WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 |

«Аль-Хассан М.А. Максимова В.Ф. ТРАНСФОРМАЦИЯ РЫНКА ТРУДА В СТРАНАХ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА Монография Москва, 2013 1 УДК 331.5 ББК 65.050 А 56 Аль-Хассан М.А., Максимова В.Ф. ТРАСФОРМАЦИЯ РЫНКА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Для современной экономики характерно формирование очень крупных городов, где сосредоточены банки, финансовые учреждения, административные органы, фирмы по оказанию различных услуг, высокотехнологическое производство и т.п. (Нью-Йорк, Чикаго, Лос-Анджелес, Лондон, Париж, Франкфурт, Москва, Токио, Сингапур, Сидней). В таких агломерациях повышается спрос, как на высококвалифицированных специалистов, так и на труд низкоквалифицированных кадров (водителей, уборщиков, садовников, официантов, горничных, сиделок). Параллельно происходит перемещение промышленного производства в другие страны, расширяется высокотехнологичный сектор, резко увеличивается спрос на услуги в области медицины и образования. Это приводит к поляризации спроса на рынке труда: наиболее востребованными оказываются специалисты либо с высокой, либо с низкой квалификацией. Поскольку национальные кадры неохотно переходят на работу с низкой квалификацией, считая её «непрестижной», то эту нишу заполняют мигранты.

Теория сетей (Г. Хьюго, Д. Массей, Д. Гурак) стремится объяснить расширяющиеся потоки миграции трудовых ресурсов формированием и совершенствованием сетей взаимосвязи между будущими мигрантами и теми, кто уже покинул страну и закрепился на новом месте пребывания. В основе таких сетей – национальная общность, традиции поддержки родственников и близких. Воздействие «сетей» на потоки мигрантов проявляются по двум основным направлениям:

– во-первых, они позволяют значительно снизить расходы мигрантов на перемещение в другую страну, особенно затраты на обустройство по новому месту жительства;

– во-вторых, «сети» способствуют снижению риска переезда в другую страну, поскольку соотечественники помогают с поиском работы, поддерживают в случае её потери и т.п.

Роль «сетей» можно проследить, оценивая миграцию этнических китайцев и вьетнамцев. Этнические диаспоры китайцев («хуацяо») и вьетнамцев («вьеткиеу») за границей активно вовлечены в процессы обеспечения переезда соотечественников за границу. Более того, их деятельность является составной частью государственных программ Китая и Вьетнама по развитию человеческих ресурсов.

Сторонники «институциональной теории» миграции (Р. Аларкон, У. Бёнинг, Дж. Рейчерт и др.) придерживаются следующей точки зрения: возникновение международной миграции трудовых ресурсов потребовало создания особых институтов, способствующих перемещению мигрантов. Прежде всего, учреждений по выдаче виз, транспортному обеспечению переезда, обустройству на новом месте жительства и др. Изначально многие из таких учреждений имели криминальные корни и зачастую обслуживали потоки нелегальных мигрантов. Однако деятельность правоохранительных органов и обществ по защите прав человека способствовала декриминализации большинства подобных учреждений. В настоящее время они оказывают услуги по визовому обеспечению, заключению трудовых контрактов, перемещению мигрантов в новую страну, их обустройству, разрешению возникающих сложностей и т.п. Это существенно упрощает сам процесс переезда мигрантов на новое место жительства.

Отметим, что рассмотренные выше теории трудовой миграции, как и другие существующие теории данного явления, подразумевают учет значительного количества допущений и условий. Это объясняется как сложностью и многообразием причин миграции, так и неоднозначностью воздействия миграционных потоков на экономику стран – реципиентов и стран – доноров трудовых ресурсов. Различные, зачастую противоречивые, теоретические обоснования трудовой миграции во многом объясняют тот факт, что во многих странах разработаны собственные подходы к решению проблем трудовой миграции.

Роль трудовой миграции в формировании и трансформации рынка труда стран Персидского залива. Несмотря на то, что перемещение работников в регионе обусловлено многими причинами, доминирующими являются два фактора – добыча нефти и газа, а также внутренние и международные конфликты. Резкий всплеск трудовой миграции в страны ССАГПЗ относится к началу 70-х годов прошлого века, когда на фоне возросших доходов от экспорта нефти страны Персидского залива начали трансформировать свои полуфеодальные устои, формируя современное общество. Это потребовало привлечения большого количества иностранных специалистов, способных обеспечивать добычу и обработку углеводородов, создавать предприятия по производству товаров и услуг, строить жилье, возводить инфраструктурные объекты. В отличие от стран Западной Европы, где иностранные работники лишь дополняют национальные кадры, зачастую выполняя непрестижную работу, в странах ССАГПЗ иммигранты (экспатрианты) превратились в доминирующую часть занятых в большинстве секторов экономики (таблица 6):

Динамика соотношения национальных кадров и экспатриантов Всего *) Данные 2008 года.

Источник: Статистическая отчетность государств ССАГПЗ.

Как видно из таблицы 6, доля экспатриантов в общем количестве занятых для разных стран ССАГПЗ распределяется неравномерно – от 94,3% в Катаре до 50,6% в Саудовской Аравии. При этом за прошедшие двадцать пять лет во всех странах Персидского залива (за исключением Саудовской Аравии) эта доля либо возросла (Бахрейн, Оман), либо существенно не изменилась (Кувейт, Катар, ОАЭ).

Высокая концентрация иммигрантов в общем количестве занятых фактически отражает реалии стран ССАГПЗ, где выходцы из других стран составляют значительную долю общего населения (таблица 7):

Доля иммигрантов в общем населении стран ССАГПЗ (2010 г.) Источник: статистические данные стран ССАГПЗ.

При этом следует отметить, что доля иностранцев в общем населении стран Персидского залива за последние тридцать с лишним лет неизменно возрастает (таблица 8)1:

Динамика доли иностранцев в общем населении стран ССАГПЗ (%) Данные: GCC Demographic Shift. Kuwait Financial Centre “Makaz”. www.markaz.com Несомненно, что фактор миграции оказывает существенное воздействие и на современные процессы трансформации рынка труда в странах Персидского залива. Остановимся на некоторых из этих процессов:

Иммиграция и безработица. Безработица среди национальных кадров является наиболее острой проблемой для всех стран ССАГПЗ.

Основные черты безработицы в странах Персидского залива рассмотрены выше. Очевидно, что с учетом высоких темпов прироста работоспособного населения одним из направлений борьбы с безработицей является снижение доли экспатриантов в экономике страны. Наиболее выпукло принимаемые в этой связи руководством стран Персидского залива меры нашли отражение в реализуемой участниками ССАГПЗ политике «национализации» рынка труда. В каждой стране ССАГПЗ такая политика имеет собственное название: в Омане – «оманизация», в Саудовской Аравии – «саудизация» и т.п.

Kapiszewski, A., 2010. Nationals and Expatriates. Reading: Ithaca Press: Table 1.6. 2008 data – from national datasets GCC (2010).

Строго говоря, страны ССАГПЗ при осуществлении политики «национализации» применяют собственные меры регулирования рынка труда. Однако эти меры можно условно объединить в ряд стратегических направлений (таблица 9). Как видно из таблицы 9, ряд подобных мер используются всеми участниками ССАГПЗ (закрытие отдельных профессий или секторов экономики для иностранцев, депортация незаконно находящихся в стране иммигрантов, направление национальных кадров, впервые выходящих на рынок труда, в частный сектор экономики, развитие системы подготовки специалистов-технологов и медиков).

Основные направления реализации политики «национализации»

A. Снижение спроса 1. Повышение стоимости найма иностранных рабочих Бахрейн, Кувейт, Оман на труд иммигрантов 2. Закрытие отдельных профессий или секторов экономики для ино- Все страны ССАГПЗ 5. Снижение количества государственных проектов, требующих привлечения значительного количества работников Кувейт В. Снижение 1. Введение обязательных выплат на медицинское страхование ино- Саудовская Аравия, иммигрантов C. Повышение спроса 1. Государственные субсидии частным фирмам за наём каждого работников Baldwin-Edwards, M., 2011, “Labor Immigration and Labor Markets in the GCC Countries: National Patterns and Trends”, Kuwait Programme on Development, Governance, and Globalization in the Gulf States, р. 44.

2. Установление квот для национальных кадров в общественном и Саудовская Аравия, 3. Развитие государственного сектора для найма национальных кад- Саудовская Аравия, 4. Направление национальных кадров, впервые выходящих на рынок 5. Развитие системы подготовки специалистов-технологов и медиков Все страны ССАГПЗ местного населения 2. Планирование семьи и снижение уровня рождаемости E. Сокращение 1. Реформа или практический отказ от существующей системы занеравенства в оплате ключения контрактов с иммигрантами Оман, Бахрейн труда иммигрантов работников Другие меры применяются в отдельных странах (установление предельной доли иностранцев в штате фирм, развитие государственного сектора для найма национальных кадров и др.) либо используются в одной конкретной стране (введение налога на превышение доли работников отдельной национальности, введение платы за различный статус эмигрантов и т.п.).

Дать развернутую оценку воздействия политики «национализации» на уровень безработицы в странах ССАГПЗ затруднительно в силу сложного характера безработицы как экономического явления и воздействия на безработицу широкого комплекса факторов (выходящих за рамки политики «национализации»). Например, введение многими странами квот приема иностранцев на государственную службу способствует, с одной стороны, повышению занятости национальных кадров. Но, с другой стороны, эта мера приводит к тому, что у местных работников (особенно молодежи) пропадают стимулы к поиску работы в частном секторе, они становятся неконкурентоспособными на рынке труда и пополняют ряды безработных.

Успешной реализации политики «национализации» рынка труда препятствуют два обстоятельства: во-первых, многие предприниматели выводят свой бизнес из стран ССАГПЗ из-за боязни потерять квалифицированных работников, которых они обязаны заменить национальными кадрами с более высокой заработной платой и, зачастую, с низкой квалификацией. Во-вторых, многие иностранные фирмы опасаются непредсказуемости данной политики, условия которой могут неожиданно измениться, что может отрицательно подействовать на конкурентоспособность фирмы. Кроме того, зачастую затрудняет оценку отсутствие достоверной и подробной статистической информации по ряду стран ССАГПЗ.

В той или иной мере результаты «национализации» рынка труда могут характеризовать следующие факты:

– За период 2000–2010 гг. в странах ССАГПЗ было создано 7072 тыс.

новых рабочих мест, в том числе 1799 тыс. для местных кадров.

Из этого количества 6258 тыс. мест было создано в частном секторе, из которых 1401 тыс. мест предназначено национальным кадрам, в общественном секторе эти цифры составляют 814 тыс.

мест и 398 тыс. мест соответственно. Тем не менее, в Бахрейне, Омане, и Саудовской Аравии почти 100% созданных мест в общественном секторе заняли местные работники (в Кувейте – 22,5%, в Катаре – 47,5%, в ОАЭ – 8,7%). – Уровень безработицы среди национальных кадров не претерпевает значительных изменений, и в ряде стран остаётся достаточно высоким. Специфика использования иностранных работников (непрестижная, низкооплачиваемая работа) обусловливает низкий уровень безработицы среди иммигрантов (таблица 10)3:

Bremmer, I. The Saudi Paradox. World Policy Journal XXI, no. 3 (2004), p. 23-30.

Gulf Cooperation Council Countries. Enhancing Economic Outcomes in an Uncertain Global Economy.

http://www.imf.org/external/pubs/ft/dp/2011/1101mcd.pdf 3 Labor Immigration and Labor Markets in the GCC Countries: National Patterns and Trends, р. 19.

