WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ Омск 2011 Министерство образования и науки РФ ФГБОУ ВПО Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Н.Г. Гавриленко

ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОГО

КОМПЛЕКСА РОССИИ

Омск 2011

Министерство образования и науки РФ

ФГБОУ ВПО «Сибирская государственная автомобильно-дорожная

академия (СибАДИ)»

Н.Г. Гавриленко

ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОГО

КОМПЛЕКСА РОССИИ

Монография Омск СибАДИ 2011 2 УДК 656 ББК 39 Г 12 Рецензенты:

д-р экон. наук, проф. А.Е. Миллер (ОмГУ);

д-р экон. наук, проф. В.Ю. Кирничный (СибАДИ) Монография одобрена редакционно-издательским советом СибАДИ.

Гавриленко Н.Г.

Г 12 Особенности циклического развития транспортного комплекса России:

монография. Омск: СибАДИ, 2011. 212 с.

ISBN 978-5-93204-601- Монография посвящена рассмотрению вопросов роли транспортного комплекса в российской экономике с учетом её циклического развития. Представлен анализ основных факторов, вызывающих кризисы в экономике, а также направлений действий государственных структур по их смягчению. Обращается особое внимание на значение человеческого фактора в процессе управления циклическим развитием транспорта РФ.

Монография предназначена для научных работников, преподавателей вузов, студентов, специалистов, занимающихся проблемами управления циклическим развитием экономики в области транспорта.

Табл. 49. Ил. 19. Библиогр.: 146 назв.

ISBN 978-5-93204-601-2 ФГБОУ ВПО «СибАДИ», Оглавление ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА ЦИКЛИЧНОСТИ РАЗВИТИЯ

ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА

1.1. Концептуальные основы исследования циклического развития экономики........... 1.2. Теоретические аспекты формирования системы управления транспортным комплексом в условиях циклического развития экономики

ГЛАВА 2. РАЗВИТИЕ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ

НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО

УПРАВЛЕНИЯ ЦИКЛИЧЕСКИМ РАЗВИТИЕМ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА.....

ГЛАВА 4. ДИАГНОСТИКА В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ЦИКЛИЧЕСКИМ

РАЗВИТИЕМ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА

4.1. Диагностика транспортного предприятия и механизм её реализации................. 4.2. Формирование модели диагностики транспортного комплекса

Приложения

Библиографический список

ВВЕДЕНИЕ

Транспорт является стратегически важным комплексом, в значительной степени определяющим мощь государства, так как с его помощью обеспечиваются нужды общества в перевозке грузов и пассажиров. «Транспорт, или транспортная промышленность, – это одна из специфических сфер материального производства, где создается невещественная продукция в результате пространственного перемещения предмета труда, обладающая новым качеством» [41, с.65].

Особое значение транспорт имеет для Российской Федерации, что определяется, главным образом, размерами занимаемых территорий.

Развитие транспортного комплекса непосредственно влияет на показатели народного хозяйства, в первую очередь, на эффективность общественного труда, концентрацию и специализацию общественного производства, на территориальное разделение труда.

Транспорт обеспечивает взаимодействие частей хозяйственного механизма, объединяет добывающую промышленность с перерабатывающей, сельское хозяйство с индустрией, производителей товаров с их потребителями. С помощью какого-либо одного вида транспорта решить эти задачи невозможно. Поэтому в России все виды транспорта взаимодействуют, дополняют друг друга, образуя транспортный комплекс (единую транспортную систему). Транспортный комплекс испытывает массу сложностей, в первую очередь, это отсутствие достаточной протяженности и качества путей сообщения, недостаточное количество и качество подвижного состава.

Экономика России является транспортозависимой, следовательно, одним из наиболее важных индикаторов состояния экономики страны является ситуация в транспортном комплексе. Состояние экономики определяется стадией жизненного цикла, при этом транспортная отрасль, как и все составляющие экономики страны, развиваются спиралевидно, то есть для них характерна цикличность. В периоды кризисных явлений в экономике значительно ухудшается состояние транспортного комплекса, а следовательно, и взаимодействие экономических субъектов, что, в свою очередь, еще более усложняет выход из кризиса экономики страны.

Для восстановления подвижного состава и путей до уровня нормального функционирования транспортной отрасли необходим большой объем финансовых вложений, которым на сегодняшний день государство не располагает. Плохое состояние подвижного состава и путей приводит к высоким показателям аварийности и соответственно убытков, которые дополнительно несет наше государство, не говоря уже о людских потерях, которые финансово не измеримы. Кроме того, для повышения конкурентоспособности российских товаров необходимо, главным образом, снижение себестоимости, при существующем размере транспортных издержек это практически невозможно. Соответственно уже сегодня необходимо думать о внедрении современных технологий и использовании новых форм перспективного планирования, применении более гибкого тарифного регулирования и унификации управленческих режимов, стимулировании инноваций, создании благоприятных инновационных условий.

На сегодняшний день транспортная наука оказалась в крайне сложном положении. Сложившиеся научные коллективы без серьезной государственной поддержки распадались.

Всё это крайне отрицательно повлияло на организацию отраслевых исследований и практическое использование результатов этих исследований. Между тем необходимость научного руководства и управления транспортом с каждым годом становится все более настоятельной. Проекты и программы развития транспорта должны опираться на фундаментальные научные разработки вопросов социально-экономического развития России в XXI веке. Научных разработок в этой области всё ещё мало. Всё более важное значение в экономическом развитии страны приобретает научно-технический прогресс в сфере транспорта, т.е. техника, технология и организация перевозок, скреплённые современными информационными технологиями управления. Соответственно необходима четко разработанная программа государственной поддержки научных коллективов в сфере транспорта, главным образом финансовой поддержки научных разработок, занимающихся исследованием новых видов техники, осуществляющей перевозочный процесс. При этом в зависимости от состояния экономики программа развития и размер финансирования должны различаться.

Вышеизложенное определяет актуальность решения научной проблемы – разработки методологии управления транспортным комплексом России в условиях циклического развития экономики.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА

ЦИКЛИЧНОСТИ РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА

1.1. Концептуальные основы исследования «Цикл» имеет много уровней и трактовок. Изменения, происходящие в мире, разделяются на регулярные и хаотические. Устойчивые изменения часто имеют циклический характер, когда система снова и снова переходит в точно такое же состояние, в котором она была в начале процесса. Цикл (греческое kyklos – круг) характеризуется периодом, амплитудой, т.е. размахом колебаний и порядком следования событий перехода системы из одного состояния в другое. Промежуток между последовательными событиями, содержанием которого является один из взаимосвязанных процессов цикла или одно из возможных состояний системы, представляет собой фазу цикла.

Цикл – это период времени, срок, оборот дней, годов, круг; совокупность взаимосвязанных явлений или процессов, образующих законченный круг развития в течение какого-нибудь промежутка времени.

Один из основоположников русского циклизма – Александр Леонидович Чижевский сказал: "Жизнь... в значительно большей степени есть явление космическое, чем земное. Она создана воздействием творческой динамики космоса на инертный материал Земли. Она живет динамикой этих сил, и каждое биение исторического пульса согласно с биением космического сердца – этой грандиозной совокупности туманностей, звезд, Солнца и планет. За огромный промежуток времени воздействия космических сил на Землю утвердились определенные циклы явлений, правильно и периодически повторяющиеся как в пространстве, так и во времени. Начиная с круговорота атмосферы, углекислоты, океанов, суточной, годовой и многолетней периодичности в физикохимической жизни Земли и кончая сопутствующими этим процессам изменениями в органическом мире, мы всюду находим циклические процессы, являющиеся результатом воздействия космических сил... В этом бесконечном числе разной величины подъемов и падений сказывается биение общемирового пульса, великая динамика природы, различные части которой созвучно резонируют одна с другой" [85, с. 33-34]. Цикличным колебаниям космоса созвучна цикличная динамика общества:

"В свете современного научного мировоззрения судьбы человечества, без сомнения, находятся в зависимости от судеб вселенной... На различных континентах Земли в различных странах, у различных народов...

главные моменты их исторической жизни, сопряженные с движением больших масс, стремятся быть синхроничными; количество протекающих одновременно в различных участках Земли исторических событий с приближением к максимуму солнцедеятельности постепенно увеличивается, достигая наибольшего числа в эпохи максимумов, и уменьшается с приближением к минимуму. Это позволяет считать каждый цикл исторических событий всемирно-исторического процесса всеобщим» [86, с. 9,27].

А.А. Богданов признавал всеобщность циклических или колебательных процессов: «Мы уже не раз отмечали колоссальную распространенность по всей линии бытия процессов "циклических" или "колебательных"... нам часто приходится открывать момент цикличности, повторения, или, точнее, сходства, разделенных промежутками фаз какого-либо процесса там, где раньше его не замечалось» [7, с. 270].

Итак, все в нашей жизни циклично. Под циклом предлагается понимать жизненный период той или иной формации от момента зарождения до момента разрушения или перерождения.

В.Я. Яковец предлагает классифицировать циклические процессы по трем критериям: поле действия цикла, его длительность, пространственная сфера.

Рассмотрим виды циклов по первому критерию – полю действия циклических процессов.

Самая крупная классификация циклов: природные (в живой и неживой природе), социальные (в разных сферах общественной жизни) и гибридные, отражающие взаимодействие природы и общества (демографические, экологические). Но и в каждой из этих групп возможна классификация на несколько уровней (например, космические – от пульсации Вселенной до солнечных циклов разной длительности; в области технологии – научные, изобретательские, инновационные, технические; в области экономики – воспроизводственные, финансовокредитные, денежные, по отдельным отраслям, регионам и т.д.). Между различными циклами существует более или менее тесная взаимосвязь.

По длительности циклов их можно подразделить на несколько групп:

сверхкраткосрочные, протекающие в микромире и занимающие иногда секунды или доли секунды;

суточные – повторяющиеся в рамках суток в природе и в деятельности человека;

сезонные – колебания природных или социальных процессов по периодам года (смена времен года, интенсивность сельхозработ и т.п.);

краткосрочные, охватывающие период в несколько лет;

среднесрочные, колеблющиеся в пределах 8-12 лет (солнечные, экономические циклы);

долгосрочные, от 20-30 до 50-70 лет, отражающие смену поколений людей, научно-технических направлений;

сверхдолгосрочные, которые могут продолжаться несколько тысячелетние, выражающие наиболее длительные периоды в развитии общества (например, исторические суперциклы, жизненные циклы этносов);

циклы, измеряемые миллионами и миллиардами лет и относящиеся к природным процессам (космические, геологические).

Савельева И.М. и Полетаев А.В. в своей работе «История и время.

В поисках утраченного» особо выделяют следующие циклические периоды:

4-5 лет – «деловые» и «политические» циклы;

10-12 лет – циклы солнечной активности;

18-23 года – строительные или миграционные циклы;

25-33 года – циклы смены поколений;

50-60 лет – длинные циклы или циклы «отцов и детей»;

110-120 лет – циклы гегемонии или генеральных войн;

250-400 лет – циклы логистики или вековые тренды.

Все эти разновременные циклы накладываются друг на друга, образуя сложный ритм пульсации природы и общества.

