WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«В.А. Сальников ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОЗРАСТНОГО РАЗВИТИЯ Монография Омск СибАДИ 2012 УДК 796 ББК 75 С 16 Рецензенты: д-р пед. наук, профессор Г.Д. Бабушкин (СибГУФКиС); д-р пед. наук, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия

(СибАДИ)»

В.А. Сальников

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

ВОЗРАСТНОГО РАЗВИТИЯ

Монография

Омск «СибАДИ»

2012 УДК 796 ББК 75 С 16 Рецензенты:

д-р пед. наук, профессор Г.Д. Бабушкин (СибГУФКиС);

д-р пед. наук, профессор Ж.Б. Сафонова (ОмГТУ) Монография одобрена редакционно-издательским советом академии Сальников В.А.

Индивидуальные особенности возрастного развития: монография. – Омск:

СибАДИ, 2012. - 420 с.

ISBN 978-5-93204-653- Монография доктора педагогических наук, профессора В.А. Сальникова написана на основе широкого привлечения литературных данных и собственных исследований. В книге показано, что наиболее важным является изучение не возрастных особенностей, а индивидуальных особенностей возрастного развития.

Издание адресовано аспирантам, магистрантам, студентам, обучающихся по направлению «инженерная педагогика», а также может быть использовано в учебном процессе, при изучении курса «Основы детского и юношеского спорта».

© ФГБОУ ВПО «СибАДИ»,

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие………………………………………………………………………………

Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ

ВОЗРАСТНОГО И ИНДИВИДУАЛЬНОГО В РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕК……………... 1.1. Социальное и биологическое в развитии человека………………………………... 1.2. Человеческий возраст……………………………………………………………….. 1.3. Возрастное и индивидуальное в динамике развития систем организма………… Глава II. ТЕОРИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ……………………................ 2.1. Индивидуальное развитие как системообразующий фактор…………………….. 2.2. Индивидуальность в структуре возрастного развития…………………………… 2.3. Индивидуальные различия в структуре возрастного развития………………….. 2.4. Индивидуальные различия как основа оптимизации спортивной деятельности……………………………………………………………...…

Глава III. ВОПРОСЫ ПЕРИОДИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ ВОЗРАСТНОГО

РАЗВИТИЯ………………………………………………………………………………..

3.1. Возрастная периодизация…………………………………………………………... 3.2. Взросление как переходная фаза…………………………………………………... 3.3. Акселерация психического и физического развития……………………………... 3.4. Критические и кризисные периоды возрастного развития………………………. 3.5. Сенситивность в системе возрастного развития ………………………………… Глава IV. ВОЗРАСТ И РАЗВИТИЕ……………………………………………………. 4.1. Возраст как форма развития………………………………………………………... 4.2. Категория развития…………………………………………………………………. 4.3. Особенности физического и психического развития человека………………….. 4.4. Возрастное изменение и развитие…………………………………………………. 4.5. Возраст, рост и развитие……………………………………………………………. 4.6. Возраст в системе физического развития детей и подростков

4.7. Обучение (воспитание, тренировка) и развитие…………………………………...

Глава V. ВОЗРАСТНАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ В СТРУКТУРЕ ФИЗИЧЕСКОГО

И МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ……………………………………..... 5.1. Возрастная изменчивость и особенности развития……………………………….. 5.2. Возрастные особенности темпа индивидуального развития различных систем организма……………………………………………………………. 5.3. Возрастная динамика двигательных способностей и морфофункциональных признаков в соответствии половозрастных особенностей……………………………. 5.4. Особенности межпризнаковых и межвозрастных связей показателей морфофункционального развития………………………………………... 5.5. Возрастные особенности и половой диморфизм…………………………………..

Глава VI. СПОСОБНОСТИ, ТАЛАНТ, ОДАРЕННОСТЬ В СТРУКТУРЕ

ВОЗРАСТНОГО И ИНДИВИДУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ…………………………….. 6.1. Способности в структуре возрастного и индивидуального развития…………….. 6.2. Талант, одаренность в структуре спортивной деятельности…………………….. 6.3. Возрастные особенности взаимосвязи индивидуально-психологических особенностей и двигательных способностей……………………………………………….

Глава VII. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ СИСТЕМ

8.3. Морфотип как фактор индивидуального предпочтения Глава IX. ВОЗРАСТ В СТРУКТУРЕ СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ……............ 9.1. Возраст в системе многолетнего тренировочного процесса……………………... 9.2. Возраст и факторы, обуславливающие рост спортивных результатов……………... 9.3. Возраст и особенности адаптации к нагрузке в спортивной деятельности…….. 9.4. Возраст и специфика соревновательной деятельности…………………………...

Глава X. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

В ДИНАМИКЕ ВОЗРАСТНОГО РАЗВИТИЯ ДВИГАТЕЛЬНЫХ

СПОСОБНОСТЕЙ……………………………………………………………………….. 10.1. Структура возрастных изменений двигательных способностей, морфологических признаков и особенностей нейродинамики у школьников……… 10.2. Связь темпов изменения физического и морфологического развития со свойствами нервной системы у юных спортсменов с 9 до 18 лет…………………

Глава XI. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДВИГАТЕЛЬНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ

У ДЕВОЧЕК 7-12 ЛЕТ, РАЗЛИЧАЮЩИЕСЯ ТИПОЛОГИЧЕСКИМИ

11.1. Выраженность двигательных способностей у девочек 7-12 лет в соответствии с индивидуально-психологическими особенностей………………….





11.2. Стимулированное развитие двигательных проявлений у девочек 7-11 лет, различающихся индивидуально-психологическими особенностями………………...

11.3. Связь двигательных проявлений и индивидуально-психологических особенностей у гимнасток различного возраста

11.4. Связь темпа прироста двигательных проявлений у девочек гимнасток, различающихся индивидуально-психологическими и конституциональными особенностями………………

11.5. Связь показателей координационных способностей и индивидуальнопсихологических особенностей в группах, различающихся возрастом……………...

Глава XII. ОТБОР, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И МОДЕЛИРОВАНИЕ

В СТРУКТУРЕ СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ……………………………............ 12.1. Отбор и ориентация в структуре спортивной деятельности……………………. 12.2. Прогнозирование и моделирование в системе подготовки юных спортсменов……………………………………………………………………….. 12.3. Прогнозирование в соответствии возраста………………………………………. 12.4. Одаренность, способности в структуре моделирования и прогнозирования в спортивной деятельности……………………………….................. Заключение……………………………………………………………………………….. Библиографический список……………………………………………………………....

ПРЕДИСЛОВИЕ

Исследования настоящего периода придают большое значение изучению индивидуальных особенностей возрастного развития человека в целом и физического развития в частности.

Сложность заключается в том, что роль многообразия факторов в развитии одного и того же признака оказывается существенно различной на разных этапах возрастного развития. Если на ранних этапах развития взаимодействуют генетически относительно жестко запрограммированные видовые процессы, то в последующем большую роль приобретают условия среды, в результате детерминация развития приобретает все более сложный характер, прежде всего из-за влияния социальных факторов. При этом изменения могут происходить или медленно и постепенно или быстро и резко.

Вследствие этого выделяют стабильные и кризисные стадии развития.

Первые составляют наибольшую часть детства, проявляют большую устойчивость и фиксируются в структуре личности. Вероятно, у каждого конкретного индивида временные параметры физиологических функций являются его уникальной характеристикой, которая очевидно детерминирована на генетическом уровне и поэтому лимитирует проявление функциональных возможностей в определенном диапазоне.

Существенные различия в динамике возрастного развития показателей, характеризующие различные функциональные системы, лишний раз подтверждают мысль, высказанную П.К. Анохиным (1978), что адаптивные возможности развивающегося организма обусловлены взаимодействием сложного комплекса функциональных систем с постоянно изменяющимися условиями внешней и внутренней среды, что приводит к гетерохронному развитию этих систем в зависимости от их приспособительного значения на определенном этапе онтогенеза.

Вероятно, социальные факторы преломляются в индивидуальном развитии человека, становятся доминирующими. При этом границы действия каждого природного и социального факторов определяются не только его качественными и количественными характеристиками, но и спецификой развития организма в различные возрастные периоды. Показательным в этом отношении являются исследования онтогенеза локомоторных функций человека, которые позволили выявить следующие основные закономерности этого процесса: этапность развития систем движения; многоуровневая ритмичность развития систем моторики; высокая степень индивидуальности двигательных проявлений; детерминированность абсолютных результатов развития моторики характером и интенсивностью внешних воздействий [31].

Одновременно сущностной характеристикой личности является ее органическая целостность, а индивидуальные свойства определяют возрастные особенности человека.

По Б.Г. Ананьеву (1969) личность является «вершиной» структуры человеческих свойств, а индивидуальность выражает «глубину» личности.

Это позволило определить качественное своеобразие детей, возрастных предпосылок становления способностей и одаренности, а также выделить ее основные составляющие: неустанную активность, стремление к самому процессу познания, высокий уровень творческих способностей. В способностях детей – как общих, так и специальных, обнаруживается многообразие индивидуальных различий. Но успешность саму по себе никак нельзя превращать в критерий одаренности. Одни и те же успехи разных подростков в одной и той же деятельности могут быть показателями различных способностей, а при одних и тех же или равных способностях, их успехи могут быть существенно различными. При этом органические предпосылки развития способностей человека обуславливают, но не предопределяют одаренности человека и возможностей его развития. Вероятно, личностная индивидуальность, обуславливающая актуализацию способностей, имеет свою специфику в каждом возрастном этапе и по-своему отражает сами возможности растущего организма. Очевидно, возрастные особенности чаще всего существуют в форме индивидуальных вариантов развития.

Изучение спортивной деятельности в аспекте специальных способностей предполагает анализ ее принципиальных особенностей, динамики и структуры. Включение же в анализ результата как системообразующего фактора значительно изменяет общепринятые взгляды на систему вообще, позволяет по-новому осветить ряд вопросов, подлежащих глубокому осмыслению.

Как следствие сложившейся на сегодня ситуации, на первый план выдвигаются вопросы о механизмах и условиях формирования важнейших индивидуально-психологических различий в детском возрасте, о динамике изменения индивидуальных особенностей во времени – их устойчивости и изменчивости, стабильном либо проходящем характере. Вероятно, суть подхода основывается на положении, что важнейшие возрастные новообразования формируются в индивидуально-типической форме. При этом специфика возрастного фактора актуализируется не только в том, что он по-разному проявляется в отдельные периоды жизненного цикла. Его изучение осложняется тем обстоятельством, что он выступает в единстве с индивидуальными особенностями, которые важно учитывать при разработке возрастных нормативов. Рассмотрение же возрастных и индивидуальных особенностей в их единстве создает новые возможности для изучения обучаемости, для определения генеза и степени зрелости психологических функций.

Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ПРОБЛЕМЫ ВОЗРАСТНОГО И ИНДИВИДУАЛЬНОГО

В РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕКА

Исследования развития индивида и личности чрезвычайно многогранны, но главной их философской основой является взаимоотношение социального и биологического, с годами актуальность проблемы соотношения социального и биологического в воспитании человека возрастает.

Так Д.И. Фельдштейн (1999), в частности, утверждает: «ответ на вопрос:

как соотносится социальное и биологическое в развитии человеческой личности, зависит от построения стратегии и тактики воспитания и развития подрастающего поколения» [359, c. 36].

1.1. Социальное и биологическое в развитии человека Физическая культура представляет собой один из наиболее существенных факторов формирования всестороннего и гармоничного развития человека. Однако изучение закономерностей физического развития человека невозможно без оценки специфики его природных проявлений, так как каждый конкретный человек – это живое существо, которое, как отмечает Т.В. Корсаевская (1978), «...включено в сеть природных отношений, требует анализа его связей, выявления зависимости не только от социальной, но и от естественной среды».

Следовательно, человек представляет собой сложное интегральное образование, включающее в себя биологическую и социальную форму движения в их определенной системой субординации. Человек, таким образом, имеет не двойственную биологическую и социальную, но интегральную социальную природу включающую в себя в подчиненном виде биологическую основу [251, с. 303].

Существует несколько точек зрения в отношении факторов, определяющих развитие человека. Одни утверждают приоритет социального в человеке (М.Б. Туровский, 1969), другие придерживаются биосоциальной концепции (P.Ш. Манадеева, 1965), по мнению третьих, человек рождается биологическим существом, а в процессе взросления становится человеком;

четвертые выдвигают концепцию интегральной социальной природы человека (Б.Г. Ананьев, 1969).

Среди зарубежных ученых приоритетным является мнение, что биологические потенции определяют границы развития, преодолеть которые невозможно ни при каких условиях. Так, в работах A. Maslow (1954) самоактуализация понимается как «рост изнутри» независимо от окружающей среды. По мнению A. Gesell (1937), умственный рост, как и рост физический, есть процесс морфологической организации. Подобные мысли развивает и К. Бюлер (1930), отмечая, что не только умственное, но и моральное развитие определяется врожденными особенностями. Э. Трондайк (1932), подчеркивая роль среды и воспитания, тем не менее, отводит этим факторам явно второстепенную роль. Ведущими же являются естественные силы, врожденные наклонности и способности. Автор обращает внимание на то, что врожденные способности – «естественный капитал» – ограничивают развитие: некоторые учащиеся не способны подняться выше определенного уровня, даже если для достижения цели потребуются сотни часов; они не способны решать задачи определенной трудности. A.

Anastasi (1958) в одной из работ показала, как на протяжении десятилетий менялась постановка вопроса: от поисков того, что в человеке определяется наследственностью, а что средой, через попытки выяснить, «сколько» в том или ином признаке генотипического и средового, к современной проблеме адекватного взаимодействия одного и другого. Поэтому уместно вспомнить слова К. Ясперса, определяющего человека в качестве чувственного существа: «высший из животных, в качестве духовного – низший из ангелов, но он не животное и не ангел, хотя и родствен обоим частью своего существа; перед обоими у него есть преимущества, поскольку он обладает тем, чего лишены другие» [407, с. 443].

По мнению З. Левонтина (1993), правильное понимание истоков человеческой «природы» и разнообразия людей зиждется, таким образом, на понимании двух фундаментальных черт организма: во-первых, каждый организм является субъектом постоянного развития на протяжении всей его жизни; во-вторых, развивающийся организм в каждый момент времени находится под совместным влиянием взаимодействующих генов и среды [189, с.

28].

Расхождение взглядов возникает, очевидно, при отвлечении от филогенетической истории человека. А ведь изучение законов взаимодействия биологического и социального в человеке может стать действительно научным только в том случае, если оно опирается на исторический метод.

Вследствие этого необходимо четко представлять, что социальное и биологическое в человеке есть не их механическое соединение, а диалектическая взаимосвязь, которая рождает новое, интегративное, системное качество, не сводимое к качествам составляющих его частей. Связующим звеном между социальной средой и организмом человека является личность.

Через личность человеческий организм испытывает влияние социального [398]. Понятие «человек» включает в себя понятие «человеческий индивид», характеризующее биологическую сторону человека, и понятие «личность», выражающее его социальную сторону. Понятие «человеческий индивид» не содержит ничего специфически социального, оно так же, как и понятие «организм», – отражение принадлежности человека к живой природе, биологическому. Личность же характеризуется не биологическими, а социальными качествами. Она носитель определенных социальных функций, однако, выполняя эти функции, накладывает на их выполнение свои неповторимые черты характер, волю, силу своего ума, интересы и потребности, знания, целостные ориентации и мировоззрение [394 с.69].

Методологической основой познания сущности феномена физической активности должен стать, по мнению В.К Бальсевича (1991), эволюционный подход, дающий возможность эффективного изучения физических возможностей и резервов человеческого организма на основе познания и учета социально-биологических закономерностей его развития. Гносеологической задачей эволюционного подхода является формирование научного знания о естественных законах развития физического потенциала человека и разработка на этой основе стратегии социального стимулирования, управления и коррекции его индивидуального и коллективного физкультурного воспитания.

Поэтому, очевидно, при рассмотрении любого аспекта социальнобиологической проблемы подчеркивается определенная роль социального по отношению к биологическому, что и придает специфический, человеческий характер детерминации процесса развития человека как в период становления как вида и общества, так и в ходе индивидуального развития [ с. 39-40]. Переход от биологического к социальному не означает исчезновения биологических свойств, их замещения социальными, а приводит к дальнейшему развитию биологии человека, включенной в состав его интегральной социальной природы.

По мнению А.Н. Крестовникова [173 с. 9], «Представители каждой научной дисциплины рассматривают человека со своей точки зрения, но каждый должен понимать, что физическое воспитание человека – социальное явление и разрешение этого вопроса в целом может быть достигнуто лишь при учете всей совокупности условий, в которых протекает спортивная деятельность».

Физической культуре присуще как природное, так и социальное начало, так как, учитывая естественное стихийное развитие человека, она своими средствами и методами добивается новых качественных результатов.

Однако и сегодня проблема соотношения социального и биологического применительно к спортивной деятельности не имеет единого методологического подхода (В.М. Выдрин, 1988), хотя дана систематизация того, что, применительно к спортивной деятельности, интерпретируется как биологическое и что – как социальное. Не принижая значения приведенной систематизации, с методологических позиций наиболее существенным считаем вопрос о соотношении биологических и социальных факторов в развитии и воспитании человека. Характеризуя развитие современного спорта, И.В. Муравов, B.C. Бойко (1983) отмечают неисчерпаемость спортивной техники и практически безграничную возможность ее совершенствования.

Трудно согласиться с этим и с тем, что физические упражнения – это не биологическая активность, а социальная форма развития.

Преимущественным полем действия биологических законов является физическое развитие индивидуума, а сферой действия социальных законов выступает физическая культура в целом [273].

А.Н. Бернштейн [41] писал, что движения «живут и развиваются» и «жизнь движений становится возможной благодаря вовлечению в процесс развития их и реализации всех ресурсов жизнедеятельности нашего организма – от клетки до коры головного мозга».

Но следует иметь в виду, что активизация двигательной деятельности прямо или косвенно (в результате взаимодействия разноуровневых систем) отражается на специфике развития и функционирования человеческого организма, в соответствии с этим ограниченными, по нашему мнению, являются представления П.Н. Башкирова (1962), отметившего вслед за В.В.

Бунаком (1940), что понятие физического развития человека определяется как комплекс морфологических признаков, и считающего лишенными оснований попытки связывать физическое развитие с двигательными функциями и с такими элементами высшей нервной деятельности как вторая сигнальная система. Нам представляется, что целостность организма не исключает возможности влияния одной из ведущих систем ЦНС на физическое развитие в целом и на отдельные системы организма в частности.

При этом любое двигательное действие, так или иначе, сопровождается развертыванием физиологических функций и биохимических процессов обеспечения энергетики движения. Очевидно, исходя из этого положения, следует рассматривать отличия физического развития и физического воспитания, в отношении последнего сегодня наиболее часто употребляется понятие «физическое образование» [85].

Под физическим развитием, по Л.П. Матвееву [219, с.64], «подразумевается закономерный процесс становления, формирования и последующего изменения на протяжении индивидуальной жизни естественных морфофункциональных свойств человеческого организма и основанных на них, так называемых физических качеств и способностей». При этом автор отмечает, что нельзя этот процесс смешивать с понятием «физического развития» в антропологической трактовке; с позиций же соотношения социального и биологического в человеке это понятие чаще используется для обозначения материальных процессов, раскрывающих биологический характер их направленности. Но было бы метафизичным считать, что происходящие в организме физические процессы изолированы от социальных проявлений. В.М. Выдрин (1988. с. 17) отмечает, что «воздействуя на биологическую сферу с помощью комплекса специфических средств и методов, физическая культура неизбежно оказывает влияние и на интеллектуальную, эмоциональную, духовную сферу личности, так как эти сферы взаимосвязаны». Логично предположить, что физическое образование выступает по отношению к физическому развитию человека как один из ведущих факторов социальной деятельности. Отличительной чертой физического воспитания является то, что социально обусловленные педагогические воздействия (в данном случае воздействие педагога-тренера на спортсмена с целью его физического совершенствования) должны быть оптимизированы биологическими процессами, происходящими в организме человека, но это чаще остается пожеланием. По Л.П. Матвееву (1984), физическое воспитание – это вид воспитания, специфическим содержанием которого является обучение движениям и воспитание (управление развитием) физических качеств человека.

Следует отметить, что понятие «управление», все более настойчиво проникающее в спортивную деятельность, приобретает существенное значение. В.Н. Платонов (1982) считает, что основным резервом совершенствования процесса спортивной тренировки является преимущественно научное обоснование методов и средств управления. В одном ряду с термином «физическое воспитание» стоит и «физическая подготовка». В то же время следует отметить довольно высокий уровень взаимопроникновения физического воспитания и физической культуры. «Социальная практика физического воспитания, – отмечает Л.П. Матвеев (1984, с. 72), – предстает в этом отношении как бы каналом, по которому идет целенаправленная передача ценностей физической культуры от старших поколений к младшим».

Однако вышерассмотренное не отражает в полной мере активную деятельность индивидуума, личности человека, связанную с совершенствованием его физического развития. Эта сторона человеческой деятельности лучше всего раскрывается в понятии «физическая активность».

Поскольку физическая активность осуществляется на основе освоения индивидуумом накопленных знаний в области физического совершенствования человека, целенаправленного изменения биологических составляющих его природы и опосредованного воздействия на социальные составляющие, ее можно считать активным элементом, формирующим в сочетании с другими факторами физическую культуру человека и являющимся в этом смысле важнейшим компонентом системы общественного воспитания и самовоспитания личности [34].

