WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 ||

«В.И. Якунин, В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Цивилизационноценностные основания экономических решений Москва Научный эксперт 2008 УДК 338.22:351(470+571) ББК 65.9(2Рос)-03 Я 49 Якунин В.И., ...»

-- [ Страница 3 ] --

Даже в нэповский период иностранные концессии не играли существенной роли в советской экономике. Для их учреждения в СССР требовалось специальное разрешение Совета Народных Комиссаров. Всего за время нэпа было открыто лишь 144 иностранных концессии (в число которых входили совместные акционерные общества за рубежом, организации, финансирующие экспортные операции и т. п.). Причем 39 из них предпочитали расплачиваться с советскими партнерами не деньгами, а продукцией. Другие, как германская фирма «Юнкерс», заключившая договор об организации производства дюралюминия, так Поткина И.В. Законодательное регулирование предпринимательской деятельности иностранцев в России. 1861–1916 гг.. // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки. С. 23–25.

Юхнева Н.В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга. Л., 1984. С. 67; Шацилло М.Н. Иностранцы в составе российского предпринимательства // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки. С. 40–41, 43.

Бовыкин В.И. Заключение // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки. С. 316, 318.

и не институционализировалась в Советском Союзе. Учитывая спекулятивный характер деятельности многих концессий уже в 1930 г. принимается решение об отказе от их дальнейшего открытия. В последующие годы шла последовательная ликвидация концессионных структур. К 1936 г. в СССР сохранялось лишь 11 иностранных концессий, которые имели в большей степени политическое, чем экономическое значение83.

Доктрина «опоры на собственные силы» составила, как известно, идеологию программы индустриализации. В результате ее реализации Советский Союз достиг такого положения, что мог бы в принципе существовать в автономном режиме. Уровень экономической диверсификации СССР был наивысшим в мире.

Вовсе не иностранные инвестиции, а государственная мобилизация экономики обеспечила наиболее стремительный за всю отечественную историю индустриальный спурт. В противоречии с принципом опоры на собственные силы в настоящее время развивается структурная специализация российского экспорта. В настоящее время он имеет крайне низкую степень диверсифицированности (табл. 5). Это наиболее наглядно проявляется при сопоставлении российских показателей с экспортной системой других стран «большой восьмерки». Первая (по объему) статья экспорта нигде не превышала 14,5% (показатель Японии) от общего объема поставок. Данный уровень даже уступает второй экспортной статье российской экономики — природному газу — 14,9%. Приоритетная же для России торговля сырой нефтью и вовсе составляет 29% ее совокупного экспорта. При сложении с продажей нефтепродуктов эта величина возрастает до 39,5%, что позволяет ставить вопрос об угрозе национальной безопасности85.

Конечно, далеко не все в России, особенно в Москве, поддержат идею оптимизации меры автаркийности экономической политики. Однако такая позиция представляется крайне близоПентелин А.В. Советская государственно-капиталистическая концессионная политика в 1920-е гг. Автореф. … канд. ист. наук. М., 1998; Косых Е.С. Советская концессионная политика в 1920-е гг. // Сталин. Сталинизм. советское общество: К 70-летию В.С. Лельчука. М., 2000. С. 75–95.

Лельчук В.С. Индустриализация // Переписка на исторические темы. М., 1989. С. 351–352.

«Группа восьми» в цифрах. 2006: Статистический сборник, М., 2006. С. 98–100.

Структура экспорта в странах «большой восьмерки» (в %) Великобритания фармацевтичестомобили) нефтяные масла) рукой. То, что России отведен в проекте глобализуемого мира статус сырьевого придатка — еще не факт. Российские либералы, оправдывая современную нефтяную специализацию, зачастую апеллируют к опыту различных «эмиратов», безбедно живущих за счет экспорта нефти. Но только Россия — это не эмираты. Она по-прежнему — крупнейшая страна в мире, на чьей территории проживают 142 млн человек. Так что более вероятным сценарием в идущей глобализации является не просто консервация России в качестве «сырьевого придатка», а раздробление ее на множество «эмиратов». Нефтегазовым зонам может действительно найтись место в глобальном мире, тогда как индустриальные и аграрные территории с проживающим в них подавляющим большинством россиян ожидает весьма мрачная перспектива. Либеральные надежды на то, что Россия будет допущена к «мировому пирогу»

«золотого миллиарда» представляются по меньшей мере утопичными.

2.6. Российские экономические тренды:

историко-статистическая верификация В целях статистической иллюстрации концепта о цивилизационной парадигме формирования национальных экономик целесообразно рассмотреть «индустриальную фазу» развития Российской империи второй половины XIX — начала XX вв., соотносящуюся с тремя царствованиями, и, соответственно, моделями экономической политики.

После 1861 г. в России фиксировался определенный спад производства, что традиционно объяснялось трудностями реструктуризации крепостного хозяйствования. В течение некоторого времени положение стабилизировалось и наблюдался экономический прирост. Впрочем, темпы развития национальной экономики в период правления Александра II оказались в сравнении с передовыми странами Запада столь незначительны, что уместнее было бы говорить об экономическом провале. Занимая к середине XIX в. второе после Великобритании место по объемам промышленного производства Российская империя, ввиду стремительного рывка своих конкурентов, утратила свои былые позиции.

К концу правления Александра II ее доля в мировом промышленном производстве составляла лишь 2,9%, что соответствовало пятой строчке в экономической иерархии государства. Вновь на второе место выведет ее в очередной раз ценой неимоверных усилий и жертв советская индустриализация.

В 1873–1875 гг. российская экономика была поражена первым за ее историю «капиталистическим кризисом». Характерно, что он сказался прежде всего на мелкой промышленности, фактически не затронув государственный сектор. С 1878 г., давшего 20% прироста промышленного производства, наконец-то начался подъем.

Он соотносился с кардинальной сменой экономического курса, которая выражалась, во-первых, в существенном увеличении государственных заказов, обусловленных обстоятельствами русско-турецкой войны, и, во-вторых, резким ужесточением таможенной политики86. Тем не менее экономический итог правления Александра II выражался, согласно констатации энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, в истощении платежных сил и всеобщем понижении благосостояния населения.

Из 26 лет александровского царствования только 5 оказались бездефицитными. Общая же сумма дефицита превысила 1 млрд руб. Вопреки распространенному в советской историографии мнению о депрессивном состоянии российской экономики 1881– 1887 гг., статистика фиксирует резкий прирост за данный период по всем промышленным направлениям. По оценке английских историков А. Милворда и С. Саула, начиная с 1880 г. «промышленный рост России был самым быстрым в Европе»88. После длительного дефицитного состояния, наконец, был достигнут профицит бюджета. Сравнительный анализ последнего десятилетия правления Александра II с первыми десятью годами царствования Александра III не оставляет сомнений какая из экономических моделей была более предпочтительной для России (рис. 25)89.

С 1893 г. в Российской империи вообще начался небывалый экономический подъем, характеризуемый зачастую в исторической литературе как «русское экономическое чудо». Среднегодовой прирост в промышленности составил 9%. Доля России в мировом промышленном производстве возросла к концу XIX в.

до 7% (что позволило ей сравняться по валовым экономическим показателям с Францией)90.

Основу экономической стратегии при Александре III составил таможенный протекционизм. Его активными адептами выступали министры финансов Н.Х. Бунге и особенно И.А. ВышнеградИстория СССР, 1861–1917 / Под ред. В.Г. Тюкавкина. М., 1989. С. 66–67.

Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991. (Репринт изд. Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., 1898). С. 190–192.

Milward A.S., Saul S.B. The Development of the Economics of Continental Europe. 1850–1974. L., 1977. P. 424.

Россия: Энциклопедический словарь. С. 305–309.

История СССР, 1861–1917. С. 195.

Рис. 25. Рост промышленного производства в Российской империи ский. Повышение пошлин по различным статьям ввоза и вывоза осуществлялось фактически на всем протяжении царствования Александра III. Многие виды товаров, в целях поддержания отечественного производителя, вовсе запрещались для ввоза в страну. Причем размер таможенных сборов снижался при торговле с «благоприятствующими России» государствами91.

Начавшийся уже с 1882 г. перевод в казну частных железных дорог отражал другой элемент экономического курса Александра III — приверженность принципу этатизации. Первоначально в формате обозначенной политики шел и министр финансов С.Ю. Витте, свидетельством чего явилось установление в 1894 г.

питейной монополии. Однако уже к концу 1890-х гг. обнаруживается противоположный крен виттевской политики, проявившийся, в частности, в установлении в 1898 г. золотого монометаллизма. Вслед за тем, уже в 1898 г. обнаруживается заметное Россия: Энциклопедический словарь. С. 192–196, 282–283.

снижение темпов промышленного производства. В 1900–1903 гг.

российская экономика пребывала в состоянии глубокого экономического кризиса, что является общепризнанным в исторической литературе. Только в 1902 г. объемы промышленного производства сократились на 9%, а по некоторым отраслям — до 15%.

Кризис сменился затяжной депрессией, продолжавшейся вплоть до второй половины 1909 г. Новый экономический рост 1909–1913 гг. как по своей продолжительности, так и по интенсивности, уступал подъему 1890-х гг.

К началу войны представительство России в мировом промышленном производстве составляло 5,3%, что было несколько ниже ее доли в 1898 г. Сократившееся было в конце XIX в. катастрофическое отставание России от США за период 1900–1913 гг. вновь возросло93. Некоторые исследователи оспаривают сам тезис о непрерывном подъеме 1909–1913 гг., указывая, что для 1911 и 1912 гг. более подходит определение «экономическая заминка».

Отмечаются также некоторые, пусть и не столь очевидные, этатистские подвижки в политике В.Н. Коковцова по сравнению со столыпинским экономическим курсом. Характерно, что кризис 1914 г. начался еще до вступления России в мировую войну, которая лишь усугубила его масштабы94.

Сравнительная качественная характеристика различных систем экономической политики Российской империи фазы индустриализации подтверждает, таким образом, гипотезу о том, что вектор автаркизации и этатизации экономики, присущий политике Александра III, наиболее адекватно отражает евразийскую цивилизационную парадигму, дающую успех российскому экономическому развитию. Авторы, естественно, не выдают выявленную закономерность за абсолютный закон, но с учетом представлений, развитых выше, о значимости для национального экономического успеха цивилизационных кодов, специфики страны исторические иллюстрации показывают устойчивую и непротиворечивую картину.

История СССР, 1861–1917. С. 195–197.

