WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«А.А. Дегтерёв, А.Х. Мавлюдова Охрана рыбных запасов Волго-Каспийского региона Монография Астрахань – 2010 1 УДК 341.225.8 ББК 67.407 Д 26 Рекомендовано редакционно-издательским советом ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

А.А. Дегтерёв, А.Х. Мавлюдова

Охрана рыбных запасов

Волго-Каспийского региона

Монография

Астрахань – 2010

1

УДК 341.225.8

ББК 67.407

Д 26

Рекомендовано редакционно-издательским советом

Астраханского государственного университета

Рецензент кандидат юридических наук, руководитель Волго-Каспийского территориального управления С.Б. Грошев Дегтерёв, А. А. Охрана рыбных запасов Волго-Каспийского региона [Текст] : монография / А. А. Дегтерёв, А. Х. Мавлюдова. – Астрахань : Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2010. – 111 с.

ISBN 978-5-9926-0414- Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», А. А. Дегтерёв, А. Х. Мавлюдова,

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. История развития уголовного законодательства по охране рыбных запасов в Волго-Каспийском регионе

Глава 2. Проблемы борьбы с правонарушениями в сфере оборота водных биоресурсов в Волго-Каспийском регионе

Глава 3. Негативное воздействие на водные биоресурсы

Глава 4. Плавучие рыбозаводы

Глава 5. Международное сотрудничество в сфере рыбных ресурсов

Заключение

Библиографический список

ВВЕДЕНИЕ

Рыбная промышленность является традиционной для экономики Астраханской области. Доля рыбной отрасли в общем объеме производства пищевой продукции региона составляет 45 %, а в объеме промышленного производства области – 9 %. По потреблению рыбы и рыбопродуктов на душу населения область занимает одно из первых мест в Российской Федерации (более 20 кг при среднем по России около 9 кг). Рыбная специализация пищевой промышленности области во многом определяется наличием уникальных видов и разнообразием водных биологических ресурсов в реке Волге и Каспийском море. Из более чем 60 видов рыб, обитающих в водоемах Астраханской области, около 30 видов – промыслового значения.

Рыбный промысел в области имеет многовековую традицию, его продукция давно и широко известна на рынках России, Европы, Америки.

В настоящее время добычей и переработкой рыбы в Астраханской области занимается 205 предприятий и организаций различных форм собственности, в том числе 13 крупных и средних, 86 малых, 67 подсобных производств при непромышленных организациях и 39 рыболовецких колхозов Астрыбакколхозсоюза. В целом в рыбной промышленности Астраханской области занято около 180 тыс. работников. Каспийский бассейн является уникальным рыбохозяйственным водоемом России. Среди внутренних морей (Каспийское, Азовское, Черное, Белое) вылов водных биоресурсов на Каспии составлял в прошедшие годы более 80 %. Вместе с тем сырьевая база рыбной промышленности по отдельным видам находится в катастрофическом состоянии. С одной стороны, такого рода состояние объясняется довольно сложной экологической обстановкой, которая с каждым годом «отнимает жизненные силы» Волго-Каспийского региона из-за значительного ухудшения качества воды в Каспийском море, что обусловлено хроническим загрязнением водных масс Волги, основное место при этом занимают нефтепродукты, пестициды, ионы тяжелых металлов. Напряженная токсикологическая обстановка в Волго-Каспийском бассейне стала одним из решающих факторов подрыва рыбных ресурсов и поставила рыбохозяйственную отрасль на грань катастрофы. Изменения в состоянии осетровых были также связаны с длительным нахождением рыбы в природных водах, содержащих субтоксические дозы чужеродных веществ (ксенобиотиков), вследствие чего у рыб было отмечено ухудшение физиологического состояния, ослабление иммунной системы, нарушение обмена веществ, что привело к провоцированию паразитарных патологий.

В целом население прикаспийских государств может лишиться 3 млн тонн рыбы и тюленя, которые прокормили бы еще много поколений людей региона. Также неблагоприятное влияние на рыбные запасы оказывает активное строительство плотин на Волге, особенно Куйбышевской и Волгоградской ГЭС, что привело к следующим отрицательным для рыбного хозяйства последствиям:

оно почти полностью преградило пути к местам естественного размножения осетровых, белорыбицы и сельди;

оно вывело из строя все главные нерестилища осетровых (галечные, каменистые) в результате многолетнего оседания в застойных водах водохранилищ ила и других взвешенных частиц. Вначале на Волге действовало 219 нерестилищ, площадью 3390 га, из них полностью потеряли свое значение из-за гидростроительства 2869 га (84,6 %);

оно изменило гидрологический режим рек и обеднило речные воды взвешенными питательными веществами (биогенами), что, в свою очередь, резко ухудшило условия откорма промысловых рыб в Северном Каспии;

оно привело к сокращению годового стока Волги вследствие испарения в водохранилищах воды в количестве 10 км3;

оно вызвало внутригодовое перераспределение волжского стока:

уменьшилось поступление вод в нижний бьеф – коренное русло и в дельту Волги – в период половодья, и увеличился сток осенью и зимой. Резкое уменьшение попусков воды весной значительно сократило масштабы естественного размножения весенне-нерестующих рыб (осетровых, воблы, леща, сазана), так как снизилась высота весеннего половодья, сократились сроки заливания и площади нерестилищ;

оно резко повысило скорости подъема и спада полых вод, что вызвало и продолжает вызывать высыхание и нередко массовую гибель отложенной на временно заливаемых весной полыми водами галечных грядах икры осетровых рыб, а также гибель икры и молоди сазана, леща, воблы и других полупроходных рыб на участках дельты Волги.

Также, помимо гидроэлектростанций, пагубное влияние не только на рыбное хозяйство, но и на экологию в целом оказывает построенный в Астрахани целлюлозно-картонный комбинат, так и не достигший проектных показателей, все же сбросом своих технологических стоков привел к выводу из хозяйственного оборота до 5 тыс. га северной группы ЗападноПодстепных ильменей, нанес непоправимый урон лечебно-грязевому озеру Тинаки. Особенно следует указать и Астраханьгазпром, который при своей высокой эффективности газоперерабатывающего предприятия области и прибыльности обеспечивает регион попутным результатом – загрязнением аммонийным азотом. Мало того, что при столь высокопродуктивной деятельности страдает растительность, окружающая среда, доказано также, что некоторые «утечки» подавляюще действуют на биосферу, на воспроизводство биообъектов, включая человека. Однако не стоит забывать, что подобного рода выбросы и «утечки» не исчезают и не растворяются в воздухе, а довольно активным образом «оседают» на полях, пастбищах, озерах, водоемах и «в наших организмах». Так, в волжской воде определяется до 100 наименований одних только хлорорганических ядовитых соединений (к примеру, пестициды), концентрация некоторых из них превышает предельно допустимые количества (ПДК) в десятки и сотни раз. Пестициды – это токсический удар по биосфере и человеку. Они специально вносятся в биосферу для уничтожения живого. Их пресс сравним с индустриальным загрязнением, влиянием энергетики и транспорта. Другим немаловажным фактором, оказывающим разрушительное влияние на рыбное хозяйство Волго-Каспийского региона, выступает довольно распространенное явление не только в данном регионе, но и по всей России – биопиратство (иными словами, браконьерство). Почти 3 тыс. преступлений выявлено в Астраханской области с начала года. В течение многих десятилетий запасы осетровых и их промысел в России составляли около 80 % от мировых показателей. На сегодняшний день нерестовый запас осетровых в Волго-Каспийском регионе за последние годы снизился до самых минимальных значений: у осетра – до 2,5 тыс. тонн, у севрюги и белуги – менее 1 тыс тонн. Сравнительный анализ данных за период 1991–1999 гг. показывает, что численность осетровых в Каспийском море сократилась в два раза. По состоянию на данный момент промышленное рыболовство в отношении осетровых прекращено в связи с угрожающей для популяции данного вида обстановкой водных биологических ресурсов. Основной целью данной работы является: 1) рассмотрение исторических моментов уголовного законодательства, которое является неотъемлемой частью защиты и реализации «рыбного права»; 2) анализ происходящих в регионе событий, которые представляют собой своего рода «симбиоз» экологического и человеческого фактора; 3) исследование данного вопроса в свете международных отношений, которые особым образом подчеркнут важность межгосударственного сотрудничества не только для решения международных проблем, но и для активного участия других государств во «внутригосударственной обстановке».

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ОХРАНЕ РЫБНЫХ ЗАПАСОВ

В ВОЛГО-КАСПИЙСКОМ РЕГИОНЕ

Советское уголовное законодательство об охране природы берет свое начало с декрета «О земле». После революции 1917 г. в сферу правовой охраны попали природные ресурсы, которые в период гражданской войны и разрухи стали объектом наиболее интенсивного разграбления.

26 октября 1917 г. Второй Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял декрет «О земле», в котором были заложены основы природопользования в стране. В области регулирования важнейших природных ресурсов страны этот документ устанавливал ряд новых положений. Декрет отменил помещичью собственность на землю без всякого выкупа и объявил землю всенародным достоянием. Общественным достоянием стали и природные богатства России.

После Октябрьского переворота появляется потребность в новых законах, вследствие чего намечается широкое местное правотворчество. В первые дни существования государства устанавливается уголовная ответственность за браконьерство. Наказ Камышевскому народному гласному суду, выработанный Камышевским Советом и утвержденный общим собранием граждан 4 февраля 1918 г., содержал 10 разделов, объединявших различных составов преступлений. 9-й раздел о проступках против чужой собственности включал такой состав, как «самовольная охота и рыбная ловля». Меры наказания предусматривались в виде штрафа или ареста на различные сроки1. Необходимо отметить, что этот нормативный акт имел лишь местное значение. Тем не менее, его можно признать своеобразным уголовным кодексом. Незаконная охота и рыбная ловля воспринимались трудящимися как посягательство на всенародное достояние, поэтому были отнесены к категории проступков против чужой собственности.

19 февраля 1918 г. Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял декрет «О социализации земли». Согласно ст. 5 декрета, «распоряжение недрами земли, лесами, водами и живыми силами природы предоставляется, в зависимости от их значения, уездной, губернской, областной и федеральМатериалы НКЮ. 1918. Вып. 2. С. 50–57.

ной Советской власти, под контролем последней». Порядок пользования и распоряжения недрами, лесами, водами и живыми силами природы должен был определяться особым законом1. В первые годы существования молодого государства органам общего управления и общей компетенции, а также отдельным наркоматам и ведомствам принадлежало право издавать законы, в том числе и уголовно-правового характера. Однако неустойчивость возникающих отношений, отсутствие опыта законодательной деятельности, отсутствие теоретических представлений о развитии права затрудняли процесс правотворчества в целом по стране, и особенно в Каспийском регионе.

После революции сложная обстановка в стране, организационная слабость учреждений в Каспийском регионе привели к повышению уровня преступности на Нижней Волге и Каспии. Вследствие этого возникла необходимость принятия новых мер уголовно-правового характера. В 1922 г.

в развитии советского уголовного права наступает новый этап, 1 июня вступил в действие первый Уголовный кодекс РСФСР. В нем была закреплена лишь одна статья об охране природы (ст. 99 УК РСФСР). Ст. 99 УК РСФСР определяет ответственность за нарушение законов и обязательных постановлений, установленных в интересах охраны лесов: за охоту и рыбную ловлю в недозволенное время, в недозволенных местах и недозволенными способами и приемами; за выборку камней, песка и прочего без разрешения надлежащих властей, а также за незаконную разработку недр земли. Наказание по данной статье предусматривалось в виде лишения свободы или принудительных работ на срок до одного года с конфискацией незаконно добытого, а равно орудий охоты или лова, или штраф до руб. золотом. Ст. 99 УК РСФСР была помещена в главу о государственных преступлениях. Объяснить это можно тем, что к государственным преступлениям относили все преступления против порядка управления. В первые годы развития советского уголовного права господствовала точка зрения о том, что браконьерство является преступлением против порядка управления. Причем эта точка зрения победила при подготовке УК РСФСР 1926 г.

