WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«МЕТАФИЗИКА ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ (монография) Узилевский Геннадий Яковлевич доктор филологических наук, профессор Орловская региональная академия государственной службы, Орел, Россия ...»

-- [ Страница 5 ] --

• склонность к гармонии, совершенству, порядку, и справедливости;

• совесть, долг как склонность к контролю над своим поведением;

• склонность к любви и состраданию к людям;

• приятие, сочувствие и доверие.

К сказанному выше полезно добавить, что эти свойства CЛ являются нравственными архетипами, отобранными эволюционно РЧ. Они задаются такими нравственными принципами, как благо и красота, свобода и ответственность, любовь и творчество, возникновение которых обусловлено метафизическим духовным началом [2; 6].

Анализ этих особенностей и присущих им нравственных архетипов говорит о том, что они находятся в состоянии дополнительности и противоречия относительно друг друга и, тем самым, формируют целостность родового и социального человека. Любая их гиперболизация будет приводить к большим перекосам в процессе обучения, воспитания и социализации человека на всех этапах его возрастного развития. Естественно, это относится и к формированию комфортной духовной, интеллектуальной и информационной среды в организации. Только одновременное стимулирование обеих рассмотренных выше особенностей будет содействовать возникновению сплоченного коллектива с характерной для него самоорганизацией, самообновлением, самоизменением и само-реинтерпретацией.

Эти две особенности отображают эгоистическое и альтруистическое начала в родовом и социальном человеке. Нетрудно заметить, что эти начала потенциально находятся в состоянии гармонии по отношению друг к другу. Из этого следует, что организации, принадлежащие любому СИ, должны содействовать поддержанию этой гармонии на должном уровне. В противном случае это приводит к весьма негативным последствиям. Как мы знаем, гиперболизация эгоистического начала в Homo привела к МФЭК. Можно утверждать, что наступило время управления направляемым развитием экономики в целом и Рынка в частности.

Изложенное свидетельствует о том, что как родовой, так и социальный человек являются материально-ментально-духовными образованиями. В связи с этим психологическая концепция поведения, основанная на триаде «стимул –– организм –– реакция», является неадекватной природе человека. Вспомним, что известным русским ученым И.М. Сеченовым было открыто явление центрального торможения, противоположного явлению возбуждения. Была обнаружена способность мозга задерживать рефлексы, что говорит о наличии нервного механизма психических функций – воли и мышления. Иными словами, аппарат торможения содействует формированию умения противостоять неприемлемым для человека влияниям, сведению к минимуму нежелательные аффекты и влечения и принятию обдуманных решений. Отмечу также, что механизм торможения задерживает внешнее выражение действий и переводит их в план идеального: образ, модель, знак. Впоследствии учеными других направлений этот процесс был назван «интериоризацией». Добавлю к этому, что явления «торможение» и «интериоризация» возможны благодаря проявлению программ, языков и кодов, наследственно заданных человеку.

Этот процесс обусловливает уникальную особенность символической личности как материально-ментально-духовного образования, заключающуюся в способности переводить сигналы внешнего мира в ментальные образы и соотносить их с духовными и ментальными сущностями. Эта особенность именуется как «проактивность» (см. [9]), проявление которой в социальном человеке, несомненно, будет содействовать принятию взвешенных ответственных решений.

Следует сказать, что нравственные архетипы, являясь свойствами символической личности, проявляясь и развиваясь в социальном человеке, стимулируют развитие его интеллекта, среди свойств которого – свобода выбора и свобода воли. Именно духовная направленность человека дает ему возможность проявлять свободу конкретных действий благодаря свойственной ему внутренней свободе и внутренней ответственности. Нетрудно видеть, что для нравственно развитого социального человека с его гибким интеллектом между стимулом и реакцией всегда находится программа свободы выбора того или иного действия или поступка, обусловленная проактивностью. На выбор действия/недействия оказывает мощное воздействие такая априорно заданная духовная сущность, как совесть, задающая нравственные принципы поведения. К сказанному добавлю, что Homo априорно задан одним удивительным механизмом – воображением, которое вместе со свободой воли дает ему возможность принимать решения, независимо от внешнего воздействия.

Подчеркну, что именно взаимодействие друг с другом программ духовной сферы и менталитета СЛ, а также программ, представляющих особенности РЧ, задает отличие ценностно и целеориентированных проактивных людей от людей реактивных, зависящих от условий окружающей среды (см. подробно об этом [8, c. 90-96]).

Изучение СЛ содействовало определению системы его сущностей, которая включает в себя:

свойства духовной сферы – сущность первого порядка;

свойства и особенности менталитета – сущность второго порядка;

направленность, особенности и функции рассудка, бессознательного и сверхсознания – сущность третьего порядка;

полифункциональность интегративной информационноэнергетической системы и структурированного субстрата – сущность четвертого порядка;

свойства и особенности системы формирования поведения и реализации решений – сущность пятого порядка;

сущностные характеристики правшей, левшей, «мастеровых» – сущность шестого порядка [6].

Можно с уверенностью полагать, что данная система сущностей будет содействовать раннему выявлению потенциала того или иного сотрудника деловых организаций, с одной стороны, и формированию новых представлений о взаимодействии с ними в изменившихся социально-экономических условиях экономики товаров и услуг.

До последнего времени научное изучение человека проводилось в контексте – диад «биологическое –– социальное» и «биологическое –– психическое»;

– триады «биологическое –– социальное –– культурное«;

– тетрактиды «биологическое –– психическое –– социальное –– космическое».

Ю.Г. Волков и В.С. Поликарпов интерпретировали Homo как космобиопсихосоциальное существо [7]. Нетрудно заметить, что символический план исследования человека не принимался во внимание, хотя человек является на Земле единственным существом, которое умеет создавать, пользоваться и управлять знаками, символами и мифами. Анализ измерений человека, предложенных указанными выше авторами, позволил отнести к СЛ с некоторым уточнением следующие измерения:

– космическое, принимающее во внимание связи с Вселенной, априорно заданные человеку;

– социальное, учитывающее взаимодействие Homo с социумом;

– познавательное, обращающее пристальное внимание на способности Homo к изучению внешнего и внутреннего миров и активной адаптации к ним;

– этическое, принимающее во внимание нравственные принципы и архетипы, априорно заданные человеку;

– аксиологическое, учитывающее присущие современному обществу ценности и нормы и отображение их в социальном человеке;

– экзистенциальное, обращающее пристальное внимание на реализацию программ, отвечающих за проявление способностей и установок на достойное существование в реальной жизни.

Вернемся к такой особенности родового и социального человека, как проактивность, которая позволяет нам вновь обратиться к духовной сущности человека «стремление к свободе», являющейся необходимым условием развития социального человека и развертывания его творческой деятельности. Рассмотрим этот тезис на примере выявленных В.П. Зинченко пяти парадоксов преодоления избыточного числа степеней свободы (см. 1.3.2.; [10, c. 41-60]).

Первый парадокс связан с сенсомоторной деятельностью человека, который наделен огромным и избыточным количеством степеней свободы по отношению к каждому из исполнительных актов. Суть парадокса заключается в том, что избыточное число степеней свободы кинематической цепи человеческого тела является условием построения свободного, целесообразного, точного действия.

Второй парадокс обусловлен формированием человеком образа окружающего мира и определения его свойств. Перед ним стоит задача преодолеть избыточные и неадекватные образы и построить один, нередко единственный.

Суть данного парадокса состоит в том, что избыточное количество степеней свободы формирования образов по отношению к оригиналу (реальности) представляет собой необходимое условие однозначного восприятия действительности, ее пространственных и предметно-временных форм.

Третий парадокс заключается в наличии избыточного количества степеней свободы внимания, обеспечивающей личности «практически неограниченное пространство выбора». Этот принцип является необходимым условием реализации избирательности и предельной концентрации того или иного субъекта.

Четвертый парадокс связан с мнемической деятельностью человека, характеризующейся приматом динамических (свободных) свойств памяти «над ее огромными консервативными свойствами. Избыточное число степеней свободы ассоциативных (по сходству, смежности и контрасту) обеспечивает не только удивительную емкость, но и готовность к отклику, доступность человеческой памяти».

Пятый парадокс относится к деятельности человека, оснащенного избыточным количеством присущих человеку языков, а также способностью создавать свои языки описания объектов окружающего его мира, находить адекватные конкретной задаче (и языку) способы преобразования условий, в которых она (задача) дана. Таким образом, наличие избыточного количества символических средств дает человеку свободу обращения с наличной ситуацией, что ведет к ее перестройке и к конструированию нового. Иначе говоря, данный парадокс выводит на получение нетривиальных результатов в интеллектуальной деятельности, которую вслед за В.В. Налимовым будем интерпретировать как выбор фильтров [10, c. 288] для пропуска и обработки информации.

Мною был выявлен шестой парадокс, заключающийся в избыточном количестве нравственных принципов и позитивных свойств духовной сферы символической личности и дающий конкретному человеку возможность не только самому стать нравственным существом, четко различать добро и зло, но и содействовать другим людям быть такими же [2; 6].

Рассмотрим данные парадоксы в контексте современной биологии, которая обращает внимание только на принцип наименьшего усилия [11, c. 34-42].

В шахматной теории есть принцип избыточной защиты, направленный на прямое или косвенное поддержание существующей структуры в центре доски или на других ее участках. Очевидна полезность включения данного принципа в априорную заданность человека. В этом случае мы получаем два взаимообусловленных принципа: принцип наименьшего усилия и принцип избыточной защиты (избыточного обеспечения). Я полагаю, что взаимодействие данных принципов, задающих проявление гармонии в космосе, природе, обществе и творчестве [12], снимает тайну с этих парадоксов.

Рассмотренные принципы говорят об априорной обеспеченности человека в проведении свободной сенсомоторной, перцептивной, мнемической и чисто интеллектуальной деятельности, что, в свою очередь, подтверждает наличие такого свойства РЧ, как стремление к творчеству.

Обращение к раскрытию избыточных степеней свободы позволяет нам возвратиться к рассмотрению реактивных и проактивных людей и их действий.

Вслед за В.В. Смольяниновым я утверждаю, что реакции – это действия, которые не требуют дополнительных степеней свободы для их реализации, а акции – действия, которые требуют свобод [13, c. 105].

Раскрытие природы парадоксов, связанных с избыточными степенями свободы говорит о необходимости возвращения к явлению «управление». Я согласен с В.В. Смольяниновым в том, что «всякой организации управления должна предшествовать организация необходимых и достаточных свобод, в противном случае управление не может быть эффективным» [13, c. 106]. Из этого следует, что эффективное управление поведением сотрудников той или иной фирмы обусловлено созданием комфортной духовной, интеллектуальной и информационной среды в коллективе в соответствии с природой человека. Только в этом случае управление будет содействовать редукции (уменьшению) избыточных свобод сотрудников для эффективного и творческого выполнения их должностных обязанностей.

