WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

«РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Монография Ответственный редактор кандидат географических наук В. В. Сухомлинова Биробиджан 2012 УДК 31, 33, 502, 91, 908 ББК 60 : 26.8 : 28 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Амурский государственный университет

Биробиджанский филиал

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Монография

Ответственный редактор

кандидат географических наук В. В. Сухомлинова

Биробиджан

2012

УДК 31, 33, 502, 91, 908 ББК 60 : 26.8 : 28 Рецензенты:

доктор экономических наук, профессор Е.Н. Чижова доктор социологических наук, профессор Н.С. Данакин доктор физико-математических наук, профессор Е.А. Ванина Региональные процессы современной России / отв. ред. В. В. Сухомлинова.; Биробиджанский филиал ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет». - Биробиджан, 2012. – 327 с.

ISBN 978-5-902452-31- Коллективная монография учёных России посвящена описанию процессов, обеспечивающих формирование и динамику регионов как социально-территориальных систем, имеющих свою специфику и изолирующие барьеры. Регион становится системой с помощью региональных процессов, каждый из которых выполняет свою функцию в стабилизации и динамике региональных систем. В данной монографии на примере различных регионов России рассмотрены природные и социальные процессы, выполняющие определённые функции в формировании социально территориальных систем.

Монография будет интересна специалистам в области формирования природных, социальных и экономических систем.

© Биробиджанский филиал ISBN 978-5-902452-31- Амурского государственного университета,

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1 РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ: ИЕРАРХИЯ И СТАДИИ РАЗВИТИЯ

(В.В. Сухомлинова)

Глава 2 КОЭВОЛЮЦИЯ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ, ТЕРРИТОРИИ

И ОБЩЕСТВА

РУДНАЯ И РОССЫПНАЯ ЗОЛОТОДОБЫЧА В АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ:

ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ (Н.С. Остапенко, А.А. Ильин, О.Н. Нерода)

СТЕРЕОТИПЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ КАК ОСНОВА

КОЭВОЛЮЦИИ ТЕРРИТОРИИ И ОБЩЕСТВА (Н.Р. Сухомлинов)

УНИФИКАЦИЯ ЗОНАЛЬНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ КАК СЛЕДСТВИЕ

ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ

СИСТЕМ (В.В. Сухомлинова) Глава 3 ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАХ

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И ПОЛИТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

КАК ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ НА ОТДЕЛЬНЫЕ РЕГИОНЫ СТРАНЫ

(НА ПРИМЕРЕ ТАССР) (Д.С. Свидерская)

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

(О.А. Васильева)

МЕСТО КРЕСТЬЯНСКОГО ДВОРА АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

В ЭКОНОМИКЕ РЕГИОНА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА (Т.М. Кажанова) Глава 4 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАХ

ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ

НОВОГО ФОРМАТА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ ЮЖНОЙ ЯКУТИИ)

(Т.С. Ермолаев)

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ТРАНСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ В РАЗВИТИИ

ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНА (Карасев С.Н.) Глава 5 СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАХ

ПРОЦЕССЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ДИАСПОР В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ

РЕГИОНЕ (НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКИХ ДИАСПОР ТАТАРСТАНА)

(Н.И. Оморова)

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ОЦЕНКА СОЦИАЛЬНО-НАПРАВЛЕННОГО

РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА НА СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЯХ

(О.Ю. Савенкова)

МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЗАНЯТОСТИ МОЛОДЁЖИ ЕВРЕЙСКОЙ

АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ (Деева Н.Н., Кузьмич Н.А., Садченко Ю.А.)

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О

РЕЛИГИОЗНОСТИ ЧЕЛОВЕКА (В.В. Цымбал) Глава 6 ОБРАЗОВАНИЕ КАК РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

ПРЕОБРАЗУЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

В СОЦИАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ (В.Н. Никитенко)

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ, НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И КУЛЬТУРНЫЙ

ПОТЕНЦИАЛ КАК ФАКТОРЫ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ В РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

ОБРАЗОВАНИЯ (Г.ЧИТА, 1924-1927 ГГ.) (О.Ю. Левченко)

НЕСООТВЕТСТВИЕ НЕКОТОРЫХ ЭЛЕМЕНТОВ СОВРЕМЕННОЙ

МЕТОДОЛОГИИ СТРАТЕГИРОВАНИЯ РАЗВИТИЯ ГОРОДОВ СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ (НА ОСНОВЕ ОПЫТА ТОЛЬЯТТИ)

РАЗВИТИЕ СОБСТВЕННОЙ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ В Г. ТОЛЬЯТТИ:

АНАЛИЗ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ТРУДОВОЙ ЖИЗНИ НАЕМНЫХ

РАБОТНИКОВ (НА ПРИМЕРЕ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

УРОВЕНЬ ПРЕСТУПНОСТИ В РЕГИОНЕ КАК ЭЛЕМЕНТ, ОТРАЖАЮЩИЙ

ПРАВОВУЮ КУЛЬТУРУ НАСЕЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ КЕМЕРОВСКОЙ

ОСОБЕННОСТИ ДИНАМИКИ И СТРУКТУРЫ ЭКСПОРТА ТОВАРОВ С

ТЕРРИТОРИИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (И.М. Тищенко)

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В коллективной монографии «Региональные процессы» представлены материалы исследования различных сторон проявления функционирования сложных многофакторных и многоаспектных систем – регионов. Под регионом понимается территориальная система, которая отделена от других территориальных систем природными, ментальными, государственными и административными границами. Эти границы способствуют формированию территориальной системы, которая отличается от других аналогичных систем. Специфика региона как социально-территориальной системы порождает специфичные процессы. Они усиливают отличие одного региона от другого и порождают межрегиональные процессы.





Сочетание региональных процессов различной направленности способствует формированию новых регионов и новых региональных процессов. Таким образом, изучение региональных процессов – это не только выявление специфики формирования конкретной социальнотерриториальной системы, но и реализация методического подхода, который позволяет рассматривать те или иные явления и структуры как часть региона. Последнее особенно ценно, поскольку позволяет увидеть целое в дискретном его проявлении. В данной коллективной монографии, представлены результаты исследований авторов из различных регионов России.

География авторов отражает и географию процессов, которые рассматриваются как региональные, поскольку отражают и формируют специфику социально-территориальной системы.

Россия - самая большая страна в мире, расположенная на двух континентах, в различных природных и, соответственно, этнических и культурных условиях, представляет собой прекрасную модель для описания региональных процессов. Такие исследования могут дать информацию как фундаментального, так и прикладного характера. Для того, чтобы понять большую страну, которая сама является регионом, необходимо понять специфику процессов отдельных её регионов.

На примере представленных регионов в монографии рассмотрены процессы основных иерархических уровней формирования и развития социально-территориальных систем. К таковым мы относим: природные условия и их динамику под воздействием человеческой деятельности, природопользование как процесс взаимодействия природы и общества, формирование стереотипов природопользования, региональные особенности добычи полезных ископаемых, влияние исторических процессов на формирование регионов, территориальное строительство как управленческий процесс организации региона, взаимовлияние власти, бизнеса и общества в проекции формирования региона, правовые основы самоорганизации региональных систем, образование как системообразующий процесс и его проявление в конкретных регионах, иерархия региональных процессов в динамике социальнотерриториальных систем.

Спектр рассмотренных тем реализации региональных процессов и их география позволяют надеяться на то, что цель монографии достигнута, сформированная картина региональных процессов и их роли в обеспечении устойчивости социально территориальных систем обладает достаточной степенью адекватности. Однако большая динамичность развития современных территориальных систем требует и большего внимания к исследованиям регионального характера.

ВВЕДЕНИЕ

Региональные процессы – это все процессы, формирующие социальнотерриториальную систему, в достаточной степени изолированную от других аналогичных систем. Все региональные процессы имеют иерархию значимости в формировании устойчивого состояния региона или его динамики. Поскольку территориальные, а особенно социально-территориальные системы, развиваются - в одном случае региональные процессы могут формировать динамику системы, в других – ее статику. Следовательно, одной из основных задач в исследовании региональных систем является определение степени воздействия процесса на социально-территориальную систему и выявление его иерархического уровня, а также его участия в формировании стадии развития территориальной системы. Иерархия процессов, в свою очередь, определяется тем, к какой категории относится процесс. Первичные процессы, изолирующие данные системы от аналогичных систем, формируют первичную устойчивость территориальной системы. Вторичные, появившиеся как результат развития первичных процессов или влияния извне, определяют динамику системы, то есть выводят её из равновесия. Результатом такой динамики является формирование новой социальнотерриториальной системы с отличительными особенностями, присущими предыдущему состоянию системы.

Современное состояние России как региона и регионов России как результата действия первичных и вторичных процессов определяется состоянием природных условий и природных ресурсов. Результатом формирования региональных систем является сложившаяся система природопользования, которая реализуется, прежде всего, в виде стереотипов природопользования и создания государственных структур, призванных обеспечить разведку и разработку полезных ископаемых и, соответственно, постоянный поток сырья для национальной экономики.

Всё природопользование можно разделить на стихийный процесс пользования природными ресурсами на уровне, например, собирательства, охоты и т.п. и организованный, на уровне промышленных предприятий, чья деятельность направляется и организуется государством. Разведка полезных ископаемых определяет будущее региональных систем, а их промышленная разработка формирует экономику и, следовательно, включенность региона в межрегиональные процессы. Одним из ресурсов, который, который во все времена от неолита до наших дней определял состояние региона, является золото, поэтому система определения его месторождений и возможности использования относится к категории специфических региональных процессов, позволяющих определить характер развития конкретного региона.

Стереотипы природопользования – это память поколений, положительный опыт эволюции, приобретённый в прошлом, но реализующийся в настоящем, независимо от степени его адекватности. Исследование стереотипизированности поведения человека, включённого в данную социально-территориальную систему, должно сводиться как к оценке степени адекватности стереотипа природопользования, так и к выявлению генезиса данного стереотипа, что позволяет выявить его роль в региональных процессах.

Любые формы природопользования влияют на состояние природной среды. Основным индикатором такого воздействия является состояние растительности, изменение которой может определить вектор развития всей социально-территориальной системы. Особенно ярко проявляется трансформация растительности под воздействием антропогенных факторов в лесной зоне. Большая часть воздействия на лес сводится к его уничтожению, что приводит территориальную систему в неустойчивое состояние, поскольку социально-территориальная система со всей совокупностью ментальных, культурных, социальных и экономических процессов, сложившихся в условиях одной природной зоны, переходит в условия, не соответствующие базовым климатическим параметрам территории. В этом случае изучение растительности, как части региона, должно решать задачи допустимости воздействия и изменения ресурсной базы в связи с масштабами воздействия.

