WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Д.С. Дзыбов Н.Г. Лапенко ЗОНАЛЬНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ БОРОДАЧЕВЫЕ СТЕПИ СТАВРОПОЛЬЯ г. Ставрополь – 2003г. УДК ББК Р Авторы: Дзыбов Джантемир Сосренович – доктор биологических наук, профессор ...»

-- [ Страница 1 ] --

Ставропольский научно-исследовательский институт

сельского хозяйства

Ставропольский ботанический сад

Комитет по землеустройству и земельным ресурсам

Ставропольского края

Научно-производственное предприятие

«ЭКОСИСТЕМЫ»

Д.С. Дзыбов

Н.Г. Лапенко

ЗОНАЛЬНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ

БОРОДАЧЕВЫЕ СТЕПИ

СТАВРОПОЛЬЯ

г. Ставрополь – 2003г.

УДК ББК Р Авторы:

Дзыбов Джантемир Сосренович – доктор биологических наук, профессор Лапенко Нина Григорьевна – кандидат биологических наук Зональные и вторичные бородачевые степи Ставрополья. Ставрополь. – 2003. - …с.

Монография посвящена флоре и растительности первичных (зональных) и вторичных (бородачевых) степей Ставропольского края и КарачаевоЧеркесской республики. Качественные и количественные показатели – видовое богатство, встречаемость, типы фитоценозов, динамика их биологической и хозяйственной продуктивности, сведения о хозяйственно-ценных и сорных растениях, структуре экобиоморф и растительной массы и другие особенности целин региона показаны на основе научного анализа данных последних лет исследований авторов. Впервые публикуются материалы комплексной характеристики бородачевых степей, их генезиса, хозяйственной и природоохранной значимости.

Для студентов, аспирантов биологического и сельскохозяйственного профиля, научных работников, специалистов аграрного сектора экономики и охраны природы, учителей, зоотехников, регионоведов, экологов и ресурсоведов, рекультиваторов нарушенных земель и всех тех, кто интересуется современным растительным покровом региона вообще и своей местности, в особенности.

Р Дзыбов Д.С., Лапенко Н.Г., ISBN

ПРЕДИСЛОВИЕ

Бородачевые степи на основной площади распространения - фитоценозы вторичного типа. Они сформировались в результате многовековой, повышенной нагрузки животных на месте зональных, большей частью травянистых ксерофильных сообществ, с познания которых начинается эта книга. На Юге России, включая Ставрополье, ими заняты миллионы гектаров природных кормовых угодий. Сообщества данного типа широко распространены в полупустыне, степной, лесостепной и горно-степной зонах региона, т.е., в кормовом балансе пастбищ их доля весьма велика, экономически и экологически существенна. Это побуждает к системному, углубленному изучению их видового богатства, пространственного сложения, жизненных форм компонентов, продуктивности, оценке по ступеням экологических шкал. Сведения по этим и другим, практически значимым вопросам оставались скудными, носили разрозненный характер или вовсе отсутствовали. Прежние исследования не были целевыми, а результаты сравнимыми, так как проводились разными авторами и в разное время. Итог: нет цельного представления об одном из крупнейших типов кормовых угодий степного юга страны.

Авторы адресуют результаты своих многолетних исследований молодому поколению ботаников - луговедам и луговодам, флористам, экологам, работникам аграрного сектора вообще и животноводства в особенности зоотехникам, руководителям фермерских хозяйств - всем тем, кто связан с подножным кормодобыванием, планированием ресурсопользования в пастбищном хозяйстве. Многие читатели, интересующиеся миром растений, встретятся на страницах книги с родными местами, увидят каким богатством флоры (разнообразием видов растений) и растительности (типами сообществ) располагают их населённые пункты, хозяйства районов и в целом край. Ознакомятся с путями рачительного отношения, активного воспроизводства и охраны естественных, возобновимых ресурсов на научной основе.

ГЛАВА 1. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Геоморфология и геология Регион - Центральное Предкавказье занимает обширную территорию, ограниченную с севера Кумо-Манычской впадиной, с юга – подножием северного склона Большого Кавказа по линии Северо-Юрской депрессии (пункты: гора Джиналь – Мара – Кумыш – Кардоникская – Зеленчукская – Сторожевая - Преградная), на западе – бассейном реки Уруп, на востоке – долиной реки Кумы (Гвоздецкий, Хаин, Сочава, 1953; Сафронов, 1969). Базовой топографической единицей района работы является Ставропольская возвышенность, которая расчленена на ряд плоско-вершинных останцов, среди которых – г. Стрижамент (832 м), г. Недреманная (660 м), Ставропольская гора (660 м). На восточном склоне Возвышенности расположен город Ставрополь. Еще восточнее простираются Бешпагирские и Прикалаусские высоты, локализованные в междуречье Калауса и Кумы. В возвышенность врезаны глубокие понижения – Сенгилеевская и Янкульская котловины – и древняя долина, ограниченная Воровсколесскими и Невиномысскими высотами, с запада.

Относительно единым массивом Ставропольская возвышенность продолжается на восток по линии Георгиевск (293 м над ур.моря), Буденновск (135 м), Арзгир (76 м), переходя далее в глинисто-песчаную, слабо расчлененную равнину. О контрастности географических условий свидетельствует перепад высот на пространстве регионального ареала, зональных и бородачевых степей от 33 м над ур.моря (Величаевское), 73 м (Тукуй-Мектеб) до горлакколитов Пятигорья (800-900 м и выше).

Весьма сложно геологическое строение Центрального Предкавказья. В его пределах на поверхность выходят породы почти всех эр (от Протерозойской до современного четвертичного периода Кайнозоя), перекрытых различными кристаллическими, метаморфическими и осадочными отложениями в течение многих миллионов лет. В тектоническом отношении территория делится на геосинклинальную область, охватывающую предгорные районы и область платформенной структуры, которой принадлежит вся равнинная территория.

Альпийское горообразование, обусловившее формирование Кавказского хребта, вывело на поверхность глубинные горные породы и определило их поясное расположение. Наиболее древние из них обнажаются в центральных частях хребта. По мере движения к северу и снижения высоты они сменяются все более и более молодыми фациями (Физическая география, 1995).

Водораздельный хребет сложен протерозойскими сильно дислоцированными кристаллическими отложениями с внедрением в них серых гранитов и гнейсов. В пределах Передового хребта преобладают метаморфизированные – измененные под высоким давлением и температурой, палеозойские отложения, а также сланцы нижней и средней юры мезозоя.

Равнинная территория относится к Предкавказской (скифской) платформе. Ее нижний этаж – фундамент сложен метаморфизированными верхнепалеозойскими отложениями. В периоды опусканий, Предкавказье или отдельные его участки покрывались водами морей, в результате чего на поверхности фундамента накопились мезозойские и третичные осадочные породы. На почвах, сформировавшихся на допалеозойских, палеозойских и мезозойских породах, широко развиты первичные и бородачевые степи.

Равнинная территория сложена морскими отложениями кайнозойской эры. В южной части Ставропольской возвышенности и на низких уровнях предгорий распространены отложения палеогеновой системы, в том числе соленосные майкопские глины. На большей части Ставропольской возвышенности отмечаются неогеновые напластования, среди которых широко представлены морские отложения Сарматского яруса (Атлас …, 1968).

Центральное Предкавказье делится на горный район, предгорную полосу и равнинную часть. Горный район расположен на крайнем юго-востоке и западе территории. Сложная горная система здесь представляет собой параллельные цепи хребтов, образующих Большой Кавказ, вершины которого покрыты вечными снегами, снежниками и ледниками, питающими речную сеть региона.

Предгорье состоит из ассиметричных куэстовых гряд, расчлененных глубокими долинами р. Кубани и ее притоков – Малого и Большого Зеленчуков, Урупа, а также Кумы и Малки, на ряд изолированных платообразных массивов (Покун-Сырт, Джангура, Джисса, Бальтче, Баранаха и другие), служащих издревле пастбищами и сенокосами горцев. У их подножья расположены населенные пункты: Алибердуковский, Жако, Кардоникская, Сторожевая и другие. Легкие и скелетные почвы на южных и восточных склонах предгорья нередко заняты бородачевыми степями.

В западной и центральной частях территории локализована Ставропольская возвышенность, представляющая собой невысокое пологоскладчатое поднятие. Она служит водоразделом между речными системами Азовского и Каспийского морей. Возвышенность заметно расчленена системой рек Егорлыка и Калауса, а также левыми притоками Кумы. Высота этого изрезанного плато колеблется от 226-692 – Прикумские и Прикалаусские высоты до 832 м над ур. моря (г. Стрижамент, в 25 км южнее г. Ставрополя).

Ставропольская возвышенность плавно понижается и незаметно переходит в окружающие ее равнины, за исключением ее южного крыла, круто падающего уступами в сторону долин рек Кумы и Кубани.

В полосе Мелового хребта района Кавказских Минеральных вод эрозионные процессы в течение более 100 млн. лет обнажили кристаллические горы-лакколиты: Бештау (1400 м над ур. моря), Машук (992 м), Развалка ( м), Железная (851 м), Змейка (994 м), Верблюд (884 м), Лысая (739 м), Шелудивая (875 м) и другие, подножия и межгорные пространства которых заняты вторичными, бородачевыми степями. В северной части территории располагается узкая Манычская впадина, представляющая собой прогиб между Ставропольской возвышенностью и, расположенным севернее подножием Ергеней в пределах республики Калмыкия. Впадина занята большим количеством озер, речных протоков и сухих котловин системы древней реки Маныча, заливавшей неоднократно обширные прилегающие степные пространства, вследствие многократных поднятий и опусканий уровня Каспия.

Крайний восток принадлежит Терско-Кумской низменности, являющейся юго-западной частью Прикаспийской низменности. Эта низменность (от 0 до 150 м абсолютной высоты), имеет уклон к Каспийскому морю, покрыта песками и глинами, отложенными при неоднократных наступлениях Каспия в прошлом. Здесь расположены станица Курская, населенные пункты: Ага-Батыр, Дадымкино, Мирное, Рощино, Ачикулак, Каясула, Полтавское, Правокумское, Левокумское, г. Нефтекумск и др. Сухость климата обусловила маловодность рек, сильное испарение с поверхности почвы и выдувание ветром тех участков, в структуре которых преобладает песчаный материал (Гвоздецкий, 1958; Агроклиматический справочник, 1958). Это побудило к строительству в здешней полупустыне широкой оросительнообводнительной сети (Кумо-Манычский и Терско-Кумский каналы), заметно повлиявшей на солевой и гидрологический режим, флору и растительность Западного Прикаспия, включая восточную оконечность Ставропольской возвышенности.

Исследования показали, что в пределах распространения горных пород разнообразного генезиса, встречаются как первичные, так и вторичные (дигрессивно-демутационные) бородачевые сообщества.

Район распространения зональных и бородачевых степей - Центральное Предкавказье отличается большим разнообразием климатических условий. На формирование климата существенное влияние оказывает наличие в его южной части Кавказских гор (высотой 2000-5000 и более метров), затрудняющих проникновение с Закавказья теплого воздуха. В то же время холодные воздушные массы свободно приходят с севера и, встречая горы, надолго задерживаются у их подножия на обширном пространстве равнин и предгорий. Ставропольское плато, возвышаясь на пути движения влажных воздушных масс с запада, разграничивает территорию на засушливую восточную часть и более влажную – западную. Близость калмыцких степей на северо-востоке усиливает засушливость восточных районов летом и открывает прямой доступ сильным холодным ветрам зимой. Северная, северовосточная и восточная части Возвышенности – районы резко выраженного континентального климата, в условиях которого процессы вырождения (дигрессии) зональной (климаксовой) степи протекают быстрее, а восстановления – крайне медленно, по сравнению с западными и южными районами, где осадков выпадает больше и климат в целом мягче.

Итак, климат Предкавказья весьма контрастен - резко континентален в Приманычье и Западном Прикаспии, где вегетационный период жаркий и сухой, а в сторону гор и Черного моря он несколько смягчается.

Летом, в наиболее жаркой восточной зоне, сумма активных температур выше 10° - превышает 3600°. С продвижением на запад и с поднятием высоты местности количество тепла убывает. Продолжительность теплого периода на большей части территории составляет около 9 месяцев. Безморозный период в большинстве районов длится 170-190 дней.