– Ни в одной стране ССАГПЗ не достигнута одна из главных целей «национализации» рынка труда – широкое вовлечение национальных кадров в частный сектор экономики с наиболее высоким уровнем конкуренции. Как показывают проведенные оценки, доля иммигрантов в частных предприятиях везде превышает 80%, и какой-либо выраженной динамики по снижению Государственный Частный сектор http://www2.lse.ac.uk/government/research/lesgroups/kuwait/documents/BaldwinEdwards,%20Martin.pdf 1 Labor Immigration and Labor Markets in the GCC Countries: National Patterns and Trends, р. 17.

Эти обстоятельства, несмотря на принимаемые странами Персидского залива меры по расширению государственного сектора и сокращению доли экспатриантов среди государственных служащих, не позволяют заметно снизить уровень безработицы в странах ССАГПЗ. С учётом высокого уровня рождаемости среди местного населения во всех странах Персидского залива и последовательно увеличивающегося предложения труда национальных работников можно прогнозировать, что снижение уровня безработицы среди местных кадров останется ключевой проблемой этих стран в среднесрочном периоде.

Иммиграция и трансформация национального состава рабочей силы. Национальный состав прибывающих из-за границы работников оказывает значительное воздействие на трансформацию рынка труда в странах ССАГПЗ.

Изначально массовый приток иностранных работников в страны Персидского залива происходил в основном за счет выходцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки – Египта, Йемена, Иордании, Палестины, Сирии. Это объяснялось рядом обстоятельств – общностью языка и вероисповедания, идентичностью культурных и социальных корней, географической близостью (что снижало затраты на перемещение работников), достаточно высоким уровнем квалификации арабских специалистов. На это накладывалась избыточность рабочей силы в данных странах и готовность работников к перемещению в другую страну.

Однако в конце 1980-х годов национальная принадлежность иностранных работников, прибывающих в страны ССАГПЗ начала меняться. Формально это совпало по времени с экономической рецессией, обусловленной падением нефтяных цен. Но сами по себе кризисные явления не вызвали массового реэкспорта рабочей силы из стран Персидского залива и не стали причиной изменения национального состава экспатриантов.1 Отсутствие корреляции между экономическими факторами и миграцией в странах ССАГПЗ позволяет сделать вывод, что и на объемы прибывающих иностранных работников, и на их национальный состав определяющее воздействие оказывают политические факторы.

Так, последствия арабо-израильских войн, внутренние конфликты в ряде арабских стран, неурегулированные споры, отсутствие единства в арабском мире привели к усилению позиций радикальных элементов, прибегающих к насильственным методам достижения своих целей, включая террористические акты. В этих условиях руководство стран ССАГПЗ посчитало, что угроза проникновения деструктивных идей из арабских стран вместе с прибывающими иммигрантами вполне реальна. Поэтому направление потока иностранных работников было изменено, и приоритет был отдан выходцам из стран Азии – Индии, Пакистана, Бангладеш, Индонезии.

Преимущественная переориентация миграционного потока на выходцев из стран Азии обусловливалась и другими причинами2:

Во-первых, их наём обходился дешевле привлечения выходцев из арабских стран в силу более низкого среднего уровня заработной платы в Индии, Пакистане, Бангладеш и Индонезии, чем в Египте или Йемене.

Во-вторых, согласно заключенным трудовым контрактам, выходцы из стран Азии не имели права перемещать с собой свою семью, в то время как арабские иммигранты прибывали со своими родственниками и селились компактно, образуя национальные анклавы. Это Birks, J., Seccombe, I., Sinclair, C. Migrant Workers in the Arab Gulf: The Impact of Declining Oil Revenue. International Migration Review, 20 (1986), pp. 799–814.

2 Kapiszewski, A., 2006. Arab versus Asian Migrant Workers in the GCC Countries. Paper prepared for UN Expert Group Meeting on International Migration and Development in the Arab Region, Population Division, UN Secretariat, 15-17 May, Beirut, p.7.

http://www.un.org/esa/population/meetings/EGM_Ittmig_Arab/P02_Kapiszewski.pdf увеличивало вероятность распространения радикальных идей, провоцировало конфликты между местным населением и иммигрантами.

В-третьих, бум нефтяных цен после 1973 г. привел к резкому росту доходов от экспорта нефти, и страны ССАГПЗ направили «нефтедоллары» на беспрецедентное преобразование своей экономики. Так, во второй половине 70-х годов суммарные инвестиции в этих странах возросли в десять раз по сравнению с 1973 г. В Саудовской Аравии ежегодный прирост реального капитала в течение десяти лет составил в среднем 27,8%. В этих условиях спрос на иностранных работников превысил возможное предложение трудовых ресурсов арабскими странами.

В-четвертых, многие государства Южной и Юго-Восточной Азии стали поощрять эмиграцию своих работников в страны Персидского залива. Это позволяло снизить уровень безработицы в собственных странах. Кроме того, денежные переводы иммигрантов своим родственникам на родине давали прибавку к ВВП стран-доноров рабочей силы.

В-пятых, исторически страны ССАГПЗ имели более тесные торговые и деловые связи именно со странами Южной Азии (прежде всего, Индией, Пакистаном, Бангладеш), чем с арабскими странами. Поэтому, с точки зрения логистики, было значительно проще организовать перемещение выходцев из стран Азии, чем арабских переселенцев.

В-шестых, многие выходцы из стран Азии также исповедуют ислам, что упрощало их адаптацию в странах Персидского залива, население которых достаточно чувствительно к проблемам религиозных отношений.

Следует отметить, что во всех странах ССАГПЗ приняты законы, обязывающие работодателей придерживаться определенной иерархии при найме работников: прежде всего, должны трудоустраиваться национальные кадры, затем выходцы из стран Персидского залива, после чего следуют представители иных арабских стран и только четвертое место отводится выходцам из других стран. Но эти законы носят скорее декларативный характер, и в сложившихся экономических условиях фактически не действуют.

В результате уже к 2005г. соотношение выходцев из стран Азии и из Ближнего Востока и Северной Африки изменилось (таблица 12)1:

Распределение иностранных работников по регионам Данные таблицы 12 позволяет сделать очевидные выводы:

за тридцать с лишним лет доля представителей арабского мира среди иностранных работников во всех странах ССАГПЗ сократилась в несколько раз;

каждый участник ССАГПЗ по-своему подходит к формированию национального состава иностранных работников, вследствие чего региональное распределение иммигрантов имеет существенные расхождения – в трех странах (Кувейт, Катар и Саудовская Аравия) доля представителей арабского мира превышаBaldwin-Edwards, M., 2011, “Labor Immigration and Labor Markets in the GCC Countries: National Patterns and Trends”, Kuwait Programme on Development, Governance, and Globalization in the Gulf States, р. 25.

ет 30%, тогда как в остальных трёх странах эта доля составляет очевидна крайне низкая доля выходцев из европейских стран и Финансовый кризис 2008г. оказал воздействие на миграционные процессы во всём мире и в странах ССАГПЗ, в частности. Это воздействие проявилось по двум основным направлениям:1во-первых, страны Западной Европы с учётом возросшего уровня безработицы резко сократили квоты на приём иностранных работников (Швейцария, Испания и Ирландия свели такие квоты к нулю). Подобные меры привели к беспрецедентному увеличению нелегальной миграции и негативно подействовали на легальный рынок труда. Во-вторых, в странах ССАГПЗ проявился и косвенный эффект финансового кризиса: значительные суммы нефтяных доходов этих стран, обеспеченные, в том числе, и трудом иностранных работников, были инвестированы в финансовые инструменты. Потери вследствие обвала финансовых рынков проявились в 2009г., что привело к сокращению притока иммигрантов в страны ССАГПЗ.

Проведённый анализ даёт нам основание утверждать, что в странах ССАГПЗ сложилась уникальная миграционная система, включающая группу стран, связанных между собой относительно масштабными и устойчивыми миграционными потоками. Такие потоки возникают в результате взаимодействия исторических, культурных, экономических, демографических, политических факторов и приводят к структурным трансформациям в странах въезда и выезда мигрантов, воспроизводящим направление миграционных потоков и придающим этим потокам устойчивость. Abdelfattah, D. Impact of Arab Revolts on Migration. European University Institute, http://www.eui.eu/RSCAS/Publications/, 2 Ивахнюк И.В. Формирование и функционирование евразийской миграционной системы. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. – М., 2008.

В обоснование вывода о формировании в странах Персидского залива особой миграционной системы можно привести следующие аргументы. Во-первых, по общему определению, система представляет собой совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которые образуют определённую целостность, единство. В сложившейся миграционной системе стран ССАГПЗ можно указать такие взаимосвязанные между собой базовые элементы как субсистема рекрутинга иностранных работников, субсистемы их обучения, трудоустройства, социального обеспечения, взаимоотношения с коренным населением и т.п. Взаимодействие этих элементовсубсистем в рамках стран Персидского залива формирует, в конечном итоге, правовую, экономическую, политическую, культурную, социальную конструкцию миграционного процесса, придают ему целостность, связанность, единство и превращают в миграционную систему.

Во-вторых, миграционная система стран Персидского залива обладает теми свойствами, которые присущи любой системе: Взаимосвязь с внешней средой – любая система функционирует в окружении среды, испытывает на себе её воздействие и, в свою очередь, оказывает влияние на среду. В рамках миграционной системы стран Персидского залива взаимосвязь с внешней средой проявляется, например, в изменениях национального состава иммигрантов, проведении политики «национализации» рынка труда, реакции на последние события в Арабском мире и др.

Целостность, то есть внутреннее единство, принципиальная несводимость свойств системы к сумме свойств составляющих её элементов. Действительно, каждый из шести участников ССАГПЗ имеет свои особенности использования труда нерезидентов: существуют, в частности, различные подходы к проведению политики «национализации» рынка труда, к решению проблем участия женщин в трудовой деятельности, к изменениям национального состава иностранных раОсновы наукоёмкой экономики (Знания-Креативность-Инновации). Учебник / Под ред. д.э.н., проф. И.А. Максимцева. – М.: Издательство «Креативная экономика», 2010. – С. 59.

ботников. Вместе с тем, процессам миграции трудовых ресурсов в данном регионе присущи и общие характеристики: все страны ССАГПЗ, например, согласовано стремятся повысить долю национальных кадров среди занятого населения, принимают общие меры по снижению нелегальной иммиграции, используют одинаковую систему спонсорства при найме иностранных работников и т.п.

Устойчивость, то есть стабильность в меняющемся мире и одновременно динамичность, эволюционирование для приближения к цели. Это свойство проявляется в том, что в странах Персидского залива в течение нескольких десятилетий функционируют сложившиеся подходы к использованию труда экспатриантов в производственных процессах. Однако эта миграционная система эволюционирует, прежде всего, с точки зрения проведения политики «национализации», выработки новых концепций применения иностранных работников в условиях становления наукоёмкой экономики, изменения национального состава прибывающих работников.

Информационность, то есть информационное взаимодействие между элементами системы для реализации её функциональных свойств. Миграционная система стран Персидского залива основана, прежде всего, на интенсивном информационном обмене между странами-реципиентами иностранной рабочей силы и странами, из которых прибывают иностранные работники. Обмен информацией позволяет упорядочить миграционные потоки и снизить возможности нелегального проникновения в страны ССАГПЗ.

Сложность и иерархичность как определяющие свойства и при анализе функционирования системы, и при её построении и синтезе.

В этом свойстве проявляется двуединство познания – от декомпозиции системы на уровни до агрегирования при движении вверх по иерархии. Нами рассмотрены проблемы трудовой миграции на макроуровне, в частности, общие подходы стран Персидского залива к проблеме привлечения иностранных работников, реализации политики «национализации» рынка труда, снижения уровня безработицы, изменения национального состава иностранных работников, противодействия влиянию «арабских революций». Раскрыты характеристики, присущие трудовой миграции и на микроуровне: асимметрия в распределении иностранных работников по отраслям, превалирование среди экспатриантов низкоквалифицированных кадров, дифференциация в уровне заработной платы. Это может служить подтверждением существования различных взаимосвязанных уровней миграционной системы стран Персидского залива и их иерархичности.