Folke Hilgerdt. Industrialization and Foreign Trade. Geneva, 1945. P. 13; Россия и мировой бизнес: Дела и судьбы. М., 1996. С. 7.

Первушин С.А. Хозяйственная конъюнктура. Введение в изучение динамики русского народного хозяйства за полвека. М., 1925. С. 164–165, 177–190.

Уровень успешности сменяемых в истории России моделей экономики особенно наглядно прослеживается на фоне динамики мирового хозяйственного производства. В России в период правления Александра II темпы экономического роста были существенно ниже, чем на Западе. Напротив, при Александре III — наивысшими в мире. При установлении виттевской экономической модели соотношение интенсивности развития мир-экономик вновь изменяется в пользу Запада. Первой строчки в мировом табели экономического развития удалось снова достичь в период советской индустриализации. Причины таких колебаний кроются, как было показано выше, в том числе в степени соотношения государственного курса с цивилизационной традицией.

Применительно к тезису о факторной связи динамики экономического роста в России с мерой автаркизации целесообразно проследить эволюцию внешнеторгового баланса. В Российской империи по преимуществу вывоз товаров преобладал над их ввозом. Обеспечиваемое протекционистской политикой государства такое положение являлось залогом развития инфраструктур национальной экономики. Активность торгового баланса характеризовалась Д.И. Менделеевым в качестве одного из главных механизмов процветания российской экономики. Напротив, для ряда других стран, таких, например, как Великобритания, выдающийся русский мыслитель считал более естественным отрицательное сальдо во внешней торговле95.

Только 11 противоестественных в экономическом плане лет за все время существования Российской империи импорт преобладал над экспортом. Характерно, что 10 из них (1866–1875 гг.) приходятся на эпоху правления Александра I, а 11-й (1899 г.) на время непосредственного вступления в действие виттевского золотого монометаллизма (рис. 26)96.

Еще до восшествия на престол Александра III само правительство, признав ошибочность прежней либеральной таможенной политики, выраженной уставами 1857 и 1868 гг., устанавливает с 1 января 1877 г. охранительные торговые пошлины. Результат Менделеев Д.И. Заветные мысли. М., 1995. С. 99–134.

Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года.

Т. 1. С. 414.

Рис. 26. Импорт товаров в Российскую империю в 1871–1890 гг.

не замедлил сказаться в виде почти сразу же наступившей фазы экономического подъема.

В правление Александра III наблюдается не просто долевое сокращение импорта в российском торговом балансе, а даже уменьшение по основным статьям абсолютных цифр ввоза товаров97.

Еще более удивительно, что в целом внешнеторговый оборот, при переводе его в денежную массу, не только не возрос или хотя бы остался на прежнем уровне, но уменьшился (рис. 27)98. И это при том, что, как было показано выше, по всем направлениям шел активный экономический рост. Следовательно, взамен ориентации на внешнего потребителя, шло преимущественное насыщение внутреннего рынка.

Россия: Энциклопедический словарь. С. 285–309.

Рис. 27. Внешнеторговый оборот Российской империи в 1871–1890 гг. (в среднем за год, в млн руб. зол.) В результате ограничительной политики правительства реализовывались вовне только те товары, которые не находили сбыта внутри страны. В этом собственно и заключается экономический эффект автаркийной оптимизации.

В период наиболее интенсивного экономического развития за 1890-е гг. товарооборот внешней торговли еще более сократился по отношению к показателям конца 1880-х гг.99 Симптоматично, что в предкризисный 1899 г. наблюдался крупнейший в истории российской империи годовой рост товарооборота, составивший 24,1%. А уже в 1900 г. он резко приостановился100.

Тенденция сокращения внешнего товарооборота фиксируется и применительно к периоду нового экономического подъема 1909–1913 гг. В докладной записке Совета Съезда представителей Первушин С.А. Указ. соч. С. 173.

промышленности и торговли от 10 июля 1914 г. отмечался факт более чем двукратного сокращения торгового баланса в 1913 г. по сравнению со статистическими показателями 1911 г. Этатистско-автаркийным форматом управления экономикой характеризовался и опыт советской индустриализации. Ни одной из современных экономик не присуща столь высокая динамика развития. Набранные темпы были рекордными и в истории национального хозяйствования (табл. 6)102.

Среднегодовые темпы роста продукции промышленности Промышленность 1-я пятилетка 2-я пятилетка 3-я пятилетка Беспрецедентный прорыв в сфере индустриализации был осуществлен в ущерб сельскому хозяйству, посредством связанной с процессом коллективизации эксплуатацией многомиллионной крестьянской массы. Действительно, в переходный период коллективизации показатели аграрного сектора снизились. Но к концу 1930-х гг. Советский Союз превзошел показатели в сельскохозяйственной сфере царской России (рис. 28)103.

Результаты первых советских пятилеток выглядят еще более убедительными на фоне показателей экономического развития западных демократий. Сопоставление хозяйственной динамики вызывало у многих современников убеждение в преимуществе советской системы экономической организации. При принятии уровня 1928 г. (начало реализации первого пятилетнего плана) за 100% крупнейшие либеральные экономики мира фиксировали Данилов А.А. История России, XX век: Справочные материалы. М., 1996.

С. 33–34.

Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. М.: 2002. Кн. 3. С.

138; Промышленность СССР. М,, 1957. С. 34.

Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. Кн. 3. С. 222.

млрд руб.

Рис. 28. Среднегодовой объем продукции сельского хозяйства прирост промышленного производства к 1940 г. на следующем уровне: США — 126%, Великобритания — 130, Франция — 87%.

В то же время СССР достиг показателя в 645%104.

Проверку на прочность советская система организации экономики прошла в период Великой Отечественной войны. Без государственно-мобилизационного потенциала, обеспечившего форсированную реструктуризацию народного хозяйства на военный лад и соответствующее перераспределение материальных ресурсов, страна бы не выдержала. Характерно, что на протяжении всей войны, несмотря на потерю трудовых ресурсов и сложность эвакуации, объемы выпуска промышленной продукции превышали довоенный уровень (рис. 29)105.

В послевоенный восстановительный период Советский Союз вновь демонстрировал наивысшие в мире темпы экономического роста. Несмотря на многочисленные потери в войне, всего за Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. М., 2004. Кн. 3. С. 7.

Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне. М., 1990.

С. 37.

5 лет он превзошел более чем в 1,7 раза довоенные показатели развития промышленности (рис. 30)106.

Рис. 29. Динамика выпуска промышленной продукции в СССР в период Великой Отечественной войны (1940 г. = 100%) Очередной прорыв был достигнут за счет как увеличения производительности труда, так и снижения себестоимости (табл. 7)107. Констатация этих двух составляющих экономического успеха позволяет утверждать, что в основе форсированных темпов роста лежала не только эксплуатация населения, но и достижения инженерно-технической мысли.

Симонов Н. Военно-промышленный комплекс в СССР в 1920–1950-е годы.

М., 1996. С. 223.

Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. М., 2004. Кн. 4.

С. 305, 331, 373; Промышленность СССР. С. 25,29; История социалистической экономики СССР. М., 1980. Т. 6. С. 47–78.

Рис. 30. Динамика общих объемов промышленной продукции Динамика производительности труда и себестоимости продукции в промышленности в 1946–1950 гг.

Параметр 1946 г. 1947 г. 1948 г. 1949 г. 1950 г. 1951 г. 1952 г. 1953 г.

Производительность труда Снижение себестоимости Современный исторический стереотип о кризисе позднесоветской системы экономики гиперболизирован. «Несомненно, было замедление темпов развития. Но чтоб промышленность, сельское хозяйство топтались на месте — это не так. Кому-то, видимо, понравилось слово “застой” и пропагандистский аппарат постарался обыграть его на все лады. Но разве правильно называть застойным период, когда за 20 лет (1966–1985 гг.) национальный доход страны вырос в 4 раза, промышленное производство — в 5 раз, основные фонды — в 7 раз?

Несмотря на то, что рост сельскохозяйственного производства увеличился за этот период лишь в 1,7 раза, реальные доходы населения росли примерно такими же темпами, что и производительность общественного труда, и возросли в 3,2 раза; приблизительно в 3 раза увеличилось производство товаров народного потребления на душу населения…Да, действительно, темпы экономического роста были ниже, чем в предыдущее пятилетие, но в сравнении с развитыми капиталистическими странами, кроме Японии, они были выше или равны»108 (рис. 31)109.

усл. ед.

Рис. 31. Основные показатели развития советской экономики Байбаков Н.К. Сорок лет в правительстве. М., 1993 С. 220.

Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. М., 2006. Кн. 5. С. 11;

Страна Советов за 50 лет. М., 1967. С. 31; Народное хозяйство СССР в 1980. М., 1981. С. 37–38; Народное хозяйство СССР в 1990 г. М., 1991. С. 5.

Другое дело, что существует точка зрения о значительных приписках и искажении итоговой статистики. Среднегодовые темпы экономического роста СССР находились в тренде снижения. При их хронологическом соотнесении с эволюцией модели советской экономики (а она испытывала серьезную трансформацию при каждой новой смене высшего руководства — «сталинская модель», «хрущевская модель», «брежневская модель», «андроповская модель», «горбаческая модель») обнаруживается зависимость темпорального угасания от фактора отступления от мобилизационных принципов ее управленческой организации. Впрочем, даже в начале 1980-х гг. экономический рост СССР был заметно активнее, чем у большинства западных высокоразвитых стран в настоящее время. Так что утверждение о проигрыше Советским Союзом в экономическом развитии требует, по крайней мере, более подробной и точной аргументации (рис. 32)110.

Принципиально иную историческую ситуацию, по отношению к характеризуемым автаркийно-этатистскими установками наиболее успешным периодам развития российской экономики, можно наблюдать в эпоху так называемых «демократических реформ». Статистика говорит о произошедшей в конце 1980-х гг.

резкой переориентации как отечественного потребителя, так и производителя на внешний рынок. Катализатором экономического упадка явился отказ от государственного регулирования внешнеторговой деятельности. Рубежный характер 1989 г., как даты ликвидации монополии внешней торговли (постановление Совмина СССР № 1405 «О дальнейшем развитии государственных, кооперативных и иных общественных организаций» от 2 декабря 1988 г.), четко отделяет фазы роста и упадка советской экономики (табл. 8)111.

Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. Кн. 5. С. 11; Страна Советов за 50 лет. С. 34,80; Народное хозяйство СССР за 1960 г. М., 1961.