На данной территории осадки выпадают крайне неравномерно - количество их уменьшается в году с юга на север и с запада на восток, колеблясь в среднем: в юго-восточных районах в пределах от 350 до 500 мм, на Ставропольской возвышенности до 600 мм, в предгорьях от 600 до 800 мм. Количество летних осадков почти в два раза превышает зимнюю норму (Агроклиматический справочник, 1958).

Особенности климата Предкавказья лучше всего прослеживаются по почвенно-растительным зонам, на основе параметров гидротермического коэффициента (ГТК = сумма осадков за период с температурами от 10 и выше градусов, отнесенная к сумме температур за этот период).

I. Зона полупустыни и сухих степей расположена на крайнем востоке Предкавказья в песчаном массиве Западного Прикаспия (Курский, Нефтекумский и другие районы), очень сухая и жаркая. ГТК 0.5. За год выпадает 300-325 мм осадков. Зима умеренно мягкая. Средняя месячная температура января – 4.0-5.0°. Снежный покров неустойчив, средняя высота его не превышает 5 см, возможны сугробы-наносы близ бугристых песков. Начало вегетации степных растений отмечено в конце марта. Безморозный период продолжается 175-180 дней. Лето жаркое и сухое. Средняя месячная температура самого жаркого месяца июля 24-25°. Общее количество осадков за период активной вегетации не превышает 150-175 мм. Нередки дни с засухами и суховеями. На теплый период приходится около 100 дней с суховеями различной интенсивности, из них 40 % - интенсивные и очень интенсивные.

Экологически наиболее напряженными являются июнь-август, когда фитомасса угодий резко уменьшается, благодаря летнему покою злаков, часто доминирующих в степи (Типчак валлисский, Бородач кровоостанавливающий, виды Ковыля и другие).

II. Равнинная степная (Апанасенковский, Арзгирский, Благодарненский, Буденновский, Левокумский, Степновский районы), очень засушливая зона тянется с северо-запада на юго-восток, ГТК 0.5-0.7. За год выпадает 300мм осадков. Зима умеренно мягкая. Средняя месячная температура января –3.5-5.0°. Снежный покров неустойчив, средняя высота его не выше 5 см.

Возобновление вегетации растений отмечается в конце марта. Безморозный период насчитывает 175-185 дней. Лето жаркое с преобладанием ясной и сухой погоды. Средняя месячная температура июля 24-25°. Сумма осадков за период активной вегетации составляет 175-200 мм.

III. Степная засушливая зона (Ипатовский, Красногвардейский, Новоселецкий, Петровский, частично – Апанасенковский, Труновский, Шпаковский районы) расположена на юго-западной равнинной территории Ставропольского края, ГТК 0.7-0.9. За год выпадает 350-450 мм осадков. Зима умеренно мягкая, со средней месячной температурой воздуха в январе от –3.5 до –5.0°. Снег появляется в начале декабря. В течение зимы часты оттепели (до 50 дней), высота снежного покрова невелика, 5-8 см, сход его наблюдается в конце февраля – начале марта. Вегетация степных растений возобновляется в конце марта. Безморозный период продолжается 180-190 дней. Лето жаркое и сухое. Средняя месячная температура июля 23-24°. Осадки кратковременные, преимущественно ливневые. За период активной вегетации выпадает 250- мм осадков. Общее число дней с суховеями составляет от 80 до 90. Ветры большой скорости 15-20 и более м/сек.

IV. Степная, неустойчиво-влажная зона (Александровский, Георгиевский, Изобильненский, Новоалександровский и некоторые другие) расположена на северных и восточных склонах Ставропольской возвышенности.

ГТК 0.9-1.1. За год выпадает 450-550 мм осадков. Зима умеренно мягкая, средняя месячная температура января –3.0-5.0°. Высота снежного покрова до 10 см. Сход его отмечается в начале марта, возобновление вегетации – в конце марта - начале апреля. Безморозный период составляет 180-195 дней.

Лето довольно жаркое, со средней месячной температурой июля 22-24°.

Осадков за период активной вегетации выпадает порядка 300-350 мм. Ветры могут быть ураганной силы – 25 и выше м/сек.

V. Лугово-степная, умеренно-влажная зона (Предгорный, Шпаковский, Адыге-Хабльский, Прикубанский) занимает центральную часть Ставропольской возвышенности и восточную часть предгорий Северного Кавказа, ГТК 1.1-1.3. За год выпадает от 500 до 600 (700) мм осадков. Зима умеренно мягкая. Наиболее холодный месяц – январь, средняя месячная температура которого составляет -3.5-4.5°. Высота снежного покрова 10-12 см. Однако, его мощность в понижениях, балках, вдоль лесных опушек и лесополос достигает порой 0.5-1.5 м, отодвигая точечно начало вегетации растений на более поздние сроки. В конце марта – начале апреля возобновляется вегетация растений. Безморозный период продолжается 180-190 дней. Лето не жаркое, средняя месячная температура июля 20-22°. Осадки носят преимущественно ливневый характер, сумма их за период активной вегетации до 350-400 мм. Число дней с суховеями снижается до 50-60. Лесные, лесостепные и лугово-степные экосистемы этой зоны функционируют в оптимальных условиях.

Джегутинский, Мало-Карачаевский, Преградненский), влажная – тянется узкой извилистой полосой вдоль предгорий Северного Кавказа - с северозапада на юго-восток, ГТК 1.3-1.5. За год выпадает около 600 (700) мм осадков. Зима мягкая, средняя месячная температура января –3.5-5.0°. Снежный покров появляется в середине ноября. Высота покрова колеблется от 10 до см, сход его наблюдается в начале марта и в начале апреля возобновляется вегетация растений. Продолжительность безморозного периода – 170- дней. Лето не жаркое, средняя месячная температура июля колеблется около 20°. Количество осадков за период активной вегетации равно 400 мм. Суховейные явления редки. Общее число дней с суховеями различной интенсивности 30-40, но все они слабые, или средней интенсивности. Ветры большой скорости наблюдаются лишь в северной части зоны.

VII. Горная, избыточно-влажная зона с абсолютными отметками от 800 до 3000м, расположена на крайнем юго-западе Предкавказья. ГТК более 1.5. За год выпадает 600-800 мм осадков. Зима умеренно мягкая, средняя месячная температура января –4.0-7.0°. Снежный покров довольно высок (20- см). Возобновление вегетации растений – вторая половина апреля и позже.

Безморозный период 110-170 дней. Лето короткое, прохладное, Средняя месячная температура июля колеблется от 12 до 19°. Суховеи полностью отсутствуют (Агроклиматические…, 1971). Ветры в полосе гор слабые, фёновые.

Таким образом, зональные (типичные) и бородачевые экосистемы Центрального Предкавказья испытывают воздействие различных уровней температуры (рис.1) и норм осадков (рис.2) на значительной протяженности территории (с запада на восток на 400-450 км). Наиболее контрастен климат в восточной части региона, где период роста поздне-вегетирующего доминанта – Бородача кровоостанавливающего совпадает с поздне-весенним дефицитом влаги в зоне полупустыни и сухой степи. В этом аспекте, территория к западу от бассейна Каспия находится в более благоприятных условиях.

Реки Предкавказья принадлежат бассейнам Азовского и Каспийского морей. Ставропольская возвышенность служит для этих бассейнов водоразделом. Наиболее густая речная сеть приурочена к горной и предгорной частям, что обусловлено большим количеством выпадающих твердых и жидких осадков и малым испарением в этой части региона. На равнине небольшое количество рек и их малая водообеспеченность являются следствием значительной сухости климата в направлении с запада на восток. Северо-восток территории, где испарение превышает количество осадков, фактически лишен речного стока. Таким образом, по характеру водного режима реки региона можно подразделить на степные, предгорные и горные.

К степным рекам относятся р. Калаус с притоками, а также Восточный Маныч, Чограй, Егорлык. Водный режим этих рек характеризуется устойчивой летне-осенней и зимней меженью, а также весенним половодьем.

К предгорным - относятся реки Кума и Подкумок с их притоками, для них характерны неустойчивая летняя (из-за дождевых паводков) и зимняя межень, весеннее половодье. Водный режим горных рек (Кубань, Б. Зеленчук, М. Зеленчук) характеризуется устойчивой зимней меженью и летними паводками.

Весеннее половодье на степных реках имеет место в начале марта, а в предгорьях – в середине февраля. Весенний подъем уровня воды горных рек обусловлен таянием снега, накопившегося за зиму в предгорьях. После спада весеннего половодья на степных и предгорных реках устанавливается летнеосенняя межень, прерываемая повышением уровней в период ливневых дождей, особенно характерных для предгорий. Между отдельными паводковыми периодами наблюдается низкое стояние уровней.

Для горных рек (р. Кубань с притоками), где основной источник питания - талые воды, снежники и ледники, характерна продолжительная и устойчивая зимняя межень, обусловленная отрицательными температурами воздуха.

Рисунок 1. Особенности среднемесячных температур почвенно-климатических зон Центрального Предкавказья (1зона сухих степей, 2-равнинная степная, очень засушливая зона, 3-степная засушливая зона, 4-степная, неустойчивовлажная зона, 5-лугово-степная зона, 6-зона предгорий, 7-горная зона) Рисунок 2. Особенности влагообеспеченности почвенно-климатических зон Центрального Предкавказья (1-зона сухих степей, 2-равнинная степная, очень засушливая зона, 3-степная засушливая зона, 4-степная, неустойчиво-влажная зона. 5-лугово-степная зона, 6-зона предгорий, 7-горная зона) Устойчивость русел рек различна. Верховья предгорных рек, протекающих в ущельях, мало подвержены размыву. С выходом на предгорную равнину, часто основное русло забивается галькой, река пробивает новое русло. На степных реках наблюдается боковая деформация берегов за счет их размыва.

Реки степного Предкавказья относятся к сильно минерализованным, что сказывается на качестве воды. Вода этих рек часто непригодна не только для питья, но и для орошения. По мере прохождения из предгорий к степям и полупустыням концентрация солей в воде повышается. Исключительно высокая минерализация отмечается в р. Калаус и ряде ее притоков; в зимний период вода горько-соленая. Наиболее высоким качеством отличается вода рек юго-западной части – р. Кубань и ее притоки.

Распашка целинных земель под степями и лугами на террасах рек стала основной причиной паводков катастрофической силы, тяжелые последствия которых ощущаются в предгорьях и на равнине, как это имело место в году на Кавминводах (Кума), Кочубеевском и других районах (Кубань и ее притоки).

Озера расположены главным образом в северной части территории, в Манычской впадине, и вытянуты цепью (200 км) с северо-запада на юговосток, причем имеют соленую воду различной концентрации.

На территории Предкавказья создан ряд искусственных водохранилищ.

Крупнейшие из них – Новотроицкое, Отказненское, Сенгилеевское. Искусственное увеличение площади зеркала ряда степных озер, произошедшее вследствие неумеренного орошения в конце 80-90 годов ХХ столетия, существенно повлияло на состав зональных и вторичных бородачевых степей в Нефтекумском, Курском и некоторых других районах. При этом фактическая влагообеспеченность возросла в 1,5-2,0 раза, превысив, таким образом естественную норму и вследствие этого в типичные и бородачевые ценозы интенсивно внедрились вегетативно подвижные флористические элементы – Вейник наземный, Свинорой пальчатый, Солодка голая и некоторые виды сорного разнотравья: Молочай Сегье, Полынь веничная и т.п.

Типичными почвенными зонами первичных и вторичных бородачевых степей являются каштановая, черноземная, горная с соответствующими подтипами.

Каштановая зона - территория преобладания каштановых, а также значительного развития солонцов, солончаков и лугово-каштановых почв. Она охватывает северо-восточную и восточную части Предкавказья. Каштановые почвы вместе с комплексующимися с ними солонцами и солончаками занимают 46 % исследуемой территории.

Каштановые почвы подразделяются на подтипы: темно-каштановые, каштановые и светло-каштановые. Среди самих каштановых почв разных подтипов встречаются разности солонцеватые и солончаковатые.

Темно-каштановые почвы распространены преимущественно в южной и центральной (пункты: Курская, Зеленокумск, Новоселицкое, Летняя Ставка, Чур, Кучерлинское, Светлоград и др.) частях подзоны и к северу постепенно вытесняются каштановыми (пункты: Степное, Левокумское, Буденновск, Благодарный, Бургун-Маджары), занимающими обычно пологие склоны увалов. В этом же направлении увеличивается количество солонцоватых почв и солонцов, которые характеризуются резким ухудшением водно-физических и химических свойств. Почвообразующими породами темнокаштановых и каштановых почв являются лессовидные суглинки: однородные, неслоистые, пылеватые, пористые, отложенные ветром в недавнее геологическое прошлое (плейстоцен), отличающиеся желтоватой окраской.

