приурочены к поймам рек Дон, Битюг, Толучеевка, Осередь, Гнилуша. Представлены торфами, очень редко черными торфянистыми глинами. Болотные отложения сформировались во вторую половину голоцена.

Делювиальные и аллювиальные отложения распространены в мелких балках (лощинах) с периодически пересыхающими (временными) водотоками.

Представлены преимущественно суглинками с прослоями несортированных песков и обломков пород, сформировавшихся за счет сноса материала со склонов и его последующего перемыва (балочный и ложковый делювиоаллювий). В делювиальных и аллювиальных накоплениях часто присутствуют погребенные почвы, следы почвообразования в виде известковистых конкреций и прослои перемытого чернозема. В этих же отложениях в районе с. Петропавловка встречены прослои и линзы вулканического пепла трахитового состава. Формирование делювиальных и аллювиальных образований началось во второй половине голоцена (Отчет…, с. 62-91).

Аллювиальные отложения приурочены к руслам рек, выстилают днища крупных балок с постоянными водотоками. Аллювий пойм представлен русловой и пойменной фациями. Русловая фация - это разнозернистые пески, в нижней части с базальным горизонтом (грубозернистые пески с галькой и гравием). Пойменную фацию составляют глины и суглинки с прослоями песков, часто с погребенными почвами. В крупных балках аллювий представлен переслаиванием суглинков и песков, иногда гумусированных.

Важным критерием описываемого района на севере может служить граница двух тектонических структур - Окско-Донской низменности и Калачской возвышенности.

Правобережный участок долины реки - Донское Белогорье - многими исследователями выделяется в самостоятельный подтип природно-географической зоны (Среднерусское Белогорье, 1985). Значительная разница в высотных отметках двух тектонических структур отложила свой отпечаток на климате, который в Южном Придонье более мягкий, сухой и теплый.

Новейшие разработки палеогеографии голоцена Среднего Дона принадлежат Т.Ф. Трегуб (Трегуб, 2006; 2009). По данным исследовательницы, основанным на изучении как геологических, так и археологических разрезов (характеристика палинологического исследования стоянки Четвериково - в приложении 3), картина развития растительности в голоцене выглядит следующим образом.

Растительный покров пребореала унаследовал гиперзональную структуру поздних фаз валдайского оледенения. Березово-сосновое редколесье с мезофильным травостоем, где присутствовали элементы как аркто-альпийские, так и туранско-среднеазиатские. В поздние фазы пребореала широкое развитие

ГЛАВА 1. ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

получили сосновые боры, которыевключали небольшие по площади березняки. Дубравные группировки, вероятно, находились в стадии восстановления, а плакоры были заняты, в основном, осинниками с включением липы и вяза на юге области и только вяза на северо-востоке. Травянистая растительность в Похоперье имела злаковоразнотравный состав, а в окрестностях Павловска разнотравно-злаковый (Трегуб, 2009, с. 241).

Бореальный период характеризовался преобладанием лесной растительности. Резко расширяют свой ареал боровые группировки и можжевеловые заросли, березняки играют подчиненную роль. Локализуются одноярусные дубравы с вязом и липой. Открытые участки были заняты травянистыми сообществами примерно такого же состава как и в пребореальный этап.

Резкое возрастание теплообеспеченности на границе бореального и атлантического периодов привело к появлению в составе травянистого покрова такого элемента как солянка – Salsola soda L., что указывает на образование солончаковатых лугов и солонцов (Трегуб, 2009, с. 241).

В целом, растительность пребореала, бореала и атлантикума значительно отличалась от современной и по структуре и по флористическому составу.

Современная граница Лесостепи и Степи на Среднем Дону приходится на течение реки Черная Калитва, ориентированной в широтном направлении. Судя по имеющимся палеогеографическим разработкам, данная граница на протяжении позднего плейстоцена также менялась неоднократно (Спиридонова, 1991, с. 185-191).

Основным источником для изучения палеолита и мезолита Придонья являются каменные изделия. Проблема происхождения сырья для их изготовления рассматривалась рядом исследователей ранее (Борисковский, 1963а, с. 166-192;

1963б, с. 43, 143; Синюк, 1986; Федюнин, 2005, 2006 и др.). В ходе изучения материалов мезолита Среднего Дона автором данной работы на основе анализа сырьевых групп был сделан вывод об абсолютном преобладании мелового кремня в Правобережье Дона, и валунного кремня и кварцита - в Левобережье (Федюнин, 2006, с. 20-25). Этот вывод в полной мере можно перенести и на эпоху палеолита. Тем не менее, в ходе исследований 2003-2010 гг. появились новые наблюдения о характере сырьевой базы памятников Придонья, дополненные и скорректированные данными естественнонаучных исследований. Их результаты приводятся ниже.

Строго говоря, данный термин для характеристики сырьевой базы памятников палеолита и мезолита Подонья объединяет в себе кремень опаловый (опал);

кремень опаловый, слабо-песчаный; опоку кремнеподобную (трепел высококремнистый); опоку (трепел); опоку (трепел) глинистый; кремень (опал) песчаный; опоку (трепел) песчаный; опоку (трепел) песчано-глинистый c содержаПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ нием компонентов SiO2 от 90-100 до 54-20, соответственно (Дмитриев и др., 2004, с. 21).

Многие из описываемых в данной работе материалов палеолитических и мезолитических стоянок Донского Правобережья расположены недалеко (в пределах соседствующих бассейнов небольших рек) от мощных выходов мелового кремня в Среднем Поосколье (совр. Белгородская обл.). Непосредственно у выходов локализованы многочисленные стоянки и местонахождения более поздних эпох каменного века. Осмотр ряда открытых меловых обнажений автором привел к выводу о том, что, несмотря на высокое качество большинства кремней, находящихся на поверхности, обилие меловых включений делает многие из них малопригодными для расщепления, а подбор качественного желвака занимает длительное время. Такие находки, видимо, особенно ценились древним населением, транспортируясь на дальние расстояния после специальной подготовки. Однако, нельзя отрицать и возможности открытия выходов мелового кремня во всех местных меловых отложениях. Такие факты отмечались в единичных случаях для территории Юга Среднего Дона (Шкурлат, Кантемировка). Данные отложения туронского и компанского ярусов вскрываются в крупных балках и оврагах. Аналогичное сырье расположено в бассейне Северского Донца.

Ряд исследователей связывает происхождение кремней из Костенок как раз с этим районом. Однако, доказать такое предположение нельзя, даже используя данные химического состава материалов, а объяснение того факта, что древнее население проделывало путь в лишние 300 км, пересекая несколько крупных рек, ради получения несколько более пластичного, чем приоскольское, сырья, вряд ли может быть найдено. Поэтому точка зрения о Среднем Поосколье как источнике сырья для памятников палеолита Костенковско-Борщевского района, высказанная в работах П.И. Борисковского (Борисковский, 1963), представляется более убедительной.

На рисунке 2:2 изображен желвак мелового кремня, найденный на территории Верхнего Дона. Желвак цилиндрической формы, несколькими сколами с его тела удалены отростки. Представляет собой полуфабрикат для изготовления преформы. Изделие, видимо, было потеряно при транспортировке древним человеком, так как собственных выходов мелового кремня на Верхнем Дону нет. Другое аналогичное изделие выявлено в комплексе клада нуклеусов стоянки Назаровка. Желвак из клада № 1 удлиненных пропорций, в сечении овальный. В изначальном состоянии имел посередине небольшой "отросток", удаленный, видимо, для проверки качества сырья, скрытого под коркой (рис. 2: 1). Аналогичная находка встречена на краю жилища стоянки Замятнина (Борисковский, 1963, с.43). Можно предположить, что, с одной стороны, избранная древним человеком форма желвака была оптимальной для транспортировки на далекие расстояния посредством специальных приспособлений типа мешков или сумок, изготовленных из органических материалов. С другой стороны, такая морфология сырья в "первозданном" состоянии, удобная, кстати, и

ГЛАВА 1. ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Рис. 2. Образцы поделочного материала из памятников каменного века Среднего и Верхнего Дона (1, 2, 5 - меловой кремень; 3 - моренный кремень; 4 - кварцит; - обсидиан) Fig. 2. Samples of raw material from sites of the Stone Age of Don

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

для осуществления всего круга операций по превращению желвака в пренуклеус, диктовала собственную технику расщепления.

Об особом статусе преформ такого типа свидетельствуют и другие находки на палеолитических памятниках Среднего Дона, сохранявшиеся в пределах жилищ и других хозяйственно-бытовых структур. Примечательно, что это, как правило, предметы цилиндрической формы со всем набором признаков, характерных для описанного выше желвака. Наличие меловой корки на большей части заготовки играло положительную роль для кремня, который мог таким образом храниться достаточно длительное время на поверхности, не теряя своих механических свойств.

Детальная характеристика кремней Донского Правобережья давалась в работе коллектива воронежских геологов ВГУ (Дмитриев и др., 2004). Для территории Левобережья таких обобщающих работ, к сожалению, нет. Для археологов особенно интересна составленная исследователями схема распространения кремнистых пород на территории Верхнего и Среднего Дона (Дмитриев и др., 2004, с. 23).

В значительно меньшей степени в коллекциях представлены изделия из галечного и плитчатого кремня. Это сырье, более характерное для бедных качественным поделочным камнем памятников Верхнего Подонья, все же в единичных экземплярах присутствует во всех коллекциях. При этом часто высококачественный галечный кремень имеет единственный существенный недостаток – малые размеры; крупные конкреции, в свою очередь, плохо поддаются обработке. Этот поделочный материал – местный, встречается в долине Дона, и его картирование не вскрывает каких-либо закономерностей размещения.

