WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Фред Шреер Трансформирование разведывательных служб: как сделать их более сильными, динамичными, результативными и эффективными Киев-Женева 2011 2 УДК 355.40:356.251 ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Постоянно искать новое Инновация – это процесс, при котором идея или изобретение переводятся в товар или услугу, за которые люди будут платить. Чтобы стать инновацией, идея должна быть экономически оправданной и отвечать определенным потребностям. Инновация предусматривает осознанное применение информации, воображения и инициативы для получения большей или какой-либо новой экономической отдачи от имеющихся ресурсов. Она охватывает все процессы, при которых новые идеи вырабатываются и превращаются в полезные продукты. В бизнесе инновации часто становятся результатом применения научной или ожиданиями потребителя и характеристиками продукции. В социальном контексте инновации также важны при разработке новых методов сотрудничества, таких как создание альянсов, совместных предприятий, плавающего рабочего графика. Кроме того, инновации способствуют увеличению покупательской способности, чему примером может служить процесс покупки в рассрочку.

Инновации могут быть эволюционными или революционными. Первые вызваны многочисленными постепенно нарастающими прорывами в технологиях или процессах и бывают двух типов: постоянные эволюционные инновации возникают в результате изменения характеристик продукта вместо появления нового продукта и не требуют никакого обучения пользователей или изменений в жизни потребителей. Динамические постоянные эволюционные инновации требуют некоторого обучения пользователей, но они не нарушают быт потребителей. В отличие от них, революционные инновации – также называемые прерывистыми инновациями – требуют большего обучения пользователей, часто изменяют их быт и даже могут потребовать новых моделей поведения. Инновации синонимичны рискованным действиям, и фирмы, которые представляют революционные продукты или технологии, идут на большой риск, так как им нужно создать новые рынки. Менее рискованной является инновационная стратегия имитатора, который начинает выпуск нового продукта – как правило, созданного революционным инноватором – в условиях растущего спроса.

Затем имитатор идет дальше, чтобы лучше удовлетворить этот спрос при помощи более эффективного подхода. Несмотря на то, что многие инновации возникли из изобретений, существуют возможности осуществлять нововведения без изобретательства и изобретать без нововведений.

В частном секторе были разработаны стратегии создания организаций, способных на постоянные инновации – главная цель компании, создающей знания. Компании, которые хотят оставаться успешными, и в следующем десятилетии должны соответствовать глобальным и постоянно изменяющимся рынкам. Следовательно, они должны разработать более целостный подход к управлению, чем компании индустриальной эпохи. Их всех объединяет процесс, который может быть задан изначально, производства знания и определение его стоимости, что составляет суть инноваций. Разработка продукции в нестабильном окружении и секторах, таких как высокие технологии, представляет собой последовательный процесс, в котором наградой являются познание и возможность быстрого предшествующий процессы разработки. Метод пробовать и учиться, основанный на серии небольших постепенных шагов, лежит в основе постоянных инноваций. Действенность свидетельствует о новаторстве метода, поддерживаемого продуктивным управлением. Метод пробовать и учиться нацелен на процесс, а не на результат, как и все действия, предполагающие постоянное совершенствование. Этот метод может применяться в четырех случаях: представление первых версий продукта на определенных рынках, создание прототипов, тестирование в реальных условиях и разработка в открытых центрах. Процесс успешного «вытачивания» нужного продукта путем серии повторяющихся шагов, которые приближают компанию к коммерчески успешному продукту, согласуется с процессом постоянного улучшения. Метод пробовать и учиться способствует процессу организационного обновления и согласуется с конечной целью постоянных инноваций. К тому же, он ассоциируется с быстрым обучением и ускорением процесса разработки продукта – основными требованиями фирм, работающих в режиме интернет-времени.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ СЛУЖБ В

ПОСТОЯННО ОБУЧАЮЩИЕСЯ ОРГАНИЗАЦИИ

Основное необходимое условие постоянной трансформации разведывательных служб предполагает процесс их превращения в постоянно обучающуюся организацию, которая особое внимание уделяет поиску и применению знания во всех сферах. Еще более важным, чем обеспечение постоянного процесса качественной трансформации, является одновременное изменение культуры. Изменение культуры лучше всего объясняется на примере концепции обучающейся организации: организация, производящая, приобретающая, интерпретирующая, передающая и сохраняющая знания, должна также целенаправленно изменять свое поведение, чтобы соответствовать новым знаниям и видению на высоком уровне. Разведывательному сообществу необходимо трансформироваться в сообщество, которое динамично заново создает себя, постоянно обучаясь и приспосабливаясь к изменениям в секторе национальной безопасности. Для этого нужно понять принципы исключительно богатой и глубокой теории сложности, которые включают самоорганизацию, обмен информацией, обратную связь, профессионализм и лидерство. Трансформация, прежде всего, предполагает интеллектуальную подготовку, требующую, чтобы лучшие умы занимались тем, чтобы привести разведывательные службы к новым более высоким показателям эффективности. Профессиональное образование является наилучшим способом изменения культуры.





Управление на каждом уровне сложной организации еще более часто апеллирует к самоорганизующимся системам, которые также противятся централизованному управлению и изменяют понимание индивидуальной ответственности. Инновации в сложной организации определяются возможностями регулярно производить новые и улучшенные процедуры и продукты, сочетая технологии и знания и добиваясь синергии. Только сообщество может предоставить доступ к необходимым областям широкого знания, и только самоорганизующиеся сообщества, которые работают преимущественно горизонтально, могут обеспечить тесное взаимодействие участников, что позволяет синтезировать новое знание.

Горизонтальное мышление в настоящее время применимо во всех областях – от бизнеса до образования, оборонного и разведывательного планирования. Вертикальное мышление всегда начинает с вопроса кто контролирует какую систему, тогда как горизонтальное мышление начинает с вопроса какой результат или эффект должен быть получен.

Ответа на этот вопрос уже нельзя добиться в жестких, иерархических структурах, существующих в разведывательных бюрократиях.

Динамические, самоорганизующиеся сообщества, не подгоняемые под организационные диаграммы, должны культивироваться и воспитываться, если ставится задача перестройки и постоянного обновления разведки.

Становление «обучающейся организации» – лидера знаний способными адаптироваться к переменам, необходимо решить две серьезные задачи. Первая предполагает создание культуры действительно любознательность и инновации на всех уровнях. Вторая задача требует от руководителей разведывательных служб умения применять новые знания и концепции, чтобы лидировать во все более сложном мире.

наилучшим образом использовать обмен информацией, необходимо лидерство знаний. Следовательно, руководители разведки всех уровней должны стать лидерами знаний. Для этого необходимы новые навыки, способствующие обмену знаниями и сотрудничеству внутри сообществ, рабочих групп, ячеек и команд. Никакой набор навыков недостаточен для достижения лидерства знаний. Наоборот, лидеры должны демонстрировать много различных качеств, если они хотят показать лучшее в себе и своих людях. Кроме видения, смелости, целостности, честности, упорства и энергичности – качеств, которые высоко ценятся, лидерство требует узнаваемого подхода и стиля.

Если говорить о сотрудничестве, авторитет лидера знаний определяется только его собственным поведением. Усиление обмена знаниями и сотрудничества не будут возможны, пока лидер не проявит себя в этой сфере. Если в ХХ столетии авторитет лидера базировался на положении «знание – сила», то в XXI веке, авторитет приходит к тому, кто делится своим знанием и, таким образом, повышает ценность своего персонала, т.е. положение лидерства теперь звучит так: «обмен знаниями – сила». Смелость воплотить это положение в жизнь принципиально важна для долгосрочного благополучия движимых знаниями ячеек, рабочих групп и организаций.

Описанная ситуация поднимает проблему доверия. Доверие к лидеру знаний не насаждается сверху вниз; оно должно формироваться снизу вверх.

Следовательно, лидер знаний должен быть лидером и с точки зрения подчиненных, и с точки зрения руководства. Сотрудникам разведки не только необходимо позволять больше действовать самостоятельно – у них должно быть как можно больше профессионального опыта. Опыт порождает доверие, необходимое для самостоятельных действий. Использование идей и мнений сотрудников ячеек и рабочих групп всех уровней необходимо для возникновения доверия.

сотрудничество, подчеркивая их ценность. Успешные совместные проекты должны быть отмечены и о них должно быть известно; обмен информацией должен мотивироваться и поощряться. Руководство не должно «красть»

хорошие идеи. Оригинальное мышление должно поощряться и, если необходимо, давняя организационная ортодоксальность должна быть открыта для пересмотра. Более того, в такой стремительно изменяющейся среде, в которой действует разведка, лидерам знания нужно понять, что сотрудничество является не только внутренним приемом. Существующие возможности для сотрудничества с множеством организаций, даже с соперниками, должны быть полностью использованы. Будущее разведывательной службы также определяется и ее способностью использовать совместное знание, как в местном, так и в глобальном масштабе.

Мягкие навыки (soft skills) признаются необходимыми для лидера XXI столетия и высоко ценятся в сообществе. Современный лидер должен уметь:

привлекать сотрудников всех уровней сообщества или рабочей группы;

сопереживать проблемам, с которыми они столкнулись;

понимать интересы и мотивацию сотрудников, воспитывать в них стремление к инновациям и исследованиям;

предлагать обратную связь и самому быть открытым для критики;

признавать усилия, идеи и вклад других;

создавать благоприятную рабочую обстановку и укреплять культуру взаимного уважения и доверия;

обеспечивать условия, при которых никто не продвигается за счет другого;

изменять поведение сотрудников, лично демонстрируя качества, желательные для остальных;

поощрять лидерство и инициативу на всех уровнях сообщества, осознавая, что таким образом поднимается и собственный авторитет лидера;

поддерживать дальнейшее обучение, личное и профессиональное развитие сотрудников; и защищать тех, чьи взгляды отличны. Так как разведка требует дисциплины, легко поддаться соблазну наказать несогласного, тогда как, защищая его, лидер поощряет инновационное мышление у остальных.

Кроме того, лидерам знания необходимо синтезировать все эти качества, чтобы соответствовать специфическим организационным потребностям и проблемам. Правильный подбор людей для конкретного проекта, предоставление возможности разным мотивациям объединиться в единую цель, культивирование идеи обмена между разными командами – необходимые навыки, которые позволяют лидеру знания синтезировать наилучшие идеи всех сообществ, рабочих групп или ячеек.

В то время как проблему лидерства традиционно рассматривают через призму власти и силы, лидерство знаний требует сдержанности и готовности к тому, что ваши идеи могут быть оспорены, улучшены или, если необходимо, отвергнуты. В движимой знаниями обстановке, лидеры не могут претендовать на то, что они знают все, и не могут претендовать на монополию на хорошие идеи. Становления лидера знаний начинается с осознания того, чему могут научить другие и чему следует еще научиться.

Стратегии знания Стратегии знания должны строиться на основе кратко-, средне- и долгосрочных целей разведки. Чтобы понять эти цели, лидеры знаний должны задаться несколькими вопросами:

Какие навыки потребуются сотрудникам, чтобы справиться с будущими вызовами?

Каков наш внутренний опыт? Как его можно улучшить?

Каков внешний опыт? Как мы можем его привлечь и организовать сотрудничество?

Кто те люди, которые нам нужны для совместной оценки рисков и возможностей?