Основную часть крайне засушливой зоны занимают светло- каштановые почвы и солонцы (Мирное, Рощино, Ага-Батыр, Нефтекумск, Левокумское, Николо-Александровское и др.). Абсолютные отметки над уровнем моря не превышают 100 м. Почвообразующими породами служат отложения каспийской трансгрессии в виде мелкозернистого песка и супеси. В южной части подзоны распространены пески, в том числе барханного типа (МахмудМектеб, Андрей-Курган, Яман-Кую и другие).

В зоне каштановых почв покров неоднороден и по степени плодородия неодинаков. Запасы гумуса в метровом слое колеблются от 250 в темнокаштановых, до 150 т/га - в светло-каштановых.

Черноземная зона в ландшафтном отношении подразделяется на подзоны: степную и лесостепную, в той и в другой основу почвенного покрова составляют разнообразные подтипы черноземов.

В степной подзоне, занимающей северную и северо-западную части территории, распространены обыкновенные черноземы, образовавшиеся на лессовидных суглинках (Пятигорск, Новопавловская, Невинномысск, Северное и др.).

Солонцеватые разности этих почв приурочены к местам с близким залеганием соленных грунтовых вод и отличаются в разной степени выраженной глыбистой и крупнокомковатой структурой и высокой плотностью генетических горизонтов (Минводы, Курсавка, Водораздельное, Нагутское, Сенгилеевское и некоторые другие).

Южные черноземы занимают небольшую площадь на границе с зоной каштановых почв. В лесостепной подзоне Ставропольской возвышенности, преобладают подтипы выщелоченного и типичного чернозема (Михайловск, Татарка, Польский, Извещательный, Темнолесская, Новомарьевская, Верхнерусский).

Основными свойствами черноземов обеих подзон являются высокие показатели плодородия, обусловленные значительной гумусированностью почвенного профиля, насыщенностью почвенного поглощающего комплекса кальцием, благоприятными водно-физическими свойствами. Запасы гумуса в метровом слое черноземов колеблются от 600 в типичных до 300 т/га - в южных, что и послужило предпосылкой их быстрого освоения земледелием в первую очередь. В их пределах бородачевые степи встречаются лишь на склоновых эродированных и скелетных почвах, а первичные луговые степи – на более менее ровных плато.

В горных районах Предкавказья распространены выщелоченные и горные черноземы. Они имеют различную мощность (30-50 см) почвенного профиля в зависимости от глубины залегания почвообразующих пород и экспозиции склонов. На северных, теневых и более холодных склонах мощность почвенного покрова достигает местами 50-70 см.

В горных районах развиты также бурые горно-лесные и горно-луговые почвы. Они обычно скелетные, содержат до 10 % органических веществ.

Гумусовый слой маломощен – от 5 (10) до 25 (30) см.

Бородачевые степи распространены на всех типах и подтипах почв, однако, судя по обширности ареала и жизненности доминирующего злака, можно заключить, что оптимум эдафических условий для него складывается на эродированных, легких супесчаных, песчаных - скелетных почвах Предкавказья (Каучуриев, 1969; Антыков, 1970; Петров, Годунова, 1979; Почвенная карта…, 1979; Система ведения…, 1980, Куприченков, 1982).

Общая характеристика растительного покрова В географических границах региона встречаются почти все растительные зоны, имеющиеся в Европейской части страны, - от полупустынных и сухих степей, до горных лесов и высокогорных лугов.

Большая часть территории относится к степной зоне. Однако, обширное пространство бывших, первичных степей занято агроценозами пшеницы, кукурузы, подсолнечника и других сельскохозяйственных культур. Естественная растительность сохранилась большей частью в засушливой части региона, а также по балкам, крутым склонам, в местах с неглубоким залеганием каменистых пород, что особенно характерно для Центрального Ставрополья.

Природная растительность, как источник дешевого и разнообразного корма, имеет существенное значение в экономике лугопастбищного хозяйства. Среди ценных видов трав, встречающихся на естественных сенокосах и пастбищах, много не только кормовых, но и лекарственных.

Северо-восточная и восточная части территории со светло- каштановыми почвами заняты полынно-злаковой полупустынной степью. Сильно выраженная засушливость, небольшое количество влаги летом, незначительное промачивание ею почвы обусловливают изреженность и низкую продуктивность надземной массы травостоя, при значительном развитии корневых систем. В травостое из злаков преобладают: Житняк пустынный, Ковыль Лессинга, Пырей ползучий, Типчак скальный, из разнотравья – Кохия простертая (прутняк), Полынь Лерха, П.таврическая, Тысячелистник Биберштейна; бобовых - весьма мало (Верблюжья колючка, Люцерна голубая, Л.румынская, Солодка голая и некоторые другие). Растительный покров полупустыни неоднородный, комплексный, с большим количеством солелюбивых растений. В июне травостой уже завершает активную вегетацию. На солонцовых пятнах растут виды полыни – Лерха и таврическая, на солончаках – различные виды солянки. На заболоченных площадях доминирует тростник обыкновенный. На песках и супесчаных почвах травостой сильно изрежен, а местами отсутствует. Хороших кормовых растений очень мало. На песках разной степени зарастания встречаются сорняки пастбищ: Анизанта (костер) кровельная, Бурачок туркестанский, Ковыль волосовидный, Эбелек песчаный. Заросли кустарников не встречаются даже в балках, но на песках коегде рассеянно произрастают Джузгун безлистный, Ива каспийская. Растительность этой зоны используется преимущественно как пастбище для овец.

В результате пескоукрепительных работ – фитомелиорации полупустыни (в основном Нефтекумский район) было создано свыше 4 тыс.га лесопастбищ, путем различных схем посадок Акации белой, Ясеня обыкновенного, Тополя черного (осокоря), а также кустарников – Джузгуна безлистного, Ивы каспийской, Лоха узколистного и других. Для этих же целей близ МахмудМектеба использовалась также Сосна Коха.

На равнинных участках, примыкающих к долине Маныча, развита злаково-полынная степь, представляющая собой переход степей к характерной полупустыне. Ценными доминантными растениями при этом являются: виды Полыни, Типчака, Келерии, Кохия простертая. На пониженных участках распространены: Астра солончаковая, Кермек Гмелина, Лядвенец тонкий, Петросимония раскидистая, Полынь морская, Сарсазан шишковатый, Сведа степная, и др.

К западу от области полупустынных степей на каштановых почвах расположены остатки первичных дерновинно-злаковых степей. Они занимают участки высоких плато и верхние части их склонов. В травостое преобладают – Житняк ширококолосый, Келерия стройная, Типчак скальный, Тимофеевка скальная, виды Ковыля – Лессинга и украинский. Видов же разнотравья немного, они представлены засухоустойчивыми растениями – Бурачком туркестанским, Зопником колючим, Кохией простертой, Полынью австрийской, Подорожником ланцетолистным, Чабрецом Маршалла, и другими. На засоленных почвах этих степей произрастают Гониолимон татарский, Кермек Гмелина, К.широколистный и другие растения - солелюбы.

Злаковые степи большей частью встречаются на каштановых почвах, а также на солонцеватых черноземах и солонцах. На широких увалах господствуют типчаково-ковыльные сообщества с участием Келерии стройной, а на сбитых выпасом участках – с Ковылем волосовидным.

Больше половины равнинной территории края принадлежит разнотравно-злаковым степям. Почвенный покров их представлен черноземами обыкновенными, типичными, выщелоченными. Степи эти отличаются густым и высоким травостоем, как правило, трехярусным. Здесь появляются более влаголюбивые злаки – Ежа сборная, Кострец береговой (по балкам и зарослям кустарников), Мятлик узколистный. Из бобовых встречаются – Вязель пестрый, Клевер сходный, Люцерна румынская. Растения прочих семейств весьма разнообразны по видовому составу – Буквица лекарственная, Василистник малый, Дубровник седой, Лапчатка прямая, Подмаренник спутанный, Полынь австрийская, Шалфей дубравный. На солонцеватых и засоленных почвах преобладают: Камфоросма Лессинга, Кермек Гмелина, Подмаренник спутанный, Тысячелистник обыкновенный и другие виды.

Высокие, останцовые участки Ставропольской возвышенности заняты лесостепью, среди которой встречаются массивы более влаголюбивых, чем остальные, луговых степей, перемежающихся с лиственными лесами, из Граба кавказского, Бука восточного, Ясеня обыкновенного, Дуба обыкновенного с подлеском из Боярышника согнутостолбикового, Бузины черной, Свидины южной, Шиповника собачьего и др.

Луговые степи Ставропольской возвышенности приурочены к среднеи маломощным выщелоченным черноземам, и характеризуются наличием в их составе доминантов-злаков: Коротконожки скальной, Осоки низкой и разнообразием видов разнотравья (Дубровник обыкновенный, Истод кавказский, Лабазник обыкновенный, Первоцвет крупночашечный, Пион узколистный, Подмаренник русский и др.). По флористическому разнообразию Ставропольские луговые степи одни из самых богатых среди травянистых сообществ Российской Федерации, что, кстати, явилось побудительным мотивом выделения на Возвышенности нескольких ботанических заказников («Стрижамент», «Новомарьевская поляна» и др.) Предгорная лесостепь сходна с лесостепью Ставропольской возвышенности, но несколько отличается от последней появлением иных древесных (Тисс ягодный) и кустарниковых пород (Хмелеграб обыкновенный). В травяном покрове луговой степи увеличивается роль видов разнотравья, что особенно заметно с возрастанием высоты местности над уровнем моря, что хорошо прослеживается в районе Кавминвод и несколько к югу от него.

Лесов в Центральном Предкавказье очень мало, они занимают около % площади территории. На Ставропольской возвышенности к ним отнесены леса на горе Стрижамент, Русская лесная дача к западу от краевого центра, Лопатин лес южнее хутора Верхне-Егорлыкский, Мамайский, Татарский и некоторые другие. Лесопокрытая площадь Ставропольского края не превышает 1,6 %.

Таким образом, растительный покров исследуемого региона обусловлен не только разнообразием элементов геоморфологии, климатом, почвенным покровом, но и антропогенным фактором.

Степи под влиянием постоянного выпаса животных в течение последних семи тысяч лет заметно видоизменились (Дзыбов, 1989), а кормовые качества травостоя ухудшились. Исходная целинная степь уступает место различным дигрессивным “модификациям”. Возникают вторичные степи по следующей схеме: типчаковые, полынно-типчаковые, типчаково-полынные, однолетниково (эфемерово) - полынные, полынно-однолетниковые (эфемеровые), абсолютный сбой. На этой последней стадии, после усыхания надземной части эфемеров, и до начала новой (весенней) вегетации, поверхность почвы голая. Именно на этот период часто приходятся ливневые дожди, вызывающие интенсивную почвенную эрозию.

Процесс трансформации зональных (первичных) степей во вторичные, в том числе бородачевые, протекает сложно, не по однозначной схеме, что обусловлено влиянием не одного-двух факторов, а многих абиотических, биотических и антропогенных. Процесс этот идет не однонаправлено, а может носить и часто носит возвратный, дигрессивно-демутационный характер, например, в периоды усиления или длительного ослабления пастбищного пресса на степные травостои.

ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ

ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПЕРВИЧНЫХ (ЗОНАЛЬНЫХ) И

ВТОРИЧНЫХ (БОРОДАЧЕВЫХ) СТЕПЕЙ

Экологизм - система объективных взглядов, выделяющая на данном этапе состояния науки, причинно-следственные связи в Природе, в данном случае – в естественных экосистемах – степях, лугах, лесах и других. Эволюционный подход при этом предполагает смену одних живых систем другими, более адаптированными к новым, изменившимся факторами среды - почвенным, гидрологическим, климатическим, режимом воздействия, обусловленного естественными или антропогенными причинами. Выявление генетических связей между эволюционно сложившейся (зональной, поясной) экосистемой и её модификацией - вторичной экосистемой способствует определению степени, глубины произошедших изменений, что чрезвычайно важно для принятия научно обоснованного решения по рационализации долговременного и эффективного ресурсопользования вообще и в пастбищном хозяйстве в особенности.

С другой стороны, учёт современных темпов откачки этих ресурсов из экосистем вынуждает к более активной, ускоряющей восстановительный процесс в природе парадигме, к отходу от прежней, неспешной позиции «ожидания у моря погоды» по принципу: «природа сама себя восстановит».