После победы Октябрьской революции у народа создалось убеждение, что в связи с отменой старых законов никаких норм, регулирующих охрану природы, нет и быть не может. Следовательно, наличие уголовного закона, предусматривающего наказание за браконьерство, играло огромную роль в защите природных ресурсов Каспийского региона и страны в целом. Необходимо обратить внимание на то, что общие установки того времени в вопросе борьбы с браконьерством были далеко не однозначны.

Одновременно с усилением борьбы с этими преступлениями имеет место и недооценка их опасности. В УПК РСФСР была включена ст. 4, которая Об охране окружающей среды // Сборник документов партии и правительства 1917– 1981 гг. М., 1981. С. 18.

требует применения критерия наличия или отсутствия общественной опасности деяния. Благодаря этому незаконная охота и рыбная ловля были исключены из числа преступных деяний.

16 октября 1924 г. на 2-й сессии ВЦИК XI созыва было принято постановление «О дополнениях и изменениях Уголовного кодекса РСФСР», согласно которому из диспозиции ст. 99 УК РСФСР 1922 г. были исключены все деликты, кроме лесонарушений. Одновременно в Уголовный кодекс РСФСР была введена ст. 220, устанавливающая административную ответственность за нарушение установленных законом или обязательным постановлением правил об охоте и рыбной ловле1. Однако такое решение вопроса свидетельствует о явной недооценке общественной опасности браконьерства. Тем более, что браконьерством занималась значительная часть населения, особенно в Каспийском регионе. Поэтому уже через год законодатель был вынужден, хоть и частично, вернуться на старые позиции.

Декретом ВЦИК и СНК от 5 декабря 1925 г. УК РСФСР был дополнен ст. 99 «Производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов в морях, реках, имеющих общегосударственное значение, без надлежащего на то разрешения, либо в запретное время, или в недозволенных местах, или недозволенными орудиями, способами и приемами, карается лишением свободы на срок до одного года или штрафом до рублей с обязательной конфискацией незаконно добытого во всех случаях и с конфискацией или без таковой орудий лова и служивших для незаконного промысла судов со всеми принадлежностями их»2. Интересным является тот факт, что ст. 99 УК РСФСР предусматривает уже ответственность за нарушение правил рыбного промысла, а не рыбной ловли. Это свидетельствует о желании законодателя подчеркнуть большую степень общественной опасности незаконного промысла по сравнению с нарушением правил рыболовства.

22 ноября 1926 г. был принят новый УК РСФСР, который вступил в действие 1 января 1927 г. В данном кодексе ответственность за незаконное занятие рыбным промыслом наступала по двум статьям: ст. 86 УК РСФС и ст. 192 УК РСФС. Действия виновного квалифицировались в зависимости от значения водоема, в котором совершался незаконный рыбный промысел. Дело в том, что все водоемы в СССР подразделялись специальными нормативными актами, регулирующими рыболовство, на водоемы общегосударственного и местного значения. Виновные в нарушении правил рыболовства в водоемах общегосударственного значения привлекались к ответственности по ст. 86 УК РСФСР, а в водоемах местного значения – по ст. 192 УК РСФСР3. Необходимо обратить внимание, что по ст. 192 УК СУ РСФСР. 1924. № 79.

СУ РСФСР. 1925. № 71. Ст. 562.

Бюллетень НКСнаба. 1933. № 9.

РСФСР применяли лишь административные меры, тогда как санкция ст. УК РСФСР была уголовно-правовой. Такое различие обусловливалось тем, что сразу же после Октябрьской революции функции охраны природных богатств были возложены на местные органы власти.

С течением времени местные советы перестали уделять этому вопросу достаточное внимание, полагаясь на ведомственные инспекции. В Каспийском регионе не было единого законодательства о рыбной ловле, как и во всей стране. Разрозненные законы и постановления были сведены воедино лишь постановлением СНК СССР от 25 сентября 1935 г. «О регулировании рыболовства и охране рыбных запасов»1. После этого отпала необходимость в применении ст. 192 УК РСФСР, к случаям нарушения правил рыбного промысла. 27 октября 1960 г. был принят третий по счету уголовный кодекс РСФСР, который вступил в действие с 1 января 1961 г.

С расширением хозяйственной деятельности и развитием научнотехнического прогресса законодатель стал осознавать опасность неконтролируемого воздействия на окружающую среду, поэтому круг норм об охране природы в данном кодексе был расширен. Ответственность за незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами наступала по ст. 163 УК РСФСР, а также появилась ст. 165 УК РСФСР – «Производство лесосплава и взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов».

В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. не было понятия и научно обоснованной системы экологических преступлений, поэтому ст. 163 УК РСФСР и 165 УК РСФСР были помещены в главе «Хозяйственные преступления». Ст. 163 УК РСФСР предусматривала уголовную ответственность за производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов в территориальных водах СССР, внутренних морях, реках и озерах, прудах, водохранилищах и их придаточных водах без надлежащего на то разрешения, либо в запретное время, либо в недозволенных местах, или недозволенными орудиями, способами и приемами. Часть 2 ст. 163 УК РСФСР предусматривает ответственность за те же действия, если они совершены повторно или сопряжены с уловом или убоем ценных пород рыб или водных животных, либо с причинением крупного ущерба. Как мы видим, данная статья стала предусматривать ответственность за незаконную добычу водных животных не только в водоемах общегосударственного значения, но и в любых реках, озерах и т.п.

В 1992 г. были изменены санкции ст. 163 УК РСФСР и 164 УК РСФСР, содержащие штраф как вид наказания. Установлены его размеры, кратные минимальной оплате труда, определяемой законодательством Звонков Б. Н. Уголовно-правовая борьба с браконьерством в СССР : дис. … канд. юрид. наук.

Ростов н/Д., 1967. С. 35.

РФ1. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. впервые стала просматриваться тенденция на утверждение в законодательстве в качестве приоритетных ценностей тех свойств окружающей среды, которые связаны с обеспечением жизни, здоровья людей, удовлетворения их рекреационных и культурных потребностей1..

Вместе с тем уголовное законодательство было несовершенно. В нем не было понятия и научно обоснованной системы экологических преступлений. Особо не выделялись вопросы ответственности за совершение таких преступлений международного характера, как биотерроризм, экоцид и др. К тому же законодатель не учел стремительного и качественного изменения характера преступности только в одном Каспийском регионе. Повышения общественной опасности преступлений, посягающих на животный мир, расширения в этой сфере деятельности организованной преступности, более широкого применения преступниками новейших достижений науки и техники. Вследствие этого возникла необходимость изменить действующее законодательство.

В 1960–1970 гг. в истории развития уголовного законодательства об охране природы появляется тенденция к отражению норм международного права. Советский Союз принимает участие в международных встречах по урегулированию правом вопросов охраны окружающей среды. В соответствии с этим подвергается корректировке отечественное законодательство, согласуясь с установками международных конвенций. Например, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 июля 1974 г. в УК РСФСР была введена ст. 167 1 «Нарушение законодательства о континентальном шельфе». В период 1980–1990 гг. значительных изменений в уголовном законодательстве в сфере охраны природы не происходит. В связи с распадом СССР на территории Прикаспийского региона образовались, кроме Российской Федерации, следующие суверенные государства: Республика Казахстан, Республика Туркменистан, Азербайджанская Республика. Образование суверенных государств повлекло за собой и принятие уголовных кодексов.

Российская Федерация приняла 13 июня 1996 г. УК РФ, Республика Казахстан приняла УК 16 июля 1997 г., Республика Туркменистан приняла УК 12 июня 1997 г., а Азербайджанская Республика приняла УК только лишь 30 декабря 1999 г. В новом УК РФ 1996 г., вступившем в силу с 1 января 1997 г., законодатель пытался учесть политические, экономические, социальные преобразования, произошедшие в российском обществе, изменения структуры и динамики преступности, совершенствовать защиту прав и интересов граждан. Большое внимание было уделено проблеме экологической преступности. Все противоправные деяния хозяйственного хаРаднаев В. М. Борьба с браконьерством (уголовно-правовой и криминологический аспекты) : дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 57.

рактера были выделены в отдельную гл. 26 УК РФ «Экологические преступления». Данное изменение явилось первым шагом к формированию единого уголовного законодательства в сфере охраны природной среды.

Это свидетельствует об осознании законодателем высокой опасности преступных посягательств на окружающую среду.

Однако действие уголовного права РФ в Каспийском регионе затруднено, естественно, затруднена и борьба с браконьерством. Это, прежде всего, объясняется тем, что после распада СССР Каспийское море стало омывать уже пять стран: Азербайджан, Иран, Казахстан, Россию, Туркмению. И если раньше действие уголовного права регулировалось двумя межправительственными российско-иранскими соглашениями 1921 и гг., то теперь статус этого внутреннего водоема (как называют Каспий во всех международных документах) не определен. В каждом из перечисленных выше уголовных законодательств тех или иных стран содержатся главы, посвященные посягательствам на окружающую среду (экологические преступления). Но на сегодняшний день все страны сошлись в одном: соленую воду делить не надо – она останется в общем пользовании, разделу подлежит только дно, забыв при этом про водных животных и растения.

Нормы международного уголовного права, по которым живет весь мир, на Каспии просто не действуют, потому что во всех справочниках Каспий числится не морем, а уникальным водохранилищем. Поэтому сегодня в этом регионе – полное экологическое беззаконие.

В России ответственность за незаконную добычу водных животных и растений наступает по ст. 256 УК РФ. Данная норма действует исключительно на территории РФ. При сопоставлении УК РСФСР и УК РФ мы видим, что исключена ч. 1 ст. 163 УК РСФСР, устанавливавшая ответственность за простое браконьерство и не применявшаяся на практике. Добыча морских млекопитающих включена ч. 2 в ст. 256 УК РФ. В ч. 1 ст. 256 УК РФ квалифицирующими признаками браконьерства являются: причинение крупного ущерба; с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений;

в местах нереста или на миграционных путях к ним; на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации. Все указанные квалифицирующие признаки необходимы для описания объективной стороны преступления1.

Кроме того, в ч. 3 ст. 256 УК РФ предусматривается уголовная ответственность и наказание для лиц, использующих свое служебное положение либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Но, к сожалению, в 2006 г., по данным территориальной природоохранной прокуратуры по Астраханской области, таковых составов не Дубовик О. Л. Экологические преступления. Комментарий к главе 26 УК РФ. М., 1998. С. 42–44.

имеется, хотя на всех уровнях (законодательной, исполнительной) говорится, что на Каспии действуют хорошо организованные преступные группы с Дагестана, Калмыкии, Казахстана и самой Астрахани, которые совершают указанные преступления. Они работают сообща с блюстителями закона, в противном случае браконьерства в таких масштабах просто не было бы. При таких обстоятельствах рыбные богатства Каспийского региона сокращаются рекордными темпами. Опасность такого рода преступлений определяется особой значимостью животного мира, являющегося неотъемлемой частью окружающей природной среды, регулятором стабилизатором биосферы, играющего существенную роль в удовлетворении духовных и материальных потребностей населения России.

