WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«УДК:32.019.51 ББК: 66.2(2Рос) В44 Вилков А.А., Захарова Т.И. Сакральные основания власти в политической жизни России. Саратов: Издательский центр Наука. 2010. - 200 с. ISBN 978—91879-067-0 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Структура массового сознания как разновидности общественного сознания предстает в виде двух уровней. Нижний уровень – обыденное сознание – включает в себя эмпирические знания и общественную психологию, верхний – теоретический уровень – состоит из двух основных элементов:

научных знаний и идеологии.

ВЕРХНИЙ УРОВЕНЬ - ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ

МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ

НАУЧНЫЕ ЗНАНИЯ ИДЕОЛОГИЯ

НИЖНИЙ УРОВЕНЬ – ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ

ОБЩЕСТВЕННАЯ

ЭМПИРИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

ПСИХОЛОГИЯ

Обыденное сознание формируется на базе жизненного опыта людей.

Его черты:

- противоречивость;

- консерватизм;

- отрывочность;

- автоматизм реакций;

- несистематизированность;

- избирательность восприятия;

- повышенная эмоциональность;

См.: Гозман Л. Я., Шестопал Е. Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996;

Уледов А. К. Психосоциология как интегральная отрасль научного знания. М.,1995;

Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. М., 2000.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике - устойчивость и инерционность влияния на поведение76.

Опыт накапливается на протяжении тысячелетий человеческой цивилизации в ходе борьбы человека с природой, социальными силами, в результате формирования определенного уклада и образа жизни. Этот опыт передавался из поколения в поколение в виде традиций, нравов, обычаев, сложившихся взглядов на различные сферы человеческой деятельности.

Большое значение в обыденном сознании имеет общественная психология. Она представляет собой сложный синтез социальных чувств, настроений, представлений, побуждений, привычек, а также различных заблуждений и предрассудков, которые формируются под влиянием повседневных условий жизни, быта людей.

Вместе с тем существуют и национально-психологические компоненты, характеризующие особенности темперамента, традиций, культуры, исторического прошлого. Все это в совокупности образует иррациональный, эмоционально окрашенный уровень массового сознания, наиболее активно функционирующий (и одновременно подвергающийся воздействию) при осуществлении тех или иных форм политической деятельности77.

Однако обыденное сознание практически не способно глубоко проникнуть в суть явлений окружающей действительности, и потому возникает необходимость в теоретическом сознании. Научно-теоретическое сознание формируется определенными социальными группами на основе целенаправленного исследования политического процесса. Его основные черты – целостность, систематизированность и способность к прогнозированию.

В научном знании имеется много компонентов: теории, законы, категории, принципы, идеи, учения, гипотезы, методы. Они являются лишь тогда научными, когда содержат в себе истину, знания, верно отражающие те или иные процессы бытия. Роль этих элементов в жизни человека огромна.

Ныне практически нет ни одной области человеческой деятельности, которая могла бы обходиться без воздействия научного знания. Главным специфическим признаком науки является поиск истины, достоверного знания, стремление открыть объективные закономерности реального мира, тенденции его развития. Верхний уровень общественного сознания также включает в себя идеологию. В дальнейшем мы подробно рассмотрим это явление, а пока достаточно будет кратко обозначить место идеологии в структуре общественного сознания.

Подробнее см.: Сергиенко П. А. Массовое политическое сознание. Киев, 1991.

Урнов М. Ю. Эмоциональная атмосфера общества как объект политологического исследования. Статья 1 // Общественные науки и современность. 2007. № 2; Урнов М. Ю.

Эмоциональная атмосфера общества как объект политологического исследования. Статья 2.

Факторы формирования эмоциональной атмосферы общества // Общественные науки и современность. 2007. № 3; Урнов М. Ю. Эмоциональная атмосфера общества как объект политологического исследования. Статья 3. Компоненты эмоциональной атмосферы общества // Общественные науки и современность. 2007. № 4.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике Итак, идеология соединяет в себе теоретические концепции, выражающие суть общественного строя и его идеалы, взгляды и идеи, обосновывающие функционирование данной социальной системы78. Но если идеология способна оказывать существенное влияние на сознание масс (в первую очередь благодаря наличию и использованию широкого спектра манипулятивных технологий), то доля научно-теоретического сознания в сознании масс на практике оказывается не слишком велика, а ее роль и влияние на массовое сознание во многом зависит от степени развития масс как социального субъекта и исторических обстоятельств79.

Возникает проблема соотношения научного мировоззрения и обыденного сознания. Последнее, исторически развиваясь, составляет наряду с научной картиной мира обыденное мировоззрение, в содержании которого привычно присутствуют суеверия, заблуждения, вера наряду с постоянной ассимиляцией обыденным сознанием результатов научного познания. Это позволяет ему адекватно отражать сущность постоянно изменяющегося окружающего мира. Устойчивость архаических элементов обыденного сознания объясняется тем, что обыденное сознание отражает действительность намного шире и многообразнее, чем наука, так как ее возможности исторически бывают ограничены, а перед человеком в обществе всегда возникают вопросы, на которые наука не в состоянии ответить. В таких случаях ответ дается на основе здравого смысла и имеющейся на данный момент в обществе системы ценностей. Адаптируя научные знания, имеющие практическое значение, обыденное сознание тем самым повышает общий уровень общественного сознания в обществе. С другой стороны, обыденному сознанию присуще и представление о религиозности как естественном и духовном свойстве человека80.

Особой разновидностью массового сознания является массовое политическое сознание, его основным содержанием являются политические проблемы, на решение которых направляется политическое поведение массы.

Это массовое сознание общества по отношению к вопросам, имеющим актуальное политическое содержание и определенные последствия. Оно меняется особенно активно, когда происходят крупные социальные события, разрушающие привычную структуру общества и его стратификацию. Его структура включает в себя два уровня: первичный эмоционально-действенный уровень (динамичные компоненты – мнения и настроения) и вторичный См. Волкогонов Д. А. Психологическая война. Подрывные действия империализма в области общественного сознания // опубликовано на сайте Библиотека психологической литературы Bookap, bookap.ukr.net; Цуладзе А. Политическая мифология. М., 2003; Войтасик Л. Влияние стереотипов на восприятие содержания пропагандистского сообщения // Библиотека «Пси-фактор» // http://psyfactor.org/lib/stereotype2.htm. Просмотр от 4 ноября 2008 г.

Соловьев А. И. Идеология и культура: политический дискурс современной эпохи // Политическая наука. 2003. № 4.

Алтмышбаева Д. А. Религия или философия - фактор развития духовности общества // Вызовы современности и ответственность философа. Бишкек, 2003.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике рациональный уровень (статичные компоненты – оценки, ожидания, ценности, ориентации)81. На наш взгляд, сакральные элементы представлены именно на первом уровне, составляя их наиболее устойчивое ядро, которое вместе с ментальными архетипами определенным образом упорядочивает массовое политическое сознание, делает его относительно стабильным.

Одной из основных форм проявления массового сознания (и в первую очередь массового политического сознания) считается общественное мнение.

Общественное мнение – своеобразный способ существования общественного сознания в виде неофициального массового сознания каких-либо социальных групп, объединений людей, связанных общностью интересов, в котором фиксируется их отношение к событиям или явлениям общественной жизни, к деятельности партий, учреждений и личностей. Выражается в форме рекомендаций и требований, а также проявляется в одобрении или осуждении действий тех или иных социальных институтов, поступков отдельного человека или какой-то группы людей82. Общественное мнение может служить своеобразным индикатором состояния массового сознания. Свойства общественного мнения как явления и специфика его проявления, функционирования во многом зависят от его сущностных особенностей:

- оно может быть сформировано естественным путем, на почве характерной для данного общества культуры, под влиянием имеющихся у него обычаев, традиций, устоев, но может формироваться и под воздействием извне, как результат влияния политических и социальных субъектов;

- в «поле зрения» общественного мнения в первую очередь попадают предметы, явления, вопросы, относящиеся к категории спорных и служащие предметом полемики;

- его объектами становятся явления, каким-либо образом затрагивающие интересы общества и, соответственно, оно способно стимулировать деятельность отдельных своих носителей в сфере реализации данных интересов, побуждать их к активности, то есть в этой плоскости оно может быть рассмотрено в качестве субъекта социально-политических отношений;

- его эффективность как субъекта во многом зависит от того, насколько многочисленными будут его носители.

Формы проявления общественного мнения различаются в зависимости от его объекта, типа политической культуры, суждений и точек зрения авторитетных членов общества, представителей значимых общественнополитических институтов83.

Ольшанский Д. В. Психология современной российской политики. Екатеринбург:

Деловая книга, М.: Академический проект, 2001. С. 389.

Философский словарь. С. 256.

Общественное мнение может быть оценочным, аналитическим, конструктивным и регулятивным в зависимости от содержания суждений, сформированных его носителями.

Оценочное мнение выражает отношение к тем или иным проблемам или фактам. В нем больше эмоций, чем аналитических выводов, умозаключений. Аналитическое и Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике На сегодняшний день проблема массового сознания получила широкое распространение в науке, а значимость его как объекта манипулирования не вызывает сомнений – ведь именно уровень массового сознания способен обеспечить психологическое воздействие в масштабе большей части населения страны. Массовое сознание воплощено в целом наборе официальных и неофициальных обычаев, норм и правил, направленных на объединение людей, на поддержание неделимости общества как единого организма и защиту его от распада. Массовая идеология предписывает, как надо вести себя, чтобы жить в обществе, и способствует развитию человека как члена общества. Жизнь людей в обществе помимо прочего включает в себя огромное количество межличностных контактов, соответственно возникает необходимость в нормах, регламентирующих эти контакты. Эти правила проявляются в ежедневном поведении, и каждый человек, находясь в обществе, хотя бы в общих чертах имеет представление о «правильных» или «неправильных» моделях поведения в потенциально возможных обстоятельствах. Эти нормы предписывают не только то, как себя вести в каких-либо ситуациях, но и как думать, как чувствовать себя, как относиться к той или иной проблеме84. Именно на уровне массового сознания вырабатывается и функционирует большинство специально формируемых манипулятивных методов и образов. Инструменты, используемые манипулятивной системой, применяются в расчете на некий усредненный уровень восприятия, который уже был подготовлен существующей социальной, экономической, политической, культурной реальностью, а иногда и самими манипуляторами (так, например, нормы, ценности и установки, а зачастую и политические мифы, внедряются в массовое сознание с расчетом на неоднократное, долгосрочное использование).

Возможность оказывать влияние на сознание и поведение масс зачастую зависит от воздействия на сферу бессознательного. Особый интерес для нас представляют явления, которые, будучи элементами, и даже производными индивидуального и массового сознания, или же использующие его в качестве основы для собственного развития, оказывают, в свою очередь, существенное влияние на его формирование и трансформацию. Наиболее важными составляющими с точки зрения манипулирования можно считать такие явления, как ценности, установки и стереотипы.