Да, могучий естественный механизм самозалечивания природы действовал и действует (вспомним пробивающиеся через толщу асфальта и бетона нежные ростки многих растений), но темпы, темпы при этом весьма замедленные, продолжаются долго до сотни и более лет. В случае же полного истощения (гибели) банка зачатков растений на конкретной территории, самовосстановление исходного, первичного типа растительности становится вполне проблематичным и бесперспективным.

Осознавая при этом почти полную неизученность бородачевых степей, приходилось уделять значительное место и внимание таким вопросам, как:

видовое их разнообразие и флористическая насыщенность на единице учётной площади разного размера, составу ботанических групп - представителям важнейших семейств растений, обилию и встречаемости хозяйственнозначимых компонентов - ценных кормовых и вредных для животноводства – сорняков, вертикальному сложению, биопродуктивности и некоторым другим показателям экосистем, по которым отсутствовали сведения или они были крайне фрагментарны и скудны. В силу этого, использовались различные методические подходы к их изучению – классические (традиционные в геоботанике) и некоторые новые, разработанные нами на ставропольском материале (Дзыбов, 1979, 2001 и др.) Исследовались зональные и вторичные степные сообщества с доминированием Бородача кровоостанавливающего на различных элементах рельефа и типах почвогрунта. Место проведения наблюдений - стационарные и полустационарные площадки, репрезентативно отражающие экологотопологические условия, к которым разнотипные фитоценозы были наиболее адаптированы, преимущественно в степной и лесостепной зонах и полосе предгорий. Именно на этом пространстве бородач образует значительные площади сообществ, чередующихся с остатками первичных, целинных степей, используемых в качестве летних, позднелетних и частично зимних пастбищ. В основном это аграрные районы с развитым земледелием, овцеводством, скотоводством.

Были использованы экспедиционные, стационарные, в том числе экспериментальные, полустационарные и камеральные методы исследования и способы сравнительного анализа литературных и собственных материалов, включающих графические, математические и некоторые другие методы.

Использованы учетные площадки определенного размера (100 кв.м ( ар), 0.5, 0.25 кв.м) согласно требованиям методик, общепринятых в фитоценологии и почвоведении (Шалыт, 1960; Полевая геоботаника, 1964; Шенников, 1964; Методика…, 1972; Доспехов, 1973; Воронов, 1973; Миркин, Розенберг, 1978, 1989 и др.).

Растительность описывалась на площади (100 кв. м) с обозначением обилия видов по системе О. Друде. Показатели обилия: а) численность-общее число особей вида; б) проективное покрытие - площадь поверхности почвы, занятой надземными частями растений; в) особенности произрастания видов в сообществе; г) встречаемость вида. Учет обилия на стационарных площадках проводился весной и в период максимального роста и развития травостоя, а также в конце лета, или начале осени. Такой подход способствовал лучшему выявлению всех видов растений, в том числе ранневесенних эфемеров и эфемероидов и позднее-развивающихся компонентов, а также растений, хорошо заметных лишь в период генеративного развития (Лавренко, 1954). Флористическая насыщенность определялась на 0.25 кв.м в 20-ти кратной повторности, что способствовало установлению частоты встречаемости и одновременно – насыщенности данной учетной площади видами растений.

Учет продуктивности проводился на 0.5 кв.м – шестикратно. Надземная масса срезалась на высоте 2-3 см от поверхности почвы в сроки максимального роста травостоя или многократно - для определения динамики запаса фитомассы за вегетационный период. Срезанную с каждой площади массу взвешивали в сыром состоянии. Для пересчета сырой массы в воздушно-сухую, отбиралась проба скошенной травы по каждой площадке, весом в один килограмм с последующим высушиванием под навесом и взвешиванием вновь. Таким образом, были учтены сырая масса (подножный корм) и сухой вес (сено) и процент ее усушки. Учетные площадки (0.5 кв. м) размещались в систематическом порядке (Работнов, 1964).

Истинное покрытие – суммарная площадь оснований растений (%) определялась одновременно с учетом биологического урожая при срезе травостоя на уровне почвы в 6-ти кратной повторности. Скошенные пучки травы укладывались основаниями в одну сторону в прибор-станок, с шириной рамки 20 см, к двум вертикальным стойкам которого были прикреплены две мерные линейки, по которым определялась высота уложенной стопки травы.

Затем вычислялась площадь основания срезанного травостоя (Дзыбов, 1979).

Скошенные образцы (200 г, возд.-сух.) разбирались по ботаническим группам (злаки, бобовые, разнотравье) и компонентам, что является основой детальной, качественной оценки видового состава фитоценоза, роли в нем и соотношения отдельных компонентов: ценных кормовых, балластных, ядовитых засорителей шерсти и других вредных трав.

Вертикальный разрез снопа (по 10 см), его разбор на стебли, листья, соцветия и весовой анализ позволяют определить (при различных способах отчуждения) использование надземной массы на кормовые цели, а также ее противоэрозионную значимость.

Особенности почвенного покрова изучались закладкой специальных разрезов, представляющих собой четырехугольную яму с вертикальными стенками. Длина его 1,5 м, ширина около 80 см. Глубина разреза зависела от близости залегания материнских пород (Афанасьева, 1979). Почва зарисовывалась и давалась характеристика ее горизонтов. Затем брались почвенные образцы, помещались в мешочки и этикетировались, для определения структуры почвы, ее водопрочности и физико-механических свойств.

Корневые системы растений всех типов степей – первичных и вторичных, бородачевых, изучались путем взятия почвенной пробы - монолита размером 25х25х10 см, в числе 8 образцов, глубиной: 0-10 см –4 образца, 10- см – 4 образца, их отмывкой проточной водой на ситах размером ячеек 0. мм. Определяли объем и массу корней (Доспехов, 1977). Растительность картировалась на учетных площадках, размером 0.5 кв.м (n=10) (Полевая геоботаника, 1964). Экологическая оценка растительного покрова угодий дана по Л.Г.Раменскому (Экологическая оценка…, 1968).

В работе использованы архивные материалы СтавропольНИИгипрозем.

Латинские названия растений приведены по С.К.Черепанову (1995). Статистическая обработка данных выполнена по Б.А.Доспехову (1973).

В основу рекомендаций по возможной трансформации бородачевых и других вторичных типов сообществ в более оптимизированные, близкие к исходным степным целинам, положены данные долговременных стационарных экспериментов – метод агростепей (Дзыбов, 1996, 2001 и др.).

ГЛАВА 3. ЗОНАЛЬНЫЕ ТИПЫ СТЕПЕЙ

Степь – травянистая сухолюбивая растительность с преобладанием дернообразующих злаков – видов ковыля, келерии, типчака, житняка и ряда других. Различают степи полупустынные (полупустыня), настоящие, с доминированием дерновинных, чаще узколистных злаковых; луговые степи, в составе которых отмечается большое разнообразие видов бобовых и множество представителей других семейств – астровых, норичниковых, яснотковых, гвоздичных, розоцветных, крестоцветных, зонтичных, лилейных и т.д.

По сходству эколого-биологических свойств растений нашим степям соответствуют: прерии Северной Америки, венгерские пушты, пампасы Южной Америки (Аргентина, Уругвай), тусовки Новой Зеландии.

Сходны общие и многие частные проблемы изучения, хозяйственного использования, охраны и воспроизводства степных ресурсов, обусловленное по большей части жесткими экологическими условиями – засушливостью климата, экстремальным солевым режимом почв (чаще черноземов, каштановых, супесчаных и им подобных подтипов), хрупкостью самих экосистем, сезонностью вегетации – отрастания, в том числе и наличием внутрисезонного летнего покоя большинства злаковых трав, формирующих основу пастбищного корма и сена на 70-80 %.

Исследователи расходятся в определении понятия «полупустыня» или семиаридной ландшафтной зоны. Однако большинство из них едино во мнении, что она - область минимума осадков, максимума тепла и сухости среды, отличается от пустыни меньшей экстремальностью по этим показателям. При этом само явление опустынивания представляется как совокупность физико-географических и антропогенных процессов, способствующим разрушению форм органической жизни, приводящему к снижению природно-экономического потенциала территории вследствие возникновения примитивных по составу и сложению вырождающихся группировок растений, например однолетниковых сообществ - эфемеров: Анизанты кровельной, Бассии очитковидной, Бурачка туркестанского, Костра японского, Люцерны маленькой, Эбелека песчаного, и других, среди которых много засорителей шерсти овец и практически нет кормозначимых. То есть, исходная зональная растительность, насыщенная большим разнообразием видов растений многолетников, перерождается вследствие перемен условий существования, в менее ценные с почвозащитной и хозяйственной точек зрения, малолетниковые угодья.

Эти отрицательные перемены в полупустыне восточного Ставрополья произошли еще в доагрикультурный период – около 5-7 тысяч лет тому назад и были вызваны зародившимся в ту пору на степном пространстве кочевым отарным овцеводством, стадным скотоводством и табунным коневодством. Экологическая ситуация в регионе Западного Прикаспия усугублялась неустойчивостью почвенного субстрата, песчаных и супесчаных отложений древнего Каспийского моря – уровень которого никогда не становился стабильным – море то наступало к подножию Ставропольской возвышенности, то отступало, не давая сформироваться степной растительности, почвам и прочной дернине неограниченно долго (Дзыбов, 1988, 1989).

По данным наших исследований (Дзыбов, Власова, Лапенко, 1996) в зоне полупустыни основную часть флоры составляют терофиты – однолетники и двулетники – свидетельство существующей открытости и нарушенности данной экосистемы. Среди терофитов наибольшую встречаемость, равную 50-100% имеют злаки – Анизанта кровельная, Костер японский, К.раскидистый, Мортук восточный и некоторые другие.

Бобовые представлены чаще, нередко образуя сплошной покров, такими видами-сорняками, как: Клевер пашенный, Люцерна маленькая. Из разнотравья – Бассия очитковая, Горец птичий, Гулявник Софии, Костенец зонтичный, Лебеда татарская, Марь белая, Незабудка мелкоцветковая, Солянка чумная (Курай), Эбелек песчаный.

Из сорных многолетников, обилие которых - следствие длительной перегрузки угодий, следует отметить такие, как: Верблюжья колючка из семейства бобовых, хорошо известный многим злак – Пырей ползучий, разнотравный вид – Молочай Сегье. Такие, или близкие к ним типы вторичных травостоев встречаются близ населенных пунктов в Ногайской степи: Махмуд-Мектеб, Тукуй-Мектеб, Каясула, Каратюбе, Ачикулак, Камыш-Бурун, Зимняя Ставка, Величаевское, Кочубей, Арбали, Максимокумское, Турксад, Садовое, Чограйское и ряда других - по восточной границе Ставропольского края.

На пастбищах, не испытавших предельной нагрузки (2-3 усл. гол/га) в травостое мозаик полупустыни, основная роль принадлежит зональным видам флоры - многолетникам.

Келерия стройная (тонконог) К.сарептский Бобовые представлены крайне редко и не играют сколь-нибудь заметной роли источников протеина – нажировочной части корма: Астрагал длиннолистный, Вика мохнатая, Лядвенец кавказский, Л.тонкий, Люцерна голубая, Солодка голая.

Вместе с тем в структуре менее сомкнутых сообществ (проективное покрытие 40-50%) главенствующая роль принадлежит многолетникам: Житняку пустынному, Келерии стройной, Полыни таврической, Типчаку валлисскому. Особенностью же вторичных, деградированных травостоев является отсутствие системного чередования комплексов полупустыни: степныхзлаковых, пустынных-полынно-кохиевых.

Другая черта этих, серийно - пасквальных (сбитых) угодий – сочетание в границах одной ассоциации диффузно произрастающих сорных многолетников и терофитов: Бассии очитковой, Бурачка туркестанского, Верблюжьей колючки, Мортука восточного, М.пшеничного, Тысячелистника Биберштейна, Эбелека песчаного и некоторых других. Разреженность растительности – характерная особенность полупустынных экосистем. Проективное покрытие в этой зоне колеблется существенно: 1) для сильно сбитых – до 10средне сбитых - 20-40 %; 3) слабо сбитых - 40-50(60) %.

В.Г.Танфильев (1977), ссылаясь на данные начала ХХ века, отмечал, что урожайность сенокосов песчаных полупустынь равнялась 8-12 ц/га сена.

Пастбища же давали в это время 4ц/га. Позже урожай сырой массы равнялся лишь 14-26 ц (Пономарчук, 1968; Дмитриева, Игловиков, Конюшков, 1982).

