WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: девиантное поведение подростков и риски взросления в современной России: (ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА) Москва - Краснодар 2012 УДК 316.624 – 053.6 (075.8) ББК 88.5 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Следует иметь в виду, что трудновоспитуемость определенной части подростков обусловлена особенностями переходного периода, когда происходит перестройка физического, психического и социального развития, смена видов основной деятельности, переход от детства к взрослости, ведущих к повышенной или пониженной возбудимости, непокорности, грубости, непослушанию. Такие трудности, описанные В. А. Сухомлинским в книге «Рождение гражданина», вынуждают учителей изменить педагогическую позицию в отношении с подростками, отличную от эффективно срабатывающего в начальной школе авторитарного подхода. Если не изменить позицию, не поменять стиль поведения и общения с подростком, не стать для него старшим товарищем, добрым и заботливым, требовательным и референтным, то он, как правило, выходит из-под влияния родителей и педагогов.

Таким образом, путь преодоления рисков социализации видится в организации такого воспитания, при котором выравниваются и устраняются сбои и ошибки, допущенные в семье и школе и приведшие к трудновоспитуемости и проблемности. Кроме того, есть группа подростков, трудновоспитуемость которых обусловлена отклонениями в физическом и психическом развитии, болезненностью.

Физические недостатки почти всегда выступают в качестве психогенного фактора, влияя на эмоциональную сферу в виде апатии, угнетенности, неверии в свои силы, неврозов, неврастении, агрессивности, грубости, драчливости. Такие трудные подростки поддаются воспитательному воздействию, если сочетать лечение с гуманным подходом, предполагающим предпочтение методов поощрения, успешности психотерапевтического влияния.

По А. С. Макаренко, «дефектность личности» есть не что иное, как «дефектные отношения» личности с обществом, следовательно, содержание процесса воспитания трудных подростков составляет формирование оптимальной системы отношений их с окружающей действительностью, которое осуществляется через организацию различных видов деятельности, характерных для подросткового возраста. При этом самовоспитание таких подростков следует рассматривать как важное средство нравственного становления. Самовоспитание предполагает умение самостоятельно вырабатывать оценку поведения, сравнивать его с тем поведением, которое представляется привлекательным, желанным. Основной предпосылкой возникновения в подростковом возрасте потребности в самовоспитании является формирование самосознания, которое включает в себя осознание своей тождественности, своих психических свойств и качеств и определенную систему социально-нравственных самооценок.

При формировании навыков самовоспитания у трудных подростков необходимо учитывать возрастные, половые и психологические особенности, природу отрицательных качеств личности, потенциальные возможности, особенно резерв имеющихся или предполагаемых положительных качеств. Большинство средств нравственного развития трудных подростков едины: слово, пример, деятельность, общение, искусство, художественная литература и др. Однако в каждом методе воспитания применяются сразу два-три педагогических средства.

Методы нравственного развития подростка управляют деятельностью личности, учитывают задачи, содержание и специфику его исправления. Эти методы призваны согласовать требования деятельности с педагогическими требованиями и самовоспитанием. При этом деятельность самого ученика мотивируется, стимулируется, организовывается и оценивается таким образом, чтобы в ней оптимально развивались положительные качества подростка, учитывались возрастные и индивидуальные особенности, специфика семьи и окружения и своеобразие личности. Координирующая функция методов нравственного развития завершается индивидуализацией содержания всей работы по преодолению трудновоспитуемости. Опыт работы с подростками показывает, что нужна длительная целенаправленная работа педагога, семьи и самого подростка, чтобы процесс исправления протекал эффективно. В редких, запущенных, случаях необходима полная регламентация поведения, четкая система запретов, последовательность нарастающих по сложности требований.

Но самое главное - пробудить желание и стремление самого подростка стать на нравственный путь жизнедеятельности.

Ведь помимо внешних регуляторов поведения существует более естественный и значимый регулятор, который человек способен осознавать и слышать с раннего возраста,- это совесть. Но развитие данной способности напрямую зависит от социальных условий взросления, особенностей воспитания и деятельности самого подростка. Как ни парадоксально звучит, но рискогенность социализации в подростковом возрасте заключается и в том, что вхождение в постоянно возрастающее количество социальных групп и общностей провоцирует безоговорочное принятие ценностей и целей, признанных этими группами без участия «внутреннего цензора».