В коллекциях отдельных памятников встречаются кремни каменноугольного возраста явно не местного происхождения. Однако они малочисленны, а их происхождение может быть связано как со следствием процессов дегляциации, так и с результатами деятельности р. Дон.

Совершенно новое для среднедонской археологии каменного века мощное месторождение качественного кремня было открыто экспедицией ВГПУ в 2008г. (Федюнин, 2008). Этот кремень, который трудно спутать с каким-либо другим, в незначительной степени присутствовал в уже известных коллекциях памятников мезолита и неолита Среднедонского Левобережья: Плаутино 2 (нижний слой), Плаутино 4, Монастырская 1, Рубеж и др. (Федюнин, 2006, с. 20-25). При характеристике сырьевой базы этих памятников решение вопросов ее происхождения было затруднительно: так или иначе оно связывалось с соседними регионами. Теперь мы знаем, что это не так.

Выходы данного кремня встречены в меловых отложениях на севере Калачской возвышенности, активно использовались населением мезолитической стоянки Четвериково, описание которой дается ниже. Кремень содержится в небольших желваках (рис. 2: 5), в естественном состоянии – белый, с мелкими органическими включениями или розоватый, с более частыми включениями микроорганизмов. Находкам сопутствует некоторое количество обработанной желтоватой опоки и опоковидных кремней, видимо, из того же источника.

ГЛАВА 1. ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Примечательно, что патина, покрывающая ряд изделий из камня – рыжего цвета. Более сильное или долговременное воздействие природных условий меняло цвет изделия на желто-коричневый, что зафиксировано на целом ряде находок из нижнего слоя Плаутино2. Данный кремень принадлежит сантонскому ярусу.

Встреченные на стоянке Четвериково преформы не противоречат описанной выше модели предварительной обработки желваков черного мелового кремня:

по данным Д.В. Жабина (НИИ Геологии ВГУ), черный и белый меловой кремень по своим механическим свойствам идентичны.

Вопреки распространенному среди ряда исследователей мнению, кварцит (сливной песчаник) представляет собой сырье, сравнимое по популярности у древнего населения Среднего Дона лишь с меловым кремнем. В пределах Юга Среднего Дона мощные выходы палеогенового кварцита зафиксированы в Воробьевском месторождении (I-4-1), месторождениях Подъемный Лог (Участок Северный (IV-2-5)) и Подъемный Лог (Участок Южный (IV-2-6)) (Яковлев, 1951), а также на Севере Калачской возвышенности – у с.Четвериково.

В последнем случае к выходам сырья приурочены мастерская палеолита и мезолитическая стоянка. Во всех случаях песчаники залегают в виде отдельных линз на глубине 1-7 метров мощностью 0,5-3,8 м. или валунов и глыб (Отчет…, с. 75).

Опыт исследования мезолита Среднего Дона позволяет предположить отсутствие каких-либо особых технологических подходов в расщеплении кварцитовых заготовок: избирательность в сырье для изготовления орудий зафиксирована только в сериях резцов, для которых использование кремня было более предпочтительным (Федюнин, 2006, с. 20-25). В какой-то степени показательно, например, что немногочисленные находки составных орудий каменного века, как, например, жатвенный нож из с. В. Мамон, содержат однотипные вкладыши из мелового кремня и кварцита.

Бoльшая, в сравнении с кремнем, твердость и вязкость кварцита, также учитывалась древними мастерами, о чем свидетельствуют находки рубящих орудий в коллекциях Борщево 1, стоянок Замятнина и Валукинского и других памятников Костенковско-Борщевского района (Борисковский, 1963, с. 42, 142), при том, что анизотропность однородного по составу камня могла играть только положительную роль в ходе расщепления.

Обработанные кварциты на палеолитических и мезолитических памятниках представлены двумя основными видами.

1. Плотные мелкозернистые кварцитовидные песчаники с матовой поверхностью, ясно выраженными признаками преднамеренного скола (раковистый излом, "волны", ударный бугорок и пр.), кроме, может быть, направления снятия в случае, если форма "волн" близка к прямой. Цветовая гамма сырья находится в широком спектре, зависящем от геологических условий его  Находка готовится к публикации. Автор выражает признательность учителю истории МОУ "Лицей с. Верхний Мамон". Д.Ф. Шеншину, предоставившего изделие в ВГПУ

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

формирования и экспонирования. Наиболее часто встречаются светло-серые и бежевые, розовые и красноватые, а также зеленые образцы. Длинные сколы достаточно твердые на излом в сравнении с меловым кремнем, торцы сломанных участков образуют плавные геометрически правильные линии.

2. Более "рыхлые" (а в отдельных случаях при воздействии воды – буквально - "рыхлые") сахаровидные песчаники со слабо выраженными признаками обработки человеком. В ряду диагностируемых признаков можно отметить ударный бугорок, изогнутый профиль скола, изредка – "волны" с брюшка.

Такие изделия чаще всего снежно-белого или серого цвета. Длинные сколы легко ломаются руками, оставляя неровные, крошащиеся линии слома.

Оба вида описанного сырья сопутствуют друг другу на известных в Придонье и Прихоперье выходах кварцита. Рассматривая отдельности, образующие кристаллический щит, можно отметить, что сливной песчаник в своем строении содержит наиболее качественный, плотнозернистый материал ближе к сердцевине глыбы или валуна, или центральных участках линз.

Второй выделенный вид кварцитового сырья часто представляет собой корку, снятие которой, как и при обработке кремня, представляет собой неминуемый этап расщепления. Это, однако, не означает, что сколы средне- и крупнозернистого кварцита представляли собой отбросы производства. Среди них достаточно много орудий. Однако их диагностика затруднительна, а в ряде случаев намеренность обработки такого камня человеком можно поставить под сомнение. Приоритет в такой оценке сырья отдается лишь изделиям, имеющим четко установленный литолого-стратиграфический контекст.

Цветовая гамма всех орудий из кварцита представлена, в основном, светлосерыми, зелеными, красными и оранжевыми цветами. За исключением первого, все остальные цвета являлись следствием взаимодействия с оксидами железа.

Разница в исходном сырье выразилась и в своеобразных формах природных деструкций изделий. Многие кварцитовые предметы патинизированы, иногда окатаны, со скругленными гранями. Коллекции мелового кремня патинизированы в разной степени – от нерегулярных голубоватых и рыжеватых пятнистых вкраплений - до т.н. фарфоровой белой или коричневой патины, в некоторых случаях покрыты слабой карбонатной коркой. Судя по свежим сколам с таких орудий, даже наиболее глубокая патина редко проникала в тело изделий более чем на 1-1,5 мм.

Под данным термином подразумевается сырье явно не местного происхождения, уникальное для нашего региона. Представлено единственной находкой скобеля на отщепе из обсидиана со стоянки Гвоздовка в современном Ольховатском районе Воронежской области (Федюнин, 2007). К сожалению, находка была поднята с поверхности, а сопровождающая ее коллекция орудий не дала оснований для установления четкого культурного и хронологического контекста памятника, кроме того, что его материалы относятся к докерамическому времени.

ГЛАВА 1. ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ И ГЕОМОРФОЛОГИЯ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Находки обсидиана вообще крайне редки для территории Среднего Дона.

Ближайшие его выходы расположены на Кавказе. Впрочем, в данном случае нельзя с абсолютной уверенностью говорить о таком направлении импорта сырья в Южное Подонье, так как существует небольшая вероятность появления здесь обсидиана в результате процессов, сопутствующих дегляциации. Тем не менее, другого варианта появления здесь обсидиана также отрицать нельзя, а сам факт его присутствия заслуживает пристального внимания. Известно, что находки из обсидиана были встречены в палеолите Костенок, памятники которого расположены на 200 км. севернее выявленного пункта.

Завершить характеристику сырьевой базы для изготовления орудий труда населением палеолита и мезолита Среднего Дона можно еще одним напоминанием того, что анализ сырьевых групп коллекции любого памятника при их разработанных петрографических характеристиках является более объективным свидетельством перемещений человека в древности, чем, например, оперирование понятиями культурологического характера. Конечно, только за рамками предположений остаются взаимоотношения разных групп людей при эксплуатации отдельных удаленных источников сырья, единственных для нескольких регионов, как, например, выходы кремня в Среднем Поосколье (для Подонья (памятники Костенковско-Борщевского района), Подонцовья (некоторые памятники Рогаликско-Передельского района), наконец, для Поосколья), однако, предположить, что эти взаимоотношения были, учитывая возможный дефицит мелового кремня, можно.

Вопрос о времени освоения и разработки древним населением доступных источников сырья для изготовления каменных орудий, несомненно, является одним из наиболее важных в круге проблем палеолита Среднего Дона.

Имеющиеся в Среднем Поосколье выходы мелового кремня, судя по данным исследований А.А. Кротовой, начали эксплуатироваться не ранее среднего палеолита (Кротова, 1985, с. 43-51). Аналогичное сырье утилизировалось мустьерцами Подонцовья (Колесник, 2003, с.21-24). Наличие в древнейших слоях памятников стрелецкой культуры среднепалеолитических форм из мелового кремня (Аникович и др., 2007, с. 140-150), позволяет предположить, что традиция использования этого сырья не прерывались на протяжении времени, предшествовавшему ранней поре верхнего палеолита. Однако расцвет призматической техники расщепления, основанной на меловом кремне, по мнению большинства исследователей, приходится именно на позднюю пору верхнего палеолита.

Нет сомнения в том, что постоянная многовековая потребность в сырье сформировала традиционные способы его добычи и транспортировки. О последнем выше было высказано несколько предположений. К сожалению, исследованных памятников, позволяющих пойти далее только предположений, немного.

В свою очередь, традиция утилизации кварцитовых изделий документируется, начиная с периода среднего палеолита. В настоящее время на территории Среднего Дона нет позднепалеолитических "кварцитовых" комплексов, хотя материалы соседних территорий (стоянка Непряхино) иллюстрируют традиПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ ции непрерывного использования именно этого сырья вплоть до конца палеолита (Захариков, 2008).