Одним из условий проявления активности личности являются двигательные потребности. Особенно важно то, что двигательные потребности, превратившиеся в привычку, активизируют все другие потребности личности [273].

Следует подчеркнуть, что социальный характер природы человека, сформировавшийся в ходе антропогенеза, не отменяет биологических законов, в соответствии с которыми происходит рост и формирование организма. Как известно, процессы роста и развития контролируются как со стороны генетической программы, так и со стороны влияния внешней среды. «Социально обусловленные в ходе антропогенеза особенности биологии человека аккумулировались в генетической программе и воспроизводятся под контролем среды в онтогенезе человека» [184].

Однако в настоящее время нет серьезных оснований для четкого заключения о биологической или социальной детерминации отдельных компонентов спортивных способностей. Связано это с трудностью определения граней социального и биологического в поведении человека. Более определенно установлено, что в период с 13-14 лет и далее происходит снижение генетической обусловленности, отмечается большая зависимость процессов роста и развития от воздействия факторов среды [243]. Естественно, чем младше возраст, тем больше сказываются природные предпосылки не только на результатах деятельности, но и на формировании личности ребенка. в развитии таких признаков, как скоростно-силовые показатели, время двигательных реакций, конституция, гибкость и максимальная частота сердечных сокращений значительную роль играют генетические факторы. Абсолютная мышечная сила, частота движений, метаболические процессы и некоторые формы проявления ловкости обнаруживают в своем развитии средовую обусловленность [135]. При этом отмечено (В.Б.

Шварц, 1980), что «чем сложнее двигательная функция, тем меньше роль генотипа; в скоростных и скоростно-силовых (взрывных) видах спортсмены в наибольшей степени испытывают влияние генетических факторов», в других работах показана меньшая зависимость от генетических и большая от средовых факторов. Считается, что генотип устанавливает лишь пределы, в которых может протекать развитие организма, внешние же факторы определяют развитие в рамках, установленных генотипом. Однако общий темп прироста результатов и уровень достижений в спорте последних десяти лет показали, что все это обусловлено повышением общей культуры тренировочного процесса и говорит об условности границ генотипа.

Диалектический подход предполагает также признание относительной самостоятельности биологических явлений, а не полное их исчезновение.

Поэтому, как отмечает Т.В. Карсаевская (1975, с. 749) «...хотя в процессе индивидуального развития человека происходит усиление роли социальных факторов во всестороннем развитии, они не должны сопровождаться нарушением его биологических особенностей». В этих условиях не следует ни недооценивать, ни преувеличивать воздействие спорта на социальное развитие и отделять феномен спорта в обществе от роли физического воспитания, сквозь призму которого следует рассматривать воздействие спорта на социальное развитие.

Психологическая мысль издавна сталкивается с проблемой индивидуально-природных предпосылок различий между людьми. Индивидуальность каждого человека обусловлена в биологическом плане уникальностью генетической программы, а в общественном (личностном) определяется спецификой усваиваемой социальной программы. Как отмечает Н.П. Дубинин (1983), «социальная программа на протяжении всей жизни человека диалектически «снимает», но не уничтожает действие генетической программы».

В соответствии с принципом развития можно предположить, что соотношение социального и биологического различно на разных уровнях биологического взаимодействия организма, при этом изменяется это соотношение и на разных этапах развития.

В целом же вслед за А.Г. Хрипковой, М.В. Антроповой, Д.А. Фарбер (1990) нами под развитием, в самом широком смысле слова понимается «процесс количественных и качественных изменений, происходящих в организме человека, приводящих к повышению уровней сложности организации и взаимодействия всех его систем».

Рассматривая разные уровни организации человека как индивида, личности, субъекта деятельности, индивидуальности, Б.Г. Ананьев (1969) отмечает, что высшей характеристикой, в которой как бы «замыкается контур регулирования всех свойств человека», является индивидуальность.

Эти различия, как показывает педагогическая и спортивная практика, и обуславливают то, что отдельные индивиды по-разному учатся, с разной скоростью, полнотой и глубиной овладевают умениями и навыками и вследствие этого достигают разных уровней развития своих способностей.

При этом даже обучение и воспитание не могут нивелировать обозначенные различия, в силу того, что сами в определенной степени зависят от этих факторов. У разных людей имеющиеся способности формируются на различной генетической основе, при этом проявляется высокая степень специфичности их развития у каждого конкретного человека. Этим и объясняется актуальность тщательного учета индивидуально-психологических свойств людей в процессе деятельности, обучения, воспитания и тренировки. Сегодня, можно сказать, общепринятым является положение о том, что возможности человека и эффективность его деятельности определяются как социальными (приобретенными в процессе воспитания, обучения, тренировки) факторами, так и врожденными, биологическими [15]. Физическая культура в этом отношении и представляет собой социальный фактор целесообразного воздействия на процесс физического совершенствования человека, позволяющий обеспечить направленное развитие его важных физических качеств и способностей. Одной из форм ее направленного функционирования в обществе, а именно педагогически организованным процессом передачи и усвоения ее ценностей, является физическое воспитание. По мнению многих ученых, отличительные особенности физического воспитания определяются в основном тем, что это есть процесс, обеспечивающий направленное формирование двигательных навыков и развитие физических качеств человека, совокупность которых в решающей мере определяет его физическую дееспособность. В этом аспекте физическое воспитание является формой социального воздействия на биологическое по своей природе развитие организма человека.

Немаловажным фактором в плане понимания человека как единства социального и биологического является присущая только человеку способность всестороннего развития, несмотря на имеющуюся общность многих механизмов в биологической природе человека и животных. Это индивидуальное различие связано с неспециализированностью организма человека, что позволяет последнему сохранить способность к развитию в самых различных направлениях.

Анализируя результативность спортивной деятельности, И.В. Муравов, B.C. Бойко (1983) отмечают, что «... именно неспециализированность биологической организации позволяет человеку проявить поразительные способности в занятиях разными видами спорта, открывать новые сложнейшие элементы двигательных действий». Едва ли можно в полной мере разделить такой оптимизм, тем не менее, нельзя не считаться с имеющимися в этом направлении данными. Чтобы оценить резервные возможности, была сопоставлена динамика нарастания предельных двигательных возможностей человека (бег) и лошадей (конный спорт). Так, данные И.В. Муравова (1983) показывают, что динамика роста предельных возможностей человека в беге, длящемся соответственно 2 и 3-4 мин, превышает показатели лошадей в 5,5 и 5,9 раза. Аналогичная ситуация обнаруживается при анализе рекордов человека и в других видах двигательной деятельности, где возможна объективная регистрация достигаемых результатов: в плавании и конькобежном спорте.

Как подмечает автор, отмеченный факт заслуживает особого внимания, так как выходит за пределы спорта и всего комплекса, обсуждающихся в спортивной науке до сего времени, вопросов. Следовательно, не оправдались предположения некоторых специалистов, что возможности человека в плане достижения выдающихся результатов приближаются к границам биологической нормы. Современный спорт демонстрирует более высокий темп изменения результатов в сравнении с тем, что было не только 50-60 лет, но и 25-30 и даже 10-15 лет назад. При этом суммарный объем и интенсивность тренировочных нагрузок в циклических видах спорта за последние 25-30 лет возросли в 2-4 раза [273].

Современный спорт – это уникальная арена исследования, адаптационных и резервных возможностей организма человека. При этом не существует видов профессиональной деятельности, которые могли бы по своему адаптационному эффекту сравниться с тренировочными и соревновательными нагрузками современного спорта [425].

Повышение предельных физических возможностей человека, проявляющихся в спортивных достижениях, находит свое объяснение в неспециализированности биологической организации homo sapiens, что служит огромным резервом изменчивости его структур и особенно функций, позволяя человеку успешно осваивать самые разные виды мышечной деятельности в условиях внешней среды.

Специализация (на примере лошадей) (Дж. Льюис, 1964) приводит к высокому уровню достигнутых возможностей, вместе с тем она ограничивает дальнейшее их развитие.

Только ли совершенствование системы отбора и тренировки обуславливают рост спортивных результатов человека [244] или это означает более полную мобилизацию морфофункциональных возможностей, которые уже были у homo sapiens?

По всей вероятности, имеющийся материал не дает возможности ограничиться констатацией отсутствия эволюции у человека, равно как и признанием того, что решающее значение в прогрессивном развитии человека как социального существа имеет не биологическое, а социальное наследование. Видимо, изменение двигательной активности человека в процессе специализированной тренировки, вызывая на фоне случайных мутационных изменений генотипа определенные модификации, может создавать предпосылки для последовательно развивающихся, эволюционных изменений по типу фенотипической изменчивости [234].

Предполагается, что систематическая тренировка приводит к изменению адаптивных норм реакций, которые имеют не только приспособительное значение, но и могут сказываться на эволюционном развитии человека [334]. Именно эти вопросы, по мнению И.И. Шмальгаузена (1968), в 1960-х годах составляли «белое пятно» в теории естественного отбора, достижения в которой не вскрывают всего механизма эволюции и не дают полного объяснения его закономерностей. При таком подходе в тени остается индивидуальное развитие организмов, ведущее к реализации фенотипа. Изучение же индивидуальности требует рассмотрения ее как многомерной системы, развитие и формирование которой подчиняется определенным закономерностям. Важным признаком человеческой индивидуальности является активность созидающей творческой деятельности человека.

Мера активности, напряженности работы внутреннего мира является показателем духовности индивидуальности. Эффекты внутренней работы проявляются в поведении и деятельности как результат творчества, производящие ценности для общества. Одним из проявлений активности индивидуальности могут являться поступки человека, которые могут проявляться как устойчивый стиль деятельности. В целом при рассмотрении сложившейся индивидуальности должна быть более или менее сложившаяся зрелая личность, то есть человек, интегрированный общество и являющийся полноценным субъектом деятельности, обладающий сформированным интеллектом.

Особенность феномена физической культуры в отличии от других ее сфер, таким образом, состоит прежде всего в том, что она самым естественным образом соединяет в единое целое социальное и биологическое в человеке. Процесс физического развития любого человека выражается в совершенствовании форм и функций организма, реализации его физических возможностей. Но было бы неверным считать, что биологические процессы развития человека происходят изолировано от его социальных функций, вне существенного влияния общественных отношений. Воздействие природных факторов на развитие физического потенциала человека имеет объективный характер, но его специфика состоит в том, что оно может усиливаться или ослабляться в зависимости от активности человека, который может сознательно воздействовать на ход этого объективного процесса, опираясь на познание его законов и сущности [197].

При этом физический потенциал, по мнению В.К. Бальсевича (1987), определяется множеством факторов биологического и социального характера, в конечном счете, задача сводится к тому, чтобы познать естественные, природные законы индивидуальной эволюции физических способностей человека, а затем в строгом соответствии с ними выработать и реализовать пути социального, в том числе педагогического и организационного стимулирования гармонического роста этих способностей. Приоритет биологического в этом случае заключается в том, что он формирует стратегию последовательности и интенсивности тренирующих воздействий, а приоритет социального в том, что он обеспечивает, с одной стороны, процесс познания мудрости природы, а с другой – практическую реализацию его результатов в соответствии с запросами, возможностями, моральными и нравственными ценностями общества.