Какую пользу будут иметь знания, приобретаемые нами для достижения текущих целей, в остальных направлениях нашей деятельности?

Тщательное рассмотрение этих и других вопросов должно позволить лидеру знаний провести программу культурных и организационных изменений, чтобы лучше подготовить разведывательную службу к будущим вызовам.

Лидер знания также должен быть в курсе того, что происходит в других сообществах и кругах в целом. Сбор информации и использование конкурентной разведки очень важны в деятельности разведслужб для более четкого понимания ими своих возможностей. Внимательное изучение конкурентов, их опыта поможет лидеру знаний избежать повторения ошибок, полученные знания обусловливают преимущество в соперничестве.

стратегические ценности – уважение, обмен знаниями, доверие, инновации организационных процессах.

индивидуальной инициативы, резко отличен от прошлого опыта. Высшее воплощением. Руководители и старшие аналитики, поднимаясь вверх, привыкли избегать рисков, которые могли бы сбить их с пути. Тенденции перекладывать риск на верхние эшелоны и ограничение индивидуальной инициативы, так как она может привести к ошибке, относятся к наиболее важным положениям, которые необходимо изменить, чтобы добиться успеха в борьбе с исключительными угрозами.

дисфункциональную природу традиционных барьеров, разделяющих организации и роли сотрудников. Теория сложности разработала много новых способов оценки деятельности организации и эффективности инноваций. Наиболее успешной политикой будущего будет та, которая стремится к адаптации и инновациям путем проб и ошибок.

Функции лидера в разведке в скором времени изменятся: от статуса командира, контролирующего ситуацию, лидер перейдет в статус учителя вознаграждение для руководителей, чтобы они изменились. Офицеры разведки должны чувствовать, что руководство поощряет в их работе обмен динамического обучающегося сообщества.

Цели могут быть дифференцированы на цели миссии и цели прогнозирование, внедрение и предотвращение угроз национальной безопасности, а также оказание помощи всем, кто разрабатывает и воплощает национальную политику безопасности, борется против войн, защищает народ, применяет законы для достижения целей политики национальной безопасности. Цели организации предполагают действия разведки, направленные на сохранение преимуществ над силами, которые угрожают безопасности страны.

национальные интересы в новой среде, где угрозы размыты и неизвестны, а конфликт неизбежен, но непредсказуем. Эта новая тенденция неизвестности трансформирования национальной безопасности и разведывательных служб.

Из-за того, что революции в технологиях и мировых взаимоотношениях пошатнули традиционные границы, стратегический, оперативный и тактический уровни объединились в единую, интегрированную вселенную, в которой событие на нижнем уровне дает длительный и сильный эффект на всех уровнях. И в этих условиях руководители разведки должны научиться справляться с неожиданностями, связанными с новыми рисками, опасностями и угрозами.

Управление разведкой способность трансформировать разведывательные службы и постоянно улучшать синхронный подход к разведывательному циклу через большую разведывательного процесса, чтобы непрерывно оказывать поддержку ЛПР, предоставляя точную, своевременную и имеющую практическую ценность информацию, соответствующую их запросам.

Достигнуть этого довольно сложно в силу ряд причин:

задачи, поставленные перед разведкой, стали более сложными, непостоянными и многочисленными, чем когда-либо ранее;

разведка должна работать более быстро на все возрастающее количество правительственных и других клиентов;

существенно возросли требования к участию разведки в обеспечении региональной и международной безопасности, а также международного, регионального и межправительственного сотрудничества;

расширение миссий, требований и круга заказчиков требует улучшения сотрудничества служб, наряду с непрерывным распространением своих наработок.

Эти проблемы являются фоном, определяющим семь дополнительных задач, стоящих перед разведывательными службами, для решения которых необходимо выработать четкое видение, стратегии и действенные решения, чтобы улучшить:

использования;

2) сбор разведывательной информации;

3) упреждение;

4) анализ;

5) использование достижений научного и технического прогресса, а также преобразования в информационных технологиях и способах использования информации;

6) информационный и разведывательный обмен и международное сотрудничество;

7) контрразведку.

Далее следует исследование этих аспектов и их роли в подготовке и организации работы разведывательных служб, нацеленной на лучшее обеспечение национальной и международной безопасности.

УЛУЧШЕНИЕ КООРДИНАЦИИ, РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕСУРСОВ И

ПРИОРИТЕТНОСТЬ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

Координация В целом, чем большее количество агентств входит в разведывательное координировании сбора данных, производства разведпродукции, сотрудничества и распространения информации между различными службами. Существует много причин, по которым следует улучшать координацию. Первая состоит в том, что для успешной разведывательной системы жизненно необходим четкий механизм эффективной расстановки приоритетов, что обеспечивает сосредоточение внимания разведки на вопросах, которые являются значимыми для исполнительных структур. Это дает сотрудникам, занимающихся сбором данных, точное представление о том, какую информацию от них ждут, и возможность определить ее недостаточность. Постоянный анализ успешности сбора информации о потенциально рискованные секретные операции по сбору информации проводились только тогда, когда это необходимо. Эффективная система правительственных кругов, а также изменить приоритеты, как того требует ситуация. Другая причина состоит в том, что центральный координационный орган может контролировать отсутствие/наличие совпадений в миссии и деятельности агентств, а также предупреждать возможное соперничество распространение. Центральный координирующий орган также может исполнять роль механизма по составлению отчетности и распределению ресурсов. Хорошая координация обеспечивает единую для сообщества стратегию и работу по выполнению запросов правительства. Процесс распространения всеобъемлющих оценок, обратная связь и постановка координирующий орган может стать основным разработчиком направлений сотрудничества и работы всего разведывательного сообщества. Кроме того, подконтрольны одному органу, что обеспечивает отсутствие дублирования и избыточности, а также заполнение всех лакун.

В США и некоторых других странах преимущество отдается соперничеству между разными разведывательными агентствами, что ограниченности. Как правило, такой подход «дает больше тепла, чем света».

Эффективность разведывательного анализа определяется точность отражения намерений и потенциала противника, а не фактом его преимуществ над анализом какого-либо другого агентства. Координация разведывательный эквивалент квадратуры круга и осуществляться таким образом, чтобы учитывать потребности всех заказчиков, продукция же разведки должна быть доступна для использования высшими ЛПР и теми, кто разрабатывает и воплощает национальную внешнюю и внутреннюю политику. Пока что не был найден эффективный метод достижения этой цели. Но, тем не менее, прогноз национальной разведки должен иметь межведомственное одобрение, содержать позиции, значимые для различных министерств, что предполагает широкое и далеко идущее сотрудничество.

Добиться такого результата позволит хорошая координация.

Постановка задач и определение приоритетов в распределении ресурсов Планирование и управление разведкой предусматривает управление всем процессом разведдеятельности – от определения потребности ЛПР в информации; определения необходимых данных, исходя из оценки угроз;

выбора приоритетности еще не решенных стратегических и политических вопросов; принятия решения относительно того, какие страны либо группы за рубежом и внутри страны требуют наблюдения со стороны разведки, и до доставки продукта разведки потребителю. Разведывательным службам необходима система, определяющая правила применения ресурсов разведки.

Эта необходимость возникла в связи с тем, что ресурсы разведки ограничены. Всегда существуют важные темы, на разработку которых разведывательные службы могли бы выделять больше денег и людей, несмотря на возможную небольшую отдачу, если бы поток ресурсов был неисчерпаемым – чего нет на самом деле. Реакция на возникающие проблемы и потребности, следовательно, предполагает не только направление сил на разработку определенной темы, но и отвлечение их от решения другой задачи. Отправной точкой в определении этих необходимостей является правительство.

Как правительственное подразделение разведка должна действовать в соответствии с политикой существующего правительства и преследовать цели, соответствующие этой политике. Так как правительственные указания являются основой и катализатором работы разведки, отношения между теми, кто собирает и оценивает информацию, и теми, кто использует ее, разрабатывая государственную политику, – между поставщиками и потребителями – очень важны. Необходимыми условиями эффективного взаимодействия в этом случае являются политическое руководство и директивы политиков. Политическое руководство разведывательными службами со стороны людей, на которых они работают, определяет контроля со стороны исполнительной власти над деятельностью разведывательных служб. Если разведывательная служба не получает директив, тогда возрастает вероятность того, что ресурсы будут направлены не туда и потрачены впустую. Разведывательные агентства должны знать, какую информацию собирать и когда она необходима. Они должны быть осведомлены о том, полезна ли их продукция и что необходимо усовершенствовать, чтобы лучше удовлетворять запросы политиков и ЛП.

Руководство должно осуществляться сверху. Следовательно, политикам в большей степени необходимо ценить услуги разведки и непосредственно участвовать в управлении потенциалом разведки.

Только когда высшие политики и ЛПР хорошо информированы, они могут осуществлять необходимое руководство разведкой и принимать взвешенные политические решения. Многочисленные примеры ярко демонстрируют, что те политические лидеры, у которых интерес и понимание разведки появились до вступления в должность, с неизбежными исключениями, руководят деятельностью разведки лучше тех, кто входи в курс дела непосредственно на работе или незадолго до вступления в должность. Для поставщика разведывательной информации идеальным заказчиком является тот, кто знает, что он не знает. К сожалению, это качество встречается редко. Понятно, что высокопоставленные лица не любят признавать, что они не знают чего-то из той области, за которую они отвечают. Те же, кто так поступает, имеют явное преимущество, если они готовы предпринять определенные шаги чтобы исправить положение – например, запросить анализ и информацию.

информированы. Мудрые правительства обращают внимание на указания разведки относительно возможных рисков, тогда как в частном секторе пользуются теми оценками рисков, которые есть на рынке и платят за эту информацию. Правительству необходимо полное, точное, своевременное и дающее основание для дальнейших действий знание. Решения, принятые на основе разведывательной информации, как правило, появляются вследствие кумулятивного эффекта последовательности докладов, а не вследствие отдельных отрывков информации. Производители разведывательной информации занимаются образованием своих заказчиков, демонстрируя им реальное положение дел. Образование дает знание, которое может повлиять на непредвидимые будущие решения. Фоновая информация может оказаться разведывательной информации должна дать политикам знание о сложности задач, с которыми они столкнулись. Иногда информация поставщиков разведывательной информации может быть недостаточной, неточной и даже иногда вводить в заблуждение. Но ЛПР, которые постоянно используют разведывательную информацию, лучше знакомы с развитием ситуации, чем те, кто обходится без этого. Использование развединформации, как правительственной статистики, при всех их недостатках, позволяет лидерам не делать голословных заключений.

Задача разведки – оптимизировать национальную мощь и влияние способствует эффективному использованию оборонных мощностей. В борьбе с исключительными угрозами – иногда может изменить способы ведения этой борьбы. В мирное время воздействие разведки больше ощутимо в дипломатической сфере, чем в определении внешней политики. И в военное, и в мирное время стойкий «эффект» разведки состоит в кумулятивном, относительно предсказуемом вкладе в эффективность и влиятельность/способность оказывать влияние. Интуитивная прозорливость или удача могут изменять все привычные модели.