К категории вторичных региональных процессов относятся все процессы самоорганизации человеческого общества от этногенеза до современных экономических и образовательных систем. Результатом многовекового развития региональных систем явилось формирование образования как системы особой важности. Доминирующая длительное время практически во всех региональных системах экономическая модель его развития перестала отвечать вызовам времени, выражающимся в устойчивом существовании и развитии глобальных гетерогенных систем. Экономика производства и потребления материальных ресурсов с неизбежностью приводит общество и окружающую среду к неустойчивым, кризисным состояниям, что негативно сказывается на самочувствии людей и состоянии среды их жизнедеятельности, как в региональном, так и в глобальном масштабах. В этой ситуации требуется поиск иной, альтернативной, экономической модели развития социально-территориальных систем. Такой альтернативой становится образовательная модель.

Актуальность темы о преобразующей функции образования в социальнотерриториальных системах обосновывается тем, что назрела необходимость выявить возможности образования в определении вектора развития и динамике гетерогенных систем, включающих в себя человека, общество и природу. Целью исследования по данной теме является обоснование миссии образования в динамике систем разной природы и сложности.

Основной задачей в этом случае является определение образования как феномена и выявление возможности образовательных институтов в преобразовании социальнотерриториальных систем. Путь к решению этих задач лежит через анализ роли образования в состоянии и развитии систем, включающих в себя человека, социальную и природную среду его жизнедеятельности, а также изучение оценок учёных, политиков, деятелей культуры относительно миссии образования в сложноорганизованных системах и их развитии.

Образование как региональный процесс обеспечивает непрерывность развития социальной и социально-территориальной системы. Эта непрерывность формирует прогресс человеческого общества и определяет характер и направленность экономических, социальных и управленческих процессов. На острие взаимовлияния региональных процессов власти, бизнеса, природопользования и состояния общества реализуется экономика как система, призванная удерживать регион в стабильном состоянии. Однако выполнить эту функцию экономика может только при определённых условиях. В российской действительности такими условиями являются сырьевая ориентированность и степень согласованности процессов социального блока. Особенно ярко это прослеживается на примере Дальневосточного региона, который всегда для России являлся регионом нового освоения с соответствующим преобладанием отраслей добывающей промышленности.

Тесное взаимовлияние экономических, социальных и управленческих процессов диктует необходимость их объединения как единого блока вторичных региональных процессов, оказывающих большое влияние на современные этапы становления социальнотерриториальных систем. Ключевыми моментами в этом блоке являются уровень жизни сельского и городского населения, уровень преступности, как проявление культуры общества в создавшихся условиях, и действия государства по формированию территориальных структур как в селе, так и в городе. Разброс специфики этих процессов по регионам России достаточно велик, но каждый регион, взаимодействуя с другими регионами, представляет собой самодостаточный пример региональных процессов, которые достойны своего уровня экстраполяции на другие социально-территориальные системы.

Память поколений, реализующаяся через различные механизмы преемственности, сформированные в обществе, является проявлением исторических процессов, функцией которых является влияние прошлого на настоящее.

В историческом аспекте самым значительным сословием, играющим часто определяющую роль в социальной и экономической жизни Российской империи, было русское крестьянство. В силу этого все изменения, которые происходили в деревне, оказывали решающее воздействие на все стороны жизни русского общества. Это повлияло и на формирование основных исследовательских задач: на первый план ставились процессы становления и развития крестьянского хозяйства, от состояния которого зависела судьба государства. Особенно значимым индикаторным свойством обладали крестьянские хозяйства на Дальнем Востоке, прежде всего в Приамурье и Приморье, поскольку именно от их состояния зависело освоение этих территорий, а в наше время уклад той крестьянской жизни проявляется в стереотипизации поведения, так как многие стереотипы ведения хозяйства и отношения к природе были заложены именно в то время.

К особому состоянию исторических процессов относятся такие явления, как территориальное строительство в так называемых национальных окраинах России. Формирование территориальной структуры регионов нового освоения, имеющих особую ментальную и культурную специфику, необходимо отнести к тем процессам, которые не только изменяют границы регионов, но и способствуют формированию новых интеграционных систем.

Проекцией этнокультурных процессов прошлого на настоящее является идентификация диаспор народов, включенных в российские регионы. Этнические процессы – это консолидация членов общества на основе самоидентификации, которая, в свою очередь, реализуется, прежде всего, по признаку языка, образа жизни и системы ценностей и этических норм.

Подобная консолидация формирует связь между регионами и влияет на вектор их развития.

Таким образом, региональные процессы в наше время могут быть сведены к формуле:

природная территориальная система вырабатывает характерные особенности, которые становятся факторами развития социально территориальной системы; последняя вырабатывает социальные, экономические, культурные, информационные, правовые, управленческие и иные вторичные процессы, которые становятся факторами и определяют дальнейшее развитие социально-территориальной системы. Единожды сформировавшись, регион порождает специфические процессы, которые оказывают влияние на сам регион, соседние регионы и в конечном счете все региональные системы мира. В этом плане все регионы мира являются в той или иной степени фракталами, отражающими в себе все региональные процессы мира, поэтому процессы, происходящие в одном регионе, являются, в той или иной степени, отражением мировых процессов.

Мы рады представить читателю исследования, проведённые в следующих регионах России: на Дальнем Востоке (Н.Н. Деева, Т.С. Ермолаев, А.А. Ильин, О.Н., Т.М. Кажанова, О.Н. Нерода, Н.С. Остапенко, Н.Р. Сухомлинов, В.В. Сухомлинова), на Северном Кавказе (О.А. Васильева), в Поволжье (И.В. Петров, Н.И. Оморова, Д.С. Свидерская), в Западной Сибири (О.Ф. Зонова, Е.В. Мамонтова, С.В. Суслова), в Забайкалье (О.Ю. Левченко). Такое разнообразие регионов позволяет сформировать адекватное представление о процессах регионального характера, происходящих в стране. Возможность экстраполяции результатов региональных исследований подкрепляется наличием материалов общерегионального и общесистемного характера (В.Н. Никитенко, В.В. Сухомлинова).

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ: ИЕРАРХИЯ И СТАДИИ РАЗВИТИЯ

Регион – территориальная система, имеющая свою специфику и границы. Это определение нуждается в дополнении, но одно несомненно – регион является сложной саморазвивающейся системой, которая формируется, трансформируется, приобретает устойчивость и неповторимость с помощью региональных процессов. Справедливо и обратное утверждение:

региональные процессы – это все процессы, происходящие на изолированной территории, выполняющие системообразующие функции.

Соответственно, все региональные процессы имеют иерархию значимости, степень которой может меняться на разных стадиях развития системы. Причём на разных стадиях одни из них могут способствовать формированию устойчивого статичного состояния региональной системы, другие – существенному или радикальному изменению статики и переходу системы на другой уровень развития, после чего системообразующие функции у процессов могут меняться.

Первичными процессами, формирующими особенность территории, являются, безусловно, природные. К таковым прежде всего относятся физико-географические и экологические. Климат, рельеф и гидросеть – это факторы, под действием которых, формируются экосистемы, имеющие свою специфику, адекватную географическим условиям. Объединяющим системообразующим началом на этом уровне является относительно, но все же в достаточной степени замкнутый поток вещества и энергии1.

В абиотической части такой системы перенос веществ преобладает над их трансформацией. В биотической части преобладает трансформация вещества, его удержание в данных географических границах и накопление трансформированного вещества преимущественно в высокомолекулярном состоянии, а именно – в живой и мёртвой органике, в том числе в виде запасённой и отложенной, например, в торфе и почве. Это накопление меняет среду, преобразуя её из физико-географической в экологическую, что усиливает и закрепляет специфичность территории, формируя таким образом природно-территориальную систему регионального уровня (рис. 1).

Следовательно, условием становления региона как социально-экономико-природной системы является географическая изоляция, которая способствует удержанию элементов.

Эти элементы, в свою очередь, служат основой для формирования специфической биоты, сформированной в конкретных географических условиях и адаптированной к ним. Эта адаптация позволяет накопить вещество и энергию в экосистеме, что усиливает её специфичность, замкнутость и, в конечном итоге, устойчивость.

Накопление живой и мёртвой органики преобразует среду, увеличивая степень её комфортности для видов, формирующих экосистему в данных географических условиях. Такая коэволюция географических и экологических процессов природной системы усиливает её специфичность и замкнутость, формируя, в конечном итоге, устойчивое состояние природной системы доантропогенной стадии.

Шишлов В.И. Циклы развития и эволюционные преобразования геосистем // Фракталы и циклы развития систем: материалы пятого Всероссийского постоянно действующего семинара «Самоорганизация устойчивых целостностей в природе и обществе». - Томск: Изд-во Института оптического мониторинга СО РАН, 2001. - С. 135-138.

Рис. 1 Направленность вещественно-энергетических потоков В формировании региональных процессов доантропогенной стадии прослеживаются два крупных периода: доэкологический и экологический.

В первом периоде живая материя присутствует, но не играет серьёзной средообразующей функции и, соответственно, не формирует изолирующих барьеров, специфики территории и не усиливает существенно замкнутость круговоротов веществ и элементов.

Во втором – экосистемы формируют биосферу, а живая материя в условиях, для неё пригодных, контролирует географическую оболочку, круговороты биогенных элементов, максимизируя их замкнутость и закрытость территориальной системы.

Таким образом, доэкологический и экологический периоды в формировании региональных процессов имеют свою последовательность.

1. Формирование территории. Основой этого процесса являются изолирующие барьеры любого характера от элементов рельефа и водоёмов до климатической и геологической специфики.

2. Формирование абиогенных круговоротов веществ и элементов, имеющих степень замкнутости, достаточную для завершения становления территории как системы.

3. Формирование биоты, адаптированной к условиям территориальной системы.

4. Формирование экосистем как фактора усиления изоляции территории.

По степени значимости этот фактор может быть разделён на две части: ранних и поздних стадий заполнения видами экологических ниш территории. В какой-то степени эти части могут совпадать с сукцессионным процессом отдельных экосистем, но в данном случае речь идёт о степени заполненности живой материей всего пространства территории.

Заполнение территории жизнью приводит к накоплению живой и мёртвой органики и, соответственно, максимальной трансформации параметров среды, что завершает формирование экологической среды на данной территории. Под экологической мы понимаем такую среду, состояние которой определяется экосистемами, то есть всей совокупностью живых организмов, объединённых в единую системную иерархию пищевыми цепями, сетями, пирамидами и иными связями, а также накопленной мёртвой органикой и неорганической материей, вовлекаемой в экологический оборот живыми организмами.

Таким образом, в каждый из периодов возникает своя система процессов, играющих определённую роль в формировании территориальной системы.

В доэкологическом периоде базой формирования территориальной системы является географическая среда со всей совокупностью географических изолирующих барьеров.

Геологическая и географическая среды формируют абиогенные круговороты элементов, которые обладают низкой степенью закрытости, но, тем ни менее, являются процессом, закрепляющим формирование территориальной системы.

