WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ТРЕУГОЛЬНИК СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА: НАУКА, ПРОИЗВОДСТВО, КОММЕРЦИЯ Москва 2012 ББК: 67 + 65.9(2)26 С 23 Треугольник сетевого общества: наука, производство, коммерция / Коллективная монография ...»

-- [ Страница 2 ] --

Титов Л.Ю. Принципы формирования инновационных сетей в реальном секторе экономики // Проблемы современной экономики. № 1(29), http://www.meconomy.ru/art.php?nArtId= Добкин Г.С. Сохранение и развитие интеллектуального потенциала нации – необходимое условие развития информационного общества в России // Аналитический вестник. №16 (402). С. 37.

Эрлих Г.В., Лисичкин Г.В. Наука в России и в мире: попытка беспристрастного рассмотрения // Наука России. От настоящего к будущему / Под. ред. В.С. Арутюнова, Г.В. Лисичкина, Г.Г. Малинецкого. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

С. 127-130.

Мы же полагаем, что ждать нельзя, что именно наука и должна стать реальной преобразующей силой. Однако для этого нужно оформить соответствующий проект, который может увлечь всех на территории России. Интересная мысль была высказана М. Делягиным в его интервью, в котором речь шла о проблемах Северного Кавказа, но на самом деле были затронуты и главные общероссийские болевые точки: «Большинство людей – нормальные люди. Мои знакомые, сейчас уже, к сожалению, покойные, брали интервью у ваххабитов настоящих, которые по горам бегают с автоматами, и не за деньги, а за идею. "Вы же понимаете, что вы проиграли, что вы никому не нужны со своим кавказским проектом? " – "Понимаем. А что у вас есть русский проект?". То есть по русскому проекту тоскуют даже эти люди. Они хотят играть роль в чем-то хорошем, созидательном. Я не говорю, что все, есть отмороженные бешеные собаки, но их нигде не бывает большинство, остальные люди просто потерялись в истории. И когда возникнет общенациональный, русский в смысле культуры, проект, у нас не будет необходимости делиться иначе чем на нормальных людей и преступников»1. Эти рассуждения показывают нам глубокую внутреннюю тягу людей к серьзному стратегическому проекту и личному участию в нм.

Каково должно быть право, в соответствии с которым будет функционировать предлагаемая структура, не привязанная к территории?

В сетевой структуре должны быть свои правила, диктуемые новым феноменом – сетями, а также новыми целями и задачами, которые предстоит точно сформулировать, что представляет собой одну из текущих научных задач. Вс это – сфера сетевого частного права, совершенно пока не познанная.

Поскольку и в этой структуре подразумевается создание ценностей – материальных и интеллектуальных – необходим контроль за их сохранностью. Прежде всего, в финансовой сфере, но также и в трудовой, производственной, менеджменте и прочих сферах. При этом новейшие формы не должны отбрасывать то, что наработано и придумано более ста лет назад и о чм, например, Ж. Сорель писал, что «для того, чтобы был действительный контроль нужно, чтобы вопросы управления в самой широкой мере ставились на почву частного права, таким образом, чтобы каждый гражданин мог получить удовлетворение за всякое действие, несогласное с законом или нарушающее местные интересы» 2. Только в нашем случае законы и интересы мы должны будем встроить в частное сетевое право, и его тоже предстоит разработать в деталях, основываясь на известных положениях теории сетевого права, а также разрабатывая далее как теорию, так и практику его применения. Возможно, именно на таком объекте как сетевое общество может быть отработана модель действия сетевого права, которую можно будет потом использовать в государстве.

Делягин М. Он-лайн конференция. Можно ли отделить Кавказ от России?

http://www.aif.ru/onlineconf/ Сорель Ж. Указ. соч. С. 162.

Американский социолог И. Валлерстайн полагает, что нынешний глобальный структурный кризис имеет две важнейшие черты. Первая состоит в том, что колебания системы настолько велики, что нет почти никаких сил, способных вернуть е в состояние равновесия. Вторая – в том, что ни один из двух лагерей не имеет и не может иметь вертикальной структуры во главе с небольшой руководящей группой, нет ни исполнительного комитета правящего класса, ни политбюро угнетнных масс, а существует множество игроков, не способных скоординировать свои усилия1. Эта мысль наталкивает нас на следующее решение: в качестве одной из начальных целей создаваемой сети будет координация усилий большого числа лиц, которые будут, во-первых, решать свои частные задачи, во-вторых, решать проблему общую для всех них и для страны, и эти задачи должны совпадать (инвестиции в инновации и получение дохода). Условие, при котором задачи могут быть решены, следующее: сеть должна «располагаться» вне традиционного пространства – территории, на которую распространяется юрисдикция государства.

Такое расположение дат виртуальное пространство, в котором будет «располагаться» сетевое общество.

В сетевом обществе предстоит опробовать не только работу норм сетевого права, действие которых в сетевом обществе можно будет отработать, но опробовать и модели управления сетевым обществом. Из теории управления известно, что ряд черт присущ всякому управлению:

наличие системы;

причинные связи элементов в системе;

наличие управляющей и управляемой систем;

динамический характер системы;

наличие управляющего параметра;

усилительная способность системы, е способность претерпевать большие изменения от малых воздействий;

хранение, передача и преобразование информации;

обратная связь;

целенаправленность, наличие цели во всяком управлении;

антиэнтропийность управления 2.

Однако поскольку различные теории управления создавались для управления предприятием, организацией, частным хозяйством, государством, а не обществом, предстоит найти специфику управления сетевым обществом, и это несмотря на то, что сетевое общество в значительной мере должно быть самоуправляемым, но даже самоуправление должно опираться на законы и основываться на своих принципах. А имеющиеся теории управления могут быть полезны именно в первоначальной структуре сетевого общества, потому что она будет заниматься инновационно-инвестиционной деятельностью.

Валлерстайн И. Динамика глобального кризиса: тридцать лет спустя // Эксперт. 2009.

№ 35. С. 54.

Маршев В.И. История управленческой мысли: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2001. С. 599.

Рассмотрим, в чм может быть отличие формы сетевого общества от установленных российским законодательством организационно-правовых форм. Первое, с чего нужно начать, это сделать разграничение похожих в некоторых аспектах существующих организационно-правовых форм.

Сетевое общество сегодня следует понимать как удачное название гражданского общества, которое получило возможности использовать для коммуникации своих членов современные информационнокоммуникационные технологии, позволяющие организовать сетевую связь между ними. Ещ несколько десятков лет назад такая возможность была весьма дорогой и поэтому ограниченной. Сетевое общество не может существовать в известных формах коммерческих и некоммерческих организаций потому, что у них разные цели и задачи, а также круг лиц. Но поскольку оно не может быть изолировано от государства, права и сложившихся реалий, то некоторые совпадения задач могут быть.

Наиболее оптимальная форма сетевого общества в его первоначальном варианте может быть представлена в виде инновационно-инвестиционной сети, поскольку это отвечает букве и духу задач, к решению которых нас призывают уже несколько лет подряд руководители государства, а также отвечает интересам каждого отдельного потенциального члена сетевого общества. Речь идт о финансовом интересе, как наиболее универсальном, который всегда есть у любого члена сетевого общества. Здесь наблюдается полное совпадение интересов и целей российского государства и каждого отдельного гражданина.

Представляется, что само количество потенциальных участников сети делает неприменимым к ней нормы гражданского права, касающиеся акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью и товариществ. Инновационно-инвестиционная сеть в нашем понимании сама не занимается реализацией инвестиционных проектов, но только аккумулирует деньги, финансирует проекты, контролирует ход их реализации, получает дивиденды и распределят их участникам сети.

Причм, в какой-то момент, возможно, потребуется дальнейшая специализация и отдельные из обозначенных функций возьмут на себя специализированные подчиннные структуры. Таковы вкратце общие соображения на эту тему.

Проведнный анализ позволяет сделать следующие выводы:

1) Россия исчерпала запас времени и его на долгие размышления и сборы больше нет;

2) проект создания сетевого общества созрел как сверху (Распоряжение Правительства № 1815-р от 20.10.2010 г., первая редакция, ныне не действующая), так и повсюду снизу, но пока не оформился в точную программу действий, а представляет собой продуктивные и интересные фрагменты, мысли, высказывания, которые предстоит объединить в проекте создания сетевого общества, который нужно наполнить конкретикой содержания и последовательностью действий.

Предложения, вытекающие отсюда, следующие:

1) необходимо использовать принципы и методы сетевого права и сетевой экономики для создания сетей как инструмента преобразования общества в его новое сетевое состояние и решения задач, которые являются общими для граждан, государства и сетевого общества;

2) необходимо создавать новое виртуальное сетевое пространство, понимаемое как пространство культурное, языковое, интеллектуальное, информационное, киберпространство, в котором могут автономно от государства слаженно оперировать, будучи задействованными в специально созданной сети, миллионы граждан, имеющих активную позицию и чтко структурированные интересы, а также общий интерес (дело), которое, собственно, и должно обязательно быть в государстве с республиканской формой правления, однако найти общественное дело в России пока не удалось, поскольку, как правильно пишет С.А. Денисов, «сознание большинства людей имеет патерналистский характер. Они продолжают наивно верить, что глава государства и государственный аппарат без их участия решит все общественные проблемы» 1, и поэтому нужна альтернатива, нужен другой формат взаимодействия, который следует реализовать в сетевом обществе с использованием новых принципов; в государственной программе есть соответствующий эквивалент, который мы просто детализировали: «новые формы солидарности, партнрства и сотрудничества между органами государственной власти, гражданами и организациями» 2;

3) поскольку не всегда получается достигнуть значимых результатов в российском правовом, экономическом, технологическом пространстве, то там, где это не получается, следует выходить на иной уровень, где нет правовых и иных препятствий для творчества и бизнеса, где сетевые структуры дадут возможность свободнее развернуть инициативу творческих личностей в виртуальном пространстве, чтобы затем привнести полученные результаты обратно в национальное правовое, экономическое, технологическое, культурное и физическое территориальное пространство;

4) нужно также высказать следующее предположение: не исключено, что виртуальное пространство может быть освоено какими-то другими, неизвестными нам субъектами, не обязательно дружественными, которые найдут продуктивную связь виртуального пространства и физического территориального пространства быстрее, эффективнее, чем нынешняя Россия и его гражданское общество, но тут сложно сказать, в чьих интересах будут действовать такие субъекты и какие цели преследовать, и даже будут ли они их вообще декларировать. Исходя из этого, нужно ускоряться в исследовании и строительстве своих собственных сетей и сетевого общества в интересах гражданского общества и сетевого общества России.

Денисов С.А. Имитация конституционализма // Новая правовая мысль. 2005. № 3.

С. 11.

Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026.

