WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«САРМАТСКИЕ ВСАДНИКИ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ Факультет филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета Нестор-История Санкт-Петербург 2010 ББК 63.48 С37 Рецензенты: ...»

-- [ Страница 3 ] --

была дань традициям эллинистического собирают, очищают, разрезают и делают искусства. Кроме того, в республиканской из них нечто вроде змеиной чешуи... Эти и императорской армиях кираса оставалась пластины они просверливают, сшивают парадным доспехом офицеров (ibid., р. 16, лошадиными и бычьими жилами и упот­ 147). Обе кирасы из сарматских погребе­ ребляют в качестве панцирей... Они вы­ ний скорее всего захвачены во время раз­ держивают даже удары копий и мечей...»

Кожаные панцири. Разумеется, кожа, I, 79) читаем: «Панцири у них... делают...

как и другие органические материалы, из пригнанных одна к другой железных в погребениях сарматского времени, за пластин или из самой твердой кожи» (вы­ редкими исключениями, не сохранилась. делено мной. — А. С.).

О наличии у сарматов кожаных и роговых Кожаные доспехи в римское время были панцирей сообщают письменные источ­ широко распространены у разных народов Рис. 103. Набедренники из Дура-Европос (Robinson, 1975) (Robinson, 1975, р. 162). Прекрасный об­ разный и богатый инвентарь. В его составе разец такого доспеха — ламелларные на­ изделия из драгоценных металлов и камней, бедренники парфянского или персидского дорогая импортная серебряная, бронзовая ауксиллярия из пластин сыромятной кожи, и стеклянная посуда; сами панцири, иногда датирующиеся III в. н. э., — найден в Дура- плакированные золотом, также являлись Европос (рис. 103). И позже кожаные дос­ большой ценностью. Иными словами, пехи оставались одним из основных видов металлический доспех был доступен лишь защиты рядового воина. Мовсес Хоренаци, зажиточным слоям населения.

описывая средневековых алан, отметил, что «многие из них были в броне из ремней и кожи» (Хоренаци, 1983, с. 173), т. е. 4.2. Шлемы скорее всего в кожаных ламелларных дос­ пехах.

Е. В. Черненко полагал, что кожаные панцири были самым многочисленным ви­ Шлемы сарматского времени с терри­ дом боевой защиты у скифов (Черненко, тории Восточной Европы рассматривались 1968, с. 12). В широком распространении в работах Б. 3. Рабиновича, М. В. Горели­ их у сарматов убежден А. М. Хазанов (Ха­ ка, Е. В. Черненко, В. П. Шилова, Б. А. Раезанов, 1971, с. 58). Хотя не следует ожидать, ва, М. Ю. Трейстера и моих. Большинство что эти выводы будут подкреплены архео­ их укладывается в общепринятые типо­ логическим материалом, приведенные вы­ логические схемы, разработанные Бруно ше источники подтверждают правоту обо­ Шрёдером (Schroder), Расселом Робинсо­ их исследователей. Косвенным свидетель­ ном (Robinson), Гётцем Вауриком (Wauством того, что основным видом боевой rick), Филиппо Коарелли (Coarelli), Ульри­ защиты рядового сарматского воина был хом Шаафом (Schaaff) и др. В сарматских кожаный панцирь, являются, с одной сто­ памятниках представлены шлемы таких ко в богатых могилах, с другой — находя­ фортино, восточнокельтские, легионерские щееся в полном противоречии с письмен­ имперско-галльские (по Робинсону) и кар­ ными источниками отсутствие панцирей касные. Отдельную группу составляют в археологическом материале на большей местные подражания античным шлемам и части сарматских территорий. шлемы, тип которых не устанавливается.

На фоне более или менее стандартных В Северном Причерноморье найдено скифских и савроматских панцирей сар­ 7 шлемов (приложение 8) — два псевдоаттиматские разнообразны и часто оригиналь­ ческих и пять Монтефортино (рис. 104,2).

ны. Создается впечатление типологиче­ Псевдоаттические шлемы имеют сле­ ской пестроты, предполагающее различ­ дующие типологические признаки: полу­ ное происхождение сарматских доспехов. сферическая тулья с козырьком и аттиче­ Встречены как античные (римская lorica ским отогнутым назатыльником, иногда с plumata, кольчуга, кираса), так и восточные гребнем; рельефный «венец» по низу фрон­ (парфянский и центральноазиатский ла- тальной части, оканчивающийся волютами мелларный) доспехи. Последние могут по бокам тульи; подвижные нащечники с указывать на исходные территории сар­ выступом на переднем краю. Шлемы брон­ Около 70% погребений, в которых най­ В свое время шлемы этого типа бы­ ден металлический доспех, имели разнооб­ ли названы «фракийскими» (Schroder, Рис. 104. Находки сарматского доспеха в Евразии (1) и шлемов в Северном Причерно­ морье (2) (номера на картах соответствуют номерам в приложениях 7 и 8) Рис. 105. Ш лем из Бубуечь (фото ГИМ) 1 — общий вид; 2 — фрагменты нащечников 1912, S. 317-344; Рабинович, 1941, с. 149). тре козырька небольшое отверстие. По зад­ М. В. Горелик показал неправомочность ней части тульи проходит валик. Назатыль­ этого термина, т. к. подобные шлемы не ник отогнут под прямым углом, по бокам производились во Фракии и не являются имеет продолговатые выступы (рис. 105).

фракийскими по происхождению. Он пред­ Фрагментированные нащечники овальные, ложил именовать их южногреческими (Го- с выступом на середине переднего края, релж, 1983, с. 25). Однако, судя по хроно­ крепились к тулье шарниром. По краю они логии находок и изображений, такие шле­ орнаментированы овами (рис. 106, 2). Раз­ мы появились скорее в Северной Греции меры тульи 27 х 23 см.

или Македонии. Гётц Ваурик назвал их В Каменке-Днепровской случайно об­ «Attischer typ mit Stimschirm» (аттического наружен бронзовый шлем с выступающим типа с козырьком) (Waurick, 1988, S. 169), «венцом», образованным двумя рельеф­ Петрос Динцис — «Pseudoattischen Helme» ными линиями, оканчивающимися по бо­ (псевдоаттическими) (Dintsis, 1986, S. 113). кам тульи волютами. Козырек неширокий, Действительно, выступающий «венец»7на назатыльник Л-образно вдавлен в тулью, их тулье является как бы негативом вдав­ ленной нижней части аттических и хал- Верхняя часть тульи повреждена. Нащеч­ Бронзовый шлем с проходящим по оси льи 26*22 см (Рабинович, 1941, с. 157— массивным полым гребнем найден в «стран­ 158).

ном комплексе» у с. Бубуечь8 в Молдове На остальной территории обитания сар­ (Черненко, 1968, с. 88-89). У него длинный матов шлемы этого типа найдены в курга­ козырек, отделенный от тульи рельефным не 18 Грушевского могильника на Дону «венцом», переходящим в волюты. В цен­ (рис. 108, 7), в разрушенном погребении у 7 Петрос Динцис называет эту деталь «налобным ребром» (Dintsis, 1986, S. 59).

* В старой отечественной и зарубежной литера­ следовании после грабителей могильника Мезмай близ Сочи (раскопки Н. Ф. Шев­ ченко).

Псевдоаттические шлемы найдены и в античных памятниках: это хорошо извест­ ный железный шлем с серебряными нащечниками из гробницы на Карантинном шос­ се (Виноградов, 1997, с. 73-74, рис. 1, 3) и фрагмент фронтальной части тульи из поселения на Чокракском мысу к северу от Керчи (Масленников, Трейстер, 1997, с. 145-147).

Ближайшие аналогии шлему из с. Бубуечь — экземпляры из гробницы в Эпире близ Продроми (рис. 109, 2, 3) и с острова Мелос (рис. 109, /). Последние найдены без контекста, Гётц Ваурик датировал их концом III — началом II в. до н. э. (Waurick, 1988, Bei. 1,24), а наиболее вероятная дата гробницы из Продроми — первая треть III в. до н. э. (Виноградов, 1997, с. 76). По­ Рис. 107. Шлем из Каменки-Днепровской Рис. 108. Псевдоаттические шлемы из Восточной Европы:

1 — ст. Грушевская (фото Б. А. Раева); 2 — Владикавказ (Александр Великий, 2007); 3 — могильник Апостолиди (фото Б. А. Раева); 4 — Краснодарский край (Анфимов, 1981) алтаре (после 180 г. до н. э.), фризе Эмилия (Симоненко, 1982, с. 242; Щукин, 1994, Павла в Дельфах (168 г. до н. э.) и монете с. 98; Полин, 1992, с. 53; Amaut, Ursu NaСелевка II Калинника (246-226 гг. до н. э.) niu,2000,p. 355; Мордвинцева,2001,с. 112).

(Waurick, 1988, S. 172, Abb. 47^9, 56-58).

По мнению Ваурика, такие шлемы быто­ вали с конца IV до середины II в. до н. э. «странные комплексы», относится ко вре­ Таким образом, датировать бубуечьский мени Митридатовых войн.

шлем точнее, чем III — середина II в. до Шлемы из Бубуечь и Каменки-Днепн. э., невозможно. ровской вместе с экземплярами из Гру­ По поводу датировки комплекса из шевской и Краснодарского края входят с. Бубуечь в диапазоне конец III — I в.

до н. э. высказывались различные мнения (Waurick, 1988, S. 170). Собственно говоря, они эту группу и составляют. Кро­ ме них туда входит шлем из Гэвани (Gavaувенчанным полой усеченно-конической ni) в Румынии, случайно найденный в 1971 г. в разрушенной строительством канала насыпи, вместе с предметами кон­ ского снаряжения и другими вещами (рис. 109, 4).

ровали находку IV — началом III в. до н. э.

(Sirbu, Harfuche, 2000, p. 141). Однако уди­ ла и псалии — особенно крестовидные «строгие» накладки и редчайшие псалии с зооморфным концом — удивительно близки экземплярам II— вв. до н. э. из тех же «странных комплексов». В комплексе найдены полихромные бусины (ibid., fig. 8, 1,2). Одна из них относится к типу Алексеева 358, датирующемуся II в. до н. э.

(Алексеева, 1978, с. 54), вторая, похоже, типа Алексеева 3681 в. н. э. (там же, с. 55).

Рюмковидный подток, подобный найден­ На фронтальной части гравированное ному в Гэвани, есть в «странном комплек­ стилизованное изображение носа и усов се» конца II — I в. до н. э. из Веселой До­ (рис. 111,2). Околыш шлема орнаменти­ лины. Если учесть, что наличие на месте находки человеческих и конских костей линиями, между которыми — два ряда известно со слов находчиков и недосто­ точек и полоса шевронного орнамента.

верно (Sirbu, Harfuche, 2000, p. 139), то памятник по составу и географическому положению вполне сопоставим со «стран­ ными комплексами» Северо-Западного Причерноморья. Таким считает его, напри­ мер, один из самых знающих румынских сарматологов Виталие Быркэ (Barca).

Во всяком случае, датировка IV — нача­ Кнопка навершия усеченно-коническая, полая, разделена пополам двойной лом III в. до н. э. явно занижена; вряд ли комплекс старше II в. до н. э.

Наиболее вероятная дата изготовления псевдоаттических шлемов 2-й группы — (рис. 111, 7). Размер тульи 22 х 19,5, высо­ II в. до н. э., хотя они могли использовать­ та 21,5 см.

ся и позже: фрагмент шлема с Чокракского поселения датируется временем его 9 Специальный анализ наших шлемов не про­ гибели между 12 и 8 гг. до н. э. (Маслен­ водился, но я ориентируюсь на визуальное изучение ников, Трейстер, 1997, с. 145).

Шлемы типа Монтефортино. В Се­ верном Причерноморье найдено пять эк­ следы литья, то он поддельный (Robinson, 1975, земпляров (приложение 8). Все шлемы р. 13).

1,2 — вид сбоку; 3 — вид спереди; 4 — вид сзади; 5 — деталь околыша; 6 деталь назатыльника Рис. 111. Шлем из Марьевки (детали): Рис. 112. Шлемы Монтефортино:

I — кнопка навершия; 2 — гравировка на фрон­ 1 — Марьевка; 2 — Беленькое Тулья шлема из Беленького колоколо­ видная, несколько сужающаяся книзу, со слегка отогнутым и рельефно выделенным украшена гравированной «бегущей вол­ с внешней стороны краем (рис. 112,2; ной», заполненной точками. Околыш шле­ 113, 7, 2). По бокам тульи по паре отвер­ стий для крепления шарнира нащечников.

В двух отверстиях — остатки железных и полосой шевронного орнамента между заклепок (рис. ИЗ, 7). Назатыльник не­ ними (рис. 114, 2).

широкий, в центре его — отверстие диа­ метром 0,4 см. Утолщенный край тульи полая, подчеркнута врезной линией и укра­ орнаментирован косыми насечками, ими­ шена гравированными парными арками тирующими витой орнамент. Этот орна­ (рис. 114, 7). Внутри шлема— железные мент в центре назатыльника переходит в окислы, свидетельствующие о длительном прямые и дуговидные насечки (рис. 113, 5), в центре фронтальной части — в компо­ Размеры тульи 24 * 20, высота 22 см.

1,2 — вид сбоку; 3 — вид сзади; 4 — вид спереди; 5 — назатыльник (деталь);

Шлем из Веселой Долины — с колоко­ ловидной тульей, край ее слегка отогнут иутолщен с внешней стороны (рис. 115, 7,2;

116, 7). Назатыльник неширокий (1,8 см), в центре его отверстие диаметром 0,4 см.