Биогенные круговороты и экологическая среда на этой стадии формирования региональной системы или вообще отсутствуют, или находятся в зачаточном состоянии (рис. 2).

Рис. 2 Региональные процессы в доэкологический период 1 - Географическая среда, 2 - Экологическая среда, 3 - Абиогенные круговороты В экологическом периоде доминирующим фактором, завершающим формирование территориальной системы, становится экологическая среда. Живые организмы образуют малые круги круговоротов элементов, контролируя таким образом абиогенные круговороты и увеличивая степень их замкнутости и упорядоченности (рис. 3).

Таким образом, две схемы иерархий показывают противоположную направленность процессов, формирующих территориальную систему, то есть регион. Биологические и экологические процессы завершают формирование территориальной системы, образуя свой максимально замкнутый цикл элементов, процессов и явлений.

Главным итогом такой коэволюции является создание экологической среды, пригодной для заселения её человеком, а также формирование всей совокупности природных ресурсов, удовлетворяющих минимальные потребности человека и позволяющих человеческим сообществам закрепиться на данной территории. Эта минимальная достаточность территориально-ресурсных условий даёт начало новому этапу эволюции региона – антропогенному.

Рис. 3 Региональные процессы в экологический период 1 - Географическая среда, 2 - Экологическая среда, 3 - Абиогенные круговороты Вся эволюция живой материи сопровождается концентрацией элементов и веществ в живой материи и, соответственно, накапливается в мертвой органике. Это меняет среду, делая её пригодной для существования живых организмов, и формирует малые круговороты элементов. Человеческая деятельность на всех стадиях своего проявления уменьшает количество живой и мёртвой органики, способствуя её переводу в неорганическое вещество. Таким образом, характерной особенностью этой стадии развития регионов является формирование нового потока вещества и энергии, приобретающего направленность, противоположную эко-биологическому потоку.

Человек – это живая материя, поэтому он может жить только в экосистемах, удовлетворяя за их счёт свои основные потребности. Человек – это стадное территориальное животное, поэтому он может жить преимущественно на территории, которую считает своей и которую отстаивает как свою. Данный процесс сочетания реального и, что особенно важно, виртуального закрепления человека на территории носит название территориальной самоидентификации (ТСИ)1. Этот термин из поведенческой географии обозначает явление субъективного и обычно подсознательного деления всех участков суши, акватории и пространства на свои и чужие. В зависимости от того, в какую категорию большинство жителей региона включает тот или иной участок, строится поведение людей по отношению к территории. При этом факторы формирования территориальной самоидентификации во многом совпадают с факторами формирования территории как базы образования региона. Они делятся на природные и социальные и могут выполнять функцию изоляции или консолидации, что, в конце концов, и формирует образ территории и, при определённых условиях, регион. Из природных факторов значимыми являются рельеф, гидросеть, растительность и участки земли, имеющие особую ценность для природопользования, например, пригодные для распашки, сенокосов, пастбищ, сбора дикоросов, имеющие особое рекреационное и историческое значение. Из социальных – топонимика, административные и государственные границы, единое информационное поле, закрепляемое СМИ и нормативно-правовой базой существования социальноСухомлинова В.В. Социальные и мировоззренческие последствия гидроэнергетического строительства на Дальнем Востоке. - Владивосток: Дальнаука, 2001. - 90 с.

территориальной системы. Функцию социальных консолидирующих или изолирующих факторов в территориальной самоидентификации населения могут выполнять также производственные предприятия и транспортная система.

ТСИ является результатом территориальной самоорганизации (ТСО), под которой мы понимаем стихийное, то есть не регулируемое государством освоение территории с её заселением. В конечном итоге такая социально-территориальная система порождает экономикотерриториальную систему и эволюционирует в устойчивую социально-экономикогеографическую систему, которая, развиваясь, вступает в постоянное взаимодействие с другими системами, сформированными в других географических условиях. Это взаимодействие включает экономико-территориальную систему в мировой экономический процесс, сохраняя все черты обособленной системы. Чем в большей степени такая система включена в мировое хозяйство и сообщество, тем в большей степени она подвергается воздействию других социально-территориальных систем, что влияет на территориальную самоидентификацию людей этой системы, способствуя её как расширению за пределы первоначальной системы, так и раздроблению на более мелкие территориальные единицы. Раздробление порождено тем, что человек, меняя географическую среду, создаёт новые границы, визуально и психологически разделяющие его территорию на более мелкие части, которые могут идентифицироваться как свои территории, но разных уровней.

Таким образом, регион – это территориальная система, сформированная множеством центростремительных процессов, которые синхронизируют факторы и компоненты, объединяя их внутри региона в большей степени, чем за его пределами. Постоянство существования и направленности процессов синхронизации не только формирует регион, но и способствует его развитию и устойчивому существованию. В тоже время, каждая система поддерживает своё устойчивое состояние за счёт постоянного состава процессов – антиподов. Антиподом центростремительных процессов являются процессы центробежные. Они выполняют динамическую функцию, способствуя изменению региона и его системообразующих процессов за счёт усиления межрегиональных связей. В результате длительного существования комплекса центростремительных и центробежных процессов формируется сложная иерархия факторов, явлений, подсистем, систем и надсистем, выполняющих разнообразные функции в формировании регионов. При этом в каждом конкретном случае один и тот же процесс может одновременно носить центростремительный и центробежный характер. Кроме того, развиваясь, все региональные системы меняются, что сказывается, прежде всего, на изменении вектора процессов, когда центростремительность процесса начинает заменяться его центробежностью. Это является признаком как распада региональной системы, так и расширения её границ.

Основные региональные процессы, формируемые социальными 1. Природопользование Под природопользованием мы понимаем систему постоянного взаимодействия общества и природных систем, которая поддерживается за счёт изъятия вещества и энергии из природных систем с целью их трансформации в предметы потребления, не существующие в природе, или их использования в неизменном виде. К категории природопользования относится и пользование природными ресурсами без изъятия из природных систем. Это базовый процесс, поскольку человеческое общество ничем не отличается от любой другой формы существования живой материи, живёт за счёт экосистем, и по-другому жить не может. Качественные и количественные показатели природопользования являются индикатором состояния общества, так как изымаемые вещества и энергия меняют не только среду, но и само общество.

Поскольку человек и общество всегда в той или иной степени обладают свойством ТСИ, то процесс природопользования всегда, а на ранних стадиях развития особенно, носит характер общения со своей территорией и потому, безусловно, относится к категории центростремительных процессов. Эти процессы настолько значимы, что определяют не только состояние среды и устройства общества, но и оказывают влияние на формирование менталитета, а также существенно воздействуют на географический детерминизм.

Несомненно, базовыми условиями формирования социально-территориальной системы являются природные условия и ресурсы, которые могут обеспечить физиологический минимум существования человека. Для разных территорий этот минимум может быть разным. В экстремальных природных условиях, где удовлетворение физиологических потребностей обратно пропорционально количеству базовых ресурсов, население никогда не достигало большой численности, а главное - не концентрировалось в больших поселениях. В настоящее время, несмотря на то, что длительное существование большой плотности людей на территории разрушает экологическую среду, наиболее плотно заселены именно регионы с изначально благоприятными природными условиями. Формирование мировой экономики и, соответственно, увеличение степени доступности природных ресурсов других территорий, не сильно повлияло на концентрацию населения. По-прежнему наблюдается большая плотность населения и развитие мегаполисов в зонах с благоприятными природными условиями.

При рассмотрении роли природопользования в формировании регионов мы столкнулись с проблемой методологического характера, которая заключается в ответе на вопрос: куда относить сельское хозяйство. Поскольку это - хозяйство, его следует относить к категории экономических процессов. Однако в сельском хозяйстве изначально используется почва как возобновимый, точнее, условно-возобновимый природный ресурс, так как в сельском хозяйстве он разрушается быстрей, чем возобновляется. Получается, что это производство, не отчуждённое ни от природных условий, ни от природных ресурсов, в котором изымается не ресурс, а продукт. Поэтому сельское хозяйство в его природной, изначальной, форме мы относим к природопользованию. При этом выращивание продуктов на гидропонике, а также выращивание животных исключительно в стойловом содержании природопользованием не является В целом природопользование как региональный процесс следует разделить на две части по территориальному признаку. Изъятие или использование природного ресурса социумом на своей территории для собственной экономики или для эквивалентного, не дискриминационного товарообмена, необходимо отнести к категории центростремительных процессов. Природопользование, осуществляемое на чужой территории в целях изъятия ресурса или продукта (например, сельскохозяйственного) для использования не на территории изъятия, относится, безусловно, к категории центробежных процессов для социума, на чьей территории происходит изъятие. Для изымающего социума это, наоборот, процесс центростремительный. Вот почему добыча полезных ископаемых иностранными пользователями разрушительно воздействует на экономику страны, владеющей ресурсом. С точки зрения ТСИ и самооценки и самоосознания, это равнозначно захвату территории иностранными агрессорами. Такая дисгармония центробежного и центростремительного на одной территории разрушает социально-территориальную систему и способствует её включению в другой регион.

Таким образом, глобализация экономики и, соответственно, природопользования способствует укрупнению регионов, но разрушает ТСИ как способ закрепления человека на территории и формирования её виртуального образа. Иными словами, чем больше в социумах центробежных процессов в области природопользования, тем в меньшей степени территория осознаётся как своя. Не стоит, однако, этот процесс детерриториализации сознания путать с его глобализацией, когда своей территорией является вся планета.

Понятие культуры расплывчато и неоднозначно. Не менее расплывчата и неоднозначна принадлежность культуры к региональным процессам. Однако если под культурой понимать некий стандарт состояния общества, включённого в определённую территориальную систему и сформированного в условиях длительной изоляции от других обществ, то необходимо признать, что культура не только территориальна по своему происхождению, но и является региональным процессом, поскольку объединяет всех носителей культурного стандарта. Его суть состоит в устойчивом существовании системы ценностей и запретов, а также иных индикаторных свойств, призванных отличать своих от чужих.

Многообразие природных условий порождает и многообразие этносов, являющихся продуктом географической изоляции и отшлифовкой генотипа из генетических вариантов, случайно сконцентрированных на этой территории. Специфическая культура, свойственная данному этносу, формируется как по причине длительной изоляции, то есть центростремительных процессов, так и по причине контактов с иными обществами, то есть центробежных процессов. Она же является ещё и продуктом природопользования, длительно существовавшего в данных природных условиях и ставшего по этой причине стереотипизированной формой поведения. Не удивительно, что культура скотоводов-кочевников сильно отличается от культуры земледельцев или охотников-собирателей. Радикальные отличия в природных условиях и формах природопользования порождают и радикальные отличия в культуре.