В памятниках позднего палеолита Костенковско-Борщевского района кварцит использовался нечасто, в основном для получения рубящих орудий. Судя по характерным чертам этих орудий, для их изготовления использовался местный (не соответствующий облику материалов крупных выходов в Похоперье и Калачской возвышенности) кварцит, близкий месторождениям в окрестностях г. Воронеж (Семилуки).

МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПАЛЕОЛИТА

И МЕЗОЛИТА В ЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЕ

Понятие "мезолит" и некоторые проблемы Несмотря на то, что основная цель данной работы состоит в публикации новых материалов, нельзя обойти вниманием целый ряд важнейших проблем, существующих сегодня в науке о каменном веке. Наиболее существенные из них так или иначе связаны с общими вопросами периодизации. Попытаемся их рассмотреть на основе понятия "мезолит" в отечественной науке.

Подробные сведения об истории понятия "мезолит" приведены в отечественных исследованиях Г.Н. Матюшина (Матюшин, 1976), Л.В. Кольцова (Мезолит СССР, 1989), С.В. Ошибкиной (Ошибкина, 1983) и других работах (см. напр.: Медведев Г.И., Липнина Е.А., Новосельцева В.М., Шмыгун П.Е., 2000).

В советскую археологическую литературу термин "мезолит" был введен в современном значении М.Я. Рудинским (Рудиньский, 1928). Позже В.И.Равдоникасом в двухтомнике "История первобытного общества" (1939) данное понятие употреблялось для обозначения древностей азиля и тарденуаза в системе периодизации каменного века (Равдоникас, 1939, т. 1, с. 249).

Впрочем, более широкое его распространение относится уже к 1950-м годам - после посмертной статьи М.В. Воеводского (Воеводский, 1950).

Специалистам хорошо известна дискуссия о правомерности выделения мезолита (Брюсов, 1962; Рогачев, 1966; Формозов, 1970), в ходе которой наиболее острые проблемы критериев эпохи были сформулированы А.Н. Рогачевым.

А.А.Формозов в противовес А.Н. Рогачеву неоднократно выступал с обоснованием своего видения мезолита: в статье "О термине "мезолит" и его эквивалентах" исследователь делал попытку устранения разногласий в определении эпохи (Формозов, 1970).

Прошли годы, и, несмотря на то, что большинство историографических обзоров исследований по мезолиту упоминают об имевшей место дискуссии, за этим обычно следует констатация того, что мезолит в настоящее время все-таки принят для обозначения самостоятельной эпохи – подразделения каменного века. Однако доказательная база этой "констатации" не претерпела значительных изменений. Нужно признать, что ни одно из "обвинительных" положений дискуссии 1960-1970-х гг. до сих пор не опровергнуто, и вряд ли может быть опровергнуто вообще.

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

В 2000 г. коллективом иркутских археологов рассматривалась проблема мезолита, результатом чего стала еще одна констатация отсутствия критериев для эпохи. При этом авторами дается следующее определение: "мезолит можно принять как геоархеологическую систему физически достоверных данных о состоянии геологических отложений 20-10 тысячелетий от наших дней и вмещенных в них артефактов, в интерпретации которых принимают участие геологическое, палеонтологическое, палеоклиматическое, археологическое, этнологическое, социологическое промыслово-хозяйственное, экономическое направления современного знания. В зависимости от аспекта рассмотрения, этому периоду могут быть сообщены наименования: "культурные отложения плейстоцен-голоцена 20-10 тысячелетий от н.д.", "ансамбли, комплексы микролитических изделий или форм микролитов"; "геометрических форм изделий", "охотничье-рыболовецкие инвентари", "культуры охотниковсобирателей предгорных и остепненных территорий", "культурные остатки лесных, речных рыболовов и морских охотников", "техногенные образования раковинных куч", "мультислойчатые культурные образования речных устьев, морских дельт, конусов выноса" и т.д." (Медведев Г.И., Липнина Е.А., Новосельцева В. М., Шмыгун П.Е., 2000, с. 78-79).

Такая постановка вопроса, внешне вроде бы смещающая акценты в ответственности за определение, по сути дает нам разнородные дефиниции без конкретного содержания и с очень общей датировкой.

Тем не менее, на эмпирическом уровне исследования специалистами признается, что "мезолит" все же нужен для обозначения определенного отрезка истории человеческого общества, то есть, понятие необходимо для работы, оно интуитивно осознается, но суть его не вскрывается. Напомню, что она связывалась то с природно-климатическими изменениями, то с изобретением нового вооружения, то с изменениями социальных отношений, что вообще выходит за рамки собственно археологической периодизации.

Некоторое пренебрежительное отношение специалистов-палеолитоведов к современным исследованиям мезолита вполне понятно: технико-типологический анализ каменных индустрий верхнего палеолита включает в себя широкий спектр наименований устойчивых культуроопределяющих форм. Этот спектр в типологии орудий мезолита часто сужается до установления диагностических свойств элементов метательного вооружения, а набор орудий – резцов и скребков – действительно редко выходит за рамки подтипа. Однако бедность диагностических форм, "банальность" (термин А.Ф. Горелика (Горелик, 2001)) наборов каменного инвентаря – это объективное свойство памятников эпохи мезолита, а не плохо разработанная типология. Еще беднее орудийный набор в ряде неолитических культур.

Вопросы периодизации каменного века поднимались М.В. Аниковичем на страницах журнала "Российская археология" в начале 1990-х гг., причем все обозначенные здесь проблемы исследователем были рассмотрены с разных позиций. Пытаясь унифицировать систему критериев для выделения археоГЛАВА 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПАЛЕОЛИТА И МЕЗОЛИТА...

логической эпохи, М.В. Аникович считает единственно достоверным из них "массовое внедрение в человеческую практику качественно нового вещественного материала, который в предшествующие эпохи либо не использовался вовсе, либо употреблялся очень ограниченно и технологически примитивно" (Аникович, 1992, с. 90). Выводы автора: мезолит и энеолит как эпохи не имеют права на существование (Аникович, 1992, с. 91). Первый является вторым этапом "эпохи кости", второй – первой ступенью эпохи бронзы. Весь отрезок истории человечества делится на два крупных хронологических блока: "докультурный" (для обозначения общего и особенного используются термины "путь развития" Г.П.Григорьева, считающего, что в основе периодизации эпохи должна лежать ее структура) и "культурный", когда, соответственно, археологическая культура становится устойчивой характеристикой эпохи. Граница между ними проводится по линии мустье – верхний палеолит (Аникович, 1992, с. 93).

Без преувеличения можно отметить, что проблема мезолита кажется искусственно выпяченной в той степени, в которой она отражает противоречия имеющейся периодизации каменного века. Сам М.В. Аникович отмечает, что верхний палеолит можно назвать "эпохой кости" (Аникович, 1992, с. 90), то есть, выделить из эпохи палеолита и сделать отдельной таксономической единицей?

Любая периодизация, в том числе и периодизация каменного века, условна.

Это инструмент, позволяющий путем условного разделения (а значит, упрощения) прийти к осознанию такого сложного и многогранного понятия как "каменный век". Дробность периодизации соответствует видимой сложности понятия, но вряд ли содержание каждого из этапов каменного века, судя по данным наблюдений за реликтовыми народами в этнографии, соответствует имеющимся критериям периодизации (Амирханов, 2000, с. 193-194). Во всяком случае, прямые сопоставления здесь скорее исключение, чем правило.

Устойчивые позиции неолита как особой эпохи ни у кого не вызывают сомнений. Однако, камень, бронза, железо, и прочие материалы, лежавшие в основе выделения отдельных периодов древней истории, использовались прежде всего для изготовления орудий труда. Керамика – не орудие труда, а нечто стороннее: средство хранения и приготовления продуктов, то есть, данный критерий неравнозначен по отношению ко всем предыдущим и последующим.

Появление керамики не является универсальным признаком для выделения эпохи неолита, что подтверждает в том числе и периодизация каменного века Ближнего Востока (см., напр., The neolithic and early Chalcolithic Farmers…, 2005). Далеко не повсеместное возникновение производящего хозяйства в неолите не является археологическим критерием эпохи, также как, например, и уже упомянутые изменения социальных отношений в мезолите.

Дальше – тупик. Если понятие "мезолит" является неразработанным, то еще менее разработано понятие "финальный палеолит", которое активно используется исследователями в течение нескольких десятилетий. Сам термин

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

"дриасовый период" как аналог "финального палеолита" вновь возвращает нас к проблемам критериев, характерных для мезолита.

Небезынтересно отметить, что другие периодизационные схемы, например, построенные на технологическом анализе каменных индустрий (Гиря, 1997), могут наделить понятие "мезолит" вполне конкретным содержанием: это эпоха, которая начинается с применения техники отжима для получения длинных сколов (Гиря, 1997, с. 87-92). Использование особых приемов расщепления в технике усиленного отжима для получения специфических крупных сколов, по данным технологического анализа, проведенного Е.Ю. Гирей (Гиря, 1997, с. 73, рис. 17, с. 83, с. 147), судя по всему, знаменует собой и начало эпохи энеолита.

Таким образом, налицо парадоксальная ситуация: две эпохи – "изгои" традиционной периодизации - предстают перед нами в качестве двух единиц, чья технологическая специфика является достаточно яркой. Чему же отдать предпочтение?

Думается, что основу периодизационной схемы должен составлять комплексный анализ прежде всего каменных индустрий: если фактор использования камня в качестве основного сырья для изготовления орудий труда объединяет все подразделения каменного века, то построение каких-либо периодизационных схем должно строиться прежде всего на комплексном анализе изделий из камня, то есть, изделия из камня должны лежать в основе изучения как отдельной единицы каменного века, так и всей совокупности этих единиц.