Исходя из рассмотренной выше общей характеристики управления, я полагаю, что на практике необходимо объективировать степени свободы той или иной организации как системы, выявить возможности изменчивости ее деятельности, что, несомненно, выведет нас на разработку технологии управления.

Изложенное говорит о том, что переход от изучения КЧ к исследованию ЧР и его видов, РЧ и его видов выводит нас на иное осмысление как социальных институтов, так и организаций.

2.2.1.3. Перспективы совершенствования одухотворения и интеллектуализации управления организационным поведением Символическая личность является объектом исследования метафизической семиотики, к предметам ее исследования относятся:

духовная сфера с ее высшими нравственными принципами, нравственными и безнравственными архетипами;

менталитет как внутренняя форма символической личности тело как внешняя форма символического человека, представленная в виде динамичной информационной системы состояний Homo и порождения его действий и движений;

структурированный субстрат (соматика + независимая субстанция (эфирное, астральное, ментальное тела и др.);

система планирования, формирования, прогнозирования поведения, принятия и реализации решений.

Эти понятия образуют пентаду, содействующую формированию целостных представлений о СЛ. Все эти компоненты в виде соответствующих программ, языков и кодов трансформируются в социального человека как единой органической духовной, интеллектуальной информационно-энергетической системы, саморазвивающейся и самоорганизующейся в онтогенезе под воздействием СИ.

Такая интерпретация СИ наводит на мысль обратиться к рассмотрению личности в философии. Российский философ А.Г. Спиркин раскрывает личность1 как «сгусток … регулятивно-духовных потенций, центр самосознания, источник воли и ядро характера, как субъект свободных действий и верховной власти« во внутренней жизни человека» [14, c. 357]. Данное суждение перекликается с утверждением известного зарубежного мыслителя М. Шелера, рассматривавшего личность как центр, возвышающийся над человеком как живым существом, как центр, находящийся «только в высшем основании самого бытия» и содействующий тому, что человек становится существом, превосходящим самого себя и весь мир» [15, c. 60].

Анализ представлений академика А.Г. Спиркина в контексте метасемиотики приводит к мысли о том, что СЛ включает в себя все указанные выше компоненты исследуемого образования. Изучение утверждений немецкого философа указывает на то, что символическая личность, обладая громадным потенциалом, определяет или задает направленность функционирования не только биологической и физической составляющих родового человека, но и социальных институтов.

Позитивная духовная сфера, обусловленная метафизическим духовным началом, включает в себя с позиции метасемиотики следующие свойства (см.

[2, третья глава; 16, с. 42-47; 17, с. 23-29], 1.2.2. и табл. 2.1.1.).

Они были выявлены в результате изучения наследия Н.А. Бердяева, С.Н.

Булгакова, В.С. Соловьева, А.С. Хомякова, М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, Г.П., Мельникова, С.Л. Рубинштейна, П.В. Симонова и др.

Символической личности присущи и программы, представляющие эволюционно сформировавшиеся безнравственные архетипы духовной сферы, которые являются отрицательным двойником духовных сущностей, представленных в таблице. Безнравственные архетипы проявляют себя уже в перинатальном периоде в случае неудовлетворительного состояния организма будущей Данный ученый, так же как и представители других направлений науки и философии, не выходит в своих исследованиях за пределы изучения социальной личности и конкретного социального человека.

матери, плохого отношения к плоду, негативной атмосферы в семье, тяжелыми родами и пр. (см. [8, c. 190-207]).

Свойства духовной сферы родового символического человека Склонность к гармонии, совершенству, порядку, справедливости благоговение перед героями, природой и космосом совесть и долг как склонность к контролю над своим поведением склонность к активному сверхраннему проявлению духовных, склонность к активному проявлению своего потенциала в социуме путем Анализ приведенных выше свойств духовной сферы говорит о том, что их полезно рассматривать как внутреннюю форму СЛ.

Раскрытие свойств духовной сферы содействовало определению особенностей РЧ, в число которых входят:

1) заданность Homo, обусловленная, по меньшей мере, белковонуклеиновым геномом и полевым геномом, являющимся посредником между ДНК и теми материальными носителями, которые представляют программы символической и физической составляющих РЧ;

2) глубокое взаимовлияние, тесное взаимодействие и взаимосвязь между программами, языками, кодами символической и биологической составляющих родового человека;

3) склонность к проактивности;

4) самоорганизация, самоизменение, самообновление, самореинтерпретация, самоподдержание, саморегуляция, самоконтроль;

5) соединение личного и общественного, земного и космического, установление целостности мира в его творческом раскрытии; открытость вселенской потенциальности;

6) склонность к гармоничному проявлению своего потенциала;

7) многомерность [6, c. 39-40].

Первая особенность отображает материальное начало в РЧ, вторая и третья особенности – ментальное начало, а четвертая, пятая, шестая и седьмая особенности – духовное начало. Все эти особенности сформировались как нравственные архетипы-ноумены, задающие развитие конкретного социального человека в онтогенезе. Поэтому управляющей подсистеме деловой организации следует создавать необходимые условия для проявления этих особенностей у представителей управляемой системы.

Обратимся теперь к менталитету СЛ, который в онтогенезе превращается в интеллект социального человека. Здесь уместно напомнить, что свойства духовной сферы и особенности родового человека являются духовными ориентирами в процессе трансформации менталитета в социально-ориентированный интеллект.

Менталитет, являющийся прообразом социально ориентированного интеллекта, представляет собой потенциальную динамичную суперсистему, предназначенную для ориентировки в окружающей среде, принятия и реализации адекватных решений, прогнозирования развития событий и т. д.

В состав менталитета входят:

программы становления, функционирования и развития социального человека;

программы развития не только символической личности родового человека, но и социальной личности социального человека;

совокупности программ, осуществляющих развертывание методов, способов и приемов познания неживого («косного») и живого (УМ и ЧМ) миров;

наборы программ, осуществляющих интеллектуальные операции;

наборы программ, включающих в интеллектуальный оборот взаимосвязанные представления о физической и семантической Вселенной;

программы, языки и коды, формирующие воображение;

программы, языки и коды, задающие активное созерцание человека;

программы, языки и коды, провоцирующие и развивающие общение человека с живым миром;

программы проявления, развития и функционирования методологии деятельности, живого созерцания и общения;

программы проявления, развития и функционирования моделей внутреннего и внешнего миров (знание “что”);

программы проявления, развития и функционирования модели экспертного знания и модели быстрого симультанного реагирования /деятельностных технологий реализации профессиональных, личностных, общественных интересов/ (знание “как”);

программы проявления, развития и функционирования мотивационной системы;

программ проявления, развития и функционирования эмоциональноволевой сферы.

Предложенный мною состав менталитета является априорно заданным.

Анализ программ, входящих в состав менталитета, свидетельствует о том, что последний является внутренней формой символической личности.

Выше в 1.2.3 и 1.3.4. мы рассматривали диаду «родовой человек –– социальный человек« Рассмотрение духовной сферы и менталитета позволяет проанализировать другую диаду «символическая личность –– cоциальная личность.

А.Ф. Лосев различал два плана в личности: “внешне-исторический и внутренне-замысленный, как бы план заданности, преднамеренности, цели”.

“Именно эти два плана, будучи совершенно различными, необходимым образом отождествляются в неком неделимом образе”. По А.Ф. Лосеву, “диалектический синтез двух планов личности, когда она целиком и насквозь выполняет на себе лежащее в глубине ее исторического развития задание первообраза” и есть чудо. “Это как бы второе воплощение идеи, одно — в изначальном, идеальном архетипе и парадигме, другое — воплощение этих последних в реальном историческом событии” [18, c. 147]. Здесь перед нами диада «заданность (символическая личность) –– «чудо» (социальная личность)», на которую не обращали внимания в педагогике, психологии, социологии1.

Можно с уверенностью полагать, что рассматриваемые нами диады станут продуктивными конструктами в теории и практике организационного поведения. Их использование снимает противопоставление между человеком и окружающей средой. Согласно экстерналистской теории верховенство принадлежит факторам окружающей среды, которые задают поведение человека. Представители интерналистской теории отдают предпочтение внутренним механизмам человека, обусловливающим его поведение.

Несомненно, что осмысление диалектического синтеза заданности (потенциала) СЛ и внешне-исторических условий будет содействовать Здесь уместно сказать, что в указанных выше науках не проводилось различения между родовым и социальным человеком.

– становлению, развитию и функционированию социальной личности и духовно ориентированного интеллекта социального человека и, тем самым, – совершенствованию процессов одухотворения и интеллектуализации управления организационным поведением.

Тело в метасемиотике семиотике изучается в двух плоскостях:

а) как внешняя форма символического существа (интегративная информационная система экспликации состояния и порождения движений и действий конкретного человека) в виде программ, языков и кодов;

б) структурированный субстрат (соматика + независимая субстанция) символического существа в виде программ, языков и кодов.

Рассмотрим тело как внешнюю форму символической личности. В Библии указывается на то, что по внешнему виду можно судить о внутреннем мире человека и наоборот. Здесь уместно вспомнить слова Гете из Фауста:

– познавайте внутреннее по внешнему;

– познавайте внешнее по внутреннему.

Эти строчки отображают громадный опыт невербального общения, накопленный человечеством, но в научном плане слабо изученный. В последние годы за рубежом и у нас в стране выпущено много популярных изданий, посвященных тому, как по выражению лица, форме головы, глаз, ушей, губ, улыбки, цвету и форме волос и др. судить о сущности человека. В Японии частными фирмами используются группы крови (определение внешнего по внутреннему) для отбора специалистов на работу.

Нелишне напомнить о семиотической функции кожи человека, на которой находится множество точек, являющихся символическими представителями внутренних органов. Это послужило основой разработки различных методов лечения разнообразных болезней восточной медициной.

Обратимся к семиотике, которая получила свое развитие в недрах медицины еще до нашей эры, поскольку потребовалось обобщение опыта установления диагноза по внешним признакам человека. Укажу на то, что земские врачи России в конце ХIX и вначале ХХ века также с успехом занимались постановкой диагнозов по внешним индикаторам заболевания.

Вспомним советского антрополога, археолога, скульптора, М.М. Герасимова, который на основе скелетных остатков, включая череп, восстанавливал внешний облик ископаемых людей и исторических личностей (Иван Грозный, Улугбек, Ушаков и др.). Российским офтальмологом Э. Мулдашевым создана методика установления по форме глаз не только склонности к определенным болезням человека, но и к определению черт его характера (доброта, злость и др.) [19].

В последние годы стали глубоко изучать дерматоглифические узоры, которые можно использовать не только “в качестве оригинального маркера организации нервной системы” [20, с. 62], но и как специфическую знаковую систему для идентификации личности и прогнозирования ее развития. Укажу на то, что с помощью методик, распознающих значения конкретных узоров, выявляются потенциальные сексуальные маньяки.

Сказанное выше свидетельствует о том, что с помощью знаковых средств можно определять как состояние и развитие соматики (структурированного субстрата) КЧ, так и состояние и развитие интеллекта (личности) социального человека. Эти знаковые средства интерпретируются как организмические языки. Уместно сказать, что и в рамках медицины стали выходить атласы для диагностики человека по чертам лица (см., например, [21]).

