WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

«С.Г. ВЕРЕЩАГИН НАЛОГ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 66 В 31 Рецензенты: Ярулин И.Ф., д-р политических наук, профессор, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Владивостокский государственный университет

экономики и сервиса

С.Г. ВЕРЕЩАГИН

НАЛОГ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Монография

Владивосток

Издательство ВГУЭС 2009 ББК 66 В 31 Рецензенты:

Ярулин И.Ф., д-р политических наук, профессор, зав. кафедрой политологии и социальной работы, Тихоокеанский государственный университет (г. Хабаровск) Шинковский М.Ю., д-р политических наук, профессор, директор Института международных отношений и социальных технологий, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса (г. Владивосток) Верещагин, С.Г.

В 31 НАЛОГ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ: монография [Текст] / С.Г. Верещагин. – 2-е изд., перераб. и доп.. – Владивосток:

Изд-во ВГУЭС, 2009. – 424 с.

ISBN Монография посвящена исследованию налога как политической категории и охватывает период с Древнего мира по настоящее время. В работе рассмотрено влияние налогов на политическую историю Западной Европы и России. Большое внимание в монографии уделено роли налогов в современном политическом процессе, в том числе в налогово-бюджетных отношениях, в практике политического лоббирования налоговых льгот. Особое внимание в работе посвящено организационно-правовым мерам российского государства по борьбе с теневой экономикой, уклонением от уплаты налогов и противодействию легализации «грязных денег».

Для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов политических, экономических и юридических специальностей вузов.

ББК © Издательство Владивостокского ISBN 5-9736-0069- государственного университета экономики и сервиса, © Издательство Владивостокский ISBN государственный университет экономики и сервиса, © Верещагин С.Г.,

ВВЕДЕНИЕ

Политика является объектом исследования многих гуманитарных и общественных дисциплин. В широком смысле политическая наука включает в себя политические знания разного порядка. Категория политики – одна из самых сложных для объяснения и понимания в политологии. Трудности в истолковании политики связаны, прежде всего, с многозначностью этого явления общественной жизни. Например, М. Вебер считал, что политика – это область общественных отношений по поводу власти, «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает»1.

В целом к политике относится то, что связано со сферой публичного интереса и управления, где главным специфическим инструментом воздействия на разнообразные стороны социальной жизни служат власть, принуждение, авторитет, использующие практически всегда силу организации, в качестве которой могут выступать партии, союзы, государства, движения, институты.

Вне сферы политических отношений люди живут и думают поразному, но для решения общих для себя проблем (управления, согласования интересов) действуют именно совместно, а в качестве посредника и регулятора взаимодействия различных социальных групп и разных интересов здесь выступает государство.

Часто сущность политики рассматривают через определенные элементы, сквозь призму которых пытаются исследовать большие срезы общественных отношений. Такими элементами Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. – М., 1990. – С. 646.

могут служить власть, институты, интересы, действия и т.д. Но, ни одна из «содержательных» концепций политики не оказывалась способной охватить все многообразие феномена политического, в разряд которого могут попадать явления самой различной природы. В нашем случае этим феноменом выступает налог и все, что с ним связано в политической сфере.

Трудно назвать другую, противоречивую и функционально разнонаправленную совокупность общественных отношений, какой является система налогообложения, содержание которой составляют налоги и отношения «власть-подчинение» между государством и налогоплательщиками. С момента появления первых свидетельств о налогах и до настоящего времени это политическое, правовое и экономическое явление характеризуется как область острых разногласий между верховной властью и налогоплательщиками. С незапамятных времен налоги считались наихудшим из зол, которое только может выпасть на долю человека.

О том, насколько давно существует рассогласование интересов между государством и налогоплательщиками, указывает факт, что уже в «Великой хартии вольностей» (Англия, 1215 г.) записано, что налоги вводятся только с согласия Общего совета королевства. Фома Аквинский (1226–1274 гг.) определял налоги как дозволенную форму грабежа. Шарль Монтескье (1689–1755 гг.) считал, что «ничего не требует столько мудрости и ума, как определение той части, которую у подданных забирают, и той, которую оставляют им».

Министр финансов Франции Жан Батист Кольбер в XVII веке, борясь за рост государственных доходов, предостерегал:

«Взимание налогов – это искусство ощипывать гуся так, чтобы получить максимальное количество перьев и минимум писка».

Как известно, процесс налогообложения осуществляется государством и во многом определяется уровнем его государственного развития. Поэтому исследование природы налога наука вела в рамках учения о государстве. В ХІХ веке П.Ж. Прудон отмечал, что «в сущности, вопрос о налоге есть вопрос о государстве»1, а ученые Ж. Тиксье и Г. Жест подчеркивали: «Власть облагать наПрудон Пьер Жозеф (1809–1865) – французский социалист, теоретик анархизма, социолог и экономист. Считал возможным уничтожение классовой эксплуатации путем чисто экономических реформ.





логами и политическая власть взаимосвязаны... Налог всегда был важнейшим проявлением государственного суверенитета. Обладать властью облагать налогами – значит управлять государством»1.

Налог в современном обществе является сложным социальным институтом, имеющим длительную историю. Он непосредственно отражает уровень общественного развития в культурной, экономической, политической и иных сферах. В то же время налог оказывает мощное воздействие на состояние политической и экономической систем.

Государственные деятели и ученые, занимавшиеся налогами, изучали их в рамках экономической или правовой категорий. В то же время сущность налога включает в себя и политическую составляющую (политическая категория2), что, к сожалению, осталось за рамками исследования. Это обусловлено тем, что природа налога тесным образом взаимосвязана с такими политическими категориями, как власть, политическая жизнь, политический процесс и т.д.

История показывает, что первопричиной политизации налогов было достижение с их помощью определенных целей в экономической, расовой, религиозной и иных сферах жизни. Примером политизации налога в религиозных целях стало установление в Европе в 1096 году особого налога на евреев («золотой жертвенный пфеннинг»), который они платили тысячу лет, или налога на финансирование крестовых походов3. Яркими примерами проявления политики в налоговой сфере было введение чрезвычайных налогов с населения в переломные периоды истории (обуTixier G., Gest G. Manuel de droit fiscal. – Paris: L.G.D.J., 1986. – P. 30–32.

Категория (греч. кategoria – высказывание, признак) – 1) в науке:

наиболее общее и фундаментальное понятие, отражающее существенные свойства и отношения какого-либо явления действительности или процесса; 2) рязряд, группа явлений, лиц, объединенных общностью некоторых признаков (Категории политической науки : учебник. – М.:

МГИМО (Университет); Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). – М., 2002. – С. 15).

Подробнее см.: Все начиналось с десятины / общ.ред. и вступ. ст.

Б.Е. Ланина; пер. с нем. – М.: Прогресс, 1992. – 408 с.

словленные, как правило, революционными ситуациями в обществе).

Налоги непосредственно связаны с собственностью и складывающиеся в этой сфере общественные отношения определяют уровень развития общества. В связи с этим анализ налога как политической категории в работе осуществлен с позиций права собственности и его влиянии на политическую свободу индивида, так как во все времена уплата налога определяла степень свободы лица: считалось, что свободным человеком может быть только тот, кто владеет собственностью, а налоги покушались именно на нее1.

Впервые политическую сущность налогов попытался исследовать великий шотландский экономист и по-существу основатель теории налогообложения Адам Смит (1723–1790 гг.). Он сформулировал четыре правила для политики налогов, получившие название финансовых аксиом или «деклараций прав налогоплательщика», это: равномерность, определенность, удобство оплаты и дешевизна2.

Одной из первых отечественных работ в русле финансовой и политической науки считается трактат Посошкова И.Т. «Книга о скудости и богатстве», написанный в 1724 году. За полвека до появления «Богатства народов» Адама Смита (1776) Посошков И.Т. писал о государственном хозяйстве, пытался выяснить причины экономической отсталости страны и определить, при каких обстоятельствах возможно достигнуть ее процветания3.

Однако первые научные политические и финансово-правовые труды появляются лишь в первой половине XIX века и испытывают на себе сильное влияние работ иностранных мыслителей.

К этому периоду относятся научные исследования М.М. СпеВсе начиналось с десятины / общ. ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина;

пер. с нем. – М.: Прогресс, 1992. – С. 33.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М., 1962. – С. 588, 611.

Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве / под ред. Б.Б. Кафенгауз; АН СССР. – М., 1951. – С. 77.

ранского1, Н.И. Тургенева2, М.Ф.Орлова3, Е.Г. Осокина4 и других5.

В 1887 году известный экономист и юрист А.А. Исаев опубликовал фундаментальное исследование в области теории и политики налогообложения: «Очерки теории и политики налогов», которое не утратило своего научного значения и сегодня. Долгое время оно оставалось единственным систематическим курсом, посвященным вопросам политики налогов. В своей работе он пишет: «Учение о справедливости в политике налогов содержит в себе ответы на два вопроса: 1) кто должен платить налоги? и 2) как достигнуть уравнительности при распределении налогов между плательщиками?»6. И делает попытку ответить на самим же поставленный вопрос: «Высшая задача государства есть создание такого порядка, при котором наиболее полно осуществляется идея общего блага. Государство стоит тем ближе к решению своей задачи, чем более оно содействует росту благосостояния всех граждан, всеобщему умственному и нравственному развитию.

Поэтому необходимо требовать свободы от налога во всех тех случаях, когда привлечение к подати противоречит идее государства» (От автора – по его мнению, речь идет об освобождении от Сперанский М.М. План финансов. – СПб., 1885 (написан в 1810 г., опубликован).

Тургенев Н.И. Опыт теории налогов. – СПб., 1818.

Орлов М.Ф. О государственном кредите. – М., 1833.

Осокин Е.Г. Несколько спорных вопросов по истории русского финансового права. – Казань, 1855.

Мильгаузен Ф.Б. Финансовое право: курс лекций. – М., 1865; Рау К. Г. Основные начала финансовой науки. Т. 1. – СПб., 1867; Алексеенко М.М. Взгляд на развитие учения о налоге. – Харьков, 1870; Патлаевский И.Ю. О подоходных налогах. – СПб, 1877; Капустин М. Чтения о политической экономии и финансах. – Ярославль, 1879; Лебедев В.А.

Финансовое право. – СПб., 1882; Исаев А.А. Государственный кредит. – Ярославль, 1886; Селигман Э., Стурм Р. Этюды по теории обложения. – СПб., 1908; Озеров И.X. Основы финансовой науки. Вып. 1-2. – М., 1909–1910; Гензель П.П. Очерки по истории финансов. Вып. 1: Древний мир. – М., 1913.

Исаев А.А. Очерк теории и политики налогов // Финансы и налоги: очерки теории и политики. – М.: «Статут», 2004. – С. 496 (Золотые страницы финансового права России. Т.ІV).

налогов тех организаций, которые занимаются просвещением, искусством, политикой и малоимущих граждан)1. В 1887 году ученый М. Алексеенко, также отмечал, что при формировании налогов люди стремятся к «справедливости», но «человеческая справедливость» относительна.

