WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Ernest KOCHETOV HUMANITARIAN COSMOLOGY THE NEW PEOPLE'S PATH TO THE NEW UNIVERSE A Scientific Monograph Деловая литература Moscow 2006 2 Вступительное слово Региональная общественная ...»

-- [ Страница 1 ] --

Эта книга, как и мое сердце, принадлежит

городку Троицку (Челябинская обл., Россия),

где прошла моя юность и за предгорьями

Урала, под сверкающим степным небом

тихо дремлют идеи нового Ренессанса,

и городу Антверпену (Бельгия), где впервые

в мою душу запали картины

геоэкономического мироздания.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология

Regional Public Organization

«Public Academy of Geoeconomical and Globalistical Sciences»

Ernest KOCHETOV

HUMANITARIAN

COSMOLOGY

THE NEW PEOPLE'S PATH TO THE NEW UNIVERSE

A Scientific Monograph Деловая литература Moscow Вступительное слово Региональная общественная организация «Общественная академия наук геоэкономики и глобалистики»

Эрнест КОЧЕТОВ

ГУМАНИТАРНАЯ

КОСМОЛОГИЯ

ДОРОГА К НОВОМУ МИРОЗДАНИЮ НОВЫХ ЛЮДЕЙ

Научная монография Деловая литература Москва Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Автор выражает искреннюю признательность большому специалисту в сфере мировой экономики Вячеславу Леоновичу Сельцовскому, моему сокурснику по Академии внешней торговли, за дружеское участие и ценнейшие советы, без которых эта книга не могла быть издана.

УДК 113/ ББК К Рекомендовано к изданию региональной общественной организацией «Общественная академия наук геоэкономики и глобалистики»

Научные рецензенты доктор экономических наук М.Н. Осьмова доктор философских наук В.И. Пантин доктор исторических наук М.А. Чешков Кочетов Э.Г.

К76 Гуманитарная космология (дорога к новому мирозданию новых людей).

Научная монография. — М.: Деловая литература, 2006. — 160 с.

ISBN 5-93211-040- Данную книгу следует воспринимать как книгу-эскиз, который показывает в предельно сжатой форме абрис и содержательную канву готовящейся фундаментальной монографии, в которой автор развернет широкую картину гуманитарного осознания нашего мира. Автор раскрывает начала гуманитарной космологии как новейшей отрасли гуманитарного знания, науки о парадигмальных трансформациях мира, рассматривает теоретические и методологические основания мироздания нового Ренессанса. Гуманитарная космология предстает как философия новой реальности и мышления.

Для широкого круга научной общественности, политических и государственных деятелей, бизнесменов и аналитиков, преподавателей, аспирантов и студентов гуманитарных специальностей.

Вступительное слово

Введение. Мотивации и общий замысел (авторский въезд в тему)

1. Начала гуманитарной космологии: глобалистика как окно в гуманитарный космос

Выход в новые сферы миропонимания

Наш мир как глобальная аура, осознанная человеком.............. 2. Гений жизни: путешествие в пространстве гуманитарной космологии

Выбор маршрутов

Место временной компоненты в нашем обиходе

Совещание у опор мироздания: повестка дня —вопросы тысячелетнего ранга и поиск ответов на них

3. Космологические практики: дорога к мирозданию нового Ренессанса

Вступление. Несколько базовых понятий

Философские космологические практики

Науковедческие космологические практики: обзор исходной ситуации (некоторые космологические заставки)

Исправление реальности (действительности) как космологическая практика. Предварительный эскиз мироздания нового Ренессанса

Резюме. Спрессованные космологические мысли

4. Гуманитарный манифест как доктрина человека XXI века (общий контур)

Гуманитарная космология в поисках ответов на вопросы тысячелетнего ранга

Новые теоретические и методологические горизонты осмысления ситуаций

Резюме

Стальной философский панцирь

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Роющий скепсис, или Вопросы тысячелетнего ранга.............. Просветление сознания: мировая санация и парадигмальный переворот

Послесловие. Упорядочим логику научного поиска

Сведения об авторе

Основные публикации автора по теме

Литература

Перечень рисунков

Основные понятия*

Аннотация

Contents

Summary

Вступительное слово Мир стремительно меняется. Фундаментальные проблемы во весь рост встали перед человечеством. Среди них:

• как научиться не только своевременно осознавать глобальные подвижки в мире, но и работать на опережение?

• как научиться реагировать на гигантские разломы, которые высветила глобалистика?

• как вычленить узловые (базисные) болевые точки мирового развития и не дать им разрастаться в трудно гасимые конфликты?

• и наконец, как сформировать мировую интеллектуальную площадку, где все эти проблемы находили бы единый согласованный подход к их разрешению и где формировались бы долговременные тренды мирового роста на основе межцивилизационного диалога, общего интереса и общих ценностей?

Ответы на эти вопросы мы находим в книге известного российского ученого Эрнеста Георгиевича Кочетова «Гуманитарная космология». В яркой эвристической форме автор раскрывает смысл новейшей сферы научного знания — гуманитарной космологии.

Будучи одним из видных представителей российского интеллектуального подъема конца XX — начало XXI в., Эрнест Кочетов выступил основателем российской школы геоэкономики, заложив фундаментальные основы этой отрасли знания. Три издания его книги «Геоэкономика: освоение мирового экономического пространства» (1999, 2002, 2006) стали достоянием мировой и отечественной научной и образовательной общественности.





Это открыло путь к написанию и опубликованию фундаментального труда «Глобалистика» (монографии — 2001 г. и учебника — 2002 г.), вызвавших значительный интерес как в России, так и за рубежом.

Для автора глобалистика и геоэкономика послужили своеобразным окном в новую сферу научного знания — гуманитарный космос. Глобалистика проломила окно в сферу незнания, тем самым человек получил новейшую «оптику», угол и точку зрения на мир, нас окружающий.

Ценность фундаментальных положений и идей гуманитарной космологии Э.Г. Кочетова определяется не только их научной, теоретической и методологической значимостью; они несут в себе огромную прикладную нагрузку. Впервые в мировой и отечественной науке и лексике мощно Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология обозначился внутренний мир человека, своеобразный мир как гигантское пространство — гуманитарный космос. Автор выводит категорию «жизнь»

на самый высокий пьедестал: гуманитарная космология своим центральным акцентом ставит смысл и ценность человека как проблему тысячелетнего ранга.

Совместно с «гением жизни» читатель отправляется в путешествие в этот загадочный мир — гуманитарный космос, путешествие к опорам нашего мироздания, к опорам бытия. И тогда во многом проясняются истоки и причины гигантских трансформаций, тенденций, закономерностей, а также деформаций нашего развития как отблески ослабевших понятий, смыслов, категорий, заложенных в основание нашего мироздания.

Именно совещание у опор мироздания, их инвентаризация и новая повестка дня с вопросами тысячелетнего ранга выводит человечество на новые пути развития, формирует круг новых людей и определяет дорогу к новому мирозданию — мирозданию нового Ренессанса.

С особой силой в книге подчеркивается мысль о том, что человек, сам сконструировавший этот мир (эту своеобразную техногенную колесницу), придавший темп и направленность его развития, институционально его обустроив, в такой же мере волен менять парадигмы развития, исправлять ошибки сознания, задавать параметры и формировать каркасы новейших цивилизационных моделей бытия, бережно хранить и развивать традиционные жизнеутверждающие ценности и мотивации, находить в гуманитарном космосе первозданные образцы (и образы!) для подражания, их воссоздания и развития.

Несомненно, книга Э.Г. Кочетова «Гуманитарная космология» будет полезна для научных и деловых кругов, представителей некоммерческих организаций, политических партий и религиозных конфессий, для широкого круга читателей, интересующихся тенденциями мирового развития, глобальными проблемами и способами их разрешения.

Введение. Мотивации и общий замысел Введение. Мотивации и общий замысел...

У Вас в руках 160 страниц текста, в котором дается общий контур гуманитарной космологии как посыл читателю, раскрывающий смысл и содержание этой новейшей сферы научного знания. Этот текст отражает в максимально сжатом формате общую идею, содержание и замысел нового научного направления, к разработке которого приступил автор, в результате чего заинтересованный читатель найдет широкое и развернутое представление о гуманитарной космологии.

Гуманитарную космологию следует воспринимать не только как новое направление научного поиска высокого интеллекта, но и как некий эскиз (набросок) того мира, который уже выглядывает из каждой щели нашей современности, мира, схватить который мы еще (пока!) не в состоянии в силу: 1) самоослепления (и прежде Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология всего гносеологического); 2) состояния нашего сознания (оно свернуто, заткано в гигантскую паутину логики, априорности, догадок и других умозаключений, ставших реальностью); 3) и наконец, в силу несусветного гедонизма мысли и действия.

И в самом деле, стоит ли занимать себя всем этим в тот бесконечно малый миг, имя которого — жизнь, миг, отпускаемый природой каждому человеку, как стремительный прыжок из материнского лона на небо? Ведь во время этого краткого прыжка еще нужно успеть что-либо сделать: завести наследника, построить дом, посадить дерево, написать книгу или что-то еще в этом роде (так во всяком случае трактуют жизнь расхожие философские установки).

Но в том-то и дело, что наш мир уже не способствует совершению этой умильной картинки: он отлавливает этих прыгунов уже на взлете прыжка и преждевременно сводит их в могилы. Вот здесь-то и возникает вопрос самого высокого (тысячелетнего) ранга: а могут ли существовать другие мироустройства, другие основания для прихода в этот мир и другие жизненные траектории и кто опишет этот другой мир, его спроектирует, возведет другое мироздание и его обустроит? И на каких основаниях (опорах) оно будет возведено? И не рождаются ли уже люди, которые несут в себе эскизы этого мира — с новыми представлениями, задачами, целями, смыслами и мотивациями?

Для меня это уже почти не вопрос, и моя книга как раз рассчитана на открытие таких людей, их сплочение для построения нового мироздания — мироздания нового Ренессанса.

Почему я написал эту книгу В 2002 г. вышла в свет моя книжка по глобалистике. Завершая книгу, я имел неосторожность сболтнуть лишнее —пообещал читателям новую книгу. Причем это обещание даже оформлено отдельным разделом под названием «Навстречу новой книге». Приведу это обещание полностью, дабы уже тогда я пытался сделать зарубку для памяти своей и читателя.

Вот эта зарубка дословно.

«Навстречу новой книге. Второе тысячелетие. Конец ХХ века.

Тяжело. Но, кажется, «приехали»! Поворотный пункт в судьбе гуВведение. Мотивации и общий замысел...

манитарной парадигмы. Горизонты нового мироощущения. Свежий ветер перемен. И вот на горизонте мироздание нового Ренессанса — мой «хрустально-мраморный дворец». Оно построено на иных принципах, покоится на мощных научных фундаментальных опорах. Его держит стройный теоретический и методологический каркас. В нем обитает новый человек — геоэкономический (homo geoeconomicus). Атмосфера здоровой конкуренции, безопасности и доверия, гармония нового миропорядка.

Но об этом — в другой раз, в новой книге. Предстоит нелегкая борьба: собрать растерзанного человека в единый узел, поведать ему о совершенно новых ценностях и мотивациях, ввести его в новые, до сих пор неведомые координаты бытия, в новый способ и масштаб измерения себя, времени, пространства, мира, иначе — В НОВЫЙ МИР, МИРОЗДАНИЕ НОВОГО РЕНЕССАНСА — это грандиозная задача ближайших столетий, но мы уже на пороге ее разрешения, нас уже обуяло беспокойство, мы уже улавливаем приближение этого человека, слышим его шаги, его дыхание. Но мы должны хорошо подготовиться к этой встрече, и эта моя книга* — только попытка передать тревожнорадостное ощущение незримого приближения, первый, еле улавливаемый гул шагов. Битва за нового человека уже началась! И об этом моя следующая книга: речь пойдет о новом Ренессансе, новом человеке — глобальном, геоэкономическом, о новых мотивациях и ценностях.