С. 82; Народное хозяйство за 1967 г. М., 1968. С. 328, 671, 712; Народное хозяйство СССР, 1922–1972. М., 1972. С. 48; Народное хозяйство СССР, 1922– 1982. М., 1982. С. 464; Народное хозяйство СССР в 1990 г. М., 1991. С. 8; Промышленность СССР. М., 1988. С. 6; Капитальное строительство СССР. М., 1988. С. 8–9.

Страны-члены СНГ в 1991 г.: Статистический ежегодник. М., 1992. С. 17–20.

Рис. 32 Среднегодовые темпы пятилетнего прироста в народном Производство важнейших видов продукции в СССР Вид продукции Электроэнергия, млрд кВт·ч Нефть (включая газовый конденсат), млн т Готовый прокат черных металлов, млнт Вид продукции Железная руда (товарная), млн т Электродвигатели переменного тока, тыс. шт.

Металлорежущие станки, тыс. шт.

Кузнечно-прессовые машины, тыс. шт.

Зерноуборочные комбайны, тыс. шт.

Минеральные удобрения (в пересчете на 100% пита- 31,9 33,4 34,9 35,8 33,1 30,7 28, тельных веществ), млн т Минеральные удобрения тельных веществ), млн т Серная кислота в моногидрате, млн т Каустическая сода, 100%, тыс. т Химические волокна и нити, тыс. т Синтетические смолы и пластические массы, тыс. 4814 5121 5247 5423 5508 5304 Шины автомобильные, для сельскохозяйственных машин, мотоциклов и мотороллеров, млн шт.

Бумага, млн т из нее газетная, млрд м Вид продукции Асбестоцементные листы (шифер), млн условных 7956 8258 8463 8584 8714 8733 плиток Строительный кирпич, млрд шт. условного кир- 38,5 39,9 40,6 42,3 43,3 43,7 42, пича Мясо (промышленная выработка, тыс. т Колбасные изделия, тыс. т 3207 3343 3495 3630 3716 3757 Мясные полуфабрикаты, тыс. т Улов рыбы и добыча других морепродуктов, тыс. т Животное масло, тыс. т 1367 1456 1512 1565 1577 1591 Цельномолочные продукция (пересчете на молоко), 28,0 29,5 30,5 31,5 32,5 32,6 29, млн т Маргариновая продукция, тыс. т Растительное масло, тыс. т 2524 2862 2926 3118 3226 3235 Консервы, тыс. условных банок Свежезамороженные овощи, тыс. т Кондитерские изделия, тыс. т Макаронные изделия, тыс.

Минеральные воды, млн полулитров Безалкогольные напитки, млн дал Вид продукции Важнейшие виды непродовольственных товаров Ткани всех видов, млрд м2 11,3 11,6 12,0 12,3 12,4 12,1 10, Чулочно-носочные изделия, млн пар Трикотажные изделия, млн шт.

Радиоприемные устройства, тыс. шт.

Телевизоры, тыс. шт. 8734 8769 8377 8926 9260 Магнитофоны, тыс. шт. 4391 4232 4788 5291 5431 Холодильники и морозильника, тыс. шт.

Стиральные машины, тыс.

шт.

Электропылесосы, тыс. шт. 3920 4117 4291 4629 4902 Швейные машины, тыс.

шт.

Мотоциклы и мотороллеры, тыс. шт.

Обои, млн условных кусков Тетради школьные, млн шт.

Валовой сбор сельскохозяйственных культур Зерно (в весе после доработки), тыс. т Хлопок-сырец (закупки), тыс. т Хлопок-сырец (в пересчете на волокно: закупки), 2782 2660 2502 2762 2657 тыс. т Сахарная свекла (фабричная), тыс. т Подсолнечник на зерно, тыс. т Картофель, тыс. т 68659 81796 72288 58703 67766 Овощи, тыс. т 26785 28310 27945 27905 27499 Основные продукты животноводства Мясо (в убойной массе), млн т Молоко, млн т 91,7 95,2 96,6 99,6 101,3 101,5 94, Яйца, млрд шт. 73,9 77,2 79,1 81,4 81,2 78,3 76, Шерсть (в физической массе), тыс. т Казалось бы, цифры душевого потребления на постсоветском пространстве рубежа 1991–1992 гг. не свидетельствовали о низком уровне жизни населения. Хотя правда и в том, что качество большинства советских потребительских и инвестиционных товаров значитеьно уступало зарубежным. Тем не менее цифры по основным показателям коррелировали со статистикой благосостояния граждан в ведущих капиталистических странах выступавших ориентиром горбачевско-ельциновскому реформированию (табл. 9) 112.

Откуда же взялся отчетливый позднесоветский товарный дефицит? Очевидно, что производимая продукция, ввиду открытия шлюзов внешней торговли, попросту не доходила до отечественного потребителя. В отличие от эпохи Александра III, свободный советско-российский экспорт рассматриваемого периода не носил остаточного по отношению к потребностям внутреннего рынка характера. Многие товары, минуя потенциального российского покупателя, шли напрямую за рубеж. Притчей во языцех стал, например, дефицит в СССР ширпотреба. При этом Советский Союз, вступая в последний год своего существования, производил 75% мирового производства льняных тканей; 13% хлопчатобумажных;

19% шерстяных (2,6 м2 на человека, тогда как в ФРГ — 2,4 м2, в США — 0,7 м2); 12% шелка; 19–20% чулочно-носочных изделий (2,9 пар на человека, конечно же, мало, но для сравнения, в Великобритании — 0,8 пар, в США — 3,5 пар); 22% трикотажных издеСтраны-члены СНГ в 1991 г.: Статистический ежегодник. М., 1992.

С. 568–569.

Производство важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции Нефть (включая газовый конденсат),кг Серная кислота в моногидрате, Синтетические смолы и пластические массы (без смол и полупродуктов для синтетического волокна), кг человек населения), шт.

Легковые автомобили (на человек населения), шт.

Зерновые и зернобовые культуры (в весе после доработки), 599 408 302 338 1255 1030 413 Хлопок (в пересчете на волокно), кг Сахарная свекла (фабричная), Улов рыбы и добыча морепродуктов, кг лий; 10,9% телевизоров; 15% утюгов; 17,4% холодильников; 12,6% стиральных машин; 4,4% фотоаппаратов; 17,1% часов.

«Зерновая проблема» также оказывается на поверку парадоксальной, при учете того, что в 1991 г. в СССР валовый сбор ячменя составил 29,5% его мирового производства; пшеницы — 16,2;

овса — 45,1; ржи — 55%; различных видов кормового зерна — от 10,1 до 13,7%.

В условиях исчезновения с прилавков магазинов тривиальной пищевой продукции доля Советского Союза в мировом производстве масла составляла 21,4%; молочных консервов — 33,7; мяса — 11,7; сахара — 15,7; пищевого растительного масла — 12,7; кондитерских изделий — 30,7; шоколада — 19,6; рыбных консервов — 42;

маргарина — 12,2%. Доля же советского народонаселения по отношению к народонаселению мира составляла лишь 4,88%113.

Для классификации перманентного процесса вывоза товаров из страны в 1990-е гг. подходит даже не столько понятие «экспорт», сколько «распродажа». Данные табл. 10 иллюстрируют стремительную переориентацию советского производителя на внешний рынок при снятии государственной регулировки экспортно-импортных отношений114.

Торговля товарами народного потребления в СССР в 1991 г.

Вся статистика. М., 1992. С. 10–102.

Проблемы торговли: Статистический сборник. М., 1992. С. 22–32; Молодая гвардия. 1992. № 5–6. С. 171.

Небывалый в мировой экономической истории рост экспортных операций, совпадающий по времени с процессом политической дезинтеграции СССР, объясняется минимизацией товарных цен. Продажа за бесценок значительной части реализованной на внешнем рынке продукции даже не позволила инвестировать должным образом национальную экономику, приведя лишь к баснословному обогащению лиц, причастных к заключению торговых сделок. Не надо забывать при этом, что валютные поступления в экономику СССР в этот период упали пропорционально падению мировых цен на нефть. Но валюта была нужна для оборонных и иных нужд государства.

Впрочем, синдром тотальной распродажи не был преодолен и в последующие годы. Экспорт России в 2000 г. составлял 42,6% российского ВВП. В то время как в США он соответствовал 7,2%, в Евросоюзе — 8,6, в Японии — 9,7%115.

Современная структура отношения экспорта к импорту в России также находится в диссонансе с мировым хозяйственным опытом. Для каждой национальной экономики существует оптимум экспортно-импортного баланса. Если для Великобритании исторически характерно отрицательное торговое сальдо, то для Германии — положительное. Как в Российской империи, так и в СССР экспорт товаров традиционно, за исключением коротких хронологических отрезков, превышал импорт. Система экспортно-импортного баланса в современной России также, казалось бы, построена в соответствии с данной традицией.

Признавая эффективность функционирования экономических моделей с положительным сальдо, недопустимым представляется установившийся в Российской Федерации коэффициент покрытия импорта экспортом — 240,3%. Ни в одной из экономически развитых стран не имеется такого разрыва. Лидирующая среди государств ЕС по показателю покрытия импорта экспортом Ирландия отстает в коэффициентном отношении от России почти в 1,5 раза, а находящаяся на втором месте Германия — почти в 2 раза116.

Независимая газета. 2000. 26 июня. С. 11.

Россия и страны-члены Европейского союза. 2005: Статистический сборник. М., 2005. С. 216–217, 219.

Стабильная, предсказуемая политика государства есть важный фактор экономического успеха. Устойчивая политическая традиция Российской империи обеспечивала благоприятный инвестиционный климат. Показательно приводимое на рис. 33. сопоставление динамики индикатора предпринимательской уверенности в России и США (рассчитывается как среднее арифметическое значение балансов оценок ожидаемого выпуска основного вида продукции, сложившихся уровней портфеля заказов (спроса для России) и запасов готовой продукции, с обратным знаком) 117.

Рис. 33. Индикатор предпринимательской уверенности в России Взятый за основу 100-летний интервал историко-статистической верификации (рубеж 80–90-х гг. XIX в. и 80–90-х гг. XX в.) подтверждает, таким образом, тезис о закономерности роста неустойчивых процессов в российской экономике при возрастании уровня ее открытости.

2.7. О рисках цивилизационного нарциссизма У кого-то может сложиться впечатление, что за исследованием цивилизационных оснований российской экономики скрывается не более, чем ностальгия по имперской государственности — соГруппа восьми» в цифрах. 2006. С. 102–103.

