WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ РАБОТНИКОВ ПРОИЗВОДСТВА В СИСТЕМЕ ПРОФИЛАКТИКИ ТЕХНОГЕННЫХ КАТАСТРОФ Монография Рязань 2008 ББК 88.4я73 Т33 Работа выполнена при ...»

-- [ Страница 3 ] --

Стрессовые реакции имеют прямое влияние на иммунную систему. Нервы автономной нервной системы находятся прямо в тканях, которые формируют и накапливают клетки иммунной системы, чувствительные к циркулирующему кортизолу. Эта инфраструктура предназначена для установления прямой взаимосвязи стресса, иммунной функции и ряда заболеваемостей. Как считает Dinan (1994) неоднократная активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и высокий уровень кортизола предрасполагают к сердечно-сосудистым заболеваниям и раку (в зависимости от генетической предрасположенности и влияния окружения), повышает вероятность депрессивного, меланхоличного настроения [18].

Эндорфины и стресс. Известно, что эндоморфины способствуют возникновению эйфории, вызванного изменением концентрации нейромедиаторов, активирующих пути подкрепления в головном мозге [10]. Такие явления описаны в спорте. Например, Е.П. Ильин приводит примеры, когда полученную травму спортсмен не рассматривает как болевую, так как при стрессе исчезает боль и появляется чувство эйфории или после раскрытия парашюта у человека появляется чувство радости [10]. Лабораторные исследования R.S. Bolles, показывают, что эндорфиновая реакция порождается не только физическими элементами стресса (шок), но и страхом, а Р. Фрэнкин предполагает, что именно поэтому люди стремятся к ситуациям, дающим чувство страха, например скалолазание, парашютный спорт, увлечение экстримом [8, 9, 18].

Острый стресс и «мертвая точка». Состояние острого стресса, вызванного интенсивной физической работой (при кислородном запросе свыше 1500 мл), сопровождающееся резким спадом работоспособности и состоянием утомления, получило название «мертвой точки» [10]. Это состояние описано в спорте, как субъективное тягостное эмоциональное состояние, связанное с чувством удушья, острым чувством тяжести в ногах, сознанием невозможности продолжать деятельность, желанием сойти с дистанции или прекратить деятельность. Данное состояние связано с ухудшением психических функций: снижается ясность восприятия, появляются иллюзии, особенно в сфере мышечно-двигательных восприятий, ослабевает память, в частности процессы воспроизведения, мышление, нарушается внимание, замедляется быстрота реакций, увеличивается число ошибочных ответов. перечисленным психологическим особенностям сопутствуют изменения физиологических функций. Считается, что велика роль в развитии «мертвой точки» центральной нервной системы, и развитию, в такой ситуации, торможению нервной системы. Предполагается, что возникающее охранное торможение, развивается по типу запредельного, в связи с этим «мертвая точка» рассматривается как своеобразное охранительное состояние и как результат возникает снижение интенсивности деятельности.

Утомление и стресс. Г. Селье включил утомление в число факторов, приводящих к стрессу. C. Cameron полагает, что «истинное утомление», возникающее при высокомотивированном труде с жесткими требованиями к его эффективности, всегда предстает как генерализованная стрессовая реакция, снижение уровня активации говорит скорее о нежелании человека утомляться, чем о глубине и степени утомления [1, 2, 15].

Работоспособность человека, то есть способность развивать максимум энергии, и экономно расходуя ее, достичь поставленной цели при качественном выполнении умственной или преимущественно физической работы, обеспечивается оптимальным состоянием функций различных физиологических систем организма в их совокупности. Степень работоспособности человека в каждый момент определяется воздействием самых разнообразных внешних и внутренних факторов не только в отдельности, но и в их различном сочетании. Можно сказать, что работоспособность — это способность выполнять работу главным образом длительную и объемную. Чем выше степень нервно-эмоционального напряжения, тем выше активность этих структур (стресс — реализующих систем). При стрессовой ситуации еще в большей степени происходит активация симпатической нервной системы. Н.Е. Введенский (1911) предложил основные правила, которые, по его мнению, способствуют эффективной организации умственной деятельности: 1) в работу нужно входить постепенно; 2) должен быть определенный ритм работы, ритмическая работа способствует выработке навыков, замедляет развитие утомления (предполагает регулярную, организованную, плановую работу); 3) необходимо установить правильное чередование труда и отдыха, при умственной работе отдых должен быть активным и сочетаться с физическими упражнениями; 4) высокая работоспособность сохраняется при постоянной и систематической деятельности. Эти правила не потеряли своего значения и в наши дни. Вместе с тем, в организации умственной и физической деятельности рекомендуется учитывать состояние здоровья, возрастные психофизиологические особенности, биоритмологические закономерности, хронотип, индивидуально-типологические и конституционные особенности [2, 6, 10]. Под утомлением понимают уменьшение работоспособности, вызванное предшествующей работой, имеющее временный характер. Если оно возникает при умственной деятельности, то говорят об умственном утомлении, а если при физической работе — о физическом утомлении. Неудовлетворительная адаптация связана с перенапряжением организма и развитием начальных явлений утомления, срыв адаптации обусловлен истощением регуляторных механизмов и сопровождается появлением выраженного утомления и переутомления. А.С. Егоров и В.П. Загрядский состояние переутомления подразделяют на четыре степени, каждой из которых присуща та или иная выраженность определенных симптомов (таблица 1).

Характеристика степеней утомления (А.С. Егоров, В.П. Загрядский, 1973)

I II III IV

дееспособности.

Появление При усиленной При обычной на- При облегчен- Без видимой при умственной нагрузке.

Эмоциональные Временное Временами Раздражитель- Угнетение, Расстройство Трудно засыпать Много труднее Сонливость Бессонница К.К. Платонов (1962) также выделяет четыре степени переутомления: начинающееся, легкое, выраженное и тяжелое, каждая из которых требует определенных методов борьбы (таблица 2).

Характеристика степеней переутомления (К.К. Платонов, 1962) Признак трудоспособно- выраженное заметно достаточно сти усилиями снижения трудоспособности Эмоциональные Временное Временное Раздражитель- Угнетение, Расстройство Трудно засыпать Трудно засыпать Сонливость Бессонница сти Утомление влияет на поведенческие действия человека. В литературе психологами, психофизиологами, физиологами и врачами характеризуется субъективное проявление утомления. Например, возникает расстройство внимания; при развитии утомления человек легко отвлекается, становится вялым или возбужденным. При сильном утомлении проявляется сонливость.

Эмоции и стресс. Эмоции являются неотъемлемым компонентом стрессового эпизода [1]. Эмоциональные реакции вызываются и формируются уровнем восприятия, оценки, контролируемости ситуации. Оценки ситуационных характеристик могут анализироваться как предшествующие условия качества, интенсивности и продолжительности эмоциональных реакций [30]. Согласно другой концепции, эмоции являются следствием или результатом усилий по регуляции [25].

Другие концепции эмоций и стресса указывают, что стресс и связанные с ним эмоции возникают тогда, когда автоматизированные процессы эмоционального регулирования оказываются неспособными восстановить гомеостаз [30]. После этого на стрессовую ситуацию влияет копинговое поведение, которое включает эмоции связанные со стрессом. Такими эмоциями могут быть тревога, депрессия, гнев, беспомощность и другие негативные состояния. Копинговые усилия в отношении называют копингом стрессовых эмоций [28] или копингом, фокусированным на эмоциях [29]. В общем, виде причиной стресса по A. Welford (1973), В. Витт (1986) является несоответствие возможностей организма предъявляемых к нему требованиям, например при высокой эмоциональной насыщенности деятельности, большом количестве эмоциогенных ситуаций [10]. По П. Фрессу (1975) эмоциональный стресс могут вызывать личные и социальные конфликты, не находящие своего разрешения. С психологической точки зрения стресс связан с познанием, эмоциями и действиями, этим можно объяснить индивидуальные различия в переживании стрессовой ситуации и успешности ее преодоления [1].

Стресс в профессиональной деятельности. Популярные и академические публикации разделяют мнение о том, что стресс на рабочем месте становится все более распространенным. Существует немало профессий, в которых постоянно присутствует стресс либо велика вероятность его появления. Проведенные во Франции исследования показали, что в число стрессогенных профессий вошли профессии авиадиспетчера, машиниста поезда, преподавателя в школе, продавца в супермаркете, официанта, а наиболее опасных для жизни — финансовая биржа, а США — президент страны, водитель такси, пожарный, менеджер, автогонщик.

Исследования британских психологов показали, что работа воспринимается как возможный источник напряжения, однако в большей степени рассматривают ее как источник удовольствия. Но чаще всего снижение стресса связывают с клиническим подходом, помощи конкретному индивидууму, обучению тому, как справиться со стрессом.

В литературных источниках рассматриваются такие модели профессионального стресса как модель средовых характеристик («витаминная» модель) Warr (1987), интеракциональные модели. Представляет интерес транзакциональный подход предложенный Р. Лазарусом, суть которого заключается в том, что транзакция между средой и индивидуумом будет восприниматься последним как стрессовая в той мере, в какой он сам оценивает.

Индивидуальные особенности и стресс. Отдельные работы посвящены рассмотрению факторов индивидуальных различий в связи со стрессом. Так, Cooper & Payne (1988) разделили эти факторы на три категории: генетические (физические данные, возраст), приобретенные (социальный класс, статус,, образование, социальная поддержка), диспозиционные (копинг-стиль, негативная аффективность, личностные переменные) факторы [1]. Генетические и диспозиционные факторы считаются стабильными характеристиками индивидуума, а приобретенные — меняются на протяжении жизни.

Гендер. Принято считать, что гендер оказывает непосредственное влияние на уровень напряжения. По данным Ivancevich & Matteson (1980) состояние здоровья и смертность у мужчин и у женщин различаются, так мужчины в четыре раза чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний и в пять раз чаще от заболеваний, вызванных алкоголем, а средняя продолжительность их жизни на восемь лет меньше, чем у женщин. Однако по поводу гендерных различий в условиях стресса у психологов и физиологов нет единого мнения, поскольку реакция на напряжение может быть обусловлена стимулами или влияниями окружающей среды.

Возраст — относится к индивидуальным отличиям, который играет неоднозначную роль в установлении взаимосвязи стрессор — напряжение [8]. Исследователи проводят разграничение между хронологическим и физиологическим возрастом. В зарубежной литературе хронологический возраст связывают с типом стрессоров, которые воздействуют на человека, а физиологический возраст связан с последовательностью или результатом воздействий стрессоров [8]. Хронологический и физиологический возраст также соотносятся с общим физическим состоянием и состоянием здоровья. Часто на физический статус человека оказывают влияние перенесенные заболевания, личные привычки, социально-экономическое положение. Однако связь как фактора индивидуальных различий и стрессора недостаточно изучена.

Образование и профессия как социальный статус. Поскольку профессия и образование непосредственно связаны с социальным статусом человека, его доходами, можно предположить их связь с психическим, физическим здоровьем и стрессом. По данным Beekman, Copeland, Prince (1999) депрессия связана с социально-экономическим статусом. В изучении стресса исследователи учитывают образование и социально-экономический статус, чтобы избежать смешения с профессиональными стрессорами. Национальный опрос, проведенный в США, показал, что мужчины с более высоким уровнем образования чаще выражают свои реакции на стрессоры, используя психологические термины (например, чувство неуверенности, ранимость, тревожность, ощущения, психологическое состояние), люди с низким уровнем образования используют термины физических симптомов.