Опасность усугубляется и нещадным истреблением животных, в особенности осетровых пород рыб в ряде Прикаспийских государств по корыстным мотивам. При этом преступники, в том числе и из контролирующих структур, преследуют только лишь одну цель – незаконное обогащение, закрывая глаза на сохранение биоресурсов. По подсчетам ученых экологов, в нашей стране каждые 3–4 года исчезает один вид млекопитающих1.

Ярким примером злоупотребления служебными полномочиями по нарушению действующего уголовного законодательства РФ является задержание 8 марта 2006 г. в Володарском районе Астраханской области автомашины с икрой и рыбой осетровых пород, которой управлял сотрудник природоохранной прокуратуры Астраханской области с использованием государственных номерных знаков указанной прокуратуры. В декабре 2006 г. сотрудниками ФСБ и прокуратуры Волгоградской области на границе с Астраханской областью задержан начальник отдела собственной безопасности УВД Астраханской области полковник милиции Малов и его водитель, при досмотре обнаружена икра и рыба осетровых пород.

Многие говорят, что в Астраханской области с 2000 г. нет промышленного лова осетровых, а с 2005 г. прекращен и промышленный прилов, при добыче других видов рыб. Остался только специализированный лов в целях научных исследований. Однако последний не отличается от промышленного и нерационального лова. Одним из признаков указанного выше вылова является сохранение прежней интенсивности промысла или попытки увеличения вылова за счет дополнительных усилий, несмотря на истощение ресурсов.

На сегодняшний день стало очевидно, что мотивация промысла не является показателем его рациональности. В России 30 предприятий продолжает заниматься добычей рыб осетровых пород, 5 предприятий – производством черной икры. С целью наведения порядка в Каспийском регионе необходимо заключить международные договора, которые бы регулиУголовное право России. Особенная часть. М., 1999. Т. 2. С. 530.

ровали все имеющиеся проблемы, начиная со статуса Каспия и заканчивая охраной водных животных и растений.

Оптимальным решением этих задач является наличие в этом регионе специальных международных пропусков или виз, а их отсутствие свидетельствовало о наличии преступного умысла. Зачем лицу или организации выходить в море или в места нерестилища ценных осетровых пород рыб, естественно, за добычей, если это не связано с производственной необходимостью? Поэтому в УК РФ необходимо внести изменения, что если лицо задержано контролирующими органами, которые необходимо сократить, в местах нереста или на миграционных путях к ним; на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации без специального пропуска или разрешения, которое выдается международной организацией, то это нужно расценивать как покушение на добычу водных животных и растений.

Проблема охраны окружающей среды Каспийского региона является наиболее острой глобальной проблемой начала XXI века. Как глобальная проблема охраны окружающей среды Каспийского региона актуальна для всего мира в целом, для каждого региона планеты, для каждого государства в отдельности. На территории Каспийского региона, а именно в Астраханской области, функционирует множество предприятий, деятельность которых постоянно сопряжена с серьезным риском для окружающей среды и здоровья населения 1. В первую очередь, это Астраханский газовый комплекс, множество водохранилищ, гидроэлектростанции, атомная станция в Удомле и множество предприятий, которые также являются опасными для Каспийского региона.

Кроме перечисленных предприятий и сооружений, на экосистемы Астраханской области оказывают серьезное антропогенное влияние автомобильный транспорт, речной и морской флот, сельскохозяйственное производство, использующее химические средства защиты растений, допускающее неконтролируемый выпас скота и т.п.

С другой стороны, вследствие зарегулирования Волги и ее хронического загрязнения всеми поволжскими городами, экологическое состояние Астраханской области уже многие годы находится в напряженном состоянии. До 60-х гг. прошлого века черная икра была общедоступна. Сегодня для многих астраханцев забыт вкус этого продукта. Хотя для некоторых он остается в ежедневном рационе.

Естественное самоочищение и саморегуляция водных и прибрежных природных экосистем ослаблено. В соответствии с принципом обратной связи состояние природных экосистем в регионе влечет за собой напряженное состояние экономики области. В доказательство этого приведем следующие примеры.

Чуйкова Л. Ю. Социальная экология. Астрахань, 1996. С. 253.

Традиционно основу экономики области определяют рыбное и сельское хозяйство, а также добывающая промышленность, которая, кроме соледобычи, в последнее время представлена добычей и переработкой углеводородного сырья. Эта отрасль народного хозяйства, базирующаяся на невозобновимых природных ресурсах, стала вытеснять традиционные виды хозяйствования на Нижней Волге, которыми являются рыболовство и рыбопереработка. Именно они базируются на возобновляемых природных ресурсах, что делает эти виды хозяйственной деятельности наиболее перспективными. Однако традиционные отрасли требуют бережного отношения к природным экосистемам Нижней Волги и Каспия. При условии их сохранения население получает двойной выигрыш: экономическое процветание за счет торговли рыбой, особенно ее ценными осетровыми породами и вместе с этим – сохранение здоровья населения, поскольку данный вид хозяйствования наиболее оптимален для региона с экологической точки зрения.

Экологические преступления, совершаемые в Астраханской области, приносят большой вред состоянию окружающей природной среде. Борьба с экологическими преступлениями и их предупреждения являются приоритетным направлением природоохранных мероприятий. Отсутствие должного контроля со стороны правоохранительных органов, а особенно природоохранной прокуратуры, на сегодняшний день вызывает особую тревогу и озабоченность. За последние годы ни один руководитель предприятия не понес уголовной ответственности за экологические преступления, ни одно должностное лицо не понесло наказание по ч. 3 ст. 256 УК РФ.

С преобразованием политики, экономики страны, развитием научнотехнического прогресса, изменением состояния преступности в Каспийском регионе меняется и точка зрения законодателя относительно охраны природы. Явно прослеживается тенденция сосредоточения внимания законодателя на проблеме борьбы с преступностью в сфере взаимодействия общества и природы. Этот процесс происходит с позиций оценки экологической значимости природных объектов, как биологической основы жизни и здоровья человека.

Международный опыт в борьбе с экологическими преступлениями показывает, что ответственность и наказания могут нести и юридические лица, что в корне противоречит УК РФ. В отечественном уголовном праве принято считать, что субъектом преступления может быть лишь физическое вменяемое лицо, достигшее определенного законом возраста уголовной ответственности. Юридическое же лицо по общепринятым канонам может нести лишь гражданско-правовую и административную ответственность. Оно остается уголовно недосягаемым даже в случае совершения деяния, повлекшего, например экологическую катастрофу в результате халатного отношения к технологии производства, рыбодобычи и т.д., что весьма актуально для Каспийского региона.

Данное положение является в теории российского уголовного права некой аксиомой. Однако это не значит, что уголовное законодательство не нуждается в совершенствовании. Тем более что опыт некоторых зарубежных стран демонстрирует возможность и целесообразность уголовной ответственности юридических лиц за экологические и другие преступления.

Интересным представляется тот факт, что эти государства принадлежат к различным правовым системам.

В частности, уголовная ответственность юридических лиц характерна для правовой семьи общего права (англосаксонской системы права). К этой группе относятся такие страны, как Англия, Шотландия, Ирландия, США, Канада, Австралия, в том числе и некоторые африканские страны (Нигерия, Судан, Кения, Родезия и другие бывшие английские колонии).

Институт уголовной ответственности юридических лиц регламентирован и в ряде стран, принадлежащих к романо-германской правовой семье.

В 1950 г. уголовная ответственность юридических лиц частично, а в 1976 г.

полностью была установлена в Голландии, в 1982 г. – в Португалии, в 1994 г. – во Франции, в 1995 г. – в Финляндии. Кроме того, юридические лица признаются субъектами уголовной ответственности в таких государствах романо-германской правовой системы, как Бельгия, Люксембург, Индонезия, а также в уголовных кодексах таких африканских стран – бывших французских колониях, как Того и Кот-д-Ивуара. В Германии и Швеции установлена квазиуголовная (административно-уголовная) ответственность юридических лиц. Квазиуголовная ответственность в 1990 г. была введена и в Италии за нарушение законодательства о свободе конкуренции. Юридические лица привлекаются к уголовной ответственности в странах скандинавской (Дания, Норвегия, Финляндия), мусульманской (Иордания, Ливан, Сирия), социалистической (КНР) правовых систем.

Стоит отметить, что Сирия развивалась по пути социалистической, советской ориентации. Многие советские ученые юристы находились в этой стране и способствовали развитию уголовного права. Совершенствовали подходы к рассмотрению уголовных дел, где субъектами выступали юридические лица, хотя в этой стране имеет место мусульманское уголовное право и действуют нормы Корана и Сунны, где ни слова не сказано о юридическом лице как субъекте преступления. Такая ответственность известна и в Индии, Японии, Румынии, Республике Молдове, Литовской Республике.

Кроме того, как справедливо указывают многие юристы нашего времени, в юридической литературе сложились предпосылки считать, что движение общества по пути технократизации, развитие информационных технологий предопределяют высокую степень зависимости соблюдения экологической безопасности и интересов, охраняемых уголовным законом, от деятельности не только отдельных индивидуумов, но и организаций, как нелегальных, так и зарегистрированных в установленном порядке 1.

Все это порождает многочисленные дискуссии по вопросу признания юридического лица субъектом уголовной ответственности в России, как на научном, так и на законотворческом уровне. В первом варианте обсуждения проекта УК РФ 1994 г. уголовной ответственности юридических лиц была посвящена отдельная глава, но в последующем ее исключили.

Однако возвращаясь к обстановке в Волго-Каспийском регионе, стоит отметить немаловажный факт того, что в стране Астраханскую область всегда связывали, в первую очередь, с рыбной отраслью и рыбным промыслом. Регулирование вылова рыбы и охрана ее запасов были делом государственной важности, поэтому история охраны рыбных запасов имеет в Астраханской области глубокие корни.

Еще до образования специализированных органов для контроля над рыбодобычей эту функцию исполняла армия. Конные разъезды и лодочные патрули курсировали вдоль акватории рек и ериков. С теми, кто перегораживал сетями русло или бил рыбу на нерестилищах, поступали довольно сурово. В 1747 г. в Астрахани была создана первая профильная организация – «Рыбная контора». В ее функции входила разная деятельность, связанная с организацией рыболовства в крае. Одной из приоритетных задач являлась защита рыбных запасов от бесконтрольного вылова. Эта структура просуществовала более пятидесяти лет, и в 1803 г. на ее базе была создана «Рыбная инспекция», которую позднее, в 1856 г., переименовали в «Комиссию рыбных и тюленьих промыслов».

В 1878 г. вопросы борьбы с браконьерством было решено выделить и поручить специализированной службе, наделенной более широкими полномочиями. При астраханской полиции было создано новое подразделение – полиция рыбных и тюленьих промыслов. Работа этого подразделения регламентировалась целым рядом инструкций, разработанных для различного вида промысловой «живности»: «Инструкцией полиции рыбных и тюленьих промыслов по наблюдению за миножьим промыслом» от 1878 г., «Инструкцией полиции рыбных и тюленьих промыслов по применению правил лова сельди в низовьях реки Волги» от 1885 г. и других. Нормативная база была довольно обширна и охватывала все стороны и аспекты рыболовства, регулировала выловы тех или иных видов рыб, регламентировала санкции за нарушение правил рыбодобычи.

После революции 1917 года и Гражданской войны задачи по борьбе с браконьерами решались всей милицией в целом. Но после окончания Великой Отечественной войны, учитывая необходимость восстановления народного хозяйства и значение рыбной отрасли Волго-Каспийского бассейна, где в тот момент было сосредоточено до 90 % мировой добычи рыбы осетровых пород, Мальцев В. В., Пикуров Н. И., Сенцов А. С., Щепельков В. Ф. Уголовная ответственность юридических лиц: за и против // Правоведение. 2000. № 2. С. 263.