По бокам тульи на расстоянии 0,5 см друг от друга — по паре отверстий для крепле­ ния шарнира нащечников диаметром 0,4 см (рис. 115, 7). По краю шлем орна­ ментирован косыми насечками, имити­ рующими витой орнамент. На 0,6 см выше — две врезные линии на расстоянии 0,6 см друг от друга, между ними полоса шевронного орнамента.

Шишак короткий. В него вставлено и расклепано изнутри основание кнопки на­ вершия (сама кнопка утрачена). Оно со­ стоит из дисковидной пластины с загну­ тыми краями, по хордам которой проходят два паза. Между ними — прямоугольный выступ, верхняя часть которого обломана (рис. 115, 4). Судя по выемкам на изломе, в выступе было два сквозных отверстия перпендикулярно пазам (рис. 115, 5). Раз­ Шлем из Беленького (детали):

меры тульи 24 х 20, высота 18,5 см. 1 — кнопка навершия; 2 — орнамент на околыше На шлеме из Веселой Долины обнару­ жен оригинальный способ крепления кноп­ ки. Обычно на шлемах Монтефортино кнопки навершия двух вариантов: полые и сплошные. Первые считаются признаком этрусско-италийских, вторые — кельтских разновидностей (Schaaff, 1988, S. 318, Abb. 1). Сплошная (?) кнопка навершия из Веселой Долины, судя по пазам на осно­ вании, имела на нижней кромке два высту­ па, вставлявшихся в эти пазы. В центре кнопки должен был быть вертикальный паз, в который в момент сборки входил находящийся на основании выступ с от­ верстиями. Соответствующие сквозные отверстия должны были иметься и на кноп­ ке. В них вставлялись круглые в сечении штифты, проходившие через отверстия в выступе и таким образом намертво кре­ пившие кнопку к нему. Затем следы кре­ Рис. 116. Шлемы Монтефортино:

1 — Веселая Долина; 2 — Привилля У, 2 — вид сбоку; 3 — вид сзади; 4 — вид спереди; 5 — назатыльник (деталь);

Рис. 118. Шлем из Привилля (детали):

/ — кнопка навершия; 2 — орнамент на околыше Рис. 119. Шлем из Токмак-Могилы Рис. 120. Типология шлемов М онтефортино по X. Робинсону и Ф. Коарелли В первую входят экземпляры из Марь- и явно от другого шлема. Кнопка навершия евки, Беленького и Токмак-Могилы. Со­ из Веселой Долины крепилась к шишаку вершенно однотипные им шлемы найдены в «странных комплексах» у Новопрохоров- Хронология и происхождение. Шлемы ки и Новочеркасска (Нижний Дон), ст. Ро- Монтефортино из Восточной Европы неод­ говской и Сергиевской на Кубани, в сар­ нократно публиковались и анализировались матских погребениях II— вв. до н. э. мо­ гильников Заманкул (Северная Осетия) и 1990, с. 125-132; Raev, Simonenko, Treister, Чегем-2 (Кабардино-Балкария). Эти шлемы 1991, p. 472-494). В свое время я счел их отличаются тонко проработанным орна­ принадлежащими типу В-Робинсон (Симо­ ментом по низу тульи и назатыльнику (за­ ненко, 1987, с. 109), а Б. А. Раев назвал ти­ штрихованные треугольники и «бегущая пом А/В (Raev, 1986, р. 85). Последнее опре­ волна»), у них полые «этрусско-италий- деление вошло в совместные статьи. В них ские» кнопки наверший. сделан вывод, что шлемы были изготовлены Вторую группу составляют изделия из во второй половине IV — первых годах Веселой Долины и Привилля. Их тульи III в. до н. э. (Раев, Симоненко, Трейстер, той же формы, что и у шлемов первой гру- 1990, с. 119; Raev, Simonenko, Treister, 1991, пы. Отличие состоит в орнаментации — p. 469). Однако сейчас эта атрибуция долж­ она проще и выполнена грубее. Шевроны на быть скорректирована.

на шлемах из Веселой Долины крупные, Навершия и орнаментация шлемов ха­ ные. На шлеме из Привилля они еще реже и крупнее, небрежно нанесены резцом, как жду А- и В-Робинсон и С- и D-Коарелли и редкие косые насечки по валику (дегра­ (рис. 120). Полных соответствий нашим дированный «витой шнур»). Кнопка его шлемам по всем признакам в класификанавершия литая, сплошная («кельтская») циях Робинсона и Коарелли нет.

Подобные шлемы хорошо представле­ барзана I, чеканенной в 70-63 гг. до н. э.

ны на Иберийском полуострове (Muzquiz, (Трейстер, 1987, с. 4). У нас не было осно­ 1993, р. 100, 101, 106, 108, 115, 118,% 4, ваний не верить коллеге, и это положение 5, 13, 17,27, 30). Испанские Монтефорти­ вошло в совместную статью.

но имеют такие же округлые тульи, соче­ Мне и Б. А. Раеву только недавно уда­ тающиеся с усеченно-коническими навер- лось ознакомиться с тезисами Биттеля1 и шиями и косыми насечками по валику; есть убедиться, что таких данных в них нет.

шлемы с треугольниками и «бегущей вол­ В одной из работ (Bittel, 1976, S. 248) из­ ной» на назатыльнике. Найденные в ар­ ложены краткая характеристика некропо­ хеологическом контексте экземпляры да­ ля близ Богазкёя и обоснование его хро­ тируются III— вв. до н. э. (Muzquiz, 1993, Шлемы с назатыльниками, украшен­ копья, среднелатенские фибулы, латенский ными «бегущей волной» (Беленькое, Ро- меч и шлем были найдены в разных по­ говская, Новопрохоровка), по мнению Уль­ гребениях (возможно, лишь меч и шлем риха Шаафа, бытовали во II— вв. до н. э.

(Schaaff, 1988, S. 318). Экземпляр из Фо­ плекса; ibid., S. 173). Изображения этого рум Новум близ Риети с римской надписью шлема у Биттеля нет, и его тип нам с и полностью аналогичным нашим шлемам Б. А. Раевым неизвестен. В любом случае орнаментом, но чуть более вытянутой туль­ до сих пор это единственная находка та­ ей датируется первыми десятилетиями II в. кого шлема в Турции, и турецкие материа­ до н. э. (ibid., S. 322, Abb. 4-5). Декор из лы не очень-то подтверждают «галатскую»

треугольников, восходящий к традициям версию. Сейчас ни я, ни Б. А. Раев не ста­ этрусской орнаментики (Раев, Симоненко, Трейстер, 1990, с. 119), встречается реже. лийской версии статьи (Raev, Simonenko, Ближайшая параллель нашим — фриз из Treister, 1991), которую М. Ю. Трейстер с заштрихованных треугольников на наза­ нашего согласия готовил к печати в Гер­ тыльнике шлема из Беникарло, найденном мании, сюжета о Богазкёе уже нет: веро­ в комплексе с вещами III— вв. до н. э.

(Muzquiz, 1993, р. 101, fig. 5). тезисы Биттеля внимательнее и убедился, В совместной статье мы с Б. А. Раевым что был не прав. Нам с Б. А. Раевым об и М. Ю. Трейстером предположили, что, этом он почему-то не сообщил, сделав со­ когда бы ни были изготовлены шлемы авторами ошибки.

Монтефортино, найденные в Восточной Тем не менее большинство комплексов Европе, к сарматам они попали скорее все­ из Восточной Европы со шлемами Монте­ го от малоазийских галатов во время Мит- фортино содержит вещи конца II — I в.

ридатовых войн (Раев, Симоненко, Трей­ до н. э. и все же связано с Митридатовыми стер, 1990, с. 124). Эту версию предложил войнами. Не лишено интереса предполо­ М. Ю. Трейстер — единственный из соав­ жение М. Б. Щукина о том, что эти шлемы торов, кто был знаком тогда с работами могли попасть к сарматам после перево­ Курта Биттеля (Bittel, 1976; 1978). Ссыла­ оружения армии Митридата VI накануне ясь на них, Трейстер утверждал, что в по­ гребении галатского некрополя близ БоЭти редкие издания стали доступны нам бла­ казкёя шлем Монтефортино был найден вместе с латенским мечом, копьем, сред- Метрополитен-музея д-ра Елены Избицер, которой нелатенскими фибулами и монетой Арио- мы очень благодарны.

второй войны. «Морально устаревшее», как пишет М. Б. Щукин, вооружение мог­ ло быть передано союзникам (Щукин, 1994, с. 143). Возможно и еще одно объ­ яснение. Оно подсказано удивительной типологической монолитностью наших шлемов (какая-то единовременная «пар­ тия»), с одной стороны, и близостью их испанским — с другой. Известно, что ар­ мию Митридата перевооружали офицеры, присланные из Испании Серторием, под­ нявшим там мятеж против Помпея. Не та­ ким ли образом сарматы — союзники Мит­ ридата получили «по ленд-лизу» старые испанские шлемы? Безусловно, это одна из версий, не стопроцентно верная. ненко) невозможно. Неясно, как кожаная 4.3. Щиты Сведения о сплетенных из прутьев и ровать элементы конструкции невозможно.

покрытых кожей роксоланских щитах есть Скорее всего крепление кожаной основы в у Страбона (Strabo, VII, 3). Описывая сар­ центре совмещалось с креплением ручки.

матских воинов, Корнелий Тацит, однако, Но является ли находка из Великопло­ заметил, что «у них не в обычае защищать­ ского щитом? Настораживают прежде все­ ся щитом» (Тас., Ann., I, 79). Во всяком го ее маленькие для щита размеры. Ана­ случае, в археологическом материале щиты лизируя единственный аналог нашему Интересная находка сделана в 1979 г. тинного шоссе близ Керчи, В. Д. Блавату хутора Холодный на Дону во впускном ский заключил, что его размеры (0,51 х погребении конца II — I в. до н. э. На гру­ х 0,27 м) «отвечают величине щита всад­ ди погребенного зафиксирован кусок кожи ника» (Блаватский, 1954, с. 84). Правда, размером 0,4 * 0,4 м, под ним — остатки непонятно, какой щит и какого всадника деревянного каркаса. Ни под скелетом, ни в имел в виду исследователь. В разные вре­ других местах могилы остатков кожи и де­ мена всадники разных народов пользова­ рева не было. Вероятно, на грудь покойному лись щитами разных размеров, и вывод был положен кожаный на деревянной ос­ В. Д. Блаватского никак не добавляет уве­ нове щит типа описанных Страбоном1. 1 ренности в том, что в керченской гробни­ Считается, что в «странном комплек­ це найден именно щит. Вряд ли он имеет се» у Великоплоского найдена бронзовая отношение к кельтским тюреосам: те были 11 Пользуюсь случаем поблагодарить В. Е. Мак­ сименко за любезно предоставленную информа­ цию.

1 - вид сверху; 2 - заклепки по краю (вид снаружи); 3 - заклепки по краю (вид изнутри) 1 -1 6 — Курчи; 2 — Нейзац; 3 — О зерное и фракийским овальным щитам, усмотрен­ с полусферическим, приостренным ши­ ная авторами публикации (Дзис-Райко, пом, сужающейся калоттой и плоским ран­ кольским (Сокольский, 1955, с. 22-23), гопольцев, Бажан, 1992, с. 116) или К2, по выражается лишь в форме: щиты, которые Норберту Цилингу (Zieling). Он считал имеются в виду, гораздо больше и другой временем появления таких умбонов фазу конструкции. Таким образом, аналогич­ С2, что в абсолютных датах соответствует ные, конечно, друг другу находки из Кер­ второй половине III в. н. э. (260-290 гг.).

чи и Великоплоского если и являются щи­ Эта датировка согласуется со временем тами, то весьма необычными. функционирования могильника Курчи И недаром изучавший гробницу у Ка­ (Фокеев, 1986, с. 160).

рантинного шоссе Ю. А. Виноградов уди­ Несколько железных умбонов проис­ вился тому, что керченский щит не привлек ходит из позднеаланских могильников внимания ученых, занимавшихся кельтами Предгорного Крыма Озерное III и Бельв Северном Причерноморье (Виноградов, бек I. В умбоне из Озерного (рис. 121а, i) 1997, с. 74). Думаю, что эксперты обосно­ сочетаются признаки типов К1 (наклонный ванно не увидели связи его с тюреосами рант) и К2 (сужающаяся калотта). Похоже, и их действительно «смутили... особенно­ что это несколько деформированный об­ сти щита (размеры, материал изготовления разец типа К1. Такие умбоны датируются и отсутствие некоторых характерных де­ талей внешнего оформления)» (Виногра­ 350 гг.), что хорошо согласуется с датой дов, 1997, с. 74). Смущают они и меня при могилы. Умбон (рис. 121а, 2), близкий ти­ анализе находки из Великоплоского. пу D1, по Цилингу или 7а-Ь по Яну, найден Для идентификации обеих вещей важ­ в могиле 152 могильника Нейзац (Khrapuны приведенные Ю. А. Виноградовым дан­ nov, 2004, p. 189-190, fig. 5). В Централь­ ные о находке в Четси (Великобритания) ной Европе и Скандинавии такие умбоны бронзового щита близких размеров (83,6 х х 46,8 см) с ручкой (Виноградов, 1997, н. э.). Таким образом, щит из могильника с. 74, со ссылкой на: Stead, 1991, р. 5). Ян Нейзац несколько более ранний, чем пе­ Стэд считает щит из Четси церемониаль­ речисленные выше.

ным или культовым (Stead, 1991, р. 23), Такие щиты — отражение контактов Ю. А. Виноградов не исключает аналогич­ и взаимовлияния сарматов и готов в об­ ного назначения керченского щита. Ду­ ласти оружия и военного дела, начавших­ маю, что это — хоть и тривиальное, но ся в первой половине III в. н. э. и продол­ единственно разумное объяснение необыч­ жавшихся в течение более чем 30-летней ности «щитов» из Керчи и Великоплоско­ эпопеи «скифских войн». Именно тогда в го. На боевые они не похожи. Крыму и сложился своеобразный готоВ кургане 17 могильника Курчи найде­ аланский комплекс вооружения (см.