Таким образом, результаты изучения литературных источников показали, что в целом остается открытым вопрос о взаимосвязи индивидуальных, личностных особенностей и стресса в профессиональной деятельности. С целью профилактики техногенных катастроф целесообразно изучать взаимосвязи индивидных, индивидуально-психологических и личностных особенностей человека в профессиональной деятельности.

1. Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб.:

Речь, 2004. — 166 с.

2. Агаджанян Н.А., Воложин А.И., Евстафьева Е.В. Экология человека и концепция выживания / Н.А. Агаджанян, А.И. Воложин, Е.В. Евстафьева Экология человека и концепция выживания. М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ, 2001. — 240 с.

3. Александров Ю.И. Ведение в системную психофизиологию // Психология ХХ века. М., 2003. С.39-85.

4. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М.: Медицина, 1975.

5. Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы. М.: Наука, 1978.

6. Башкирева Т.В. Взаимосвязь стресса с психологическими особенностями в профессиональной деятельности и экстремальных условиях // Изучение психологических особенностей работников производства в системе профилактики техногенных катастроф: Сборник научных статей / Под ред. Л.А. Байковой — Рязань: РГУ имени С.А. Есенина, 2007. — С. 71-92.

7. Бехтерев В.М., Объективная психология. М.: Наука, 1991.

8. Брайт Дж., Джонс Ф. Стресс. Теории исследования, мифы. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

9. Ильин Е.П. Теория функциональной системы и психологические состояния // Теория функциональных систем в физиологии и психологии. М.: Наука, 1978. — С. 325-346.

10. Ильин Е.П. Психофизиология состояний человека. СПб.: Питер, 2005. — 412 с.

11. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования. // Эмоциональный стресс: физиологические и психологические реакции. Л., 1970.

12. Марищук В.Л., Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса.

СПб., 2001.

13. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М.: Инфра-М, 14. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Спб.: Питер, 2001. — 720 с.

15. Cелье Г. Стресс без дистресса. М., 1979.

16. Смирнов Б.А., Долгополова Е.В. Психология деятельности в экстремальных ситуациях.

М.: «Гуманитарный Центр», 2007. — 276 с.

17. Соколова Л.В. Развитие учения о мозге и поведении. Спб., 1995.

18. Словарь иностранных слов и выражений // Авт. сост. Е.С. Зенович. — М.: «Агентство «КРПА «Олимп», «Издательство АСТ», 2003. — 778 с.

19. Теория функциональных систем в физиологии и психологии. М.: Наука, 1978.

20. Швырков В.Б. Введение в объективную психологию. Нейронные основы психики. М.:

Институт психологи РАН, 1995.

21. Экология человека: Словарь-справочник / Авт.-сост. Н.А. Агаджанян и др. М.: ММП «Экоцентр», «КРУК», 1997. — 208 с.

22. Churchland P.S. Neurophilosophy. Toward a unified science of the mind-brain. London. A Bradford Book. 1986.

23. Dennett C.D. Darwins dangerous idea. N.Y. Simon &Schucter. 1995.

24. Fogiel M. (Ed.). The psychology problem solver. New York: REA, 1980.

25. Folkman S., Lazarus R.S. Manual for the Ways of Coping Questionnaire.— Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press, 1988.

26. Freedy J.R., Hobfoll S.E. Traumatic stress. From theory to practice. New York: Plenum, 1995.

27. http: //vv. uka.ru/data/ayi 01.doc 28. Laux L., Schutz A. Stressbewaltigung und Wohlbefinden in der Familie. Stuttgart: Kohlhammer, 29. Lazarus R.S. Emotion and adaptation/ New York, Oxford University Press, 1991.

30. Scherer K.R. Criteria for emtion-antectdent appraisal: A review. In: Hamilton V.et al. (Eds.).

Cognitive perspectives on emotion and motivation. // Kluwer Academic Publisher. 1988. P. 89РАЗДЕЛ

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ

РАБОТНИКОВ ПРОИЗВОДСТВА

В СИСТЕМЕ ПРОФИЛАКТИКИ ТЕХНОГЕННЫХ КАТАСТРОФ

Изучение адаптации человека к стрессогенным условиям В настоящее время накоплено большое количество данных о деструктивном влиянии стресса на психическое состояние человека, состояние его здоровья, эффективность его деятельности. Печальная статистика роста заболеваний «стрессовой этиологии», нарушений трудоспособности активной части населения, потерь квалифицированной рабочей силы вследствие невозможности адаптации к новым формам труда и повышению интенсивности информационных нагрузок, различные формы «личностного неблагополучия» (феномены психического истощения, десоциализации, отчуждения труда, специфических форм профессионально-личностных деформаций) — вот краткий перечень проблем, которые отчетливо воспринимаются обществом как серьезная угроза качеству жизни и психическому здоровью современного человека [1].

К ресурсам совладания со стрессом относят: способности человека, его личностные особенности, предшествующий опыт, знания, потребности, мотивы, ценности. Американский психолог С. Мадди ввел понятие «жизнестойкость» и определил его как меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности [2]. Жизнестойкость представляет собой систему убеждений о себе, о мире, об отношениях с миром. Это диспозиция, включающая в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкость в целом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет стойкого совладения со стрессами и восприятия их как менее значимых.

1. Вовлеченность определяется как «убежденность в том, что вовлеченность в происходящее дает максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности». Человек с развитым компонентом вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, отсутствие подобной убежденности порождает чувство отвергнутости, ощущение себя «вне»

жизни [2].

2. Контроль представляет собой убежденность в том, что борьба позволяет повлиять на результат происходящего, пусть даже это влияние не абсолютно и успех не гарантирован. Противоположность этому — ощущение собственной беспомощности. Человек с сильно развитым компонентом контроля ощущает, что сам выбирает собственную деятельность, свой путь.

3. Принятие риска — убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта, неважно, позитивного или негативного. Человек, рассматривающий жизнь как способ приобретения опыта, готов действовать в отсутствие надежных гарантий успеха, на свой страх и риск, считая стремление к простому комфорту и безопасности обедняющим жизнь личности. В основе принятия риска лежит идея принятия развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование.

Жизнестойкие убеждения, с одной стороны, влияют на оценку ситуации:

благодаря готовности активно действовать и уверенности в возможности влиять на ситуацию, она воспринимается как менее травматичная. С другой стороны, жизнестойкость способствует активному преодолению трудностей. Она стимулирует заботу о собственном здоровье и благополучии, за счет чего напряжение и стресс, испытываемые человеком, не перерастают в хронические и не приводят к психосоматическим заболеваниям.

Мы провели наше исследование с целью выявления различий по уровню жизнестойкости у представителей разных профессий. Среди наших респондентов — работники сферы здравоохранения (поликлиника № 6, РОКТБ), представители сферы услуг (ООО «Фантазия», Мебельный центр НИТИ, ТЦ «Сорока», ООО «Торговый дом», гипермаркет «Наш»), работники промышленности («Мострансгаз», Рязанский приборный завод, ООО «Квин-строй», СХЗ, завод ТКПО, Машиностроительный завод, Нефтеперерабатывающая компания), представители ОАО «РЖД», военнослужащие МО РФ. Всего было опрошено 292 человека. В таблице приведены результаты диагностики в % от общего числа опрошенных по каждой категории работников.

Жизнестойкость работников сферы услуг и промышленности оказывается выше, чем в группах медицинских работников и военнослужащих. Представители двух первых групп с успехом могут противостоять стрессовым ситуациям, прежде всего в профессиональной деятельности. По показателю вовлеченности на первом месте находятся военнослужащие (86 %) и работники промышленной сферы ( %), затем следуют работники сферы услуг (72 %) и медики (70 %). Показатель контроля выше у работников сферы услуг (85 %) и промышленности (84 %), чем у военнослужащих (78 %) и медицинских работников (73 %). Все медицинские работники демонстрируют принятие риска. По данному показателю на втором месте находятся работники промышленной сферы (92 %) и представители сферы услуг (91 %), на последнем месте — военнослужащие (78 %). В «группе риска» оказалось больше всего представителей здравоохранения — 27 %, среди военных этот показатель равен 22 %, среди работников сферы услуг — 15 %, среди промышленников — 14 %.

В связи с изучением того, как люди справляются со стрессовыми ситуациями на повседневном уровне, а также в экстремальных ситуациях, Р. Лазарусом и С. Фолкманом было введено понятие «coping behaviour» (поведение преодоления), которое использовалось для описания характерных способов поведения человека в разных ситуациях. Первоначально это понятие определялось как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых человеком для ослабления влияния стресса.

Уровни жизнестойкости работников различных сфер (в %) жизнестойкости жизнестойкости жизнестойкости жизнестойкости В — высокий уровень, С — средний уровень, Н — низкий уровень.

Психологическое предназначение поведения преодоления — как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования, погасить стрессовое воздействие ситуации. Отсюда проистекает главная задача поведения преодоления — обеспечение и поддержание благополучия человека, его психического и физического здоровья и удовлетворенности социальными отношениями.

Понятие поведения преодоления охватывает широкий спектр человеческой активности — от бессознательных психологических защит до целенаправленного преодоления кризисной ситуации. Дополнительные условия (внешние и внутренние) усложняют содержание поведения преодоления, отличая его от простого приспособления.

Существует много классификаций стратегий преодоления. Классификация Л.И. Анцыферовой легла в основу разработанного И.Г. Сизовой и С.И. Филиппченковой опросника «Когнитивно-поведенческие стратегии преодоления» [3]. Авторы считают, что люди обычно используют все стратегии преодоления в трудных условиях жизни и профессиональной деятельности, однако, три-четыре из них являются ведущими, наиболее часто используемыми, и, таким образом, становятся стереотипными формами поведения, что зависит от свойств личности и уровня развития стресса.

Конструктивные стратегии преодоления являются активным преобразованием трудных жизненных условий. Это преобразование может быть направлено на ситуацию, и тогда говорят о конструктивных преобразующих стратегиях преодоления. Либо, попав в трудную ситуацию, человек приходит к выводу, что только намеренное, сознательное изменение им своих особенностей может привести к благополучию. В этом случае говорят о конструктивных приспособительных стратегиях преодоления.

Используя неконструктивные стратегии, субъект остается пассивным и считает негативные события неустранимыми. Эти стратегии направлены на борьбу с эмоциональными нарушениями, вызванными травмирующим событием, поэтому их называют эмоционально-фокусированными.

Каждый из этих подвидов включает в себя несколько конкретных стратегий.

Конструктивные преобразующие стратегии преодоления:

1. «Когнитивная репетиция». Приняв решение о возможности позитивного изменения трудной ситуации, субъект начинает формировать ее как проблему, он определяет конечную и промежуточную цели, намечает план решения, определяет способы достижения цели. После этого человек может попытаться практически решить трудную ситуацию по намеченному плану.

2. «Коррекция ожидания и надежд». Человек отказывается временно от поставленной цели и таким образом снижает планку своих намерений. Он ставит перед собой менее сложные задачи и начинает прикладывать усилия для их достижения.