В пространственном аспекте можно выделить следующие виды циклов:

единичные – в жизни отдельного человека, биологической особи, природного объекта;

точечные – происходящие в отдельной семье, предприятии;

локальные – охватывающие какой-либо населенный пункт, изолированную территорию;

региональные – выражающие динамику природных или социальных процессов в одном взятом регионе, в развитии этноса, в речном или морском бассейне, геологической провинции и т.п.;

в масштабах страны, групп стран, материков;

в планетарных масштабах;

в масштабах Солнечной системы;

в известной нам Вселенной [95, с. 19-21].

Циклические схемы общественного развития получили распространение со второй половины XIX в., при этом популярностью пользовались преимущественно линейные концепции. С середины XIX в. до начала XX в. большинство исследователей исходило из того, что существует лишь один вид экономического цикла, получивший название «промышленного» или «делового». Продолжительность этого цикла принималась равной 8–10 годам, и впервые его выделил французский экономист К. Жугляр в середине прошлого века (Juglar, 1862). Цикл с примерно той же периодичностью рассматривался К. Марксом, и впоследствии он прочно вошел в проблематику марксистской экономической теории. В циклических схемах социального и политического развития также доминировали представления о единственном цикле – либо цикле поколений продолжительностью 28–33 года, либо об удвоенном цикле поколений (цикл «отцов и детей») с периодом 50–60 лет.

В 20-е годы XX в. тезис о единственности цикла стал постепенно размываться. Существенную роль в этом процессе сыграли экономические исследования. Например, Дж. Китчин продемонстрировал наличие колебаний в американской экономике со средней продолжительностью 3,5 года (Kitchin, 1923). Примерно в это же время Н. Кондратьев эмпирически обосновал наличие экономических колебаний с периодом около 50 лет (Кондратьев, 1925; 1989 [1928]). Чуть позднее американский экономист С. Кузнец продемонстрировал наличие колебаний длительностью около 20 лет (Kuznets, 1930; 1946; 1958). Важную роль в утверждении идеи множественности экономических циклов сыграла работа Й. Шумпетера (Schumpetar, 1939), в которой этот тезис был впервые сформулирован в явном виде.

Аналогичные изменения в подходе к проблеме циклов коснулись и других социальных дисциплин. Наряду с циклом поколений и его производными в 20–30-е годы получил популярность 11-летний цикл солнечной активности (Чижевский, 1990 [1924]; 1976 [1936]; 1995 [1929– 1933], а позднее и другие «климатические циклы» самой разной продолжительности (например: Леруа Ладюри, 1971 [1967]. К распространению концепции множественности социальных, политических и культурных циклов способствовала работа коллеги Шумпетера по Гарвардскому университету П. Сорокина (Sorokin, 1941), хотя сам он уделял основное внимание 500-летним циклам в развитии культуры. После Второй мировой войны предметом анализа стали также циклические процессы продолжительностью до 300 лет – циклы гегемонии и генеральных войн (А. Тойнби, И. Уоллерстайн, Дж. Голдстайн и др.), «логистические циклы» (Р. Камерон), «вековые тренды» (Ф. Бродель) и т.

д. и т. п. [69, с. 389-390].

Экономический цикл состоит из нескольких фаз: подъём, кризис, депрессия, оживление. Наиболее сложный и противоречивый период в циклическом развитии любой системы – фаза кризиса, которая завершается либо переходом системы в качественно новое состояние (кризис роста), либо её гибелью и заменой другой системой (кризис распада). Это болезненный период нарушения сложившегося равновесия, возникновения веера возможных альтернатив будущего развития, мучительной перестройки.

Выражение «кризис» происходит от греческого слова «crisis», которое означает «приговор, решение по какому-либо вопросу, или в сомнительной ситуации», может означать «выход, решение конфликта» и также от латинского – перелом, переворот, решительная пора переходного состояния. Данное явление описывается как состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации и проблемы, кроме того, этим термином можно описать резкое изменение, крутой перелом или периодически наступающее в экономике явление перепроизводства товаров, ведущее к разорению мелких производителей, сокращению производства и усилению безработицы.

Первоначально значение слова наиболее частое применение находит у Гиппократа и врачей: кризис означает решающую фазу развития болезни. В этом смысле речь заходит о «crisis» тогда, когда болезнь усиливает интенсивность или переходит в другую болезнь, или вообще заканчивается смертью.

В XVII- XVIII столетиях понятие кризиса стало применяться и в отношении к процессам, происходящим в обществе; военные, политические кризисы, при этом использовалось почти не измененное значение кризиса, взятое из медицины.

И, наконец, в XIX веке значение перешло в экономику. "Классическое" экономическое понятие кризиса, сформировавшееся в то время, означает нежелаемую и драматическую фазу в капиталистической экономической системе, характеризующейся колебаниями и негативными явлениями, помехами.

Согласно Ю.В. Яковцу, кризисы – самая болезненная хаотичная полная сюрпризов и неопределенная фаза цикла; вокруг её сущности, диагноза, возможности предвиденья полно противоречивых суждений.

Подобно тому, как анатомия человека не исключает целой гаммы медицинских услуг, изучающих того же человека в критической ситуации, когда нормальное функционирование организма нарушено по той или иной причине, и в исследовании динамики общества нужны специальные науки или разделы общественных наук, посвященные кризисным ситуациям, социальным болезням, методам их распознавания и лечения [95, с. 264].

Кризисы всеобщи – нет системы в обществе или природе, которая не развивалась бы в ритме цикличной динамики, переживая фазы зарождения, появления, распространения, зрелости, кризиса и перехода в новое состояние (или гибели). И в то же время нет двух совершенно одинаковых кризисов. Каждый кризис специфичен, в зависимости от сферы действия, длительности и глубины циклов, взаимодействия множества эндогенных и экзогенных факторов, определяющих траекторию волнообразного движения [95, с. 284].

"Кризис есть нарушение равновесия и в то же время процесс перехода к некоторому новому равновесию. Это последнее может рассматриваться как предел происходящих при кризисе изменений, или как предел его тенденций. Если нам известны тенденции кризиса и те условия, в которых они развертываются, то является возможность заранее предвидеть конечный результат кризиса – то определенное равновесие, к которому он тяготеет" [7, с. 218].

Следовательно, кризис можно определить как разрушение, построенной в течение определенного промежутка времени системы, конечная стадия развития одной формации и нулевая другой.

Экономические циклы интересовали умы большого числа известнейших и талантливейших экономистов XIX и XX веков. Известный британский историк экономической мысли Марк Блауг в своих произведениях "100 великих экономистов до Кейнса" и "100 великих экономистов после Кейнса" сформировал список наиболее значимых для экономики ученых. Что касается объективности в выборе сотен лучших нужно заметить, что с момента выхода второго издания книги Нобелевская премия присуждалась восемь раз и в списке лауреатов вновь оказались три экономиста из книги Блауга: А Сен (1998), М. Спенс (2001), Дж. Стиглиц (2001). «Разумеется», - пишет Блауг «список ста великих экономистов отражает мой субъективный выбор и другие исследователи могли составить его несколько иначе. Тем не менее, я уверен, что если организовать среди сегодняшних экономистов референдум, около или даже 95 процентов моего списка будут одобрены» [5, с.9]. Проанализировав основные работы, обозначенных Блаугом ученых, можно с высокой долей уверенности утверждать, что с середины XIX века около 35 % великих экономистов посвятили основные свои труды проблеме циклов.

Еще в ХVIII веке в основу первой воспроизводственной модели основателя физиократического направления экономической науки – выдающегося французского ученого Франсуа Кенэ – была положена методология повторения производственных процессов, их воспроизводства на каждом новом витке времени. Но сама идея экономических циклов сформировалась у другого французского ученого Клемента Жюгляра уже только в середине ХІХ столетия. До этого внимание ученыхэкономистов привлекали не циклы, а только кризисы. Они рассматривались не как составляющие части циклического развития хозяйства, а как признаки социально-экономического катаклизма, который надвигается как волна цунами, масштабы негативных последствий которой неизвестны. Вероятно, не случайно, что первые экономические циклы, связанные с возобновлением активной части основного капитала, открыл физик по специальности Жюглар, который определил их длину в 7- лет, то есть в среднем 9 лет [34, с.54-59].

Изучив отчеты Английского и Французского Банков, а также крупнейших банков Соединенных Штатов, К. Жюглар (Clement Juglar) выдвинул свою теорию периодического возникновения кризисов.

По мнению Жюглара, ошибочно приписывать происхождение кризисов случайным, частным обстоятельствам, которые предшествуют кризисам, в том числе, войнам, неурожаям, злоупотреблениям кредитом, чрезмерным выпускам банковых билетов. Все эти причины не могут вызвать экономического кризиса, если только общее состояние народного хозяйства не способствует этому. Как последняя капля, переполняющая чашу, они могут ускорить наступление кризиса, то только в том случае, когда состояние денежного и товарного рынков ставило страну в такое положение, в котором кризис становился фактически неизбежным. Экономический кризис никогда не наступает внезапно: ему всегда предшествует особое возбужденное состояние промышленности и торговли, симптомы которого настолько характерны, что кризис может быть предсказан заранее.

Что же определяет смену периодов оживления и упадка? Жюглар называет одну основную причину – периодическое колебание товарных цен. Он полагал, что ежегодные сбережения цивилизованных наций, непрерывно увеличивающие их богатства, вызывают и поддерживают постоянное повышение цен (нынче это явление называют инфляцией).

Это естественное состояние рынка в период подъема. Кризис приближается, когда повышательное движение замедляется; кризис разражается, когда оно прекращается. Следовательно, основная причина кризисов есть приостановка повышения цен [116, с. 374-383].

Таким образом, в конце ХІХ столетия сложилось мнение о существовании в экономической науке единого “промышленного” или “делового” цикла длиной в 7-11 (8-10) лет, который со ссылкой на авторство Жюглара был детально описан и всесторонне проанализирован в “Капитале” Карла Маркса, благодаря чему он широко вошел в проблематику мировой экономической теории и практики.

Популярное сегодня воззрение на экономический цикл идет, на самом деле, от Карла Маркса. Маркс заметил, что до начала (приблизительно в конце восемнадцатого века) Промышленной революции не существовало никаких регулярно повторяющихся бумов и депрессий.

Мог возникнуть неожиданный экономический кризис всякий раз, когда какой-нибудь король объявлял войну или конфисковывал собственность своего подданного; но при этом отсутствовали всякие признаки современного явления всеобщих и вполне регулярных резких колебаний маятника предпринимательской удачи, расширения и сжатия. Поскольку эти циклы возникают на исторической сцене примерно в то же самое время, что и современная промышленность, Маркс заключил, что деловые циклы являются неотъемлемой чертой капиталистической рыночной экономики. Существующие сегодня школы экономической мысли независимо от их разногласий по иным вопросам сходятся во мнении в решающем пункте: деловые циклы зарождаются где-то в глубинах свободной рыночной экономики. Стало быть, винить в них нужно именно рыночную экономику. Карл Маркс был убежден, что периодические депрессии будут становиться все тяжелей и тяжелей, пока это не подтолкнет массы к восстанию и уничтожению системы, а современные экономисты уверены, что правительство в состоянии успешно стабилизировать кризисные ситуации и сам цикл.

Пишет Маркс о том, что "Характерный жизненный путь современной промышленности, имеющий форму десятилетнего цикла периодов среднего оживления, производства под высоким давлением, кризиса и застоя, цикла, прерываемого более мелкими колебаниями, покоится на постоянном образовании, большем или меньшем поглощении и образовании вновь промышленной резервной армии, или перенаселения. Превратности промышленного цикла увеличивают перенаселение и становятся одним из наиболее энергичных факторов его воспроизводства.