было принято решение о создании в системе УВД самостоятельного специализированного милицейского подразделения по охране рыбных запасов.

19 мая 1969 г. в Астраханской области при УВД был создан отдел милиции по охране рыбных запасов. Его основной задачей являлась организация работы по предупреждению, пресечению и раскрытию хищений, краж и иных хозяйственных и должностных преступлений на предприятиях рыбной промышленности и в рыболовецких колхозах, занимающихся добычей и переработкой рыбы. Этот же отдел вел борьбу с браконьерством осетровых и других ценных пород рыб, проводил комплексные профилактические мероприятия по сохранности ценных пород рыб в местах нагула, миграции и нереста. Первым начальником отдела был назначен полковник милиции Голубев Михаил Иванович, который руководил им в течение шести лет. В 80-х гг. XX в. служба претерпела серьезную реорганизацию.

В 1985 г. она была преобразована в Каспийское управление внутренних дел, в состав которого вошли подразделения по охране рыбных запасов и водные отделы милиции всех прикаспийских союзных республик бывшего СССР. Однако в 1989 г., в связи с начавшимся процессом суверенизации страны, Каспийское УВД было расформировано и подразделения по охране рыбных запасов были возвращены в территориальные УВД. Аргументы против законодательной регламентации института уголовной ответственности юридических лиц в России свелись к следующему:

а) объективное выражение воля находит только в целенаправленных деяниях, то есть поступок человека является единственной формой, в которой воля может найти свое объективное выражение;

б) уголовная ответственность юридических лиц противоречит принципу личной виновной ответственности и принципу индивидуализации ответственности и наказания;

в) при привлечении юридического лица к уголовной ответственности невозможно будет установить вину как психическое отношение лица к общественно опасному деянию и его последствиям;

г) признание юридических лиц субъектами преступления приведет к образованию в уголовном законодательстве двух систем принципов и оснований уголовной ответственности;

д) усилить материальную ответственность за незаконную деятельность юридического лица можно в рамках других отраслей права (гражданского, административного);

е) к юридическим лицам нельзя применить такие основные виды уголовных наказаний, как лишение свободы, арест, ограничение свободы.

Сторонники признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности в России приводят следующие контраргументы:

а) происходящие в России изменения в политической, экономической и социальной жизни общества не могли не сказаться на деятельности легально зарегистрированных юридических лиц, которая зачастую носит криминальный характер;

б) сложная структура управления предприятием затрудняет идентификацию физических лиц, причастных к совершению преступления;

в) юридические лица имеют механизмы сокрытия физических лиц, причастных к совершению преступления;

г) зачастую уголовной ответственности подвергаются рядовые служащие юридического лица, тогда как должностные лица, строящие политику предприятия, остаются недосягаемыми, вследствие чего юридическое лицо продолжает свою преступную деятельность;

д) сбои в функционировании юридического лица являются результатом продолжающейся на протяжении многих лет неверной координации действий управленческого аппарата, что также затрудняет выявление конкретных физических лиц, виновных в совершении преступления;

е) гражданская и административная ответственность юридических лиц не всегда оказывается эффективной. Это обусловлено целым рядом факторов. Во-первых, если уголовная ответственность выполняет задачу предупреждения преступления, то гражданская регулирует лишь возмещение причиненного вреда. К тому же практика зарубежных стран показывает, что штрафы, наложенные на управляющих корпорациями, выплачиваются из средств самих корпораций. Во-вторых, степень общественной опасности преступлений намного выше, нежели степень общественной опасности административных правонарушений и гражданско-правовых деликтов. Поэтому, если общественно опасное деяние причинило существенный вред здоровью людей или природной среде либо повлекло за собой смерть человека или массовую гибель животных, ответственность должна наступать в уголовно-правовом порядке. В-третьих, штрафы, налагаемые в уголовно-правовом порядке, значительно превышают штрафы, выплачиваемые в административном порядке;

ж) уголовная ответственность юридических лиц вполне может сосуществовать с принципом личной виновной ответственности, поскольку таковая не исключает ответственности конкретных физических лиц, совершивших общественно опасное деяние в интересах юридического лица и в рамках своей служебной деятельности;

з) привлечение к уголовной ответственности лишь физических лиц не может дать гарантии того, что юридическое лицо не будет продолжать свою преступную деятельность, но при помощи уже других физических лиц;

и) отсутствие законодательной базы привлечения юридических лиц к уголовной ответственности увеличивает уровень латентной преступности.

Только в период 2001–2005 гг. в 13 субъектах Российской Федерации произошло значительное количество аварий, ущерб от которых исчисляется десятками, а может и сотнями млн руб. На предприятиях Госгортехнадзора происходили аварии, которые сопровождались загрязнением и иной порчей земли, другими экологическими катастрофами. Но никто не понес ответственности, что тогда говорить о Каспийском регионе, кого здесь можно привлечь?

Наряду с этим, входя в мировое сообщество, Россия обязана учитывать международные стандарты и рекомендации, в том числе касающиеся уголовно-правовых методов борьбы с общественно опасными деяниями, совершаемыми юридическими лицами. В частности, такие рекомендации изложены в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма от декабря 1999 г., Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г., Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., Конвенции Совета Европы о киберпреступности 2001 г. Автор считает, что в России необходимо быстрее рассмотреть вопрос о введении уголовной ответственности юридических лиц. Такой подход представляется верным, тем более что ч. 2 ст. 1 УК РФ гласит: «Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права». В свою очередь, ч. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, то применяются правила международного договора».

Итак, коренные изменения общественных отношений в Каспийском регионе в связи с распадом СССР, жесткая конкуренция в этом регионе, углубление экологического кризиса, приобретающего характер глобальной экологической катастрофы на Каспии и Нижней Волге для всего человечества, позволяют говорить о целесообразности, в отдельных случаях, привлечения юридических лиц к уголовной ответственности. Это возможно, если общественно опасные последствия наступили в результате умышленных действий конкретных физических лиц с ведома представителей юридического лица (в интересах последнего), а также за действия, совершенные по неосторожности. Круг преступлений, уголовная ответственность за совершение которых может быть возложена на юридических лиц, достаточно широк. В первую очередь, это преступления в сфере экономической деятельности, экологической безопасности, а также отдельные преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина, общественной безопасности, здоровья населения, основ конституционного строя и безопасности государств Каспийского региона.

Для того чтобы наше уголовное законодательство РФ заработало, необходимо: на некоторое время ввести мораторий на вылов осетровых в Каспийском регионе, сократить количество брандвахт на взморье, так как они практически все служат полностью перевалочным пунктом для браконьеров; правоохранительным органам предпринимать меры для уничтожения изъятых байд и моторов; создать базу данных уволенных сотрудников из числа бывших работников контролирующих органов, чтобы тем самым отрезать нечестным людям переход в другие контролирующие структуры; не позднее 3 лет проводить ротацию кадрового аппарата контролирующих органов, назначая на эти должности лиц из других регионов России, в особенности органов милиции, прокуратуры; сократить сотрудников контролирующих органов, находящихся в родственных отношениях между собой и имеющих отношение к животному миру Каспийского региона.

ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ПРАВОНАРУШЕНИЯМИ

В СФЕРЕ ОБОРОТА ВОДНЫХ БИОРЕСУРСОВ

В ВОЛГО-КАСПИЙСКОМ РЕГИОНЕ

Россия является великой рыболовной державой благодаря потенциально мощным природным, производственным и научным ресурсам. Однако эти ресурсы не бесконечны, и их надо сохранять и охранять от неразумного расточительства. В соответствии с Концепцией формирования системы обеспечения интересов РФ в пограничной сфере, утвержденной решением Государственной пограничной комиссии, расхищение природных богатств и невосполнимых ресурсов в результате их незаконного промысла и нерегулируемого вывоза за пределы страны отнесено к одной их основных угроз национальной безопасности России в пограничной сфере.

Специфика отечественной рыбной отрасли заключается в том, что из добываемых рыбы и морепродуктов около 70 % реализуется на экспорт непосредственно с места промысла, и только 30 % попадает в Россию. Ежегодный ущерб, наносимый России браконьерским промыслом и бесконтрольным вывозом водных биоресурсов за рубеж, оценивается специалистами в 1 млрд долл. США. Данная сумма сопоставима с расходами государственного бюджета на годовое финансирование любой отдельно взятой отрасли.

Кроме того, только по данным таможенных органов, более 75 % всех уловов, добытых на Дальнем Востоке, уходит за рубеж контрабандным путем1. Объектом незаконного вылова является практически любая продукция, но для сбыта в иностранных портах преобладает наиболее ценная, так называемая «валютоемкая». Незаконная добыча водных биологических ресурсов (браконьерство) – незаконный, хищнический промысел 2, имеет высокую степень общественной опасности как по характеру деяния, так и по характеру последствий в связи с нанесением значительного ущерба государству. При этом данные противоправные деяния зачастую являются лишь начальной стадией цепи других преступлений, связанных с незаконной переработкой водных биоресурсов, их контрабандой, отмыванием денежных средств, полученных преступным путем. Браконьерство уже давно приобрело характер организованной преступной деятельности, нередко с применением современных орудий лова и других промысловых технических средств. Природным ресурсам браконьеры наносят колоссальный урон. Объем незаконного промысла достиг угрожающих масштабов. Рыба, которая попадает на браконьерскую снасть и сама освобождаетГалимов Д. И. Об объективных признаках незаконной добычи водных животных и растений и эффективности борьбы с браконьерством // Законодательство и экономика, 2006. С. 63.

Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь.

М. : ИНФРА-М., 2006. С. 211.

ся, долго не живет, погибает. Общественная опасность браконьерства значительно возрастает, когда в него втягиваются должностные лица, использующие свое положение в ущерб интересам службы, порождая, таким образом, коррупционные проявления. Основными причинами, способствующими совершению преступлений коррупционной направленности в рассматриваемой сфере, являются:

высокая доходность браконьерского промысла и, как следствие, возможность выплачивать высокие размеры вознаграждения коррумпированным должностным лицам, в том числе сотрудникам правоохранительных структур;

ненадлежащий подбор кадров и низкий уровень правосознания сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, отсутствие должного контроля за соблюдением ими служебных обязанностей;

отсутствие должного реагировании со стороны правоохранительных органов на факты покровительства браконьерству и соучастие в нем, что влечет безнаказанность лиц, их совершивших1.

Преступления, посягающие на общественные отношения по рациональному использованию и охране водных живых ресурсов, предусмотрены ст. 256 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ). Диспозиция ст. 256 УК РФ имеет бланкетный характер, и для того чтобы установить признаки преступления, необходимо обращаться к нормативным правовым актам, регулирующим порядок добычи рыбы и других водных животных, а также морских промысловых растений, не носящим уголовноправового характера.

Основными из них следует выделить:

федеральные законы «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», «Об охране окружающей среды», «О континентальном шельфе Российской Федерации», «Об исключительной экономической зоне РФ»;

постановления Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 г. № 852 «О правилах, сроках и перечнях разрешенных к применению орудий и способов добывания объектов животного мира», от 27 октября 2005 г. № 644 «Об утверждении Положения о распределении научных квот, квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов для осуществления рыболовства в целях рыбоводства и акклиматизации водных биологических ресурсов и квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов для осуществления рыболовства в учебных и культурнопросветительских целях между пользователями водными биологическими ресурсами», от 15 декабря 2005 г. № 768 «О распределении общих допустимых уловов водных биологических ресурсов применительно к видам Лопашенко Н. А. Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный).