3. «Идущее вниз сравнение». Стратегия ориентирована на восстановление позитивного отношения к себе, чувства личного благополучия. Применяя ее, человек сравнивает себя с людьми, находящимися в еще более незавидном положении.

4. «Идущее вверх сравнение». Человек вспоминает о своих успехах, вспоминает все то хорошее, что он имеет в жизни, все те достижения, которыми он может гордиться.

5. «Антиципирующее преодоление». Такая стратегия позволяет человеку психологически подготовиться к возможным нелегким испытаниям и заранее наметить способы предотвращения несчастливых поворотов судьбы. Человек начинает думать о тех негативных изменениях в жизни, которые могут произойти с ним, и представлять свое поведение в них.

6. «Предвосхищающая печаль». Человек начинает думать о том, что произойдет, если он вдруг останется без близких людей или лишится одного из родственников. Это является мощной психологической защитой в случае, если данное событие произойдет в реальности.

Конструктивные приспособительные стратегии преодоления:

1. «Позитивное истолкование». С его помощью человек может изменить свое отношение к трудной ситуации в положительную сторону.

2. «Придание ситуации нетривиального смысла». Человек может сказать о том, что никто другой не страдал так в жизни и не видел больше горя, чем он. И тогда трудное положение оказывается для него еще одним испытанием, выпавшим на его долю, и тем самым оно утрачивает свой резко негативный смысл.

3. «Изменение личностных свойств». Стратегия направлена не на изменение отношения к ситуации, а на попытку изменить собственные характеристики личности. В трудной ситуации человек зачастую принимает на себя определенную роль и ведет себя в соответствии с этой ролью.

4. «Идентификация со счастливчиками». К этой стратегии прибегают люди, перенесшие много неудач и разочаровании, причину которых они видят в отсутствии у себя качеств удачливости. Идентифицируясь с преуспевающими людьми, «неудачники» как бы дополняют себя особыми способностями. Им важно, чтобы их окружали удачливые люди. Они верят в то, что для достижения успеха в любой группе должен быть «талисман» — человек, которому «улыбается судьба», «баловень судьбы». В этой ситуации люди на самом деле начинают ощущать себя сильными и действуют более уверенно и успешно.

Неконструктивные стратегии преодоления:

1.»Фокусированная на эмоциях стратегия». Это стратегия психологической борьбы с негативными эмоциями и болезненными ощущениями. Человек не «видит» трудности ситуации, старается относиться с юмором к своему положению, надеется на помощь сверхъестественных сил. Эти приемы не устраняют трудную проблему, но все же они адаптивны, поскольку облегчают психологическое состояние человека.

2. «Уход или бегство из трудной ситуации». Эта стратегия может осуществляться не только в практической, но и в чисто психологической форме — путем внутреннего отчуждения от ситуации или подавления мыслей о ней.

3. «Стратегия отрицания». Это отказ признать, что произошло травмирующее событие. Своеобразие отрицания заключается в следующем: люди знают, что произошло нечто тяжелое, но они не переживают острых негативных чувств и ведут себя так, как будто ничего не случилось. Отрицание является психологическим барьером на пути разрушительного проникновения трагедии во внутренний мир человека, в его ценностно-смысловую систему.

Мы провели сравнительное исследование использования когнитивно-поведенческих стратегий преодоления у представителей четырех профессиональных групп (292 человека). Было выявлено следующее соотношение основных классов стратегий (конструктивных преобразующих, конструктивных приспособительных, неконструктивных):

у медицинских работников — 8 : 7 : 7;

у работников сферы услуг — 9 : 6 : 8;

у работников промышленной сферы — 7 : 6 : 8;

Из этого следует, что конструктивные преобразующие стратегии преодоления часто используются медицинскими работниками, очень часто (на уровне стереотипа) используются военнослужащими и работниками сферы услуг и реже используются представителями производственной сферы.

Конструктивные приспособительные стратегии реже используются медицинскими работниками, работниками сферы услуг и производства и чаще используются военнослужащими.

Неконструктивные стратегии преодоления реже используются медицинскими работниками и чаще — работниками сферы услуг, производственной сферы и военнослужащими.

Психологическая помощь людям, которые не справляются с воздействием стрессогенных факторов, должна быть направлена на усиление личностных ресурсов, которые позволят или решить проблему, или пережить ту ситуацию, которую он изменить не в силах.

1. Леонова А.Б. Комплексная стратегия анализа профессионального стресса от диагностики к профилактике и коррекции // Психологический журнал. 2004. № 2. С. 75-85.

2. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. М.: Смысл, 2006.

3. Сизова И.Г., Филиппченкова С.И. Методика диагностики когнитивно-поведенческих стратегий преодоления // Современная психология: состояние и перспективы исследований. М., 2002. С. 180-199.

ценностных ориентаций и мотивационного профиля работников производства в системе профилактики техногенных катастроф Профилактика техногенных катастроф на производстве — это система мероприятий, направленных на предупреждение возникновения и распространения негативных явлений, связанных с объективными (нарушение правил и инструкций по технике безопасности, износ оборудования, техники и др.) и субъективными факторами (профессиональные и личностные качества работников). В разработанной нами концепции лежит идея доминирования личностного фактора (мировоззренческие установки работников производства, система ценностных и смысложизненных ориентаций, лежащих в основе мотивации профессиональной деятельности работников производства) в создании безопасного для жизни и здоровья работников производства и населения страны пространства.

Экспериментальное исследование взаимосвязи ценностных ориентаций работников предприятий и их мотивационного профиля, влияющей на предупреждение критических состояний на производстве осуществлялось в три этапа:

1) изучение ценностных ориентаций работников производстьва с помощью методики М. Рокича;

2) определение мотивационного профиля тех же работников с помощью методики Ю.А. Балашова;

3) выявление корреляционной взаимосвязи ценностных ориентаций и мотивационного профиля работников производства.

Объект исследования: работники различных предприятий и организаций Рязани и Рязанской области, среди них частные (индивидуальные) предприниматели, водители грузовых автомобилей, водители такси, инженеры, начальники цехов, прорабы, диспетчеры., операторы станков, настройщики устройств, начальники смен, начальники технических отделов, технологи, рабочие и др. Всего продиагностировано 550 респондентов.

База исследования: Новорязанская ТЭЦ, завод Рязцветмет, ОАО «ТГК Рязанская областная генерация», ОАО «Тяжпрессмаш», ОАО «Муромтепловоз», ООО «Теплопромгаз», ЗАО Рязанская нефтеперерабатывающая компания», Касимовская сетевязальная фабрика, ОАО «Красное знамя»,ОАО «Рязоблавтотехобслуживания», «Мостоотряд», работники районных ЖКХ, ОАО «Бройлер Рязани», ОАО «Рязаньлес», Скопинский мясоперерабатывающий завод, Рязанский приборный завод, ООО «Промышленное оборудование» и др.

Гипотеза исследования: ценностные ориентации работников производства, такие как терминальная «здоровье и жизнь других людей», инструмеентальные «забота о безопасности жизни и здоровья других людей», «ответственность», «самоконтроль», «дисциплина» должны входить в группу приоритетных ценностных ориентаций в иерархии ценностей менеджера и руководителя любого уровня на производстве или в организации, эти ценностные ориентации входят в мотивационную структуру специалистов с преобладающими мотивационным профилями «профессиональный тип», «патриотический тип» и «хозяйственный тип», которые должны преобладать у современного менеджера.

Исследование проводилось в течение 2007-2008 годов. Респонденты давали ответы по двум опросникам, заполняя бланки.

Первая методика широка известна, как методика М. Рокича «Ценностнве ориентации». Система ценностных ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее отношений к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, основу жизненной концепции и «философии жизни». Методика изучения ценностных ориентации М. Рокича основана на прямом ранжировании списка ценностей (См. Приложение 3).

М. Рокич различает два класса ценностей:

терминальные — убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться;

инструментальные — убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации.

Это деление соответствует традиционному делению на ценности-цели и ценности-средства.

Для диагностики ценностных ориентаций работников производства в списки, предложенные М. Рокичем, нами были включены две дополнительные ценности, в терминальные — «здоровье и жизнь других людей», а в список инструментальных ценностей — «забота о безопасности других людей», Эти ценности, лежат в основе профессиональных мотивов, обеспечивающих безопасность жизнедеятельности.

При обработке ответов респондентов особое внимание обращалось на основные терминальные и инструментальные ценности, которые косвенно или прямо влияют на мотивы трудовой деятельности, направленной на решение задач обеспечения безопасности производственной деятельности людей.

Из перечисленных М. Рокичем ценностей в списке А для изучения ценностных ориентаций рабочих и служащих, влияющих на безопасность производства, нам представляются значимыми следующие ценности:

— здоровье и жизнь других людей;

— жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом);

— здоровье (физическое и психическое);

— общественное признание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе);

— счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом).

Из инструментальных ценностей важными в формировании мотивов трудовой и профессиональной деятельности, влияющей на безопасность производства, являются следующие ценности:

— забота о безопасности жизни и здоровья других людей.

— аккуратность (чистоплотность), умение содержать в порядке вещи, порядок в делах;

— исполнительность (дисциплинированность);

— ответственность (чувство долга, умение держать слово);

— рационализм (умение здраво и логично мыслить, принимать обдуманные, рациональные решения);

— самоконтроль (сдержанность, самодисциплина);

— эффективность в делах (трудолюбие, продуктивность в работе).

Респондентам предъявляется два списка ценностей (Список А и список Б) по 18 в каждом и предлагается внимательно прочитать сначала список А., поставить у каждой названной ценности номер по порядку значимости как принципа, которым руководствуется в жизни. Первое место следует поставить у той ценности, которая более значима в жизни. Затем необходимо выбрать вторую по значимости ценность и написать около нее вслед номер 2. Далее необходимо проделать то же со всеми оставшимися ценностями. Наименее важная займет 18-е. Затем подобное ранжирование следует провести с ценностями, занесенными в список Б.

Рекомендуется работать не спеша, вдумчиво. Конечный результат должен отражать истинную позицию респондента.

Обработка бланков, заполненных респондентами, проводится по определенной схеме.

Для более глубокого проникновения в систему ценностных ориентаций работников и сотрудников производства рекомендуется выявить те терминальные ценности, которые занимают первые пять мест.

Затем определяются инструментальные ценности, тоже первые пять мест.

Для получения статистических данных, сначала определялась та терминальная ценность, которая преобладала (среди первых пяти ценностей, названных в списках) у большинства респондентов. Затем подсчитывалась сумма мест данной ценности, которая делилась на количество респондентов, назвавших эту ценность среди первых пяти. Таким образом определялось рейтинговое место названной ценности в системе ценностей данной группы респондентов, а также процент респондентов, выделивших эту ценность среди приоритетных.

По этой же схеме определялись рейтинговые места первых пяти терминальных ценностей и первых пяти инструментальных ценностей данной социальной группы.

Анализируя иерархию терминальных ценностей работников, следует обратить внимание на ценности, связанные с осуществлением производственной деятельности, профессиональными обязанностями, то есть теми ценностями, которые определяют социальную значимость профессиональной деятельности специалиста, ее направленность на пользу общества и людей.