При отсутствии столь же репрезентативных коллекций изделий из других материалов на разных памятниках этот – вполне традиционный для науки подход - способен привести к появлению новых разработок археологических критериев периодизации каменного века.

Методика полевых и лабораторных исследований Важность методики исследования для первобытной археологии, где она, по сути, создает источник, нельзя недооценивать. При этом вопросы методики исследования памятников палеолита следует считать более разработанными в сравнении с мезолитическими, с учетом того, что становление основных методических приемов полевого исследования палеолита происходило в России в основном на памятниках Костенковско-Борщевского района (Аникович и др., 2008, с. 11-37).

Специфика всех раскопанных в Южном Подонье памятников проявляется достаточно четко: она заключается в изучении слабо насыщенного тонкого культурного слоя / горизонта залегания находок, характерного в равной степени как для памятников палеолита, так и для мезолита.

Методика полевых исследований, описание которой будет приведено ниже, основана на "Положении о порядке проведения археологических полевых работ…" (2007), апробирована в ходе исследования, в основном, памятников мезолита в бассейне Среднего Дона: стоянок Плаутино 2, Каменка 1, Каменка

ГЛАВА 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПАЛЕОЛИТА И МЕЗОЛИТА...

2, Назаровка, Четвериково, и была существенно дополнена одним элементом, позаимствованным из археологии неолита (полевые работы А.В. Суркова (ВГПУ)). Алгоритм полевых исследований приведен ниже.

1. Имея перед началом раскопок определенную информацию о границах и предполагаемой мощности культурного слоя, раскоп разбивается не только в соответствии с этими данными, но и согласно рельефу местности.

Неподалеку от раскопа выбирается условный "ноль" всех вертикальных и горизонтальных отметок. Последние удобно фиксировать, растянув две (или более) рулетки вдоль осевых линий раскопа и квадратов.

2. В процессе исследований используются квадраты 11 м. В ходе раскопок используется буквенно-цифровая система обозначения квадратов.

Исследование проводится методикой трехмерной фиксации всех находок, в том числе и "природных" - как, например, скопления раковин.

3. Целесообразность составления плана раскопа в поле зависит от конкретной ситуации: как правило, он нужен для фиксации отдельных обособленных планиграфических структур: ям, построек и пр. В остальных случаях каждой находке присваивается свой индивидуальный номер с соответствующими характеристиками (две горизонтальные и вертикальная координаты – "Х", "Y", "Z", как вариант – принадлежность к отдельному комплексу). В отдельных случаях учитывается ориентировка находок по горизонтальным и вертикальным координатам – с помощью компаса и стрелочного строительного уровня.

4. Раскопки памятника проводятся в глубинном отношении равномерно на всей площади путем тонких горизонтальных зачисток штыковой лопатой при слабой насыщенности культурного слоя, и садовыми совками и кисточками – при большой концентрации находок или их плохой сохранности.

Стратиграфические бровки оставляются над углубленными в слой объектами или в случае значительного перепада современной или древней поверхности.

5. После выборки всего объема грунта раскоп зачищается на всей площади.

Затем проводится контрольная прокопка материка.

Фиксирование находок по координатам, во-первых, позволяет значительно сэкономить столь дефицитное в любой экспедиции время, так как основную часть работы исследователю предстоит проделать в лабораторных условиях, а, во-вторых, избежать поспешных выводов в предварительной типологической характеристике находок, которая часто является окончательной. Такая проблема встает при использовании плана находок с условными обозначениями.

Немытые, а иногда и требующие специальной химической обработки предметы поспешно наносятся на план, что позже вызывает множество ошибок и неточностей.

Основным и наиболее значительным фактором разрушения памятников каменного века в Черноземной зоне является антропогенный. Следствие бурного хозяйственного освоения Лесостепи, начиная с неолита, и заканчивая нашими

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

днями, не идет ни в какое сравнение со всеми природными факторами разрушений, систематизированными А.Н. Сорокиным для памятников мезолита зандровых низменностей (Сорокин, 2002, с. 15-29).

Судя по стратиграфическим наблюдениям, которые проводились автором на периодически культивируемых и засеиваемых сельскохозяйственными культурами пунктах, нельзя, кроме очевидных примеров, исключать и вообще постдепозиционного характера формирования литологического горизонта на памятнике. Примером этого может служить гумусизация слоя лессовидного суглинка на стоянке Самотоевка. Увеличение мощности покровного чернозема здесь осуществляется за счет высаживания подсолнечника и систематического распахивания, видимая мощность лессовидного суглинка продолжает уменьшаться, а цветность слоя - ослабевать. Сходные процессы, гораздо более растянутые во времени, характеризуют "естественную" гумусизацию плейстоценовых отложений. Поэтому вполне закономерно экспонирование части находок палеолита в основании слоя чернозема. Такая ситуация характерна и для ряда памятников Костенковско-Борщевского района.

Наверное, самым сложным и пока малоинформативным является изучение мезолитических стоянок, расположенных в литологических горизонтах, сложенных черноземами. Проблемы здесь возникают как в процессе раскопок (в отличие от других видов отложений, луговой чернозем нельзя расчистить, то есть буквально – работать путем срезания тонкого слоя грунта; из-за плотной комковатой структуры происходит, скорее, выковыривание комочков земли), так и в ходе анализа планиграфии находок. Без сомнения, некогда существовавшие хозяйственно-бытовые структуры разного назначения в черноземе часто просто невозможно выявить. Если при раскопках курганов в лесостепной зоне перекопы прослеживаются, в том числе, и в черноземе, по мизерным признакам в виде тонких линий инородного грунта, либо нарушенной структуре заполнителей ям и т.п., то для маломощных мезолитических отложений эти признаки редко когда могут использоваться. В наборе исследователя остаются методы, основанные на анализе особенностей сохранности находок (скопления целых или поломанных створок раковин, концентрации кремней с термодеструкциями и пр.), ввиду чего еще раз можно подчеркнуть важность создания единой базы данных всех найденных предметов.

Голоценовые горизонты на памятниках с небольшой мощностью культурного слоя в Черноземье требуют очень осторожного обращения со стратиграфическими данными, за исключением случаев их погребения более мощными отложениями. В качестве примера можно привести исследование стоянки Плаутино 2 (Сурков, 2004; Федюнин, 2005), где неолитические отложения делились визуально на слои темной (выше) и более светлой (ниже) гумусированной супеси. При этом окопы 1942 г., избороздившие памятник, уровнем впуска соответствовали контакту этих двух слоев, то есть, находились где-то в середине вертикального простирания находок культурного слоя неолита.

Логично предположить, что с 1942 г. процессы седиментации подняли "потоГЛАВА 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПАЛЕОЛИТА И МЕЗОЛИТА...

лок" культурного слоя на 20 см. и с момента оставления стоянки населением неолита горизонт залегания находок рассеивался по вертикали в пределах литологического слоя супеси, иногда выходя и за его пределы: в нижележащий слой или на поверхность. Поэтому можно сделать предположение о том, что в случае исследования голоценовых отложений исследователь имеет дело с растянутыми по вертикали находками некогда единого, более тонкого, культурного слоя.

Как уже отмечалось, описанная методика имеет конечной целью создание реляционной базы данных по всем находкам. По ее предполагаемому назначению наиболее прост табличный вариант в Microsoft Excel.

Шапка табличной базы данных выглядит следующим образом:

квадрат буквенно-цифровое обозначение квадрата № индивидуальный номер находки х первая горизонтальная координата находки вторая горизонтальная координата находки вертикальная координата находки возраст заполняется, если памятник многослойный тип типологическое наименование изделия изделия форма геометрические фигуры / аморфная деструкслабая патина / патина / сильная патина ции 1 деструккарбонатная корка / жжен / морожен / окатан ции 2 сторона одна / две / частично обе вид изделия заготовка осколок / отщеп /обломок / пластина / не ясна скол первичный / полупервичный / вторичный длина ширина толщина гладкая / корка / двугранная / выпуклая / в виде летящей птицы площадка / фасетированная / точечная / линейная / разбита / отсутствует ретушь угол ретуши ретушь 2 угол ретуши второго и более ретушированного участка р. скол длина резцового скола р. скол 2 длина второго и более резцового скола ш.скола ш. скола 2 прим. специфические характеристики находки

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Конечно, приведенный образец базы данных далеко не идеален и не учитывает многих особенностей материалов, каждый раз встающих перед исследователем в ходе раскопок новых памятников. В частности, для характеристики коллекций палеолита используется более дробная система описания, включающая в себя другие первичные данные для последующего исчисления индексов.

Обработка находок в лабораторных условиях при составлении базы данных обычно в несколько раз превышает время, затраченное на раскопки памятника.

Однако, в результате перед исследователем предстает не "одноразовая", скоро забывающаяся информация, а источник, позволяющий использовать его каждый раз в совершенно разных целях, не производя для этого новые подсчеты.

Таким образом, источниковую основу данной работы составляет характеристика каменного инвентаря памятников палеолита и мезолита Южного Придонья, сведенная в базу данных. Всего описанным выше образом было обработано 5111 находок новых памятников палеолита и мезолита.

Несмотря на то, что подавляющее большинство исследователей каменного века в наше время в полевых условиях использует уже неоднократно упомянутую методику фиксации находок из раскопа по трем координатам, наиболее ценная информация о важнейших характеристиках культурного слоя, а именно, собственно археологической стратиграфии (а не литологии вмещающих находки отложений, с которыми зачастую отождествляется культурный слой) и планиграфии размещения материалов, как правило, не превышает рамки отчетной документации. Эта информация в полном объеме может быть получена, сохранена и использована для различных целей только при применении компьютерных средств трехмерного моделирования. Нет нужды объяснять, какое значение они имеют в полевой археологии палеолита и мезолита в случае, когда исследователь, например, имеет дело с материалами двух или трех археологических культур, залегающих в слое с небольшой мощностью.