разведывательных служб в последнее время, являются трудности в проведении стратегической разведки. Стратегическая разведка предполагает предвидение и предупреждение о событиях или направлениях в глобальном окружении, которые могут повлиять на благосостояние и безопасность государств, их народов и интересов. Стратегическая разведка базируется на ситуативном понимании потенциально связанных с безопасностью последствий, рисков и возможностей, долгосрочных и краткосрочных. Такое положение дел не затрагивает исключительно будущие события, оно скорее касается способности принимать лучшее решение в настоящем, опираясь на основанный на информации вывод о будущих последствиях различных действий и бездействия. Знание истории также помогает в проведении стратегической разведки. К вариациям стратегической разведки относятся такие аспекты, как оценка рисков, разведка рисков, снижение рисков катастроф, чистая оценка, предвидение и фьючерсы. Кратко говоря, стратегическая разведка – это разведка, которая необходима для разработки и воплощения стратегии. Стратегия рассматривается не как план, а как логика, движущая планом. Стратегия поддерживает движение нации к целям, предлагая способы согласования различных переменных и/или управления ими. Стратегическая разведка включает составление всесторонних обзоров, в контексте которых рассматриваются различные события и предлагаются фрагментарные краткие характеристики, поступившие из разных источников, что делает их значимыми для потребителя информации. При исследовании положения дел за рубежом стратегическая разведка должна предоставить исчерпывающую экспертную оценку. Без тщательной экспертной оценки, основанной на знании препятствий и возможностей, также как друзей и врагов за границей, стратегия представляется не более чем абстрактной теорией. Следовательно, чем лучше стратегическая разведка, тем лучше стратегия.

Одной из причин спада в деятельности стратегической разведки является то, что для современных потребителей разведки срочность предпочтительнее тактического мышления. Когда потребитель явно апеллирует к данным текущей и тактической разведки, касающихся исключительных угроз, стратегической разведкой пренебрегают. О чем бы ни спросил потребитель, аналитики стремятся ответить с беспрецедентной скоростью. Но скорость не заменит качество и глубину. Разведывательные агентства теряют свое стратегическое преимущество, так как и производители и потребители слишком сосредоточены на сегодняшних текущих и тактических вопросах. Такое положение дел опасно в сегодняшнем взаимосвязанном и запутанном мире, где изобилуют смертельные заболевания; подрывающие политику изменения обстановки;

перемещение населения; торговля запрещенным товаром – от людей до ОМП; нетерпимые системы верований; смещение центров экономической власти; финансовые разрывы; глобальная энергетическая конкуренция;

эндемическая коррупция и инженерные прорывы – от био-манипулирования до нано-инженерии и новых систем вооружения. Эти вызовы носят настолько комплексный характер, что их невозможно объяснить только средствами текущей или тактической разведки. Эти многомерные и взаимосвязанные угрозы требуют изучения стратегической разведкой.

Потребители могут не обращаться к услугам стратегической разведки, но они будут нуждаться в ней более, чем когда-либо. По словам Хайденриха, «проинформированный стратегической разведкой потребитель может стать глобально подготовленным и стратегически мыслящим».

Возникла необходимость все быстрее обслуживать значительно большее количество правительственных клиентов с растущим числом разведывательных запросов. Это происходит потому, что государства должны быть в состоянии действовать намного более последовательно и комплексно, более всеобъемлюще, скоординировано и синхронно, применяя все инструменты политики национальной безопасности: внешнюю политику, экономическую политику и помощь, армию, правоохранительные службы и службы внутренней безопасности, силы обороны и защиты важнейших государственных инфраструктур, береговую охрану и пограничную служб, таможню, иммиграционные службы, авиационные и транспортные агентства, институты, контролирующие финансовые операции, службы по охране здоровья, агентства по чрезвычайным ситуациям. Разведка может и должна быть использована для помощи всем этим инструментам политики безопасности, оказания влияния на потенциальных противников до момента наступления кризиса. Деятельность разведки должна быть нацелена на предотвращение войн, являющихся последним средством в разрешении конфликтов, и обеспечить победу, если конфликт неизбежен. Для этого разведка должна создать среду обмена информацией, в которой доступ к данным соответствует роли, полномочиям и задачам каждого из реально или потенциально задействованных инструментов политики национальной безопасности, Информация должна быть своевременной, доступной и соответствовать потребностям заказчиков.

Условием всеобъемлющего, скоординированного и синхронного применения всех этих инструментов политики безопасности является разделяемая всеми и известная всем оценка стратегической ситуации:

уязвимость, риски, опасности, угрозы, возможности и шансы. Интеграция как внешней, так и внутренней разведки должна быть нацелена на восполнение пробелов в понимании уязвимости, угроз и опасностей для национальной безопасности. Такой подход также требует большей точности и глубины предупреждений, анализа и оценок, предоставляемых разведкой.

В то же время это приведет к большему количеству запросов от большего числа клиентов. Подразумевается, что национальная разведка должна не только быть более открытой для сотрудничества, более проницательной, объективной и смотрящей далеко вперед. Она должна выработать необходимый потенциал для того, чтобы быстро и своевременно предоставлять результаты по большему количеству требований. Политики, противники войны и представители правоохранительных органов в режиме реального времени должны реагировать быстрее на ситуацию, принимать и воплощать решения, поскольку обстоятельства, требующие реакции, быстро изменяются. Цикл «разведка – решение – воплощение» необходимо сократить в силу веских причин. Сокращенный цикл реагирования даст правительству серьезные стратегические и тактические преимущества перед оппонентами. Следовательно, скорость реагирования должна стать элементом нового вида сдерживания.

Возникает очевидная опасность того, что высокая скорость может привести к неправильной оценке и/или непропорциональному ответу. Но, в целом, национальная безопасность обеспечена лучше, когда правительство действует быстрее, чем те, кто хочет причинить вред стране и ее народу.

Сокращенный цикл реагирования также позволит разрушать, сдерживать, опережать и отвечать на вредоносные попытки до того, как противник достигнет своей цели. Это еще более трудная задача, особенно с точки зрения ответственности, возложенной на разведывательные службы – предоставлять информацию необходимую для успешного опережения, – что предполагает очень высокую степень ожиданий по отношению к потенциалу разведки.

Так как у разведки мало ресурсов, необходимо примирить спрос и предложение. Степень (не)эффективности и обоснованности/напрасности усилий разведки определяют действия ее руководства. Несмотря на то, что профессионалы разведки и современные системы могут сделать многое, они не могут сделать всего. Спрос постоянно превышает предложение. В промышленности к разрешению подобной ситуации возникло два подхода:

центральное планирование сверху – вниз, свободные рынки, движимые потребителем снизу – вверх. В ответ на вызовы Холодной войны западные разведки для решения проблемы распределения выбрали центральное планирование. В настоящий момент расточительность и неэффективность центрального планирования уже непозволительны. Планирование разведывательной деятельности на основе возникших задач уже не является достаточным – в настоящее время никакое центральное планирование не может должным образом предусмотреть потребности, возникающие в связи с задачей, не то, что определить и оценить все возможные пути ее разведывательная система упускает важнейший урок ХХ столетия: иногда лучше невидимая рука. «Создайте условия, в которых люди и организации разведывательным циклом, и есть необходимый новый подход.

Работа с темами и ресурсами, требующими внимания разведки безопасности не сформированы окончательно, то есть важные проблемы названы, но не определена их приоритетность и способы достижения цели.

А именно в этих вопросах необходима ясность, так как без их четкого определения разведывательным службам сложно усовершенствовать планирование и распределение ресурсов. И пока у сотрудников разведки не будет точного представления об очередности и срочности задач, они не смогут создать надежную основу в виде комплексного использования средств, формирования систем сбора данных, подбора персонала, его подготовки и специализации.

План разрешения этой проблемы и приоритетные направления вызывают беспокойство. Проблем, соревнующихся за место в повестке дня национальной безопасности, все больше, их сложнее анализировать, чем военно-политические вопросы времен Холодной войны. Отсутствие четкого представления – серьезная проблема как для политиков, так и для разведки.

Запросы могут быть неясными или быстро изменяться. Вероятно, потребуется больше разнообразных способностей. В большинстве случаев политикам сложно работать с запросами, так как по многим новым проблемам не найдены способы воздействия, а иногда остается неясным, на кого следует оказывать влияние. В некоторых случаях имеющаяся политического выбора, что вызывает чувство неудовлетворенности, так как политики нуждаются в «действенной» информации, которую можно «как-то использовать». Но им сложно что-либо предпринимать, когда они не знают, как поступить. Следовательно, возникает разрыв между умением разведывательной службы поставлять информацию и умением политиков вырабатывать линию поведения по определенным вопросам и применять информацию.

Государства используют различные механизмы определения тем, требующих внимания разведки. Некоторые из них зарекомендовали себя неплохо, часто за счет того, что несколько стран организовали свои разведывательные структуры, занимающиеся сбором информации. В США из всех когда-либо существовавших структур Приоритеты «Национальной разведывательной стратегии» (ПНРС) и Национальное агентство по выявлению и оценке приоритетности угроз национальной безопасности (НАВОПУ) кажутся наиболее адекватными в определении механизмов и приоритетов разведки. В ПНРС используется матрица, проецирующая приоритеты правительственных и неправительственных групп в одном Приоритетными являются определенные ячейки матрицы с учетом общей важности вопроса и роли, которую могут сыграть правительственные и неправительственные группы. Система автоматизирована и доступна сотрудникам разведки, приоритеты пересматриваются регулярно на основании дополнений, представленных как сотрудниками разведки, так и сотрудниками министерств. Такая система удовлетворяет даже резидентов за рубежом. Хотя некоторые считают эту систему слишком громоздкой.

Изменения программ и приоритетов разведки определяются изменяющейся природой проблем. Два основных критерия должны применяться для определения первоочередных для решения разведки проблем. Первый включает интересы и заботы текущего правительства, а второй – факторы, которые, по мнению сотрудников разведки, способны повлиять на национальные интересы – независимо от того, существует ли запрос на эту информацию от заказчика. С первой категорией вопросов, как правило, легче справиться тем, кто может просто выслушать политика и определить значимые и незначимые факторы. В каком-то смысле такой подход предполагает перекладывание ответственности, но, с другой точки зрения, он иллюстрирует действенность демократии. Вокруг предмета национального интереса все время ведутся споры и дебаты, поэтому победители выборов, по крайней мере, на период их пребывания у власти, должны определиться в этом вопросе. Сотрудники разведки, которые не могут быть выбраны во властные структуры, должны следовать указаниям политиков. Следовать указаниям относительно важности того или иного вопроса не означает поставить разведку на службу интересам определенной политики либо спора в пользу этой политики, что привело бы к политизации разведки.

Интересы политиков легко могут оказаться в плену механизма определения приоритетов. Большая часть интересов политиков легко прослеживается в их речах и заявлениях. Сотрудники разведки, кроме информации, получаемой из вопросов и задач, поставленных перед ними политиками, зачастую довольно много узнают о государственных приоритетах из заявлений и выступлений членов правительства, что может способствовать перераспределению усилий разведслужбы.

Еще одна категория вопросов – те, которые, по мнению сотрудников разведки, требуют внимания, – не менее важна. Обращать внимание на вопросы, которыми на данный момент пренебрегают политики, но которые в будущем могут представлять угрозу для национальных интересов, – одна из наиболее важных функций разведки. Выводы разведывательных служб и разведсообщества в целом должны направлять работу и приоритеты политиков, как и политические интересы должны определять направления деятельности и приоритеты разведывательного сообщества.