Инструментальные ценности группировались в ценности дела; ценности безопасности производства. Если не удается выявить ни одной закономерности, можно предположить несформированность у респондента системы ценностей или даже неискренность ответов.

При обработке ответов 550 респондентов, были выделены две возрастные группы: зрелое поколение и молодые работники.

К зрелому поколению отнесены работники, чье мировоззрение формировалось в условиях социалистических производственных отношений, декларировались ценности «производственная дисциплина», «труд на благо общества», « коллективизм».

К молодому поколению отнесены работники, чья система ценностных ориентаций подверглась влиянию перестроечных процессов конца 80-х и в переломные для российского общества 90-е годы 20 века, когда происходил переход в новые социально-экономические отношения, сопровождавшийся пересмотром старых советских идеологических стереотипов, резкий слом советских нравственных ценностей и переход к ценностям, продиктованным требованиями рыночных капиталистических отношений. Это работники 1977-1978 г.г. рождения и позже.

Так, 369 респондентов были отнесены к зрелому поколению, их средний возраст составил 44,5 лет.

181 респондент (средний возраст 24,5 лет) мы условно отнесли к молодому поколению.

Из 550 респондентов 253 человека выполняют функции менеджеров среднего звена начальники цехов, смен, руководители отделов, инженеры, предприниматели, технологи и др. Они имеют либо высшее, либо среднее специальное образование.

Среди опрошенных 297 респондентов условно можно отнести к рабочим, т.

е. тем, кто выполняет определенные заданные функции на производстве (операторы, водители, настройщики станков, приборов и т.п.). Данная категория работников имеет либо среднее техническое образование, среднее общее образование, иногда высшее.

По гендерному аспекту респонденты распределились следующим образом:

219 женщин, 341 мужчина.

Задача исследования: определить доминирующие ценностные ориентации работников производства двух возрастных групп.

Анализ результатов диагностики по методике М. Рокича, позволил установить, что у работников зрелого поколения (у 70 %) на первом месте стоит ценность «здоровье, физическое и психическое», на втором месте стоит такая терминальная ценность, как «счастливая семейная жизнь», «материальная обеспеченность» стоит на третьем месте, четвертое место занимает «интересная работа».

Такая ценность как «здоровье других людей» занимает 12,8 место среди 18 терминальных ценностей. Инструментальная ценность «забота о безопасности жизни и здоровья людей» стоит на 11,5 месте.

У 72 % молодых работников ценность «здоровье, физическое, психическое»

стоит в рейтинге на 1,3 месте, 59 % молодых респондентов на 1,9 место ставит ценность «счастливая семейная жизнь», половина молодых работников на 2,4 место определила ценность «материальная обеспеченность».

У работников молодого поколения (средний возраст 24,5 лет) терминальная ценность «здоровье других людей занимает 11,7 место среди 18 терминальных ценностей. Инструментальная ценность «забота о безопасности жизни и здоровья людей» стоит на 10,5 месте.

Для безопасности производства важна такая инструментальная ценность работника как ответственность, так как способность осознавать последствия своей деятельности, действий в различных производственных ситуациях, предвосхищение последствий своей активности, которые могут произойти, чувство осознания вины, которая ложится на плечи субъекта производственной деятельности, повлекшей за собой травмы и критические ситуации, способствует мотивации выработки необходимого алгоритма действий, обеспечивающих безопасность производственной деятельности. В методике М. Рокича ответственность рассматривается как ценность-средство.

Среди 550 опрошенных работников производства в иерархии инструментальных ценностей ответственность занимает 8 место. У менеджеров — 4,7 место, а у рабочих — 9 место.

У молодого поколения работников ответственность занимает 6 место, в том числе у менеджеров — 5,7 место, у рабочих — 6,4 место.

Для выполнения правил техники безопасности очень важны самоконтроль, самодисциплина работника при выполнении профессиональной деятельности, а также способность принимать правильные, обдуманные решения, умения здраво и логично мыслить, рационализм. Методика М. Рокича позволила выявить значимость этих качеств для работников производства.

Было установлено, что для рабочих зрелого возраста в целом такая инструментальная ценность как самоконтроль и дисциплина в иерархии ценностей занимает 10,5 место, а умение принимать обдуманные решения ценится еще ниже — 12,9 место в иерархии инструментальных ценностей.

Для зрелых менеджеров среднего звена эти способности ценятся выше, так, самодисциплина и самоконтроль стоят на 9,3 месте, а умение принимать обдуманные решения ставится менеджерами на 8,2 место.

Молодые рабочие оценивают самоконтроль и самодисциплину ставят на 9, место, а умение принимать обдуманные решения у них стоит на 11,6 месте.

Менеджеры нового поколения рассматривают эти профессиональные качества более высоко: самоконтроль и самодисциплину они ставят в иерархии ценностей на 7 место, а умение принимать ответственные обдуманные решения — на 4,2 место.

Таким образом, диагностика ценностных ориентаций 550 работников производства показала, что респонденты в основном заинтересованы в решении личных проблем здоровья, материальной обеспеченности и счастливой семейной жизни.

В этом установлено сходство двух возрастных групп: зрелого и молодого поколений, работающих на производстве.

Такая терминальная ценность как «здоровье и жизнь других людей» не входит в систему приоритетных ни у зрелого ни у молодого поколений рабочих.

Инструментальная ценность «забота о безопасности здоровья и жизни людей»

также не является приоритетной, занимает 10-11 места из 18.

Такие данные говорят об упущениях в системе профессиональной подготовки рабочих кадров и специалистов для производственной сферы, которая осуществлялась как в советские времена, так и осуществляется в условиях рыночных отношений. Отсутствие ценности человеческой жизни и ее безопасности в системе приоритетных ценностей мировоззрения профессионала обрекает любую производственную деятельность на постоянно существующие риски возникновения критических ситуаций, влекущих за собой техногенные катастрофы. Пренебрежение техникой безопасности обусловлено прежде всего не внешними причинами (отсутствие материальных средств на выполнение всех требований и инструкций по технике безопасности и оснащение производственной деятельности всем необходимым для обеспечения безопасного производства), а отсутствием в ментальности работников производства установки на создание безопасного для здоровья и жизни пространства.

Второй важнейший вывод вытекает из анализа инструментальных ценностей работников производства. Установлено, что такие ценности как ответственность, дисциплина, самоконтроль не занимают у работников производства первые пять приоритетных мест. 9-11 места, на которые определили респонденты эти ценности в иерархии своих представлений о значимости личностных качеств рабочего человека, говорят о сложной ситуации на производстве, в осуществлении процессов которого участвуют субъекты, слабо понимающие, какую опасность они создают для всех окружающих своим пренебрежением к трудовой дисциплине.

Установлен позитивный факт в структуре ценностных ориентаций молодых менеджеров: такая инструментальная ценность как «ответственность» стоит на 5,7 месте, а ценность «принимать обдуманные решения» на 4,2 месте, Хотя для руководителей среднего звена эти ценности должны занимать 1-2 места в иерархии ценностных ориентаций.

Таким образом, результаты диагностики ценностных ориентаций работников, занятых в производственной сфере, говорят о недостаточной профессиональной подготовке в сфере нравственного развития специалистов, в формировании личностно-социальных компетенций. Компетенция — это способность применять знания, умения, навыки и личностные качества для успешной деятельности в определенной области. В комплекс личностно-социальных компетенций входят такие способности как способность к ответственному выполнению профессиональных функций, способность к анализу ситуаций и разрешению межличностных производственных конфликтов, способность к самоконтролю и самооценке эффективной деятельности и др.

Методика А.Ю. Балашова «Мотивационный профиль работника» [1] разработана на подходах, рассматривающих человека как личность, представляющую собой сочетание всех или некоторых из мотивационных типов в определенной пропорции. Таким образом, каждый человек описывается мотивационным профилем, показывающим, в какой степени в нем присутствует каждый мотивационный тип. Балашов А.Ю. различает следующие «чистые» типы мотивации: люмпенизированный (избегательный класс); инструментальный (достижительный класс);

профессиональный (достижительный класс); патриотический (достижительный класс); хозяйский (достижительный класс).

Люмпенизированный тип имеет следующие характеристики: все равно, какую работу выполнять, нет предпочтений; согласен на низкую оплату, при условии, чтобы другие не получали больше; низкая квалификация; не стремится повысить квалификацию, противодействует этому; низкая активность и выступление против активности других; низкая ответственность, стремление переложить ее на других; стремление к минимизации усилий.

Инструментальный тип имеет несколько иные характеристики: интересует цена труда, а не его содержание (т.е. труд является инструментом для удовлетворения других потребностей, отсюда и название этого типа мотивации); важна обоснованность цены, не желает «подачек»; важна способность обеспечить свою жизнь самостоятельно.

Профессиональный тип имеет характеристики: интересует содержание работы; не согласен на неинтересные для него работы, сколько бы за них не платили; интересуют трудные задания; возможность самовыражения; считает важной свободу и ответственность в оперативных действиях; важно профессиональное признание, как лучшего в профессии.

Патриотический тип характеризуется качествами: необходима идея, которая будет им двигать; ответственность перед обществом за свою работу; важно общественное признание участия в успехе; главная награда — всеобщее признание незаменимости в фирме.

Хозяйский тип имеет характеристики: добровольно принимает на себя ответственность; характеризуется обостренным требованием свободы действий; не терпит контроля.

При всей видимой нейтральности характеристик к безопасности производственной деятельности представленных в профессиональном, патриотическом и хозяйственном типах профессиональной мотивации, следует отметить, что данная методика была выбрана для диагностики по нашей проблеме по ряду причин:

1)она позволяет определить совокупность мотивов работника производства, которая отражает реальную действительность;

2)в профессиональном, патриотическом и хозяйственном типах мотивации заложена ответственность за свои профессиональные действия, что лежит в основе продуманных решений, не допускающих халатность. небрежность и тем самым служит предупреждению возникновения критических ситуаций на производстве;

3)социальная направленность трех выделенных мотивационных типов, что детерминирует ответственность перед каждым отдельным человеком, которая обеспечивается самоконтролем, самодисциплиной на производстве.

Опрос проводился тех же 550 респондентов одновременно с анкетированием по методике М. Рокича. Тестовый опросник состоял из 10 вопросов и со держал блоки (См. Приложение 1): «паспортичка» (вопросы 1-4); отношение работника к своей работе, работа как деятельность (вопросы 5-8); отношение работника к заработной плате (вопросы 9-10); работник и организация, коллектив (вопросы 11, 13); работник и совладение организацией (вопрос 14); работник и занимаемая им должность (вопросы 12, 15-18).

Обработка результатов проводилась в два этапа. На первом этапе обрабатывается каждая заполненная анкета и производится расчет индивидуального мотивационного профиля респондента. Обработка данных теста осуществляется с помощью специальной таблицы «Идентификация типов трудовой мотивации» (См.

Таблица).

Рассматривается поочередно вариант ответа на каждый вопрос, определяется по ключевой таблице тип мотивации. Проставив коды мотивации для всех вопросов и вариантов ответов, проводили подсчет, сколько раз встречается в проставленных кодах код каждого типа. Затем подсчитывали количество данных ответов. Набранные респондентом суммарные баллы по каждому из 5 типов трудовой мотивации делятся на общее число данных ответов. В итоге получается структура трудовой мотивации респондента, выраженная коэффициентами (индексами мотивации), которые меньше единицы. Для анализа выбиралось сочетание двух доминирующих типов трудовой мотивации у каждого респондента.