конструктивное общественное мнение, хотя и не совпадают по содержанию, все же тесно связаны между собой: принятие какого-либо решения требует глубокого и всестороннего анализа, для чего необходимы элементы теоретического мышления. Смысл регулятивного общественного мнения состоит в том, что оно вырабатывает и внедряет определенные нормы общественных отношений и оперирует целым сводом не писанных законом норм, принципов, традиций, обычаев, нравов. Обычно оно реализует тот кодекс правил, который закреплен в нравственном сознании людей, групп, коллективов (Общественное мнение, как предмет изучения социальной психологии // опубликовано на сайте Интегральная медицина XXI века: теория и практика // http://www.it-med.ru/library/o/public_opinion.htm. Просмотр от 10 января 2009 г.).

Подробнее см. Трунов Д. Гуманистическая психология и массовое сознание // Пасхи. Научный психологический журнал (Екатеринбург). 1998. № 1.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике Ценность – значимость чего-либо (предмета, явления), признаваемая и разделяемая большинством представителей общества и не подвергающаяся сомнению или же убеждения, морально-нравственные и этические нормы, выработанные человеческой культурой и способные служить ориентиром, образцом. Ценности могут быть абсолютными, не теряющими свою значимость для отдельных людей и общества в целом (такие как жизнь, свобода, справедливость), и относительными, которые изменяются с течением времени в зависимости от исторической смены приоритетов, обстоятельств, мировоззрений. А. И. Демидов выделяет политические ценности как один из важнейших компонентов любой политической культуры и определяет их как политические знания и представления, которые рассматриваются субъектом политического действия в качестве нерасторжимых с его существованием, придают значимость, смысл его поступкам и ориентируют его действия85.

Ценности также принято условно разделять на материальные и духовные.

Материальные ценности относятся к ценностям, определяющим повседневные потребности человека, в первую очередь потребности естественные. В отличие от материальных, духовные ценности соответствуют умственной и эмоциональной сферам человеческой жизни. В этой плоскости понятие ценности можно отнести к тем свойствам объекта, которые удовлетворяют желания субъекта – человека. Иными словами, ценность может считаться ценностью только если субъект признает ее в таком качестве, то есть свойства объекта оцениваются им как нечто значимое, существенное, необходимое.

Можно выделить три основных воплощения ценности:

- ценность как нечто материальное, физическое воплощение целей, желаний, устремлений общества и отдельных людей;

- идеальное представление общества о ценном, должном, необходимом;

- общественные ценности, усвоенные и осмысленные индивидом, ставшие таким образом его личными ценностями и ориентирами поведения.

Ценности одновременно могут быть и объектами интересов, и играть роль ориентиров и установок человеческого сознания в окружающей действительности, и являться побудительными мотивами деятельности индивида. И каждое из сущностных воплощений ценности, рассмотренных нами выше, способно стать эффективным инструментом манипуляции, поскольку во всех случаях является мотиватором по отношению к индивиду или обществу.

Установка – это готовность, предрасположенность индивида или группы людей определенным образом реагировать на те или иные явления или же относительно устойчивая во времени система взглядов, основанных на ценностных ориентациях индивида, а также совокупность связанных с ними эмоциональных состояний, предрасполагающих к определенным действиям86.

Краткий словарь по социологии. С. 231.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике Термин «установка» в российскую психологическую науку ввел Д. Н. Узнадзе.

По его мнению, установка – это специфическое состояние человека, не являющееся сознательным, его целостная направленность на определенную активность, основная, изначальная реакция на воздействие ситуации, в которой ему приходится ставить и разрешать задачи. Эта установка, будучи целостным состоянием, ложится в основу совершенно определенных психических явлений, возникающих в сознании. Она не следует в какой-нибудь мере за этими психическими явлениями, а, наоборот, предваряет их, определяя состав и течение этих явлений87. Установка действует в качестве своеобразного шаблона, и, возникая на базе собственного жизненного опыта человека (или же путем усвоения чужого опыта в качестве ориентира), создает упрощенную схему действий или мышления, рассчитанные на определенные жизненные ситуации. Возможно также восприятие готовых установок, свойственных большей части общества или обусловленных традициями, обычаями, типом культуры, а также искусственное создание установок внешними субъектами воздействия (потенциальными манипуляторами), такими как средства массовой информации. Установки могут происходить как из сферы бессознательного, так и из области сознания. Более того, в отдельных случаях эти две формы способны существовать одновременно, даже отличаясь друг от друга, что приводит к возникновению внутренних противоречий у их носителя / носителей.

По сравнению с установкой стереотип считается более сложным явлением. Данный термин был введен в употребление американским журналистом У. Липпманом в 1922 году в книге «Общественное мнение». Он характеризовал действие стереотипов как механизм, позволяющий получить представление о большинстве людей, предметов и явлений до непосредственного столкновения с ними и, соответственно, оказывающий существенное влияние на процесс восприятия88. Влияние стереотипов на механизм познания по сути своей противоречиво. С одной стороны, стереотипы создают определенный барьер из укоренившихся в сознании индивида представлений об окружающей реальности, и преодолеть его может быть достаточно сложно - стереотипы бывают весьма устойчивыми, с трудом поддаются изменениям. Кроме того, хотя источником их формирования могут стать личный опыт человека, нормы и ценности, выработанные обществом, все же они зачастую являются заимствованными, то есть не имеют опоры на собственный жизненный опыт индивида, а это может поставить под сомнение истинность основанных на них суждений. Стереотип, действуя в таком случае подобно готовому информационному шаблону, как бы избавляет человека от необходимости самостоятельно анализировать и оценивать события, предметы, явления. Еще одним негативным качеством стереотипа принято считать его Узнадзе Д. Н. Психология установки. СПб.: Питер, 2001. С. 25-26. По данной теме см. также Узнадзе Д. Н. Общая психология. М.: Смысл; СПб.: Питер, 2004.

Липпман У. Общественное мнение. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. С. 104.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике существенную эмоциональную составляющую. С другой стороны, постижение действительности значительно упрощается за счет выделения и дальнейшего использования важных и значимых качеств, характеристик, деталей, особенностей познаваемых объектов. Огромное количество информации, которую надлежит так или иначе усвоить, вынуждает человека максимально упрощать реальность, прибегая к обобщениям.

Исходя из обозначенных свойств, можно выделить следующие функции стереотипов:

- ориентационная и познавательная – стереотип включает в себя основополагающие представления об окружающем мире, и, основываясь на них, способен задавать направление человеческой деятельности;

- интегративная и стабилизационная – содействует объединению индивидов, социальных или политических групп, общества в целом на базе общих установок, ценностей, идей;

- коммуникативная – позволяет устанавливать связь между членами общества, идентифицировать «своих» и «чужих»; способствует передаче отдельных элементов политической культуры (ценностей, обычаев, норм) от поколения к поколению;

- оценочная – упрощает ориентацию в жизни социума и выработку оценочных суждений, автоматизируя и схематизируя мышление индивида.

Стереотипы также можно различать по способу формирования.

Существуют стереотипы, возникающие естественным путем, которые являются способом систематизации и упрощения информации, применяемым индивидуальным или массовым сознанием в процессе познания окружающей реальности. Соответственно, их возникновение не зависит от специального, целенаправленного воздействия извне. Одновременно существуют и стереотипы, создаваемые искусственным путем и преднамеренно внедряемые в сознание (в первую очередь при помощи средств массовой информации) с расчетом на их дальнейшее использование в процессе манипулирования.

Ярким примером реализации функционального потенциала стереотипов может служить формирование политического контримиджа: по сути, процесс этот, помимо прочего, в той или иной мере включает в себя осуществление большей части перечисленных выше функций стереотипа. См. Приложение 1.

Стереотипы обладают достаточно мощным влиянием на сознание людей, а обширность границ их распространения трудно переоценить: еще У.

Липпман подчеркивал связь вырабатывания стереотипов сознанием индивидов и общественным сознанием с колоссальным влиянием средств массовой информации. И действительно, средства массовой информации во всем их многообразии, целенаправленно воздействуя посредством стереотипизации, способны внедрить в сознание аудитории самые разнообразные идеи, мнения, установки. В результате стереотипы способны играть немаловажную роль и в коммерческой рекламе и предвыборной агитации, и в разработке рыночной стратегии крупной компании – и в формировании политической идеологии.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике В России в условиях изменения формы государственного устройства и реформирования общественно-политической системы в процессе демократической трансформации особенно остро встала проблема поиска духовных и нравственных ориентиров. Этим во многом объясняется возросший интерес к церкви, разнообразным религиозным течениям, магии и мистике, новым политическим и социальным доктринам, к которым массы обращаются в поисках идей, способных хотя бы частично компенсировать утрату прежней идеологии и системы ценностей. Поскольку манипулятивные действия в политической сфере в конечном итоге нацелены на массовый эффект, в современных условиях в области управления массовым политическим сознанием особое место может принадлежать идеологии.

Идеология включает в себя и те явления, которые были уже нами рассмотрены, и множество других инструментов и механизмов воздействия на массовое сознание и управления массами. Под идеологией понимают:

- систему взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, выражающую интересы и ценности конкретного общества или его части (класса, социальной группы, нации, партии, движения)89;

- средство духовного сплочения и руководства, которое направляет поведение людей в сфере политических отношений, формирует волю, стремление к политическому действию, мобилизует их активность, способствует социальной интеграции групп, вовлеченных в политическое действие или готовящихся к нему90;

- целенаправленную и методичную обработку сознания масс в целях установок правящей элиты91.

Специфика политической идеологии заключается в ее двойственности.

С одной стороны, она представляет собой особую рациональноманипулятивную систему, с другой – охватывает область иррационального, инвариантного метаполитического сознания, т.е. включает в себя мифические, сказочные, утопические и фантастические элементы92. Отсюда – важность изучения ее сакральной и мифологической составляющей, которые становятся неотъемлемой частью информационно-коммуникационных технологий распространения идеологий.

Иначе говоря, политическая идеология, структурно представляя собой совокупность идей и воззрений, способна обосновать притязания какого-либо субъекта политики на власть, влияя на сознание общества и определяя для него политические ориентиры, ценности, нормы, цели и задачи (то есть выполняет Гуревич П. С. Современный гуманитарный словарь-справочник. М.: Олимп, ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. С. 165.

Демидов А. И. Указ. соч. С. 204.

Зелинский С. А. Информационно-психологическое воздействие на массовое сознание // Библиотека «Пси-фактор» // http://psyfactor.org/lib/zelinski-01.htm. Просмотр от ноября 2008 г.