В целом успех в спортивной деятельности в определенной степени будет зависеть от знания реального соотношения в этом процессе роли генетических и внутренних (организменных) факторов, с одной стороны, и факторов окружающей среды – с другой. При этом необходимо учитывать, что генетическая информация, передаваемая от предыдущего поколения к последующему, проявляется (реализуется) в фенотипической структуре в значительной мере под влиянием факторов окружающей среды. Природа же процессов развития такова, что изменения, происходящие в любой данный момент времени, зависят от текущего состояния организма и состояния среды, в которой они находятся. Поэтому, чтобы определить каким будет организм в будущем недостаточно знать, каков он в настоящий момент, как и недостаточно описать среду, в которой он, по-видимому, будет существовать. Как отмечает Р. Левонтин (1993), «...важным следствием этой постоянной совместной детерминации является то, что столкновение с одной и той же средой на разных стадиях жизненного цикла может иметь для организма различные последствия.

1.2. Человеческий возраст Многочисленные исследования, касающиеся возраста и возрастной структуры, исходят из концепции о довольно сложной и комплексной природе возраста. Наиболее полно это выразил, по нашему мнению, Л.С. Выготский (1984), отметивший: «Проблема возраста не только центральная для всей детской психологии, но и ключ ко всем вопросам практики». Что же вкладывается в понятие «возраст»? Это определенный, ограниченный относительными хронологическими границами период в физическом и психическом развитии человека (раннее детство, дошкольный возраст, подростковый возраст, зрелый возраст, старость)1.

Психологический словарь, - М., 1983, С. Возраст – период развития человека, характеризующийся совокупностью специфических закономерностей формирования организма и личности. Возраст представляет собой качественно особый этап, которому свойственен ряд изменений, определяющих своеобразие структуры личности на данной степени развития. Возраст в психологии определяется как конкретная, относительно ограниченная во времени ступень психического развития индивида и его развития как личности, характеризуется совокупностью закономерных физиологических и психологических изменений, не связанных с различием индивидуальных особенностей2. Переход от одной возрастной ступени к другой ознаменовывается перестройкой и изменением психического развития. Как отмечает А.С. Выготский, для каждого возраста существует своя специфическая «социальная ситуация развития», определенное сочетание условий социальной среды и внутренних условий формирования индивида как личности. Взаимодействие внешних и внутренних факторов порождает типичные психологические особенности, общие для людей одного возраста, определяя его специфику, а изменение отношений между этими факторами обуславливает переход к следующему возрастному этапу [360].

Понятие возрастных особенностей, возрастных границ не имеет абсолютного значения – границы возраста подвижны, изменчивы, имеют конкретно-исторический характер и не совпадают в различных специальноэкономических условиях развития личности.

Ученье о возрасте как о единице анализа детского развития принадлежит Л.С. Выготскому, который отмечал, что возраст или возрастной период – это цикл развития человека, имеющий свою структуру и динамику.

Понятие «возраст» используется для обозначения индивидуальных особенностей развития человека. Т.В. Карсаевская (1978) отмечает: «Проблема временных характеристик развития человека – одна из наиболее сложных. Ибо человек на каждом этапе развития предстает как целостный феномен, которому свойственны разновременность в одновременном».

Применительно к человеческому возрасту можно говорить как об общей категории, которая реализуется в науках, изучающих онтогенез человека. Тем не менее, чаще изучение возрастных особенностей происходит относительно частных категорий, среди которых различают хронологический, биологический, психологический и социальный возрасты. Именно это многообразие требует для изучения человеческого возраста использовать системный подход, каждый человек обладает своеобразными, индивидуальными особенностями организма. А.В. Петровский (1982) отмечает, Краткий психологический словарь, - М., 1985.

что «возраст человека – этап развития человека, характеризуемый специфическими для него закономерностями формирования организма и личности относительно устойчивыми морфофизиологическими и психологическими особенностями». Будучи этапом биологического созревания организма, обусловленным генетическими детерминантами, возраст вместе с тем есть конкретный результат и стадия социально-психологического развития личности, определяемая условиями жизни, обучением, воспитанием.

Содержание и формы обучения и воспитания исторически складываются и изменяются применительно к возрасту, оказывая, в свою очередь, влияние на определение границ и возможностей».

В настоящее время в науке складывается полиизмерительный подход к изучению возраста как дифференцированной меры времени человеческой жизнедеятельности в его основе предлагается наряду с хронологическим возрастом измерять биологический, социальный и психологический возрасты, и обуславливается это тем, что хронологический возраст является «скудным индексом каждого из трех измерений» (B.L. Neugarten, G.O.

Hagestad, 1976).

Выделяют абсолютный, условный, хронологический, биологический, психологический, социальный, двигательный возраст [315].

Абсолютный (календарный) возраст выражается количеством временных единиц (минут, дней, лет, тысячелетий и т.п.), отделяющих момент возникновения объекта до момента его измерения. Это чисто количественное, абстрактное понятие, обозначающие длительность существования объекта и его локализацию во времени. Определение хронологического возраста объекта называется датировкой.

Условный возраст (возраст развития) определяется путем установления местоположения объекта в определенном эволюционно-генетическом ряду, в некотором процессе развития, на основании каких-то качественноколичественных признаков.

Установление условного возраста – элемент периодизации, которая предполагает выбор не только хронологических единиц измерения, но и самой системы отсчета и принципов его растления.

Хронологический возраст представляет собой эволюционный пpoцecc, осуществляющийся во времени на протяжении всей жизнедеятельности человека.

Хронологические характеристики развития личности в целом характеризуются следующими параметрами:

– темп (скорость развития данной характеристики);

– длительность (возрастных изменений данной характеристики на протяжении жизни человека);

– направленность (эволюция – развития или инволюция – обратное развитие).

При этом хронологический аспект возрастного развития, в свою очередь, рассматривается как бы в двух измерениях – в плане микрохнологии и в плане макрохронологии.

Микрохронологический подход изучает возрастную динамику отдельных психических функций в отдельные отрезки жизни. При этом существует два основных закона микрохронологических изменений – закон неравномерности развития и закон гетерохронности.

Применительно к неравномерности развития отмечается, что изменение отдельных психических функций имеет разные темпы как в период роста, так и в период старения. Однако форма кривой показывает, что все сенсорные функции изменяются непрерывно и с различной скоростью.

Закон гетерохронности – отражает разновременность прохождения стадий и внутреннюю противоречивость соматического, полового и нервно-психического развития человека. Общая же закономерность такова:

развиваются те функции, которые имеют наибольшее значение в данный момент; это экономит суммарный запас энергии, отпущенный человеку на жизнь.

Подобный временной подход позволяет выявить в более обобщенном варианте неравномерность и гетерохронность развития функций организма и своеобразия их временной структуры. До недавнего времени хронологический возраст рассматривался как первостепенный или даже исключительный детерминант психического развития и часто психологи представляли это как эндогенное направление, заключающееся в том, что развитие подчиняется законам природной организации человека и независимо от средовых влияний, т.е. имело место отождествление развития и созревания. Социологи нередко абсолютизируют значение хронологического возраста, рассматривая его не как показатель каких-то биосоциальных или психических факторов, а как автономный причинный фактор. Однако многочисленные данные, полученные в последнее время, в значительной степени изменяют сложившееся представление.

Так отмечается, что возраст как таковой гораздо менее значим для своеобразия процессов переработки информации, чем уровень развития личности, достигнутый за прошедший отрезок времени. Как показывает педагогическая практика, существуют вполне поддающиеся изменению особенности развития ученика, которые не связаны однозначно с возрастом учащегося и не определяются им, но зависят, прежде всего, от условий социализации, под влиянием которых происходит развитие личности (К. Клаус, 1987).

Биологический возраст – возраст человека, оцениваемый по степени развития (или зрелости) отдельных признаков и систем признаков. Иначе, биологический возраст – это достигнутый организмом уровень морфофункционального созревания, который мы получаем, сравнивая развитие по разным критериям. Среди них степень соматической и скелетной зрелости, зубной системы, показатели репродуктивной системы, физиологические и биологические признаки и многие другие.

Введение в научный оборот термина «биологический возраст» связано с именами В.Г. Штефко, Д.Г. Рохлина, П.Н. Соколова (30-40 гг. XX в.).

Биологический возраст отражает основные характеристики онтогенетического развития и прежде всего, гетерохронность роста, созревания и старения на разных уровнях организации.

Схема общих требований к показателям биологического возраста сформулирована В.М. Дильмановым и развита О.М. Павловым (1987).

Среди этих принципов есть ряд основных измеряемых показателей – критериев (признаки, по которым оценивается биологический возраст, должны быть измеряемы легко и точно):

– универсальность показателей и связь их с хронологическим возрастом – ценность критерия прямо пропорциональна ширине возрастного диапазона, в котором корректно и оперативно измеряется биологический возраст;

– прогрессирующий характер изменений описывается показателями – чем более простой характер имеет возрастное изменение признака, тем эффективнее оценка по нему;

– закономерность изменения показателей и их скоректированность – наличие связей критериев биологического возраста с определенными эндогенными механизмами развития и четкие предположения об их экзогенной обусловленности.

Касаясь биологического возраста, необходимо отметить его важность как показателя индивидуального развития. В многочисленных исследованиях показано, что в подростковом возрасте существенное влияние на динамику физического развития, формирования двигательных качеств оказывает такой критерий биологического возраста, как индивидуальные темпы полового созревания.

Основные критерии биологического возраста группируются по системным признакам:

– показатели морфологической зрелости – общее соматическое развитие; скелетный возраст, развитие репродуктивной системы;

– функциональные, физиологические и биохимические показатели – прежде всего, показатели основного, углеводного обмена и липидного обмена; секреция ферментов и гормонов; особенности сердечнососудистой системы; нейродинамические и нейрофизиологические характеристики;

– показатели возрастной динамики психики – в принципе, любые изменения с возрастом и измеряемые «черты», относящиеся к сфере психологии, и соответствующие прочим упомянутым требованиям. Применительно к спортивной деятельности лучше всего разработаны критерии второй группы, в немалой степени интересного дает их сопоставление с третьей группой.

В ряде исследований показана зависимость между биологическим возрастом занимающихся и результативностью их двигательной деятельности [363].

Только относительно высокий исходный уровень развития физических качеств и оптимальный темп их развития с учетом биологического возраста позволяют сделать надежный прогноз о перспективности того или иного юного спортсмена.

Биологический возраст у подростков с низкими показателями физического развития может отставать от паспортного возраста на 1-2 года, а у подростков с высоким физическим развитием биологический возраст может опережать паспортный возраст на 1-2 года. Последних относят к акселератам, первых – к ретардантам.