Отв. ред. Л. Л. Кругликов. М. : Волтерс Клувер, 2005. С. 789–794.

квот их добычи (вылова)», от 6 января 1997 г. № 13 «Об утверждении Правил добывания объектов животного мира, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации»;

типовые правила рыболовства, утвержденные приказом Минсельхоза России от 28 июля 2005 г. № 133;

положение о порядке осуществления государственного контроля в сфере охраны морских биологических ресурсов, утвержденное приказом ФСБ России от 26 сентября 2005 г. № 569.

Однако данный перечень нормативных правовых актов не является исчерпывающим, и в каждом конкретном случае следует внимательно изучить нормативно-правовую базу в сфере охраны водных биоресурсов, действовавшую в момент совершения преступления, поскольку именно нарушения установленные ею положений и составляют содержание признака незаконности деяний, предусмотренных ст. 256 УК РФ. Объективная сторона части первой ст. 256 УК РФ, помимо признака незаконности, содержит также признаки, указывающие, что незаконное деяние совершено:

а) с причинением крупного ущерба;

б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений;

в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;

г) на особо охраняемых природных территориях либо в зоне экологического бедствия, или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Исходя из этого, для привлечения лица к уголовной ответственности по части первой названной статьи УК РФ необходимо доказать наличие сочетания в его деяниях признака незаконности хотя бы с одним из перечисленных признаков. При этом необходимо учесть и тот факт, что составы преступлений, предусмотренные пунктами «б», «в» и «г» части первой ст. 256 УК РФ, являются формальными, а пунктом «а» – материальным.

Данная позиция четко изложена в пункте 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. № 7), где указано, что преступления, предусмотренные ст. 256 УК РФ, считаются оконченными с начала добычи независимо от того, были ли фактически добыты водные биоресурсы.

Преступления, связанные с причинением крупного ущерба, образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба. Немаловажен и тот момент, что в пункте «б» части первой ст. 256 УК РФ указаны орудия, средства и способы совершения деяния, применение которых при незаконной добыче водных биоресурсов образует самостоятельный состав преступления. Под использованием самоходного транспортного плавающего средства понимается использование его непосредственно в процессе добычи водных биоресурсов. В пункте 19 Постановления Пленума ВС России № разъяснено, что орудия, с помощью которых совершалась незаконная добыча водных биоресурсов, а также использовавшиеся при этом транспортные, в том числе плавучие средства, принадлежащие виновным, рассматриваются как вещественные доказательства и могут быть конфискованы.

К иным способам массового истребления водных биоресурсов традиционно относят гон, багрение, применение мелкоячеистых сетей, крючковой снасти типа перемет, заграждение протоков, перегораживание водного объекта орудиями лова более чем на две трети его ширины. Непосредственно пункты «в» и «г» части первой ст. 256 УК РФ конкретизируют место преступления. Место нереста – место, используемое для метания рыбами зрелой икры и молок с целью дальнейшего воспроизводства. Миграционные пути к местам нереста – маршруты некоторых видов рыб из мест постоянного обитания к нерестилищу.

Виды и правовой режим особо охраняемых природных территорий определяются Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях». Порядок объявления и установления зон экологического бедствия и зон чрезвычайной экологической ситуации и их правовой режим определяются федеральными законами «Об охране окружающей среды» и «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Также особое внимание стоит уделить месту совершения преступления, которое ограничено открытым морем и запретными зонами. Для этого необходимо рассмотреть эти термины в рамках международного права.

Открытое море – часть морского пространства, на которую не распространяется юрисдикция никакого государства. Режим проведения научных изысканий и осуществления промысловой деятельности в открытом море определяется международными соглашениями, в частности, Временной конвенцией о сохранении котиков северной части Тихого океана, подписанной 9 февраля 1957 г. в Вашингтоне СССР, Канадой, Японией и США 1.

Запретная зона – часть естественного пространства (суши или акватории), на которой в силу закона в целях сохранения экологического равновесия природной среды запрещена хозяйственная и ограничена иная деятельность человека. Такими зонами объявляются миграционные пути морских зверей, места их линьки. В части третьей ст. 256 УК РФ перечислены квалифицирующие признаки деяний, предусмотренных частями первой или второй данной статьи. В пункте 10 Постановления Пленума ВС России № 14 отмечено, что ст. 256 УК РФ специально предусматривает ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения.

Количество противоправных деяний, связанных с посягательствами на водные биологические ресурсы, в последние годы исчисляется тысячаРатифицирована Указом Верховного Совета СССР от 27 сентября 1957 г.

ми. Так, только в 2008 г. выявлено 2 966 преступлений, связанных с посягательством на водные биоресурсы, тогда как показатель аналогичного периода 2007 г. – 2 525 преступлений. При количественном росте зарегистрированных преступлений практически в десять раз снизилось количество изъятой икорно-рыбной продукции осетровых пород в сравнении с 2006 г.

и в 2,5 раза – с аналогичным периодом 2007 г. Раскрываемость данного вида преступлений в сравнении с аналогичным периодом прошлого года снизилась с 86,1 до 82,4 %, т.е. раскрыто 1 986 преступлений против прошедшего года. Более 404 уголовных дел, возбужденных по фактам браконьерства, незаконного оборота рыбной и икорной продукции, были приостановлены производством в текущем году в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

В целях усиления борьбы с правонарушениями и преступлениями в данной сфере руководителями правоохранительных органов был разработан комплекс совместных мероприятий, а именно проведение проверок потребительских рынков области и Астрахани на предмет законности реализации рыбной продукции частиковых и осетровых пород; усиление контроля за нахождением на путях миграции и нереста осетровых пород плавсредств, прибывающих с территории других субъектов Российской Федерации и иностранных государств; регулярный контроль за работой рыбопромысловых участков при освоении хозяйствующими субъектами промышленных и научно-исследовательских квот и законности проведения промысла; установление собственников лодок кустарного производства типа «Байда» и проведение мероприятий по проверке их причастности к совершению браконьерского лова рыбы и ее сбыту.

Также при решении данной проблемы встал вопрос о проведении проверки исполнения законодательства, регулирующего реализацию и уничтожение безвозмездно изъятых или конфискованных водных биологических ресурсов и продуктов их переработки, включая икру. Черная икра во все времена была особым продуктом как по вкусовым, так и по ценовым качествам. Ее можно назвать «черным золотом» с большим основанием, чем нефть. Потому что, если пересчитать нынешнюю стоимость икры на граммы, она окажется всего в пять раз дешевле желтого металла. Не исключено, что со временем цены сравняются. Икра полна сюрпризов: подсчитано, что за последние 20 лет ни один другой товар не дорожал так быстро, как каспийский деликатес. С 1990 г. стоимость черной икры подскочила в 50 раз. Это на мировом рынке, а на родном, российском, цены выросли в... 1000 раз. При этом достать легальный деликатес примерно так же просто, как попасть на борт космического корабля.

Когда дело касается икры, то тут сразу «всплывают» интересные данные – среднестатистический бутерброд с черной икрой, съедаемый среднестатистическим россиянином, опасен для его здоровья. Потому что легален лишь на один скромный укус. Ежедневно в Москву завозится около полутонны черной икры. В месяц выходит порядка 15 тонн деликатеса, который затем расходится по всей стране. Для справки: официально в России производится около 12 тонн икры в год. Это означает, что среднестатистический бутерброд с черной икрой, съедаемый среднестатистическим россиянином, легален лишь на один скромный укус. Астрахань – икорная столица России. До недавнего времени тут существовали плавучие подпольные заводы, которые охраняли вооруженные автоматами Калашникова боевики. Там икра засаливалась и расфасовывалась в жестяные банки.

Сейчас таких плавбаз уже не существует – МВД и ФСБ с трудом, но взяли ситуацию под контроль. Но вот частные икорные цеха искоренить не удалось. Оно и понятно – браконьерство для многих местных жителей стало семейным бизнесом и едва ли не единственным источником дохода. Если семья связана с икорным бизнесом, то все ее члены от мала до велика обязаны в нем участвовать. Еще бы: когда вся преступная «производственная цепочка» замкнута внутри группы лиц, связанных родственными узами, внедриться в нее со стороны крайне сложно. Бывалые оперативники только разводят руками... Браконьерский клан, как правило, сам добывает рыбу на собственных нелегальных «угодьях», сам производит засол икры и расфасовку, сам продает ее «прикрученным» перекупщикам, а иногда – напрямую проверенным московским дилерам.

Из Астрахани в Москву икру обычно отправляют поездом. В рыбные сезоны нелегальным товаром забиты все служебные купе, включая почтовый вагон. В Москве «продукцию» встречает перекупщик, тут же на месте расплачивающийся с командированным из Астрахани «инкассатором», который передает деньги «семье». Куда реже практикуется постоплата, когда деньги выплачиваются после реализации товара. Сегодня астраханские браконьеры просят за килограмм черной икры 20 тыс. рублей (для сравнения: аквакультурные хозяйства, искусственно воспроизводящие осетровых, продают аналогичный товар оптовикам по цене от 35 тыс. рублей за килограмм). «Икорные экспрессы» приходят в Москву на два вокзала – Павелецкий и Курский.

Примером может служить ситуация из жизни: один из нелегальных икорных дилеров, представившийся Вадимом (судя по всему, это конспиративный псевдоним), предложил корреспонденту «Итогов» вместе с ним съездить на Павелецкий вокзал, чтобы все увидеть собственными глазами.

Астраханский поезд прибыл полчаса назад. Пассажиры уже покинули свои купе, но состав все еще стоял у перрона. Подходим к одному из купейных вагонов. Проводник, скользнув взглядом по лицу Вадима, едва заметно кивает ему. Ответный кивок, и распахивается дверь служебного купе. На полу – черная сумка-холодильник. Вадим привычно взвешивает ее в руке и, не говоря ни слова, выносит поклажу на перрон. В ходе разговора Вадим объясняет, что свою «зарплату» проводник получил еще в Астрахани. Делается это исключительно для конспирации. В Москве, если проводника вдруг возьмут с поличным, тот скажет: «Никаких денег я не получал, и вы это видели. Я просто передал сумку, которую меня слезно попросили взять на вокзале в Астрахани». По некоторым данным, берут проводники за перевозку икры по тысяче рублей за килограмм. Перевозить за рейс могут в среднем до 10 килограмм.

Вадим рассказал о тонкостях своей работы: «На этом рынке все жестко поделено по территориальному принципу, а посягательство на эксклюзивного клиента и территорию конкурента жестко карается. Не так давно в столице на Мосфильмовской улице убили одного из известных московских икорных дилеров. Говорят, возомнил себя монополистом...» Случайным людям в этом бизнесе делать нечего. Чужакам могут, например, продать икру палтуса, подкрашенную черной тушью с подсолнечным маслом. Или так называемые плавуны – некачественную недозрелую икру, совершенно безвкусную. Профессионалы от этого застрахованы: во-первых, они работают только со знакомыми поставщиками, а во-вторых, знают десятки способов, чтобы определить подлинность товара. Главный, конечно, на вкус.

Икорщики пробуют товар почти как кокаиновые дилеры, но не с кончика ножа, а кладут ложечкой небольшую горку во впадинку между большим и указательным пальцем правой руки и дают ей согреться, после чего пробуют.

Астраханская икра – безусловный фаворит. Считается, что она безупречна и по вкусовым качествам, и по внешнему виду. Именно по этой причине большинство дилеров даже завалящую икру выдают за отборную астраханскую. Хотя икру в Москву везут и из Азербайджана, Дагестана, Казахстана, и даже с берегов Амура. Чаще – поездами через проводников, реже – фурами дальнобойщиков в специально оборудованных тайниках.