Новый мир — это глобализирующийся мир. Новая Россия — это обновляющаяся Россия. На стыке этих исторических моментов российской интеллектуальной мысли еще предстоит серьезнейший анализ многих тем, проблемных поворотов. Она постепенно освобождается от «летаргического сна», ей еще предстоит осознать абсолютно нетрадиционные вопросы для понимания современной мировой панорамы — необходимые и очень актуальные.

Да и масштаб вопросов пока не тот! Редчайший случай: человек перешел через исторический тысячелетний перелом. Он пытаИмеется в виду моя книга «Глобалистика». М.: Прогресс, 2001.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология ется заглянуть за этот рубеж мироздания, с опаской и огромным любопытством предугодать смысловые знаки своего существования. Однако — парадокс! Он не «воспользовался» редчайшим моментом: не поставлен ни один вопрос тысячелетного ранга (вопрос высшего ранга). Все сегодняшние вопросы сводятся к столетней «стратегической» конъюнктуре.

Ранг и цена вопроса подскажут и собеседников. Придется побродить по истории: Конфуций, Гераклит, Софокл, Перикл, Сократ, Вергилий, Рудаки, Нарекаци, Данте, Эразм Роттердамский, Рабле, Шекспир, Гете, Пушкин, Толстой. С какой гигантской высоты взглянули они на мир! Сколько неразгаданных тайн они оставили нам в своих письменах! А лучше всего обратиться к сфинксу. Уж он-то многое знает и многое видел. Он могуч и спокоен. У него загадочный лик и... в отметинах. Есть легенда: это один малый из великих (с Корсики) «поговорил» с ним: сфинкс не удостоил его даже взглядом: что ему за дело до вселенских страстей честолюбцев. И что за вопросы, и что за масштаб! Сфинкс знает другие масштабы и другие вопросы — его водил на поводке сам Гераклит! В ответ ярость неописуемая — на утро гренадеры ядрами оставили отметки об этом разговоре.

Есть сведения, что под могучей пятой сфинкса покоятся мировые скрижали. На них начертаны ответы на вопросы высшего ранга. Хватит ли сил задать эти вопросы? Снизойдет ли сфинкс до ответов на них?! Ставки слишком высоки — больше чем жизнь!» Незаметно пробежали пять лет. Пять лет праздности мысли, бестолковщины, увлеченности суетой бесконечного ныряния в ранее написанное, опубликованное, просветительское. Так, мне показалось заманчивым из свежего, эвристического повествования о глобалистике скомпоновать учебник по данной научной дисциплине, что естественно подсушило текст и придало ему (увы!) системный характер, тем самым отдав дань логике в ущерб эвристике.

Кочетов Э.Г. Глобалистика как геоэкономика, как реальность, как мироздание:

Новый Ренессанс — истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас. М.: Прогресс, 2001. С. 593–594.

Та же суета случилась с геоэкономикой, где мои любимые издатели сподвигли меня на переиздание учебника «Геоэкономика»2.

Этот пассаж нужно воспринимать в определенной степени и как раскаяние, и как попытку найти лазейку для оправдания интеллектуальной лености.

Напомнил о моем давнишнем долге перед читателями и подвигнул меня на написание этой книги замечательный философ и издатель от бога Геннадий Михайлович Сергеев. Он вычислил мое акме (творческое окно 1999–2007 годы) и сыграл на этом: год 2007-й приближается, после него он видит мое творческое угасание, а посему нужно спешить (третье по счету переиздание — 2006 года — моего учебника «Геоэкономика» и второе издание в этом же году «Геоэкономического (глобального) толкового словаря» не в счет!). Читатели и особенно читательницы могут подумать, что я умер, и естественно, спокойно примут это к сведению.

Так вот, чтобы их разубедить в этом, надо подать о себе знак. Эта книга и выполняет (в основном!) эту миссию: настало время оплачивать векселя, дабы не потерять лицо.

Кроме того, эта книга — повод высказать мою самую искреннюю благодарность и сердечную признательность моим читателям и друзьям: Барковскому А.Н., Богатурову А.Д., Бокову В.В., Большаковой И.И., Гутнику В.П., Данкину Д., Долгову С.И., Думной Н.Н., Ефимову Н.Н., Кормнову Ю.Ф., Кортунову С.В., Кузнецову В.Н., Кутьину В.М., Кухаренко В.Б., Лукашуку И.И., Малинецкому Г.Г., Мироненко Н.С., Мовсесяну А.Г., Никоноровой Е.Н., Новокшеновой Л.В., Осьмовой М.Н., Пантину В.И., Петровой Г.В., Пивоваровой М.А., Родионовой И.А., Сапир Е.В., Сельцовскому В.Л., Сергееву Г.М., Сергеевой Л.И., Смитиенко Б.М., Стровскому Л.Е., Сумарокову В.Н., Сморчковой В.И., Соколову В.В., Стриженко А.А., Сухареву В.И., Фаминскому И.П., Филькевичу И.А., Фроловой Е.Д., Чешкову М.А., Шевелеву Э.Г., Шевченко В.Г., Шишкову Ю.В., Эскиндарову М.А., Белькову О.А. и многим другим.

Последнее (третье) издание вышло в 2006 г. (см.: Кочетов Э.Г. Геоэкономика (освоение мирового экономического пространства). М.: Норма, 2006).

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Своими работами они оказали на меня огромное влияние и дали бесценные советы и замечания, которыми я с благодарностью не преминул воспользоваться.

Мое теплое чувство благодарности классному оператору Сергею Пименову — только он мог проявить незаурядное мужество и терпение, набирая мои немыслимые тексты!

Особая благодарность моей супруге Светлане Радченко — она в миллион раз лучше, чем я, и это она знает! Откуда берется терпение видеть 40 лет около себя пишущего мужа — загадка! Это непостижимо!

Общий замысел книги Прежде чем объявить общий замысел моей книги, вбросим несколько антропофилософских мыслей, категорий и понятий.

Мир ожидает прихода новых людей. Само их существование, их мысли и внутренний строй для нас есть сфера неизведанного (пока! — до прочтения этой книги!). В эту сферу неизведанного я и хочу погрузиться. Хотя читатель прекрасно осведомлен о том, что существует изведанная отрасль научного знания — философская антропология, которая вдоль и поперек прошлась по человеку, выведя его различные типы и архетипы. Я мог бы тоже, вооружившись традиционным подходом и известными наработками, побродить по этой изведанной сфере. Но что же меня смущает?

Для начала — общий абрис самочувствия автора, входящего в сферу изведанного. Здесь чувство другое, нежели перед прыжком в неизвестную бездну, но сближает одно — здесь одна и та же опасность, но по-разному истолкованная. В первом случае приходится с опаской протискиваться сквозь гигантскую толпу антропологических типов, типов хорошо отрепетированных, а стало быть, прекрасно играющих на сцене жизни. Здесь же поджидает и другая тревожащая автора ситуация, а именно: не избежать косых взглядов — с какой это стати вдруг кто-то берется за раскрытие проблемы, не посветив ей хотя бы полжизни? Нужно быть готовым и вооруженным для ответов на эти щекотливые вопросы.

Когда бросаешься в пропасть проблематики неизвестного, то здесь значительно проще: ты заранее готов сломать себе шею на этом пути, ибо это зависит только от тебя, а не от других, как в нашем первом случае.

Оставим эти вступительные инсинуации и приступим все-таки к делу. А дело, на мой взгляд, в следующем.

Нас окружает мир, в который мы пришли не по нашей воле, а зачастую по удивительной игре случая. Этот мир функционировал до нас и будет так же функционировать после нас, мы — временные его кочегары и механики, но и сторожа, конечно, тщательно готовимся для этой миссии и с чувством долга завершаем наш мимолетный жизненный путь. Здесь, казалось бы, все ясно, ан нет. Есть люди и ситуации, отличные от этой, только что описанной. Это другие люди, иные и проповедуют они иное. Здесь природа распоряжается хитрее, чем нам кажется, она регулярно засылает нам их как вестников чегото необычного, нестройного. Они — вестники гуманитарных космологических глубин, они изначально заряжены редчайшей энергией первозданных жизнеутверждающих начал, как слепки (подобие) неведомых или почти забытых цивилизаций, миров и т. д.

Самое удивительное, что таких людей множество, но не в каждом из них просыпается желание проявить себя — свою природу и свои истоки. Здесь дело случая и повода, который вдруг, неожиданно для многих, в определенный момент будит этих людей, освобождая их от летаргического сна и от роли тонких созерцателей;

природа им предъявляет: «Вставайте, нас ждут великие дела!»

Такой повод и момент подвернулся на наших глазах. Только что человечество пережило тысячелетний перелом в своей истории, и именно на этом переломе начали разыгрываться события, которые неискушенный читатель может воспринимать как некую устоявшуюся логику событий, развивающихся по определенным циклам, ритмам и другим возвратно-повторяющимся трендам. Эта логика хорошее прописана, и ей отдали дань многие блестящие умы как в нашей стране, так и за рубежом3. Но мне представляется, что здесь сработала иная общественная гуманитарная механиДостаточно вспомнить выдающиеся работы в области цикличности Н.Д. Кондратьева (США) и его последователей Ю.В. Яковца, И.А. Пантина и других.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология ка: наше бытие затронул крылом гений жизни, побывавший у опор нашего мироздания и поведавший о его непрочности и недолговечности в силу деформированных и осевших фундаментальных опор мироздания с грозными последствиями его опрокидывания.

Мы стали четко различать начало масштабной, гигантской, чудовищной работы не по восстановлению этого ветхого здания, а по созерцанию и осмыслению того эскиза — панорамы нового мироздания, которые развернули нам новые люди.

Такой въезд в проблему дает нам основание и смысловой материал для формулировки некоторых космологических понятий и категорий, которые в дальнейшем помогут нам продвигаться дальше по пути прояснения глубинного менталитета новых людей, их побудительных мотивов, желаний и возможностей.

Новые люди — люди со спокойным взглядом на вещи, способные к интеллектуальному их «ощупыванию», а значит, близкие к их сущностям; люди, не давшие себя одурачить идеологическими догмами и прочими галлюцинациями, а посему — редкие даже среди свободных; люди, вооруженные новым, объемно-сетевым методом познания нашего мира, созревшие и подготовленные для того, чтобы соорганизовать и обустроить наш мир — мироздание нового Ренессанса, тем самым обеспечить бытие, достойное своей силы, красоты, жизнелюбия и интеллекта.

Космологический гуманитарный тысячелетний перелом — выход на новое, парадигмальное осознание нашего мира, осознание, способное поставить вопросы высшего (тысячелетнего) ранга и находить ответы на них, способное к выходу на новые горизонты мирообустройства; преддверие нового Ренессанса.

Эскиз — панорама мироздания нового Ренессанса — представление об общих контурах (абрисе) мироздания нового Ренессанса и высоких гуманитарных технологиях его компоновки на базе основополагающих гуманитарных блоков и новейших фундаментальных начал (оснований).

Космологический пьедестал жизненных начал мирообустройства — современное мироустройство — наша действительВведение. Мотивации и общий замысел...

ность, проясненная глобалистикой; космологическая стартовая площадка для путешествия гения жизни к опорам мироздания.

После такого въезда в тему осветим общий замысел моей книги. Он сводится к попытке раскрыть суть гуманитарной космологии как новейшей отрасли гуманитарного знания, науки о ценности человека и жизни, новых формах ее общественного и организационного мироустройства; о нераздельном парадигмальном миропонимании внутреннего и внешнего мира человека и способах его представления и выражения; о выходе в пространство гуманитарного космоса на такие уровни (горизонты) миросозерцания, на которых стирается грань между естественным и гуманитарным знанием, где приходит осознание вопросов тысячелетнего ранга и лежат ответы на них; о фундаментальных основах доктрины человека и отображении ее в гуманитарных манифестах, о новом общественном глобальном договоре. Гуманитарная космология есть наука о парадигмальных трансформациях, теоретические и методологические основания мироздания нового Ренессанса, философия новой реальности и мышления.