Нередко высокий спортивный результат в детские и юношеские годы может быть следствием не высокой спортивной одаренности, а генетически более ранних сроков биологического созревания. Под термином «биологический возраст» понимается достигнутый отдельным индивидуумом уровень развития морфологических и связанных с ними функциональных явлений жизнедеятельности организма, соответствующий среднему для всей популяции уровню данного хронологического возраста [65]. В целом несоответствие между календарным и биологическим возрастом позволяет оценить темп индивидуального развития.

Все это указывает на то, что возраст, по выражению Д.Г. Рохлина (1996), не может служить точным «опорным пунктом» для изучения закономерностей возрастного развития, так как дети одного возраста находятся на разных стадиях физического развития. Выявление этих особенностей является необходимым материалом для построения системы физического воспитания в различных возрастных периодах. Для точного выявления критерия биологического возраста используется «костный» возраст, наиболее информативным представляется соотношение между хронологическим возрастом детей и возрастом их полового созревания, которое определяется по уровню развития вторичных половых признаков, в младшем дошкольном возрасте это определяется временем прорезывания постоянных зубов – «зубная формула», а также показателем возраста самотипического развития.

Имеющиеся исследования показывают, что уровень физического развития чаще всего оказывает влияние на физическую работоспособность подростков. По другим данным, это существенно влияет на школьную успеваемость, причем дети с низким уровнем физического развития чаще оказываются неуспевающими (М.В, Антропова, 1968). Однако сложность заключается в том, что это не нашло отражения в существующих программах школьного воспитания.

Акселерация процессов роста и созревания представляет собой сложное сплетение органического и социального в индивидуальном развитии человека. Б.Г. Ананьев (1980 отмечал: «По существу говоря, в акселерации помимо других форм взаимосвязи биологического и социального проявляется взаимосвязь онтогенетического развития и жизненного пути человека уже в начальные стадии человеческой жизни».

Однако процессы акселерации не имеют однозначной связи со спортивной одаренностью, а более высокий результат юных спортсменов обеспечивается более ранним биологическим созреванием. Дети же с замедленным темпом индивидуального развития часто бывают более способны, но эти способности раскрываются значительно позже в определенной степени это связано и с видом спортивной деятельности. Нельзя судить о биологическом возрасте только по темпам индивидуального полового созревания, т.к. под влиянием внешних факторов он может значительно сдвигаться, что может привести к ошибкам в реализации планов, а в конечном итоге, и неверным выводам.

В частности, задержку полового созревания может вызвать и интенсивная тренировочная работа, особенно на этапе высокого спортивного мастерства.

Учитывая вышесказанное, В.М. Волков (1974) подчеркнул на основании собственных исследований, что для надежного прогноза важно учитывать не столько исходный результат, сколько темпы прироста в течение 1лет занятий, связь их с дефинитивными признаками более высокая. Что же касается личностного развития, то рано созревающие мальчики превосходят поздно созревающих (Р. Graham, М. Rutter, 1977; J.Л. Clausem, 1975).

Они в среднем пользуются большей симпатией окружающих, более уравновешенны и уверены в себе, менее робки. А у поздно созревающих подростков меньше веры в себя, больше опасений и меньше способностей к осуществлению своих планов. Однако это данные поперечных срезов, а на продольном срезе это еще не изучено. Следует отметить, что сказанное относится чаще к мальчикам, чем к девочкам. Чем же это, в конечном итоге, обусловлено? По всей вероятности, более ранним развитием очень важных в этом возрасте физических сил и вторичных половых признаков, которые обеспечивают им более позитивную социальную оценку, чем поздно созревающим.

Все это наводит на мысль о том, что школьные классы следовало бы комплектовать в соответствии со степенью физической зрелости, а не в соответствии с хронологическим возрастом. Поскольку девочки в этом плане вырываются вперед, у них нередко складываются напряженные отношения с мальчиками, которые, как отмечает X. Ремшмидт (1994), «чувствуют себя ущемленными в своей мужской роли». Существенно важно и то, что подростки, относящиеся к различным вариантам индивидуального развития, характеризуются и специфическими особенностями систем организма, именно внутригрупповая акселерация, расхождение паспортного и биологического возрастов в наибольшей степени значимы для спортивного отбора и ориентации.

Данные, полученные Ю.М. Портновым (1989), свидетельствуют о том, что уровень физической и функциональной подготовленности юных спортсменов-игроков тесно связан с их биологическим возрастом. При этом, чем выше степень биологического развития, тем выше показатели подготовленности. Но выявлена разная степень влияния биологического возраста в зависимости от пола и вида спорта. Пол спортсменов оказывает более существенное влияние на уровень физической и функциональной подготовленности юных спортсменов с разным биологическим возрастом, чем вид спорта.

Применение одинаковых тренировочных нагрузок в команде футболистов 14-15 лет с неоднородным по биологическому возрасту составом приводит к различному по величине тренировочному эффекту у «отстающих», «средних» и «опережающих» на фоне общей положительной динамики показателей физической и функциональной подготовленности. Наиболее высокие темпы прироста выявлены у «отстающих», наименьшие – у «опережающих». Все это говорит о необходимости дифференцированного подхода к дозированию нагрузки с учетом биологического возраста занимающихся.

Представление о психологическом возрасте, введенное Л.С. Выготским (1984) и далее разработанное Д.Б. Элькониным (1971) (социальная ситуация развития – ведущая деятельность – центральное психологическое новообразование), традиционно используется в качестве объяснительной модели, указывающей на направление детерминации развития – извне (от социального) вовнутрь (к индивидуальному) – и на роль активности субъекта в развитии. Мы хотели бы обратить внимание на другой аспект этой модели, заключающий в себе интересную дихотомию.

С одной стороны, в понятии психологических новообразований содержится идея взаимосвязанности всех существенных изменений, происходящих в данном возрасте. По мнению T.C. Выготского, центральные линии развития должны быть связаны с основным новообразованием возраста, которое характеризует перестройку всей личности и сознания ребенка.

Продолжая эту мысль можно сказать, что различные линии развития взаимосвязаны постольку, поскольку развивается целостная личность, которая не сводится к сумме психических функций.

С другой стороны, развитие характеризуется полидетерминированностью; так, из современной трактовки социальной ситуации развития, понимаемой как множество социальных контекстов, в разной степени связанных между собой, может следовать, что линии развития, порождаемые активностью субъекта в разных контекстах, могут быть и относительно независимы.

Указанное противопоставление можно обнаружить в зарубежных концепциях психологического развития. Так, «задачи развития», абсолютизируя значение социальных требований, не учитывают внутреннюю логику развития, из-за чего отдельные задачи оказываются не связанными друг с другом – они могут быть обусловлены совершенно независимыми пластами исторической реальности, социальными институтами и практиками.

Психологический возраст входит как составляющая в понятие «человеческий возраст», и связано это с необходимостью психологического обоснования возрастной периодизации индивидуальной жизни человека, так как обозначенные ранее периодизации отнюдь не являются достаточными в этом направлении. В частности, Е.И. Головаха и А.А. Кроник (1984), рассматривая проблему «психологического возраста личности», отмечают, что этот возраст — мера психологического прошлого личности.

При этом отмечаются и специфические его проявления: первое – это характеристика человека как индивидуальности, измеряемая во внутренней системе отсчета; второе – психологический возраст принципиально обратим; третье – он многомерен и может не совпадать в разных сферах жизнедеятельности. Особенно рельефно это выступает в практике спортивной деятельности: так, юный спортсмен, полностью реализовавший себя и достигший выдающегося результата, одновременно ощущает нереализованность себя как личности.

Все это и обуславливает трудности измерения психологического возраста, представляющего собой как бы интегративный показатель психологического развития индивида. Поэтому требуется комплексное исследование возрастной динамики многочисленных функций в структуре целостной деятельности. Определенные трудности связаны с гетерохронностью функциональных и личностных изменений на протяжении жизни индивида, при этом гетерохронность имеет как внутриличностный, так и межличностный характер [7].

В целом реализованность психологического возраста определяется соотношением психологического прошлого, настоящего и будущего. Адекватность же измерения обозначенного может быть найдена лишь при учете значимости событий для личности, только в этом случае можно вплотную приблизиться к возможности измерения реализованное™ ее психологического времени. С. Цвейг (1960) писал: «В жизни человека внешнее и внутреннее время лишь условно совпадают. Вот почему единственно в них и через них поддается оно внешнему описанию».

Среди способов диагностики наиболее доступный – это самооценка реализованное™. от адекватности данной оценки в значительной степени зависит, насколько тщательно человек смог сделать анализ своей жизнедеятельности. Соотношение психологического и хронологического возрастов дает основание судить об оптимистичности личности, когда планы и ожидания распространяются на более значительный диапазон хронологического времени, чем тот, которым он располагает в действительности, в то время как превышение психологического возраста над хронологическим дает основание говорить о неоправданном пессимизме [95] в детстве и юности чаще бывает так, что хочется казаться старше своих лет, а в зрелом возрасте – наоборот.

Социальный возраст. Если психологический возраст рассматривается, прежде всего, как характеристика индивидуальности личности, то социальный возраст представляет собой характеристику личности как социального существа, включенного в определенную систему общественных отношений.

Используя социально-психологический подход в вопросе обоснования возрастной периодизации социального развития личности, А.В. Петровский (1984) выделил три макрофазы, которые по содержанию и характеру развития личности определяются им так:

– детство – адаптация индивида в общности;

– отрочество – индивидуализация, выражающаяся в потребности «быть личностью»;

– юность – интеграция личности в общности.

О важности, которую приобретают взаимоотношения со сверстниками в социальном развитии, писал В. Зельдер (1982) в своей монографии «Социальное развитие подростков: динамическое и функциональное взаимодействие»: «Психологический процесс осознания своей личности протекает в форме внутренней идентификации с определенной референтной группой», в подростковом возрасте такую группу составляют сверстники.

«Контакт со сверстниками для подростка сводится, по сути дела, к достижению одной и той же цели – личного самоутверждения. Средствами достижения выступают взаимные представления членов группы друг о друге»

(V.G. Seltur 1982).

Двигательный возраст характеризуется показателями физического развития подростка в спортивном упражнении с учетом самотипа и паспортного возраста (Р.Н. Дорохов. В.П. Губа, 1999) одновременно отмечается, что в этом случае габаритное варьирование, биологическая зрелость ребенка опускается, что значительно снижает информационность приводимых данных, а, следовательно, и их прогностическую способность.

При этом имеют место большие индивидуальные различия и связано это с темпами биологического созревания. Установлено, что в каждом возрасте более зрелые, юные спортсмены часто имеют некоторое преимущество перед сверстниками с нормальным или замедленными темпами полового созревания.

Примерно в 60-65% случаев у девочек 11-13 лет и мальчиков 13- лет наблюдается нормальный уровень физического развития (медианты), а 35-40% - это подростки, относящиеся к акселированному и ретардированному типам биологического развития. Это особенно важно учитывать при планировании многолетнего тренировочного процесса, что позволит более полно реализовать возможности юных спортсменов.