ны железные умбон и ручка от щита. Умбон ниже).

Глава

СНАРЯЖЕНИЕ

ВЕРХОВОГО КОНЯ

Конское снаряжение (приложение 9) анализируется по функциональному при­ знаку: удила, псалии, бляхи оголовья, нащечники, налобники, фалары, нагрудники, подперсья. Естественно, сохранились толь­ ко металлические части снаряжения, по­ этому отнесение той или иной детали к определенной сбруе иногда предположи­ тельно. Когда это возможно, материал груп­ пируется в типы, внутри которых выделя­ ются варианты. Отдельно рассматривают­ ся вопросы конструкции и происхождения седел скифо-сарматского времени.

5.1. Удила Все найденные в Северном Причерно­ морье удила железные, двухколенчатые1, концы грызл закручены в кольца. Грызла прямые, в сечении круглые или (реже) квадратные. Отличительной чертой ранних (II— вв. до н. э.) удил являются «витые» (на самом деле ложновитые) грызла (Марьевка, Веселая Долина, Великоплоское, Квашино).

Витой или рифленый профиль грызла де­ лает его более строгим, усиливая болевое ощущение коня. Осмотрев квашинские удила (рис. 122,122а), я готов согласиться 1 Профессиональное название удил, у археологов называющихся по-разному: двучастные, двучлен­ ные, двузвеньевые и т. п. В такой специфической сфере человеческой деятельности, как коневодство и верховая езда, выработалась своя лексика, и я ста­ раюсь использовать ее.

Рис. 123. Предметы узды из Великоплоского Рис. 124. Удила и псалии из Веселой Долины с К. Ф. Смирновым, утверждавшим, что их витые грызла обмотаны проволокой (Смирнов, 1984, с. 93), однако визуально это сейчас с уверенностью определить нельзя. Одни из удил Веселой Долины оригинальны: их грызла квадратные и по­ крыты сетчатым рифлением (рис. 124, 2).

Удила с витыми грызлами найдены только в «странных комплексах».

В немногочисленных погребениях среднесарматского времени найдены це­ лые и фрагментированные удила с глад­ кими, круглыми (квадратными в Андрусовке) в сечении грызлами (рис. 125).

Длина их 8-10 см, что соответствует ши­ рине нижней челюсти лошади на беззу­ бом краю.

В позднейших могильниках Буджака (Чауш, Курчи, Кубей) и предгорного Кры­ Рис. 126. Удила из могильника Дружное Рис. 127. Уздечные принадлежности из могильника Чауш Озерное) часто встречаются трензеля2впол­ не современного облика — с большими ные обоймы для ремней оголовья и повода.

подвижными кольцами (рис. 126). Иногда Такие обоймы из могильника Чауш, 5/1, 2 Трензель (иск. нем. Trense, мн. ч. Trensen) —ликовом» стиле и инкрустированы стек­ бытующее в русском языке с XIX в. название удил у спортсменов и кавалеристов.

Рис. 128. «Строгие» зубчики на крестовидных насадках из Квашина и Великоплоского Ранние удила с витыми грызлами час­ то имеют насадки на концах, иногда на­ регионов бывает и круглой, и квадратной, зываемые крестовидными псалиями. Од­ и вытянутой. Объяснить эту разницу я нако основную функцию псалия — соеди­ не берусь — возможно, дело в каких-то нять удила и оголовье — они не могли выполнять хотя бы потому, что на них негде крепить ремни. Как видно по экзем­ Не могу признать убедительным и та­ пляру из Веселой Долины (рис. 124, 7), кой аргумент в пользу местного происхож­ такие удила имели подвижные кольца или С-видные псалии, к которым крепились кладок, как то, что тут они иногда найдены повод и оголовье. Крестовидные насадки оказывали давление на губы лошади, уси­ личие от Кубани, где «такой прием не ливая болевое ощущение. Для этой цели на концах ветвей, обращенных к морде но формалистический подход, не учиты­ коня, находились плоские зубчатые вы­ ступы (рис. 128). Многие насадки, как уточнил Ю. П. Зайцев, не строго кресто­ крепиться к оголовью без помощи псалиев или подвижных колец, к которым привидные, а, скорее, Х-видные, с продолго­ ватой или кольцевой центральной частью Проанализировав причерноморские в публикации комплекса из Чистенького Ю. П. Зай­ удила с такими насадками, он пришел к выводу об их местном происхождении и усомнился в связи с Кубанью, которую ское происхождение удил с крестовидными насад­ предположил в свое время я (Зайцев, 2005, ками (Зайцев, Колтухов, 1997, с. 57).

стегивался повод. Их отсутствие в архео­ логическом материале отнюдь не означает, что они не использовались на практике. ном Причерноморье нет.

Единичные псалии могли быть заменой утраченного кольца, а то, что на некоторых причерноморских удилах, как и на кубан­ ских, нет никаких дополнительных при­ (с поправкой на необязательность «ши­ способлений, лишь подчеркивает случай­ шечек» или «шляпок» на концах — это ность этого «признака». Не исключено, что наличие псалиев объясняется причинами, противоположными мнению Ю. П. Зайце­ ва: эти удила были непривычными и чу­ жими для причерноморских всадников, и они иногда пристегивали их к оголовью по старинке, с помощью псалиев.

Наконец, в случае местного (причерно­ морского) происхождения таких удил им необходимы прототипы в скифской степ­ более древними, чем предложил я. Собст­ ной узде. Это могли бы быть маленькие ромбовидные насадки VI в. до н. э. с ост­ (Ю. П. Зайцев усугубил терминологиче­ рыми загнутыми углами, но им более всего близки кубанские насадки I типа (по клас­ которых как раз и нет в Северном Причер­ номорье. У крупных причерноморских верна ли она и на каких основаниях ее насадок варианта la II типа нет близких автор предлагает ту или иную дату. По­ прототипов среди скифских древностей.

Я не утверждаю, что все без исключе­ ния причерноморские удила с крестовид­ ными насадками сделаны на Кубани: воз­ можно, некоторые из них изготовлены местными кузнецами, но по кубанским образцам (отсюда некая вариабельность формы и декора). Вместе с тем многочис­ плекса из Квашина III в. до н. э. (Марченко, ленность таких удил именно на Кубани и Северо-Западном Кавказе в определенном несколько сместил акценты. Во-первых, хронологическом диапазоне склоняет к К. Ф. Смирнов сравнил квашинские удила мысли об их происхождении именно из этих регионов.

Ю. П. Зайцев считает, что «по наличию шипов на крестовинах» большинство при­ черноморских насадок относится к I типу конца II в. до н. э. Предпочтение может классификации И. И. Марченко. Это не совсем так, ибо к этому типу И. И. Мар­ эти вещи хорошо представлены в кубан­ в виде небольшой крестовины с уплощен­ шино находится в Донбассе, и кубанские вещи не обязательно должны были быто­ вать там тогда же, когда и на Кубани.

Ну, а III в. до н. э. К. Ф. Смирнов — порой III в. до н. э.» (Марченко, 1996, с. 73). Под­ без всяких оснований — предпочитал для всех комплексов со спорной датой (Полин, ческому» служит, по мысли автора, дати­ Симоненко, 1990, с. 86). В-третьих, квастранного комплекса» из Великоплоско­ шинские удила относятся не к I, а ко II ти­ пу классификации И. И. Марченко (вари­ го концом III в. до н. э. Как и в первом ант 1а). Мне кажется, что датировка наса­ док I типа достаточно спорна и требует наиболее раннюю дату из широкого вре­ более точного обоснования.

Археологический материал показывает, что удила с насадками I типа, как и любое конское снаряжение сарматского времени, бытовали долго4. Изношенная, со сточен­ ными шипами, такая насадка найдена в Гэвани вместе с фракийскими уздечными бляхами IV в. до н. э., псевдоаттическим шлемом II в. до н. э., удилами, псалиями и бусинами конца II — I в. до н. э. В пре­ дыдущей главе обоснована более поздняя датировка этого комплекса, нежели пред­ ложенная авторами публикации. Серия удил с такими насадками найдена в куль­ ли подходящую часть спорного диапазо­ товых комплексах кургана на грунтовом могильнике IV Новолабинского городища вместе с большими пластинчатыми налоб­ никами, фигурными нагрудниками, подхронологический, а технологический и, весками-«полуколокольчиками» и другим снаряжением, бытовавшим вплоть до кон­ ца II в. до н. э. В свою очередь, находки из Новолабинки близки экземплярам из Тен- ние для строгого управления лошадью, гинского могильника II в. до н. э. и святи­ лища у аула Нечерзий (см. ниже).

Датировку удил варианта la II типа И. И. Марченко обосновал, приняв сле­ дующее допущение: поскольку единст­ венные на Кубани удила этого варианта найдены в комплексе III в. до н. э. из Уляпотому, что и сейчас в работе с лошадьми па, а в более поздних погребениях с роиногда применяются подобные приспо­ досскими амфорами конца III — II в.

до н. э. найдены только гладкие насадки, то, «следовательно, время бытования псастрогими насадками найдены в памятни­ Достаточно вспомнить пластинчатый налобникках определенной категории — «странных столетней давности в погребении у Чистенького.

нально-жертвенные памятники, содержа­ тировка «странных комплексов» концом щие четко фиксированный набор снаряже­ II — началом I в. до н. э. правильна (про­ ния воина. Кубанские находки таких удил тив чего и возражает Ю. П. Зайцев; удревтакже происходят не из погребений, а из нение удил с крестовидными насадками — насыпи курганов (Марченко, 1996, с. 197— очередной «аргумент»), то нужна кор­ 198, № 377, 379, 383). Строгие удила — рекция даты кубанских удил. Хронология составная часть снаряжения боевого коня. И. И. Марченко была построена на наход­ Именно такие удила были в погребении ках со спорной датой, не корректна и вряд боевого коня у Чистенького5. И если да- ли верна6. Лучшим подтверждением этому 5 Я ошибочно отнес их ко 2-му варианту II типа по И. И. Марченко — шипы на рисунке Ю. П. Зай­ 6 В личной беседе на Босфорском феномене- цева, которым я пользовался (рис. 129, /), не пока­ И. И. Марченко сообщил мне о том, что по новым заны, в публикациях (Зайцев, Колтухов, 1997; Кол­ данным дата лепных сероглиняных канфаров (по од­ тухов, Тощев, 1998) о них нет ни слова, а сами вещи ному из которых и был датирован уляпский ком­ Рис. 130. Удила с насадками 1-го и 2-го типов по И. И. Марченко:

1-4 — Новолабинка (Раев, Беспалый, 2006); 5, 6 — к-з «Знамя Ленина» (из отчета В. А. Сафронова) II типов (рис. 130) в Новолабинке (Раев, отдельной группы населения. У тех наро­ Беспалый, 2006, с. 74, табл. 28: 6-9) и в дов, где коневодство и верховая езда яв­ насыпи кургана 1 на землях бывшего кол­ ляются частью образа жизни, конское сна­ хоза «Знамя Ленина» Моздокского р-на ряжение всегда выступает этнокультур­ Северной Осетии (раскопки В. А. Сафро­ ным индикатором: вспомним монгольскую, нова в 1980 г.). В Великоплоском кроме горскую или казачью седловку, венгерскую шипастых найдены и гладкие насадки ва­ сборку, сбрую вестерн в США и Мексике Стоит обратить внимание на связь на­ ния имеют ту же опознавательную функ­ ходок строгих удил и памятников опреде­ цию, что и костюм.

ленного облика. В Прикубанье удила с В Северном Причерноморье строгие насадками единичны в памятниках сираков удила найдены в «странных комплексах» и (Марченко, 1996, табл. 78), но обычны в погребениях у Глиного и Чистенького. По­ закубанских памятниках типа Новолабин­ следний памятник скорее всего синхронен ка — Тенгинка — Нечерзий, культурная «странным комплексам», а вот дата находок принадлежность которых пока в стадии ис­ у Глиного (конец III — первая половина следования. Там они образуют устойчивые II в. до н. э.) отнюдь не является основани­ сочетания с пластинчатыми налобниками ем для датировки всех памятников с такими и нагрудниками с подвесками. Похоже, удилами — конское снаряжение долговеч­ перед нами этнографически значимый тип но. Находки у Глиного интересны в другом конского убора, бытовавший у какой-то плане — это самые ранние в Северном ПриМеч из Рошава Драгана (Буюклиев, 1986):

/ — реконструкция X. Буюклиева; 2 — реконструкция автора; 3, За — часть клинка с перекрестьем;

4, 4а — нефритовая скоба; 5 — навершие с тамгами; 6—9 — пластины с тамгами; 10— наконечник ножен Реконструкция внешнего вида сарматского всадника по материалам Золотого кладбища (рис. Е. Адамкевич) Реконструкция внешнего вида сарматского всадника по находкам у ст. Воздвиженской, Ахтанизовской и Зубовского хутора (рис. Е. Адамкевич) Реконструкция внешнего облика воина саргатской культуры по материалам погребений у Сидоровки и Исаковки (Соловьев, 2003) Уздечные принадлежности из могильника Чауш:

/ — бляхи узды; 2, 3 — наплечные фалары; 4 - 6 — подвески нагрудника Уздечные принадлежности из могильника Комаров-II (L’or, 2001) Конское снаряжение позднесарматского времени (Габуев, 2005):

1 — металлическая гарнитура из могильника Аэродром-1;

Оружие сарматов Северного Причерноморья:

1 — полихромное навершие меча из Градешки (фото автора); 2 — гастагна из Порогов черноморье удила этой серии. Уже неод­ нократно говорилось о том, что в оружии и конском снаряжении Тираспольских кур­ ганов чувствуется ощутимая восточная (сар­ матская? меотская?) вуаль. Не развивая сейчас эту тему, хочу обратить внимание на то, что ближайшие по времени к Глиному памятники, где известны такие удила, — Новолабинка, Тенгинка и Нечерзий.