Необходимо отметить, несмотря на имеющиеся научные работы, они посвящены исследованию налога в рамках экономического и правового подходов. Между тем ракурс политологического анализа представляет новые возможности для научного поиска в данной сфере познания. Именно этим обусловлено обращение автора к исследованию налога как политической категории.

Исаев А.А. Очерк теории и политики налогов // Финансы и налоги: очерки теории и политики. – М., 2004. – С. 499.

Глава 1. РОЛЬ ПОЛИТИКИ В СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

Существуют «вечные» вопросы, которые приходится решать человечеству постоянно: о мире, о смысле жизни, назначении человека, демократии, свободе, справедливости. К их числу с полным основанием можно отнести и вопрос о политике и экономике. Нас в этом вопросе будет интересовать проблема их соотношения: что определяет – политика экономику или экономика политику.

Деятельный, активный характер политики позволяет людям с ее помощью влиять на многие стороны жизни общества. Например, такое управляющее воздействие на экономическую жизнь общества можно оказать через установление приоритетов экономического развития, закрепленных в различных политических документах. Воздействие выражается как в зависимости политики от типа экономических отношений, господствующего в обществе, так и в обратном влиянии политики на экономику.

Решение этой проблемы выходит за рамки чисто научнотеоретического интереса, самым непосредственным образом сказывается на жизни общества, положении людей. Соотношение политики и экономики – проблема того «основного звена», с помощью которого общество надеется вытянуть всю цепь, т.е. решить стоящие перед ним задачи, в частности, в данный момент – реформирования России. По этому вопросу написаны горы литературы. Кажется, известно все или почти все. Тем парадоксальнее звучат призывы российских депутатов, представителей директорского корпуса, бизнесменов, политиков: «Довольно политики.

Пора заниматься экономикой!»1.

Несомненным является тот факт, что уровень и характер экономической системы (в том числе уровень развития налоговой системы) любого государства во многом зависят и предопределяются политической средой: формой политического правления и политическим режимом, характером политической власти и уровнем ее легитимности, уровнем развития гражданского общества, личностью политического лидера страны, составом политической элиты, степенью развития политической системы страны и др.

Как отмечает известный политолог Ч. Мерриам: «В действительности политика и экономика никогда не были отделены друг от друга. Практически нет такого политического движения, в котором не отражались бы экономические интересы, или такой экономической системы, в сохранении которой политический порядок не выступал бы важнейшим фактором. Одна из основных проблем социальной организации – это отношение между экономическими и политическими частями организации и властью.

Оно оказывает влияние на характер организации городского, государственного, национального и международного уровня»2.

Аналогичной точки зрения придерживается известный французский политолог Ф. Бенетон: «Функционирование экономики подчинено политике разными способами: экономика свободна только тогда, когда политика не навязывает командной экономики, эта свободная экономика предполагает безопасность обмена и, следовательно, общественный порядок, она предполагает также систему прав собственности, которую вновь может установить только политическая власть»3. В то же время Ален Турен в своей книге «Постиндустриальное общество» отмечает, что отныне Коноплин Ю.С. Политика и экономика в период формирования рыночных отношений в постсоциалистической России (теоретикометодологический и социальный аспекты) // Политическое обеспечение бизнеса / под peд. Ю.С. Коноплина. – М. : Изд-во МАИ, 1995. – С. 5–19.

См.: Мерриам Ч. Новые аспекты политики // Антология мировой политической мысли: в 5 т. Т. 2. – М., 1997. – С. 46–184.

Бенетон Ф. Введение в политическую науку / пер. с фр. – М.: Издво «Весь Мир», 2002. – С. 144.

«…экономический рост является не столько результатом простого накопления капитала, сколько мобилизацией общих социальных ресурсов...»1. Далее он отмечает: «...накопление и инвестирование предусматривают наличие особых групп, которые обладают властью, – для изъятия у потребителей и последующего использования ресурсов, необходимых для роста»2. (От автора – в данном случае под изъятием ресурсов у потребителей следует понимать уплату ими налоговых платежей в различные уровни бюджетной системы).

Как отмечают в своей работе Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К. Стром и Р. Далтон: «Все политические системы извлекают ресурсы из внешней и внутренней среды… Однако наиболее распространенной формой извлечения ресурсов является налогообложение – процесс сбора государством денег или товаров у членов политической системы, не получающих от этого немедленной или непосредственной выгоды»3.

В свою очередь, несомненно и то, что политическая система общества не может нормально функционировать, не имея соответствующего экономического обеспечения политических процессов. Поэтому взаимосвязь и взаимозависимость политической и экономической систем общества – универсальное явление, характерное для всех государств во все периоды их истории.

Д. Норт пишет: «Понимание того, как функционирует экономическая система, требует учта очень сложных запутанных взаимосвязей между обществом и экономикой»4.

Вацлав Клаус, будучи министром финансов Чехословакии, в своем выступлении 5 марта 1992 г. на 10-й ежегодной конференTourain A. La societe post-industrielle. – Paris., 1969. P. 10.

Сравнительная политология сегодня: мировой обзор: учеб. пособие / Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К. Стром, Р. Далтон; пер. с англ. А.С. Богдановского, Л.А.Галкиной; под ред. М.В. Ильина, А.Ю. Мельвиля. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 242.

См.: Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / пер. с англ. А.Н. Нестеренко; предисл. и науч. ред. Б. З. Мильнера. – М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. – С. 143–144 (Современная институционально-эволюционная теория).

ции по монетарным вопросам заявил: «Насколько я понимаю, на свете нет таких технических, организационных или институциональных механизмов, которые могли бы компенсировать отсутствие в стране, стремящейся к достижению денежной стабильности, политической ответственности, политического и социального согласия. Для меня политическое и общественное согласие являются ключевыми предварительными условиями, и лично я посвящаю большую часть времени и сил созданию и поддержанию именно этих предварительных условий в моей собственной стране.

Мне кажется ошибочным предположение, что валютное управление или любое другое альтернативное институциональное устройство способны компенсировать недостаток политической ответственности или неспособность политиков создать надежную поддержку для рациональной экономической политики»1.

Практика показывает, что воздействие экономической системы на политическую проявляется во многом. В США существует поговорка: «Экономисты льют пули, которыми юристы стреляют друг в друга»2. Имеются в виду юристы-политики, выступающие в роли законодателей или работающие в государственных органах исполнительной власти.

Рассмотрим основные аспекты влияния экономики (налоги важнейшая составляющая экономики) на политику.

Во-первых, уже сам приход к власти того или иного политика, партии (политического блока) предопределяется программой экономических мероприятий, в том числе и в налоговой сфере, которые они обязуются реализовать в случае обретения власти.

Масштабные, обещающие экономический подъем страны и повышение благосостояния народа – программы склоняют избирателей голосовать за тех, кто их выдвигает. При этом нельзя не заметить, что в современных демократических странах пришедшие к власти лидеры (политические партии) обязаны выполнять и, как правило, выполняют экономические программы, выдвинуСм.: Денежная реформа в посткоммунистических странах: сборник / под ред. Дж.А. Дорна и Р.М. Нуреева (1995); пер. с англ. Б.С. Пинскера; сост., ред., пред. Дж.А. Дорн, Р.М. Нуреев. – М.: Catallaxy, 1995. – 288 с.

Цит. по: Merton J. Peck. Unsettled Questions on Regulatory Reform.

American Enterprise Institute. – Washington, 1978. – Р. 13.

тые в ходе предвыборной борьбы. Поэтому избиратели относятся к предвыборным обещаниям кандидатов как к реальным программам. И многие кандидаты, предложившие проведение новых экономических преобразований, победили на выборах. Так, президент Буш был избран на волне популярности своего лозунга:

«Следите за моими губами: новых налогов не будет», но впоследствии потерял президентство, не сумев сдержать обещания1.

Маргарет Тэтчер лишилась поста премьер-министра из-за того, что настаивала на введении подушного налога.

К примеру, традиционно, избирательные кампании кандидатов на пост президента США проходят под определенным лозунгом, цель которого – привлечь на свою сторону избирателей, установить эмоциональный контакт с ними. Приведем примеры таких лозунгов. В избирательной кампании Ф. Рузвельта – «Новый курс», Г. Трумэна – «Справедливый курс», Дж. Кеннеди – «Новые рубежи», Л. Джонсона – «Великое общество», Р. Никсона – «Вместе вперед!», Дж. Картера – «Новые горизонты», Р. Рейгана – «Эра национального обновления», Б. Клинтона (1992 г.) – «Назрела необходимость перемен».

Похожие предвыборные лозунги использовались в Великобритании на выборах в Парламент2.

Завтра – лучше, чем сегодня Сейчас Британия сильна – сделаем Решительные действия для спра- Будем работать сообща См.: Экономика налоговой политики / пер. с англ.; под ред. Майкла П. Девере. – М.: Информ.-издат. дом «Филинъ», 2001. – С. 12.

Сравнительная политология сегодня : мировой обзор: учеб. пособие / Г. Алмонд, Дж Пауэлл, К. Стром, Р Далтон; пер. с англ. А.С. Богдановского, Л.А. Галкиной; под ред. М.В. Ильина, А.Ю. Мельвиля. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 359.

В первую очередь – Британия Британия победит с лейбористами Британии – лучшее будущее Пусть Британия вновь примется за Доверяйте только консерваторам Британия заслуживает лучшего Предвыборная компания в России в 1995–1996 гг.: НДР – «Стабильность и развитие, демократия и патриотизм, уверенность и порядок», КПРФ – «Россия, труд, народовластие, социализм», «Яблоко» – «Достоинство, порядок и справедливость», «Женщины России» – «Вера в любовь, надежда на семью, любовь к России», АПР – «Отечество, народовластие, справедливость, благосостояние»1.

Во-вторых, политическую власть можно завоевать, но не менее важно ее удержать. Здесь также роль экономической системы трудно переоценить. В этом отношении многое зависит от проводимой политической властью экономической политики, политического курса. Народ, несомненно, будет поддерживать политическую власть, обеспечившую экономическую стабильность, рост благосостояния, оптимальную среду для предпринимательской деятельности, социальную защищенность граждан. Поэтому не случайно уже многие десятилетия (особенно после глубочайшего в истории мировой экономики кризиса 1929–1933 гг.) политики и возглавляемые ими правительства уделяют самое серьезное внимание разработке программ экономического развития своих стран. Здесь уместно подчеркнуть, что на экономическую сферу приходится наибольшая часть активности властных структур.

Это проявляется в форме разработки и реализации экономической политики.

В-третьих, важная роль экономической системы в развитии политических процессов проявляется в том, что все крупномасКурс политологии / под общ. ред. проф. А.Г. Грязновой. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С. 388.

штабные политические решения (проведение реформ, осуществление проектов структурной перестройки хозяйства, реализация мероприятий по ускорению темпов развития хозяйства страны и др.) требуют надежного и обоснованного экономического обеспечения. Например, широкомасштабная программа построения в СССР коммунистического общества к 1980 г., провозглашенная в начале 60-х годов политическим руководством страны, по ряду причин была обречена на провал. Главная причина – отсутствие соответствующих экономических ресурсов для достижения поставленной цели. По этой же причине обречена на неуспех была и другая программа – догнать США по производству ряда важных продуктов питания. В связи с этими историческими фактами следует упомянуть обстоятельство, о котором в бывшем СССР предпочитали не говорить. Названные программы были восприняты в США как «вызов русских». Слова russian challenge наводнили американские средства массовой информации. Ответом на данный «вызов» были многочисленные проведенные в США мероприятия по стимулированию дальнейшего экономического роста, что способствовало радикальному экономическому подъему в стране.