На втором этапе обработки данных по данной методике проводилась статистическая обработка ответов, для определения доминирующего типа трудовой мотивации у определенной группы работников. В нашем исследовании это были группы, дифференцированные по возрастному признаку (зрелые и молодые работники), а также группы, дифференцированные по функциональным обязанностям на производстве (менеджеры среднего звена и рабочие). Для этого выбирались анкеты, соответствующие интересующей нас группе. Суммировались индексы каждого типа трудовой мотивации по всем анкетам и сумму (S) делили на количество респондентов в группе, получали таким образом средний по группе индекс данного типа мотивации. Проделав подобные вычисления по каждому типу мотивации, получили мотивационный профиль исследуемой группы респондентов.

С помощью методики «Мотивационный профиль» было установлено, что у 69 % респондентов (из 550 опрошенных) доминирует инструментальный тип трудовой мотивации, которая показывает. Что большинство работающих на производстве рассматривают свой труд лишь как способ удовлетворения различных потребностей, только не потребности самореализации в профессиональной деятельности. Инструментальный тип мотивации не побуждает работника к творчеству и ответственности в трудовой деятельности этот тип мотивации превращает работника в равнодушного исполнителя самых необходимых профессиональных задач, не стимулирует новаторскую или креативную деятельность, пробуждает потребности обустраивать и делать удобным пространство, в котором осуществляется профессиональная деятельность. Это приводит и к равнодушию к технике безопасности и другим требованиям на производстве, так как они не связаны с уровнем оплаты труда и повышением его производительности, влияющей на повышение заработной платы.

Вызывает тревогу, что 19 % работников инструментальный тип трудовой мотивации сочетается с люмпенизированным типом.

У 5 процентов доминирует люмпенизированный тип трудовой мотивации.

Эти работники могут стать субъектами, создающими критические ситуации на производстве, приводящие к техногенным катастрофам, так как именно этот контингент на производстве не имеет предпочтений в работе, равнодушно выполняет спустя рукава любое задание, согласен на низкую оплату, не несет ответственности за качество выполненной работы, имея низкую квалификацию они не стремятся повысить свой разряд, и даже противодействуют этому; проявляют низкая активность и выступают против активности других; имеют низкую ответственность и стараются переложить ее на других; стремятся к минимизации усилий на работе, поэтому нарушают любые правила и инструкции, в том числе и по технике безопасности.

Только у 25 % респондентов преобладает профессиональный тип трудовой мотивации. У 6 % работников преобладает патриотический тип трудовой мотивации.

При диагностике 369 работников зрелого возраста установлено, что 66,9 % имеют доминирующий инструментальный тип трудовой мотивации, лишь у 17,9 % преобладает профессиональный тип мотивации.

Анализ ответов молодых работников позволил установить, что у 56,8 % респондентов молодого возраста доминирует также инструментальный тип трудовой мотивации, профессиональный тип мотивации преобладает 37,8 % молодых работников. Патриотический и люмпенизированный типы трудовой мотивации распределились поровну, они доминируют у 4 % молодых респондентов.

Поскольку в функционал менеджеров среднего звена входит обеспечение техники безопасности осуществляемой под их руководством производственной деятельности, а также лежит ответственность за принятие текущих и экстренных решений, то был отдельно определен доминирующий тип трудовой мотивации этих работников.

Менеджеры зрелого поколения (82 человека) по типам трудовой мотивации распределились следующим образом: 44 % с доминирующим инструментальным типом; 31,8 % имеют преобладающий профессиональный тип трудовой мотивации; 13,5 % — с преобладанием люмпенизированного типа трудовой мотивации;

12,1 % менеджеров имеют преобладающий патриотический тип трудовой мотивации; 11.0 % опрошенных имеют доминирующий хозяйственный тип трудовой мотивации. Эти данные говорят о том, что менеджеры старшего поколения в основном мотивированы на получение заработной платы, их интересы не распространяются на творчество м и инновации, на развитие производства, а значит его совершенствование и, в конечном итоге, на безопасность.

Диагностика молодого поколения менеджеров не дала результатов, вселяющих надежду на коренные изменения создавшейся ситуации на производстве.

Было установлено, что из 21 опрошенного молодого менеджера 62 % имеют доминирующий инструментальный тип, 19 % — профессиональ— ный тип, и 19 % опрошенных имеют доминирующий патриотический тип трудовой мотивации.

Эти данные не дают пока оснований для оптимистического прогноза по изменению состояния отечественного производства в проблеме профилактики техногенных катастроф, так как преобладание менеджеров с инструментальной мотивацией, то есть с ориентацией лишь на зарабатывание денег, а не на развитие производства и его безопасность, не создает на производстве ситуаций, требующих пересмотра режима выполнения правил техники безопасности. Такие менеджеры сами не выполняют правила техники безопасности и не контролируют их выполнение подчиненными.

Таким образом, диагностика мотивационного профиля работников производства говорит о существующих проблемах:

1)работники производства как зрелого, так и молодого поколения не рассматривают свою профессиональную деятельность как средство личностного саморазвития, самосовершенствования, их не заботит состояние производства, а значит и техники безопасности, они рассматривают свою работу лишь как источник зарабатывания денег для удовлетворения потребностей, лежащих вне профессиональной деятельности;

2)у молодого поколения менеджеров чаще, чем у зрелого поколения, доминирует профессиональный тип трудовой мотивации, в котором четче прослеживается ответственность и трудовая дисциплина, обеспечивающие заботу о выполнении правил техники безопасности на производстве;

3)профессиональная подготовка рабочих и специалистов высшей категории слабо решает проблему формирования ценностных ориентаций личности работника и доминирующих трудовых мотивов, направленных на развитие производства. его совершенствование, в том числе на создание безопасного для жизни и здоровья пространства на производстве.

На третьем этапе экспериментального исследования решалась задача определения взаимосвязи доминирующих типов трудовой мотивации с ценностными ориентациями личности работников производства.

Сопоставление данных, полученных с помощью двух названных выше методик, позволили выявить ряд закономерных зависимостей. Так, 40,4 % работников, имеющих инструментальный тип трудовой мотивации такую ценность как «материальная обеспеченность», ставят на 1-3 места в иерархии терминальных ценностей, а такая ценность как «ответственность» у 62 % таких работников занимает одно из последних мест в иерархии инструментальных ценностей (10— места). Работники с люмпенизированным типом трудовой мотивации также ставят «ответственность» на последние места в своей иерархии инструментальных ценностей. В то время как, 30 % работников с профессиональным типом трудовой мотивации ценность «здоровье и жизнь» людей ставят в иерархии терминальных ценностей на 2—3 места. «Ответственность» как ценность у большинства таких работников стоит на 5 месте в иерархии инструментальных ценностей.

Однако следует заметить, что из 550 опрошенных работников только 28,3 % работников производства имеют профессиональный тип трудовой мотивации, который характеризуется заинтересованностью в содержании работы и в сложности трудового задания; желанием выполнять только интересную для них работу, не зависимо от оплаты труда интересуют трудные задания; для них важна возможность самовыражения в профессиональной деятельности, они возлагают на себя личную ответственность в оперативных действиях на производстве; для них значимо профессиональное признание, как лучшего в профессии, поэтому они заинтересованно повышают свою квалификацию, не стоят на месте в профессиональном росте. Экспериментальное исследование ценностных ориентаций работников с помощью комплекса методик (методика М. Рокича и мтодика «Мотивационный профиль») показало, что эти методики могут успешно использоваться при мониторинге психологических особенностей работников в системе профилактики техногенных катастроф.

Одним из важных выводов, которые можно сделать на основе исследования ценностных ориентаций работников производства и их мотивационного профиля является вывод о необходимости реформирования системы профессиональной подготовки рабочих и специалистов на производстве. Личностный фактор является важнейшим в системе профилактики техногенных катастроф. Исследование выявило ряд актуальных проблем в структуре ценностных и смысложизненных ориентаций работников производства, которые требуют дальнейшего глубокого изучения.

1. Балашов Ю.К. Методики построения мотивационного профиля персонала и разработки // Кадры предприятия М., 2002. № 8.

С каждым днем усложняется окружающая нас действительность, все более динамичным становится развитие экономики, политики, науки, культуры, человеческих отношений в целом.

Вместе с тем, развитие общества включает в себя расширение и углубление понимания опасности различных техногенных и экологических катастроф, военных конфликтов, стрессов в обыденной жизни, с которыми сталкивалось и раньше, и может столкнуться в будущем человечество. При этом сообщения средств массовой информации о пожарах, катастрофах на производстве, авариях на транспорте, локальных войнах, убийствах, насилии подрывают веру людей в свои силы, обезоруживают их в противостоянии трудностям, снижают стрессоустойчивость.

В российском обществе не меньшую угрозу стрессоустойчивости и стрессосовладанию представляют морально-нравственные изменения постперестроечного периода. Однако вместе со сменой и размытостью отдельных морально-нравственных норм и идеалов, распространением религиозно-духовных убеждений, реализацией мощных зарядов постперестроечных идеалов «новых русских», основанных на снижении моральных норм и правил, мы можем наблюдать, что в народе чтутся и оказывают реальное воздействие на жизнедеятельность людей традиционные нравственные устои, основанные на идеалах добра, совести, чести, гуманности, толерантности.

Как известно, программа организации взаимоотношения людей, жизнеобеспеченности и жизнеспособности общества выстраивается на морально-нравственной идеологии, основу которой составляют, прежде всего, ценностные ориентации и личностные смыслы граждан этого общества. Они же выстраивают свой мировоззрение, свою идеологию как систему личностных ценностей и смыслов (Б.Г. Ананьев, 1996; Д.А. Леонтьев, 1999; В.В. Столин, 1983; И.А. Колиниченко, 2001). А способность и умение человека адекватно следовать моральным принципам и своим сформированным нравственным личностным ценностям и смыслам в изменяющемся мире является основой нравственной устойчивости, готовности к стрессосовладанию, к противостоянию влиянию техногенных и иных катастрофических ситуаций (В.Э. Чудновский, 1981).

Учитывая вышеизложенное, сегодня необходимо анализировать, изучать способности и возможности человека адекватно отвечать на усложнение жизненной ситуации, на рост различного рода возникающих опасностей своими все более совершенными решениями, смыслами, действиями, которые сохраняли и даже повышали бы стрессоустойчивость, безопасность, выживаемость, жизнеспособность его самого и всего общества.

В отечественной и зарубежной психологии проведено немало исследований стрессоустойчивости личности, условий повышения уровня психологического и социального здоровья человека, которые позволили глубоко проникнуть в природу изучаемого явления (Л.И Анцыферова, 1994; В.А. Бодров, 1995; Л.А. Байкова, 2007; А.А. Деркач, 1998; Е.С. Жариков, 1990; Л.А. Китаев-Смык, 1983; Л.В. Куликов, 2001; А.Б. Леонова, 2000; Г. Селье, 1994; В.Д. Шадриков, 1996 и др.).