Собственный опыт показывает, что, во-первых, не все имеющееся в распоряжении "неспециализированное" программное обеспечение подходит для решения этих проблем, а во-вторых – значительные трудности возникают при визуализации базы данных, лежащих в основе модели культурного слоя.

Элементарную его развертку можно получить путем построения точечного графика в табличном процессоре Microsoft Excel с горизонтальными координатами X, Y и вертикальной – Z, составляя значения XZ и YZ. Однако, профили в этом случае сориентированы параллельно стенкам раскопа, и вряд ли его расположение будет соответствовать конфигурации культурного слоя.

Для изменения вида на развертку придется перестраивать таблицу, а присвоить более чем двум категориям находок собственные маркеры невозможно,

ГЛАВА 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПАЛЕОЛИТА И МЕЗОЛИТА...

не говоря о том, что они не будут отражать морфологии изделий. Другие программные средства, позволяющие строить трехмерные графики, как, например, STATISTICA или MATHCAD, обладают расширенными возможностями визуализации, однако также не отображают разные значки, характеризующие состав находок. Средства профессиональной графики требуют специальной подготовки пользователя, не оправдывающей нашей цели.

На основании обзора существующих методик визуализации модели можно отметить, что наиболее удобный пошаговый алгоритм работы с моделью культурного слоя предложен в статье А.В. Постнова, В.М. Ружелович, Т.А. Горбуновой и И.С. Черникова, к которой прилагался скрипт, позволяющий на основе базы данных Excel построить трехмерную модель культурного слоя в 3D MAX (Постнов и др., 2001). При этом таблица данных должна выглядеть следующим образом: в первом столбце "A" должны быть текстовые данные о наименовании находки, в столбце "B" - ее тип (код), в столбцах "C", "D", "E" - координаты находок (в см.) x, y, z, в столбцах "F", "G", "H" - размеры (длина, ширина, толщина в см), в столбцах "I", "J", "K" - ориентация находок в градусах, в столбцах "L", "M", "N" - цвет RGB (красный, зеленый, синий, значения в каждом столбце - от 0 до 255). После заполнения всех необходимых полей таблицы и загрузки скрипта в 3d max происходит отрисовка положения каждой находки.

В результате исследователь получает картину реконструкции культурного слоя, совмещающую данные стратиграфии, планиграфии, и, при использовании дополнительных средств графики, литологии. Рабочее окно программы разделено на четыре зоны: вид сверху, спереди, слева и в перспективе. Восприятие всей системы находок, обозначенных разными цветами, затруднительно, поэтому путем исключения из таблицы отдельных их категорий путем, например, команды "сортировка" или "фильтр" Excel, можно получить реконструкцию культурного слоя, которая, в зависимости от задач исследования, может быть следующей:

• визуализация всех объектов с установлением координат их размещения;

• визуализация предварительно "отфильтрованных" в таблице отдельных типов находок;

• визуализация комплексов каменного инвентаря (например, локализация производственных площадок и участков, на которых велось расщепление кремня или отдельных типов орудий);

• реконструкция дневной поверхности памятника по данным поглубинного размещения находок;

• реконструкция хозяйственно-бытовых объектов, не имеющих собственной визуально определяемой сохранившейся структуры, по данным поглубинТаким образом получены все планы и профили культурных слоев памятников, приведенных в данной работе

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

ного размещения находок (например, выявление ям по скоплениям вещей, расположенных ниже основного культурного слоя).

Список возможностей трехмерного моделирования может пополняться в зависимости от конкретной ситуации, однако приведенный выше опыт его применения открывает широкие, и что не менее важно, абсолютно доступные перспективы в исследовании культурного слоя археологических памятников каменного века.

ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ

СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ ЮЖНОГО ПРИДОНЬЯ

В данной главе речь пойдет о 24 памятниках палеолита и мезолита Южного Придонья: Белая Гора, Шубное, Назаровка, Самотоевка, Дивногнорье, Четвериково, Верхний Карабут 1, Верхний Карабут 2, Ильинка, Затон 1, Раковка, Назаровка 2, Назаровка 10, Гвоздовка, Юрасовка, Ферма, Еремовка, Потудань 1, Потудань 10, Красноселовка, Терешковский Вал, Рубеж, Клеповка 2, Клеповка (рис. 3).

Рис. 3. Карта памятников палеолита и мезолита в Южном Подонье 1 - Белая Гора, 2 - Шубное, 3 - Назаровка, 4 - Самотоевка, 5 - Дивногорье, 6 - Четвериково, 7 - Верхний Карабут 1, 8 - Верхний Карабут 2, 9 - Ильинка, 10 - Затон 1, 11 - Раковка, 12 - Назаровка 2, 13 Назаровка 10, 14 - Гвоздовка, 15 - Юрасовка, 16 - Ферма, 17 - Еремовка, 18 - Потудань 1, 19 - Потудань 10, 20 - Красноселовка, 21 - Терешковский Вал, 22 - Рубеж, 23 - Клеповка 2, 24 - Клеповка Fig. 3. The map of sites of a palaeolithic and mesolithic in Southern Don Степень сохранности источников, их "надежность" и информативность различны: раскопками исследованы стоянки Белая Гора, Шубное, Назаровка, Четвериково, Верхний Карабут 2, Затон 1, Терешковский Вал. Многочисленные коллекции без видимых инородных примесей получены сборами со всех памятников. Материалы местонахождений занимают фоновую позицию в иерархии достоверности памятников. Ниже дается характеристика источников по эпохам палеолита и мезолита в Южном Придонье.

БЕЛАЯ ГОРА

Памятник был выявлен И.В. Федюниным в ходе разведки 2008 г. в бассейне р. Казынка в Калачеевском районе Воронежской области (Федюнин, 2009).

Расположен на северном склоне оврага Западный (окрестности с. Четвериково),

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Рис. 4. Белая Гора. Топографический план памятника Fig. 4. Belaya Gora. The topographical plan of a site который вместе с безымянным оврагом образует большой и высокий мыс, по высотным отметкам соответствующий второй террасе. Название памятнику было дано от местного названия урочища, связанного с известковистыми обнажениями в виде россыпей здесь, у приустьевой части оврага.

Рис. 5. Белая Гора. Фото общего вида памятника (вид с юго-запада) Fig. 5. Belaya Gora. A photo of a general view of a site (a kind from the southwest)

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ

Рис. 6. Белая Гора. Поперечный профиль оврага Западный Fig. 6. Belaya Gora. A cross-section profile of a ravine Western Большой и глубокий (перепад от устья до высшей точки составляет около 20 м) овраг Западный слабо выраженной S-видной в плане формы, по дну его проходит заболоченный суходол от ручья, впадавшего в реку Казынка. Склоны оврага, за исключением участков, прилегающих к местонахождению, а также тальвег, задернованы (рис.4-6).

При изучении обнажений привлекло внимание обилие кварцитов на поверхности склона. Они встречались в виде валунов, плиток, кусков. Дальнейший осмотр склона оврага привел к обнаружению четко локализованного местонахождения расщепленного кварцита восточнее. Оно приурочено к древней (и ныне действующей) промоине, усекающей мыс с юга (рис. 9). Ее глубина увеличивается от 0,5 м до 1-2 м сверху вниз. Находки встречались по линии промоины на всем ее протяжении. Максимальная концентрация находок была зафиксирована у днища оврага. Плотность обнаружения материалов здесь, на участке 22 м,

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Рис. 8. Белая Гора. Находки из раскопа (кварцит) Fig. 8. Belaya Gora. Finds from excavation (quartzite) настолько высока, что ее можно объяснить только наличием активных склоновых процессов, переместивших часть материалов вниз. Решающей среди этих процессов, видимо, была роль водотока. При этом налицо пространственная сортировка коллекции: на вершине склона встречались только крупные изделия, а у его основания – средние и мелкие (фактически все сколы были собраны на дне оврага) (рис. 6).

С целью выяснения первоначальной стратиграфической позиции полученных материалов у высокой точки пологого участка борта оврага был поставлен шурф 34 м, ориентированный по сторонам света – длинной осью по линии север-юг. В ходе исследований для выяснения особенностей топографии памятника была осуществлена нивелировка поверхности, позволившая составить поперечный профиль участка оврага по линии ССЗ-ЮЮВ (рис. 6). Изучение шурфа и обнажений склона оврага дало следующие результаты (рис. 7).

слоя Слой дерна с нечеткой нижней границей. Мощность варьирует

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

Слой карбонатного желтоватого лессовидного суглинка.

Мощность варьирует от 0,11 до 0,8 м. Верхняя граница более темная, до черного, сливается с черноземом, подвержена процессам гумусизации. Структура однородная, за исключением мелких карбонатных включений, пылеватая, легкая, в то же время плотная. Вскипает с HCL. Нижняя граница слоя "размазана" в профиле, дает значительные перепады высот. Слой нарушен ном С середины глубины данного слоя в северо-западном углу щурфа встречен крупный кварцитовый валун, который на поверхность извлечь не удалось (размеры видимой части – 0,930, м). Примерно такие же вертикальные отметки имеют находки обработанных кварцитов и кварцитовые плитки, встреченные в Слой сильно карбонизированного светло-серого лессовидного суглинка. Мощность варьирует от 0,14 м до 0,9 м. Верхняя граница четкая, нелинейная. Структура однородная, за исключем нием участков, нарушенных землеройками, пылеватая, легкая, рассыпчатая. Вскипает с HCL. Нижняя граница нечеткая, почти не выделяется по цвету, отличаясь структурой. В данном слое Слой мелкого мелового щебня. Судя по обнажениям, его мощность достигает 20 м. Заполнитель – материал выше лежащего слоя. На вскрытом участке структура слоя однородна, без какихлибо видимых включений. Определение характера слоя проблематично. По утверждению к.г.-м.н. А.А. Старухина (ВГУ) данпросле- ный слой представляет собой меловой останец, вклинившийся в женная четвертичные отложения Калачской возвышенности на разную в шурфе глубину. Это подтверждается переотложенностью основных комм понентов слоя. Слой содержал три находки у верхней границы.