Подростки легко подвергаются влиянию извне. Именно поэтому умение слышать себя, вырабатывать свои индивидуальные устремления и ценности, и в то же время осознавать в них социально значимый компонент – очень важные способности, несвойственные подросткам, но в то же время необходимые для их успешной социализации. Зачастую, указанные способности человек обретает уже в более зрелом возрасте.

А в детском и подростковом они «пробуждаются» посредством включения подростков в позитивные социальные практики заботы. Это может быть забота о человеке (прямая помощь другим людям, активное участие в воспитании младших братьев и сестер, творческое участие в благотворительных мероприятиях), забота о домашнем животном, забота об экологическом состоянии окружающей среды. Социальные практики заботы составляют основу нравственного и экологического воспитания. Ряд исследователей (Н.В. Коломина, Н.В. Алешина, З.Г. Валова, Л.П. Молодова, М.М. Марковская, Ю.Е. Моисеенко, Е.И. Золотова) доказывают, что экологическое воспитание детей в дошкольном возрасте способствует развитию внутреннего чувства ответственности и долга по отношению ко всему окружающему миру, и соответственно, снижению уровня эгоизма. Суть экологического воспитания заключается в формировании ценностных ориентаций, обуславливающих гуманное отношение ребенка к другим людям, природе, животным. Включаясь в данные практики, ребенок не только начинает осознавать ответственность за свои поступки, но и руководствуется внутренним регулятором – совестью. С нашей точки зрения, позитивные социальные практики заботы не утрачивают своего смысла и в подростковом возрасте, особенно в условиях современного общества, в котором большинство детей не получают вовремя должного духовно- нравственного и экологического воспитания по причине высокой занятости родителей. Именно на основе этих практик должны создаваться методики воспитания и перевоспитания трудных подростков.

Полноценный устойчивый успех в воспитании подростков достигается лишь в том случае, если эта работа ведется в системе, во взаимосвязи всех заинтересованных лиц и их целенаправленной научно продуманной деятельности. Прежде всего, важно выявить и изучить трудных подростков, условия их жизни, оказывать им и их родителям психологопедагогическую помощь и поддержку, организовать оптимальную учебную и внеучебную деятельность, включить их в общественно полезную работу через классный, школьный коллектив. Другими словами, в перевоспитании подростков, как и в поиске ресурсов успешной социализации и способов их реализации мы должны опираться на комплексный подход к решению задачи.

Ресурсы социализации: поиск, проблемы и необходимые педагогические условия В комплексном подходе к поиску ресурсов успешной социализации личности трудного подростка можно выделить факторы, опираясь на которые целесообразно решать эту проблему:

1. Педагогизировать условия жизни и воспитания подростка в семье, нейтрализовать отрицательное влияние аморального поведения родителей, повысить их педагогическую культуру, уровень нравственных взаимоотношений.

2. Содействовать подростку в восстановлении в школе позиции нормального ученика, в овладении учебной деятельностью, помочь ему пережить положительные эмоции от учебно-познавательного труда. Ведущий мотив поведения подростка - завоевать благоприятное положение среди сверстников, получить высокую оценку товарищей, поэтому важно предоставить ему возможность удовлетворить потребность в общении, повысить его общественно полезную активность, включать его в коллективные социальные практики заботы.

3. Выявить у подростка интересы и способности к какой-либо позитивной деятельности, привлечь его к занятиям спортом или художественной самодеятельностью, чтобы внеучебная деятельность была организована или в условиях школы, или внешкольного образовательного учреждения, или в спортивном клубе. Содержательное проведение подростком свободного времени, организация его досуга – существенная сторона педагогической работы с ним.

4. Изолировать подростка от отрицательной микросреды, нейтрализовать воздействие негативной референтной группы, членом которой считает себя подросток. Это возможно, если нормы и правила поведения группы станут непривлекательными, а социальные потребности подростка будут удовлетворяться в положительной среде.

5. В структуре личности подростка необходимо выделить побудительные силы, которые толкают его на определенные поступки и стимулируют соответствующее поведение: направленность личности, потребности и мотивы поведения, его интересы и склонности. С учётом современных особенностей подросткового возраста (раскованность, демократичность, информированность, невысокий культурный и нравственный уровень и др.) при развитии нравственных качеств личности подростка необходимо наполнять их новым содержанием.

Коснемся также некоторых проблем, которые должны решаться педагогами, психологами, социальными работниками по преодолению трудновоспитуемости подростков.

