WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: девиантное поведение подростков и риски взросления в современной России: (ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА) Москва - Краснодар 2012 УДК 316.624 – 053.6 (075.8) ББК 88.5 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Все перечисленные формы поведения не входили в число социально одобряемых, поэтому ответы респондентов подчинялись закону социальной желательности. Соответственно, на основании этих ответов затруднительно точно определить уровень и масштабы девиантного поведения в подростковомолодежной среде. Реальная поведенческая допустимость перечисленных поступков, скорее всего несколько выше, чем можно судить по ответам наших респондентов.

Обобщая полученные результаты, мы выделили две условные группы поступков: вызывающих наибольшее и наименьшее неприятие респондентов.

В первую группу попали поступки, вызывающие наибольшее неприятие. Ответы представлены в порядке убывания значимости.

1) употребление наркотиков;

2) физическое насилие;

4) отказ матери от своего ребенка;

5) самоубийство;

6) неуважение родителей.

В отношении перечисленных поступков большинство респондентов занимают резко отрицательную позицию. Это радует, но нужно понимать, что ответы респондентов отражают их отношение к поступкам, но не позволяет точно прогнозировать конкретное поведение. Результаты многочисленных социально-психологических исследований свидетельствуют, что последнее часто зависит от конкретных ситуативных обстоятельств, а не декларируемых установок.

Этот факт, к сожалению часто не учитывается при интерпретации результатов опросов, посвященных поведенческим проблемам.

Во вторую группу были включены поступки, к которым наблюдается высокий уровень терпимости, т.е. более 1 / 4 – 1 / 3 респондентов посчитали их допустимыми. Это:

1) интимные отношения до брака;

2) употребление алкогольных напитков;

3) интимные отношения без любви;

6) вступление в брак без любви.

Список, как можно видеть достаточно удручающий.

Кроме того, ответы респондентов, будучи подчинены «закону социальной желательности», (всегда действующему в подобных исследованиях и выражающемуся в явной или неявной самоцензуре респондентов в ответах на «скользкие» вопросы) достаточно близко отражают содержание публичного морального дискурса. Заметим, что поступки из первой группы попадают (по крайней мере, пока) в категорию осуждаемых в публичном морально-правовом поле. Тогда как поступки из второй группы, часто напротив, получают публичное одобрение и поддержку, становясь темами модных фильмов, книг и статей, музыкальных произведений и поведенческими атрибутами культовых фигур и персонажей. Эти поступки – суть поведенческое выражение гедонистических ценностей потребительской культуры, в которую подростки и молодежь погружены почти стопроцентно.

Наконец, в третью группу мы включили поступки, уровень терпимости к которым, хотя и ниже, чем к поступкам из предыдущей группы, но, в целом достаточно высок и свидетельствует о кризисе нормативного сознания (т.е. посчитали допустимыми, пусть и с некоторыми оговорками свыше 20% респондентов). Это:

1) проституция;

3) супружеская измена;

4) дача взятки должностному лицу;

5) гомосексуализм.

По остальным вариантам ответа уровень терпимости к прочим формам поведения, представленным в списке вопросов можно оценить как средний, без выраженных предпочтений в ту или иную сторону (наиболее популярный ответ – «допустимо в крайних случаях»).

Полученные результаты не могут не вызывать тревогу.

Даже без учета поправок на снижение искренности (понятно, что с учетом этих поправок результаты будут еще печальнее), уровень терпимости к таким формам поведения как супружеская измена, проституция и аборт можно расценивать, как симптом глубокого морального кризиса. С учетом высокого уровня терпимости к свободным интимным отношениям эти ответы свидетельствуют о кризисе ценностей семьи, наиболее подверженных деформирующему влиянию агрессивной массовой культуры. Ответы респондентов показывают, что сфера межполовых отношений для современной молодежи в большей степени регулируется ценностями удовольствия, нежели ответственности и долга. Это наиболее проблемная, на наш взгляд, сфера нормативного сознания молодежи, требующая особого внимания и заботы со стороны власти. В первую очередь в области ограничения контроля за содержанием материалов СМИ и других продуктов массовой культуры.

В целом, анализ нормативного сознания молодежи подтверждает приверженность наших респондентов типичным ценностям среднего класса (личный успех, благополучие и комфорт). Наименьший уровень терпимости респонденты проявляют по отношению к тем формам поведения, которые препятствуют возможности реализации этих ценностей. Для примера: большинство представителей молодежи считают курение более тяжким проступком, чем вступление в интимные отношения до брака, вступление в интимные отношения без любви, развод и ложь. В ответах на эти вопросы практически полностью исчезают различия между «обычными» и «трудными» подростками.

3.2 Агрессия как форма девиантного поведения Многие виды правонарушений сопровождаются агрессивными действиями. В корыстных преступлениях агрессия служит усилением воздействия для реализации каких-либо целей (убийство для получения жилплощади, физическое насилие при ограблении, угрозы с целью вымогательства денег). Тревожит тенденция роста преступлений несовершеннолетних против личности с тяжкими телесными повреждениями, ожесточенных групповых драк подростков, демонстративного и вызывающего поведения по отношению к старшим. Эта тенденция получила широкое распространение во всем мире. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала коэффициент подростковой жестокости и применила его для ранжирования 35 стран Европы и Северной Америки.

Каждые четыре года ВОЗ проводит исследование поведения учащихся и публикует отчет. В 2005 году в нем приняли участие 161 тыс. школьников из 35 стран. Особое внимание было уделено определению агрессивности подростков в возрасте с 11 до 15 лет. Россия не принимала участие в этом исследовании, поэтому нет возможности сравнить нашу страну с другими. Учёные выяснили, что в Венгрии живут самые агрессивные девочки, а в Чехии самые агрессивные мальчики: 32% венгерских девочек и 69% чешских мальчиков за прошедший год были вовлечены хотя бы в одну драку.

Соответственно, обе страны получили самый высокий коэффициент подростковой агрессии. Эстония, Литва и Бельгия также вошли в пятерку стран с очень высоким коэффициентом агрессивности среди девочек, а Литва, Латвия и Израиль – среди мальчиков. Страной самых мирных подростков оказалась Финляндия, в которой в 2005 году дрались лишь 13% девочек и 37% мальчиков. Этот рекордно низкий коэффициент особенно поразил ученых. Тем не менее, авторскому коллективу этого международного исследования не удалось выявить причины такой разницы в поведении у подростков из различных развитых стран.

Агрессию трудно объяснить в рамках одной концепции.

Поскольку существует множество определений данного феномена, обозначим лишь некоторые из них. Нормативный подход к агрессии особый акцент делает на её противоправности, несоответствии общественным нормам. Психологические подходы указывают на инстинктивную природу агрессии, представляя ее врожденным и неотъемлемым свойством любого человека. Целевые подходы заключают в себе определения агрессии с точки зрения её функциональности, соотнося ее с результатом действия: агрессия рассматривается как инструмент успешной эволюции, самоутверждения, доминирования, адаптации или присвоения жизненно важных ресурсов. Подходы, акцентирующие внимание на последствиях агрессии, описывают её результаты. Эмоциональные подходы уделяют особое внимание чувственной составляющей акта агрессии: она понимается как «проявление в чувствах и действиях индивида (социальной группы) враждебности — антагонизма, недружелюбия, неприязненного отношения, ненависти…».

Отдельные авторы пытаются в своих целях объединить разные подходы, стремясь к комплексному анализу своего предмета исследования. Примером может служить следующее определение: «Агрессия — это целенаправленное разрушительное, наступательное поведение, нарушающее нормы и правила сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), причиняющее физический ущерб людям и вызывающее у них психический дискомфорт, отрицательные переживания состояния страха, напряженности, подавленности» (Л.М. Семенюк, 1991;С.Н. Ениколопов, 1994) [27]. Агрессивность - это проявление агрессии или готовность её проявить. Это свойство личности, выраженное в предпочтении использования насильственных методов для достижения своих целей [78].

Среди форм агрессии, описанных в научной литературе и учитывающих экспрессивную и инструментальную сторону агрессивного поведения, необходимо выделить следующие:

физическая агрессия (нападение) – использование физической силы против другого лица;

косвенная агрессия действия, опосредованно направленные на другое лицо (сплетни, злобные шутки), а также ни на кого не направленные и в то же время адресованные «всем» взрывы ярости (крик, топанье ногами, битье кулаками по столу, хлопанье дверьми и др.);

вербальная агрессия выражение негативных чувств через форму (крик, визг, ссора) и через содержание словесных ответов (угрозы, проклятия, ругань);

потенциальная агрессия – раздражительность, готовность к проявлению вспыльчивости, резкости, грубости при малейшем возбуждении.

Наряду с понятием «агрессия» рассматривают понятие «жестокость». По сравнению с жестокостью агрессия — более широкое и в значительной мере нравственно нейтральное понятие, так как не всегда агрессивные действия носят жестокий характер, в то же время любая жестокость агрессивна.

Жестокость это особое качество агрессивности. Агрессия имеет природный характер и возникает на биологической основе. Жестокость как явление социального происхождения, обусловленное воспитанием и условиями жизни, требует социологического подхода, который и будет реализован при анализе.

В психологии жестокость определяется как свойство личности, заключающееся в стремлении причинять страдания другим людям, и как осознанные действия, направленные на причинение страданий. Социологический подход рассматривает жестокость как форму девиантного поведения.

Жестокость проявляется как мотив преступного поведения в определенных социальных условиях, аналогично корысти, зависти. Мотивация совершения жестоких преступлений неоднородна. Следует согласиться со следующими типами жестокости, выделенными при анализе уголовных дел [99]:

импульсивная жестокость (непосредственная реакция на ситуацию, связанная с эмоциональной несдержанностью);

инструментальная жестокость (использование жестокости в отношении потерпевшего в целях достижения преступной цели);

«вынужденная» жестокость как результат подчинения требованиям или даже угрозам другого лица (в результате шантажа, например);

жестокость как результат групповой солидарности, принадлежности к группе под угрозой исключения или при обещании определенных вознаграждений;

жестокость как основной мотив и цель преступного деяния: реализация деструктивного способа самоутверждения, садизм, враждебная агрессивность к окружающему.

Исследования показывают, что агрессивность, как форма девиантного поведения, закладывается в раннем детстве и становится устойчивой чертой характера, которая или сохраняется на протяжении всей дальнейшей жизни или сглаживается в более позднем возрасте. Нижняя возрастная граница отклонений в поведении очень подвижна, что подтверждается данными нашего исследования.

Первые внутренние предпосылки агрессивности появляются в дошкольном возрасте. Неумение разрешать конфликты «мирным» путём, стремление дезорганизовать коллективную игру, если в ней не удовлетворяются его личные интересы, приводят к разрыву контактов со сверстниками.

Если эти ситуации повторяются, и взрослый не вмешивается, то формируется устойчивая линия поведения. Обычно невмешательство взрослых в конфликты малышей проявляет более глубокую установку на пренебрежение интересами ребенка, неучастие в его жизни, отрицание своей родительской ответственности за его воспитание. Поэтому агрессивное поведение дошкольника в быту часто называют невоспитанностью, указывая на отсутствие элементарных навыков и привычек культурного поведения (вежливости, аккуратности, исполнительности и пр.), обидчивость, упрямство, вспышки озлобленности, вплоть до физической агрессии.

По мнению И.С. Кона, подростковая агрессия зачастую является следствием общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых тяжелых жизненных обстоятельств, неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие отметки в школе, отчислили из спортсекции и т. п.).