Нужно полагать, что сетевое общество может быть создано преимущественно самим обществом, но не государством. Государство может дать толчок этому процессу, и мы видим, что это произошло в том, что в государственной программе была поставлена задача создания сетевого общества. Дальше должно проявлять инициативу само общество, ибо именно общество должно выражать и формулировать свои интересы, а государство лишь обслуживать и реализовывать их, то есть, выполнять в данном процессе вспомогательную, подчиннную функцию, а также функцию страховочную, которая должна заключаться в следующем:

руководители государства после осмысления потенциала сетевого общества не должны бросить процесс его становления на самотк, поскольку если сетевое общество состоится, обратная связь с государством сработает и принест решение множества проблем государства.

Проблемы создания сетевого общества нужно решать с помощью инструментов сетевого свойства, а именно, используя достижения в таких новейших сферах исследования как сетевая экономика, сетевое право, сетевой менеджмент. Это не значит, что прежние вертикально ориентированные иерархические структуры совсем не нужны и неприменимы в сетевом обществе, но нужно понимать, что их роль будет видоизменнной, ограниченной и разделнной с сетевыми структурами и методами управления. Поиск пропорций старых и новых методов управления в сетевом обществе, сочетания иерархических и сетевых структур – это дело практического построения сетевого общества, в ходе которого и предстоит добывать новые знания, которые нужно будет систематизировать, анализировать и превращать в научные знания по ходу построения сетевого общества. Эти знания необходимо будет немедленно реализовывать, апробировать, чтобы с помощью механизма обратной связи наука и практика вс время находились в процессе постоянного взаимного обогащения и вели к прогрессу без перерывов и остановок в развитии.

СЕТЕВАЯ ПРИРОДА ФИРМЫ:

СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

С ПОЗИЦИИ ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

В настоящее время в научный оборот и практику активно вводятся понятия «экономика знаний», «информационная экономика», «сетевая экономика», «информационное общество» и даже «ноосферная экономика».

Данные понятия отражают многогранность жизни общества, подчеркивая и акцентируя тот или иной аспект экономического развития.

В свою очередь означенные дефиниции отражают изменяющиеся условия хозяйствования экономических субъектов. Ориентация последних в деловой среде зависит от понимания происходящего и их готовности принять сложившуюся ситуацию. А она такова: сети прочно входят в нашу жизнь, видоизменяется конкуренция и формы организации экономической активности. Компаниям необходимо понимать, каким образом действовать для сохранения своих рыночных позиций, как устроены сети, и какова их природа. На основании этого позднее необходимо вырабатывать свою стратегию, которая позволит учесть конкурентные преимущества соперников и выстроить свою успешную бизнес-модель.

Чтобы чтко разграничивать упомянутые термины, необходимо представлять себе, какой аспект они освещают.

Экономика знаний в основу ставит знания как неограниченный фактор производства, нескончаемый ресурс и главное условие достижения устойчивого экономического роста.

Информационная экономика делает акцент на главенствующей роли информации, значение которой возрастает с каждым днм. Наличие информации, е ценность и доступность в условиях динамично изменяющейся конъюнктуры рынка можно считать конкурентным преимуществом фирмы. Информационное общество тесно связано с информационной экономикой, характеризуя основные тенденции его развития и приоритеты.

Термин «ноосферная экономика» встречается реже, но обычно подразумевает переход к ноосфере Вернадского, к сфере разума. Учные привносят в понятие экологический оттенок, подчркивая необходимость экологизации экономических и иных отношений в целях достижения устойчивого развития.

Сетевая экономика основывается на том положении, что вс чаще стали возникать структуры, которые впоследствии начали именовать «сетями».

Многие учные связывают такое явление с появлением информационных технологий, которые существенно снижают коммуникационные барьеры.

Такой эволюционный скачок к сетям от обычных организационных форм предприятия можно объяснить и с позиции объективно существующей потребности человека в общении.

Сетевая экономика довольно новое явление, порождающее много вопросов и острых проблем. Известно, что для того, чтобы понять какойлибо феномен или процесс, всегда возвращаются на то место, откуда вс начиналось. Другими словами необходимо проследить и объяснить процесс возникновения и перехода к сетям. Исходной предпосылкой или гипотезой возникновения такого явления как сеть будет следующее утверждение: сети являются естественным продуктом эволюции экономических систем, характеризующихся различными организационно-правовыми формами и структурой. Сеть – реакция на развитие рыночных отношений и результат трансформация форм экономической деятельности в одну из наиболее гибких и эффективных.

В качестве базы будем использовать основные положения теории экономического пространства О.А. Биякова в сочетании с е синергетической интерпретацией. Такая установка требует междисциплинарного подхода. Теория экономического пространства вводит в оборот понятия, которые позднее лягут в основу объяснения объективного существования сетевой природы экономических процессов.

Синергетическая парадигма раскрывает эволюционную составляющую сети, е системное развитие на основе механизмов самоорганизации.

Ключевое понятие теории экономического пространства О.А. Биякова – экономический процесс. Он выступает как отношение между экономическими субъектами в данной институциональной среде по реализации своих экономических интересов, направленных на возможные результаты совместной деятельности [1]. Совместное действие существует априори, поэтому в любом случае имеет место взаимодействие. Если внимательно присмотреться к формулировке определения, то можно заметить, что синергетику даже можно специально не подводить: в переводе синергетика означает совместное действие или взаимодействие [2]. Также следует напомнить, что синергетика – это не только синергетический эффект, поэтому если интерпретировать экономический процесс как экономическую синергию, то это не означает, что автоматически имеет место какой-то «фееричный» эффект. О.А. Бияков это отмечает интенцией экономических агентов на возможность благополучного исхода их взаимодействия в сфере общих интересов.

Беря в расчт рыночные отношения, вводим следующие опорные точки:

на рынке множество участников, участники различным образом взаимодействуют, рынок самоорганизующаяся система (невидимая рука рынка А. Смита), существует вероятность совместного результата.

Множество участников рыночных отношений говорит о том, что существует множество частных экономических процессов. В совокупности они образуют совокупный экономический процесс, являющийся системообразующим элементом экономического пространства. Для нормальной работы последнего также необходимы экономическая конкуренция и экономическое время [1]. Экономическая конкуренция вс также остатся эволюционным механизмом отбора более сильных компаний на рынке. Экономическое время представляется более трудным для понимания, но упрощнно его можно понимать как длительность процесса либо возраст структуры (компании).

Для каждого субъекта рынка из совокупного экономического процесса вычленяется конкретный хозяйственный процесс, который реализуется, как правило, парой субъектов. С учтом того, что каждый субъект из этой пары связан в общем случае со многими другими субъектами, формируется сетевая структура хозяйственной деятельности, где каждый субъект напрямую или косвенно связан с множеством субъектов [1].

Следовательно, предприятие отчасти создат окружение и выстраивает партнров вокруг себя. Метафорически, предприятие есть диполь, который, создавая «силовое поле», упорядочивает другие предприятия определнным образом и притягивает их к себе. В синергетике такая структура называется аттрактором, притягивающим множеством или целью развития и эволюции [3]. Кроме сети такой структурой-аттрактором можно признать кластер. Механизмы выхода на такие аттракторы разрабатываются. Это значит, что можно форсировать темп развития компаний для их трансформации в указанные структуры, ускорять их эволюцию и способствовать их развитию в нужном направлении за счт малых воздействий. Находясь на аттракторе, такие структуры обычно выходят на устойчивое развитие.

Можно задаться вопросом, правомерен ли перенос идей синергетики в экономическую науку, в частности для объяснения существования сетей и кластеров. Ответ будет положительным. Предприятия и фирмы постоянно адаптируются к рынку, совершенствуются механизмы управления ими, устраняются пробелы в правовом законодательстве и многое другое.

Посредством механизма рыночной конкуренции происходит «естественный отбор» наиболее жизнеспособных форм организации деятельности, а появление информационных технологий сделали процесс управления ими более гибким и быстрым. Экономическое время стало более синхронизированным, а, следовательно, со временем отпала необходимость жстких структур управления. Переход к экономике знаний и акцент на социальный и человеческий капитал выдвинули на первое место креативность работника, его творческий потенциал. Как следствие, из этого появляется такая структура как сеть, характеризующаяся определнным уровнем неформальных отношений, при котором работник сам начинает диктовать условия найма на работу работодателю, а финансовый фактор уходит на задний план. Более важным стали атмосфера в фирме, удовлетворение амбиций, проявление творческих начинаний и инициатив.

Ещ одним подходом к объяснению сетевой природы фирмы, связанный с экономическими процессами, происходящими в компании, является подход, основанный на цепочке ценностей. Цепочка ценностей предприятия представляет собой систему взаимосвязанных видов деятельности, между которыми существуют связи [4]. Сеть можно рассматривать как множество цепочек ценностей – паутина ценностей. Если предприятия встраиваются в бизнес-цепочку, то автоматически происходит ветвление цепи (в синергетике так выглядит бифуркация, особенно если влияние бизнеса партнра является довольно значимым и происходит, допустим, диверсификация деятельности, то есть в процессе своего развития предприятие изменяет траекторию или направление развития в другую область применения своих компетенций). Е разрастание обусловит и, собственно говоря, появление самой такой цепочки. Тут же можно вспомнить и синергетический принцип самодостраивания открытой системы, в нашем случае сети или кластера, на принципах рыночной саморегуляции и конкуренции. Каждое предприятие стремится работать только с лучшими (исключительно из экономических соображений без искривления институционального зеркала – отражение действия, закреплнного в конкретном институте, на практике может воспроизводиться в переврнутом или искажнном виде в ущерб реальным экономическим и общественным интересам). Такая постановка может напомнить «невидимую руку» рынка А. Смита, которая является механизмом самоорганизации и саморегулирования рынка.

Там, где происходит скрещивание цепей, необходимо закрепление сетевого навигатора (термин заимствован из [5]), иначе может возникнуть избыточное количество посредников, что, скорее всего, создаст лишнюю асимметрию информации.

Таким образом, сама сущность экономического процесса создат предпосылки к появлению сетевой природы фирмы, экономическая конкуренция и экономические интересы предстают как механизм самоорганизации рынка и эволюции фирмы (эволюция от традиционных организационных форм к сетевой), ведт к е качественному совершенствованию, экономическое время синхронизируется в результате создания и широкого распространения информационных технологий, снижения информационного вакуума и степени асимметрии информации.

Данные компоненты экономического пространства выводят естественным образом на цель развития или аттрактор, в качестве которого может выступать сеть либо кластер. Поэтому появление такой формы экономической активности как сеть обусловлено естественными рыночными процессами и самоорганизующейся природой рынка.

Естественность не означает, что руководитель фирмы не должен не предпринимать каких-то усилий в этом направлении, а реструктуризация и реорганизация произойдт сама собой.