Во-первых, необходимо проведение соответствующего опытно-экспериментального исследования на базе образовательных учреждений. Формирование нравственных качеств личности старших подростков, умения самовоспитания и самоконтроля, психологической устойчивости и самооценки у школьников старшего возраста приобретут, по-видимому, специфические свойства. Нам представляется, что результаты совместной деятельности учителей, родителей и самих подростков могут стать фундаментом развития у проблемных учащихся тенденции самовоспитания и самосовершенствования, углубления учебно-познавательной деятельности и обогащения её новыми способами самостоятельной духовнонравственной активности. Однако это предположение требует экспериментальной проверки в условиях построения и осуществления соответствующей гипотетической методики.

Во-вторых, крайне важно определить содержание и методику изучения индивидуальных особенностей школьников и на основе этого построить методику стимулирования их учебно-познавательной деятельности и нравственного развития на разных ступенях обучения. Целесообразно в каждой школе разработать принципы стимулирования отношений каждого ученика в классном коллективе и семье. Требуется специальное исследование вопроса о диагностике мотивационного отношения учащихся к нравственному поведению и о стимулирующей роли воспитательной системы школы на основе утверждения и усиления у них положительного отношения к общечеловеческим ценностям.

В-третьих, особое значение приобретает проблема определения способов формирования единых оценок современных социально-экономических и культурно-нравственных реалий и на этой основе определения методов, форм и приёмов нравственного развития школьников. Суть проблемы заключается в том, что вся педагогическая общественность должна понимать, что нет альтернативы честности, порядочности, гуманному отношению к окружающим людям, сочувствию и сопереживанию ученику; а становление и развитие культурной, воспитанной, нравственной личности может осуществляться в демократической, гуманистической воспитательной системе школы.

В-четвертых, с особой остротой встают вопросы семейного воспитания, повышения уровня педагогической культуры родителей, взаимосвязи и взаимодействия учителей и родителей в условиях крайней поляризации мнений по проблеме современных ценностей и воспитания молодежи. Следует восстановить зарекомендовавшие свою эффективность родительские университеты, различные формы влияния на взгляды родителей по воспитанию детей, широкое вовлечение всех родителей в воспитательную систему образовательного учреждения, создание школы – семьи, где каждый ученик развивает свои созидательные способности и укрепляет духовно-нравственные силы.

В-пятых, необходимо определить условия работы с проблемными учащимися. К кругу этих условий можно отнести профессиональную и психологическую готовность педагогов к работе, в основе которой лежит интерес к личности подростка, его внутреннему миру, атмосферу взаимного доверия и уважения учителей и учащихся, стремление педагогов опираться в своей профессиональной деятельности на психологический анализ учебно-познавательной работы учащихся.

Указанные проблемы не исчерпывают всей сложности актуализации ресурсов успешной социализации трудных подростков. По нашему представлению, основные принципы, методы и формы воспитания учащихся должны составить единую целостную систему формирования личности школьника в реформирующейся российской школе.

ЧАСТЬ 2. СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ

«ТРУДНОГО ПОДРОСТКА»: ИНТЕРЕСЫ,

ЦЕННОСТИ, СЕМЬЯ И СОЦИАЛЬНОЕ

ОКРУЖЕНИЕ

2.1 Знакомьтесь, «новая» молодежь! Интересы, свободное время, увлечение и информация Условно мы назвали этот раздел «Знакомство», представленный в нем материал позволяет составить некое общее впечатление о сфере повседневности молодежи. Отталкиваясь от этих данных легче понять и «почувствовать» молодежь.

Сегодня часто можно услышать высказывания педагогов и обществоведов на тему: «Вот она какая, наша молодежь». Часть подобных оценок -настоящие диагнозы. А что говорит молодежь о себе сама? Интересно, так же сравнить самооценку молодежи с оценками экспертов (руководителей ОДН, учителей и родителей). Ответы на эти вопросы объединены в таблице 4.

Таблица 4 – Характеристики современных школьников

МЛС КДН

зывчивые «Подростки МЛС» - воспитанники Белореченской колонии; «Подростки КДН» несовершеннолетние, состоящие на учете (данные по Краснодарскому краю);

«эксперты ОДН» - руководители муниципальных отделов по делам несовершеннолетних (данные по Краснодарскому краю).

Продолжение таблицы

МЛС КДН

Расчетливые, 43,6 38,6 25,4 20,1 26,9 28,3 15, думающие о деньгах сивные невнимательные к другим энергичные не знают чем заняться тельные, инфантильные ные, своевольные дированные шлые ленивые тельные, почти взрослые Продолжение таблицы «Выпускники «Труд. «Трудные подростки»,

МЛС КДН

Все три группы респондентов, принимающих участие в исследовании 2006 года, сходятся во мнение, что современной молодежи, присущи такие качества, как активность и энергичность. Далее, обнаружились различия в оценках.