В.Г.Танфильев, в упомянутой выше работе указывал, что песчаные пастбища Наурского района (Чечня) давали 15 ц/га сырой, или 5 ц/га сухой массы, причем поедалось животными только одна третья часть ее.

В фитоценотическом отношении полупустынные ассоциации – злаковые, полынные и переходного типа – полынно-злаковые по материалам наших описаний трансформировались, как правило, в пасквально-бурьянистые или однолетниково-сорные группировки. В этой зоне типичная ее растительность, длительно подвергающаяся пастбищному давлению, не переходит в сплошные бородачевые степи. Фрагменты последней появляются лишь изредка в блюдцевидных понижениях при поднятии грунтовых вод, большей частью вследствие неумеренного орошения близлежащих массивов пашни.

Относительное обилие целинных и сорно-пастбищных растений полупустыни рассмотрим на основе данных полевых геоботанических описаний учетных площадей 100 кв.м (табл.1).

Относительное обилие целинных и сорных растений на 100кв.м в полупустыне (восточнее с.Ага-Батыр Курского района) Астрагал длиннолистный Клевер пашенный Гониолимон татарский Бурачок туркестанский Бальная оценка обилия по А.П.Шенникову (1964):

1- единично (очень мало); 2- редко (мало); 3 – изредка; 4 – разбросано (довольно много); 5 – рассеяно (много); 6 – обильно (очень много).

В зависимости от степени нарушенности травостоя, количество видов колебалось от 10 – на перегруженных овцами пастбищах, до 50 – в менее тронутых дигрессивными процессами целинах. В целом же, в 26 пунктах учета произрастало 245 видов, что составляет 85-90 % от общего числа в низкотравных, открытых экосистемах данной зоны.

Несмотря на известную условность разделения видов флоры на целинные и сорные, следует признать, что именно эти две группы растений, при определенном уровне обилия каждого из компонентов, обусловливают физиономичность (внешний вид), структуру, продуктивность, качество корма, устойчивость к экзогенным факторам влияния и ряд других, ценотически и хозяйственно-значимых признаков сообщества.

Данные таблицы 1 иллюстрируют состав наиболее распространенных ценопопуляций видов относительно стабильных и существенно нарушенных полупустынных экосистем.

С целью выявления частоты встречаемости целинных исходных компонентов полупустынной растительности близ барханного массива ЯманКую (с. Рощино, Курский район) на границе с Дагестанской республикой, были проведены учеты в шести пунктах. Площадки размером 0.25 кв.м в 10кратной повторности размещались в систематическом порядке. Полученные при этом данные существенно дополняют ранее приведенные сведения о двух ценотически и хозяйственно-важных группах растений.

Среди учтенных видов пять (26.3 %) - характерные для эталонных целин растения. Встречаемость их значительно колебалась – от 10 до 67: Дубровник белый (25 %), Ирис низкий (Степные петушки) (17), Ковыль красивейший (67), Осока узколистная (15), Типчак скальный (10 %). Остальные видов (73.7 %) оказались характерными видами нарушенных местообитаний (табл.2).

Виды, присущие ненарушенным или слабоизмененным внешними факторами местообитаниям почти в три раза менее разнообразны, чем пастбищные сорняки. В то время как средневзвешенная частота встречаемости первой группы составляет 26.8, вторая превышает этот показатель существенно и равен 46.6 %.

Встречаемость растений нарушенных экотопов в полупустыне Западного Прикаспия (с. Рощино) Мятлик луковичный Тысячелистник Биберштейна В соответствии с составом флоры сформировались и в течение последних 150-200 лет функционируют основные типы растительных сообществ полупустыни. Анализ наиболее распространенных ассоциаций позволяет разделить их на три вполне обоснованные группы: 1)состоящие из эксплерентов или пасквальных малолетников – их 11 (42.3 %); 2)фитоценозы, сложенные из зональных (целинных) видов и сорных – 12 (46.2 %);

3)Сообщества из целинных многолетников 3 (11.5 %).

Полученные данные – основа для разработки научно обоснованной стратегии восстановления различными способами естественного потенциала полупустынных экосистем, исключающая или сводящая к минимуму возможные ошибки в программах работ по борьбе с опустыниванием. Сообщества, сложенные на 80 и более процентов из эфемеров и сорных многолетников, не перспективны ни в экологическом, ни в хозяйственном отношении.

Анализ жизненных форм ценопопуляций по Раункиеру показал (рис.3), что сообщества полупустыни сложены в основном терофитами (малолетниками) и гемикриптофитами, составляющими вместе 91.5 % от общего числа видов, отмеченных в описании. Позиции терофитов, отмирающих ежегодно и возобновляющихся каждый сезон, благодаря почвенному банку семян, подтверждает принадлежность местообитаний к семиаридной (полупустынной) зоне. Эти же данные углубляют наши представления о биологическом спектре ценозов и выводы сделанные выше – о значительном обилии эксплерентов.

Экологически и хозяйственно значимый период роста и развития терофитов в Западном Прикаспии составляет около трех месяцев (март-май), когда они, благодаря высокому обилию и зимнему запасу влаги в почве, продуцируют наибольшую фитомассу и банк семян. Причем в кормовом отношении некоторые виды играют положительную роль и позже (Марь белая, Лебеда татарская, Горец птичий).

Изучение корневых систем травяных биогеоценозов способствует более полному пониманию экологической значимости отдельных жизненных форм растений в сообществах, характеризует почвозащитную функцию их в различные периоды их жизни в году, что подтверждается большим числом пуб ликаций на данную тему в других регионах России (Шалыт, 1960; Якушев, 1970; Красильников, 1983 и др.).

Спектр корневых систем полупустыни, представленный на рисунке 4, однозначно показывает достоверное преобладание группы стержнекорневых видов более чем в пять раз над степными дерновинными и корневищными злаками, что вероятнее всего является следствием ослабления позиции последних под влиянием антропогенного (пастбищного) стресса. Роль же корнеотпрысковых и луковичных геофитов ничтожно мала. Суммарная масса и объем всех корневых систем в дерновом горизонте, при послойном учете через 0-10 и 10-20 см, показал, что в конце апреля – первой половине мая, когда завершается период активной вегетации и развития большинства видов растений, в подземной сфере накапливается более 6000 г/кв.м сырой массы корней, в том числе около 1000 г/кв.м – в слое 10-20 см.

Аналогичные показатели получены и по объему корневых систем. Воздушно-сухой вес корней (влажность 16 %) в слое 0-20 см равнялся г/кв.м, в том числе в 0-10 см -1952 (88 %), 10-20 см -272 (12 %).

Рисунок 3. Спектры жизненных форм по Раункиеру (а) и экобиоморф (б) видов растений полупустыни (%):

ГК-гемикриптофиты, К-криптофиты, Т-терофиты, Х-хамефиты, КС-ксерофиты, МК-мезоксерофиты, КМ-ксеромезофиты, М-мезофиты, HgM-гигромезофиты, MHg-мезогигрофиты Рисунок 4. Корневые системы полупустынных сообществ      а) спектр (СТК-стержнекорневые; К-корневищные; Д-дерновинные;

Коп-корнеотпрысковые; Л-луковичные);

Биологический урожай полупустыни варьировал в широких пределах.

Так, в полосе высоких песчаных гряд (урочище Яман-Кую, Азамат), где в силу удаленности от овцеводческих ферм, выпас был очень слаб или вовсе не практиковался, выход биомассы с 1гектара равнялся 8.7 ц сена, основная часть которого состояла из Овсяницы ложнодолматской. Вблизи пос. Рощино злаковая ассоциация с доминантами из Ковыля Лессинга и перистого, имела урожайность 10.5 ц/га воздушно-сухой массы, а в окрестностях с.АгаБатыр сообщество из Мятлика луковичного, Полыни таврической и группы однолетников – 15.5 ц/га. Эти данные были получены при срезе травостоя на высоте 0-1 см от поверхности почвы. При срезе же на высоте 10 см (сенокосная урожайность), продуктивность уменьшалась почти на 50 % (Дзыбов, Танфильев, 1984).

В целях рационального использования растительности полупустыни, замедления эрозионных процессов в травостое необходимо строгое регулирование нагрузки овцепоголовья на пастбищах. Оно предполагает объективное знание динамики подножного корма в течение периода активной вегетации растений. Отсутствие таких данных – причина стихийной организации пастбищного хозяйства и дальнейшего расширения площади полупустыни. Поэтому, в программе комплексных исследований было предусмотрено определение динамики нарастания фитомассы полупустыни (рис.5).

Как видно из приведенных данных, биопродуктивность фитоценоза к концу апреля оказалась незначительной в 1976 г., что, по-видимому, было обусловлено сильной весенней засухой. Нарастание фитомассы позже – в мае в том же году более чем в 2 раза отставала от темпов вегетации в апреле. В последующие годы наблюдения выход растительности в мае превышал аналогичные показатели в апреле. В целом же динамика основного запаса фитомассы существенно варьирует по годам - адекватно резким переменам климатических параметров в этой зоне.

Примером однозначно благоприятного для роста и развития травяных ценопопуляций полупустыни был 1977 г., характеризовавшийся ранней, теплой и влажной весной. В этот год многие пастбища, оперативно переведенные в сенокосные угодья, дали до 27 ц/га сена высокого качества, состоявшего на 80 % из злака-эфемероида Мятлика луковичного. Заметные различия в показателях нарастания в высоту компонентов сообщества подтверждают, отмеченный выше контраст данных двух лет – засушливого (1976) и нормального по условиям влагообеспеченности и тепла (1977) в отношении травостоя (табл. 3).

В динамике отрастания отавы были отмечены различия по годам учета.

Так, в засушливом 1976 г., после укоса основной массы травостоя в конце апреля, к началу июня отросло лишь 10.9 (±0.79), тогда как в 1977 году: в июне 29.2 (±5.7), июле – 59.3 (±8.5), августе – 76.4 (±22.2) г/кв.м воздушно сухой массы.

Отмершие части полупустынных растений, образующие на поверхности почвы тонкий, так называемый степной войлок, играет важную роль, будучи источником органического вещества для биогенных процессов в экотопе. В среднем, за четыре года наблюдений, в третьей декаде апреля, мертвая фитомасса составляла 163.8 г/кв.м, причем в засушливом 1976 г.ее запасы в это время равнялись 246.5 (±126.7) г/кв.м, в 1977-1979г.г. показатели не столь заметно колебались: соответственно -128.8 (±52.8), 112.6 (±23.0), 167. (±47.9) г/кв.м. Превышение в 1.5 раза среднего показателя массы отмерших частей растений в засушливом в 1976 году вероятнее всего связано с замедлением процессов их гумификации в условиях крайнего дефицита влаги на поверхности почвы – приземном слое атмосферы.

возд.-сух.

Рисунок 5. Динамика биологического урожая в апреле-мае (а) и его структура (б) в полупустыне (с. Левокумское) Высота (см) растений в асс. Осока узколистная + Кохия простертая + Верблюжья колючка в экстремальный (1976) и оптимальный лосый Таким образом, биомасса исследованной ассоциации в подземной (в слое 0-20 см) и надземной сферах с учетом отавы в июне и отмершими частями, в нормальный по влагообеспеченности год, может равняться 1400- г/кв.м воздушно-сухой массы. Скорость ее минерализации зависит от ряда факторов: типа хозяйственного использования угодья – при выпасе животных она ускоряется и почти вся остается на месте, при сенокошении и в засуху замедляется.

Сухие степи расположены к западу от полупустыни (рис.21). В пределах Ставропольского края эта зона включает административные районы: Арзгирский, Ипатовкий, Апанасенковский, Туркменский, Красногвардейский, Буденовский и некоторые другие, далее на север переходит в пределы республики Калмыкия и Ростовской области, где преимущественно приурочены к черноземным и отчасти каштановым почвам (Дзыбов, Танфильев, 1984).

Гипсометрически формация сухой степи тяготеет к высотам 70-200 (220) м над ур.моря. Редкая сеть небольших рек и ручьев (Калаус, Айгурка, Мокрая Буйвола, Томузловка и другие), часто пересыхающих в середине лета, не оказывает существенного положительного влияния на экосистемы. Это – зона сухого земледелия, распаханная к 1995 году на 60-70 %, но в отдельных районах сохранившая местами массивы целин, площадью до 1000-1700 га, используемых по большей части в качестве пастбищ для овец. Чаще эти угодья уцелели от плуга благодаря пересеченности рельефа, солонцеватости почв или размещению на крупных холмах и курганах.