Иногда процесс перекрестной проверки идет в обоих направлениях одновременно, и ни одна из сторон не обладает монополией либо инициативой. Тем не менее, один аспект требует всестороннего рассмотрения: до сих пор не выработана процедура определения разведывательной службой или сообществом вопроса, являющегося неактуальным в данный момент, но могущим приобрести внезапную важность завтра или через неделю, что заставит разведывательную службу значительно перераспределить свои ресурсы. Если разведывательная служба или сообщество не уделяют достаточного, с точки зрения сбора и анализа данных, внимания вопросам, которые остро встанут через некоторое время, можно ли ожидать, что они окажутся достаточно сведущими в оценке потенциальных угроз, исходящих от этих вопросов? В этом случае особую актуальность приобретает систематическое определение приоритетов, так привлечением экспертов со стороны. В конечном счете, эффективность процесса зависит от того, насколько сотрудники разведки чувствительны к тому, что происходит на границе их зоны ответственности и что заставляет думать о необходимости расширения или изменения этих зон.

Кроме рассмотренных подходов, существует еще ряд аспектов, усложняющих проблему выбора вопросов, заслуживающих внимания разведки. Одним из таких проблемных аспектов является определение долгосрочных. Этот аспект частично связан с различием между вопросами, интересующими политиков, и теми, которые заслуживают внимания со стороны разведки. Временные рамки, задаваемые политиками, чаще всего имеют краткосрочный характер и часто совпадают с избирательным циклом.

Производителей разведывательной информации, которые являются частью несменяемой бюрократии, могут волновать и кратковременные и долговременные проблемы. Как решить, какой вид проблем имеет высший приоритет?

Деление проблем на краткосрочные и долгосрочные не является характерным только для разведки. Отдельные инвесторы, например, должны Консультативные службы по инвестициям могут порекомендовать определенные акции, имеющие наилучшие перспективы на ближайшие семь месяцев, и другие – обещающие хорошие прибыли через несколько лет.

обстоятельствах, например, решая, когда ему могут понадобиться деньги – вскоре или через несколько лет. У разведывательного сообщества нет «сопоставимого ориентира для того, чтобы сделать подобный выбор. Ему необходимо работать на тех политиков, которые в настоящий момент находятся у власти, а также освещать проблемы, которые в будущем могут привлечь внимание тех, кто будет находиться у власти».

краткосрочным или только долгосрочным вопросам. Существенные инвестиции в подготовку людей со знанием сложного языка для работы над современной проблемой конкретной страны или региона может оказаться напрасной тратой сил, если проблема разрешиться или утратит важность. С другой стороны, инвестиции в подготовку или систему сбора данных, направленные на возникающую или прогнозируемую проблему, могут также оказаться напрасными, если проблема не разовьется до прогнозируемых масштабов или ее затмят более серьезные. Также существует проблема баланса между глубиной и качеством освещения какой-либо проблемы и способностью быстро и легко переключаться на разработку другой проблемы. Некоторые из элементов разведывательной службы, которые способствуют высококачественной разработке определенной страны – такие как тщательно культивируемая сеть агентурной разведки (АР), группы аналитиков, обладающих прекрасным знанием страны и ее языка – наименее взаимозаменяемы, когда речь заходит о переключении на другие страны или вопросы.

В отношении ресурсов должен быть принят ряд и других сложных решений, способствующих лучшему реагированию разведывательных служб на вызовы постоянно меняющегося мира. В разведывательных службах долгое время существовали опасения относительно того, что в анализе относительное преимущество отдается не специалистам, а универсалам. У разведывательных служб может возникнуть растущая потребность в специалистах. В целом, хорошего универсала можно превратить в специалиста за довольно короткий срок, тогда как обратное действие может быть завершено через довольно долгое время. США также часто критиковали за то, что универсалы получают больше признания, чем специалисты. Хотя в последнее время для аналитиков в различных разведывательных службах появилось больше возможностей в продвижении по службе, что позволяет им сохранить свою специализацию и не переходить в ряды управленцев. Мобильный универсал обладает большими возможностями получить повышение, чем у аналитик, который имеет репутацию ведущего эксперта по одному вопросу. Тем не менее, недостаточно глубокие знания разведслужб по отдельным вопросам может компенсироваться умением очень быстро реагировать на кризисы. Может быть также создана рабочая группа в результате перераспределения ресурсов с учетом насущных разведывательных нужд политиков. При таком положении вещей талантливые универсалы оказываются значительно полезнее специалистов. Но здесь необходимо избежать двух ошибок:

идеология не должна воздействовать на оценки, и максималисты не должны стремиться к накоплению как можно большего количества данных и информации. Когда приходится иметь дело с загадками, огромное количество дополнительной информации вряд ли приведет к лучшему доказательства.

усовершенствовании. Среди них – ответ на вопрос о том, каков, по сравнению с остальными доступными ЛПР источниками информации, взнос разведки. Различия иногда теряются в ходе применения формального механизма определения приоритетов. Естественной видится тенденция распределять задачи по иерархии в зависимости от важности темы, а не от вопросам, тесно связанным с внешней политикой и политикой безопасности, и тем, которые представляют давний политический интерес, вклад разведки может быть ограничен более специфическими темами. В таких случаях наиболее важные события хорошо освещаются в СМИ, а те, которые не получили освещения, становятся известными политикам благодаря их контактам с основными действующими лицами. Разведка может внести больший вклад в разрешение вопросов, которые еще не привлекли внимание политиков. Это обусловливает необходимость оставаться впереди, а не просто на уровне, будущих или развивающихся проблем. Что, в свою очередь, подчеркивает важность для деятельности разведывательных служб и всего сообщества собственной инициативы, умения давать ответы на основываясь на указаниях высшего руководства, решения о том, чьи запросы выполнять первыми.

В вопросе распределения ресурсов рассмотрения требует не только аспект определения приоритетности различных проблем, но и распределения усилий по всем темам списка. Вопрос, какую проблему следует ставить на первое место, а какую на второе, широко обсуждается. Значительно меньше внимания уделяется тому, сколько же усилий необходимо направить на решение вопроса под номером два. В этом случае возникает необходимость принятия более серьезных решений о распределении ресурсов. Решения становятся еще более сложными и неприятными, когда рассматриваются вопросы номер три, четыре, пять и дальше.

Еще одной проблемой видится существующая тенденция к сильной концентрации ресурсов на наиболее приоритетных направлениях, чего не было бы в рационально управляемой разведывательной службе, способной реагировать и на текущие, и на возникающие угрозы. Всегда легко утверждать, что для решения проблемы Х, которая всеми считается крайне важной, следует выделить больше внимания, людей и денег. Более сложно бороться за решение проблемы У, когда ресурсы ограничены и большинство считает, что проблема Х важнее.

Эта тенденция, сводя на нет решение многих пока что менее важных вопросов, увеличивает проблематичность адаптации, когда ход событий внезапно привлечет всеобщее внимание к одной из подобных проблем.

Умение разведывательных служб быстро создать рабочие группы может удовлетворить текущие потребности в информации большинства политиков, но, ни в коей мере, не может заменить постоянную экспертизу. С недавних пор в деятельности разведслужб начато, с определенной долей успеха, применение аутсорсинга, или приглашения по контракту специалиста для ликвидации пробела.

В конечном счете политики, когда говорят о своих требованиях к разведке, чаще всего произносят слово релевантность. Необходимо, чтобы разведывательные службы предоставляли не только полезную информацию, но и такую, которая дополняет ту, что политик может найти в ежедневных или еженедельных изданиях. Наиболее важным требованием к эффективной разведке в настоящее время является анализ ниш. Аналитик так должен составить конечный продукт разведки, чтобы он соответствовал информационным – но никак не политическим – нуждам потребителя.

Главным в разведке является понимание того, чего хочет политик. Для этого, в свою очередь, необходим сотрудник разведки, близкий к политику. Как заметил Лак Джонсон, «наибольший успех, кажется, связан с наличием под рукой аналитика или офицера связи, который сидит в соседней комнате или рядом по коридору, ездит вместе с политиком за границу, участвует во встречах или предоставляет ежедневные сводки. Если отчет разведки содержит четкий ответ на главный в данный момент для политика вопрос, его не просто прочитают, его с жадностью проглотят».

КАК УЛУЧШИТЬ СБОР ИНФОРМАЦИИ

Методы сбора информации очень изменились в конце XX века и стали более востребованными. Получение изображений с помощью ИСЗ и перехват электронных средств коммуникации – самое очевидное доказательство этому. Тем не менее, у многих новых фигур, не являющихся государствами, ощущается недостаток больших стационарных средств и объектов, на которые могут быть направлены мощности технических средств сбора информации. Кроме того, есть и другие изменения, которые очень усложняют и отрицательно влияют на сбор информации определенного содержания, и которые разведслужбы должны учитывать:

разведслужб лучше защищать свои тайны и лучше скрывать свою деятельность, одновременно предоставил возможность субъектам и организациям, имеющим деньги, использовать передовые технологии, обеспечивающие маскировку, обман и конфиденциальность; эти технологии стали доступны на свободном рынке;

усилия разведки должны быть распределены более равномерно по гораздо большему количеству более рассредоточенных целей, не имеющих подчас первостепенного значения. Это делает процесс планирования и управления сбором информации намного тяжелее, требует намного большей гибкости при сборе информации и более четкого и постоянного контроля;

неожиданные нападения случаются чаще всего тогда, когда невозможно предвидеть нестандартные комбинации угроз. Чтобы избежать неожиданных нападений, разведслужбам приходится разрабатывать более широкую агентурную сеть для постоянного мониторинга всех важных стран и тем – не обязательно с целью сбора информации, но и для того, чтобы «держать руку на пульсе» и выявлять какие-либо изменения;

важные сведения все чаще и чаще можно найти на все большем возможностей динамичного просмотра иностранных материалов, направления их соответствующему человеку и быстрого получения точного перевода;

создание наилучших систем сбора информации может в настоящее время не рассматриваться как вариант, поскольку становится все более затратным, кроме того, уязвимость и меньшая гибкость, вызванные технический сбор информации с помощью передовых технологий;

огромный рост объемов коммуникации усложняет процесс наведения на цель. Поскольку уменьшилась степень использования наземных микроволновых излучателей, оказалось намного сложнее снимать информацию с новых коммуникационных объектов, таких, например, как волоконно-оптический кабель, лазер, сотовые телефоны и электронная почта;

расширение доступа к Интернету и его использование облегчают не только сбор развединформации, приобретение знаний и технологий, перевод денег противниками, но и использование секретных каналов коммуникаций и стеганографии, путем размещения скрытых сообщений на веб-сайтах, картинках и в телевизионных выпусках;

утрата монополии и контроля государства над криптологией, открытый доступ и быстрое увеличение и распространение средств для относительно высококачественного кодирования частных коммуникаций помощью РТР и РР;

изображений с разрешением менее чем 1 – 2 метра – для многоспектральных спутников-шпионов, с другой – дает новый источник сбора информации из открытых источников, который могут использовать не только другие правительства, но и все соперники.

В настоящее время от 85 до 95% сведений, сообщающих об исключительных угрозах со стороны «несвятой троицы», приходит из РОИ.