Категорическое заявление: «Очевидно, что следует однозначно исключить при­ надлежность комплексов со строгими на­ садками и псалиями к митридатовскому времени» (Зайцев, 2005, с. 94) — отража­ ет скорее желание Ю. П. Зайцева, нежели состояние проблемы. Показавшийся ему «надежным» для датировки таких насадок III — первой половиной II в. до н. э. со­ провождающий материал, как оказалось, не совсем таков. Я готов признать, что та­ кие удила появились в III в. до н. э., но оснований для ограничения времени их использования только этим столетием и первой (почему только первой?) половиной из Марьевки (фото автора) следующего пока нет. При настоящем со­ стоянии источника пытаться сделать такие удила хронологическим показателем не стоит: это будет насилие над материалом и методикой исследования. Имеются вес­ кие признаки того, что удила с крестовид­ ными насадками всех типов синхронны, а их отличия могут отражать назначение конкретного средства управления и/или племенную принадлежность владельцев.

5.2. Псалии Псалии по форме могут быть разделе­ ны на несколько типов7. При этом учиты­ вается только изгиб ветвей: средняя часть 7 Типы 2 и 4 выделены условно, на основании одной находки.

Рис. 131Ь. Псалии и налобники из Марьевки Рис. 131с. Удила из Марьевки (фото автора) Рис. 132. Уздечные принадлежности из Клименкова (Яценко, 1962) большинства псалиев Я-видная, с двумя два отверстия. Концы псалия оформлены отверстиями или петлями для концов на­ по-разному, что позволяет выделить не­ шейного ремня.

и железные экземпляры, один псалий кос­ биконическими окончаниями (рис. 124, 7,2;

тяной. Корпус отлит или откован из круг­ 131; 13lb, с; 132, 4-6). Такие окончания лого в сечении стержня, концы которого загнуты в одном направлении. Длина пса­ ми», «кнопками» и т. п. Наиболее распро­ лиев между окончаниями от 19 (самые страненный тип декора концов псалия.

крупные, Марьевка) до 14 см. Средняя В большинстве случаев окончания гладкие, часть с 5-видным расширением, в котором на экземплярах из Веселой Долины (вари­ ант 1.1а) покрыты сетчатым рифлением лапы и круп не выделены и переходят в и выпуклыми точками (рис. 124, 2, 4, б). стержень. Фигурки развернуты перпенди­ В «странных комплексах» Нововасильев- кулярно вертикальной оси псалия. Этот ки и Гэвани найдены псалии варианта вариант известен только в «странных ком­ 1.1b — с одним биконическим и другим плексах» Северного Причерноморья (Ноплоским окончаниями (рис. 135, 2). вовасильевка, Квашино, Веселая Долина, — с зооморфными окончаниямиНогайчинский курган8, Гэвани).

(рис. 122,4; 134, 3; 135, 3, 4). Плоские кон­ цы псалия вырезаны в виде стилизованной фигурки кошачьего (?) хищника с выгнутой спиной и выделенными головой и вытяну­ среди находок из Ногайчинского кургана такого тыми вперед передними лапами. Задние псалия нет.

Рис. 134. Уздечные принадлежности из Ногайчинского кургана 1.3 — с расширяющимися концамини кольца на концах грызл, которые обыч­ (рис. 123,4\ 124, 3). Найдены в двух «стран­ но бывают на таких удилах.

ных комплексах» (Великоплоское, Веселая Тип 3. Колесовидные (рис. 125,1).

Долина) вместе с псалиями первых двух Псалии из насыпи кургана близ Андрусоввариантов. ки (Криворожский р-н Днепропетровской Тип 2. Очковидные (рис. 136). Концы обл.) железные, из квадратного в сечении прямого стержня железного псалия увен­ прута. В месте соединения спиц с ободом — чаны кольцами. Найдены в кургане 29 мо­ заостренные выступы-шишечки. Диаметр гильника Днепрозаводстрой (Симоненко, 8 см. Колесовидные псалии найдены и в 2000, с. 141, рис. 2, 2). Вещь не сохрани­ могильнике Нейзац (пп. 184, 200).

лась, а на полевой зарисовке (рис. 133,1) Тип 4. Х-видные (рис. 125, 5). Два та­ не показаны ни петли на стержне псалия, ких железных псалия найдены в кургане Рис. 135. Уздечные принадлежности из Нововасильевки у с. Богуслав Днепропетровской обл. Сред­ петли (Шепко, 1987, с. 167; рис. 8, 4). Не­ няя часть прямоугольная, с двумя отвер­ обычные псалии найдены в скл. 183 мо­ стиями по концам. Концы увенчаны рас­ гильника Нейзац. Они бронзовые, круглые ходящимися вверх заостренными ветвями, в сечении, с расширяющимися концами.

круглыми в сечении. Длина по концам вет­ В двух прямоугольных петлях закреплены Тип 5. Стержневидные. Корпус в крепился за подвижное бронзовое кольцо виде прямого стержня с заостренными удил.

концами. Железный псалий из Усть-Ка- Хронология. Наиболее ранними являют­ менки, 66/1, крепился через отверстия в 5-видном расширении средней части (Кос­ Практически все они найдены в «странных тенко, 1993, с. 74, рис. 22, 20), из могиль­ комплексах» и в памятниках этой же кате­ ника Шевченко — за две прямоугольные гории (Клименков, Антиповка) имеют анаРис. 136. Удила с очковидными псалиями:

1 — Днепрозаводстрой, к. 29; 2 — Никольский могильник, к. 12; 5 — могильник Валовый I, к. 1;

логи. Эта форма древняя, берущая свое 2005, с. 28, кат. 42), Андреевском кургане начало в скифской узде. Заслуживают вни­ (Степанов, 1980, с. 12, табл. 7,19). В эту мания псалии вариантов 1.1b и 1.2, не же серию следует включить удила из Херимеющие аналогов за пределами Север­ сонеса и Керчи (рис. 136, 5), скорее всего Очковидные псалии известны у сарма­ грызлами-«восьмерками» и очковидными тов и их соседей в I и раннем II в. н. э. псалиями, соединявшимися с оголовьем с (рис. 136, 1-4). Они найдены в Николь­ помощью параллельных стержней (Зубарь, ском могильнике (Засецкая, 1979, с. 106, Симоненко, 1984, с. 148-150, рис. 1,2).

рис. 17, 5), могильнике Валовый I (Габуев, Подобную систему соединения имеют псалии из Валового I (рис. 136, 3; 137) и лиев 8 см. Такого же диаметра и псалии из Чернореченского могильника (Бабенчиков, Андрусовки. У них соединение спиц и обо­ 1963, с. 117-118, табл. XV, 8-15). да подчеркнуто выступами, чего нет на Колесовидные псалии появляются на кубанских экземплярах.

Северном Кавказе, по мнению К. Ф. Смир­ Итак, по размерам воздвиженские и аннова и солидарного с ним И. И. Марченко, друсовские псалии входят в позднюю груп­ в I в. до н. э. (Марченко, 1996, с. 76). Послед­ пу, а по способу соединения спиц с обо­ ний выделил два варианта таких псали­ дом — в раннюю. Что-то тут не так: либо я ев — «а» диаметром 9-11 см и «б» диамет­ выбрал неудачный иример, либо не работа­ ром 5-8 см. У псалиев варианта «а» место ет типолого-хронологическая схема. Стран­ соединения спиц и обода выделено, спицы но, что И. И. Марченко не включил в нее варианта «б» приварены встык. И. И. Мар­ такой яркий признак поздних колесовид­ ченко полагает эти различия хронологи­ ных псалиев, как петли в центральной час­ ческими — вариант «а» ранний (I в. до н. э.), ти, в месте соединения с удилами. На Ку­ Проверить достоверность этих наблю­ н. э. (Ждановский, 1984, с. 73, рис. 1, 47: сго дений я не могу: сами изделия частью не же неопубликованные находки из грунто­ сохранились, частью недоступны, а на ри­ вого некрополя у к. 7 ст. Тбилисской). Такие сунках разницу в способе прикрепления псалии в позднесарматское время есть на спиц увидеть трудно. Тем не менее на хо­ нижнедонских (Комаров) и нижневолжских рошем рисунке «ранних» удил из ст. Воз­ (Старица) удилах. Синхронны названным движенской отчетливо виден выступ в колесовидные псалии с центральными пет­ месте соединения обода с одной из спиц лями из могильника Нейзац.

и нет никаких следов прикрепления ос­ Удила и псалии из Андрусовки — един­ тальных (Гущина, Засецкая, 1989, с. 132, ственная находка в насыпи этого кургана.

табл. V, 47). Диаметр воздвиженских пса­ Как выяснилось, по типологическим признакам датировать их трудно. Вероятно, они все же более поздние, чем рубеж н. э.:

ранних памятников на этой территории просто нет, сарматы освоили ее не раньше середины I в. н. э.

Аналоги Л'-видным псалиям из Богуслава мне неизвестны. Соблазнительно связать их с крестовидными насадками раннесарматского времени, о которых шла речь выше. Однако могила у Богуслава оставлена мигрантами «восточной волны»

второй половины I в. н. э. (Симоненко, 2006, с. 141) и вряд ли имеет отношение к местной раннесарматской культуре.

Стержневидные псалии в Северном Причерноморье найдены в средне- (УстьКаменка, 66/1) и позднесарматских (Шев­ ченко, Нейзац) погребениях. Это обычные для сарматов изделия, за исключением бронзовых псалиев из Нейзаца, аналогов которым найти не удалось.

5.3. Бляхи оголовья Принадлежность этой категории нахо­ док устанавливается по форме изделий и ных комплексах» в Снигиревке (5 шт., брон­ расположению отверстий для ремней, по­ за) и Великоплоском (6 шт., 3 — серебро, скольку части металлической гарнитуры 3 — бронза).

ни разу не сохранили in situ контур оголо­ Немногочисленные аналоги таким бля­ вья. Типы блях выделены условно, скорее для систематизации материала, т. к. изде­ Бронзовые бляхи этого типа найдены в лия каждого типа немногочисленны, а час­ то единичны.

Перстневидные бляхи (рис. 123, 6-7; стневидная бляха, украшенная шишечками 138, 3-4). Это литые бронзовые и сереб­ (рис. 139, 2), происходит из раннесармат­ ряные бляхи с полусферическим или ко­ ского погребения в Южном Приуралье ническим корпусом, от нижнего края ко­ (Мошкова, 1963, с. 37, табл. 21, 8)9. В кон­ торого отходят две плоские дужки с кон­ ском погребении кургана 1 на Васюриной цами, заходящими друг за друга либо соединенными внахлест. Форма этих блях напоминает скифские перстни IV в. до н. э.

Диаметр их до 2 см, высота 1,4-1,5 см, раз­ вает перстнем» (Дзис-Райко, Суничук, 1984, с. 152), меры дужки 2 х 1,4 см. Найдены в «стран­ таковым на самом деле и является.

1,3 — Глиное, к. 14; 2 — Горбатый Мост, к. Горе (Ростовцев, 1914, табл. XVIII, 9) най­ Марьевки и Брэвичень (рис. 123, 77; 142, дена железная, плакированная серебром, 77, 72; 163, 3). Конические и полусфери­ перстневидная бляха, украшенная чернью ческие ворварки с отогнутым краем есть и позолотой. В коллекции «Платар» име­ в Федуловском и Клименковском (рис. 130, ется комплекс бронзовых украшений узды 7) «кладах» III— вв. до н. э. в Приазовье и (рис. 140), якобы найденный «напротив на Среднем Дону. Такие вещи не известны Тиры»1, т. е., если сведения соответствуют ранее III в. до н. э., а вот в комплексе из действительности, где-то в районе Овидио- коллекции «Платар», который вряд ли стар­ поля. В его составе пять налобников «с крюч­ ше второй половины этого столетия, име­ ком», два пластинчатых нащечника, бляха ются конические ворварки, типичные с личиной, 10 перстневидных блях, три ко­ для скифских древностей IV в. до н. э.

нические ворварки, 130 спиралевидных про­ (рис. 140, 9). Есть тут и половина желез­ низей и скобочек (Платар, 2004, с. 118-120). ного набора круглого пластинчатого умВ тех же «странных комплексах», что бона щита того же времени (рис. 140,14).

и перстневидные бляхи, а иногда и без них Если здесь не смешаны вещи из разных (Семеновка) было найдено множество (Се- находок, то похоже, что во II в. до н. э.

меновка — 111 экз., Снигиревка — 467 экз., скифы еще пользовались дедовскими уз­ Великоплоское— 130 экз.) согнутых из дечками и оружием.

полоски бронзы плоских спиралек и коле­ чек, а также сегментовидных в сечении шениям оголовья должны относиться бляхи С-видных скобочек (рис. 123, 9; 138, 5; с личинами, найденные в Бубуечь и Вели­ 140, 10, 77; 141, 3). Средние размеры их коплоском. Они несколько отличаются 1 х 0,5 см, ширина 0,2 см. Такие же, как в друг от друга. Четыре бляхи из Бубуечь коллекции «Платар», спиралевидные про­ диаметром от 5,2 до 5,6 см штампованы из низи и скобочки (более 300) найдены вмеИменно так они определены, например, в пуб­ 10 Личная информация покойного С. Н. Плато­ нова.