Необходимо чтко понять, что формирование такого рода образования потребует отказа от привычных и устоявшихся практик, норм и традиций, действовать нужно в направлении развития компании и не препятствовать е трансформации. Возможно, это и звучит довольно угрожающе, но в практических целях для организации сетевой структуры компании не всегда нужно полностью всецело перестраивать свою бизнес-модель и организационную структуру. Достаточно только разбить функционалы деятельности на составляющие в соответствии со своей цепочкой ценностей и усилить по каждому либо по одному стратегические коммуникации, выстраивая таким образом постепенно сетевую схему связей.

1. Бияков О.А. Теория экономического пространства: методологический и региональный аспект / О.А. Бияков. – Томск: издательство ТГУ, 2004.

2. Малинецкий Г.Г. Нелинейная динамика и хаос. Основные понятия:

учебное пособие / Г.Г. Малинецкий, А.Б. Потапов. – М.: КомКнига, 2006. – 240 с.

3. Князева Е.Н. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты коэволюции / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов. – М.: КомКнига, 2007. – 272 с.

4. Портер М. Международная конкуренция: Пер. с англ. / Под ред. и пред. В.Д. Щетинина. – М.: Международные отношения, 1993. – 896 с.

5. Эванс Ф. Вдребезги: новая информационная экономика и трансформация бизнес-процессов / Ф. Эванс, Т.С. Вустер. – М.: ИД «Секрет фирмы», 2005. – 208 с.

ФИНАНСОВЫЙ МОНИТОРИНГ

В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕГ

В настоящее время электронное денежное обращение становится неотъемлемой частью платежной системы Российской Федерации. Вместе с тем, в настоящее время правовое регулирование выпуска и обращения электронных денег практически отсутствует, что негативно сказывается на ряде финансово-правовых механизмов, призванных выявлять операции и сделки, направленные на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Несомненно, что использование интернет-технологий обеспечивает высокую скорость передачи данных, в т.ч. проведения денежных операций на любые суммы и любому получателю, и главное, позволяет сделать этот практически анонимно. В результате действия эффекта вытеснения основные операции и сделки, направленные на легализацию преступных доходов из «материального мира» постепенно смещаются в виртуальный мир, позволяющий использовать виртуальные деньги для анонимной торговли.

Напомним, что финансовый мониторинг в системе противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов, и финансированию терроризма представляет собой систему информационных, контрольных и правоохранительных процедур, направленных на предотвращение использования финансовой системы государства, а также на исключение причастности агентов финансового мониторинга к деятельности, направленной на легализацию преступных доходов и финансирование терроризма.

Принимая во внимание, что система финансового мониторинга распространяется как на наличное, так и на безналичное обращение денежных средств, можно утверждать, что в настоящий период электронное денежное обращение становится самостоятельным объектом финансового мониторинга.

Одним из основных вопросов финансового мониторинга при организации электронного денежного обращения выступает выгодоприобретателей. Именно данная информационная процедура позволяет собрать и проанализировать первоначальный объм информации об участниках платежных операций и как итог, определить возможный уровень риска причастности данных участников к противоправной деятельности. Идентификация как процедура финансового мониторинга является «воротами» в легальную экономику, позволяющая преступникам осуществлять операции через легальные финансовые институты.

Остающиеся вне зоны правового регулирования электронные расчты негативно влияют и на противодействие финансированию терроризма:

отсутствие идентификации лиц – плательщика и получателя денежных средств фактически позволяют делать неконтролируемые платежи, в том числе в пользу лиц, включнных в российский перечень террористов и экстремистов.

Вместе с тем, внесение денежных средств на банковский счт юридического лица, организующего электронное денежной обращение, в лучшем случае позволяет идентифицировать лицо, которое внесло денежные средства, но не дат правовых механизмов идентификации лиц, вовлечнных в платжные операции и сделки. Подобные несоответствия созвучны с вопросами осуществления интернет-банкинга, предоставляющего возможность пользоваться банковскими услугами с помощью удалнного доступа, где установить пользователя также достаточно затруднительно.

В настоящее время банковские операции, обеспечиваемые интернеттехнологиями, рассматриваются агентами финансового мониторинга как операции с повышенной степенью риска причастности к легализации преступных доходов и финансированию терроризма, что нашло отражение в ряде писем Банка России, например, Письмо Банка России от 5 апреля 2007 г. № 44-Т «О проверке осуществления кредитными организациями идентификации клиентов, обслуживаемых с использованием технологий дистанционного банковского обслуживания (включая интернет-банкинг)».

Необычными операциями с использованием интернет-технологий являются: настоятельное желание клиента работать самостоятельно с удалнного терминала, осуществление операций с использованием дистанционных систем обслуживания. Дистанционное обслуживание, в том числе при проведении расчтов электронными денежными средствами, осуществляется при помощи телефонов и факсов с тоновым набором номера, сотовых телефонов, компьютерной телефонии, банкоматов, информационных киосков, платжных терминалов, интерактивного телевидения, мини-офисов обслуживания, терминалы удалнной торговли ценными бумагами.

Неразрывно с вопросами идентификации участников электронных расчтов связаны вопросы обязательного и факультативного мониторинга сделок и операций, которые могут быть направлены на легализацию (отмывание) преступных доходов или на финансирование терроризма.

Электронные деньги позволяют избегать, как обязательного, так и факультативного мониторинга. В этой связи электронное денежное обращение становится «серой» зоной, в которой денежное обращение является неурегулированным и неконтролируемым сегментом, что в свою очередь позволяет избегать процедур государственного финансового контроля, в том числе процедур финансового мониторинга.

В настоящее время юридические лица, обладающие общей правосубъектностью и выступающие эмитентами электронных денег, не являются организациями, на которые согласно Федеральному закону № 115-ФЗ от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», возложены функции по мониторингу операций и сделок на предмет выявления их причастности к противоправной деятельности. Отсутствие законодательного закрепления данных организаций в качестве агентов финансового мониторинга можно рассматривать как несоблюдение двадцать четвртой рекомендации ФАТФ в части того, что государства должны гарантировать, что другие категории нефинансовых учреждений и профессий являются субъектами эффективных систем контроля и обеспечения их соответствия требованиям борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. Несомненно, что деятельность по эмиссии и обеспечению платежей с помощью электронных денег является высокорисковой деятельностью в сфере легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

Таким образом, использование электронных денег, не имеющих правового закрепления, практически позволяет избегать двух основополагающих процедур финансового мониторинга: идентификации лиц, участвующих в денежных расчтах и обязательного и факультативного мониторинга, а организации, индивидуальные предприниматели, представляющие услуги по осуществлению расчтов электронными денежными средствами, не являются агентами финансового мониторинга, т.е. субъектами права, на которых возложены обязанности по осуществлению информационных, контрольных и правоохранительных процедур в сфере финансового мониторинга.

Таким образом, в настоящее время актуальными вопросами сетевого и финансового права являются вопросы, связанные с определением правового статуса электронных денежных средств, порядка их обращения, а также включения организаций, представляющих услуги по осуществлению расчтов электронными денежными средствами, в перечень агентов финансового мониторинга с возложением на последних функций по идентификации клиентов и мониторингу их операций и сделок.

Следует обратить внимание, что проблемы электронных денежных средств и финансового мониторинга является международной проблемой.

Использование сети «Интернет» во всм мире делает вопросы государственного регулирования и контроля электронного денежного обращения не столько проблемой отдельной юрисдикции, сколько проблемой международного значения.

В настоящее время одним из примеров удачного решения вопросов выпуска и обращения электронных денег можно считать законодательство Европейского Союза, в состав которого входят Рекомендация ЕС от июля 1997 г. № 97/489/ЕС «О сделках, совершаемых с использованием электронных платжных инструментов, их эмитентах и держателях», Директива от 18 сентября 2000 г. 2000/46/ЕС о занятии, осуществлении и надзоре за предпринимательской деятельностью институтов «электронных денег», а также акты Европейского центрального банка.

К основным мерам европейского правового регулирования рынка электронных денег относится: 1) установление пруденциального надзора за деятельностью эмитентов электронных денег; 2) нормативное закрепление прав и обязанностей участников электронных расчтов;

3) функционирование систем безопасности электронных расчтов;

4) нормативное закрепление системы отчтности эмитентов электронных денег перед центральным кредитным учреждением государства;

5) обеспечение эмитентами электронных денег их мгновенной ликвидности, т.е. возможности беспрепятственно быть обмененными на валюту государства, и наконец, 6) возможность установления резервных требований к эмитентам электронных денег.

Подчеркнм, что отдельным требованием в европейском законодательстве предусмотрена необходимость разработки мер и процедур, направленных на защиту систем «электронных денег» от их использования в незаконных целях, в том числе для отмывания денежных средств и финансирования терроризма.

Европейский законодатель обоснованно выделяет проблему создания системы мер и процедур предотвращения использования системы электронных денег в качестве основной для обеспечения надлежащего функционирования системы электронных расчтов внутри государства и за его пределами.

В целях обеспечения соответствия зарождающейся российской системы электронной коммерции международным и национальным стандартам противодействия легализации доходов, полученных преступным путм, и финансированию терроризма, на наш взгляд, требует принятия государством следующих нормативно-правовых мер:

1) отнесение эмитентов электронных денег к агентам финансового мониторинга; 2) закрепление за ними обязанностей по идентификации клиентов и выгодоприобретателей, проведению процедур обязательного и факультативного мониторинга и т.д., т.е. всего спектра обязанностей, возложенных на агентов финансового мониторинга; 3) методологическая разработка первоначального перечня критериев выявления и признаков необычных операций и сделок, осуществляемых в системе интернеткоммерции и направленных на легализацию преступных доходов и финансирование терроризма; 4) возложение на Банк России как центральное кредитное учреждение, обеспечивающее функционирование платежной системы страны, надзорных функций в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в отношении эмитентов электронных денежных средств.

В заключении отметим, что предложенный нами перечень не является исчерпывающим. Он представляет собой лишь первоначальные мероприятия, способные, на наш взгляд, обеспечить полноценное развитие российской интернет-коммерции в рамках легальной экономики и предотвратить использование интернет-компаний, компаний-эмитентов электронных денег, а также пользователей для легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ В СФЕРЕ ВЛАДЕНИЯ,

ПОЛЬЗОВАНИЯ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ПРИРОДНЫМИ

НЕФТЯНЫМИ И ГАЗОВЫМИ РЕСУРСАМИ В РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ И ИХ РЕШЕНИЕ МЕТОДАМИ СЕТЕВОГО ПРАВА

Конституция РФ не раскрывает понятий «природные ресурсы», «природные нефтегазовые ресурсы». Определение «природные ресурсы»

дат Федеральный закон «Об охране окружающей среды»: природные ресурсы – компоненты природной среды, природные объекты и природноантропогенные объекты, которые используются или могут быть использованы при осуществлении хозяйственной и иной деятельности в качестве источников энергии, продуктов производства и предметов потребления и имеют потребительскую ценность 1.

История добычи нефтегазовых ресурсов и развития нефтяной промышленности России начала активно складываться с 1900 года, когда Россия стала добывать нефти больше, чем все страны мира вместе взятые.