ветской и царской. И поиск универсальных экономических решений — в глубокой старине.

Но обращение к истории имеет другой смысл. Если ряды исторических примеров выстраиваются в единой смысловой парадигме, то это есть свидетельство существования закономерностей. Закономерность — вещь важная для понимания природы современных экономических процессов и проблем, необходимая для выбора современных решений.

Нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Историческое развитие необратимо и несет с современностью крупные обновления. Но перекрой истоки этой реки, и она обмелеет. Не так ли происходит ныне с российской цивилизацией?

Феномен развития любой из описываемых систем характеризуется наличием двух качеств. Первое — это изменчивость, смена качественных состояний в направлении усовершенствования. Но совершенствоваться может лишь уже существующий организм.

У него должны наличествовать некие имманентные константноматричные признаки, определяющие его видовую идентичность.

Вторым характерным качеством феномена развития должна быть, таким образом, определена парадигмальная преемственность. Следовательно, наиболее динамично развивающейся будет такая система, которая обеспечивает синергийное сочетание обоих обозначенных компонентов.

В 1990-е гг. маятник общественного развития качнулся в сторону первого компонента. Изменения, реализуемые в отрыве от системной преемственности, к развитию, естественно, не привели. Более того, они обернулись небывалой для мирного времени экономической катастрофой и деградацией. На уровне массового сознания сложился синдром отторжения самой идеологии развития, не зависимо от формата ее презентации: «лишь бы не было перемен». Преемственность без изменений означает системный застой. Государство, избравшее такой путь, исторически обречено. Оно неминуемо, с той или иной отсрочкой во времени, окажется жертвой конкурентов.

Однако критика модернизационной невосприимчивости не составляла в данном случае предмета исследовательского анализа. Задача заключалась в выработке модели экономической политики, соотносимой с базовыми цивилизационно-ценностными основаниями государства и общества, т. е. в рассмотрении второго из обозначенных выше компонентов развития. Критика универсалистского реформирования представляется авторам в контексте современных условий России гораздо более актуальной, чем критика перегибов цивилизационно-охранительской политики традиционалистского толка. В дальнейшем, возможно, именно последней и будет необходимо уделить основное внимание, но это время пока еще не настало.

Следует также указать на нетождественность подменяемых зачастую друг другом в общественном дискурсе понятий «консервация» и «цивилизационная ориентированность». Такая подмена явилась, очевидно, следствием терминологической путаницы, возникшей вокруг идентификации консерватизма как течения общественной мысли в России. Все зависит от того, какая общественная система консервируется. Когда К.Н. Леонтьев писал о том, что Россию нужно «подморозить», речь шла о консервации православно-самодержавного строя118.

Консервация в нынешних условиях означает сохранение той деформированной экономической модели, которая сложилась в России в 1990-е гг. Напротив, обращение к цивилизационным основаниям российской экономики подразумевает в данном случае выбор в пользу развития. Развитие через обновленное восстановление.

Гибельные последствия цивилизационной самоизоляции прекрасно иллюстрирует опыт западной колонизационной экспансии нового времени. Столкнувшись с инокультурным внешним раздражителем ряд традиционных сообществ избрал путь абсолютной автаркии. Установившийся с утверждения в начале XVII в. политического господства сегуната Токукагава в Японии этот режим получил наименование системы «бамбукового занавеса». Итог общеизвестен: низкий технический потенциал не позволил самоизолированным обществам адекватно противостоять вооруженным в соответствии с передовыми разработками колониалистам. Закрытые общества всякий раз вскрывались посредством тривиального военного диктата.

Еще более плачевным для обществ традиционного типа оказался путь компрадоризации. И это естественно — солидариЛеонтьев К.Н. Избранные произведения. М., 2007.

зация между жертвой и агрессором на практике всегда означает легитимизацию порабощения. Обе полярные реакции на вызов западнического проникновения оборачивались для народов перспективой утраты политического суверенитета. Залог цивилизационного самосохранения достигался, таким образом, в выработке оптимума между традициями и заимствованиями, охранительством и восприимчивостью к иносистемному опыту.

Гибельность пути автаркийного нарциссизма хорошо известна и по курсу российской истории. Уже в XVII в. для Московской Руси актуализировалась проблема научно-технического отставания от потенциального внешнего противника в лице Запада.

«Исторически вопрос стоял не о движении России навстречу западному миру, а о движении западного мира в Россию и вовсе не с культуртрегерскими целями», — констатировал историк второй волны эмиграции Н.И. Ульянов119. «Страна расплачивалась за свою многовековую неповоротливость и безграмотность, — оценивал он уровень образования в допетровской Руси. — А какова была эта безграмотность можно судить хотя бы по состоянию арифметических знаний москвичей. Числа изображались не цифрами, а буквами, как это перешло на Русь из Византии. Москвичи не любили арабских цифр, даже преследовали их. Из четырех действий арифметики знали кое-как сложение и вычитание.

Умножение и деление давалось плохо. Еще хуже дроби. Не знали приведения к одному знаменателю… Евклидова геометрия вовсе не была известна. “Богомерзостен перед Богом всяк любящий геометрию” — гласила тогдашняя церковная мудрость. Измерять площадей и углов не умели… Единственным землемерным орудием была веревка… Что же касается науки и всяких открытий, то они шли мимо тогдашней России — Коперник, Каплер, Тихо де Браге, Галилей, Ньютон… В других областях знаний, особенно в астрономии, в физике, в географии, москвичи продолжали жить откровениями древних христианских писателей, вроде Козьмы Индикоплова, Епифания Кипрского, и представляли вселенную в форме сундука с полуоткрытой крышкой. Сведения о ботанике и зоологии почерпывались не наблюдением за природой, а из книги “Физиолог”, составленной тоже в первые века христианства»120.

Ульянов Н.И. Петровские реформы: Отклики. Нью-Хейвен, 1986. С. 12.

Потребовалась организованная «железной волей» Петра I трагическая во многих аспектах мобилизация всех сил государства для вывода России из летаргического состояния.

Модернизационный процесс преподносится зачастую как антитеза цивилизационной идентичности. C этим нельзя согласиться. Модернизация есть, безусловно, закономерный этап в мировом историческом развитии. Однако конкретное ее преломление существенно корректируется в зависимости от цивилизационного контекста. Уместно говорить об адаптационной и дискретной версиях модернизации. Дискретная модернизация протекала в разрыве с цивилизационной традицией. Она представляла разрушительный, радикальный вариант общественных трансформаций. Напротив, адаптивная версия модернизационного процесса соотносилась с контекстными, средовыми условиями своего осуществления. Цивилизационная идентичность в данном случае не только не являлась препятствием, но служила особым ресурсом развития. Древние цивилизации создавали своеобразную матрицу. Задача модернизационного этапа заключалась в соотнесении инновационного приращения со спецификой матричных условий. Ниже, с опорой на типологию, предложенную известным российским китаеведом А.С. Селищевым, предложены цивилизационные модели протекания модернизационных процессов (табл. 11)121.

Модернизационный процесс в своей первой исторической фазе подразумевал переход от экономики традиционного общества (иногда идентифицируемой с понятием «феодализм») к стадии индустриального развития. В настоящее время исследователями выделяются две модели модернизации — либеральная и консервативная. Отличительной особенностью последней в ее экономическом измерении являлась особая роль государства, социальный патернализм, идеократическое стимулирование трудовой деятельности. Именно консервативная модель модернизации была имплементирована в СССР и других странах, традиционно относимых к социалистическому лагерю. В условиях стартового отставания от индустриально развитых государств Запада данный выбор позволил аккумулировать ресурсы для достижения Селищев А.С., Селищев Н.А. Китайская экономика в XXI веке. СПб., 2004.

С. 14–15.

Отношение Индивидуальный Материаль- Высшая ценность Постоянное Материальный успех Отношение к Индивид во все Человек — пес- В центре — инди- Организован- Идеал соборности.

индивиду большей степени чинка. Ставка вид, но не как сво- ность и дис- Общинно-эгалитарный Социальная Широкие возмож- Большая мо- Кастовость. От- Мобильное Госпатернализм. Высомобильность ности проявления бильность (се- сутствие социаль- общество не- кий уровень социальи квалификации годня — раб, ной мобильности. сколько тормо- ной мобильности опрев разных сферах завтра — эмир, Мобильность ни- зится жесткой деляется активностью Отношение к Перед законом Индивид часто несет ответственность за членов своей Трактовка закона закону индивид отвечает семьи, рода, гильдии, касты, общины. Традиционное определяется высшей Отношение к Сфера религии ог- Важность Религиозный Религиозные Идеократия. Религия религии раничена отноше- религиозных иррационализм. принципы как имеет характер идеониями человека со отношений во Бегство от мира высшая целесо- логии, но не бытовой Обществен- Усиление челове- Смирение и Жесткая касто- Упор на об- Общественная активная актив- ческой активнос- послушание. вость. Обществен- щественную ность инициируема ность ти в обществен- Повиновение ная активность стабильность и сверху. Воля вместо Отношение Большинство Заповеди Безразличие ин- Слабая полити- Революции сверху.

к политичес- людей в той или ислама не дивида к власти, ческая, но силь- Всплески политической кой деятель- иной степени препятствуют к администрации, ная социальная активизации. Персониности вовлечены в поли- мусульманину к государству. активность. По- фицированность политическую деятель- заниматься Политикой зани- литикой занима- тических ориентиров.

форсированной динамики развития122. Экономические показатели стран социализма позволяют по меньшей мере говорить о конкурентном потенциале консервативной модели модернизации.

Однако концентрация усилий на обеспечении форсированных показателей не могла быть долгосрочной. При выполнении модернизационных задач вожжи административного регулирования должны были быть несколько ослаблены (реформаторы же решили их сбросить совсем). Переход от форсированно-мобилизационной системы к системе устойчивого развития составлял основную задачу предстоящего реформирования.

Между тем Запад вступил еще в 1960–1970-е гг. во вторую историческую фазу модернизации, состоящую в переходе от индустриальной к постиндустриальной экономической системе123.

Соответственно, решение новых модернизационных задач актуализировалось и для стран социалистического лагеря. По показателям роста ВВП они еще шли вровень с западным миром.

Но перспективы дальнейшего отставания определялись осуществленной на Западе массовой имплементацией новых постиндустриальных технологий, приведших к структурным изменениям в экономике. Перед лидерами социалистических государств встал тогда вопрос о выборе модели модернизации. Предстояло конструирование сложной управленческой системы организации постиндустриального прорыва. Именно к такому конструированию еще с конца 1970-х гг. приступили вожди коммунистического Китая124.