Щербаков А. Е. Место мифа в политической идеологии // Полис. 2003. № 4. С. 175.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике регулятивно-ориентирующую функцию). И она же отражает социальную и политическую реальность в соответствие с интересами и убеждениями конкретных политических субъектов (партий, классов), в некоторых случаях становясь государственной. В свою очередь, под государственной идеологией подразумевают долгосрочную государственную программу национальной идентификации, защиты национальной самобытности и суверенитета применительно ко всей совокупной массе граждан, сознающих себя единым субъектом политики и истории; она признана (хотя бы по умолчанию) нацией и в ее реализации участвуют институты легитимной власти93. Идеология может существовать явно в форме единого упорядоченного, тщательно разработанного учения, или же состоять из множества мелких составных частей, имеющих определенные общие основания, но в то же время практически не поддающихся систематизации и объединению в монолитную конструкцию. Именно идеология ложится в основу большинства политических программ, доктрин и концепций, и она же стимулирует и направляет политическую деятельность. Часто идеологию отождествляют с мировоззрением. Это верно лишь отчасти: в функциональном плане и идеология, и мировоззрение служат своеобразным средством ориентации человека в окружающем мире, но мировоззрение – гораздо более широкое понятие, оно складывается из элементов, принадлежащих ко всем формам общественного сознания. Существенную роль в нем играют философские, научные, политические, нравственные и эстетические взгляды94. Но при этом идеология способна влиять на формирование мировоззрения индивидов, а порой и качественно изменять его. Это ее качество соответствует направленности выполняемых ею функций:

- в первую очередь политическая идеология выражает интересы определенной социальной группы, защищая их и противопоставляя интересам других групп;

- она мобилизует индивидов, социальные группы, общество на воплощение в жизнь предложенного образца общественного и государственного устройства;

- стремится интегрировать общество, сплотить его на основе общих идеалов, ценностей, идей, превосходящих по масштабам интересы отдельных людей;

- вырабатывает представления о личности, власти, перспективах развития, будущем государственном и политическом устройстве; создает своеобразную «систему координат», позволяющую человеку лучше ориентироваться в складывающейся системе политических взаимоотношений;

- истолковывая действительность в нужном ключе, политическая идеология способствует снижению уровня социальной напряженности;

Подробнее см. Акулов В. Нужна ли России государственная идеология? // http://www.moskvam.ru/2005/08/akulov.htm. Просмотр от 24 ноября 2008 г.; Философский словарь. С. 219-220.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике - государственная идеология способна повышать легитимность политической власти в тех случаях, когда предлагаемые ею идеи, нормы и ценности встречают одобрение и поддержку со стороны населения (здесь прослеживается сходство с одним из основных функциональных свойств процесса сакрализации – способность дополнительно легитимировать политическую власть).

Как и в любом явлении, в идеологии, наряду с положительными, имеются и отрицательные моменты. Идеология, какой бы социальный и нравственный заряд она изначально ни несла, став государственной, должна обслуживать интересы данного государства. Но интересы государства и общества часто не совпадают. Кроме того, государственная идеология, стремясь к самосохранению, имеет тенденцию к закостенению, но, останавливаясь в развитии, она, в конечном итоге, готовит почву для застоя всего общества. Освященная авторитетом нации и государства, идеология рано или поздно превращается в автономную силу, автоматически мобилизующую на свою защиту все находящиеся в распоряжении государственной машины средства – вплоть до репрессивных. И тогда пострадать могут не только массы, но и «верхи», включая самих творцов идеологии95.

Следует выделить основные свойства, отличающие идеологию от других явлений, сходных с нею в функциональном и инструментальном отношении. Первым из них является ее нормативность – она вырабатывает определенную систему норм, правил, обычаев, ценностных ориентиров, которым ее приверженцам надлежит следовать и подчиняться. Второе – это стремление идеологии к абсолютному доминированию: каждая идеология стремится не только занять лидирующее положение среди прочих, но и по возможности удалить их с политической арены.

Идеология характеризуется силой воздействия на людей – степенью эффективности. Эта степень должна быть достаточно велика, чтобы идеология выжила в качестве актуально функционирующего социального явления. По сути своей реализация задач идеологии осуществляется в сфере воздействия на сознание и подсознание масс, в сфере манипулирования. Для успешного выполнения своей основной задачи - формирования у людей определенного и заранее планируемого способа мышления и поведения, управления ими путем воздействия на их сознание, она должна:

- быть ясной и понятной тем, для кого предназначена, не подразумевая наличие специального образования или хотя бы при условии общепонятных пояснений;

- в какой-то мере соответствовать интересам и желаниям этих людей, их умонастроениям;

- восприниматься этими людьми как обоснованная признаваемыми ими аргументами, убедительная;

См. Рыбаков В. А. К вопросу о роли идеологии в современном государстве // Вестник Омского университета, 1998. Вып. 1.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике - быть адекватной реальности, в которой живут идеологически обрабатываемые люди96.

- в идеале это явление предполагает веру – и в соответствие предлагаемых идей интересам народа, и в необходимость практического осуществления этих идей. Подобная вера по сути своей несколько рационализирована, поскольку в этом случае имеет место попытка обосновать целесообразность совершаемого выбора идеологических предпочтений.

Иррациональный же компонент идеологии проявляется в том, что всякая идеология в итоге стремится предоставить своим потребителям в качестве ориентира или конечной цели некий абсолют, необходимость которого не нуждается ни в анализе, ни в обосновании. Чаще всего, как мы уже отмечали выше, в этом качестве выступают ценности – то, что с одной стороны понятно и необходимо каждому, а с другой – не является чем-то осязаемым, материальным, обыденным, то есть не относится к сфере профанного.

Сегодня, в соответствии с Конституцией, Российская Федерация не имеет государственной идеологии97. До сих пор идеологию как явление многие воспринимают негативно, что во многом связано с активной идеологической деятельностью государства в советский период истории. Однако означает ли это, что идеология государству не нужна в принципе? Ведь она является немаловажным элементом функционирования политической системы и эффективным инструментом воздействия на общество и управления им – таким инструментом в той или иной его форме ни одно государство не пренебрегает.

К тому же, полная деидеологизация политической сферы способна поколебать основы государственного устройства, лишая его дополнительной возможности консолидации общества на почве единых ценностей, идеалов и целей.

Методы воздействия на сознание масс и отдельных индивидов известны давно, при этом постоянно создаются новые и совершенствуются старые механизмы и инструменты влияния на политическое сознание. Одним из наиболее активно разрабатываемых в научной литературе и в то же время одним из наиболее спорных методов управления людьми посредством воздействия на их сознание стала манипуляция. Но разновидностей воздействия на человеческое сознание существует множество, и потому, прежде всего, следует определить, что именно представляет собой манипуляция.

Под манипуляцией, или манипулированием, понимают:

- способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. Это воздействие направлено на психические Зиновьев А. Научные основы идеологии. // опубликовано на сайте «Полит.ру» // http://www.polit.ru/research/2004/12/08/ideol.html. Просмотр от 24 ноября 2008 г.

«В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

(Конституция Российской Федерации. Ст. 13 п. 1-2.) Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном власти направлении98;

- искусство управлять поведением с помощью целеустремленного воздействия на общественную психологию, на сознание и инстинкты человека;

специфическую форму духовного воздействия, которое выражается в форме скрытого, анонимного господства, осуществляемого «ненасильственным»

образом 99;

- вид психологического воздействия, при котором мастерство манипулятора используется для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент100.

Обобщив все эти точки зрения, мы можем определить политическое манипулирование как форму скрытого, ненасильственного воздействия на массовое сознание и сознание индивидов при помощи иррациональных средств (воздействующих, в первую очередь, на эмоции и сферу бессознательного) для достижения целей манипулятора, не соответствующих интересам и целям объекта манипуляции. Показательно, что в большинстве определений манипуляции особо подчеркивается скрытый характер воздействия, психологическая направленность и стремление воздействовать на иррациональные элементы сознания.

Данное обстоятельство необходимо учитывать при анализе процесса политической сакрализации, осуществляемой идентичным образом: человек, предмет, явление, институт не могут быть сакральны сами по себе. Их сакральный статус в большинстве случаев возникает в сознании отдельных людей и народных масс в результате целенаправленного скрытого воздействия извне и воздействие это рассчитано в первую очередь на эмоциональную сферу.

По сути, сакрализация власти осуществляется посредством манипулятивного воздействия на индивидуальное и общественное сознание.

Манипуляция может быть как простым, «одноразовым» актом так и сложным, многоэтапным, растянутым во времени процессом, подразумевающим применение разветвленной системы приемов и методов психологического воздействия. Исследователи выделяют два относительно самостоятельных этапа осуществления манипулятивного воздействия на психику людей – подготовительный и основной.

Функции первого этапа заключаются в облегчении восприятия последующих затем пропагандистских материалов. Его основное назначение состоит в создании атмосферы доверия между коммуникатором (источником информации) и аудиторией воздействия. В связи с тем, что информация воспринимается легче, если для этого создана благоприятная почва, в задачи Кара-Мурза С. Г. Указ. соч. С. 32.

Бессонов В. Пропаганда и манипуляция как инструменты духовного порабощения // размещено на сайте Библиотека «Пси-фактор» // http://psyfactor.org/propaganda2.htm.

Просмотр от 4 ноября 2008 г.

Доценко Е. Л. Психология манипуляции. М., 1996. С. 58.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике первого этапа входит разрушение у адресата имеющихся психологических установок, барьеров к восприятию последующей информации.

На втором этапе осуществляется привлечение внимания и возбуждения интереса к передаваемым сообщениям, на основании некритического восприятия и усвоения аудиторией получаемой информации, что позволяет в значительной степени увеличить внушающий эффект воздействия информации в ущерб ее рациональной оценке. На этом этапе также активно используется техника и специальные приемы манипулятивного воздействия.

Деление на указанные выше этапы является относительно условным и не следует это рассматривать так, что сначала идет серия информационных сообщений, решающих лишь задачи первого этапа, а затем следуют материалы в соответствии со вторым этапом манипулятивного воздействия. Задачи первого и второго этапов психологического воздействия решаются постоянно в процессе практически всех осуществляемых акций101. Подобную поэтапную систему решения отдельных задач в рамках единого процесса манипулирования мы можем рассматривать как первую особенность анализируемого явления.

Следующей чертой, которая всегда упоминается в качестве отличительной особенности манипулирования, является скрытый характер подобной деятельности: манипуляция не просто не должна быть замечена объектом воздействия – оптимальной для манипулятора становится ситуация, когда объект убежден в том, что все происходящее не противоречит его убеждениям и интересам и, более того, что инициатива в этой ситуации исходит от него самого. В этом принято видеть преимущество манипулирования102 перед прочими методами воздействия и подчинения воли (такими, как страх наказания).

Многие исследователи особо подчеркивают роль языкового манипулирования, под которым понимают отбор и использование таких средств языка, с помощью которых можно воздействовать на адресата речи103.

При использовании всего разнообразия языковых форм и средств художественной выразительности можно одному и тому же явлению дать оценки, диаметрально противоположные по своей эмоциональной и смысловой окраске. При этом истинная информационная нагрузка того или иного оценочного суждения вовсе не обязательно осознается объектом подобного воздействия.