Этот своеобразный жизненный путь современной промышленности, которого мы не наблюдаем ни в одну из прежних эпох человечества, был невозможен и в период детства капиталистического производства. Строение капитала изменялось очень медленно. Следовательно, его накоплению соответствовало в общем пропорциональное возрастание спроса на труд. Каким бы медленным ни был прогресс накопления капитала по сравнению с современной эпохой, но и он наталкивался на естественные границы доступного эксплуатации рабочего населения; устранить эти границы можно было только насильственными средствами, о которых будет упомянуто впоследствии.

Внезапное и скачкообразное расширение масштаба производства является предпосылкой его внезапного сокращения; последнее, в свою очередь, вызывает первое, но первое невозможно без доступного эксплуатации человеческого материала, без увеличения численности рабочих, независимо от абсолютного роста населения. Это увеличение создается простым процессом, который постоянно «высвобождает»

часть рабочих, посредством методов, которые уменьшают число занятых рабочих по отношению к возрастающему производству. Следовательно, вся характерная для современной промышленности форма движения возникает из постоянного превращения некоторой части рабочего населения в незанятых или полузанятых рабочих. Расширение и сокращение кредита, простые симптомы сменяющихся периодов промышленного цикла. Как небесные тела, однажды начавшие определенное движение, постоянно повторяют его, совершенно так же и общественное производство, раз оно вовлечено в движение попеременного расширения и сокращения, постоянно повторяет это движение. Следствия, в свою очередь, становятся причинами, и сменяющиеся фазы всего процесса, который постоянно воспроизводит свои собственные условия, принимают форму периодичности…" [40, с. 647-648].

В своей книге "Die Lage der arbeitenden Klassen in England" (первое издание в 1845 г.) Фридрих Энгельс, уточняя позицию К. Маркса, следующим образом объяснял происхождение кризисов: "При современном беспорядочном производстве и распределении средств к жизни, целью которого является не непосредственное удовлетворение потребностей, а денежная прибыль, при системе, когда каждый работает и обогащается на свой собственный страх, застой может наступить каждую минуту. Так, например, Англия снабжает массу стран самыми различными товарами. Если даже фабрикант и знает, сколько ежегодно потребляется в каждой отдельной стране того и другого продукта, то он никак не может знать, как велики запасы этих продуктов в данный момент, и еще менее он знает, сколько продуктов пошлют туда же его конкуренты. По постоянно колеблющимся товарным ценам он может делать только очень гадательные предположения о состоянии запасов и спроса и принужден посылать свои товары наудачу; все совершается впотьмах, с закрытыми глазами, более или менее случайно.

При малейшем благоприятном известии каждый посылает все, что может, и в скором времени рынок переполняется товарами, продажа приостанавливается, уплата не производится, цены падают, и рабочие лишаются занятия. В начале промышленного развития такие приостановки сбыта ограничиваются отдельными отраслями производства и отдельными рынками; но вследствие централизующей силы конкуренции, которая бросает рабочих, лишившихся куска хлеба в одной отрасли труда, в другие наиболее доступные промыслы, а товары, не находящие сбыта на одном рынке, – во все остальные рынки, вследствие всего этого, отдельные небольшие кризисы все сближаются и, наконец, соединяются в один ряд периодически возвращающихся кризисов [109, с. 84-85].

"В кризисах противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением доходит до острого проявления.

Товарное обращение моментально прекращается... Экономическая коллизия достигает своего максимума: форма производства протестует против формы обмена, производительные силы протестуют против формы производства, которую они переросли" [110, c. 263].

Известный последователь Карла Маркса – К. Каутский так же уделял большое внимание кризисам.

"Великие современные кризисы, – говорил К. Каутский, – потрясающие мировой рынок, вызываются перепроизводством, которое, в свою очередь, зависит от присущего товарному производству отсутствия плана (Planlosigkeit). Перепроизводство в том смысле, что количество изготовленных продуктов превосходит потребность в них, возможно при всякой форме хозяйства. Но, когда производители изготовляют для собственного потребления, оно не может причинить никакого вреда... Иначе при товарном производстве. В своей развитой форме оно предполагает, что никто не производит для своего потребления, но исключительно для сбыта. Каждый должен покупать, что ему нужно. Притом общее производство отнюдь не распределено по какому-либо плану, но всякому производителю предоставлено догадываться самому, как велика потребность в производимом им товаре.

С другой стороны, при товарном производстве, как только оно поднялось над низшей ступенью обмена, никто, кроме производителей товара, служащего денежной единицей драгоценных металлов, не может купить, не продавши предварительно. В этом и заключаются два корня кризиса..." [118, с. 87].

Далее Каутский развивал, каким образом при наличности этих двух условий (неорганизованности национального производства и работе исключительно для сбыта) промышленность попеременно переходит из состояния возбуждения в состояние упадка, и обратно.

"Как только одна из главных отраслей промышленности получит по какой-либо причине усиленный толчок к развитию, например, вследствие открытия нового крупного рынка (например, в Китае) или вследствие внезапного расширения постройки железных дорог (например, в Америке), то не только одна эта отрасль промышленности быстро оживляется, но она немедленно передает полученный толчок всему народному хозяйству. Капиталисты расширяют свои предприятия и основывают новые, увеличивают потребление сырого и вспомогательного материала. Новые рабочие привлекаются к производству, и прибыль, рента и заработная плата возрастают одновременно.

Увеличивается спрос на самые различные товары, самые различные отрасли промышленности принимают участие в хозяйственном подъеме, который, в конце концов, становится общим... Производство расширяется в колоссальных размерах, излишняя потребность рынка уже давно удовлетворена, но производство продолжает возрастать.

Никто ничего не знает про другого, и если даже иной капиталист в трезвую минуту начинает чувствовать опасение, то оно немедленно заглушается сознанием необходимости воспользоваться выгодной конъюнктурой и не остаться позади в общей скачке" [118, с. 92-93]. В конце концов, следует промышленный кризис, который является естественным последствием оживления некоторых отдельных отраслей промышленности, передавших полученный толчок всем остальным.

В начале XX века (20–е года) особый интерес вызвали работы Й.

Шумпетера, который попытался заменить равновесную модель как основу экономической теории моделью эволюционной, предполагающей совершенно иной взгляд как на действующего экономического агента, так и на проблему динамики. Экономический агент у Шумпетера – предприниматель, постоянно "вбрасывающий" в экономику новое и тем самым изменяющий само положение равновесия. Таким образом определялся источник динамических изменений [90, с. 743Й. Шумпетер говорит, что высока вероятность того, что подлинные причины кризисов находятся вне сферы действия чисто экономических факторов, что, следовательно, кризисы – это следствия нарушений экономических процессов, вызванных внешними факторами.

Экономические процессы Шумпетер подразделяет на три различные категории: процессы кругооборота, процессы развития, процессы, препятствующие развитию. «Нарушения экономических процессов в самой различной форме, говорит Шумпетер, – уже имели место во всех мыслимых частях экономического организма: нарушается то предложение, то спрос. В первом случае нарушения имеют место то в самом производстве, то на рынке, то в системе кредита. Во втором они возникают в результате изменения либо тенденции спроса (например, в силу изменения моды), либо покупательной способности покупателей».

По мнению Шумпетера, паника является больше следствием начала кризиса, чем его причиной. Также он упоминает о том, что есть кризисы, которые нельзя объяснить чисто экономически, поскольку его причина, например война, – фактор внеэкономический. «Кризис возник в результате войны и в то же время объясняется воздействием этого инородного тела на экономику страны. Очень часто кризисные явления объясняются действием подобных внешних факторов. Важными для анализируемого явления являются неурожаи, которые, очевидно, в состоянии вызывать кризисы и, как известно, даже стали основой общей теории кризисов. Допустим, что промышленное развитие небольшой и бедной страны финансируется другой страной, богатой капиталом. Допустим, далее, что в этой богатой стране начинается бурный рост экономики, позволяющий осуществлять более выгодные капиталовложения, подобные тем, которые до этого осуществлялись в первой стране. Если это будет происходить быстро и решительно, то – как легко увидеть – в первой стране может наступить крах, кризис. Этот пример должен показать, как чисто экономические причины в одном экономическом районе могут вызывать кризисы в другом районе. Разумеется, то же самое может происходить не только между различными странами, но также между различными частями одной страны и, наконец, при определенных условиях также между отдельными отраслями в пределах одного экономического района.

Любое «Осуществление новых комбинаций» таит опасность того, что на практике этот «корабль» сядет на мель. Этим в действительности объясняются многие частичные, а иногда и общие кризисы».

Шумпетер выдвинул тезис о разграничении предпринимателейноваторов и предпринимателей-имитаторов. Согласно Шумпетеру, новаторы первыми внедряют новшество. «Осуществление новых комбинаций» – дело сложное и доступно лишь людям, обладающим определёнными качествами. Имитаторы же идут по проторенной дороге. Постепенно процесс имитации вовлекает во внедрение новшества в данной отрасли всё новых и новых предпринимателей. Более того, внедрение новшества в одной отрасли порождает внедрение нововведений и в нескольких других отраслях – возникают так называемые кластеры нововведений. Массовое внедрение новшеств порождает фазу подъёма экономического цикла. Однако, если один или несколько предпринимателей добились успеха, то некоторые из рассмотренных трудностей отпадают. За этими первыми предпринимателями могут последовать другие. Их успех, в свою очередь, облегчает деятельность других предпринимателей путём всё более полного устранения таких препятствий, как отсутствие подходящей технологической среды для новшества, отсутствие опыта его эксплуатации, административные барьеры, даже психологическое сопротивление новому, за счёт появления всё новых и новых предпринимателей и так до тех пор, пока новое не станет привычным и реальным, а его восприятие не будет делом свободного выбора. Однако «первые» предприниматели устраняют препятствия для «других» не только в той отрасли производства, в которой они появляются, но в соответствии с природой этих препятствий ipso facto (по этой причине) и в других отраслях: предприятия этих отраслей могут скопировать многие новшества.

Далее Шумпетер говорит, что массовое появление предпринимателей, которое служит единственной причиной явления «подъём», постольку оказывает на народное хозяйство влияние, качественно отличное от влияния их непрерывного, равномерно распределённого во времени появления, поскольку оно происходит не так, а как крупное, протекающее отдельными импульсами нарушение равновесия. Как нарушение иного порядка. Но массовое осуществление новых комбинаций имеет и оборотную сторону – оно порождает в экономической системе различные нарушения. Сущность нарушения, вызываемого подъёмом, заключается в следующих трех положениях:

– во-первых, в период подъёма спрос предпринимателей на средства производства, опирающийся на новую покупательную силу; порождённое этим спросом «соперничество в борьбе за средства производства» (Ледерер) взвинчивает цены на них;

– во-вторых, через несколько лет на рынке появляются новые товары и в результате конкуренции вытесняют старые; в кругооборот народного хозяйства как дополнение ранее созданной покупательной силы. Это появление на рынке новых товаров вызывает падение цен, которое в свою очередь кладёт конец подъёму, может привести к кризису, должно неизбежно вести к спаду сил и вызывает другие последствия;

– в-третьих, планомерно достигаемый успех новых предприятий порождает кредитную инфляцию, так как теперь предприниматели имеют возможность – и поводы – погашать свои долги, ну а поскольку нет других кредитополучателей, это ведёт к исчезновению вновь созданной покупательной силы как раз в то время, когда дополнительные блага, рассчитанные на неё, уже существуют и могут вновь и вновь производиться в рамках кругооборота.