Рассмотрев основные характеристики процесса миграции трудовых ресурсов в странах Персидского залива, оценим применимость рассмотренных ранее теорий трудовой миграции для данного региона. На наш взгляд, с позиций неоклассического подхода можно объяснить приток иммигрантов из Бангладеш, Пакистана, Индии, Филиппин, где уровень заработной платы в целом ниже, чем в странах ССАГПЗ.

Однако неоклассический подход слабо подходит для объяснения широкого притока квалифицированных кадров из арабских стран с достаточно высоким уровнем заработной платы.

С помощью нового экономического подхода к миграции можно объяснить широкое распространение системы спонсорства при найме иностранных работников. Действительно, не только наниматели отказываются приглашать членов семьи иммигрантов, но и сами иностранные работники поддерживают подобное решение, обеспечивая, таким образом, снижение угрозы для благополучия своей семьи. Однако, другие факторы «нового экономического подхода» (влияние системы страхования и государственной помощи в случае временной нетрудоспособности, наличие развитой банковской системы и фондового рынка, страхование урожая) в странах ССАГПЗ проявляются слабо.

Многие аспекты миграционной политики в странах Персидского залива позволяет объяснить теория двойного рынка труда. Действительно, как указывалось ранее, широкое предложение труда иммигрантами из стран Азии позволяет работодателям постоянно привлекать малоквалифицированных работников на низкие ставки заработной платы. В рамки данной теории вписывается и сегментация рынка труда, поскольку национальные работники считают непрестижной работу, выполняемую мигрантами. С помощью теории двойного рынка труда объясняется и асимметрия распределения работников по отраслям, поскольку подавляющая часть иммигрантов занята в отраслях с высокой концентрацией труда (строительство, торговля, сфера бытовых услуг).

Что касается теории «мировых систем», то, на наш взгляд, её выводы в настоящее время мало подходят для объяснения процессов трудовой миграции в странах Персидского залива, в силу заложенных в основу этой теории причин возникновения трудовой миграции.

В определенной степени процессы трудовой миграции в странах ССАГПЗ позволяет объяснить теория сетей и институциональная теория миграции. Безусловно, наличие землячества выходцев из той или иной страны способствует более быстрой адаптации вновь прибывших иммигрантов и, в конечном итоге, стимулирует приезд новых работников. Этому же способствует и функционирование институтов, способствующих перемещению иммигрантов – визовых центров, транспортных компаний, учреждений, помогающих в найме жилья и др.

Как видим, в рамках, обусловленных особенностями формирования экономики стран Персидского залива и их рынка труда, теории трудовой миграции в целом позволяют объяснить причины перемещения трудовых ресурсов в страны ССАГПЗ.

Особенности экономики стран Персидского залива определяют и основные направления государственной политики в области трансформации их рынка труда. В частности, общие особенности и отличия трансформации рынка труда стран ССАГПЗ обусловливают, в конечном итоге, и те тенденции, которые имманентны преобразованиям рынка труда этих стран в условиях формирования наукоёмкой экономики.

Особенности трансформации рынка труда стран ССАГПЗ в условиях формирования наукоёмкой экономики В предыдущих главах были раскрыты особенности наукоёмкой экономики в целом, освещена специфика функционирования ресурсных рынков в такой экономике, показаны основные черты, характеризующие условия формирования и трансформации рынка труда в странах Персидского залива. Это позволяет исследовать перспективы дальнейшего развития рынка труда участников ССАГПЗ, проанализировать, каким образом формирование наукоёмкой экономики воздействует на рынок труда стран ССАГПЗ и обусловливает его трансформацию.

3.1. Перспективы развития рынка труда в странах ССАГПЗ Как уже указывалось, вплоть до настоящего времени основной движущей силой экономического развития стран ССАГПЗ остаются доходы от экспорта углеводородов. Так, в период 1990–1999 гг. поступления от нефтяной промышленности (за исключением Бахрейна) составляли около 80% общих доходов государств и такую же долю в суммарном экспорте. За период 2000-2009гг. эта зависимость возросла (исключая ОАЭ): доля нефтяных поступлений в общих доходах государств приблизилась к 90%, а вклад экспорта углеводородов в суммарный экспорт практически не изменился. Однако руководство этих стран предпринимает активные меры по развитию отраслей экономики, не связанных с добычей и переработкой углеводородов. Такие усилия позволяют диверсифицировать экономику, создают условия по развитию частных предприятий, где Gulf Cooperation Council Countries Enhancing Economic Outcomes in an Uncertain Global Economy.

http://www.imf.org/external/pubs/ft/dp/2011/1101mcd.pdf, p. 2.

обеспечивается высокий уровень конкуренции, снижают зависимость от колебаний уровня цен на рынке нефтепродуктов и повышают экономическую безопасность страны. Кроме того, зачастую именно частные высокотехнологичные компании являются инициаторами разработки и внедрения в производство инновационных технологий, что способствует становлению наукоёмкой экономики.

Диверсификация экономики, безусловно, должна оказывать воздействие на рынок труда и определять направления его дальнейшей трансформации. Так, особый интерес представляет взаимосвязь между темпами развития иных, не нефтяных, отраслей экономики и темпами создания новых рабочих мест. Как уже отмечалось ранее, регулирование занятости в государственном секторе экономики во всех странах ССАГПЗ осуществляется нерыночными методами и основано на использовании особых преференций для национальных кадров. В этой связи для нас важно установить, каким образом связаны между собой темпы роста иных отраслей экономики (не включенных в процесс нефтепереработки) и темпы изменения занятости в частном секторе экономики.

Развитие частного сектора является одним из столпов стратегии трансформации рынка труда в странах ССАГПЗ, поскольку позволяет решить проблему безработицы среди национальных кадров и создаёт основу для дальнейшего развития высокотехнологичных производств.

Поэтому необходимо оценить не только взаимосвязь темпов роста иных отраслей экономики и темпов изменения занятости в частном секторе экономики, но и установить, каким образом это сказывается на занятости местных работников.

Проведенное нами исследование подтверждает выводы других специалистов, изучающих данную проблему.1 Прежде всего, для всех государств ССАГПЗ в последние годы характерно наличие линейной См., например: Gulf Cooperation Council Countries. Enhancing Economic Outcomes in an Uncertain Global Economy, pp. 4–7.

зависимости между темпами развития не нефтяных отраслей (измеренными как темпы прироста доли ВВП, обеспеченной не нефтяными отраслями экономики) и темпами изменения занятости в частном секторе экономики. Иными словами, приросты выпуска не нефтяных отраслей производства трансформируются в пропорциональные увеличения уровня занятости в частном секторе.

Однако, на наш взгляд, развитие не нефтяных отраслей экономики может оказывать неоднозначное воздействие, как на общую занятость, так и на занятость национальных кадров, и различно для каждой страны региона. Для оценки подобного воздействия нами предлагается использовать коэффициенты перекрёстной эластичности темпов изменения занятости по темпам прироста не нефтяной составляющей ВВП. Как известно, в общем случае эластичность характеризует соотношение двух зависимых величин и показывает, на сколько процентов меняется одна зависимая величина при изменении другой величины на один процент. В таком случае предлагаемый нами коэффициент эластичности позволит оценить, как в процентном отношении отреагирует рынок труда на увеличение выпуска не нефтяных отраслей в один процент.

Обозначим долю ВВП, не связанную с добычей и переработкой углеводородов, как, а количество занятых в частном секторе экономики как. В таком случае величина интересующего нас коэффициента эластичности по общим правилам должна рассчитываться следующим образом:

Такие коэффициенты можно рассчитать как для суммарной занятости в частном секторе (местные кадры плюс иностранные работники), так и только для национальных кадров. Полученные оценки коэффициентов эластичности для стран ССАГПЗ приведены в таблице 13:

Как следует из таблицы 13, развитие не нефтяных отраслей экономики по-разному сказывается на создании новых рабочих мест в странах Персидского залива. Для Омана 1% увеличения доли ВВП, не связанной с нефтепереработкой, приводит к росту общего количества занятых в частном секторе экономики на 0,72%, а в Катаре количество создаваемых рабочих мест в частном секторе возрастает на 1,19% при аналогичном увеличении доли не нефтяного ВВП. С другой стороны, в Омане 1% увеличения доли ВВП, не связанной с нефтепереработкой, вызывает один из самых высоких приростов занятости среди национальных кадров (1,51%) в частных предприятиях, тогда как в Катаре этот показатель составляет лишь 0,47%.

Анализ величин коэффициентов эластичности в таблице 13 позволяет выявить важную особенность развития рынка труда стран Персидского залива. Так, согласно «Закону Оукена», сформулированному американским экономистом А. Оукеном в 1961г., для экономик развитых стран характерна закономерность: снижение количества занятых на 1% за счёт роста циклической безработицы приводит к падению фактического ВВП на 2% от уровня потенциального ВВП. Данный закон можно интерпретировать и в том смысле, что прирост количества занятых в экономике на 1% вызывает рост фактического ВВП на 2% по отношению к уровню потенциального ВВП. Это означает, что для развитых экономик используемый нами коэффициент эластичности в среднем составляет около 0,5. Для большинства же стран ССАГПЗ коэффициент эластичности превышает величину 1,0. Столь высокие значения коэффициентов эластичности свидетельствуют о более низкой по сравнению с развитыми странами производительности труда в странах Персидского залива, и подтверждает выявленные в предыдущей главе тенденции к использованию в широких объёмах труда низкоквалифицированных кадров в частных предприятиях участников ССАГПЗ.

Значит процессу трансформации рынка труда в странах ССАГПЗ с учетом необходимости внедрения высокотехнологичных производств и формирования наукоёмкой экономики присуще определённое противоречие: с одной стороны, для снижения уровня безработицы среди национальных кадров необходимо создание большого количества рабочих мест в частном секторе экономики. Достижение данной цели упрощается при высоких коэффициентах введённой нами эластичности, что эквивалентно созданию новых рабочих мест на предприятиях с низкой производительностью труда. Но такой путь, в конечном итоге, бесперспективен, он приведет к деградации экономики и увеличению разрыва между развитыми государствами и странами ССАГПЗ. С другой стороны, внедрение высоких технологий снижает количество занятых, имеющих низкий уровень квалификации, то есть формально способствует увеличению безработицы.

Для разрешения данного противоречия страны Персидского залива должны усилить темпы подготовки высококвалифицированных кадров из местного населения, принимать меры по расширению количества частных предприятий с высокой производительностью труда. Это позволит переломить негативную тенденцию превалирования малоквалифицированных мигрантов в частном секторе экономики и снизить уровень безработицы.

Анализ уровня занятости в странах ССАГПЗ с использованием коэффициентов эластичности позволяет выявить достаточно высокую взаимосвязь между темпами развития не нефтяной составляющей ВВП и темпами изменения занятости. Однако учет вклада нефтяной отрасли существенно изменяет оценки воздействия темпов роста всей экономики на динамику занятости.

Несмотря на то, что в странах ССАГПЗ в среднем около 50% ВВП приходится на отрасли, связанные с добычей и переработкой углеводородов, в этих отраслях занято менее 3% региональной рабочей силы.