Рис. 140. «Комплекс из-под Овидиополя» из коллекции «Платар»

тонкого листа бронзы (рис. 143, 7, 2). В цен­ тре бляхи — рельефная голова человека анфас. Чеканкой выделены прическа, под­ черкнутая рельефной линией по лбу (по­ вязка или диадема), глаза без зрачков, нос, усы (?). По краю бляха окружена двойным за, нос и губы. По обе стороны головы — рифленым валиком. По обе стороны голо­ вы — заклепки для крепления горизонталь­ петли (рис. 144, 2).

ной петли (Отчет, 1909, с. 14, табл. I, 3, 4\ Amaut, Ursu Naniu, 2000, p. 354). найдены в кургане 31 могильника Глиное.

Бронзовая бляха из Великоплоского несколько иная. Она меньшего диаметра Рис. 142. Уздечные принадлежности из Брэвичень (Федоров, 1960) рифленым валиком, а по краю идет еще Круглые бляхи с петлей на обороте один (рис. 143, 3-5).

Такая бляха есть и в коллекции «Пла­ ных комплексов» (Бедражий Векь, Веселая тар» (рис. 140, 13\ 144, /). И здесь она Долина, Великоплоское, Семеновка). Бля­ входит в стандартный комплект: налоб­ хи серебряные (Бедражий Векь), бронзо­ ники с крючком, перстневидные бляхи, спиралевидные пронизи. Бляха отлича­ железные (Семеновка), плоские или слег­ ется от бубуечьских и глинянских оди­ ка выпуклые, диаметром 2,8-3 см, с попе­ нарным гладким валиком и меньшими (4,2 см) размерами, однако, как и у дру­ Векь найдено шесть (что, возможно, соот­ гих, по бокам личины находятся заклеп­ ветствует их количеству на оголовье), а в 1 — Бубуечь (Отчет... за 1908 г., 1909); 2 — Бубуечь В коллекции «Платар» помимо упомя­ (Мордвинцева, 2001); 3 -5 — Глиное, к. Рис. 146. Уздечные принадлежности из Веселой Долины (фото автора) ные памятники относятся к эпохе поздне­ по краям обратной стороны. Диаметр 3,7 см, го эллинизма, хотя об абсолютных датах высота 1,3 см (Манцевич, 1976, с. 178).

каждого их них спорят до сих пор. Функционально и морфологически все В Запорожском кургане было найдено анализируемые бляхи одинаковы, запо­ 6 золотых круглых выпуклых блях с рель­ рожские лишь несколько видоизменены ефным изображением фигурки козла впра­ за счет декора и технологии, обычной для во; глаза инкрустированы желтым, а уши и плакированных изделий бирюзово-золото­ плечи — голубым стеклом (рис. 149). Рель­ го «звериного» стиля. Комплект таких еф заполнен мастикой; на обороте подложе­ блях, судя по всему, составлял 6 штук.

на бронзовая пластинка, на которую заходят Пара блях располагалась на висках коня, края золотой; поперечная петля припаяна декорируя место соединения налобного и Рис. 147. Уздечные принадлежности из Бедражий Векь (фото автора) суголовного ремней; еще пара — на храпе, Убор оголовья из кургана 5 могильни­ в месте соединения переносья с найденны­ ка Чауш составляли 9 коробчатых оваль­ ми ремнями; последние две скорее всего находились посередине нащечных ремней. а) с четырьмя прорезями для ремней, Именно так расположены круглые бляхи, расположенными крест-накрест (5 шт.);

например, на оголовье коня с рельефа кон­ б) с двумя прорезями, расположенными Рис. 148. Уздечные принадлежности из Антиповки (Гущина, 1961) Корпус каждой бляхи состоит из оваль­ в который вставлен овальный (4 шт.) и ной рамки, согнутой из полоски серебра, прямоугольный (5 шт.) плоский полиро­ в которой прорезаны узкие прямоуголь­ ванный сердолик. Торец бляхи плакиро­ ные отверстия для ремней. На рамку на­ ван серебряной позолоченной фольгой, паяны бронзовая лицевая и серебряная края которой заходят на лицевую и обо­ оборотная пластины. Лицевая плакирова­ ротную пластины. Размер блях 4,8 * 4,5 см, на серебряной позолоченной фольгой со толщина 0,8 см (рис. 127, 7; 127а, 7).

штампованным рельефным декором: риф­ Судя по конструкции, бляхи с четырь­ леный валик по краю и в центре, между мя прорезями украшали места пересече­ ними — линия выпуклых точек. Валик в ния налобного ремня с суголовным и нацентре бляхи обрамляет прорезной каст, щечных ремней с переносьем. В центре налобного ремня и переносья размеща­ лось еще по одной бляхе — с четырьмя и двумя прорезями. Три бляхи с двумя про­ резями располагались на одном уровне посередине нащечных ремней и в центре храпа. Вес убора требовал соединения налобного и суголовного ремней между ушами коня, иначе вся гарнитура храпа сползала бы на ноздри и беспокоила ло­ шадь.

Конструкция блях предусматривала толь­ ко одновременный монтаж ремней оголовья и блях. При этом сначала в прорези рамки бляхи пропускались ремни, затем они сши­ вались, и только потом к рамке припаива­ лись лицевая и оборотная пластины. Такая технология не предполагала возможности регулирования размера оголовья, и, стало быть, убор изготавливался индивидуально по размерам головы конкретной лошади.

Это должно было увеличивать его и без того немалую стоимость. Безусловно, перед на­ Рис. 149. Бляхи из Запорожского кургана шаяся в повседневной практике.

В этот же убор входили серебряные пря­ моугольные обоймы-зажимы, подвижно закрепленные на трензельных кольцах.

Пара обойм соединяла удила и оголовье, вторая пара — удила и повод. Обоймы со­ стояли из двух пластинок, между которыми зажимался ремень. Пластинки, составляв­ шие корпус обоймы, соединялись четырь­ мя заклепками с серебряными головками.

Эти же заклепки фиксировали на верхней пластине полоску позолоченного серебра с рельефным декором в стиле уздечных блях, инкрустированную двумя овальны­ ми вставками лилового и зеленого стекла (рис. 127, 6; 127а, 5, 6).

Ближайшими аналогами этому набору служат хорошо известные гарнитуры из кургана 2 могильника Аэродром-I (рис. 151) на Нижнем Дону (Белинский, Бойко, 1991) и кургана 13 у с. Кишпек на Северном Кав­ казе (Бетрозов, 1987, с. 36-39, рис. V, VI, Рис. 150. Рельеф конного Палака из Неаполя VIII). Наборы чуть иной конструкции, одна- Скифского (Высотская, 1979) Рис. 151. Уздечные принадлежности из могильника Аэродром-! (Габуев, 2005) Рис. 152. Оголовье из могильника Комаров- (реконструкция автора) Рис. 152а. Уздечные принадлежности из могильника Комаров-II (L’or, 2001) Рис. 154. Набор оголовья из могильника Нейзац (Храпунов, 2004) до н. э.). Находки в Тираспольских курга­ они познакомились во время совместной нах определяют время появления у позд­ службы Митридату.

них скифов своеобразного набора, куда Запорожский курган, из которого про­ входили налобники с крючком, бляхи с исходят полихромные круглые бляхи, дати­ личинами, перстневидные и круглые бля­ руется, как и большинство памятников это­ хи, удила с крестовидными и ^-видными го круга, второй половиной I — II в. н. э.

псалиями, фалары с геометрическим ор­ М. М. Фокеев считал, что курган 5 мо­ наментом. Однако эти вещи есть и в более гильника Чауш относится ко второй поло­ поздних (времени Митридатовых войн) вине III в. н. э. (Фокеев, 1990, с. 109). Ис­ «странных комплексах», оставленных сар­ следователи нижнедонских комплексов матами. Очевидно, им пришлись по вкусу уздечки союзников-скифов, с которыми ческому диапазону — Аэродром к концу III — началу IV, Комаров — ко второй по­ фракийской (Мордвинцева, 2001, с. 112— ловине IV в. н. э. (Белинский, Бойко, 1991, ИЗ), солидаризуясь в этом с Е. С. Нефё­ с. 95). М. М. Казанский и О. В. Шаров по­ довой, в свое время исследовавшей их лагают, что этот стиль появляется не рань­ (Нефёдова, 1993; 1994).

ше IV в. н. э. (Казанский, 1995, с. 238-243).

С. А. Яценко и В. Ю. Малашев предложи­ ли более дробную хронологию таких на­ боров: комплексы из Аэродрома и Кишпека они отнесли к рубежу III— — первой четверти первой трети IV в. н. э., а наборы второй половиной II в. до н. э. (Зайцев, из Чауша, Пантикапея и Комарова сочли 2005, с. 93) либо концом II — началом I в.

более поздними, датируя их от второго- до н. э. (Симоненко, 2001а, с. 98).

третьего десятилетий IV в. до начала гунн­ Нащечники такого типа нигде, кроме ской эпохи (Яценко, Малашев, 2000, с. 228).

Я полагаю, что все наборы этого типа да­ тируются первой половиной IV в. и со­ ставляют две стилистико-технологические группы: в первую входят наборы из Чау­ ское время такие оригинальные нащечни­ ша, Аэродрома, Кишпека, во вторую — из Пантикапея и Комарова. тов и поздних скифов Северного Причер­ Склепы могильника Нейзац использо­ вались долго, поэтому точную хронологию каждого погребения установить трудно. ции «Платар» есть две прямоугольные пла­ Могильник функционировал со второй по­ ловины II до конца IV в. н. э. (Храпунов, 2004, с. 134). Судя по типам наременной гарнитуры, погребение коня в скл. 17 от­ носится к первой половине III в. н. э.

5.4. Нашечники К этой категории относятся несколько узде нащечники такой формы почти не единичных, но выразительных экземпля­ использовались. В качестве относительно­ ров. В «странном комплексе» из Бубуечь го аналога можно назвать лишь прямо­ были найдены две бронзовые пластины угольные серебряные нащечники набора сложной округло-трапециевидной фор­ № 2 из кургана Хомина Могила, датиро­ мы, покрытые рельефными композициями (рис. 155). Они издавна привлекали вни­ стью. Обзор различных мнений по поводу этих пластин, их описание и размеры со­ держатся в статье В. И. Мордвинцевой. тами пластинчатого нагрудника (Беглова, 2002, с. 160, Она считает иконографию пластин кельто­ рис. 5, /, 2).

началом III в. до н. э. (Мозолевский, 1973, с. 218,234, рис. 30). Декор пластин из кол­ лекции «Платар» выглядит деградирован­ ные серебряные перегородки, образующие ным геометрическим орнаментом набора из Хоминой Могилы.

Подобные орнаментальные мотивы и техника их нанесения характерны для кельто-фракийского искусства. В связи с этим нелишним будет отметить, что ого­ клепывалась тонкая серебряная пластинка ловье второго коня из Хоминой Могилы (рис. 156, 7).

пичном фракийском «роскошном» стиле (Мозолевский, 1973, с. 214, рис. 27).

В кургане 14 у Казаклии найдены два и остатки удил с обоймами для повода и сецкая, 1993, табл. 18, 57, 58а; 19, 586;

нащечного ремня (Agulnikov, Simonenko, 36, 7706), правда, на керченских вещах оба 1993). Гарнитура выполнена из серебряных Рис. 156. Уздечные принадлежности из Казаклии, к. а в Казаклии зажимом для, скорее всего, ремня оголовья служит маленькая овальная бляшка. Однако общие стиль, конструкция и технология изготовления казаклийской и керченских уздечек, несомненно, говорят об их принадлежности одной эпохе, но, судя по разноцветной эмали и пряжкам, казаклийские вещи несколько старше кер­ ченских. Убор из кургана 14 у Казаклии, выполненный в технике догуннского клуаный или плоский топоровидный корпус зонне, датируется второй половиной IV в.

н. э., возможно, ближе к концу столетия (Agulnikov, Simonenko, 1993, p. 95).

или 5-видно загнутый вперед. По форме евка, Великоплоское). Иногда крючок за­ корпуса выделяются изделия двух вари­ гнут кольцевидно (Бубуечь), на налобнике 1. Стержневидные (3 экз.). Найдены в виде кольца с выступом, имитирующим Марьевке (рис. 131, 7; 13lb, 2), Брэвичень 5-видный изгиб (рис. 159, 2). Налобники (рис. 142, 76) и Веселой Долине. Налоб­ из Великоплоского (рис. 158)— с цен­ ники из Марьевки и Брэвичень близкой конструкции: прямой стержневидный кор­ краем (бронзовый) и чеканным орнаментом пус слегка расширен посередине, закан­ (серебряный); у серебряного налобника из чивается конической кнопкой (Брэвичень) Бедражий Векь — узкая, трехгранная в се­ или диском (Марьевка), крючок кольце­ видно загнут. Конец его оформлен шари­ Аналогии причерноморским налобни­ ком (Марьевка) либо конической кнопкой кам с крючком типологически разнообраз­ (Брэвичень). Несколько различно оформ­ ление петли — на марьевском она образо­ культурной принадлежности. Семь прекрас­ вана овальным расширением стержня, на ных налобников с крючком найдено в Ти­ брэвиченьском заметно выдается вперед. распольских курганах — впервые (если не Корпус и крючок налобника из Веселой считать находку в Чистеньком) в погребаль­ Долины обломаны, а петля образована ных комплексах (Яровой, Четвериков, 2000, кольцевым расширением верхней части с. 14-15). Среди них — железные и брон­ корпуса. Длина изделий 21,6 (Марьевка) и зовые, разных вариыантов — как «стандарт­ 2. Топоровидные, с плоской лопастью (11 экз.). Большинство изделий из бронзы (Бубуечь, Тараклия, Семеновка, Велико­ плоское, Нововасильевка, Снигиревка), некоторые серебряные (Бедражий Векь, Великоплоское), экземпляр из Ногайчинского кургана железный. Длина налобни­ ков этого варианта 12-15 см.