Последующая депрессия, утверждает Й. Шумпетер, возникшая в результате рожденных различных нарушений, не возвращает экономику в прежнее состояние равновесия. В результате каждого очередного цикла осуществляется переход к состоянию равновесия на более высоком уровне, к новой траектории нормального кругооборота. В этом и есть суть циклического процесса экономического развития.

«Между тем существует два положительных момента этого процесса (депрессии).

Во-первых, процесс депрессии ведёт к состоянию не-прежнегоравновесия, во-вторых, депрессия осуществляет то, что обещал подъм. И это влияние длительно, в отличие от временного характера явлений, которые воспринимаются как неприятные: поток благ стал более обильным, частично реорганизовано производство, снижены издержки производства, и то, что вначале выступало в виде предпринимательской прибыли, в конечном счёте, увеличивает устойчивые реальные доходы» [90, с. 392-431].

Тем не менее, считает Й. Шумпетер «… явление кризиса само исчезнет раньше, чем капиталистическое интермеццо, плодом которого оно является»

Идеи шестой главы «Теории экономического развития» легли в основу другого фундаментального труда Й. Шумпетера – двухтомника « Циклы деловой активности» (1939), в котором они получили дальнейшее развитие и были подкреплены историческим и статистическим материалами. В частности, говоря о кластерах нововведений, он отметил несколько имевших место промышленных революций или инновационных волн, вызванных появлением таких кластеров.

Первая инновационная волна, согласно Й. Шумпетеру, была вызвана появлением парового двигателя, развитием текстильной промышленности и развитием металлургии. Она продолжалась с 1780-х по 1840-е гг. Вторая волна была связана с развитием железных дорог и сталелитейной промышленности и продолжалась с 1840-х до начала 1900-х гг. Третья волна, возникшая в начале XX столетия, была инициирована совместным распространением электричества, двигателя внутреннего сгорания, автомобилей. Таким образом, каждый инновационный цикл продолжался примерно 50-60 лет (в среднем, по Шумпетеру, 55 лет).

Заслуживают особого внимания и работы одного из величайших экономистов XX века Джона Мейнарда Кейнса. Кейнс, несомненно, является главной фигурой в экономической теории XX века. Его репутация основывается не только на книге «Общая теория занятости, процента и денег» (General Theory of Employment, Interest and Money, 1936), которая породила так называемую «кейнсианскую революцию», но и на других его работах, наиболее примечательными из которых являются «Трактат о вероятности» (A Treatise on probability, 1921) и «Трактат о деньгах» (A Treatise on Money, 1930), также на его влиянии как советника Британского казначейства, его центральной роли на Бреттон-Вудской конференции 1944 г., на которой были созданы Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития, и благодаря его выдающемуся месту в культурной и интеллектуальной жизни того времени как журналиста и оратора.

То новое, что привнес Кейнс, заключалось, во-первых, в стремлении работать почти исключительно с агрегированными макроэкономическими переменными и сводить всю экономику к трем рынкам – товаров, облигаций и труда; во-вторых, в концентрации на коротком временном интервале и отбрасывании в сторону рассмотрения длительного периода, который находился в центре анализа у его предшественников; и, втретьих, в перенесении всего веса приспособлений к меняющимся экономическим условиям на объем выпуска или доход, а не на цены. Равновесие для экономики как единого целого теперь подразумевало «равновесие при неполной занятости», и введение этого на первый взгляд противоречивого понятия означало глубокое изменение позиции современных экономистов, которые всегда были уверены в том, что конкурентные силы в конечном итоге автоматически двигают экономику в направлении устойчивого состояния полной занятости.

Главным трудом Кейнса справедливо считают «Общую теорию занятости, процента и денег», которая целиком посвящена вопросам экономических циклов.

«По-моему, лучше всего рассматривать экономический цикл как явление, вызванное циклическими изменениями предельной эффективности капитала, – высказывает мнение Кейнс, – хотя и осложненное и усиленное сопутствующими изменениями других важных краткосрочных переменных экономической системы [53, с. 287].

Циклическое движение по Кейнсу подразумевает такое развитие экономической системы, например, в сторону подъема, при котором вызывающие его силы накапливаются и усиливают друг друга, но потом постепенно ослабевают, пока в известный момент не замещаются силами, действующими в противоположном направлении. В свою очередь противодействующие силы крепнут в течение определенного времени и взаимно активизируются, пока и они, достигнув своего максимума, не начинают убывать, уступая место своей противоположности.

Под циклическим движением, однако, Кейнс понимает не только то, что повышательная и понижательная тенденции, раз начавшись, не действуют бесконечно в одном и том же направлении и что, в конечном счете, они меняют его на противоположное. Он полагает также и то, что имеется заметная регулярность в чередовании и продолжительности повышательных и понижательных тенденций.

Кроме того, отмечает Кейнс, в экономическом цикле есть одна очень характерная черта, которую необходимо объяснить, а именно явление кризиса, то есть внезапную и резкую, как правило, смену повышательной тенденции понижательной, тогда как при обратном процессе такого резкого поворота зачастую не бывает.

Кейнс объясняет ее следующим образом. Очень часто, говорит он, при объяснении «кризиса» обращают особое внимание на повышательную тенденцию нормы процента под влиянием возросшего спроса на деньги, как для производственных целей, так и для спекуляции. Кейнс допускает, что временами этот фактор действительно может играть роль усилителя, а иногда от него может даже исходить первоначальный толчок. В лекции, прочитанной в Инситуте фонда Гарриса, Кейнс говорит «Никто не считает, что стоит проводить электрификацию железных дорог в Великобритании на основе заимствований под 5 %. Но никто не станет спорить, что при 3,5 % это дело выгодное. То же самое касается бесчисленного количества технических проектов» [122, с. 287].

Тем не менее, он полагает, что главное объяснение кризиса надо искать не в росте процента, а во внезапном падении предельной эффективности капитала, который, в свою очередь, зависит не только от существующего изобилия или недостатка капитальных благ и текущих издержек их производства, но также и от ожидаемой их доходности в будущем [122, с. 288-289].

Согласно рассуждениям Кейнса, самой главной и существенной чертой бума является то, что инвестиции, которые в условиях полной занятости фактически принесут, скажем, 2 %, производятся из расчета получения дохода, скажем, 6 % и соответственно этому оцениваются.

Когда же наступает крах иллюзий, то подобные завышенные расчеты сменяются противоположной «ошибкой пессимизма», приводящей к тому, что инвестиции, которые в условиях полной занятости могли бы в действительности принести 2 %, рассматриваются как убыточные. А вытекающее отсюда резкое сокращение новых инвестиций ведет к безработице, и тогда инвестиции, способные принести при полной занятости 2 %, в действительности приносят только убыток.

Отсюда он делает вывод, что в условиях бума нужна не более высокая, а более низкая норма процента. Последняя дает возможность поддерживать состояние так называемого бума. Эффективное средство борьбы с экономическими циклами нужно искать не в устранении бумов и установлении хронической полудепрессии, а в том, чтобы устранить кризисы, постоянно поддерживая состояние квазибума [122, с.

294].

Примерно в тот же период, когда получили известность труды Дж. Кейнса, начинает приобретать популярность и подход австрийской школы. Австрийская школа предлагает модель свободного конкурентного рынка и отстаивает идею о том, что стихийное рыночное регулирование, хотя и не идеально, но все же более эффективно и более предпочтительно политически, чем любые формы государственного воздействия на экономику. Согласно теории австрийской школы, экономический цикл порождается центральным банком и усугубляется всевозможными разновидностями государственного вмешательства. Среди ярких представителей австрийской школы можно выделить Мизес Л. фон, Хайек Ф., Хаберлер Г., Шостак Ф., Корриган Ш., Гаррисон Р. Рассмотрим каждого из них.

Один из известнейших австрийских экономистов Людвиг фон Мизес писал, что искусственный бум характеризуется ошибочными инвестициями и избыточным потреблением. Ошибочные инвестиции означают инвестиции, нацеленные на слишком отдаленное будущее, избыточное потребление означает увеличение потребления за счет снижения нормы сбережений (вызванного искусственно низкой процентной ставкой) [10, с. 53].

«Банковские счета, – говорит Мизес, – играют в увеличении кредита ту же самую роль, что и банкноты. Следовательно, расширение кредитования может возникнуть не только вследствие избыточного выпуска банкнот, но и в результате открытия избыточных текущих счетов [10, с. 103-104]…Экономика не может развиваться гармонично и плавно до тех пор, пока все искусственные меры вмешательства в уровень цен, заработной платы или процентных ставок, который устанавливается через свободное взаимодействие экономических факторов, не будут отвергнуты раз и навсегда [10, с. 111]».

Процесс, ведущий к кризису и последующей депрессии, Мизес описывает следующим образом. Выпуская фидуциарные средства, под которыми подразумеваются банкноты без золотого обеспечения или текущие счета, которые не в полном объеме обеспечены золотыми резервами, банки в состоянии значительно расширить свой кредит.

Создание этих дополнительных фидуциарных средств позволяет им увеличивать кредитование, значительно превышая лимит, обусловленный их собственными активами, а также фондами, вверенными им банковскими клиентами. Они вступают на рынок в данной ситуации в роли «поставщиков» дополнительно кредита, созданного ими же, чем вызывают снижение ставки процента, которая опускается ниже того уровня, на котором находилась бы без их вмешательства. Снижение ставки процента стимулирует экономическую активность. Проекты, которые не рассматривались бы как «прибыльные», если бы на процентную ставку не оказали свое воздействие банковские манипуляции, и которые таким образом остались бы невостребованными, тем не менее сочтены «прибыльными» и теперь могут быть запущены.

Более активная конъюнктура ведет к увеличению спроса на производственные материалы и рабочую силу. Цены на средства производства и оплата труда растут, а увеличение заработной платы ведет в свою очередь к увеличению цен на потребительские товары. Если бы банкам пришлось отказаться от своего образа действий и ограничить себя тем, что уже сделано, то бум быстро бы сошел на нет.

В то же время, если банки решают вовремя остановить расширение кредита, чтобы предотвратить обвал валюты, и если таким образом бум будет приостановлен, то быстро выяснится, что ложное впечатление «прибыльности», созданное расширением кредита, привело к неоправданным капиталовложениям. Одни предприятия урезают масштаб своей деятельности, другие ликвидируются или терпят банкротство. Цены резко падают, вслед за бумом наступают кризис и последующая депрессия, которые венчают период неоправданных капиталовложений, вызванных расширением кредита. Первое, что требуется сделать в данном случае, это ограничить потребление и через экономное расходование наращивать новые фонды основного капитала с тем, чтобы приспособить их производственный аппарат к действительным, а не искусственным нуждам, которые могли бы возникнуть и быть признаны действительными только в результате ложного предположения о «прибыльности», основанного на увеличении кредитования.

Ситуация не нормализуется до тех пор, пока цены и заработная плата не адаптируются к количеству денег в обращении [10, с.105-110].