Учителя на второе место ставят избалованность, на третье – расчетливость, стремление к деньгам. Родители на второе место ставят самостоятельность, на третье – своеволие и непослушание. Ученики же считают, что наряду с активностью и энергичностью, во вторую очередь, им присуща самостоятельность, в третью – доброта и отзывчивость.

Ответы трудных подростков, опрошенных в 2007 и годах, во многом совпадают с мнением учащейся молодёжи.

Но доброта и отзывчивость сверстников, выходит у «трудных» на первое место. Эти данные свидетельствуют о тревожных дисфункциях семьи и школы, утрачивающих потенциал воспитательного воздействия.

По нашему мнению, «трудные» подростки чаще испытывают дефицит доброты и отзывчивости со стороны взрослых. «Доброта и отзывчивость» друзей в этом случае сигнализирует об отсутствии «значимых взрослых», свои беды и проблемы подростки доверяют в основном друзьям. «Самостоятельность и взрослость» -, кажущиеся, – большинство подростков учатся и не работают. Это – сигнал замкнутости подростков в своем мире, где друг для друга они – «взрослые», и куда семья и школа имеют очень ограниченный доступ. Это тот тип «взрослости», который ориентирован на принятие взрослых привилегий (удовольствий) без принятия взрослой ответственности (возможность самостоятельно жить и полноценно работать). С другой стороны, доверительное и доброжелательное отношение подростков к друзьям – закономерное явление, так как в подростковом возрасте обостряется стремление к сепарации, внутрисемейные отношения уходят на второй план, друзья становятся эталонной средой общения.

Если подробнее остановиться на восприятии «взрослыми» учащейся молодёжи, то следует отметить, что оценки родителей в большей степени опираются на положительные характеристики школьников, тогда как оценки учителей носят более критический характер. При этом родители и учителя отметили каждый свои специфические проблемы в общении с молодежью, одни – своеволие, другие – избалованность. С точки зрения экспертов, опрошенных в 2011 году, «трудных» подростков в первую очередь следует охарактеризовать как одиноких; непослушных, своевольных; несамостоятельных, безответственных; скучающих и не знающих чем заняться. Эти оценки не вызывают удивления и вполне согласуются с культурными изменениями, произошедшими в стране в последние десятилетия – ценности индивидуализма и неограниченного гедонизма активно пропагандируются СМИ и вполне вероятно, что подростки оказываются к ним наиболее восприимчивыми. Одиночество и скука, отсутствие продуктивных занятий – вот основные факторы подросткового неблагополучия, которые резонируют с культурными деформациями. Идеология стремления к удовольствиям и утрата воспитательной функции семьи создают комплекс рисков, связанных с пассивно-гедонистическим образом жизни, отсутствием «значимых взрослых», способных транслировать позитивные ценности.

В ряде исследований респондентам задавался вопрос относительно их интересов и наиболее популярных тем для обсуждения. Как и в предыдущем вопросе интересно сравнить ответы молодежи с ответами экспертов (табл. 5.).

Таблица 5 – «Ты активно интересуешься и всегда готов обсуждать…»

литики культуры Свою учёбу 30,5 41,0 27,3 25,6 51,2 26,9 35,0 33, Компьютер- 46,8 24,5 20,6 37,5 20,7 84,6 61,7 35, ные игры Своих зна- 32,6 17,6 19,1 28,0 35,8 51,9 38,3 34, комых Будущая 31,9 40,4 30,9 27,4 52,2 34,6 33,3 39, карьера Отношения с 46,1 16,0 45,0 25,3 59,6 48,1 56,7 35, противоположным полом Компьютер- 14,9 17,0 14,9 15,8 15,1 19,2 40,0 19, ные технологии Вопросы о 19,1 26,1 20,2 26,5 43,5 19,2 48,3 25, смысле жизни Продолжение таблицы ские страны и культуры моду трудняюсь ответить Рассматривая данные, приведенные в таблице, следует учитывать, что (эталонной) группой ответов, в данном случае являются ответы самих учащихся, рассказывающих о своих интересах (постановка вопроса, как показал пилотаж анкеты, практически исключает искажения или неискренность со стороны школьников и подростков, тогда как родители или учителя могут быть не вполне объективны). С этой точки зрения, можно проследить интересную тенденцию. Учителя выражают критические и, скорее, стереотипные представления о молодежи, но при этом они более точно, по сравнению с родителями, оценивают интересы учащихся по целому ряду позиций: «отношениям с противоположным полом» (родители сильно преуменьшают уровень интереса), «свою учебу»

(родители преувеличивают интерес), «будущая карьера» (родители преувеличивают интерес), «вопросы о смысле жизни»

(родители преувеличивают уровень интереса). Другими словами оценки учителей критичнее и точнее. Видимо это нормально – они ведь оценивают своих учеников, тогда как родители – детей.