Когда речь идет о манипуляции, в первую очередь имеется ввиду воздействие на подсознание, или область бессознательного. Именно в сфере бессознательного формируются те убеждения, стереотипы, ценности и оценочные суждения, которые в дальнейшем будут оказывать влияние на http://www.philosophy.ru/iphras/library/manipul.html. Просмотр от 4 ноября 2008 г..

Подробнее об этом см. Грачев Г., Мельник И. Там же; Кара-Мурза С. Г., Зелинский С. А. Указ. соч.

Литунов С. Речевое воздействие и языковое манипулирование в рекламе // http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=003157. Просмотр от 4 ноября 2008 г.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике сознание, мышление и поведение объекта воздействия. Проблема бессознательного во всем многообразии ее аспектов была детально разработана рядом ученых (таких как З. Фрейд, К. Г. Юнг, А. Адлер, Т. Адорно, Г. Лебон, С.

Московичи, В. М. Бехтерев, Д. В. Ольшанский, В. В. Зеленский и многие другие), а потому подробно останавливаться на ней в рамках данного исследования мы не будем – лишь отметим, что особенностью подсознания является его способность вбирать в себя практически всю информацию, с которой индивид в той или иной форме соприкасался в течение своей жизни, причем процесс этот чаще всего самим индивидом не осознается. Это и позволяет незаметно воздействовать на психику объекта, будь то индивид или группа людей – в этой области возможны несколько путей достижения манипулятором своей цели:

- предоставление абсолютно новой информации, как соответствующей действительности, так и ложной;

- сознательное искажение или сокрытие отдельных фактов;

- незначительное изменение имеющихся у объекта представлений, установок, стереотипов посредством смещения акцентов, изменения некоторых деталей, усиления эмоциональной составляющей;

- замещение существующих ценностей и стереотипов новыми.

Чаще всего манипуляторы апеллируют к «универсальным» ценностям (таким как свобода, безопасность), но возможна и более сложная деятельность по созданию и внедрению в сознание образов, которые планируется использовать в дальнейшем.

Таким образом, подверженность сознания индивида влиянию извне вполне очевидна – но еще более уязвимым по сравнению с индивидуальным сознанием является сознание групповое, массовое сознание. Отчасти это можно объяснить тем, что каждый человек, являющийся частью толпы, массы, испытывает на себе более интенсивное манипулятивное влияние по сравнению с человеком, подвергающимся манипулятивному влиянию индивидуально, поскольку помимо манипулятора на него целенаправленно или непроизвольно воздействуют остальные объекты массовой манипуляции.

Особенности массового сознания находят свое отражение в массовом поведении. Рассмотрим его характерные признаки:

- подчинение своего «Я» коллективному – находясь в толпе, любой индивид должен подчиняться внутренним законам толпы, делать то, что делают другие представители массы. В итоге масса подчиняет индивида, блокируя его волю и сознание;

- повышение эмоциональности восприятия и снижение способности рациональной переработки воспринимаемой информации;

- «эффект заразительности» – с развитием цивилизации общества, культура накладывает на каждого индивида отпечаток в виде существования определенных норм и запретов. Общество вырабатывает свои законы (законы существования индивида в цивилизованном мире), и выйти за рамки этих законов – значит подвергнуться определенному наказанию. А в толпе каждый Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике индивид обезличен, и может совершать различные противоправные действия, не думая о наказании, поскольку в толпе вверх берут бессознательные инстинкты. При этом практически любую толпу со временем охватывает коллективное возбуждение, в результате которого участники толпы становятся менее устойчивыми к каким-либо воздействиям. Кроме того, повышенное эмоциональное возбуждение отдельных индивидов по цепочке захватывает толпу в целом, в результате чего и нарастает общее коллективное возбуждение в массах;

- логичным следствием является следующее свойство – внушаемость;

чувства и убеждения в толпе передаются от отдельных индивидов всем остальным, и вместе с тем нарастает эмоциональное напряжение104.

Подобная почва, несомненно, благоприятна для различного рода манипулятивных воздействий. Далее в качестве их образца мы рассмотрим одну их разновидностей манипуляций.

Пропаганда (лат. propaganda - подлежащее распространению) – в широком смысле – особый род деятельности, предполагающий распространение информации, политических, религиозных, философских идей в целях формирования определенных взглядов, установок, представлений и ценностей, оказания влияния на поведение людей, осуществляющийся чаще всего посредством устной речи или же при помощи средств массовой информации. В более узком смысле это деятельность по популяризации и распространению в общественном сознании политических идей с целью получения определенного результата в сфере политической деятельности. Чаще всего термин «пропаганда» имеет негативный оттенок, поскольку употребляется для обозначения манипулятивной технологии воздействия на личностное и общественное сознание и поведение105.

Политическая пропаганда – средство вовлечения индивидов в деятельность, способствующую достижению целей манипулятора, и один из инструментов превращения их в массу, толпу, поскольку активность манипулятора рассчитана прежде всего на массовую аудиторию. Наиболее близкими к ней по методам воздействия на массовое сознание явлениями можно признать рекламу и PR, хотя они и тяготеют в большей мере к экономической и социальной сферам106. Одним из основных отличий пропаганды является содержание в ней установок – помимо «комплекта» идей и ценностных ориентаций, который характерен и для PR, рекламы и большинства форм маркетинговой деятельности.

Зелинский С. А. Управление психикой посредством манипулятивного воздействия // размещено на сайте Библиотека «Пси-фактор» // http://psyfactor.org/lib/zelinski1-10.htm.

Просмотр от 4 ноября 2008 г.

Кроме того, см. Ольшанский Д. В. Психология современной российской политики.

Екатеринбург: Деловая книга, М.: Академический проект, 2001; Ольшанский Д. В.

Психология масс. Человек в массе. Политическая психология. М. 2002.

См.: Войтасик Л. Психология политической пропаганды. М., 1981.

См.: Почепцов Г.Г. Паблик рилейшнз для профессионалов. М., Киев, 2000.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике Еще одним понятием, тесно связанным с пропагандой, является агитация – это и средство политического воспитания, и орудие политической борьбы, сущность которого заключается в распространении идей для воздействия на сознание, настроение, общественную активность масс с помощью устных выступлений, средств массовой информации107. Главным ее отличием от пропаганды принято считать способность и стремление последней побуждать объекты воздействия к активной деятельности.

Являясь разновидностью манипуляции, пропаганда имеет ту же структуру, те же цели, задачи, объекты воздействия, и в то же время, как самостоятельное явление, она обладает собственными особенностями функционирования, отражающими ее сущность. А. Кольев пишет: «Повторение ритуальных формул, которые должны постоянно присутствовать в пропагандистском материале, фиксирует их в подсознании и превращает в элемент коллективного верования. Этот процесс идет быстрее, если найти способ вынудить массу повторять слова вождя или отвечать ему... Повторение всегда закрепляет связь магического слова с теми архетипами, которые оно пробуждает. Этому служат праздники, годовщины и чествования, повторяемые из года в год, сопровождаемые одними и теми же песнями, словами, жестами, шествиями. … Проблема пропаганды состоит лишь в том, чтобы найти те слова, которые пробуждаю архетип, а вместе с ним – и мотивацию поступков, связанных с политическим выбором. Пропаганда обращается к потайным уголкам человеческой памяти, восстанавливает забытые идеи и образы. Она должна обращаться к прошлому человечества, нации и государства, доходя до глубинных слоев бессознательного, возводить массу и составивших ее индивидуумов от древних преданий к современности»108. В свою очередь, Г. В.

Грачев и И. К. Мельник выделяют следующие принципы пропагандистской деятельности:

- осуществление информирование по всем возможным каналам, которые достигают объектов психологических операций;

- использование в пропагандистских акциях любых аргументов и доводов, которые могут служить достижению целей проводимых психологических операций;

- постоянное составление (формирование) и распространение сообщений с искаженной, ложной или специальным образом подобранной информации, в том числе в виде слухов;

- дифференцированный подход к объектам пропагандистских акций по возрастному, национальному, профессиональному и другим признакам;

- изменение содержания пропагандистских материалов, способов и средств их подачи в зависимости от обстановки: от незаметного и скрытого манипулятивного воздействия, до прямых побудительных призывов к активным действиям;

Краткий словарь по социологии. С. 6.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике - постоянный учет психологических особенностей и состояний людей для того, чтобы расширить аудиторию объектов пропагандистских акций путем использования специальных приемов манипулятивного воздействия109.

К перечисленным свойствам и принципам пропагандистской деятельности следует также добавить:

- яркость – установка, образ, точка зрения, которые требуется внедрить в сознание масс, равно как и те, которым необходимо получить массовое одобрение, должны быть оформлены таким образом, чтобы привлекать к себе внимание;

- соответственно, притягивающий внимание объект должен быть представлен в положительном свете;

- простота и выверенность используемых идей и образов;

- упрощение основных пропагандистских тезисов;

- наличие конкретной целевой аудитории;

- максимальное использование установок, ценностей и стереотипов, имеющихся у объекта воздействия изначально и внедрение новых стереотипов, рассчитанных на использование в будущем.

Пропаганда базируется на информации, и нет ничего удивительного в том, что в информационном обществе с его обширным арсеналом технических средств распространения информации манипулятивная деятельность (равно как и пропагандистская деятельность в частности) в той или иной форме развивается довольно-таки активно. Как мы уже выяснили, манипулирование представляет собой специфическую форму социального взаимодействия, управления, и одновременно скрытого психического воздействия, подразумевающую достижение целей субъекта вне зависимости от интересов объекта или же вопреки им.

индивидуального, межличностного коммуникативного контакта, и в форме более сложного, массового воздействия. В рамках нашего исследования нас в первую очередь интересуют его проявления в сфере взаимоотношений политической власти и общества на уровне государства. Подобный масштаб манипулятивной деятельности предполагает наличие некоего проводника, посредника между манипулятором и массой, который являлся бы инструментом воздействия. В современном обществе таким посредником стали средства массовой информации.

Понятие «средства массовой информации» зачастую отожествляют с понятием «средства массовой коммуникации». Подобное отождествление можно считать верным лишь отчасти: оба явления подразумевают собой систематическое распространение информации среди аудитории при помощи телевидения, радио, печатных изданий, кино и других средств, при этом целью является воздействие на мнение, убеждения, суждения и поведение людей, и основные функции данных явлений совпадают (в первую очередь это Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике познавательно-информационная, интерпретативная, аффективная и оценочная функции). Но, хотя коммуникация, подобно информированию, может быть однонаправленным процессом, она все же в большинстве случаев подразумевает информационный обмен, совместную деятельность участников процесса.