В-четвертых, влияние экономической системы на политическую проявляется в том, что уровень и состояние развития экономики инициируют и стимулируют также политические процессы и мероприятия: реформы, перестройки, нэпы. Низкий экономический уровень развития страны, а тем более кризисное состояние экономики с неизбежностью рождают государственнополитические мероприятия, направленные на подъем экономики, выход из кризисного состояния. Высокий экономический уровень развития страны также не оставляет политику безучастной.

Когда говорят о политической власти, то имеют в виду конкретные политические институты: парламент, президентскую власть, совет министров, верховный суд и т.д., то есть аппарат реализации политической власти.

Экономическая же власть не есть нечто формализованное, представленное соответствующими институтами. Это власть богатства, капитала, способность представителей капитала влиять на принимаемые политические решения, на государственную политику в целом. Для наиболее прибыльного использования капитала они разными способами (от создания групп давления1 в парламентах до избрания на высокие политические посты) воздействуют на правительство, добиваются льгот, режима наибольшего благоприятствования, воздействуют на законотворческий процесс в своих интересах.

Как отмечает политолог М. Дюверже: «Экономическое принуждение очень близко по своему происхождению к физическому. Тот, кто может лишить человека средств к существованию, легко добивается его повиновения. К тому же политическая власть и экономическое принуждение тесно связаны. По общему правилу во все исторические эпохи класс, владеющий средствами производства и богатством, обладает и политическим влиянием и удерживает власть. Без сомнения, экономическая и политическая власть не обязательно концентрируются в одних и тех же руках.

Верно, что в либеральных государствах XIX в. «власть денег»

существовала практически в чистом виде. Сегодня это уже не столь верно: профсоюзы, рабочие партии, разного рода группы, высокопоставленные чиновники образуют большое число центров силы, соперничающих с финансовыми и промышленными магнатами. Ситуация подобного «плюрализма» гарантирует, впрочем, некоторую свободу. Но она очень хрупка: само развитие техники побуждает ко все большему вмешательству государства в экономику, что порождает тенденцию к концентрации политической и экономической власти в невиданных ранее размерах»2.

В странах со свободной рыночной экономикой одним из весьма распространенных путей реализации экономической власти является организация представителями крупного бизнеса (посредством финансирования избирательных кампаний) выборов в высшие органы власти депутатов, готовых действовать в их интересах. Вклады крупного бизнеса в избирательные кампании рассматриваются как инвестиции, которые возвращаются в виде влияния на властные политические структуры. Особенно активен Бакун Л.А. Группы в политике: к истории развития американских теорий // Полис. – 1999. – № 1. – С.162–167.

Дюверже М. Политические институты и конституционное право // Антология мировой политической мысли: в 5 т. Т. 2. – М., 1997. – С. 644–655.

крупный бизнес, представляющий такие высокоприбыльные хозяйственные сферы, как добыча и переработка энергоносителей.

Однако, как показывает мировой опыт, финансовая сторона деятельности политических партий по возможности скрывается.

Еще М. Вебер в свое время отмечал: «По понятным причинам партийные финансы предстают перед исследователем как одна из наименее ясных в их истории, но самых важных глав»1. Это высказывание не потеряло своего значения и применительно к современности. Не случайно экс-спикер палаты представителей американского конгресса однажды заметил, что у избирательных кампаний четыре составляющие: кандидат, круг поднятых им проблем, организующий кампанию аппарат и денежные средства на ее проведение. Если денег нет, то первые три составляющие теряют всякий смысл. Финансирование избирательных кампаний – один из путей превращения экономической власти в политическую. Другой путь – переход бизнесменов в политическую сферу, а политиков – в коммерческие структуры.

Как видно, уровень экономического обеспечения процесса становления политической власти играет весьма существенную роль. Не менее важна роль экономического фактора и в процессе легитимации политической власти, то есть в обеспечении ее доверием и поддержки народом. Наибольшей поддержкой пользуются те правительства, политика которых обеспечивает высокие темпы экономического развития, способствует повышению уровня жизни народа. Поэтому, как отметил известный французский политолог Жан Блондель, «современным политическим лидерам не приходится выбирать: осуществлять политику постоянного развития своих стран или нет; они должны проводить только такую политику, иначе им не удержаться на посту»2.

О политике говорят как об искусстве возможного. К экономической политике это можно отнести с еще большим основанием. Никакая экономическая политика не в состоянии за несколько дней вывести страну из глубокого кризиса. Однако ни одна страна не может не проводить определенную экономическую политику. В разных странах она различна: все зависит от экономическоСанистебан Л. С. Основы политической науки. – М., 1992. – С. 74.

Блондель Ж. Политическое лидерство: Путь к всеобъемлющему анализу / пер. с англ. яз. – М., 1992. – С. 130.

го состояния страны, от проводимого в ней стратегического курса. Экономическая политика меняется даже в пределах одного государства в разные периоды. Она не может быть одинаковой в странах с развитой рыночной экономикой и в странах, находящихся в стадии перехода к рыночной экономике. Другими словами, экономическая политика и по своей структуре, и по направлениям, и по целям динамична, как и сама жизнь.

Экономической политикой детально интересуются как политики, так и экономисты, даже трудно сказать, кто больше. Ясно одно:

часто экономисты и политики работают вместе над созданием и практической реализацией экономических программ, над проведением экономических реформ в целях вывода экономики из кризисного состояния, обеспечения экономического подъема и т.д. Субъектом экономической политики выступают политическая власть, политические структуры. Объектом воздействия является экономическая система в целом или отдельные ее звенья. При этом когда речь идет о глубоких переменах в экономической сфере общества, часто употребляются такие понятия, как «новая экономическая политика», «новый курс», «новые рубежи», «перестройка» и т.п.

Сложность экономической политики как категории и как феномена реальной жизни заключается в том, что, предполагая достижение определенной цели (выход из кризисной ситуации, ускорение темпов экономического развития страны и т.д.), она затрагивает многочисленные хозяйственные сферы: институт собственности, финансы, кредит, денежное обращение, налоговую систему, промышленность, сельское хозяйство, инвестиции и др.

На каждом из этих участков общая экономическая политика конкретизируется и реализуется как бюджетно-финансовая, денежно-кредитная, налоговая, структурная, промышленная, аграрная, инвестиционная, региональная, конъюнктурная, внешнеэкономическая и т.д. Данные направления выступают как подсистемы в общей структуре экономической политики.

Как показывает мировой опыт, каждая из подсистем в структуре экономической политики может стать мощным средством воздействия на экономическую систему и на общественную жизнь в целом. В этом отношении невозможно переоценить роль бюджетно-финансовой, денежно-кредитной и налоговой политики. Нельзя не согласиться с мнением известного немецкого экономиста Ф. Ноймарка, который в своей работе «Теория и практика формирования бюджета» отмечает, что бюджет выполняет пять функций: 1) финансово-политическую; 2) политическую;

3) правовую; 4) финансово-контрольную; 5) экономико-политическую. При этом особенно важной он считает политическую функцию бюджета, поскольку с ее помощью государство в проведении экономической политики может погасить немало социально-классовых конфликтов, способствовать достижению компромиссов, добиться политической стабильности1.

Итальянский экономист Э. Морселли является автором политической концепции финансов. Он выводит сущность финансов из общей теории государства, доказывая, что финансовые законы базируются на политических, правовых и моральных критериях. Финансы, по его убеждению, представляют собой средство рационального претворения в жизнь экономической политики государства, техническое орудие реализации целей, к которым стремится государство. «Мы утверждаем – пишет он, – что научная теория финансов должна базироваться на политическом учении и на общей теории государства... Мы приходим к выводу, что научные законы финансов базируются на политическом критерии». Конечно, с таким подходом к финансам, как одному из средств в экономической политике можно соглашаться либо не соглашаться. Но бесспорно то, что политический фактор играет большую роль в развитии финансовой системы, а она, в свою очередь, является одной из ведущих подсистем в экономической политике, проводимой государством2.

Но самым важным в этой сфере является соответствующий политический режим, так как исторический опыт показывает, что тип организации политической власти (форма правления и политический режим) воздействует на уровень экономического развития государств, порождая ряд закономерностей. В частности, республиканская форма правления с хорошо развитым демократическим политическим режимом обеспечивает благоприятные условия для экономического развития и как результат – для подъема уровня благосостояния народа. Не случайно первые десять наиболее развитых в экономическом отношении современных государств – это демократические страны. К примеру, в условиях острой политической Курс политологии /общ. ред. проф. А.Г. Грязновой. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : ИНФРА-М, 2002. – С. 324.

обстановки, сложившейся в ноябре 2000 г. при выборах 43-го президента США, из-за устаревшей избирательной системы и противоречивых результатов голосования, политики и жители этой страны были вынуждены долго ждать окончательных результатов выборов.

Известно, что Дж. Буш (кандидат республиканской партии) получил в целом по стране 49 млн 820 тыс. голосов избирателей и 271 голос выборщиков, а его оппонент – А. Гор (лидер демократов) – соответственно, 50 млн 158 тыс. и 267 (с учетом того, что 25 спорных голосов выборщиков от Флориды перешли в пользу Дж. Буша)1.

Но несмотря на то, что общая процедура проверки подсчета голосов заняла около месяца, социально-политическая и финансово-экономическая обстановка в США оставалась стабильной.

А. Гор и его сторонники согласились с юридическими решениями избирательной комиссии и соответствующих судов по поводу итогов выборов. Также закономерным является снижение темпов экономического развития государств в переходные периоды, когда осуществляется смена политического режима. Пример России является очень точной иллюстрацией данной закономерности.

Таким образом, республиканская форма правления, а также парламентская монархия типа Великобритании создают наиболее благоприятную основу для экономического прогресса. Он обеспечивает экономическую свободу (в известных границах), остальное зависит от конкретных политико-властных структур, а именно от их способности оценить экономическую ситуацию, выработать программу конкретных мер и т.д.

1.2. Теория политики и основные парадигмы Политология как наука, изучающая политику, сегодня занимает важнейшее место в российском и зарубежном обществознании. Еще в античной общественной мысли политика, наряду с философией, была одной из центральных наук. В «Никомаховой этике» Аристотель именно ей отводит центральное место в своей всеобъемлющей по тому времени классификации наук. Для Аристотеля политика является важнейшей практической наукой, так Алебастрова И.А. Основы американского конституциолизма. – М., 2001. – С.67.

как она, по его мнению, решает задачу согласования всеобщего блага с благом отдельных людей посредством управления человеческим общежитием.

Категория политики – одна из самых сложных для объяснения и понимания в политологии. Трудности в истолковании политики связаны, прежде всего, с многозначностью этого явления общественной жизни. Политика является объектом исследования многих гуманитарных и общественных дисциплин. В широком же смысле политическая наука включает в себя политические знания разного порядка. К ним относят как собственно политологию, так и результаты изучения политики, например, философией, социологией, психологией, правом, этикой, географией и др.