По более легкому, казалось бы, пути (проторенной дороге) пошли реформаторы в СССР и странах Восточной Европы. Опыт консервативной модернизации по преодолению отставания при Агурский М.С. Идеология национал-большевизима. Париж, 1982; Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М., 1998; Дугин А.Г. Консервативная революция. М., 1994; Красильщиков В.А., Гутник В.П., Кузнецов В.И. и др. Модернизация: Зарубежный опыт и Россия. М., 1994. С. 6– 21; Побережников И.В. Модернизация: теоретико-методологические подходы // Экономическая история: Обозрение. М., 2002 Вып. 8. С. 146–168; Опыт российских модернизаций. М., 2000. С. 11–45.

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999; Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология. М., 1999; Тоффлер Э. Новая волна.

М., 1999; Он же. Шок будущего. М., 2002.

Авдокушин Е.Ф. Теоретические основы экономической реформы в КНР.

М., 1990; Борох О.Н. Современная китайская экономическая мысль. М., 1988.

переходе к индустриальному обществу совершенно не брался в расчет. Сама возможность использования компонентов такого сценария была идеологически осуждена под лозунгом «тоталитарной экономики». Базовой моделью постиндустриальной модернизации была избрана экономическая система Запада, причем, не в ее современном виде, а в прообразах ранней начальной стадии капиталистического развития. В настоящее время можно уверенно констатировать, что избранная модель не только не способствовала решению новых модернизационных задач, но задала прямо противоположный вектор структурных и качественных модификаций.

Представленный в работе анализ, феноменологические данные подтверждают в целом выдвинутую гипотезу о связи экономической успешности с уровнем цивилизационной адаптивности хозяйственных систем. Полученные доказательства дают основания для пересмотра представлений об универсализме мировой экономики в пользу модели ее вариативности. Полученные выводы позволяют говорить о противопоказанности прямой экстраполяции в России западной модели экономики, как не имеющей универсальной эффективности и имманентно связанной лишь с одним, вполне определенным, типом цивилизации. Выдвигается задача соотнесения на уровне стратегического целеполагания экономической политики государства с его цивилизационной спецификой.

Признание цивилизационной специфичности хозяйственных систем определяет страновую вариативность экономических рецептур. На уровне управленческих решений цивилизационность имеет двоякое выражение. Анализ российской цивилизационной общественно-экономической специфики показывает, с одной стороны, что существует некий строго очерченный коридор (ограничитель) для выбора решений в рамках экономической политики, особенно экономической стратегии страны.

Вместе с тем, при адаптивной к существующим цивилизационным накоплениям политике, они могут быть использованы в качестве особого дополнительного ресурса. Признание данного ресурсного компонента ставит в повестку дня вопрос о соответствующем ресурсосбережении и имплементации в государственно-управленческой практике.

Экономика, сообразно с выдвигаемым авторами подходом, определяется не только трудовыми, фондовыми и ресурсными потенциалами, но и действием исторических, религиозных, национальных, государственных, ментально-ценностных, идейнодуховных, природных факторов. Их совокупное рассмотрение соотносится с категорией цивилизационного ресурса (интегрированного цивилизационного фактора).

Проведенный анализ показывает, что существуют сложные, но отчетливо действующие связи психолого-ментального потенциала страны (ее населения) и успешности модели основных экономических механизмов. «Что русскому здорово, то немцу смерть». И наоборот.

Пространственные, климатические, природно-ресурсные, геоэкономические особенности страны не дают такой возможности, чтобы любые скопированные из опыта других стран рецепты были бы столь же эффективны, как в странах подражания.

Выявляется совершенно определенная российская цивилизационная специфика, которую нужно учитывать при формировании экономической политики государства.

Сам факт тысячелетней истории России, экономическая система которой, имея существенное национальное своеобразие, позволяла обеспечивать ей статус мировой экономической державы, противостоять внешней агрессии, осуществлять хозяйственное освоение крупнейшего территориального пространства в мире, говорит об уместности обращения к цивилизационным основам конструирования современной российской экономической политики.

Наиболее значимые ориентиры для модернизации современной экономической политики, как это вытекает из истории и сущности российской цивилизационной специфики, — это определение оптимальной меры этатизации и автаркийности экономики. Никогда не существовало ни чистой автаркии, ни абсолютно открытого национального рынка. Но развитие общественных систем могло быть направлено как в сторону соответствия идеальной модели, так и отступления от нее. Задача заключается в поиске специфичного для каждой цивилизации оптимума меры этатизации и автаркийности. В России, судя по ее историческому опыту, они должны быть несколько выше, чем в среднем на Западе.

Становится очевидным, что феноменологически разграничиваются идеальные модели экономики и реальные историческохозяйственные системы, включающие в себя разнородные в модельном отношении компоненты. Иллюзиям крайних взглядов (чистая автаркия, неограниченная конкуренция, саморегулирующийся рынок и т. п.) противопоставляется реалистическая многоукладная система хозяйствования.

Исторические накопления России дают основания для определения оптимума организации экономической системы. Устойчивая колебательная динамика российской истории позволяет видеть периоды наибольшей экономической успешности, соотносимые с преобладанием потенциалов государственнической направленности.

Другими словами, нужно преодолеть экстремизм неолиберальной идеологии и содержания современной экономической политики. Уровень государственного участия в экономике страны (восстановление монетизации экономики, доля государственных расходов в ВВП, участие государства в инноватизации, научном и интеллектуальном прогрессе, социальная ответственность государства), степень открытости российской экономики (проблема переэкспортизации и сырьевизации) должны быть существенно пересмотрены.

В этом случае можно рассчитывать на устойчивый экономический рост и развитие страны в долгосрочной исторической перспективе. Именно эта цель должна ставиться правительством любой страны.

Рецептура возрождения России должна соотноситься с мировым историческим опытом общественных инверсий. Исходя из представлений о цивилизационной обусловленности эффективного функционирования систем организации общества, целесообразно соотнести предлагаемые решения с закономерностями развития цивилизаций.

Цивилизационная инверсия на языке стадиального подхода есть, не применяя термина «революция», качественная изменчивость. Предлагаемые изменения парадигмы общественного развития страны носят характер существенной трансформации.

Авторы апеллируют в данном случае к российскому опыту «революций сверху».

На волне перелома высшая политическая воля помогает решить узловые вопросы трансформации системы. Создается новое идеологическое и правовое поле. Затягивание периода такого запускающего преобразования чревато для реорганизуемой системы отставанием, утратой стратегических позиций.

Построенная на основе принципа цивилизационной идентичности российская экономика может стать своеобразным идеологическим знаменем, посланием миру. Ее коренное преимущество при обращении в мир в сравнении с либеральным проектом, как и с его коммунистической альтернативой, заключается в продолении ограничений унификации. Суть подхода к развитию мир-экономик заключается в концепции их цивилизационного многообразия, в связи с чем часть программного содержания государственного управления экономическим развитием заключается в мерах по достижению соответствия экономической политики специфике цивилизации. Даже критикуемая авторами либеральная модель не отрицается вообще, а лишь очерчивается определенными национально-культурными рамками, где она обладает апробированной историческим опытом хозяйственной эффективностью.

В силу своей гармоничности (как сочетания собственно экономического компонента с духовной и социальной составляющими) цивилизационно-адаптивная российская экономическая система может стать существенно более успешной.

1. Авдокушин Е.Ф. Теоретические основы экономической реформы в КНР. М., 1990.

2. Багдасарян В.Э., Шнайдген Й.Й. Иностранный туризм в СССР через призму «холодной войны». М., 2004.

3. Байбаков Н.К. Сорок лет в правительстве. М., 1993.

4. Безобразов В. Государственные доходы России, их классификация, нынешнее состояние и движение, 1866–1872 // Статистический временник. СПб., 1882.

5. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

6. Белоусов Р.А. Будущее российской экономики: Пространство выбора // Постиндустриальный мир и Россия. М., 2001.

7. Белоусов Р.А. Экономическая история России: ХХ век. М., 2002– 2005. Кн. 1–5.

8. Бжезинский З. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. М., 2007.

9. Богомолов О., Кондрашова Л. Секреты китайской экономической кухни // НГ — Политэкономия. М., 1999. № 1.

10. Боровой С.Я. Кредит и банки России (сер. XVII в. — 1861). М., 11. Борох О.Н. Современная китайская экономическая мысль. М., 12. Бродель Ф. Время мира. М., 1992. Т. 3.

13. Булгаков С. Очерки по истории экономических учений. М., 1913.

14. Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М., 1990.

15. Булдаков В.П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 1997.

16. Васильчиков А.И. Землевладение и земледелие в России и других европейских государствах. СПб., 1876. Т. 1– 17. Васильчиков А.И. О самоуправлении. СПб., 1862–1871. Т. 1–3.

18. Васильчиков А.И. Сельский быт и сельское хозяйство России.

СПб., 1881.

19. Вебер М. История хозяйства. Пг., 1923.

20. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // М. Вебер Избранные произведения. М., 1990.

21. Витчевский В. Торговля, таможенная и промышленная политика России со времен Петра Великого до наших дней. СПб., 1909.

22. Власенко В.Е. Денежная реформа в России 1895–1898. К., 1949.

23. Внешние экономические связи в СССР в 1989 г.: Стат. сб. М., 24. Внешняя торговля СССР, 1918–1966. М., 1967.

25. Вольтке Г.С. Право торговли и промышленности в России в историческом развитии (XIX век). СПб., 1905.

26. Воронцов В.П. Артельные начинания русского общества. СПб., 27. Воронцов В.П. Крестьянская община. М., 1897.

28. Вся статистика. М., 1992.

29. Вургафт С.Г. Ушаков И.Д. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. М., 1996.

30. Гельбрас В., Кузнецова В. КНР: Год суровых испытаний // Мировая экономика и международные отношения. М., 2000. № 8.

31. Горохов Э. Энциклопедия афоризмов (Мысль в слове). М., 1999.

32. «Группа восьми» в цифрах. 2006. Статист сб. М., 2006.

33. Гудков Л. Идеологема «врага». «Враги» как массовой синдром и механизм социокультурной интеграции // Образ врага. М., 2005.

34. Даль В.И. Пословицы русского народа. М., 1904. Т. 1–4.

35. Данилов А.А. История России, XX век: Справочные материалы.

36. Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., 1997.

37. Дугин А.Г. Экономика против экономики // Консервативная революция. М., 1994.