Обратимся теперь к языкам личностного уровня. К ним относятся:

• языки установок на действия, восприятие и выбор объектов;

• языки движений и действий;

• языки эмоциональных состояний;

• музыкальный и цветовой коды;

• иконические и символические языки;

• языки жестов, поз, индикаторов асимметрий мозга и др.

Отмечу, что представителей как Западной, так и Восточной цивилизаций интересовало проникновение в сущность того, что скрывается за формой пальцев и линиями на ладонях рук, движениями рук и ног человека, эмоциональной экспрессией лица и тела человека (см., например, [22-24]).

На основе изучения некоторых из приведенных выше языков ([17; 25]) можно с уверенностью предположить, что знаковые средства (системы) личностного уровня обладают потенциалом для получения заключения не только о состоянии и развитии личности, но и о состоянии структурированного субстрата социального человека.

В настоящее время в мире господствуют представления психологической диагностики, основанной, главным образом, на опосредованном тестировании личности человека. Сопоставление потенциала языков организмического и личностного уровней говорит о том, что они могут стать базисом для формирования методологии и методик семиотического диагностирования организма и личности человека.

По данным выдающегося представителя когнитивной психологии У.

Найсера, человеку генетически задан механизм распознавания другого субъекта [26]. В контексте метасемиотики этот механизм осуществляет избыточную защиту человека, его структурированного субстрата и личности. Обычно это осуществляется на бессознательном уровне. Овладение языками тела личностного и организмического уровней дает возможность человеку глубоко познавать не только других людей, но и самого себя! Это утверждение приобретает особую значимость при разработке и реализации индивидуального подхода к любому человеку, включая сотрудников коммерческих организаций.

Знание потенциала языков организмического и личностного уровней даст возможность не только обобщить громадный опыт, накопленный ЧР, но и выйти на использование как в воспитании и обучении подрастающего поколения, так и в применении при отборе специалистов на работу в экономические структуры и фирмы. Следует сказать, что во многих фирмах Запада используется, например, методика определения облика человека по его почерку или группе крови. Думается, что в ближайшие годы можно ожидать разработки комплексных методик по установлению облика личности принимаемых на работу людей с последующим наблюдением за их внутренним развитием с целью стимулирования их роста по службе.

По моему мнению, новые поколения менеджеров будут стремиться к овладению комплексными методиками, поскольку это даст возможность вести общение как с представителями своей фирмы, так и с ее клиентами на высоком уровне мгновенного осознания индивидуальных особенностей партнера по диалогу. Вполне естественно, что знание организмических и личностных языков позволит представителям групп управления персоналом грамотно управлять организованным поведением сотрудников фирмы. Я полагаю, что владение этими языками будет содействовать повышению общего интеллектуального уровня руководителей фирм, поскольку их решения в области управления персоналом, организационным поведением и др. будут основаны на глубоких знаниях природы человека.

Напомню, что тело как интегративная информационная система способна не только содействовать самодиагностике субъекта, но и порождению его движений и действий. В связи с этим я вслед за известным французским ученым А.

Бергсоном рассматриваю тело как центр действий [27, c. 146]. По А. Бергсону, тело, будучи местом прохождения полученных и отосланных движений, выступает как “соединительная черта между вещами, на которые действую я, и вещами, которые действуют на меня; одним словом, местонахождение чувственно-двигательных явлений” [27, с. 160]. Нетрудно заметить, что интеллект является ведущим фактором в организации и реализации действий. По существу он направляет их, выражая как ментальные намерения, так и эмоциональные экспрессии. По своей сути интеллект выступает как центр, возвышающийся над человеком как живым существом и находящийся только в высшем основании самого бытия [27, c. 60]. Нетрудно прийти к выводу, что эти два центра связаны друг с другом.

Согласно французскому ученому, “тело не может накоплять образы, так как оно составляет часть образов; и потому попытка локализовать в мозгу восприятия прошлые или даже наличные неосновательна: они не в нем, это оно в них” [27, с. 160]. Это высказывание А. Бергсона ценно тем, что показывает: тело, постоянно функционируя, оставляет в себе не конкретные ощущения, восприятия и образы, а нечто общее, образующееся в результате обработки накопленного опыта. Этим общим является язык движений и действий, по программе которого порождаются конкретные движения и действия.

Здесь уместно обратиться к структурированному субстрату, в задачу которого входит осуществление этих движений на основе моторно-двигательного кода (см. [16; 28]). Приведу еще один отрывок из книги французского исследователя:

“Теперь мы можем говорить о теле как подвижном пределе между будущим и прошедшим, как о движущемся острии, которое наше прошедшее как бы толкает непрестанно в наше будущее. Мое тело, взятое в единый миг, есть только проводник, вставленный между влияющими на него предметами и предметами, на которые он действует; наоборот, переставленное в текущее время, оно всегда находится в определенной точке, где мое прошедшее только что закончилось действием” [27, с. 71-72].

Это утверждение А. Бергсона говорит о том, интеллект социального человека, его тело как динамичная информационно-энергетическая система определения состояния человека и порождения движений и действий и структурированный субстрат (соматика и независимые субстанции) образуют единую суперсистему. В ее задачу входят: принятие и реализация субъектом решений, планирование и прогнозирование им как своего поведения, так и поведения своих близких, коллег, организации, в которой он работает, и др. Рассмотрим этот тезис подробно, раскрыв сущность такого феномена как функциональный орган.

2.2.2. Система планирования, формирования, прогнозирования поведения, принятия и реализации решений как эмпирическая ноуменальная реальность Изложенное выше указывает на то, что родовой человек и СЛ являют собой эмпирические ноуменальные реальности УМ, материально-ментальнодуховные образования и удивительно самоорганизованные сверхсложные системы, развившиеся в филогенезе и развивающиеся в онтогенезе. Чрезвычайно интересным и мало познанным объектом является система формирования поведения, принятия и реализации решений, которая в виде программ, языков и кодов эволюционно создана и представлена в символической личности. Ее потенциал как эмпирической ноуменальной реальности полезно использовать для стимулирования проявления соответствующих программ в КЧ. Отмечу, что познание данного потенциала может стать средством прогнозирования поведения конкретного сотрудника деловой организации, принятия и реализации им конкретных решений Для осознания ее природы и значимости для организационного поведения обратимся к понятию «функциональный орган» (ФО). Его в первой трети ХХ века ввел в научный оборот академик А.А. Ухтомский. Замечательного русского ученого волновали, по словам В.П. Зинченко [29, с. 24], анатомия и физиология Духа1. Данное понятие определялось физиологом “как всякое временное сочетание сил”, способное осуществить определенное достижение” [30, с. 95] или как распределение активностей в пространстве и времени. При этом выдающийся исследователь уподоблял его динамическому подвижному деятелю.

К ФО А.А. Ухтомский относил доминанту, психологическое воспоминание, желание, интегральный образ мира и др. По мысли ученого, ФО являются новообразованиями, возникающими во взаимодействии со средой, в процессе проявления активности субъекта.

Данное суждение представляет большой интерес для организационного поведения как научной специализации, имеющей дело с поведением активной личности в организации. Духовные свойства символической личности, состав ее менталитета, их динамичная связь с телесной сферой обусловили появление у Homo Sapiens удивительной способности к формированию ФО, столь же реМеня в функциональном органе волнует не физиология и анатомия Духа, а его направленность, структура и сущности (программы, языки, коды).

альных, как морфологически сложившиеся образования (сердце, почки, печень и пр.).

Нетрудно заметить, что А.А. Ухтомский обратил свое внимание на энергетику этих образований, что для того времени было весьма неожиданным. Для организационного поведения представляет особый интерес семиотический характер возникающих у человека субъективных образований, приобретающих в процессе деятельности объективный вид. По мысли физиолога, «с самого начала формирующийся образ предмета есть некоторый проект реальности, подвергающийся затем многократной проверке и перестраиванию на основании практического слияния с реальностью» [30, с. 274].

Сравним это высказывание с эвристическим проектом реальности по Л.С.

Выготскому: “Именно включение символических операций делает возможным возникновение совершенно нового по составу психологического поля, не опирающегося на наличное в настоящем, но набрасывающего эскиз будущего и таким образом создающего свободное действие, независимое от непосредственной ситуации” [31, с. 50].

В те же годы М.М. Бахтин квалифицировал мир действия как мир /модель/ предвосхищенного будущего. Н.А. Бернштейн интерпретировал это явление как модель потребного будущего. Как мы знаем, П.К. Анохин установил, что КЧ присущи опережающее отображение действительности, работа на будущее и результат, единство прошлого, настоящего и будущего.

Анализ этих высказываний наталкивает на мысль дать семиотическую интерпретацию этому феномену как динамичному сложному семиотическому образованию. На мой взгляд, для семиотического осмысления вышесказанного весьма полезны строки гениального И.В. Гете:

Изучение этого отрывка из Фауста показывает, что перед нами весьма интересная цепочка: «слово (я бы заменил его термином «логос», включающим в себя все присущие человеку программы, языки и коды, выводящие его на Духовное метафизическое начало и космический Разум) –– мысль –– сила –– деяние”. Анализ данной цепочки привел меня к мысли, что любое деяние предполагает наличие у социального человека функционального образования, состоящего из интеллекта, присущих человеку языков и рече- и/или моторнодвигательного кода (см. рис. 2.2.1.).

Данное семиотическое образование формируется в результате тесной связи духовной сферы, менталитета как внутренней формы символической личности, его тела как внешней формы, а также и структурированного субстрата с соответствующими системами социального человека. По своей сути компоненты символической личности, будучи сущностями, формируют конкретный ФО социального человека. (Духовная сфера и особенности социального человека на рисунке не представлены).

Рис. 2.2.1. Схема взаимодействия интеллекта с языком действий и моторнодвигательным кодом.

Обращу внимание на то, что данное образование является первичным по отношению к структурированному субстрату, который, будучи вторичным, также принимает активное участие в формировании ФО. В результате взаимодействия внутренней и внешней форм со структурированным субстратом возникает суперсистема, состоящая из двух систем:

ментальной (интеллект – язык действий – моторно-двигательный код);

материальной (структурированный субстрат, целостно объединяющий все внутренние органы для решения моторно-двигательных задач).

Для каждой из систем характерно наличие двух уровней: абстрактного и конкретного. Возьмем ментальную систему, в которой интеллект, язык действий и моторно-двигательный код обладают словарем как языковых, так и речевых знаков. Анализ структурированного субстрата также свидетельствует о существовании абстрактного и конкретного уровней: множество кодов (абстрактный уровень) не только объединяют все внутренние органы (конкретный уровень) в одну тесно связанную систему, но и занимаются передачей управляющей информации со стороны интеллекта и посылкой обратных связей в интеллект как управляющее звено.