Реализация общего замысла требует определенной логики выстраивания задуманного, и здесь я вижу несколько сцепленных между собой смысловых блоков.

Первый смысловой блок выступает как формула (кредо) новых людей XXI века, людей, призванных дать ответы на вопросы тысячелетнего ранга4, вопросы, которые невольно встают во весь рост при созерцании новейшего акта человеческой драмы, имя которой — жизнь, а именно: что из себя представляет сконструированная человеком гигантская машина цивилизационного развития, скрывающаяся под термином техногенный мир; каков глубинный подтекст, смысл и движущие пружины разрастания техногенного мира до границ всеобщности Эти вопросы были подняты автором в монографии «Глобалистика как геоэкономика, как реальность, как мироздание: Новый Ренессанс — истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас». С. 701.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология и в чем смысл глобальных перемен и парадигмальных сдвигов, уже реально вырвавшихся на поверхность бытия как вестников новых смыслов, новых представлений о мироустройстве, прихода новых ренессансных людей.

Обосновывается приход новых людей в наш мир с одной, но скромной целью — развернуть перед глазами человечества широчайшую панораму-эскиз, на котором прочерчены контуры нового мироздания — мироздания нового Ренессанса. Что это за люди?

Откуда они пришли? Что есть жизнь, которую они проповедуют, и откуда они черпают свои жизнеутверждающие лозунги и замыслы? И что это за пьедестал, с которого они начинают пристально вглядываться в неведомое будущее? И смогут ли они (перефразируя Шопенгауэра) попасть не только в цели, в которые другие люди попасть не могут, но и в цели, которые люди пока не видят?

Гуманитарная космология отвечает на все эти вопросы.

Второй смысловой блок вбирает методологические аспекты гуманитарной космологии, формирование образной модели фундаментальных начал мироздания нового Ренессанса, их осознание, постижение и отображение; предпринята попытка дать теоретический и методологический контур новой философской платформы (пьедестала), отправившись с которого в путешествие к началам глобальной гуманитарной трансформации (опорам мироздания), становится ясным, какие процессы предопределяет глобальный сдвиг и как научно обосновать эффективное реагирование на этот сдвиг, который уже воспринимается как «основная институциональная задача, стоящая сегодня перед мировыми лидерами»5, перед мировым сообществом.

Третий смысловой блок посвящен космологическому пониманию практической деятельности человека. Рассматриваются три ее разновидности: а) философские космологические практики;

б) науковедческие космологические практики и в) исправление реальности (действительности) как космологическая практика. Особое Аннан К. Мы, народы: роль Организации Объединенных Наций в XXI веке // Безопасность Евразии. 2000. № 1. С. 210–211.

внимание уделено раскрытию смысла гуманитарного проектного творчества и логики ренессансных преобразований, которые представлены в адекватных категориях и понятиях. Обозначен выход на дорогу, ведущую к мирозданию нового Ренессанса; приводится общая панорамная схема (космологические блоки) ренессансных трансформаций (этапы, периоды, масштаб, глубина), а также контур высоких гуманитарных технологий возведения и обустройства нового мироздания. Показывается роль и место России в мировых цивилизационных процессах, двухфазовый стратегический маневр по выходу России на дорогу к мирозданию ренессансных начал.

Суть четвертого смыслового блока в том, чтобы в концентрированной форме дать контур мироздания нового Ренессанса, отображающий философию новой реальности и объемно-сетевого мышления. Общая конструкция (геологистическая модель) мироздания есть воплощение космологических принципов осознания, постижения и отображения новых форм жизни и жизнедеятельности человека, как воплощение ответов на вопросы тысячелетнего ранга, ответов, которые принес на своих крыльях гений жизни, совершив путешествие к глубинам сознания человека. Ренессанс как возрождение жизни, начало которой знаменует оборот в глубинах бытия вокруг космологической оси, как исправление ошибки сознания.

Подстать смысловым блокам выстраивается содержание этой книги.

Эвристическое оформление текста (контекст) С тем чтобы увязать вышеприведенные смысловые блоки в единую сюжетную линию, нам следует не пренебрегать образным эвристическим оформлением всего текста. В этом случае смысловые блоки уходят в контекст, т. е. становятся постоянно просматриваемыми (читаемыми) по мере продвижения читателя от страницы к странице. Такая сюжетная линия сводится к следующему, и содержательная логика нашей книги последовательно отображает десять основополагающих моментов.

Первое. Гуманитарная космология своим центральным акцентом ставит категорию «жизнь» — смысл и ценность самого человека как проблему тысячелетнего ранга, человека, который изЭрнест Кочетов. Гуманитарная космология за ошибки сознания мертвой хваткой сковал себя, создав техногенный мир, его постоянно поддерживая в отмобилизованном состоянии, эту своеобразную гигантскую цивилизационную колесницу, которая в бешеном темпе и ритме тащит за собой прикованного человека. Гуманитарная космология ставит проблему и вопрос первого (тысячелетнего) ранга — разорвать эти цепи, тем самым разбить своеобразный стальной философский панцирь.

Второе. Для прояснения вопросов тысячелетнего ранга и поиска ответов на них гений жизни совершает экспедицию к основам мироздания; в это путешествие он отправляется со стартовой платформы, которую подготовила и прояснила глобалистика. Имя этой платформы — наш современный мир в глобальном измерении.

Третье. Глобалистика как учение о мировой общности единым взглядом охватила наш мир, были обнажены фундаментальные проблемы, с которыми столкнулось человечество на переломе тысячелетий. Иначе говоря, глобалистика выступила своеобразным тараном, проделав гигантское окно в сфере незнания — открылась удивительная панорама гуманитарного космоса. Глубины этого космоса человек рассматривает через новейшую своеобразную призму — гуманитарную космологию как новую отрасль научного знания. С тем чтобы понять (осознать) эту призму и логику путешествия к фундаментальным опорам бытия, необходимо подняться над процессами, необходимы новая точка обзора и новая оптика мироощущения, т. е. выход в гуманитарный космос, и человек сделал это! Первый шаг в этом направлении — человек осознал глобальный мир!

Четвертое. Глобалистика помогает нам понять внутреннюю необходимость такого путешествия; она дает четкое представление о проблемном мире, нас окружающем, очерчивает круг вопросов тысячелетнего ранга. Именно такой мир и такие вопросы выступили в качестве платформы и отправной фундаментальной базы для путешествия в гуманитарном космосе.

Пятое. Если глобалистика выявляет (ставит, поднимает) вопросы тысячелетнего ранга, то гуманитарная космология ищет ответы на эти вопросы и намечает стратегические направления и научные горизонты, в которых лежат ответы на эти вопросы.

Шестое. Эти вопросы и ответы на них с потрясающей ясностью обнажаются у основания (опор) современного мироздания, к которому устремляется гений жизни и где происходит рассмотрение этих вопросов — своеобразное совещание (диалог) у опор мироздания.

Седьмое. В повестке дня этого совещания читатель обнаружит тщательно отобранные вопросы высокого ранга.

Восьмое. При возвращении от опор мироздания гений жизни совершает осмотр социального, экономического, политического, военно-стратегического, экологического и других земных ландшафтов уже с точки зрения гуманитарной космологии.

Девятое. В этой оптике отчетливо просматривается роль и место новейших ареалов роста (развития) — своеобразных сакральных вертикалей, стягивающих в единый узел мировые локальные системы. В этой связи с особой значимостью выделяется евразийская платформа и центральная ее составляющая — Россия.

Десятое. Путешествие к опорам мироздания приносит с собой новое осознание (постижение), восприятие и отображение нашего мира; у нас в руках гигантский эскиз нового мироздания — мироздания нового Ренессанса. Дорога к этому мирозданию прокладывается новыми людьми — людьми, побывавшими у опор (основания) нашего бытия.

Вот общая эвристическая (контекстная), содержательная часть этой книги. Читатель это должен постоянно иметь в виду, если найдет нужным ознакомиться с обозначимыми проблемами, продвигаясь от раздела к разделу, а они в книге следующие.

Структура книги Во введении и разделе «Начала гуманитарной космологии:

глобалистика как окно в гуманитарный космос» раскрывается смысл гуманитарной космологии как новой отрасли знания, дается абрис ее предмета и суть новых методологических приемов в осознании (постижении), восприятии и отображении нашего мира.

Здесь читатель получает ответ на вопрос о том, как устроен наш мир, погружает читателя в понимание его общей модели и ее каркаса, мира, сконструированного человеческим сознанием. Даются фундаментальные оценки современным векторам и приоритетам Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология мирового развития. Читатель невольно почувствует подозрение и сомнение в непреложности принятых схем существования и бытия, в его сознании поднимутся вопросы самого высокого — тысячелетнего — ранга: а есть ли другие основания и начала для выстраивания мироздания, другие ценности, мотивации, цели и смыслы? Здесь смело вступает в свои права научная критичность и роющий научный скетис, но не как наветы и клевета (поклеп) на наш мир6, а как желание расстаться со старым, одряхлевшим миром, как расстаются с пережитым, пройденным, уходящим.

В разделе «Гений жизни: путешествие в пространстве гуманитарной космологии» читатель становится соучастником путешествия к космологическим началам, к опорам современного мироздания и проведения их тщательной инвентаризации. Здесь, у опор мироздания, идет грандиозное совещание о судьбе мироздания, принимаются решения первостепенного ранга, участники совещания заряжаются чудотворной энергией для тысячелетней работы по новому мирообустройству.

Эту работу следующий раздел обозначает как «Космологические практики: дорога к мирозданию нового Ренессанса». Здесь новые люди выходят на дорогу мироздания нового Ренессанса и на пути к нему намечают вехи (прогоны) гуманитарных трансформаций. Они уже видят гигантский проект этого здания, вполне отчетливо различают его контуры, они философским скальпелем обозначают его элементы и блоки. Здесь же читатель пройдется по одному из этажей мироздания нового Ренессанса, имя которому — Россия.

По мере продвижения вдоль этой логической цепи, отображенной в Содержании, будут вводиться новые термины, понятия и категории: все новое требует нового языка, а гуманитарная космология, безусловно, относится к области нового знания, новой научной дисциплине. Свод основных понятий приводится в конце книги.

Любителей опорочить наш мир — мир реальный, кажущийся, среди философов (да и не только философов) хватает. Они трубят о прелести миров за чертой жизни, за физикой нашего мира. Они уже в течение двух тысячелетий работают под вывеской «метафизика».

1. Начала гуманитарной космологии: глобалистика как окно...

1. Начала гуманитарной космологии:

глобалистика как окно в гуманитарный космос 1. Начала гуманитарной космологии: глобалистика как окно...

Бывают ситуации, когда интеллект берет длительный отпуск, своеобразные каникулы, насытившись миросозерцанием и придя к успокоению и внутреннему заключению, что ситуация развивается в рамках открытых закономерностей, что жизнь движется по расчетным траекториям, что горизонты чисты и свободно просматриваются, что отклонение от траектории — суть возмущения вокруг векторов движения. Интеллект даже засыпает, в лучшем случае — погружается в самолюбование пройденным путем, а в худшем — становится на путь эстетствующего, элитарного кропания.

И вдруг — толчок. Пробуждение. Ощущение того, что где-то рядом незримо и неспешно пронесли священные сосуды как необычное свидетельство чего-то, расписку за что-то. И невольно оторопь овладевает человеком от предчувствия приближения новых знаков как вестников судьбы и рока. Интеллект просыпается и вновь обращает свой взор к глубинам сознания в поисках ответов, объясняющих мир, который вновь мгновенно приблизился к человеку. Интеллект стал пристально «ледяным оком» вглядываться в него в поисках объясняющего знания.