Наиболее многочисленная «стандарт­ ная» форма — гладкая топоровидная ло­ пасть с вертикальным бортиком, иногда слегка изогнутая по поперечной оси, пет­ ля в овальном расширении, 5-видно изо­ гнутый крючок, заканчивающийся биконической кнопкой или шариком (рис. 135, 7;

138, 7,2; 140, 7-5; 141; 157). Заметим, что такие налобники характерны только для Северо-Западного Причерноморья, в дру­ гих регионах их нет.

Некоторые экземпляры этого типа — крючком: зубчики и фасетки (Семеновка, Нововасильевка, Великоплоское), — укра­ шенной насечками кнопкой (Нововасиль­ Рис. 157. Налобники с крючком из Бубуечь 77)1. Фрагмент бронзового налобника этого класса найден в контексте второй половины III в. до н. э. на поселении Кошары14.

В сарматских «странных комплексах» Васюриной Горы — в виде головок грифо­ на Среднем Дону (Антиповка, Клименков) нов (рис. 159, 24).

найдены серебряные изделия с орнаменти­ Происхождение, хронология и ареал.

рованной лопастью (рис. 130, 8; 148, 3). Ско­ рее всего сарматами оставлено погребение в кургане на участке Зиссерманов, где най­ ских коней V-IV вв. до н. э. При такой же ден стержневидный налобник (рис. 159,22), форме ранние налобники гораздо меньше.

хотя И. И. Гущина считала его меотским (Гущина, 1983, с. 95,97). Несколько налоб­ ников с овальной лопастью найдено в вар­ варских погребениях по обеим сторонам стью (рис. 159, II-IV) — в Среднем Подонье (Замятин, 1946, рис. 6, 7; Пузикова, Боспора — курган близ Керчи (рис. 159, 26), Зеленской курган (рис. 159, 24), курган на Васюриной Горе15. Окончание крючка 1 Благодарю Е. В. Ярового за разрешение обра­ титься к неопубликованному материалу и И. А. Чет­ Свой поздний облик, анализируемый верикова за предоставленные рисунки. здесь, налобники с крючком приобрели 1 Любезное сообщение Е Ф. Рединой.

1 Библиографию аналогий см.: Симоненко, 1982, с. 244-245; Полин, 1992, с. 50-66.

/, 9-11,17,27 — Тираспольские курганы; 2 — Тараклия; 3 — Нововасильевка; 4 — Семеновка; 5 — Бубуечь; 6 — коллекция «Платар»; 7,8 — Снигиревка;

12, 13 — Великоплоское; 14 — Клименков; 15 — Антиповка; 16— Ханкальское городище; 18— Бедражий Векь; 19— Ногайчинский курган; 20 — Марьевка; 21 — Брэвичень; 22 — участок Зиссерманов; 23 — Прочноокопская; 24 — Зеленской курган; 25 — Васюрина Гора; 26 — Керчь; I— — скифские Рис. 160. Литейная форма из Неаполя Скифского (фото Т. Н. Высотской) найденная там литейная форма (Симоненко, которой оспорил С. В. Полин, датирова­ 1982, с. 243) из ручки родосской амфоры лось III в. до н. э. по расписной черно­ (рис. 160). Она соответствует одному из ве- лаковой пелике (Смирнов, 1953, с. 29).

ликоплосковских налобников (рис. 158, 7), Впрочем, дата изготовления пелики еще лишь край лопасти иной. Возможно, он до­ не фиксирует время ее попадания в погре­ делывался ковкой. Впрочем, широкий аре­ бальный комплекс — есть примеры дол­ ал этих налобников не исключает, как вер­ гого бытования у варваров и менее дорогих вещей (обычной чернолаковой и красно­ лаковой керамики). Далее, в составе ин­ вентаря впускного погребения находились такие хронологические индикаторы, как полихромная фибула-брошь и золотая диа­ дема с застежкой в виде гераклова узла (Долгоруков, 1984, с. 97). Первую А. К. Амиконографию головок грифонов типичной броз с учетом даты пелики отнес к III в.

до н. э. (Амброз, 1966, с. 30). Но и до сих пор нет ни одного комплекса с такими фи­ булами, который датировался бы раньше II в. до н. э. Да и сам А. К. Амброз огра­ ничил дату подобных застежек II— вв. I до н. э. (Амброз, 1966, с. 30). К такому же выводу пришел М. Ю. Трейстер, приняв­ ший тем не менее раннюю (первая четверть III в. до н. э.) дату фибулы из Зеленского кургана (Treister, 2002, р. 31, 45).

Застежки диадем в форме гераклова узла характерны для позднего эллинизма (Максимова, 1979, с. 49). По мнению С. В. Полина, на раннюю дату впускной могилы указывают находка стригилей или оформление крючка налобника в виде го­ ловки лебедя. Это не аргумент: стригили находили в могилах как конца II — I в.

до н. э. (Артюховский курган), так даже и II — середины III в. н. э. (Горгиппия, скл. 2).

Этим же временем датируются некоторые изделия с зооморфными (в том числе и с головкой лебедя) окончаниями (Максимо­ ва, 1979, с. 88; Алексеева, 1987, с. 177).

Бусины из впускной могилы Зеленского кургана датированы Е. М. Алексеевой IV в. до н. э. как раз на основании даты кургана, и, соответственно, уточнить ее не могут. Таким образом, не исключено, что датировка впускного погребения и связан­ ной с ним конской могилы с налобником концом IV или даже III в. до н. э. заниже­ на. Памятник весьма сложный и требует отдельной разработки.

Так же сложно однозначно датировать конскую могилу кургана 1 Васюриной Горы, где найдены два налобника с крюч­ ками в виде голов грифонов. Склеп был Боспора), и налобники с крючком стали быть признаны таковыми лишь человеком, деталью раннесарматской узды. никогда не державшим в руках «псалий»

В «странном комплексе» из Марьевки из Марьевки (чего нельзя сказать о Трейвместе с налобником была найдена дейст­ стере, много лет проработавшем в ГМИИ вительно странная вещь. Это бронзовая им. А. С. Пушкина, где хранится эта вещь).

скоба из пластины толщиной 2 мм, U-об­ Кельтские псалии литые, К-образные, разно согнутой по длинной оси. Концы ее круглые в сечении, с петлями для соеди­ свернуты в стержни и орнаментированы нения с грызлом и поводом (рис. 161, 2-4).

секциями тройных валиков, образованных Окончания их не только дисковидные, как врезными линиями. Завершаются они дис­ в Желковице (Zelkovice), на которое ссы­ ковидными окончаниями. В центре верх­ лается М. Ю. Трейстер, но и в виде ажур­ ней части скобы изнутри вставлена повто­ ных «утиных лапок», как в Седлец-Хурке ряющая ее сечение пластинка, согнутая в (Sedlec-Hurka) (Soudska, 1976, s. 631, obr. 5, горизонтальную петлю. Она соединена со скобой заклепками с высокими кониче­ совершенно иная, и, кроме отдаленного скими головками (сохранилась одна). Дли­ сходства по форме, ничего общего между на изделия (по концам ветвей) 17 см, ши­ ним и кельтскими псалиями нет. Если прин­ рина 11,4 см (рис. 131а; 13 lb, 3). цип работы кельтских псалиев, при всей их М. Ю. Трейстер увидел в этой вещи вычурности и неудобстве для лошади и кельтский псалий (Трейстер, 1992, с. 44). всадника, все же ясен, то как работал марьОднако приведенные им аналоги из кельт­ евский «псалий», остается загадкой. В уст­ ских комплексов Чехии V в. до н. э. могут ных дискуссиях с М. Ю. Трейстером я все­ Рис. 161. Подковообразный налобник из Марьевки (7) и кельтские псалии из Желковице (2) гда возражал против такой атрибуции марь- типичный сарматский «странный комплекс», евской вещи, однако при подготовке а в уборе коня № 13 из Зимницы также есть совместной статьи (Raev et alii, 1991) он без явно сарматские вещи. Дуговидная пласти­ Прямым аналогом марьевской является скобы типа найденной на Ханкальском го­ такая же скоба из конского погребения во родище, концы которой отрезаны при ре­ входной яме катакомбы № 1 Прочноокоп- монте. На нашу территорию указывают и ского могильника в Прикубанье. Совпада­ квадратная подпружная пряжка со шпень­ ют размеры, орнаментация, способ креп­ ком-застежкой (Alexandrescu, 1983, fig. 7, 4;

ления; лишь конструкция петли несколько 8, 4 \ и налобник с крючком. М. Ю. Трей­ иная (Анфимов, Пьянков, 2006, с. 209, стер понял эту находку с точностью до на­ рис. 3, 7). Примечательно, что и в этой мо­ оборот: деталь обычной раннесарматской гиле скоба найдена вместе со стержневид­ узды, найденную на чужой территории и в ным налобником с крючком (рис. 162). Еще ином культурном контексте, он назвал одна подобная вещь происходит из «кла­ кельтским псалием редкого типа.

да», обнаруженного в культурном слое Таким образом, в четырех комплексах II Ханкальского городища в Чечено-Ингу­ (два из которых найдены на Северном Кав­ шетии (Петренко, 1975, с. 257, рис. 1,7; казе) наблюдается устойчивое сочетание Полин, 1993, с. 62, рис. 13, 7). Она несколь­ двух предметов конского убора: скобы с ко отличается от марьевской и прочноокоп- петлей и налобника с крючком. Примеча­ ской находок: это уплощенная пластина со тельно, что концы скобы и налобника из скошенными краями, в сечении близкая к Марьевки оформлены одинаково; не ис­ Я-образной. И здесь в составе убора при­ ключено, что такой же, как на концах ско­ сутствует налобник с крючком, хотя и не­ бы, декор был у прочноокопского налоб­ сколько нестандартный (рис. 163).

Л-образное сечение имеет дуговидная гарнитур.

пластина из конского погребения 13 гетского В Прочноокопской и Зимнице эти вещи некрополя в Зимнице (Alexandrescu, 1983, были найдены у черепа лошади (в первом р. 77, fig. 7, 5; 8, 5), которую М. Ю. Трей­ случае — между фаларами). Всё указыва­ стер привел как еще одну аналогию марь- ет на то, что перед нами один из видов евскому «псалию». При этом его не сму­ налобника. Куда он крепился, сказать тило наличие в могиле удил с обычными трудно. Если ориентироваться на гори­ С-видными псалиями и стержневидного зонтальную петлю, то он мог надеваться налобника с крючком, подобного марьев- на полоску кожи, соединявшую налобный скому (рис. 163а). Более того, последний ремень и назатыльник16. В этом случае был назван псалием редкого типа с окон­ ветви свисали по бокам морды, а между чанием в виде вопросительного знака, «ха­ рактерным для латенских культур Средней этом их одинаково орнаментированные Европы и Балкан». Как примеры таких окончания находились примерно на одном находок были приведены налобники с уровне. Другого варианта я не вижу, хотя крючком из Брэвичень и Зимницы (Трей­ такое расположение выглядит очень стер, 1992, с. 44).

Стоит ли говорить о том, что слова «ред­ кого типа» и «характерный» противоречат друг другу? Судя по описанию и фото (Фе­ пар украшений, а подковообразный налобник в на­ доров, 1960, с. 9, рис. 1), в Брэвичень найден боре всегда один.

Рис. 162. Уздечные принадлежности из Прочноокопской (Анфимов, Пьянков, 2006) Рис. 163. «Клад» с Ханкальского городища (Петренко, 1975) Рис. 163а. Инвентарь конского погребения из Зимницы (Alexandrescu, 1983) неудобным для лошади и странным, с точ­ налобника17. Верхняя часть одного из них ки зрения современного человека. Впро­ круглая, в ней — штампованное кольце­ чем, последняя никак не может быть ос­ видное углубление шириной 4 см, создаюновой для реконструкций древних реалий.

Ю. П. Зайцев полагает, что это — укра­ 17 Культурная принадлежность памятников — шение нагрудника (Анфимов, Пьянков, 2006, с. 215, сн. 1). Однако in situ оба раза вещи были найдены в районе головы. дили в число народов, у которых такое снаряжение В любом случае скоба из Марьевки и ана­ было в ходу: налобники типа никопольских известны логичные ей вещи не являются кельтским у сираков (Марченко, 1996, с. 77, рис. 7 2,10), а в ком­ псалиями.

В разрушенном в 1902 г. крестьянами кургане близ Никополя были обнаружены кополя и Острого, я все же посчитал возможным два больших бронзовых пластинчатых включить в работу снаряжение из них.

щее выпуклые центр и бортик. В выпук­ дят из Келермесских курганов и датиру­ лом центре — точка от ножки циркуля, ются VI в. до н. э. Соответственно, к этому от нее по всей верхней части расходятся же времени они отнесли и экземпляры из 7 концентрических колец из тройных врез­ Никополя, сочтя их боевой защитой коней ных линий: первое проходит по центру раннескифских воинов. Однако позже вы­ выступа, второе — по его краю, третье яснилось, что эрмитажные налобники най­ оконтуривает его основание, четвертое дены у ст. Царской на Кубани (Марченко, проходит по центру кольцевидного углуб­ ления, пятое оконтуривает основание вы­ ченко, исследовав такие налобники с Ку­ пуклого бортика, шестое и седьмое про­ бани, датировали их второй половиной ходят по нему. На верхнем краю двумя IV в. до н. э. (Лимберис, Марченко, 2005, заклепками прикреплена прямоугольная с. 166). Е. А. Беглова расширяет дату таких обойма с зубчатым краем — всё, что ос­ талось от петли. Ниже ее — два отверстия лова, 2002, с. 161). Думаю, что они быто­ От круглой верхней части вниз отходит В упомянутом погребении конца II в.