Являясь одним из важнейших институтов современного общества, средства массовой информации не только обеспечивают сбор, обработку и распространение информации среди масс, а также определенный уровень коммуникации между участниками социальных и политических процессов, но и играют немаловажную роль в формировании, развитии и функционировании общественного сознания. Кроме того, несомненным является факт активного проникновения средств массовой информации в сферу политики и приобретения ими существенного влияния в указанной области – именование их «четвертой властью» вовсе не случайно. То есть, помимо своей основной функции – информирования – СМИ способны представлять позиции отдельных субъектов политических отношений, а также идеологически воздействовать на массовое и индивидуальное сознание (зачастую делая это в интересах все тех же субъектов политики, которых они представляют). Именно поэтому в их адрес так часто звучат обвинения в манипуляции общественным сознанием.

Мы не считаем возможным рассматривать здесь весь огромнейший арсенал методов и приемов, которые СМИ применяют для воздействия на аудиторию – эта тема довольно-таки подробно освещена в трудах отечественных и зарубежных исследователей110. Упомянем лишь некоторые из них, имеющие наиболее широкое применение в политической практике. Так, например, С. Кара-Мурза выделяет следующие методические приемы СМИ, повышающие эффективность манипуляции сознанием:

- фабрикация фактов (прямая ложь) – не применяется лишь в тех случаях, когда ее легко обнаружить. Также успех зависит от того, насколько полно удалось изолировать адресата от постороннего влияния. Идеальной ситуацией для этого была бы тоталитарность воздействия – полное отсутствие альтернативных, неконтролируемых источников информации и мнения.

Сложность выполнения этого правила состоит прежде всего в том, чтобы См. Березин В. М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действия. М. 2003;

Богомолова Н. Н. Социальная психология печати, радио и телевидения. М.: МГУ. 1991;

Войтасик Л. Психология политической пропаганды. М., 1981; Кара-Мурза С. Г.

Манипуляция сознанием. М.: изд-во Эксмо, 2007; Кочергин А. Н., Коган В. З. Проблемы информационного взаимодействия в обществе. Философско-социологический анализ. М.:

Наука. 1980.; Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Третья мировая (информационнопсихологическая) война. М.: изд-во Эксмо, 2003; Малкин Е., Сучков Е. Основы избирательных технологий и партийного строительства. М.: «Русская панорама», 2003;

Попов В. Д. Информациология и информационная политика. М., 2001; Почепцов Г. Г.

Информационные войны. М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 2001; Коммуникативные технологии двадцатого века. М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер». 2002; Цуладзе А. Большая манипулятивная игра. М., «Алгоритм», 2000; Шерковин Ю. А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. М., 1986 и др.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике создать у адресата иллюзию независимости, иллюзию плюрализма каналов информации. Идеальный случай – создание радикальных оппозиционных источников информации, которые, однако, ограничивают свою информационную борьбу с режимом вопросами, которые не затрагивают сути главных программ манипуляции. Разновидностью лжи в прессе является «конструирование» сообщения из обрывков высказывания или видеоряда. При этом меняется контекст, и из тех же слов создается совершенно иной смысл;

- замалчивание «ненужной» информации и создания таким образом «виртуальной» реальности вместо отражения действительности;

- принцип «демократии шума» – потопление сообщения, которого невозможно избежать, в хаотическом потоке посторонней информации;

- упрощение, стереотипизация;

- утверждение и повторение;

- дробление и срочность. Разделение целостной проблемы на отдельные фрагменты – так, чтобы читатель или зритель не смог связать их воедино и осмыслить проблему – одна из особых и важных сторон упрощения.

Дроблению служит множество технических приемов: статьи в газете разбиваются на части и помещаются на разных страницах, текст или телепередача разбиваются рекламой. Одним из условий успешной и как бы оправданной фрагментации проблем является срочность информации, придание ей характера незамедлительности и неотложности сообщения. Считается, что нагнетаемое ощущение срочности резко усиливает их манипулятивные возможности. Ежедневное, а то и ежечасное обновление информации лишает ее какой-либо постоянной структуры. Человек просто не имеет времени, чтобы осмыслить и понять сообщения – они вытесняются другими, еще более новыми.

- сенсационность. Обеспечивать фрагментацию проблем и дробить информацию так, чтобы человек никогда не получал полного, завершающего знания, позволяет использование сенсаций. Это сообщения о событиях, которым придается столь высокая важность и уникальность, что на них концентрируется и нужное время удерживается почти все внимание публики.

Под прикрытием сенсации можно или умолчать о важных событиях, которых публика не должна заметить, или прекратить скандал, который уже пора прекратить – но так, чтобы о нем не вспомнили111.

В процессе информационного воздействия население должно стать носителем идеологии, которая дала бы возможность использовать его в целях воздействующего субъекта, поскольку вся информационная деятельность связана с достижением целей политическими акторами, будь то индивиды или группы лиц. Как и всякий процесс, информационное взаимодействие включает в себя последовательность определенных этапов, фаз:

1 фаза. На этой стадии происходит контакт с базовым фактом, появляющимся в процессе человеческой деятельности - необходимое условие для начала информационной коммуникации.

См. Кара-Мурза С. Г. Указ. соч. С. 274-276, 284-295.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике 2 фаза (производящая). На этой стадии производящий информацию придает полученным сведениям, выступающим в роли содержания, ту или иную знаковую форму, тем самым создавая сообщение. К этой же стадии следует отнести все процедуры, связанные с упорядочением информации и формированием массивов информации, предназначенных для последующей передачи.

3 фаза (передача). Передающий и потребляющий обозначились только соответствующей потенцией, которая актуализируется на данном этапе – фазе передачи. Здесь происходит передача информации при помощи соответствующей системы технических средств.

4 фаза (потребление). Характеризуется активным включением психологических механизмов. Лишь на фазе потребления начинаются изменения в системе установок и ценностных ориентаций.

5 фаза (постфаза). Использование информации индивидом и группами людей не всегда проходит в явной форме. Воздействие информации на сознание объекта может происходить не только однократно, сиюминутно, но и обладать временной протяженностью. Информация, следовательно, может продолжать воздействие на психику в течение длительного времени независимо от того, осознается этот процесс или нет, и является хорошим фундаментом для следующих серий манипулятивного воздействия112.

Как мы можем видеть, механизмы манипулятивного воздействия начинают функционировать со стадии передачи информации. На этой фазе все во многом зависит от того, как воспринимает данную информацию передающий ее и какой смысл он хочет в нее вложить (в данном случае речь идет о соотношении информации смысловой и информации оценочной). Кроме того, учитываются ожидания и запросы потребителя, поскольку именно от соответствия (хотя бы частичного) информации этим ожиданиям зависит ее принятие или отторжение. Интересно также происходящее на стадии четвертой и пятой фаз формирование установок и ценностей, рассчитанных на скрытое действие в долгосрочной перспективе – зачастую именно таким образом искусственно формируются политические мифы, которые со временем компенсируют индивидам нехватку информации (или же подменяют ее), превращаясь таким образом в основу мировоззрения и социально-политический ориентир. Немаловажным фактором является наличие или отсутствие дополнительных источников информации, альтернативных источников, способных уменьшить или свести на нет полученный от его воздействия эффект.

Таким образом, проведенный анализ позволяет констатировать, что сфера сакрального, равно как и процесс сакрализации, обладают рядом свойств, которые делают их неотъемлемой частью не только архаического или традиционного, но и современного общества. В первую очередь свойства эти Манипулятивные технологии в системе массовых коммуникаций // размещено на сайте Архив политической рекламы // http://www.33333.ru/public/manipula.php?st=2 от декабря 2008 г.

Глава 1. Теоретические основания изучения механизма сакрализации в политике выявляются в связи с проблемой массового сознания. Именно специфика обыденного сознания и сознания масс, толпы, обуславливает возможности целенаправленного использования сакрального в политике, создает предпосылки для его внедрения в общественное мнение, для его встраивания в институциональные и персональные имиджи, для его использования в процессе легитимации отдельных политических институтов и российской политической системы в целом, в реализации задач политической социализации и мобилизации, общенациональной и партийной идентификации, в обеспечении поддержки принимаемых политических решений, проводимых реформ и преобразований.

Массовое сознание, которое часто вступает в противоречие с рациональной составляющей сознания индивида, имеет особенности, позволяющие управлять массами посредством манипулятивного воздействия.

Манипулятивные взаимоотношения пронизывают практически все сферы жизни общества, они стали его неотъемлемой частью. Одним из главных носителей, проводников манипулятивных технологий в современном мире стали средства массовой информации как субъект политического процесса, характеризующийся особой гибкостью, обладающий наиболее высокой скоростью реакции на изменения окружающего мира и способностью воспроизводить (или же создавать иллюзию воспроизведения) наиболее востребованные объектами воздействия образы. По сути же конечной целью воздействия на массы при помощи СМИ является создание, развитие и поддержка определенной политической реальности, которая зачастую оказывается мифологичной.

Подводя итоги по главе в целом, следует отметить, что проведенный анализ сущности и функциональности политической сакрализации и политического манипулирования подтвердил их сущностное сходство и взаимное влияние и взаимозависимость: сакрализация власти (выступая в качестве конечной цели какого-либо политического процесса) может осуществляться посредством использования всего арсенала манипулятивных технологий, но в то же время в отдельных случаях она сама может рассматриваться в качестве инструмента манипуляции массовым сознанием.

Важно отметить, что при анализе использования сакрального в политике в сочетании совокупности тех или иных его составных элементов (религиозные ценности, мифы, ритуалы, символы) необходимо учитывать, что, с одной стороны, они объективно опираются на социокультурную и социопсихологическую базу данного народа и уходят корнями в его конкретную историю; с другой стороны, представляют собой сложные идейно-мировоззренческие конструкции, внедряемые с помощью самых современных информационно-коммуникационных технологий. Данный тезис представляет собой базовое теоретикометодологическое основание для анализа конкретных процессов использования сакрального в политической жизни России, их оценки с точки зрения субъектности, целеполагания, результативности и возможных социальных последствий.

2.1. Сакральные основания власти в дореволюционной России.

Эволюция политической системы современной России имеет множество оснований, одним из которых является сакральная составляющая легитимации существующей власти. Своими корнями эта проблема уходит в историческое прошлое России, в особенности ее политической культуры и менталитета.

Изучение основополагающих принципов и основных механизмов осуществления сакрализации не только позволяет глубже постигнуть природу политической власти, исторические особенности и предпосылки ее трансформации, но и способствует формированию принципиально нового подхода к политологическому анализу социально-политических процессов в сфере властных отношений в современной России. Одним из важнейших источников понимания эволюции места и роли сакральных оснований власти являются политические идеи и концепции российских мыслителей различных периодов.

Многие исследователи отмечают значительную роль христианского Догмата о наместничестве Христа на земле113. Суть его заключается в том, что верховный правитель рассматривается в качестве наместника Иисуса Христа, объединившего функции светского владыки и носителя божественной благодати, спасителя. Так, Л. Андреева акцентирует внимание на том, что из метафизической основы «образ-первообраз» вытекал вывод о властителе как «живом образе» Иисуса Христа, что определило сакрализацию места и функций властителя в земной иерархии как наместника Христа114.