В нашем исследовании подростков-школьников такой зависимости обнаружено не было. Подростки, склонные и не склонные к насилию, примерно в равной мере сталкивались с тяжелыми ситуациями в жизни (смертью кого-то из родителей, собственной тяжелой болезнью или болезнью родителей, смертью других родственников, ссорами, драками между родителями). Обе группы подростков отметили, что у них хорошие отношения с каждым из родителей, что родители проводят с ними свободное время и уделяют достаточно внимания. Однако, у подростков, склонных к насилию, несколько лучше материальное положение (эмпирические индикаторы:

наличие персонального компьютера, личной комнаты, автомобиля в семье). Также среди них в 2 раза больше, тех, у кого родители не просто работают, а имеют свой бизнес.

Склонность к насильственным поступкам и жестокости может быть объяснена особенностями воспитания. С одной стороны, эти дети, являются жертвами гиперопеки. По словам Кона: «избалованные маменькины сынки, не имевшие в детстве возможности свободно экспериментировать и расплачиваться за свои поступки. Жестокость для них — своеобразный сплав мести, самоутверждения и одновременно самопроверки» [36]. С другой стороны, гиперопека этих родителей, выражающаяся в удовлетворении материальных и / или бытовых потребностей детей, соседствует со слабым или неэффективным контролем над их поведением (вседозволенность). Так, родители из обеих групп школьников предъявляют какие-то требования к своим детям, однако склонны их выполнять лишь 30% подростков, склонных к насилию, и 62% школьников, не склонных к насилию.

Насилие напрямую связано с трансформацией института семьи. Так, перераспределение власти и авторитета в семье (например, когда власть в семье, по сути, переходит к ребенку, и он начинает «вить из родителей веревки», шантажирует самоубийством и т.д.), изменение социальных ролей и статусов, абсолютизирование свободы личности, огульный отказ от ценностей коллективизма приводят к агрессии и насилию в семье и являются факторами девиантности в подростковом возрасте.

По данным криминальной статистики, агрессия стала распространенным явлением в современных семьях и можно говорить о ней как о социальной норме в дюркгеймовском понимании. Во многих семьях жестокое обращение, физическое, психическое или сексуальное насилие стало обычным явлением. Об этом свидетельствует ежегодно возрастающее количество уголовных дел в отношении родителей или законных представителей, не исполняющих обязанностей по воспитанию детей и допускающих жестокое обращение с ними.

Подростки, склонные к жестокости, характеризуются повышенной криминальной активностью. Они чаще совершают преступления, сопряженные с жестокостью. Жестокие преступления несовершеннолетних в подавляющем большинстве случаев сочетаются с цинизмом, глумлением над людьми, садизмом. Подростки не видят в грубости и хамстве ничего особенного. Насилие, агрессивная реакция на социальные и психологические раздражители, жестокость в сознании данной категории лиц воспринимаются как обычная, привычная линия поведения. Для них характерны: отсутствие морали, обостренная потребность противоречить и противостоять людям, конфликтность, придирчивость, злобность, склонность к ссорам и скандалам, дракам, мстительность, зависть, ненависть, истеричность, проявление ярости.

Эти негативные черты личности, имеющие биологическую основу (особенности нервной системы), дополняются враждебным взаимодействием со средой.

Окружение агрессивного подростка не просто отторгает его, но может и «дать сдачи». Социальная реакция на агрессивное поведение в подростковом возрасте закрепляет враждебное противостояние индивида и среды.

Негативное отношение к другим людям, ставшее с взрослением стилем жизни – яркий показатель склонности к противозаконным действиям. Для изучения взаимосвязи между враждебным отношением к людям и девиантным поведением был сформирован блок («склонность к насилию») из высказываний, отражающих восприятие подростком агрессии и насилия:

«Немного насилия – это удовольствие»;

«Без насилия все было бы намного скучнее»;

«Нужно применить силу, чтобы тебя уважали»;

«Нет ничего страшного в том, чтобы ударить слабого или старого»;

«Я в любом случае постараюсь получить то, что хочу, даже зная, что это создаст проблемы другим людям»;

«Если вещи, которые я делаю, расстраивают других людей, это их проблема, а не моя».

Несовершеннолетним школьникам (7-9 класс) и подросткам, отбывающим наказание в колонии для несовершеннолетних, было предложено выразить степень своего согласия или несогласия с ними. Оказалось, что степень враждебного отношения к людям сильно различается у законопослушных и девиантных школьников, а у девиантных подростков и «колонистов» незначительно.

ударить слабого или старого Девиантные подростки N=283 (доля в массиве 10%) Рисунок 9 – Связь уровня криминализации с отношением к насилию у несовершеннолетних, % Степень одобрения враждебности и насилия гораздо ниже у законопослушных подростков (средний показатель 13%), она повышается по мере приобретения ими девиантного опыта (средний показатель 20% у подростков с элементами отклоняющегося поведения и 40% у «девиантных»

школьников). Самый высокий уровень одобрения насилия у «колонистов» (более 50%). Такая динамика процентного выражения показывает, как враждебное отношение к людям становится основой криминального поведения.

Индекс агрессивности, построенный на основании перечисленных показателей, позволил нам выявить две группы подростков с различными формами выражения агрессии:

подростки с относительно низкой степенью агрессивности используют в основном вербальную и косвенную формы агрессии;

школьники с высокими показателями агрессии применяют в основном физическую силу, но часто оказывают и вербальное давление. При этом агрессия применяется ими в контексте определённых ситуаций и лишь против тех, кто слабее. Основной мотив такого поведения – это желание самоутвердиться за счёт притеснения слабых и младших, почувствовать свою власть над ними.

Проведенные фокус-группы с подмосковными школьниками 7-11 классов показали, что уровень вербальной агрессии у мальчиков относительно постоянен на всех возрастных этапах развития. В последнее время у мальчиков и у девочек вербальная агрессия начинает проявляться в еще более раннем возрасте, что было зафиксировано в наших исследованиях 80-90-х гг. прошлого столетия. Материалы исследования в виртуальной среде (группы «Вандализм» и «Shoplifting» в социальной сети «Вконтакте») шокировали исследователей:

практически каждый второй респондент-подросток выражал свое мнение с помощью ненормативной лексики. По этой причине часть материалов с форумов была исключена из анализа.

Особую роль в поддержании агрессивного поведения играет делинквентная субкультура (см. подробнее параграф «Роль неформальных групп в формировании девиантного поведения»). Членство в асоциальной группе, банде, опыт пребывания в местах лишения свободы формируют устойчивое агрессивное поведение через механизмы подражания, защиты и привычки.

Так, каждый четвертый подросток, склонный к насилию, отметил, что компанию, в которой он состоит, можно назвать «бандой», совершающей противозаконные поступки.

Среди подростков, не отличающихся агрессией, таких лишь 5%.

Как известно, для подростков типично подражание привлекательным в каком-то отношении персонам и поиск своей референтной группы. Агрессивное поведение может быть следствием подражания воображаемому или реальному герою. В качестве образцов могут выступать родственники, сверстники, фигуры шоубизнеса, киноартисты и т.п. В отдельных случаях агрессивное поведение демонстрируют подростки-аутсайдеры, предпринимающие попытки самоутвердиться или защититься от нападок с помощью агрессии.

Среди причин подростковой агрессии следует отметить и отрицательное влияние СМИ на формирующуюся личность. Для многих подростков характерно умышленное подражание определенным манерам поведения конкретных людей и стереотипам, которые предлагаются СМИ. Обилие боевиков, детективов и т. п. «обучает» агрессивным формам поведения. Телевидение зачастую романтизирует насилие, которое изображается как приемлемое средство достижения желанных целей. При виде экранных драк у юных телезрителей развивается определенный способ понимания агрессии – создается определенный сценарий решения проблем, который при столкновении подростка с трудностями определяет его поведение.

Труднообъяснимые, агрессивные реакции подростков могут быть следствием акцентуаций характера. Если раньше акцентуации считались аномалией личности, то теперь они входят в критерий нормы, поскольку характерны для подавляющего большинства подростков.

В последние годы в России обострились проблемы подростковой преступности, связанные с немотивированной жестокостью несовершеннолетних. Исходной точкой анализа сопряженных с жестокостью преступлений несовершеннолетних служит мотив деяния. По данным МВД, более 30% преступлений совершено без какого-либо ясного мотива;

большая доля несовершеннолетних убийц (70%) не могут ответить, почему они это сделали. Причины этого явления носят разный характер. Они могут быть объяснены с медицинской точки зрения (генетические аномалии, психофизиологические нарушения) либо с психологической (фрустрации, акцентуации характера).

Помимо индивидуальных, необходимо учитывать также социальные условия проявления жестокости: экзистенциальный вакуум, агрессивная среда, экономическое положение, вызовы социума. В научных кругах давно дискутируется тема врожденной (природной) жестокости детей, но ее обострение у современных подростков учёные связывают с социальными факторами – агрессивной теле- и кинопропагандой убийств, крови, насилия. Не последнюю роль играют здесь и компьютерные игры.

Ради виртуальной «славы» подростки снимают на видео жестокие сцены, размещают их на своих страницах в социальных сетях и добиваются огромной популярности. Вызывая сильные чувства зрителей, они получают волну откликов.

Это и есть их цель. И уже не важно, что аудитория раскололась в оценках, что заметная часть зрителей возмущена увиденным. Главное – получены отклики.

Ширятся масштабы явления под названием «подростковый моббинг» (от английского слова «толпа»). Оно означает организованную коллективную травлю подростка сверстниками. Понятие моббинг появилось в 80-е годы и является видом психологического насилия, которое приводит к реальным угрозам физического выживания конкретного человека.

Если взрослый человек еще может предпринять какие-то меры самозащиты против моббинга, то в детском коллективе моббинг весьма опасен. В последнее время журналисты и криминологи при выявлении причин суицида все чаще упоминают версию о «доведении до самоубийства» как целенаправленного жестокого обращения с жертвой [76].

Школьникам во все времена было характерно издеваться, высмеивать и даже избивать одноклассников, соучеников своей школы, которые чем-то выделяются в их среде одеждой, хорошей учебой, непривычным поведением (новички) и т.д. Вспомним, к примеру, фильм «Чучело». Однако в век информационных и компьютерных технологий, виртуальный моббинг стал опасным вызовом, прежде всего, из-за анонимности инициатора, многоликости участников, беспомощности жертвы и значительных масштабов распространения порочащей информации. Жертву моббинга могут оболгать, навязать определенную форму поведения, причинить вред репутации, нанести ущерб физическому и психологическому здоровью. В реальности моббинг может проявляться в виде насмешек, придирок, клеветы, отъема денег или вещей, их порчи. Простой бойкот может перерасти в изоляцию ребенка от социума. Извращенные издевательства доходят до типичного садизма – жертву регулярно избивают в укромном месте, срывают одежду. В любом классном коллективе может появиться «белая ворона», над которой сначала начинают смеяться, дразнить и обзывать, потом могут отобрать карманные деньги или объявить бойкот. Придя домой, подросток может обнаружить в почтовом ящике своего компьютера не только оскорбления и угрозы, но и выложенное в Интернет видео со сценами издевательства над ним. Пытки продолжаются и в виртуальном пространстве. Даже взрослым с трудом удается выстоять в таких ситуациях. Моббинг может стать причиной самоубийства или убийства.

Следует признать, что в силу ряда причин социальное воздействие на личность с выраженным агрессивным поведением часто оказывается малоэффективным. Поскольку агрессия имеет глубокие биологические и социальные корни, искоренить агрессивное поведение, по всей видимости, невозможно. Можно лишь говорить о необходимости снижения его проявлений через создание системы эффективного социального контроля и социально-психологической помощи на нескольких уровнях — общества, семьи и малых групп, самой личности.