Ситуация, похожая на вышеприведенную, сложилась в канун XXI в., на переломе тысячелетий. Моему поколению выпал редчайший случай — мы стали свидетелями въезда в следующее, третье тысячелетие. Один раз в тысячу лет человечеству выпадает счастливый повод остановиться, оглянуться окрест (и на себя тоже) с попыткой задержать свой взгляд на величии пути пройденного, а вместе с тем осознать всю трагичность, нелепость, чудовищность ряда опорных событий, которые во многом становятся поворотным Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология пунктом в судьбах мировых парадигм бытия. Мир сорвался с тормозов, он стал насыщаться такими событиями взрывного характера, которые не укладываются в формат устоявшихся представлений, логику мирового развития (логистику текстов). Даже ближайшие контексты событий не проясняют истоки их происхождения и направленность протекания. Впервые мировое сообщество осознало не только мизерность объема накопленного знания (и прежде всего гуманитарного), но и грандиозность сферы незнания, ущербность бытующей сейчас технологии освоения этой сферы — гносеологии, огромное запаздывание в осмыслении надвигающейся ситуации.

И невольно человека посещает смутная догадка: уж не в том ли кроется причина тревоги и непонимания ситуации, что наше сознание носит отстраненный характер, пропитано традиционными подходами, где абстрактно-идеальное вытравило способность реагировать на яркое многообразие жизни, постоянно меняющиеся ситуации? И не вступил ли мир в эпоху парадигмальных преобразований и не стучится ли в наше сознание новый мир?

Случай редкий, по историческим меркам —уникальный. Приглядимся к нему внимательно.

Чтобы сложившаяся ситуация оправдывала такую высокую значимость, попробуем для начала представить ее в максимально спрессованной форме — как написанный крупными мазками эскиз (этюд) к большой картине (холсту) современного мироздания.

Этот эскиз состоит из следующих ударов кисти7:

1. На переломе тысячелетий наш мир проявил себя с неожиданной стороны: стали развиваться события, оценить которые однозначно, с позиций традиционных воззрений невозможно. Наблюдается разлад и растерянность не только в оценке событий, но и в фундаментальных и прогностических научных блоках. Оценки Здесь перо не помощник: оно не знает светотеней, оно очерчивает абрис событий, не ведая полутонов, оно делает мир контрастным зачастую без основания к тому. Ренессанс знал «сфумато», мы же его бездарно растеряли.

1. Начала гуманитарной космологии: глобалистика как окно...

не подтверждаются, а прогнозы либо не оправдываются, либо безнадежно опаздывают. Таким образом, обнажилась гигантская проблема — дала о себе знать сфера незнания.

2. Однако тем и знаменательна фундаментальная наука, что она самокритична: на наших глазах она смело приступила к поиску новейшего смысла мироустройства, отбрасывая устаревший онтологический и гносеологический научный аппарат. Налицо востребованность новых фундаментальных подходов к исследованию нашего мира — необходимо было мобилизоваться в гигантский поход в сферу незнания.

3. Наука откликнулась на такую востребованность. Тараном, который проделал гигантский пролом в сферу незнания, выступила глобалистика как наука распростившаяся с приемами объяснения мира, исходя из локальных позиций. Глобалистика проломила в сфере незнания гигантское окно — и перед нами открылась удивительная панорама гуманитарного космоса. Мы приступаем к изучению этой панорамы через новейшую научную призму — гуманитарную космологию.

4. Новое знание требует нового языка. Такой язык (понятия, категории, термины, терминологические обороты) своевременно обрела глобалистика. В этом же направлении движется и новейшая отрасль научного знания — гуманитарная космология.

5. И естественно, в гуманитарной космологии речь пойдет об адекватных ей методологических приемах осознания, постижения (восприятия) и отображения нашего мира, о новейшей гносеологической оптике и новой точке обзора нашего мира.

Теперь развернем этот случай мировой истории, наш своеобразный эскиз в более широкий формат — в обобщающую картину (холст) миропонимания.

Этот случай не нов. На протяжении всей истории лучшие умы человечества на тысячелетних переломах вбрасывали в мир обобщения такого интеллектуального накала, которые открывали горизонты и траектории существования человека, формировали такие мощные научные фундаментальные опоры, на которых впоследствии возводился стройный теоретический и методологический каркас мироздания.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Это позволяло находить ответы на вопросы не только столетнего, но и тысячелетнего ранга, до основания встряхивало человека, освежало его взгляд на мировую панораму, на столетия заряжало энергией.

Наш мир как глобальная аура, осознанная человеком Описывать наш мир сложно и непродуктивно по одной причине — его необъятности. Здесь двойная опасность: либо разменяться на огромное число частностей, хотя и масштабных (а им посвящены горы книг), и за этим не увидеть общей картины, либо свести наш многообразный (гетерогенный) мир к одной его черте, грани, получив при этом гигантский стоп-кадр.

Из двух зол я выбираю что-то среднее, полусхематичное, полудостоверное, недосказанное, т. е. ту форму, которая соответствует нашему миру — ускользающему, прячущемуся, загадочному.

Да и читателю это не во вред: он становится соучастником размышления автора, он получает свободу импровизации и по-своему интерпретирует текст. Текст-ассоциация! Но как этого добиться?

Нужна новая научная рефлексия.

Современный мир — наш жизненный холст Каков он сейчас? Какие можно различать на нем знаки и символы, которые расскажут нашим потомкам о нас и о нашем современном мире? Мире, который мы сами создали, его прославляем, «не щадя живота своего» поддерживаем и всячески защищаем, а затем предлагаем сменяющим нас поколениям? Обозначим в максимально сжатом виде современный жизненный холст, его основные символы и краски8, наиболее бросающиеся в глаза.

Осознание мира имеет свою предысторию: это длительный и мучительный процесс. Мы же коснемся только нам доступного, обозримого периода. Он состоит из нескольких этапов.

В книге дается более широкая и развернутая панорама нашего мира, проясненного глобалистикой.

1. Начала гуманитарной космологии: глобалистика как окно...

До определенного момента наше сознание воспринимало мир с позиции локуса — мириады частных случаев, процессов, событий, структурных форм заполонили сознание человека и не оставляли возможности для их объединяющего восприятия. То же с институциональным обустройством мира: в его основе — старовестфальская система членения мира на четко разграниченные ячейки (страны, итеграционные группировки и т. п.).

Затем произошло потрясающее событие, еще ждущие своей разгадки. Человек научился воспринимать мир, в котором он живет, в качестве целостного, взаимосвязанного и взаимообусловленного, т. е. глобального. Для этого он поднялся на такую высоту научного обобщения, где открывается совершенно новая картина мира. И здесь новая отрасль гуманитарного знания — глобалистика — зафиксировала и этот выход человека, и новый взгляд на мир, нас окружающий, и сделала фундаментальные обобщения (открытия), тем самым прояснила действительность, в которой мы живем. Таким образом, мы получили новую площадку для дальнейшего взлета нашей мысли — взлета в гуманитарный космос!

Но предварительно посмотрим, какова же эта гуманитарная площадка — наш проясненный реальный мир, осознанный нами через призму глобалистики.

1. Глобалистика открыла перед нами удивительную панораму:

новый мир как единство, сверкающее всеми красками разнообразия. Все в мире меняется, перестраивается, группируется. Идет гигантский процесс реструктуризации; мир в постоянном движении, в беспрестанном поиске точки стратегического равновесия. Во всем острое ощущение общности проблем, ощущение взаимосвязанности и взаимозависимости народов, стран, структур, институтов, партий, общественных движений, каждого человека. Мир воспринимается как единый, общий, целостный — глобальный.

Глобальность нашла свое отражение во всех сферах общественной жизни — политической, социальной, военно-политической, культурной, морально-этической и т. д.

2. Обнаружился целый ряд парадоксов. Человек создал удивительную среду обитания. Развив в себе способность к сознательЭрнест Кочетов. Гуманитарная космология ному творчеству, он к природе «присотворил» себе еще и мир рукотворный — гигантский сонм внешних институтов — и привел его в движение. Этот мир, сорвавшись с тормозов, обрел способность к саморазвитию, самоорганизации, самодостаточности. Помимо этого, как центральная и единственная на Земле мыслящая общественная фигура, человек выстроил в своем сознании еще один гигантский мир — мир отношений не только вовне, но и мир внутри себя (духовно-нравственный, этический, эстетический, культурный), расцветив его недостижимым — идеальными моделями бытия. Тем самым потеряно ощущение реальности.

3. Таким образом, человек сам воздвиг огромную цивилизационную колесницу, придал ей огромную скорость, устремился вперед и теперь пытается увернуться от ее бешеного ритма. Колесница неумолима, она тысячами нитей приковала человека к себе, подчинив его бег своему ритму. Мир с тревогой наблюдает за драмой, разыгрывающейся на просторах земли, неописуемо красивой природными ландшафтами, населенной народами, познавшими все ужасы кровавых битв на своих полях.

4. Наука вовремя не сумела высветить такую перспективу. Глобалистика вскрыла кризисное состояние науки, и прежде всего фундаментальной. Мир незаметно для научного глаза стал менять свой облик: он двинулся к единству, целостности, общности, глобальности (из всех этих понятий в статусе научной категории прижился, в основном, термин «глобальность»); с лица евразийской платформы исчезла огромная империя, уже второй десяток лет идет неумолимый геоэкономический бескровный передел мира. Мир гигантскими шагами двинулся к поиску новой точки стратегического равновесия, всплыли новые угрозы и вызовы и т. д. Другими словами, мир давно уже стал иным, а методы его познания остались прежними, сугубо научными, т. е. произошел огромный разрыв между гносеологией и онтологией: бытие поменялось до неузнаваемости, а модель его познания осталась прежней. Пренебрежение к научным фундаментальным исследованиям есть особый род самоослепления человека.

На переломе тысячелетий в мире волею судеб сошлись в опаснейшем единении все отмеченные выше трагические моменты.

1. Начала гуманитарной космологии: глобалистика как окно...

Мы бросили общий взгляд на наш мир, памятуя, с какой целью — отжать самое представительное, самое в глаза бьющее, самое неброское для созерцателя, прижатого к Земле, но разрастающееся до фундаментальной значимости с высокой точки зрения (обзора), с тем чтобы, во-первых, охватить наш мир в максимально спрессованном виде; во-вторых, взять во внимание новую реальность, осознанную с помощью глобалистики и тем самым подготовленную в качестве стартовой космологической площадки (СКП) (рис. 1). Теперь следующий интеллектуальный бросок с этого пьедестала — в гуманитарный космос, бросок в гигантское окно незнания, которое проделала для нас глобалистика.

Чтобы еще раз дать логическую канву повествования и окинуть взором нашу космологическую стартовую площадку (наш мир), мы даем ее в максимально сжатом виде, т. е. в графической интерпретации9.

И еще один немаловажный момент. Описывая наш мир, мы избегали его оценок. Мы показали реальность; она ни хороша, ни плоха, она такая, как есть, ни зло, ни добро не есть мера нашего мира. Холодный взгляд, очищенный от субъективности и эмоциональных сентенций, — залог жизнеутверждающей хватки в осознании нашего мира!

Охотников оклеветать наш мир, «этот» мир, реальный мир — масса. Проповедь его смены — смены реальности на нереальность, на мифы, идеологемы, на загробность — мы слышали со всех сторон. Реальность может быть заменена только на новую реальность — на мироздание нового Ренессанса.

Графическая интерпретация процессов есть способ познания, максимально адекватный нашему методологическому подходу осознания и постижения мира — геогенезису как объемно-пространственному методу его отображения (см. далее).