Акт помазания миром символизировал божественное избрание личности для исполнения предначертаний Всевышнего, нисхождение на нее духа Господа. Данное избрание давало правителю особую харизму, возвышавшую Андреева Л. А. Реформы Петра I и начало процесса десакрализации царской должности в России // Религиоведение, 2001. № 1; Христианство и власть в России и на Западе: компаративный анализ // Общественные науки и современность, 2001. № 4;

Сакрализация власти в истории христианской цивилизации. Латинский Запад и православный Восток. М.: Ладомир, 2007; Багдасарян В. Десакрализация власти // www.pravaya.ru, 27 сентября 2004 г.; Живов В. М., Успенский Б. А. Царь и Бог: семиотические аспекты сакрализации монарха в России // Языки культуры и проблемы переводимости. М., 1987; Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. М., 1991; Полосин В. Миф.

Религия. Государство. М.: Ладомир, 1999; Поспеловский Д. В. Русская православная церковь в ХХ веке. М.: Республика, 1995; Уортман Р. С. Сценарии власти: мифы и церемонии русской монархии. М.: ОГИ, 2004; Успенский Б. А. Царь и патриарх. М., 1998 и др.

Андреева Л. А. Сакрализация власти в истории христианской цивилизации.

Латинский Запад и православный Восток. С. 9.

его над всеми, приближающую образ правителя к образу Христа; то есть подразумевалось, что в результате этого действия личность становилась неподконтрольна никаким земным институтам115.

Религиозная трактовка сущности власти оказала существенное, во многом решающее влияние на политическую историю России и формирование ее политической культуры. Не случайно, что средневековые представители российской политической мысли (как и западные) рассматривали властные и религиозные аспекты в неразрывном контексте.

Уже Илларион утверждал, что сущность государства - Божественна, так как в своем назначении оно реализует божественную волю. Поэтому носитель верховной власти, великий князь, воспринимается им как «причастник» и «наследник» небесного царства. Применяемая Илларионом формула «единодержец своей земли» означала в его понимании представление о единодержавии, как о единой и суверенной власти в пределах всей подвластной князю земли 116. Тем самым обосновывались претензии великого князя на власть над всеми удельными княжествами.

Илларион одним из первых на Руси попытался сформулировать идеальный «имидж» русского государя: великого князя – самодержца всея Руси. Источником его власти является божественная воля, но княжеский стол он занимает по законам родового наследия. Это храбрый, мужественный и грозный самодержец, главным предназначением которого является «пасти» всю землю «правдой», то есть по справедливому христианскому закону. Именно Илларион отразил и четко сформулировал в своем произведении складывающуюся в этот период традицию нравственных обязательств государя перед своим народом, которая на протяжении нескольких веков стала главным ограничителем носителя власти в России. «Ты и в правду облачен, крепостью препоясан, в истину обут, разумом увенчан и милосердием… Ты, о честный муж, был нагим одеяние, алчущим – кормитель, жаждущей утробе – охлаждение, был вдовам помощник, странникам – пристанище, бездомным – кров, обиженным ты был заступник, бедным – обогащение»117.

Формирование идеального правителя обеспечивается его соответствующим воспитанием, главной целью которого должно выступать постижение Истины, связанной с достижением высокого нравственного статуса христианина, с усвоением новозаветного учения и воплощением его требований непосредственно в поведении и деятельности великого князя.

Посредством этого, в свою очередь, достигается Благодать Божья.

Наряду с тем, Илларион одним из первых поставил вопрос не только о нравственных критериях, которыми должен был руководствоваться властитель, Подробнее см.: Андреева Л. А. Христианство и власть в России и на Западе:

компаративный анализ. С. 85; Уортман Р. С. Указ соч. Т. 1. С. 51-52.

См.: Исаев И. А., Золотухина Н. М. История политических и правовых учений России Х1-ХХ вв. М., 1995. С. 14.

Идейно-философское наследие Иллариона Киевского. М., 1986. Ч. 1. С. 59.

но и о степени той ответственности, которую он несет перед подданными в своих действиях. В целом, носитель власти обязан перед Богом отвечать «за труд паствы людей его», обеспечивать мир и хорошее управление, целью которого является обеспечение интересов всех подданных. Так закладывалась на Руси специфическая традиция ограничения светской власти. В отличие от Запада она осуществлялась не в виде институционально оформленных предписаний церковной власти, а в виде образа идеального государя, важнейшей частью которого были сакральные основания его земной деятельности.

С одной стороны, этот образ активно внедрялся православными идеологами в народных массах как средство легитимации власти. С другой – сформированный подобным образом «имидж» длительное время выступал нравственным ориентиром и в действиях самих великих князей, предписывая им поступать соответствующим образом. То есть реальным ограничителем самодержавной власти выступало мнение народа, которое оценивало правление того или иного государя в соответствии с утвердившимися в общественном сознании критериями праведного наместника Бога на земле.

Эта тема стала одной из центральных в русской политической мысли и получила свое дальнейшее развитие в целом ряде произведений.

Владимир Мономах продолжал разрабатывать проблему организации и осуществления верховной власти и ответственности великого князя перед своими подданными, как одну из важнейших. Наряду с обоснованием необходимости единодержавия в Русской земле в условиях опасных последствий княжеских усобиц, Мономах делает своеобразный шаг навстречу удельным князьям и боярам. Он советует будущим Великим князьям все дела решать совместно с Советом дружины. Тем самым была намечена определенная институализация совещательного органа, ограничивающего «единодержавие» великого князя. Но акцент продолжает оставаться на ответственности властителя перед своим народом. Одна из главных задач власти – не допускать в стране беззакония и неправды. Поэтому Мономах в своем произведении советовал князю осуществлять правосудие самому, не допуская нарушения законов и проявляя христианское милосердие к наиболее беззащитным слоям населения (смердам, убогим, сирым, вдовицам и т.п.).

Проблема личной ответственности является для Мономаха первостепенной и в повседневном управлении: «В дому своем не ленитесь, но за всем сами наблюдайте; не полагайтесь на тиуна или отрока… На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод… Куда бы вы ни держали путь своим землям, не давайте отрокам причинить вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам, чтобы не стали проклинать вас»118. То есть по сути Мономах продолжал укреплять традицию ориентации князя на общественное мнение.

Цит. по: Памятники литературы Древней Руси: ХI- начало ХII века. М., 1978. С.

400-401.

сакрализированный образ великого князя, является «Слово (либо в иной редакции «Моление») Даниила Заточника». Автор этого сочинения повествует о том, что князь привлекателен внешне («голос сладок», а «образ красен»), что он (князь) милостив, что рука его всегда «простерта на подаяния убогим».

Управление князя крепко и справедливо («дуб крепок множеством корения, тако и град наш твоею державою»). Князь выступает как верховный глава всем своим людям («кораблю глава кормник, а ты князь, людям своим»119.

Так же как и его предшественники, Даниил проводит мысль о необходимости совещательного органа при князе в лице думцев, но при этом он выступает против засилья боярства, в котором видит главную причину неурядиц в державе. «Лучше слушать спор умных, нежели совета глупых… Господине мой! Ведь не море топит корабли, но ветры, не огонь раскаляет железо, но поддувание мехами; так и князь не сам впадает в ошибку, но советчики его вводят. С хорошим советчиком совещаясь, князь высокого стола добудет, а с дурным советчиком и меньшего лишится»120. То есть, очевидно, что право отбора «умных» и «справедливых» думцев, по Даниилу, должно было быть у князя.

Тем самым, несмотря на все советы о критериях такого подбора, совещательный орган формировался в полной зависимости от воли великого князя и его представлений о необходимых качествах думцев. Поэтому вряд ли можно говорить о начале какого-либо институционального оформления разделения властей на самодержавную и совещательную в данном произведении, так как акцент у Даниила Заточника делается на необходимости объединения всех русских земель и укрепления власти единого Великого князя.

Следует отметить специфику понимания древнерусскими мыслителями такого важного атрибута княжеской власти как «грозы» («царской грозы»).

Если у Иллариона и Мономаха ее главное предназначение заключается в реализации принципа самовластия с целью устрашения внешних врагов («отгрозить» врагам родной земли для сохранения мира), то у Даниила она необходима для устрашения не только внешних врагов, но и лиц, творящих беззакония внутри страны. Но, в любом случае, общим для всех авторов является понимание «грозы» как средства восстановления нарушенной справедливости. Тем самым и в отношении самого опасного функционального свойства власти единственным ограничителем выступала сформированная в общественном сознании нравственно-религиозная норма социальной справедливости. Отсутствие четкого и фиксированного ее понимания, приведет впоследствии к тому, что носители власти и подвластные будут вкладывать различный смысл в трактовку «царской грозы».

В целом, для начального этапа становления российской политической мысли характерно общераспространенное для того периода сакральное Памятники литературы Древней Руси: ХII век. М., 1980. С. 396-397.

понимание происхождения и сущности власти, которые определяются через божественное волеизъявление.

Однако, в отличие от Западной Европы, где в этот период четко обозначилась тенденция осмысления институализированных основ светской власти в ее взаимодействии с церковной властью, по мнению российских мыслителей, верховная власть на Земле реализуется не посредством каких-либо органов или институтов, а через конкретную персону великого князя. Поэтому власть в русских источниках всегда персонифицирована и, как правило, характеризуется как отцовская, что гораздо ближе конфуцианским политическим традициям Востока, чем аристотелевским традициям Запада.

Другой особенностью российской политической мысли стала тенденция создания идеального образа христианского правителя. Внедрение этого образа выполняло главным образом две основные функции. С одной стороны, он выступал как главное средство легитимации великокняжеской власти и ее притязаний на подчинение всех раздробленных русских земель. С другой – нравственные критерии этого идеального образа выступали в качестве единственного ограничения сильной самодержавной власти, не имевшей сложившихся институциональных противовесов.

Православная церковь на Руси всерьез не претендовала на приоритет своего положения над светской властью, избрав в качестве модели взаимоотношений так называемую «симфонию»: «Богу – богово, а кесарю – кесарево». Совещательные органы (думы) были слишком зависимы от воли великого князя и не обладали сколько-нибудь серьезными закрепленными и зафиксированными полномочиями. Поэтому акцент делался на ограничительной роли социально-этических начал в деятельности носителя власти.

Эти специфические положения легли в основу последующего развития в русской политической мысли представлений о сущности власти и ее сакральных основаниях.