3.3 Драки в подростковой среде Агрессивное поведение в подростковой среде, нередко принимает враждебную форму (драки, оскорбления). Современный подросток подвергается множественным рискам быть свидетелем, жертвой и инициатором драки с ровесниками. Физическая и вербальная агрессия не считается правонарушением в обществе. Соответствующие заявления в милиции принимаются лишь в том случае, если побои были нанесены с использованием «инструмента» кроме рук и ног либо имели «серьезные» последствия. Статистика такого рода преступлений имеет огромное «серое» поле.

Одни подростки воспринимают драку как агрессивное, заслуживающее осуждения действие, другие — как вполне нормальную, соответствующую обстоятельствам конфликтной ситуации реакцию, а третьи даже выбирают ее в качестве основной линии поведения, отражающего их мировоззрение («право сильного»). Для таких подростков, не обладающих большими интеллектуальными и коммуникативными способностями, драка, физическое насилие оказываются самым приемлемым способом самоутверждения, завоевания авторитета у сверстников. В этом случае неизбежно появляется и категория физически менее сильных подростков, для которых агрессия - это защитная реакция. Такой подросток вынужден вести себя агрессивно, становиться инициатором драки, чтобы отстоять свое «я», избежать репутации «слабака».

Распространенность драк среди подростков довольно значительна. По результатам наших исследований, драки на школьном дворе и в общественных местах занимают первое место среди асоциальных действий: в целом 48% старшеклассников и 21% школьников средних классов признались, что им приходилось когда-либо драться. При этом многим когда-либо дравшимся подросткам случалось драться за последние 12 месяцев: около 40% школьников 10-11 классов и 61% из средних классов. От 5% до 17 % подростков (в зависимости от региона) носят с собой различные виды холодного оружия (заточки, ножи, цепи, железные пруты). Каждый третий подросток в своем ближайшем окружении имеет знакомых ровесников, которые предпочитают выяснять отношения с помощью драки, агрессии. Еще 15% старшеклассников отметили, что им случалось избивать с компанией одного человека.

Мы разделяем взгляды авторов, которые рассматривают драку как один из видов агрессивного разрешения конфликта.

Феномен подростковой агрессии довольно хорошо исследован психологами и криминологами как проявление личностных черт. Импульсивность, эгоцентризм, отсутствие эмпатии, неспособность предвидеть последствия своего действия, слабая рефлексия и саморегуляция – эти психологические характеристики описаны в литературе как факторы, объясняющие девиантное и делинквентное поведение. Теоретические концепции агрессии обнаруживают расширение ее интерпретаций от биологических концепций, использующих понятия инстинкта (К. Лоренц) и драйва (З. Фрейд), через психологические процессы возбуждения (С. Розенцвейг) и интерпретации внешнего воздействия к социальным реакциям (А. Бандура) в ситуациях взаимодействия (А. Н. Леонтьев). Эта динамика отражает нарастание социально-психологических представлений о происхождении агрессии и усиливает интерес к проблемам ситуативной обусловленности насилия. В некоторых публикациях последних лет подростковые драки рассматриваются как проявление «бытового терроризма», который является частью бытовой культуры и не осознается большинством населения как негативное общественное явление [71].

В исследовании драки подростков рассматриваются как инструмент социальной адаптации, имеющий две стороны – индивидуальный ответ на требования среды и нормативный климат в окружении. Драки представляют собой вариант агрессивного взаимодействия со средой, компенсирующего проявления социально-психологической изоляции при недостаточности ресурсов.

Путь из детства во взрослость связан с социализацией на двух уровнях - созревание личности, поиск своего места в ближайшем окружении и выстраивание жизненной перспективы. В этом контексте драки помогают подростку интегрироваться в общество, проявить активность, выбрать подходящую группу сверстников и занять в ней соответствующее место, а также определить приемлемость (или непродуктивность) агрессивной стратегии в разрешении конфликтов. В данной работе мы сосредоточим внимание на социальной обусловленности драк.

Внутриличностный конфликт как фундамент подростковой драки не сводится к неуправляемым эмоциям, импульсивности, раздражительности и т.п. психологическим чертам характера. Индивидуальные драки распространены сильнее, чем групповые драки: каждый третий подростков дрался один на один, а каждый пятый дрался с компанией. При этом не всегда речь идет о битве «стенка на стенку». Неуверенность в своих силах, желание подавить противника количеством подталкивает подростка к использованию дружеского ресурса, хотя бы формально, чтобы друг присутствовал, поддержал. И в этом проявляется, на наш взгляд, характер подростковых драк как социального поведения.

С возрастом интенсивность индивидуальных драк не снижается, что свидетельствует об отсутствии каких-либо качественных изменений в способе разрешения конфликтов у школьников. Участие же в групповых драках заметно возрастает от 7 к 9 классу (с 15% до 28%) и затем к выпускному классу несколько снижается (до 20%).

Согласно концепции С. Е. Соколова, драка появляется там, где нет внутреннего диалога личности с собой и с другим человеком как субъектом действия и мысли, обладателем собственной системы смыслов и значений, где взаимодействия с внешним миром носят характер инструментальный, а с людьми поступают как с объектами [72, С. 136-146]. Это мнение поддерживается и другими исследователями, которые обнаруживают в малолетних преступниках отсутствие эмпатии, чрезмерно завышенную или заниженную самооценку, отсутствие рефлексии и самоконтроля – психологических условий успешного взаимодействия с окружением.

В подростковом возрасте проблемы личностного развития могут компенсироваться семейными ресурсами (привязанность, поощрение, поддержка и участие). При должном воспитании вспыльчивость и драчливость как черты характера смягчаются и не наносят ущерба социуму.

Драки между подростками случаются по самым различным причинам. Мотивацию драк можно реконструировать по ответам на вопрос «Почему случались те драки, в которых ты участвовал?» (рис. 10).

решил сам отомстить Хотелось проучить коекого Просто захотелось, под Представился случай проверить себя, свою силу Рисунок 10 – Распределение ответов на вопрос:

«Почему случались те драки, в которых ты Личные мотивы защиты превалируют над иными («проучить», «под настроение», «проверить себя, свою силу»). Доминирующим мотивом вступления в драки является защита подростком собственного «Я» — реакция на оскорбление или нападение. Значимое место занимает реакция на нападение друга и мотивы, связанные с защитой групповых интересов (война между группировками). Таким образом, проявляется При ответе на вопрос респондент мог выбрать несколько вариантов ответа ответная реакция на агрессию в отношении лиц из микросоциального окружения подростка. Подобные объяснения мотивов связаны с попыткой морально оправдать свое участие в драках. Вторая линия мотивов связана с личными амбициями подростков и эмоциональными факторами. При этом значительная часть из них (16%) возлагает на себя воспитательнокарательную миссию, и признается в «желании проучить»

противника.

В процессе взросления несколько снижается значимость индивидуального мотива, связанного с местью за оскорбление, но существенно возрастает значимость мотивов личной обороны при нападении и защиты друзей. От 7-го к выпускному классу значительно (в 2-3 раза) снижается значимость таких мотивов как простое желание подраться («под настроение») и желание проверить себя, свою силу. С возрастом подростки научаются действовать менее импульсивно, у них вырабатываются навыки более приемлемых способов урегулирования конфликтов.

В статистике подростковых драк всё чаще фигурантами становятся девочки. Вместе с процессом освоения новых социальных ролей девочки осваивают и новые способы выяснения межличностных отношений. Согласно материалам нашего исследования среди подростков 7-9 классов дерется почти каждая пятая девочка (и каждый четвертый мальчик), а к старшим классам доля дерущихся девочек вырастает до 37% (мальчиков до 65%). Анализируя гендерные различия, можно отметить, что при общей схожести мотивов драк для девочек более значимым побудительным мотивом является месть за нанесенное оскорбление, а для мальчиков реакция защиты от нападения. Также для девочек не характерны драки под настроение, для проверки своей силы или драки между группировками. В тоже время подростков-девочек, желающих проучить своих противников, столько же, сколько и мальчиков – 16% Большая часть подростков (68%) как мальчиков, так и девочек отметили, что дрались на трезвую голову, каждый десятый – под воздействием алкоголя, 2% под действием наркотических веществ и 20% отметили, что «по-разному».

Драки на трезвую голову могут свидетельствовать об их некоторой осмысленности.

Уровень насилия среди опрошенных школьников и в их окружении заметно отличается в зависимости от размеров поселения. Сравнение крупных (Москва, Казань) и малых городов (Можга, Бузулук, Вятские поляны) выявляет значение урбанизированной среды для агрессивности поведения. В деревне, поселке городского типа, малом городе жить безопаснее. По наблюдениям респондентов, в московских и казанских школах дерутся гораздо чаще, чем в малых городах:

44,6% против 28,1%. Криминальные эпизоды во дворах больших городов наблюдаются вдвое чаще: преступления во дворе 11% против 5%, драки во дворе 18% против 9%. В сельской местности подростки реже участвуют в индивидуальных и групповых драках, реже носят с собой оружие (нож и т.п.). В малых и средних городах в большей степени сохраняются и традиционные гендерные различия: дерущихся девочек заметно меньше, чем дерущихся мальчиков.

Таким образом, находит подтверждение теоретическое обобщение: социальный контроль в «прозрачной для наблюдения» среде более эффективно сдерживает противоправное поведение, не вызывая агрессивных реакций. Там же, вероятно, отмечается меньшая социальная изолированность подростка и меньшее отчуждение от среды.

При проведении глубинного полуструктурированного интервью с подростком (8 класс), который в одиночку ходил по вечерним улицам своего города или ближайших населенных пунктов и выискивал жертву для того, чтобы подраться, было выявлено, что для него это занятие – проявление силы, которой он в реальности обделен. Он предпочитает музыкальную группу «Король и шут»6, причисляет себя к панкам («а сестра – эмо»), связан с некоей музыкальной группой, не считает себя изгоем. Можно предположить, что драками он заполняет пустоту: он практически не участвует в учебной деятельности, с одноклассниками не дружит, из домашних обязанностей – погулять с собакой. Музыкальной группы («играем для себя») для него недостаточно. Видимо, ревнует мать к маленькому брату. Последнего отталкивает от себя с возмущением: «Как я могу любить его? Ведь он мальчик!».

Он жестоко наказывает собаку за то, что она «не слушается»

и на улице от него убегает. В драке он ищет подтверждения реальности своего существования среди людей. Возможно, здесь есть психическая патология. Налицо дезинтеграция, социальная по происхождению. Криминологи могли бы назвать его правонарушения «немотивированными»

(Г. Миньковский), но мотивация этой агрессивной войны с окружающим миром спрятана глубже, чем может осознать подросток.

Девиантологи отмечают, что несовершеннолетние правонарушители отличаются крайне неадекватной самооценкой – либо слишком завышенной, либо чересчур заниженной.

Расхождение самооценки и отношения окружающих – это фрустрирующая ситуация, которая провоцирует агрессивное поведение. Потребность во внимании окружающих при отсутствии возможности заслужить его приводит к использованию деструктивных способов поведения, подчас к самоубийствам. Заниженная самооценка побуждает к излишней покорности лидеру и групповой приверженности. Как уже было сказано выше, 15-20% (в зависимости от региона) старшеклассников избивали компанией одного человека. Это свидеКороль и шут»российская панк-рок-группа. Наиболее известна благодаря своим текстам, представляющим собой короткие сказкистрашилки», обычно мистические или исторические. Сценический имидж группы включает в себя пугающий грим, соответствующий тематике песен.