В устье оврага, на уровне 5-8 м от его днища обнажается слой монолитного известняка. Здесь он подстилает слой мелового щебня. Это значительно усложняет картину соотношения литологических слоев на памятнике, так как в месте раскопок, судя по обнажениям, слой мелового щебня тянется ниже.

Слой красно-коричневого ожелезненного суглинка. Выявлен в обнажениях склона. Судя по всему, подстилает описанные выше ? отложения. Структура однородная, мелко-комковатая, без видимых включений. Местами перекрыт современной почвой в результате склоновых процессов. Находок не содержал.

Можно предположить, что некогда существовавший горизонт залегания находок памятника, находившийся в слое лессовидного суглинка, первоначально занимал верхнюю часть склона оврага, где и был заложен шурф, а позже был

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

перемещен вниз, к его днищу. Все же исходная позиция уровня залегания каменных изделий остается под вопросом.

Первоначально планировалась закладка шурфа № 2 у днища оврага, в месте наибольшей концентрации находок с целью получения максимума материалов, однако, в силу ряда объективных причин, работы были свернуты.

Незначительное количество находок из шурфа (рис. 8) не отличается своими технико-типологическими характеристиками от сборов с поверхности, поэтому они будут рассматриваться вместе.

Всего в ходе исследований получено 132 находки, из которых 4 найдены в шурфе. Все предметы изготовлены из сливного песчаника (кварцита) различных цветовых оттенков. Преобладает серый однородный или "крапчатый" кварцит (60 %); большое количество изделий изготовлено из зеленовато-серого с красными включениями кварцита (24 %), а также из оранжево-серого (7,5 %), коричневого (7,5 %), в единственном случае – розового (0,7 %).

Выходы данного сырья встречены здесь же, в эрозионных обнажениях оврага Западный и в расположенных рядом балках (рис. 5). Во всех случаях песчаники залегают в виде отдельных линз на глубине 1-7 м. мощностью 0,5-3,8 м. или ваРис. 9. Белая Гора. Обнажение в северном борту оврага Западный Fig. 9. Belaya Gora. An exposure in northern board of a ravine Western На момент публикации данной работы численность коллекции составляет 922 единицы. Новые материалы не противоречат общему технологическому и орудийному контексту коллекции. Находки готовятся к публикации.

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

лунов и глыб. Решение вопросов генезиса данного сырья здесь затруднительно, скорее всего, он имел разную природу. Цветовая гамма всех, за исключением серого цвета, изделий из кварцита являлась следствием взаимодействия с оксидами железа.

Какие-то приоритеты в выборе сырья древним человеком выявить сложно.

Большинство правильно ограненных сколов и орудий изготовлено из плотнозернистого серого или серо-зеленого с красными включениями кварцита. Рыхлое сахаровидное крупнозернистое сырье, располагавшееся ближе к поверхности валуна, под коркой, для этих целей использовалось редко.

Коллекция в древности подверглась разного рода деструкциям. Среди них – известковые натеки (8 %), слабая, "дымчатая", патина (26,5 %), более интенсивная, голубовато-белая (32,5 %), и глубокая, фарфорово-белая (12 %), "морозное" разрушение изделий (5 %), окатанность, скруглявшая некогда острые грани орудий и заготовок (4 %). При этом только 18 % находок лишены какихлибо повреждений. Такая ситуация говорит о разном характере экспонирования коллекции: отдельные ее части, видимо, находилась длительное время на поверхности, перемещались вниз по склону водными потоками, либо находились в слое суглинка до (относительно недавнего) времени их вымывания. Эти процессы имели место до и после посещения памятника людьми, и, несомненно, учитывались ими в собственных целях. Некоторые крупные орудия или средства расщепления изготавливались на десквамированных или разрушенных воздействием отрицательной температуры отдельностях кварцита. И те, и другие изначально имели участки с прямыми и острыми углами, удобными для обработки сырья без предварительной подготовки или с минимальными затратами труда, а также плоскую или кубовидную форму.

Все упомянутые выше виды деструкций достаточно легко диагностируются, в отличие от т.н. псевдоретуши разных размеров, покрывающей значительное количество изделий. Среди специалистов нет единого мнения о характере интерпретации орудий с выемками (Анисюткин, 2005, с. 106-114). Одни считают определенный процент орудий, оформленных в технике клектонских выемок, устойчивой культуроопределяющей чертой т.н. "зубчатого мустье". Другие, напротив, отмечают естественный характер происхождения выемок, относя их к механическим повреждениям. В этом отношении показательны корреляции состава литологических горизонтов и характера каменных индустрий, проведенные Н.Д. Прасловым (Праслов, 1984; Анисюткин, 2005, с. 107). С результатами его работ не согласился Н.К. Анисюткин, оправдывая артефактный характер выемок как технологического приема изготовления орудий. Исследователь приводит примеры, когда "комплекс с выемками" находится в слое без естественных факторов повреждений, каким, например, является галечник (Анисюткин, 2005, с. 113). Интересен и другой его вопрос: почему выемчатые орудия слабо представлены в ранних верхнепалеолитических индустриях, залегающих в потенциально "травматическом" для каменных орудий слое? Первое из приведенных положений можно опровергнуть тем, что, несмотря на состав культурного слоя археологического памятника, его население, перемещаясь по поверхности, само систематически разрушало изделия. Самые распространенные механические

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

повреждения – слом и выемка. Второй вопрос исследователя вместе с данными других эпох каменного века приводит к выводу о том, что выемчатая техника действительно использовалась как особый технологический прием в среднем палеолите, но чисто типологическая интерпретация этого приема очень сложна. Наверное, здесь решающую роль должны играть трасологические исследования. Клектонские выемки, например, использовались в позднем палеолите и мезолите Среднего Дона для изготовления площадок резцов одним ударом, образующим большую фасетку.

Среди находок с поверхности памятника есть изделие с выемками, формирующими "клюв" орудия - резчика. Однако выемки достаточно свежие, и это хорошо заметно на патинизированной поверхности. Другой пример: на одном из сколов по краю виден ряд радиальных трещин неснятых ретушных фасеток. Их можно отделить сильным нажатием пальца или слабым ударом твердым предметом. В случае, когда заготовка лишена патины, перед нами предстает псевдоорудие с краевой ретушью, причем, в силу специфики кварцита, эту ретушь трудно отличить от настоящей. Она имеет несколько рядов фасеток и напоминает характер утилизации лезвия скребкового орудия, отличаясь визуально лишь неровной кромкой "лезвия".

В такой ситуации, с учетом "склонового" характера памятника, представляется, что большинство т.н. "клектонских" выемок на поверхности сколов, не образующих системы, не имеющих ретуши утилизации, действительно являются результатом механических повреждений. Такие находки исключены из состава орудий. С другой стороны, орудиями могут являться изделия с регулярным пильчатым оформлением рабочего края серией глубоких выемок со следами утилизации (рис. 27). Общие данные количественно-типологического состава каменного инвентаря сведены в таблицу 1.

на плитках кварцита нуклеусы

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

с утончением корпуса симметричные скребла обушком Общее количество выявленных на памятнике изделий немногочисленно, коллекция сортирована склоновыми процессами. Это не позволяет использовать даже простые статистические методы (индексы), принятые в науке, для характеристики находок.

Для реконструкции модели расщепления камня могут использоваться результаты анализа пренуклеусов, нуклеусов на разных стадиях утилизации, сколов.

Все эти данные позволяют говорить о трех способах расщепления в описываемой каменной индустрии. Первый из них основан на утилизации плоскостных нуклеусов, второй - объемных, третий, наиболее простой – на расщеплении подходящих отдельностей сырья без особой предварительной подготовки.

Модель призматического расщепления иллюстрирована реконструированной (?) преформой – т.н. "гигантолитом" - пренуклеусом биконической формы

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

со сплошной бифасиальной оббивкой поверхности (рис. 17; 19) и ядрищами на разных этапах расщепления (рис. 10; 12-15; 18). Два обломка принадлежали, судя по технике, однородному сырью со специфическими линейными включениями, единому профилю изделия, одной преформе (ее медиальная часть отсутствует). Оба изделия уплощенно-конической формы, имеют подтреугольное плоско-выпуклое сечение, при этом одно из них было брошено после поломки изделия на этапе бифасиальной обработки, другое имеет несколько торцовых снятий – негативов широких пластин – ребристых сколов, нанесенных по площадке, образованной сломом и ретушной подправкой (рис. 19). Поломка изделия, скорее всего, произошла из-за упомянутых выше "природных" деструкций сырья, образовавших нелинейные трещины в теле заготовки.

Данная заготовка являет собой пример использования верхнепалеолитической техники скола (Гиря, 1997, с. 115-127). Однако, промежуточных типов изделий, позволяющих достоверно связать в виде алгоритма расщепления описанную выше преформу с имеющейся группой призматических нуклеусов, кроме т.н. ребристых сколов (рис. 22: 2, 4), нет.

В целом, объемные нуклеусы можно разделить на призматические с более или менее регулярной огранкой (рис. 10; 13: 3-5; 18: 1, 2), и нуклеусы на кварцитовых отдельностях со следами краевого расщепления, определявшегося исходной формой сырья (рис. 11; 12: 1; 18: 3). Последние, как правило, морфологически не выдержаны; судя по всему, они выбрасывались после нескольких удачных снятий.