Одной из форм проявления культуры является религия, под которой мы понимаем систему традиций и ритуалов, основанных на единстве представлений о высших силах и их роли в мире. Особенность религиозного мировоззрения состоит в том, что существование бога и формы его проявления не нуждаются в доказательствах, то есть, основаны на вере Современные монотеистические религии возникли на основе системы языческих культов. Большое разнообразие этих культов отражает разнообразие географических, природных и этнических систем. Любой этнос порождён природной системой с её ресурсными и средовыми особенностями в процессе взаимодействия с этими системами. Взаимодействие людей с природными системами и друг с другом формирует культуру и мировоззрение, которые порождают религию и регулируются религией. Этой территориальной спецификой природных систем и объясняется разнообразие культур и религий, а также их чёткая территориальная привязанность.

Одна из социальных функций религии – интеграционная. Общая религия объединяет людей, регулируя их поведение на основе единых в религиозной системе норм поведения.

Суть данных механизмов состоит в формировании правил и норм, воспроизводящих стереотипы поведения большинства людей этого общества.

С точки зрения географии, религия – это менталитет людей, объединённых общей территорией и формами природопользования, сложившимися в данных природных условиях.

В свою очередь, религия через догмы и ритуалы не только консолидирует общество, но и постоянно воспроизводит стереотипы поведения и мировоззрения. Воспроизводство формирует большие и малые общности людей с разным менталитетом и образом жизни, которые сохраняются, несмотря на то, что урбанизация и индустриализация резко снижает роль географической среды в жизни людей. Городская жизнь людей в разных регионах и в разных природных условиях не отличается существенно, в то время как любая религия имеет чёткие территориальные границы независимо от того, чем занимаются её последователи.

Таким образом, религия является наиболее консервативной частью культуры и является ярко выраженным региональным процессом, носящим центростремительный характер. Расселение носителей религиозных стереотипов распространяет не только мировоззренческие стандарты, но и ряд сопутствующих свойств: образ жизни, устройство общества, стереотипы природопользования. Так, например, расселение носителей определённой религии способствует распространению и определённых стереотипов. Например, расселение европейцев в Новый Свет привело к распространению христианства. В этом случае мы, вроде бы, имеем дело с центробежными процессами. Однако европейцы не просто переселились в Америку, а переселили менталитет, закреплённый религией. С этой точки зрения подобные переселения носят явный центростремительный характер, способствуя расширению Европы как региона за пределы первоначальной территории. От веками навязываемых религиозных догм и стереотипов в какой-то мере свободны только атеисты, но они тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо, они не свободны от культурных стереотипов общества, их взрастившего. Однако у атеиста больше возможности расширения культурных границ за счёт увеличения роли центробежных процессов в системе культурных норм и ценностей.

Таким образом, в целом культура как региональное явление носит скорее центростремительный характер, выполняя функцию барьера, усиливающего изоляцию социальнотерриториальных систем даже за пределами этой системы.

3. Социальные процессы Все социальные процессы происходят в социумах – территориальных компактных общностях, которые характеризуются преобладанием внутренних связей над внешними. Это преобладание носит характер самоорганизации, то есть формирования структур и функций, которые управляют динамикой и статикой социума.

Каждая система, в том числе и социальная, стремится к самосохранению1. Это основополагающий системный закон, без соблюдения которого существование систем немыслимо.

Самосохранение обеспечивается за счет постоянного действия механизмов, функций и структур. Все их действия направлены на снижение энтропии системы.

Появление новой системы всегда начинается с программирования, когда родительская система снабжает дочернюю средствами самоуправления в виде стандартных наследственных программ2. Материнской системой для человека являются все предшествующие биологические виды, эволюционное развитие которых явилось информационной базой для его появления3. Материнской системой для социума как формы существования человека является та же наследственная информационная база, но решающую роль здесь играет совокупность инстинктов, регулирующих поведение в сообществе, особенно взаимоотношения между полами, и организацию властной иерархии.

Все открытые системы, особенно живые, к которым относятся и социумы, поскольку они сформированы живыми организмами, являются адаптивными системами, которые переходят из одного состояния к другому с помощью обратной связи и информации4. Реализуются адаптивные свойства социумов главным образом в двух направлениях: адаптирующем (приспособление средовых систем к своим потребностям) и адаптационном (самоприспособление к особенностям средовых систем). Конечно, эти крайности никогда не реализуются в чистом виде, между ними существует множество промежуточных вариантов, однако именно они являются точками отсчета в развитии социумов. Начав своё развитие с преимущественно Мехонцева Д.М. Самоуправление и управление: Вопросы общей теории систем. - Красноярск: Красноярский университет, 1991. - 248 с.

Там же.

Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о человеке в компании птиц и зверей. - М.: Педагогика-пресс, 1994. - 208 с.

Саати Т., Кернс К. Аналитическое планирование. Организация систем. - М.: Радио и связь, 1991. с.

адаптационного направления, человек в результате перешёл к преимущественно адаптирующему. Последнее и приводило всегда социумы и этносы к локальным и, в конечном итоге, к глобальному экологическому кризису. Не случайно, поэтому, общество и наука пришли к пониманию необходимости устойчивого развития. Это означает осознанную коэволюцию социумов и экосистем, а также переход на новом уровне с преимущественно адаптирующего развития на преимущественно адаптационное.

Адаптивные механизмы – это самонастройка любой системы в соответствии с изменившимися внешними и внутренними условиями. Чем лучше налажены механизмы адаптации, тем меньше вероятности, что система выйдет за пределы своего существования, перестанет быть самой собой.

Вся совокупность социальных процессов, структур и механизмов в той или иной степени выполняет адаптивные функции, при этом управляя природопользованием и экономикой.

Внутренние, то есть социальные, адаптивные механизмы социума можно разделить на три крупных взаимозависимых блока. Первый - этика. Этот социально-психологический механизм регуляции всех уровней жизни социума вмещает в себя все противоречия человека как биологического вида, являющегося одновременно феноменальным и обычным1. В свою очередь, этика как адаптивный механизм социума делится на две части: формальную и неформальную. Неформальная этика - явление в основном биологическое, базирующееся на этолого-эволюционном наследстве человека. Она проявляется преимущественно стихийно и напрямую зависит от формы природопользования, от состояния средовых систем и самого социума. В силу многофакторности, и особенно в условиях ускорения изменений в социумах и социоэкосистемах, становление адекватной неформальной этики всегда запаздывает, что ведет к запаздыванию адаптивной реакции социума.

Компенсировать недостатки неформальной этики призвана этика формальная, то есть право. Формальная и неформальная этики четко детерминированы, но в отличие от второй первая является осознанным механизмом саморегуляции социума, который усиливает, ослабляет и направляет действие второй.

В жизни любого вида, а пластичного в особенности, существенную роль играет наследственность, трактуемая как универсальное влияние прошлого на настоящее2. Адаптивное поведение особи основывается как на первичной наследственно обусловленной инстинктивно-рефлекторной приспособленности, так и на вторичной, ситуативной, которая заключается в научении. В немалой степени это относится и к социумам. В социуме, кроме неформальной этики, функции наследственности и, в некоторой степени изменчивости, взяло на себя образование, которое также делится на формальное и неформальное. В данном контексте термин наследственность часто заменяется на преемственность, чем подчеркивается иной, не генетический способ хранения и передачи наследственной информации.

Неформальное образование, в свою очередь, делится на стихийное и направленное.

Стихийное образование – познание на личностном или коллективном опыте и выработка ценностных ориентиров, которые становятся элементом этики и в качестве поведенческих установок реализуются в адаптивном поведении. Направленное образование - ответная реакция социума, собственно адаптивный механизм в чистом виде, когда группа индивидов предпринимает осознанные действия, направленные на изменение существующих этических норм, стереотипов природопользования, уровня грамотности и т.п. Сюда относятся частные инициативы, акции общественных организаций, негосударственные образовательные структуры, занимающиеся образованием в обычном понимании этого явления, но помимо официальных программ. Уровень, размах и содержание направленного неформального образования – это показатели адаптивного поведения социума. Неформальное образование в большей Назаретян А.П. Универсальный вектор эволюции и перспектива интеллекта // Происхождение разума на Земле: материалы международного научного симпозиума. - Хабаровск, 1997. - С. 40-43; Сухомлинова В.В Системы “общество” и “природа”: разнообразие, устойчивость, развитие // Общественные науки и современность. - 1994. - № 4. - С. 135-141.

Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество.- М.: Устойчивый мир, 2001. - 200 с.

степени, чем формальное ориентировано на локальные социоэкосистемы.

Формальное образование - механизм, работающий на уровне макросоциумов, который выполняет функцию наследственности в масштабах всей социосферы. В силу этого формальное образование объединяет локальные социумы в единую систему и способствует стиранию между ними различий, обусловленных особенностями вмещающих экосистем. Противостоит процессу делокализации социумов неформальное, главным образом стихийное, образование. Формальное образование - это жесткая система, которая производит стандартизацию индивидов в интересах макросоциума. Это усиливает ориентацию формального образования на макроуровень и снижает разнообразие псиохотипов в социуме, что способствует сужению диапазона реакций социума на изменившиеся условия среды, то есть в конечном счете снижает его адаптивные способности. Однако именно формальное образование вместе с неформальным направленным является основным адаптивным механизмом, который переводит человека из объекта эволюции в субъект, что способствует изменению направления в развитии социума с преимущественно адаптирующего на преимущественно адаптационное.

Следующий механизм адаптивного поведения социума - наука. Она выполняет в социуме функции научения и изменчивости в масштабах крупных социальных систем. Отличительной особенностью науки является обобществление новой информации, которая стимулирует новые процессы и формирует новые потребности. Кроме нее из перечисленных выше механизмов такую функцию выполняет только неформальное стихийное образование, которое в этом случае ориентируется на локальные социумы. Отличительной же особенностью науки является формирование видового самоосознания, которое, кроме того, реализуется через формальное и неформальное направленное образование.

Наконец, еще одна сфера жизни социума, являющаяся его адаптивным регулятором это политика. В данном рассмотрении ее можно трактовать как способ формирования кибернетического центра, собирающего информацию и отдающего команды к действию. В связи с этим политика - это еще и способ концентрации адаптивных механизмов, что подразумевает их усиление.

Таким образом, все адаптивные механизмы можно разделить на две части: осуществляющие преимущественно функции наследственности (развитие на базе механизмов предшествующих состояний системы, в том числе системы родительской) и изменчивости (изменение программ функционирования). К первым относятся преимущественно неформальная этика и формальное образование. Ко вторым – наука и неформальное направленное образование1.

Каждый из этих механизмов, в свою очередь, выполняет свою регионообразующую функцию. Поскольку центростремительные процессы изолируют социальнотерриториальные единицы и, соответственно, закрепляют формирование региона как территориальной системы, мы должны все социальные процессы разделить на категории центростремительности и центробежности.

Яркий центростремительный характер имеют все неформальные процессы раннего периода формирования социально-территориальной единицы, когда изоляция между социумами носила максимальный характер. Неформальные этика и образование «закрывают» социум с помощью виртуальных изолирующих барьеров, делая его неповторимой единицей социо- и биосферы.