Ещ в 1989 году СССР добывал более 600 млн т. нефти в год, что было крупнейшим в мире показателем. Соответственно, роль нефтегазового комплекса была весьма значительной, а в последние два десятилетия стала для российской экономики определяющей, поскольку были потеряны многие достижения в машиностроении, электронике и других отраслях промышленности.

Современной России, как считает Г. Фетисов, грозит опасность превращения в сырьевой придаток Запада и государств АТР, прежде всего Китая, и для этого он предлагает следующие меры: вкладывать замороженные в различных резервных фондах госсредства в реальные активы, при этом инвестрование нефтегазовых доходов государства в национальную экономику способно быть не просто неинфляционным, но и антиинфляционным за счт вложения в отрасли, конкурентные позиции которых в случае падения цен на нефть улучшаться. Но при всей очевидной прогрессивности диверсификационной подвижки в идеологии федерального правительства, которая произошла при разработке среднесрочной программы социально-экономического развития России на 2006-2008 годы и проекта долгосрочного (до 2020 г.) социальноэкономического развития, когда правительство поддержало «диверсификационную» альтернативу сырьевой модели, Г. Фетисов полагает необходимо учитывать, что если бы не экспортные поставки, то Россия уже лишилась бы оставшихся конкурентоспособных предприятий Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.

оборонно-промышленного комплекса и создавать «объединнные корпорации» в судостроении и авиапроме было бы просто не из чего 1. Это лишний раз подчркивает важность сырьевой составляющей российского экспорта. На этот счт профессор И.Е. Дискин справедливо замечает, что у нас почему-то популярна странная «склонность к борьбе против развития сырьевого сектора экономики, в то время как все прогнозы говорят о том, что ближайшие тридцать лет пройдут под лозунгом борьбы за сырьевые ресурсы»2.

Вместе с тем понятно, что инновационная модель развития пока не реализуется и есть опасность того, что она не будет реализована. Так, Е. Козловский заметил, что «Россия вышла на первое место в мире по экспорту углеводородов, но это е не обогатило»3. Какие могут быть последствия такого сценария с точки зрения российской академической науки? Директор Института экономики РАН Р. Гринберг полагает, что «в любом случае критически значимым для нашей страны является фактор времени: Россия оказалась на грани окончательного распада своего промышленного комплекса и «нуллификации» своего индустриального потенциала. Факты таковы, что при всех хорошо известных негативах советской власти ей удалось создать очень мощную, превратившую страну в сверхдержаву, научно-техническую цивилизацию, которая, однако, в последние два десятилетия неуклонно разрушается. Согласно оценке учных Института экономики РАН, при сохранении этого рукотворного, спровоцированного радикально-либералистскими реформами тренда остатся всего семь-восемь лет до е полного исчезновения. Причм Россия может даже сохраниться как государство, а устойчивость мирового спроса на энергоносители способна и на неопределнную перспективу пролонгировать «макроэкономический рост». Но это будет уже другая – полностью дезиндустриализированная страна с соответствующими последствиями для е судьбы и судеб всего мира…» 4.

Как видно из этого заключения, роль нефтегазового комплекса имеет особую формулу зависимости от вариантов развития России. При лучшем сценарии Россия для ускоренного развития индустрии и высоких технологий будет использовать нефтегазовые ресурсы, потому что именно их продажа формирует бюджет, а худший сценарий для страны, когда она утрачивает высокие технологии, повышает роль нефтегазовых ресурсов до максимально возможного уровня. Значит, фактическая роль нефтегазового Фетисов Г.Г. Альтернативы «сырьевой» модели развития Российской экономики (как трансформировать «нефтедолларовые» доходы в высокие технологии?) // Российский экономический журнал. 2007. № 9-10. С. 9-10.

Дискин И.Е. Стратегия России в тисках истории и сценариев // Экономические стратегии. Академический бизнес-журнал. 2011. № 2 (88). С. 64.

Козловский Е.А. Национальная безопасность в свете минерально-сырьевых проблем // Экономические стратегии. Академический бизнес-журнал. 2011. № 1 (87). С. 33.

Гринберг Р. Ведущий центр российской экономической науки: разворот исследований накануне второго десятилетия нового века (к 80-летию Института экономики РАН) // Российский экономический журнал. 2010. № 3. С. 19.

комплекса страны в среднесрочной и долгосрочной перспективе может быть либо очень большой, либо предельно большой. Это обстоятельство доказывает актуальность исследования и обосновывает особую важность взгляда на конституционно-правовые проблемы разграничения полномочий РФ и субъектов РФ на примере сферы владения, пользования и распоряжения нефтегазовыми ресурсами.

Соответственно, роль проблем, существующих в нефтегазовой отрасли становится более значимой и подлежит непрерывному изучению, поскольку ситуация в стране и мире быстро меняется и требуется решение вс новых и новых задач или поиск ответов на старые нерешнные вопросы, к которым относится правовая проблема, проистекающая из федеративного устройства России и неполного решения вопросов разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами в Российской Федерации на конституционном уровне: ст. 72 Конституция РФ и федеральное законодательство не раскрывает понятие «совместное ведение».

Почему так важна эта проблема? Г. Фетисов полагает, что высокотехнологичная модель развития состоит в том, чтобы «перегнать», не «догоняя», то есть, не использовать догоняющую модель развития, по которой пошли многие страны. Основа для этого есть – это российская передовая наука и вложения в НИОКР на базе сохранившихся высокотехнологичных предприятий оборонно-промышленного комплекса, но «до сих пор подобным образом проблема на официальном уровне не ставилась, бюджетные ассигнования на науку и инновации были мизерными, а институциональная инфраструктура господдержки научнотехнического прогресса находилась в рудиментарном состоянии» 1. И далее им предлагается оказать господдержку «конкретных межотраслевых кластеров высоких технологий и высокотехнологичных инвестиционных проектов»2. С.Ю. Глазьев также полагает, что «сохраняющиеся в стране научный и интеллектуальный потенциалы могут стать основой быстрого подъма российской экономики при создании благоприятных условий к его активизации»3, и с такими оценками можно согласиться. Но не просто согласиться, а в рамках темы исследования сделать предложение, которое будет состоять в следующем:

во-первых, средства на господдержку науки, вложения в НИОКР и т.п.

нужно будет взять из бюджета, а он образуется в значительной степени за счт нефтегазовых доходов, значит, большую часть нефтегазовых доходов нужно развернуть в инновации и новые технологии;

во-вторых, наука, передовые технологичные предприятия, в том числе оборонно-промышленного комплекса, рассредоточены по территориям Фетисов Г.Г. Альтернативы «сырьевой» модели развития Российской экономики (как трансформировать «нефтедолларовые» доходы в высокие технологии?) // Российский экономический журнал. 2007. № 9-10. С. 13-14.

Фетисов Г.Г. Указ. соч. С. 9-10.

Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса / С.Ю. Глазьев. Москва: Экономика, 2010. С. 220.

множества разных субъектов Федерации, следовательно, здесь возникает связь между проблемой конституционно-правового разграничения полномочий центра и регионов в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами в Российской Федерации и направления вырученных от реализации средств на решение важнейших и срочных федеральных задач.

Проблемность федеративной системы России закладывалась в предыдущие периоды в конституциях России, начиная с 1918 года, поэтому е решение в Конституции России 1993 года не могло быть идеальным в силу исторических причин и трудностей преодоления отрицательного советского опыта, состоявшего в развале СССР, одной из основных причин которого была заложенная ранее юридическая мина – право на свободный выход из состава Союза национальных республик.

Можно сказать, что в конечном итоге это проблема федерализма, проблема преодоления советского образа мышления и ряда исторических ошибок.

Добавили сложности и количественные характеристики Российской Федерации, заложенные Конституцией РФ, которые оказались уникальными – 89 субъектов Федерации, сильно отличающиеся по множеству естественных параметров и реальному статусу. Этот факт усложнил взаимодействие субъектов Федерации между собой и центром, особенно в сфере разделения полномочий, в том числе, разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами.

Проблема разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами для Российской Федерации представляется исключительно важной в силу естественных и исторических причин, по которым российская экономика остатся сильно зависимой от цен на нефть и газ, и, несмотря на провозглашение властями страны курса на инновации, нанотехнологии и прочие высокие технологии, пока находится в зависимости от объмов добываемого сырья, степени его переработки, возможностей транспортировки нефтегазовых продуктов и решения разных вопросов, связанных с разграничениями полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между регионами и центром. Эта проблема имеет как внутренние аспекты, так и внешние, например, связанные с тем, что транспортировка нефтегазовых продуктов происходит через территории субъектов Федерации, а некоторые из этих субъектов Федерации граничат с сопредельными государствами, и здесь тоже возникает множество проблем, связанных с разграничением полномочий, но и множество возможностей для регионов.

Так, Б.Н. Кузык, М.Л. Титаренко пишут, что наиболее объективные китайские аналитики признают, что нефтепровод Тайшет-Находка наилучшим образом отвечает национальным интересам России, поскольку он не только способствует развитию российских территорий в Сибири и на Дальнем Востоке, но и открывает новые возможности для российского экспорта нефти в Восточную Азию и Северную Америку 1.

Действительно, только крупных центров переработки нефти имеется более чем в пятнадцати регионах страны, нефтепровод «Дружба» проходит в России от Альметьевска до Брянска и далее идт за границу, крупнейшая в мире компания по транспортировке нефти «Транснефть» содержит трубопроводы общей длиной более 47 тыс. км., которые проходят через множество субъектов Российской Федерации. Согласно аналитического обзора Научно-исследовательского финансового института «добыча нефти в России в январе-сентябре 2010 г. увеличилась на 2,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 377 млн т. Доля экспорта нефти достигла в январе-августе 2010 г. 34,8%, в экспорте топливно-энергетических товаров – 50,8%»2. Это финансовые аспекты доказательств важности нефтегазового комплекса и его продукции.

Некоторые специалисты полагают, что «реализация интересов России в экономическом прогрессе всех дальневосточных субъектов Федерации предполагает: 1) развитие реального сектора их экономики…;

2) опережающее развитие на основе федеральных ресурсов современных коммуникаций между всеми населнными пунктами макрорегиона, а также их полноценное топливно-энергетическое обеспечение»3. Таким образом, роль нефтегазовых ресурсов и их межрегиональное использование прослеживается и в решении сложнейшего вопроса более плотной интеграции дальневосточных субъектов Федерации в общероссийское правовое и экономическое поле, иначе говоря, эта роль проявляется и в деле сохранения целостности государства.

Рассмотрим часть существующих проблем в конституционно-правовом плане, а именно остановимся на проблеме разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между регионами и центром.