Рассказывают и про таинственных супердилеров, которые для доставки икры с Дальнего Востока якобы используют самолет одного из федеральных ведомств, приземляющийся на аэродроме в Подмосковье. Но только профессиональные икорщики знают, что азербайджанский продукт имеет едва уловимый запах нефти, а икра из Казахстана отдает полиэтиленом – ее транспортируют в пакетах, а не в банках: так легче прятать. Кстати, казахстанский икорный транзит считается, с точки зрения московских дилеров, наиболее простым и безопасным.

В зависимости от способа транспортировки и региона отгрузки икра попадает в Москву в разных упаковках – от пластикового пакета до жестянки. Но розничный покупатель, как правило, видит ее уже в «фирменных» баночках с золотистым осетром на крышке. Впрочем, назвать их таковыми нельзя. Фирменные банки для легальной икры изнутри покрываются специальным напылением, позволяющим икре не портиться вне холодильника чуть ли не две недели. В нашем же случае банки штампуют подпольные цеха без всякого напыления, а потому перекупщики хранят деликатный товар только в морозильных камерах. Обычно крупные дилеры снимают в столице по несколько квартир, где никто не живет. Там стоят только забитые икрой морозильные камеры, в которых поддерживается температура от минус 2 до минус 4 градусов. На банку обязательно надевается плотная резиновая манжета красного цвета, делающая упаковку герметичной. Сама тара – недешевое удовольствие: цена одной банки при закупке партии до 50 штук может доходить до 300 рублей. К потребителям икра попадает в банках емкостью по 100, 250, 500 граммов и по 1,8 килограмма. Если она не упакована в «фирменные» икорные банки, то может быть в жестяной или пластиковой таре, расфасованная по полкилограмма и килограмму. Через четыре часа после получения товара у Вадима из 10 килограммов остались лишь две 250 граммовые баночки. Путем простой арифметики можно получить следующие данные: 10 килограммов икры, купленные в Астрахани за 200 тыс., в Москве перепроданы с почти стопроцентной прибылью. И это только первый уровень перекупщиков, а их число порой доходит до пяти. Это значит, что к моменту встречи с розничным потребителем стоимость баночки может возрасти в пять раз.

Напоследок Вадим расчувствовался и показал мне свое сокровище – из морозильной камеры была торжественно извлечена банка икры необычного золотистого цвета. «Это для особых гурманов, – хвастается он, – золотая икра от белуги-альбиноса. Я ее продаю одному банкиру по 5 тыс. евро за полкило»...

По единодушному мнению экспертов, сегодня рынок черной икры в России абсолютно черный. «Оборот теневого рынка осетровых и черной икры в нашей стране, по различным оценкам, составляет от 1 до 3 миллиардов долларов», – утверждает Александр Савельев, руководитель центра общественных связей Федерального агентства по рыболовству. – После того как с 1 августа 2007 г. в России введен запрет на продажу черной икры на рынках, 97–98 % ее в нашей стране продается нелегально».

С 2009 г. вылов осетровых в России запрещен даже в научных целях.

И та продукция, что продается в магазинах примерно по 50 тыс. рублей за килограмм, могла быть выращена только в аквакультурных хозяйствах России или других стран. Почему же все усилия правоохранительных органов не дают результата?

Во-первых, этот бизнес охраняется оргпреступностью. Большую часть рынка контролируют этнические оргпреступные группировки. В икорный бизнес вовлечены и террористы. Так, 8 января глава МВД России Рашид Нургалиев на антитеррористическом совещании в Махачкале заявил, что дагестанское бандподполье финансируется в том числе за счет средств, полученных от незаконного отлова и последующей реализации осетровых. Так что, покупая баночку сомнительной черной икры, мы зачастую оплачиваем цену чужой крови. Мелкие поставщики работают без крыши, платя отступные коррумпированным силовикам.

Во-вторых, «икроносцы» стали изобретательнее и осторожнее. Они давно уже не перевозят огромные партии, разбивая их на мелкие объемы.

Такие партии вылавливать труднее – у МВД не хватает ни сил, ни средств.

Хотя дело даже не в этом. Наша милиция все еще работает по палочной системе отчетности, когда о качестве работы оперативника судят по количеству раскрытых преступлений. Милиционеру нужны такие же трудозатраты, как и для задержания крупной партии икры. Пока он проведет оперативную разработку, оформит все документы, санкции и ордера, проведет контрольную закупку... А до суда дело может так и не дойти: все торговцы утверждают, что купили икру у неизвестного гражданина исключительно для личного потребления на семейном торжестве. Случаев же поимки крупнооптовых торговцев – единицы. В 2007 г. в Москве была задержана рекордная за последние годы партия контрабандной черной икры – 268 килограммов. Белужью икру предполагалось реализовать в крупной сети столичных супермаркетов. По предварительным оценкам, стоимость той партии составляла более 1,5 млн евро.

В сознании большинства наших граждан продажа и покупка черной икры – вовсе не преступление. Это же не наркотики и не оружие! А значит, почему бы не позволить баночку-другую деликатеса к празднику. Отсюда и высокий спрос. Тем более что для нашего человека черная икра – это даже не показатель материального достатка. Это символ жизненного успеха, некая жизненная парадигма. На ум приходит знаменитый плакат, где на красном икорном фоне икрой черной выведен ликующий слоган: «Жизнь удалась!»

«Основная проблема в том, что на незаконно добытую икру существует устойчивый спрос, – подтверждает владелец группы компаний «Черное золото» Александр Новиков. – Опустим этические моменты добычи этой икры! Но ведь она же просто опасна для здоровья! Обидно за достойных людей, которых сегодня просто-напросто обманывают, продавая им (а скорее, их поварам или прислуге) контрафактный товар, вынутый из морозилки, да еще и второго сорта, выдавая его за люксовый. Очень часто в гостях приходится отводить глаза, когда я, как специалист, вижу на праздничном столе в роскошной серебряной икорнице то, что раньше в лучшем случае должно было быть переработано на паюсную икру». Существует два непреложных правила производства качественной икры: первое – она должна быть взята у живой рыбы, и второе – в течение 10 минут икра должна быть пущена в переработку. Браконьеры априори не имеют возможности выполнять требования технологии. Поэтому собранную икру они засыпают лошадиными дозами уротропина и прочих консервирующих препаратов, превращающих ее в химическое оружие.

«Расскажу вам такую историю, – продолжает Александр Новиков, – в группу наших компаний входит аквакультурное хозяйство. В процессе селекционной работы у нас остается довольно много рыбы, которую мы в живом виде пускаем в продажу. Поскольку мы давно на этом рынке – с 1995 г., то нас все знают, и мы всех знаем, включая некоторых «серых»

икорных дилеров. Один из них приехал к нам за живой рыбой и вдруг решил купить партию нашей икры. Я его спросил: «Магомед, у тебя же этой икры много, зачем у нас покупаешь?» Он ответил: «Ты что, это же мои дети есть будут!» По-моему, показательный пример...»

По словам Александра Новикова, многие рестораны грешат тем, что потчуют посетителей все той же контрафактной икрой: «Мы обратили внимание, что рестораторы начинают покупать у нас икру особенно охотно, как только возникают скандалы с отравлением кого-то из клиентов контрафактом. Когда это происходит, представители общепита устремляются к нам за сертифицированным товаром. Это делается для того, чтобы в случае скандала сразу показать документы, которыми мы снабжаем нашу продукцию, – дескать, мы все покупаем только у официальных дилеров, никакого черного рынка! Есть, конечно, и действительно добросовестные рестораторы, не использующие контрафакт, но их, по моему мнению, немного». Не секрет, что в ресторанах существует винный этикет, по которому при вас открывают принесенную бутылку заказанного вина, демонстрируют и дают попробовать его вкус. В дорогих западных ресторанах так же делают с икрой. Наверное, неплохо было бы и нашим дорогим рестораторам поступать таким же образом, чтобы застраховать потребителя от неприятных сюрпризов. Формально в России существует четкий регламент, регулирующий оборот черной икры.

Официально работающее аквакультурное хозяйство обязано получить на свой товар все необходимые документы вплоть до санитарных сертификатов. После этого выверенное до грамма количество черной икры поступает в торговые сети. И нет ничего проще, чем отследить, сколько продукции и куда именно было направлено и сколько реализовано. Но это только на бумаге.

По данным «Итогов», сегодня в России существует около 50 аквакультурных хозяйств, разводящих осетровых. Из них только около 10 производят икру. «Большая пятерка» выглядит так: рыботоварная фирма «Диана» (Вологодская область) – за прошлый год добыла 7,5 тонны икры;

рыбоводная компания «Белуга» (Астрахань) – 2 тонны; РК «Раскат» (Астрахань) – 1,2 тонны; Кармановский рыбхоз (Башкирия) – 900 килограммов;

Калужский рыбоводческий осетровый комплекс (Калужская область) – килограммов. Это самые крупные производители. А чем же занимаются другие? У правоохранительных органов есть все основания полагать, что некоторые из них созданы исключительно для отмывания браконьерской икры. Подтвердить это предположение довольно просто.

Аквакультурное рыбоводство – бизнес, по уверениям его владельцев, очень затратный, требующий длинных инвестиций. Сегодня существует два способа получения икры на такого рода фермах. Первый, традиционный, но варварский – рыбу, чтобы забрать икру, убивают, пуская «на мясо». Способ второй – к нему пришло большинство крупных аквакультурных хозяйств: после получения икры рыба не только жива, но и способна еще не один раз производить потомство. Икра берется практически в тот момент, когда рыба сама готова ее отдать, и ей нужно лишь слегка помочь, сделав аккуратный надрез скальпелем на брюшке в стерильных условиях.

Продукт в этом случае получается самый ценный, высшей категории зрелости. Икра этой категории требует исключительно профессиональной обработки – стенки икринок тонкие, а значит, все без исключения нюансы технологического цикла обработки и засола должны быть соблюдены идеально. А до этого аквакультурную рыбу нужно едва ли не ежедневно осматривать, взвешивать, следить за температурой воды.

Кроме того, для превращения малька в икроносную рыбу требуется несколько лет напряженного труда. Естественно, у многих аквакультурных хозяйств нет ни денег, ни возможностей для ведения столь хлопотного бизнеса.

Именно они и становятся подставными структурами, по сути «пустышками», отмывающими браконьерскую икру. Легальных производителей не так много, и они все на виду, к тому же контролирующим органам доподлинно известно, сколько и какой рыбы находится у каждого из хозяйств, потому что стада зарегистрированы по количественному, видовому и возрастному составу.

Все разновидности осетровых рыб дают черную икру. Главное – правильно ее добывать. Основное правило, которое обычно нарушают браконьеры, – никогда не брать икру мертвой рыбы, поскольку продукты разложения проникают и в мясо, и в ястыки (мешок-оболочка с икрой). Но браконьеры порой проверяют снасти и раз в несколько суток, снимая с крючков и разделывая уже мертвых осетров. Ферменты в лучшем случае излишне размягчают икру и портят ее вкус, а в худшем могут стать и причиной тяжелого пищевого отравления.

Икру готовят только вручную. Икрянщик осторожно протирает ястыки через чистое сито так, чтобы отдельные икринки аккуратно просачивались в сборную емкость. Когда икра полностью отделена от пленок, ее промывают соленой водой. Затем в продукт добавляют крупнозернистую соль, пока вес икры не возрастет на 4 % от исходного. Раньше, когда не существовало скоростного транспорта и промышленных холодильников, в икру добавляли больше соли – до 15 % от начального веса, чтобы предотвратить порчу. А еще икру спрессовывали в лепешки, из которых в несколько приемов отжимали рассол. В таком виде она хранилась месяцами, и ее можно было нарезать, как сыр. Спрессованную икру называли паюсной. В наше время такую уже не найти. В сущности вся икра, которую изготавливают в наше время, является малосольной. Но не вся черная икра одинакова.