38. Ефименко А.Я. Обычное право. М., 1894.

39. Зарубина Н.Н. Социально-культурные основы хозяйства и предпринимательства. М., 1998.

40. Зомбарт В. Буржуа. М., 1994.

41. Зомбарт В. Евреи и хозяйственная жизнь. СПб., 1912. Ч. 1.

42. Зомбарт В. Современный капитализм. Л., 1924–1929. Т. 1–3.

43. Идеология и конкурентоспособность наций. Лондон, 1985.

44. Илларионов А. Секрет китайского экономического «чуда» // Вопросы экономики. М., 1998.

45. Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. М., 1997.

46. Исаев А. Артель в России. СПб., 1872–1873. Вып. 1–2.

47. Исаев А. Община и артель // Юридический вестник. 1884. № 1.

48. История Древнего мира. Кн. 2. Расцвет древних обществ / Отв.

ред. И.С. Свенцицкая. М., 1989.

49. История Китая с древнейших времен до наших дней. М., 1974.

50. История социалистической экономики СССР. М., 1980. Т. 6.

51. История СССР, 1861–1917 / Под ред. В.Г. Тюкавкина. М., 1989.

52. История стран Азии и Африки в новое время. М., 1989. Ч. 1.

53. История США. Т. 2. 1877–1918. / Отв. ред. Г.П. Куропятник. М., 54. Калачев Н.В. Артель в древней и нынешней России. СПб., 1864.

55. Калинин Д.В. Управление казенной промышленностью в дореволюционной России (На примере Морского ведомства). М., 1995.

56. Капитальное строительство СССР. М., 1988.

57. Карелин А.А. Общинное владение в России. СПб., 1893.

58. Качаровский К.Р. Русская община. Возможно ли, желательно ли ее сохранение и развитие (Опыт цифрового и фактического исследования). СПб., 1890.

59. Керов В.В. «Се человек и дело его…». Конфессионально-этические факторы старообрядческого предпринимательства в России. М., 60. Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1904. Ч. 2.

61. Косых Е.С. Советская концессионная политика в 1920-е гг. // Сталин. Сталинизм. Советское общество: К 70-летию В.С. Лельчука.

М., 2000.

62. Краткий политический словарь. М., 1988.

63. Лельчук В.С. Индустриализация // Переписка на исторические темы. М., 1989.

64. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45.

65. Леонтьев К.Н. Избранные письма (1854–1891). СПб., 1993.

66. Лунев С.И. Социально-экономическое развитие крупнейших стран Евразии. Цивилизационный контекст // Восток–Запад–Россия. М., 2002.

67. Макмиллан Ч. Японская промышленная система. М., 1988.

68. Маркс К. Британское владычество в Индии // К. Маркс, Ф. Энгельс Избр. произв. М., 1983. Т. 1.

69. Менделеев Д.И. Заветные мысли. М., 1995.

70. Менделеев Д.И. Проблемы экономического развития России. М., 71. Меньшиков М.О. Из писем к ближним. М., 1991.

72. Меньшиков М.О. Материалы и биографии. М., 1993.

73. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

74. Мир в цифрах: Статистический сборник. 1992. М., 1992.

75. Модели общественного переустройства России: XX век / Отв. ред.

В.В. Шелохаев. М., 2004.

76. Народное хозяйство за 1967 г. М., 1968.

77. Народное хозяйство СССР за 1960 г. М., 1961.

78. Народное хозяйство СССР в 1958. М., 79. Народное хозяйство СССР в 1980. М., 1981.

80. Народное хозяйство СССР в 1990 г. М. 1991.

81. Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне. М., 82. Народное хозяйство СССР, 1922–1982. М., 1982.

83. Народное хозяйство СССР, 1922–1972. М., 1972.

84. Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология. М., 1999.

85. Огородников С.Ф. Очерк истории г. Архангельска в торгово-промышленном отношении. СПб., 1890.

86. Ойкен В. Основы национальной экономии. М., 1996.

87. Ойкен В. Теория хозяйственного порядка: Фрайбургская школа и немецкий неолиберализм. М., 2002.

88. Окумура Х. Корпоративный капитализм в Японии. М., 1986.

89. Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия: В 5 т. М., 1994. Т. 1.

90. Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993.

91. Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. М., 92. Паршев А.П. Почему Россия не Америка. М., 2000.

93. Паталеев А.В. История строительства Великого Сибирского железнодорожного пути. Хабаровск, 1951.

94. Патрушев А.И. Германия в XX веке. М., 2004.

95. Пентелин А.В. Советская государственно-капиталистическая концессионная политика в 1920-е гг. Автореф. … канд. ист. наук.

96. Первушин С.А. Хозяйственная конъюнктура. Введение в изучение динамики русского народного хозяйства за полвека. М., 1925.

97. Печерин Я.И. Исторический обзор государственных доходов и расходов с 1803 по 1843 включительно. СПб., 98. Печерин Я.И. Исторический обзор государственных доходов и расходов с 1844 по 1863 включительно. СПб., 1898.

99. Погосян С.С. Проблемы современной суверенизации Армении в историографии и общественно-политической мысли: Дис. … канд. ист. наук. М., 2005.

100. Поткина И.В. Законодательное регулирование предпринимательской деятельности иностранцев в России. 1861–1916 гг. // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки. М., 1997.

101. Проблемы торговли: Статистический сборник. М., 1992.

102. Промышленность СССР. М., 1957.

103. Промышленность СССР. М., 1988.

104. Репников А.В. Консервативные представления о переустройстве России (Конец XIX — начало ХХ веков). М., 2006.

105. Российский архив (История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX веков). Вып. 4.

106. Российский статистический ежегодник. 1996. М., 1996.

107. Россия и ВТО: Сельское хозяйство // http:// mir. udmweb.ru.

108. Россия и мировой бизнес: Дела и судьбы / Под об. ред. и предисл.

В.И. Бовыкина. М., 1996.

109. Россия и страны-члены Европейского союза. 2005: Статистический сборник. М., 2005.

110. Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991. (Репринт изд. Ф.А.

Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб, 1898).

111. Рощин М.Ю. Старообрядчество и труд // Генезис кризисов природы и общества в России. М., 1994. Вып. 2.

112. Русское хозяйство. М., 2006.

113. Рыбников А.А. Мелкая промышленность и ее роль в восстановлении русского народного хозяйства. М., 1922.

114. Рязанов В. Экономическая культура и национальная идентификация / Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций» // Вестник. М., 2006. № 1.

115. Самицкий А. Китайская экономика как субъект глобализации // Постиндустриальный мир и Россия. М., 2001.

116. Селищев А.С., Селищев Н.А. Китайская экономика в XXI веке.

СПб., 2004.

117. Сидоров А.Л. К вопросу о строительстве казенных военных заводов в России в годы Первой мировой войны // Исторические записки. М., 1955. Т. 54.

118. Симонов Н. Военно-промышленный комплекс в СССР в 1920– 1950-е годы. М., 1996.

119. Симчера В.М. Развитие экономики России за 100 лет: 1900–2000.

Исторические ряды, вековые тренды, институциональные циклы.

120. Смирнова Н. Грядет ли дух капитализма? // Знание — сила. 1992.

121. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов.

122. Старцев А.В. Хозяйственная этика старообрядчества // Старообрядчество: История и культура. Барнаул, 1998. Вып. 1.

123. Статистический ежегодник на 1913 г. СПб., 1913.

124. Страна Советов за 50 лет. М., 1967.

125. Страны-члены СНГ в 1991 г.: Статистический ежегодник. М., 126. Струмилин С.Г. История черной металлургии в СССР. М., 1954.

127. Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда. М., 1957.

128. Сфера услуг: проблемы и перспективы развития. М., 2000. Т. 1.

129. Тенденции в странах Европы и Северной Америки: Статистический ежегодник ЕЭК ООН, 2003. М., 2004.

130. Тойнби А.Д. Постижение истории. М., 1991.

131. Тойнби А.Д. Цивилизация перед угрозой истории. М., 1995.

132. Толстой Ю.В. Первые сорок лет сношений между Россией и Англией 1553–1593. СПб., 1875.

133. Тоффлер Э. Новая волна. М., 1999.

134. Тоффлер Э. Шок будущего. М., 2002.

135. Узденников В.В. Объем чеканки российских монет на отечественных и зарубежных монетных дворах. 1700–1917. М., 136. Ульянов Н.И. Исторический опыт России // Скрипты. Анн Арбор, 137. Ульянов Н.И. Петровские реформы: Отклики. Нью-Хейвен, 1986.

138. Урнов М.Ю., Касамара В.А. Современная Россия: Вызовы и ответы. Сборник материалов. М., 2005.

139. Фихте И.Г. Замкнутое торговое государство. М., 1923.

140. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2006.

141. Хорос В. Японские секреты // Знание — сила. 1991. № 10.

142. Чанг П.К. Краткое изложение опыта изложения экономического развития Китайской Республики на о. Тайвань. М., 1999.

143. Чернавский М.Ю. Этатизм, принцип автаркии в экономике и идея государственного социализма в консервативных концепциях XIX — начала XX века // Российская империя: Стратегии стабилизации и опыты обновления. Воронеж, 2004.

144. Шарапов С.Ф. Русские исторические начала и их современное положение. М., 1908.

145. Шахназаров О.Л. Отношение к собственности у старообрядцев (до 1917 года) // Вопросы истории. 2004. № 4.

146. Шацилло К.Ф. Государство и монополии в военной промышленности России. Конец XIX в. — 1914 г. М., 1992.

147. Шацилло М.Н. Иностранцы в составе российского предпринимательства // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки. М., 1997.

148. Шебалдин Ю.Н. Государственный бюджет царской России в начале XX в. (До 1-й мировой войны // Исторические записки. 1959.

149. Шумпетер Й. История экономического анализа // Истоки: Вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. М., 150. Шумпетер Й. Теория экономического развития (Исследование предпринимательской прибыли, капитала, процента и цикла конъюнктуры). М., 1982.

151. Щербина Ф.А. Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Воронеж, 1897.

152. Экономические реформы в России и Китае глазами российских и китайских ученых. СПб., 2000.

153. Экономические субъекты постсоветской экономики (Институциональный анализ). М., 2001.

154. Эльянов А.Я. Мировое интегрирующее развитие и крупные полупериферийные страны // Восток–Запад–Россия. М., 2002.

155. Юхнева Н.В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга. Л., 1984.

156. Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса. М., 157. Folke Hilgerdt. Industrialization and Foreign Trade. Geneva, 1945.