тельствует о мотивации группового конформизма при сниженном моральном регулировании. Так, И. Н. Пятницкая описывает компании девиантных подростков с помощью образа стаи, стадного поведения [59].

Современные исследователи проблем молодежи (И. С. Кон, С. И. Иконникова, В. Т. Лисовский, С. А. Беличева, В. М. Фокин и др.) отмечают, что для «трудного» подростка характерна фанатическая приверженность своей компании, подверженность эмоциональному заражению, а также жестокость, объясняемая упрощенным пониманием мужественности (грубость) и анонимностью группового поведения (безнаказанность). Эти наблюдения подтверждают наш тезис о том, что подростковые драки выполняют интегрирующую функцию. В условиях изоляции подросток ищет опоры на устойчивые связи. Вероятно, с помощью драки он либо подтверждает свою принадлежность к реальной группе, либо идентифицируется с символической группой и противодействует чужому причислению себя к другой группе («не слабак», «по-мужски», «настоящий друг» и т.п.).

Повышенная конфликтность подростков обусловлена не только сложностью стоящих перед ними задач социализации, но и их позицией в обществе. Характер интеграции подростка в общество правильнее описывать, на наш взгляд, через отрицательные конструкции «не …». Он, как правило, не увлечен учебой. Он часто не удовлетворен характером общения с родителями. Психологи в последние годы констатируют нарастание деструктивных детско-родительских отношений со значительной долей насилия, конфликтов, принуждения. У подростка нет домашних обязанностей. Он не имеет возможности испытать себя в реальном деле. Мизерная доля родителей согласна на подработки своего отпрыска, да и возможностей таких мало. Вместо овладения навыками коммуникации и социального взаимодействия подросток замыкается в узком пространстве своих знакомых. Об этом свидетельствуют результаты распределения ответов на вопрос: «Как ты поступаешь, когда у тебя возникают трудности?» (рис. 11) Сам ищу выход, обдумываю Советуюсь с кемнибудь, вместе ищем решение Ухожу в себя, рисую, слушаю музыку, стараюсь не общаться Предпочитаю отключиться с помощью алкоголя и т.п.

Рисунок 11 – Распределение ответов старшеклассников на вопрос «Как ты поступаешь, когда у тебя возникают Результаты показывают, что в трудной ситуации лишь 39% подростков могут обратиться к кому-нибудь за советом.

Как правило, это сверстник, друг.

Подростки дистанцируются от родителей, противостоят При ответе на вопрос респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа учителям, группируются со сверстниками при определенном риске оказаться в изоляции или на периферии, и одновременно «зависают» в виртуальном пространстве информационного мусора и игры. Практически подростки в значительной мере отсечены от продуктивных взаимодействий в реальности.

Эти три сферы развития (реальность, виртуальное и информационное пространство) противоречиво связаны и в то же время не обеспечивают подростку возможностей освоения взрослых ролей – он везде оказывается зачастую лишь объектом чужого влияния, которое он не всегда умеет адекватно оценить. В последнее время тележурналисты пытаются предупредить родителей и всех потребителей виртуальных услуг о криминальных рисках общения в социальных сетях. Доступные подростку методы исследования себя и приобретения опыта – подражание, конформизм, эпатаж – это пробы и ошибки на свой страх и риск, без адекватной оценки и предвидения последствий. В 12-13 лет подросток в борьбе за свободу отвергает родительский авторитет и восхищается лидером компании, не обремененным моральными принципами.

Возрастная потребность группирования, вероятно, компенсирует ощущение собственной слабости, неуверенности в себе, желание поддержки со стороны сообщества. Подростки используют компанию в качестве ресурса собственной эффективности не только в конфликтных ситуациях.

При возникающих трудностях значительная часть опрошенных не стремится к драке, пережидает, поэтому большинство ответов о причинах драки свидетельствует о защитной реакции на внешний вызов. Типичный подросток, судя по нашим опросам, использует инфантильную стратегию избегания: надо отвлечься и не переживать, может, проблема «рассосется». Итак, обусловленная особенностями возрастного этапа, повышенная конфликтность подростков основана на осознании ими своих потребностей («я уже не маленький») и одновременном признании ограниченности своих ресурсов. Ее подпитывают, на наш взгляд, не только психологические черты и возрастные особенности, сколько несоразмерность внешних воздействий на подростка и его внутренних ресурсов при недоступности внешней поддержки.

Подросток занят главным образом самопознанием, диалектика его развития поддерживает борьбу нормы и девиации как внешних ориентиров. В этом смысле большое значение имеют его наблюдения за социумом. Выше говорилось о второй составляющей социальной адаптации – представления о нормативном климате в ближайшей среде. Формирование и закрепление агрессивного поведения происходит в результате наблюдения за своим окружением. Имеет значение делинквентная засоренность среды, в которой оказываются подростки. При анализе материалов опросов школьников были сформированы группы: 1) подростки имеющие опыт драк; 2) подростки никогда не участвующие в драках. В первую группу вошли подростки, которые либо дрались сами, либо участвовали с компанией в избиении кого-то. Подростки из второй группы не имеют опыта ни индивидуальных, ни групповых драк. Опрос показал, что подростки, участвующие в драках, принимают в своё окружение тех, кто состоит на учёте в милиции или отбывал срок в тюрьме, дружат с «блатными» и «крутыми», а также себе подобными – «любителями»

драк (рис. 12) болельщиками, устраивающими драки Подростки, участвовавшие в драках N=649 (доля в массиве Подростки, которые никогда не дрались N=294 (доля в массиве Рисунок 12 - Распределение ответов старшеклассников на вопрос «Есть ли среди твоих друзей и знакомых люди, которые совершают следующие действия?»8, % от При ответе на вопрос респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа Более двух третей любителей подраться констатирует, что у членов их компании не раз возникали неприятности, связанные с драками и потасовками (73%). Особо хочется подчеркнуть, что аналогичные результаты по подростковым дракам мы получили при дополнительном опросе школьников из одной из престижных московских гимназий, с двумя штатными профессиональными психологами. Родители опрашиваемых уделяют особое внимание учебному процессу.

Даже в такой, казалось бы, благополучной школе, 45% старшеклассников отметили, что дрались когда-либо, а более половины из них дрались только в течение последнего года.

Каждый десятый старшеклассник-гимназист признался, что участвовал в избиении группой одного человека. Около трети признают, что их друзья выясняют отношения с помощью драки. Важно отметить явную неразборчивость современных подростков в знакомствах, которая должна заставить взрослых насторожиться.

По мемуарам известных людей (например, артист Л. Дуров, писатель А. Вайнер) мы приходим к выводу, что их окружение именно в подростковый период составляли «урки», хулиганы, воры, мошенники и бывшие заключенные.

Однако их взросление проходило в условиях нормативной определенности, при серьезном социализирующем воздействии целого ряда институтов общества.

Опрошенные подростки относятся к дракам гораздо терпимее, чем взрослое население. Они не соотносят их с требованиями законодательства, не осознают их возможного влияния на свои жизненные планы (нанесение тяжких телесных повреждений с серьезными последствиями, иногда смертельными). Драки используются как способ выяснения «идейных» разногласий: драки спортивных фанатов, драки между представителями субкультур, драки как способ «воспитания», точнее – перевоспитания. Правда, среди опрошенных старшеклассников доля таких драк невелика.

Около 80% респондентов считают насилие инструментом защиты, самообороны. Школьники растут в жестокой непредсказуемой среде, которая побуждает заручаться поддержкой «авторитетов» и включаться в компании, которые не нравятся, либо дружить с друзьями, «которые тебя бесят». В малых городах насилие в два раза реже воспринимается как удовольствие, развлечение, несколько реже (отличие от крупных городов 7-10%) - как подтверждение статуса или проявление мужественности. Думается, анкетный опрос не позволяет в полной мере изучить мотивацию драк среди подростков. При анализе ответов «на меня напали», «защищал друга» и т.п. возникают ассоциации из детского сада: «он первый начал». Или вспоминаются интервью в колонии с осужденными за изнасилование: «она сама хотела». Агрессивная реакция в некоторых ситуациях поддается контролю.

Конфликты можно улаживать при определенных навыках, тем более, когда речь идет о групповых драках, которые всегда завершают (или подстегивают) некоторый конфликтный процесс. Общество должно заботиться о снижении инстинктивного поведения и развитии управляемых процессов.

Нормативность драк в подростковой среде обусловлена отсутствием заметной общественной реакции осуждения. Незначительное количество этих событий в жизни подростка становится известно милиции, школе, даже родителям. Трети подростков случалось попадать в милицию, но чаще в связи с алкогольным опьянением, чем по поводу драки (соотношение 6 : 1) Поведенческие особенности подростка заключаются в том, чтобы пробовать социальные нормы и правила на прочность и таким образом определять границы допустимого поведения. Бихевиористы рекомендуют взрослым не обращать внимание на драчливое поведение ребенка: реакция окружения усиливает стимул самоутверждения.

Отечественный психолог А. А. Реан считает, что подростковая агрессия – это вызов окружающим, ожидание реакции на нарушение нормы, поэтому именно игнорирование позитивно подкрепляет отклоняющееся поведение несовершеннолетних [61]. Как мы установили, в большинстве случаев драки подростков связаны с необходимостью защиты, т.е.

используются как средство разрешения конфликта во взаимоотношениях незрелых людей. Пора озаботиться этим массовым явлением и противодействовать ему на всех уровнях.

На практике мы видим иную картину. Помимо навязчивой демонстрации в СМИ насилия и давления, обилия криминальной хроники для нашей повседневности характерна также субкультура маскулинности, концентрированная вокруг жестокости, рискованности, силы, враждебного отношения к незнакомым, чужим. Здесь же можно упомянуть серии статей и книг «глянцевого» формата о том, как «стать стервой» и добиться успеха в жизни ценой пренебрежения к окружающим. Примером безответственного заигрывания с аудиторией служит, на наш взгляд, рекламный плакат с портретом «Крепкого орешка»: «Если мне нужны деньги – я просто беру их». Слоган, ориентированный на вкладчиков банка, транслирует «прямой» выход из финансовых затруднений. В этом случае применяется прием смещения целевой аудитории, характерный для массовых изданий – игнорирование возрастных особенностей. Такой плакат представляет собой провокацию незрелых, плохо образованных, неразвитых индивидов к насилию.

Анализ опроса старшеклассников подтвердил, что возможности милицейского контроля за правонарушениями ограничены. Подростки, никогда не попадавшие в милицию, проявляют те же девиации, что и имевшие приводы, но их правонарушения остаются незамеченными, безнаказанными.

Незамеченные драки – сигнал для участников и их окружения: так тоже можно себя вести, это допустимо. С физическим насилием сталкивается почти половина опрошенных.

Драки подростков в общественных местах остаются без внимания. Половина их участников никому не сообщает об инциденте, остальные рассказывают родителям либо друзьям, но не полиции.

Обзор Интернет ресурсов (группы в социальной сети Вконтакте, посвященной дракам подростков) позволил выявить, что многие групповые драки («стрелки») не только готовятся и обсуждаются заранее, но и происходят «на заказ».

Из этого следует, что окружающим взрослым не хватает информации об уровне и характере конфликтов среди подростков, чтобы предупредить их.

Жестокость повседневной жизни нарастает, агрессивность подростков в драках усиливается их опытом виртуальных драк с ненастоящей кровью, без сочувствия и собственной боли. Поэтому стычки в компании или на улице могут перейти границы терпимого ущерба.