Важнейшими экзогенными факторами, оказывающими дестабилизирующее влияние на флору и растительность сухих степей, являются: 1) земледелие, сокращающее ареалы видов и естественных экосистем; 2) пастбищное хозяйство, обусловливающее при нагрузке в две-три усл.гол/га дигрессивные процессы; 3) орошение, вызывающее из-за грунтовой фильтрации перестройку зонального спектра экоморф флоры и ассоциаций.

Анализ флоры и растительности сухих степей основан на материалах полустационарного и экспедиционного изучения 43 пунктов в указанных выше районах края. Программа работ включала наблюдения в основных типах сообществ: 1) условно принимаемых за эталонные; 2) находящихся на различных стадиях дигрессии. Для первого типа растительности характерна сохранность основного ядра зональной флоры, для второго – смена целинных компонентов на многолетние виды, устойчивые к перегрузкам, и - сорным одно-и двулетникам. Из данных полевых описаний учетных площадок следует, что в формировании сухостепных фитоценозов принимает участие вид высших растений. Насыщенность 100 кв.м при этом колеблется от (прифермские пастбища) до 53 (огороженный сенокос). В таблице 4 приведены данные обилия и встречаемости наиболее характерных видов целин с относительно высокой флористической полнотой.

Такие виды, как Ковыль красивейший, К.украинский и некоторые другие сухостепные эдификаторы стали редкими, вследствие того, что первые земледельцы, а позже и коллективные хозяйства в процессе поднятия целины, распахивали ковыльные сообщества, под которыми почвы были наиболее плодородными. Поэтому в современной сухой степи ценозообразователями чаще выступают виды родов Келерия, Типчак и некоторых других, но уже не ковыли, окончательно внесенные в «Красные книги» (Красная книга, 2002).

Обилие и встречаемость зональных видов растений сухой степи, Сообщества, в которых преобладают дерновинные злаки и сопутствующие им другие целинные виды, часто включают редкие и исчезающие растения. Последние сохраняются также в своеобразных рефугиумах (убежищах) – крутосклонных балках, как это имеет место в сухих степях восточнее с. Арзгир, где в 1978-1981г.г. впервые были найдены хорошо развитые особи редкого вида – Астрагала Хеннинга (Дубовик, Дзыбов, 1990).

Как и в полупустыне, обилие и частота встречаемости видов дигрессивного ряда значительны (табл.5).

Средневзвешенная частота встречаемости ценопопуляций зональных ассоциаций равна 30, компоненты группировок дигрессивного ряда имеют показатель, равный 39 %.

Прогностически следует ожидать, что и в дальнейшем возможно продолжение сукцессионных процессов с увеличением обилия сорных видов растений и постоянных ингредиентов-однолетников (Вероника весенняя, Песчанка тимьянолистная, Пахучка полевая и др.), если не будет ослаблена пастбищная нагрузка на сухостепные экосистемы.

Обилие и встречаемость видов растений вторичных, дигрессивных группировок, в сухой степи между селами Кендже-Кулак и Кучерла При этом в условиях расширения ареала дигрессивных сорнопастбищных группировок, численность сорных видов может существенно увеличиться, за счет экспансии менее обильных и реже встречающихся пастбищных сорняков.

Из 43 описанных ассоциаций сухой степи лишь 9 (21 %) сложены дерновинными злаками и целинными видами разнотравья. Подавляющая же часть сообществ состоит как из зональных, так и сорных компонентов. Проективное покрытие – важный противоэрозионный признак травяных формаций, колеблется значительно – от 10 (п.33) до 90-100 %. На комплексах солонцов и каштановых почв в Приманычье часто формируются асс. Полынь Лерха + Типчак валлисский + Ковыль Лессинга. Иногда Полынь Лерха на солонцовых пятнах заменяется другими видами – Полынью таврической, П.сантолинной, П.австрийской. Аналогичные сообщества в виде комплексов с нечеткими границами, распространены вдоль рек – Калауса, Айгурки и балок, дренирующих Приманычье «…возможная причина приуроченности комплексов к более низким местам – это появление здесь соленосных материнских пород» (Дзыбов, Танфильев, 1984, с.51). Кроме отмеченных выше видов на комплексах в Туркменском районе обычны: Костер японский, Молочай Сегье, Мятлик луковичный, Полынь веничная, Росичка малая, Трагус кистевидный, Чабрец Маршалла, Эбелек песчаный.

Большие площади целин с доминантами из Келерии стройной, Типчака валлисского с содоминантами из Ковыля волосовидного, К.украинского и некоторых других сохранились в Ипатовском районе (села: Октябрьское, Софиевка, Б.Барханчак, М.Барханчак, Брянск, Сов.Руно, Ульяновский) эта степь имеет насыщенность, равную 35(40) видам на 100 кв.м, проективное покрытие 80-85 %, двухярусное сложение. Однако нередки и вторичные ассоциации с доминантом из Бородача кровоостанавливающего (Дзыбов, 1984).

Из исследованных 43 ассоциаций сухой степи 19(44 %) одноярусны, 8(19 %) не имеют ясно выраженного разграничения на вертикальные пологи, остальные 16(37%) двухярусны. Высота верхнего яруса, где сосредоточена большая часть соцветий и семян, колеблется от 40 до 60 см, тогда как основной (приземный) полог из вегетативных и частично генеративных органов, имеет высоту 10-30 см.

Спектры жизненных форм растений сухой степи по Раункиеру, представленные на рис.6а, показывают достоверное преобладание во флоре (89. %) двух групп – терофитов и гемикриптофитов. При этом, как нам представляется сохранность малолетниками активной позиции в данной формации, их континуальный характер ареала с востока – зоны полупустыни, искусственно поддерживается плотной пастбищной нагрузкой, равной двум-трем усл.

гол./га, вместо 0.5-0.7 – предельно возможной для современного состояния угодий.

Вместе с тем, выявлена тенденция к снижению участия терофитов при переходе от полупустыни в сухую степь на 8.7 %, при одновременном возрастании численности гемикриптофитов на 6.5 %. Эти факты, по-видимому, функционально связаны с относительным увеличением влажности во второй зоне и превышением проективного покрытия поверхности почвы, в среднем, на 8.9 %. Более высокая упаковка экологических ниш гемикриптофитами и снижение степени освещенности поверхности экотопа проекцией надземных частей растений, обусловливают частичную закрытость ценоячеек сухостеп ных ассоциаций для ряда малолетних растений. В целом состав терофитов тот же, что и в предыдущей, полупустынной зоне.

Как и в полупустыне роль хамефитов и криптофитов в сухой степи незначительна (Рис.6б), но в спектре, также в небольшом количестве появляются фанерофиты (Крушина Палласа, Шиповник собачий, Ш.колючейший, Паслен сладко-горький).

В спектре экобиоморфологических групп ценопопуляций различия не столь заметны, лишь отмечено некоторое снижение доли ксерофитов, по сравнению с полупустынной зоной. Малым числом представлена группа гелиофитов (Шалфей поникший, Осока светлая).

Существенным является высокое сходство спектра экоморф – мезоксерофитов и ксеромезофитов в обеих субаридных зонах.

Рисунок 6. Спектры жизненных форм по Раункиеру (а) и экобиоморф (б) видов растений сухой степи (%):

ГК-гемикриптофиты, К-криптофиты, Т-терофиты, Х-хамефиты, Ф-фанерофиты, КС-ксерофиты, МК-мезоксерофиты, КМ-ксеромезофиты, М-мезофиты, HgM-гигромезофиты, MHg-мезогигрофиты, Гелиоф-гелиофиты  Луковичные большей частью представлены подлежащими охране эфемеродными геофитами (Бельвалия сарматская, Птицемлечник понтийский, Тюльпан Бибершьейна, Т.Геснера) и рядом других, но по обилию в ценозе они не играют сколь-нибудь заметной роли. Эти растения не поедаемы животными, их редкость, по-видимому, связана с биологией, частичным выбиванием копытами из сообществ при пастбищных перегрузках, а в последнее десятилетие – общим сокращением ареалов из-за распашки целин и частичного подтопления почв. В урочищах, значительно удаленных от населенных пунктов, эти виды не становятся объектами массового истребления населением.

Вес корневых систем в слое 0-20 см в полтора и более раза превышает показатели полупустыни, аналогичны и данные по объему корней (Рис.7 б, в). В процессе сушки на воздухе корневые системы теряют 35-37 % влаги.

Воздушно-сухая масса корней в слое 0-20 см равняется 3480 г/кв.м, в том числе: в 0-10 см 2960 (85 %), 10-20 см – 520 г/кв.м (15 %). Разность в массе корневых систем для пунктов наблюдений двух субаридных зон составляет 1256 г/кв.м, или их накапливается под сухими степями на 36 % больше, чем в полупустыне.

Однако, несмотря на то, что в обоих типах растительности доминантом был Типчак валлисский, общая корненасыщенность дернового горизонта могла быть обусловлена другими факторами – составом и обилием содоминантов, уровнем увлажнения, антропогенным воздействием и другими. Эти материалы, полученные впервые, могут быть положены в основу мониторинга сухостепных экосистем, в целях предотвращения их ухудшения до флороценотических параметров, свойственных полупустынной зоне.

Динамика биологического урожая и ее структура определялись в центральной части зоны сухих степей - в период активной вегетации и развития большинства видов флоры с апреля по май включительно в течение трех лет (рис.8а).

            Рисунок 7. Корневые системы сухостепных сообществ а) спектр (СТК-стержнекорневые; К-корневищные; Д-дерновинные;

Коп-корнеотпрысковые; Л-луковичные);

Полученные материалы показывают заметные различия в динамике основного запаса биомассы по годам наблюдений, из которых 1976 год, как было отмечено выше, был весьма засушливым, что, вероятно, и снизило темпы ее накопления в апреле-мае. Наиболее оптимальным для роста и развития растений сухостепной зоны, как это уже известно, был 1977 год – и в апреле, и в мае этого года отмечалось максимальное увеличение урожайности степи.

В этом аспекте показатели динамики биомассы в 1978 году занимают промежуточное положение.

Засуха существенно снижает выход надземной фитомассы, о чем свидетельствуют данные ее учета в пункте к западу от города Благодарный Ставропольского края. Так, 3.06.1976 года биологический урожай степи составил 76 г/кв.м воздушно-сухой массы, тогда как в последующие, нормальные по условиям увлажнения годы – 1977 и 1978 гг. она равнялась, соответственно, 194.1 и 208.6 г/кв.м. Данные урожайности по годам могут определяюще и прогностически повлиять на регулирование овцепоголовья в хозяйствах сухостепной зоны, то есть, являются экономической категорией, о чем свидетельствуют также данные исследования и других авторов (Монокрович, 1982 и др.). Спектр корневых систем флоры сухих степей (рис.7а), в целом сходно с аналогичными показателями полупустыни: преобладают стержнекорневые виды, которых в пять раз больше корневищных.

Дерновинных злаков в семь раз меньше первых, некоторые из которых однако, благодаря частому доминированию продолжают играть эдификаторную роль в экологических нишах. Это Келерия стройная, Ковыли – красивейший, перистый, украинский и некоторые другие виды. Из корнеотпрысковых, принимающих существенное участие в формировании дернового горизонта почвы, заслуживает внимания Вьюнок полевой, Вязель пестрый, Полынь австрийская. Опад, накопленный в год, предшествующий сезону наблюдений, имел наибольший вес в апреле и во все годы учета его масса снижалась к концу мая – первая декада июня – времени начала поступления в возд.-сух.

Рисунок 8. Динамика биологического урожая в апреле-мае (а) и его структура (б) в зоне сухих степей             (с. Чур, Туркменский район) Структура полной надземной фитомассы (рис.8б) по месяцам характеризуется следующим образом: в апреле на долю основного запаса приходится 236.9 г/кв.м (63%), опада – 139.4 (37 %); в июне основного запаса = 238.6 (53 %), опада – 208.1 (47 %).

Анализ динамики накопления и гумификации степной ветоши и подстилки показал, что эти процессы напрямую связаны с тепло- и влагообеспеченностью первой половины вегетационного периода (апрель-июнь).

Динамика урожайности надземной фитомассы в зоне сухих степей (с. Петропавловское, Арзгирский район), г/кв.м возд.-сух.

В другом пункте зоны сухих степей, значительно удаленном на восток в сторону полупустыни, получены несколько иные результаты определения динамики надземной массы растений (табл.6). Завершение периода активной вегетации в более ранние сроки, ускорил процесс пополнения опада предыдущего года за счет отмерших частей текущего сезона, что наиболее заметно по данным наблюдения в мае.