158. Liberalizing India, Progress and Problems. New Delhi, 1996.

159. Lommen Y.E., Tonchev P. China in East Asia: From Isolation to a Regional Superpower Status. Athens, 1998.

160. Maddison A. Monitoring the World Economy, 1820–1992. P., 1995.

161. Milward A.S., Saul S.B. The Development of the Economics of Continental Europe. 1850–1974. L., 1977.

162. Radelet S., Sachs J. Asia’s Reemergence // Foreign Affairs. 1997. Vol. 76.

Приглашаем к сотрудничеству!

Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования — современная динамично развивающаяся научно-экспертная и проектная организация. В Центре накоплен существенный практический опыт, кадровый потенциал и осуществляются не только фундаментальные разработки.

Специалисты Центра успешно организуют и проводят научноприкладные исследования и оказывают консалтинговые услуги в следующих сферах:

1. Разработка проектов нормативных правовых актов, в том числе концептуального, доктринального и программного характера, федерального, регионального и местного уровня.

2. Актуальное и проблемное информационно-аналитическое обеспечение деятельности руководства органов государственной власти, коммерческих организаций.

3. Управленческое и правовое консультирование по вопросам технического регулирования, разработка нормативных правовых и локальных актов в сфере технического регулирования.

4. Управленческое и правовое консультирование по вопросам интеллектуальной собственности, разработка нормативных правовых и локальных актов в сфере охраны интеллектуальной собственности.

5. Прикладные научные исследования в сфере экономики, права, управления.

Работы выполняются на основе собственных оригинальных методологий, пользуются спросом более чем в 20 странах мира.

Научный руководитель Центра — доктор политических наук В.И. Якунин.

Возглавляет Центр доктор физико-математических наук, доктор политических наук, профессор С.С. Сулакшин.

Центр заинтересован в творческих заказах, приглашает к сотрудничеству и партнерству.

Наш адрес:

107078, Москва, ул. Каланчевская, д. 15 (подъезд 1, 5 этаж).

Тел./факс: (495) 981–57–03, 981–57–03, 981–57–09, е-mail: frpc@cea.ru; http: www. rusrand.ru

В ЦЕНТРЕ ПРОБЛЕМНОГО АНАЛИЗА

И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОГО

ПРОЕКТИРОВАНИЯ

ВЫХОДИТ ИЗ ПЕЧАТИ:

фундаментальная государственно-управленческая платформа модернизации состояния экономики и экономической политики России. В целенаправленном научно-экспертном исследовании были впервые соединены методы и знания фундаментальных наук (философии, истории, права, физики и математики), прикладных (экономики, политологии, социологии, психологии, демографии, экологии, менеджмента), отраслевых наук (по видам экономической деятельности и иным сегментам экономики) и специально разработанные методы проектирования государственно-управленческих практик. Специальные методы анализа, верификации результатов, прогнозирования последствий предлагаемых управленческих решений повышают практическую значимость работы. Ее главным итогом является пригодная для реализации программа действий, дающая практикующим властям своеобразную «дорожную карту» для дальнейшего социально-экономического развития страны.

Значимый вывод о неприемлемости сформировавшейся в 1990-е гг. и начале ХХI в. (по состоянию на 2007 г.) российской экономической политики сделан в работе на основании четких и системных ценностных критериев, которые указывают на расходящийся характер процессов развития, ведущий к критическим рискам и угрозам. Предложены конкретные меры по исправлению экономической политики в каждом ее сегменте.

Системообразующими принципами конструктивной части работы выступили: переход от институционального к ценностному целеполаганию в государственном управлении, введение понятия «социальный гуманизм», соединяющего экономическую и социальную политики, принцип трехпериодного планирования, связывающий текущее, средне- и долгосрочное управление и принцип устойчивости развития.

Работа адресована прежде всего российским властям всех уровней и может быть полезна специалистам в сфере экономики и государственного управления.

ВЫШЛИ ИЗ ПЕЧАТИ:

В монографии вводится количественный научный инструментарий для характеристики типа показано, что идет устойчивый процесс ее деградации в сторону сырьевой. Предложена активная государственно-управленческая технология, показывающая, как вывести экономику России на путь диверсификации и инноватизации.

Работа предназначена для государственных управленцев, экономистов, ученых, аспирантов и студентов экономических и управленческих специальностей.

Региональное измерение государственной экономической политики России. М.: Научный эксперт, В книге представлены результаты выполненного экспертами Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования исследования актуальных проблем социально-экономического развития регионов России.

государственной региональной политики подходов к решению этих проблем, дано обоснование предложений по совершенствованию системы государственно-управленческих мер в этой сфере.

Книга может быть полезна для работников органов государственного управления, депутатов представительных органов власти, научных работников, студентов и преподавателей высшей школы.

В монографии на большом историческом, правовом и статистическом материале раскрываются за рубежом. Компаративистский анализ конституций, экономической, социальной и демографической политики ряда стран позволяет увидеть насколько сильно влияние исторических, религиозных и культурных традиций на понимание сущности и механизма социальных отношений и социальной политики.

В работе, выполненной Центром проблемного анализа и государственно-управленческого наиболее острые проблемы, оказывающие влияние на развитие финансовых рынков, и предлагаются способы их решения.

Особенностью монографии являются конкретные предложения по совершенствованию российского законодательства, структурированные применительно к решению соответствующих проблем в виде так называемой управленческой матрицы и дерева — оригинальных методологических разработок Центра.

Книга может быть рекомендована государственным управленцам, законодателям, научным работникам, аспирантам, студентам, преподавателям юридических и экономических специальностей, а также практикам и теоретикам финансовых рынков и всем, интересующимся современными правовыми и экономическими проблемами государственного регулирования финансовых рынков.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России.

Коллективная двухтомная монография представляет результаты комплексного исследования проблем коррупции и теневой экономики в указанным явлениям. В данном исследовании коррупция и теневая экономика представлены как тесно переплетенные и взаимопорождающие друг друга явления. Проблемы коррупции и теневой экономики были рассмотрены в рамках выделенных шести основных контуров (типов) как самодостаточных идентифицируемых коррупционных и теневых явлений: кадровая коррупция, экономическая коррупция, сращивание бизнеса и власти, идейная коррупция, бытовая коррупция, теневая экономика.

Во втором томе будет изложена программа государственно-управленческих действий противодействия коррупции и теневой экономике.

Предназначена для руководителей органов законодательной, судебной и исполнительной власти, субъектов экономической деятельности, экономистов, правоведов и всех, кто интересуется современными экономико-правовыми проблемами реализации государственной экономической политики.

Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации. Монография в 2-х томах. Т. 1. М.: Научный Экономическая конкуренция — это важнейший институт современной рыночной экономики. Необходимость ее развития требует государственной конкурентной политики. Помимо этого, необходимо ясное и систематизированное законодательство в сфере стимулирования и охраны конкуренции. Представляемая на суд читателя монография посвящена осмыслению этих и других проблем государственного регулирования конкурентных экономических отношений.

Во втором томе будет дана программа государственно-управленческих действий по защите и стимулированию конкуренции в РФ.

Для руководителей органов законодательной, судебной и исполнительной власти, субъектов экономической деятельности, экономистов, правоведов и всех интересующихся современными экономико-правовыми проблемами реализации государственной экономической политики.

Материалы научных конференций:

Ц Е Н ТР ПРОБ Л Е МН ОГО АН АЛ И З А

И АВЛ Е Н Ч Е С КОГО

ПРОЕ КТИ РОВАН И Я

Проблемы модернизации и экономической политики Экономическая доктрина Российской Федерации Российского научного экономического (Москва, 19–20 октября 2007 г.) и секционных заседаниях обширный спектр проНаучный эксперт блем, связанных с современным состоянием российской экономики, стратегией ее дальнейшего развития, совершенствованием государственной системы управления экономическими процессами, экономической политикой.

Издание предназначено для политиков, руководителей государственных структур, представителей органов законодательной власти, ученых, преподавателей высших учебных заведений, а также всех, кто интересуется экономической жизнью нашей страны.

демографический кризис / Материалы II ВсеЦЕНТР ПРО БЛЕМ НО Г О АНАЛИЗА

И АВЛЕНЧЕСКО Г О

ПРО ЕКТИРО ВАНИЯ

Национальная идентичность России В книгу вошли доклады и выступления участи демографический ников второй Всероссийской научной конференкризис II Всероссийской научной конференции Особое внимание было уделено проблемам нациМосква ональной идентичности и сохранения национального единства в многонациональной стране.

Издание предназначено для политиков, руководителей государственных структур, представителей органов законодательной власти, ученых, преподавателей вузов.

Материалы научных семинаров:

Роль элит в смене парадигм социально-экономического развития России (1991 г., 2000 г., 2008 г. —?). Проблемы современного государственного управления в России (материалы научного семинара).

Выпуск № 1(15). М.: Научный эксперт, 2008. — 208 с.

Экономическая доктрина как инструмент государственного управления в современной России. Проблемы современного государственного управления в России (материалы научного семинара).

Выпуск № 2 (16). М.: Научный эксперт, 2008. — 112 с.

Эпоха Постмодерна и новый цивилизационный контекст. Материалы научного семинара. Выпуск № 1 (10). М.: Научный эксперт, 2008. — 272 с.

Глобализм и цивилизационная идентичность России. Материалы научного семинара. Выпуск № 2 (11). М.: Научный эксперт, 2008. — 112 с.

ГОТОВЯТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ:

А.В. Кашепов, С.С., Сулакшин, А.С. Малчинов Рынок труда: проблемы и решения В.И. Якунин, С.С. Сулакшин, М.В. Вилисов, В.И. Кушлин О модернизации государственной системы управления экономическим развитием в России В.И. Якунин, В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Идеология экономической политики: проблема российского выбора Владимир Иванович Якунин, Вардан Эрнестович Багдасарян, Степан Степанович Сулакшин Цивилизационно-ценностные основания экономических решений Технический редактор О.А. Середкина Компьютерная верстка О.П. Максимовой и государственно-управленческого проектирования 107078, Россия, Москва, ул. Каланчевская, д. 15.

Тел./факс: (495) 981-57-03, 981-57-04, 981-57-09.

Подписано в печать 27.07.2008 г.

Формат 60х90 1/16. Бумага офсетная № 1.