Таким образом, ФО предстает перед нами как сложное органическое духовно-интеллектуальное образование, тысячами нитей связанное со структурированным субстратом. Иными словами, ФО являет собой глубокое единство УМ и ЧМ. В нем ведущими являются духовное и ментальное начала: рассматриваемая суперсистема начинает формироваться под воздействием (сознательным или бессознательным) духовной сферы и интеллекта благодаря намерению, потребности или предпочтения человека как социального существа. В процессе развития ФО последний стремится к тому, чтобы его деятельность осуществлялась по принципам наименьшего усилия, избыточного обеспечения и избыточной защиты.

Нетрудно прийти к выводу, что формирование функционального органа возможно только при наличии априорно заданных программ, языков и кодов.

Иными словами, только наличие потенциала символической личности делает возможным возникновение ФО в благоприятных внешних условиях.

2.2.3. Основы формирования функционального органа Изучение работ отечественных ученых Н.А. Бернштейна, Н.Д. Гордеевой, А.В. Запорожца, В.П. Зинченко, А.А. Ухтомского говорит о понимании ими живого действия как целостного явления, как динамического ФО. По Н.А.

Бернштейну, действию свойственны следующие свойства: оно обладает биодинамической тканью; реактивно; чувствительно; эволюционирует; инволюционирует [32]. По В.П. Зинченко, живое движение (можно сказать и “живое действие”. – Г.У.) активно, спонтанно, произвольно и свободно, т.е. независимо от внешних целей. Действие характеризуется и смысловыми чертами, поскольку с его помощью решается та или иная задача. К указанным выше свойствам движения и действия можно отнести такие, как: ощущаемость; чувственность;

управляемость.

Рассмотрим произвольность, спонтанность и активность движения или действия. По В.П. Зинченко, “произвольность обнаруживается в том, что мы мысленно можем проиграть движение до движения, действие до действия. А затем в нашей воле совершить его реально или не совершать" [29, с. 104]. Нетрудно видеть, что здесь мы имеем дело с мысленным проигрыванием конкретного движения и действия. Изучение приведенных выше свойств наводят на мысль, что авторами четко не проведено различение между действием как ФО, порождающим конкретное действие, и самим конкретным действием.

Следует сказать, что спонтанность движения или действия программно обусловлено и возникает изнутри без непосредственного воздействия извне.

Активность конкретного действия обусловлена или задана тесной его связью с интеллектом, осуществляемой через специальный механизм или структуру.

Вслед за В.П. Зинченко отмечу весьма парадоксальные характеристики, данные живому движению Н.А. Бернштейном [32]. С одной стороны, это монолит, конструкция, отзывающиеся в целом на каждое изменение одной из частей, с другой,— паутина на ветру. Для понимания этих парадоксов необходимо рассмотрение реализации конкретного действия в контексте триады: “интеллект — язык действий — моторно-двигательный код”. В этом случае "монолит и конструкция" представляют язык действий, а "паутина на ветру" — результат взаимодействия интеллекта, языка действий и моторно-двигательного кода в виде порожденного конкретного действия. В этом случае интеллект, язык действий и моторно-двигательный код образуют рефлекторную дугу (термин Н.А.

Бернштейна), формирующую кольцевое управление.

Н.А. Бернштейн установил, что разнообразные свойства живых движений и действий определяются не только и не столько внешними обстоятельствами, внешними средствами действия, мерой его освоенности, сколько двигательной задачей, ее смыслом [21, с. 108]. Иначе говоря, живое действие возникает как результат взаимодействия интеллекта с языком действий и моторнодвигательным кодом, которые образуют сложное семиотическое образование, порождающее конкретные действия.

Разбиение понятия "действие" на четыре составляющие: интеллект, язык действий, моторно-двигательный код и само конкретное действие, позволяет снять загадочность с проблемы построения движений и формирования механизма его порождения. При переходе к изучению языка действий и моторнодвигательного кода становится очевидной правомерность предположения В.П.

Зинченко о том, что "усваиваются не конкретные движения, а правила их построения" [29, с. 105], по которым движение не воспроизводится, а каждый раз строится [33, с. 136].

Семиотическая интерпретация порождения конкретного действия позволяет снять загадочность и со второго парадокса Н.А. Бернштейна: «Упражнение – это повторение без повторения». Упражнения приводят к проявлению в языке действий и моторно-двигательном коде таких свойств, как устойчивость, гибкость, структурность, адаптивность, самоорганизация.

Здесь мы имеем дело с полифункциональностью использования упражнений, благодаря которым мы выходим (зачастую на бессознательном уровне) на – усвоение различных форм (шаблонов) двигательных действий и правил их построения и – на совершенствование реализации языком действий и моторнодвигательным кодом самих конкретных действий под воздействием обратных связей.

Становится очевидным, что триада: “интеллект — язык действий — моторно-двигательный код” может трансформироваться в саморазвивающийся, самоорганизующийся и строящийся ФО.

В свете сказанного язык действий предстает перед нами как идеальная форма. В связи с тем, что для любого языка характерно наличие словаря и грамматики, при изучении языка действий действительно важно выявить многоуровневую систему динамично функционирующих шаблонов и правил их построения.

Согласно В.П. Зинченко, интегральный образ мира, обладающий свойством открытости, играет большую роль в плане формирования и реализации действия, поскольку в пространстве образа происходит осмысление ситуации, кристаллизация и решение проблемы, принятие решений и т. д. По его мнению, в этом и состоит регулирующая роль образа. Он полагает, что “после осуществления всех перечисленных процедур начинается процесс, обратный композиции,– декомпозиция образа. Она необходима не для принятия решения, а для успешной его реализации. Образ ситуации не просто распадается, а трансформируется в образ действия" [29, с. 109-110].

По моему мнению, все обстоит не совсем так в контексте триады "интеллект — язык действий — моторно-двигательный код". Возьмем, например, процесс создания текста на естественном языке (ЕЯ). Исследования выдающегося психолога и семиотика Н.И. Жинкина показали, что в этом случае намерения интеллекта включают одновременно механизмы оперативной речевой памяти ЕЯ и речедвигательного моторного кода [34] (см. рис. 2.2.2.).

Модифицированная мной модель последней, состоящей из словаря, синтаксических моделей и операторов (грамматических и синтаксических правил размещения слов) представлена на рис. 2.2.3.

Рис. 2.2.2. Схема взаимодействия интеллекта с оперативной речевой памятью ЕЯ и рече-двигательным кодом.

синтаксические Рис. 2.2.3. Модифицированная структура оперативной речевой памяти.

Отмечу, что каждый из трех элементов данной триады обладает своей природой, структурой и особенностями. При этом образ той или иной ситуации непременно сопрягается с теми или иными структурами оперативной речевой памяти и речедвигательного кода и не подвергается декомпозиции полностью.

Иначе говоря, образ в целостном виде остается в пространстве интеллекта, а в плане декомпозиции участвует в формировании программы порождения конкретного действия. Анализируя взаимодействие интеллекта с оперативной речевой памятью и рече-двигательным кодом, приходим к выводу, что рассмотренная триада является частным случаем триады "интеллект — язык действий — моторно-двигательный код".

Все элементы универсальной триады тесно связаны друг с другом, но эта связанность обусловлена огромной работой по трансформации всех трех систем в единую суперсистему, направленную на достижение той или иной поставленной цели. При этом имеет место самоорганизация при формировании необходимых интеллектуальных, языковых и моторных структур. В результате мы получаем суперсистему (динамичный ФО) с весьма устойчивыми прямыми и обратными связями и мощной самоорганизацией, основанной на приоритете семантического начала в развитии человека. Подчеркну, что благодаря самоорганизации ФО, достигнув совершенной структуры, работает автономно и автоматично.

Отмечу, что в процессе эволюции сформировались три ступени развития интеллекта: сенсомоторный интеллект; автономный интеллект; символический интеллект [35, с. 27-30]. Несомненно, что функционирование сенсомоторного интеллекта непосредственно обусловлено внешними ситуациями. В процессе фило-и-онтогенеза интеллекта происходит его усложнение, структурирование и постепенная автоматизация, что приводит к появлению механизмов построения модели текущей ситуации и быстрого поиска выбора адекватного ответа. Далее в результате дифференциации интеллектуальных процессов вступают в действие механизмы восприятия, мотивации и моторных действий, что, в свою очередь, приводит к автономному функционированию интеллекта.

Наличие сенсомоторного и автономного интеллекта и возникновение потребности в универсальных средствах, способствующих переносу опыта управления с одной ситуации на другие – аналогичные, стимулировали образование и развитие третьей ступени интеллекта – символического интеллекта, который обеспечивает возможность обобщения опыта и оперирования этими обобщениями [35, с. 26].

Здесь появляется возможность быстрого принятия и реализации решения путем формирования системы динамично функционирующих моделей порождения действий на основе аналитико-синтетической обработки информации о различных типах ситуаций. Продолжается дифференциация интеллектуальных процессов, интеллект становится многоуровневой динамичной системой, причем каждый уровень обладает многими составляющими, проявляющимися в параллельном взаимодействии [35, с. 37].

Символический интеллект характерен тем, что его целенаправленность связана с произвольностью и осознанностью конкретных действий, что способствует внутреннему проигрыванию движений для предвосхищения возможного результата.

Раскрывая процессы интеграции, дифференциации и специализации интеллекта, следует сказать, что возникновение третьей его ступени развития ставит перед исследователями вопрос о некоторой автономности его функционирования независимо от самого порождения конкретных действий. В пользу этого свидетельствует появление лобных долей больших полушарий мозга, которые непосредственно не связаны с реализацией сенсомоторных функций.

Возникает вопрос: «правомерно ли “отрывать” от целого язык действий и моторно-двигательный код»? По Н.Д. Гордеевой и В.П. Зинченко, “секрет богатства действия состоит в том, что оно содержит в себе в единстве противоположностей внешнее и внутреннее. И если первое вполне доступно регистрации и анализу, то второе требует дешифрования. Внутреннее строится в процессе развертывания внешнего и, в конце концов, начинает руководить внешним, представляя собой своего рода “код”, в соответствии с которым развертывается внешнее” [36, с. 192].

Авторы работы [35, с. 36], исходя из кибернетико-физиологических представлений, полагают, что существуют несколько уровней формирования конкретных действий, причем на каждом уровне функционируют наборы языков, включающие в себя язык двигательных целей, язык внешних двигательных задач, физиологический язык управления мышцей. Концепция Н.И. Жинкина о функционировании ЕЯ в контексте триады “интеллект –– ЕЯ –– речедвигательный код” говорит о правомерности автономизации языка действий и моторно-двигательного кода. Изучение свойств действия как идеальной формы также говорит в пользу положительного ответа на данный вопрос.

Предположим, что язык действий и моторно-двигательный код представляют собой, как и ЕЯ и рече-двигательный код, сложные многоуровневые системы. Рассмотрение свойств языка действий наводит на мысль, что они обусловлены принципами функционирования интеллекта, с одной стороны, и автономизацией данного знакового образования, с другой.

“Отпочкование” языка действий и моторно-двигательного кода от интеллекта позволяет обратиться к выявлению функций последнего в данном случае.