В целом, наибольший интерес учащейся молодежи вызывают следующие темы: музыка и фильмы; отношения с противоположным полом; одежда и мода; учеба и спорт;

будущая карьера. В ответах «трудных подростков» заметно некоторое превышение интереса к музыке и фильмам, по сравнению с интересом ко всем другими темам. Примечательно, что третье место в иерархии интересов подростков, отбывающих срок лишения свободы, занимают компьютерные игры, в то время как у респондентов, состоящих на учёте в КДН, - спорт. Так же в число наиболее значимых интересов «трудных» подростков попали будущая карьера и учёба.

В отношении последней не нужно делать предварительно оптимистических выводов, – из ответов не очень ясно, что именно имели в виду респонденты, говоря об учебе. Мы полагаем, что в большей степени их интересуют события в школьной жизни и оценки, и в меньшей – содержание изучаемых предметов. Отношения с противоположным полом, карьера и учеба это традиционный интерес для молодежи во все времена. «Странным» (но типичным для современного общества) является то, что фильмы и музыка вышли на первое место. Здесь, очевидно, сказывается влияние СМИ.

Обобщая можно увидеть, что хотя интересы большинства респондентов сосредоточены вокруг развлечений, тем не менее, примерно 1/3 часть «трудных» подростков готова интересоваться чем-то более продуктивным, чем фильмы, музыка и сплетни. К продуктивным интересам можно отнести спорт, художественное творчество, учёбу, компьютер. Примечателен тот факт, что и учащаяся молодежь и «трудные» подростки очень редко интересуются книгами, вопросами о смысле жизни, новостями политики и культуры. Следовательно, структура интересов современной молодежи формируется не столько под влиянием культурных традиций и семейного воспитания, но в первую очередь под влиянием медиаиндустрии.

Для обеспечения успешной работы с молодёжью и «трудными» подростками представляются важными знания об источниках, из которых подростки получают наиболее важную и полезную для себя информацию. В таблице сгруппированы ответы по всем исследованиям с 2005 по гг.

Таблица 6 – Наиболее интересное и полезное для себя ты обычно узнаешь… По телевидению От родителей и родственников От одноклассников в (коллег по работе) Из жур- зет От друзей компании В Интернете Продолжение таблицы Из книг, ков школе Не могу точно, где Ответы недвусмысленно показывают, что приоритетные источники интересной и полезной информации для подростков – это друзья и телевизор. Потом, со значительным отрывом – родители, родственники и Интернет. В ответах работающей молодежи родители в качестве источников интересной и полезной информации уже не упоминаются – вполне типично для ситуации взросления. Если проанализировать ответы респондентов, полученные в ходе исследований 2005годов, то заметно, что молодежь была ещё не в полной мере «погружена» в самую современную сферу массовых коммуникаций – Интернет. И для работающей, и для учащейся молодежи Интернет как источник наиболее интересной и полезной информации значительно уступает телевидению и друзьям. В ответах «трудных» подростков (2011 гг.) заметен значительный рост интереса к получению информации из Интернета. 42,9 % опрошенных экспертов КДН указали Интернет в числе одного из основных источников информации для своих подопечных. Во всех исследованиях мы фиксируем, что «современная молодежь книг не читает». Книга, как источник актуальной и полезной информации, является значимой не более чем для 1/4 – 1/5 наших респондентов. При этом предпочтение отдается, как правило, литературе «легких» жанров, что еще раз подтверждает мысль о том, что в современной России серьезная литература перестала быть значимым агентом молодежной социализации.

В контексте популярности телевидения и Интернета мы решили выяснить, какие передачи чаще всего смотрят «трудные» подростки и в каких целях они использует компьютер и Интернет. К числу самых популярных телепередач опрошенные отнесли фильмы, музыкальные клипы, спортивные передачи, и сериалы. Что касается компьютера, то чаще всего он используется респондентами для игр и скачивания фильмов, музыки. Значительно реже подростки с помощью Интернета готовятся к урокам, ищут информацию по увлечению или общаются в социальных сетях. Таким образом, компьютер, как и телевизор, – это, прежде всего, средство развлечения, а не учебы и познания нового.