Ученик Мизеса Фридрих Хайек процесс циклического развития описывает следующим образом: на более поздних стадиях расширения деловой активности ставки реальной заработной платы снижаются. Это вызывает сдвиг к менее капиталистическим методам производства, уменьшение спроса на ссудные фонды и влечет за собой депрессию. В период депрессии наблюдается подобный же ход событий, однако происходит он в обратном направлении; реальная заработная плата повышается, и это повышение создает побудительные мотивы для замены рабочей силы капиталом, т.е. применение более капиталистических методов производства, и, в конечном итоге, стимулирует спрос для целей инвестирования и приводит к общему оживлению деловой активности.

Особое значение Хайек придает деньгам, как причине циклического процесса, о чем свидетельствует классификация, предложенная им [115]. Он предлагал различать теории в зависимости от того, связывается причина цикла с денежными или неденежными факторами, В группе денежных теорий выделял теории, рассматривающие цикл сквозь призму колебаний общего уровня цен, и теории, в которых в центре внимания были относительные цены (соотношение между ценами потребительских и инвестиционных товаров). Среди неденежных теорий отмечал теории, в которых в качестве причины кризиса назывался недостаток капитала, и теории, в которых главную роль играло потребление.

Большое количество работ посвятил теории циклов и австрийский экономист Готфрид Хаберлер. «Фундаментальным проявлением экономического цикла, – пишет Хаберлер, – является волнообразное колебание экономической активности. Ход современной экономической жизни не представляет собой ровный и непрерывный рост; он прерывается не только внешними возмущающими факторами, такими как войны и другие аналогичные катастрофы, но демонстрирует и внутренне присущую дискретность; периоды быстрого развития сменяются периодами стагнации. Вначале внимание экономистов было сосредоточено на вторичных и случайных явлениях – ярких крахах и финансовых паниках. Экономисты пытались объяснить их, ссылаясь на отдельные катастрофы, заблуждения и ошибочные спекуляции руководителей тех банков и фирм, с которых все начиналось. Но регулярное повторение таких катастроф в девятнадцатом веке навело экономистов на мысль, что перед ними не разрозненные несчастные случаи, а симптомы серьезной болезни, поражающей все тело экономики.

Во второй половине девятнадцатого века наметилась отчетливая тенденция смягчения циклических потрясений. Наиболее бросающиеся в глаза события – крахи, банкротства, паники – стали менее многочисленными, а в некоторых циклах они вообще отсутствовали. Перед войной большинство экономистов считали, что эта тенденция будет продолжаться и драматичные крахи и паники, свидетелем которых был девятнадцатый век, навсегда остались в прошлом».

Как самый яркий симптом экономического цикла Хаберлер определяет рост цен в периоды процветания и падение цен в период депрессии; в то же время объем производства во время фазы подъема растет, а во время фазы падения снижается. Он утверждает, что не только товаров производится и продается больше, происходит увеличение числа сделок в других отраслях экономики, например на фондовой бирже. Поэтому мы имеем все основания говорить о росте объемов платежей во время фазы подъема цикла и о явном уменьшении этого объема во время депрессии.

Что касается причинных отношений, то Хаберлером открыты две возможности:

1) можно считать, что импульс исходит со стороны денег, что денежное обращение расширяется в результате преднамеренных действий банков или иных денежных властей и что отсюда берет вся цепочка событий;

2) можно придерживаться мнения, что денежные власти играют пассивную роль; что инициатива исходит со стороны товаров, что изменение спроса на некоторые товары, сдвиги в структуре производства, изобретения и усовершенствования, большие урожаи или психологические силы, волны пессимизма и оптимизма – что одно их этих явлений и его последствия приводят к увеличению или снижению объема производства и что это, в свою очередь вовлекает в обращение большое количество средств платежа. Больший поток товаров вызывает больший поток денег [82, с. 5-7].

Также Хаберлер утверждает, что от понижения процентной ставки выигрывают прежде всего отрасли, в которых используется большое количество постоянного капитала, как, например, железные дороги, электростанции и т.д. В калькуляции издержек важное место у них занимают процентные выплаты. Однако, когда капитал становится дешевым, существует неоспоримая общая тенденция заменять труд механизмами. То есть больше труда и оборотного капитала используется для производства станков, железных дорог, электростанций, и сравнительно меньше – для текущего производства потребительских товаров. Выражаясь экономическим языком окольность производства возрастает. Неизбежно должна наступить реакция, если такого рода производственное расширение финансируется не реальными добровольными сбережениями людей и корпораций, а специально созданным кредитом. И с практической точки зрения очень важно, что стабильный уровень товарных цен не является достаточной гарантией от такого искусственного стимулирования расширения производства.

Другими словами, что относительная кредитная инфляция, определение которой дано выше, точно так же порождает движение в противоположном направлении, как и абсолютная инфляция [82, с. 16].

Интересен подход Хаберлера к анализу экономической системы, он рассматривает ее горизонтальное и вертикальное сечение. На горизонтальном сечении перед нами предстанут различные отрасли и подотрасли промышленности, дифференцированные по производимым ими потребительским товарам: пищевая промышленность, включая сельское хозяйство, текстильная промышленность, индустрия развлечений и т.д. Отрасли, производящие товары производственного назначения, например, черная металлургия, принадлежат к различным отраслям на этом горизонтальном сечении, потому что продукция черной металлургии используется в производстве многих или всех потребительских товаров.

Диспропорциональность в этом смысле означает, что по той или иной причине нарушена надлежащая пропорция в распределении факторов производства между различными отраслями, что, например, излишне развита автомобильная промышленность, т.е. в нее вложено неоправданно много капитала и труда по сравнению с относительным спросом на продукцию этой отрасли и продукцию других отраслей.

В то же время, прослеживая стадии производства каждого товара, готового к потреблению, и отмечая, через сколько стадий должен пройти конкретный товар, прежде чем достигает конечного потребителя, Хаберлер предлагает рассматривать вертикальное сечение экономической системы. «Возьмите, к примеру, – говорил он, – пару обуви и проследите ее «генеалогическое древо». Наш путь лежит из розничного магазина, через оптовика, на обувную фабрику; пойдя по одной из тропинок, сходящихся в этой точке, скажем по той, которая привела сюда швейную машину, используемую при производстве обуви, мы попадаем сначала на машиностроительный, затем на сталелитейный завод, и в конце концов на железный рудник… Кроме того, между основными этапами производства существует много промежуточных стадий, а именно различные транспортные услуги».

«Очевидно, что точно так же, – рассуждает Хаберлер, – как существуют определенные пропорции между различными горизонтальными отраслями производства, должно существовать определенное соотношение производственных ресурсов – труда и капитала, распределенных между более близкими и более отдаленными стадиями производства: для текущего производства потребительских товаров посредством существующего производственного аппарата и для расширения этого аппарата в целях увеличения производства потребительских товаров в будущем.

Если, к примеру, слишком много труда расходуется на удлинение процесса и слишком мало на текущее потребление, то мы получим несогласованность вертикальной структуры производства. И можно сказать, что искусственное понижение процентной ставки побудит деловых лидеров предпринять излишнее удлинение производства, другими словами, приведет к переинвестированию [82, с.10-11].

Особо следует отметить критику пятилетних планов СССР, которые приводят к удлинению производственного цикла путем строительства электростанций и заводов вместо производства простых орудий и инструментов.

Что касается пессимизма (так называемой «ошибкой пессимизма»

по Кейнсу), он говорит «Я не отрицаю, что мы можем и должны бороться со вторичными явлениями – избыточным пессимизмом и неоправданной дефляцией…, но не стоит ожидать слишком многого от лечения симптомов» [82, с. 15].

В основу анализа экономического цикла еще один яркий представитель австрийской школы Фрэнк Шостак ставит так называемый ресурсный фонд, который включает в себя все конечные потребительские товары, изготовленные теми или иными производителями. В отличие от валового внутреннего продукта, который обращает внимание лишь на конечную стадию производства, ресурсный фонд имеет дело со всеми стадиями производства, то есть и конечной, и промежуточными. Именно рост ресурсного фонда является действительным источником положительных темпов роста экономической активности.

Основным негативным фактором для реального ресурсного фонда Шостак определяет увеличение денежной массы. «Когда центральный банк увеличивает денежную массу, он не увеличивает ресурсный фонд, а наоборот, лишь разбавляет его, тем самым замедляя и темп экономического роста [10, с. 7].

В качестве индикатора ресурсного фонда Шостак выделяет процентные ставки. «Пока процентные ставки не трогают, они играют важную посредническую роль, направляя поток реальных сбережений на наращивание производящей богатство инфраструктуры. Можно сказать, что процентные ставки играют роль индикатора. Каждый раз, когда центральный банк искусственно понижает процентные ставки, он искажает значение этого индикатора, тем самым, нарушая гармонию между производством потребительских товаров и производством капитальных товаров, то есть инструментов и оборудования. В результате возникает чрезмерное инвестирование в капитальные товары и недостаточное в потребительские. Если чрезмерные вложения в капитальные товары приводят к буму, то ликвидация подобного инвестирования становится причиной спада. Отсюда и цикл бум-крах»

[10, с. 15].

Также Шостак указывает на то, что политика, направленная на активную поддержку какого-либо вида экономической деятельности за счет других секторов (имеется в виду политика, нацеленная на активное стимулирование либо совокупного спроса, либо совокупного предложения), вероятнее всего, нарушит равновесие между потреблением и производством и тем самым вызовет экономическое обнищание. Только в условиях свободного недеформированного рынка можно гарантировать гармоничное взаимодействие между спросом и предложением [10, с. 19].

Поддерживая позицию Шостака, его коллега Шон Корриган утверждает, что денежно-кредитное манипулирование (со стороны государства) деформирует структуру относительно цен и может сделать их разрушительно волатильными и хаотичными, результат – предприниматели дезориентированы, люди совершают ошибки, выбирая направления для своих усилий и продолжают ошибочно распределять реальный капитал, одновременно накапливая кредит. Таков общий механизм экономического цикла. Кроме того, Корриган выделяет дополнительные причины, благодаря которым дисбаланс достигает невиданных размеров, это технологические гонки и внешний фактор, который можно рассматривать как западные плоды глобализации и долларового империализма [10, с. 29].

Шон Корриган убежден в том, что производство – это то, что создает изобилие, тогда как потребление – то, что его аннулирует. «Расходы, отнюдь не создают богатство, а лишь определяют форму его реализации. Потребление – это голосование, а не некое дистанционное магическое воздействие, автоматически порождающее выпуск продукции, а тем более инвестирование», – говорит Корриган. «На рынке, где денежная масса фиксирована (или по крайней мере меняется очень медленно), ставка процента довольно точно отражает временные предпочтения потребителей. В связи с этим следует говорить не о ложном кейнсианском «парадоксе сбережения», а о «парадоксе потребления»: чем более настоятельна наша потребность в сегодняшних товарах, тем меньше излишков остается от наших заработков, иными словами, чем меньше мы делаем сбережений, тем меньше общий фонд реального капитала, который можно направить на производство товаров для их потребления в будущем, в результате ставка процента повышается, что является четким сигналом для предпринимателей: средства ограничены и требуют столь длительного времени (или имеют низкую маржу), что наиболее рискованные начинания ждет скорее всего провал. Следовательно, предпринимательские усилия будут основываться на более непосредственных способах производства, в крайнем случае, на простом двустороннем обмене или даже самообеспечении. Последнее указывает на то, что данный путь не ведет к росту экономического процветания. Из этого всего следует вывод, что к циклу упадка ведет отрицательная обратная связь, основанная не на чрезмерном сбережении, а на сбережении недостаточном»

[10, с. 27-28].