Можно с уверенностью полагать, что в задачу интеллекта входит:

а) формулирование двигательной задачи по осуществлению действия;

б) создание модели внешнего мира, представляющей собой наборы динамичных взаимосвязанных моделей типовых ситуаций;

в) построение модели конкретной ситуации;

г) принятие конкретного решения о совершении конкретного действия на основе наложения модели внешнего мира на конкретную предметную ситуацию.

По моему мнению, в задачу языка действий входят:

построение и актуализация обобщенного образа конкретного действия на основе методов, способов, приемов, схем и тактик формирования предметных действий;

построение целостных программы, плана и результата конкретных действий с обобщенным представлением различных параметров требуемого действия.

Подчеркну, что рассматриваемый язык, как и другие присущие человеку языки, занимается не воспроизведением конкретных действий, а построением их заново (“повторение без повторения”).

На мой взгляд, язык действий включает в себя:

набор синтагматических моделей двигательных команд, представляющих последовательности тех или иных действий;

правила образования и функционирования тех или иных двигательных команд;

словарь двигательных команд, представляющих основные действия;

словарь двигательных команд, представляющих действия-связки;

словарь двигательных команд, осуществляющих параллельное взаимодействие нескольких двигательных систем;

правила формирования карты-пути возможных действий;

словарь операторов, связывающих двигательные команды с различными уровнями и механизмами интеллекта в синтактическом; семантическом и прагматическом планах;

словарь операторов, связывающих двигательные команды с различными уровнями и механизмами моторно-двигательного кода в синтактическом;

семантическом и прагматическом планах.

К задачам моторно-двигательного кода можно отнести: декомпозицию целостной программы и плана осуществления действий; формирование моторных действий и их детализации; мысленное проигрывание моторных образов, изучение возможных вариантов разворачивания конкретных действий и выбор наилучшего из них.

Моторно-двигательный код состоит, по-видимому, из • правил образования и функционирования временных, пространственных и предметных моторных образов;

• правил параллельного взаимодействия нескольких двигательных систем;

• правил ориентации и перемещения тела в пространстве;

• словаря операторов, связывающих временные, пространственные и предметные моторные образы с различными уровнями и механизмами языка действий в синтактическом; семантическом и прагматическом планах;

• словаря операторов, связывающих временные, пространственные и предметные моторные образы с различными уровнями и механизмами интеллекта в синтактическом; семантическом и прагматическом планах.

Семантика пронизывает все уровни языка действий и моторнодвигательного кода. В процессе обучения она носит осознаваемый характер;

при трансформации усвоенной программы двигательных команд и технологии порождения конкретных действий начинает функционировать на бессознательном уровне и приобретать скорее вероятностный, нежели детерминированный характер. Напомню, что в процессе своего развития компоненты сложного образования “интеллект – язык действий – моторно-двигательный код” постепенно сращиваются друг с другом и превращаются в единый ФО. В нем мотивационный, перцептивный и ситуационный уровни интеллекта удивительно тесно взаимосвязаны с механизмами языка действий и моторно-двигательного кода (см. рис. 2.2.4).

Рассмотрение модели порождения конкретного действия говорит, на мой взгляд, о ее полезности в интерпретации процессов принятия и реализации решений, с которыми постоянно сталкивается менеджер в его повседневной работе.

В свете вышесказанного представляет интерес рассмотреть некоторые особенности функционирования данного ФО. Н.Д. Гордеевой и В.П. Зинченко были выявлены две формы чувствительности порождаемого движения (действия): к сложившейся ситуации и к возможностям его (действия) порождения [28, с. 160-165]. Позднее было установлено, что обе формы чувствительности чередуются несколько раз в секунду с интервалом в 125-250 мс.

Вслед за В.П. Зинченко я полагаю, что это явление полифункционально, поскольку свидетельствует о – наличии обратных связей при порождении конкретного действия;

– движении в направлении достижения “потребного будущего”;

– видоизменениях в текущей ситуации;

– пересмотре использования имеющихся ресурсов;

– появлении новых возможностей решения двигательной задачи [29, с.

135].

Анализ модели порождения конкретного действия позволяет сформулировать ряд весьма полезных для деятельности менеджера положений:

1. Процесс порождения действий отличается доминированием программ взаимодействия свойств и особенностей социального человека, духовной сферы и интеллекта в целом и программ контроля в частности по отношению к программам языка действий и моторно-двигательного кода.

2. Данный процесс предопределен на планирование, формирование и прогнозирование поведения как самого конкретного субъекта, так и людей, с кем он общается.

Рис. 2.2.4. Модель порождения конкретного действия 1. Вход сообщения.

2.Система программ обработки поступившей информации.

3. Система программ взаимодействия духовной сферы и интеллекта1.

4. Система программ языка действий.

5. Система программ моторно-двигательного кода.

6. Система программ выявления смысла сообщения, намерения и т. д.

7. Система программ контроля.

8. Система программ построения образа конкретной предметной ситуации.

9. Система программ выдачи задания на построение образа действия.

10. Блок взаимосвязанных динамичных моделей предметных ситуаций.

11. Блок связи с системой мотивации, эмоционально-волевой сферой, с телом как внешней формы социальной личности и телом как структурированным субстратом.

12. Блок связи с языком действий и моторно-двигательным кодом.

13. Блок прогнозирования развития ситуации.

14. Механизм построения и актуализации обобщенного образа конкретного действия.

15. Механизм построения программ, плана и результата конкретного действия 16. Механизм выдачи задания моторно-двигательному коду.

17. Блок методов, способов, приемов схем и тактик предметных действий.

18. Блок словарей двигательных команд.

19. Блок синтагматических моделей двигательных команд.

20. Блок грамматики двигательных команд и карты-пути возможных действий.

21. Интеллектуальный механизм декомпозиции целостных программ и плана осуществления действий.

22. Система программ по формированию моторных действий с последующей их детализацией.

23. Система программ мысленного проигрывания моторных действий 24. Система программ отбора оптимальных вариантов действия 25. Блок образования и функционирования разнообразных моторных образов.

26. Блок грамматики параллельного взаимодействия нескольких двигательных систем.

27. Блок грамматики перемещения тела в пространстве.

28. Блок словарей операторов, связывающих моторные образы с механизмами интеллекта и языка действий 29. Система программ принятия решения об актуализации действия.

30. Система программ и механизмов реализации действия.

31. Предметная ситуация.

3. Наличие в человеке шести степеней свободы содействует эффективному осуществлению данного процесса.

4. В реализации данного процесса принимают активное участие системы В данную систему входят также программы, задаваемые свойствами и особенностями социального человека, обусловленными потенциалом родового человека.

всех трех составляющих родового человека: символической, биологической и физической. Эффективность и целостность функционирования разнородных систем достигается благодаря проявлению – диады «единство, целостность и интеграция –– автономность, дифференциация и специализация», провоцирующей включение в деятельность всех систем индивида;

– принципов наименьшего усилия и избыточного обеспечения, обеспечивающих эффективность деятельности при наименьших затратах;.

– принципа единства в многообразии, содействующего решению многообразных задач благодаря ноуменально-феноменальной природе Homo.

Изучение данной модели наводит на мысль, что система функциональных органов, сформированная социальным человеком, представляет собой систему планирования, формирования и прогнозирования поведения, принятия и реализации решений. Нетрудно прийти к выводу, что социальному человеку априорно задана система программ, языков и кодов, предопределяющих формирование конкретной программы такого рода.

Из этого следует правомерность и полезность введения в научный оборот понятия «система планирования, формирования, прогнозирования поведения, принятия и реализации решений», которое отображает существование в родовом человеке и символической личности сверхсложного ноуменального символического образования, на основе которого происходит формирование соответствующей конкретной феноменальной системы в социальном человеке и социальной личности.

При этом становится очевидным, что становление и развитие ноуменальной системы планирования, формирования, прогнозирования поведения, принятия и реализации решений предопределяют 1) свойства и особенности РЧ;

2) позитивная или негативная духовная сфера;

3) менталитет как внешняя форма СЛ;

4) тело как внешняя форма последней, представленная в виде динамичной информационно-энергетической системы диагностирования состояний Homo;

5) тело как структурированный субстрат.

Вернемся к модели порождения действий социальным человеком. Направленность поведения, принятия и реализации решений задают первые две указанные выше системы. На интеллект падает обязанность осуществления направленного поведения, принятия и реализации решений и управления ими.

Самое удивительное заключается, на мой взгляд, в том, что взаимодействие всех компонентов данной системы, в которую входят все образующие социальной личности, а также язык действий и моторно-двигательный код, осуществляется на бессознательном уровне. В связи с этим я полагаю, что не только действие, но и сама рассматриваемая система является чувствительной, рефлексивной и проактивной.

Очевидно, что данное явление не проявило бы себя, если бы системы родового человека и символической личности не были бы в высшей степени самоорганизованы. Здесь отмечу исключительно важную роль механизма контроля в деятельности рассматриваемой системы, поскольку им осуществляется контроль и коррекция различного рода операций от двигательной задачи и принятия решения на уровне интеллекта до запуска исполнительной системы на уровне моторного кода. Механизм контроля, представляющий собой сложную систему слежения за протеканием процессов, может в любой момент изменить ход подготовки и реализации действия, вплоть до отмены принятого решения или внесения в него коррекции (более подробно см. [28, с. 182-189]).

Обратимся вновь к триаде “интеллект – язык действий – моторнодвигательный код” как динамичной интегративной информационной системы порождения конкретных действий. Она представляет собой совокупность взаимодействующих между собой сложных структур, объединенных в целое выполнением некоторой общей функции, которую не может выполнить ни один из ее компонентов. На мой взгляд, изучение живого действия в данном контексте может принести неожиданные плоды. Я полагаю, что развиваемые мной представления о ФО будут способствовать переосмыслению профессиональной подготовки студентов вузов России к будущей деятельности, в том числе и менеджеров.

Думается, что семиотическая концепция системы планирования, формирования, прогнозирования поведения, принятия и реализации решений может быть использована для раскрытия поведения не только того или иного сотрудника организации, включая принятие и реализацию решения, но и самой организации.

Прежде всего, отмечу, что задача руководства организации заключается в формировании саморазвивающегося сплоченного коллектива, управление которым будет заключаться в формулировании новых целей и задач и в стимулировании самоорганизации.

Рассмотрим этот вопрос подробнее.

2.2.4. Система формирования и прогнозирования поведения КЧ, принятия и реализации им решений и организационное поведение Выше было показано, что по своей сути данная система символической личности в виде программ, языков и кодов является задает формирование взаимосвязанных совокупностей функциональных органов как духовно ориентированных интеллектуально-информационно-энергетических образований в КЧ, нацеленных на – формирование поведения социального человека;

– реализацию принимаемых им решений;

– познание внутреннего и внешнего миров;

– активные действия, живое созерцание и общение.

Достижение указанных выше целей содействуют системы всех трех составляющих родового человека: символической, биологической и физической и программы взаимодействия свойств и особенностей РЧ, духовной сферы, менталитета и телесной сферы СЛ.