Драки требуют юридической просветительской работы со всеми подростками. Для их предупреждения в определенных группах подростков необходимо социальнопсихологическое воспитание способное помочь ребенку ответить на следующие вопросы: как совладать со своим гневом? как вызвать «врага» на разговор? Как найти зерно конфликта? Когда уместны компромиссы? Какую помощь можно использовать?

Для социализации современного подростка характерна значительная потребность в руководстве, поддержке со стороны. Для получения образования, устройства на работу необходимы ресурсы семьи. Наше исследование (опрос более тыс. старшеклассников в одном из городов ближайшего Подмосковья) выявил значительную конфликтность подростков в различных сферах жизни и высокую готовность школьников обратиться за помощью в службу «Телефон доверия», участвовать в социально-психологических занятиях по преодолению стресса, приобретению уверенности в себе, разрешении конфликтов. Примечательно, что предпочтения ранжировались следующим образом: на первом месте социально-психологические услуги, затем совет друга, поддержка родителей и с громадным отрывом обращение к учителю.

К сожалению, подавляющее большинство современных подростков в трудных ситуациях, которые случаются с ними каждый день, могут рассчитывать только на свои силы. Они устраняются от взрослых, поскольку родители далеко не всегда могут стать для них старшими друзьями и оказать поддержку в нужный момент без попустительства и пренебрежения. Ближайшее окружение ровесников вряд ли может дать достойный совет, зато может иногда поделиться своим опытом. Очевидно, что необходима институционализация поддержки для семьи с детьми, ориентированная на развитие их личных ресурсов и ресурсов социального взаимодействия.

Это тем более актуально, что исследования домашнего насилия выявляют значительный уровень деструктивности в детско-родительских отношениях. Психологи, знакомые с зарубежным опытом, публикуют разработки тренингов по развитию ассертивности (умения настоять на своем), снижению агрессии, формированию коммуникативных навыков у подростков, умению выходить из конфликтов.

Наряду с этим в психологических исследованиях оформляется специальное направление – совладающее поведение (синоним: копинг-стратегии в поведении). Его задача – изучение поведения индивидов в ситуациях кризиса, стресса, затруднений, конфликта и т.п. В крупных городах создаются медико-психологические консультации и социально-педагогические службы для родителей и подростков. Эти факты свидетельствуют о том, что профессиональное сообщество и власть откликаются на потребность социума в развитии специального института социальной поддержки несовершеннолетних на этапе вхождения во взрослую жизнь.

Предотвращение драк среди молодежи – важная социальная задача, которую не разрешить только средствами милицейской профилактики. Исследование показало, что проблема драк не решается сама по себе, в этот процесс необходимо вмешаться, причем не методами контроля, которые характерны для правоохранительных органов. Необходимы специальные занятия по конфликтологии, либо посреднические службы для разрешения конфликтов и поиск новых решений.

«Серое поле» статистики о драках, замалчивание этой проблемы, отсутствие превентивных мер кроме полицейских, отсутствие обеспокоенности общества этой проблемой не изменяют ситуацию к лучшему. С другой стороны, обсуждение проблемы в прессе может усугубить психологический климат в обществе, обострив наше восприятие несправедливости и жестокости общества.

На социальные процессы можно целенаправленно влиять через законодательство, условия среды (социальный контроль, политика в области рекламы и СМИ, общественные консультации), а также через специфическое обучение преодолению агрессии.

В одной из программ профилактики злоупотребления психоактивными веществами, направленной на конкурс в Минобразования несколько лет назад, предлагалось на уровне школы силами опытных юристов организовать группу «общественных адвокатов» из числа старшеклассников. Идея состояла в том, чтобы в рамках общественного объединения на уровне школы изучить основные конфликты между подростками, разработать стратегии их разрешения «мирными способами» и подготовить волонтеров по программе посреднического участия в конфликтах. Уже создание этого объединения добровольцев способствует гармонизации среды:

часть школьников проходит обучение, взрослые заявляют о своей готовности прийти на помощь, создается некоторая полуформальная структура, оказывающая поддержку. Такого рода инициатива является моделью предупреждения драк на уровне одного учебного заведения и может, при энтузиазме и удачливости организаторов, выйти на более высокий уровень. Думается, навыки разрешения конфликтов, являющиеся стандартной составной частью программ профилактики наркомании, пригодились бы и студентам при подготовке к семейной жизни, к работе в коллективе и других подобных ситуациях.

3.4 Воровство и кражи среди подростков Кража – является самым распространенным преступлением в России, в том числе и среди преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Сравнивая показатели последних лет [79], можно сделать вывод о том, что наблюдается устойчивая тенденция снижения количественных показателей преступности несовершеннолетних. Однако кражи по-прежнему составляют большую часть всех совершаемых ими преступлений. Снижение числа зарегистрированных краж можно объяснить как изменением в законодательстве, в результате которого многие деяния, ранее подпадавшие под действие ст. 158 УК РФ, стали считаться административными правонарушениями, так и латентностью явления. Поэтому статистические данные о преступности несовершеннолетних не могут в полной мере отразить размеры данного негативного явления. Прежде чем говорить о кражах, совершенных несовершеннолетними, понесшими наказание, рассмотрим ситуацию с кражами среди школьников.

Обычно выделяют следующие причины воровства в детском и подростковом возрасте:

1. Желание обладать понравившейся вещью;

2. Дефекты нравственного и правового сознания;

3. Психологическая неудовлетворенность или детская травма.

Опрошенные старшеклассники часто объясняют свои кражи ситуативными моментами группового общения: хотел доказать, что «не слабак», хотел испытать азарт, пошел «заодно с ребятами». Корыстные мотивы отмечаются реже, чем внешние провокации. Поэтому большинство (65%) потом рассказывают о своем «подвиге» другу или компании и исключительно редко – взрослым. Это говорит о том, что они осознают неприемлемость воровства в социуме.

Кражи не носят массового характера среди подростков.

Групповые магазинные кражи можно рассматривать как признак определенной девиантной молодежной субкультуры.

Опрошенные признают, что примерно половина случаев воровства происходит «намеренно», включает планирование, продумывание, подготовку. Рассмотрим кражи в контексте группирования, характерного для подростков (рис. 13).

Рисунок 13 – Зависимость состава участников кражи от вида кражи (среди подростков 7-9- классов), % от ответивших Некоторые преступления совершаются при участии взрослого «наставника». Кража плеера, кошелька, сумочки или мобильного (то есть, у человека) чаще совершается в одиночку, чем другие виды воровства. Кражи в магазине, универсаме, торговом центре, а также с проникновением в закрытое помещение (квартира, киоск) – это чаще групповое действие, требующее совместных усилий, разделения труда, своеобразной «специализации».

Мальчики и девочки воруют по-разному. Кражи с прилавка как чисто ситуативное поведение характерны для обоих полов в равной степени. В кражах из помещений (преступный промысел) девочки участвуют очень редко. На кражи у человека мальчики решаются вдвое чаще (рис. 14).

Магазинные Из помещения У человека Рисунок 14 – Участие в кражах мальчиков и девочек 7-9 классов в зависимости от вида кражи, % от Красной нитью через все наше исследование, посвященное различным формам девиантного поведения, походит вывод о том, что большинство девиантых подростков – выходцы из так называемых «благополучных семей» (полных, материально обеспеченных). Это подтверждается и при анализе подростковых краж – склонные и не склонные к воровству подростки9 находятся примерно в равных социальноэкономических условиях (табл. 24, 25).

«Склонные к воровству» подростки имеют однократный или многократный опыт краж как в группе, так и в одиночку. «Не склонные к воровству» подростки не замечены ни в каких формах краж.

Таблица 24 – Социальные показатели благополучия семьи среди подростков 7-9 классов, склонных и не склонных к воровству, % от ответивших Социальные показатели благо- Склонны Не склонны тери тера Таблица 25 – Социальные показатели благополучия семьи среди подростков 10-11 классов, склонных и не склонных к воровству, % от ответивших Социальные показатели благо- Склонны к во- Не склонны к Наличие высшего образования у матери отца взаимопонимание манные деньги Из таблиц становится ясно, что не нужда, не материальные потребности обусловливают кражи. Респондентов трудно назвать бедными или нуждающимися. Согласно опросу старшей возрастной группы (10-11 классы), большинство «воришек» располагает карманными деньгами.

Тем не менее, более детальный анализ эмоционального климата в семье выявил зависимость между различными показателями «проблемности» семьи и кражами (табл. 26).

Таблица 26 – Показатели «проблемности» семьи среди подростков 7-9 классов, % от ответивших Показатели «проблемности» семьи Склонны к Не склонны к Родители проводят время с детьми раз в неделю и чаще Совместный ужин с родителями каждый или почти каждый день Родители всегда знают друзей своего ребенка Подростки всегда выполняют требования родителей Подростки никогда или почти никогда не выполняют требований родителей Подростки ежедневно вечером уходят на прогулку Прогулки продолжаются более 4-х часов Подросток предпочитает проводить свободное время с друзьями Подросток предпочитает проводить свободное время в кругу семьи Таким образом, отсутствие семейных традиций, совместного отдыха, редкие встречи за общим столом – все эти показатели предопределяют кражи. Однако алкоголизм родителей, конфликты и скандалы в семье являются наиболее значимыми, особенно хорошо это заметно на примере старшеклассников (табл. 27).

Таблица 27 – Показатели «проблемности» семьи среди подростков 10-11 классов, % от ответивших Показатели «проблемности» семьи Склонны Не склонны Мать регулярно употребляет алкоголь (от нескольких раз в месяц до 35 нескольких раз в неделю) Отец регулярно употребляет алкоголь скольких раз в неделю) Подросток неоднократно видел мать опьянения Подростков неоднократно видел отца опьянения В семье случаются ссоры по поводу выпивок кого-то из родителей Во время застолья подростку предлагают выпить за компанию Самый серьезный вид кражи, требующий определенной сноровки, смелости, ловкости – кража у человека – совершают подростки из наиболее конфликтных семей, имеющих серьезные алкогольные проблемы.

В настоящее время неожиданным фактом является то, что магазинные кражи среди подростков стали модным явлением (не путать с клептоманией), что подтверждается популяризацией термина «шоплифтинг» (shoplifting) для обозначения магазинных краж, который официально входит в американские энциклопедические словари. Именно магазинные кражи сейчас получают широкое распространение среди подростков во всем мире. Подростки рассматривают такое времяпрепровождение как разновидность экстремального хобби, наряду со стритрейсингом (автомобильные гонки по городу) или паркуром (беготня по крышам, заборам и другим городским препятствиям с прыжками и кувырками). Таким образом, мелкое воровство становится и типично молодежным развлечением, и отличительной чертой молодежной субкультуры.

Для иллюстрации подобных краж в начале 2012 г. было проведено онлайн исследование нескольких групп в социальной сети «Вконтакте», посвященных Шоплифтингу. Изучение групп показало, что основной контингент – молодые люди в возрасте 13-20 лет, наибольшее число участниковворишек в возрасте 16 лет. По полу участники исследования в группе распределились следующим образом: 74% мальчиков и 26% девочек.

В группе (на форуме) подростки обсуждают психологию охранников и продавцов, спорят о расположении видеокамер в магазине и наиболее удобном времени совершения кражи. Ребята обсуждают схемы магазинных краж, учат, как не попасться, что делать в случае задержания, рассказывают истории своих «подвигов». В русскоязычной части Интернета можно найти сотни советов по безопасному воровству в супермаркетах.