Незначительная часть поступает в результате обмена разведданными с иностранными партнерами, от АР, РТР и ВР. Поэтому наблюдается увеличивающееся несоответствие между ростом исключительных угроз и разведывательных средств, имеющихся в распоряжении.

Что касается РОИ, реальные факты о террористических группах, распространении оружия и организованной преступности могут в достаточно частых случаях поступать слишком поздно. Эта же проблема в какой-то степени затрагивает и разрозненные части информации, получаемой в результате обмена разведданными, которые, с точки зрения количества, качества и практического значения для дальнейших превентивных действий, все более и более опускаются ниже обязательного минимума 'критической массы'. Получить полное представление об угрозе путем складывания «мозаики» из разрозненных кусков поступившей в результате обмена информации все чаще становится невозможным. Каждый из этих способов сбора информации требует дополнительных ресурсов для эффективного противодействия угрозам. Хотя РТР и ВР и будут продолжать исполнять свою часть работы в этом направлении, абсолютно очевидным является тот факт, что возникнет необходимость большей помощи со стороны АР в выяснении текущей ситуации.

Среди трех приоритетов разведки борьба с терроризмом является самой трудной задачей. Эффективная борьба с терроризмом требует качественных разведданных. Но развединформация, необходимая для противодействия терроризму, во многом отличается от тех сведений, которые были нужны во времена Холодной войны, хотя до сих пор многие разведслужбы в организационном смысле работают именно по таким принципам. Главные вызовы и проблемы для разведки в настоящее время связаны с агентурным и радиотехническим сбором информации, анализом, информацией. Они должны гарантировать, что в реальном времени сведения о террористической деятельности, имеющие большое практическое значение, достигают тех, кто может наиболее эффективно с ней бороться.

Развединформация, необходимая для противодействия терроризму, бывает трех типов:

организаций, их руководстве, намерениях, целях, способах действия («модус операнди»), источниках финансирования, оружии и средствах, находящихся в распоряжении террористов, а также о контактах с иностранными преступными организациями и странами, которые торгуют оружием.

Тактическая – сведения, которые имеют отношение к конкретным планам террористической деятельности, также называемые превентивными или СП разведданными (сигналы и предупреждения), которые могут дать государству возможность предотвращать террористические акты, нападения и препятствовать осуществлению планов террористов.

информационной деятельности и психологической войны террористов против государства – всех тех явлениях, которым нужно противостоять, а организовать распространение собственной информации и предпринимать собственные действия в психологической антитеррористической войне.

Примеры таких психологических данных разведки – индикаторы недовольства руководством в террористических организациях, сведения о принудительных методах, используемых в вербовке добровольцев, данные об эксплуатации детей и женщин в проведении террористических действий.

В то время, как результаты сбора стратегических и психологических сведений агентствами в общем удовлетворительны, сбор тактических, превентивных и СП сведений оставляет желать лучшего. Причина кроется в значительных трудностях проникновения в террористические организаций для сбора агентурных данных и информации РТР.

Стратегические и психологические сведения могут быть взяты из открытых и периферийных секретных источников, материалов допроса захваченных или сдавшихся террористов, анализа захваченных документов, IT оборудования и программного обеспечения. Однако точные тактические, превентивные и СП разведданные, как правило, могут быть получены только от «кротов», занимающих ключевые позиции в террористических организациях, и благодаря перехвату коммуникаций. Иногда такие сведения могут быть также получены от курьеров террористических групп, от подставных лиц, людей, служащих прикрытием, или связных, от тех, кто отвечает за финансовое обеспечение и логистическую поддержку, или от перебежчиков и т.п., но такие случаи довольно редки.

Сбор информации агентурной разведкой Успешность борьбы с терроризмом чрезвычайно зависит от АР (агентурной разведки, что предполагает использование агентов для получения информации) и, в определенных обстоятельствах, от успешного проведения секретных операций. Данные РТР и ВР также важны в антитеррористической деятельности, но получение разведданных, необходимых для борьбы с терроризмом, зависит гораздо больше от АР.

Хотя АР – одна из наименее дорогих видов разведки, она может быть самой трудновыполнимой, и является, несомненно, самой опасной для исполнителей. Ошибки могут быть роковыми, они могут поставить в неудобное положение правительство и страну и препятствовать достижению важных политических целей. Тем не менее, положения по АР должны по праву занимать главенствующие позиции и в законодательстве, регулирующем деятельность разведки.

Необходимым условием получения важных данных АР является физическое присутствие внутри цели. Там, где разведслужба не имеет никакого физического присутствия, АР будет полагаться прежде всего на перебежчиков, политических эмигрантов, задержанных, туристов, оппозиционные группы и иностранные службы правительственной связи. Но все эти источники разглашают свои тайны спустя какое-то время и на некотором расстоянии от событий, происходящих внутри цели, о которой они сообщают. Поэтому проникновение в организацию противника – задача еще более приоритетная, чем во времена Холодной войны. Возможно, это покажется слишком простым, но успех многих западных разведывательных служб в период Холодной войны объяснялся тем, что должностные лица Советского Союза и стран Варшавского договора изъявляли желание работать на эти службы в знак протеста против коррупции и нищеты их собственной жизни в странах с деспотическими режимами. В настоящее время, тем не менее, такая мотивация встречается редко, особенно в мусульманском мире.

Следовательно, для борьбы с терроризмом нужно существенно изменить способы сбора разведывательной информации. Террористы обычно не появляются на дипломатических вечеринках с коктейлями или на собраниях местных бизнесменов. В большинстве случаев они также вовлечены в различные виды преступной деятельности на задворках общества. Террористические группы могут иногда состоять полностью из членов одной этнической или религиозной группы или семейного клана. Их действия обычно нарушают права человека. Установление контактов с такими группами, очевидно, является проблемой для западных разведывательных агентств. Такие действия требуют долгой подготовки и готовности иметь дело с сомнительными, безнравственными и жестокими лицами, что, в большинстве случаев, не приемлемо для агентов разведки, служащих под официальным прикрытием мандата дипломата или военного атташе. Кроме того, подобная деятельность требует глубокого знания местных диалектов, традиций и культуры. Понадобится много времени и терпения, чтобы обучить сборщиков информации трудным навыкам и языкам. К тому же список групп во всем мире, которые когда-нибудь в будущем могут быть вовлечены в террористическую деятельность, довольно длинный. Определить, где найти агентов, чьи сообщения будут важны только в гипотетическом будущем, – еще одна проблема, содержащая риск быть бесполезно втянутым в связь с безнравственными и безжалостными лицами.

Переориентировка сбора информации АР требует некоторых жестких политических решений. Одно из них – отменить положения, подобные так называемым «Директивам Дойча» (“Deutch guidelines”), которые ЦРУ ввело в действие в 1995 году, и согласно которым было запрещено расходовать деньги налогоплательщиков для оплаты лицам, поставляющим сведения, в случае, если у них есть криминальное прошлое или существуют другие сомнительные обстоятельства в биографии.

Еще одно жесткое политическое решение связано с необходимостью брать на себя большой риск, обусловленный шпионажем против тех, кто стремится навредить. Необходимо освободиться от культуры «аннулирования риска», которая заразила много спецслужб в демократических странах Запада. Следующим решением должно стать решение о большем доверии неофициальному прикрытию – агентам, работающим по найму или владельцам местных компаний, которые не имеют той поддержки и защиты посольств, которые были бы доступны, если бы агент имел прикрытие как правительственное должностное лицо.

Вербовка станет еще труднее, так как семьи будут разделены из-за опасности поездки в такие «туры» одного из супругов или детей. Кроме того, уроженцы Запада, и особенно американцы, больше не считаются «хорошими ребятами» во многих мусульманских странах. Если сотрудник спецслужб должен действовать в сфере бизнеса, значительное время необходимо обеспечивать материальное содержание, возможность передвижения, оплату, охрану здоровья и административные услуги. Агент не будет иметь дипломатической неприкосновенности и не сможет сразу же вернуться на родину в случае задержания в стране, в которой выполнял задание. Его могут арестовать, посадить в тюрьму, возможно, казнить. Даже если агенты выполняют свою работу под неофициальным прикрытием довольно хорошо и выглядят убедительно, немногие могут делать её настолько хорошо, чтобы приносить прибыль, а потому содержание агентурного аппарата будет стоить правительству, вероятно, значительно дороже, чем тех, кто действует под официальным прикрытием. Кроме того, существует риск, что агенты, работающие в бизнес-структурах, будут вовлекаться в неэтичную или нелегальную деятельность – чтобы «заняться бизнесом для себя» – и в случае обнаружения такого факта, ситуация может стать чрезвычайно противоречивой, поставить в неудобное положение собственное правительство, отвлечь внимание агента от официальной миссии.

Требования отличного знания иностранных языков для тех, кто собирает АР, трудновыполнимы. Мало кто из выпускников колледжей имеет такие знания и навыки, а выучить иностранный язык стоит дорого. Вербовка граждан, которые имеют этническое происхождение подобное членам тех обществ, в которых действуют террористические группы, может подвергнуть их риску и оказать сильное давление, особенно, если у агента есть семья в зоне объекта. Несмотря на то, что существует первоочередная потребность в большом количестве разведперсонала, свободно владеющего иностранными одновременно, отсутствие достаточного количества специалистов с высокой квалификацией – самый большой недостаток большинства разведслужб.

Кроме того, с административной точки зрения, трудно развивать ресурсы в странах и регионах, долгое время дающих прибежище террористам, а затраты на осуществление такой деятельности выше, чем на организацию работы персонала разведки при посольствах. Мало кто предвидел, какой серьезной проблемой станут такие страны и регионы, как Сомали, Балканы, Алжир, Йемен, Афганистан, Пакистан, Ирак или Чечня.

Спустя еще десять лет, возможно, появятся совсем другие угрозы от групп в других странах, о которых сегодня никто даже не подозревает. Поэтому переориентация АР, имеющая целью большее внимание террористическим или потенциальным террористическим группам, имеет важное административное значение для разведслужб. Бюджетные расходы не обязательно будут существенно увеличены, однако инфраструктура, необходимая для обучения и поддержки многочисленных агентов, служащих под неофициальным прикрытием, будет расширяться значительно. Кроме того, потребуется большое количество штатных сотрудников для работы по террористическим группам, которые, возможно, никогда не представят существенной угрозы интересам Запада. К тому же существуют огромные проблемы с профессионализмом разведчиков АР.

Внедрение в террористические организации является чрезвычайно сложным заданием. Как сказал Ален Шуе (Alain Chouet), бывший директор Службы внешней разведки Франции (Gnrale de la Scurit Exterieure), может понадобиться несколько лет для того, чтобы осведомители внедрились в радикальные исламистские организации. Даже если они успешны вначале, Аль-Каида часто «избавляется» от новых членов – они обычно являются главными кандидатами для миссий самоубийства.

Западным агентствам разведки, упустившим свои шансы ранее, возможно, уже слишком поздно удваивать усилия по внедрению в террористические организации. В то же время некоторые агентства сделали свою задачу еще тяжелее, выдав тайну прикрытия некоторых многообещающих осведомителей. В январе 2008 года полиция Испании арестовала в Барселоне 14 мужчин, которые подозревались в подготовке взрывов в метро в Европе. Следователи сообщили в суде, что аресты последовали за получением информации от осведомителя, работающего на разведку Франции. Французы были вынуждены отказаться от осведомителя.