Мне сдается, что такой прием дает огромный познавательный эффект: сжатая, сугубо концентрированная форма зачастую может сказать больше, нежели повествовательный (описательный) текст.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Чтобы осознать эту новую реальность, мы отправляемся в путешествие к опорам мироздания.

Рис. 1. Современное мироустройство (наша действительность, проясненная глобалистикой) как космологическая стартовая площадка 2. Гений жизни10: путешествие в пространстве 2. Гений жизни: путешествие в пространстве...

Общий абрис и пафос этого раздела книги заложен в названии. Читателя, искушенного множеством всевозможных проблемных постановок, догадок, вопросов, которые заполонили научные публикации в свете последних событий, не может не насторожить такая авторская комбинация, связанная с предельно абстрактной архитектоникой — возведением на помост сугубо абстрактной категории «жизнь». И что за причина тому? И что сподвигло автора взяться за понятие, которое философы, политологи, правоведы, экономисты, социологи и культурологи изъездили вдоль и поперек, давно смирившись с тривиальностью и обыденностью каждодневной встречи с жизнью? И что новое можно накопать при этом анализе? И т. д. и т. п. Так вот, мне представляется, что за всей этой «оскоминой» тихо, мирно, чуть в стороне, незримо, легким шагом прошла категория «жизнь», прошла, как проносят священные сосуды. И невольно охватывает оторопь, неясное и смутное предчувствие: к чему бы это, с какой стати, и что за посланцы бесшумно пронесли мимо нас эту категорию, и что этим они хотели сказать, и что за священные сосуды, имя которым «жизнь», тихо пронесли где-то рядом? И кто их пронес11? В поисках ответов на эти вопросы мы отправляемся в путешествие в гуманитарный космос.

Гений жизни — хранитель жизни. Если открыть словарь В. Даля, то прочтем:

«Гений — незримый бесплотный дух, добрый или злой; дух — покровитель человека, добрый или злой» (см.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1–4. М.: Русский язык, 1989. Т. 1. С. 348). В русской традиции — аналог домовому, хранителю очага, дома, что близко гению дома. (У А.С. Пушкина в стихотворении «Домовой»: «Поместья мирного незримый покровитель…»).

Забегая вперед, скажу по секрету: это гений жизни пронес мимо человека категорию «жизнь», немало смутив и встревожив человека до такой степени, что он отважился на путешествие в гуманитарный космос (к фундаментальным опорам бытия, вдоль временной оси и т. д.).

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Человечество вступило в третье тысячелетие. Тихо-мирно, с налетом некоторой отстраненности завершился XX век. При всей кажущейся грандиозности событий конца ушедшего столетия — исчезновение с исторического горизонта СССР, ОВД, СЭВ, сдергивание с полумира идеологического покрывала как результат холодной войны, мирное продвижение военной НАТОвской машины на восток и ее набеги по другим стратегическим азимутам, развал Югославии, перебранка Америки с Европейским союзом, глухой гул под евразийской платформой и т. п. — все это при всей значимости указанных событий все же отдает глобальной стратегической рутиной по сравнению с событиями, которые начали интенсивно развиваться с первым восходом солнца, возвестившим начало XXI в. Пред недоуменным человеческим взором, уже, казалось бы, привыкшим и вжившимся в состояние привычных потрясений, вдруг разворачиваются такие события, объяснение которых не могут дать ни логика их протекания, ни тексты мировой истории. И я бы сказал, даже контексты многих уровней не способны подвигнуть к схватыванию новых проблем, их осознанию. Здесь нужны другие приемы и способы.

На помощь приходит образное восприятие мира.

Путешествие к фундаментальным опорам бытия Существенный пункт в судьбе гуманитарной парадигмы вполне просматривается, а его характер проясняется, если просмотреть в синтезе, не отделяя одну от другой, гуманитарную и естественную сферы. С одной стороны, они подвержены взаимовлиянию, их объединяет общность познавательных приемов, в основе которых лежит ассоциативное восприятие, а с другой — формы отображения, адекватные каждой из сфер. Естественная сфера (естественные науки) сугубо детерминирована: изначальная заданность предопределяет направленность течения процессов, их траекторию и т. д. У естествоиспытателей огромное преимущество по сравнеГений жизни: путешествие в пространстве...

нию с гуманитариями: исследуемые процессы заключены в материальную (естественную) оболочку, рассматривается реальная природа явлений, процессов, событий и т. д. В гуманитарных сферах нет нужды в этом; достаточно отображения интерпретировать в образах, не развивая их до жестких форм. Образ — вот та методологическая компонента, максимально адекватная ассоциативному восприятию в гуманитарной сфере.

Итак, в естествознании выстраивается своя методологическая канва: ассоциативное восприятие — образ — детерминированная форма, а в гуманитарной сфере своя: ассоциативное восприятие — образ12.

Из этой схемы видно, что образ занимает промежуточное положение между восприятием и формой, это своего рода незавершенная форма13.

Здесь следует еще раз сделать акцент на таком принципиальном моменте: человек, обитающий в реальном бытии (реальном времени и пространстве) и имеющий вещественный менталитет, естественно, при осознании гуманитарной сферы, где абсолютно не на что опереться, где отношения суть нематериализованные субстанции, пытается осознать эти отношения, прибегая к помощи ассоциаций с естественными процессами; это вполне нормальное восприятие явлений на базе ассоциативности (другого пока не дано!).

Образности мышления (в частности, образным географическим интерпретациям) посвящены исследования одного из ведущих специалистов в этой сфере, Дмитрия Замятина. См.: Замятин Д.Н. Моделирование географических образов: пространство гуманитарной географии. Смоленск: Ойкумена, 1999; его же: Гуманитарная география: Пространство и язык географических образов. — СПб.: Алетейя, 2003.

В искусстве, литературе и т. п. образ — единство формы и содержания, это целостное, идеальное отображение мира, другое дело что человек не всегда способен это распознать, тем более с «расчлененным» сознанием. Если исходить из контекста рассматриваемой проблемы то, очевидно, образ — синтез гетерогенности и единства. Образ объемен и многогранен. В естественных науках детерминированная форма оконтуривает какие-либо его грани, они приблизительно проясняются, но значительная часть объема остается вне сферы знания и в дальнейшем становится источником парадоксов в науке. В гуманитарной сфере незавершенная форма основа для всего многообразия чувств, восприятий, прочтений, исторических, философских интерпретаций и т. д.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Для нашего случая образ воплощает в себе: 1) путешествие в гуманитарном пространстве; 2) совещание у фундаментальных опор мироздания и повестку дня этого совещания; 3) возвращение к поверхности бытия, а по пути — облет нашего мира и заключение по результатам облета; 4) возведение нового мироздания — мироздания нового Ренессанса.

Все это проделывает новый человек, побывавший у начал мироздания, — «человек фундаментальных опор». О себе он смело заявляет в Гуманитарном манифесте — доктрине человека XXI века, а миру он несет новый общественный глобальный договор.

Человек волен путешествовать в гуманитарном пространстве, выбирая любые маршруты14 и направления (векторы). Мы же сосредоточимся на двух направлениях (сакральных, парадигмальных осях) — на оси, ведущей к основам мироздания, и на временной оси (рис. 2).

Рис. 2. Место нашего мира как начало любых парадигмальных осей Здесь каждый исследователь находит свою ось для путешествия: гуманитарный космос беспределен. И мы имеем блестящую когорту путешественников, оставивших нам свои впечатления от увиденного и прочувственного, — Ч. Дарвин, Г. Фехнер, А. Бергсон, Ж-М. Гюйо, П.Т. де Шарден, Л. Бардоне, Н.А. Умов, Н.В. Бугаев, Л.С. Берг, С. Булгаков, В.В. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, Н.Г. Холодный.

Что представляет собой точка М в пересечении сакральных парадигмальных осей? Не иначе как окружающий нас мир, сотканный человеком, им структурированный, институционализированный, техногенно-обустроенный, разнообразный (гетерогенный) по своему содержанию и проявлению.

Путешествие к опорам мироздания Итак, чтобы понять суть, смысл и истоки новой мировой ситуации, следует нырнуть глубже, к фундаментальным опорам мироздания и только там, тщательным образом их проинвентаризировав, можно подкрасться к причинам разыгравшихся на поверхности бытия событий: все дело в состоянии фундаментальных опор, оснований (начал) мироздания! Многие из них дали трещину, исчерпали свою несущую способность, покачнулись, просели. Отсюда весь каркас мироздания накренился, угрожая опрокинуться и под своими обломками засыпать человечество с его с такой тщательностью воздвигнутой структурой миропонимания, технологией миросозерцания — гносеологией, но самое главное — ставится под вопрос философия постижения и отображения нашего мира. А это уже серьезно.

И в самом деле, философ, пробравшийся к опорам мироздания, с изумлением начинает понимать, что те события, которые разыгрались на поверхности бытия и которые философия традиционно воспринимает как явления (или вестники) глубинного, по традиционным понятиям субстанциального, сущностного, на самом деле есть отблески более глубокой бездны, над которыми нависли опоры мироздания. Заглянув в эту бездну, философ невольно отводит взор перед чудовищной глубиной и напряжением, которое поднимается из этой бездны. И только в этой точке обзора философ может отринуть некоторые устоявшиеся мудрствования сознания (разума).

Теперь вопрос: какая связь между человеком и нарисованной выше картиной? В том-то и дело, что читатель может догадаться, Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология что речь идет о гуманитарной космологии самого человека. Человек как бездна. Бездна — гуманитарный космос (космологическое пространство).

Здесь невольно возникает вопрос тысячелетнего ранга: какую форму (состояние) принимает человек, добравшийся до опор мироздания? Человек, нырнувший в глубины осознания мира и добравшийся до его фундаментальных опор (начал), становится уже другим. Вместе с тем человек, возвращающийся от опор мироздания на поверхность бытия, вновь попадает в привычную для себя обстановку, вновь придавливается гигантским пластом условностей нашего мира, которые погребают его в своих недрах, засыпают его. Следовательно, чтобы увидеть «человека фундаментальных опор», необходимо провести гигантскую работу по его раскопке, работу по очищению человека от руин. Этим займется гуманитарная космология — новая сфера гуманитарного знания, сфера, которая зародилась еще в глубинах досократических школ и затем по причинам, пока еще малопонятным, взяла длительный тайм-аут, чтобы уже в наше время вынырнуть и приступить к объяснению того, откуда взялся современный человек, что для него значит жизнь, в какой момент человек заглянул в себя и, заблудившись, остался там и что за оптика и инструментарий, вооружившись которыми, человек уже в течение многих столетий изощренно изучает себя? Где то дно, ударившись о которое, человека посетит ощущение зловещего тупика, и где та своеобразная временная ось, обернувшись вокруг которой и имя которой ошибка сознания, человек, побросав гносеологическую оптику и инструментарий, вновь устремится вверх, к жизни, на поверхность бытия? Не случится ли так, что, оставляя внутренний гуманитарный космос, заглянув в чудовищную бездну и в испуге набрав инерцию всплытия, человек не остановится на поверхности бытия, а устремится в другую бездну — во внешний гуманитарный космос, в горячке обратив свой взор к звездным галактикам?

Таким удивительным образом в человеке уживаются два мира — внутренний мир и внешний. Гуманитарная космология единым взглядом схватывает оба мира.

Эти миры в человеке разделены. За примером далеко ходить не нужно. Мы здесь имеем дело с ярчайшими представителями двух разных позиций, отмеченных печатью гения. Марк Шагал: «То, что у нас внутри, — это и есть наша реальность». Константин Циолковский: «Человечество никогда не останется на земле: в погоне за светом и пространством и т. д.».

Таким образом, получается, что уже в самих этих проблемных постановках нет места окружающим нас повседневным реалиям на поверхности бытия — наш кажущийся мир, находящийся в точке пересечения двух сакралей (временной и космологической) (см.