Но исследователи, как правило, игнорируют влияние на стрессоустойчивость и стрессосовладание такого важного психологического фактора, как ценностные ориентации личности, что обусловливает значимость изучения этого феномена. А между тем Л.И. Божович понимает ценностные ориентации как «стержень личности», одно из центральных личностных образований. Они, наряду с направленностью, установками, социальными ожиданиями, притязаниями и другими социально-психологическими характеристиками, входят в мотивационную сферу личности [3].

Нами была предпринята попытка выявления изменений социально значимых ценностных ориентаций, произошедших у персонала производственного коллектива одного из крупных заводов г. Рязани под влиянием изменения социальной ситуации. В этих целях нами проведено сравнительное изучение ценностных ориентаций 85 работников двух поколений. Из них 39 рабочих и служащих родились до 1971 года (следовательно, их мировоззрение, ценностные ориентации сформировались в советское время) и 46 рабочих и служащих, родившихся позже 1971 года, у которых мировоззрение формировалось в постперестроечный период.

Задачей нашего исследования стало: 1) выявление различий ценностных ориентаций у профессионалов двух социальных групп (рабочих и служащих), сформировавшихся в разных социально-экономических условиях под влиянием изменившихся социальных ценностей и 2) выявление ценностных ориентаций, способных повысить стабильность нравственных устоев, укрепить психологическое и социальное здоровье, стрессоустойчивость работников, способность предупреждать возникновение нестандартных ситуаций, ведущих к техногенным катастрофам.

Нельзя не учитывать, что постоянная изменчивость социальной ситуации приводит к изменению сознания личности, в том числе таких психологических единиц, обусловленных социальной позицией личности, местом человека в системе общественных и производственных отношений, как личностный смысл, личностные ценности, ценностные ориентации. Ценностные ориентации представляют собой психологические образования, иерархическую систему, и существуют в структуре личности только в качестве ее элементов. Невозможно себе представить ориентацию личности на ту или иную ценность как некое изолированное образование, не учитывающее ее приоритетность, субъективную важность относительно других ценностей, т.е. не включенное в психологическую систему личности.

Система ценностных ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее отношений к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, основу жизненной концепции и «философии жизни», определяющих главную линию его поведения, деятельности и общения с людьми.

Решающее влияние на формирование ценностных ориентаций, мировоззрения и социального здоровья личности оказывает социальная ситуация в период профессионального и личностного становления.

Психологи различных теоретических направлений, раскрывая понятие личности, нередко пытались выделить одно, на их взгляд главное свойство человека.

Так, в когнитивной психологии это — человек «ощущающий», то есть пассивно воспринимающий мир, потребляющий информацию. По З. Фрейду — человек «нуждающийся» — он много хочет, но мало может. У В.М.Бехтерева и бихевиористов — человек «реагирующий», по исследованиям Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Д.Н. Узнадзе — человек — «деятель», порождаемый жизнью и обществом, стремящийся к достижению цели и отстаивающий своими делами определенный образ жизни и т.д.

Б.Ф. Ломов указывает, что некоторые исследователи анализировали психику личности путем выявления в ней исходной «единицы», «клеточки» психического, содержащей хотя бы в зародыше все основные свойства целого. В качестве такой «единицы» рассматривали ассоциацию (Милль, Б. Спенсер), гештальт (Вертгаймер), элементарный опыт отражения (С.Л. Рубинштейн), ощущение (Б.Г. Ананьев), действие (А.Н. Леонтьев) [8].

Другие психологи, чтобы наиболее точно охарактеризовать личность, выделяют определяющее, на их взгляд, «конституирующее» начало личности: «направленность» — у Л.И. Божович, «отношение» — у В.Н. Мясищева, «общение» — у А.А. Бодалева, «иерархия деятельности и мотивов» — у А.Н. Леонтьева, «значимость, избирательность» — у Н.Ф. Добрынина, «установка» — у Д.Н. Узнадзе, «эмоциональная направленность» — у Б.И. Додонова, «избирательность» — у А.Г. Ковалева.

Зарубежные исследователи личности выделяют в качестве определяющих другие характеристики: «тревожность, интроверсия-экстраверсия» (Г. Айзенк), «стремление к превосходству» (К. Юнг), «врожденное чувство беспокойства»

(К. Хорни), «самоактуализация» (А. Маслоу), «самооценка» (К. Роджерс) и т.д.

К. Вортман и Э. Лофтус (1988) утверждают, что «личность состоит из стабильных моделей мышления, поведения и эмоциональных реакций, которые отражают приспособление человека к окружающей среде».

Но, по мнению Н.И. Непомнящей (1995), многие «психологические искания довольно часто не имеют своей основы: знаний о сущности человека, его способностях и возможностях» [9]. По ее утверждению, для формирования полной, глубокой, разносторонней характеристики личности необходимо раскрывать и учитывать не только специфические сущностные свойства: универсальность человека, его потенциальную бесконечность, особую взаимосвязь с другими людьми, но и базовые основания личности: нравственные личностные ценности, сознание, отношение к другим людям, к творчеству, к деятельности.

Несмотря на различие трактовок личности, многие отечественные психологи в качестве ведущей системообразующей характеристики личности также выделяют направленность. В исследовании Б.Ф. Ломова указывается, что эта характеристика называется как «динамическая тенденция» — у С.Л. Рубинштейна, «смыслообразующий мотив» — у А.Д. Леонтьева, «доминирующее отношение» — у В.Н. Мясищева, «основная жизненная направленность» — у Б.Г. Ананьева. Направленность личности, так или иначе выявляется при изучении всей системы психических свойств и состояний личности: ценностных ориентаций, потребностей, интересов, склонностей, мотивационной сферы, идеалов, убеждений, способностей, одаренности, характера, волевых, эмоциональных, интеллектуальных особенностей и т.д. Именно в направленности выражаются цели, личностные ценности, во имя которых действует личность, ее мотивы, ее субъективные отношения к различным сторонам действительности, ориентация в жизни. В глобальном плане направленность можно оценить как отношение того, что личность получает и берет от общества, к тому, что она ему дает, вносит в его развитие. То, как именно личность участвует в тех или иных социальных процессах (содействует их развитию, противодействует, тормозит или уклоняется от участия в них), зависит от ее направленности, которая формируется в процессе развития личности в системе общественных отношений [8].

В теории мотивации деятельности С.Л.Рубинштейна указываются пути преобразования мотивов в черты характера и свойства личности. В соответствии с его теорией, любое реальной действие человека исходит из мотива и предполагает осознание и выбор цели на основании оценок действительности, т.е. на основе ценностных ориентаций. Это отношение к задаче составляет внутренний стержень действия, его психологическое содержание. «Психологические компоненты, таким образом, не только представлены в начале и конце действия в виде его мотива как источника действия и его цели, но и включаются в самое существо его. Человеческое действие или поступок не является, таким образом, лишь внешним актом, который извне должен быть соотнесен с переживанием, с сознанием индивида. В действительности всякое человеческое действие, всякий поступок сам является уже единством внутреннего и внешнего». Более того, С.Л.Рубинштейн утверждает, что все течение психической деятельности является процессом, в котором осуществляется мотивация деятельности человека предметами и явлениями окружающего мира [11]. В соответствии с концепцией С.Л.Рубинштейна о кольцевой взаимосвязи между свойствами личности и мотивами поведения, каждый действенный мотив поведения, который приобретает устойчивость, — это в потенции будущая черта характера в ее генезисе, а черта характера — это сгусток мотивов, который раз за разом реализуясь в поступках человека и «оседая» в нем, переходит в личностное свойство.

С.Л. Рубинштейн пишет, что мотив человеческих действий естественно связан с их целью, поскольку мотивом является побуждение или стремление ее достигнуть. При этом создается возможность как схождения, так и расхождения между мотивом и целью. Целью является выполнение общественной деятельности, а мотивом — удовлетворение личных потребностей. Единство деятельности конкретно выступает как единство тех целей, на которые она направлена, и мотивов, из которых она исходит [5].

С.Л. Рубинштейн отвечает и на узловой вопрос о том, как мотивы, характеризующие не столько личность, сколько обстоятельства ее жизни, превращаются в характер этой личности: чтобы мотив (побуждение) как «строительный материал», из которого складывается характер, «стал личностным свойством, он должен генерализоваться по отношению к ситуации, в которой он первоначально появился, распространившись на все ситуации, однородные с первой». Свойство характера — это, в конечном счете, и есть ценностная ориентация, побуждение, мотив, закономерно появляющийся у данного человека при однородных условиях.

«Поэтому основная линия воспитательной работы по формированию характера и свойств личности — это работа по отбору и прививке надлежащих мотивов путем их генерализации и стереотипизации» [11].

Кроме того, в теоретической концепции С.Л. Рубинштейна мы находим прямое разъяснение акме-развития личности в ходе выполнения социальных задач, выдвигаемых обществом: чтобы действенно включить человека в выполнение задач, стоящих перед жизнью, надо уметь нащупать ту мотивацию, которая способна побудить его к соответствующим действиям и, лишь опираясь на эту мотивацию, можно поднимать человека на разрешение все более высоких задач. С другой стороны, опираясь на выполняемые человеком высокие задачи, надо поднимать на все более высокий уровень его мотивы, которыми он способен руководствоваться, формируя их через действия, порождаемые ими, т.к. существует кольцевая взаимозависимость не только между чертой характера и мотивом, но также и между мотивом и поступком.

У Л.И. Божович мы находим указание на то, что именно взгляды и убеждения, складывающиеся в систему мировоззрения, становятся постепенно главной мотивирующей силой, определяющей и все другие побуждения субъекта, и его поведение, ее нравственная устойчивость. А главными направлениями в формировании личности Л.И. Божович считает развитие сознания и нравственных чувств, развитие мотивационной сферы, направленности, потребностей, намерений, стремления к цели, побуждающего действовать в том или ином направлении [3].

В последнее время усиливается тенденция к интегрированному, системному рассмотрению процесса развития личности (А.Г. Асмолов, В.С. Мухина, Н.И. Непомнящая, Д.Н. Фельдштейн, Э. Эриксон и др.), когда основу этого процесса находят в объективных законах, обусловленных взаимодействием ряда факторов — биологического, социального, возрастного, активности самого индивида. Некоторые из этих законов исполняют роль предпосылок к развитию, другие — роль источника, третьи при определенных условиях обусловливают поступательное движение в развитии.

Б.Ф. Ломов считает основанием личностных свойств (в том числе ценностных ориентаций) систему общественных отношений. Развитие личности обеспечивается сложной системной детерминацией, включающей как социализацию личности, так и ее индивидуализацию. «Именно в процессе движения индивида в системе общественных отношений в результате его активной деятельности происходит превращение психических процессов в психические свойства его личности»

[8]. Этот процесс направляется обществом и осуществляется, в первую очередь, через систему образования и воспитания. Психические свойства личности определяют поведение человека, влияют на характер, мотивы и цели его деятельности, на характер общения с другими людьми.

В концепции Б.Ф.Ломова структура деятельности рассматривается как система, имеющая сложное строение: любая деятельность исходит из определенных оценок действительности, ориентации в ней (т.е. ценностных ориентаций), мотивов и направлена на достижение определенных целей. Ее психологическими составляющими являются процессы антиципации, планирования, восприятия, переработки текущей информации, принятия решений, контроля результатов, коррекции результатов [8].