Следующая группа вопросов, задаваемых респондентам, касалась структуры свободного времени учащихся. Знание того, как подростки проводят свое свободное время, дает более надежные основания судить об их реальных (актуальных) ценностях, интересах и устремлениях, нежели словесные оценки и характеристики. Как и в предыдущем вопросе, респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа из предложенного списка, либо – вписать свой собственный вариант. Данные о структуре интересов подростков вполне согласуются с данными об их свободном времени (табл. 7). Напомним, что большинство подростков рассматривает себя и своих друзей, как «самостоятельных, почти взрослых». Данные о структуре интересов и свободного времени хорошо иллюстрируют, реальную инфантильность большинства представителей учащейся молодежи.

Большую часть в структуре свободного времени, согласно их ответам занимают:

общение со сверстниками (впереди с большим отрывом);

просмотр телевизора и слушание музыки;

подготовка к урокам / поступлению в вуз и занятия спортом.

В целом, из ответов школьников видно, что не более 20из них систематически используют свободное время для саморазвития (книги, спорт, музыка). Для большинства же представителей учащейся молодежи приоритетным является досуговое времяпрепровождение.

Таблица 7 – Как обычно школьники проводят свое время проводят свободное время Варианты ответов 2005 2006 2007 2008 2011 В компании друзей Смотрят телевизор/DVD Занимаются спортом Играют в компьютер Путешествуют по Интернету Занимаются музыкой, рисованием Продолжение таблицы Варианты отве- 2005 2006 2007 2008 2011 лают (спят, валяются, скучают) ВУЗ теки, в клубы, бары друзьями по телефону девушкой (парнем) Мы не приводим в таблице ответы учителей и родителей, однако следует заметить, что, как и в предыдущих вопросах, они расходятся в описании свободного времени своих детей / учеников. Учителя представляют себе структуру свободного времени учащихся, как в большей степени наполненную развлечениями и отдыхом, а не серьезными занятиями. Родители же значительно чаще приписывают подросткам склонность занимать свободное время продуктивными видами деятельности. Получается, что и те и другие не вполне объективны, причем, примерно в равной степени. Следует также отметить, что в ответах учителей отчетливо прослеживалось влияние стереотипов восприятия молодежи – «молодежь только и делает, что играет в компьютер и «сидит» в Интернете» или «современная молодежь не читает книг», или – «современная молодежь любит развлекаться и часто ходит в клубы и на дискотеки». Нельзя говорить, что эти тенденции не существуют, но учителя, по-видимому, несколько переоценивают их распространенность.

«Трудные» подростки почти всё своё свободное время отдают развлекательным видам деятельности. Общение со сверстниками в компании – наиболее популярная форма времяпрепровождения. Затем следуют просмотр телевизора или DVD, музыка, компьютерные игры и Интернет. Здесь ничего необычно нет – это традиционный набор занятий сегодняшнего школьника. Нужно обратить внимание на значительный процент «трудных» подростков занимающихся спортом (в среднем 32%). При этом эксперты называют цифру в два раза меньшую. Не исключено, что подростки не вполне искренни и стремятся дать социально желательные ответы (или путают эпизодические занятия и систематические). Тем не менее, это еще одно указание на возможности воспитательно-профилактической работы с «трудными» подростками в данном направлении. Эксперты КДН справедливо указали, что большая часть свободного времяпрепровождения подростков принадлежит общению со сверстниками и компьютерным играм. Лишь незначительный процент респондентов в свободное время подрабатывает (интересно резкое увеличение этих ответов среди подростков из МЛС). Напомним, в большинстве исследований проблем современной молодежи, как в нашей стране, так и за рубежом, подчеркивается, что бесцельное проведение времени в компании сверстников является мощным фактором совершения правонарушений в подростково-молодежной среде.

Интересно сравнить эти ответы с ответом на другой вопрос – о том, как бы респонденты хотели бы проводить свое свободное время.