Юридически оформленное право является результатом развития этики и государства.

Будучи приемником неформальной этики, право носит яркий внутригосударственный, а, следовательно, и территориальный характер. Государственные законы направлены на защиту граждан данного, прежде всего от граждан этого же государства. Это консолидирует социум и закрепляет деление людей на своих и чужих, усиливая изоляцию данной социальноСухомлинова В.В. Механизмы самосохранения системы в современном социуме // Порядок и хаос в развитии социально-экономических систем: сборник материалов второго научного семинара «Самоорганизация устойчивых целостностей в природе и обществе». - Томск: Изд-во Института оптического мониторинга СО РАН, 1998. - С. 76-80.

территориальной единицы. В области юридического права центробежными можно считать только нормативы международного права. Однако оно не играет пока существенной роли в формировании регионов, но закрепляет уже существующие процессы расширения социально-территориальной системы, то есть формирования макрорегионов.

Наука и формальное образование из всех социальных явлений в наибольшей степени носят выраженный внетерриториальный характер. Иными словами, они центробежны по своему характеру, поскольку наука получает новые знания и делает их достоянием всего человечества, а формальное образование, тиражирующее достижения науки во времени и пространстве, делает эти знания стандартом информационного базиса развития человека и человечества. В каждом регионе наука и формальное образование имеют свою специфику, но это не мешает им выполнять функции единого информационного кода, являясь, подобно генотипу организмов, гарантом преемственности и последовательности развития социальнотерриториальных систем.

Экономика – это система организации труда по перемещению природного вещества и энергии с целью их преобразования и преобразование в продукт, удовлетворяющий потребности людей. Ключевыми моментами экономики являются производство и торговля. Конечным звеном экономического процесса является потребление продукта, удаление отходов производства и вовлечение переработанных природой отходов снова в производство, то есть осуществление обратного природопользования1. Чем дольше действует и развивается на данной территории экономика, тем в большей степени совмещаются прямое и обратное природопользование, когда отходы поневоле должны стать сырьём, поскольку больше брать сырье становится негде. Другим последствием длительного существования на данной территории экономики является накопление капитала во всех мыслимых формах, в том числе и в своём абстрактном виде – финансовой системе. Чем больше накапливается капитала, тем в большей степени производство выполняет свои регионообразующие функции.

Любое производство находится в рамках национальной экономики, то есть на территории страны и под действием законов данного государства. С этой точки зрения производство представляет собой наиболее центростремительную часть экономических процессов. Являясь основой национальной экономики, производство призвано гарантировать обществу устойчивое существование и поступательное развитие. Эта ярко выраженная центростремительность производства проявляется даже в условиях мировой экономики и международных корпораций.

Торговля призвана довести продукт до потребителя. Чем активней производство, тем на большую территорию оно должно работать. С этой точки зрения торговля является средством, расширяющим территориальные границы и объединяющим социальнотерриториальные системы. Центростремительная направленность торговли по мере насыщения рынка быстро сменяется её центробежностью, что превращает эту часть экономики в нить, на которую нанизываются территориальные системы, принадлежащие различным регионам.

5. Исторические процессы Если рассматривать историю как информацию о событиях в прошлом, то понятие «исторические процессы» является нонсенсом. Однако если рассматривать историю как череду событий в прошлом, которые оказывают влияние на будущее, то исторические процессы и есть проекция прошлого на будущее.

Все крупные системы обладают большой инерцией развития. Эта инерция проявляется в запаздывании реакции наиболее громоздких ранее приобретённых свойств основных функциональных единиц системы. В социально-территориальных системах наиболее реакционными являются социальные процессы и стереотипы природопользования. Именно это Бакланов П.Я. Теорема об экономическом районировании // Материалы XIV Совещания географов Сибири и Дальнего Востока. - Владивосток: Тихоокеанский институт географии ДВО РАН; Дальнаука, 2011. - С. 10-11.

существенное запаздывание по сравнению с техническими, экономическими и правовыми возможностями и есть проявление исторических процессов разной степени давности. К исторической проекции можно отнести концентрацию населения, например, на Ближнем Востоке, которая не соответствует состоянию природной среды, сильно разрушенной за долгие годы существования здесь земледельческого населения. Устойчивое существование полигамии в урбанизированных и земледельческих обществах обусловлено сильным запаздыванием этики, сформированной в экстремальных природных условиях, когда многожёнство, в частности, было гарантией высокой рождаемости и компенсацией большой смертности.

В России результатом исторических процессов является непропорциональное развитие регионов европейской и азиатской частей. Распад Советского Союза – это уже история, хоть и недавняя.

Для стран - бывших союзных республик СССР – его распад способствовал тому, что региональные процессы поменяли свой вектор с центростремительных на центробежные.

Однако следствием этого исторического процесса стало сохранение, хотя и в ослабленном варианте, бывших центростремительных процессов, объединявших огромную страну, её этносы и экономики. Принадлежность в прошлом к одной стране сказывается и ещё долго будет сказываться на жизни новых стран.

6. Динамика состояния природной среды Базовыми факторами формирования региона являются все изолирующие барьеры природного характера, а также природные условия и природные ресурсы внутри территориальной системы. На этой базе развивается общество с природопользованием, менталитетом, образом жизни и экономикой, которые порождены этими условиями и адаптированы к ним.

Однако при усилении антропогенной нагрузки на среду, особенно при земледелии и формировании селитебных территорий, природные условия сильно меняются, что влечёт за собой цепь изменений во всей социально-территориальной системе. Особенно ярко это проявляется в засушливых регионах, в которых разрушение первоначальных природных условий вызвало изменение природопользования, например, с оседлого земледелия на кочевое скотоводство, переселению или вымиранию целых социумов.

Динамика состояния природной среды в качестве регионального процесса является продолжением природных условий и ресурсов. Природная, а точнее, экологическая, среда выполняет центростремительные функции до тех пор, пока не теряет способности содержать социум. После этого в развитии социума возможны следующие варианты развития событий.

1. Вымирание, под которым понимается распад социально-терри-ториальной системы и перемещение с последующей ассимиляцией людей, выживших в данной социальной катастрофе, в иные социумы.

2. Переход на другие ресурсы и формы природопользования, что компенсирует снижение уровня жизни в результате экологического кризиса.

3. Переселение целого социума с сохранением основных системообразующих признаков – менталитета, уклада жизни, стереотипов природопользования и т.п. Подобное перемещение может воспроизводить стереотипы в неадекватных для них условиях, из-за чего, в свою очередь, развитие старой системы в новых условиях становится проблемным.

Таким образом, развитие человечества можно представить чередой подъёмов и спадов численности населения, переселений, вымираний и перехода на другие природные ресурсы с изменением методов и способов их разработки. В этом плане динамика состояния природной среды выполняет функцию спускового механизма региональной динамики, который срабатывает в ситуации экологического и ресурсного кризиса, меняя вектор процесса с центростремительного на центробежный.

При активизации межрегиональной торговли и формировании мировой экономики создаётся видимость независимости от изменений природной среды и снижения её комфортности. Эта иллюзия поддерживается за счёт межрегионального перераспределения ресурсов и создания искусственной среды, воспроизводящей слабое подобие природных комфортных условий. Мировая экономика, торговля и международное разделение труда способствуют смягчению локальных экологических кризисов. Однако ничто не даётся даром и этот смягчающий эффект влечёт за собой обобществление локальных ресурсно-экологических проблем и усиление аналогичных глобальных проблем.

Такова цена центробежных процессов изменения природной среды. Результатом процессов центробежности является новый системный переход: обобществлённые экологические проблемы приобретают центростремительный характер на глобальном уровне, определяя динамику самого крупного региона в мире – человечества на Земном шаре.

Таким образом, региональные системы, как и все сложные и открытые системы, развиваются, претерпевают изменения и проходят возрастные стадии, которые можно разделить на ранние, средние и поздние, или: молодости, зрелости и старости. В какой-то степени в развитии каждой социально-территориальной системы заложена и программа смерти.

Смерть может означать как гибель в результате вымираний и переселений, а также потери ряда системообразующих признаков, так и переход на другой, более высокий уровень. В любом случае самоликвидация системы начинается с изменения направленности региональных процессов с центростремительной на центробежную. Наиболее показательно это происходит при коэволюции таких процессов, как природопользование и экономика, которые, в свою очередь, напрямую зависят от состояния социума и, прежде всего, от численности населения данной территории.

Каждый социум в состоянии формировать свою региональную специфику при достаточно длительном существовании на данной территории, что возможно при условии способности вмещающих экосистем удовлетворять потребности растущего населения, не теряя возможности к восстановлению и самоподдержанию состояния.

Первоначальная стадия развития социально-территориальной системы характеризуется существенным преобладанием потоков вещества и энергии, изымаемых в процессе природопользования над потоком обратного природопользования, то есть выбрасыванием отходов экономики назад в природные системы. Кроме того, обязательным признаком раннего развития являются значительное преобладание размеров средовой системы над размерами социума, где под размерами понимаются все системообразующие характеристики систем, включая их территориальные размеры (рис.4.).

Экономика Экономика Природопользование Природная Обратное природопользование Рис. 4. Схема пропорций природной среды, природопользования, социума и экономики на ранней стадии развития социально-территориальной системы При благоприятных природных и ресурсных условиях, сопровождающихся достаточным уровнем экономического развития, размеры социума увеличиваются, что является следствием и стимулом увеличения количественных и качественных параметров прямого и, особенно, обратного природопользования. В результате социум «перерастает» собственную средовую систему. Это формирует кризисную ситуацию и подводит развитие системы к точке бифуркации. Классически благоприятным сценарием считается увеличение размеров вмещающей природной системы как за счёт расселения, так и за счёт вовлечения в оборот ресурсов другой территории, при этом социум может вступать в конфликт с другим социумом (Рис. 5).

Экономика Экономика Природопользование Природная Обратное природопользование Рис. 5. Схема пропорций природной среды, природопользования, социума и экономики на кризисной стадии развития социально-территориальной системы Рассматриваемая здесь модель развития предполагает переход социума на новый уровень развития, который сопровождается увеличением размеров территории, «обслуживающей» данный социум. При этом первоначальная территория обслуживания исчерпала свою возможность содержать социум и трансформировалась из среды экологической в среду географическую. Характерная особенность такой среды состоит в резком снижении способности живых организмов контролировать через трофические сети параметры такой среды (Рис.

6.).

Большой социум на большой территории может устойчиво существовать только за счёт высокого уровня самоорганизации всех компонентов и структур социально-территориальной системы. Одним из проявлений такой самоорганизации можно рассматривать самоограничение, которое должно реализовываться во всех сферах функционирования социальнотерриториальной системы.