Для нашего исследования особый интерес вызывает «Наставление»

тверского епископа Семена (Симеона) полоцкому князю Константину (вторая половина ХIII в.) о зависимости праведности суда от характера отношений князя к своим подданным. Отвечая на вопрос князя об ответственности тиуна, который «неправедно судит, взятки берет, имущество людей с торгов продает, мучит, злое все делает…», епископ подчеркнул, что главная вина за такого тиуна лежит на самом князе. «Если князь хороший, богобоязненный, людей бережет, правду любит, то выбирает тиуном или иным начальником человека доброго и богобоязненного…разумного, праведного, творящего все по законам божиим и судить умеющего. Тогда князь – в рай, и тиун – в рай. Если же князь лишен страха божиего, христиан не бережет, сирот не милует и вдовиц не жалеет, то ставит тиуном или начальником человека злого, бога не боящегося, закона божиего не знающего, судить не умеющего, – только для того, чтобы добывал князю имущество, а людей не щадил. Как взбесившегося человека напустить на людей, вручив ему меч, – так и князь, дав округу злому человеку, губит людей. Тут и князь в ад, и тиун с ним в ад!»121.

Очевидно, что в этом наставлении епископ Симеон отразил усиление еще одной особенности идеального образа носителя власти – ответственности князя не только за свои собственные действия, но и за действия всех своих подчиненных, участвующих в управлении.

Борьба за объединение русских земель сопровождалась тенденцией ослабления прежних понятий о праве старшинства в роде князей династии Рюриковичей и усилением политических детерминант в обосновании претензий тверских и московских князей на ведущую роль в формировании централизованного государства. Примером такого обоснования можно считать «Слово о житии и о представлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского» (написано в жанре некролога в 1430-50 гг.)122. В духе сложившихся традиций Дмитрий представлен неизвестным автором как грозный, но справедливый правитель, обладающий множеством христианских добродетелей. Несмотря на начавшееся складывание неограниченной власти московского князя, автор еще подчеркивает, как положительное качество стремление держать совет с вельможами своими и всеми князьями Русской земли, бывшими под властью его123.

Подобные же аргументы были характерны и для обоснования претензий тверских князей на первенство в русских землях. Например, «Смиренного инока Фомы слово похвальное о благоверном великом князе Борисе Александровиче» (середина ХV в.) восхваляет тверского князя как богоизбранного «самодержавствующего во Христе» государя124.

Победа московских князей в борьбе за создание единого российского государства привела к невиданному ранее усилению их полномочий. Оно было признано и на международном уровне после того, как брак Ивана III с византийской царевной Софьей-Зоей Палеолог и падение Константинополя не только принесли Руси герб Восточной Римской империи, но и сделали Москву ее правопреемницей.

Это нашло соответствующее отражение в политической публицистике.

Одним из важнейших направлений политической мысли того времени стало обсуждение формы организации верховной власти и способов ее реализации и взаимоотношений церкви и государства. Важнейшие подходы к этим вопросам представлены в социально-политических воззрениях нестяжателей и стяжателей-иосифлян (в рамках нашего исследования мы не будем останавливаться на сущности самой доктрины стяжания и нестяжания).

Основатель доктрины нестяжания Нил Сорский (1433-1508) стремился разграничить сферы деятельности духовных и светских властей, то есть Памятники литературы Древней Руси: ХIII век. М., 1981. С. 465.

Памятники литературы Древней Руси: ХIV – середина ХV века. М., 1981.

Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина ХV века. М., 1982. С. 285.

отказаться от принципа их сложного совмещения (симфония властей). Его последователь Максим Грек (ум. 1556) пошел еще дальше. По его мнению, предпочтительной формой государственной власти является такая организация, при которой государь управляет совместно с синклитским советом, в состав которого могли войти представители духовенства, боярства, воинства125.

Относительно законных способов происхождения власти он отмечал не только наследственное занятие, но и выборное. Всенародное избрание правителя он также считал законным получением престола. На наш взгляд, в этом утверждении нашло отражение не столько проявление новой русской традиции, сколько особенностей биографии М. Грека (это греческий монах Михаил Триволис, появившийся в России в 1518 г. по приглашению Великого князя Василия III для перевода богослужебных книг).

По мнению Н. А. Казаковой, в определении формы власти М. Грек подошел к мысли о сословно-представительной монархии, которая смогла бы воплотить «идею координации основных политических сил Русского государства (духовенства, боярства и дворянства), объединенных вокруг сильной великокняжеской власти126. Думается, это слишком смелая оценка, так как обоснование необходимости синклитского совета при царе у Максима Грека довольно расплывчато. Более того, по сути своей и по составу этот орган, на наш взгляд, мало отличался от традиционных для российской политической мысли обоснований необходимости совещательных советов думцев из «лучших мужей». Главная заслуга М. Грека заключается в том, что он первым разработал положение о необходимости ограничения действий властителя не только сакральными основаниями, но и положительным законом. Царь обязан «устрояти вещи подручников правдою и благозаконием», во всем следуя Божественным заповедям и законам. Суд в государстве должен совершаться на основании государственных законов127.

Тем самым М. Грек развил и укрепил в русской политической мысли положение о том, что одно соблюдение религиозной обрядности не приблизит царя к Богу. Впоследствии, обращаясь к царю Ивану Васильевичу, М. Грек приводит в назидание исторический пример: «не за иное какое прегрешение предал Господь разорению царство Седекии и Иерихонии, царей Иерусалимских, хотя они отчасти были и благоверны, как только за их всяческое беззаконие, сатанинскую гордость и богомерзкое лихоимство»128. По сути М. Грек одним из первых попытался под традиционные моральноСм.: Максим Грек Сочинения. В трех частях. Казань, 1859-1862. Ч. II. С. 298.

Казакова Н. А. Максим Грек в советской историографии // Вопросы истории. 1973.

№ 5. С. 155.

См.: Исаев И. А., Золотухина Н. М. История политических и правовых учений России ХI-ХХ вв. М., 1995. С. 47.

Послание к благоверному царю и великому князю всея России Иоанну Васильевичу // Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. Ч. 1. Святотроицкая Сергиева Лавра, 1910. С. 222.

нравственные критерии деятельности верховного правителя, как главное средство ограничения его самовластья, подвести не только религиозные основания, но и положительные законы. Эти идеи оказали серьезное влияние на современников и получили свое дальнейшее развитие в трудах И. Пересветова, З. Отенского и А. Курбского.

В дискуссии с нестяжателями была осуществлена попытка обосновать приоритет религиозной власти по отношению к светской (подобно западноевропейской борьбе «папства» и императоров). Идеологом стяжательской позиции стал И. Волоцкий (1439/40-1515), именем которого впоследствии было названо это направление общественной мысли.

Его творчество оценивается исследователями политической мысли неоднозначно, что связано, прежде всего, с тем, что на протяжении жизни он серьезно изменил свое отношение к власти и другим важнейшим общественным проблемам. На ранних этапах своей деятельности он находился в оппозиции Ивану III и стремился обосновать превосходство «священства» над «царством». Тем самым он попытался, по сути, экстраполировать западноевропейскую концепцию «двух мечей» на российскую действительность взамен традиционной для Руси концепции «симфонии властей». Обосновывая приоритет церкви, И. Волоцкий возлагал на светскую власть обязанность борьбы с еретиками. «Человеколюбиво дан людям свыше великий божий дар – священство и царство: одно служит божескому, другое, владычествуя, заботится о человеческом. Тот, кто принял по высшему повелению управление родом человеческим, должен не только заботиться о собственных делах и распоряжаться собственной жизнью, но и все, находящееся в его власти, защитить от треволнений и греховнейшего возмущения…»129.

С точки зрения нашего исследования, особый интерес представляют взгляды Иосифа Волоцкого на соотношение божественной и земной сущности власти. По его мнению, божественное установление и предназначение власти реализуется в каждом конкретном случае земным правителем. Будучи человеком, допускающим ошибки, как и все смертные, государь способен погубить не только самого себя, но и весь народ, так как «за государьское согрешение Бог всю землю казнит». Власть неоспорима только в том случае, когда правитель, руководствуясь божественными установлениями, заботится о благе своих подданных. Если же скипетродержатель над собой «имат царствующие грехи, сребролюбие, гнев, лукавство и неправду, гордость и ярость, злейши же всех неверие и хулу, таковый царь не Божий слуга, но Волоцкий Иосиф. Слово против ереси новгородских еретиков, утверждающих, что не следует осуждать ни еретика, ни вероотступника. Здесь же дано рассуждение по божественному писанию о том, что еретика и вероотступника не только осуждать, но и проклинать следует, а царям, князьям и судьям следует отправлять их в заточение и подвергать жестоким казням // См.: Памятники литературы Древней Руси: Конец ХV – первая половина ХVI века. М., 1984. С. 325-326.

диавол». Такому злочестивому царю, не заботящемуся о «сущих под ним», можно не токмо «не покоритися», но и оказать сопротивление130.

По мнению Б. Н. Чичерина, в этом утверждении сказалось влияние византийских источников и, прежде всего, учения Иоанна Златоуста, который первым ввел «различие между существом власти и лицом ею обличенным»131.

Вполне вероятно просматривается и влияние воззрений Фомы Аквинского, который ввел различение трех элементов государственной власти: 1) сущности;

2) формы (происхождения); 3) использования132. В любом случае, впервые в российской политической мысли была заложена традиция обсуждения, критики личности и действий венценосной персоны. Тем самым традиция нравственного ограничения самодержавной власти была дополнена возможностью социального сопротивления неправедной власти.

Впоследствии Иосиф Волоцкий сменил свою политическую ориентацию, когда после Церковного Собора 1503 года Иван III отказался от своих секуляризационных планов в отношении церковного хозяйства. В результате Иосиф пришел к утверждению о том, что «воцарившийся по божественному промыслу властитель должен держать ответ за свои действия только перед Богом», а «печать божественности переносится не только на государство, но и на властвующего, который прямой и единственный выразитель божественной воли»133. Но исследователи правомерно считают, что те идеи, которые освещал Иосиф на первом этапе своего творческого пути (с 1470-х по 1505-1507 г.г.) явились «той почвой, на которой в дальнейшем активно развивались демократические тенденции, подвергавшие критике тиранов и тиранические методы правления»134.

В середине XVI века среди политических писателей были в основном ученики и последователи Иосифа Волоцкого. Из их числа можно отметить монаха Псковского монастыря Филофея, вошедшего в историю политической мысли как автора теории «Москва – третий Рим». В рамках нашего исследования отметим лишь, что эта концепция, по сути, завершила формирование официальных представлений об источниках, законности и деятельности государственной власти: «Так пусть знает твоя державность, благочестивый царь, что все православные царства христианской веры сошлись в едином твоем царстве…»135. Тем самым обосновывалась сакральность царской власти, как единственно верной, сохраняющей религиозные традиции «третьего Рима».

Цит. по: Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси. Источники. М.-Л., 1955. С. 346.

Чичерин Б. Н. История политических учений. М., 1869. Ч. 1. С. 100.

История политических и правовых учений. М., 1996. С. 114.

Золотухина Н. М. Иосиф Волоцкий. М., 1981. С. 65.