Редчайший и самый дорогой сорт легко можно отличить по необычно светлому, желтоватому цвету. Этот сорт называется золотой икрой.

Ученые уверены, что из таких икринок, будь они оплодотворены, вылупились бы осетры-альбиносы. Следующая по ценности – белужья икра. Икринки сероватые, маслянистые, размером со спичечную головку. Икра русского осетра помельче, но обладает более интенсивным вкусом. У севрюги икринки бывают более солеными. Есть мелкозернистая икра таких осетровых, как шип и стерлядь. Цвет икры может варьироваться от черного до оливково-зеленоватого. Оттенки отражают различия в питании рыб и степень зрелости икры в момент вылова рыбы. Если осетра поймали на слишком ранней стадии нерестового цикла, когда рыба еще в море, то икра имеет насыщенный черный цвет, но икринки недостаточно упруги, чтобы лопаться, когда ее едят. Чем меньше времени остается до нереста, тем более светлыми, тугими и ароматными становятся икринки. Специалисты считают, что самая лучшая черная икра получается, если рыба была поймана за 3–4 дня до икрометания.

Черная икра, полученная от осетров весеннего улова, считается более вкусной, чем от осетров осенней нерестовой миграции. Кроме того, есть утвержденные нормы выхода икры от каждого вида рыбы в зависимости от ее возраста. Это значит, что никто не продаст больше, чем он в состоянии произвести. Меньше – да! Больше – нет! Поэтому на рынок может поступать контрафактный товар, маркированный этикетками производителя, что при современном уровне техники сделать совсем не сложно.

Тем не менее, глава компании «Черное золото» Александр Новиков убежден, что даже при такой схеме браконьерам и отмывщикам можно успешно противостоять, если проверки в хозяйствах будут вестись не формально, а содержательно. Контролирующие инстанции, уполномоченные проводить такие проверки, четко определены существующим законодательством.

Осталось самое главное – добиться соблюдения и выполнения законов.

«С 2007 г. Росрыболовство лоббирует принятие законопроекта об осетровых, который по сути ввел бы госмонополию на производство, реализацию и экспорт черной икры, – говорит Тимур Митупов, руководитель инвестиционно-аналитической группы ГК «Хладопродукт», член общественного совета при Росрыболовстве. – Закон так и не принят. Однако он позволил бы России через 10–15 лет производить 300–400 тонн икры ежегодно».

Сегодня легальный мировой рынок черной икры оценивается в 350– 370 тонн. Доля России на нем нулевая. А вот Иран, видя, как в нашей стране разваливается «икорная индустрия», создавал сеть рыбоводных заводов и перерабатывающих фабрик, устроенных, кстати, по классическим советским лекалам. И теперь на Западе бытует устойчивое мнение, что иранская икра на порядок лучше российской. Промышленный вылов осетровых и добыча черной икры в России были официально запрещены в 2003 г. Тогда ученые представили в правительство выкладки о том, что за последние лет численность осетровых Каспийского бассейна сократилась почти в 40 раз. Ранее, в 2000 г., специализированный промысел осетровых запретили на Волге, разрешив лишь прилов при промысле других, менее ценных видов. При этом остались квоты на науку, на искусственное воспроизводство и промышленная квота. Общая квота вылова ежегодно снижалась: если в 1999 г. для Волго-Каспийского региона она составляла 710 тонн, то в 2001 г. – 500, а в 2006 г. – 250 тонн рыбы.

Но, по официальным данным, и таких мизерных объемов добыть не удалось. В 2004 г. взяли чуть больше трети квоты – 165 тонн из разрешенных 453. По данным КаспНИРХа, за 2005 г. уловы снизились на 30–70 %.

Промысловый запас белуги за один год упал на 30 %, севрюги – на 44 %, осетра – на 12 %. По оценкам специалистов, отсутствие единой системы контроля и борьбы с браконьерством привело к тому, что официальный вылов осетровых сократился в России с 15 тыс. тонн в начале 90-х годов до 2 тыс. тонн в 2007 г. Объемы контрабандного вылова составляют в 10–20 раз больше. Косвенно об этом можно судить по количеству выданных разрешений. Например, в Амурской области в 2000 г. был разрешен вылов амурского осетра в объеме около 70 тонн, у браконьеров изъято 110 тонн, а выдано свидетельств на вывоз и продажу на 740 тонн. В 2003 г. разрешили выловить всего 13 тонн, изъяли больше 100 тонн, а свидетельств выдано на 375 тонн. Примерно такое же соотношение сохранялось и в последующие годы.

Специалисты уверены: ситуация, когда одна государственная организация определяет общие квоты вылова, а другая выдает конкретные разрешения на добычу, – это потенциально коррупционный механизм.

Еще недавно любители черной икры в Астрахань прибывали на теплоходах. Город является конечным пунктом многих туристических речных маршрутов. За десять с лишним часов, которые пассажирские суда проводили в порту, туристы успевали не только осмотреть Кремль и Дом-музей Кустодиева, но и посетить главную достопримечательность – рыбный базар. Если незадачливый турист спрашивал базарного торговца, где можно купить икры, то получал стандартный ответ – за углом. Там действительно располагался магазин, торгующий официальной икрой со всеми сопроводительными документами. Правда, продавалась в этом магазинчике в основном икра, изъятая у браконьеров. Если же турист продолжал шататься по рыбным рядам, минут через десять к нему подходил мальчуган с вопросом: «Не вы икру искали?» О цене и объемах можно было договориться на месте (как правило, речь шла о нескольких баночках, поскольку многие брали икру для себя), и тогда туристу предлагали прогуляться за пределы рынка. Там покупателя встречала парочка «продавцов» бандитского вида.

Высокие договаривающиеся стороны подозрительно осматривали друг друга и, превозмогая страх, шли на «склад», располагавшийся в какойнибудь трущобе. Перед гостем распахивали холодильник, забитый заветными жестянками. Снятие пробы, обмен купюр на товар – и стороны облегченно вздыхают.

За два-три часа до отправления туристического теплохода на пристани занимали боевые позиции сотрудники милиции. Досмотреть вещи каждого из пассажиров у них возможности не было, а потому икорная эпопея превращалась в лотерею. Наметанным глазом оперативники выхватывали в толпе «жертву», останавливали, предъявляли, проверяли. Если в вещах находили икру, ее изымали и садились писать протокол. Те, кому не повезло, второй шанс получали уже после отправления – рано утром теплоход сбавлял ход, и к нему приставали лодки с браконьерами, продававшими и осетров, и их икру. Торг был уместен.

С введением тотального запрета на отлов осетровых такого рода «туризм» плавно сошел на нет. Похоже, что времена икорного изобилия навсегда остались в прошлом. СССР, где осетры официально именовались «особо валютоемкой рыбой», продавал за рубеж до 2 тыс. тонн черной икры в год и в иные годы зарабатывал на этом больше, чем на экспорте золота и алмазов, вместе взятых. Ближайший конкурент – Иран – по объемам отставал от нас в сотни раз.

Теперь ситуация перевернулась с ног на голову. Если в 1994 г. Россия официально поставила на экспорт 1,5 тыс. тонн деликатеса, то в 1999 г. – только 450 тонн, в 2003 г. – 30 тонн, а в последующие годы – ничего. Тем временем Иран нарастил экспорт до 60 тонн в год и стал мировым икорным монополистом. Куда делись те тысячи тонн икры? После распада Советского Союза ситуация на Каспии полностью вышла из-под контроля. Рыбнадзор начал работать преимущественно на собственный карман, каспийская таможня превратилась в решето, так что на море установилась «пиратская вольница».

Со времен Петра I государство столетиями держало монополию на добычу осетра, а теперь его смогли ловить все. Точных цифр не назовет ни один специалист, но, даже по самым скромным оценкам, в 90-е годы реальная добыча осетровых с учетом повального браконьерства превысила советские показатели в полтора-два раза. В реке Волге с 2002 г. запрещен специализированный промысел осетровых, однако разрешен их прием с целью воспроизводства, научных исследований и промышленной переработки. На участке реки Волги от города Астрахани до Волгоградской плотины ГЭС промысел всех видов осетровых запрещен.

Считается, что вся добытая из реки красная рыба используется исключительно для целей воспроизводства и научных исследований. Каспийские браконьеры быстро организовали нечто вроде международного пиратского братства и превратились в самую влиятельную «партию» региона. Средств для этого у них было достаточно. «Почему расцвело браконьерство на Каспии, почему нелегальный оборот черной икры и мяса осетровых, по нашим оценкам и оценкам ФСБ, составлял 1 млрд долл. в год? Потому что за эти деньги можно было снести любую преграду из чиновников и рыбинспекторов», – говорит глава Росрыболовства Андрей Крайний.

Браконьеры организовали свой бизнес не хуже, чем знаменитая сицилийская мафия или колумбийские наркокартели. Первым делом они подмяли под себя производственную базу – бывшие советские рыбоперерабатывающие заводы. Икру на них расфасовывали безостановочно – в три смены. Вдобавок «пираты» обзавелись огромным флотом – тысячами так называемых байд, немалая часть которых базируется в дагестанских селениях. Хотя общепризнанной столицей каспийского браконьерства называют городок Логань – там базируется не менее 1 тыс. байд. В путину каждая за неделю совершает несколько рейдов и за раз привозит более полутонны рыбы.

Получается, что общий улов одних только «логаньских пиратов» в несколько раз больше всей легальной добычи осетра в Российской Федерации. Понятно, почему браконьеры оснащены гораздо лучше, чем рыбконтроль, которому даже не выдают оружия и хороших раций. Достаточно сказать, что байда с двигателями мощностью в несколько сотен лошадиных сил с легкостью уходит от погони, если за ней охотится быстроходный пограничный катер. Хотя такие охоты часто устраивают только для галочки.

«Существует четкий прейскурант. Выход одной байды в море – это 6–8 тыс. рублей пограничникам, еще столько же – водной милиции и спецморинспекции», – утверждает координатор программы Фонда защиты дикой природы Алексей Вайсман. Кроме того, браконьеры ввели замечательное новшество – они научились с легкостью превращать нелегально добытую черную икру в белый товар, который можно было официально продать за рубеж. Для этого нашлась лазейка в законе о конфискате. Хитрость состояла в том, что вся изъятая икра продавалась через фирму, уполномоченную Российским фондом федерального имущества. «Они выстроили четкую цепочку. Зачем милиции кого-то ловить? Рыбак сам приходил и говорил: я поймал осетра. Ему отвечали: молодец, вот компания – иди к ней. Потом, правда, выяснялось, что икру продали за три копейки, тоннами под одну бумажку. Государство ничего не получало, но участники этого действа обогащались. И все они там прекрасно себя чувствовали», – объясняет представитель Росрыболовства.

Нынешние цены на черную икру могут шокировать даже миллионера: малюсенькая 90-граммовая баночка севрюжьей икры на мировом рынке продается по 500–800 долл., белужья икра гораздо дороже – до 1,5 тыс.