В результате в КЧ возникает суперсистема, состоящая из трех систем:

духовной, задающей направленность функционирования внутренней и внешней форм социального человека;

ментальной (интеллект – язык действий – моторно-двигательный код);

материальной (структурированный субстрат, целостно объединяющий соматику и независимые субстанции для решения моторно-двигательных задач).

Рассматриваемая система осуществляет трансформацию индивида в социального человека, гармонично развитого в нравственном, ментальном и телесном планах. Здесь уместно сказать, что наличие в РЧ известных шести степеней свободы содействует данному процессу.

На эффективность функционирования данной системы также воздействуют:

– диада «единство, целостность и интеграция –– автономность, дифференциация и специализация»;

– принципы наименьшего усилия и избыточного обеспечения;

– принцип единства в многообразии.

Глубокая потребность в активной адаптации к окружающей среде и в выживании при возникновении экстремальных ситуаций привела к возникновению таких свойств рассматриваемой системы СЛ, как:

способность к ожиданию, предвосхищению, предвидению, прогнозированию процессов во внутреннем мире субъекта и во внешней среде;

способность к оценке возникающих ситуаций;

склонность к активному взаимодействию в виде диалога и полилога с системами и подсистемами внутреннего мира и представителями внешней среды;

рефлексивность как способность быть «наблюдателем», «исследователем», «контролером» по отношению к своему поведению (телу, действиям, мыслям) и по отношению к поведению других людей;

эмпатия как способность человека к восприятию и пониманию чувств и эмоций другого индивида и участию в скрытом процессе передачи чувств и эмоций друг другу;

способность к управлению процессами, происходящими во внутреннем мире субъекта и во внешней среде.

Анализ этих свойств говорит о том, что они приложимы не только к оценке поведения и деятельности менеджера и сотрудника фирмы, но и к оценке поведения и деятельности самой деловой организации, а также ее управляющей системы.

Подчеркну особую значимость языка действий в формировании данной системы социальным человеком, программы которого провоцируют активное, спонтанное, произвольное, свободное, т.е. независимое от внешних целей порождение действий. Для данного языка характерны ощущаемость, чувственность и управляемость.

Очевидно, что овладение такой методологией будет содействовать менеджеру деловой организации профессионально решать стоящие перед ним задачи.

2.2.5. Креативные и поведенческие характеристики менталитета символической личности и интеллекта социальной личности 2.2.5.1. Вступление В 1.1.3. и 1.2.2. была показана правомерность различения понятий «родовой человек, «символическая личность» и «социальный человек». Это вывело меня на разведение мостов между понятием «менталитет», относящимся к СЛ, и понятием «духовно ориентированный интеллект», присущему социальной личности» Было установлено, что в процессе онтогенеза познанный потенциал РЧ полезно использовать как ресурс для трансформации индивида в социального человека. То же можно сказать и о символической личности, познанный потенциал которой становится ресурсом для трансформации индивидуальности в социальную личность1. Становится, очевидным, что потенциал новой методологии научных исследований и полученные результаты могут быть продуктивно использованы организационным поведением как междисциплинарной специализацией.

Обратимся к рассмотрению креативных и поведенческих характеристик символической и социальной личности с позиции синтетического подхода.

2.2.5.2. Свойства менталитета символической личности и интеллекта социальной личности Начну с раскрытия свойств и функций менталитета СЛ (см. [1, глава 3];

табл. 2.1.2).

Внутренние детерминанты менталитета Внешние детерминанты менталитета активная адаптация к изменениям в симво- открытость и активная адаптация к изменелической личности и менталитете ниям, идущим от человеческого рода и происходящим в социуме, природе и космосе;

поисковая активность в выборе оптималь- поисковая активность в выборе оптимальных путей решения проблем и задач, вы- ных путей решения проблем и задач, выдвинутых внутренними детерминантами двинутых внутренними детерминантами символической личности и менталитета символической личности и менталитета творческое отношение к миру, проявление эмерджентность и гибкость мышления и своего потенциала через переживаемое воображения динамичное существование целенаправленность склонность к опосредованию общего с единичным, индивидуальным, особенным свобода воли и свобода выбора склонность к раз-ображению чувство юмора, позволяющее по-новому склонность к оживлению созданного силой посмотреть на человека, общество, приро- мышления конструкта благодаря ду, космос, текущие события и др. потенциалу воображения самоконтроль и стремление к склонность к познанию реального мира и целостность, структурность, устойчивость склонность в явлении видеть сущность, соединять мир видимый с миром невидимым Анализ свойств менталитета говорит о том, что выявленные характеристики являются креативными, они служат как для познания и развития внутреннего мира субъекта, так и познания внешнего мира и активной адаптации к нему. Их правомерно рассматривать как сущности различных уровней менталитета, которые должны проявиться при формировании интеллекта конкретной См. Узилевский, Г.Я. Послесловие. Проблемы управления процессами направляемого воспитания, обучения и социализации в институтах образования // Человек и образование в XXI веке: метафизические и феноменологические аспекты. Орел, 2009. – С. 253-273.

социальной личности.

Изучение свойств менталитета свидетельствует о том, что он предназначен для реализации свойств и особенностей РЧ и нравственных архетипов свойств духовной сферы символической личности. Подчеркну, что они задают духовную направленность деятельности социальной личности. В том случае, если окружающая среда, в том числе и экономическая, не создает условий для проявления высших нравственных принципов и архетипов, их место занимают безнравственные архетипы. Отмечу, что представленные в табл. 2.2.3. функции вытекают из всей системы свойств менталитета.

Нацеленность на взаимодействие с Нацеленность на взаимодействие с Расщепление субъекта и объекта, “Вживание в образ”, синтез Склонность к схематизации, Интерес к индивидуальным Однозначность интерпретации текста Многозначность интерпретации текста Линейность, дискретность представле- Нелинейность, целостность представния информации ления информации, идентификация фигур, восприятие и оценка формы, расстояния, глубины, пространственных Создание образов по фиксированным “Углубление” в свойства целостного правилам, формальность получения объекта, поиск физического смысла, Нацеленность на поиск средств, Выяснение и выявление целей, Разворачиваемость в реальном време- Разворачиваемость в реальном ни, нацеленность в будущее времени, экскурсы в прошлое Удовлетворенность имеющейся Осознание недостаточности любой моделью, хорошее отношение к модели, стремление к выявлению придуманному, искусственному сущности изучаемого объекта, Поиск истины в диалоге с другими Инициация внутреннего диалога, Ответственность за целеполагание Ответственность за ценностноориентированное поведение Ответственность за положительные Ответственность за отрицательные Раскрытие состава, свойств и функций менталитета как внутренней формы символической личности еще не дает возможности говорить о сугубо специфических его характеристиках, обусловленных симметриями и асимметриями телесной сферы человека в целом и его мозга в частности. Перейдем к их рассмотрению.

2.1.5.3. Креативные характеристики рассудка и бессознательного Было установлено, что симметрии и асимметрии телесной сферы человека определяют структуру и состав когнитивных и языковых механизмов, механизмов памяти [28, c. 91-162], функции рассудка, бессознательного и сверхсознания [2, глава 3; 16, с. 63-71] (см. табл. 2.2.3. и 2.2.4).

Анализ таблицы 2.2.3. показывает, что характеристики сознания и бессознательного являются априорно заданными и могут потенциально проявиться у того или иного КЧ в зависимости от состояния доминантности левого и правого полушарий, ниже лежащих зон, а также состояния их кооперативности.

Многочисленные исследования показали, что к основным видам функциональных симметрий и асимметрий телесной сферы обычно относят:

моторные, характеризующие различие в выполнении действий и движений левыми и правыми частями тела человека;

сенсорно-перцептивные, включающие в себя – кожно-кинестетические асимметрии;

– зрительные асимметрии;

– слуховые асимметрии;

интеллектуальные, показывающие различия в решении тех или иных задач при доминировании или кооперативном взаимодействии полушарий мозга человека;

мнемические, характеризующие различия в запоминании, сохранении и передаче информации при работе разных полушарий;

эмоциональные, демонстрирующие различия в протекании эмоциональных процессов и состояний при доминировании того или иного полушария.

Исходя из этого утверждения, людей можно поделить на три категории:

1. Те, у кого доминирует левое полушарие, склонны к логическому типу мышления (однозначная стратегия обработки информации). И.П. Павлов метафорически именовал их "мыслителями".

2. Те, у кого ведущим является правое полушарие, склонны к интуитивному типу мышления (многозначная стратегия обработки информации). И.П.

Павлов называл их "художниками" [37].

3. Те, у кого оба полушария уравновешены и работают в тесной связи, склонны к кооперативному типу мышления, к созидательной деятельности. Мы именуем их «мастеровыми».

Многочисленные исследования показали, что к основным видам функциональных симметрий и асимметрий обычно относят:

моторные, характеризующие различие в выполнении действий и движений левыми и правыми частями тела человека;

сенсорно-перцептивные, включающие в себя – кожно-кинестетические асимметрии;

– зрительные асимметрии;

– слуховые асимметрии;

интеллектуальные, показывающие различия в решении тех или иных задач при доминировании или кооперативном взаимодействии полушарий мозга человека;

мнемические, характеризующие различия в запоминании, сохранении и передаче информации при работе разных полушарий;

эмоциональные, демонстрирующие различия в протекании эмоциональных процессов и состояний при доминировании того или иного полушария.

Рассмотрим интеллектуальные (познавательные) функциональные симметрии и асимметрии с позиции представленной ранее типологии людей. Ее анализ говорит о том, что человеку свойственны три стратегии обработки информации, обусловленные особенностями организации мозга:

• левополушарная, отвечающая за однозначную обработку информации (формально-логическую сторону мышления);

• правополушарная, отвечающая за многозначную (образную) обработку информации (системную и вероятностную сторону мышления) (см., например, [38])1.

• кооперативная, которой свойственны креативные характеристики левого и правого полушарий, представляющих сознание и бессознательное.

Остановимся более подробно на различии между двумя первыми стратегиями обработки информации человеком.

Отличительной особенностью левополушарной стратегии являются выявление и отбор из множества реальных и потенциальных связей природных, общественных, криминальных и других явлений только наиболее "сильных" и В связи с открытием полевых информационных образований левое и правое полушария можно интерпретировать как пространства, специально выделенные Природой для дифференцированного и специализированного взаимодействия с ней, Космосом и обществом.

внутренне непротиворечивых. В результате создается относительно простое описание того или иного явления, события, происшествия и др.

На противоположных принципах покоится правополушарная стратегия обработки информации, нацеленная на целостное и одновременное “схватывание” всех имеющихся связей в изучаемом объекте, явлении, событии. Для правополушарной стратегии свойственно выявление «слабых» связей, которые зачастую прокладывают пути в неведомое ранее. Это обеспечивает восприятие реальности во всей полноте ее многообразия и сложности. Разнообразные элементы той или иной реальной ситуации, отображенные в мозгу человека в виде образов, взаимодействуют друг с другом сразу во многих смысловых плоскостях. При этом некоторые выявленные таким образом связи могут быть даже взаимоисключающими с точки зрения формальной логики.