1.3. Возрастное и индивидуальное в динамике развития систем организма Развитие и становление личности в онтогенезе предполагает, что возрастные особенности существуют лишь в единстве с особенностями индивидуальными. Под индивидуальными особенностями личности в психологии понимают такие особенности, которые отличают данную личность от всех других.

Б.Г. Ананьев, С.Л. Выготский, Н.С. Лейтес, Д.Б Элькони отмечают, что в годы дошкольного и школьного детства с их неуклонным подъемом по «возрастной лестнице» первостепенное значение имеет проблема взаимосвязи возрастных и индивидуальных особенностей, что возрастные особенности существуют обязательно в форме индивидуальных вариантов развития.

Выявление различных путей функционального и физического развития и разнообразия темпов возрастной динамики является существенным моментом для более точной оценки не только каждого возрастного «среза», но и, главным образом, самого процесса индивидуального развития;

последнее связывается с возможностью выявить разнообразие проявления возрастных норм под воздействием различных факторов. Значимость этого обуславливается тем, что предстоит большая работа по созданию непрерывной системы обучения и воспитания. Изучение же возрастных и индивидуальных особенностей в их единстве обуславливает возможности прогнозирования тренируемости и обучаемости, а также способствует определению степени функциональной и физической подготовленности каждого человека.

В классических работах Д.Б. Эльконина и его сотрудников Л.И. Божович, МИ. Лисиной, И.В. Дубровиной, Н.С. Лейтеса и многих других проблема «соотношения возрастных и индивидуальных особенностей» поднималась как одна из центральных для понимания детского развития. Конкретные исследования в этом направлении, проведенные в 1960-1970-х гг.

затронули такие сферы развития, как познавательная деятельность и общение, а также некоторые стороны личностного развития детей. Несколько ранее было начато изучение своеобразия умственного и личностного развития проблемных групп детей (например, детей с трудностями в обучении в исследованиях Л.С. Славиной). Другое дело, что и при такой постановке проблемы центр внимания психологов практически всегда смещался в русло поиска возрастных характеристик. Исследование же индивидуальных особенностей имело второстепенное значение. По существу, последние скорее служили средством установления возрастных характеристик, их конкретной иллюстрацией, так как в индивидуальном искали проявления общих для данного этапа возрастных закономерностей.

И надо признать, что подобный подход был, безусловно необходим и правомерен для того периода исследований, когда усилиями нескольких поколений психологов закладывался сам фундамент возрастной психологии, шел поиск базовых условий развития и характерных новообразований каждого возраста.

В последующие годы (1980-1990 гг.) внимание к поиску индивидуальных особенностей развития стало нарастать, уже в настоящее время под влиянием запросов педагогической и спортивной практики всё более настойчиво, на первый план выдвигаются задачи понимания индивидуальности ребёнка, его чаще всего уникальной линии развития, при этом понятие «индивидуальность» приобретает самостоятельную ценность.

В таком случае специфика возрастно-психологического подхода к дифференциальному аспекту развития ребенка будет заключаться в том, чтобы проанализировать все наиболее значительные возрастные новообразования с целью определения тех качественно специфических форм, в которых они возникают. Иначе говоря, суть подхода основывается на положении, что важнейшие возрастные новообразования формируются в индивидуально-типической форме. Именно определение таких форм может стать решающим звеном, которое свяжет абстрактно-возрастные закономерности со своеобразием развития в каждом конкретном, индивидуальной случае.

Б.Г. Ананьев (1957) писал: «Уже в подростковом возрасте, а тем более в юношеском возрасте смена возрастных периодов во многом зависит не только от условий воспитания, но и от сложившихся индивидуальных и типологических особенностей формирования личности. Это положение особенно характерно для всех периодов зрелости, возрастные различия между которыми как бы «перекрываются» типом индивидуального развития, характером практической деятельности».

Следует иметь в виду, что граница действия каждого природного и социального фактора определяется не только качественными и количественными характеристиками, но и спецификой развития организма в различные возрастные периоды. В этом случае соотношение возрастного и индивидуального позволит обозначить ориентиры более целесообразной организации учебно-тренировочного процесса.

Особый и очень важный аспект проблемы соотношения возрастного и индивидуального – связь предпосылок способностей с другими сторонами развивающейся личности. По-видимому, личностная индивидуальность, обуславливающая актуализацию способностей, имеет свою специфику на каждом возрастном этапе и по-своему отражает сами возможности растущего организма.

Изучение индивидуальных различий (М.М. Shirley, 1933) у детей первых двух лет жизни показало, что не многие характеристики сохраняются постоянно в течение нескольких месяцев, однако имеется тенденция к увеличению интервалов такого постоянства с возрастом.

P. Neilon, сравнивая свои наблюдения с данными М.М. Shirley (1933) (исследовались одни и те же дети, но спустя 15 лет), отметил, что уже в два года достаточно выражена индивидуальность ребенка. Это отмечает и Р. Мейли (1975) по результатам A. Gessell (1937): уже в самые первые месяцы жизни ребенка можно выявить индивидуальные различия в темпераменте, сохраняющиеся и в последующие годы. В определенной степени это подтверждают и другие авторы в исследованиях, проведенных на 14-летних детях, R. В. Cattell (1957) утверждает, что «структура личности (не касаясь ее динамической сферы) у ребенка немногим проще, чем у взрослого».

Типологические особенности высшей нервной деятельности уже с достаточной определенностью проявляются в период дошкольного детства.

То, что некоторые двигательные способности детей связаны с индивидуальными свойствами их нервной системы, показано было Н.И. Касаткиным (1951).

Следовательно, поведение детей, а соответственно и их действия и реакции чрезвычайно разнообразны, особенно ярко это прослеживается в первые годы жизни. Возможные разнообразия поведенческих характеристик, моторных и умственных способностей, по-видимому, есть не что иное, как проявление одних и тех же качеств темперамента ребенка в разнообразных ситуациях, в то время как основа и структура его личности остаются неизменны.

Такие типологии хотя бы в первом приближении отвечают идее раскрытия генетических связей в развитии и одновременно служат ориентацией на важные с практической точки зрения варианты развития детей и характерные для них проблемы, в целом любое исследование реального многообразия индивидуальных проявлений изучаемого определенного свойства неизбежно ведет к попыткам их упорядоченности и систематизации.

Если обратиться к исходному методологическому значению понятая «типология», то мы увидим, что это не только некоторая классификация и описание, но прежде всего метод научного познания, процедура. Суть типологии – в анализе и систематизации исследуемых объектов или свойств в соответствии с некой идеализированной моделью, выражающей их качественную определенность в рамках системного подхода, типология направлена на вычленение системообразующих связей, на выделение сущностного основания, охватывающего множеств изучаемых свойств. При этом типология не ограничивается структурным анализом системы, она призвана отображать систему в ее развитии, что особенно актуально для возрастной психологии.

С точки зрения возрастно-психологического подхода основанием для типологического анализа могут служить важнейшие возрастные новообразования. Основные формы реализации нормативных новообразований оказываются тем решающим звеном, установление которого и может, в конечном счете, привести к пониманию общего в его конкретном, единичном воплощении, т.е. в личности ребенка. Подчеркнем, что формально любое новообразование может быть положено в основу типологии, однако не каждое, а только действительно центральное для той или иной возрастной стадии новообразование может придать своеобразие всему ходу развития ребенка, в какой-то мере направить его по определенному пути.

А.В. Запорожец (1978) обращает внимание на то, что необходимо различать близкие, но не тождественные виды детского развития – функциональное и возрастное. Первое связано с овладением ребенком знаниями и способами действия, второе характеризуется новым психофизиологическим уровнем. При этом отмечается существенное значение созревания нервных структур – одного из необходимых условий развития ребенка.

Следовательно, каждый детский возраст имеет свои особенности, свой уровень сенситивности, последнее является существенной предпосылкой для более эффективного развития тех или иных двигательных способностей.

Широкий диапазон действия возрастных норм обусловлен тем, что возраст выступает в качестве одной из наиболее интегративных характеристик человека. Исходя из этого, чаще констатируется связь той или иной деятельности с возрастом, но не подвергается сомнению сам возраст: его основные характеристики, заданные параметры развития личности оставались в исследовании неизменными. Поэтому в большинстве исследований ведущим признаком анализа был возраст, а не деятельность, полученные данные интерпретировались главным образом как характеристики возрастного развития.

Существуют не только возрастные, но и собственно индивидуальные предпосылки формирования различий по способностям. Среди них наиболее изученными являются свойства типа нервной системы, о которых Б.М. Теплов (1960) писал, что они входят в состав природных основ развития способностей, в состав «задатков».

Самое сложное состоит в том, что не всегда можно определить, что в особенностях психики того или другого ребенка идет от своеобразия его типа нервной системы и что – от возраста: у части детей слабая нервная система оказывается не только возрастной, но и индивидуальной их особенностью, т.е. сохранится и в дальнейшем» [191].

Можно предположить, что на различных этапах возрастного развития свойства нервной системы сохраняют своеобразие индивидуальных проявлений. На это обратил внимание Б.Г. Ананьев (1969): «...несомненно, что одним из главных вопросов теории индивидуального развития человека является именно вопрос о соотношении возрастных, типологических и индивидуальных особенностей человека, об изменяющихся и противоречивых связях между ними».

Обозначенный вопрос и сегодня остается главным, так как отсутствует единство взглядов на решение проблемы соотношения возраста и типа нервной системы. Следует отметить, что эти различия в подходах обозначились уже в начале пути. Показательными в этом отношении являются и данные Н.И. Красногорского (1958) и А.Г. Иванова-Смоленского (1971).

Первый рассматривал нейродинамические свойства как проявление единого типа нервной системы, который постепенно развертывается от детства к юности, но окончательно складывается в юношеском возрасте. Второй делает упор на то, что каждый возраст имеет свой нейродинамический тип, через который проходит индивид. В последующем направленность изучения этой проблемы принципиально изменилась под влиянием работ Б.М.

Теплова, выдвинувшего гипотезу о большой чувствительности нервной системы. Так, В.Э. Чудновский (1967) показал, что у детей младшего дошкольного возраста нервная система отличается слабостью. При этом автор подчеркивает, что в ряде случаев «прирожденная слабость» нервной системы проявляется более ярко вследствие их возрастной зрелости, вследствие того, что нервные процессы не достигли своего оптимума.