Федерализация России началась с 1990 года принятием автономными республиками декларации о суверенитете. Съезд народных депутатов РСФСР принял 12 июня 1990 года Декларацию «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики»4, которая установила исключительное право народа на владение, пользование и распоряжение национальным богатством России Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. Китай – Россия – 2050: стратегия соразвития / Б.Н. Кузык, М.Л. Титаренко. М.: Институт экономических стратегий, 2006. С. 182.

Кулакова Т.В. Добывающая промышленность // Финансы реального сектора экономики России. Аналитический обзор. ФГОУ ВПО «Академия бюджета и казначейства Министерства финансов Российской Федерации». Научноисследовательский финансовый институт. 2010. Ноябрь. С. 9.

Лексин В., Скворцов В., Швецов А. Российский Дальний Восток и его «региональные столицы»: поиск стратегий развития // Российский экономический журнал. 2007. № 9С. 27.

Декларация «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» от 12 июля 1990 г. № 22-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 2. Ст. 22.

и право Республики участвовать в осуществлении полномочий, переданных ею Союзу ССР (ст. 4).

Федеративный договор от 31 марта 1992 года, ставший составной частью действовавшей в то время Конституции, разделил суверенитет и полномочия между Российской Федерацией и е субъектами.

Федеративный договор, в частности, отнс к совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республик в составе Российской Федерации разграничение государственной собственности и законодательство о недрах.

Затем Конституция Российской Федерации 1993 года фактически закрепила унитарную концепцию государственного суверенитета, которая утвердила верховенство федеральной власти и устранила суверенный статус республик в составе России.

Продолжение реформы федеративной системы, проведнной в 2000 – 2008 годах, преследовало официальные цели сохранения и укрепления российской государственности и было направлено на укрепление федеральной власти, стабилизацию и централизацию управления, а также на укрепление унитарных основ государственного устройства. Реформа привела к появлению параллельного и неконституционного, но фактически действующего нового территориального устройства России, что было осуществлено образованием федеральных округов, кроме того, был изменн порядок формирования Совета Федерации, что привело к некоторому ограничению роли субъектов РФ. Реформа также привела к усилению полномочий Президента РФ и ослаблению значения руководящих кругов субъектов Федерации.

В результате сложился тип государственного устройства, весьма отличающийся от конституционного, который характеризуется усиленным централизмом, формально сохраняющим элементы федерализма с тяготением к унитарной модели государства. На эту проблему имеются диаметрально противоположные взгляды специалистов и властей.

Понятны мотивы власти по укреплению вертикали власти. Сложнее – с пониманием мотивов создания федеративных государств вообще и России в частности.

Так, Ф.М. Раянов полагает, что федерализм, во-первых, нужен для децентрализации государственного управления, кроме того, идея федеративного государства должна разделить властные полномочия между центром и регионами; во-вторых, он нужен для разрешения национального вопроса, который пытались таким образом решить в Бельгии, СССР и Югославии, причм в последних двух система оказалась нежизнеспособной. И далее Ф.М. Раянов высказывает мысль о том, что мы в России сегодня больны федерализмом, поскольку он из средства превратился в цель государственного и общественного развития, о чм свидетельствует защита идей «двойного суверенитета», «суверенного этноса», декларации прав народов» и т.д., и при этом забывается, вопервых, что в истории вс это уже было опровергнуто жизнью, а вовторых, что для представителя гражданского общества неважно в каком по форме устройства государстве ему жить, главное, чтобы государство обеспечивало ему условия для нормальной жизни, и из всего этого следует, что увлечение федерализмом не столь уж безобидное занятие, ибо оно уводит нас от действительно насущных проблем демократизации общественной жизни и социально-оправданной деятельности государства 1.

Принимая к сведению описанные подходы, мы обоснуем сво видение частичного решения проблемы, которое заключается в том, что усиление централизации управления не всегда должно однозначно вести к ослаблению федерализма. Дело в том, что в такой уникальной по размерам стране как Россия усиление вертикали власти было объективно необходимо для преодоления центробежных тенденций и поэтому данный процесс имел сво положительное содержание. Естественно, он имеет и свои пределы, за которые он не должен выходить, эти пределы будут постепенно определяться в ходе практической работы и борьбы двух начал – централизации управления государством как единого образования, и развития федерализма, как конституционной и необходимой основы многонациональной и разнородной в культурном, этническом и ментальном плане страны, в которой к тому же обозначились стремления различных этносов к самоутверждению, проявление чего происходит не всегда в цивилизованных и правовых формах.

С нашей точки зрения борьба двух начал должна обеспечивать, с одной стороны, укреплением вертикали власти – целостность государства, которая постоянно подвергается тестированию изнутри и со стороны иностранных держав теми или иными способами, а с другой стороны – грамотным и тонким развитием федеральных начал – цементированием страны в единое целое развитием внутренних потребностей к единению, но не на основе силы власти, а на основе принципов правового государства, принципов справедливости, дополнительности, мультикультурности, взаимообмена потенциалом и ресурсами всех видов – интеллектуальными, людскими, материальными, и одну из главных ролей в таком обмене играют нефтяные и газовые ресурсы, которые обеспечивают жизнь во всех без исключения субъектах Федерации, даже если некоторые виды ресурсов (нефть и газ) туда не поступают непосредственно, по их территориям не проходят трубопроводы, и они не перерабатывают нефтепродукты, ибо в таких случаях они перераспределяются не в натуральном, а в финансовом виде через систему бюджета и межбюджетных отношений.

Мы предлагаем иную точку зрения на произошедшие в последние двадцать лет процессы, и она отличается от двух известных и противоположных (первая – усиление вертикали власти необходимо и полезно, важен единый и неделимый суверенитет Федерации; вторая – усиление вертикали власти не соответствует общепринятым стандартам Раянов Ф.М. Правовое государство – судьба России / Ф.М. Раянов. Уфа:

ДизайнПолиграфСервис, 2007. С. 172-175.

развития федерализма, необходим полный суверенитет республик). Наше видение состоит в том, что усиление унитарных начал оказалось объективно необходимым и полезным, эту работу нужно продолжать, изыскивая те сферы, где это будет служить укреплению государства как федеративного образования. В то же время, работа на уровне субъектов Федерации может происходить по направлениям развития федерализма в целом ряде сфер, которые не может, или не успевает охватывать или не должна подменять власть центра. Эти направления определяются, с одной стороны, нормами Конституции РФ, с другой стороны, их нужно искать в сферах, которые не запрещены к развитию Конституцией РФ. Например, в настоящее время Татарстан является лидирующим субъектом Федерации в области отработки разных моделей внедрения самых современных информационных технологий. При этом Татарстан с его крупнейшими месторождениями нефти (Ромашкинское и Альметьевское) был и остатся республикой, наиболее активно занимающейся добычей, переработкой и реализацией нефтепродуктов.

Тонышева Л.Л. и Назмутдинова Е.В. пишут, что «мировая практика свидетельствует о том, что достижение высоких стандартов устойчивого регионального развития возможно за счт использования двух основных подходов: первый – с точки зрения реализации цели территориальной справедливости, пространственной организации экономической деятельности, при которой жители всех регионов имеют более или менее равные возможности достичь желаемого благосостояния; второй – на основе экономической эффективности, которая требует рационального использования потенциала каждого региона в целях общенационального состояния. Эти подходы могут быть как совместимыми, так и конфликтными. Среди отечественных и зарубежных специалистов вс больше укрепляется точка зрения, что теория межрегиональной конкуренции, базирующаяся на экономической эффективности, наиболее адекватна сложившимся условиям»1.

Конкуренция – это стимул развития в рыночной экономике, мы согласны с такой позицией, но хотели бы обратить внимание и на другую сторону, которая при таком подходе может быть забыта и не включена в процесс модернизации государства, права, экономики – это принцип дополнительности, который заключается в том, что нужно максимально использовать разнообразие возможностей регионов и включать их особые достижения в список первоочередных распространяемых во всех регионах практик.

Другой регион – Калининградская область – вообще не имеет нефтегазовых ресурсов, поэтому активно использует сво географическое положение для создания наиболее благоприятного климата для ведения бизнеса, и в результате регион занимает первое место в России по этой Тонышева Л.Л., Назмутдинова Е.В. Формирование стратегии развития отрасли:

теоретический и реализационный аспекты. [Текст]: / Л.Л. Тонышева, Е.В.

Назмутдинова. Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. С. 17.

позиции. О других особенностях Л.С. Шеховцова пишет, что «для Калинингадской области, являющейся российским эксклавом в Европе, окружнным странами ЕС, имеющей статус особой экономической зоны (ОЭЗ), специфическими являются цели: обеспечение международных условия жизнедеятельности в связи с пересечением границ и транзитом грузов и людей по территориям зарубежных стран, модернизация режима функционирования ОЭЗ»1. Есть и стратегическая цель региона, которая может быть следующей: достичь уровня жизни населения, сопоставимого с зарубежными соседями (Литвой и Польшей) путм инновационного развития2.

Точно так же и другие субъекты РФ могут начать подобную работу и быть первым в самых разных сферах деятельности, тем более что человеческий капитал, в отличие от нефти и газа, имеется везде. Наука предлагает свои методы разработки стратегического целеполагания, которые, как полагает Л.С. Шеховцова, основаны «на следующих концептуальных положениях:

– существует множество стратегических целей или пространство целей;

– существует множество путей достижения одной цели, пространство стратегий;

– цели региона могут быть типовыми (общими) и особенными;

– выбор целей социально-экономического развития региона является сознательным, волевым актом и связан с экономической политикой государства»3.

Таким образом, наука государственного управления давно готова дать предложения по развитию регионов, и нужно понимать, что есть множество других направлений, которые конкретному региону можно развивать, становиться лидером и внедрять во всей России новейшие разработки, технологии, организационные процессы, в которых он преуспел больше других. При таком подходе окажется, что большое количество субъектов Федерации (это известная проблема конституционного уровня) будет смотреться не только в негативном плане трудностей управления из центра, что действительно так, ибо несколькими субъектами проще управлять, чем многими десятками, но из большого количества субъектов можно извлечь пользу на основе применения известного философского закона перехода количества в качество.

Это весьма тонкий момент философии права, и здесь мы не можем полностью согласиться с утверждением П.Г. Московской о том, что жизненно важным для устранения асимметрии государственного устройства является рациональное распределение полномочий и ответственности между РФ, субъектами РФ и местным самоуправлением 4.

Шеховцова Л.С. Методология формирования стратегических целей развития региона // Менеджмент в России и за рубежом. 2007. № 3. С. 71.

Там же. С. 68.

Там же. С. 68.

Московская П.Г. Разграничение предметов ведения и полномочий Российской Федерации и е субъектов в экономической сфере (на примере Приволжского Рациональное распределение полномочий – это правильно, и ассиметрия слишком велика – это факт, но е в настоящее время устранить полностью невозможно, поэтому нужно извлечь из не пользу. Вопрос только в том, как это сделать?