Испанские власти заявили, что им ничего другого не оставалось; все дело зависело, в значительной степени, от показаний осведомителя. Арабская и пакистанская разведслужбы также не очень помогли.

Майкл Шрёер (Michael Scheurer), который возглавлял подразделение ЦРУ, отвечающее за поиск Бен Ладена с 1992 до ноября 2004 года, сказал:

«Мы работали вместе с египтянами, иорданцами – самыми лучшими арабскими разведывательными службами – и они не завербовали ни одного человека, который мог бы предоставить информацию об Аль-Каиде».

государства-противника, чем в террористическую организацию. Одним из способов проникновения является привлечение на свою сторону и вербовка террористов. Другим способом может быть подкуп или шантаж тех, кто уже является полноправными членами террористической организации. Обе операции чрезвычайно сложны, имеют малую вероятностью успеха.

Альтернативой вербовке члена организации может быть внедрение агента в группу: следовательно, нужно искать тех, кого бы завербовали террористы.

Террористы уже начали вербовку европейцев, и особенно своих соотечественников с европейскими паспортами. Однако глубокое недоверие к чужакам делает такое внедрение практически невозможным. Кроме того, это создает этические проблемы, которые часто не одобряет общественное мнение. Разведслужба может внедрить «крота» в террористическую организацию, но первым, что сделает руководство террористов – привлечет нового члена к убийству или другому подобному акту с целью проверки его неподдельной приверженности общему делу и его мотивации. Если агент возвращается и спрашивает у своего руководитель операции, должен ли он убить для того, чтобы доказать свою надёжность в глазах террористических лидеров, руководитель операции сталкивается с дилеммой. Он не может сказать своему агенту: иди и убей для того, чтобы мы смогли предотвратить другие убийства в будущем. Поручить вору поймать вора, возможно, и позволительно службам безопасности в определенных обстоятельствах, но совершить убийство, чтобы поймать убийцу, абсолютно непозволительно.

Такие ситуации также подтверждают необходимость существования парламентского контроля: необходимо четко определить, в какой мере и парламент, и общественность готовы взять на себя риски, связанные с содержанием большого количества агентов, имеющих отношения к террористическим группам. В отличие от ситуации в годы Холодной войны, когда некоторые действия разведки планировались так, чтобы их можно было отрицать, в настоящее время правительствам будет гораздо труднее избежать ответственности за серьёзные ошибки или непродуманные действия своих разведслужб или за действия, которые, в случае раскрытия или утечки информации могут привести к спорным ситуациям как в собственной стране, так и за границей.

Существуют также и другие факторы, нацеленные на защиту радикального исламизма от западных АР. Например, фундаменталистские направления, ассоциирующие себя с терроризмом, проповедуют самоотречение.

Предложения денег или секса, проверенные временем и опытом соблазны, используемые в шпионаже, вероятно, принесли бы больше вреда, чем пользы. Фанатическая преданность высшей цели также усложняет «обращение» членов террористических групп и получение полезной информации от задержанных террористов. Их не сильно беспокоит перспектива тюремного заключения, и они не боятся умереть.

террористические организации. Один из них – непрямой подход через организованную преступность, которая поддерживает отношения с террористическими группами, поскольку достоверно известно, что многие «джихадистов» когда-то были преступниками, наркозависимыми или проникновения, желательно, чтобы руководитель операции принадлежал к тому же этносу или религии, к которым принадлежат его объект и вся группа. Вербовка должна проводиться в достаточно необычных местах.

Однако разведслужбы часто стремятся избегать вербовки боевиков из этнической или религиозной группы, которая активно занимается терроризмом или организованной преступностью, а это усложняет внедрение в группу. Изменение существующих моделей вербовки и идеологической обработки будущих террористов и других радикалов могло бы облегчить их выявление в пунктах наблюдения, установленных на крупных дорожных пересечениях, вокруг мечетей или в момент их взаимодействия со священниками, преподавателями и т.п.

превентивного или указательно-предупредительного характера формироваться без сотрудничества с обществом, к которому принадлежат террористы. Такое сотрудничество редко является близким, особенно в отношении исламистских террористически организаций. Чувство религиозной солидарности и боязнь преследования за измену идеям ислама, а также сотрудничество с разведслужбами препятствуют получению помощи от законопослушных членов общества.

Наконец, более всего вызывает разочарование тот факт, что, даже если разведслужба успешно внедрила в террористическую организацию террористических нападений без предостережения от последних.

Террористические группы, подобные Аль-Каиде, выучили такие основы шпионажа, например, ограничение информированности своих членов организации рамками их служебных обязанностей с целью обеспечения широкомасштабной операции (один шанс из тысячи!) или им удастся успешно установить нано-«жучки», они будут иметь возможность знать заранее о готовящемся нападении.

Вот почему большему количеству лучше обученного нового поколения шпионов должны быть доступны улучшенные методы сбора информации.

инновационных путей внедрения в наиболее труднодоступные объекты, намерений и способностей, а также анализ их действий.

Сложной задачей, стоящей перед разведслужбами, является отход от традиционных методов сбора информации в сторону целенаправленных методов. Сбор развединформации должен стать более ориентированным, инновационным, точным и сосредоточенным на том, что действительно важно, вместо того, чтобы безнадежно пытаться «объять необъятное».

Улучшение аналитического компонента в борьбе с терроризмом, возможно, является наиболее перспективной гарантией четкой сфокусированности сбора информации. Цель заключается не только в получении тактических сведений, но и в предоставлении всем партнерам по борьбе с терроризмом возможности адаптировать долговременную систему сбора информации к цели.

Качественные показатели сбора информации следует улучшить с точки зрения точности и скорости. АР придется сосредоточиться не столько на сборе сведений, сколько на облегчении этого процесса при помощи технических средств. Тайный сбор информации будет полагаться не столько на то, что услышат собственные шпионы, сколько на большое количество разнообразных датчиков, которые они смогут установить в нужном месте, используя уже существующие звуковые и видеоустройства, акустические, сейсмические, магнитные и оптические датчики, акселерометры, струйную Результативность тайного сбора информации может, кроме того, увеличить широкомасштабное использования технического прогресса, который проявляется в развитии робототехнических технологий, маркировки, ПРИ революционной продукции нанотехнологий, как, например, радио, микроэлектромеханические и другие сенсоры, размером с песчинку.

Рассеивание таких сенсоров в виде «умной пыли», которые могут терроризмом, а также об изменениях в уровне такой деятельности, посредством приёмно-передаточной радиоустановки, значительно улучшит сбор информации для борьбы с терроризмом. «Умная пыль» делает возможным отслеживание террористов на больших расстояниях без визуального контакта. Использование радиоизотопов дает возможности следить за террористами на протяжении от 24 до 48 часов. Более доказательные сведения о террористической деятельности, сложно информации.

Есть и другой аспект АР по отношению к этим современным технологиям сбора информации. Разведслужбы, вероятно, могут взломать больше кодов путем кражи кодового и нового шифровального программного обеспечения, чем с помощью суперкомпьютеров и математиков. Существует большая потребность в секретных или нестандартных способах сбора информации РТР, потому что они могут получить сведения путем максимального приближения к объектам, по сравнению с большинством других источников. Более тесное сотрудничество АР с технической разведкой усиливает их возможности. АР может обеспечить доступ к ценным сведениям РТР, которая способна подтвердить информацию, добытую АР. Благодаря существованию сотен средств коммуникаций, связанных с оптико-волоконными линиями передачи, все меньше простора остается для использования спутникового перехвата. Если РТР должна перехватывать такие сигналы, ей приходится подключаться к конкретным линиям в конкретных местах. Для этого необходима информацию о порядке нажатии клавиш прямо на клавиатуре персонального компьютера для того, чтобы программное обеспечение смогло шифровать сообщения. Кроме того, радиочастотное считывание установок так же, как и соединений ИК-излучения, которые трудно обнаружить, и лазерного радарного оборудования могут быть использованы РТР. Атаки на оборудование, обрабатывающее информацию, могут осуществляться с использованием излучающего оборудования, а также посредством прямого или косвенного доступа к программному обеспечению оборудования. Легче всего использовать сетевые ресурсы, разрешающие удаленный доступ к данным с помощью вирусов типа «Троянский Конь» (Trojan Horse), «Лазейка»

(Trapdoor) и более продвинутых средств.

АР может также помочь улучшить ВР. Видеоинформация может быть полезна для определения физиологических или поведенческих характеристик террористов. Чтобы ВР стала более эффективной, требуются инновационные средства адаптации, использующие новые части спектра, например, гиперспектральные изображения, позволяющие отличить отвод сточных вод из зданий, определить маскировочные средства, тепловые излучения, химическое или биологическое оружие и пр. Кроме того, АР может использовать ряд технологий ИСР и брать образцы материалов для обнаружения элементов, частиц, потоков и т.п.

Среди характеристик, которыми должны обладать специалисты по сбору АР, следует отметить развитое воображение, интуицию, творческий потенциал, нонконформизм, понимание культурной относительности, способность к научному размышлению в рамках междисциплинарного подхода, социальное и индивидуально-психологическое сопереживание, способность мгновенно приспосабливаться к неизвестным или быстро изменяющимся ситуациям и т.д. Люди, обладающие всеми перечисленными характеристиками, не сразу появляются в разведслужбах, а в рабочих бюрократических процессах такой тип людей обычно создает больше проблем, чем способствует решению вопросов. Все чаще оперативные работники приносят ключевые сведения, только действуя гибко, используя серьезные профессиональные навыки и находясь под таким прикрытием, которое предоставляет свободу действий и не связано с официальными базами, – под неофициальным. Соответственно, и проблемы, с которыми столкнутся тайные агенты, будут более опасными. К тому же деятельность контрразведки с использованием продвинутых средств наблюдения и противодействия наблюдению будет становиться все более и более важной.

Имея языковые навыки, понимая, на какой риск идут, и, будучи готовыми иметь дело с сомнительными, безжалостными и безнравственный лицами, такие сотрудники должны объединяться в небольшие группы, которые работают на одном участке. Они должны использовать все средства сбора информации, прежде всего, о намерениях, планах и возможностях, а также об организации, деятельности, ресурсах, коммуникациях, связях и передвижениях абсолютно разных террористических групп.

Первый и самый прямой вызов – просто идентифицировать новых террористов. У этих неосязаемых, бесформенных объектов часто отсутствуют характерные черты преступления, присущие традиционным террористическим организациям, поэтому разведке труднее воссоздать полную картину или получить четкое представление об их намерениях и возможностях, особенно о склонности к насилию, до момента нанесения удара.