Как результат, доля местных кадров в общем количестве занятых в экономике страны варьирует от 50% в Саудовской Аравии до менее чем 10% в Катаре. В этой связи представляет интерес оценка воздействия уровня безработицы среди местных работников на экономику страны в целом. На наш взгляд, подобную оценку можно провести с использованием коэффициентов корреляции между годовыми темпами изменения реального ВВП и темпами роста занятости (таблица 14):

Коэффициенты корреляции между темпами роста реального ВВП Как известно, в общем случае коэффициент корреляции характеризует степень согласованности изменений двух случайных величин и меняется в диапазоне от 1 до +1. Следовательно, для экономики Бахрейна степень взаимосвязи межу темпами прироста занятости и темпами увеличения ВВП определяется коэффициентом корреляции, равным 0,16. Из таблицы следует, что для участников ССАГПЗ (за исключением Омана) коэффициенты корреляции оказываются ниже соответствующих показателей развитых стран. Иными словами, экономики стран Персидского залива почти в пять раз слабее реагирует на изменения уровня занятости, чем экономика США. Если же учесть роль экспатриантов на рынке труда стран ССАГПЗ, то приведенные выше коэффициенты корреляции завышают воздействие национальных кадров на корреляционную взаимосвязь темпов роста занятости и объёмов ВВП. Поэтому можно сделать вывод, что экономика стран ССАГПЗ слабо зависит от занятости национальных кадров и уровня безработицы.

В этой связи повышение уровня занятости местных кадров не должно обеспечиваться лишь за счет развития не нефтяных отраслей промышленности. Например, в такой трудоемкой отрасли как строительство заняты в подавляющем большинстве иммигранты, поэтому расширение объемов строительства может и не привести к существенному росту занятости национальных кадров в краткосрочной перспективе.

Значительный интерес представляют последние тенденции миграционной политики стран ССАГПЗ с учетом событий «арабских революций». Данной проблеме посвящено исследование института Гэллапа1, в котором делается вывод, что и в будущем страны Персидского залива продолжат активное привлечение иммигрантов в свои экономики. Это во многом объясняется тем, что богатые страны ССАГПЗ Potential Migration and the GCC.

http://www.abudhabigallupcenter.com/148958/potential-migration-GCC.aspx по-прежнему остаются привлекательными для большого количества потенциальных иммигрантов. Так, из почти 350 тыс. общего количества опрошенных в 148 странах мира потенциальных иммигрантов, изъявивших желание эмигрировать в страны ССАГПЗ, 52% намеревались работать в Саудовской Аравии, а 35% предпочли бы ОАЭ.

Исследование института Гэллапа показывает, что в среднесрочной перспективе национальный состав прибывающих иммигрантов вряд ли претерпит существенные изменения: несмотря на имеющиеся отличия для каждой страны ССАГПЗ, в среднем около 50% потенциальных иммигрантов представляют страны Азии и приблизительно 35% – страны арабского мира. Европейцы составляют от 1% до 2%.

Примечательно, что национальная принадлежность потенциальных эмигрантов существенно влияет на их предпочтения при выборе будущей страны пребывания. Так, среди мигрантов, желающих работать в странах ССАГПЗ, превалируют выходцы из стран Азии, Ближнего Востока и Северной Африки. В то же время европейцы при выборе стран с высоким доходом, как потенциального места будущей работы, отдают предпочтение Австралии (29%) или Франции (18%) и не изъявляют желание перебираться в страны ССАГПЗ. Аналогичная картина наблюдается и для потенциальных эмигрантов – выходцев с Американского континента: менее 1% из них выбрали страны ССАГПЗ, тогда как желающих перебраться в Японию составило 21%, а в США – 18%.

Данная тенденция существенно влияет на трансформацию рынка труда стран ССАГПЗ. Очевидно, что среди тех иммигрантов, кто в ближайшие годы прибудет в страны ССАГПЗ, очень низкая доля специалистов с высшим образованием и лиц, прошедших высокопрофессиональную подготовку. В частности, из общего количества потенциальных иностранных работников, выбравших Саудовскую Аравию, свыше 50% имеют начальное образование или совсем безграмотны, только 2% обладают степенью бакалавра (обучались 4 года в колледже или университете после окончания средней школы), а 33% имеют среднее или незаконченное высшее образование. Для контраста: среди потенциальных эмигрантов, высказывающих желание переехать в Швейцарию и Австралию, 25% имели степень бакалавра, а среди желающих перебраться в Канаду такие лица составляли 17%. Если учесть, что в этих странах высокий уровень жизни, их крупнейшие города (Цюрих, Женева, Сидней, Ванкувер) непременно занимают самые высокие позиции среди городов с наивысшим качеством жизни, Австралия и Канада имеют либеральное эмиграционное законодательство, то становится понятным, почему специалисты с высшим образованием предпочитают эмигрировать не в страны ССАГПЗ, а в развитые страны Европы, США, Канаду или Австралию.

Характерно, что около 15% потенциальных эмигрантов, выбравших страны ССАГПЗ, позиционировали себя как «профессиональные работники». Такая же приблизительно доля «профессионалов» и среди тех лиц, которые высказали намерение перебраться в США и Японию. Среди желающих эмигрировать в Австралию и Швейцарию доля «профессиональных работников» составила 30% и 27% соответственно.

Очевидно, что уровень образования прибывающих в страны ССАГПЗ иммигрантов не позволит в среднесрочной перспективе считать миграционный поток существенным фактором повышения качества человеческого капитала и основой формирования рынка труда, имманентного наукоёмкому производству.

Произошедшие в 2011–2012 гг. события в арабском мире: изменение правящих режимов в Египте, Тунисе и Ливии, вооруженные противостояния сторонников различных политических и религиозных течений в Йемене, Сирии, Судане, выступления оппозиционных сил в Иордании и Бахрейне оказали существенное воздействие на общее состояние рынка труда в странах ССАГПЗ и на тенденции его трансформации.

Прежде всего, следует отметить предпринятые правящими режимами стран ССАГПЗ меры по недопущению дестабилизации обстановки в своих странах. Во главу угла была поставлена политика патронажа и выделения значительных денежных сумм на стимулирование ряда отраслей производства, повышение занятости и уровня жизни национальных кадров. Так, в Саудовской Аравии около 130 млрд.

долл. США было направлено на строительство 500 тыс. новых домов, установление минимума заработной платы в 3 тыс. саудовских риалов (700 долл. США) в государственном секторе, запуск программы поддержки безработных, создание около 100 тыс. новых рабочих мест, из которых 60 тыс. – в государственном секторе.

Во многом аналогичные меры предприняты в Бахрейне и Омане:

в Бахрейне планируется создание новых 20 тыс. рабочих мест для национальных кадров в государственном секторе. Руководство Омана объявило об увеличении пенсионных выплат и создании 50 тыс. рабочих мест, из которых 35 тыс. планируется в государственном секторе (за период с февраля по август 2011г. свыше 30 тыс. мест уже было создано). В Катаре, Кувейте и ОАЭ, где влияние «арабских революций»

оказалось незначительным, масштабы аналогичных мер не столь масштабны. Как представляется, эти меры существенно деформируют основной вектор трансформации рынка труда стран ССАГПЗ – развитие конкурентоспособного на мировом уровне частного сектора экономики, что необходимо для создания наукоёмкой экономики. Действительно, дополнительные места в министерствах, повышение уровня социальной защиты, более высокие ставки заработной платы Hertog, S. The Costs of Counter-Revolution in the GCC.

http://www.ceri-science-po.org/archive/2011/september не будут побуждать национальные кадры к созданию собственных предприятий или к переходу в частный сектор. Поскольку демографическая ситуация в странах ССАГПЗ характеризуется высоким приростом населения, то превалирующие в настоящее время среди молодых людей ожидания доходной работы в государственном секторе, не требующей больших предпринимательских способностей, окажут негативное воздействие на перспективы трансформации рынка труда в этих странах на пути создания наукоёмкого производства.

На наш взгляд, представленные выше меры расширения государственного сектора экономики стран Персидского залива усиливают тенденции монопсонизации рынка труда, и в теоретическом плане дальнейшие исследования трансформации рынка труда участников ССАГПЗ в условиях формирования наукоёмкой экономики должно строиться с учётом данного обстоятельства.

Другим важным аспектом воздействия «арабских революций»

на рынок труда стран ССАГПЗ являются новые тенденции миграционных процессов. Так, если произошедшие в странах Ближнего Востока и Северной Африки демократические процессы приведут к стабилизации экономической обстановки и созданию новых рабочих мест, то странам ССАГПЗ вряд ли можно надеяться на сохранение стабильного и широкого потока специалистов из стран арабского мира. Многие работники, которые ранее традиционно эмигрировали в страны ССАГПЗ, в новых условиях сочтут более перспективным трудоустройство на родине, чем за границей. Так, по оценкам института Гэллапа, после свержения режима Х. Мубарака 88% египетских работников заявило, что предпочтут остаться дома, чем эмигрировать в другую страну. Во время правления Х. Мубарака эта доля составляла 75%.

В настоящее время выходцы из стран арабского мира достаточно широко представлены среди иммигрантов в странах ССАГПЗ (в Катаре, Кувейте и Саудовской Аравии они составляют свыше 30% среди всех занятых экспатриантов). Традиционно они занимают ключевые позиции в медицине, юридической системе, высшем образовании.

Существенное снижение потока иммигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки может сказаться на всём процессе трансформации рынка труда в странах Персидского залива.

Для анализа процессов, определяющих трансформацию рынка труда участников ССАГПЗ, представляет интерес выявленная институтом Гэллапа тенденция: около 1/3 потенциальных эмигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки планируют организовать в странах ССАГПЗ собственный бизнес. Если их намерения будут выполняться (пусть даже частично), то это может стать хорошим подспорьем для создания новых рабочих мест в странах ССАГПЗ.

Следовательно, процесс трансформации рынка труда в странах ССАГПЗ должен по-прежнему включать в себя решение сложных проблем использования труда экспатриантов.

3.2. Трансформация рынка труда стран ССАГПЗ в условиях становления наукоёмкой экономики Прогнозируемый рост доходов стран ССАГПЗ от экспорта нефти в ближайшие годы до 3 трлн. долл. США может позволить им в следующем десятилетии создавать ежегодно не менее 300 тыс. рабочих мест для высококвалифицированных специалистов в частном секторе и удвоить их заработки. Для обеспечения этих возможностей странам ССАГПЗ необходимо провести реформы в двух ключевых областях: рынке труда и образовании. Только это даст возможность данным странам построить современную экономику, обеспечивающую благосостояние за счет роста производительности труда, а не путем распределения среди своих подданных доходов от экспорта нефти, запасы которой не бесконечны. Остановимся отдельно на каждом из этих направлений.

Реформа рынка труда. Современному наукоёмкому производству требуются высококвалифицированные специалисты, способные в практической деятельности реализовать свой потенциал. Однако существующая ситуация на рынке труда стран ССАГПЗ свидетельствует о том, что ни кадровый состав работников, ни открывающиеся перед ними возможности не способствуют динамичному продвижению к внедрению новых наукоёмких технологий. Это обусловливает необходимость реформирования рынка труда.

Важнейшей проблемой стран ССАГПЗ является высокий уровень безработицы, особенно среди молодёжи. Так, по имеющимся оценкам, в странах Персидского залива безработными являются 24,9% молодых людей, что почти вдвое превышает среднемировой уровень 12,8%.1 Почти 90% молодых людей стран Персидского залива считают безработицу своей главной жизненной проблемой.2 Как уже раскрывалось ранее, высокий уровень безработицы во многом определяется широким привлечением иммигрантов на рынок труда, поэтому реформа рынка труда должна обязательно предусматривать трансформацию самих подходов к использованию услуг иностранных работников.

Большинство стран мира обычно проводят жёсткую иммиграционную политику, что позволяет им формировать достаточно гибкий рынок труда. Как правило, они устанавливают непростые правила получения иммигрантами разрешения на работу, но если такое разрешение имеется, то иммигранты имеют возможность практически беспрепятственно менять место работы. Одновременно, высокие иммиграционные барьеры защищают национальные кадры: иностранInternational Labor Organization. Global Employment Trends 2011: The Challenge of a Jobs Recovery. Geneva, Table A3, p. 62.