Исаев И. А., Золотухина Н. М. Указ. соч. С. 58.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«В. Г. Кановей В. А. Любецкий Современная теория множеств: борелевские и проективные множества Москва Издательство МЦНМО 2010 УДК 510.22 ББК 22.12 К19 Кановей В. Г., Любецкий В. А. Современная теория множеств: борелевские и проективК19 ные множества. М.: МЦНМО, 2010. 320 с. ISBN 978-5-94057-683-9 Монография посвящена изложению базовых разделов современной дескриптивной теории множеств: борелевские и проективные множества, теория первого и второго уровней проективной иерархии, теория высших...»

«С. В. РЯЗАНОВА АРХАИЧЕСКИЕ МИФОЛОГЕМЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОСТИ ББК 86.2 УДК 2-67 + 29 Рецензенты: д-р филос. наук, проф., зав. каф. философии и права Перм. гос. тех. ун-та С. С. Рочев; каф. культурологи Перм. гос. ин-та искусств и культуры Р 99 Рязанова С. В. Архаические мифологемы в политическом пространстве современности: монография. / С. В. Рязанова; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2009. – 238 с. ISBN В монографии рассматриваются проблемы присутствия архаического компонента в...»

«Н.Г. БАРАНЕЦ, А.Б. ВЕРЁВКИН МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ УЧЁНЫХ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА Ульяновск 2011 1 УДК 008 (091)+32.001 ББК 80+60.22.1 г, 87.4 г. Работа поддерживалась грантом РГНФ (№ 11-13-73003а/В) и ФЦП Министерства образования и науки РФ Научные и научнопедагогические кадры инновационной России на 20092013. Рецензенты: доктор философских наук, профессор В.А. Бажанов доктор философских наук, профессор А.А. Тихонов Баранец Н.Г., Верёвкин А.Б. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ...»

«Федеральная таможенная служба Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российская таможенная академия Владивостокский филиал И.О. Сагитова Диаспорные общины Приморского края: история и современность Монография Владивосток 2007 УДК 39 ББК 63.5 (255) С13 Сагитова, И.О. Диаспорные общины Приморского края: история и современность : монография / И.О. Сагитова ; Российская таможенная академия, Владивостокский филиал. – Владивосток : ВФ РТА, 2007. – 168 с. ISBN...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГАОУ ВПО ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Педагогический институт Факультет лингвистики и словесности Кафедра русского языка и теории языка СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК: СИСТЕМА ЯЗЫКА, РЕЧЬ, ОБЩЕНИЕ Ростов-на-Дону – 2010 3 Утверждено решением редакционно-издательского совета Педагогического института ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет. ББК 81.2 Рус УДК 4 С ISBN 978-5-7509-1213-1 С 56 Современный русский язык: система языка, речь, общение: Монография. Ростов...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского Национальный исследовательский университет Институт экологии Волжского бассейна РАН Институт прикладной физики РАН Д.Б. Гелашвили, Д.И. Иудин, Г.С. Розенберг, В.Н. Якимов, Л.А. Солнцев ФРАКТАЛЫ И МУЛЬТИФРАКТАЛЫ В БИОЭКОЛОГИИ Монография Нижний Новгород Издательство Нижегородского госуниверситета 2013 ББК 28.0 УДК 574.2 Ф 40 Рецензенты: доктор биологических наук А.И. Азовский (МГУ...»

«Э.А. Бабкин О.Р. Козырев И.В. Куркина ПРИНЦИПЫ И АЛГОРИТМЫ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА Нижний Новгород 2006 3 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего и профессионального образования Нижегородский государственный технический университет Государственный университет – Высшая школа экономики (Нижегородский филиал) Э.А. Бабкин, О.Р. Козырев, И.В. Куркина ПРИНЦИПЫ И АЛГОРИТМЫ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА Монография Нижний Новгород УДК 681. ББК 22.1+32. Б...»

«С.И. ШУМЕЙКО ИЗВЕСТКОВЫМ НАНОПЛАНКТОН МЕЗОЗОЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ СССР А К А Д Е М И Я Н А У К СССР ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ Н АУЧНЫЙ СОВЕТ ПО П РО Б Л Е М Е ПУТИ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИ ТИ Я Ж И В О Т Н Ы Х И Р А С Т И Т Е Л Ь Н Ы Х ОРГАНИЗМОВ A C A D E M Y OF S C I E N C E S OF T H E U S S R PALEONTOLOGICAL INSTITU TE SCIENTIFIC COUNCIL ON TH E PROBLEM EVOLUTIONARY TREN D S AND PA T T E R N S OF ANIMAL AND P L A N T...»

«ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ОНТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Монография УДК 122/129 ББК 87.21 Д85 Рецензенты: И. В. Рыжов, д-р экон. наук, проф. Н. И. Гавриленко, д-р экон. наук, проф. Авторы: В. И. Новичков, засл. деятель науки РФ, д-р экон. наук, проф. Б. В. Салихов, д-р экон. наук, проф. В. И. Новичкова, канд. экон. наук, проф. И. С. Салихова, аспирант Российского государственного социального университета...»

«Южный федеральный университет Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Южнороссийское обозрение Выпуск 56 Барков Ф.А., Ляушева С.А., Черноус В.В. РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Ответственный редактор Ю.Г. Волков Ростов-на-Дону Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ 2009 ББК 60.524.224 Б25 Рекомендовано к печати Ученым советом Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного...»

«ОСНОВЫ ОПТИМАЛЬНОГО УХОДА ЗА НЕДОНОШЕННЫМИ ДЕТЬМИ В УСЛОВИЯХ ОТДЕЛЕНИЯ РЕАНИМАЦИИ И ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ ПОД РЕДАКЦИЕЙ ПРОФЕССОРА В.А. РОМАНЕНКО ОСНОВЫ ОПТИМАЛЬНОГО УХОДА ЗА НЕДОНОШЕННЫМИ ДЕТЬМИ В УСЛОВИЯХ ОТДЕЛЕНИЯ РЕАНИМАЦИИ И ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ Под редакцией профессора В.А. Романенко. Посвящается нашему учителю профессору Тюриной Наталье Сергеевне. Челябинск, 2008 г. УДК 616 053.32 081.211 039.35/. 036.882 08 ББК 57. О Основы оптимального ухода за недоношенными детьми в условиях отделения...»

«                  Лисюченко И.В.  БЕЗДЕЯТЕЛЬНЫЙ И ФАКТИЧЕСКИЙ ПРАВИТЕЛИ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН       Монография                            Ставрополь  2012  УДК 94(47).02 Печатается по решению ББК 63.3(2)41 совета по научноЛ 63 исследовательской работе Северо-Кавказского социального института Рецензенты: доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры теологии социально-теологического факультета Белгородского государственного университета Пенской Виталий Викторович, кандидат исторических наук,...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУКСИБИРСКОЕ  ОТДЕЛЕНИЕ  Институт археологии и этнографии А.П. ДЕРЕВЯНКО, С.В. МАРКИН, С.А.ВАСИЛЬЕВ ПАЛЕОЛИТОВЕДЕНИЕ: ВВЕДЕНИЕ И ОСНОВЫ ВО НАУКА НОВОСИБИРСК 1994 Рецензенты доктор исторических наук Ю.11.  Холюшкин кандидат  исторических наук В.И. Соболев Утверждено к печати Институтом  археологии и этнографии РАН Деревянко А.П., Маркин С.В., Васильев С.А. Д36         Палеолитоведение: Введение и основы. — Новосибирск: ВО Нау­...»

«Академия искусств Украины ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА Алексей Босенко СЛУЧАЙНАЯ СВОБОДА ИСКУССТВА Киев Химджест 2009 ББК 87.3(4) УДК 101.2 Б 85 БОСЕНКО А. В. Случайная свобода искусства / Инст. проблем совр. искусства Акад. исБ 85 кусств Украины. — К.: Химджест, 2009. — 584 с. ISBN 978-966-8537-68-4 Монография Случайная свобода искусства представляет собой самодвижущееся развитие текста, хотя и звучит, антифоном перекликаясь с предыдущими произведениями автора и отзываясь им. Это...»

«Панченко О.А., Минцер О.П. ПРИМЕНЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В CОВРЕМЕННОЙ РЕАБИЛИТОЛОГИИ Киев КВИЦ 2013 УДК 616-08-059+004.9 ББК 54.1/57.3 П 16 Рецензенты: Владимиров А.А. — доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой медицинской реабилитации, физиотерапии и спортивной медицины Национальной медицинской академии последипломного образования имени П.Л. Шупика. Трофимчук О.М. — член-корреспондент НАН Украины, доктор технических наук, профессор, заместитель директора Института...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Дальневосточный государственный университет Р.И. Дремлюга ИНТЕРНЕТ ПРЕСТУПНОСТЬ Монография Владивосток Издательство Дальневосточного университета 2008 1 ББК 32.973 Д73 Рецензенты Н.В. Щедрин, доктор юридических наук, профессор; А.А. Ширшов, кандидат юридических наук, доцент Дремлюга, Р.И. Д73 Интернет преступность : моногр. / Р.И. Дремлюга. – Владивосток : Изд во Дальневост. ун та, 2008. – 240 с. ISBN 978...»

«Жизнь замечательн ых людей Се р и я б и о г р а фи й Основана в 1890 году  Ф. Павленковым  и продолжена в 1933 году  М. Горьким                          И.Ю. Лебеденко, С.В.Курляндская и др. КУРЛЯНДСКИЙ                                                 Москва Молодая гвардия                 _       УДК 616.31(092) ББК 56. К Авторский проект И. Ю. ЛЕБЕДЕНКО Коллектив авторов С. В. КУРЛЯНДСКАЯ, А. В. БЕЛОЛАПОТКОВА, Г. И. ТРОЯНСКИЙ, Е. С. ЛЕВИНА, В. С. ЕСЕНОВА © Лебеденке И. Ю., авт. проект, ©...»

«Г.В. БАРСУКОВ СОБОРНОСТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Магнитогорск 2014 Министерство образования и наук и Российской Федерации ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный университет Г.В. Барсуков СОБОРНОСТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Монография Магнитогорск 2014 1 УДК 11/12 ББК Ю62 Б26 Рецензенты: Доктор философских наук, профессор Магнитогорского государственного университета Е.В. Дегтярев Доктор философских наук, доктор филологических наук, профессор...»

«ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ КАРЕЛЬСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ТУРИЗМА В РЕГИОНЕ ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ КАРЕЛЬСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ТУРИЗМА В РЕГИОНЕ ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ Петрозаводск УДК Рецензенты: Рудаков М.Н. доктор экономических наук, профессор Лесоинженерного...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.Г. Горбунова, А.А. Тишкин, С.В. Хаврин СРЕДНЕВЕКОВЫЕ УКРАШЕНИЯ КОНСКОГО СНАРЯЖЕНИЯ НА АЛТАЕ: МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ, ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ, СОСТАВ СПЛАВОВ Монография Барнаул Азбука 2009 УДК 9031(571.150) ББК 63.48(2Рос-4Алт)-413 Г 676 Научный редактор: доктор исторических наук В.В. Горбунов Рецензенты: доктор исторических наук Ю.С. Худяков; кандидат исторических наук С.В....»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.