долл. за 100 граммов. За килограмм некоторых особо ценных сортов черной икры просят 30–50 тыс. долларов. В нашей стране эти цифры точно вызовут шок. Все-таки когда-то икра в России была простой, народной пищей: например, знаменитый писатель В. Гиляровский вспоминает, что волжские бурлаки брезговали опостылевшими «яйцами рыб», предпочитая им суп из требухи. Позднее, в СССР, этот товар был не то чтобы очень доступен населению, но, по крайней мере, не был очень дорогим.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«Серия Historia Militaris исследования по военному делу Древности и Средневековья Р е д а к ц и о н н ы й с о в е т: Ю. А. Виноградов (Санкт-Петербург, Россия); В. А. Горончаровский (Санкт-Петербург, Россия); Н. Ди Космо (Принстон, США); Б. В. Ерохин (Санкт-Петербург, Россия); А. Н. Кирпичников (Санкт-Петербург, Россия); Б. А. Литвинский (Москва, Россия); А. В. Махлаюк (Нижний Новгород, Россия); М. Мельчарек (Торунь, Польша); В. П. Никоноров (Санкт-Петербург, Россия); В. Свентославский (Гданьск,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова Центр научного сотрудничества Интерактив плюс Наука и образование: современные тренды Серия: Научно-методическая библиотека Выпуск I Коллективная монография Чебоксары 2013 УДК 001 ББК 72 Н 34 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Мужжавлева Татьяна Викторовна, д-р. экон. наук,...»

«Московский городской университет управления Правительства Москвы Центр государственного управления Карлтонского университета Новые технологии государственного управления в зеркале канадского и российского опыта Монография Под редакцией А. М. Марголина и П. Дуткевича Москва – Оттава 2013 УДК 351/354(470+571+71) ББК 67.401.0(2Рос)(7Кан) Н76 Авторский коллектив Айленд Д., Александрова А. Б., Алексеев В. Н., Астафьева О. Н., Барреси Н., Бомон К., Борщевский Г. А., Бучнев О. А., Вайсеро К. И.,...»

«Н.И. ПОПОВА ФОРМИРОВАНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО СПРОСА НА ЖИВОТНОВОДЧЕСКУЮ ПРОДУКЦИЮ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ ББК У9(2)32 П58 Рекомендовано Ученым советом экономического факультета Мичуринского государственного аграрного университета Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент РАСХН А.П. Зинченко Доктор экономических наук, профессор В.Г. Закшевский Попова Н.И. П58 Формирование потребительского спроса на животноводческую продукцию: Монография. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та,...»

«П. В. ПРИМАК ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ ЕВРЕЕВ ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ К ОБЩЕСТВЕННЫМ ТРАНСФОРМАЦИЯМ НА РУБЕЖЕ XX-XXI вв. МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ П. В. Примак ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ ЕВРЕЕВ ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ К ОБЩЕСТВЕННЫМ ТРАНСФОРМАЦИЯМ НА РУБЕЖЕ XX-XXI вв. Монография Владивосток Дальнаука УДК 008...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛЕСА МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОГО СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА Д.Г. Щепащенко, А.З. Швиденко, В.С. Шалаев БИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОДУКТИВНОСТЬ И БЮДЖЕТ УГЛЕРОДА ЛИСТВЕННИЧНЫХ ЛЕСОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Москва Издательство Московского государственного университета леса 2008 УДК 630*52:630*174.754+630*16:582.475.4 Щ55 Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук, член-корреспондент РАСХН...»

«К.А. ПАШКОВ ЗУБЫ И ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ ОЧЕРКИ ИСТОРИИ К.А. ПАШКОВ ЗУБЫ И ЗУБОВРАЧЕВАНИЕ ОЧЕРКИ ИСТОРИИ МОСКВА ВЕЧЕ 2014 УДК 616.3 ББК 56.6 П22 Автор: Пашков Константин Анатольевич – заведующий кафедрой истории медицины Московского государственного медикостоматологического университета – профессор, доктор медицинских наук При участии соавторов: Клёнов Михаил Владимирович, Чиж Нина Васильевна, Шадрин Павел Владимирович Рецензенты: Персин Леонид Семёнович – член-корреспондент РАМН, доктор медицинских...»

«Томский государственный архитектурно-строительный университет В.В. ЧЕШЕВ ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ Издательство Томского государственного архитектурно-строительного университета Томск 2006 1 УДК 1:001 Ч 576 Чешев, В. В. Техническое знание [Текст] : монография / В.В. Чешев. - Томск : Изд-во Том. гос. архит.-строит, ун-та, 2006. - 267 с. - ISBN 5-93057-199-6 В предлагаемой работе рассмотрены вопросы, возникающие при исследовании становления и структуры научного технического знания. В интересах...»

«И.И. Синельникова ЭМОТИВНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА В ПОЛЕВОМ АСПЕКТЕ Монография Белгород 2013 УДК 811.133.1’373 ББК 81.2Фр-36 С 38 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Национального исследовательского университета Белгородский государственный университет Рецензенты: Е.Н. Михайлова – доктор филологических наук, профессор кафедры французского языка Белгородского государственного национального исследовательского университета И.В. Чекулай – доктор филологических наук,...»

«Н.А. Бабич О.С. Залывская Г.И. Травникова ИНТРОДУЦЕНТЫ В ЗЕЛЕНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СЕВЕРНЫХ ГОРОДОВ Федеральное агентство по образованию Архангельский государственный технический университет Н.А. Бабич, О.С. Залывская, Г.И. Травникова ИНТРОДУЦЕНТЫ В ЗЕЛЕНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СЕВЕРНЫХ ГОРОДОВ Монография Архангельск 2008 УДК 630*18 ББК 43.9 Б 12 Рецензент П.А. Феклистов, д-р с.-х. наук, проф. Архангельского государственного технического университета Бабич, Н.А. Б 12 Интродуценты в зеленом строительстве...»

«Междисциплинарные исследования А. Я. Аноприенко Археомоделирование: Модели и инструменты докомпьютерной эпохи Донецк УНИТЕХ 2007 УДК 004.383.4 А69 Аноприенко А. Я. Археомоделирование: Модели и инструменты докомпьютерной эпохи – Донецк: УНИТЕХ, 2007. – 318 с., ил. Anoprienko A. Archaeosimulation: Models and Tools of Precomputer Age. – Donetsk: UNITECH, 2007. – 318 p. ISBN 966-8248-00-7 Монография посвящена систематическому рассмотрению методов и средств вычислительного моделирования...»

«Л.А. Константинова Лингводидактическая модель обучения студентов-нефилологов письменным формам научной коммуникации УДК 808.2 (07) Лингводидактическая модель обучения студентов-нефилологов письменным формам научной коммуникации : Монография / Л.А. Константинова. Тула: Известия Тул. гос. ун-та. 2003. 173 с. ISBN 5-7679-0341-7 Повышение общей речевой культуры учащихся есть некий социальный заказ современного постиндустриального общества, когда ясно осознается то, что успех или неуспех в учебной,...»

«Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Институт управления, бизнеса и технологий Среднерусский научный центр Санкт-Петербургского отделения Международной академии наук высшей школы Крутиков В. К., Ерохина Е. В., Зайцев Ю. В. Инновационная активность региона и иностранный капитал Калуга 2012 УДК 330.322:332.1 ББК 65.04 + 65.26-56 К84 Рецензенты: Санду И. С., доктор экономических наук, профессор Захаров И. В., доктор экономических наук, профессор Крутиков В. К.,...»

«ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Межрегиональный институт общественных наук при ИГУ (Иркутский МИОН) Восток России: миграции и диаспоры в переселенческом обществе. Рубежи XIX–XX и XX–XXI веков Иркутск Оттиск 2011 УДК 316.347(571.5) ББК С55.33(2Рб) В 76 Издание выполнено в рамках проекта Миграции и диаспоры в социокультурном, экономическом и политическом пространстве Сибири, XIX – начало XXI века. Проект реализуется на базе научно-образовательного центра Межрегионального института...»

«Н.Г. Гавриленко ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ Омск 2011 Министерство образования и науки РФ ФГБОУ ВПО Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) Н.Г. Гавриленко ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ Монография Омск СибАДИ 2011 2 УДК 656 ББК 39 Г 12 Рецензенты: д-р экон. наук, проф. А.Е. Миллер (ОмГУ); д-р экон. наук, проф. В.Ю. Кирничный (СибАДИ) Монография одобрена редакционно-издательским советом СибАДИ....»

«ISBN 5-94356-439-Х Витяев Е.Е. ИЗВЛЕЧЕНИЕ ЗНАНИЙ ИЗ ДАННЫХ КОМПЬЮТЕРНОЕ ПОЗНАНИЕ МОДЕЛИ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ Монография Новосибирск, 2006 1 УДК 681.3:004.8 ББК з-813 В 546 Витяев Е.Е. Извлечение знаний из данных. Компьютерное познание. Модели когнитивных процессов: Моногр. / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2006, 293 с. ISBN 5-94356-439-Х В работе излагается подход к компьютерному познанию, разработанный за последние 35 лет в Институте математики им. С. Л. Соболева. За основу подхода взята...»

«МОРСКАЯ ГЕОЛОГИЯ Marine Geology James P Kennett Graduate School of Oceanography University of Rhode Island Prentice-Hall, Englewood Cliffs, N.J. 07632 Дж.П.Кеннетт МОРСКАЯ ГЕОЛОГИЯ В двух томах Том 2 Перевод с английского д-ра геол.-мин.наук И.О.Мурдмаа и канд. геол.-мин. наук Е.В.Ивановой под редакцией члгкорр. АН СССР А.П.Лисицына I М О С К В А М И Р 1987 ББК 26.326 К35 У Д К 551.46 Кеннетт Дж. К35 Морская геология: В 2-х т. Т. 2. Пер. с англ.-М.: Мир, 1987.-384 с, ил. Фундаментальная...»

«А.А. ХАЛАТОВ, И.В. ШЕВЧУК, А.А. АВРАМЕНКО, С.Г. КОБЗАРЬ, Т.А. ЖЕЛЕЗНАЯ ТЕРМОГАЗОДИНАМИКА СЛОЖНЫХ ПОТОКОВ ОКОЛО КРИВОЛИНЕЙНЫХ ПОВЕРХНОСТЕЙ Национальная академия наук Украины Институт технической теплофизики Киев - 1999 1 УДК 532.5 + УДК 536.24 Халатов А.А., Шевчук И.В., Авраменко А.А., Кобзарь С.Г., Железная Т.А. Термогазодинамика сложных потоков около криволинейных поверхностей: Ин-т техн. теплофизики НАН Украины, 1999. - 300 с.; ил. 129. В монографии рассмотрены теплообмен и гидродинамика...»

«ЛИНГВИСТИКА И АКСИОЛОГИЯ ЭТНОСЕМИОМЕТРИЯ ЦЕННОСТНЫХ СМЫСЛОВ Коллективная монография МОСКВА ТЕЗАУРУС 2011 УДК 81.0 ББК 81 Л55 Монография выполнена в соответствии с Тематическим планом научно-исследовательских работ ГОУ ВПО Иркутский государственный лингвистический университет, проводимых по заданию Министерства образования и науки РФ, регистрационный номер 1.3.06. Руководитель проекта доктор филологических наук, профессор ИГЛУ Е.Ф. Серебренникова Печатается по решению редакционно-издательского...»

«УДК 577 ББК 28.01в К 687 Рецензенты: доктор философских наук М. И. Данилова доктор биологических наук М. Т. Проскуряков кандидат биологических наук Э. В. Карасева Монография доктора биологических наук А. И. Коротяева и кандидата медицинских наук С. А. Бабичева состоит из введения, четырех частей, общего заключения и списка литературы. Часть первая Живая материя: неразрывное единство материи, энергии и сознания рассматривает общие свойства живой природы. Часть вторая Зарождение и эволюция жизни...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.