Дело в том, что в процессе индивидуального развития организма происходит эволюция уровня корковой возбудимости, а это влечет за собой изменение ряда показателей высшей нервной деятельности и некоторых свойств, но с различной интенсивностью у разных особей и на различных этапах онтогенеза [350]. Это подтверждается многочисленными литературными данными (Л.Г. Воронин, 1957). На фоне рассмотренных данных следует акцентировать внимание на том, что возрастное развитие типологических особенностей проявления свойств нервной системы протекает как бы волнообразно, с некоторым нарастанием, в то время как двигательные способности и морфологические признаки неизменно повышаются, хотя и неравномерно (апериодично). Следовательно, в возрастном диапазоне проявляется сложная структура развития, в которой моменты одной функции (мини или оптимумы) сопряжены с моментом стабилизации или даже понижением других функций. Как показано Б.Г. Ананьевым (1972), фронтальное повышение функционального уровня разных характеристик обнаружено лишь в 19 лет, причем в равной степени у мужчин и женщин.

Автор отмечает, что вариативность и многозначность одних и тех же возрастных характеристик определяются не только влиянием на них различных внешних факторов (социальных), но в не меньшей степени возрастная изменчивость в различные возрастные периоды жизни обусловлена внутренними свойствами развития организма ребенка: половым деформизмом, конституциональными и нейродинамическими особенностями, сенсомоторной организацией, мотивацией поведения, накоплением жизненного опыта и уровнем интеллектуального развития, биографической картиной.

Все это обуславливает постановку проблемы: являются ли возрастные признаки и их индивидуальные варианты чем-то преходящим, как бы исключительно детским или даже в их выраженности, своеобразии уже в какой-то мере просматривается будущая индивидуальность [191]. Основная сложность в том, что ход возрастного развития представляет собой гетерохронный процесс. При этом одна сторона этого процесса связана с различиями в темпах созревания отдельных фрагментов одной и той же функциональной системы, другая – с несовпадением сроков формирования различных организменных структур. Следовательно, проявляющаяся индивидуальность, а соответственно и развитие способностей специфичны в каждом возрастном этапе и по-своему отражают возможности растущего организма. Практика спортивной деятельности показывает, что с возрастом и повышением уровня подготовленности реакция организма на тренировочную нагрузку приобретает менее обобщенный характер, в результате различные качественные проявления двигательных функций становятся менее связанными между собой. Таким образом, наряду с ослаблением согласованности в развитии двигательных способностей отмечается усиление индивидуальных различий в их проявлении; вызвано это тем, что у каждого человека развиваются преимущественно те двигательные способности, задатками к которым он обладает. Среди задатков наиболее существенными являются свойства нервной системы. Б.М. Теплов (1963) писал, что они сильно отражаются на психике человека и его поведении, определяя в значительной мере индивидуальные особенности динамики психической деятельности: ее быстроту, темп, объем и т.п. Между тем возрастная специфика соотношения типологических особенностей и развития двигательных способностей применительно к различным сторонам спортивной деятельности остается малоизученной, а имеющиеся данные трудносопоставимы, так как получены с использованием различных методик. Тем не менее следует отметить, что уже в 12-14 лет выбор вида спортивной деятельности определяется свойствами нервной системы, при этом типологический комплекс, обуславливающий предрасположенность к тому или иному виду спорта как у подростков, так и у взрослых, чаще совпадает. В этих условиях психофизиологические особенности способствуют отбору, а также определению специализации [121]. В соответствии с типологическими особенностями различается эффективность обучения и тренировочного процесса детей и подростков. Выявлены определенные связи свойств нервной системы с динамикой развития двигательных способностей [74]. Применительно к соревновательной ситуации также выявлены определенные различия. Отмечается, что целенаправленное воздействие на типологические свойства нервной системы могут существенно изменить их проявления [363], но тренируемость их носит ограниченный характер. В ряде исследований показатели физического и психического развития являются наиболее «удаленными» друг от друга, а единичные связи носят случайный, а не закономерный характер. В разные возрастные периоды число значимых корреляций между отмеченными показателями неодинаково [71]. Следует признать, что изучению возрастных закономерностей развития двигательных способностей в соответствии с особенностями нейродинамики уделяется мало внимания. По всей вероятности, этому не способствуют те противоречивые факты, которые имеются в литературе, в частности у А.Т.

Губко (1970) и Н.Е. Малкова (1973); установлена зависимость высокой успеваемости от силы, уравновешенности и подвижности. В других данных уже испытуемые со слабым процессом возбуждения достигают более высокого результата в умственной деятельности, чем представители других типов [60]. В третьих указывается, что такие достижения зависят не столько от самих типологических свойств, сколько от типологически обусловленного индивидуального стиля учебной деятельности [24]. В немалой степени этому содействует и бурное развитие организма, двигательной сферы нервной системы и психики в целом. Если изобразить развитие ребенка на графике, то получается очень характерная кривая: плавное, постепенное развитие ребенка до десяти с половиной лет сменяется быстрым, резким, неравномерным подъемом – происходит перелом, а на рубеже лет эта кривая снова переходит в кривую с пологим, мягким развитием [176]. Наиболее изучена сейчас возрастная динамика развития морфологических признаков [52].

Экспериментально установлено, что наибольшего прогресса в спортивном совершенствовании достигают те дети, которые отбирались для занятий спортом на основании определенных морфофункциональных показателей. Дети, отобранные по показателям уровня развития физических качеств, имели преимущество лишь на начальном этапе обучения, а затем уступали сверстникам в темпах спортивного совершенствования. Связано это, очевидно, с тем, что морфологические признаки и некоторые физические качества характеризуются наибольшей стабильностью. Н.Ж. Булгакова (1978) пишет: «Существование стабильных показателей и различия между ними по степени стабильности указывают не только на возможность проведения спортивного отбора, но и на необходимость создания специальных условий для дальнейшей индивидуализации тренировочного процесса». Хотя В. Кольради (1984), один из первых изучавший строение тела спортсменов-олимпийцев, признавал, что «темперамент и характер спортсмена имеют, пожалуй, большее значение, чем форма его тела».

Сегодня существенным является приоритетность учета биологического возраста (акселерации) над паспортным в плане характеристики возрастных границ сенситивных периодов (В.М. Волков, 1974). Сопоставление же уровня акселерации с последующими достижениями не подтверждает этой приоритетности в частности, показана высокая зависимость между биологическим возрастом занимающихся и результативностью их двигательной деятельности [363]. В последующем среди спортсменов, рано выполнивших нормативы первого спортивного разряда и мастера спорта СССР, более половины имели признаки ускоренного биологического развития [345], среди мастеров спорта международного класса акселератов уже меньше (20%), в то время как наивысших достижений в циклических видах спорта часто достигают спортсмены с нормальным или поздним типом биологического развития и довольно редко с ранним [316]. Следует признать, что для рациональной организации и управления деятельностью ребенка, подростка совершенно недостаточно установить перечень характерных для него возрастных особенностей типа нервной системы или темперамента, двигательных способностей, необходимо выяснить возрастную специфику структуры этих проявлений. Хотя при этом следует отметить, что не сама по себе деятельность и не соотношение видов деятельности, а происходящие в процессе деятельности изменения в мотивационнопотребностной сфере ребенка в определенной степени обуславливают этапы жизненного развития. Таким образом, этапность развития в соответствии с рассмотренными данными понимается с различных позиций: 1) развитие представляет собой не что иное, как ослабление и утрату одних возрастных свойств, усиленный рост и развитие других, т.е. с возрастом происходит смена одного типа другим, и чаще всего это связывается с различиями естественного развития: 2) генетически обусловлены такие показатели, как свойства нервной системы, темперамент, которые якобы с возрастом не изменяются.

Наиболее продуктивной можно считать концепцию, выдвинутую В.С Мерлиным (1973): тип темперамента, или симптокомплекс свойств темперамента, возникает не весь сразу в определенном возрасте, а развивается в определенной и закономерной последовательности. Эта последовательность «обусловлена как общими, так и специфическими закономерностями созревания каждого типа нервной системы и психики ребенка», т.е.

можно говорить о закономерностях развития обоих возрастных свойств и взаимоотношениях свойств в структуре типа высшей нервной деятельности, темперамента, двигательных способностей подростка отдельно. По всей вероятности, в процессе возрастного развития влияние одних и тех же видов спортивных занятий неоднозначно для различных звеньев структуры (свойств нервной системы, темперамента, способности). Видимо, определенная спортивная деятельность стимулирует развитие данного конкретного признака, относящегося к той или иной системе, и тормозит другие.

Следовательно, эффективность спортивной деятельности будет зависеть от того, насколько вид спортивной деятельности и характер нагрузки будут соответствовать структуре возрастного развития. Подобное заключение в максимальной степени соответствует индивидуализации тренировки, но противоречит общепедагогическому принципу воспитания, когда требуется учитывать перспективы возрастного развития ребенка, которые на данном этапе находятся лишь в зачаточном состоянии, но им принадлежит будущее. Лишь в этом случае, как писал Л.С. Выготский (1960), воспитание действительно сможет забегать вперед сегодняшнего дня развития и вести его за собой. Различия в подходах, очевидно, связаны с тем, что в одном случае изучается динамика развития двигательных способностей, а в другом – вопрос воспитания поведенческих характеристик. По всей видимости, каждое качество имеет свое содержание и строение в зависимости от того, к какой структуре личности относится, т.е. с какими другими качественными особенностями субъекта это связано, а также в какой системе связей оно выступает в данном конкретном акте поведения человека.

В целом, как отмечает Т.В. Карсаевская (1978), онтогенетическая программа развития человека представляет собой как бы объединенный результат взаимодействия генетической природы организма и среды. При этом «внутренняя природа» организма на разных этапах онтогенеза, вероятно, в различной степени отражает влияние социально-экологической среды и неодинаково «восприимчива» к различным элементам этой среды.

Граница же действия каждого природного и социального фактора определяется не только качественными и количественными характеристиками, но и спецификой развития организма в различные возрастные периоды. Малоизученной в этом направлении является проблема интеграции функциональных систем в онтогенезе. Связано это с тем, что, при наличии огромного фактического материала по различным разделам спортивной подготовки, применительно к различным видам спортивной деятельности слабо изучаются взаимосвязи и соотношение различных разделов, т.е. во многом они функционируют сами по себе и не образуют стройной системы. Резюмируя это, Л.П. Матвеев (1984) отмечает, что отсутствуют поиски системообразующих факторов, которые бы связывали элементы спортивной деятельности не только структурно, но и функционально, в этом случае изучение соотношения возрастных и индивидуальных особенностей в процессе естественного физического развития и спортивной подготовки позволит обозначить ориентиры более целесообразной организации учебнотренировочного процесса.

Совершенствование систем управления физическим развитием и физическим воспитанием человека, несмотря на обилие имеющегося эмпирического материала, и сегодня остается актуальным. Особенно рельефно это проявляется по отношению к таким признакам, как возрастные и индивидуальные особенности, роль которых в условиях физического воспитания и спортивной подготовки более детально изучается только применительно к отдельным системам и в меньшей степени к личности в целом. Однако нельзя рассматривать развивающуюся личность только по отдельно взятым системам, надо знать, какова их взаимосвязь в возрастном аспекте, как они изменяются в разные возрастные периоды, в этом плане представляет большой интерес изучение соотношения возрастного и индивидуального.