Остановимся кратко на не-знании, которое выступает в двух планах: как невежество и как ученое не-знание. Последнее управляется бессознательным.

Вслед за В.В. Налимовым можно утверждать, что ученое незнание важнее полученного знания, поскольку оно не только богаче нашего знания, но и весьма активно. Оно провоцирует и стимулирует нас к познанию, заставляет нас искать и удивляться Миру и нашему в нем бытию…. И в этом удивлении наша жизнь наполняется смыслом [39, c. 14]. Современному менеджеру должно быть свойственно развитие этой креативной характеристики бессознательного ввиду исключительно быстрого развития экономики и экономических отношений, оказывающих мощное воздействие на организационное поведение сотрудников экономических образований и на сами образования.

Эти две стратегии обработки информации зачастую вклиниваются и подавляют друг друга. Кооперативная стратегия выгодно отличается от них системностью использования их достоинств.

Отмечу, что в практически любой организации работают правши, левши и «мастеровые». Менеджерам, отвечающим за организационное поведение, необходимо знать их отличительные особенности. Представляется полезным кратко их охарактеризовать.

2.2.5.4. Характерные особенности правшей Для правшей характерны следующие умственные, мнемические и эмоциональные особенности:

склонность к абстрактному аналитическому мышлению, выявлению типичности явлений, их классификации, дедуктивности выводов;

способность делать выводы из своего опыта;

последовательность, рациональность и технологичность мышления, склонность к прослеживанию начала и конца процесса, его длительности;

конструктивная активность мышления, проявляющаяся в реализации полученных результатов и выводов;

склонность к дискретному представлению информации, формализации данных, их однозначному толкованию;

способность к хорошему счету;

хорошая память на учебный материал, выраженный на том или ином естественном языке;

обостренное восприятие речи, способность улавливать даже шепот;

осознанный контроль за своей деятельностью, контроль над значимыми ситуациями, склонность к управлению ими;

чувство ответственности;

хорошая самоорганизация поведения;

познавательные мотивы, направленные на более глубокое усвоение знаний;

доброжелательность, склонность к хорошему расположению духа;

склонность доводить задуманное до конца;

склонность к самооценке, к завышению мнения о себе;

способность к оценке поэзии и прозы;

способность к формализованному прогнозированию, нацеленность на будущее при разворачивании реального времени;

склонность к поиску истины в диалоге с людьми, способность к выявлению (оспариванию) аргументов той или иной идеи, концепции;

в большинстве своем они экстраверты (ими называют субъектов, которые склонны к общению с людьми, открыты в мышлении и поведении для внешних контактов);

они заряжены положительными эмоциями и устремлены в будущее (см. [25]).

Склонность к догматизму, шаблону, начетничеству, удовлетворенности достигнутым, имеющимися знаниями. Высока вероятность самокритики, причем осознанной, что может вызвать соматические заболевания. При плохом воспитании может стать агрессивным лидером при отсутствии любви к музыке, живописи, танцам, природе. Правши зачастую не замечают невербальные звуки (шумы), такие как ход часов, плеск воды, лай собак, смех и т. п. Их часто раздражает жесты и мимика партнеров по общению.

Им (точнее их сверхсознанию) необходимо развивать целостность восприятия природы, общества, людей, в особенности, способность к выявлению физического смысла явлений. Следует подчеркнуть необходимость формирования у них образного, визуального, целостного мышления, чему может содействовать наличие музыкальной, артистичной, художественной среды.

О правшах уместно добавить следующее. Они зачастую любят поговорить, выявлять скорее значение, чем смысл слов, поскольку им присуща доминантность левого (вербального) полушария. Часто берутся обо всем судить.

Хорошо воспринимают музыкальные ритмы. У них сильная вербальная память, зрительная память (особенно на лица) может быть недостаточно развита. Логическое мышление является доминантным. Правши имеют склонность быть лидером.

2.2.5.5. Характерные особенности левшей Для левшей в общем и целом характерны следующие особенности:

наглядно-образное мышление, которому свойственны конкретность, целостный охват явления, склонность к абдукции и индукции, выявлению нового, индивидуализации объекта (в противоположность правшам, которые склонны к категоризации);

большая интуиция, способность к установлению связи с Космосом;

склонность к воображению, мечтательности, созерцательности, медитации;

способность к выявлению физического смысла явлений;

прекрасная ориентировка в пространстве, склонность к математике, в особенности, тем ее направлениям, которые связаны с изучением пространственных и временных отношений; к компьютерной графике, различного рода искусствам, включая музыку, балет, живопись и пр., к архитектуре, криминалистике и т. д.;

склонность к симультанной (одновременной) работе с несколькими объектами;

склонность к развитию наблюдательности, выявлению слабых связей, работе с иррациональным;

любовь к природе и животным;

склонность к различным видам спорта;

яркие способности к запоминанию объектов, выраженных в форме рисунков, таблиц, схем и др.;

импульсивность в поведении;

недостаточная самоорганизованность;

низкий самоконтроль;

склонность к обидчивости;

неусидчивость, большая потребность в новых впечатлениях;

высокая любознательность;

склонность к лидерству;

прослеживается склонность не доводить задуманное до конца;

перемежающаяся склонность как к переоценке, так и недооценке результатов своей деятельности;

индивидуализм в творчестве;

склонность к актуализации знаний, идей, желаний, оперированию в реальном и прошлом времени (см. [25]).

Рассмотренное выше можно проинтерпретировать следующим образом.

Левша порой бывает мрачным, огорченным, эмоционально подавленным. Способен воспринимать мир целостно, сразу, всем существом. Легко ориентируется в пространстве. Обычно не имеет особого пристрастия к профессиональному изучению родного языка, но прекрасно усваивает произношение и интонацию при изучении иностранных языков. Его манят занятия графикой, живописью, музыкой. В музыке его стихия – мелодия. Ему подвластны язык движений, действий, в связи с чем проявляется большая склонность к спорту.

Левша любит природу: лес, речку, море; при чем быстро ориентируется в лесу. Задатки к развитию зрительной памяти, памяти запахов и т. п. Хорошо слышит такие невербальные звуки, как звон разбитого стекла, булькание воды, хлопание дверей, чихание и пр. У него могут доминировать как абдуктивный, так и индуктивный стили мышления. Действует в реальном времени, любит прошлое, большей частью интровертирован (интровертом будем называть субъекта, который характеризуется замкнутостью, созерцательностью, обращенностью на самого себя). Левши обладают склонностью быть лидером.

При этом они весьма реактивны на воздействия со стороны внешней среды. По сравнению с правшами для них характерен большой словарный запас, высокая общая информированность и эрудиция. Оказалось, что они обладают большими творческими способностями по сравнению с правшами, склонны к быстрому нахождению решений, прекрасно ориентируются в конкретных ситуациях.

В последние десятилетия имеет место накопление левшей среди лиц, связанных с промышленным производство м, среди артистов, математиков, художников, архитекторов и даже бухгалтеров, а также спортсменов отдельных видов спорта. За последние 50 лет удельный вес леворуких в населении европейских стран вырос в 3-4 раза. Этот факт справедливо связывается с повсеместным прекращением переучивания левшей, созданием специальных технических приспособлений, инструментов и средств деятельности, специально к ним адаптированных.

Недостатки.

В связи с тем, что правое полушарие отвечает за отрицательные эмоции, наказание, контроль над внутренними органами, при неблагоприятной внешней среде может сформироваться высокая агрессивность, злой характер и большая тревожность. Зачастую представители этой категории людей бывают настороженными и подозрительными. Этому могут способствовать наследственность, осложненные беременность и роды, ненадлежащее воспитание.

У левшей может проявляться уязвимость эмоциональной сферы от внешних и внутренних факторов, пониженная склонность к общению с людьми, индивидуализм в трудовой деятельности. Они плохо справляются с нормированной работой. В определенных ситуациях они могут входить в группы повышенного риска. Сверхсознанию левшей необходимо развивать способность к обобщению, абстрагированию, анализу и т. п., а также чувство будущего, стремиться к комплексному развитию различных задатков, сводить к минимуму возможность постоянного возникновения отрицательных эмоций.

2.2.5.6. Характерные особенности «мастеровых»

Для лиц, именуемых нами "мастеровыми", характерны следующие умственные, мнемические и эмоциональные особенности:

абстрактно-конкретное действенное мышление, склонность к анализу через синтез, абдукции и индукции, дизайну, разного рода моделированию и т.д.;

использование рациональной и иррациональной сторон мышления;

наблюдательность и целостное «схватывание» ситуации;

склонность к экспериментальной работе, чисто абстрактными науками обычно не занимаются;

склонны к созидательной работе, причем голова и руки выступают при этом как единый механизм;

для них характерен поиск нового и неудовлетворенность своей работой, что зачастую переходит в неуверенность;

богатая интуиция и связь с Космосом, обладают хорошим предчувствием предстоящих событий, хорошо ориентируются в прошлом, настоящем и будущем;

их отличает большая реактивность, чувствительность к несправедливости;

им присущ излишний самоконтроль, самоедство, большая эмоциональность;

они склонны к индивидуальной деятельности, но могут быть толковыми, умными, грамотными, понимающими людей руководителями;

большей частью они ведут себя как кошки, которые гуляют сами по себе";

для них характерна склонность к различным видам спорта;

им присуща любовь к природе, к различным видам искусств, включая музыку, живопись и пр.

скромны, не выделяются; любят заниматься тем, что приносит удовольствие;

они скорее интраверты, чем экстраверты;

дружелюбны, готовы помогать людям, но не любят критики, обидчивы;

для них характерна прекрасная обработка словесной и образной информации, перевод одной в другую;

им свойственны хорошие способности к запоминанию объектов, представленных как в словесной форме, так и в форме рисунков, таблиц, схем (см.

[6]).

Они не воспринимают надлежащим образом абстрактные дисциплины через формулы, формальное или словесное изложение. Лучше всего удается понимание абстрактного через образность, абдукцию, индукцию, деятельность.

Представители этой категории могут быть учеными-экспериментаторами и актерами, дизайнерами и криминалистами, педагогами и поэтами, архитекторами и прекрасными мастеровыми, которыми когда-то славилась Россия, и т. д.

Но они требуют к себе иного подхода, чем "мыслители" и “художники", а также и иного обучения и воспитания. В связи с тем, что они зачастую очень придирчивы к себе, их могут сопровождать многие заболевания на почве функционального расстройства нервной системы, такие как язва желудка, заболевание поджелудочной железы, почек, сердца, повышенное давление. Задача сверхсознания «мастеровых» состоит в сведении к минимуму самокритики, излишнего самоконтроля и в поднятии уверенности в себе. В этом случае они, оставаясь самими собой, могут развить в себе лучшие умственные, мнемические и эмоциональные качества правшей и левшей.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 


Похожие работы:

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет международных отношений Н. В. Федоров Идеи адмирала А. Т. Мэхэна и военно-морская политика великих держав в конце XIX – начале XX века САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2010 ББК 66.4+63.3+68.54(7Сое) Ф33 Рецензенты: д-р ист. наук, проф. И.Н.Новикова (СПбГУ); канд. воен. наук, проф. В.Н.Петросян (ВУНЦ ВМФ Военно-морская академия) Печатаетсяпорешению Редакционно-издательскогосовета факультетамеждународныхотношений...»