Что же такое политика в самом широком смысле этого слова, то есть как относительно обособленная, автономная сфера или измерение жизни общества и человека? Каковы ее природа, специфика и отличия, к примеру, от экономики и духовной сферы?

Постановка этих вопросов настолько же стара, насколько стар и сам мир политики. За многовековую историю политической мысли сложились десятки и сотни инвариантов ответа на данные вопросы.

Наиболее известная в XX веке концепция политики как сферы деятельности человека и общества, повлиявшая впоследствии практически на все основные разработки современных моделей политической жизни, связана с трудами М. Вебера. Он писал, что «политика – это область общественных отношений по поводу власти, «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает»1.

Политика – сложное социальное явление. Поскольку непосредственными субъектами общественных отношений выступают человек и тем или иным способом организованные самостоятельные группы людей – а их великое множество, – то жизненно важным становится искусство посредничества между ними. Общество современного типа использует, прежде всего, политические средства (какие бы они ни были) для уменьшения изВебер М. Политика как призвание и профессия // Избр. произведения. – М., 1990. – С. 644.

держек противоречий в межчеловеческих отношениях, упорядочения и согласования действий людей ради своего спокойствия и социальной стабильности. Американский политолог Дж. Андерсон определяет публичную политику как «поведение некоторого актора или совокупности акторов в виде таких официальных государственный агентов, как парламент или правительство, которое проявляется в определенных сферах деятельности … Политика предполагает определенный курс действий, которому следует актор или совокупность акторов по поводу проблемы или ситуации»1.

Основными факторами политики выступают, прежде всего, большие социальные группы (классы, нации, народы, цивилизации), выражающие их интересы политические организации, институты, движения и лидеры. В качестве этих групп могут выступать классы, сословия, сообщества – этнические, профессиональные, возрастные, конфессиональные. Данное свойство политики отнюдь не исключает ее зависимости от действий отдельных личностей, небольших социальных образований, но предполагает необходимость видения их связи с более фундаментальными образованиями и интересами, возникающими в процессе взаимодействия большого числа людей.

Таким образом, к политике относится то, что связано со сферой публичного интереса и управления, где главным специфическим инструментом воздействия на разнообразные стороны социальной жизни служат власть, принуждение, авторитет, использующие практически всегда силу организации, в качестве которой могут выступать партии, союзы, государства, движения, институты. Как пишет известный американский политолог Р. Далл:

«Политическая жизнь начинается тогда, когда люди видят в государстве фактор удовлетворения или неудовлетворения своих жизненных потребностей»2.

Чаще всего сущность политики пытаются выявить через элемент, сквозь призму которого пытаются рассмотреть всю область политического. Такими элементами могут служить власть, инстиAnderson J. Pablic Policymaking: An Introduction. – Boston, 1994.

P. 4–5.

Participation in politics / Ed by J.R.Pennock and J.W.Chapman. – N.Y., 1975. – P. 4.

туты, ассоциации, интересы, действия и т.д. Но ни одна из «содержательных» концепций политики не оказывалась способной охватить все многообразие феномена политического, в разряд которого могут попадать явления самой различной природы, в том числе налоги и налогообложение.

Для обобщенной характеристики специфических подходов к анализу и объяснению политики нередко используется понятие парадигмы. Понятие парадигмы отражает связь политической мысли с типами миросозерцания, с общими философскими картинами мира, господствовавшими в те или иные исторические эпохи. Воплощаемые в парадигмах различные картины мира на протяжении человеческой истории задавали общие параметры и границы развития политической мысли1.

Теоретическое обоснование налогов и налогообложения не имеет глубоких исторических корней. До XVII века все представления о налогах носили случайный и бессистемный характер, что не позволяет относить их к серьезным теоретическим работам в данной области. Замена временных и чрезвычайных налогов на регулярные и всеобщие платежи вызвало их неприятие населением. Данное обстоятельство потребовало от государства и финансовой науки теоретического обоснования такого явления, как налоги. Поэтому основные налоговые теории (парадигмы) стали формироваться в качестве законченных учений начиная с XVII века.

Древний мир. Возникновение налогов обычно относят к периоду становления первых государственных образований: появляются профессиональные армии и формируется государственный аппарат, который необходимо было содержать. Другими словами, налоги в качестве основного источника покрытия пубПарадигма – (греч. paradeigma – пример, образец) научная теория, воплощенная в строгой системе понятий, отражающих существенные черты какого-нибудь аспекта действительности, но может выступать и как изначальная концептуальная схема, модель постановки и решения проблем. Введение этого понятия в широкий оборот по преимуществу связано с именем американского философа Т. Куна (1922–1996), выдвинувшего концепцию научных революций как смены парадигм – способов постановки проблем и методов исследования, главенствующих в науке в определенный исторический период.

личных затрат исторически объективно присущи государству как публичному образованию, требующему постоянного финансового обеспечения для своего функционирования. Как писал английский ученый А. Порки: «… государство и налоги появились на свет почти одновременно, ибо государство есть дитя, словно родившееся уже с ложкой в одной руке и мечом – в другой»1. По словам другого англичанина – экономиста С. Паркинсона, «налогообложение старо, как мир, и его начальная форма возникла, когда какой-нибудь местный вождь перегораживал устье реки, место слияния двух рек или горный перевал и взимал плату за проход с купцов и путешественников»2.

Одной из первичных форм налогообложения выступала дань с побежденного народа. Все имущество побежденной стороны переходило победителям в качестве военной добычи и покрывало военные издержки по принципу «война питает войну». Население поверженной страны обязывалось выплачивать содержание победителям. Иными словами, первый прообраз налогов – налог на побежденных.

Теорий налогообложения в этот период не существовало:

общие рассуждения о хозяйстве мы находим у Ксенофонта, Платона, Демокрита, Фукидида и Аристотеля. Платон и Аристотель в описании своих идеальных государств наделяли свободных граждан капиталом – землей и рабами. Ибо капитал обеспечивал досуг, а досуг, по словам Аристотеля, «необходим для самосовершенствования и участия в политике». Аристотель (384–322 гг. до н.э.) в своем сочинении «Политика» напрямую связывает уплату налогов с наделением людей гражданскими правами: «В Лакедемоне каждый поголовно должен делать положенный взнос – в противном случае закон лишает его гражданских прав»3.

В целом, в эпоху Древнего мира базовым считался принцип, по которому свободные граждане прямых налогов не платят. Как писал русский финансист П.П. Гензель, «были прекрасно известны технические приемы обложения, разнообразные кадастры и Porky A. The History of Taxation. – London: ABC Press, 1989. – P. 3.

Паркинсон С.Н. Закон и доходы. – М.: ЦНИИТЭИлегпром, 1992. – С. 14–15.

См.: Зуйков И.С., Зуйкова Л.В. Философские аспекты истории налогообложения // Налоговый вестник. – 1997. – № 9–11.

утонченные способы взыскания, но, тем не менее, у народов древности податные системы есть признак рабства или следствие деспотизма»1. Далее он писал: «В древнем мире не было финансового права, так как тогда не знали податного порядка в современном смысле. Тогда знали финансовое насилие, практиковавшееся по отношению к покоренным народам».

Если рассматривать с точки зрения политики налогов всю историю древнеримского государства, то можно выявить весьма важную закономерность: во все периоды, какая бы тяжелая ситуация ни складывалась в государстве, ни один политический лидер и его правительство не решались распространить на свободных граждан Рима в полной мере налоговое бремя, которое было обычным для всех остальных податных категорий населения империи. Столица жила за счет римских провинций. Налоги, которые взимались с провинциального населения, шли на содержание не только императорского правительства, но и на содержание всего населения города Рима. Кроме Рима, в привилегированном положении по отношению к другим частям империи находилась и вся Италия. Она рассматривалась как колыбель римского могущества, как центр мира, а поэтому считалась не частью римского государства, а его средоточием и воплощением.

Средние века, Новое и Новейшее время. Господство натурального хозяйства и обусловленное этим слабое развитие финансового хозяйства не содействовали развитию политических и экономических теорий о финансах в Средние века. Некоторые указания о финансах мы находим у Фомы Аквинского (XIII в.), но в основном, для средних веков характерны общие положения о финансовой нравственности, разбросанные в теологических, философских, политических и юридических сочинениях схоластиков.

В ранних феодальных государствах налоги рассматривались в качестве даров, подарков главе государства. Не случайно в Англии в средние века понятия «налог» и «дар» выступали почти синонимом и обозначались одним словом gift. В Германии же название налогов было связано с просьбой со стороны государства уплатить налог.

Гензель П.П. Очерки по истории финансов. Вып. 1. Древний мир. – М., 1913. – С. 48–49.

В дальнейшем налог стал рассматриваться как помощь населения своему государству. В немецком языке до сих пор сохранилось название налога steuer, что означает поддержку, лепту.

Однако в XVIII веке сформировалось представление о том, что налог имеет не только экономическое, но и политико-правовое содержание. Именно в этот период налог стал рассматриваться как юридическая обязанность граждан перед государством.

Так, в английском языке до сих пор некоторые налоги называют duty, т.е. долг, обязанность, во французском – impot, что означает принудительный платеж. Именно в таком значении понимание сути налогов сохранилось и до наших дней.

Как уже указывалось, в истории политической и экономической мысли разработаны различные парадигмы налога. Представление о сущности налогов и их месте в обществе менялось по мере развития государственных институтов и политической науки в целом. Так, примерно с XV века упрочение торгового капитала и технический прогресс обусловили новый этап развития научных теорий (парадигм) о налогах и налогообложении, которых, в целом, до настоящего времени было разработано несколько десятков. Поэтому рассмотрим, на наш взгляд, только самые известные из них.

1. Теория меркантилизма. Первой теорией экономической политики и налоговых отношений, большинство положений которой было выработано чисто эмпирическим путем, являлся меркантилизм. Основным его постулатом служит представление, что государственное содействие развитию промышленности и внешней торговли выгодно отражается на всех социальных слоях общества. Поэтому особое внимание уделяется так называемому «выгодному» торговому балансу. Рассматривая в качестве главной цели государства накопление денег, а главным средством ее реализации – внешнюю торговлю, руководящим началом меркантилизма постепенно становится протекционизм, направленный на охрану национальной промышленности от иностранных конкурентов для ускорения роста производительности национального труда. Для реализации этих принципов меркантилизм предложил следующие инструменты:

– жесткая протекционистская политика в отношении ввозимых товаров и минимальные таможенные пошлины на вывозимые из страны товары;

– привилегии отечественным торговым компаниям и предпринимателям посредством налоговых льгот и дотаций, а также обеспечение их стабильными государственными заказами для обеспечения роста цен на товары;

– колониальная политика, позволяющая метрополии увеличивать рынки для вывоза в колонии готовых товаров и ввоза оттуда сырья;

– регулирование заработной платы и цен на продукты питания для защиты бедных слоев населения и т.п.