топоровидная лопасть. В центре ее обрат­ до н. э. у Чистенького найден такой же ной стороны двумя заклепками прикреп­ налобник. Он был в свое время сломан, лена плоская вертикальная петля. Судя по отремонтирован, а к лопасти был приде­ ее качеству, она добавлена на старые от­ лан (?) железный налобник с крючком верстия реставраторами. Налобник отпо­ (Зайцев, Колтухов, 1997, с. 50, рис. 3).

лирован с обеих сторон и прекрасно со­ Еще один экземпляр найден на Ставро­ Второй налобник такой же формы, датирован с IV по II в. до н. э. (Кудрявцев но плоский и неорнаментированный (рис. 164, 2). Похоже, что это заготовка Наконец, в кургане на грунтовом могиль­ для налобника типа описанного выше. нике IV Новолабинского городища в не­ Его лицевая сторона отполирована, но оборотная и края попорчены коррозией. плексах предположительно II в. до н. э.

На верхнем краю расположена вертикаль­ ная петля на прямоугольной обойме с зубчатым краем и ^-видной фигурой, про­ табл. 13,2; 19, 2, 5; 24, 2, 5; 28, 70; 31, 5;

битой пуансоном (рис. 164, 2а). В центре 32, 5).

топоровидной лопасти — два отверстия для крепления вертикальной петли, оста­ ток которой сохранился. В момент наход­ ки на обороте пластин сохранялись ос­ татки подкладки из войлока и кожи. Дли­ какие-либо уточняющие выводы невоз­ на налобников 35 см (Павлуцкий, 1903, можно. Находка в нем пластин нагрудника, с. 37-40; Ханенко, Ханенко, 1907, с. 10табл. III, 417,418; Мурзин, Черненко, часть такого убора, убеждает в культурной 1980, с. 155, рис. 1, 1,4). и хронологической близости комплексов Отталкиваясь от того, что аналогичные из Никополя, Острого и с Северного Кав­ налобники, хранящиеся в ГЭ, поступили каза.

туда от Д. Г. Шульца, В. Ю. Мурзин и Е. В. Черненко решили, что они происхо­ и такие, которые могли служить налобни­ ками. В склепе 275 могильника Нейзац найдена бронзовая прямоугольная ажурная пластина размерами 10x2,4 см. На верх­ нем ее краю — круглая петля, увенчанная головкой животного18. Эта вещь морфоло­ гически близка налобнику с крючком, и не ческие серебряные позолоченные фалары исключено, что она им и была. Возможно, налобником или бляхой, помещавшейся на храпе, является бронзовая крестовидная ребряные и бронзовые фалары с геомет­ пластина с заклепками из склепа 17 того же могильника (Храпунов, 2004, с. 215, рис. 32, 3).

Фалары — большие круглые выпук­ лые или плоские бляхи — украшали на­ грудник и/или подхвостник19. В первом ния двух ремней — проходящего по гру­ ди и переброшенного через холку и находились на плечах коня; во втором — помещались на место соединения про­ дольного и поперечного ремней подхво­ стника, примерно посередине крупа, с обеих его сторон. Именно так располо­ жены фалары на многочисленных релье­ фах эллинистического и римского време­ ни. Такая сбруя была распространена не только у кочевников, но и в античном мире — собственно, другой в то время и не существовало.

Фалары II— вв. до н. э. в Северном При­ черноморье найдены преимущественно 18 Благодарю И. Н. Храпунова за разреш е­ ние включить в работу этот неопубликованный материал.

1 Иногда фаларами называют круглые бляхи оголовья (Mordvinceva, 2001, S. 66), но мне пред­ ставляется целесообразным рассматривать их от­ дельно.

Рис. 166. Фалары из Северного Причерноморья (M ordvinceva, 2001):

1 — Твардица; 2, 3 — Янчокрак (Гущина, 1969); 4 — Балаклея и стилистику и авторский взгляд на про­ шинство их изготовлено в один, довольно блему содержатся в статье М. Б. Щукина (Щукин, 2001), и нет необходимости по­ вторять его. Здесь мы рассмотрим лишь вопросы, связанные с находками на иссле­ дуемой территории.

Причерноморские фалары первой груп­ исчерпывается декларацией одного (Смир­ пы отнесены В. И. Мордвинцевой к изде­ лиям «причерноморского графического стиля» (Мордвинцева, 2001а, с. 164). Не Mordvinceva, 2001, S. 64). До сих пор ни в вдаваясь в подробности оснований ее клас­ Ольвии, ни на Боспоре нет каких-либо ар­ сификации — задача данной работы не в этом, — соглашусь с М. Б. Щукиным: те особенности, которые выделила Мордвин­ таких фаларов (от Волги до Прута и от цева, назвав их «стилями», на самом деле границы лесостепи до Предкавказья) го­ являются различиями «направлений» и ворит о популярности у сарматов такого «школ» в рамках одного художественного стиля (Щукин, 2001, с. 138). М. Б. Щукин предложил назвать его «стиль Малибу», стилистическое и хронологическое един­ с чем я не могу согласиться хотя бы пото­ ство фаларов «графического стиля» (оста­ му, что такие вещи хранятся не только в Музее Пола Гетти.

Фалары этого круга найдены в основ­ ном в степях между Волгой и Днепром и в Прикубанье. Находки аналогичных укра­ дельцами. Судя по датировке памятников шений в Галиче (Болгария), Сёрче/Сурчя с фаларами, это произошло после середи­ (Szorcse/Surcea)2 и Эрэстрэу (Herastrau) (Румыния) и далее на запад вплоть до ЛаМанша связываются с различными собы­ кора фаларов (розетка в обрамлении ли­ тиями политической истории Европы вре­ стьев лотоса или аканфа), то они не обя­ мени позднего эллинизма (Щукин, 1989а, с. 36; 2001, с. 152-157).

Один из наиболее дискуссионных во­ просов — происхождение и место изго­ например, «мегарские» чаши малоазийскотовления этих украшений. Нандор Феттих го производства. Практически так же ор­ (Fettich) и Янош Харматта (Harmatta), обоснованно сближая такие фалары с т. н.

дакийским серебром, видели центр их про­ и ее аналогов из других музеев (Кунина, изводства в Северо-Западном Причерно­ 1997, с. 255-256, кат. 48). Такие пышные морье. К. Ф. Смирнов считал, что боль­ розетки были излюбленным мотивом орна­ 21 Название этого пункта Шёрце-Суркеа в неко­ бочно. Венгерское село в Трансильвании Szorcse (Сёрче) имеет второе (румынское) название Surcea (Сурчя).

Рис. 168. Стеклянная чаша из Эрмитажа (Кунина, 1997) Рис. 169. Фалары с геометрической орнаментацией:

1 — Бедражий Векь; 2, 3 — Веселая Долина 1— по: Отчет... за 1908 г., 1909; 2 — по: Мордвинцева, 2001; 3 — китайское зеркало из ЧугуноКрепинки Фалары второй группы — с рельефным чие от изделий первой группы они пло­ геометрическим орнаментом — найдены ские, лишь центральный умбон у них вы­ в трех «странных комплексах» (Бубуечь, пуклый. На изделиях из Веселой Долины Веселая Долина, Бедражий Векь22). В отли­ и Бедражий Векь он орнаментирован «сегнеровым колесом» с маленькой полусфе­ ва, 2001; Редина, Симоненко, 2002; Симоненко, 2004) местом его находки ошибочно указано находящееся рядом с. Новые Бедражи (ныне Бедражий Ной).

центрального умбона с «сегнеровым коле­ содержащих и другие аналоги позднеэл­ сом» рельефными дугами образована пяти- линистической упряжи из «странных ком­ (Веселая Долина) и 6-лучевая (Бедражий плексов».

Векь) звезда. На концах лучей последней С. В. Полин усмотрел в декоре бубу­ и в центре межлучевых секторов первой ечьских фаларов мотивы орнаментации помещены декоративные выпуклости. китайских (ханьских) зеркал (Полин, 1992, На обороте фалара из Веселой Долины — с. 52), в схеме которых действительно есть остатки находившейся в центре попереч­ что-то общее с ними (рис. 170, 5). Мне уже ной петли, которая крепилась двумя за­ приходилось писать о том, что это сход­ клепками. Диаметр его 8,5 см, фалара из ство, на мой взгляд, чисто случайное Бедражий Векь — 9 см (рис. 169). (Симоненко, 1999, с. 87-88). К тому же Несколько иной декор бронзовых фа- С. В. Полин напрасно решил, что дата зер­ ларов из Бубуечь и серебряного из Веселой кал такого типа (II— вв. до н. э.) есть под­ Долины. По краю последнего проходит тверждение родства их с бубуечьскими орнаментальная полоса, состоящая из двух фаларами. Ханьские зеркала такого типа концентрических линий, соединенных по­ найдены в сарматских комплексах конца перечными. Поле между центральным ум- I — начала II в. н. э. и более поздних, а во боном с «сегнеровым колесом» и краем время изготовления бубуечьских фаларов фалара заполнено ритмично чередующи­ еще не покидали пределы Китая, т. е. не мися рельфными У-образными фигурами могли послужить образцом для них.

и кругами. У одного из краев умбона — два Совершенно непонятно, почему отверстия для крепления поперечной пет­ В. И. Мордвинцева сочла бубуечьские ли, в одном из них сохранилась железная фалары верхними частями больших пла­ заклепка. Большая часть фалара утрачена, стинчатых налобников с топоровидной его диаметр был не более 9 см (рис. 169, 2). лопастью, рассмотренных выше (Мордвин­ Вокруг центрального умбона бубуечьских цева, 2001, с. 112). Такие налобники были фаларов помещены две такие же, как на сплошными, а не составными, как она по­ фалари из Веселой Долины, концентриче­ лагает, ссылаясь на экземпляр из Чистень­ ские орнаментальные полосы из попереч­ кого: этот налобник был в свое время по­ ных линий, поле между ними заполнено ломан и отремонтирован, отсюда и две рельефными дугами, образующими 11-лу- «составные» части. Соответственно, фа­ чевую звезду. Край плоский и гладкий.

На краю внутренней орнаментальной по­ частью» такого налобника. Противоречат лосы — по паре отверстий для заклепок поперечной петли. Диаметр фаларов 16,2 см (рис. 170, 7,2).

Отчетливо видно, что фалары второй группы близки между собой повторением в разных сочетаниях основных мотивов декора: многолучевая звезда, образованная шем случае на краю сохранившегося поч-' рельефными дугами, орнаментальные поя­ ски с поперечными линиями, умбоны в центре, «сегнерово колесо». Последний элемент, в свою очередь, является основ­ ным мотивом декора фаларов из Климен- на больших топоровидных налобниках.

кова и Васюриной Горы — памятников, посмотрев такие налобники в НМИУ и ГЭ, прочитав статью В. Ю. Мурзина и Е. В. Черненко (Мурзин, Черненко, 1980, с. 155) или книгу И. И. Марченко (Мар­ ченко, 1996, с. 72).

Сарматы продолжали украшать фалатой полосы между ними; центральное поле рами сбрую своих коней и в римское вре­ мя. В кургане 10 у Казаклии (Молдова) были найдены два наплечных фалара уни­ ческом центре фалара, между волютами, — ромб с кольцом внутри (рис. 171,7,2). Сле­ дов петель на обороте нет: похоже, фалары как-то крепились на кожаную подкладку.

Авторам публикации показалось, что техника и стиль орнаментации казаклийфалара, проходят такие же валики, на кон­ ских фаларов иранские по происхождению (Агульников, Бубулич, 1999, с. 15). Я не берусь ни отвергать это предположение, ни безоговорочно соглашаться с ним. Од­ нако инкрустация золотом железных вещей валика декорированы шестью рельефными известна у сарматов, и кинжал из Зубов­ ского хутора, который имеется в виду, от­ нюдь не иранского происхождения. Мотив волюты популярен на сарматских тамгах;

С. М. Агульников и В. Г. Бубулич не без оснований усмотрели семантическую ана­ логию казаклийским волютам в завитках на круглых железных псалиях конца I — начала II в. н. э. из Битакского могильника близ Неаполя Скифского. Могу добавить к этой аналогии ажурные серебряные пса­ ского погребения в кургане 26 Старицкого могильника в Нижнем Поволжье. Таким образом, версия иранского происхождения казаклийских фаларов — не единственно возможная.

Время формирования этого комплекса определяется сочетанием дат бронзовой миски Эггерс 70 или 72 и светлоглиняной амфоры типа С IVB по классификации С. Ю. Внукова (Шелов В): фаза В2 (70краю, крест, образованный такими же ва­ 170 гг.) для первой и 80-140-е гг. для вто­ рой (Внуков, 2006, с. 167). Таким образом, погребение следует датировать второй по­ ловиной I — первой половиной II в. н. э.

Датировка комплекса I в. н. э. (Агульников, бочном определении миски как таза Эггерс 99 и неоправданно узка.

Два фалара входят в состав набора на­ чала IV в. н. э. из кургана 5 могильника Чауш. Это плоские бронзовые диски диа­ метром 7,3 и 7 см, плакированные позоло­ ченной серебряной пластиной со сложным 5.7. Нагрудник Так называется ремень, горизонтально охватывающий грудь и плечи коня. Обыч­ но к нему прикреплен второй ремень, пе­ чек. Расстояние между полосами 11-12 см.

реброшенный через холку, предотвращаю­ Пространство между ними заполнено вер­ щий сползание первого и регулирующий его высоту. Нагрудник оканчивается пет­ лями, в которые пропускается подпруга (рис. 172, /). В археологическом материа­ положено по одной паре кругов, по корпусу, ле представлены металлические оковки между полосами точек — по две. Диаметр нагрудников нескольких форм. внешнего круга 4 см, внутреннего — 2 см.