2 Youth in GCC Countries. Meeting the Challenger. http://www.booz.com/media/uploads, p. 26.

цы получают разрешение на работу только в тех случаях, когда ощущается нехватка национальных специалистов, как правило, высокой квалификации. Иными словами, интересы местных работников ставятся выше интересов иммигрантов.

Существующая в странах ССАГПЗ модель формирования рынка труда строится на абсолютно противоположных принципах: иммиграционная политика является достаточно гибкой, а рынок труда отличается жесткостью. Как уже указывалось, иностранные работники превалируют в общем количестве занятых во всех странах ССАГПЗ, превышая в Кувейте и ОАЭ 80%, а в Катаре 90% работающего населения. Ещё выше доля иммигрантов среди работников, занятых в частном секторе экономики (в Катаре и Кувейте она достигает почти 100%). В этих условиях частный бизнес развивается на порочном принципе широкого привлечения дешёвых, но малоквалифицированных иностранцев, а не инвестирует средства в подготовку местных высококвалифицированных кадров, что способствовало бы повышению производительности труда. Доступ к практически неограниченному рынку дешёвой иностранной рабочей силы может в краткосрочной перспективе поддержать доходы частного бизнеса на должном уровне. Но в перспективе это неминуемо приведет к социальным конфликтам, поскольку ежегодно на рынке труда появляются тысячи молодых людей из числа коренного населения, которых всё меньше будет устраивать ситуация, когда рабочие места в частном секторе предназначаются, прежде всего, иммигрантам.

Чтобы в частном секторе появлялись новые рабочие места для национальных кадров с адекватной оплатой труда, требуется существенно повысить производительность труда. Между тем, за последние годы такая производительность понизилась на 20-35%.1 Это объясняется тем, что частные компании развивают свой бизнес по инDe Boer, K., Turner, J.M., 2007. Beyond Oil: Reappraising the Gulf States, p.14.

http://www.relooney.info/SI_ME-Crisis/0-Important_88.pdf тенсивному пути привлечения дешевых иностранных работников и избегают инвестировать средства в расширение и модернизацию основных фондов, что обеспечивает повышение производительности труда.

Таким образом, первым шагом по пути реформирования рынка труда должно стать ужесточение иммиграционной политики, чтобы разорвать зависимость работодателей от дешевой иностранной рабочей силы. Затем следует повысить стоимость использования иностранных работников, например, путем введения налога на предпринимателей за каждого нанятого иностранца. Такие налоги снизят привлекательность иммигрантов и заставят частных предпринимателей инвестировать в трудосберегающие технологии и в создание рабочих мест с высокой добавленной стоимостью. Одновременно государство должно организовать подготовку национальных кадров к работе в частном секторе, который отличается высокой конкуренцией работников на рынке труда.

Правящие элиты в странах ССАГПЗ и в прошлом стремились обеспечить непростой баланс на рынке труда: с одной стороны, необходимо было добиться выполнения ожиданий национальных кадров по их трудоустройству, с другой стороны, экономика нуждалась в постоянном притоке высокообразованных и квалифицированных иммигрантов. Поскольку данный баланс необходимо обеспечивать и в будущем, то не национальная принадлежность иммигрантов, а их уровень образования и квалификации наиболее важны для работодателей при найме иностранных работников. Если не придерживаться этого принципа, то высококвалифицированные кадры предпочтут другие страны и экономики для инвестирования своих способностей и таланта.

Важным направлением реформирования рынка труда должно быть и преодоление неравенства в уровне заработной платы работников, занятых в государственном секторе и частном секторе экономики.

В настоящее время лица, занятые в государственном секторе, имеют более высокие ставки заработной платы, значительно лучше защищены в своих правах, им предоставляются дополнительные преференции. Это приводит к тому, что подавляющее большинство национальных работников изъявляют желание работать только в государственном секторе, количество вакансий в котором ограничено, вследствие чего уровень безработицы не снижается.

Можно указать и другие аспекты, которые определяют направления по дальнейшему реформированию рынка труда стран Персидского залива. Так, качественному распределению кадрового потенциала стран ССАГПЗ препятствует отсутствие на рынке труда эффективно действующих государственных и частных агентств по трудоустройству. Как итог, с одной стороны, люди, занятые поиском работы, не располагают информацией о спросе на их услуги, а работодатели, с другой стороны, не могут найти адекватных специалистов для своего производства.

Важной проблемой является отсутствие в странах ССАГПЗ традиции временного трудоустройства учащихся в период каникул, слабое развитие института стажировки и наставничества в частных предприятиях. В этой связи у национальной молодёжи не развивается понятие профессиональной этики, заинтересованности в получении конкретной профессии. Большинство молодых людей предпочитают использовать каникулы для путешествий и отдыха.

Во многом с данной проблемой коррелирует проблема добровольной безработицы среди национальной молодёжи. Традиционно добровольно безработными считают молодых людей, которые не занимаются активным поиском работы, поскольку являются учащимися, больными или инвалидами. Во всём мире около 49% молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет не занимаются активным поиском работы. В странах же ССАГПЗ этот уровень значительно выше (диаграмма 1):

Доля молодых людей, активно не ищущих работу Источник: International Labor Organization. Key Indicators of the Labor Market. Столь высокий уровень добровольной безработицы во многом объясняется традиционной для стран ССАГПЗ невысокой занятостью среди женщин.

В странах ССАГПЗ разработаны мероприятия в рамках программ по реорганизации рынка труда и повышению уровня занятости национальных кадров. Эти мероприятия можно объединить в ряд направлений:

создание дополнительных рабочих мест в государственном секторе экономики;

поощрение и субсидирование роста занятости в частном секторе поддержка развития малого и среднего бизнеса;

снижение привлекательности государственной службы;

диверсификация экономики за счёт расширения торговли;

модернизация системы образования и повышения квалификации.

Однако у всех таких программ присутствует ключевая особенность: они, как правило, инициируются правительством и не предусматривают тесного сотрудничества с частным сектором, который по своему экономическому потенциалу способен не только абсорбировать значительную часть безработного населения, но и служить локомотивом внедрения передовых технологий.

Последний мировой экономический кризис ещё более обострил необходимость перемен на рынке труда стран ССАГПЗ. Важным направлением реформирования рынка труда должно стать более широкое внедрение практики неполной, «гибкой» занятости. Существующая в настоящее время в странах ССАГПЗ нормативная база в целом игнорирует возможности работы в течение неполного рабочего дня или временное трудоустройство. Между тем, мировая практика свидетельствует, что «гибкая» занятость позволяет решить три макроэкономические проблемы: повысить общую занятость, снизить безработицу и увеличить мобильность бизнеса.

Структура рынка труда стран ССАГПЗ существенно отличается от аналогичной структуры в странах ОЭСР. Как уже отмечалось выше, фирмы стран ССАГПЗ сталкиваются практически с неограниченными объемами предложения дешёвого труда иностранных работников.

В некоторых секторах экономики, особенно связанных с использованием малоквалифицированного труда, любая фирма может нанять необходимое количество работников по сложившейся ставке заработной платы. Это контрастирует с ситуацией на рынке труда стран ОЭСР, где фирмы имеют возможность нанимать новых работников в условиях ограниченных объемов предложения специалистов. Согласно существующим теоретическим подходам, ограничение объемов предложения труда приводит к тому, что для расширения производства и найма дополнительных работников фирмы вынуждены повышать ставки заработной платы как вновь нанимаемым, так и уже нанятым специалистам.

Функционирование фирм стран ССАГПЗ с использованием практически неограниченного объема иностранных работников, нанимаемых по неизменной ставке заработной платы, трансформирует теоретические подходы к анализу рынка труда. Предложение труда иммигрантов в странах Персидского залива, на наш взгляд, абсолютно эластично. В этих условиях при расширении производства фирмам нет необходимости повышать ставки заработной платы. Поскольку иностранные работники во всех странах ССАГПЗ составляют основную часть занятых в частном секторе экономики, то данную особенность надо учитывать при анализе рынка труда этих стран в целом.

Воздействие неограниченных объемов предложения труда на экономику стран Персидского залива исследовалось рядом ученых. Результаты их анализа сводятся к тому, что в странах ССАГПЗ не применимы основные допущения модели экономического роста Р. Солоу о функционировании рынка труда и капитала в условиях совершенной конкуренции, а также о снижающемся предельном продукте факторов производства. Авторы приходят к выводу, что расширение объемов использования иностранных работников не приводит к росту производительности труда. Если учесть, что и в среднесрочной перспективе фирмы стран ССАГПЗ не откажутся от практики широкого привлечения иммигрантов в трудовые процессы, то это не будет способствовать повышению конкуренции на рынке труда.

На процессы реформирования рынка труда стран ССАГПЗ оказывает воздействие глобализация мировой экономики и интеграция трудовых рынков, что подталкивает участников ССАГПЗ к совершенствованию собственных рынков труда и приближению их к мировым стандартам. Прежде всего, речь идёт о насыщении производства выСм., например: Oil, Labor Markets, and Economic Diversification in the GCC: An Empirical Assessment. www.elfecenter.hks.harvard.edu/files/Coury%20Working%20Paper.pdf; Barro, R., X. Sala-iMartin. Economic Growth. Massachusetts Institute of Technology, 2004.

наукоёмкого производства, для подготовки которых необходима адекватная система образования.

Реформа системы образования. В странах ССАГПЗ государство является основным поставщиком образовательных услуг. За последние 40 лет в систему образования была направлена значительная часть доходов от экспорта нефти, что находит отражение в росте затрат на образование (диаграмма 2)1:

Расходы стран ССАГПЗ на образование (как доля от ВВП) Хотя эти цифры уступают расходам на образование стран ОЭСР, где они составляют 6,2%2, всё же следует отметить, что страны ССАГПЗ добились заметного прогресса в достижении цели всеобщего начального образования. Как результат, предполагается, что к 2015 году 100% лиц в возрасте от 15 до 24 лет будут грамотными в Бахрейне, Катаре и Омане, а в Кувейте, ОАЭ и Саудовской Аравии – чуть позже.

Тем не менее, в системе образования стран ССАГПЗ имеются проблемы, решение которых должно способствовать их продвижению к обществу с наукоёмкой экономикой. Главной проблемой системы United Nations Development Program, Human Development Report 2010, New York, 2010, Statistical Annex. Table 15: pp. 202–203.

2 Organization for Economic Co-operation and Development (OECD). Education at a Glance 2010.

образования стран ССАГПЗ является его недостаточно высокий качественный уровень. На качество системы образования оказывает негативное воздействие ряд факторов. Во-первых, следует отметить, что продолжительность школьного образования в странах ССАГПЗ значительно уступает аналогичным показателям развитых стран. Так, в Норвегии в 2010г. она составляла 12,6 лет, в США – 12,4 года, тогда как в Бахрейне – 9,4 года, в ОАЭ – 9,2 года, в Саудовской Аравии – 7,8 лет, в Катаре – 7,3 года, а в Кувейте всего 6,1 лет.1 Во-вторых, в странах ССАГПЗ очень высокая доля молодёжи, которая оставляет школу до завершения процесса образования. Например, в ОАЭ до 22% юношей и 14% девушек прекращают учёбу в школе раньше времени.2 В Катаре 4,9% учеников начальной школы оставляют учёбу в первом классе, 5,5% – во втором, и 3,3% – в третьем классе. В-третьих, сама система образования базируется на устаревших принципах и подходах. Это касается использования традиционных методов обучения, когда преподаватель исполняет командноконтрольные функции, что не способствует привитию молодёжи навыков решения проблем, развитию в них духа предпринимательства и умения пойти на обоснованный риск. Кроме того, читаемые дисциплины излишне теоретизированы, недостаточно подкрепляются практическими примерами. В учебных программах отводится необоснованно мало места математике, информационным технологиям, естественнонаучным дисциплинам. Это отражается в том, что учащиеся из стран ССАГПЗ получают самые низкие оценки (единицу из пяти возможных) при проверке их знаний в математике и в естественнонаучных дисциплинах международными организациями. United Nations Development Program. Human Development Report 2010, New York, 2010, Statistical Annex. Table 1: pp.143–144.