Со второй половины XVI века наиболее проницательные представители меркантилизма приходят к пониманию того, что успешное развитие внешней торговли напрямую зависит от хозяйственного положения внутри страны. На смену раннему меркантилизму приходит поздний меркантилизм («мануфактурная система»), в связи с чем упор в экономической политике делается на протекционизм или политику всемерной государственной поддержки национальных производителей и торговцев. Не обходилось и без курьезов. Так, в Англии в конце XVI века действовал установленный свыше порядок, по которому два дня в неделю запрещалось есть мясо – это был «политический пост» в интересах защиты национального рыболовства. Веком позже, в целях поддержки английской суконной промышленности, вышло предписание погребать покойников не иначе как в шерстяном платье1.

В политике меркантилизм в XVII–XIX вв. тяготел к применению вооруженной силы в случаях, когда какое-либо государство пыталось ограничить ввоз товаров на свою территорию при помощи высоких пошлин или запретов2.

Основные положения этой теории были разработаны и сформулированы в работах англичанина У. Стаффорда «Краткое изложение некоторых обычных жалоб различных наших соотечественников» (1581), Т. Мена «Богатство Англии во внешней торСм.: Афанасьев С.Ф. Меркантилизм как предтеча государственного регулирования рыночных отношений // Вестник Финансовой академии. – Вып. 1. (25). – 2003.

См. к примеру: Бутаков А. М. Опиумные войны: обзор войн европейцев против Китая в 1840–1842, 1856–1858, 1959 и 1860 годах. – М.:

ООО «Изд-во АСТ», 2002. – 400 с.

говле» (1664), Дж. Стюарта «Исследование принципов политической экономии» (1767), итальянца А. Серра «Краткий трактат о причинах, которые могут привести к изобилию золота и серебра в странах, не имеющих рудников, применительно к Неаполитанскому королевству» (1613), француза А. де Монкретьена «Трактат политической экономии» (1615) и др.

Рассматривая меркантилизм как первую концепцию государственного регулирования рыночных отношений, следует отметить, что политика меркантилизма, проводившаяся в XVI– XVII веках в Европе и России, по всей видимости, не могла быть другой в период становления абсолютистских государств и создания национальных хозяйств. Ускоренное развитие экономики было возможно только в национальных рамках и во многом зависело от государственной власти и ее институтов, которые содействовали накоплению капитала и хозяйственному росту.

Как показывает история, государство в той или иной мере всегда необходимо экономике, его институты призваны выражать действующие в конкретном обществе стремления и интересы классов, социальных групп, граждан.

Исследования, проводимые в данной области, подтверждают, что и в настоящее время существует тенденция к ослаблению административных функций государств и усиление их роли в экономике. Например, в Великобритании, Франции, Германии, Италии, Нидерландах удельный вес государственных расходов в ВВП составлял в среднем: в 1870 г. 9–10%, в 1913 г. 12–13%, в 1950 г. 26% и в 1996 г. 45–46%. При этом в такой «цитадели либерализма», как США соответствующие цифры достигали 4, 9, и 33%. Таким образом, неуклонное повышение удельного веса государственных расходов в ВВП развитых стран является одной из важнейших закономерностей их социально-экономической эволюции за последние 130 лет1.

2. Атомистическая теория налогов, или теория «общественного (публичного) договора».

Она оформилась в эпоху Просвещения в XVII–XVIII вв. Ее основоположниками стали французские просветители С. де Вобан (1633–1707) и Ш. Монтескье (1689–1755). Они настаивали на См.: Бельчук А., Фридман Л. Либеральный фундаментализм // Независимая газета. – 2000. – Май. – С. 8.

договорном характере налога, согласно которому налог есть плата, вносимая гражданами в результате своеобразного заключения ими публичного договора с государством. Этот договор в отличие от теории эквивалентного обмена не является актом свободного волеизъявления граждан, он уже имеет черты обязательности. Иными словами, уплата налогов и в обмен на это пользование услугами государства является обязательным актом. Кроме того, данный обмен не является полностью эквивалентным, но все же он взаимовыгоден для обеих сторон.

Такая выгода определяется экономией на издержках, поскольку самозащита для каждого гражданина обошлась бы несравнимо дороже по сравнению с уплатой налога как платой за обеспечение этой защиты государством. Известный русский экономист И.М. Кулишер (1878–1934) так характеризовал данный обмен и его выгодность для граждан: «Хотя эта сделка далеко не всегда является добровольной и еще реже справедливой, но, все же, это обмен, и, в конечном счете, обмен выгодный, ибо самое неспособное правительство дешевле и лучше охраняет подданных, чем если бы каждый из них защищал себя самостоятельно и независимо от других»1.

Выгода государственная определяется обеспечением посредством налогов финансовых ресурсов для его существования, что гораздо лучше, чем альтернативное обеспечение таких ресурсов посредством доменов или регалий. По этому поводу С. де Вобан пишет: «Совершенно ясно и признано всеми, что все подданные государства нуждаются в его защите, без которой они не могут существовать, и не менее ясно, что государь, глава и правитель страны не может дать им эту защиту, если подданные не доставляют ему необходимых для этого средств»2.

Говоря преимущественно о защите, авторы теории понимали под ней не только защиту от внешних врагов, но и услуги государства по поддержанию внутреннего правопорядка, т.е. необходимость содержания суда, полиции и других государственных Кулишер И.М. Очерки финансовой науки. – Петроград, 1919. – С. 76–77.

Цит. по: Майбуров И.А. Теория и история налогообложения:

учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Налоги и налогообложение». – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – С. 78.

органов. Иными словами, налог выступал платой за весь комплекс выгод, получаемых гражданином от исправления государством своих функций. В связи с этим следует отметить, что положения этой теории позже не остались в полном забвении. Они легли в основу разработки современного принципа выгод (или, как его еще называют, принципа вертикальной справедливости), используемого для реализации принципа справедливости во многих налоговых системах.

3. Продолжением атомистической теории можно рассматривать теорию наслаждения и удобств. Эта теория была сформулирована швейцарским историком и экономистом Ж. Симондом де Сисмонди (1773–1842) в работе «Новые начала политэкономии», или «О богатстве в его отношении к народонаселению»

(опубликована в 1819 г.). Согласно этой теории налоги есть цена, уплачиваемая гражданином за получаемые им от общества наслаждения и удобства. С помощью налогов гражданин покупает не что иное, как удобства в виде общественного порядка, правосудия, обеспечения личности и собственности и т.д.

4. Теория страхования (теория налога как страховой премии). Была сформулирована в Трактате о налогах и сборах английского историка и экономиста В. Петти (1623–1687), а затем дополнена английским экономистом Д.Р. Мак-Куллохом (1789– 1864) и французским государственным деятелем А. Тьером (1797–1877). В соответствии с этой теорией налоги являются страховым платежом, уплачиваемым налогоплательщиками государству на случай наступления какого-либо риска. При этом в отличие от истинного страхования налоги уплачиваются не для того, чтобы при наступлении страхового случая получить сумму возмещения, а чтобы профинансировать затраты правительства по обеспечению общественного порядка и защиты собственности – своего рода сборы на содержание охраны.

5. Теория либерализма (классическая теория). С завершением периода первоначального накопления капитала на смену теории меркантилизма пришел экономический либерализм, главная задача которого состояла в освобождении экономики от государственной опеки. Всестороннее обоснование воззрений и установок экономического либерализма дали создатели классической школы политической экономии А. Смит (1723–1790) и Д. Рикардо (1772–1823). В основе их учения лежало представление об экономических законах, действующих подобно законам природы и определяющих основные направления и тенденции общественного развития. В экономике стихийно, без вмешательства государства устанавливается «естественная гармония». Смит называл такую гармонию в экономике результатом действия принципа «невидимой руки рынка», а в политической сфере – в концепции так называемого «минимального государства» или государства – «ночного сторожа», т.е. государства, основной задачей которого является поддержание порядка, охраны и защиты частной собственности и конкуренции1.

По мнению представителей этого учения, экономическая нейтральность государства должна проявляться в невмешательстве государства в экономику налоговыми методами, т.е. в неиспользовании государством налогов для регулирования экономических процессов. Государство должно лишь охранять право собственности.

6. Социалистические теории и идеи. В конце XIX века на развитие финансовой науки большое влияние оказали идеи социализма (К. Маркс, Ф. Энгельс, Ф. Лассаль): разработки К. Маркса и Ф. Энгельса в области финансовой науки необходимо рассмотреть по двум причинам. Во-первых, идеи марксизма оказали социализирующее влияние на развитие финансовой науки. Вовторых, марксизм в течение длительного времени был официальной доктриной СССР и стран социализма. Изучение финансовой литературы показывает, что К. Маркс и Ф. Энгельс не оставили специальных работ, посвященных вопросам финансового хозяйства. Но они в своих работах вынуждены были обращаться к разработке таких понятий, как налоги2, бюджет, государственный долг, кредит и т.д. Однако эти исследования были подчинены политической цели ниспровержения существующего строя. К.

Шамхалов Ф. Государство и экономика. Власть и бизнес. – 2-е изд., перераб. и допол. – М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2005. – С. 110.

«В налогах воплощено экономически выраженное существование государства. Чиновники и поэты, солдаты и балетные танцовщицы, школьные учителя и полицейские, греческие музеи и готические башни, цивильный лист и табель о рангах - все эти сказочные создания в зародыше покоятся в одном общем семени – в налогах» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. – М., 1955. – С. 308).

Маркс, обращаясь к Союзу коммунистов, писал: «Если демократы предлагают пропорциональный налог, рабочие должны настаивать на налоге, ставки которого растут так быстро, что крупный капитал при этом должен погибнуть»1.

Часто в литературе приходится встречать некоторые цитаты и изречения о налогах, которые приписываются Карлу Марксу, например: «Налог – это материнская грудь, кормящая правительство», «Налог – это пятый бог рядом с собственностью, семьей, порядком и религией», «Когда французский крестьянин хочет представить себе черта, он представляет его в виде сборщика налогов»... Действительно, эти фразы содержатся в знаменитой работе Карла Маркса, написанной им в 1850 году, – «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.». Однако, все вышеуказанные фразы самому Карлу Марксу не принадлежат. Из анализа контекста работы «Классовая борьба во Франции с 1848 по гг.» становится очевидным, что автором указанных выше изречений является вовсе не Карл Маркс, а его современник – французский политический деятель Шарль-Форб де Трион граф де Монталамбер (1810–1870). Карл Маркс в своем произведении фактически цитирует Монталамбера и полемизирует с ним как с оппонентом2.

Социально-политическому направлению принадлежит большая заслуга в разработке социальных аспектов финансовой науки. Основная его идея состояла в том, чтобы с помощью налогов осуществлять перераспределение национального дохода в пользу неимущих классов.

Приведенные парадигмы налога, разработанные учеными и государственными деятелями, в конечном счете, привели к тому, что в конце XIX – начале XX вв. во всех ведущих капиталистических странах окончательно оформились налоговые системы и сложились механизмы государственного и политического управления налогами и налогообложением.

7. Кейнсианская теория. Эта теория основана на исследованиях английского экономиста Дж.М. Кейнса (1883–1946) и Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е. изд. Т. 7. – С. 267.