Экономика Экономика Природопользование Природная среда 1 региона Рис. 6. Схема пропорций природной среды, природопользования, социума и экономики на стадии перехода на более высокий уровень развития социально-территориальной системы Поскольку самый дефицитный ресурс в этом случае - территориальный, особое значение приобретает территориальное самоограничение, проявляющееся в способности социума изымать часть территории из традиционного природопользования и формировать территории особого назначения, чаще всего в виде особо охраняемых природных территорий. Так, ограничивается процесс «поглощения» социумом природных территорий, что должно, в конце концов, приводить к очередному кризису и выходу к точке бифуркации.

Таким образом, региональные процессы представляют собой различные формы реализации одного явления – саморазвития социально-территориальных систем, прохождение ими кризисных состояний и возрастных стадий. Все системы, и территориальные в том числе, проходят через знаменитую дарвиновскую триаду - наследственность, изменчивость и отбор, закрепляя своё состояние в соответствии с условиями среды, как внутренней, так внешней1. Все социумы, успешно прошедшие точки бифуркации, формируют в конечном итоге социосферу, которая обслуживается всей биосферой. В этом случае региональные процессы должны быть направлены на обеспечение устойчивого состояния человечества, которое возможно только в условиях минимизации территориально-ресурсного роста и увеличения роли всех форм самоограничения.

Бакланов П.Я. Теорема об экономическом районировании // Материалы XIV Совещания географов Сибири и Дальнего Востока. - Владивосток: Тихоокеанский институт географии ДВО РАН; Дальнаука, 2011. - С. 10-11.

КОЭВОЛЮЦИЯ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ,

ТЕРРИТОРИИ И ОБЩЕСТВА

РУДНАЯ И РОССЫПНАЯ ЗОЛОТОДОБЫЧА В АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ: ИСТОРИЯ

И ПЕРСПЕКТИВЫ

Золотодобыча является одной из ведущих отраслей экономики Амурской области. Эта отрасль существует и развивается в регионе более 150 лет. Максимальные уровни золотодобычи приходятся на 1890-1910 годы (7 – 8 т в год), на 1972-1996 годы (8 – 11 т в год) и на период после 2000 года (12 – 20 и более т в год). Первый максимум был обеспечен ростом числа крупных золотобывающих компаний и числа старательских артелей; второй – ростом механизации золотодобычи и повышения обеспеченности приисков разведанными запасами россыпного золота; третий – введением в эксплуатацию новых рудных месторождений с открытым способом их отработки и прогрессивными технологиями переработки руд. Проблема стабилизации отрасли на достигнутом высоком уровне на длительный период может быть решена путём выявления новых крупных месторождений и быстрого наращивания разведанных запасов рудного золота. Ниже рассматриваются ресурсный потенциал и рациональные подходы к решению указанной проблемы.

Территория Амурской области включает фрагменты трех крупных разновозрастных геоблоков, отличающихся историей развития и своеобразием минерализации (рис. 1). Рудная и россыпная золотоносность установлены в каждом геологическом блоке. В большей мере золотоносность территорий определяется тектоникой, мезозойским магматизмом, геодинамикой развития тектоноблоков и процессами их последующей деструкции. Северная часть территории относится к Алдано-Становой складчато-глыбовой области и сложена преимущественно гранито-метаморфическими комплексами пород архея и раннего протерозоя. Здесь известны месторождения золота малосульфидной золотокварцевой формации Ледяное, Скалистое, Одолго, Золотая Гора, Успенское, Бамское, месторождение Кировское умеренносульфидной формации (сульфидов до 15%), и Березитовое золото-сульфидной (золотополиметаллической) формации.

Южная часть территории региона относится к Амурскому композитному геоблоку, большую часть которого составляют выступы Буреинского кристаллического массива. Здесь известны малоглубинные и приповерхностные (по глубине формирования) месторождения золота Покровское, Пионер, Буринда, Прогнозное и ряд рудопроявлений, в том числе Желтунак. Их руды убогосульфидные ( 1% сульфидов) с 2-3 кратным преобладанием количества серебра над золотом. Почти все месторождения золота этого геоблока пространственно связаны с Умлекано-Огоджинским вулкано-плутоническим поясом, прослеживающимся широтно вдоль северной его границы. Месторождение Прогнозное размещается в вулканоструктуре на восточной границе Буреинского массива. В этом геоблоке также выявлены месторождения комплексных золотосодержащих медно-молибден-порфировых руд (Боргуликан, Отрадное) и рудопроявления Елна и Верхне-Тыгдинское.

Промежуточная часть территории, в виде широтного клина, ограниченная СевероТукурингрским и Южно-Тукурингрским разломами, является составной частью шовной коллизионной структуры – Монголо-Охотского геоблока, сложенного терригенными породами палеозойского возраста, прорванными гранитоидными массивами палеозойского и мезозойского возрастов, штоками и дайковыми комплексами.

Рис. 1. Геолого-структурная схема и золотоносность территории Амурской области 1 – Алдано-Становой геоблок; 2 – Монголо-Охотский геоблок; 3 – выступы фундамента Амурского композитного массива; 4 – наложенные мезозой-кайнозойские впадины; 5 – вулканогенноплутоногенные системы; 6 – периферические и внутрикратонные прогибы; 7 – региональные разрывные нарушения; 8 – золоторудные объекты: месторождения (а), рудопроявления (б); 9 – типы золоторудных месторождений: золотокварцевые (а), золото-сульфидно-кварцевые (б), золото-сульфидные (в), золото-серебряные (г), золотосодержащие (д); 10 – контур Приамурской золоторудной провинции.

В восточной части этого геоблока, в рамках Верхнеселемджинского района, известны жильные месторождения малосульфидной золото-кварцевой формации Афанасьевское, Верхне-Мынское, Ворошиловское, Ингаглинское, Поисковое, Сагур, Токур, Унгличикан, Харга, Ясное, а также Токурское с жильным и метасоматическим оруденением и месторождение Маломырское с золото-кварц-сульфидным метасоматическим прожилкововкрапленным оруденением.

Во всех тектоноблоках, помимо отмеченных месторождений рудного золота, известно большое число неоцененных рудопроявлений и масса отрабатываемых россыпей золота. Все они находятся в составе 48 рудно-россыпных узлов, объединенных в 13 золотоносных районов (рис. 2). Данные на карте свидетельствуют о высокой экстенсивности в размещении золотоносности на территории региона. Золотоносные узлы расположены, в основном, в северной горной части региона и по обрамлению молодых впадин в пределах южного геоблока.

Рис. 2 Схема расположения золотоносных районов и узлов Амурской области (по Мельникову, Полеванову, 1990 г.) 1. История открытия первых россыпей и золоторудных месторождений в регионе.

Открытие россыпей золота.

Первые находки золота на территории Амурской области относятся к 50-м годам XIX века. Экспедицией горного инженера Н.Г. Меглицкого (1850-1851 гг.) в истоках реки Зея, а именно на ее левом притоке р. Купури, были обнаружены «знаки» золота. Первооткрывателем же первых промышленных россыпей в регионе является горный инженер Н.П. Аносов (экспедиции 1857-1866 гг.). Им были выявлены богатые и, как покажут последующие работы, очень крупные россыпи по рекам Джалинда, Янкан и Мадалан. Разработка россыпей начата в 1867 году, когда после завершения разведочных работ, в результате пробной добычи, были получены первые 295,7 г амурского золота. Официальным началом промышленной золотодобычи в регионе была организация Васильевского (ныне Соловьевского) прииска, которым в 1868 году было добыто 819 кг россыпного золота1. В последующие десятилетия признаки золотоносных россыпей и россыпи были выявлены по многим водотокам остальной территории области. По инициативе Н.П. Аносова уже в 70-х годах XIX века были созданы крупные золотопромышленные компании Верхне-Амурская, Средне-Амурская, Зейская, затем Ниманская. Возник также ряд менее крупных фирм и товариществ. Все они занимались не только отработкой выявленных, но и поисками и разведкой новых месторождений россыпного золота – специально организованными для этого партиями. К 1900 году в области работало 206 приисков, которые давали 1/6 часть добываемого в России золота.

В дальнейшем, благодаря усилиям горно-промышленных компаний и многочисленных Тове Л.Л., Иванов Д.В. Отчет по статистико-экономическому и техническому исследованию золотопромышленности Амурско-Приморского района. Т.II. ч. 11. - СПб., 1905.

старательских бригад, география открытий россыпей ширилась, наметились контуры основных золотоносных районов на территории региона1, выявлены наиболее крупные и богатые россыпи.

Открытие первых рудных месторождений. В 1881 году были сделаны первые заявки на рудное золото в бассейне р. Джалинда, но положительных результатов в тот период достигнуто не было. В 1889-1890 годах, в результате поисков рудного золота в Дамбукинском районе, в междуречье Джалон-Джалта были обнаружены жилы с содержаниями золота до 23,4 г/т. В 1900 году партия Верхне-Амурской компании в истоках р. Джалинда все же обнаружила кварцевые жилы с сульфидами и золотом до 25 г/т. В 1912-1914 годах здесь, на территории будущего Кировского месторождения, проводил разведку жильных тел инженер Рифман2.

В 1901 году в верховьях р. Селемджи были выявлены первые жилы Афанасьевского и будущего Харгинского месторождения. Разведка месторождения проводилась в 1916-17 годах, с 1922 года здесь были начаты в небольшом объеме добычные работы.

В 1909 году геологической партией Верхне-Амурской же компании под руководством К.В. Гроховского на севере региона в бассейне р. Сологу-Чайдах было выявлено месторождение Колчеданный Утес, относящееся по современным классификациям к золотосульфидной формации. Перспективы его оценивались неоднократно, последний раз в 90-х годах старательской артелью «Амур». Из-за удаленности и невысоких содержаний золота оно признано пока нерентабельным для отработки.

В 1916 году в Дамбукинском районе в бассейне р. Джуваскит старателями были открыты жилы месторождения Успенское, а в 1917 – богатые золотом жилы месторождения Золотая Гора. Первое в 1917-1930 годах эксплуатировалось разрезами и шахтами до глубин 18- м (добыто 0,4 т золота), второе – с 1917 по 1923 годы. Из окисленных руд этого месторождения добыто 1638 кг учтенного золота3. В последующие годы в процессе отработки россыпей Верхне-Селемджинского района были выявлены богатые золотом жильные тела месторождения Тарнах (1923 г.), Унгличикан (1924 г.), Сагур (1925 г.), Зазубринское (позднее переименованное в Ворошиловское, 1927 г.), Поисковое (оно же Верхне-Мынское), Афанасьевское и Разведочное (все в 1929 г.), Ингаглинское (1934 г.), Токурское (1939 г.), Ясное ( г.).

В среднем течении р. Ольдой, при отработке россыпи по ключу Константиновскому, левому притоку р. Хайкта, в 1933 году выявлено одноименное рудопроявление золота, впоследствии разведанное под названием месторождение Березитовое. Эти месторождения опоисковывались и разведывались старателями лишь с поверхности. Выявленные ими богатые участки жил сразу же и отрабатывались ямами, разрезами, мелкими шахтами или из штолен.