Удивительным оказался тот факт, что в группах подростков активно ведется торговля и обмен приспособлениями, позволяющими снять магнитную защиту с товара. Обсуждаются новинки воровских приспособлений, которые, к слову, стоят недешево (2-3 тысячи рублей и выше), но, по словам участников, «полностью окупают себя за один поход в крупный торговый центр». В группах можно познакомиться с видео-пособиями по отрыванию магнитных клипс с товара.

Существуют половые различия в выборе товара для кражи. Девушки выносят в основном косметику, одежду и алкоголь. Юноши – компьютерные аксессуары, видеодиски с фильмами и прочие технические предметы, а также одежду, еду из больших магазинов. Характерно, что участники групп не называют свои действия кражей, а, делясь своими историями, говорят: «Я унёс», «Я взял». В рассказах подростки рассказывают, как удалось провести охрану или продавцов, хвастаются количеством вынесенного, бравируют своей ловкостью.

Приведем фрагменты высказываний некоторых участников группы (в примерах сохранены оригинальные орфография и пунктуация):

«Мой поход по магазинам! Уважаемые дамы и господа!!! Сегодня 7.01.2012 года, я ходил по магазинам. В общем покупал себе по есть. Я просто хочу привести список товаров которые я принёс домой, зайдя в 4 магазина сети «ПЯТЁРОЧКА» И так начнём. 3 банки икры тресковой. 1 банка печени трески. 2 банки шпрот. 1 банка кильки в томате. яблока. 3 киви. 7 Мандаринов. 3 огурца. 2 томата. Липёшки кортофельные 5 шт. (1 пачка) Хлеб, Сметана, 4 яйца. На этот скромный набор я потратил 57,90 р. Очень надеюсь что мой опыт будет полезен, если есть вопросы обращайтесь. Буду рад помочь»

По московским ценам, на 7 января 2012 года покупка этих продуктов обошлась бы примерно в 1100-1200 рублей.

В другой теме юная девушка-подросток рассказывает свои «профессиональные тайны»:

«Никогда одна не хожу, со мной приятель – он постарше. Так вот он одевается как бомж или торчок [наркоман – прим. автора], идет прямиком к вино-водочному отделу или к колбасному. Трется, трется там, каждую бутылку в руках покрутит. А я.. оо, ну что взять с ребенка с ангельским личиком! Надо видеть меня в этот момент - так красиво и стильно как в супермаркет я больше наверно никуда не одеваюсь!)))))))»

На сайтах обсуждается, что лучше красть («брать, «унести»). Одни осторожничают и крадут по мелочи (шоколадные батончики, воду, соки, недорогую одежду, зубную пасту, щетки). Другие видят смысл в краже исключительно дорогих вещей, например, из одежды известных марок («лучше редко, но лучше»), из крепкого дорогого алкоголя (виски, коньяк, ликеры), красную икру, сыр элитных сортов и др. Основными мишенями являются крупные торговые сети (Ашан, Metro, IKEA) и торговые центры с обилием магазинов. Объясняя родителям, откуда появились вещи, ребята говорят, что они подрабатывают, имея, таким образом, возможность их покупать. Наивные родители верят.

Представляет интерес результаты опроса в группе на тему: «Что для вас Шоплифтинг» (рис. 15).

Для меня это просто желание иметь некоторые вещи игра, азарт, адреналин, развлече… Для меня это проверка себя, своих возможностей, доказать… Рисунок 15 – Распределение ответов на вопрос: «Что для Вас Шоплифтинг?», % от ответивших, (n=177, были возможны множественные ответы).

Вопреки исследовательским ожиданиям, что основным мотивом краж окажется адреналин и игра, результаты опроса показывают, что преобладают корыстные мотивы краж. Очевидно, что группу посещают подростки с устойчивой формой девиантного поведения, целенаправленно ворующие ради получения наживы.

Чаще всего, кражи, воровство среди школьников остаются эпизодом в жизни подростка, но такое поведение уже является серьезной предпосылкой преступности. Если эти эпизоды становятся образом жизни, а несовершеннолетний приобретает опыт преступного поведения, то путь к преступлению можно считать законченным, его деятельность носит устойчивый преступный характер и приводит к судебному решению об изоляции в воспитательно-исправительных учреждениях.

В структуре преступности несовершеннолетних две трети составляют корыстные и корыстно-насильственные преступления, совершаемые путем кражи, грабежа или разбоя.

Они совершаются подростками более агрессивно и жестоко, чем несколько лет назад, темпы их роста остаются высокими и опережают темпы прироста общей преступности несовершеннолетних. Причем в структуре преступлений, совершаемых подростками, грабежи занимают большую часть, нежели разбойные нападения. В структуре судимости совершивших преступления в возрасте 14-17 лет по видам преступлений наибольший удельный вес занимает ст. 158 УК РФ «Кража», составляющая 44,3% от общего числа осужденных несовершеннолетних.

По статистике, более половины преступниковрецидивистов свои первые преступления совершили еще в подростковом возрасте, причем чаще всего это были – кражи в группе. Многие потом не смогли отказаться от преступной деятельности, стали участниками организованных преступных групп; другие, приобретя необходимый криминальный опыт в группе, продолжают совершать преступления и в одиночку, что не уменьшает их социальной опасности, а иногда даже увеличивает. Подростки используют разные способы проникновения в закрытые помещения: через окно, форточку, стены, потолок, балкон, проникновение на территорию, открытое помещение, подбор ключей, использование отмычек, перепиливание, сламывание металлических дужек замка, петель, подкоп. В открытом доступе – это кражи в магазинах, в школах у своих сверстников и др., которые в конечном итоге заканчиваются наказанием.

Основным местом совершения кражи несовершеннолетних являются гараж, погреб, ангар, сарай, склад, магазин, киоск, кафе, транспортные средства и др. По оперативным данным, в большинстве случаев кражи имущества граждан совершаются несовершеннолетними осенью и летом, причем в конце рабочей недели, а именно - в пятницу, в ночное или вечернее время суток. Чаще всего, объектом краж являются предметы, которые можно реализовать без каких-либо затруднений, как, например: аудио-, видео-, цифровая техника, инструменты, драгметаллы (цветной металл) и, естественно, деньги.

Существует прямая зависимость совершения подростками противоправных действий от участия в неформальных группах (см. раздел «Роль неформальных групп в формировании девиантного поведения у подростков» настоящего сборника). Наиболее характерной особенностью преступности несовершеннолетних является совершение преступлений в группе, формирование которых связано с повышенной социально-психологической потребностью подростков в общении (причем, чем моложе преступник, тем реже совершаются преступления в одиночку). При негативной направленности личности групповое влияние (это, как правило, представители выделенных нами во многих наших исследованиях групп так называемого «повышенного риска», для которых характерно сразу несколько слагаемых девиантного поведения) усиливает формирование качеств, детерминирующих преступное поведение. Формированию групп с последующим противоправным поведением способствует множество факторов: совместные занятия в учебных заведениях и особенно неформальные объединения по месту учёбы и месту жительства. Члены неформальных групп часто собираются вместе с целью времяпрепровождения. В группе происходит подготовка к совершению кражи, выражающаяся в разработке плана преступных действий, распределении ролей при совершении преступления, в поиске предмета преступного посягательства, подготовке необходимых орудий совершения преступления для проникновения в помещение или место хранения предмета хищения, выборе и подготовке мест подхода и проникновения в данное помещение.

Возрастает криминальный профессионализм несовершеннолетних преступников. Эта особенность проявляется в наличии универсальной специализации, приобретении уголовной квалификации. Преступная деятельность становится для некоторых групп несовершеннолетних основным способом проведения досуга. В частности, в Краснодарском крае в 2007 г. 20% несовершеннолетних совершили преступление в группе, т.е. каждое пятое групповое преступление в крае было совершено с участием несовершеннолетнего [41].

Обычно в социологии преступности несовершеннолетних выделяются следующие группы [46]:

Стихийно-криминальные группы, где совместная деятельность межличностного общения занимает главное место, а совместная преступная деятельность является второстепенной. В ее состав, как правило, входят от шести до десяти человек. Возраст участников данной группы составляет от 14 до 16 лет. Продолжительность знакомства между членами преступной группы несовершеннолетних до совершения ими кражи не составляла свыше двух недель. Большинство участников такого вида преступной группы являются учащимися (72,4% случаев), в 23,4% - работают, и лишь в 4,2% случаев - не учатся и не работают. Определенное лидерство, как и четкое распределение ролей, в таких группах отсутствует, внутригрупповые отношения строятся на условиях равенства отношений.

Ситуативно-криминальные группы, где оба вида совместной деятельности (преступная, межличностная) имеют равную значимость. Количество участников - от трех до пяти несовершеннолетних. Почти в половине случаев такие группы несовершеннолетних формировались для совершения нескольких краж. Возраст таких несовершеннолетних составляет от 17 до 18 лет. Продолжительность знакомства между членами группы несовершеннолетних до совершения ими кражи не составляла свыше одного месяца. Большинство участников этого вида преступной группы являются учащимися (45,7% случаев), в 33,1% - работают, и лишь в 21,2% случаев - не учатся и не работают. В таких группах есть лидер, и внутригрупповые отношения строятся на условиях распределения ролей между несовершеннолетними участниками.

Последовательно-криминальные группы, где главное место занимает совместная преступная деятельность, а межличностное общение является второстепенным. Состав указанной группы, чаще всего представлен двумя участниками.

Указанные группы несовершеннолетних формируются по территориальному признаку, с учетом степени знакомства.

Продолжительность знакомства между членами преступной группы несовершеннолетних до совершения ими кражи в большинстве случаев составляла свыше одного года. В 89,0% случаев данной разновидностью групп несовершеннолетних ранее совершались антиобщественные поступки, а в 53,3% случаев - преступления. Возраст таких несовершеннолетних от 16 до 17 лет. В 57% случаев несовершеннолетние, совершающие групповые кражи, являются учащимися, в 11,5 - работают, в 31,5% - не учатся и не работают, при этом 27,4% лиц из числа последних ранее судимы за аналогичный вид преступления.

Если несовершеннолетние преступники не объединяются в группы, то личность каждого из них обычно представляет меньшую общественную опасность. Для совершения преступления в одиночку им зачастую не хватает сил и навыков, а в группе они объединяют свои усилия, либо действуют под руководством лидера. Общественная опасность преступления при этом может возрастать: преступление может совершаться с теми, кто по возрасту или по здоровью (состоит на учете в каком-либо диспансере) не подлежит уголовной ответственности, что приводит в дальнейшем к ощущению собственной безнаказанности. В группе индивидуальные черты нивелируются. Индивид принимает на себя групповые паттерны поведения, делит ответственность с другими членами группы, что в конечном итоге приводит к рецидивам. Повышается удельный вес заранее подготавливаемых, изощренных и технически оснащенных преступлений несовершеннолетних.

В последние годы сложилось устойчивое мнение о том, что главной причиной преступности несовершеннолетних и ее стремительного роста является резкое ухудшение экономической ситуации и возросшая напряженность в обществе.

Ведь порой семья просто не в состоянии обеспечить подростку достойный уровень жизни.

Наше исследование несовершеннолетних преступников подтверждает эту тенденцию (рис. 16) Рисунок 16 – Распределение ответов несовершеннолетних преступников на вопрос: «Как жила твоя семья до того, как ты попал в колонию?», % ответивших По данным таблицы, половина «колонистов» отмечает свое сложное материальное положение. В этой связи было важно узнать их социальное самочувствие: 40% ответили, что с их точки зрения их семья жила хуже, чем другие и лишь 3% считают, что их семья жила лучше, чем другие. Надеяться на дальнейшее улучшение жизни не приходится (рис. 17).