Рис. 11. Белая Гора. Кварцитовая отдельность со следами раскалывания Fig. 11. Belaya Gora. Quartzitic separateness with splitting traces

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Нуклеусы как параллельного, так и конвергентного скалывания подразделяются на пирамидальные, среди которых выделяются односторонние вееровидные с конвергентными снятиями (рис. 18: 2), ладьевидные (рис. 13: 4, 5), кубовидные ортогональные с тремя площадками скола (рис. 18: 1).

Модель плоскостного расщепления на памятнике представлена односторонними нуклеусами, изготовленными на естественно плоских заготовках – плитках кварцита (рис. 12: 2; 14; 15: 1, 2, 4) и на отщепах (рис. 13: 1, 2; 15: 3). При этом во всех случаях угол между площадкой скола и плоскостью снятия примерно одинаков, - около 60-70°. Нуклеусы на отщепах, где скалывание проводилось с широкой ударной площадки заготовки, выделяются по нарушению ее "естественного" края. При этом в коллекции много сомнительных изделий, которые исключались из подсчетов, так как в каждом из случаев было невозможно точное установление факта нанесения скола на площадку после снятия заготовки с нуклеуса.

В коллекции есть крупное "черепаховидное" ядрище (рис. 12: 3). Именно такого типа нуклеусам должны соответствовать сколы с центростремительным оформлением спинки (рис. 21: 10; 22: 1). Еще один нуклеус с радиальной (?) системой расщепления небольшой, неправильной формы (направление негативов некоторых сколов в силу специфики сырья не определяется) (рис. 15: 4).

Имеющиеся плоскостные нуклеусы представлены, в основном, экземплярами с негативами бипродольных снятий (рис. 15: 1, 2) или единственного скола, либо двух отщепов (рис. 13: 1, 2). В первом случае форма и рельеф спинки отщепа определялись негативами соседних снятий. Во втором случае, за редкими исключениями, размеры и форма получаемого скола были пропорциональны соответствующим данным нуклеуса, так, что в итоге ядрище представляло собой уплощенный скол с подпараллельными линиями профиля брюшка и спинки. Если говорить о техническом замысле получения заготовки, то здесь он, видимо, ограничивался

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Рис. 16. Белая Гора. Окатанные орудия (кварцит) Fig. 16. Belaya Gora. Roundness tools (quartzite)

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

представлением о том, что скол будет уменьшенной копией нуклеуса.

Для коллекции плоскостных нуклеусов характерно отсутствие следов редуцирования на сохранившихся негативах более ранних снятий. Подправка ударной площадки несколькими широкими сколами зафиксирована в единственном случае. Здесь нужно отметить, что ядрище занимает промежуточное положение между плоским и выпуклым (рис. 15: 1).

В коллекции выделено 69 в разной степени доступных для анализа сколов.

Из них 5 первичных (7 %), 13 полупервичных (19 %), 51 вторичный (74 %).

Строгое выделение леваллуазских заготовок в коллекции проблематично. Самый Рис. 17. Белая Гора. Обломок подробный обзор проблемы леваллуа пренуклеуса (кварцит) проведен П.Е. Нехорошевым (Нехорошев, Fig. 17. Belaya Gora. A fragment 1999, с. 23-40). Придерживаясь точки зре- of preform (quartzite) ния этого исследователя, выделены 38 заготовок леваллуазского типа (55 % от всех сколов). Это очень высокий процент, видимо, искаженный естественной сортировкой коллекции или примесью более поздней техники, на которую вполне мог отложить отпечаток характер памятника, располагающегося у выходов сырья. Семь предметов из коллекции сколов имеют следы редукции на проксимальных частях.

птицы" Как видно из таблицы 2, в коллекции преобладают сколы с гладкими и, в меньшей степени, двугранными и линейными площадками, с продольным, гладЗдесь и далее характеристика дается по номенклатуре, опубликованной в следующих работах: Любин В.П. К вопросу о методике изучения нижнепалеолитических каменных орудий // МИА, 1965. Inizan М.-L., Roche H., et al. Technology and terminology of knapped stone. Meduon, 1999.

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

ким (первичные сколы), либо радиальным оформлением спинки (рис. 21; 22).

Среди двугранных площадок заметна группа с ярко выраженной асимметрией.

Одна из плоскостей, разделенных гранью, как правило, в два или больше раза превышает длину другой. Некоторое количество линейных ударных площадок может говорить о применении техники бифасиального утончения.

Обращают на себя внимание крупные размеры ударных площадок, как правило, соразмерных сколам, но не превышающих размеры 66 см. При этом в коллекции присутствует достаточно большое количество крупных сколов длиной 6-10 см. (рис. 21: 1, 5; 22: 1, 5).

При обработке коллекции морфологические показатели заготовок фиксировались по уловным геометрическим знакам. Большинство из них прямоугольРис. 19. Белая Гора. Реконструкция пренуклеуса (кварцит) Fig. 19. Belaya Gora. Reconstruction of core (quartzite)

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

ные, трапециевидные, овальные, при наличии большого количества случайных, нестандартных форм.

Отбойников на памятнике не найдено. Однако, судя по размерам некоторых выемок на предметах, можно отметить, что среди них были достаточно крупные экземпляры (валунчики?) диаметр которых по длинной оси составлял 7-14 см.

Готовые и незаконченные орудия изготовлены из кварцитовых отдельностей (27,5 %), обломков (17 %), отщепов (27,5 %), пластин (21 %), неопределимых заготовок (7 %). Из них леваллуазских (?) заготовок 38 %.

Таким образом, характеризуя технику первичной обработки камня, можно отметить сочетание среднепалеолитических и верхнепалеолитических приемов Рис. 20. Белая Гора. Заготовка орудия с бифасиальной обработкой (кварцит) Fig. 20. Belaya Gora. Biface outline (quartzite)

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

Рис. 21. Белая Гора. Образцы сколов (кварцит)

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Рис. 22. Белая Гора. Образцы сколов (кварцит)

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

раскалывания, а также наличие традиции конкретно-ситуационного расщепления.

Переходя к характеристике орудий, необходимо отметить, что в данном разделе речь будет идти, скорее, о заготовках орудий, сломанных или "забракованных" древними мастерами. Проблема интерпретации изделий связана с сопряженностью типов заготовок и орудий: к таковым относятся высокие скребкинуклеусы и нуклевидные резцы. Ретушь утилизации или другие следы работы, такие, как забитость рабочего края, встречены в единичных случаях.

В коллекции выделяется группа макрозаготовок и готовых орудий. Наиболее крупное из них, изготовленное на кварцитовой отдельности, топоровидной формы, треугольное плоско-выпуклое в одном профиле, и - в форме равнобедренного треугольника – в другом (рис. 20). Одна поверхность, уплощенная, получена путем обработки сплошными крупными сколами, другая, выпуклая, с естественной поверхностью, поврежденной морозобойными выколами, обработана более короткими сколами под углом 30-40. У изделия два обуха: один, противостоящий длинному лезвию, является естественной гранью, выправленной крупными поперечными сколами на 2/3 ее длины, и другой, перпендикулярный первому. Он изготовлен путем единственного удара большим отбойником, сформировавшим гигантский фас, перпендикулярный длинной оси изделия. Не исключено, что данный предмет представляет собой преформу типа описанного выше "гигантолита" (?). Исследование поверхности изделия под микроскопом, проведенное к.и.н., доцентом В.В. Килейниковым (ВГПУ), показало отсутствие следов работы на нем. Крупные (до 810 см) отщепы, полученные при обработке предмета, вполне могли использоваться в трудовых операциях. Однако, наличие аккомодационных частей, форма и профиль изделия, скорее, свидетельствуют о заготовке орудия.

Орудия со слабыми диагностическими признаками представлены двумя предметами. Один изготовлен на удлиненном первичном сколе с естественным треугольным симметричным оформлением дистального конца путем плоской подтески брюшка сколами с разных сторон (рис. 16: 1). Эта подтеска, возможно, служила для утончения проксимальной части изделия.

Другой предмет, также изготовленный на первичном сколе, имеет ряд параллельных длинных фасеток, формирующих лезвие, тянущихся до противостоящего ему обушка, выделенного отвесной крупнофасеточной ретушью (рис. 16: 2).

По лезвию тянется второй ряд ретуши, возможно, ретуши утилизации.

Среди других макроорудий выделяются чопперовидные изделия на валунчиках или обломках кварцита с несколькими крупными сколами с двух сторон, формирующими лезвие. Среди неудавшихся заготовок бифасов выделяются орудия с достаточно четко сформированным морфологическим обликом (рис. 24: 1;

25: 1, 7). "Брак" представлен, по сути, единственной формой – "карнизом", заАвтор выражает признательность к.и.н., декану исторического факультета ВГПУ В.В. Килейникову за проведенные исследования

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Fig. 23. Belaya Gora. Scrapers (quartzite)

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

Рис. 24. Белая Гора. Заготовка орудия с бифасиальной обработкой (1), отщепы с подтеской с брюшка (2, 6), скребло (3), чопперовидное орудие (7) (кварцит) Fig. 24. Belaya Gora. Biface outline (1), flakes with trimming from ventral surface (2, 6), scraper (3), chopper (7) (quartzite)

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

Рис. 25. Белая Гора. Заготовки орудий с бифасиальной обработкой (1, 7), скол с обушком (2), скребло (4), скребок на ударной площадке отщепа (3), сколы (5, 6) Fig. 25. Belaya Gora. Biface outline (1, 7), flake with back (2), scraper (4), scraper on the butt (3), flakes (5, 6)

ГЛАВА 3. ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ СТОЯНКИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ...