«Р.В. Кравченко АГРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПОЛУЧЕНИЯ СТАБИЛЬНЫХ УРОЖАЕВ ЗЕРНА КУКУРУЗЫ В УСЛОВИЯХ СТЕПНОЙ ЗОНЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ Монография Ставрополь - 2010 УДК 633.15:631.559:63:57 (470.6) ББК 42.112 К 772 Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук Е.Г. Добруцкая; доктор биологических наук, профессор С.М. Надежкин Кравченко Р.В. К 772 Агробиологическое обоснование получения стабильных урожаев зерна кукурузы в условиях степной зоны Центрального Предкавказья : монография / Р.В....»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) Л.И. Рыженко МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ ПОСЕЛЕНИЙ Монография Омск СибАДИ 2010 0 УДК 352:71 ББК 65.05.:38.9 Р 94 Рецензенты: д-р экон. наук., проф. Ю.П. Дусь (ОмГУ им. Ф.М. Достоевского); д-р филос. наук, проф. В.И. Разумов (ОмГУ им. Ф.М. Достоевского) Работа одобрена редакционно-издательским советом СибАДИ. Рыженко Л.И. Р 94 Методы управления развитием поселений: монография. – Омск:...»

«Н.В. МОЛОТКОВА, В.А. ГРИДНЕВ, А.Н. ГРУЗДЕВ ПРОЕКТИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ИНЖЕНЕРА СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ Тамбов Издательство ГОУ ВПО ТГТУ 2010 УДК 378.1 ББК Ч481.054 М758 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор, ГОУ ВПО ТГТУ В.Ф. Калинин Кандидат педагогических наук, доцент ГОУ ВПО ТГУ им. Г.Р. Державина А.В. Сычев М758 Проектирование системы формирования профессиональной культуры инженера средствами физического воспитания : монография / Н.В....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ЮжНыЙ ФЕДЕРАЛЬНыЙ уНИВЕРСИТЕТ Факультет психологии И. П. Шкуратова СамоПредъявленИе лИчноСтИ в общенИИ Ростов-на-Дону Издательство Южного федерального университета 2009 уДК 316.6 ББК 88.53 Ш 66 Печатается по решению редакционно-издательского совета Южного федерального университета рецензент: доктор психологических наук, профессор Джанерьян С.Т...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ КИЕВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Л.Ф. МАРАХОВСКИЙ, Н.Л. МИХНО ОСНОВЫ ТЕОРИИ АВТОМАТОВ И СИНТЕЗА РЕКОНФИГУРИРУЕМЫХ КОМПЬЮТЕРНЫХ СИСТЕМ Киев КНЭУ 2010 УДК 519.95: 004.274 ББК 32.973 Автор: Л.Ф. Мараховский, Н. Л. Михно Рецензенты: А. П. Будя, кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедры математики та информационных технологий, Киевского университету туризму, экономики и права. А. И. Безверхий, доктор физ.-мат. наук, наук, профессор,...»

«Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования А.В. Кашепов, С.С. Сулакшин, А.С. Малчинов Рынок труда: проблемы и решения Москва Научный эксперт 2008 УДК 331.5(470+571) ББК 65.240(2Рос) К 31 Кашепов А.В., Сулакшин С.С., Малчинов А.С. К 31 Рынок труда: проблемы и решения. Монография. — М.: Научный эксперт, 2008. — 232 с. ISBN 978-5-91290-023-5 В монографии представлены результаты исследования по актуальным проблемам рынка труда в Российской Федерации. Оценена...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ИНСТИТУТ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ Лаборатория психологии профессионального образования ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ГОТОВНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ К ТРЕБОВАНИЯМ РЫНКА ТРУДА Коллективная монография Казань Издательство Данис ИПП ПО РАО 2012 УДК 159.9:316.6 Рекомендовано в печать ББК 88.5 Ученым советом ИПП ПО РАО П П 86 Психологические условия формирования готовности студенческой...»

«Ю.В. Немтинова, Б.И. Герасимов КАЧЕСТВО ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРОИЗВОДСТВ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2007 УДК 330.322.011:061.5 ББК У9(2)301-56 Н506 Р е ц е н з е н т ы: Доктор экономических наук, профессор ТГУ им. Г.Р. Державина Ю.А. Кармышев Доктор технических наук, профессор Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова И.И. Попов Немтинова, Ю.В. Н506 Качество инвестиционных проектов промышленных производств : монография / Ю.В. Немтинова, Б.И. Герасимов ; под...»

«ЦЕНТР ПРОБЛЕМНОГО АНАЛИЗА И ГОСУДАРСТВЕННОУПРАВЛЕНЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ В.И. Якунин, В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин ИДЕОЛОГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования В.И. Якунин, В.Э. Багдасарян, C.C. Сулакшин Идеология экономической политики: проблема российского выбора Москва Научный эксперт 2008 УДК 330.8:338.22(470+571) ББК 65.02:65.9(2 Рос)-1 Я 49 Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин C.C. Идеология экономической политики: проблема...»

«А. Н. Кондратьев Нейротравма для дежурного анестезиолога-реаниматолога Санкт-Петербург 2008 УДК ББК ISBN Кондратьев А.Н. “Нейротравма для дежурного анестезиолога-реаниматолога СПб зд-во “Синтез-бук 2008 с Монография предназначена для врачей анестезиологов-реаниматологов нейрохирургов неврологов и других специалистов занимающихся оказанием помощи пострадавшим с травмой ЦНС Материал изложен таким образом что наряду с достаточно чёткими рекомендациями по конкретным ситуациям приводятся основные...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУКСИБИРСКОЕ  ОТДЕЛЕНИЕ  Институт археологии и этнографии А.П. ДЕРЕВЯНКО, С.В. МАРКИН, С.А.ВАСИЛЬЕВ ПАЛЕОЛИТОВЕДЕНИЕ: ВВЕДЕНИЕ И ОСНОВЫ ВО НАУКА НОВОСИБИРСК 1994 Рецензенты доктор исторических наук Ю.11.  Холюшкин кандидат  исторических наук В.И. Соболев Утверждено к печати Институтом  археологии и этнографии РАН Деревянко А.П., Маркин С.В., Васильев С.А. Д36         Палеолитоведение: Введение и основы. — Новосибирск: ВО Нау­...»

«1 Федеральное агентство по образованию НИУ БелГУ О.М. Кузьминов, Л.А. Пшеничных, Л.А. Крупенькина ФОРМИРОВАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ Белгород 2012 2 ББК 74.584 + 53.0 УДК 378:616 К 89 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор Афанасьев Ю.И. доктор медицинских наук, профессор Колесников С.А. Кузьминов О.М., Пшеничных Л.А., Крупенькина Л.А.Формирование клинического мышления и современные информационные технологии в образовании:...»

«Ju.I. Podoprigora Deutsche in PawloDarer Priirtysch Almaty • 2010 УДК 94(574) ББК 63.3 П 44 Gutachter: G.W. Kan, Dr. der Geschichtswissenschaften S.K. Achmetowa, Dr. der Geschichtswissenschaften Redaktion: T.B. Smirnowa, Dr. der Geschichtswissenschaften N.A. Tomilow, Dr. der Geschichtswissenschaften Auf dem Titelblatt ist das Familienfoto des Pawlodarer Unternehmers I. Tissen, Anfang des XX. Jahrhunderts Ju.I. Podoprigora П 44 Deutsche in Pawlodarer Priirtysch. – Almaty, 2010 – 160 с. ISBN...»

«Н. Г. Валенурова О. А. Матвейчев Современный человек: в поисках смысла 2 Современный человек: в поисках смысла ББК Ю 616.1 В 152 Авторы: Н. Г. Валенурова, кандидат психологических наук; О. А. Матвейчев, кандидат философских наук Научный редактор – В. Б. Куликов, доктор философских наук, профессор Валенурова Н. Г., Матвейчев О. А. В 152 Современный человек: в поисках смысла. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004. – 260 с. ISBN 5-7525-1253-0 Психологи из разных стран мира чрезвычайно много...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменский государственный нефтегазовый университет _ В.И.Бакштановский М.В.Богданова В.В.Новоселов РЕФЛЕКСИРУЮЩИЙ УНИВЕРСИТЕТ Рабочая книга ректорского семинара Тюмень 2013 2 УДК 177 ББК 87.75 Б 199 Рецензенты: кафедра этики МГУ, доктор философских наук, профессор Г.Л. Тульчинский доктор технических наук, профессор. И.М. Ковенский Б 199...»

«Т.А. Трифонова Л.А. Ширкин ОЦЕНКА И СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РИСКОВ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ (на примере г. Владимир) Владимир 2010 1 Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Т.А. ТРИФОНОВА, Л.А. ШИРКИН Оценка и сравнительный анализ рисков для здоровья населения (на примере г. Владимир) Владимир 2010 2 УДК 614 ББК 51.1(2)0 Рецензенты: Директор учебно-научного медицинского центра ГОУ...»

«Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/neravenstvo.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО НЕРАВЕНСТВО ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП: ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ МОСКВА 2002 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ ИНСТИТУТ И АНТРОПОЛОГИИ СОЦИОЛОГИИ Международный научно исследовательский проект Социальное неравенство этнических групп и проблемы...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Томский государственный архитектурно-строительный университет В.В. ЧЕШЕВ ВВЕДЕНИЕ В КУЛЬТУРНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНУЮ АНТРОПОЛОГИЮ Томск Издательство ТГАСУ 2010 УДК 141.333:572.026 Ч 57 Чешев, В.В. Введение в культурно-деятельностную антропологию [Текст] : монография / В.В. Чешев. – Томск: Изд-во Том. гос. архит.-строит. ун-та, 2010. – 230 с. ISBN 978-5-93057-356-5 В книге сделана попытка экстраполировать эволюционные...»

«Высшее учебное заведение Укоопсоюза Полтавский университет экономики и торговли (ПУЭТ) ПОЛИМЕРНЫЕ ОПТИЧЕСКИЕ ВОЛОКНА МОНОГРАФИЯ ПОЛТАВА ПУЭТ 2012 УДК 678.7 ББК 35.71 П50 Рекомендовано к изданию, размещению в электронной библиотеке и использованию в учебном процессе ученым советом ВУЗ Укоопсоюза Полтавский университет экономики и торговли, протокол № 5 от 16 мая 2012 г. Авторы: Т. В. Сахно, Г. М. Кожушко, А. О. Семенов, Ю. Е. Сахно, С. В. Пустовит Рецензенты: В. В. Соловьев, д.х.н., профессор,...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.