Абстрактность философского закона можно будет превратить в предельную конкретность, когда субъекты Федерации сосредоточат свои усилия на разных направлениях, которые объективно им по силам более, чем другим субъектам, а после достижения конкретных результатов в избранной сфере они смогут умножить свой опыт и полученные достижения и распространить его сразу на оставшиеся 82 субъекта Федерации. Коэффициент умножения – 82 – своей величиной говорит о действенности перехода количества в качество, когда вся страна воспользуется передовыми разработками одного конкретного региона и придт в некоторое иное качественное состояние. Совершенно очевидно, что достижения Татарстана в области информационных технологий будут полезными во всех иных субъектах Федерации без исключения. Точно так же Татарстан использует опыт Калининградской области и поэтому находится на втором месте в России по уровню благоприятствования развития бизнеса. Вот в этой точке – распространении уникального наработанного каждым субъектом Федерации опыта – должна вступить в дело уже Российская Федерация и принять меры к тому, чтобы опыт был максимально быстро применн во всех субъектах Федерации, где это окажется возможным и полезным, а для этого придтся в любом случае использовать финансовые ресурсы, полученные от продажи нефтепродуктов и газа, добытых в тех субъектах Федерации, которые этим занимаются в силу сложившихся условий. Такова взаимосвязь конституционных норм, федеративного устройства России и экономических процессов в регионах. При этом схема распространения такого опыта разных регионов, если е представить в графическом виде, будет выглядеть в виде густой сети, покрывающей карту России.

Таким образом, мы может видеть, что процессы централизации и децентрализации, усиления вертикали власти и федерализация – это не всегда контрпроцессы, но при создании некоторых условий, как из центра, так и из субъектов Федерации, они могут идти синхронно, непротиворечиво и работать на единую цель, сформулированную в ч. ст. 7 Конституции РФ – строительство социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Рассмотрение этих процессов схематически, на одной линии, проведнной карандашом на бумаге, действительно приводит к видению только их противоположности, однако мир нелинеен, многомерен, а также развивается в разных местах с разной скоростью, то есть, он живт в разном времени. Поэтому нужно рассматривать процессы централизации и федерализации как объективно федерального округа): Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.02 / Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. М., 2004. С. 9.

полезные, происходящие в разных временах-пространствах, и задача политиков и управленцев всех уровней состоит в том, чтобы не сводить их на прямую линию, где они смотрят стрелками своих интересов друг на друга, а, напротив, разводить их с линии противостояния и синхронизировать их созидательную, конструктивную работу.

Конечно, нефть и газ одних регионов и разработки в информационной сфере в других – это зримые и весомые результаты, которые могут быть приняты к зачту в нашей концепции. В таком случае, что же можно ожидать от регионов, где нет такого количества нефти и газа, или, где не ведутся разработки информационных систем и кроме сообщений о террористических актах регион давно ничего не поставляет внешнему миру? Это, например, Северный Кавказ. Для ответа на этот вопрос нужен комплексный и индивидуальный подход к ценностям конкретного региона.

Некоторые авторы полагают, что Северный Кавказ – это единственное географическое, культурно-историческое и языковое пространство, в котором гармонично проживают народы, говорящие более чем на пятидесяти языках, а синтез культурно-исторических ценностей позволяет говорить о Северокавказской цивилизации1. Если это так, эта цивилизация должна предложить свои разработки, которые будут иметь ценность и для федерации. В чм можно увидеть такие ценности? Х.М. Думанов и А.И. Першиц полагают, что учт в правотворчестве местной специфики во многом определит то, какую позицию займут мусульмане Северного Кавказа, куда они качнутся – к мусульманскому фундаментализму или к европейской цивилизации и таким образом «вопрос стоит и о целостности России, которая в настоящее время может быть достигнута только очень гибкими политическими методами и столь же гибким подходом к правотворчеству»2. С этой точки зрения Северный Кавказ играет решающую роль в сохранении федерации, ибо проблемы разграничения предметов ведения, полномочий, компетенции разных систем права могут сыграть роль катализатора процессов распада федерации, и здесь роль нефти Северо-Кавказского региона, получаемых от не финансов ресурсов и правильного их распределения между РФ и субъектами РФ нельзя недооценивать.

Как известно, без культурной составляющей материальные ценности в обществе могут потерять свой смысл. Поэтому, исследуя вопросы разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между центром и регионами, нужно также понимать, что полное решение всех поставленных нами задач без одновременного решения вопросов в сфере культуры невозможно, но мы затронем лишь ту часть этой проблемы, которая лежит в сфере права. В этом направлении А.Ю. Мордовцев и Ю.А. Зуева Давыдов Ю.С., Гранкин А.Ю. Культура, образование, традиции как объекты научных исследований и составляющие этногенеза // Вестник Московского психологосоциального института. 2005. № 1. С. 5.

Думанов Х.М., Першиц А.И. Юридическая этнология (по материалам народов Северного Кавказа // Государство и право. 2008. № 4. С. 74.

предлагают следующую схему решения. Появление феномена регионального законотворчества, по мнению авторов, вызвало необходимость прояснения правокультурного и социально-политического уклада, его функциональной специфики, осложннных многонациональным и поликонфессиональным составом населения. И одна из важнейших проблем – это формирование региональной правовой и политической культуры, без которой оригинальное местное правотворчество невозможно.

Ряд учных справедливо полагают, что ни вопрос о целесообразном количестве субъектов федерации, ни проблемы диспропорций их разцития только правовыми средствами решить нельзя. Это возможно с опорой на данные других наук2. В итоге мы можем сделать вывод: проблема разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами между центром и регионами является комплексной, она встроена в систему иных проблем, лежащих на пересечении разных наук, и е относительно полное решение нужно искать с учтом точек взаимодействия регионов между собой и центром на основе многих наук: права, экономики, экономической географии и регионалистики, философии, истории, культуры и др.

Проблема федеративного устройства в России обусловлена противоречивостью формы федеративного устройства, и е естественное решение состоит в том, чтобы найти оптимальную форму административно-территориального устройства, которая смогла бы обеспечить целостность государства и при этом не нарушить основы федерализма, не откатиться назад в унитаристскую империю. Здесь можно согласиться с тезисом Н.И. Грачва о том, что «этнополитическая, культурная, религиозная, экономическая гетерогенность территориального пространства России диктует неоднородные и более сложные формы взаимоотношений между центром и регионами, чем те, которые описываются классическими понятиями унитаризма и федерализма» 3.

Однако пока идеальное решение не найдено (но его, разумеется, нужно искать), мы предлагаем сосредоточиться на предложенном нами варианте, который не требует конституционных изменений количества субъектов Федерации, их статуса и при этом позволяет увидеть новые подходы к решению известных проблем.

Мордовцев А.Ю., Зуева Ю.А. Региональная правотворческая политика в современной России: сущее и должное // Правотворческая политика в современной России. Сборник научных трудов по материалам всероссийского круглого стола / Под. общ. ред.

А.В. Малько, Н.В. Исакова, А.П. Мазуренко. Саратовский филиал Института Государства и права РАН; Северо-Кавказский филиал Московского гуманитарноэкономического института, 2009. С. 85-86.

Чиркин В.Е., Васильева Т.А., Глигич-Золотарева М.В., Лебедев А.Н., Шульженко Ю.Л. Общие закономерности глобализации и субъекты федерации // Государство и право. 2008. № 6. С. 6.

Грачв Н.И. Государственное устройство и суверенитет в современном мире: вопросы теории и практики: Автореф. дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.01 / Акад. эконом.

безопасности МВД РФ. Волгоград, 2009. С. 37.

Государственная деятельность по проблеме разграничения полномочий в последний десятилетний период развития России началась активным образом проводиться после определения в Послании Президента РФ В.В. Путина первой задачи – «это определение конкретных, чтких полномочий центра и субъектов Федерации в рамках их совместной компетенции. Разграничение федеральными законами, хочу это особо подчеркнуть, именно федеральными законами и прежде всего федеральными законами, предметов ведения и полномочий между федеральным центром и региональным уровнем управления. Сегодня это потенциально конфликтное поле следует минимизировать, точно определив, где должны быть полномочия федеральных органов, а где субъектов Федерации. Иначе эта ситуация будет порождать новые споры, будет использоваться противниками курса на укрепление самой Федерации»1.

Далее была создана Комиссия по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления 2, а в следующем Послании 2002 года Президент РФ подтвердил, что «нашей ключевой задачей остатся работа по разграничению сфер ведения между федеральным, региональным и местным уровнями власти. Год назад с этой трибуны я говорил о необходимости наведения здесь порядка. К настоящему времени собраны и обобщены предложения органов власти субъектов Федерации и местного самоуправления. Созданная для этой цели комиссия проводит их скрупулезный анализ»3. Однако комиссия так и не смогла решить все поставленные задачи.

Те же проблемы были обозначены Президентом РФ В.В. Путиным и в Бюджетном послании Федеральному Собранию «О бюджетной политике на 2001 год»: «Сегодня бюджетная несбалансированность усугубляется недостаточно чтким разграничением полномочий бюджетов различных уровней. Региональные и местные органы власти зачастую не могут определить сферу своей финансовой ответственности, выполняют функции, находящиеся в компетенции федерального центра» 4. И эта проблема не решена до конца.

Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2001 года. Не будет ни революций, ни контрреволюций // Российская газета.

2001. № 66. 04 апреля.

Указ Президента Российской Федерации от 21.06.2001 № 741 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления» // СЗ РФ. 2001. № 26. Ст. 2652.

Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2002. № 71 (2939) от 19 апреля.

Бюджетное послание Федеральному Собранию «О бюджетной политике на 2001 год», http://archive.kremlin.ru/text/appears/2000/05/63436.shtml Трудности решения поставленных задач многообразны. По мнению С.А. Котляревского, «юридический анализ федеративного устройства, вообще говоря, принадлежит не только к наиболее трудным, но и наименее благодарным отделам государственного права. Нигде, быть может, не сказывается до такой степени вся роковая искусственность юридических определений, вся непреодолимая трудность дать юридически точное выражение тем оттенкам, уклонам и своеобразиям, которые отличают реальную жизнь политических организаций»1. Этим суждениям уже почти сто лет, однако и сегодня те же проблемы начинаются с элементарного – определения таких терминов как «полномочия», «компетенция», «предмет ведения», которые не были чтко определены, и в связи с этим последующее развитие законодательства несло отпечаток противоречивости и бессистемности. Ю.А. Тихомиров предложил понимать компетенцию как возложенный законно на уполномоченный субъект объм публичных дел 2, что позволяет использовать данный термин для обозначения правосубъектности Федерации, субъектов Федерации и органов власти. Есть и другие предложения по уточнению терминологии, однако почти все они остались в научной сфере и не перешли в сферу действующего законодательства, тем более, конституционного.