Рис. 26. Белая Гора. Орудия разных типов (кварцит) Fig. 26. Belaya Gora. Tools of different types (quartzite)

ПАЛЕОЛИТ И МЕЗОЛИТ ЮЖНОГО ПОДОНЬЯ

трудняющим получение длинных сколов. В ряде других случаев заготовка брошена после выведения одного ребра вдоль ее длинной оси.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Белгородский государственный национальный исследовательский университет ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА (на примере Белгородской области) Коллективная монография Белгород 2011 1 ББК 81.2Р-3(2.) О-62 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного национального исследовательского университета Авторы: Т.Ф. Новикова – введение, глава 1, заключение Н.Н. Саппа – глава 2,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Северный (Арктический) федеральный университет Н.А. Бабич, И.С. Нечаева СОРНАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ питомников ЛЕСНЫХ Монография Архангельск 2010 У Д К 630 ББК 43.4 Б12 Рецензент Л. Е. Астрологова, канд. биол. наук, проф. Бабич, Н.А. Б12 Сорная растительность лесных питомников: монография / Н.А. Бабич, И.С. Нечаева. - Архангельск: Северный (Арктический) феде­ ральный университет, 2010. - 187 с. I S B N 978-5-261-00530-8 Изложены результаты...»

«Экономика налоговых реформ Монография Под редакцией д-ра экон. наук, проф. И.А. Майбурова д-ра экон. наук, проф. Ю.Б. Иванова д-ра экон. наук, проф. Л.Л. Тарангул ирпень • киев • алерта • 2013 УДК 336.221.021.8 ББК 65.261.4-1 Э40 Рекомендовано к печати Учеными советами: Национального университета Государственной налоговой службы Украины, протокол № 9 от 23.03.2013 г. Научно-исследовательского института финансового права, протокол № 1 от 23.01.2013 г. Научно-исследовательского центра...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНОЦЕНТР (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНОЦЕНТРом (Информация. Наука. Образование.) и Институтом...»

«И.А. САВИНА МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ В ЖКХ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 640.6 (4707571) ББК 65.441 С13 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор Б.И. Герасимов Доктор экономических наук, профессор В.А. Шайтанов Савина И.А. С13 Моделирование системы управления качеством в ЖКХ / Под науч. ред. д-ра экон. наук Б.И. Герасимова. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. 88 с. Проводится анализ проблем современной теории и практики организации работ по обслуживанию...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Таганрогский государственный педагогический институт Е.В. Мурюкина Диалоги о киноискусстве:  практика студенческого медиаклуба Ответственный редактор доктор педагогических наук, профессор А.В. Федоров Таганрог Издательский центр ГОУВПО Таганрогский государственный педагогический институт 2009 1 УДК 316.77:001.8 ББК 74.202 М 91 Печатается по решению редакционно-издательского...»

«В.Д. Бицоев, С.Н. Гонтарев, А.А. Хадарцев ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том V ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том V Под редакцией В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева Тула – Белгород, 2012 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2012.– Т. V.– 228 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.; Засл....»

«V MH MO Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНОЦЕНТР (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке ( С Ш А ) Ф о н д Д ж о н а Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США) ИНОЦЕНТР информация наука • образование Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет Н.А. МУКМЕНЕВА, С.В. БУХАРОВ, Е.Н. ЧЕРЕЗОВА, Г.Н. НУГУМАНОВА ФОСФОРОРГАНИЧЕСИКЕ АНТИОКСИДАНТЫ И ЦВЕТОСТАБИЛИЗАТОРЫ ПОЛИМЕРОВ МОНОГРАФИЯ КАЗАНЬ КГТУ 2010 УДК 678.03;678.04;678.4;678.7 ББК (Г)24.237 Фосфорорганические антиоксиданты и цветостабилизаторы полимеров. Монография / Н.А. Мукменева, С.В. Бухаров, Е.Н. Черезова, Г.Н....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ им. В.И. АБАЕВА ВНЦ РАН И ПРАВИТЕЛЬСТВА РСО–А К.Р. ДЗАЛАЕВА ОСЕТИНСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ (вторая половина XIX – начало XX вв.) Второе издание, переработанное Владикавказ 2012 ББК 63.3(2)53 Печатается по решению Ученого совета СОИГСИ Дзалаева К.Р. Осетинская интеллигенция (вторая половина XIX – начало XX вв.): Монография. 2-ое издание, переработанное. ФГБУН Сев.-Осет. ин-т гум. и...»

«Министерство здравоохранения Российской Федерации ФГБУ Московский НИИ педиатрии и детской хирургии ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ (1927-2012) Московскому НИИ педиатрии и детской хирургии — 85 лет Москва 2012 ISBN 978-5-9903287-2-3 УДК 616-053.2 ББК 57.3 Этапы большого пути (1927-2012). Московскому НИИ педиатрии и детской хирургии — 85 лет. / Под ред. Царегородцева А.Д., Длина В.В., Мизерницкого Ю.Л. — М.: Прессарт, 2012. — 482 с. В книге подробно освещаются ключевые этапы истории Московского НИИ педиатрии...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ивановский государственный химико-технологический университет ХИМИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДИЗАЙНЕ ТЕКСТИЛЯ Под редакцией профессора А.В. Чешковой Иваново 2013 УДК 677.027.042:577.1 Авторы: А.В. Чешкова, Е.Л.Владимирцева, С.Ю. Шибашова, О.В. Козлова Под редакцией проф. А.В. Чешковой Химические технологии в дизайне текстиля [монография]/ [А.В. Чешкова, Е.Л.Владимирцева, С.Ю. Шибашова, О.В. Козлова]; под ред. проф. А.В.Чешковой; ФГБОУ ВПО...»

«Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/neravenstvo.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО НЕРАВЕНСТВО ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП: ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ МОСКВА 2002 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ ИНСТИТУТ И АНТРОПОЛОГИИ СОЦИОЛОГИИ Международный научно исследовательский проект Социальное неравенство этнических групп и проблемы...»

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ В. Д. Бордунов МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО Москва НОУ ВКШ Авиабизнес 2007 УДК [341.226+347.82](075) ББК 67.404.2я7+67ю412я7 Б 82 Рецензенты: Брылов А. Н., академик РАЕН, Заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук, заместитель Генерального директора ОАО Аэрофлот – Российские авиалинии; Елисеев Б. П., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ, заместитель Генерального директора ОАО Аэрофлот — Российские авиалинии, директор правового...»

«Правительство Еврейской автономной области Биробиджанская областная универсальная научная библиотека им. Шолом-Алейхема О. П. Журавлева ИСТОРИЯ КНИЖНОГО ДЕЛА В ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ (конец 1920-х – начало 1960-х гг.) Хабаровск Дальневостояная государственная научная библиотека 2008 2 УДК 002.2 ББК 76.1 Ж 911 Журавлева, О. П. История книжного дела в Еврейской автономной области (конец 1920х – начало 1960-х гг.) / Ольга Прохоровна Журавлева; науч. ред. С. А. Пайчадзе. – Хабаровск :...»

«Плюснин Ю.М. Заусаева Я.Д. Жидкевич Н.Н. Позаненко А.А. ОТХОДНИКИ УДК 316.344.24(470) ББК 60.543.1(23) О-87 Издание осуществлено на пожертвования Фонда поддержки социальных исследований Хамовники (договор пожертвования № 2011–001) Научный редактор С.Г. Кордонский Отходники : [монография] / Плюснин Ю. М. [и др.]. –М. : Новый Хронограф, 2013. –288 с. –ISBN 978-5-94881-239-7. I. Плюснин, Ю. М. Монография посвящена проблеме современного отходничества – временному отъезду населения малых городов и...»

«252 Editorial Board: Dr. Igor Buksha (Ukraine) Dr. Roman Corobov (Moldova) Acad. Petro Gozhik (Ukraine) Dr. Pavel Groisman (USA) Acad. Valeryi Eremeev (Ukraine) Acad. Vitalyi Ivanov (Ukraine) Prof. Gennady Korotaev (Ukraine) Dr. Yuriy Kostyuchenko (Ukraine) Prof. Vadym Lyalko (Ukraine) – Chief Editor Acad. Leonid Rudenko (Ukraine) Dr. Igor Shkolnik (Russia) Acad. Vyacheslav Shestopalov (Ukraine) Prof. Anatoly Shvidenko (Russia-Austria) Acad. Yaroslav Yatskiv (Ukraine) Изменения земных систем в...»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко” ЛИНГВОКОНЦЕПТОЛОГИЯ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Монография Луганск ГУ „ЛНУ имени Тараса Шевченко” 2013 1 УДК 81’1 ББК 8100 Л59 Авторский коллектив: Левицкий А. Э., доктор филологических наук, профессор; Потапенко С. И., доктор филологических наук, профессор; Воробьева О. П., доктор филологических наук, профессор и др. Рецензенты: доктор филологических...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.АКМУЛЛЫ И.В. ГОЛУБЧЕНКО ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕГИОНАЛЬНОЙ СЕТИ РАССЕЛЕНИЯ УФА 2009 УДК 913 ББК 65.046.2 Г 62 Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического университета им.М.Акмуллы Голубченко И.В. Географический анализ региональной сети расселения:...»

«Н.П. ЖУКОВ, Н.Ф. МАЙНИКОВА МНОГОМОДЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ И СРЕДСТВА НЕРАЗРУШАЮЩЕГО КОНТРОЛЯ ТЕПЛОФИЗИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МАТЕРИАЛОВ И ИЗДЕЛИЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2004 УДК 620.179.1.05:691:658.562.4 ББК 31.312.06 Ж85 Рецензент Заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН, доктор физико-математических наук, профессор Э.М. Карташов Жуков Н.П., Майникова Н.Ф. Ж85 Многомодельные методы и средства неразрушающего контроля теплофизических свойств материалов и изделий. М.: Издательство...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.