рис. 2), не принимается в расчет!

Путешествие вдоль временной оси: вопросы нового осознания категорий «время», «пространство», «масштаб»

Человек волен воспринимать окружающий мир и себя в нем на базе любых построений, постоянно сверяя их с внешним миром.

Таких конструкций, моделей может быть бесчисленное множество. В основе этих конструкций всегда лежат исходные понятия, отражающие основы, на которых покоится грандиозный каркас мироздания. Как самих конструкций, так и конструкций их фундаментов может быть бесчисленное множество. Человек волен как подводить под мироздание новые опоры, так и убирать устаревшие. Одной из таких методологических опор является категория «время», временные отсчеты.

Место временной компоненты в нашем обиходе Гераклит имел все основания для оперирования временной компонентой как методологией осознания мира. Человек в течение двух с половиной тысяч лет с благодарностью пользовался этой находкой, хотя с таким же успехом он волен был не вводить этот Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология компонент. В этом случае научная импровизация была бы другой.

Возникает вопрос: какова была бы импровизация в этом случае?

Новое восприятие и философское объяснение мироздания, в основе которого лежит пространственно-цивилизационное бытие, с переплетением в этом пространстве различных потоков во всех его сферах настоятельно требует принципиально нового хронометра развития, новых невременных ориентиров, новых точек отсчета, где застывает внешнее время, т. е. само развитие (а оно посажено на категорию «время» и ею порождается), тем самым жизненные циклы человека вырываются (отрываются) из жестких техногенных мировых амплитуд.

Временная компонента внесла глубокую деформацию в сознание человека: несоразмерность по времени жизненного цикла (биологического ритма) человека с техногенными (астрономическими) бесконечными ритмами породила мифический страх.

Он принял патологическую окраску. Человек нашел способ не только заглушить этот страх, но и выстроил грандиозные мифы, где, нарастив бесконечную загробную жизнь, соразмерил свое существование с бесконечной внешней техногенной (космической) протяженностью бытия, т. е. человек нашел масштаб и… успокоился?

Мир не имеет относительной точки отсчета. Как единое целое, он не просто запоминает все свои трансформации; они объемно присутствуют, живут и попадают в плоскость любого среза, сечения бытия, находясь в своей обращенной форме.

Нерасчлененный мир (единый, внесистемный, наддисциплинарный) не нуждается в описании каких-либо координат, а отсюда — и времени. Современная же методология описания мира основывается на классических научных подходах и категориях (линейная, детерминированная наука). Первый частный случай — системный подход в теории познания — выступает как первоначальная модель познания; второй частный случай, или следующий шаг в этом направлении, — синергетика (самоорганизация, связанная с выделением параметров порядка и прогнозирование на их основе будущего) — в познавательной теоГений жизни: путешествие в пространстве...

рии выступает как следующая модель познания на базе нелинейной динамики.

Временная компонента сыграла с человечеством злую шутку:

мы стали интерполировать случившееся в прошлом и настоящем на будущее. Вырвав из прошлого какие-либо грозные события, мы предрекаем, что они могут случиться в будущем, ибо придали закономерностям общественного развития объективный характер.

А раз так, то все начинают готовиться к этим событиям и делать все, чтобы они наступили. Как могут в этих условиях не случаться войны, революции, столкновения на цивилизационной почве и т. д.? Иначе говоря, на амплитуды и циклы мы посадили будущее человечества, тем самым для следующего века были запрограммированы события и случаи, хотя ясно, что события общественной жизни только с большой натяжкой можно отнести к разряду объективных законов, присущих физическому миру. По своей природе они суть результат личностных, корпоративных или массовых предпочтений. Да и чем объяснить, что развитие мирового социума и его событийные картины мы посадили на амплитуды (ритмы, циклы), развернув их вдоль временных (исторических) осей, взяв из естествознания в качестве ассоциативной основы этих процессов амплитудную модуляцию (из теории колебаний)? С таким же успехом мы могли бы позаимствовать не амплитудную, а частотную модуляцию, сохранив при этом событийный объем в рамках единого пространства, в котором события никуда не вырываются, а модулируются одновременно по разным частотным фазам и т. п.

Мы на пороге принципиально новой теории познания, основанной на восприятии мира без его временной компоненты. В основе ее лежит синергетический подход к объемным, пространственным процессам без поступательной парадигмы. В этом случае все явления присутствуют в замкнутом объеме, переносятся во внутренний контекст.

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Выделяются два направления дальнейшего исследования. Направление первое: что случится с бесчисленными научными дисциплинами в области естествознания, если из их категориального аппарата изъять понятие «время»? Второе: что случится с гуманитарной сферой, системно разорванной на бесчисленные научные лакуны (дисциплины), которые выстраиваются на временной компоненте? Мы предлагаем общие положения по выстраиванию единой модели познания на основе сращивания естественнонаучной и гуманитарной сфер в единую структуру на принципиально новой, безвременной компоненте. Здесь начинается формирование научной парадигмы, исключающей экстраполяцию случившегося в прошлом и происходящего в настоящем в будущее с целью научного прогнозирования.

Здесь на авансцену выходит совершенно новая методологическая парадигма — геогенезис, предполагающий методологическое членение пространства по функциональному признаку на его подпространственные формы (геоэкономику, геополитику, геостратегию, геофинансы, геодемографию, глобальное право, глобальное информационное пространство и т. д.).

Причудливость исторического развития в том, что сознание человека вырвало из всего многообразия событий, случаев, поступков, явлений только ничтожную часть фактов, нанизав их на временные стержни. Эти стержни, обособленные друг от друга, расщепили все событийное пространство на определенные лакуны, назвав их историческими науками и придав им определенную окраску — экономическую, социологическую, политологическую, этническую, антропологическую и т. д. Мириады событий, крупных, мелких, мельчайших и редчайших, имевших и имеющих место в нашем огромном мире, остались без внимания, но это не значит, что они не происходят и не присутствуют в событийном объеме; в этом мире события не исчезают бесследно, они присутствуют не в истории, а здесь и рядом, но присутствуют в своем трансформированном виде, остаются в реликтовой памяти и незримо, на подсознательном уровне формируют поведение человека. Великие цели проявляются в малом, незначительном (Д. Лихачев).

Все это говорит о том, что сознание человека удостоило вниманием только крошечную часть гигантских смыслов мироздания.

Масштаб незнания настолько велик, что по сравнению с ним накопленные знания человека составляют только мизерную часть сферы незнания. Такой же страх, как несоразмерность времени жизни человека с вечностью Вселенной (см. выше), сработал и здесь. Страх перед размером незнания заставил человека нарастить мизерную часть знания об окружающем нас мире. На помощь пришло искусство — мифы, легенды и т. п.

Наше сознание, отягощенное незнанием, готово воспринимать только крупные идеальные мазки. Идеальное берет в плен мозг человека, временная компонента (бесконечное ожидание будущего) овладевает им, и он не живет, а устремляется в погоню за идеальными фантомами, миражами. Эту ситуацию человек зацементировал в теории познания, в научных подходах, в самой науке. Он взялся за перо и навечно символами привязал себя к этой ситуации.

Таким образом, для человека стал невозможен выход в огромную сферу незнания, наполненную мельчайшими событиями и бесконечными гранями жизни. Здесь уже перо не поможет, нужна кисть. Через искусство человек вырывается из выстроенной им самим же ловушки в мир незнания, но при этом он умудряется противопоставить этот выход и этот мир своей модели существования, назвав его искусством, миром грез, миром прекрасного. Произошел грандиозный раскол, человек системно отодвинул от себя мир незнания. Он устремился в будущее по накатанной, идеальной, искусственной, прекрасной сфере, а не в сферу незнания. Человек со страхом ожидает в будущем событий, которые сам же спроектировал, исходя из настоящего и прошлого, и сам же делает все, чтобы они наступили, и это очень опасно (например, прогнозируются конфликты, и все начинают в спешном порядке готовиться к войне). В гуманитарной сфере любые прогнозы трансформируются в предпочтения, поЭрнест Кочетов. Гуманитарная космология буждающие к внутренней мобилизации, которая может привести к наступлению событий.

Здесь уместно более рельефно оттенить историчность нашего бытия. Сталкиваясь с реальными проблемами, намечая исторические повороты, человек, как ударом молнии, высвечивает и интерпретирует исторические события, и эта гигантская молния, разряжаясь в объеме бытия своей конфигурацией, пронизывает только нужные (а для разрешения проблем — необходимые) исторические звенья.

Вырисовывается везде одна проблема: соизмерение сегодняшней познавательной способности человека с тренированностью и выносливостью его познавательного аппарата. Представляется, что эти способности (как тренированность, так и выносливость) имеют огромные масштабы, но они не задействованы в силу психологической зацикленности, зашоренности сознания на ряд умозрительных установок, смысловых опорных категорий типа «пространство», «время», «энергия», «сила» и т. п. И все это перетекло из естественных наук в гуманитарные. Все эти категории — не более как методологические понятия, вычлененные из огромного числа подобных методологических категорий, манипулирование которыми формулирует тот или иной смысл. Человек, встав на путь жонглирования этими опорными фундаментальными понятиями, выстраивает бесконечные конструкции мира, модели восприятия и своего поведения в нем.

Сегодня мы говорим об одной из этих застывших в нашем сознании, монолитных, на первый взгляд, неприступных основополагающих категорий, а именно категории «время». Безусловно, наступит момент, когда все основные категории такого же плана будут переосмыслены, переведены в другой ранг: из фундамента познания — на уровень элементов конструкций мироздания, а их место займут совершено другие понятия — новые фундаментальные опоры.

Сегодняшняя ситуация в области гуманитарных наук в методологическом плане тупиковая. Вооружив себя таким методологическим инструментом, как системный подход, гуманитарная наука расчленяет свою сферу на определенные ячейки, используя при этом классификационные подходы, но до синтеза, как правило, дело не доходит, ибо за расчленением далее идет усугубление этого процесса: каждой ячейке придается не только методологическая, но и институциональная форма, что ведет к окаменелости выделенных ячеек и к дальнейшему бесконечному их раскалыванию.

Исследователю гуманитарной сферы другого инструментария, чем системный подход, пока не дано. Но системный подход не пригоден для гуманитарной сферы и по другой причине. Он не может воспринять целостность в ее новом качестве — не как набор разрозненных частей (здесь системный подход их только объединяет), а как диффузионное сращивание этих частей друг с другом.

Идет взаимопереплетение, взаимопроникновение друг в друга.

А это уже новая целостность, у нее размыты границы, ее невозможно разорвать на самостоятельные ячейки.

Примером такого симбиоза является неоэкономика с ее центральным атрибутом — этноэкономическими системами. В этноэкономической системе органично переплетается настоящее, прошлое и будущее, модернистские течения и традиционные подходы, оживает реликтовая геоэкономическая память, реликтовая парадигмы существования с их культурными, этническими корнями. Они гармонично вплетаются в современные модели бытия, выводя существование человека на новое равновесное состояние.

Теперь встает кардинальный вопрос: как сформулировать метод познания, поискать такой способ, который был бы созвучен новым феноменам неоэкономики и этноэкономическим системам?

Попробуем схематично показать контуры новой модели познания:

а) граничные условия: любое событие не структурируется, а сложившиеся системы — реструктурируются;

б) они не имеют временной протяженности. Мгновение как отметка на шкале бытия растягивается в обе стороны — в прошлое и настоящее, идет их замещение. Речь идет о растягивании мгновения, через которое «перепрыгивает» прошлое в будущее (растягивание в обе стороны на манер гармошки). Назовем это растянутое мгновение кольдером (рис. 3).