Цель и связанная с ней программа деятельности формируются на основе отражения и оценок той действительности, в которой человек живет.

Деятельность развивается как бы по спирали, сформированный вектор мотив — цель реализуется в ней следующим образом:

система общественных отношений отражается в сознании индивида, оценивается и формирует его потребность.

Потребности в результате включения личности в общественные отношения становятся мотивами ее деятельности (поведения).

На базе потребностей и мотивов (фундаментом которых являются ценностные ориентации, цели и направленность личности) формируются жизненные цели и цели деятельности личности, причем жизненная цель определяет и все цели деятельности.

Осуществленная деятельность (т.е. достигнутая цель) создает возможность «перевода» вектора мотив — цель на новый уровень, создает возможность постановки новой цели, что также реализуется в деятельности, создает новую возможность и т.д. В этом движении по спирали через вектор мотив — цель развиваются все качества и свойства личности [8].

Придавая столь большое значение потребностно-мотивационной сфере, Б.Ф.Ломов считал успешность формирования мотивационной сферы, адекватной структуре общественных потребностей и общественных ценностей, — главным условием эффективного решения задач развития и социализации личности.

Понятие ценностных ориентаций разрабатывалось в исследованиях многих отечественных и зарубежных психологов (Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн, Д.А. Леонтьев, M. Rokeach, В.А. Ядов и др.). Так, Ч. Моррис (С. Моrris), не пользуясь понятием «ценностные ориентации», различал ценности оперативные (действенные) и сознаваемые. К. Клакхон (К. Kluckhohn) же определяет ценности как аспект мотивации, а ценностные ориентации — как определенные концепции.

Ш. Шварц и У. Билски дают аналогичное концептуальное определение ценностей, включающее следующие формальные признаки:

— ценности — это понятия или убеждения;

— ценности относятся к желательным конечным состяниям или поведению;

— ценности имеют надситуативный характер;

— ценности управляют выбором или оценкой поведения и событий;

— ценности упорядочены по относительной важности.

В отечественной литературе те же данные интерпретируются в понятиях ценностных ориентаций. В исследовании Д.А. Леонтьева они выступают как ценностные представления, независимо от того, как обозначаются в конкретных работах: понятиями «ценность», «ценностная ориентация» или как-нибудь иначе [7].

А.Г. Здравомыслов отмечает, что регулятивная функция ценностных ориентаций личности охватывает все уровни системы побудителей активности человека. Поэтому специфика действия ценностных ориентаций заключаются в функционировании не только как способов рационализации поведения, их действие распространяется не только на высшие структуры сознания, но и на подсознательные структуры. Они определяют направленность воли, внимания и интеллекта.

Н.Ф. Наумова выделяет ценностные ориентации как один из механизмов целеполагания, так как они ориентируют человека среди объектов природного и социального мира, создавая упорядоченную и осмысленную, имеющую для человека значение картину мира. По ее словам, ценностные ориентации дают основание для выбора из имеющихся альтернатив целей и средств, для порядка предпочтений, оценки и отбора этих альтернатив, определяя «границы действия», т.е. не только регулируют, но и направляют эти действия.

По мнению М.С. Яницкого, тем самым система ценностных ориентаций определяет жизненную перспективу, «вектор» развития личности, являясь важнейшим его источником и механизмом, и является психологическим органом, связывающим в единое целое личность и социальную среду, выполняющим одновременно функции регуляции поведения и определения его цели.

По словам Ф.Е. Василюка, ценность внутренне освещает всю жизнь человека, наполняя ее простотой и подлинной свободой. Как он отмечает в этой связи, ценности приобретают качества реально действующих мотивов и источников осмысленности бытия, ведущие к росту и совершенствованию личности в процессе собственного последовательного развития. Ценностные ориентации, являясь, таким образом, психологическим органом, механизмом личностного роста и саморазвития, сами носят развивающийся характер и представляют собой динамическую систему.

По терминологии Абульхановой-Славской, ценностные ориентации рассматриваются как направление на выработку «своей индивидуальной траектории» жизни [1].

Ценностные ориентации неоднородны по составу и структуре. Исследователи В.В. Гаврилюк и Н.А. Трикоз выделяются четыре типа систем ценностей, различающихся по уровню их организации:

— смысложизненную систему, объединяющую ценности человеческой жизни, определяющую цели бытия, человеческой сущности, ценности свободы, правды, красоты, т.е. общечеловеческие ценности;

— витальную систему — это ценности сохранения и поддержания повседневной жизни, здоровья, безопасности, комфорта;

— интеракционистскую систему — это ценности и суждения важные в межличностном и групповом общении: хорошие отношения, спокойная совесть, власть, взаимопомощь;

— социализационную систему — ценности, которые определяют процесс формирования личности: социально одобряемые и наоборот [5].

Существует и другая градация ценностей по уровню их организации. В статье «Системная организация и развитие психики» Барабанщиков Б.А. на основе анализа основных видов ценностей выделяет три уровня их организации:

1) Наиболее обобщенные, абстрактные ценности: духовные, социальные, материальные; духовные ценности, в свою очередь, дифференцируются на познавательные, эстетические, гуманистические и др. Социальные — на ценности социального уважения, социальных достижений, социальной активности и т. д.

2) Ценности, закрепляющиеся в жизнедеятельности и проявляющиеся как свойства личности: общительность, любознательность, активность, доминантность и т.п.

3) Наиболее характерные способы поведения личности, выраженные в реализации и закреплении ценностей свойств [2].

В психологическом словаре под редакцией В.В. Давыдова, А.В. Запорожца, Б.Ф. Ломова статья «Ценностные ориентации» гласит, что это понятие социальной психологии, выражающее положительную или отрицательную значимость для индивида предметов или явлений социальной действительности. Система ценностных ориентаций отражает идеологию и культуру общества, к которому индивид принадлежит. Они выражают внутреннюю основу отношений человека к различным ценностям материального, морального, политического и духовного порядка [10].

В Философском энциклопедическом словаре мы находим следующее толкование. Ценностные ориентации — важнейшие элементы внутренней структуры личности, закрепленные жизненным опытом индивида, всей совокупностью его переживаний и отграничивающие значимое, существенное для данного человека от незначимого, несущественного. По мнению философии, ценностные ориентации, эта главная ось сознания обеспечивает устойчивость личности, преемственность определенного типа поведения и деятельности и выражается в направленности потребностей и интересов. Развитые ценностные ориентации — признак зрелости личности, показатель меры ее социальности… Устойчивая и непротиворечивая совокупность ценностных ориентаций обусловливает такие качества личности, как цельность, надежность, верность определенным принципам и идеалам, способность к волевым усилиям во имя этих идеалов и ценностей, активность жизненной позиции; противоречивость ценностных ориентаций порождает непоследовательность в поведении; неразвитость ценностных ориентаций — признак инфантилизма, господства внешних стимулов во внутренней структуре личности [12].

В более позднем издании Всемирной энциклопедии ценностные ориентации определяются как предпочтения или отвержения определенных смыслов, как жизнеорганизующих начал и готовность или неготовность вести себя в соответствии с ними. Ценностные ориентации задают общую направленность интересам и устремлениям личности; иерархию индивидуальных предпочтений и образцов;

целевую и мотивационную программы; уровень притязаний и престижных предпочтений; представления о должном и механизмы селекции по критериям значимости; меру готовности и решимости (через волевые компоненты) через реализацию собственного «проекта» жизни [4].

Несмотря на различие взглядов на этот психологический феномен, ученые едины в определении ценностных ориентаций как важнейших элементов внутренней структуры личности, главной оси сознания, регулирующей поведение и деятельность личности в наиболее значимых ситуациях ее социальной активности.

Наиболее известными являются исследования ценностных ориентаций, которые проводил в США американский социолог Милтон Рокич (M. Rokeach) в конце 60-ых —70-ые гг. XX века, используя авторскую методику прямого ранжирования ценностей.

В диагностической методике М. Рокича различаются два класса ценностей:

терминальные и инструментальные Терминальные ценности он определяет как «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо конечная цель существования».

Инструментальные ценности М. Рокич считает убеждениями в том, что определенный образ действий (например, честность, рационализм) с личной и общественной точек зрения является предпочтительным в любых ситуациях.

На основании масштабных исследований ценностных представлений, проведенных на общенациональной американской выборке, исследователь заключил, что человеческие ценности характеризуются следующими основными признаками:

1) общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико;

2) все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в разной степени;

3) ценности организованы в системы;

4) истоки человеческих ценностей прослеживаются в культуре, обществе и его институтах и личности;

5) влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения.

Также им были выявлены и проанализированы связь декларируемой значимости (ранга) различных ценностей с такими переменными, как пол, возраст, социальное положение, доход, образование, расовая принадлежность, политические убеждения.

Результаты исследований других авторов показали взаимозависимость и взаимообусловленность ценностей с некоторыми личностными особенностями, а также — наличие их кросскультурной специфики.

Терминальные ценности — это главные, основные цели человека. Они отражают долговременную жизненную перспективу, определяют смысл жизни человека, указывают, что для него особенно важно, значимо, ценно. Именно терминальные ценности соотносятся с так называемыми смыслообразующими мотивами по А.Н. Леонтьеву.

А.Н. Леонтьев считал смыслообразующие мотивы решающими, т.к. важно не только то, что необходимо субъекту, и не только то, что и как делается для достижения первого, но и то, зачем необходимо человеку все ранее названное.

Смыслообразование осуществляет личность посредством своих мотивов, а точнее всей иерархизированной структуры направленности человека, которая соотносится как с явлениями внутри себя, так и с различными внешними явлениями. С точки зрения ценностного подхода к изучению особенностей формирования сознания личности, все явления действительности (включая и поступки людей) могут быть представлены в виде набора ценностей, выражающего субъективную оценку индивидом этих явлений с позиции их необходимости при удовлетворении его потребностей и интересов [6].

У нас в стране незадолго до выхода в свет основных монографий Рокича по проблеме ценностей была создана исследовательская группа по изучению ценностных ориентации. Методика Рокича уже в 70-е гг. адаптирована А.Гоштаутасом, А.А. Семеновым и В.А. Ядовым в ИСЭП АН СССР. В процессе адаптации список терминальных ценностей был существенно изменен — отчасти по культурным, отчасти по политическим причинам. Популярности этой методики способствовало и то, что исследование Г.И. Саганенко, сравнивавшей различные стандартизированные методы изучения ценностей, показало, что по надежности и устойчивости прямое ранжирование списков превосходит все варианты оценочного шкалирования каждой из ценностей и уступает только методу парного сравнения, который технически приемлем лишь для очень небольших списков ценностей. Таким образом, хотя метод прямого ранжирования методически несовершенен, он не уступает другим методам, реально использующимся при изучении ценностных представлений. Получила известность и диспозиционная концепция личности В. А. Ядова, в которой понятие ценностных ориентации заняло одно из центральных мест. Именно в понятиях ценностных ориентации интерпретировались результаты по методике М. Рокича при проведении отечественных исследований.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет А.Г. КУДРИН ФЕРМЕНТЫ КРОВИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ МОЛОЧНОГО СКОТА Мичуринск - наукоград РФ 2006 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 636.2. 082.24 : 591.111.05 Печатается по решению редакционно-издательского ББК 46.0–3:28.672 совета Мичуринского...»