Одна из них найдена в ритуальном ком­ плексе у пос. Острый (рис. 173). Она со­ стояла из двух узких прямоугольных брон­ отверстия. В них закреплено 9 вертикаль­ зовых пластин, соединявшихся с обратной ных петель, к которым на 5-видных про­ стороны горизонтальными бронзовыми скобами. Каждая из пластин длиной 52,5, шириной 10,7- 11,6 см, общая длина оков­ женных друг в друга пластинок высотой ки 1,07 м. Пластины соединены внахлест от 6 до 7,5 см и шириной внизу 2,3-5,4 см.

на 3,7 см; заходящий край пластины оформ­ лен пятью зубчиками. По периметру оков­ как бы разрезанные по длинной оси коло­ ки на расстоянии 1 см друг от друга пробит кольчики.

Лунницы расположены по краям и в центре, «полуколокольчики» — между ни­ ми. Поверхность лунниц покрыта пуанбронзовое круглое зеркало с отполирован­ сонным орнаментом из таких же, как на пластинах, двойных и тройных рядов то­ чек. Точками оконтурены и края лунниц.

К нижнему краю их в центре и по концам были подвешены на 5-видных проволоч­ ных петлях скрученные в трубку пластины Рис. 173. Оковка нагрудника из Острого (фото автора, рисунок по: Зарайская и др., 2004) линий. Диаметр зеркала 14,8 см. На верх­ 159, рис. 2, 3), в кургане на грунтовом мо­ нем краю на расстоянии 3,8 см друг от гильнике Новолабинского IV городища друга — два отверстия для подвешивания (Раев, Беспалый, 2006, с. 15,19,20,40-41, (Зарайская и др., 2004, с. 137, рис. 3). табл. 13,1; 19,1, 4; 38, 7, 5), склепе мо­ В кургане у Никополя вместе с боль­ гильника № 2 Татарского городища (Куд­ шими пластинчатыми налобниками най­ рявцев и др., 2000, с. 40-47, рис. 2).

дены две бронзовые пластины нагрудни­ После выхода работ Е. А. Бегловой, ка (Павлуцкий, 1903, с. 37-40; Ханенко, Б. А. Раева и Г. Е. Беспалого стало ясно, Ханенко, 1907, с. 10-11, табл. III, 415, что перед нами — конский убор особого 416\ Мурзин, Черненко, 1980, с. 155-167, типа, популярный в эллинистическое вре­ рис. 1, 2, 3). Они трапециевидных очер­ мя у варваров Северо-Западного Кавказа и таний, с фигурно вырезанным краем. Ор­ Северного Причерноморья. В состав такого намент никопольских пластин стилисти­ убора помимо нагрудников, украшенных чески близок нагруднику из Острого: вы­ прямоугольными или фигурными пласти­ битые пуансоном конические выпуклости нами, входили большие бронзовые налоб­ (четыре в центральной части, по одной — ники с топоровидной лопастью (Никополь, на прямоугольном выступе и маленьких Новолабинская, Тенгинский могильник, овальных выступах по краю центральной Татарское городище) и в виде лунниц (Но­ части), окруженные тремя концентриче­ волабинская, Тенгинский могильник), подскими кругами из тройных гравированных вески-«полуколокольчики» (Тенгинский линий. На верхнем краю пластин по три могильник, Новолабинская). В последнем отверстия, на нижнем краю прямоугольной памятнике найдены также подвески из на­ части — 8 (рис. 174). Как и найденные с щечников псевдоаттических шлемов.

ними налобники, пластины разной сохран­ Е. А. Беглова датировала жертвенный ности: одна совершенно не пострадала, но комплекс Тенгинского некрополя первой вторая ощутимо испорчена коррозией. четвертью II в. до н. э. (Беглова, 2002, В. Ю. Мурзин и Е. В. Черненко никак не с. 159), а конское погребение кургана интерпретировали эти пластины (Мурзин, Васюриной Горы отнесла к III-II вв. до н. э.

Черненко, 1980, с. 156). (Беглова, 2002, с. 160). Надо сказать, что Нагрудники из Острого и Никополя — нижняя дата разграбленного склепа этого весьма интересные находки, особенно для кургана основана только на находке рас­ территории Украины. Впервые подобные писной пиксиды первой половины III в.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«Сибирское отделение РАН Государственная публичная научно-техническая библиотека В.А. Эрлих НАУЧНАЯ КНИГА СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА в XVIII – начале ХХ века Новосибирск 2005 УДК 002.2(571) ББК Ч611.63(2Р5)4+Ч617.167.2 Э79 Утверждено Научно-издательским советом РАН Рекомендовано Редакционно-издательским советом ГПНТБ СО РАН Научный редактор Н.В. Вишнякова, канд. ист. наук Рецензенты: В.В. Авдеев, канд. ист. наук, В.Н. Волкова, канд. искусствоведения Эрлих В.А. Научная книга Сибири и Дальнего...»

«Российская академия наук Институт экономики РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ CОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН: ИТОГИ ДВАДЦАТИЛЕТИЯ Москва 2012 ББК 65.01 С69 Рецензенты: В.И. Волошин, д.э.н., проф., завсектором энергетической политики Института экономики РАН; В.С. Якушкин, доктор экономических наук, профессор кафедры управления внешнеэкономической деятельностью Института инновационного управления экономикой ГУУ Монографию подготовил авторский коллектив Центра...»

«Отцу, идеям и руководству которого обязана появлением эта книга, с благодарностью посвящаю K.V. TATTSENKO TENDENCIES OF THE RUSSIAN FAR EAST AND NORTH-EAST OF CHINA ECONOMIC CORRELATION Vladivostok Dalnauka 2006 К.В. ТАТЦЕНКО ТЕНДЕНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ И СЕВЕРО-ВОСТОКА КИТАЯ Владивосток Дальнаука 2006 ББК 65.9(2) 89 Т 236 Татценко К.В. Тенденции экономического взаимодействия Дальнего Востока России и Северо-Востока Китая. Владивосток: Дальнаука, 2006. 216 с....»

«Российская академия наук Институт проблем управления Д.А. НОВИКОВ, А.Г. ЧХАРТИШВИЛИ РЕФЛЕКСИЯ И УПРАВЛЕНИЕ (математические модели) ББК 22.18 Н 73 УДК 519 НОВИКОВ Д.А., ЧХАРТИШВИЛИ А.Г. Рефлексия и управление: математические модели. – М.: Издательство физикоматематической литературы, 2013. – 412 с. ISBN 978-5-94052-226-3 Монография члена-корреспондента РАН Д.А. Новикова и д.ф.-м.н. А.Г. Чхартишвили посвящена обсуждению современных подходов к математическому моделированию рефлексивных процессов в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, ИНФОРМАЦИИ И БИЗНЕСА Н.А. Белобородова, Т.В. Канева СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕХАНИЗМА УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА БАЗЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДА УХТЫ) Ухта 2004 ББК 65.4 (Коми) УДК 681.3.06 Б43 Белобородова Н.А., Канева Т.В. Совершенствование механизма управления экономикой муниципального образования на базе информационных технологий (на примере города Ухты): Монография. – Ухта:...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК П.А. Гудев КОНВЕНЦИЯ ООН ПО МОРСКОМУ ПРАВУ: ПРОБЛЕМЫ ТРАНСФОРМАЦИИ РЕЖИМА Москва ИМЭМО РАН 2014 УДК 347.79 ББК 67.404.2 Кон 64 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Рецензенты: А.Н. Вылегжанин, доктор юридических наук, профессор; заведующий кафедрой международного права МГИМО(У) МИД РФ, вице-президент Российской Ассоциации морского права, заслуженный юрист...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ СОВРЕМЕННЫЕ ГЛОБАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ И ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОГО САМООЛПРЕДЕЛЕНИЯ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ Монография Под редакцией доктора философских наук, профессора Ч.С. Кирвеля 2 издание, переработанное и дополненное Гродно ГрГУ им. Я.Купалы 2009 УДК 005.44:94(=16) ББК 87 С56 Авторы: Ч.С.Кирвель (Человечество в начале третьего тысячелетия: проблемы и противоречия...»

«Е.А. Урецкий Ресурсосберегающие технологии в водном хозяйстве промышленных предприятий 1 г. Брест ББК 38.761.2 В 62 УДК.628.3(075.5). Р е ц е н з е н т ы:. Директор ЦИИКИВР д.т.н. М.Ю. Калинин., Директор РУП Брестский центр научно-технической информации и инноваций Государственного комитета по науке и технологиям РБ Мартынюк В.Н Под редакцией Зам. директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси д.г.н. Волчека А.А Ресурсосберегающие технологии в водном...»

«Федеральное государственное учреждение Научный центр профилактического и лечебного питания ТюмНЦ СО РАМН Институт этнологии и антропологии РАН ООО Этноконсалтинг ВАСИЛЬКОВА Т.Н., ЕВАЙ А.В, МАРТЫНОВА Е.П., НОВИКОВА Н.И. КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ И ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ АРКТИКИ: (ЭТНОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ В ЯМАЛО-НЕНЕЦКОМ АВТОНОМНОМ ОКРУГЕ) Москва – Шадринск 2011 Под редакцией: академика РАН В.А. Тишкова, д.м.н., профессора С.И. Матаева Фото на обложке – Переход через р. Се-Яха Рецензенты:...»

«Министерство здравоохранения Российской Федерации Тихоокеанский государственный медицинский университет В.А. Дубинкин А.А. Тушков Факторы агрессии и медицина катастроф Монография Владивосток Издательский дом Дальневосточного федерального университета 2013 1 УДК 327:614.8 ББК 66.4(0):68.69 Д79 Рецензенты: Куксов Г.М., начальник медико-санитарной части УФСБ России по Приморскому краю, полковник, кандидат медицинских наук; Партин А.П., главный врач Центра медицины катастроф Приморского края;...»

«Д. В. Зеркалов СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Монография Электронное издание комбинированного использования на CD-ROM Киев „Основа” 2012 ББК 60 З-57 Зеркалов Д.В. Социальная безопасность [Электронный ресурс] : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: Pentium; 512 Mb RAM; Windows 98/2000/XP; Acrobat Reader 7.0. – Название с тит. экрана. ISBN 978-966-699-651-3 © Зеркалов Д. В., 2012 1 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ...»

«Крутиков В.К., Кузьмина Ю. В. СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ СЕТИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ КООПЕРАТИВОВ Москва 2010 2 Образовательный консорциум Среднерусский университет Институт управления, бизнеса и технологий (г. Калуга) Тульский институт управления и бизнеса Среднерусский научный центр Северо-Западного (СанктПетербургского) отделения Международной академии наук высшей школы (МАН ВШ) Крутиков В.К., Кузьмина Ю.В. СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ СЕТИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ КООПЕРАТИВОВ...»

«Сергей Павлович МИРОНОВ доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии и премии Правительства РФ, директор Центрального института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова Евгений Шалвович ЛОМТАТИДЗЕ доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Волгоградского государственного медицинского университета Михаил Борисович ЦЫКУНОВ доктор медицинских наук, профессор,...»

«А.Г. Дружинин, Г.А. Угольницкий УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МОДЕЛИРОВАНИЯ Москва Вузовская книга 2013 УДК 334.02, 338.91 ББК 65.290-2я73, 65.2/4 Рецензенты: член-корреспондент РАН, доктор технических наук, профессор Новиков Д.А. (ИПУ РАН) доктор физико-математических наук, профессор Тарко А.М. (ВЦ РАН) Дружинин А.Г., Угольницкий Г.А. Устойчивое развитие территориальных социально-экономических систем: теория и практика моделирования:...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-Центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ С. А. Мазунин, В. Л. Чечулин Высаливание как физико-химическая основа малоотходных способов получения фосфатов калия и аммония Монография Пермь 2012 УДК 543.3; 661.15 ББК 24.6 М 139 Мазунин С. А., Чечулин В. Л. Высаливание как физико-химическая основа малоотходных споМ139...»

«Министерство образования Институт экономики и науки РФ и организации промышленного Алтайский государственный производства со РАн университет Алтайская лаборатория Центр социально-экономических экономических исследований и региональной и социальных исследований политики Иэопп со РАн Устойчивое развитие сельских территорий алтайского края: социально-экономические и пространственные аспекты Монография Новосибирск — Барнаул Издательство Алтайского государственного университета УДК 338 (571.150) ББК...»

«Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела Межотраслевой научный центр ВНИМИ Кемеровское Представительство ГЕОДИНАМИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ ЮЖНОГО КУЗБАССА Монография Кемерово 2006 УДК 551.24; 551.432, 550.34 Лазаревич Т.И., Мазикин В.П., Малый И.А., Ковалев В.А., Поляков А.Н., Харкевич А.С., Шабаров А.Н. Геодинамическое районирование Южного Кузбасса.- Кемерово: Научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела - межотраслевой научный...»

«Министерство образования и науки РФ ГОУ ВПО Сибирская государственная автомобильно-дорожная акадения (СибАДИ) Е.В. Цупикова ЛИНГВОМЕТОДИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РАЗВИТИЯ РЕЧИ И МЫШЛЕНИЯ УЧАЩИХСЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ НА ОСНОВЕ СЕМАСИОЛОГИИ Монография Омск СибАДИ 2011 1 УДК 74.58 ББК 378 Ц86 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор РУДН В.М. Шаклеин; кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского языка Омского танкового института Е.В. Федяева Цупикова Е.В. Ц86 Лингвометодическая система развития...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет КАФЕДРА ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА И ПЕРЕРАБОТКИ ПРОДУКЦИИ ЖИВОТНОВОДСТВА В.А. Бабушкин, А.Н. Негреева, А.Г. Чивилева Эффективность разведения свиней разных генотипов при определенных хозяйственных условиях Монография Мичуринск-наукоград 2008 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.