Возрастные особенности, по-видимому, имеют самое непосредственное отношение к формированию способностей и индивидуальных различий по способностям [190].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 
Похожие работы:

«Национальный технический университет Украины Киевский политехнический институт И.М. Гераимчук Философия творчества Киев ЭКМО 2006 4 Национальный технический университет Украины Киевский политехнический институт И.М. Гераимчук Философия творчества Киев ЭКМО 2006 5 УДК 130.123.3:11.85 ББК ЮЗ(2)3 Г 37 Рецензенты: д-р филос. наук, проф. Б.В. Новиков Гераимчук И.М. Г 37 Философия творчества: Монография / И.М. Гераимчук – К.: ЭКМО, 2006. – 120 с. ISBN 978-966-8555-83-Х В монографии представлена еще...»

«А.Ф. Меняев КАТЕГОРИИ ДИДАКТИКИ Научная монография для спецкурса по педагогике в системе дистанционного обучения студентов педагогических специальностей Второе издание, исправленное и дополненное. Москва 2010 ББК УДК МРецензенты: Заслуженный деятель науки РФ, доктор педагогических наук, профессор Новожилов Э.Д. Доктор педагогических наук, профессор Деулина Л.Д. Меняев А.Ф. Категории дидактики. Научная монография для спецкурса по педагогике в системе дистанционного обучения для студентов...»

«356 Раздел 5. ПУБЛИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ А. В. Шаманаев УДК 902/904 ДОКУМЕНТЫ О ПРЕДОТВРАЩЕНИИ ХИЩЕНИЙ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ НА ХЕРСОНЕССКОМ ГОРОДИЩЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Исследуется проблема предотвращения хищений культурных ценностей и актов вандализма на территории Херсонесского городища (Крым, Севастополь). Публикуется семь документов 1857—1880 гг. из фондов ГАГС, которые характеризуют деятельность Одесского общества истории и древностей, монастыря Св. Владимира и военных властей по созданию...»

«333С Г 34 Генералова Светлана Владимировна. Механизм создания и оценка эффективности микроэкономических инновационных систем на сельскохозяйственных предприятиях: монография / С. В. Генералова, В. А. Щербаков, А. И. Рябова. - Саратов: ФГБОУ ВПО Саратовский ГАУ, 2013. - 102 с. ISBN 978-5-904832-30-8 УДК 333С Аннотация: В монографии разработан механизм создания и функционирования микроэкономических инновационных систем в сельском хозяйстве России. Разработаны современные модели микроэкономических...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Гродненский государственный университет имени Янки Купалы В.Е. Лявшук ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ МОДЕЛИ ИЕЗУИТСКОГО КОЛЛЕГИУМА Монография Гродно ГрГУ им. Я.Купалы 2010 УДК 930.85:373:005 (035.3) ББК 74.03 (0) Л 97 Рецензенты: Гусаковский М.А., зав. лабораторией компаративных исследований Центра проблем развития образования БГУ, кандидат философских наук, доцент; Михальченко Г.Ф., директор филиала ГУО Институт...»

«РОССИЙСКАЯ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ МЕРКУРЬЕВ Виктор Викторович ЗАЩИТА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО БЕЗОПАСНОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ Монография Москва 2006 УДК 343.228 ББК 67.628.101.5 М 52 Меркурьев, В.В. М 52 Защита жизни человека и его безопасного существования: моногр. / В.В. Меркурьев; Российская криминологическая ассоциация. – М., 2006. – 448 с. – ISBN УДК 343.228 ББК 67.628.101.5 Посвящена анализу института гражданской самозащиты, представленной в качестве целостной юридической системы, включающей...»

«Л.А. Константинова Лингводидактическая модель обучения студентов-нефилологов письменным формам научной коммуникации УДК 808.2 (07) Лингводидактическая модель обучения студентов-нефилологов письменным формам научной коммуникации : Монография / Л.А. Константинова. Тула: Известия Тул. гос. ун-та. 2003. 173 с. ISBN 5-7679-0341-7 Повышение общей речевой культуры учащихся есть некий социальный заказ современного постиндустриального общества, когда ясно осознается то, что успех или неуспех в учебной,...»

«Культура и текст: http://www.ct.uni-altai.ru/ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования АЛТАЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Г.П. Козубовская Середина века: миф и мифопоэтика Монография БАРНАУЛ 2008 Культура и текст: http://www.ct.uni-altai.ru/ ББК 83.3 Р5-044 УДК 82.0 : 7 К 592 Козубовская, Г.П. Середина века: миф и мифопоэтика [Текст] : монография / Г.П. Козубовская. – Барнаул : АлтГПА, 2008. – 273 с....»

«Издания, отобранные экспертами для Институтов Коми НЦ без библиотек УрО РАН (июль-сентябрь 2012) Дата Институт Оценка Издательство Издание Эксперт ISBN Жизнь, отданная геологии. Игорь Владимирович Лучицкий : очерки, воспоминания, материалы / сост. В. И. Громин, Приобрести ISBN 43 Коми НЦ С. И. Лучицкая(1912-1983) / сост. В. И. Козырева для ЦНБ 978-5Институт URSS КРАСАНД Громин, С. И. Лучицкая; отв. редактор Ф. Т. Ирина УрО РАН 396геологии Яншина. - Москва : URSS : КРАСАНД, cop. Владимировна (ЦБ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Омский государственный технический университет Е. Д. Бычков МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ СОСТОЯНИЯМИ ЦИФРОВОЙ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЙ СЕТИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕОРИИ НЕЧЕТКИХ МНОЖЕСТВ Монография Омск Издательство ОмГТУ 2 PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com УДК 621.391: 519.711. ББК 32.968 + 22. Б Рецензенты: В. А. Майстренко, д-р...»

«О.С. СУБАНОВА Фонды целевых капиталов некоммерческих организаций: формирование, управление, использование Монография подготовлена по результатам исследования, выполненного за счёт бюджетных средств по Тематическому плану НИР Финуниверситета 2011 года Москва КУРС 2011 УДК 330.142.211 ББК 65.9(2Рос)-56 С89 Рецензенты: В.Н. Сумароков — д-р экон. наук, профессор, заслуженный работник высшей школы, исполнительный директор Фонда управления целевым капиталом Финансового университета при Правительстве...»

«В.Т. Захарова Ив. Бунина: Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики Монография Нижний Новгород 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина В.Т. Захарова Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики монография Нижний Новгород 2013 УДК 8829 (07) ББК 83.3 (2 Рос=Рус) 6 3 382 Рецензенты: Е.А. Михеичева, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русской литературы ХХ-ХХI в. истории зарубежной...»

«УДК 94(477)1941/1944 ББК 63.3(2)622.5 Г58 Гогун А. Г58 Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941–1944 / А. Гогун. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. – 527 с. – (История сталинизма). ISBN 978-5-8243-1634-6 Безоглядное применение тактики выжженной земли, умышленное провоцирование репрессий оккупантов против мирных жителей, уничтожение своих же деревень, хаотичный сбор у населения продналога, дополнявшийся повседневным...»

«Научно-учебная лаборатория исследований в области бизнес-коммуникаций Серия Коммуникативные исследования Выпуск 6 Символы в коммуникации Коллективная монография Москва 2011 УДК 070:81’42 ББК 760+81.2-5 Символы в коммуникации. Коллективная монография. Серия Коммуникативные исследования. Выпуск 6. М.: НИУ ВШЭ, 2011. – 161 с. Авторы: Дзялошинский И.М., Пильгун М.А., Гуваков В.И., Шубенкова А. Ю., Панасенко О.С., Маслова Д.А., Тлостанова М.В., Савельева О.О., Шелкоплясова Н. И., ЛарисаАлександра...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Омский государственный педагогический университет М. В. Винарский ИЗМЕНЧИВОСТЬ ПРЕСНОВОДНЫХ ЛЕГОЧНЫХ МОЛЛЮСКОВ (ТАКСОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) МОНОГРАФИЯ Омск Издательство ОмГПУ 2013 1 Печатается по решению редакционноУДК 594 издательского совета Омского государственного ББК 28.691 педагогического университета В48 Рецензенты: д-р биол. наук С. И. Андреева (Омская государственная медицинская академия); д-р биол. наук В. В. Анистратенко (Институт...»

«РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Вторая жизнь традиционной народной культуры В россии эпохи перемен Под редакцией Михайловой Н.Г. nota bene Москва ББК 71 Рекомендовано к печати Ученым советом Российского института культурологии В 87 Министерства культуры Российской Федерации Рецензенты: Э.А. Орлова — д-р филос. наук, проф., директор Института социальной и культурной антропологии Государственной академии славянской культуры. М.Т. Майстровская — д-р...»

«Иркутский государственный технический университет Научно-техническая библиотека БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ Новые поступления литературы по естественным и техническим наукам 1 октября 2012 г. – 31 октября 2012 г. Архитектура 1) Кулаков, Анатолий Иванович (Архитектурный)     Архитектурно-художественные особенности деревянной жилой застройки Иркутска XIX XX веков : монография / А. И. Кулаков, В. С. Шишканов ; Иркут. гос. техн. ун-т. – Иркутск :  Издательство ИрГТУ, 2012. – 83 с. : ил....»

«169. Юдин В.В. Тектоника Южного Донбасса и рудогенез. Монография. Киев, УкрГГРИ. 2006. 108 с., (с геологической картой ). 1 УДК 551.24+662.83(477.62) ББК 26.3 (4 Укр - 4-Дон) Юдин В.В. Тектоника Южного Донбасса и рудогенез. Монография.- К.: УкрГГРИ, 2006._10-8 с. - Рис. 58 Проведено детальное изучение тектоники в зоне сочленения Донецкой складчато-надвиговой области с Приазовским массивом Украинского щита. Отмечена значительная противоречивость предшествующих построений и представлений. На...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ М.И. Дробжев ВЕРНАДСКИЙ И СОВРЕМЕННАЯ ЭПОХА Тамбов Издательство ТГТУ 2010 2 УДК 113 ББК 87.3 Д75 Р е ц е н з е н т ы: Профессор кафедры физической и экономической географии ТГУ им. Г.Р. Державина, кандидат географических наук, профессор Н.И. Дудник Профессор кафедры философии и методологии науки ТГУ им. Г.Р. Державина, кандидат философских наук, профессор В.А. Каримов Дробжев, М.И. Д75 Вернадский и современная эпоха : монография / М.И....»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко” ЛИНГВОКОНЦЕПТОЛОГИЯ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Монография Луганск ГУ „ЛНУ имени Тараса Шевченко” 2013 1 УДК 81’1 ББК 8100 Л59 Авторский коллектив: Левицкий А. Э., доктор филологических наук, профессор; Потапенко С. И., доктор филологических наук, профессор; Воробьева О. П., доктор филологических наук, профессор и др. Рецензенты: доктор филологических...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.