«Дальневосточный Институт Управления СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ МОЛОДЫХ СЕМЕЙ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ РЕГИОНА МОНОГРАФИЯ Хабаровск - 2013 2 ББК 60.542.15 УДК 316.346.32–053.6 С 692 Рецензенты: Тюрина Ю.А., доктор социологических наук, доцент, директор института экономики ФГБОУ ВПО Дальневосточный государственный университет путей сообщения Фарафонова Л.Н., кандидат педагогических наук, доцент ФГБОУ ВПО Дальневосточный государственный гуманитарный университет Авторский коллектив Байков Н.М., д.с.н.,...»

«И.А. САВИНА МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ В ЖКХ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 640.6 (4707571) ББК 65.441 С13 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор Б.И. Герасимов Доктор экономических наук, профессор В.А. Шайтанов Савина И.А. С13 Моделирование системы управления качеством в ЖКХ / Под науч. ред. д-ра экон. наук Б.И. Герасимова. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. 88 с. Проводится анализ проблем современной теории и практики организации работ по обслуживанию...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожной академия (СибАДИ) МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РАБОЧИХ ПРОЦЕССОВ ДОРОЖНЫХ И СТРОИТЕЛЬНЫХ МАШИН: ИМИТАЦИОННЫЕ И АДАПТИВНЫЕ МОДЕЛИ Монография СибАДИ 2012 3 УДК 625.76.08 : 621.878 : 519.711 ББК 39.92 : 39.311 З 13 Авторы: Завьялов А.М., Завьялов М.А., Кузнецова В.Н., Мещеряков В.А. Рецензенты:...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса А.Б. ВОЛЫНЧУК РОССИЯ В ПРИАМУРЬЕ – ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 66.2 В 62 Рецензенты: М.Ю. Шинковский, д-р полит. наук (Владивостокский государственный университет экономики и сервиса); С.К. Песцов, д-р полит. наук (Дальневосточный государственный технический...»

«Автор посвящает свой труд светлой памяти своих Учителей, известных специалистов в области изучения морского обрастания Галины Бенициановны Зевиной и Олега Германовича Резниченко RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FAR EASTERN BRANCH INSTITUTE OF MARINE BIOLOGY A.Yu. ZVYAGINTSEV MARINE FOULING IN THE NORTH-WEST PART OF PACIFIC OCEAN Vladivostok Dalnauka 2005 8 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ МОРЯ А.Ю. ЗВЯГИНЦЕВ МОРСКОЕ...»

«А.В. Мартынов ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА В РОССИИ Административно-процессульное исследование Под научной редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Ю.Н. Старилова Монография nota bene Москва, 2010 г. ББК 67 М 29 Рецензенты: Дугенец Александр Сергеевич доктор юридических наук, профессор; Кононов Павел Иванович доктор юридических наук, профессор. М 29 А.В. Мартынов Проблемы правового регулирования...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГАОУ ВПО ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Педагогический институт Факультет лингвистики и словесности Кафедра русского языка и теории языка СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК: СИСТЕМА ЯЗЫКА, РЕЧЬ, ОБЩЕНИЕ Ростов-на-Дону – 2010 3 Утверждено решением редакционно-издательского совета Педагогического института ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет. ББК 81.2 Рус УДК 4 С ISBN 978-5-7509-1213-1 С 56 Современный русский язык: система языка, речь, общение: Монография. Ростов...»

«Organizacin Social Regional “Asociacin de estudios sobre el mundo iberoamericano” (AEMI) Региональная общественная организация Ассоциация исследователей ибероамериканского мира (РОО АИИМ) Organizacin Social Regional “Asociacin de estudios sobre el mundo iberoamericano” (AEMI) S. Bezus CARTA FORMAL EN LA ESPAA medieval: el aspecto histrico y pragmalingstico Monografa Mosc – 2013 2 Региональная общественная организация Ассоциация исследователей ибероамериканского мира (РОО АИИМ) С.Н. Безус...»

«Д.А. ЗАЛОЖНЕВ, Д. А. НОВИКОВ МОДЕЛИ СИСТЕМ ОПЛАТЫ ТРУДА Российская академия наук Институт проблем управления Д.А. ЗАЛОЖНЕВ, Д.А. НОВИКОВ МОДЕЛИ СИСТЕМ ОПЛАТЫ ТРУДА Москва ПМСОФТ 2009 УДК ББК Заложнев Д.А, Новиков Д.А. Модели систем оплаты труда. – М.: ПМСОФТ, 2009. – 192 с.: ил. ISBN 978-5-903183-07-4 Монография посвящена изложению результатов синтеза теорий индивидуальных и коллективных систем оплаты труда и поощрительных вознаграждений, разрабатываемых в рамках общей экономической...»

«252 Editorial Board: Dr. Igor Buksha (Ukraine) Dr. Roman Corobov (Moldova) Acad. Petro Gozhik (Ukraine) Dr. Pavel Groisman (USA) Acad. Valeryi Eremeev (Ukraine) Acad. Vitalyi Ivanov (Ukraine) Prof. Gennady Korotaev (Ukraine) Dr. Yuriy Kostyuchenko (Ukraine) Prof. Vadym Lyalko (Ukraine) – Chief Editor Acad. Leonid Rudenko (Ukraine) Dr. Igor Shkolnik (Russia) Acad. Vyacheslav Shestopalov (Ukraine) Prof. Anatoly Shvidenko (Russia-Austria) Acad. Yaroslav Yatskiv (Ukraine) Изменения земных систем в...»

«МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ  И  НАУКИ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  СИБИРСКИЙ  ФЕДЕРАЛЬНЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ  ИНСТИТУТ  ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОГО  МОДЕЛИРОВАНИЯ  СО  РАН  Е. Н. Заворуева, В. В. Заворуев, С. П. Крум  ЛАБИЛЬНОСТЬ ПЕРВОЙ ФОТОСИСТЕМЫ ФОТОТРОФОВ   В РАЗЛИЧНЫХ УСЛОВИЯХ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ  Монография  Красноярск  СФУ  2011  УДК  574.24  ББК  28.073  З-13        Рецензенты:   Р. А. Карначук, зав. кафедрой физиологии растений и биотехнологии,  доктор биологических наук, профессор Биологического института ТГУ; ...»

«А.В. Дементьев К О Н Т Р АК ТНА Я Л О Г ИС ТИ К А А. В. Дементьев КОНТРАКТНАЯ ЛОГИСТИКА Санкт-Петербург 2013 УДК 334 ББК 65.290 Д 30 СОДЕРЖАНИЕ Рецензенты: Н. Г. Плетнева — доктор экономических наук, профессор, профессор Введение................................................................... 4 кафедры логистики и организации перевозок ФГБОУ ВПО СанктПетербургский государственный экономический университет; Потребность в...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕ ЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОБЛЕМ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА Н.И. ИВАНОВА СОВРЕМЕННОЕ КОММУНИКАТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО РУССКОГО ЯЗЫКА В РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ) СОцИОПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Ответственный редактор доктор филологических наук П.А. Слепцов НОВОСИБИРСК НАУКА 20  УДК 81.27 +. ББК 81.2Рус + 2Рос.Яку И Рецензенты доктор филологических наук А.А. Бурыкин кандидат...»

«Е. С. Кузьмин Система Человек и Мир МОНОГРАФИЯ Е. С. Кузьмин УДК 1 ББК 87 К89 Научный редактор В. И. Березовский Кузьмин Е. С. Система Человек и мир : монография : в 2 т. / Е. С. Кузь К89 мин ; [науч. ред. В. И. Березовский]. – Иркутск : Изд во Иркут. гос. ун та, 2010. – Т. 1, 2. – 314 с. ISBN 978 5 9624 0430 1 Сегодня перед Россией остро стоит задача модернизации как единствен ного условия выживания. Модернизация триедина: мировоззренческая, политическая и технологи ческая. Е. С. Кузьмин,...»

«С.И.Чернышов А.Г.Ворона И.Ю.Микляев А.Н.Микляева Э.А.Сыромолот ГАММА-ЦУНАМИ ВООБРАЖЕНИЯ В СЕРДЦЕБИЕНИИ МНОГОМЕРНОГО ТОРА ВСЕЛЕННОЙ Светлое Учение 2013 С.И.Чернышов А.Г.Ворона И.Ю.Микляев А.Н.Микляева Э.А.Сыромолот ГАММА-ЦУНАМИ ВООБРАЖЕНИЯ В СЕРДЦЕБИЕНИИ МНОГОМЕРНОГО ТОРА ВСЕЛЕННОЙ Светлое Учение Харьков: ОАО Модель Вселенной С.І.Чернишов О.Г.Ворона І.Ю.Мікляєв Г.М.Мікляєва Е.А.Сиромолот...»

«В.И. Юшманов ВОКАЛЬНАЯ ТЕХНИКА и её парадоксы Издание второе Санкт-Петербург 2002 ББК 85.314 Ю95 Юшманов В.И. Вокальная техника и её парадоксы. Изд. второе. СПб.: Издательство ДЕАН, 2002. - 128 с. Монография доцента Санкт-Петербургской консерватории В.И. Юшманова Вокальная техника и ее парадоксы — новое слово в теории певческого искусства и вокальной методике. В книге приводятся новые данные о биофизике певческого процесса, впервые рассматриваются вопросы вокальной психологии. Впервые показано,...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК НАУКА И ИННОВАЦИИ: ВЫБОР ПРИОРИТЕТОВ Ответственный редактор академик РАН Н.И. Иванова Москва ИМЭМО РАН 2012 УДК 338.22.021.1 ББК 65.9(0)-5 Нау 34 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Ответственный редактор академик РАН Н.И. Иванова Редакторы разделов – д.э.н. И.Г. Дежина, к.п.н. И.В. Данилин Авторский коллектив: акад. РАН Н.И. Иванова, д.э.н. И.Г. Дежина, д.э.н....»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ И ПРИКЛАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ==================================================== ИНСТИТУТ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ И ПРИКЛАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ БИБЛИОГРАФИЯ (2008–2012 ГГ.) Москва 2013 ББК 91 И71 И71 Институт фундаментальных и прикладных исследований : Научные публикации сотрудников : библиография (2008–2012 гг.) [Текст] / сост. Вл. А. Луков. — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. — 204 с. В библиографическом...»

«Министерство образования и науки Украины Харьковская национальная академия городского хозяйства В.Т. СЕМЕНОВ, Н.Э. ШТОМПЕЛЬ ФОРМИРОВАНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ МЕГАПОЛИСОВ. УРБАНИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Монография Харьков – ХНАГХ - 2009 УДК 711.01: 711.4.01: 711.5 ББК 85.11 0.71 Семенов В.Т. Формирование устойчивого развития мегаполисов. Урбанистические аспекты / В.Т. Семенов, Н.Э. Штомпель. – Х.: Харьк. нац. акад. город. хоз-ва, 2009. – 340 с., ил. Табл. – 11. Рис. – 71. Библ. – 178 Шкодовский Ю.М.,...»










 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.