Брызгалин А.В., Берник В.Р., Головкин А.Н. Налоги. Люди. Время … или этот безграничный Мир Налогов. – Екатеринбург: Из-во «Налоги и финансовое право», 2008. – С. 383.

его последователей. Сущность идеи этой теории заключается в том, что налоги рассматриваются как главный рычаг регулирования экономики и выступают одним из слагаемых ее успешного развития. По сути, данная теория прямо противопоставляется теории либерализма1.

Кейнсианская теория в той или иной форме и степени была принята большинством экономистов, политиков и государственных деятелей индустриально развитых стран, поскольку опыт социально-экономического развития в XX веке убедил их в том, что представленный самому себе рынок без той или иной формы государственного регулирования не может решить как сугубо экономические, так и социальные проблемы общества. Многие отрицательные эффекты рыночного механизма, особенно в социальной сфере, были поставлены под контроль государства. Государство взяло на себя ответственность за развитие различных сфер инфраструктуры и даже промышленного производства, – если требовалась поддержка каких-то важных для страны отраслей экономики.

Активно поддерживает теорию Дж.М. Кейнса известный финансист, управляющий «Банком Италии» Антонио Фацио, он писал: «Рынок должен управляться. Ибо самостоятельно он не может решить проблему труда и проблему освоения ресурсов страны. Существует тесная связь между экономикой, обществом, правом и политикой»2.

Во всех развитых странах резко увеличилась доля общественного продукта, перераспределяемого через налоговую систему в пользу государства. Благодаря этому возросли государственные расходы: их доля в развитых странах сегодня колеблется от 35% (США, Япония) до 50% и выше в европейских государствах. Были уничтожены юридические привилегии богатых слоев и социально-классовые перегородки. Созданы системы социальных гарантий в области медицины, образования, занятости, пенсий и пособий – за счет государственных расходов. Наконец, введена прогрессивная система налогообложения, в том числе налогов на наследство. Также государство взяло на себя ответственность за Подробнее см.: Кейнс Д. Общая теория занятости, процента и денег. – М.: Прогресс, 1978.

Цит. по: Наука. Общество. Человек / отв. ред. В.С. Степин; Ин-т человека. – М.: Наука, 2004. – С. 117.

проведение активной макроэкономической политики, используя для этого бюджет, денежно-кредитное управление и государственный сектор экономики.

8. Теория монетаризма. Была разработана в 60-х гг. XX в.

М. Фридменом. По мнению Милтона Фридмена, регулирование экономики можно осуществлять через денежное обращение, которое зависит от количества денег и банковских процентных ставок. При этом налогам отводится не такая важная роль, как в кейнсианских экономических концепциях. В данном случае налоги наряду с иными механизмами воздействуют на денежное обращение. В частности, через налоги изымается излишнее количество денег. Как видим, в монетаризме и кейнсианской теории налоги призваны сглаживать неблагоприятные факторы развития экономики и выступают инструментом регулирования экономики (М. Фридмен называет это «налоговым управлением экономикой»). В свободной экономике, утверждал он, есть одна и только одна социальная ответственность бизнеса – «использовать свои ресурсы и осуществлять деятельность, направленную на увеличение своих прибылей до тех пор, пока она остается в рамках правил игры, т.е. участвует в открытой свободной конкуренции без обмана и мошенничества». Как только это суждение будет признано, продолжал Фридмен, обуздывать рынок станет не «социальная совесть» управляющих, какой бы высокоразвитой она ни была, а «железный кулак правительственных бюрократов»1.

9. Теория предложения. Эта теория была очень популярной в экономически развитых странах с начала 80-х годов ХХ века. Ее создателями стали американские ученые А. Лэффер, М. Бернс и Г. Стайн.

Теория предложения в большей степени, чем кейнсианская теория, рассматривает налоги в качестве одного из факторов экономического развития и регулирования. Данная теория исходит из того, что высокое налогообложение отрицательно влияет на предпринимательскую и инвестиционную активность, что в конечном итоге приводит к уменьшению налоговых платежей. Как следствие, предлагается снизить ставки налогообложения и преFriedman M. The Social responsibility of business is to increase its profits. In: A Managerial Odissey. Problems in business and its environment.

Reading (Mass.), 1975. – P. 13.

доставить корпорациям все возможные льготы. Таким образом, снижение налогового бремени, по мнению авторов теории, приводит к бурному экономическому росту.

А. Лаффер сделал попытку дать теоретическое обоснование абсолютному налоговому лимиту в виде кривой, которая получила название кривой Лаффера. Он рассчитал, что при росте налогообложения, а вместе с ним и линейном росте налогового дохода до определенного уровня налоговой ставки хозяйствующие субъекты будут платить налог, не снижая своей активности. Увеличение налогообложения выше данной оптимальной ставки вызывает пропорциональное уменьшение налогового дохода. А.

Лаффер утверждал, что, в крайнем случае, когда налоговая ставка равна 100%, вообще не существует налогоплательщиков, потому что полностью исчезают экономические стимулы. В этом случае или происходит вывоз капитала из страны, в которой доходы фактически экспроприируются с помощью налогов, ставка которых равна 100%, или посредством уклонения формируется нелегальный сектор экономики, охватывающий всю экономическую активность. Поэтому линия на графике, отображающая рост налогового дохода, направлена вверх к максимальной величине налоговой ставки и образует кривую в координатной системе.

И в прессе, и в научной литературе «теорию предложения»

А. Лаффера часто называли налоговой революцией.

Ради справедливости следует сказать, что современные налоговые революции имеют ярковыраженный волновой характер и эпицентром налоговых цунами в течение последних 20–25 лет неизменно выступали Соединенные Штаты. Первая налоговая революция началась с приходом к власти республиканской администрации Рональда Рейгана в 1981 году, вторая – ровно двадцать лет спустя – с приходом республиканской администрации Джорджа Буша-младшего. «Рейганомика» действительно представляла собой решительный разрыв с той экономической политикой, которую в период после второй мировой войны проводили различные американские администрации как демократические, так и республиканские. Ее сердцевиной явились радикальные изменения в налоговых составляющих федерального бюджета, предложенные администрацией и успешно проведенные ею через Конгресс США. Требования резкого снижения всех видов налогов, особенно подоходных, на рубеже 1970–1980-х годов «овладели широкими массами» американских избирателей, уставших от высоких темпов инфляции (инфляция 1970-х годов носила беспрецедентный характер за всю американскую историю в ХХ веке), энергетических потрясений, начавшихся в 1973 году с арабо-израильской войны, резкого замедления темпов экономического роста и роста благосостояния, хронических дефицитов федерального бюджета, которые по тем временам казались непомерно огромными.

«Рейганомика» в ходе президентских выборов 1980 года была «единодушно» поддержана американским электоратом, с треском прокатившим на выборах Дж. Картера, однако Рейгану нужен был мощный пиаровский ход. И тогда на помощь бывшему калифорнийскому губернатору пришел в то время профессор экономики из университета Южной Калифорнии Артур Лаффер, нарисовавший перед десятками миллионов американских телезрителей на обыкновенной бумажной салфетке «магическую кривую», которая одним махом должна была разрубить «гордиев узел всех экономических противоречий», в которых в тот период запуталась американская экономика1.

По сути, Лаффер заявил, что сравнительно высокие ставки налогообложения привносят элемент конфликтности в распределение «плодов» экономической деятельности – положение столь же бесспорное, сколь и очевидное. Однозначно можно было понять только одно: А. Лаффер (как и Р. Рейган, а заодно с ним и десятки миллионов американцев) «накатил баллон» на налоговую систему США (или на высокие налоги, если угодно), и это обстоятельство сделало его графики «близкими и понятными» уму и сердцу широкого круга сочувствующих налогоплательщиков.

Предполагалось, что снижение налогов должно было привести к резкому увеличению темпов экономического роста и что в погоне за более высокими прибылями и зарплатами предприниматели (управляющие) и рабочие будут интенсивнее трудиться.

Сектор домашнего хозяйства начнет больше сберегать своих свободных средств, а фирмы и предприятия частного сектора (в том числе и малого бизнеса) будут расширять инвестиции в машины и оборудование, а также в научно-исследовательские разработки.

См.: Васильев В. История двух революций // Отечественные записки. – 2002. – № 4–5.

Возросшие доходы позволят предпринимателям и владельцам венчурных предприятий смело идти на большие риски, в результате чего возрастет творческий и инновационный потенциал американской экономики.

До этого места у А. Лаффера и других адептов «экономики предложения» все шло более или менее гладко – по крайней мере, в теории. А вот дальше следовал «ход конем»: следовательно, утверждал А. Лаффер, снижение налогов приведет к увеличению государственных доходов, поскольку резко расширится производственный и научно-технический потенциал американской экономики (это также было проиллюстрировано «кривой», хотя уже не столь понятной неподготовленным американцам). Трезво мыслящие американские экономисты схватились за голову: это положение было равносильно утверждению, что некоему человеку следует как можно скорее отдать часть содержимого своего портмоне посторонним лицам в надежде на то, что на следующее утро он обнаружит в нем солидную прибавку к первоначальной сумме. (Впрочем, для мифологического мышления превращение вполне естественное.) Да, «похудение» федерального бюджета может обернуться – при прочих равных условиях – солидным увеличением бюджетов фирм, домовладений и частных лиц. Но поскольку изменение налогового законодательства является сугубо политическим, а не экономическим процессом, где гарантия, что частный сектор, добившись расширения своего производственного потенциала, не потребует затем новых снижений налогов в надежде на еще большее увеличение своих экономических возможностей (что и произошло в году)? На этот вопрос ни А. Лаффер, ни другие теоретики «экономики предложения» не отвечали, но дело было сделано – налоговая революция была запущена1.

Как показывает американский опыт политической продажи налоговых революций, требуется достаточно простые пиаровские ходы, доступные пониманию широких кругов электората, т.е. налогоплательщиков. Но каковы последствия этой политической торговли налогами: обрушение системы федеральных финансов США в результате налоговой революции 1981 года (в расчете на Васильев В. Указ. соч.

первую половину 1980-х годов общий объем налоговых сокращений составил порядка 2,5% ВВП), вопреки логике теоретиков «экономики предложения» и в соответствии с простым здравым смыслом произошло быстро и приняло достаточно катастрофический характер. Расчеты показывают, что если в период 1970– финансовых годов среднегодовой размер бюджетных дефицитов федерального правительства составлял порядка $36 млрд (2,1% ВВП), то в период 1980–1989 финансовых годов среднегодовые дефициты увеличились примерно в 4,5 раза и составили порядка $157 млрд (около 4,0% ВВП)1. Таким образом, в относительном измерении бюджетные дефициты возросли почти в два раза, и этот факт явился самым убедительным доказательством элементарной несостоятельности теоретиков «экономики предложения».

Почему оказалась востребованной аргументация экономистов «школы Лаффера»? Все очень просто: администрация Рейгана в начале 1980-х годов подала дело таким образом, что дополнительный экономический эффект от снижения налогового бремени будет столь значительным, что к середине 1980-х годов федеральному правительству удастся сбалансировать бюджет и покончить с дефицитами – «проклятым наследием» кейнсианского прошлого Америки. Правление Рейгана показало, как велико значение политической составляющей налоговой революции.