Вследствие чего Корриган утверждает, что одно из решений, которое могло бы одновременно вызвать неизбежный кризис и практически мгновенно проложить путь для его разрешения, – это радикальное сокращение расходов; не просто замедление темпа их роста или даже их замораживание, а именно сокращение. Одним махом это вызвало бы все необходимые нам банкротства; это вновь оживило бы частный сектор, возвращая людям право распоряжаться своими судьбами, покончив с политическим казнокрадством и всеми заверениями о «стабилизации», а также положило бы конец санкционированному государством меркантелизму [10, с. 38-39].

Еще один представитель австрийской школы Роджер Гаррисон особо акцентирует внимание на области полной занятости, если безработица намного превышает этот уровень, мы называем это рецессией, если это состояние затягивается – депрессией. Если безработица снижается ниже уровня полной занятости, мы говорим, что экономика перегрета, что означает развитие стимулированного бума [10, с. 46].

В унисон другим представителям австрийской школы Гаррисон утверждает, что накачка денег на кредитный рынок лишь в первый момент оказывает эффект, выглядящий как увеличение сбережений.

Когда процентная ставка снижается, увеличение инвестиций происходит при снижении величины сбережений. Потому что функции сбережения (индивидов) не изменились, а при снижении процентной ставки люди сберегают меньше, потому что на свои деньги они получают меньший процент. А когда они сберегают меньше, они потребляют больше. Внутри экономики начинается война. На одной стороне находятся инвесторы, которые инвестируют больше и на более длительные сроки, а на другой находятся потребители, которые не только не делают это возможным, увеличивая сбережения, но наоборот, увеличивают текущее потребление. Это осушает ресурсный фонд, как его называл Фрэнк Шостак. В то же время инвесторы принимают решения, рассчитанные на больший ресурсный фонд. Это настраивает экономику против самой себя. В недрах роста скрывается противоположный процесс, вырывающийся на поверхность, когда оказывается, что начатые инвестиционные проекты не могут быть завершены.

Происходит кризис, начинается спад. Такова история экономического цикла [10, с. 52].

«Кейнс утверждал, что предельная склонность к сбережению фиксирована и зависит от дохода, а не от каких-то изменений в предпочтениях. Конечно, это неверно, – говорит Гаррисон. – Люди могут менять свои решения о том, сколько сберегать. Они могут решить сберегать больше, чтобы накопить себе пенсию. Если система социального обеспечения снижает настоятельность этого направления сбережений, они могут сберегать больше для своих детей, на образование и еще по множеству причин. И если они осуществляют сбережения, это меняет процентные ставки и оказывает прямое влияние на структуру капитала». Увеличение сбережений не только делает возможным рост инвестиций, но более низкая ставка процента стимулирует этот рост инвестиций, а также управляет временной структурой инвестиций; инвестиции становятся более долгосрочными [10, с. 49].

Согласно теории австрийской школы, причины циклов кроются в политике государственного вмешательства в экономику, а именно – в неправомерном расширении (или сжатии) кредита через механизм изменения учетной ставки Центрального банка, спад же необходим для восстановления баланса в реальной экономике. В этот период ликвидируются неэффективные инвестиции, и экономика сама исправляет ошибки. Но коррекция возможна лишь в том случае, если в рыночный процесс не последует дальнейшего вмешательства государства; действия же государства в рамках монетарной политики при выходе из кризиса – понижение ставки процента, кредитная экспансия – приведут к ошибочному (не отражающему реальные запросы потребителей) размещению капитала. Однако "точечное" государственное регулирование экономики в данной теории не исключается.

Отдельно необходимо обратить внимание в анализе делового цикла на модели, предлагаемые неоклассиками, которые получили свое распространение с начала 70-х гг. ХХ в. В своих теоретических воззрениях они исходят из положения о совершенстве рыночного механизма и гибкости цен и заработной платы. В таких условиях функционирования экономики причиной циклических колебаний в выпуске и занятости являются шоки, которые приводят к изменениям совокупного предложения.

В неоклассической теории делового цикла наиболее значимыми для макроэкономики можно выделить следующие подходы:

теория рациональных ожиданий;

теория реального делового цикла.

Теория рациональных ожиданий. Теория рациональных ожиданий Р. Лукаса (1937 г.), главы так называемой новой классической школы, лауреата премии памяти А. Нобеля в 1995 г. за разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий, которая привела к изменению макроэкономических анализов и углублению понимания экономической политики.

Сторонники школы рациональных ожиданий поставили своей целью разрабатывать собственную теорию динамического равновесия в соответствии с принципами оптимального поведения хозяйственных агентов, которая ответила бы на вопрос о причинах и степени колебаний основных экономических показателей, включая выпуск, масштабы занятости, цены, заработную плату. Авторы теории исходят из того, что в макроэкономическом анализе особая роль принадлежит субъективным ожиданиям и прогнозам участников хозяйственного процесса. Возникла идея разработки новой равновесной модели, опирающейся на данный фактор.

Теоретики новой классики исходят из того, что концепция адаптивных ожиданий, составляющая основу монетаристской модели поведения хозяйственных агентов на рынке, не обеспечивает возможности полного учета роста цен. Это влечет за собой ошибки в прогнозах и отрицательно сказывается на результате хозяйственной деятельности. Гипотеза адаптивных ожиданий в силу ограниченности своей информационной базы не соответствует неоклассическому принципу оптимального поведения субъекта на рынке.

В начале 60-х г. американский экономист Дж. Мут ввел в экономический оборот понятие "рациональные ожидания". Под рациональными он подразумевал ожидания, складывающиеся не только с учетом информации прошлых периодов, а главным образом на основе всей имеющейся в определенный момент информации о современном состоянии и перспективах хозяйства. В результате на базе всей полученной экономическими агентами информации формируются представления о положении в экономике, которые автор принимает как условные математические ожидания. Экономическая информация является первичным материалом для построения моделей рациональных ожиданий, формирующихся на основе математических методов [137, с. 315-335]. Одну из первых подобных моделей построил Р. Лукас, исходивший из того, что если вся имеющаяся в наличии информация оптимально используется участниками хозяйственного процесса при формировании своих ожиданий, то такие ожидания можно считать рациональными, что нашло отражение в обширном исследовании Р. Лукаса и Г. Саржента "Рациональные ожидания и экономическая практика" (1991 г.), книге Р. Лукаса "Исследование теории делового цикла" (1991 г.) [130, с. 49-72]. Кроме того, ожидания в модели должны быть эндогенными, а при анализе экономической политики крайне важно учитывать различия в ожиданиях, которые возникают при разных вариантах политики. В этом состояла суть знаменитой критики традиционных методов эконометрического анализа политики, высказанной Лукасом [131, с. 19-46].

Теоретики рациональных ожиданий полностью полагаются на механизм рыночного саморегулирования экономики. Они исходят из того, что рынки постоянно находятся в состоянии равновесия. Спрос всегда равен предложению, поскольку механизм рыночного саморегулирования оперативно устраняет любые отклонения в их соотношении. Рычаги саморегулирования приводятся в действие в ходе конкуренции. Колебания производства или занятости наиболее характерны, как правило, для уровня фирмы или отрасли. В рамках национальной экономики преобладает тенденция к их выравниванию. Авторы теории рациональных ожиданий не отрицают возможности циклических колебаний производства. Они рассматривают их как результат ошибок, допускаемых экономическими субъектами в течение краткосрочного периода. Причиной возможных ошибок считается некачественная, искаженная информация, мешающая правильно оценить конъюнктуру и разработать реальные прогнозы.

Сторонники концепции рациональных ожиданий отвергают государственное регулирование экономики, а меры экономической политики считают неэффективными и бесперспективными. Более того, регулирующее вмешательство государства, представленное чаще всего непоследовательной, а то и некомпетентной экономической политикой, они рассматривают в качестве основы цикла, главной причиной отклонений от естественного уровня производства и безработицы. Кейнсианская система антициклического регулирования считается причиной развязывания в 70-е годы галопирующей инфляции и стагфляции.

Большое место сторонники рациональных ожиданий отводят созданию равновесной модели цен. Равновесные цены ставятся в зависимость от денежной массы, ее движения. Изменения денежной массы проявляются в ценах. При этом делается вывод, что изменения денежной массы в результате определенной государственной политики влияют лишь на общий уровень цен, не отклоняя экономику от естественного состояния. Теоретики рациональных ожиданий выступают за стабильность денежной политики, поскольку именно от нее зависит, по их мнению, устойчивость цен.

Теоретики новой классики связывают цикл и с неопределенностью изменений государственной политики в предложении денег. Неожиданные изменения денежной массы в обращении они рассматривают в качестве причины изменения цен и циклических колебаний в экономике. Как отмечает Р. Лукас, даже на небольшие колебания цен предприниматели отвечают резкими изменениями производства и занятости. Увеличение денег в обращении вызывает рост цен, что является сигналом к увеличению производства. Снижение цен, следующее за сокращением денежной массы в обращении, дает сигнал к снижению объемов производства. По мнению Р. Лукаса, степень отклонения от намеченного уровня производства зависит от того, считают ли субъекты экономики колебания цен временными или устойчивыми.

Стабилизация рыночной ситуации, в свою очередь, подсказывает им насколько правильны были их действия, повлекшие за собой либо расширение, либо сокращение производства [129].

Наряду с государственной экономической политикой фактором, вызывающим нестабильность, авторы новой классики называют несовершенство информации, ее ограниченность и искаженность. Одним из главных источников ошибок считается также экономическая политика государства. Действием этого фактора объясняют появление необоснованных, ошибочных решений, принимаемых экономическими агентами. В качестве противодействия предлагается получение дополнительной достоверной информации и доведение ее до необходимого уровня. В этом случае последствия неверных решений и дестабилизированная рациональная рыночная активность восстанавливают стабильное равновесие без внешнего вмешательства.

Теория реального бизнес-цикла. В1970-х годах критика Лукаса и введение понятия рациональных ожиданий использовались в основном деструктивно, то есть в целях дискредитации кейнсианской теории и демонстрации того, чего центральные банки не могут достичь.

Поэтому появился немедленный спрос на конструктив, на некую альтернативную теорию деловых циклов, то есть объяснение того, почему экономики переживают периоды подъемов и спадов и что должны делать власти в каждой из таких ситуаций. Именно эту нишу и заполнили Нобелевские лауреаты 2004 года. В 1982 г. Ф.Кюдланд и Э.