Таблица 8 – Если бы я мог(ла) выбирать, то свое свободное время проводил(а)… Варианты отве- Трудные Молодежь Подростки Подростки зей вушкой/парнем ходе ции бы где-нибудь ями, в компании сам мешал С высокой вероятностью можно говорить о зависимости подростков от непродуктивного времяпрепровождения. Но, в то же время немногие из наших респондентов указали, что хотели бы проводить время перед телевизором или слушать музыку. Компьютер, спорт, общение с противоположным полом, поездки и походы – вот привлекающие подростков формы свободного времяпрепровождения. Интересны ответы о друзьях (в обеих таблицах) - с одной стороны большая часть подростков проводит свободное время, гуляя со сверстниками, с другой стороны значительная часть опрошенных хотели бы проводить время в компании друзей.

Можно предположить, что:

1) компания сверстников – это не всегда компания друзей (в смысле взаимопонимания и общности интересов); часто компания – это «вынужденная» форма времяпровождения (от скуки);

2) части подростков (порядка 30-40%) не хватает настоящей дружбы, основанной на общности интересов и поддержке;

3) у подростков явная нехватка «значимых взрослых», поэтому сверстники становятся эталонной средой общения.

Следует также обратить внимание на то, что 1/5 часть «трудных» респондентов хотела бы проводить время дома, в семье.

Сопоставляя с данными о семейном положении опрошенных, можно заключить, что примерно для 12-15 % семей «трудных» подростков характерны устойчивые внутрисемейные проблемы (пока тяжело судить о том, какие именно, но психологический дискомфорт для детей они вызывают).

Еще раз подтверждается мысль о том, что система воспитания не обеспечивает вовлечение подростков в продуктивные виды проведения свободного времени (спорт, секции, кружки по интересам). Это приводит к определенной зависимости от непродуктивных, пассивных видов деятельности – телевизор, слушание музыки, игры на компьютере, совместное бесцельное «тусование» (кстати, высоко девиантогенное). Применительно к «трудным» подросткам это складывается в цепочку: пропуски занятий и нарушения дисциплины в школе – активное принятие агрессивных моделей поведения (типично для подростковых компаний) – употребление алкоголя – отсутствие продуктивных интересов (спорт, увлечения, учеба) – несформированность / деформация – нравственно-волевой регуляции личности – устойчивая вторичная девиантность.

Эти выводы подтверждаются при внимательном анализе других вопросов – о ценностях, поведении, интересах и образе жизни подростков.

В исследовании 2005-2006 мы пытались выяснить, откуда молодежь берет образцы для подражания, кто для сегодняшних школьников является эталоном. Школьников просили назвать любого героя фильма (актера, играющего героя или, хотя бы, сам фильм). Результаты анализа представлены ниже:

Общая структура предпочтений в отношении любимых героев фильмов выглядит следующим образом. Не смогли назвать любимый фильм / героя – 29%. Назвали героев зарубежных кинофильмов - 15,5%, отечественных кинофильмов – 11%. Указали на зарубежных актеров – 14,3%, отечественных актеров – 2,3%, Сказочных, детских персонажей отметили – 4, 5%.

Лидерами рейтинга по перечисленным выше категориям стали:

Герои зарубежных кинофильмов:

Вин-Дизель из к/ф «Форсаж»;

Герои из к/ф «Властелин колец».

Герои отечественных кинофильмов:

А. Белов и другие герои сериала «Бригада»;

Антон Городецкий и другие герои «Ночной дозор»;

Зарубежные актеры:

Арнольд Шварценеггер;

Сказочные, детские персонажи:

Максимум симпатий набрали герои сериала «Бригада» бандиты, показанные в сериале, весьма привлекательно.

С книгами дело обстоит хуже. Практически половина (44,4%) – не смогли назвать любимую книгу или героя, другими словами почти половина школьников просто не читают.

Относительно многие - 21% - указывали в своих ответах персонажей русской классики – спасибо школьной программе.

Еще 11% указали сказочных, детских персонажей – это эпатаж, стремление скрыть тот факт, что большинство из них не читает. Таким образом, школа приобщает к литературе (в рамках программы) примерно пятую часть школьников. Самостоятельно читают около 13% - те, кто указал современную отечественную и западную литературу. Жанры, преимущественно – детективы и фантастика. Это вполне согласуется с данными, полученными в вопросах, относительно свободного времени школьников.

Лидерами рейтинга по перечисленным выше категориям стали:

Отечественная классика XIX-XX вв.:

Татьяна «Евгений Онегин»;

Воланд «Мастер и Маргарита».

Современная отечественная литература:

«Даша Васильева» Д. Донцова;

Антон Городецкий «Ночной дозор».

Детская литература:

Современная западная литература:

Зарубежная классика XIX-XX вв.:

Ромео «Ромео и Джульетта».