Провозгласив политический лозунг снижения налогов, администрация Рейгана (да и Республиканская партия США в целом) оказалась заложницей созданного А. Лаффером экономического мифа: от курса на последовательное снижение налогов она уже не могла отказаться – по сугубо политическим соображениям, ибо этот курс обеспечивал голоса избирателей, следовательно – победу на выборах, в том числе и президентских.

Отрезвление пришло летом 1990 года – ситуация с бюджетными дефицитами стала выходить из-под контроля высшего политического руководства Америки, и администрация Дж. Бушастаршего была вынуждена пойти на повышение налогов. Ломка «налогового контракта» опять-таки оказалась исключительно дорогостоящей и стоила 41-му президенту его поста на выборах 1992 года.

Historical Tables. Budget of the United States Government. FY 2003.

Wash., 2002. – Р. 22–24.

К тому времени банкротство теоретических аргументов школы «экономики предложения» стало настолько очевидным, что «Кривая Лаффера» стала прочно ассоциироваться с инструментарием политических предвыборных технологий и лоббистских кампаний по проталкиванию через конгресс очередных налоговых реформ. Летом 1992 года окончательный приговор «экономике предложения» вынес один из ведущих экономистов США, лауреат Нобелевской премии по экономике, проф. Йельского университета Дж. Тобин.

Он, в частности, указал, что система стимулов «экономики предложения» была нацелена на то, чтобы «высвободить скованные энергии американского народа и побудить его работать более интенсивно, сберегать больше, инвестировать больше, организовывать больше собственных предприятий и фирм, брать на себя большие риски». Производственный потенциал экономики должен был взлететь на недосягаемую высоту. Однако все расчеты теоретиков этой школы пошли прахом при столкновении с суровой экономической реальностью. Идея Лаффера, что снижение налогов приведет к увеличению бюджетных доходов, стала объектом всеобщих насмешек: сбережения и инвестиции сократились до самых низких уровней. Они были призваны повысить налоговые стимулы, но оказались непродуктивными, поскольку большая часть доходов, полученная от них, пошла на текущее потребление. Налоговые стимулы, направленные на развитие рынка недвижимости, обернулись настоящей катастрофой, поскольку в сочетании с плохо продуманной системой дерегулирования экономики они привели к краху коммерческих банков и системы сберегательных учреждений, зависимых от гарантий и страховок федерального правительства. Преодоление этого кризиса в начале 1990-х годов очень дорого обошлось американским налогоплательщикам.

Колоссальные бюджетные дефициты и высокие учетные ставки опустили капиталовложения до опасно низкого уровня.

Кроме того, высокие учетные ставки привлекли на финансовые рынки США огромное число иностранных капиталов и способствовали росту курса доллара, что в свою очередь сделало американские товары неконкурентоспособными как внутри страны, так и за ее пределами1.

Суммарный дефицит за первые четыре года президентства Р.

Рейгана составил около 600 млрд долл., а за второй срок, проведенный им в Белом доме, – более 1,1 трлн долл.; отношение бюджетного дефицита к ВНП увеличилось в 1983 году почти в четыре раза по сравнению с показателем 1979 года и составило чуть более 6%2.

В сущности, от последствий «рейганомики» США оправлялись все 1990-е годы. В 1993 году демократическая администрация Билла Клинтона провела довольно значительное повышение федеральных налогов, пойдя на непопулярную меру, стоившую ей поражения на промежуточных выборах 1994 года и потери для Демократической партии контроля над обеими палатами Конгресса СШA в период 1995-2000 годов. Однако без этого повышения – с чем согласно в настоящее время подавляющее большинство американских экономистов – в США вряд ли наступила бы долгожданная «эра профицитов». Колоссальные профициты федерального бюджета в период 1998–2001 финансовых годов (их суммарная накопленная величина составила порядка $ миллиардов) вновь разожгли налоговые страсти. На волне требований немедленной дележки растущих бюджетных профицитов в размере $5,6 трлн3 в январе 2001 года республиканская администрация Дж. Буша-младшего провозгласила очередную налоговую революцию главным приоритетом своей внутриполитической деятельности.

Весной 2001 года конгресс утвердил налоговые сокращения на сумму в $1,3 трлн на период 2001–2010 годов. Но не успел в США начаться очередной финансовый год (1 октября 2001 года), как стало предельно ясно, что «эра профицитов» закончилась и в американскую экономику вновь вернулся дефицит бюджета.

Tobin J. Full Employment and Growth. Further Keynesian Essays on Policy. – Boston, 1996. – Р. 142.

Иноземцев B.Л. Расколотая цивилизация: научное издание. – М.:

«Acade-mia»; «Наука», 1999. – С. 210.

A Blueprint for New Beginnings. A Responsible Budget for America's Priorities. – Wash., 2001. – P. 185.

Публикация официальных прогнозов подтвердила, что в ближайшие 10 лет вместо обещанных $5,6 трлн профицитов Америка может рассчитывать не более чем на $665 млрд, или почти в 8,5 раз меньше, чем администрация предполагала еще за год до этого при проталкивании своей налоговой реформы1.

Американский опыт убедительно показывает, что налоговые революции новейшего времени сопровождали и будут сопровождать хронические дефициты федерального бюджета и резкий рост государственного долга (в частности, при Рейгане он вырос с $0, трлн в 1980 финансовом году до $2,9 трлн в 1989 финансовом году – в абсолютном выражении – и с 33,3% ВВП до 53,1% за этот период в относительном выражении). Вопрос, следовательно, состоит только в том, как долго сможет система федеральных финансов выдерживать подобного рода нагрузки?

Тем не менее, в настоящее время правящие круги США настойчиво проталкивают идею налоговых революций по всему миру, особенно рекомендуя ее для стран с «переходной рыночной экономикой», к числу которых относится и Россия2. Встает обоснованный вопрос: почему? За эти двадцать лет ситуация в мировой экономике претерпела радикальные перемены, и вопрос о том, кому достанутся выгоды от возможного сокращения налогового бремени, является исключительно актуальным, учитывая фактор огромной межстрановой мобильности современных потоков финансового капитала.

1.3. Обоснование категориальности налога в политологии Что такое категории? Исторически категории появились тогда, когда люди делали первые попытки научно объяснить окружающий их мир и свою жизнь, начали открывать для себя логические взаимосвязи между явлениями и процессами. Другими словами, категории – ровесники философии, учитывая, что первоначально философия включала в себя все научные знания (отBudget. Budget of the United States Government. FY 2003. – Wash., 2002. – Р. 415.

Economic Report of the President 2002. – Wash., 2002. – Р. 262–263.

расли науки стали выделяться из философии постепенно) и тесно переплеталась с искусством (прежде всего – с литературой), мифологией и религиозными воззрениями. Выработка категорий является необходимым условием человеческого знания.

Любая наука оперирует основными понятиями – категориями, вырабатываемыми ею в процессе развития. Категории (от греч. kategoria – высказывание, свидетельство) – формы осознания в понятиях наиболее общих свойств развития природы, общества и мышления. Изучение категориального аппарата любой науки – непременное условие овладения ее научным потенциалом. Так, например, не зная соответствующих формул, мы не можем использовать достижения математики, физики, химии и других точных дисциплин. Не имея представления о сущностных свойствах организма, протекания болезней и характеристик тех или иных препаратов, мы не сможем оказать квалифицированную помощь больному. И, наконец мы, не зная важнейших свойств политики, никогда не определим оптимальных путей и способов политического развития, будем продвигаться методом проб и ошибок, социальные последствия которых могут выражаться в войнах, насилии, несправедливости и т.д.

Ключевыми, исходными категориями политологии являются политика и политическое. Под политическим понимается особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с властными отношениями, с нормами, которые призваны гарантировать жизнеспособность того или иного сообщества людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей. Выяснение сущности политического, формы его проявления и реализации – важнейшая задача политической науки. Кроме базовых, исходных категорий политология оперирует большим количеством других категорий.

Так, авторы фундаментального учебника «Категории политической науки»1 исследовали такие категории политической науки, как: политическая власть, политическая система, политический режим, демократия, политический институт, политический процесс, политическое изменение, политическое поведение, политиКатегории политической науки: учебник // Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН) / Автор концепции проекта и руководитель авторского коллектива А.Ю. Мельвиль. – М.: МГИМО (университет), 2002. – 656 с.

ческая культура, политическая идеология, мировая политическая система и международные отношения.

Известные ученые Ю.В. Ирхин, В.Д. Зотов, Л.В. Зотова предлагают следующую систему категорий политической науки:

1) политическая власть, 2) субъекты политики, 3) политическое управление и политическое руководство, 4) политическая жизнь общества, 5) политический интерес, 6) политический процесс, 7) политическое поведение и др.1.

С историческим развитием цивилизации роль знаний постоянно возрастает, ибо усиливается воздействие человека на окружающую действительность и все большее значение приобретает созданная человеком, но существующая и развивающаяся по объективным законам, новая действительность. В связи с возрастанием роли знания повышается значимость категорий. Как отмечают И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин, «очень важен именно процесс превращения понятия в категорию, т.е. не только в средство фиксации некоторого содержания, но и в средство организации знания и познания»2. К. Ясперс (1883–1969 гг.) отмечал: «Подлинно характерным для современной науки является не какая-либо категория или какой-нибудь метод, а универсальность в разработке категорий и методов. … изучаются все формы, все предметы.

Следствием этого является возможность безграничного расширения категориальной сферы, а отсюда отсутствие законченного учения о категориях»3.

Опираясь на сказанное, можно утверждать, что познание политологии осуществляется не только на основе базовых политических категорий. Система категорий более сложный процесс, чем представляется на первый взгляд. Например, такую категорию, как политическая система образует своя группа категорий:

политические институты (государство – центральный элемент политической системы, а также политические партии и общественные организации); политические нормы – регламентированные (общепринятые и обязательные) правила политических отИрхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология: учебник. – М.:

Юристъ, 2001. – С. 23–24.

Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. – М.: Наука, 1973. – С. 126.

Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1991. – С. 104–105.

ношений, деятельности и поведения в обществе; политические отношения – характер взаимоотношений субъектов политики;

политическая культура – система ценностей и ориентации людей в политике; политическое сознание – отражение идей, представлений и восприятий людьми политики; политическая коммуникация – содержание и формы распространения политической информации в обществе.

Такую категорию, как политические ценности образует группа категорий: власть, демократия, гражданские свободы, политические права и др.

То же самое мы видим в других науках, например, в праве такая базовая правовая категория, как государство включает в себя следующую группу категорий: территория, гражданство, публичная (государственная) власть, государственный суверенитет, взимание налогов1.

Так, известный политолог М. Вебер, подробно исследуя в своей работе «Город» различные признаки города, отмечает: «Из того, что мы в нашем исследовании данного вопроса должны были говорить о «хозяйственной политике города», о «городской округе», «городских властях», следует, что понятие «город» может и должно быть введено не только в ряд рассмотренных до сих пор экономических, но и политических категорий»2.