Длительное отсутствие внятной национальной политики привело к расширению проблемы разграничения полномочий между субъектами в другую плоскость – возникновению конфликтов между субъектами РФ и самой РФ. Этому также способствовало применение национальнотерриториального принципа, заложенного ещ конституциями РСФСР, усиленного конфронтациями и даже военными конфликтами в конце XX в.

Одновременно проявилась другая проблема, связанная с предыдущей – сказалось отсутствие эффекта вертикали власти, которая выстраивалась последние годы. А.Е. Чирикова справедливо полагает, что интеграция, построенная на административных ресурсах, делает верикаль неустойчивой и зависимой от первого лица, исключает население из политического пространства, превращая его из субъекта в объект 3.

Логичным представляется укрупнение регионов на основе территориального, но не национального признака. Новизна, предлагаемая нами для ускорения данного процесса, заключается в следующем.

Необходимо учитывать наличие сложившихся территориальнопроизводственных комплексов (ТПК) для решения вопроса о будущем территориальном укрупнении регионов, исходя, в частности, не только из Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. Типография «Мысль», Н.П. Меснянкин и Ко. Москва, Петровка, 17. Москва, 1915. С. 259.

Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М. Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2001.

С. 55.

Чирикова А.Е. Путинский федерализм и региональные элиты: взгляд изнутри // Элиты и будущее России: взгляд из регионов. Выпуск первый. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Отв. ред. В.Г. Игнатов. Ростов-наДону: Изд-во СКАГС. 2007. С. 80.

теории ТПК, но и теории кластеров 1, которая служит основой для решения практических проблем территориально-производственной интеграции 2 и инфраструктурно-ориентированного подхода – представляющего собой логическое продолжение кластерного подхода и исследующего роль «обеспечивающих» отраслей в сетевой экономике3.

Специалисты полагают, что «мировой опыт подтверждает многофункциональную роль кластерного подхода в обеспечении условий формирования и реализации конкурентных преимуществ регионов. Так, в частности, полностью кластеризованы датская, финская, норвежская и шведская промышленность. Успешно функционируют отдельные кластеры в Германии (химия и машиностроение) и во Франции (производство продуктов питания, косметики), в Сингапуре (нефтехимия), в Японии (автомобилестроение) и ряде других стран. При этом правительства концентрируют усилия на поддержке существующих кластеров и создании новых сетей компаний, ранее не контактировавших между собой.

Государство при этом не только способствует формированию кластеров, но и само становится участником сетей»4, а также приводят факты, что в рамках ТПК-подхода было построено значительное количество ресурсориентированных предприятий в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке (Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс и др.), которые функционируют и сегодня, и наиболее развитые из сохранившихся ТПК в 2002 г. давали 34,4% промышленного производства и обеспечивали 62,6% экспорта России5. Вс это говорит о важности применения новых подходов и в области права, в том числе конституционного права, которое должно учитывать и использовать наличие кластеров и сетей в сфере конституционного строительства, а также новые методы научного анализа – методы сетевого права.

Завершая наше исследование, сделаем ряд выводов.

1. Нужно учитывать наличие экономических районов и кластеров, которые не закреплены конституционно и не совпадают с границами субъектов Федерации, но являются реально работающими территориально организованными структурами, добывающими нефть, газ и Кластеры – это сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм в соответствующих отраслях, а также связанные с их деятельностью организаций в определнных областях, конкурирующих, но вместе с тем, ведущих совместную работу (Артюхов С.С., Величко Г.Ф. Кластерный подход в экономике российских регионов. М.: Мысль, 2004.).

Дриго М.Ф. Формирование территориально-промышленных комплексов в условиях экономической стабилизации региона // Менеджмент в России и за рубежом. 2007. № 3.

С. 78.

Тонышева Л.Л., Назмутдинова Е.В. Формирование стратегии развития отрасли:

теоретический и реализационный аспекты. [Текст]: / Л.Л. Тонышева, Е.В.

Назмутдинова. Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. С. 17.

Там же. С. 17-18.

Там же. С. 20.

производящими из них продукцию, а также транспортирующие нефтегазовую продукцию в иные регионы и страны.

2. Необходимо принять к сведению утверждение Тонышевой Л.Л. и Назмутдиновой Е.В. о том, что «в РФ процесс перехода от централизованной модели территориальной организации к сетевой находится в стадии становления»1, а также идею сетевого правового регулирования, которое предложил Л.В. Голоскоков2, и сделать из них вывод о том, что в некоторой перспективе сеть регионов можно будет сделать самоуправляемой и какой-то степени самоорганизующейся, когда роль центра будет иметь свой необходимый и достаточный вес и значение, но будет гармонично корреспондировать максимально самоуправляемой структуре взаимосвязанных субъектов РФ, правоотношения которых будут построены на новых территориальных, экономических и управленческих принципах, включая принцип справедливости. Как пишет Г. Радбрух, идею права мы находим в справедливости, а идеал справедливости – в идеальном общественном строе 3. Это идеал – справедливость – должен быть определн в Конституции РФ, поскольку пока понятие «справедливость» используется только один раз в преамбуле, но вне контекста смысла принципа справедливости. Справедливым должно быть также разграничение предметов ведения и полномочий.

3. В мире существуют сети электроэнергетики, которые специалисты называют интеллектуальными сетями – Smart Grids (в России они запланированы к внедрению Энергетической стратегией России на период до 2030 года4), в которых решаются технические вопросы слаженного взаимодействия тысяч источников энергии и потребителей. Компьютерные программы управляют их взаимодействием в реальном времени на основании нормативных документов, которые в развитых странах называются сетевыми кодексами5, и хотя это технические документы, они имеют аналогии с правовыми кодексами, которые в сети субъектов Федерации могли бы сыграть свою роль. Нужно использовать технические аналогии для разработки правовых сетей. Такая работа идт, но пока только в узком направлении, в частности, в Федеральном казначействе РФ, где применяется «электронное казначейство», важнейшими составными элементами которого являются: единый комплекс прикладного программного обеспечения, ведомственная телекоммуникационная сеть, соответствующее инженерно-технологическое обеспечение, система Там же. С. 25.

Голоскоков Л.В. О некоторых проблемах конституционного строительства // 15 лет Конституции Российской Федерации: проблемы теории и практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (27-28 ноября, 2008, г. Махачкала).

Часть 1. Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2008. С. 338.

См.: Радбрух Г. Философия права / Пер. с нем. М., 2004. С. 42.

Распоряжение Правительства РФ от 13.11.2009 г. № 1715-р «Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года» // СЗ РФ. 2009. № 48. Ст. 5836.

Имамутдинов И. Сети становятся умнее // Эксперт. 2010. № 8 (694). С. 46.

«внутреннего» и «внешнего» электронного документооборота 1, создана Автоматизированная Система Федерального Казначейства (АФСК) – крупнейшая сетевая структура комплекса технических и программных средств. Казначейство России в 2010 г. обслужило более 23 тыс. бюджетов, более 62 тыс. счетов в банке, более 201 тыс. организаций клиентов;

осуществляло более 40 млн. платежных операций в месяц 2. Технические и организационные моменты, отлаженные в этой сети, неизбежно приведут к разработке соответствующих норм права, но отсюда можно следовать вывод о возможности обратной ситуации, когда сначала могут быть созданы сетевые нормы права, которые позволят взаимодействовать субъектам РФ на основании новейших научных разработок в области сетевой экономики и права и в рамках реализации Государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011годы)», которая (в своей первой редакции) ставила задачу формирования «сетевого общества»3.

Из сделанных выводов следуют соответствующие им предложения:

1. При проведении работы по укрупнению регионов необходимо учесть наличие кластеров и сложившихся экономических связей, особенно в нефтегазовой сфере, как приносящей наибольшие доходы, для более точного прогнозирования последствий укрупнения регионов, прежде всего с точки зрения оптимизации деятельности нефтегазового комплекса, положительная динамика развития которого будет определять все остальные сферы жизни;

2. Нужно частично переводить управление из сферы централизованной иерархической структуры в децентрализованную сетевую структуру, элементы которой будут управляться автономно и взаимодействовать с иными элементами (субъектами РФ и самой РФ) как элементы единой сети, причм, в этой сети взаимодействующими единицами (узлами сети) могут быть как субъекты РФ, так и кластеры, которые, хотя и не являются субъектами права, но в сети могут быть обозначены как реально действующие структуры. С точки зрения права нужно решить следующие вопросы: определить кластеры в правовом поле, дав этому понятию легальное определение; кластеры нужно выявить и внести в реестр, несмотря на то, что они могут быть временными, подвижными и изменяемыми по существу; внеснные в реестр кластеры нужно соотнести с конкретными субъектами Федерации, на территориях которых эти кластеры будут располагаться, и оформить их отношения к существованию кластеров, например, разработкой программы развития кластеров, которые ориентированы на новые технологии, нанотехнологии, информационные и Прокофьев С.Е. Стратегический менеджмент в Казначействе России // Государственная служба. 2010. № 3. http://www.roskazna.ru/store//13042011prok2.doc Артюхин Р.А. Задачи и направления развития казначейской системы России // Финансы. 2011. № 3. С. 3. http://www.roskazna.ru/store//financy0311art.pdf Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)» // СЗ РФ. 2010. № 46. Ст. 6026.

иные продуктивные технологии; на уровне РФ нужно построить виртуальные сети кластеров для координации их работы вместе с субъектами РФ, и здесь возникает совершенно новое правовое поле для разграничения полномочий между центром и регионами.

3. Конституционно-правовые проблемы разграничения полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения природными нефтяными и газовыми ресурсами в РФ необходимо решать комплексно, на стыке разных наук, поскольку их «чистое» решение, в области только одного конституционного права, видимо, невозможно в принципе, поскольку для этого нужно, с одной стороны, делать изменения в Конституцию РФ, что всегда является очень сложным и долгим процессом, с другой стороны, динамичная реальность будет требовать постоянного изменения объма полномочий центра и регионов, что невозможно и не нужно менять на уровне Конституции РФ, но можно регулировать на уровне законодательства РФ и договоров между РФ и субъектами РФ, которые могут в определнные периоды времени пересматриваться для их соответствия текущим реалиям.

4. Необходимо ввести в Конституцию РФ такое ключевое понятие права как «справедливость» в увязке с правом народа иметь экономически обоснованную долю доходов, получаемых Россией от нефтегазовых и иных ресурсов, добываемых на территории РФ в любых субъектах Федерации. Данное предложение выносится нами как наработка на некоторое будущее, оно подлежит обсуждению и сопоставлению с другими предложениями и наработками, которые будут накоплены для внесения поправок в Конституцию РФ.

5. Нужно использовать многообразие особых возможностей и всех ресурсов регионов (материальных и интеллектуальных, рукотворных и природных) для сложения их в рамках Федерации и достижения синергетического эффекта в экономике, правотворческой и иных сферах деятельности. Максимальный эффект проявится, когда каждый субъект Федерации сможет делиться наработанным опытом со всеми другими субъектами Федерации через сетевую систему взаимодействия, которая, собственно, и не может быть никакой иной. Сеть должна связать потоки информации, продуктов, услуг, транспортных возможностей, услуг в сфере логистики, эффективных управленческих решений и многое другое.