В целях получения большей информации о биопродуктивности сухих степей изучалась и динамика отрастания отавы. Учеты показали весьма слабую отавность ценозов с конца апреля до второй декады июля.

Так, по данным, полученным близ с. Петропавловское Арзгирского района с 29 апреля по 2 июня 1976 года отросло лишь 8.4 (±1.8) г/кв.м воздушно-сухой массы. В благоприятном, 1977 году, с 27 апреля по 8 июня этот показатель был почти в 10 раз больше – 82.1 (±15.9), а в течение 37 дней – с июня по 14 июля 1977г. – 16.9 (±9.7) г/кв.м. Помимо указанных выше факторов на скорость отрастания и величину отавы, существенно влияет и летний покой злаков.

Разнотравно-дерновиннозлаковые степи Травостой данного подтипа степи занимает территорию, непосредственно прилегающую со всех румбов к центральному сводовому поднятию – Ставропольской возвышенности на гипсометрических отметках 200- (600) м над ур.моря. На север – северо-запад переходит в Приазовье, на запад – в Закубанскую степную равнину, на юг, без пространственной дизъюнкции – в предгорья северного макросклона Большого Кавказа. В пределах этой степи расположены районы: Петровский, Грачевский, часть Шпаковского, Андроповский, Кочубеевский, Новоалександровский, Изобильненский, часть Минераловодского, Георгиевский и некоторые другие.

Разнотравно-дерновиннозлаковые степи приурочены к обыкновенным и типичным черноземам, мощность которых варьирует в пределах от 40 до см, а содержание гумуса достигает 3.5-4.0 %. В пределах Ставропольского края значительные массивы этой степи – до 500-1000 и более гектаров сохранились в западных районах, близ населенных пунктов: Каменнобродская, Сенгилеевское, Рыздвяный, Новый Янкуль, Новый Бешпагир, Извещательный (склоны горы Недреманной) и в ряде других мест.

Экологическими факторами, существенно влияющими на растительный покров зоны, являются: 1) земледелие, освоившее степи на 60-80%, расчленившее ее на отдельные массивы; 2) пересеченность рельефа с перепадом высот в 200-300 м в непосредственной близости от Ставропольского поднятия; 3) систематическое проявление ветровой эрозии в двух мощных ветровых коридорах – Армавирском и Черкесском; 4) пастьба крупного рогатого скота и овец, вызывающая ускоренную смену зональных ассоциаций на разнообразные по составу, структуре и хозяйственной ценности группировки дигрессивного ряда, включая бородачевые степи (Дзыбов, 1988).

Полустационарные наблюдения и экспедиционные обследования пунктов данной зоны выявили 377 видов растений. Флористическая насыщенность высших растений на площади 100 кв.м колеблется существенно – от 11 на эродированном угодье до 96 – среди травостоя сенокосного типа.

Наиболее обильные и часто встречающиеся в ценозах зональные виды растений, приведены в таблице 7, из которой видно, что в исследуемой формации дерновинные злаки как создатели сообществ, представлены ограниченным числом видов, и, благодаря высокому обилию и частой встречаемости, они сохраняют свою эдификаторную роль. Среди наиболее обильных компонентов сообщества на долю злаков приходится 16 %, представителей других семейств - 84, в том числе, на группу бобовых – 19 %.

Оценивая две важные характеристики видов – обилие и встречаемость со многих точек зрения (роли в ценозе, хозяйственной значимости и т.д.), более показательным признаком следует считать обилие. Вид может иметь встречаемость, равную 50-70 %, но представлен в сообществе единичными особями, и не оказывать особой роли на процесс сживания ценопопуляции и функционирования микрогруппировок, влиять на конкурентную ситуацию. В анализируемой формации к таковым можно отнести Бурачок чашечный, Душевка полевая, Лук круглый и некоторые другие.

В зоне разнотравно-дерновиннозлаковой степи выявлено относительное снижение видового разнообразия, обилия и встречаемости сегетальных сорняков, присущих нарушенным экотопам (табл.8). Так, средневзвешенный показатель встречаемости целинных многолетников несколько больше аналогичной характеристики сорных и полусорных ценопопуляций, соответственно, - 47 и 42.

Смена позиций двух важных биологических групп степной флоры позволяет отнести данную зону к переходной между сухими и луговыми степями.

Обилие и встречаемость зональных видов флоры в разнотравнодерновиннозлаковой степи 10х10м, п= Лапчатка железистолистная Тысячелистник щетинистый Это, на наш взгляд, связано с общим увеличением влажности, видовой насыщенности конкурентно мощными многолетниками и, как следствие, этого – относительным повышением полночленности ценозов, их большей закрытостью, препятствующей проникновению в экониши однолетниковингредиентов.

Другая особенность зоны – расширение ареала злаков с высокой энергией вегетативного размножения – Бородача кровоостанавливающего, Мятлика узколистного, Пырея ползучего. Наиболее характерны холмистые ландшафты, покрытые бородачевыми сообществами на Приянкульских и Бешпагирских высотах, западных склонах Ставропольской возвышенности, на террасах левых притоков Кубани – Мал. и Бол.Зеленчуков (Дубовая балка, Филимоновская, Староизобильное, Бешпагир, Спицевка, Красное, Северное, Пелагиада, Хабез, Адыге-Хабль, Баралки, Спарта, Эрсакон).

Обилие и встречаемость видов растений вторичных, дигрессивных группировок в зоне разнотравно-дерновиннозлаковой степи (100кв.м, Амброзия полыннолистная Бородач кровоостанавливающий Зверобой продырявленный Лапчатка серебристая Одуванчик обыкновенный Песчанка тимянолистная Подмаренник спутанный Подорожник ланцетолистный Синеголовник полевой Тысячелистник благородный Цикорий обыкновенный Ярутка пронзеннолистная Как наиболее типичные анализируются 27 ассоциаций зоны разнотравно-дерновиннозлаковых степей. Большая часть их – 16 (59 %) претерпела существенные изменения вследствие пастбищной дигрессии. В составе доминантов, как правило, один вид характерен для нарушенных экотопов. Все доминанты в 10 описаниях (41 %) – представители зональной флоры. Проективное покрытие во второй группе ассоциаций на 24 % выше, чем в первой.

Эти материалы, показывая с качественной стороны современный фитоценотический спектр данной зоны, могут служить основой программы реконструкции выродившихся сообществ, восстановления их естественного кормового и почвозащитного потенциала.

При переходе из сухой степи в разнотравно-дерновиннозлаковую существенное изменение претерпевает и структура жизненных форм по Раункиеру (рис.9а): почти на 16 % сокращается участие терофитов в ценозах, а доля гемикриптофитов, наоборот, возрастает на 14 %. Присутствие хамефитов и криптофитов приблизительно такое же, как и в зоне сухих степей.

Среди гемикриптофитов высокую константность в сообществах имеют такие виоленты-силовики, как Келерия стройная, Колокольчик высокий, Кострец береговой, Тысячелистник благородный, Т.щетинистый. Группа эксплерентов, в отношении экологических ресурсов довольствующихся свободными нишами между виолентами и патиентами, большей частью состоит из терофитов (Клевер пашенный, Люцерна маленькая, Песчанка тимьянолистная и другие).

Флора разнотравно-дерновиннозлаковых степей представлена тем же спектром экобиоморф, что и в сухих степях, но с существенными различиями параметров (рис.9б): уменьшается доля мезоксерофитов, возрастает участие в ценозах ксеромезофитов и особенно – мезофитов – с 13.4 до 20.6 %, соответственно, на 7.5 % уменьшается доля ксерофитов.

Особенность спектра корневых систем растений исследуемой формации (рис.10а) – в достоверном увеличении корневищных компонентов сообществ. Так, если в сухой степи на их долю приходится 14.4 %, то в разнотравно-дерновиннозлаковой степи – 24.7 %, т.е. больше в 1.7 раза. По остальным структурным группам корневых систем различия не столь существенны. Особенностью веса и объема подземных органов, по сравнению с сухими степями (рис.10б,в), является меньшая загруженность ими слоя 0-10 см, что вероятно, связано с более интенсивным разрастанием корней в условиях дефицита влаги в сухостепных экотопах. Общая же масса и объем корневых систем в слое почвы 0-20 см в абсолютных значениях несколько выравниваются в обеих зонах, благодаря большей корненасыщенности слоя 10-20 см в разнотравно-дерновиннозлаковой степи. Воздушно-сухая масса корневых систем в пределах 0-20 см, по слоям распределялась: в 0-10 см 2197 (76 %), 10-20 см –677 г/кв.м (24 %).

С другой стороны, материалы сравнительного анализа веса и объема корневых систем в других пунктах, даже в пределах одной растительной зоны, свидетельствуют о существенном варьировании параметров этих показателей. Причина, как представляется, - в значительной мозаичности эдафических, микроландшафтных и внутриценотических условий. Отсюда и некоторые ограничительные возможности в экстраполяции таких данных на большие пространства.

Сезонная биопродуктивность в разнотравно-дерновиннозлаковой степи изучалась в полустационарных условиях в период активной вегетации растений и к началу их летнего покоя (табл.9). Ассоциация Осока низкая + Типчак валлисский + Ковыль Лессинга с большим разнообразием сопутствующих видов из других семейств. Высота первого яруса – 60, второго 10-15 см, проективное покрытие - 90 %. Флористическая насыщенность на 100 кв.м – вида, в том числе: злаков и осок – 8 (14.8 %), бобовых - 4(7.4), представителей разнотравья - 42(77.8 %). В составе сообщества встречалось всего 5 % малолетних ингредиентов. Основной состав флоры – многолетники завершают свой малый жизненный цикл в третьей декаде июля – отцветают и плодоносят – 66 % видов.

Начало массовой, активной вегетации в данной зоне приходится на первую декаду марта.

Рисунок 9. Спектры жизненных форм по Раункиеру (а) и экобиоморф (б) видов растений разнотравно-дерновиннозлаковых степей (%):

    ГК-гемикриптофиты, К-криптофиты, Т-терофиты, Х-хамефиты, Ф-фанерофиты, КС-ксерофиты,       МК-мезоксерофиты, КМ-ксеромезофиты, М-мезофиты, HgM-гигромезофиты, MHg-мезогигрофиты, Рисунок 10. Корневые системы разнотравно-дерновиннозлаковых степей а) спектр (СТК-стержнекорневые; К-корневищные; Д-дерновинные;

Коп-корнеотпрысковые; Л-луковичные);

б) масса корней в слое 0-10 и 10-20см;

в) объем корней Сезонная динамика биологического урожая разнотравнодерновиннозлаковой степи (с.Верхнерусское, Шпаковского района), результат ее непрерывного нарастания в течение двух месяцев. В дальнейшем этот процесс продолжается в июне, после чего наступает период покоя и злаковых и осоковых, что согласуется с характером радиационного баланса в этой зоне (Берлянд, 1959).

Погодичный учет динамики биопродуктивности разнотравно-злаковых степей на границе Ставропольского и Краснодарского краев – в Новоалександровском районе показал существенное ее снижение в крайне засушливые (1976 и 1979) годы. Так, в 1976г. она равнялась, в среднем, 236.6 (±3.7), в 1979 г. – 268.8 (±11.4), а в нормальном по условиям увлажнения 1977 г., соответственно, 426.8 (±12.8) г/кв.м возд.-сух. массы. То есть, превышение составило 174.1 г/кв.м. Эти данные - основа прогнозирования пастбищной нагрузки и планирования работ по заготовке сложных посевных естественных травосмесей для восстановления зональных аналогов степных ассоциаций методом агростепей.

В рамках данной работы основные стационарные исследования травяной растительности и экспериментальные опыты по восстановлению разрушенных их аналогов проводились в зоне луговых степей, чем объясняется более подробное их изучение.

Формация луговых степей (или лесостепь) Центрального Предкавказья распространена главным образом в двух геоморфологических районах – на Ставропольской возвышенности и в предгорьях. В первом из них – на высотах от 450 (ст.Рождественская Изобильненского района) до 832 м над ур.моря (гора Стрижамент) и во втором – от 650 (Кавминводы) до 1500 м (гора Джиналь) на Скалистом хребте - в Предгорьях. Степь занимает склоны и вершины гор, а на Меловом и Скалистом хребтах – большей частью склоны долин и тектонических депрессий. Почвы на Ставропольской возвышенности представлены типичными и выщелоченными черноземами, а в предгорьях маломощными горными черноземами. Содержание гумуса в метровом слое колеблется в пределах 2-6 %. Годовое количество осадков – от 600 до 800 мм (Танфильев, 1973; Дзыбов, Танфильев, 1984).