необходимость таких же быстрых действий разведки. Борьба с асимметрией и идиосинкразией требует нетипичного подхода. Асимметричная война предполагает способность врага постоянно изменять форму и методы – от использования фрагментов старых операций до вербовочных баз. Поэтому разведка также должна быть знакома с его организационными и боевыми методами для того, чтобы замечать первые признаки изменения оперативной модели и появление новых возможностей – типичных и нетипичных. Необходимым условием того, чтобы не допустить попытки террористических групп измениться и нанести удар, является сбор информации о структурных особенностях групп, их взаимосвязи, количестве членов, окружающей обстановке и деятельности, которая имеет непосредственное отношение к оценке вероятного результата попыток врага приспособиться и эволюционировать. Разведслужбы также должны выяснить, где именно этот враг мог бы овладеть «высшим знанием» или совершить какие-то беспрецедентные, аномальные действия. Они должны узнавать о возможностях противника, которые не понимают и которых не ожидают. Поэтому необходимо раскрывать связи с торговцами оружием и организованной преступностью, выяснять, как противодействовать этим источникам финансирования. Для этого нужно использовать объединенные междисциплинарные подходы на всех уровнях сбора разведданных и из анализа.

Обнаружение асимметрии не допускает возможности идиосинкразии.

Существует достаточное количество специалистов, знающих о возможностях террористов в плане широкомасштабного воздействия.

Проблема заключается в необходимости обнаружить заблаговременно необычные и аномальные пути, которыми могут быть доставлены вещества или механизмы разрушения. В этом случае может помочь методика типа «анализ нетипичных сигналов и схем обработки», позволяющая соединить все точки и лучше понять, как террористы могут использовать непредсказуемости.

Относительно целей: как только они становятся известны, их нужно проанализировать с помощью трехмерной матрицы, основанной на местности, ситуации и времени; каждый из этих элементов должен быть оценен с точки зрения непрерывности каждой переменной. Эти методы также помогают сосредоточиться на вторичных последствиях, которые могут быть даже более серьезными, чем первоначальные. Новые методы, такие как немецкая программа Rasterfahndung, психологический, расовый и географический анализ, кластерный анализ, проектирование системы эффективных связей и последовательный анализ, вместе с нешаблонным использованием и необходимостью задействовать все существующие ресурсы и способности разведки, могут помочь опознать и предупредить возможность идиосинкразических подходов соперников. Эти методы могут в то же время способствовать обнаружению черных ходов, за которыми мы не наблюдаем.

Успех террористов зависит от их способности быть всегда на один шаг впереди не только властей, но и антитеррористических технологий и тактик.

Фундаментальный организационный императив террористической группы побуждает их к постоянному поиску новых способов преодоления, обмана или нанесения поражения государственной системе безопасности и мер противодействия. Для понимания сути терроризма необходимо распознавать, как террористические группы учатся в постоянно меняющейся окружающей обстановке. Следовательно, для оценки собранных сведений нужны аналитические схемы, ориентированные на процесс тренировки и обучения, чтобы фиксировать и понимать значение обучения в деятельности террористической группы. Вникая в суть процессов тренировки и обучения террористических групп, разведслужбы не только смогут лучше оценить уровень угрозы со стороны террористических групп, разрабатывать и внедрять новые стратегии, но и надлежащим образом распределять средства для борьбы с терроризмом. Разведслужбы также смогут лучше определять необходимые меры противодействия, не допускать обмана или поражения, разрабатывать новые контрмеры, которые непосредственно нацелены на предотвращение возможностей террористов приспосабливаться и изменяться, а также найти возможность использовать процесс тренировки и обучения террористических групп против них же, руководя их действиями или влияя на результаты их деятельности, тем самым ограничивая способности террористов и уровни потенциальной угрозы.

Сбор информации радиотехнической разведкой Проникновение в средства коммуникации террористов является еще развединформации об Аль-Каиде все еще поступает в виде РТР, но такой сбор усложнен неадекватными переводческими возможностями. Дорогие высокотехнологичные разведывательные системы, разработанные для контроля над электронным окружающим пространством, могут быть неэффективными против новых террористических организаций, использующих более простые методы тайных систем связи. В прошлом для передачи информации террористические группы полагались на курьеров.

Это усложняло проникновение в системы, кроме тех случаев, когда курьер был пойман и допрошен. Но те же технологии, которые способствуют глобализации, позволяют террористическим группам обеспечивать связь и действовать на глобальном уровне. С расширением зоны действий и созданием внешних сетей террористы все чаще и чаще прибегают к современным средствам коммуникаций, таким как, например, спутниковые и сотовые телефоны, факс, электронная почта, DVD, телевидение и Интернет.

Террористы используют Интернет для психологической войны, публичности и пропаганды, добычи данных, сбора развединформации и денежных средств, вербовки и мобилизации, создания сетей, обмена информацией, планирования и координации действий. Использование Интернета дает, по меньшей мере, восемь преимуществ, а именно: (1) легкий доступ к информации; (2) небольшая степень или полное отсутствие регулирования, цензуры или других форм государственного контроля; (3) потенциально огромная аудитория по всему миру; (4) анонимность процесса передачи информации; (5) быстрый поток информации; (6) дешевизна пребывания в Сети; (7) мультимедийная окружающая среда, позволяющая совмещать текст, графику, звук, видео, а также загружать фильмы, песни, книги, афиши и пр.; (8) возможность влияния на освещение событий в традиционных средствах массовой информации.

Интернет делает возможным процесс мгновенной передачи информации между отдаленными и изолированными террористическими ячейками и вышестоящими или родственные организациями. Одна из самых больших возможностей совершения мгновенных коммуникаций, обеспеченных Интернетом, – поддержка постоянной осведомлённости о контактах и обстановке. Таким образом, ключевые лидеры террористических групп находятся в постоянном контакте и относительно легко командуют ячейками и организациями, что уменьшает возможность влияния на управление террористической группой. Однако террористы часто имеют систему связи, подобную неформальной, неконтролируемой системе «хавала» (hawala), для передачи кредитных денег от одного надёжного партнера другому. «Скармливание» ложной информации в этой системе имело бы большое значение для подрыва деятельности террористических групп и, в конечном счете, для ослабления внутреннего доверия. Случай с организацией Абу Нидаля (Abu Nidal), чье крушение может быть приписано потере лидером доверия к своим людям, показывает, что самый подлый террорист зависит от 'честности' другого террориста, выполняющего свое задание. Как только честность или преданность начинают вызывать сомнения, система доверия – связующий элемент организации – терпит крах.

Интернет также используется, чтобы распространять религиозные взгляды или идеологию террористических групп. Веб-сайты передают информацию относительно возможности обеспечить помощь, оговорить место назначения пересылаемых денег. Члены организаций также могут зарегистрироваться на веб-сайтах, чтобы получить моральную поддержку, сводку последних новостей о событиях в мире и о вкладе своей организации в общее дело. Максимально используя Интернет, через веб-сайты или электронную почту, террористические организации могут устанавливать контакт с большим количеством людей легко и дешево – создавая, по сути, свою собственную «сеть террористических новостей».

Множество веб-сайтов, функционирующих как средства информации и пропаганды джихада, стремятся радикализировать отдельных представителей мусульманства, а затем снабдить этих радикальных лиц информацией о том, как проводить террористические нападения. Аль-Каида даже дала разрешение на выпуск онлайн-журналов, например, Maaskar Al-Battar, который выпускал «филиал» Аль-Каиды в Саудовской Аравии.

Эти ресурсы нацелены на обеспечение дальнейшей поддержки радикальной идеологии, обучение отдельных радикалов принципам газавата (джихада), осуществление руководства в сфере правильного проведения наблюдения и выбора цели и даже информирование о правильном использовании некоторых систем вооружения. С запуском в 1996 веб-сайта Azzam.com – названного так в честь наставника бен Ладена – джихадисты получили профессионально выглядящий «виртуальный магазин», который позволял им оказывать воздействие, сообщать новости и инструктировать сторонников и потенциальных новобранцев, т.е. стал каналом для установления контактов с джихадистскими группами.

Таблица1: Как веб-сайты помогают в достижении целей террористов Улучшить составление, пересылка, синхронные (чат, видеоконференция, собранных средств средств; использование электронной торговли;

Проводить рассылка многоязычных управление контентом;

известность обновлений о событиях анимированные и броские баннеры, заставки, препятствия со зашифрованных услуги, защищенные с помощью пароля или правоохранительных электронную почту, возможность скачать шифровальное и военных органов форумы, или «посты» программное обеспечение;

Проводить вербовку размещение обращений интерактивные сервисы (игры, анимация, Azzam.com стал важным механизмом, с помощью которого можно добровольцев с группами джихадистов в таких местах, как Чечня и Босния.

Сайт также обеспечивал конфиденциальной информацией тех, кто хотел бы посетить военизированные тренировочные базы, управляемые такими организациями, как Аль-Каида.

Кроме того, Интернет предоставляет возможность террористам обратиться непосредственно и к своим приверженцам, и к противникам.

Аль-Каида использовала Интернет для того, чтобы вести в Ираке пропаганду в режиме реального времени, формировать общественное мнение и проводить дискуссию как в мусульманском, так и западном мире. В настоящее время все увеличивающаяся пропагандистская коммуникация Аль-Каиды ведется на английском языке и даже распространяется на непосредственно транслируется англоговорящими членами Аль-Каиды, например, Адамом Гаданом (Adam Gadahn), членом организации с американскими корнями, который в начале января 2008 г. публично убеждал мусульман использовать насилие, чтобы таким образом выразить протест против поездки Президента США на Ближний Восток.

«Послание Бен Ладена к американскому народу» (сентябрь 2007 г.) и интервью Завахири (Zawahiri) (май 2007 г.) содержат конкретные американские культурно-исторические ссылки, которые почти наверняка были использованы с целью вызвать глубокий отклик в душе недовольных властями американских слушателей. Другими словами, «паутина» стала своевременным, действенным и эффективным инструментом для проведения информационной войны, абсолютно необходимой для того, чтобы сломать волю врага и мотивировать собственные силы. Описанные подходы являются важным фактором, так как большинство серьёзных СМИ часто не доступны террористическим организациям – хотя некоторые высшие лидеры Аль-Каиды, такие, как Усама бен Ладен и Айман Аль-Завахири (Ayman Al-Zawahiri), полагаются на более классические СМИ на арабском языке, в частности, на телеканал Аль Джазира (Al Jazeera TV), для распространения важных сообщений. Поэтому скрытый контроль над Интернетом и отслеживание коммуникаций между отдельными лицами и ячейками террористических организаций стал ключевым фактором в кампании против терроризма.

Тем не менее, существует ряд препятствий, которые мешают выявлять, фиксировать и оценивать степень использования Интернета террористами.