Эрнест Кочетов. Гуманитарная космология Рис. 3. Трансформация временной компоненты: растянутое настоящее — кольдер Все события, произошедшие и которым предстоит в будущем произойти, живут сейчас, тем самым вносится кардинальная поправка в представление человека о его отношении к жизни: до сих пор он свою жизнь соизмерял с глубиной прожитого и с ожиданием будущего как проекции на него прошлых ощущений и им же выстроенных возможных идеальных будущих событий. Человек усиленно держится за категорию «время». У нее три составляющих — прошлое, настоящее и будущее. По оси прошлого человек может бесконечно гулять, выискивая доказательства своих умозрительных картин прошедших эпох. Но возвращаясь из прошлого, с таким же успехом человек уже в качестве футуролога создает не менее сомнительные картины своего будущего. Но здесь самое удивительное: у человека нет настоящего, оно сужено в бесконечно малый миг. В самом деле, вчера уже принадлежит истории, а будущее еще не наступило. Это относится и к другим временным константам относительно мига настоящего (часу, минуте, секунде, миллионной доли секунде и т. д.). Иными словами, человек никогда не жил настоящим, категория времени ему не позволяла этого.

Она не позволяет ему ощущать себя как в координатах традиционного бытия (восток), где движение времени относительно замедлено, так и в модернистской системе (запад), где бег времени ускоряется до бесконечности;

в) искать середину между этими двумя крайностями флангами бессмысленно. Мы меняем только масштаб ощущения небытия в настоящем, но не решаем саму проблему;

г) представляется, что объемное, растянутое, нерасщепленное настоящее (кольдер) может быть исследовано на базе модифицированных вариантов синергетического подхода, путем переосмысления идей самоорганизации и вычленения параметров порядка применительно к исследуемому предмету, т. е. познавательная модель вырастает из синергетических подходов.

Общая схема методологических моделей в данном случае выстраивается следующим образом:

а) обозримое пространство представляется в форме кристаллических объемных решеток, узлы которых составляют показатели, параметры порядка в модифицированном виде. В данном объеме (внутри кристаллических решеток) находятся другие решетки с другими узловыми точками, сохраняя общий объемный настрой.

Они несут в себе свойства изучаемой сферы;

б) мы вольны оперировать с данными кристаллическими решетками (подпространствами), вынимая их для отдельного рассмотрения, вдвигая, интерферируя их, соединяя и т. д.;

в) данные решетки помещаются в определенную среду, взаимодействие с которой наделяет и среду, и решетки определенными качествами, такой средой могут выступать цивилизационные модели бытия;

г) вводится понятие импульса, который пробегает по связям между узлами решетки, взаимодействуя со средой. Путь пробегаЭрнест Кочетов. Гуманитарная космология ния этого импульса может быть бесконечно большим. Сама система носит пульсирующий характер. Идет постоянная перестройка.

Ее огромное разнообразие не исчезает, в ней только трансформируются определенные части, и идет беспрестанный перелив импульсов от узлов решетки в среду и обратно.

Таким образом, мы имеем дело с открытой, постоянно мерцающей системой, ниоткуда не приходящей и никуда не исчезающей, где понятия эволюции, развития, прогресса и т. п. ею поглощены, опрокинуты на самое себя.

У этой системы нет ни прошлого, ни будущего. Она сама — вечная бесконечность, в ней незримо присутствуют тени ушедших событий («тени предков»), которые никуда не исчезают, а в любой момент участвуют на равных в настоящей, действительной жизни.

Эти тени — та же реальность, но в трансформированном виде.

Совещание у опор мироздания: повестка дня —вопросы тысячелетнего ранга и поиск ответов на них События разворачиваются стремительно, не оставляя ни времени, ни шансов благодушно созерцать надвигающуюся угрозу опрокидывания мировой парадигмы. Философы объявляют большой сбор у опор мироздания; приглашены представители всех научных дисциплин, школ, воззрений. Есть о чем поговорить и, главное, сверить часы; вычленить перворазрядные проблемы и вопросы, прислушавшись к глухому гулу бездны, над которой нависли опоры мироздания. Но самое главное — надо принять решение возвести новое мироздание в стороне от бездны и выстроить его на новых фундаментальных основаниях (опорах) — категориях, понятиях, смыслах, целях, ориентирах.

Здесь гуманитарная космология задает тон. В поле ее зрения гигантское гуманитарное космологическое пространство, перспектива путешествия по которому задают определенный камертон соГений жизни: путешествие в пространстве...

бранию у опор мироздания (см. выше), но и, конечно, наш мир, лежащий на пересечении сакральных векторов (см. рис. 2).

Далее рассмотрим проблемные вопросы тысячелетнего ранга, включенные в повестку дня собрания у опор мироздания.

Гуманитарная парадигма требует масштабных Итак, человек, приблизившись к историческому тысячелетнему перелому, пытается заглянуть за этот рубеж мироздания, с опаской и любопытством предугадать смысловые знаки своего будущего существования.

Порог XXI века привнес в наше мироощущение (и прежде всего научное) много не только диковинного, но и парадоксального. Современная гуманитарная наука избегает парадоксов:

нелюбопытная и пугливая научная мысль, к сожалению, редко берется за непонятное, боясь выскочить из наезженной колеи.

За это природа общества опасно мстительна: с одной стороны, гуманитарную сферу постигла (по образному выражению доктора политических наук А.Д. Богатурова) «божья кара». Мне сдается, что смысл этой кары в том, что гуманитарии проспали глобализацию и мировые тектонические разломы. А с другой стороны, пока гуманитарная наука дремала, убаюканная лучезарными социальными, политическими, экономическими мифологемами, анализ процессов перехватила мистика (ненаука, полунаука). Махровым цветом стали развиваться оккультные науки, абстрактно-бледные модели, символы и предначертания в конструировании мира и т. д.

Мир незаметно для научного глаза стал менять свой облик: он двинулся к единству, целостности, общности, глобальности (из всех этих понятий в статусе научной категории прижился только термин «глобальность»). С евразийской платформы исчезла огромная империя, уже с десяток лет идет постоянный неумолимый геоэкономический бескровный передел мира; мир гигантскими шагами двинулся к поиску новой точки стратегического равновеЭрнест Кочетов. Гуманитарная космология сия; всплыли новые угрозы и вызовы и т. д. Другими словами, мир давно уже стал иным, а методы его познания остались прежними, сугубо научными. Произошел разрыв между гносеологией и онтологией: бытие поменялось до неузнаваемости, а модель его познания осталась прежней. Чуткое ухо улавливает рыдания и стоны по этому поводу. Катастрофизм обуял ученые умы: верните старое, умершее, любимое, понятное, «наше»! Любой ценой! После гигантских пертурбаций 90-х многие ученые стали в растерянности вопрошать друг друга: что это было? Чьей волей совершено — доброй ли, злой ли? Куда подевались до боли знакомые ориентиры? Что случилось с нашей оптикой? Но в этом наборе, к сожалению, не прозвучали более важные, главенствующие вопросы — вопросы высшего ранга: «А не исчерпала ли себя нынешняя гуманитарная парадигма, не приблизились ли мы к поворотному пункту в ее судьбе и не зарождается ли здесь новый человек с новыми ценностями и новыми мотивациями?», «Не двинуться ли нам вперед, отплакав потерянное и настроившись на новые горизонты развития, дабы не потерять последнее?», «Не взглянуть ли нам на мир с новой точки зрения, более пристально всмотревшись в контекст мировых событий?»

Вот некоторые концептуальные соображения по затронутым проблемам.

Сегодняшние мироощущения, навеянные новым научным устремлением — глобализацией, призвали нашу мысль откликаться не только на события и чуть заметные тенденции, зачастую слабо проявляющиеся, но и пристально всматриваться в контекст многих событий. Более того, заманчиво побродить у истока и опор наших представлений о мироздании, пощупать эти опоры — понятия, категории, вычленить из них наиболее ослабевшие, посмотреть, насколько из-за этого накренилась вся конструкция миропонимания, определиться, подлежат ли они восстановлению, или же мы являемся свидетелями того, как воздвигаемые время от времени человеческим сознанием гигантские идеологеммы — мифы, на практическое воплощение которых волей элит и правящих партий поднимаются силы наций, опрокидываются под тяжестью груза накопившегося незнания. Так не следует ли нам расстаться с тем, что, умирая, хватает живых, и сформировать в своем сознании новейшую парадигму, более стройную, более приближенную к сегодняшним реальным мироощущениям?

Необходимо не только вооружить себя энергией на штурм все возрастающей сферы незнания, но хотя бы контурно очертить для себя представление об этой недоступной зоне, укрупненно ее структурировать, вычленить наиболее важные точки, уходящие в глубину непознанного, выработать модели фронтального и глубинного изучения этой сферы. Иными словами, речь идет о задаче науки по постижению знания о незнании.

При разработке методов познания в этом случае следует выделить две наиболее крупные и значимые проблемы. Первая — судьба категорий и их цикл жизни, поддерживающий наши представления о мироустройстве. И вторая — познание мира через его моделирование, оправданность построения грандиозных моделей мира и возможность прогнозирования на их основе. Исходя из этого, предстоит ответить на вопросы: правомерно ли и впредь выстраивать концептуально-логические модели и способы их формализации на традиционном (системном) подходе к моделированию? В какой мере должны базироваться прогнозные оценки на накопленных прошлых знаниях в области истории, социологии, политологии, математики и кибернетики?

«Узкие места» в современной теории познания Если исходить из существующей познавательной парадигмы и ее атрибутики, то на рубеж тысячелетий выпадает редчайшая возможность задуматься над такими категориями бытия, жизнь которых определяется тысячелетними вехами и до которых не доходят руки при столетних переломах. Только тысячелетний рубеж дает нам такую возможность и право. Если ими не воспользоваться, то мир покатится по накатанным дорожкам, убаюкивая себя первородными смыслами, блуждая вдоль категорийЭрнест Кочетов. Гуманитарная космология сфинксов, под завораживающими и могучими взглядами которых человеческое сознание покорно катится от тысячелетия к тысячелетию. Немного наберется таких фундаментальных понятийсфинксов. Центральные и самые грандиозные из них — «пространство», «время», «природа», «человек», «сознание», «жизнь», «идеи (идеальное)», «власть».

Модели мира и категорийный (понятийный) аппарат для их описания тесно переплетены, но судьба их различна: зачастую модель постижения мира может обветшать значительно раньше, нежели сходят со сцены категории (понятия), их оформляющие.

Тогда модель повисает на этих понятийных опорах, а затем и от понятий остается только одна оболочка (их содержание постепенно выхолащивается). Но они продолжают жить и поддерживать мертвые схемы, модели, концепции и т. д.

Проблемы сходятся. Экономисты, историки, философы, политологи, социологи, математики хотя и с разных сторон, но все вместе постепенно стягиваются в одну точку, все вместе соприкасаются с извечными вопросами: кто мы?, откуда мы?, куда бредем?, каковы наши цели и видим ли их? и т. д.

Кто должен ответить на эти вопросы? современная наука? Но «...наука, сформировавшаяся на базе индустриального общества, неких идеальных моделей, не знает, что ответить на многие современные проблемы»15, — такой неутешительный тезис прозвучал на пороге третьего тысячелетия на синклите российских академиков-экономистов.

Всяк по-своему пытается ответить на эти вопросы, определяя свое отношение к исследованиям в области теории познания. Характерно, что одним из первых к выводу о том, что наука должна открыть свою новейшую страницу, переосмыслив всю научную систему познания мира, приходит историк, доктор исторических наук М.А. Чешков. Он выделяет в качестве первостепенных «две Экономическая наука в новой России / Из стенограммы расширенного заседания Отделения экономики РАН 28 ноября 1996 г. // Общество и экономика. 1996.

№ 9–10. С. 153.

задачи — реконструировать способы нашего мышления и реорганизовать познавательную деятельность исторических и социальных наук». Более того, он утверждает, что «...определение круга научного знания, нуждающегося в реконструкции, нам кажется далеко не достаточным: надо резко поднимать планку науковедческой рефлексии»16.