При снижении содержания золота по простиранию или на глубину, отработка жил, по причине нерентабельности, немедленно прекращалась. Фактически, все эти месторождения (кроме Березитового) следует считать неразведанными, геологически неизученными, а их ресурсы – неоцененными.

2. Этапы изучения золотоносности и развития минерально-сырьевой базы золотодобычи в регионе.

В исследованиях золотоносности и в развитии минерально-сырьевой базы золотодобычи региона можно выделить следующие три этапа.

Этап 1: 1851-1932 годы. В основном он уже охарактеризован (выше) и заключается в экстенсивном изучении золотоносности речных систем региона и попутном обнаружении проявлений рудного золота. В этот период поиски россыпей осуществлялись мелкими группами вольных старателей и партиями первых золото-промышленных компаний. Старатели обследовали водотоки, выявляли и отрабатывали новые россыпи вблизи действующих приАнерт Э.Э. Богатства недр Дальнего Востока. - Хабаровск-Владивосток, 1928. - 932 с.

Там же.

Там же.

исков, а также вели поиски в удаленных районах, с целью открыть новые богатые золотом места. Вслед за вольными старателями в районы обнаружения россыпей выдвигались поисковые партии крупных золото-промышленных компаний и вели расширенные поиски. При отработке россыпей места обнаружения обломков золотоносного кварца обычно опоисковывались. Выявленные жилы с богатым содержанием золота разведывались. Так, попутно были открыты месторождения Успенское, Золотая Гора в Дамбукинском районе, Харгинское, Афанасьевское, Ворошиловское, Ингаглинское, Сагурское, Токурское, Поисковое и другие в Верхнеселемджинском районе, Березитовое в Ольдойском узле. Специальное геологическое изучение 100-верстовой полосы вдоль строящегося Транссиба и отдельных золотоносных территорий в 1894-1913 годах проводили геологи Геолкома (Э.Э. Анерт, А.Ф. Бацевич, В.Н.

Зверев, М.М. Иванов, Д.В. Иванов, Я.А. Макеров, А.И. Хлапонин, П.К. Яворский и другие).

Этап 2: 1933-1945-1992 годы. Это период планомерного геологического изучения территории региона (В.З. Скороход, П.С. Бернштейн, А.А. Леонтович, В.В. Онихимовский, А.А.

Кириллов), в первую очередь с установленной золотоносностью, поисков и разведки россыпных и ранее выявленных рудных проявлений и месторождений. В эти годы в регионе также были проведены основополагающие геоморфологические, геофизические, металлогенические исследования и изучение месторождений с активным участием ученых центральных институтов страны (Ю.А. Билибин, Г.П. Воларович, С.Д. Шер, Ю.П. Козакевич) и институтов ДВГИ, АмурКНИИ, ИТиГ, ИГ Дальневосточного научного центра АН СССР (Е.А.

Радкевич, В.Г. Моисеенко, Г.И. Неронский, В.Д. Мельников, В.Г. Хомич, С.С. Зимин, Н.С.

Остапенко и другие) и ДВИМСа Мингео СССР (В.А. Буряк, Е.А. Кулиш и другие). Партиями ДВТГУ составлена серия геологических карт 1:200 000 на территорию региона, партиями ВАГТа – серия карт масштаба 1:50 000 на его северо-западную часть. В научном плане изучались известные рудные месторождения для познания их генезиса и разработки критериев прогноза новых. В 60-70-х годах началось широкое применение геохимических поисков по первичным, вторичным ореолам и потокам рассеяния, в том числе опережающая (геологическое картирование) геохимическая съемка территорий по потокам рассеяния масштаба 1:200 000.

С 1933 года все золотодобычные работы и поиски на рудное и россыпное золото в регионе были подчинены региональному тресту «Амурзолото». Затем с 1945 года функции поисков и разведки рудных и россыпных месторождений в регионе были переданы созданной конторе «Амурзолоторазведка». С 1958 года решение этих задач вменено Амурской КГРЭ, позднее – и другим экспедициям Дальневосточного геологического управления и Амурского РайГРУ. В этот период было разведано много россыпей, в том числе в удаленных северных районах.

Уже в 60-х годах возникло понимание того, что будущее золотодобывающей отрасли связано с вовлечением в отработку рудных месторождений. ДВТГУ были организованы геолого-съемочные работы 1:50 000 в наиболее освоенных золотоносных узлах и поиски месторождений в вулкано-плутонических поясах и зонах. В результате была выявлена серия месторождений: Покровское, Пионер, Бамское, Буриндинское, Прогнозное, Маломырское, Скалистое, Ледяное. Многие из них получили промышленную оценку, а Покровское и Березитовое разведаны. Этим для золотодобывающей отрасли в 70-80-х годах была создана «подушка безопасности» на будущее.

Возглавляемая трестом «Амурзолото» (затем ГОКом «Амурзолото», в последствии объединением «Амурзолото») золотодобыча на этом этапе характеризуется постоянно возрастающей механизацией – вводом драг, гидравлик, механизированной раздельной добычи, следствием чего явилось резкое увеличение объемов перерабатываемой горной массы и быстрого погашения разведанных запасов. Поэтому, к началу 1980-х годов возникла необходимость обосновать возможности повышения обеспеченности приисков разведанными запасами для стабилизации и дальнейшего увеличения объемов золотодобычи в регионе. Одной из основных задач организованного в регионе в 1980 году научного института – АмурКНИИ ДВНЦ АН СССР являлось изучение закономерностей формирования и размещения полезных ископаемых (в первую очередь золота) на территории региона и прогноз рудных и россыпных месторождений. Такие исследования были оперативно проведены и завершились прогнозными оценками ресурсов золота в регионе. Специалистами АмурКНИИ совместно с ДВИМСом остаточные ресурсы россыпного золота были оценены в 730-740 т, а с учетом глубокозалегающих россыпей и золотоносности крупных рек в 1160 т. Ресурсы рудного золота в регионе оценены в 3500 т (В.Д. Мельников, В.Г. Моисеенко, Г.И. Неронский, 1982 г.), а в полосе строящейся БАМ – 840 т (В.Г. Моисеенко, С.С. Зимин, 1984 г.). Такая высокая оценка ресурсов региона позволила ПО «Амурзолото» принять решение о реконструкции рудника Токур и совместной с АмурКНИИ и ПГО ДВТГУ разработке «Программы развития золотодобычи в Амурской области до 2000 года» (или Программа «Золото»). В ней было намечено интенсифицировать разведочные работы, в том числе на глубокозалегающих россыпях, поднять уровень россыпной золотодобычи в несколько раз, а добычу рудного золота за счет ввода еще двух рудников на разведанных Березитовом и Покровском месторождениях, довести до 5,2 т в 2000 году. Полная реализация этих планов, из-за форс-мажорных событий 1991-1992 годов, оказалась невозможной.

Этап 3: 1992-2011 годы. С развалом СССР бюджетное финансирование ГГП «Амургеология» резко снизилось и было направлено, в основном, на геологосъемочные работы, экологические исследования и, отчасти, на завершение геохимического опоискования территории региона методом донных потоков масштаба 1:200 000. В этот период были составлены листы геологических карт 1:200 000 нового поколения на все золотоносные территории, создана геологическая карта Амурской области 1:500 000 (Петрук, Беликова, Дербеко, 2001), продолжены региональные геохимические поиски по донным потокам 1:200 0001. В некоторых золотоносных узлах за счет отчислений от россыпной золотодобычи опоисковываются отдельные рудопроявления и открываются новые россыпи. В этот период новых рудных месторождений не выявлено, если не считать того, что ЗАО «Хэргу», в основном за счет областного бюджета, провел поисково-оценочные работы на Албынской зоне Харгинского месторождения и получил положительные результаты.

Геологоразведочные работы на ранее выявленных рудных месторождениях – Покровском, Березитовом, Бамском, Пионер, Маломырском, Албынской зоне и на их флангах, а также на ряде известных рудопроявлений, проводятся золотодобывающими предприятиями за счет собственных средств. Наибольший вклад в доразведку перечисленных месторождений (за исключением Березитового и Бамского) и их освоение внесли ГК «Петропавловск» и ОАО «Покровский рудник». Уже отрабатываются высокопроизводительным открытым способом Покровское (с 1999 года) Пионер (с 2008 года), Маломыр (с 2011 года), практически завершены подготовительные работы на Албынском месторождении. В последнем десятилетии акционерными геолого-разведочными и некоторыми золотодобывающими организациями, и в первую очередь ГК «Петропавловск», ведется активная переоценка многих ранее известных рудопроявлений.

3. Анализ золотодобычи из россыпных и рудных месторождений.

Золотодобыча из россыпей. В таблице 1 отражена добыча золота из россыпей региона по годам за весь период, а на рис. 3 отражена усредненная динамика золотодобычи в регионе по периодам в 10 лет. На графике вырисовываются два максимума золотодобычи. Первый из них приходится на 1890-1910 годы и характеризуется добычей от 6 до 8,3 т золота в год.

Максимальная золотодобыча в эти годы объясняется массовым открытием новых крупных россыпей в различных районах региона и интенсивной отработкой их богатых участков. Хотя труд золотодобытчиков и был в основном ручным, но приисков и артелей старателей было организовано много. В последующее время добычные работы велись уже на нарушенных отВьюнов Д.Л., Степанов В.А. Структура и зональность геохимического поля Приамурской золотоносной провинции // Доклады РАН, 2004. - Т. 397. - № 1. - С. 83-87; Некоторые вопросы проведения региональных геохимических поисков по донным потокам в районах с известной россыпной золотоносностью / Домчак В.В. [и др.] // Новые данные о минерально-сырьевых ресурсах Центральной части зоны БАМ. - Благовещенск: ДВГИ ДВНЦ АН СССР. – 1978. - С. 147-151.

работками россыпях. И хотя в золотодобыче частично начали применяться механизированные технологии, из-за Первой мировой и Гражданской войн и последующей неразберихи в руководстве отраслью годовой уровень добычи драгметалла значительно снизился до 4-5 т к 1915 году, и даже менее 1 т в 1919-1921 годах и не превышал 1-2 т в 1922-1933 годах.