Определение категорий имеет огромное значение для любой науки, поскольку именно с их помощью осуществляется процесс познания законов существования и развития конкретной действительности. Но категории не сводимы к понятиям. Между категорией и понятием есть общее – и то, и другое являются орудиями познания, – но функции у них различны. Понятие фиксирует наиболее существенные отличительные признаки (как общие, так и специфические) объекта. Иными словами, это описание некоторого содержания, в котором раскрываются не только внешние особенности объекта, но и внутренние закономерности его существования.

См.: Злобин Н.Н. Налог как правовая категория: дис. … канд.

юрид. наук / Н.Злобин. – М., 2003. – С. 42.

Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем.; сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова; предисл. П.П. Гайденко. – М.: Прогресс, 1990. – С. 317. (Социологич. мысль Запада).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО СПбГТЭУ) ИННОВАЦИИ В ОБЛАСТИ ТЕХНОЛОГИИ ПРОДУКЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО И СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО НАЗНАЧЕНИЯ Коллективная монография САНТК-ПЕТЕРБУРГ 2012 УДК 641.1:613:29 ББК Инновации в области технологии продукции общественного питания функционального и...»

«Р. Коробов, И. Тромбицкий, Г. Сыродоев, А. Андреев Уязвимость к изменению климата Молдавская часть бассейна Днестра Международная ассоциация хранителей реки Eco-TIRAS Р. Коробов, И. Тромбицкий, Г. Сыродоев, А. Андреев Уязвимость к изменению климата: Молдавская часть бассейна Днестра Монография Кишинев • 2014 Подготовка материалов, написание книги и ее издание стали возможными благодаря поддержке Посольства Финляндии в Бухаресте и ЕЭК ООН. Решение об издании книги принято на заседании...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Таганрогский государственный педагогический институт Е.В. Мурюкина Диалоги о киноискусстве:  практика студенческого медиаклуба Ответственный редактор доктор педагогических наук, профессор А.В. Федоров Таганрог Издательский центр ГОУВПО Таганрогский государственный педагогический институт 2009 1 УДК 316.77:001.8 ББК 74.202 М 91 Печатается по решению редакционно-издательского...»

«ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА (Часть 1) ОТЕЧЕСТВО 2011 УДК 520/524 ББК 22.65 И 90 Печатается по рекомендации Ученого совета Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта Научный редактор – акад. АН РТ, д-р физ.-мат. наук, проф Н.А. Сахибуллин Рецензенты: д-р. физ.-мат. наук, проф. Н.Г. Ризванов, д-р физ.-мат. наук, проф. А.И. Нефедьева Коллектив авторов: Нефедьев Ю.А., д-р физ.-мат. наук, проф., Боровских В.С., канд. физ.-мат. наук, доц., Галеев А.И., канд. физ.-мат. наук, Камалеева...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет Федеральное государственное унитарное предприятие Центральный научно-исследовательский институт геологии нерудных полезных ископаемых С.В. Крупин, Ф.А.Трофимова КОЛЛОИДНО-ХИМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ ГЛИНИСТЫХ СУСПЕНЗИЙ ДЛЯ НЕФТЕПРОМЫСЛОВОГО ДЕЛА Монография Казань КГТУ 2010 1 УДК 541.182.4/6: 665.612.2 ББК 33.36 Крупин С.В....»

«А.С.ЛЕЛЕЙ ОСЫ-НЕМКИ ФАУНЫ СССР И сопрЕ~ЕльныIx СТРАН '. АКАДЕМИЯ НАУК СССР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫй НАУЧНЫй ЦЕНТР БИОЛОГО-ПОЧВЕННЫй ИНСТИТУТ А. С. ЛЕЛЕЙ ОСЫ-НЕМКИ (HYMENOPTERA, MUTILLIDAE) ФАУНЫ СССР И СОПРЕДЕЛЬНЫХ С'ТРАН Ответстпеппыи редактор В. и. ТОБИАС ЛЕНИНГРАД ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДК 595.794.2(47+57). фауны СССР и сопредельных MutiIlidae) Л елей А. С. Осы-немки (Hymenoptera, стран. - Л.: Наука, 1985....»

«Е.А. Урецкий Ресурсосберегающие технологии в водном хозяйстве промышленных предприятий 1 г. Брест ББК 38.761.2 В 62 УДК.628.3(075.5). Р е ц е н з е н т ы:. Директор ЦИИКИВР д.т.н. М.Ю. Калинин., Директор РУП Брестский центр научно-технической информации и инноваций Государственного комитета по науке и технологиям РБ Мартынюк В.Н Под редакцией Зам. директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси д.г.н. Волчека А.А Ресурсосберегающие технологии в водном...»

«Волгоградский государственный педагогический университет Николай Михайлович БОРЫТКО ПРОСТРАНСТВО ВОСПИТАНИЯ: ОБРАЗ БЫТИЯ Волгоград 2000 ББК 74(03) Б839 БОРЫТКО Николай Михайлович — канд. пед. наук, доц., докторант кафедры педагогики ВГПУ, зав. кафедрой воспитания и социально-педагогической работы Волгоградского института повышения квалификации специалистов образовательных учреждений Научный редактор: СЕРГЕЕВ Николай Константинович — д-р пед. наук, проф., первый проректор ВГПУ, зав. кафедрой...»

«Федеральная таможенная служба Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российская таможенная академия Владивостокский филиал Всемирный фонд дикой природы (WWF) С.Н. Ляпустин Борьба с контрабандой объектов фауны и флоры на Дальнем Востоке России (конец ХIХ – начало ХХI в.) Монография Владивосток 2008 УДК 339.5 ББК 67.408 Л97 Рецензенты: Н.А. Беляева, доктор исторических наук П.Ф. Бровко, доктор географических наук, профессор Ляпустин, С.Н. Л97 Борьба с...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.А. Михайлов МАКС ХОРКХАЙМЕР Становление Франкфуртской школы социальных исследований Часть 2: 1940–1973 гг. Москва 2010 УДК 14 ББК 87.3 М 69 В авторской редакции Рецензенты кандидат филос. наук А. В. Баллаев кандидат филос. наук П. А. Сафронов Михайлов, И.А. Макс Хоркхаймер. Становление М 69 Франкфуртской школы социальных исследований. Часть 2: 1940–1973 гг. [Текст] / И.А. Михайлов ; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФ РАН, 2010. – 294 с. ; 17...»

«169. Юдин В.В. Тектоника Южного Донбасса и рудогенез. Монография. Киев, УкрГГРИ. 2006. 108 с., (с геологической картой ). 1 УДК 551.24+662.83(477.62) ББК 26.3 (4 Укр - 4-Дон) Юдин В.В. Тектоника Южного Донбасса и рудогенез. Монография.- К.: УкрГГРИ, 2006._10-8 с. - Рис. 58 Проведено детальное изучение тектоники в зоне сочленения Донецкой складчато-надвиговой области с Приазовским массивом Украинского щита. Отмечена значительная противоречивость предшествующих построений и представлений. На...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.А. Михайлов МАКС ХОРКХАЙМЕР Становление Франкфуртской школы социальных исследований Часть 1. 1914–1939 гг. Москва 2008 УДК 14 ББК 87.3 М 69 В авторской редакции Рецензенты кандидат филос. наук А.Б. Баллаев кандидат филос. наук А.А. Шиян Михайлов И.А. Макс Хоркхаймер. Становление М 69 Франкфуртской школы социальных исследований. Ч. 1: 1914-1939 гг. [Текст] / И.А. Михайлов ; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФ РАН, 2008. – 207 с. ; 17 см. – 500...»

«STUDIA PHILOLOGICA Карен Степанян ДОСТОЕВСКИЙ И СЕРВАНТЕС Диалог в большом времени Я З Ы К И С Л А В Я Н С К О Й К УЛ ЬТ У Р Ы МОСКВА 2013 УДК 82/821.0 ББК 83.3 С 79 Издание осуществлено при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы Культура России (2012—2018 годы) Исследование проведено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта подготовки научно-популярных изданий Достоевский и Сервантес: диалог в большом времени,...»

«Министерство образования науки Российской Федерации Российский университет дружбы народов А. В. ГАГАРИН ПРИРОДООРИЕНТИРОВАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧАЩИХСЯ КАК ВЕДУЩЕЕ УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ Монография Издание второе, доработанное и дополненное Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005 Утверждено ББК 74.58 РИС Ученого совета Г 12 Российского университета дружбы народов Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 05-06-06214а) Н а у ч н ы е р е...»

«Д. О. БАННИКОВ ВЕРТИКАЛЬНЫЕ ЖЕСТКИЕ СТАЛЬНЫЕ ЕМКОСТИ: СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ Днепропетровск 2009 УДК 624.954 ББК 38.728 Б-23 Рекомендовано к печати решением Ученого совета Днепропетровского национального университета железнодорожного транспорта имени академика В. Лазаряна (протокол № 4 от 24.11. 2008 г.). Рецензенты: Петренко В. Д., доктор технических наук, профессор (Днепропетровский национальный университет железнодорожного транспорта имени академика В. Лазаряна) Кулябко В....»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ Ю. А. Васильев, М. М. Мухамеджанов ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ ШКОЛЫ ПРИ ЦК ВЛКСМ 1944–1969 Научное издание Монография Электронное издание Москва Московский гуманитарный университет 2011 УДК 376 В 19 Руководитель проекта А. А. Королёв, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Авторский коллектив: Ю. А. Васильев, доктор исторических наук, профессор, М. М. Мухамеджанов, доктор исторических наук, профессор. Под...»

«F Transfo F Transfo PD PD rm rm Y Y Y Y er er ABB ABB y y bu bu 2. 2. to to re re he he k k lic lic C C om om w w w w МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ w. w. A B B Y Y.c A B B Y Y.c РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНГАЗОВА Наиля Габделхамитовна КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ ABB ABB ОГЛАВЛЕНИЕ II.2. Образование множественного числа исчисляемых имен существительных.. II.3.Образование множественного числа сложных слов и...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Белгородский государственный национальный исследовательский университет ОПЫТ АСПЕКТНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА (на примере Белгородской области) Коллективная монография Белгород 2011 1 ББК 81.2Р-3(2.) О-62 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного национального исследовательского университета Авторы: Т.Ф. Новикова – введение, глава 1, заключение Н.Н. Саппа – глава 2,...»

«ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЕ И ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СИБИРСКОЙ ИСТОРИИ Коллективная монография Часть 8 Издательство Нижневартовского государственного университета 2013 ББК 63.211 И 91 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного университета Авто р ы: Я.Г.Солодкин (разд. 1, гл. 1), Н.С.Харина (разд. 1, гл. 2), В.В.Митрофанов (разд. 1, гл. 3), Н.В.Сапожникова (разд. 1, гл. 4), И.В.Курышев (разд. 1, гл. 5), И.Н.Стась (разд. 1, гл. 6), Р.Я.Солодкин,...»

«С.А. МОИСЕЕВА Семантическое поле глаголов восприятия в западно-романских языках МОНОГРАФИЯ Белгород 2005 ББК 81.2 М74 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного университета Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Л.М. Минкин; доктор филологических наук, профессор Г.В. Овчинникова Научный редактор: доктор филологических наук, профессор Н.Н. Кириллова Моисеева С.А. М74 Семантическое поле глаголов восприятия в западно-романских языках:...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.