Точку зрения, близкую к изложенной, высказывает доктор философских наук Л.А. Микешина: «Исследования — это поиск нового видения фундаментальных понятий, содержание которых в контексте традиционной теории познания истолковывались натуралистически и даже физикалистски. Среди них категория времени и темпоральные характеристики, которые должны быть переосмыслены с позиций жизни и жизненного мира одними из первых, и уже в новом своем содержании они могут войти в основания современной теории познания, с необходимостью опирающейся не только на логику, опыт естествознания, но и на искусство и культуру, гуманитарное знание, близкие жизненному миру и человеческим смыслам»17.

Другой представитель философской науки, доктор философских наук В.И. Пантин, подчеркивает, что «...наука, ориентирующаяся на выявление отдельных причинно-следственных связей, на «выдирание» из них общей совокупности взаимодействий, неизбежно проходит мимо множества «слабых», побочных взаимодействий и в итоге грубо искажает, омертвляет развитие эволюционирующей системы, — будь то человек, общество, природа, Космос»18.

К широкому, панорамному выводу, связанному с этой проблемой знания, подошел доктор политологии А.Д. Богатуров. Он отметил: «... всевластие «классического анализа» в отечественной политологии уступило место повально-поверхностному увлечеЧешков М.А. Глобальное видение и Новая наука // ИМЭИМО РАН. 1998. С. 64.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«Федеральное агентство по рыболовству Федеральное государственное унитарное предприятие Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ФГУП ВНИРО) N. P. Antonov CommerCiAlly hArvested sPeCies of fish of the KAmChAtKA regioN: biology, stocks and fisheries Moscow • VNIRO Publishing • 2011 Н. П. Антонов ПРОМЫСЛОВЫЕ РЫБЫ КАМЧАТСКОГО КРАЯ: биология, запасы, промысел Москва • Издательство ВНИРО • 2011 УДК 597-152.6:639.2.053.8:6 Редакционный совет ФГУП ВНИРО: А. Н....»

«М. Е. Лустенков ПЕРЕДАЧИ С ПРОМЕЖУТОЧНЫМИ ТЕЛАМИ КАЧЕНИЯ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ И МИНИМИЗАЦИЯ ПОТЕРЬ МОЩНОСТИ Монография Могилев ГУ ВПО Белорусско-Российский университет 2010 УДК 621.83.06:004 Рекомендовано к опубликованию Советом Белорусско-Российского университета 24 сентября 2010 г., протокол № 1 Рецензенты: д-р техн. наук, проф., проф. кафедры Основы проектирования машин Белорусско-Российского университета Л. А. Борисенко ; д-р техн. наук, проф., проф. кафедры Технология и оборудование...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА Л. П. Панова СИСТЕМНОСТЬ АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ МОНОГРАФИЯ ХАРЬКОВ ХНАГХ 2010 УДК 72.01 ББК 85.11 П16 Рецензенты: Ремизова Елена Игоревна – кандидат архитектуры, доцент Харьковского государственного технического университета строительства и архитектуры ХГТУСА. Фоменко Оксана Алексеевна – доктор архитектуры, профессор Харьковского государственного технического университета строительства и архитектуры...»

«А. А. ГЛУЩЕНКО МЕСТО И РОЛЬ РАДИОСВЯЗИ В МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ (1900–1917 гг.) Часть 1 из 5 Введение Раздел 1 Раздел 2 Санкт-Петербург 2005 ББК 63.3(2)52+76.03 Г55 Глущенко А. А. Место и роль радиосвязи в модернизации России (1900–1917 гг.). СПб.: ВМИРЭ, 2005. –. с.; 193 ил. Библ. 652 наим. В логической взаимосвязи с происходившими в начале ХХ века модернизационными преобразованиями, военными реформами, двумя войнами и тремя революциями показан процесс создания и функционирования системы...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина И.Ю. Кремер СТРАТЕГИИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ НЕМЕЦКОГО КРИТИЧЕСКОГО ТЕКСТА Монография Рязань 2009 ББК 814.432.4 К79 Печатается по решению редакционно-издательского совета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина в соответствии с...»

«Э.Ноэль-Нойман ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ Elisabeth Noelle-Neumann FFENTLICHE MEINUNG Die Entdeckung der Schweigespirale Ullstein 1989 Э.Ноэль-Нойман ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ОТКРЫТИЕ СПИРАЛИ МОЛЧАНИЯ Издательство Прогресс-Академия Москва 1996 ББК 60.55 Н86 Перевод с Немецкого Рыбаковой Л.Н. Редактор Шестернина Н.Л. Ноэль-Нойман Э. Н 86 Общественное мнение. Открытие спирали молчания: Пер. с нем./Общ. ред. и предисл....»

«Институт биологии Уфимского научного центра РАН Академия наук Республики Башкортостан ФГУ Южно-Уральский государственный природный заповедник ГОУ ВПО Башкирский государственный университет ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ ЮЖНО-УРАЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИРОДНОГО ЗАПОВЕДНИКА Под редакцией члена-корреспондента АН РБ, доктора биологических наук, профессора Б.М. Миркина Уфа Гилем 2008 УДК [581.55:502.75]:470.57 ББК 28.58 Ф 73 Издание осуществлено при финансовой поддержке Фонда содействия отечественной...»

«О.И. БЕТИН, Б.И. ГЕРАСИМОВ, В.В. ДРОБЫШЕВА, Л.И. ФЕДОРОВА, В.В. ХУДЕЕВА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации Администрация Тамбовской области ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет С е р и я ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ О.И. БЕТИН, Б.И. ГЕРАСИМОВ, В.В. ДРОБЫШЕВА, Л.И. ФЕДОРОВА, В.В. ХУДЕЕВА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ Рекомендовано к изданию секцией...»

«Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования Социальное партнерство государства и религиозных организаций Москва Научный эксперт 2009 УДК 316.334.3:321+2-41 ББК 60.56+86.2 С 69 Авторы: В.И. Якунин, С.С. Сулакшин, В.В. Симонов, В.Э. Багдасарян, М.В. Вилисов, О.В. Куропаткина, М.С. Нетесова, Е.С. Сазонова, Р.А. Силантьев, А.И. Хвыля-Олинтер, А.Ю. Ярутич Социальное партнерство государства и религиозных организаций. С 69 Монография — М.: Научный эксперт, 2009. — 232 с....»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова Н. А. Лысухо, Д. М. Ерошина ОТХОДЫ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПРИРОДНУЮ СРЕДУ Минск 2011 УДК 551.79:504ю064(476) ББК 28.081 Л88 Рекомендовано к изданию научно-техническим советом Учреждения образования Междункародный государственный экологический университет им. А. Д. Сахарова (протокол № 9 от 16 ноября 2010 г.) А в то р ы : к. т. н.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Н.В. ЗЛОБИНА КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ОРГАНИЗАЦИИ Рекомендовано НТС ГОУ ВПО ТГТУ в качестве монографии Тамбов Издательство ГОУ ВПО ТГТУ 2011 1 УДК 338.242 ББК У9(2)30 З-68 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой Менеджмент и управление...»

«Д.А. ЮНГМЕЙСТЕР ФОРМИРОВАНИЕ КОМПЛЕКСОВ ГОРНЫХ МАШИН НА ОСНОВЕ МОРФОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА Санкт-Петербург 2002 Министерство образования Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный горный институтим. Г. В. Плеханова (технический университет) Д.А. ЮНГМЕЙСТЕР ФОРМИРОВАНИЕ КОМПЛЕКСОВ ГОРНЫХ МАШИН НА ОСНОВЕ МОРФОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА Санкт-Петербург УДК 622. ББК 34. Ю Излагаются проблемы совершенствования...»

«С.Л. Блюмин В.Ф. Суханов С.В. Чеботарёв ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ Липецк – 2004 Липецкий эколого-гуманитарный институт С.Л. Блюмин, В.Ф. Суханов, С.В. Чеботарёв ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ Липецк – 2004 -1УДК 658.012.12 ББК 65.053я73 Б71 Блюмин С.Л., Суханов В.Ф., Чеботарёв С.В. Экономический факторный анализ: Монография. – Липецк: ЛЭГИ, 2004. – 148 с. В монографии описываются методологические принципы экономического факторного анализа, рассматриваются теоретические основы и...»

«Н.А. Бабич О.С. Залывская Г.И. Травникова ИНТРОДУЦЕНТЫ В ЗЕЛЕНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СЕВЕРНЫХ ГОРОДОВ Федеральное агентство по образованию Архангельский государственный технический университет Н.А. Бабич, О.С. Залывская, Г.И. Травникова ИНТРОДУЦЕНТЫ В ЗЕЛЕНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СЕВЕРНЫХ ГОРОДОВ Монография Архангельск 2008 УДК 630*18 ББК 43.9 Б 12 Рецензент П.А. Феклистов, д-р с.-х. наук, проф. Архангельского государственного технического университета Бабич, Н.А. Б 12 Интродуценты в зеленом строительстве...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.АКМУЛЛЫ И.В. ГОЛУБЧЕНКО ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕГИОНАЛЬНОЙ СЕТИ РАССЕЛЕНИЯ УФА 2009 УДК 913 ББК 65.046.2 Г 62 Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического университета им.М.Акмуллы Голубченко И.В. Географический анализ региональной сети расселения:...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Н.И. САТАЛКИНА, С.И. ДВОРЕЦКИЙ, М.Н. КРАСНЯНСКИЙ, В.Е. ГАЛЫГИН, В.П. ТАРОВ, Т.В. ПАСЬКО, Г.И. ТЕРЕХОВА КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАУЧНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Рекомендовано научно-техническим советом университета в...»

«А.Б. КИЛИМНИК, Е.Э. ДЕГТЯРЕВА НАУЧНЫ Е ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫХ ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ СИНТЕЗА ОРГАНИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ НА ПЕРЕМЕННОМ ТОКЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 541.138.3: 621.357.3 ББК Г 5/6 К392 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор С.И. Дворецкий, Кандидат химических наук, доцент Б.И. Исаева К3 Килимник, А. Б. Научные основы экологически чистых электрохимических процессов синтеза органических соединений на переменном токе : монография / А.Б. Килимник, Е.Э. Дегтярева. – Тамбов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, ИНФОРМАЦИИ И БИЗНЕСА Н.А. Белобородова, Т.В. Канева СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕХАНИЗМА УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА БАЗЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДА УХТЫ) Ухта 2004 ББК 65.4 (Коми) УДК 681.3.06 Б43 Белобородова Н.А., Канева Т.В. Совершенствование механизма управления экономикой муниципального образования на базе информационных технологий (на примере города Ухты): Монография. – Ухта:...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.Б. Песков, Е.И. Маевский, М.Л. Учитель ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ МАЛЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ В КЛИНИКЕ ВНУТРЕННИХ БОЛЕЗНЕЙ второе издание, с изменениями и дополнениями Ульяновск 2006 УДК 616.1 ББК 54.1 П 28 Печатается по решению Ученого совета Института медицины, экологии и физической культуры Ульяновского государственного университета Рецензенты: д.м.н., профессор Л.М. Киселева, д.м.н., профессор А.М. Шутов. вторая редакция, с...»

«Чегодаева Н.Д., Каргин И.Ф., Астрадамов В.И. Влияние полезащитных лесных полос на водно-физические свойства почвы и состав населения жужелиц прилегающих полей Монография Саранск Мордовское книжное издательство 2005 УДК –631.4:595:762.12 ББК – 40.3 Ч - 349 Рецензенты: кафедра агрохимии и почвоведения Аграрного института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева; доктор географических наук, профессор, зав. кафедрой экологии и природопользования Мордовского государственного...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.