Прескотт предложили новый подход к исследованию деловых циклов [125, с. 1345-1370]. Во-первых, они показали, что циклы можно изучать с помощью динамических моделей общего равновесия, которым свойственны атомистические агенты с рациональными ожиданиями и совершенно конкурентные рынки [130, с. 659-681]. Во-вторых они доказали, что модели деловых циклов корректно описывают эмпирические закономерности долгосрочного роста. Это позволило объединить теории деловых циклов и экономического роста. В-третьих, Кюдланд и Прескотт предложили калибровать модели с помощью параметров, выявленных в ходе микроэкономических исследований и из долгосрочных трендов экономического развития, и сопоставлять эти результаты с фактическими данными. До 1982 г. в большинстве теоретических работ по макроэкономике проводился лишь сравнительный анализ моделей со стилизованными фактами. В своих статьях Кюдланд и Прескотт предложили новое описание делового цикла, основанное на оптимальном поведении экономических агентов при рациональных ожиданиях [125, с. 1345-1370, 140, с. 11-44]. То есть они попытались объяснить все колебания экономики как равновесное явление, в связи с чем их также стали называть «новыми классиками». По своей сути и предположениям, модели реальных деловых циклов просты. Они предполагают, во-первых, что фирмы максимизируют свою прибыль и принимают решения об инвестициях, исходя из ожиданий будущего спроса на их товар и развития технологий. Хотя эту гипотезу можно и критиковать, тем не менее, мало кто не согласится с тем, что любой предприниматель пытается получить максимум из располагаемых ресурсов и обдумывает тщательно каждое инвестиционное решение с точки зрения ожидаемых будущих доходности и рисков. Во-вторых, эти модели предполагают, что домохозяйства ведут себя оптимально со своей точки зрения, то есть их потребление зависит от того, какой доход они ожидают получить в течение всей своей жизни. Они не будут тратить все, что заработали в этом году, если не рассчитывают получить столько же в следующем. Аналогично, если они рассчитывают на рост доходов в будущем, то они будут жить в долг, потребляя больше своего текущего дохода. Таким образом, они ведут себя согласно гипотезе постоянного дохода (или жизненного цикла), простейший случай которой описан, например, в классических работах Милтона Фридмана, а также Модильяни и Брумберга [112, 135]. Многочисленные эмпирические исследования обеспечили поддержку гипотезе постоянного дохода, хотя только и отчасти. Кюдланд и Прескотт написали целую серию научных статей, показывающие динамические модели (в отличие от статических кейнсианских моделей), основанные на этих предположениях. Они показали, какое стоит ожидать поведение всех основных макроэкономических переменных, таких как внутренний валовой продукт, инвестиции, потребление и сбережения, экспорт и импорт, в зависимости от технологических изменений в производительности труда, изменений внешней конъюнктуры. Авторы также проделали огромный труд, сравнивая полученные в своих моделях результаты с эмпирически наблюдаемым поведением экономики, то есть степени колебаний разных переменных и их корреляции. Они продемонстрировали, что результаты их моделей в общем и целом соответствуют наблюдаемым закономерностям. Один из основных выводов заключался в том, что большая часть колебаний ВВП в развитых странах соответствуют по своему размеру предсказанным в равновесных моделях, то есть нет необходимости вводить в модели отклонения от рыночного равновесия, как делал Кейнс, и соответственно нет нужды в проведении какой-либо стабилизационной политики со стороны государства. Вовторых, они объяснили, почему наблюдаемое в реальной жизни потребление колеблется меньше, чем выпуск, а инвестиции – больше.

По их теории это происходит в результате оптимальных действий домохозяйств и инвесторов. Цепочка рассуждений выглядит так. Предположим, в России произошло улучшение внешней конъюнктуры, то есть выросли мировые цены на нефть, но при этом все ожидают, что это изменение цен – временное. Потребители, понимая, что доходы не будут высокими всегда, сберегают значительную часть на будущее и тратят только незначительную часть от этих «дополнительных» доходов. Они пытаются каждый год тратить на потребление более-менее постоянное количество денег независимо от текущего дохода, то есть «сглаживать» потребление. Производители, с другой стороны, понимают, что временно их прибыли будут больше, в связи с улучшенной мировой конъюнктурой, и для получения этих прибылей они резко увеличивают инвестиции, расширяя свои производственные мощности. То есть инвесторы сильно реагируют на любое изменение в ожиданиях о будущих прибылях. Таким образом, сильные колебания в инвестициях, которые Кейнс приписал «животным инстинктам» и счел источником делового цикла, Кюдланд и Прескотт смогли объяснить как равновесное явление.

После выхода статьи Кюдланда и Прескотта в макроэкономических исследованиях стали применять именно модели реальных деловых циклов (real business cycle models, RBS-модели). В них изучается основной фактор деловых колебаний – реальные шоки. Теория реального цикла показывает, что при заданном наборе шоков дисперсию отклонений рядов от долгосрочного тренда за определенный период можно модельно приблизить к реальной с достаточно высокой точностью. Особое внимание уделяется роли технологических шоков. Кроме того, RBS-модели стали широко использовать для анализа общей экономической политики, в частности для изучения фискальной и монетарной политики [104, с. 1671-1745].

Технологические шоки. Основными катализаторами колебаний в RBS-моделях считаются технологические (как было сказано ранее), а также монетарные, фискальные и нефтяные шоки. По мнению Прескотта, с вероятностью 75 % на технологические шоки приходится более половины колебаний в послевоенные годы [140, с. 11-44]. По сути, технологические шоки – это неожиданные колебания предельной производительности факторов производства и, следовательно, их стоимости. После 2000 г. многие экономисты в качестве источников деловых циклов стали рассматривать технологические шоки, вызванные инвестиционной активностью (investment-specific technical change) [114, с. 91-115]. В обычных RBS-моделях стандартный технологический шок обуславливает рост производительности труда и капитал. При инвестиционно-технологическом шоке производительность старого основного капитала не меняется, но растет отдача от вложений в новые фонды и повышается их рентабельность.

Нефтяные шоки. Изменение цен на нефть и другие энергоносители в целом связано со спадами и подъемами в экономике США [101, с. 115-134]. Резкие колебания этих цен улучшают характеристики RBS-моделей, но это не основная причина колебаний выпуска [123, с. 173-190, 141, с. 549-577, 111, с. 400-416]. Хотя цены высоко волатильны, доля затрат на добычу в общей добавленной стоимости слишком мала, чтобы оказывать заметное влияние на экономическую активность.

Фискальные шоки. Стандартные RBS-модели способны отражать изменчивость потребления и количества отработанного времени, а также показывать низкую корреляцию между количеством отработанного времени и средней производительностью труда [106, с. 430с. 315-334, 103, с. 441-462, 133, с. 573-601]. При введении в модель предпосылки о фискальных шоках, а именно шоков налоговой ставки и госрасходов, можно получить более точные результаты по выпуску: его волатильность возрастает. Однако обычно налоговые ставки и госрасходы меняются не столь сильно, чтобы стать основным источником колебаний деловой активности.

Монетарные шоки. Во многих RBS-моделях исследуется влияние монетарных шоков на колебания деловой активности [108, с. 655-690, 96, 144, с. 1123-1175, 107, с. 1661-1707, 105]. Ряд экономистов главной причиной монетарных шоков считают изменение политики межбанковского кредитования [102].

В монетарных RBS-моделях нового поколения можно построить функции импульсной реакции на монетарный шок без использования векторных авторегрессий. В этих моделях, как и прежде, технологические шоки часто выступают источником деловых циклов, но при этом монетарные переменные активно участвуют в формировании реакции на технологические шоки. Чтобы технологический шок оказал сильное краткосрочное влияние на экономический рост, необходима соответствующая денежно-кредитная политика [96, с. 723-743].

Но, может быть, главное, что привнесли в науку Нобелевские лауреаты – это то, что они разработали методологию анализа динамических стохастических моделей общего равновесия с рациональными ожиданиями агентов. Таким образом, они объединили многие разработки ученых до 1980-х годов в единую систему. Эта система остается базисом для большинства современных моделей и преподается во всех ведущих аспирантурах мира, даже теми профессорами, которые не являются сторонниками данных теорий. Своим названием теория реальных деловых циклов обязана тому, что основным источником экономических колебаний (периодов быстрого и медленного роста, равно как и рецессий) должны быть изменения производительности труда или других "реальных" факторов, таких, например, как международные цены на нефть. Именно неравномерные изменения в этих переменных, с точки зрения авторов, ведут к неровному росту экономики. В остальном же экономика находится в устойчивом равновесии, то есть любые отклонения от равновесия (такие, как безработица) экономика вылечивает сама, используя рыночные механизмы, если, конечно, ей не мешать. Такой вывод идет в разрез с традиционным кейнсианским подходом, который всегда приписывал краткосрочные колебания экономики изменчивому спросу, движимому необъяснимыми животными инстинктами. Соответственно практические рекомендации для властей у Кюдланда и Прескотта тоже заключаются в минимальном вмешательстве в экономику, из-за чего их и назвали «новыми классиками».

Особого внимания заслуживают не только теории известнейших экономистов, но и инструменты, используемые и рекомендуемые ими за последние два века. Разделим указанных на две большие группы, на сторонников эмпирического и теоретического подходов к проблеме цикла. К сторонникам первой группы отнесем Митчелла, Жюглара, Тинбергена, к сторонникам второй группы – Кейнса, Мизеса, Хайека, Лёве, Пигу.

Эмпирический подход в свое время был провозглашен Жюгларом еще в середине XIX века. Как отмечает Шумпетер, Жюглар написал "великую книгу фактов" и высказал принципиальную идею (наряду с другими, например, о внутренней связи фаз цикла, выразившейся в знаменитом и многократно впоследствии повторяемом утверждении, что единственной причиной депрессии является процветание) о том, что интерпретация, т.е. теория, может быть только порождением фактов. Впоследствии Митчелл не только подтвердил эту позицию, но и предложил расширить область рассмотрения, включив институциональные и психологические факторы [116].

В работе "Экономический цикл" (1913 г.) (Mitchell W.C. Business Cycles. University of California Press, 1913) Митчелл выступил против теории в классическом смысле слова как логически строгой схемы, выведенной из нескольких базисных аксиом, полученных, главным образом, интроспективно, и претендующей на, пусть и схематическое, исчерпывающее отражение основных черт того или иного явления.

Это не означало, что Митчелл в принципе отрицал теорию. "Теория экономических процессов сама по себе, – писал о позиции Митчелла Шумпетер, – должна оставаться теорией, но ей надлежит стать теорией, построенной на базе результатов тщательного осмысления реального поведения, и так как он не исключал в принципе ни интроспекции, ни психологической интерпретации, порожденной интроспекцией, – мотиваций" [143, с. 246]. Статистические данные, по мнению Митчелла, должны играть важную роль и при оценке теории.

Далее рассмотрим сторонников теоретических подходов. Наиболее яркий представитель австрийской школы Мизес был противником построения различных «диаграмм и кривых», и из всех экономистов австрийской школы он был, без сомнения, самым откровенным противником эффективности прогнозирования. «Если будущее представляло бы собой просто продолжение трендов, существовавших в прошлом,– утверждает Мизес, – то оно не было бы неопределенным и не было бы никакой нужды в прогнозах».

Мизес сделал вывод, что точное предсказание кризиса со стороны значительного большинства деловых людей и инвесторов априори невозможно и внутренне противоречиво «Сам факт того, что люди поверят в предсказания краха, приведет к аннулированию предсказания: оно мгновенно вызовет крах». Точная информация о будущем экономическом потрясении может быть полезна для спекулянта только в единственном случае: если «он один ею располагает, а все остальные находятся во власти «бычьих» настроений» [134, с. 18].

«Я могу рассчитать движение небесных тел, но не безумие людей» [99, с. 15], – сказал в своё время Ньютон, как бы подтверждая позицию Мизеса.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«A POLITICAL HISTORY OF PARTHIA BY NEILSON C. DEBEVOISE THE ORIENTAL INSTITUTE THE UNIVERSITY OF CHICAGO THE U N IV E R SIT Y OF CHICAGO PRESS CHICAGO · ILLINOIS 1938 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Н. К. Дибвойз ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ПАРФ ИИ П ер ево д с ан гли йского, научная редакция и б и б л и о г р а ф и ч е с к о е п р и л о ж ен и е В. П. Н и к о н о р о в а Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета ББК 63.3(0) Д Д ибвойз...»