Во-первых, традиционные поисковые системы, подобные Google, действуют очень медленно и выдают крошечное количество данных предметных указателей в Сети, обычно первые 101 Кб веб-страницы. Ключевые слова, вводимые в поисковое окно Google, ищутся только в сохраненных сведениях огромных баз данных Google, а не в Сети непосредственно. Во-вторых, террористические веб-сайты, могут использовать и другие средства, чтобы сделать себя невидимыми для поисковых агентов, а также, используя страницы, защищенные паролями, неиндексированные мета-теги, брандмауэры, реляционные базы данных, скрипты логирования «пауков» и контент в реальном времени. Хотя большинство исследователей, занимающихся изучением сетей террористов, понимают ограничения общедоступных поисковых систем и используют «ручной» сбор, хранение и анализ сетевого содержимого.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 
Похожие работы:

«Автор посвящает свой труд светлой памяти своих Учителей, известных специалистов в области изучения морского обрастания Галины Бенициановны Зевиной и Олега Германовича Резниченко R U S S I A N A C A D E M Y O F S C IE N C ES FAR EASTERN BRANCH INST IT UTE OF MARINE BIOLOGY A.Yu. ZVYAGINTSEV MARINE FOULING IN THE NORTH-WEST PART OF PACIFIC OCEAN Vladivostok Dalnauka 2005 Р О С С И Й С К А Я А К А Д ЕМ И Я Н А У К ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТ ИТУТ БИОЛОГИИ МОРЯ А.Ю. ЗВЯГИНЦЕВ

«Г.А. Фейгин ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА • РАЗМЫШЛЕНИЯ • ПРОБЛЕМЫ • РЕШЕНИЯ Бишкек Илим 2009 УДК ББК Ф Рекомендована к изданию Ученым советом Посвящается памяти кафедры специальных клинических дисциплин №” моих родителей, славных и трудолюбивых, проживших долгие годы в дружбе и любви Фейгин Г.А. Ф ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА: РАЗМЫШЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ. – Бишкек: Илим, 2009. – 205 с. ISBN Выражаю благодарность Абишу Султановичу Бегалиеву, человеку редкой доброты и порядочности, за помощь в...»

«Институт археологии Российской академии наук С.Ю.ВНУКОВ ПРИЧЕРНОМОРСКИЕ АМФОРЫ I В. ДО Н.Э. – II В. Н.Э. (МОРФОЛОГИЯ) Москва 2003 Институт археологии Российской Академии наук С.Ю.ВНУКОВ ПРИЧЕРНОМОРСКИЕ АМФОРЫ I В. ДО Н.Э. – II В. Н.Э. (МОРФОЛОГИЯ) Москва 2003 УДК 902/904 ББК 63.4 В60 Монография утверждена к печати на заседании Ученого совета Института археологии РАН 24.05.2002 Рецензенты: кандидат исторических наук А.А.Завойкин, кандидат исторических наук Ш.Н.Амиров Внуков С.Ю. В60...»

«Н.А. Березина РАСШИРЕНИЕ АССОРТИМЕНТА И ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА РЖАНО-ПШЕНИЧНЫХ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ С САХАРОСОДЕРЖАЩИМИ ДОБАВКАМИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ - УЧЕБНО-НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС Н.А. Березина РАСШИРЕНИЕ АССОРТИМЕНТА И ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА РЖАНО-ПШЕНИЧНЫХ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ С САХАРОСОДЕРЖАЩИМИ ДОБАВКАМИ...»

«А.Б.КИЛИМНИК, Е.Ю.КОНДРАКОВА СИНТЕЗ ПРОИЗВОДНЫХ ФТАЛОЦИАНИНОВ КОБАЛЬТА ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 541.135.2 ББК Г5/6 К392 Р е ц е н з е н т ы: Доктор технических наук, профессор С.И. Дворецкий Кандидат химических наук, доцент Б.И. Исаева Килимник, А.Б. К392 Синтез производных фталоцианинов кобальта : монография / А.Б. Килимник, Е.Ю. Кондракова – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2008. – 96 с. – 100 экз. – ISBN 978-5-8265-0757-5. Посвящена вопросам создания научных основ энерго- и...»

«А.Б. КИЛИМНИК, Е.Э. ДЕГТЯРЕВА НАУЧНЫ Е ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫХ ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ СИНТЕЗА ОРГАНИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ НА ПЕРЕМЕННОМ ТОКЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 541.138.3: 621.357.3 ББК Г 5/6 К392 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор С.И. Дворецкий, Кандидат химических наук, доцент Б.И. Исаева К3 Килимник, А. Б. Научные основы экологически чистых электрохимических процессов синтеза органических соединений на переменном токе : монография / А.Б. Килимник, Е.Э. Дегтярева. – Тамбов...»

«В.В. Юдин Технологическое проектирование педагогического процесса Монография Москва Университетская книга 2008 УДК 37.013 ББК 74.5 Ю16 Рецензенты: М.И. Рожков, заслуженный деятель науки РФ, д-р пед. наук, проф., директор Института педагогики и психологии Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д.Ушинского; И.Д. Чечель, д-р пед. наук, проф., первый проректор Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования. Юдин, В.В. Ю16 Технологическое...»

«88 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011. Вып. 1 БИОЛОГИЯ. НАУКИ О ЗЕМЛЕ УДК 633.81 : 665.52 : 547.913 К.Г. Ткаченко ЭФИРНОМАСЛИЧНЫЕ РАСТЕНИЯ И ЭФИРНЫЕ МАСЛА: ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ, СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИЗУЧЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ Проведён анализ литературы, опубликованной с конца XIX до начала ХХ в. Показано, как изменялся уровень изучения эфирномасличных растений от органолептического к приборному, от получения первичных физикохимических констант, к препаративному выделению компонентов. А в...»

«Балашовский институт (филиал) ГОУ ВПО Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского Антропогенная динамика структуры и биоразнообразия пойменных дубрав Среднего Прихоперья Монография Балашов 2010 1 УДК 574 ББК 28.08 А72 Авторы: А. И. Золотухин, А. А. Шаповалова, А. А. Овчаренко, М. А. Занина. Рецензенты: Кандидат биологических наук, доцент ГОУ ВПО Борисоглебский педагогический институт Т. С. Завидовская; Кандидат биологических наук, доцент Балашовского института (филиала)...»

«Макроэкономический анализ и экономическая политика на базе параметрического регулирования Научная монография УДК 519.86 М 02 Авторский коллектив Ашимов А.А., Султанов Б.Т., Адилов Ж.М., Боровский Ю.В., Новиков Д.А., Нижегородцев Р.М., Ашимов Ас.А. Макроэкономический анализ и экономическая политика на базе параметрического регулирования: Научная монография. – М.: Издательство физико-математической литературы, 2010. - 284 с. В книге представлены результаты разработки и развития теории...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет Серия Методология инженерной деятельности ПРОЕКТИРОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ИНЖЕНЕРА В ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Коллективная монография Казань 2006 УДК 60-05 ББК Ч481.29+Ч488.77 Рекомендовано к печати ISBN 978-5-7882-0320-1 Формирование основ методологической...»

«М.В. СОКОЛОВ, А.С. КЛИНКОВ, П.С. БЕЛЯЕВ, В.Г. ОДНОЛЬКО ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЭКСТРУЗИОННЫХ МАШИН С УЧЕТОМ КАЧЕСТВА РЕЗИНОТЕХНИЧЕСКИХ ИЗДЕЛИЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2007 УДК 621.929.3 ББК Л710.514 П791 Р е ц е н з е н т ы: Заведующий кафедрой Основы конструирования оборудования Московского государственного университета инженерной экологии доктор технических наук, профессор В.С. Ким Заместитель директора ОАО НИИРТМаш кандидат технических наук В.Н. Шашков П791 Проектирование экструзионных...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра политологии философского факультета Кафедра политических наук филиала КФУ в г. Набережные Челны ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ очерки Казань 2011 УДК 323(470) ББК 66.3(2Рос)6 П 50 Печатается по решению Ученого совета философского факультета Казанского (Приволжского) федерального университета Коллектив авторов профессор О.И. Зазнаев – руководитель авторского коллектива (глава 1), профессор М.Х. Фарукшин (главы 2 и 4),...»

«Валерий. НЕ ПОТЕРЯТЬ ЧЕРЕПИЦА СВЯЗУЮЩУЮ НИТЬ ИСТОРИЯ ГРОДНЕНЩИНЫ XIX–XX СТОЛЕТИЙ В СОБЫТИЯХ И ЛИЦАХ (исследования, документы, комментарии) Гродно 2003 УДК 947.6 (476.6) ББК 63.3 (4Беи) Ч60 Рецензенты: кандидат исторических наук, доцент Э.С.Ярмусик; кандидат исторических наук, доцент В.А.Хилюта Рекомендовано советом исторического факультета ГрГУ им. Я.Купалы. Черепица В.Н.. Не потерять связующую нить: История Гродненщины ХIХ–ХХ Ч46 столетий в событиях и лицах (исследования, документы,...»

«1 ГБОУ ВПО КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Кафедра офтальмологии А.Н. САМОЙЛОВ, Г.Х. ХАМИТОВА, А.М. НУГУМАНОВА ОЧЕРКИ О СОТРУДНИКАХ КАФЕДРЫ ОФТАЛЬМОЛОГИИ КАЗАНСКОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ КАЗАНЬ, 2014 2 УДК 378.661(470.41-25).096:617.7 ББК 56.7+74.58 С17 Печатается по решению Центрального координационнометодического совета Казанского государственного медицинского университета Авторы: заведующий кафедрой,...»

«Семченко В.В. Ерениев С.И. Степанов С.С. Дыгай А.М. Ощепков В.Г. Лебедев И.Н. РЕГЕНЕРАТИВНАЯ БИОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА Генные технологии и клонирование 1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Омский государственный аграрный университет Институт ветеринарной медицины и биотехнологий Всероссийский научно-исследовательский институт бруцеллеза и туберкулеза животных Россельхозакадемии Российский национальный...»

«Министерство образования и науки Государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Башкирский государственный педагогический университет им. М.Акмуллы Н.И.Латыпова Э.Н.Хисамов Биохимические и морфологические изменения в крови животных и человека при действии бисамина Уфа 2011 УДК 5765.591.111 ББК 28.707+28.080.1 Л 51 Печатается по решению учебно-методического совета Башкирского государственного педагогического университета им. М.Акмуллы Латыпова Н.И., Хисамов Э.Н....»

«Международный союз немецкой культуры Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского А. Р. Бетхер, С. Р. Курманова, Т. Б. Смирнова ХОЗЯЙСТВО И МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА НЕМЦЕВ СИБИРИ Омск 2013 1 УДК 94(57) ББК 63.3(253=Нем)+63.5(253=Нем) Б82 Рецензенты: доктор исторических наук И. В. Черказьянова, кандидат исторических наук И. А. Селезнева Бетхер, А. Р. Б82 Хозяйство и материальная культура немцев Сибири : монография / А. Р. Бетхер, С. Р. Курманова, Т. Б. Смирнова ; под общ. ред. Т. Б....»

«Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике Под редакцией академика РАН С.Ю. Глазьева и профессора В.В. Харитонова МОНОГРАФИЯ Москва 2009 УДК ББК Н Авторский коллектив: С.Ю. Глазьев, В.Е.Дементьев, С.В. Елкин, А.В. Крянев, Н.С. Ростовский, Ю.П. Фирстов, В.В. Харитонов Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике / Под ред. академика РАН С.Ю.Глазьева и профессора В.В.Харитонова. – М.: Тровант. 2009. – 304 с. (+ цветная вклейка)....»

«1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Великолукская государственная сельскохозяйственная академия В.Ю. КОЗЛОВСКИЙ А.А. ЛЕОНТЬЕВ С.А. ПОПОВА Р.М. СОЛОВЬЕВ АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КОРОВ ГОЛШТИНСКОЙ И ЧЕРНО-ПЕСТРОЙ ПОРОД В УСЛОВИЯХ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ Научное издание ВЕЛИКИЕ ЛУКИ 2011 2 УДК 636.23:612(470.2)(035.3) ББК 46.03-27(235.0) А РЕЦЕНЗЕНТЫ: доктор биологических наук, профессор...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.