2 Dubai Schools Inspection Bureau, Government of Dubai, Knowledge and Human Development Authority, Annual Report 2010, 2010: pp.35, 42, 43.

3 UNESCO, Education for All Global Monitoring Report 2010: Reaching the Marginalized, Paris, 2010, Table 7:

p. 4 International Association for the Evaluation Achievement (TIMSS) 2007.

Немаловажной проблемой является излишняя ориентация высшего образования стран Персидского залива на подготовку специалистов в области гуманитарных и экономических дисциплин в ущерб инженерным и естественнонаучным дисциплинам. Например, в Бахрейне количество студентов, изучающих юриспруденцию, предпринимательство и социологию, составляет около 52%; приблизительно такая же картина в Саудовской Аравии и ОАЭ, где подобные студенты составляют почти 40%.1 Это, безусловно, не способствует диверсификации экономики и формированию наукоёмкого производства.

Негативное воздействие на подготовку квалифицированных специалистов оказывает также и слабое развитие в странах ССАГПЗ системы среднего профессионального образования. В настоящее время подобных учебных заведений очень мало, зачастую их программы слабо связаны с потребностями рынка. Во многом подобная ситуация объясняется превалирующей среди коренных жителей стран ССАГПЗ точкой зрения о непрестижности ручного труда, как составной части среднего профессионального образования. Считается, что это удел экспатриантов, людей с невысокими доходами и тех, кто раньше времени оставил школу. Поэтому местное население предпочитает направлять своих детей в университеты, полагая, что в будущем это обеспечит им хорошо оплачиваемую работу в государственном секторе. Но это, в конечном итоге, приводит к тому, что выпускники университетов оказываются невостребованными частным сектором экономики, который и в странах ССАГПЗ становится основным драйвером становления современного производства.

Как видим, существующая в странах ССАГПЗ система образования не обеспечивает экономику квалифицированными национальными кадрами. Главная задача реформирования системы образования должна заключаться в повышении качества обучения с использоUNESCO, Education for All Global Monitoring Report 2010: Reaching the Marginalized, Paris, 2010, Table 9В:

p. 380.

ванием современных методов преподавания, включая электронное и дистанционное образование. Кроме того, программы обучения в системе высшего и профессионального образования должны учитывать будущие потребности экономики. Именно на это направлены усилия всех стран ССАГПЗ. Так, принятая в Бахрейне «Программа экономического развития 2030», Пятилетний план развития Омана (2011-2015), «Программа национального развития 2030» Катара, Девятый пятилетний план развития Саудовской Аравии (2010–2014), Государственная стратегия развития ОАЭ (2007г.) предполагают сформировать в странах современную систему образования, отвечающую запросам жителей этих государств, способствующую диверсификации экономики и формированию наукоёмкого производства. Важно также обеспечить коммерциализацию научных разработок, проводимых университетами стран ССАГПЗ. Как свидетельствуют проведенные исследования,1 взаимодействие бизнеса и университетов при проведении НИОКР может быть оценено (по семибалльной шкале) следующим образом: Катар – 4,8; Саудовская Аравия – 4,6; ОАЭ – 4,2; Оман – 3,8; Бахрейн – 3,3; Кувейт – 3,2. (Для сравнения: Швейцария – 5,6; США – 5,5; Финляндия – 5,3). Как видно, на этом направлении деятельности у стран ССАГПЗ имеются значительные перспективы.

Согласно современным подходам к реформированию системы образования,2 в процессе обучения у студентов, прежде всего, должно формироваться умение применять знания на практике. На втором месте стоит метапредметность, то есть привитие студенту таких умений, которые он мог бы использовать при изучении любой другой дисциплины (например, изучение методологии исследования, способов реGlobal Innovative Index 2012.

http://www.globalinnovationindex.org/gii/main/fullreport/index.html 2 См., например, Мельников О.Н., Горелов Н.А., Синов В.В. Образовательные стандарты высшего профессионального образования третьего поколения – условие становления наукоемкой экономики // Креативная экономика. 2011, № 3 (51). – С. 102–111.

http://www.creativeconomy.ru/articles/3980/ шения многовариантных проблем, подходов к организации работы с информацией и т.п.). Третье место отводится предметной составляющей. Доминирующая в развитых странах мира парадигма образования предполагает приоритет обучения навыкам креативного мышления, перемещение из зоны постановки проблемы в зону ее эффективного решения.

В условиях превалирования вектора наукоёмкого развития экономики, успеха могут добиться те компании, сотрудники которых могут сочетать в себе креативность, гибкость, коммуникабельность, умение активно находить благоприятные возможности для ведения бизнеса и разрешать неизбежно возникающие при этом проблемы. Сотрудники наукоёмких компаний должны обладать способностями ставить нестандартные цели и находить пути их достижения, решать возникающие задачи, развивать креативное мышление, как собственное, так и у своего окружения. Это предполагает более высокие требования к уровню инновационно-креативной составляющей работников организаций, науковооруженности их труда. Творчество и новые знания, реализованные на практике, становятся нормой ведения бизнеса.

Это касается всех сторон деятельности: поиска новых идей; создания и внедрения инновационных технологий и сетей; особой организации труда креативных личностей и т.д.

Конечно, реформа системы образования в странах ССАГПЗ должна проводиться с учетом национальных и религиозных особенностей, поскольку зачастую это затрудняет проведение конкретных мероприятий.

На трансформацию рынка труда стран ССАГПЗ значительное влияние может также оказать реформирование финансовых рынков. Проведенные оценки показывают, что путем эффективного перераспределения капитала и пестования конкурентоспособных малых и средних предприятий в регионе можно создать за десять лет более двух млн. новых рабочих мест.1 Несмотря на то, что фондовые рынки стран ССАГПЗ достаточно хорошо организованы и по ряду показателей сравнимы с фондовыми рынками ведущих стран мира, необходимо расширить перечень обращающихся финансовых инструментов, в том числе и путем выведения на рынок акций компаний с государственным участием.

Важными показателями движения стран ССАГПЗ к современной экономике являются «Индикаторы государственного регулирования и деловой среды» (Governance and Business Environment Indicators) и «Индексы глобальной конкурентоспособности» (Global Competitiveness Index), а также основные составляющие этих индексов (таблица 15)2:

Значения индикаторов и индексов (2010–2011 гг.) Основные составляющие De Boer, K., Turner, J.M., 2007. Beyond Oil: Reappraising the Gulf States, p.16.

www.doingbusiness.org,2011. Согласно методике расчета данных индикаторов и индексов, лучшие показатели имеют те страны, для которых значения индикаторов и индексов ниже.

Данные таблицы 15 позволяет сделать ряд выводов:

Во-первых, страны ССАГПЗ имеют разную готовность к дальнейшему развитию наукоёмкой экономики. Об этом свидетельствуют имеющиеся расхождения в ряде показателей деловой среды. Так, индикатор «возможностей создания бизнеса» в Саудовской Аравии составляет 13 единиц, а в Кувейте – 141, то есть начать новый бизнес в Кувейте почти в 11 раз сложнее, чем в Саудовской Аравии. Такие же значительные отличия наблюдаются для индикатора «регистрация собственности» одна единица в Саудовской Аравии и 58 единиц в Катаре, индикатора «защита прав инвесторов» 28 в Кувейте и 93 в Омане и Катаре.

Большие отличия наблюдаются и для составляющих Индекса глобальной конкурентоспособности. Так, показатель «развитие инфраструктуры» составляет 3 единицы для ОАЭ, а для Кувейта единиц; «готовность к внедрению передовых технологий» для Бахрейна оценивается в 27 единиц, а для Омана 59 единиц и т.п.

В этих условиях каждая страна Персидского залива должна выбирать собственные направления развития наукоёмкой экономики.

Во-вторых, по целому ряду показателей участники ССАГПЗ значительно уступают развитым странам. Особенно это проявляется для возможностей получения кредита (94 для стран ССАГПЗ и 39 для развитых стран), обеспечения контрактных обязательств (117 по странам ССАГПЗ и 35 в развитых странах), возможностей создания бизнеса ( для стран ССАГПЗ и 52 для развитых стран). Болезненно отставание стран Персидского залива по показателю «высшее образование и повышение квалификации» (52 единицы против 19 единиц в развитых странах), «здравоохранение и начальное образование» (55 единиц и единиц), «развитость рыночных отношений» (62 единицы и 35 единиц), «инновации» (44 единицы и 19 единиц). Отметим, что именно эти показатели лежат в основе инновационного развития экономики, и это также определяет вектор развития каждой страны ССАГПЗ.

В-третьих, сравнение показателей индикаторов государственного регулирования и деловой среды и индексов глобальной конкурентоспособности для участников ССАГПЗ, развитых и развивающихся стран дает основание считать, что у стран Персидского залива имеются более выгодные условия, чем у развивающихся стран в целом, для дальнейшего развития наукоёмкой экономики и трансформации на этой основе рынка труда.

В-четвёртых, высокая, в сравнении с развитыми странами, эффективность рынка товаров и услуг (19 в странах ССАГПЗ и 26 в развитых странах), также эффективность рынка труда (39 в странах ССАГПЗ и 38 в развитых странах) свидетельствует о том, что сложившаяся в странах ССАГПЗ экономическая система, основанная на широком привлечении труда иммигрантов, пока позволяет данным странам обеспечивать относительно высокую эффективность этих двух рынков. Однако низкие показатели для системы начального и высшего образования, переподготовки кадров, готовности к внедрению передовых технологий и применению инноваций означают, что страны ССАГПЗ в среднесрочной и долгосрочной перспективе столкнутся с невозможностью дальнейшего наращивания эффективности производства за счет использования труда малоквалифицированных экспатриантов. В этой связи страны ССАГПЗ должны проводить взвешенную миграционную политику, уделяя особое внимание подготовке высококвалифицированных национальных кадров и привлечению иностранных работников в инновационные предприятия.

Потенциальную готовность страны к формированию наукоёмкой экономики в определённой степени могут характеризовать рассчитываемые Мировым банком по специальной методике коэффициенты KEI (Knowledge Economic Index – Индекса экономики знаний) и KI (Knowledge Index – Индекса знаний). При расчёте этих индексов используются специальные показатели по четырём направлениям:

режим благоприятствования развитию экономики, инновации, образование, информационные и компьютерные технологии (по десятибалльной шкале – высшая оценка составляет 10 баллов).

В таблице ниже приведены данные по этим индексам для стран ССАГПЗ1:

в рейтинге Данные таблицы 16 подтверждают сделанные ранее выводы:

страны ССАГПЗ в целом значительно отстают от многих развитых стран в процессах формирования наукоёмкой экономики. При этом наибольший разрыв в оценках наблюдается по показателям «инновации» и «образование», что в определённой степени может определять направления дальнейшей трансформации экономики стран ССАГПЗ http://info.worldbank.org для достижения цели становления экономики, основанной на знаниях.

Доступ молодых людей стран ССАГПЗ посредством Интернета к источнику мировых новостей способствует распространению идей, связанных с ускорением процессов трансформации национальных экономик в наукоёмкие образцы. Современная молодёжь через Интернет получает обширную информацию о жизни людей в других странах мира. Это побуждает молодых людей к поиску возможностей применения своих способностей в наукоёмком производстве, что зачастую идёт в разрез с семейными и национальными традициями.