Именно здесь предстоит внедрить и доработать на практике методы сетевого права, а также применить принципы сетевого права, разработанные теоретико-правовой наукой.

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ

В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XII Вл. А. Луков В. С. Флорова СОНЕТЫ УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА: ОТ КОНТЕКСТОВ К ТЕКСТУ (К 400-летию со дня публикации шекспировских Сонетов) МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр теории и истории культуры МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) Отделение гуманитарных наук Русской секции ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XII Вл. А. Луков В. С. Флорова СОНЕТЫ УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА: ОТ КОНТЕКСТОВ К ТЕКСТУ (К 400-летию со дня публикации шекспировских...»

«Российская академия естественных наук ——————— Общероссийская общественная организация Лига здоровья нации ——————— Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Академия социально-политической психологии, акмеологии и менеджмента ——————— Ноосферная общественная академия наук ——————— Ассоциация ноосферного обществознания и образования ——————— Северо-Западный институт управления – филиал РАНХиГС при Президенте РФ ——————— Костромской государственный университет...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТ ВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТ ВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ О.Ю. ШМЕЛЁВА ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ДИАХРОНИИ И СИНХРОНИИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) ИЗДАТЕЛЬСТ ВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТ ВЕННОГО УНИВЕРС ИТЕТ А ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ 2010 ББК 81. Ш Шмелёва О.Ю. Терминологические процессы в синхронии и диахронии (на материале английского языка).–...»

«Ю.Н. КАРОГОДИН седиментационная цикличность УДК 551.3.051 Карогодин Ю. Н. Седиментационная цикличность. M., Недра, 1980. 242 с. В книге рассмотрены вопросы, связанные с созданием науиой теории седиментационной цикличности. В ней обосновано место породио-слоевых тел - слоевых ассоциаций, циклитов среди тел геологического уровня организации материи. Рассматриваются качественные и колячеявенные методы и аряишшы выделения слоевых ассоциаций разного ранга в реа разрезах; обосновывается структурная...»

«e.b. q.o. qohphdnmnb, e.b. mhfecnpndnb, a.h. cep`qhlnb hmqhr0hnm`k|m{e hmdhj`np{ fhg j`)eqb` fhgmh =мK% hд=2 ль“2% cnr bon cr cr 2010 УДК 338.2 ББК У010.11 С722 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой Менеджмент организации ГОУ ВПО ТГТУ В.В. Быковский Доктор экономических наук, профессор, директор академии Экономики и предпринимательства ГОУ ВПО ТГУ им. Г.Р. Державина В.И. Абдукаримов Спиридонов, С.П. С722 Институциональные индикаторы качества жизни : монография /...»

«Федеральное агентство по рыболовству Федеральное государственное унитарное предприятие Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ФГУП ВНИРО) N. P. Antonov CommerCiAlly hArvested sPeCies of fish of the KAmChAtKA regioN: biology, stocks and fisheries Moscow • VNIRO Publishing • 2011 Н. П. Антонов ПРОМЫСЛОВЫЕ РЫБЫ КАМЧАТСКОГО КРАЯ: биология, запасы, промысел Москва • Издательство ВНИРО • 2011 УДК 597-152.6:639.2.053.8:6 Редакционный совет ФГУП ВНИРО: А. Н....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Киселева И.А., Трамова А.М. СТРАТЕГИЯ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ТУРИСТИЧЕСКОГО РЕКРЕАЦИОННОГО КОМПЛЕКСА РЕГИОНА МОНОГРАФИЯ Москва, 2010 г. 1 УДК 338.48 ББК 65.433 К 44 Киселева И.А., Трамова А.М. Стратегия инновационного развития туристско-рекреационного комплекса региона / Монография. – М.: МЭСИ, 2010. – 171 с. Аннотация Монография посвящена проблемам, развития...»

«В.Н. Дубовицкий СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА: ПРЕДМЕТ, МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ Минск ИООО Право и экономика 2010 Дубовицкий, В.Н. Социология права: предмет, методология и методы / В.Н Дубовицкий ; Белорусский государственный университет. – Минск : Право и экономика, 2010. – 174 с. УДК 316.344.4 Рецензенты: доктор социологических наук, кандидат юридических наук Н.А. Барановский Дубовицкий, В.Н. Социология права: предмет, методология и методы / В.Н. Дубовицкий. – Минск: Право и экономика, 2010. – с. В работе...»

«Organizacin Social Regional “Asociacin de estudios sobre el mundo iberoamericano” (AEMI) Региональная общественная организация Ассоциация исследователей ибероамериканского мира (РОО АИИМ) Organizacin Social Regional “Asociacin de estudios sobre el mundo iberoamericano” (AEMI) S. Bezus CARTA FORMAL EN LA ESPAA medieval: el aspecto histrico y pragmalingstico Monografa Mosc – 2013 2 Региональная общественная организация Ассоциация исследователей ибероамериканского мира (РОО АИИМ) С.Н. Безус...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт философии ИСТОРИЯ восточной ФИЛОСОФИИ Серия основана в 1993 году Ответственный редактор серии проф. М.Т.Степанянц Школы В.К.ШОХИН индийской о о философии Период формирования IV в. до н.э. — II в. н.э. Москва Издательская фирма Восточная литература РАН 2004 УДК 1(091) ББК 87.3 Ш82 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) согласно проекту № 03-03-00378 Издательство благодарит за содействие Институт...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ В ПРАКТИКАХ РОССИЙСКИХ СОЦИОЛОГОВ: ПОСТСОВЕТСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ Москва Научный мир 2010 УДК 316 ББК 36.997 Т 11 Коллективная монография подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, исследовательский проект Науковедческий анализ теоретикометодологических ориентаций российских социологов в постсоветский период, № 07-03-00188а. Издание поддержано грантом РФФИ, № 10-06-07166д. Теория и методология в практиках российских...»

«ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И.А. ШАКИРОВ, Д.М. АБДРАХМАНОВ, Р.Р. КУЧУКОВ, М.М. НУГУМАНОВ СООТНОШЕНИЕ ФЕНОМЕНА ЭТАТИЗМА И РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПЕРСПЕКТИВЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ (РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ) Коллективная монография Уфа – 2011 1 2 INSTITUTE OF THE HUMANITARIAN RESEARCHES OF ACADEMY OF SCIENCES OF REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN I.A. SHAKIROV, D.M. ABDRAKHMANOV, R.R. KUCHUKOV, M.M. NUGUMANOV CORRELATION OF THE PHENOMENON OF...»

«1 Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Новосибирский государственный педагогический университет Новосибирская медицинская академия Ц. П. Короленко, Н. В. Дмитриева ЛИЧНОСТНЫЕ И ДИССОЦИАТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА: расширение границ диагностики и терапии Новосибирск 2006 2 УДК 152.3.(075.8)+152.9 (075.8) ББК 88.373.Я-13-1 Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Личностные и диссоциативные расстройства: расширение границ диагностики и терапии: Монография. – Новосибирск: Издательство НГПУ,...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Иркутский государственный университет Н. В. Задонина, К. Г. Леви ХРОНОЛОГИЯ ПРИРОДНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФЕНОМЕНОВ В СИБИРИ И МОНГОЛИИ Монография 1 УДК 316.334.5 ББК 55.03 З–15 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета и ученого совета Института земной коры СО РАН Рецензенты: д-р геол.-минерал. наук, проф. В. С. Имаев д-р геол.-минерал. наук, проф. Р. М. Семенов Ответственный редактор: д-р физ.-мат....»

«ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ПАУЭРЛИФТИНГ под ред. В.А. Таймазова, А.А. Хадарцева 2013 Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный государственный Университет физической культуры, спорта и здоровья им. П.Ф. Лесгафта (Санкт-Петербург) Европейская академия естественных наук (Ганновер, Германия) ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ПАУЭРЛИФТИНГ Монография под редакцией В.А. Таймазова, А.А. Хадарцева 2013 УДК 612; 796.88; 796.894. Физиологический пауэрлифтинг:...»

«О.Ю.Вавер А.М.Выходцев ИСТОРИКО-ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К РАЗВИТИЮ ГОРОДА НИЖНЕВАРТОВСКА Монография Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета 2009 ББК 20.1 В12 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного гуманитарного университета Рецензенты: д.г.н., профессор Белгородского ГУ А.Г.Корнилов; д.г.н., профессор Воронежского ГПУ В.М.Смольянинов Вавер О.Ю., Выходцев А.М....»

«1 ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ (ЦИРЭ) Ю. А. КОРЧАГИН РОССИЙСКИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ ФАКТОР РАЗВИТИЯ ИЛИ ДЕГРАДАЦИИ? ВОРОНЕЖ - 2005 УДК 330 (075.8) ББК 65.01.я 73 К72 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор И.П. Богомолова Доктор экономических наук, профессор В.Н. Логунов К 72 Корчагин Ю.А. Российский человеческий капитал: фактор развития или деградации?: Монография. – Воронеж: ЦИРЭ, 2005. – С.: 252. ISBN 5-87162-039- Рассматриваются сущность, роль, методики оценки и...»

«А. Б. РУЧИН, М. К. РЫЖОВ АМФИБИИ И РЕПТИЛИИ МОРДОВИИ: ВИДОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЧИСЛЕННОСТЬ САРАНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО МОРДОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006 УДК 597.6: 598.1 (470.345) ББК Е6 Р921 Р е ц е н з е н т ы: кафедра зоологии Тамбовского государственного университета (и.о. заведующего кафедрой кандидат биологических наук доцент Г. А. Лада) доктор биологических наук профессор Б. Д. Васильев (Московский государственный университет) Ручин А. Б. Р921 Ручин А. Б., Рыжов М. К. Амфибии и...»

«Джаманбалйн Садыргали Корыспаещгч *, -т •Щ-Ь А УДК 621 31 ББК 31.15 Монография одобрена и рекомендована к публикации Ученым Советом Костанайского социально-технического университета имени Академика Зулкарнай Алдамжар. Рецензент: Доктор технических наук, профессор Баймухамедов М.Ф. Джаманбалин К.К. Нанотехнологии: состояние, направления и тенденции развития: монография./ Костанай, Костанайский печатный двор, 2010. - 132 стр. ISBN 978-601-227-098-3 Книга посвящена активно развивающейся в...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.И. Мюрберг Аграрная сфера и политика трансформации Москва 2006 УДК 300.32+630 ББК 15.5+4 М 98 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук Р.И. Соколова кандидат филос. наук И.В. Чиндин Мюрберг И.И. Аграрная сфера и политика М 98 трансформации. — М., 2006. — 174 с. Монография представляет собой опыт политико-философского анализа становления сельского хозяйства развитых стран с акцентом на тех чертах истории современного земледелия, которые...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.