Можно открыть свое Люди в основном живут Легко найти работу с Рисунок 17 – Распределение ответов на вопрос:

«Согласен ли ты что в вашем городе/поселке…?», Так, более 50% несовершеннолетних считают, что в регионе, где они проживали, трудно найти работу. Лишь 30% верит, что можно получить хорошее образование. При анализе оказалось, что более значимыми являются не ответы согласия или не согласия с высказываниями о жизни, а альтернатива «не знаю». Так, практически по всем отобранным нами показателям социальной ситуации в регионе, от 30 до 50% подростков отметили альтернативу «не знаю», то есть они настолько далеки от сегодняшних жизненных реалий, что их ситуация при выходе из колонии и дальнейший прогноз их жизни представляется нам неутешительным. Отсутствие жизненных планов, целей демонстрирует, что их положение не просто «на распутье», это состояние полной растерянности. Сложное материальное положение сокращает возможности подростков для удовлетворения своих интересов и желаний, что часто толкает несовершеннолетних на совершение преступлений. Недостаток средств для приобретения какихлибо вещей они восполняют противоправным способом.

С другой стороны, половина подростков – выходцы из материально благополучных семей, и, казалось бы, у них нет оснований улучшать свое положение с помощью краж. Этому процессу способствует ряд объективных и субъективных факторов. Постоянная занятость родителей на работе, заботы матери по ведению домашнего хозяйства и связанные с этим нервное напряжение, усталость отрицательно сказываются на отношении к ребенку (неуравновешенность, раздражительность и т. д.), оборачиваются урезанными возможностями воспитания, дефицитом общения, ведут к недостатку внимания к ребенку, его подлинным интересам и потребностям, ослаблению контроля за его поведением.

Приведем эмпирические данные по Ярославской области [84], которая для исследовательского коллектива представляла определенный интерес, поскольку, несмотря на то, что область является вполне благополучным регионом (является донором среди областей центрального федерального округа, территориально находится рядом с Москвой и по многим параметрам является продолжением московского мегаполиса, для неё характерен низкий процент безработных).

Последние годы в регионе наблюдается рост зарегистрированных преступлений. Особое беспокойство вызывает преступность несовершеннолетних, которая неуклонно растет.

Так, ежегодно около 33 % всех зарегистрированных краж в области совершают несовершеннолетние. Причем общий рост преступности несовершеннолетних связан именно с ростом повторной преступности. Многие тенденции преступности несовершеннолетних отражают ситуацию в стране. Объектом исследования являлись только лица, совершившие кражи (мелкие хищения).

Исследование в Ярославской области показало, что для преступности несовершеннолетних характерна групповая структура. Подавляющее большинство групп несовершеннолетних насчитывает 2-3 чел. (около 70%), остальные объединяют более 4 человек. Группы в основном состоят из лиц мужского пола. Однако имеются смешанные группы, куда входят не только несовершеннолетние женского пола, но и взрослые, нередко ранее судимые. С возрастанием преступного опыта, дальнейшей криминализацией подростков количество лиц, участвующих в преступлениях в составе групп, уменьшается, ибо несовершеннолетний уже может совершить преступление без соучастников или при их меньшем количестве.

Ежегодно в Ярославской области свыше 75 % всех преступлений несовершеннолетние совершают в группе, при этом в 40 % случаев в таких группах принимают участие совершеннолетние лица. В соседних областях уровень группой преступности около 65 %.

Проблема в Ярославской области усложняется тем, что групповая преступность несовершеннолетних все более приобретает признаки организованности. Более 30 % групповых преступлений приходится на смешанные группы, имеющих в своем составе совершеннолетних лиц, обычно обладающих опытом преступной деятельности. По данным УВД Ярославской области, на ее территории активно совершают преступления около 115 преступных групп несовершеннолетних, из них около 80 специализируются на совершении краж. При этом преступные группы несовершеннолетних, совершающие кражи, имеют четкую «специализацию»: занимаются только квартирными кражами, только кражами автомототранспорта, только кражами антиквариата.

Согласно данным Управления судебного департамента при Верховном Суде РФ по Ярославской области, неуклонно растет число подростков, которые на момент совершения преступления не учились и не работали. Эта тенденция проявляется и в других регионах. Так, по результатам нашего исследования, до прибытия в колонию Краснодарского края более 15% несовершеннолетних нигде не учились и не работали.

Если несовершеннолетние преступники в Ярославской области чаще представлены учащимися общеобразовательных школ (свыше 31,4 %) и профессионально-технических училищ (свыше 23 %), то в краснодарской колонии в школе учились 57 %, а в ПТУ, колледжах – 13 %.

Характерной особенностью преступности несовершеннолетних является также и рецидивная преступность, что связано с возрастными границами несовершеннолетних. Рецидивная преступность несовершеннолетних имеет высокую общественную опасность не только из-за своей распространенности, но и из-за своих последствий. Повторное совершение преступлений свидетельствует о формировании у несовершеннолетних стойкой противоправной установки. Так, например, каждый десятый несовершеннолетний в колонии в Краснодаре, отметил, что после выхода из заключения будет по-прежнему совершать преступления и это будет основной вид занятий. После освобождения эти респонденты хотели бы быть «ворами в законе» «мафиози», «стремягой», «крутыми пацанами». Понятно, что эти подростки превращаются в «злостных» рецидивистов, не поддающихся каким-либо мерам профилактического воздействия. С ростом количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними, увеличивается и число преступлений, совершаемых рецидивистами. В последнее время они совершают до половины и более преступлений в общем числе преступлений несовершеннолетних.

3.5 Употребление подростками психоактивных На рубеже XX XXI веков стремительное распространение публикаций в СМИ и продаж наркотиков повлияли на особенности ранней алкоголизации в подростковой среде. В середине 90-х годов было отмечено понижение уровня алкоголизации подростков при повышении уровня их наркотизаИсследования проведены при финансовой поддержке РГНФ, грант №12-03-00523а ции. В настоящее время медицинская статистика отмечает рост заболеваемостей, связанных со злоупотреблением алкоголя среди несовершеннолетних, чего не наблюдалось в доперестроечные годы. Этот рост кажется не столь значительным по сравнению с наблюдавшимся в прошедшее десятилетие темпом роста аналогичных показателей для наркомании.

С другой стороны, исследования сектора девиантного поведения выявили четко выраженную тенденцию более чем терпимого отношения школьников (даже 7-9 классов) к алкоголю, проявляющегося, прежде всего, не только в первых пробах, но и в конкретном алкогольном поведении со всеми вытекающими последствиями.. Процесс освоения несовершеннолетними взрослых моделей алкогольного поведения существенно изменился: отмечается ранний возраст первых проб, раннее знакомство с разнообразными напитками, стираются различия между алкоголизацией мальчиков и девочек.

За последние пару десятилетий количество школьников, узнавших вкус алкоголя к 14 годам (нынешний 8 класс), возросло почти в два раза. Так, если опросы Сектора в 1991 г.

обнаруживали, что в 14 лет вкус алкоголя был знаком 36% школьников, то наши исследования 2006–2007 гг. показывают, что уже 68% учащихся средней школы (12-14 лет) пробовали алкоголь, при этом 6% из них употребляют алкоголь часто от одного до нескольких раз в неделю, а ещё 12% – несколько раз в месяц.

Среди опрошенных учащихся средних и старших классов было выделено четыре категории подростков в зависимости от степени их алкоголизации. Подростки, никогда не употреблявшие алкоголь, условно были названы «трезвенники». Оставшаяся часть школьников, когда-либо употреблявшая алкоголь, была разделена на категории: «ситуативные потребители», «экспериментаторы» и «пьющие».11ОсновныСитуативные потребители» попробовали алкоголь, имеют небольшой опыт опьянения легкими и/или крепкими алкогольными напитками, но не более двух раз за всю жизнь. За последний месяц ми критериями для выделения групп стали мотивация потребления, частота употребления спиртных напитков и частота случаев сильного алкогольного опьянения (эмпирический индикатор – подросток не мог держаться на ногах);

группа «трезвенники» состоит из учеников, которые никогда не пробовали алкоголь и не имеют намерений делать это. Данную группу заметно отличает мотивация отказа: опасения, связанные с возможными последствиями, отчасти религиозные убеждения;

«ситуативные потребители» попробовали алкоголь и продолжают его употребление в редких случаях. Их отличительная особенность – они не стремятся употреблять спиртные напитки и могут отказаться от предложенного спиртного по каким-то соображениям;

«экспериментаторы» зачастую попадают в ситуации, когда можно употребить алкоголь, или активно ищут такие возможности, периодически употребляют алкоголь, иногда способны отказаться от предложения выпить. Мы назвали их экспериментаторами на том основании, что они испытывают возможности своего организма по усвоению различных доз алкоголя, осваивают допустимую для себя модель алкогольного поведения. Потребление алкоголя – один из мотивов их поведения;

«пьющие» употребляют алкоголь регулярно, имеют тенденцию прибегать к нему во многих ситуациях. Это дети, имитируют «взрослую норму» алкогольного поведения употребляли алкоголь не более двух раз. «Экспериментаторы» имеют неоднократный опыт сильного опьянения (более трех случаев за всю жизнь) или только слабыми, или только крепкими алкогольными напитками. За последний месяц употребляли или только слабые, или только крепкие алкогольные напитки три и более раз. «Пьющие»

имеют многократный опыт (три и более раз) сильного опьянения и слабыми, и крепкими алкогольными напитками, употребляли за последний месяц как крепкие, так и слабые алкогольные напитки три и более раз.

и, возможно, уже знакомы с негативными последствиями злоупотребления алкоголем. В отличие от «экспериментаторов» у подростков этой группы употребление алкоголя включено в структуру потребностей, отмечается высокая активность (в том числе и противоправная) в поисках алкогольных напитков или средств на их приобретение, широк набор поводов для употребления алкоголя. В этой группе употребление спиртных напитков становится привычным.

Анализ возрастной динамики потребления показал, что количество подростков, не употребляющих алкогольные напитки, с возрастом постепенно уменьшается, и к выпускному 11 классу составляет не более 12%. Напротив, доля тех, кто употребляет часто, вырастает с 6% до 16% (табл. 28) Таблица 28 – Группы потребителей алкоголя среди подростков средних и старших классов, (в % от ответивших) Результаты опроса также подтверждает процесс феминизации употребления алкоголя, фиксируемый в последнее время исследованиями Сектора девиантного поведения и многими другими специалистами [38; 97; 98]. К 10-11 классу доля алкоголизирующихся девушек превышает долю юношей (пробовали алкоголь 86% девочек и 81% мальчиков).

Сравнение данных 2004 и 2010 гг. показывает, что эта тенденция не изменилась. Вызывает тревогу тот факт, что по сравнению с 2004 г. старшеклассники стали чаще напиваться.

Особенно рост значителен у девочек. Так, в 2004 г. опыт сильного опьянения имели 45% мальчиков и 36% девочек, а в 2010 г. – 57% мальчиков и 57% девочек. Доля часто пьющих старшеклассниц также возросла с 8% в 2004 г. до 15% в г. Следует отметить, что это не является спецификой российского общества. В развитых странах Европы и Америки фиксируются те же тенденции, о которых говорилось в начале этой главы. У подростков исчезают гендерные различия в употреблении спиртного, а уровень избыточной алкоголизации у женского пола все больше и больше приближается к показателям, присущим мужскому [26]. Оценивать это можно по-разному, в том числе и как социальную дисфункцию, требующую немедленного вмешательства и исправления.