Луговые степи в центральном Ставрополье, как правило, представлены в виде обширных полян, окруженных лиственными лесами: буковыми (Бук восточный), дубово-грабово-ясеневыми (Дуб скальный, Д.обыкновенный, Граб кавказский, Ясень обыкновенный), включающими изредка и другие виды деревьев и кустарников (Клен полевой, К.татарский, Кизил обыкновенный, Боярышник согнутостолбиковый, Черемуха обыкновенная, Груша кавказская, Ильим граболистный, Шиповник собачий). В травяном покрове обычны: Кострец Бенекина, Коротконожка лесная, Осока многолистная, Зубянка пятилистная, Перловник пестрый, Хохлатка кавказская, Х. Маршалла. Ряд участков Ставропольской возвышенности – на водоразделах речек Липовой и Татарки, Гремучей и Вербовой «который был в 1800г. степным, теперь занят лесом. Также значительно расширялась площадь леса за счет степи по западной окраине Русского леса» (Гниловский, 1971, с.125).

Эти факты установлены в результате тщательного сопоставления картографических материалов XVIII века с современными и на их основе можно считать доказанным расширение площади лесов за счет степи, вопреки широко распространенным, часто умозрительным, заключениям об обратном.

Антропогенные факторы в данном геоботаническом районе по своему разнообразию, времени и силе влияния на экосистемы, имеют ряд специфических особенностей, отражающихся в той или иной степени на сезонную динамику флоры и растительности и степень сохранности ценозами зональных признаков.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«Исаев М.А. Основы конституционного права Дании / М. А. Исаев ; МГИМО(У) МИД России. – М. : Муравей, 2002. – 337 с. – ISBN 5-89737-143-1. ББК 67.400 (4Дан) И 85 Научный редактор доцент А. Н. ЧЕКАНСКИЙ ИсаевМ. А. И 85 Основы конституционного права Дании. — М.: Муравей, 2002. —844с. Данная монография посвящена анализу конституционно-правовых реалий Дании, составляющих основу ее государственного строя. В научный оборот вводится много новых данных, освещены крупные изменения, происшедшие в датском...»

«БИОЛОГИЧЕСКИЕ РИТМЫ под РЕДАКЦИЕЙ Ю. АШОФФА В ДВУХ ТОМАХ ТОМ II Перевод с английского канд. биол. наук А. М. АЛПАТОВА и В. В. ГЕРАСИМЕНКО под редакцией проф. Н. А. АГАДЖАНЯНА МОСКВА МИР 1984 ББК 28.07 Б 63 УДК 57.02 Биологические ритмы. В двух томах. Т.2. Пер. с англ./ Б 63 /Под ред. Ю. Ашоффа — М.: Мир, 1984. — 262 с, ил. Коллективная монография, написанная учеными США, Англии, ФРГ, Нидерландов и Канады, посвящена различным аспектам ритмического изменения биологических процессов. В первый том...»

«С.П. Спиридонов МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ С.П. СПИРИДОНОВ МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ФГБОУ ВПО ТГТУ Научное издание СПИРИДОНОВ Сергей Павлович МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ Монография Редактор Е.С. Мо...»

«А. Н. Татарко Социальный капитал, как объект психологического исследования Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Tatarko_monogr .pdf Перепечатка с сайта НИУ-ВШЭ http://www.hse.ru НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ Татарко Александр Николаевич СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ КАК ОБЪЕКТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Москва, 2011 3 УДК ББК Т Данное издание подготовлено при поддержке РГНФ (проект № 11 06 00056а) Татарко А.Н. Т Социальный капитал как объект...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ – ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ: ответы на новые вызовы Под научной редакцией Н.Л. Титовой МОСКВА – 2008 Файл загружен с http://www.ifap.ru УДК 37 ББК 74.04(2) С83 Авторский коллектив: Андреева Н.В., к.э.н. – раздел 1.4 Балаева О.Н., к.э.н. – раздел 1.41 Бусыгин В.П., к.ф.-м.н. – Глава 4, Приложение 5 Муратова Ю.Р. – Глава 3, Приложение 4 Радаев В.В., д.э.н. – Предисловие, Глава 3, Приложение 4 Титова Н.Л., к.э.н. – Главы 1, 2, 5;...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московской области ФИНАНСОВО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Т.С. БРОННИКОВА, В.В. КОТРИН РАЗВИТИЕ МЕТОДОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНОЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ МОНОГРАФИЯ Королёв 2012 РЕКОМЕНДОВАНО ББК 65.290-2я73 Учебно-методическим советом ФТА УДК 339.13(075.8) Протокол № 1 от 12.09.2012 г. Б Рецензенты: - М.А. Боровская, доктор экономических наук, профессор, ректор Южного федерального университета; - Н.П....»

«333С Г 34 Генералова Светлана Владимировна. Механизм создания и оценка эффективности микроэкономических инновационных систем на сельскохозяйственных предприятиях: монография / С. В. Генералова, В. А. Щербаков, А. И. Рябова. - Саратов: ФГБОУ ВПО Саратовский ГАУ, 2013. - 102 с. ISBN 978-5-904832-30-8 УДК 333С Аннотация: В монографии разработан механизм создания и функционирования микроэкономических инновационных систем в сельском хозяйстве России. Разработаны современные модели микроэкономических...»

«С.А. МОИСЕЕВА Семантическое поле глаголов восприятия в западно-романских языках МОНОГРАФИЯ Белгород 2005 ББК 81.2 М74 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного университета Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Л.М. Минкин; доктор филологических наук, профессор Г.В. Овчинникова Научный редактор: доктор филологических наук, профессор Н.Н. Кириллова Моисеева С.А. М74 Семантическое поле глаголов восприятия в западно-романских языках:...»

«А.В. ЧЕРНЫШОВ, Э.В. СЫСОЕВ, В.Н. ЧЕРНЫШОВ, Г.Н. ИВАНОВ, А.В. ЧЕЛНОКОВ НЕРАЗРУШАЮЩИЙ КОНТРОЛЬ ТЕПЛОЗАЩИТНЫХ СВОЙСТВ МНОГОСЛОЙНЫХ СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЗДЕЛИЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2007 А.В. ЧЕРНЫШОВ, Э.В. СЫСОЕВ, В.Н. ЧЕРНЫШОВ, Г.Н. ИВАНОВ, А.В. ЧЕЛНОКОВ НЕРАЗРУШАЮЩИЙ КОНТРОЛЬ ТЕПЛОЗАЩИТНЫХ СВОЙСТВ МНОГОСЛОЙНЫХ СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЗДЕЛИЙ Монография МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 681.5.017; 536.2. ББК...»

«ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том III Под редакцией А.А. Хадарцева, Б.Л. Винокурова, С.Н. Гонтарева Тула – Белгород, 2010 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. А.А. Хадарцева, Б.Л. Винокурова, С.Н. Гонтарева.– Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2010.– Т. III.– 296 с. Авторский коллектив: акад. ЕАЕН, Засл. деятель науки РФ, д.м.н., д.э.н., проф. Винокуров Б.Л.; акад. РАЕН, Засл. деятель науки РФ, д.б.н., д.физ.-мат.н., проф....»

«356 Раздел 5. ПУБЛИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ А. В. Шаманаев УДК 902/904 ДОКУМЕНТЫ О ПРЕДОТВРАЩЕНИИ ХИЩЕНИЙ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ НА ХЕРСОНЕССКОМ ГОРОДИЩЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Исследуется проблема предотвращения хищений культурных ценностей и актов вандализма на территории Херсонесского городища (Крым, Севастополь). Публикуется семь документов 1857—1880 гг. из фондов ГАГС, которые характеризуют деятельность Одесского общества истории и древностей, монастыря Св. Владимира и военных властей по созданию...»

«Л.В. БАЕВА Толерантность: идея, образы, персоналии 1 УДК 17 (075.8) ББК 87.61 Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом Астраханского государственного университета Рецензенты: Морозова Е.В. – доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой государственной политики и государственного управления Кубанского государственного университета (г. Краснодар) Тимофеев М.Ю. – доктор философских наук, профессор кафедры философии Ивановского государственного университета (г. Иваново) Баева,...»

«Д. В. Зеркалов ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Монография Электронное издание комбинированного использования на CD-ROM Киев „Основа” 2012 УДК 338 ББК 65.5 З-57 Зеркалов Д.В. Продовольственная безопасность [Электронний ресурс] : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2009. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: Pentium; 512 Mb RAM; Windows 98/2000/XP; Acrobat Reader 7.0. – Название с тит. экрана. ISBN 978-966-699-537-0 © Зеркалов Д. В. УДК ББК 65....»

«ТЕХНОГЕННЫЕ ПОВЕРХНОСТНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЗОНЫ СОЛЕОТВАЛОВ И АДАПТАЦИЯ К НИМ РАСТЕНИЙ Пермь, 2013 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ О.З. Ерёмченко, О.А. Четина, М.Г. Кусакина, И.Е. Шестаков ТЕХНОГЕННЫЕ ПОВЕРХНОСТНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЗОНЫ СОЛЕОТВАЛОВ И АДАПТАЦИЯ К НИМ РАСТЕНИЙ Монография УДК 631.4+502.211: ББК...»

«Департамент образования Вологодской области Вологодский институт развития образования В. И. Порошин НАЦИОНАЛЬНО ОРИЕНТИР ОВАННЫЙ КОМПОНЕНТ В СОДЕРЖАНИИ ОБЩЕГО СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ШКОЛЫ Вологда 2006 Печатается по решению редакционно-издательского совета ББК 74.200 Вологодского института развития образования П 59 Монография подготовлена и печатается по заказу департамента образования Вологодской области в соответствии с областной целевой программой Развитие системы образования...»

«Федеральное агентство по образованию Тверской государственный технический университет 85-летию Тверского государственного технического университета посвящается Н.И. Гамаюнов, С.Н. Гамаюнов, В.А. Миронов ОСМОТИЧЕСКИЙ МАССОПЕРЕНОС Монография Тверь 2007 УДК 66.015.23(04) ББК 24.5 Гамаюнов, Н.И. Осмотический массоперенос: монография / Н.И. Гамаюнов, С.Н. Гамаюнов, В.А. Миронов. Тверь: ТГТУ, 2007. 228 с. Рассмотрен осмотический массоперенос в модельных средах (капиллярах, пористых телах) и реальных...»

«И. В. Челноков, Б. И. Герасимов, В. В. Быковский РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ УПРАВЛЕНИЯ РЕСУРСАМИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА • ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ • МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКА И ПРАВО И. В. Челноков, Б. И. Герасимов, В. В. Быковский РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ УПРАВЛЕНИЯ РЕСУРСАМИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

«Издания, отобранные экспертами для Институтов Коми НЦ без библиотек УрО РАН (июль-сентябрь 2012) Дата Институт Оценка Издательство Издание Эксперт ISBN Жизнь, отданная геологии. Игорь Владимирович Лучицкий : очерки, воспоминания, материалы / сост. В. И. Громин, Приобрести ISBN 43 Коми НЦ С. И. Лучицкая(1912-1983) / сост. В. И. Козырева для ЦНБ 978-5Институт URSS КРАСАНД Громин, С. И. Лучицкая; отв. редактор Ф. Т. Ирина УрО РАН 396геологии Яншина. - Москва : URSS : КРАСАНД, cop. Владимировна (ЦБ...»

«Министерство образования науки Российской Федерации Российский университет дружбы народов А. В. ГАГАРИН ПРИРОДООРИЕНТИРОВАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧАЩИХСЯ КАК ВЕДУЩЕЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ Монография Издание второе, доработанное и дополненное Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005 Утверждено ББК 74.58 РИС Ученого совета Г 12 Российского университета дружбы народов Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 05-06-06214а) Н а у ч н ы е р е...»

«1 Федеральное агентство по образованию НИУ БелГУ О.М. Кузьминов, Л.А. Пшеничных, Л.А. Крупенькина ФОРМИРОВАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ Белгород 2012 2 ББК 74.584 + 53.0 УДК 378:616 К 89 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор Афанасьев Ю.И. доктор медицинских наук, профессор Колесников С.А. Кузьминов О.М., Пшеничных Л.А., Крупенькина Л.А.Формирование клинического мышления и современные информационные технологии в образовании:...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.