На трансформацию рынка труда стран ССАГПЗ оказывают воздействие процессы, имманентные глобализации. Так, с окончанием «холодной войны» многие выходцы из Китая, а также новых государств, образовавшихся после распада Советского Союза, начали прибывать в страны ССАГПЗ в поисках работы. Поскольку в своем большинстве они имели высокий уровень образования и профессиональной подготовки, соглашались на невысокие заработные платы, то это усилило конкуренцию на рынке труда.

Многие инициативы, реализуемые на рынке труда в странах ССАГПЗ, направлены на создание возможностей по развитию предпринимательства, и рассматриваются как стратегическое инвестирование в создание рабочих мест и развитие будущих рынков. В последние годы в ОАЭ был проведен на высоком уровне ряд форумов, посвященных возможностям молодых людей организовывать собственный бизнес в странах ССАГПЗ и других странах Ближнего Востока и Северной Африки. Среди инициатив, предложенных этими форумами, был запуск веб-портала «Wamda», разработанного одной из частных фирм Дубай, с целью поддержки новых проектов и способствования предпринимательству. Аналогичные усилия предприняты и в таких странах, как Катар и Саудовская Аравия.

3.3. Особенности трансформации рынка труда Омана Комплексное воздействие условий, имманентных наукоёмкому производству, на экономику стран ССАГПЗ, обусловливает необходимость анализа различных аспектов, характеризующих тенденции трансформации рынка труда Султаната Оман в современных условиях. Можно указать ряд ключевых показателей, которые в той или иной степени позволяют судить о степени продвижения экономики страны к наукоёмкому уровню.

Так, одним из индикаторов развития наукоёмких процессов внутри страны может служить развитие её национального фондового рынка. Для этого утверждения можно найти ряд обоснований: вопервых, согласно теории эффективности рынка ценных бумаг, решения о совершении сделок с финансовыми инструментами их участники принимают на основании учета единственного фактора – информации о будущих событиях на фондовых рынках. Поскольку наукоёмкой экономике имманентно широкое использование информации в качестве фактора производства, то состояние национального фондового рынка может характеризовать степень вовлечения информационных ресурсов в производственные процессы и свидетельствовать об уровне развития наукоёмкой экономики. Во-вторых, практика венчурного инвестирования, которое во многих странах является одним из основных инструментов коммерциализации передовых научных открытий и технологий, свидетельствует об активном использовании ценных бумаг в жизненном цикле компаний – реципиентов венчурного капитала. Иными словами, развитый рынок венчурного инвестирования сопряжён с активным фондовым рынком. В-третьих, сам по себе фондовый рынок является драйвером становления наукомкой экономики и адекватной трансформации рынка труда: на этот рынок привлекается большое количество высококвалифицированных специалистов, используются самые передовые технологии получения и обработки информации, он определяет направления подготовки будущих специалистов и потребность в них.

В мировой практике фондовые рынки различных стран по уровню их развития делятся на три категории: развитые рынки (developed markets), развивающиеся рынки (emerging markets) и пограничные рынки (frontier markets). Компания Bloomberg при ранжировании фондовых рынков отталкивается от ряда показателей. Согласно методике ранжирования, компания Bloomberg оценивает каждый показатель в диапазоне от 0 баллов (худший показатель) до 100 баллов (лучший показатель). Затем выводится интегральный показатель, который и позволяет оценить место каждой страны в рейтинге.

Добиться повышения рейтинга и перехода из категории «пограничного рынка» в «развивающийся рынок» или из «развивающегося рынка» в «развитый рынок» не так просто. Например, чтобы фондовый рынок страны был отнесен к «развитому рынку» необходимо, чтобы величина национального дохода в расчёте на душу населения превосходила, по крайней мере, на 25% установленную Всемирным банком величину высокого дохода (на начало 2011г. она соответствовала 12276 долл. США). Помимо этого, принимается во внимание открытость национальных фондовых рынков для иностранных инвесторов: если рынки открыты «в определенной мере» (“at least some”), то их относят к «пограничным», если открытость «значительная» (“significant”), то рынок считается «развивающимся», наконец, в случае «очень высокой» (“very high”) открытости рынок считается «развитым».

Как показывают оценки компании Bloomberg, фондовые рынки ОАЭ, Кувейта, Катара, Бахрейна и Омана входят в лист 15 стран с наиболее развитыми «пограничными» рынками (таблица 17):

Источник: Emerging Markets// Bloomberg Markets, March 2012, pp.52-60.

Как видно из таблицы 17, несмотря на ряд относительно благоприятных показателей (низкая доля государственного долга в ВВП страны, слабая волатильность валютного курса, допустимый уровень инфляции), интегральный прогноз развития экономики Омана в ближайшие 5 лет не позволяют повысить рейтинг его фондового рынка, который является самым низким из остальных стран ССАГПЗ.

Следует обратить внимание на показатель P/E, который в определённой степени может также служить индикатором развития наукоёмких отраслей производства. Так, особенностью наукоёмких фирм является повышенный уровень отношения Р/Е, который для некоторых наукоёмких фирм США достигает величины 100200 и даже более 1000 при среднем уровне около 20.1 Как видим, для Омана этот показатель не превышает 12, что позволяет сделать вывод о недостаточном уровне развития наукоёмких отраслей в экономике Султаната.

Варшавский А.Е. Наукоемкие отрасли и высокие технологии – источник спроса на результаты НИОКР: характеристика, показатели (авторский вариант).

http://cemi-data.socionet.ru/files/var2001_3-1_var.pdf.

О роли фондового рынка в экономике Омана свидетельствуют и другие данные: так, в 2012г. общее количество работников частного сектора, занятых в сфере оказания услуг финансовых посредников, не достигло 3,5 тыс. человек. Это один из самых низких показателей среди всех направлений экономической деятельности (для сравнения: в сельском хозяйстве Омана в 2012г. было занято около 73 тыс. человек, в строительной отрасли – 513 тыс. человек, в образовании – около тыс. человек, в качестве домашней прислуги – 113 тыс. человек).1 Невысокие и объемы совершаемых сделок на фондовой площадке MSM (Muscat Securities Market) – в 2010г. годовой объем трансакций на MSM составил 1,274 млрд. риалов (3,309 млрд. долл. США)2, что сравнимо с дневными оборотами Московской биржи.

Приведённые данные позволяют сделать вывод, что в ближайшие годы фондовый рынок Омана не станет превалирующим драйвером формирования и развития в этой стране наукоёмкой экономики. В этой связи преобразования рынка финансовых инструментов Омана не окажут существенного воздействия на трансформацию рынка труда этой страны.

Другим показателем перспектив формирования наукоёмкой экономики может служить структура предприятий по количеству занятых работников и объёмам производственного капитала. Существуют противоположные точки зрения на взаимосвязь двух факторов: степени концентрации капитала и уровня внедрения передовых технологий. Сторонники одной точки зрения полагают, что только крупные компании способны на должном уровне финансировать научно-исследовательские разработки и обеспечивать их коммерциализацию. При этом приводятся примеры таких компаний как Apple, Microsoft, Dell, Intel, Samsung, Sony и др. Их оппоненты утверждают, что революционные научно-технические идеи наиболее продуктивно Statistical Year Book of Oman, March 2012, p. 137.

реализуются в сфере венчурного предпринимательства, основой которого являются малые технологичные компании. И именно развитие малого венчурного бизнеса может способствовать наиболее быстрому внедрению наукоёмких технологий.

Как свидетельствуют статистические данные, в экономике Омана превалируют небольшие компании с собственным капиталом, не превышающим 1 млн. риалов (2,6 млн. долл. США), которые составляют около 99,5% всех зарегистрированных в стране предприятий. Имеется и свыше 200 крупных предприятий, собственный капитал которых превышает 5 млн. риал (13 млн. долл. США)1. Таким образом, с точки зрения структуры предприятий в зависимости от величины собственного капитала экономика Омана в целом способна абсорбировать методы хозяйствования, имманентные наукоёмкому производству.

Однако дальнейший анализ экономической ситуации в Омане показывает, что трансформация рынка труда с учётом потребностей современного производства характеризуется определёнными особенностями. Так, около 63% общего потока инвестиций направляется в сектор добычи и переработки углеводородов, а ещё около 34% используется в добыче и переработке иных минеральных ресурсов. Это означает, что частный бизнес будет, в первую очередь, вкладывать деньги в технологии, связанные с добычей и переработкой полезных ископаемых. В то же время, наиболее наукоёмкие производства – производство компьютеров и мобильных средств связи, разработка программного обеспечения, выпуск новых медицинских препаратов и т.п. – пока не получили развития в Омане. Об этом же могут свидетельствовать и данные о распределении рабочей силы страны по направлениям экономической деятельности: в 2012г. около 44% занятых в частном секторе экономики работали в строительном комплексе, ещё 12% занимались ремонтом автомобилей и бытовой техники, 10% работали в качестве частной приStatistical Year Book of Oman, 2011, p. слуги. В то же время на потенциально наиболее наукоёмкие сектора финансового посредничества и образования приходилось всего 0,3% и 0,9% от общего количества занятых соответственно.

На основании приведённых выше данных можно провести анализ возможностей монополизации рынка труда Омана. Как указывалось в главе 1, монополизации рынка труда со стороны предложения характерно наличие организованных, эффективных профсоюзов, объединяющих, как правило, работников высокой квалификации.

Целенаправленные действия профсоюзов могут обеспечить сокращение предложения квалифицированных специалистов (что, по сути, отражает наличие монопольной власти профсоюзов) и вынудить работодателей повысить уровень оплаты труда членам профсоюза. Превалирование же на рынке труда Омана малоквалифицированных иностранных работников, условия найма которых позволяют работодателю в одностороннем порядке разрывать трудовые отношения, обеспечивает фактически неограниченное предложение труда экспатриантов. Это обстоятельство, а также имеющиеся особенности деятельности политических и общественных организаций дают основание сделать вывод о малой вероятности монополизации рынка труда Омана со стороны предложения.

Монополизация рынка труда Омана со стороны спроса и возникновение монопсонии не представляется такой же маловероятной.

Наличие ограниченного количества достаточно крупных частных предприятий, использующих инновационные технологии, возможность широкого предложения труда квалифицированных иностранных работников могут создать благоприятные условия для возникновения монопсонии.

Уровень развития наукоёмкого производства в определённой степени могут характеризовать объемы экспорта и импорта тех товаров, в изготовлении которых присутствует более высокая вероятность использования современных технологий. Данные об удельном весе продукции наукоемких отраслей в общем объеме производства страны без учета качества такой продукции могут не обеспечить объективной характеристики наукоемкого сектора экономики. Как правило, в этой связи их дополняют информацией о размерах экспорта (импорта) наукоемкой продукции и его доле в общем объеме экспорта (импорта) промышленных продуктов. Очевидно, большая доля экспорта наукоемкой продукции свидетельствует о ее конкурентоспособности и высоком качестве. В таблице 18 приведены данные Министерства национальной экономики Омана по экспорту и импорту подобных товаров2:

Оборудование для предприятий специализированных отраслей про- 92,3 344, мышленности Оборудование для предприятий общих отраслей промышленности 29,2 478, Телекоммуникационное и звукозаписывающее оборудование 20,7 173, Как видно, по всем группам товаров с потенциально высокой долей использования наукоёмких технологий объёмы импорта значительно превышают объёмы экспорта, что может свидетельствовать о недостаточном развитии передовых производств в стране. В этой связи, в среднесрочной перспективе данное обстоятельство не позволит значительно увеличить потребность в высококвалифицированных кадрах и радикально трансформировать рынок труда Омана.