Однако надо иметь в виду, что алкогольное поведение – это часть широкого поведенческого комплекса. Чем дальше женщины уходят от традиционного образа женственности, тем свободней они ведут себя, в том числе и в употреблении спиртного. Подтверждением этому служит тот факт, что в малых и средних городах (Бузулук, Можга, Вятские Поляны), где в отличие от Москвы еще сохраняется более патриархальный уклад жизни, сохраняются и традиционные гендерные различия в употреблении алкоголя мальчиками и девочками.

К сожалению, несмотря на массовые профилактические антинаркотические программы, результаты исследований показывают, что ситуация с употреблением наркотиков подростками практически не изменяется уже несколько лет и остатся стабильно неблагоприятной. Начиная с 2001 г. наметились некоторые позитивные изменения. В 2003-2007 гг., по данным Минздрава, наблюдалась устойчивая тенденция к снижению наркомании. Многие специалисты стали говорить о стабилизации наркоситуации. В это же время определенная часть специалистов отказывалась признать позитивные изменения. Исследования сектора девиантного поведения показывают, что на сегодняшний день наркоситуация представляет собой состояние сжатой пружины, которая пришла в движение и повлекла за собой новую волну наркомании после некоторого затишья.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 


Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения Е.И. Нестерова МЕТОДОЛОГИЯ ЭКСПЕРТНОЙ КВАЛИМЕТРИИ И СЕРТИФИКАЦИИ СИСТЕМ КАЧЕСТВА В КИНЕМАТОГРАФИИ С.-Петербург 2004 г. 2 УДК 778.5 Нестерова Е.И. Методология экспертной квалиметрии и сертификации систем качества в кинематографии.- СПб.: изд-во Политехника,2004.с., ил. Монография посвящена формированию системного подхода к решению проблем...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Сыктывкарский государственный университет Д.П. Кондраль, Н.А. Морозов СТРАТЕГИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРОЦЕССАМИ ПРОСТРАНСТВЕННО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ СЕВЕРА РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Монография Сыктывкар Изд-во Сыктывкарского госуниверситета 2014 1 УДК 332.14 ББК 65.04 К 64 Рецензенты: кафедра гуманитарных и социальных дисциплин Сыктывкарского лесного института (филиала) ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КОМИТЕТ НАУКИ ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: ВЫЗОВЫ И СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ Посвящается 20-летию независимости Республики Казахстан Алматы, 2011 1 УДК1/14(574) ББК 87.3 (5каз) К 14 К 14 Казахстан в глобальном мире: вызовы и сохранение идентичности. – Алматы: Институт философии и политологии КН МОН РК, 2011. – 422 с. ISBN – 978-601-7082-50-5 Коллективная монография обобщает результаты комплексного исследования...»

«Дальневосточный федеральный университет Школа региональных и международных исследований А.А. Киреев Дальневосточная граница России: тенденции формирования и функционирования (середина XIX – начало XXI вв.) Монография Владивосток Издательство Дальневосточного федерального университета 2011 УДК 341.222 ББК 66.4 К43 Рецензенты: В.А. Бурлаков, к. полит. н., доцент В.Г. Дацышен, д.и.н., профессор С.И. Лазарева, к.и.н., с.н.с. О.И. Сергеев, к.и.н., с.н.с. На обложке: Место стыка государственных...»

«ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ И ГЕНДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Социальная политика в современной России: реформы и повседневность Научная монография Под редакцией П.В. Романова, Е.Р. Ярской-Смирновой Москва 2008 ББК 60.5 С 69 Издание подготовлено при поддержке фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров Социальная политика в современной России: реформы и повседневность/ Под редакцией Павла Романова и Елены Ярской-Смирновой. М.: ООО Вариант, ЦСПГИ, 2008. – 456 с. ISBN 978-5-903360-02-4 Книга посвящена обсуждению...»

«Шинкарева Елена Юрьевна Право на образованиЕ рЕбЕнка с ограничЕнными возможностями в российской ФЕдЕрации и за рубЕжом Russia Пособие подготовлено по заказу Региональной благотворительной общественной организации Архангельский Центр социальных технологий Гарант Данная публикация стала возможной благодаря финансовой поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) в рамках Программы поддержки гражданского общества Диалог (АЙРЕКС) архангельск 2009 УДК 342.733-053.2-056.3 ББК 67.400.32.1...»

«Оксана Лаврова ЛЮБОВЬ В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНА Ad hoc коучинг о людях До востребования 2010 ББК УДК Рецензенты: Решетников Михаил Михайлович – профессор, доктор психологических наук, ректор Восточно-Европейского ин-та психоанализа (СанктПетербург), Президент Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии (Вена); Филонович Сергей Ростиславович – профессор, доктор физ.-мат. наук, декан Высшей Школы менеджмента гос. ун-та Высшей Школы Экономики (Москва). Рекомендовано к печати. Лаврова...»

«П.И.Басманов, В.Н.Кириченко, Ю.Н.Филатов, Ю.Л.Юров Высокоэффективная очистка газов от аэрозолей фильтрами Петрянова Москва 2002 УДК 62-733 П.И.Басманов, В.Н.Кириченко, Ю.Н.Филатов, Ю.Л.Юров. Высокоэффективная очистка газов от аэрозолей фильтрами Петрянова. М.: 2002. - 193 стр. Монография посвящена основам широко используемых в России и других странах СНГ метода и техники высокоэффективной очистки воздуха и других газов от аэрозолей волокнистыми фильтрующими материалами ФП (фильтрами Петрянова)....»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ А.М. Ляликов ВЫСОКОЧУВСТВИТЕЛЬНАЯ ГОЛОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРФЕРОМЕТРИЯ ФАЗОВЫХ ОБЪЕКТОВ МОНОГРАФИЯ Гродно 2010 УДК 535.317 Ляликов, А.М. Высокочувствительная голографическая интерферометрия фазовых объектов: моногр. / А.М. Ляликов. – Гродно: ГрГУ, 2010. – 215 с. – ISBN 987-985-515Монография обобщает результаты научных исследований автора, выполненых в ГрГУ им. Я. Купалы, по...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ С.В.СИЛОВА ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В БЕЛОРУССИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941–1945 гг.) Монография Гродно 2003 УДК 281.9 (476) ББК 86.372 (4Беі) С36 Рецензенты: кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Беларуси ГрГУ им. Я.Купалы И.В.Соркина; младший научный сотрудник отдела фондов Гродненского государственного историко-археологического музея О.А.Мась....»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. ГЕРЦЕНА кафедра математического анализа В. Ф. Зайцев МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ В ТОЧНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ Научное издание Санкт-Петербург 2006 ББК 22.12 Печатается по рекомендации З 17 Учебно-методического объединения по направлениям педагогического образования Министерства образования и науки Российской Федерации Рецензенты: д. п. н. профессор Власова Е. З. д. п. н. профессор Горбунова И. Б. Зайцев В. Ф. Математические модели в...»

«Южный федеральный университет Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Южнороссийское обозрение Выпуск 56 Барков Ф.А., Ляушева С.А., Черноус В.В. РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Ответственный редактор Ю.Г. Волков Ростов-на-Дону Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ 2009 ББК 60.524.224 Б25 Рекомендовано к печати Ученым советом Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного...»

«МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В. В. Афанасьев, И. Ю. Лукьянова Особенности применения цитофлавина в современной клинической практике Санкт-Петербург 2010 Содержание ББК *** УДК *** Список сокращений.......................................... 4 Афанасьев В. В., Лукьянова И. Ю. Особенности применения ци тофлавина в современной клинической практике. — СПб., 2010. — 80 с. Введение.................................»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ РАН Т.В. Ускова УПРАВЛЕНИЕ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ РЕГИОНА Вологда • 2009 ББК 65.050.22(2Рос-4Вол) У75 Печатается по решению Ученого совета ИСЭРТ РАН Ускова, Т.В. Управление устойчивым развитием региона [Текст]: монография / Т.В. Ускова. – Вологда: ИСЭРТ РАН, 2009. – 355 с. Монография посвящена вопросам управления устойчивым развитием региона в условиях глобализации и динамичности социальноэкономических процессов. В ней...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермский государственный университет В. Л. Чечулин ТЕОРИЯ МНОЖЕСТВ С САМОПРИНАДЛЕЖНОСТЬЮ (основания и некоторые приложения) МОНОГРАФИЯ Пермь 2010 УДК 519.50 ББК 22.10 Ч 57 Чечулин, В. Л. Теория множеств с самопринадлежностью (основаЧ 57 ния и некоторые приложения): монография / В. Л. Чечулин; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. – 100 с. ISBN 978-5-7944-1468-4 В...»

«В. П. Казначеев Е.А. Спирин КОСМОПЛАНЕТАРНЫЙ ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ КЛИНИЧЕСКОЙ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ В.П. КАЗНАЧЕЕВ Е.А. СПИРИН КОСМОПЛАНЕТАРНЫЙ ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА Проблемы' : AV ; комплексного изучения Ответственный редактор доктор медицинских наук JI.M. Н е п о м н я щ и х ИГОНБ Новосибирск НОВОСИБИРСК НАУКА СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ББК 15. К Рецензенты доктор...»

«ББК 74.5 УДК 0008:37 С 40 Системогенетика, 94/ Под редакцией Н.Н. Александрова и А.И. Субетто. – Москва: Изд-во Академии Тринитаризма, 2011. – 233 с. Книга подготовлена по итогам Первой Международной коференции Системогенетика и учение о цикличности развития. Их приложение в сфере образования и общественного интеллекта, состоявшейся в г. Тольятти в 1994 году. Она состоит из двух разделов. Первый раздел представляет собой сборник статей по системогенетике и теории цикличности развития,...»

«С. В. Гузенина ОБРАЗ РОДИНЫ КАК ПРЕДМЕТ НАУЧНОГО АНАЛИЗА Монография Белгород 2013 УДК 312.75 ББК 60.55 Г 93 Рецензенты: доктор социологических наук, профессор Н.Н. Макарцева, Тамбовский государственный музыкально-педагогический институт имени С.В. Рахманинова; доктор философских наук, кандидат культурологии, зав. кафедрой философии, доцент Е.Л. Яковлева; Институт экономики, управления и права (г. Казань); доктор литературных наук, доцент отделения славяноведения Д.Л. Рамадански, Новосадский...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Казанский государственный энергетический университет _ Институт механики и машиностроения КНЦ РАН Р. Ш. ГИМАДИЕВ ДИНАМИКА МЯГКИХ ОБОЛОЧЕК ПАРАШЮТНОГО ТИПА Казань 2006 УДК 539.3; 533.666.2 ББК 22.253.3 Г48 Печатается по решению ученых советов Казанского государственного энергетического университета, Института механики и машиностроении Казанского научного центра РАН Гимадиев Р.Ш. Динамика мягких оболочек парашютного типа. – Казань: Казан. гос....»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А.Д.Сахарова О. В. Чистик, С. Е. Головатый, С. С. Позняк ОБЩАЯ И РАДИАЦИОННАЯ ЭКОЛОГИЯ МОНОГРАФИЯ Минск 2012 1 УДК 631:504:054 ББК 40:26.2 Ч68 Рекомендовано к изданию научно-техническим советом Учреждения образования Международный государственный экологический университет имени А.Д.Сахарова (протокол № 1 от 25 января 2012 г.) А в то р ы : О. В. Чистик, д.с/х.н.,...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.