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса С.Г. ВЕРЕЩАГИН НАЛОГ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 66 В 31 Рецензенты: Ярулин И.Ф., д-р политических наук, профессор, зав. кафедрой политологии и социальной работы, Тихоокеанский государственный университет (г. Хабаровск) Шинковский М.Ю., д-р политических наук, профессор, директор Института международных отношений и...»

«А. А. Усков, С. А. Котельников, Е. М. Грубник, В. М. Лаврушин ГИБРИДНЫЕ НЕЙРОСЕТЕВЫЕ МЕТОДЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СЛОЖНЫХ ОБЪЕКТОВ МОНОГРАФИЯ Смоленск 2011 УДК 519.254 ББК 30.17 У 75 Рецензенты: профессор Российского университета кооперации – Курилин С. П. профессор Военной академии войсковой ПВО ВС РФ – Фомин А. И. У 75 Усков А. А., Котельников С. А., Е. Грубник Е. М., Лаврушин В. М. Гибридные нейросетевые методы моделирования сложных объектов: Монография. – Смоленск: Смоленский филиал АНО ВПО ЦС РФ...»

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса Н.В. ХИСАМУТДИНОВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ШКОЛА ИНЖЕНЕРОВ: К ИСТОРИИ ВЫСШЕГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ (1899–1990 гг.) Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 74.58 Х 73 Рецензенты: Г.П. Турмов, д-р техн. наук, президент ДВГТУ; Ю.В. Аргудяева, д-р ист. наук, зав. отделом Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Хисамутдинова, Н.В. Х 73 ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ШКОЛА...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР НАУЧНЫЙ СОВЕТ АН СССР И АМН СССР ПО ФИЗИОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА ИНСТИТУТ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ФИЗИОЛОГИИ И БИОХИМИИ им. И. М. СЕЧЕНОВА Д. Л. Спивак ЛИНГВИСТИКА ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ Ответственный редактор чл.-кор. АМН СССР В. И. Медведев Ленинград Издательство „Наука Ленинградское отделение 1986 УДК 155.552+612 Спивак Д. Л. Лингвистика измененных состояний сознания. Л.: Наука, 1986. — 92 с. Монография посвящена исследованию речи при естественно возникающих в экстремальных условиях...»

«Г.А. Фейгин ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА • РАЗМЫШЛЕНИЯ • ПРОБЛЕМЫ • РЕШЕНИЯ Бишкек Илим 2009 УДК ББК Ф Рекомендована к изданию Ученым советом Посвящается памяти кафедры специальных клинических дисциплин №” моих родителей, славных и трудолюбивых, проживших долгие годы в дружбе и любви Фейгин Г.А. Ф ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА: РАЗМЫШЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ. – Бишкек: Илим, 2009. – 205 с. ISBN Выражаю благодарность Абишу Султановичу Бегалиеву, человеку редкой доброты и порядочности, за помощь в...»

«УА0600900 А. А. Ключников, Э. М. Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Чернобыль 2005 А. А. Ключников, Э. М. Пазухин, Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Монография Под редакцией Ю. М. Шигеры Чернобыль ИПБ АЭС НАН Украины 2005 УДК 621.039.7 ББК31.4 Р15 Радиоактивные отходы АЭС и методы обращения с ними / Ключников А.А., Пазухин Э. М., Шигера Ю. М., Шигера В. Ю. - К.: Институт проблем безопасности АЭС НАН Украины,...»

«А.Ю. ЗВЯГИНЦЕВ, А.В. МОЩЕНКО МОРСКИЕ ТЕХНОЭКОСИСТЕМЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ СТАНЦИЙ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FAR-EASTERN BRANCH INSTITUTE OF MARINE BIOLOGY A.YU. ZVYAGINTSEV, A.V. MOSHCHENKO MARINE TECHNO-ECOSYSTEMS OF POWER PLANTS Vladivostok Dalnauka 2010 Р О С С И Й С К А Я А К А Д Е М И Я Н АУ К ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ МОРЯ А.Ю. ЗВЯГИНЦЕВ, А.В. МОЩЕНКО МОРСКИЕ ТЕХНОЭКОСИСТЕМЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ СТАНЦИЙ Владивосток Дальнаука УДК 577....»

«MINISTRY OF NATURAL RESOURCES RUSSIAN FEDERATION FEDERAL CONTROL SERVICE IN SPHERE OF NATURE USE OF RUSSIA STATE NATURE BIOSPHERE ZAPOVEDNIK “KHANKAISKY” VERTEBRATES OF ZAPOVEDNIK “KHANKAISKY” AND PRIKHANKAYSKAYA LOWLAND VLADIVOSTOK 2006 МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК ХАНКАЙСКИЙ...»

«Е.И. Глинкин, Б.И. Герасимов Микропроцессорные средства Х = а 1 F a 2 b b 3 t F 4 a а b F 5 6 b 7 8 F 9 Y 10 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 681. ББК 6Ф7. Г Рецензент Доктор технических наук, профессор Д.А. ДМИТРИЕВ Глинкин, Е.И. Г5 Микропроцессорные средства : монография / Е.И. Глинкин, Б.И. Герасимов. – Изд. 2-е, испр. – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007. – 144 с. – 400 экз. – ISBN 978-5Рассмотрены технология проектирования интегральных схем в комбинаторной, релейной и...»

«Книги эти в общем представляли собой невероятнейшую путаницу, туманнейший лабиринт. Изобиловали аллегориями, смешными, темными метафорами, бессвязными символами, запутанными параболами, загадками, испещрены были числами! С одной из своих библиотечных полок Дюрталь достал рукопись, казавшуюся ему образцом подобных произведений. Это было творение Аш-Мезарефа, книга Авраама-еврея и Никола Фламеля, восстановленная, переведенная и изъясненная Элифасом Леви. Ж.К. Гюисманс Там, внизу Russian Academy...»

«УДК 323.1; 327.39 ББК 66.5(0) К 82 Рекомендовано к печати Ученым советом Института политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса Национальной академии наук Украины (протокол № 4 от 20 мая 2013 г.) Научные рецензенты: д. филос. н. М.М. Рогожа, д. с. н. П.В. Кутуев. д. пол. н. И.И. Погорская Редактор к.и.н. О.А. Зимарин Кризис мультикультурализма и проблемы национальной полиК 82 тики. Под ред. М.Б. Погребинского и А.К. Толпыго. М.: Весь Мир, 2013. С. 400. ISBN 978-5-7777-0554-9...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова Н. А. Лысухо, Д. М. Ерошина ОТХОДЫ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПРИРОДНУЮ СРЕДУ Минск 2011 УДК 551.79:504ю064(476) ББК 28.081 Л88 Рекомендовано к изданию научно-техническим советом Учреждения образования Междункародный государственный экологический университет им. А. Д. Сахарова (протокол № 9 от 16 ноября 2010 г.) А в то р ы : к. т. н.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Сочинский государственный университет Филиал ФГБОУ ВПО Сочинский государственный университет в г.Нижний Новгород Нижегородской области Факультет Туризма и физической культуры Кафедра адаптивной физической культуры Фомичева Е. Н. КОРРЕКЦИОННО-ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПЕДАГОГОВ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ С ЛИЦАМИ, ИМЕЮЩИМИ ОТКЛОНЕНИЯ В ПОВЕДЕНИИ МОНОГРАФИЯ Второе издание, переработанное и дополненное Нижний Новгород 2012 1 ББК 88.53 Р...»

«ISSN 2075-6836 Фе дера льное гос уд арс твенное бюджетное у чреж дение науки ИнстИтут космИческИх ИсследованИй РоссИйской академИИ наук (ИкИ Ран) А. И. НАзАреНко МоделИровАНИе космического мусора серия механИка, упРавленИе И ИнфоРматИка Москва 2013 УДК 519.7 ISSN 2075-6839 Н19 Р е ц е н з е н т ы: д-р физ.-мат. наук, проф. механико-мат. ф-та МГУ имени М. В. Ломоносова А. Б. Киселев; д-р техн. наук, ведущий науч. сотр. Института астрономии РАН С. К. Татевян Назаренко А. И. Моделирование...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР В. Н. ШИМАНСКИЙ КАМЕННОУГОЛЬНЫЕ O R TH O C ER A TID A, ONCOCERATID A, ACTINOCERATIDA И BACTRITIDA И З Д А Т Е Л Ь С Т В О НАУКА АКАДЕМИЯ НАУК СССР ТРУДЫ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО И Н С Т II Т У Т А Т о м 117 В. Н. ШИМАНСКИИ КАМЕННОУГОЛЬНЫЕ ORTHOCERATIDA, ONCOCERATIDA, ACTINOCERATIDA И RACTRITIDA ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА Москва УДК 564.5(113.5) Ш и м а н с к...»

«О. Ю. Климов ПЕРГАМСКОЕ ЦАРСТВО Проблемы политической истории и государственного устройства Факультет филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета Нестор-История Санкт-Петербург 2010 ББК 63.3(0)32 К49 О тветственны й редактор: зав. кафедрой истории Древней Греции и Рима СПбГУ, д-р истор. наук проф. Э. Д. Фролов Рецензенты: д-р истор. наук проф. кафедры истории Древней Греции и Рима Саратовского гос. ун-та В. И. Кащеев, ст. преп. кафедры истории Древней Греции и Рима...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Омский государственный технический университет Е. Д. Бычков МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ СОСТОЯНИЯМИ ЦИФРОВОЙ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЙ СЕТИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕОРИИ НЕЧЕТКИХ МНОЖЕСТВ Монография Омск Издательство ОмГТУ 2 PDF создан испытательной версией pdfFactory Pro www.pdffactory.com УДК 621.391: 519.711. ББК 32.968 + 22. Б Рецензенты: В. А. Майстренко, д-р...»

«1 УДК 341 ББК 67.412 Ш 18 Шалин В.В., Альбов А.П. Право и толерантность:либеральная традиция в эпоху глобализации. – 2-е изд., перераб. и доп. – Краснодар. Краснодарская академия МВД России, 2005. - 266 с. Монография представляет собой первое оригинальное научное издание, формирующее целостное предствление о закономерностях развития концепции толерантности, о правовых и нравствтенных регуляторах взаимодействия личности, общества, государства в России и в странах Западной Европы. В книге, в...»

«А.С.ЛЕЛЕЙ ОСЫ-НЕМКИ ФАУНЫ СССР И сопрЕ~ЕльныIx СТРАН '. АКАДЕМИЯ НАУК СССР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫй НАУЧНЫй ЦЕНТР БИОЛОГО-ПОЧВЕННЫй ИНСТИТУТ А. С. ЛЕЛЕЙ ОСЫ-НЕМКИ (HYMENOPTERA, MUTILLIDAE) ФАУНЫ СССР И СОПРЕДЕЛЬНЫХ С'ТРАН Ответстпеппыи редактор В. и. ТОБИАС ЛЕНИНГРАД ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДК 595.794.2(47+57). фауны СССР и сопредельных MutiIlidae) Л елей А. С. Осы-немки (Hymenoptera, стран. - Л.: Наука, 1985....»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.