Варшавский А.Е. Наукоемкие отрасли и высокие технологии – источник спроса на результаты НИОКР: характеристика, показатели (авторский вариант).

http://cemi-data.socionet.ru/files/var2001_3-1_var.pdf.

2 http://www.moneoman.gov.om/viewPublication.asp?id= Об уровне становления наукоёмкой экономики в стране могут свидетельствовать также составляющие индексов экономики знаний (KEI Index) и индекса знаний (KI Index), которые используются Мировым банком для расчёта этих индексов (таблица 19)1:

Данные для расчета индекса экономики знаний Переменные Фактические Нормализованная Фактические дан- Нормализованная Тарифные и нетарифные барьеры, Роялти выплаченные и полученные (долл. США), Статьи в научно-популярных журналах /млн. человек, среднее 2005- ния в школе, Общее количество телефонов на 1000 жителей, Пользователи интернета на жителей, Данные по Швеции, которая занимает одно из первых мест по развитию экономики, основанной на знаниях, приведены для сравнения. Поскольку наукоёмкой экономике имманентно широкое использование информации в качестве экономического ресурса, то обращает на себя внимание низкие показатели охвата жителей Омана современными средствами телефонной связи, Интернета, невысокое количество компьютеров.



Pages:     | 1 || 3 |
 


Похожие работы:

«А. А. Пранович ФОРМИРОВАНИЕ СТРАТЕГИИ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННО-ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ УХТА 1999 УДК 330.322+338.001.76 ББК 65.9(2 Рос)-5 П 69 Рецензенты: доктор технических наук Е. А. Олейников доктор экономических наук Л. Б. Сульповар Пранович А.А. П 69 Формирование стратегии управления инновационно-инвестиционной деятельностью: Монография. - Ухта: УГТУ, 1999. - 208 с. ISBN 5-88179-276-9 Целью данной монографии является анализ и обоснование путей перевода экономики регионов на...»

«А. Б. РУЧИН, М. К. РЫЖОВ АМФИБИИ И РЕПТИЛИИ МОРДОВИИ: ВИДОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЧИСЛЕННОСТЬ САРАНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО МОРДОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006 УДК 597.6: 598.1 (470.345) ББК Е6 Р921 Р е ц е н з е н т ы: кафедра зоологии Тамбовского государственного университета (и.о. заведующего кафедрой кандидат биологических наук доцент Г. А. Лада) доктор биологических наук профессор Б. Д. Васильев (Московский государственный университет) Ручин А. Б. Р921 Ручин А. Б., Рыжов М. К. Амфибии и...»

«СЕВЕРНЫЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИННОВАЦИИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Середа С.Г., Батулин И.С., Сокол В.В. МОДЕЛИ И МЕТОДЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСАХ МОНОГРАФИЯ Великий Новгород 2009 УДК 001:002+025.4 ББК 73+74 РЕЦЕНЗЕНТЫ: С.А. Митрофанов, доктор технических наук, профессор; В.А.Старых, кандидат технических наук, доцент. Середа С.Г., Батулин И.С., Сокол В.В. Модели и методы повышения эффективности...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНОЦЕНТР (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНОЦЕНТРом (Информация. Наука. Образование.) и Институтом...»

«1 ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ (ЦИРЭ) Ю. А. КОРЧАГИН РОССИЙСКИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ ФАКТОР РАЗВИТИЯ ИЛИ ДЕГРАДАЦИИ? ВОРОНЕЖ - 2005 УДК 330 (075.8) ББК 65.01.я 73 К72 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор И.П. Богомолова Доктор экономических наук, профессор В.Н. Логунов К 72 Корчагин Ю.А. Российский человеческий капитал: фактор развития или деградации?: Монография. – Воронеж: ЦИРЭ, 2005. – С.: 252. ISBN 5-87162-039- Рассматриваются сущность, роль, методики оценки и...»

«Д. А. МАРКЕЛОВ РАДИОЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ТЕРРИТОРИЙ ОЦЕНКА, ДИАГНОСТИКА, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ монография МОСКВА 2011 RU УДК 551.521.6: 577.4; 581.2 ББК 20.18 М 27 Маркелов Д.А. М 27 Радиоэкологическое состояние территорий (оценка, диагностика, прогнозирование): монография. – М.: Интернет-издательство Prondo.ru, 2011. – 240 с. В книге рассмотрены особенности радиоэкологического состояния фоновых экосистем, выявленные на основе собственных наблюдений автора в широком спектре ландшафтно-зональных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КОМИТЕТ НАУКИ ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: ВЫЗОВЫ И СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ Посвящается 20-летию независимости Республики Казахстан Алматы, 2011 1 УДК1/14(574) ББК 87.3 (5каз) К 14 К 14 Казахстан в глобальном мире: вызовы и сохранение идентичности. – Алматы: Институт философии и политологии КН МОН РК, 2011. – 422 с. ISBN – 978-601-7082-50-5 Коллективная монография обобщает результаты комплексного исследования...»

«КОЛОМЕНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) МГОУ ИМЕНИ В.С. ЧЕРНОМЫРДИНА Вестник библиотеки’2013 Новые поступления Библиографический указатель Гуманитарные науки · Технические науки · Экономика и управление · Юриспруденция Коломна 2013 УДК 013 ББК 91 В 38 Вестник библиотеки’2013. Новые поступления: библиографический указатель / В 38 сост. Т. Ю. Крикунова. – Коломна: КИ (ф) МГОУ, 2013. – 23 с. В библиографическом указателе собраны записи об учебниках, монографиях и других документах, поступивших в фонд...»

«б 63(5К) А86 Г УН/' Ж. О. ЛртшШв ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА 30 бмрвевб а втбшвб Ж.О.АРТЫ КБАЕВ История Казахстана (90 вопросов и ответов) УДК 39(574) ББК63.5(5Каз) А82 Артыкбаев Ж.О. История Казахстана (90 вопросов и ответов) Астана, 2004г.-159с. ISBN 9965-9236-2-0 Книга представляет собой пособие по истории Казахстана для широкого круга читателей. В нее вошли наиболее выверенные, апробированные в научных монографиях автора материалы. Учащиеся колледжей в ней найдут интересные хрестоматийные тексты,...»

«Федеральное агентство по образованию Тверской государственный технический университет В.Ф. Мартюшов Социальная релевантность адаптации Монография Тверь 2005 УДК 301. 151 (075.8) ББК 60. 524. 125.я 7 Мартюшов В.Ф. Социальная релевантность адаптации. – Тверь: ТГТУ, 2005. – 104 с. В современном мире, характеризующемся все более усложняющейся структурой, резко возросшей динамикой социальных изменений, ускоряющимся темпом жизни, проблема социальной адаптации человека/социальной группы приобретает...»

«УДК 577 ББК 28.01в К 687 Рецензенты: доктор философских наук М. И. Данилова доктор биологических наук М. Т. Проскуряков кандидат биологических наук Э. В. Карасева Монография доктора биологических наук А. И. Коротяева и кандидата медицинских наук С. А. Бабичева состоит из введения, четырех частей, общего заключения и списка литературы. Часть первая Живая материя: неразрывное единство материи, энергии и сознания рассматривает общие свойства живой природы. Часть вторая Зарождение и эволюция жизни...»

«МОСКОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНО-ДОРОЖНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (МАДИ) Г. Г. НАУМОВ АНТРОПОГЕННЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РУСЛОВЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПЕРЕХОДАХ ЧЕРЕЗ ВОДОТОКИ МОСКВА 2012 УДК 624.21(083.94) ББК 39.112:30.2 Н 34 Р е ц е н з е н т ы: зав. кафедрой гидрометрии Российского государственного гидрометеорологического университета д-р геогр. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ Н. Б. Барышников; д-р техн. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ, заслуженный строитель РФ, академик...»

«Московский гуманитарный университет В. К. Криворученко Молодёжь, комсомол, общество 30-х годов XX столетия: к проблеме репрессий в молодёжной среде Научное издание Монография Электронное издание Москва Московский гуманитарный университет 2011 УДК 316.24; 364.46 ББК 66.75(2) К 82 Криворученко В. К. К 82 Молодёжь, комсомол, общество 30-х годов XX столетия: к проблеме репрессий в молодёжной среде : Научная монография. — М. : Московский гуманитарный университет, 2011. — 166 с. В монографии доктора...»

«Л.М. МЕДВЕДЕВА ТРАНСПОРТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941–1945 гг.) Владивосток 2005 ББК 63.3(2.55) М 42 Рецензенты: Н.А. Шабельникова, д-р ист. наук; Н.В. Шинковская, канд. ист. наук Медведева Л.М. М 42 ТРАНСПОРТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941– 1945 гг.). – Владивосток: Изд-во Дальнаука, 2005. – 152 с. ISBN 5-9736-0027-0 Монография посвящена истории развития различных видов транспорта и путей сообщения на Дальнем Востоке СССР в годы...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пензенский государственный университет (ПГУ) О. А. Логинова, О. Н. Логинов Учебно-воспитательный процесс в гимназиях дореволюционной России (на примере гимназий Пензенской губернии) Монография Научный редактор Л. Д. Гошуляк Пенза Издательство ПГУ 2009 УДК 370:947.1 (470.40) ББК 74.03 Л69 Р е ц е н з е н т ы: кафедра Педагогика ГОУ ВПО Мордовский государственный педагогический...»

«Российская Академия Наук Институт философии М.М. Новосёлов БЕСЕДЫ О ЛОГИКЕ Москва 2006 УДК 160.1 ББК 87.5 Н 76 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук А.М. Анисов доктор филос. наук В.А. Бажанов Н 76 Новосёлов М.М. Беседы о логике. — М., 2006. — 158 с. Указанная монография, не углубляясь в технические детали современной логики, освещает некоторые её проблемы с их идейной стороны. При этом речь идёт как о понятиях, участвующих в формировании логической теории в целом (исторический...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет А.В. Пылаева РАЗВИТИЕ КАДАСТРОВОЙ ОЦЕНКИ НЕДВИЖИМОСТИ Монография Нижний Новгород ННГАСУ 2012 УДК 336.1/55 ББК 65.9(2)32-5 П 23 Рецензенты: Кокин А.С. – д.э.н., профессор Нижегородского государственного национального исследовательского университета им. Н.И. Лобачевского Озина А.М. – д.э.н.,...»

«Д.Г. Красильников ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В ПЕРЕХОДНЫЕ ПЕРИОДЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ (1917-1918; 1985-1993): опыт сравнительного анализа Издательство 1998 Пермского уни- верситета 2 ББК 66.6 К 78 Красильников Д.Г. К 78 Власть и политические партии в переходные периоды отечественной истории (1917-1918; 1985-1993): опыт сравнительного анализа. - Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1998. - 306 с. ISBN 5-8241-0157-4 Монография посвящена исследованию сущностных черт власти в 1917-1918 гг. и 1985-1993...»

«О. Ю. Климов ПЕРГАМСКОЕ ЦАРСТВО Проблемы политической истории и государственного устройства Факультет филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета Нестор-История Санкт-Петербург 2010 ББК 63.3(0)32 К49 О тветственны й редактор: зав. кафедрой истории Древней Греции и Рима СПбГУ, д-р истор. наук проф. Э. Д. Фролов Рецензенты: д-р истор. наук проф. кафедры истории Древней Греции и Рима Саратовского гос. ун-та В. И. Кащеев, ст. преп. кафедры истории Древней Греции и Рима...»

«Forest growth: levels of analysis and modeling. Krasnoyarsk: Siberian Federal University. 2013. 176 pp. (in Russian). In the monograph, issues of forest biology have been reviewed that concentrate on the phenomenon of biological growth. The issues have a certain peculiarity in the forest sciences since development of forest objects is rather long, trees are mostly large organisms and forests themselves play very important role in the human life and economics. A concept of levels of biological...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.