Рис. 3. Объемы и динамика добычи рудного и россыпного золота Следующее существенное возрастание золотодобычи из россыпей приходится на 70е и последующие годы с нарастающим уровнем добычи от 7 т золота в год до максимального 12,2 т в 1995 году. Это стало результатом повышенного обеспечения приисков разведанными запасами (результат реализации программы «ЗОЛОТО»), организованными трестом Амурзолото, и Амурской КГРЭ ДВТГУ, перехода на механизированные способы золотодобычи (драги, гидравлики, раздельный способ), увеличения числа драг и числа механизированных старательских артелей. Небольшой промежуточный подъем уровня золотодобычи в 40-х годах (с максимумами до 6,5-8,5 т в 1940-1941 годах) объясняется интенсивной отработкой открытых в середине 30-х годов крупных богатых россыпей в Октябрьском золотоносном районе и организацией Ясненского и Октябрьского приисков для оперативного управления их отработками. На пяти работающих приисках увеличилось количество драг, гидравлик, а в конце 60-х годов появились механизированные старательские артели. Вскоре объемы золотодобычи артелей сравнялись с золотодобычей дражным способом. С 1997 года наметился спад в россыпной золотодобыче с минимумом в 2010 году (около 6 т). До начала 2011 года из россыпей региона добыто около 800 т учтенного золота (табл. 1).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАШМ И НАУКИ РОСаШСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСТОЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.М. ХУДЯКОВА, Д.В. ЖИДКМХ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГШ ИЗАЦИЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Монография ВОРОНЕЖ Воронежский госуларствевный педагогический уюяерснтет 2012 УДК 338:91 ББК 65.04 Х98 Рецензенты: доктор географических наук, профессор В. М. Смольянинов; доктор...»

«А.А. Хадарцев, С.Н. Гонтарев, Л.Г. Агасаров ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том IV ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том IV Под редакцией А.А. Хадарцева, С.Н. Гонтарева, Л.Г. Агасарова Тула – Белгород, 2011 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. А.А. Хадарцева, С.Н. Гонтарева, Л.Г. Агасарова. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2011.– Т. IV.– 204 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.;...»

«Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования Монография Пермь, 2010 Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  УДК 1 ББК 87.2 В 26 Рецензенты: Ведущий научный сотрудник ЗАО Уральский проект, кандидат физических наук С.А. Курапов. Доцент Пермского государственного университета, кандидат философских наук, Ю.В. Лоскутов Век В.В. В. 26 Влюбленность и любовь как объекты научного исследования....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Северный (Арктический) федеральный университет Н.А. Бабич, И.С. Нечаева СОРНАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ питомников ЛЕСНЫХ Монография Архангельск 2010 У Д К 630 ББК 43.4 Б12 Рецензент Л. Е. Астрологова, канд. биол. наук, проф. Бабич, Н.А. Б12 Сорная растительность лесных питомников: монография / Н.А. Бабич, И.С. Нечаева. - Архангельск: Северный (Арктический) феде­ ральный университет, 2010. - 187 с. I S B N 978-5-261-00530-8 Изложены результаты...»

«Международный издательский центр ЭТНОСОЦИУМ Составитель-редактор Ю.Н. Солонин ПрОблеМа ЦелОСТНОСТИ в гУМаНИТарНОМ зНаНИИ Труды научного семинара по целостности ТОМ IV Москва Этносоциум 2013 УДК 1/14 ББК 87 Издание осуществлено в рамках тематического плана фундаментальных НИР СПбГУ по теме Формирование основ гуманитарного и социального знания на принципах онтологии целостности, № 23.0.118.2010 Руководитель научного проекта Проблема целостности в гуманитарном знании Профессор, доктор философских...»

«Янко Слава [Yanko Slava](Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 1 Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru || yanko_slava@yahoo.com || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц - внизу update 05.05.07 РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ A.Я. ФЛИЕР КУЛЬТУРОГЕНЕЗ Москва • 1995 1 Флиер А.Я. Культурогенез. — М., 1995. — 128 с. Янко Слава [Yanko Slava](Библиотека Fort/Da) ||...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова Н. А. Лысухо, Д. М. Ерошина ОТХОДЫ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПРИРОДНУЮ СРЕДУ Минск 2011 УДК 551.79:504ю064(476) ББК 28.081 Л88 Рекомендовано к изданию научно-техническим советом Учреждения образования Междункародный государственный экологический университет им. А. Д. Сахарова (протокол № 9 от 16 ноября 2010 г.) А в то р ы : к. т. н.,...»

«Федеральное агентство по образованию Архангельский государственный технический университет Ольга Борисовна Бессерт Обучение индивидуальному чтению Монография Архангельск 2008 УДК 81.24 ББК 81.2-92П Б 53 Рецензенты: Л.Б. Кузнецова, канд. филос. наук М.И. Ковалева, канд. пед. наук Бессерт О.Б. Б 53 Обучение индивидуальному чтению: монография / О.Б. Бессерт. - Ар­ хангельск: Арханг. гос. техн. ун-т, 2008. - 276 с. ISBN 978-5-261-00410-3 Рассмотрен один из новых подходов к решению проблемы обучения...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Е. С. Климов, М. В. Бузаева ПРИРОДНЫЕ СОРБЕНТЫ И КОМПЛЕКСОНЫ В ОЧИСТКЕ СТОЧНЫХ ВОД Под общей редакцией д-ра хим. наук, профессора Е. С. Климова Ульяновск УлГТУ 2011 1 УДК 628.31 ББК 20.18 К 49 Рецензенты: Профессор, д-р хим. наук Шарутин В. В. Профессор, д-р техн. наук Бузулков В. И....»

«Н.А. Березина РАСШИРЕНИЕ АССОРТИМЕНТА И ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА РЖАНО-ПШЕНИЧНЫХ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ С САХАРОСОДЕРЖАЩИМИ ДОБАВКАМИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ - УЧЕБНО-НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС Н.А. Березина РАСШИРЕНИЕ АССОРТИМЕНТА И ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА РЖАНО-ПШЕНИЧНЫХ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ С САХАРОСОДЕРЖАЩИМИ ДОБАВКАМИ...»

«Балашовский институт (филиал) ГОУ ВПО Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского Антропогенная динамика структуры и биоразнообразия пойменных дубрав Среднего Прихоперья Монография Балашов 2010 1 УДК 574 ББК 28.08 А72 Авторы: А. И. Золотухин, А. А. Шаповалова, А. А. Овчаренко, М. А. Занина. Рецензенты: Кандидат биологических наук, доцент ГОУ ВПО Борисоглебский педагогический институт Т. С. Завидовская; Кандидат биологических наук, доцент Балашовского института (филиала)...»

«Министерство образования и науки Украины ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВЫСШЕЕ УЧЕБНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГОРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Р.Н. ТЕРЕЩУК КРЕПЛЕНИЕ КАПИТАЛЬНЫХ НАКЛОННЫХ ВЫРАБОТОК АНКЕРНОЙ КРЕПЬЮ Монография Днепропетровск НГУ 2013 УДК 622.281.74 ББК 33.141 Т 35 Рекомендовано вченою радою Державного вищого навчального закладу Національний гірничий університет (протокол № 9 від 01 жовтня 2013). Рецензенти: Шашенко О.М. – д-р техн. наук, проф., завідувач кафедри будівництва і геомеханіки Державного вищого...»

«С. В. РЯЗАНОВА АРХАИЧЕСКИЕ МИФОЛОГЕМЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОСТИ ББК 86.2 УДК 2-67 + 29 Рецензенты: д-р филос. наук, проф., зав. каф. философии и права Перм. гос. тех. ун-та С. С. Рочев; каф. культурологи Перм. гос. ин-та искусств и культуры Р 99 Рязанова С. В. Архаические мифологемы в политическом пространстве современности: монография. / С. В. Рязанова; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2009. – 238 с. ISBN В монографии рассматриваются проблемы присутствия архаического компонента в...»

«Е.Е. ЧЕПУРНОВА ФОРМИРОВАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОЦЕССОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ОРГАНИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ Тамбов Издательство ГОУ ВПО ТГТУ 2010 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Е.Е. ЧЕПУРНОВА ФОРМИРОВАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОЦЕССОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ОРГАНИЧЕСКОЙ...»

«В.Г. Вилков РАННЯЯ ДИАГНОСТИКА АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ МЕТОДАМИ Москва Издатель Гайнуллин 2002 УДК 612.143–06 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор В.П. Невзоров доктор медицинских наук, профессор, член корр. РАЕН С.Ю. Марцевич Вилков В.Г. Ранняя диагностика артериальной гипертонии функциональными методами. – М.: Издатель Гайнуллин, 2002. – 96 с. ISBN 5 94013 014 6 Монография посвящена диагностике скрытой артериальной гипертонии с применением инструментальных методов...»

«Министерство науки и образования Российской Федерации ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный университет ИНДЕКС УСТОЙЧИВЫХ СЛОВЕСНЫХ КОМПЛЕКСОВ ПАМЯТНИКОВ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ X–XI вв. Магнитогорск 2012 1 УДК 811.16 ББК Ш141.6+Ш141.1 И60 И60 Индекс устойчивых словесных комплексов памятников восточнославянского происхождения X–XI вв. / Науч.-исследоват. словарная лаб. ; сост. : О.С. Климова, А.Н. Михин, Л.Н. Мишина, А.А. Осипова, Д.А. Ходиченкова, С.Г. Шулежкова ; гл. ред. С.Г....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Технологический институт Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Южный федеральный университет ПРИОРИТЕТНЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ОБРАЗОВАНИЕ Т.А.ПЬЯВЧЕНКО, В.И.ФИHАЕВ АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ ИНФОРМАЦИОННОУПРАВЛЯЮЩИЕ СИСТЕМЫ Таганpог 2007 2 УДК 681.5:658.5(075.8) Т.А.Пьявченко, В.И.Финаев. Автоматизированные информационноуправляющие системы. - Таганpог:...»

«Министерство образования республики беларусь учреждение образования Международный государственный экологический университет иМени а. д. сахарова с. с. позняк, ч.а. романовский экологическое зеМледелие МОНОГРАФИЯ МИНСК 2009 УДК 631.5/.9 + 635.1/.8 + 634 ББК 20.1+31.6 П47 Рекомендовано научно-техническим советом Учреждения образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова (протокол № 3 от 24.09.2009 г.) Ре це нзе нты: Н. Н. Бамбалов, доктор...»

«Н.Г. БАРАНЕЦ, А.Б. ВЕРЁВКИН МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ УЧЁНЫХ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА Ульяновск 2011 1 УДК 008 (091)+32.001 ББК 80+60.22.1 г, 87.4 г. Работа поддерживалась грантом РГНФ (№ 11-13-73003а/В) и ФЦП Министерства образования и науки РФ Научные и научнопедагогические кадры инновационной России на 20092013. Рецензенты: доктор философских наук, профессор В.А. Бажанов доктор философских наук, профессор А.А. Тихонов Баранец Н.Г., Верёвкин А.Б. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НЕФТЕХИМИЧЕСКОГО СИНТЕЗА им. А.В.ТОПЧИЕВА Н.А. Платэ, Е.В. Сливинский ОСНОВЫ ХИМИИ И ТЕХНОЛОГИИ МОНОМЕРОВ Настоящая монография одобрена Советом федеральной целевой программы Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки и рекомендована в качестве учебного пособия для студентов старших курсов и аспирантов химических факультетов университетов и технических вузов, специализирующихся в области химии и технологии высокомолекулярных...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.