Гарнитура Minion. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 10. Тираж 1000 экз. Заказ №

Pages:     | 1 | 2 ||
 


Похожие работы:

«М.В. МАРХГЕЙМ ЗАЩИТА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования Ростиздат 2005 ББК 87.7 М 30 Научный редактор – Заслуженный работник высшей школы РФ доктор юридических наук профессор Ю.М. Прусаков Рецензенты: доктор юридических наук профессор Л.В. Акопов Заслуженный деятель науки РФ доктор политических наук профессор А.В. Понеделков ISBN 5-7509-0078-9 Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и...»

«1 Л.В. Баева Ценностные основания индивидуального бытия: опыт экзистенциальной аксиологии Монография 2 УДК 17 (075.8) ББК 87.61 Б Печатается по решению кафедры социальной философии Волгоградского государственного университета Отв. редактор: Омельченко Николай Викторович – доктор философских наук, профессор (Волгоград) Рецензенты: Дубровский Давид Израилевич – доктор философских наук, профессор (Москва), Столович Лев Наумович – доктор философских наук, профессор (Тарту, Эстония) Порус Владимир...»

«А.А. Васильев А.Н. Чащин ТЯЖЕЛЫЕ МЕТАЛЛЫ В ПОЧВАХ ГОРОДА ЧУСОВОГО: ОЦЕНКА И ДИАГНОСТИКА ЗАГРЯЗНЕНИЯ МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова А.А. Васильев А.Н. Чащин ТЯЖЕЛЫЕ МЕТАЛЛЫ В ПОЧВАХ ГОРОДА ЧУСОВОГО: ОЦЕНКА И ДИАГНОСТИКА ЗАГРЯЗНЕНИЯ Монография Пермь ФГБОУ ВПО Пермская ГСХА УДК:...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Кафедра Теории статистики и прогнозирования Клочкова Е.Н., Леднева О.В. Статистический анализ и прогнозирование основных социально-экономических индикаторов развития муниципального образования Города Калуга Монография Москва, 2011 1 УДК 519.23 ББК 65.061 К 509 Клочкова Е.Н., Леднева О.В. СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ...»

«А.В. Бобров МОДЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОЛЕВОЙ КОНЦЕПЦИИ МЕХАНИЗМА СОЗНАНИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ А.В. Бобров МОДЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОЛЕВОЙ КОНЦЕПЦИИ МЕХАНИЗМА СОЗНАНИЯ Орел 2007 1 УДК 591.51;612.825.5;616-89-008.464; 615.849.19 ББК 28.991.77(78); 22.381.58 Б72 Рецензенты: доктор биологических наук, профессор, академик РАЕН А.Г. Маленков доктор биологических наук, профессор,...»

«А. Б. РУЧИН, М. К. РЫЖОВ АМФИБИИ И РЕПТИЛИИ МОРДОВИИ: ВИДОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЧИСЛЕННОСТЬ САРАНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО МОРДОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2006 УДК 597.6: 598.1 (470.345) ББК Е6 Р921 Р е ц е н з е н т ы: кафедра зоологии Тамбовского государственного университета (и.о. заведующего кафедрой кандидат биологических наук доцент Г. А. Лада) доктор биологических наук профессор Б. Д. Васильев (Московский государственный университет) Ручин А. Б. Р921 Ручин А. Б., Рыжов М. К. Амфибии и...»

«ЮДИН В. В. ГЕОДИНАМИКА ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА Киев УкрГГРИ 2008 1 УДК 551.2/3+553.98(1-924.71/8) Юдин В.В. ГЕОДИНАМИКА ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА. Монография. Киев, УкрГГРИ, 2008, 117 с., 22 рис., 157 библ., 2 цв. вкл. Составлена принципиально новая Структурно-геодинамическая карта Черноморско-Каспийского региона масштаба 1:2500000, серия палеогеодинамических разрезов по линии Анатолия-Крым-Донбасс и региональные палинспастические карты дивергентных этапов эволюции. На основе...»

«РОССИЙСКАЯ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ МЕРКУРЬЕВ Виктор Викторович ЗАЩИТА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО БЕЗОПАСНОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ Монография Москва 2006 УДК 343.228 ББК 67.628.101.5 М 52 Меркурьев, В.В. М 52 Защита жизни человека и его безопасного существования: моногр. / В.В. Меркурьев; Российская криминологическая ассоциация. – М., 2006. – 448 с. – ISBN УДК 343.228 ББК 67.628.101.5 Посвящена анализу института гражданской самозащиты, представленной в качестве целостной юридической системы, включающей...»

«Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Северный научный центр СЗО РАМН Северное отделение Академии полярной медицины и экстремальной экологии человека Северный государственный медицинский университет А.Б. Гудков, О.Н. Попова ВНЕШНЕЕ ДЫХАНИЕ ЧЕЛОВЕКА НА ЕВРОПЕЙСКОМ СЕВЕРЕ Монография Издание второе, исправленное и дополненное Архангельск 2012 УДК 612.2(470.1/.2) ББК 28.706(235.1) Г 93 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор, директор Института...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО МОРСКОГО И РЕЧНОГО ТРАНСПОРТА ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОДНЫХ КОММУНИКАЦИЙ А. А. Авсеев Концепция спекулятивного и современная западная философия Рекомендовано Редакционно-издательским советом Санкт-Петербургского государственного университета водных коммуникаций Санкт-Петербург 2013 УДК 14 ББК 87 Р ец ензен ты: доктор философских наук, профессор Государственного...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, ИНФОРМАЦИИ И БИЗНЕСА Н.А. Белобородова, Т.В. Канева СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕХАНИЗМА УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА БАЗЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДА УХТЫ) Ухта 2004 ББК 65.4 (Коми) УДК 681.3.06 Б43 Белобородова Н.А., Канева Т.В. Совершенствование механизма управления экономикой муниципального образования на базе информационных технологий (на примере города Ухты): Монография. – Ухта:...»

«1 УДК 659.1 ББК 14.654-а ANN07 Н.Н. Александров. Цвет и его динамика в культуре. Монография. – М.: Изд-во Академии Тринитаризма, 2012. – 333 с. Книга содержит ряд оригинальных спиральных моделей, связанных с цветом и динамикой цвета в культуре. Во-первых, в ней представлена авторская концепция цвета как выразительного средства в ряду линия – тон – цвет и прослежена их взаимосвязь в культурном цикле. Во-вторых, здесь впервые рассмотрен закон социальной эволюции видения цвета и модель ДНК...»

«Микешина Л.А. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ ЦЕННОСТЕЙ Серия основана в 1999 г. В подготовке серии принимали участие ведущие специалисты Центра гуманитарных научно-информационных исследований Института научной информации по общественным наукам, Института всеобщей истории, Института философии Российской академии наук ББК 87.3(0) М59 Главный редактор и автор проекта Humanitas С.Я.Левит Заместитель главного редактора И.А.Осиновская Редакционная коллегия серии: Л.В.Скворцов (председатель), П.ГТ.Гайденко,...»

«www.webbl.ru - электронная бесплатная библиотека РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт психологии ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТА В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ Отв. ред.: А.В. Брушлинский М.И. Воловикова В.Н. Дружинин МОСКВА Издательство Академический Проект 2000, ББК 159.9 УДК 88 П78 Проблема субъекта в психологической науке. Отв ред член-корреспондент РАН, профессор А В Бруш-линский, канд психол наук М И Воловикова, профессор В Н Дружинин — М Издательство Академический проект, 2000 - 320 с ISBN 5-8291.0064-9 ISBN...»

«ПОРТРЕТ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО МИГРАНТА Основные аспекты академической, языковой и социокультурной адаптации Научный редактор кандидат исторических наук Е.Ю. Кошелева Томск 2011 УДК 316.344.34:378.2-054.7 ББК С55.55 П 60 Рецензенты: д.ист.н. Шерстова Л.И., к.фил.н. Михалева Е.В. Научный редактор: Е.Ю. Кошелева Авторский коллектив: Л.С. Безкоровайная (гл. 1. § 2), Л.Б. Бей (гл. 1. § 2), В.В. Бондаренко (гл. 3. § 4), Л.Н. Бондаренко (гл. 3. § 4), Е.Н. Вавилова (гл. 2. § 2), Т.Ф. Волкова (гл. 2. § 1),...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА О. В. БАРКАНОВА НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ Красноярск 2006 2 ББК 88 Б 25 Рецензенты: Доктор психологических наук, профессор С.Н. Орлова, Директор Центра психолого-медико-социального сопровождения №5 Сознание Л.П.Фальковская Барканова, О.В. Б 25 Национальное самосознание личности: монография / О.В. Барканова; Краснояр. гос. пед. ун-т. – Красноярск, 2006. – 171с. ISBN...»

«Администрация Брянской области Брянское территориальное управление по вопросам Чернобыля МЧС России Образовательный консорциум Среднерусский университет Социально-экономические проблемы и перспективы развития территорий, пострадавших в результате аварии на Чернобыльской АЭС БРЯНСК 2006 1 ББК 20.1 Ч – 49 Рекомендовано к изданию Организационным комитетом международной научнопрактической конференции Чернобыль - 20 лет спустя. Социально-экономические проблемы и перспективы развития пострадавших...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Сибирское отделение Институт природных ресурсов, экологии и криологии МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского О.В. Корсун, И.Е. Михеев, Н.С. Кочнева, О.Д. Чернова Реликтовая дубовая роща в Забайкалье Новосибирск 2012 УДК 502 ББК 28.088 К 69 Рецензенты: В.Ф. Задорожный, кандидат геогр. наук; В.П. Макаров,...»

«МАНСУРОВ Г.Н., ПЕТРИЙ О.А. ЭЛЕКТРОХИМИЯ ТОНКИХ МЕТАЛЛИЧЕСКИХ ПЛЕНОК МОСКВА, 2011 УДК 541.13 Печатается по решению кафедры основ экологии и редакционноиздательского совета Московского государственного областного университета Рецензент: доктор химических наук, профессор кафедры электрохимии Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Стенина Е.В. Мансуров Г.Н., Петрий О.А. Электрохимия тонких металлических пленок. Монография. -М.: МГОУ, 2011. -351 с. В монографии представлены...»

«Министерство образования и науки РФ Сочинский государственный университет туризма и курортного дела Филиал Сочинского государственного университета туризма и курортного дела в г. Нижний Новгород Мордовченков Н. В., Сироткин А. А. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ Монография Нижний Новгород 2010 ББК 65.290-2 М 79 Мордовченков Н. В. Теоретические основы систем управления персоналом промышленного предприятия: монография / Н. В. Мордовченков, А. А....»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.