В заключение можно сказать, что конструктивных героев и кумиров у современных школьников мало. Их внимание захватывают современные развлекательные персоны, демонстрирующие силу, индивидуализм, сексуальность, беззаботность и экстравагантность.

В другом исследовании (2006 г.) вопрос о примерах и кумирах молодежи выяснялся более прямолинейно. Респондентам задавался вопрос: кто является для тебя примером для подражания? Подчеркивалось, что «это может быть любой реальный человек, например родственник или знакомый, или персонаж какого-либо фильма-книги». В ответах на этот вопрос учащиеся должны были самостоятельно вписать вариант ответа. Результаты анализа ответов представлены в виде списка:

Примеры для подражания:

Не ответили - 21%;

Первое, что бросается в глаза – кризис образцов для подражания у нынешнего поколения. Абсолютное большинство ответивших указали – примеров для подражания нет.

Родители хотя и занимают второе место популярности, но их авторитет в качестве примеров для подражания - пугающе низок. В ответах на этот вопрос проявилась самая тревожная тенденция, из всех, выявленных в данном исследовании – острый дефицит позитивной героики и примеров. Предоставить школьникам эти образцы – важнейшая задача, как семьи, так и школы, в противном случае деформации в социализации и жизненном становлении наблюдаемые на фоне разрыва поколений становятся неизбежными.

Разумеется, приведенные выше данные, как и любые социологические данные не следует принимать на веру. На деле процент читающих школьников еще ниже. Преподавательский опыт подсказывает, что значительная часть тех «благополучных» 21%, кто указал в качестве любимых героев на Татьяну Ларину или Евгения Онегина – наиболее популярные примеры - несколько слукавили. Это не любимые персонажи книг, а скорее те, кого они недавно проходили по школьной программе. Общий вывод – любовь к чтению более-менее серьезной литературы (включая старые добрые приключенческие книжки типа «Дети капитана Гранта») уходит в прошлое, и героев для подражания современная молодежь чаще всего выбирает из современных фильмов, сериалов и телепередач, которые в большинстве своём являются низкопробным продуктом массовой культуры.

(планы на будущее, жизненные цели и приоритеты) 2.2.1 Жизненные цели и планы на будущее В современном обществе ценности карьеры и успеха занимают лидирующее место. Идеология успешных социальных слоев активно транслируется в культурное поле и, безусловно, оказывает влияние на формирование ценностноцелевых установок молодежи. Соответственно, отдельный интерес представляет то, какие цели учащиеся ставят перед собой в будущем, насколько в этих целях отражены культурно-значимые ценности. В исследованиях КубГУ 2006, 2007, 2008 и 2011 гг. респондентам задавались соответствующие вопросы. Основная цель этих вопросов– выявить ценностноцелевые приоритеты молодежи, формирующие жизненные сценарии и долгосрочные жизненные стратегии. Жизненные цели – это один из интегральных показателей ценностносмысловой сферы жизни подростка, которая формируется под многомерным воздействием СМИ, родителей, друзей, культурной продукции, потребляемой подростками. Работая с «трудными» подростками, нужно понимать их стремления и горизонты, многие проблемы с их поведением лежат именно в этой сфере.

Вопрос формулировался в форме списка, из которого респонденты могли выбрать до 3-х вариантов ответа, либо вписать свой собственный вариант (табл. 9).

Таблица 9 – В будущем ты бы хотел (а)…..

Иметь семью, тей Иметь высоко работу Быть самостоятельным, помо- 47,0 42,2 42,6 58,8 60,0 35, гать родителям ную работу Путешествовать, посмотреть 26,3 15,4 26,4 12,9 18,3 18, разные страны Построить карьеру Встретить любовь Быть богатым, то, что хочется Продолжение таблицы круг себя лучше стране, людям хочется Можно видеть, что наиболее популярными ценностями – целями, как для учащейся молодежи, так и для «трудных»

подростков являются:

высокооплачиваемая работа;

самостоятельность, возможность помогать близким.

Таким образом, в ответах наших респондентов отчетливо проявляются ценностно-целевые установки характерные для западного среднего класса: приоритет отдается ценностям успешной карьеры, семьи, самостоятельности, сосредоточение интересов на нуждах семьи и ближайшего окружения. Все это может быть описано понятием «здоровый прагматизм». Несколько тревожит другое: социально-значимые, неутилитарные цели мало интересуют молодежь. Для сравнения – тех, кто хочет «помочь своей стране, людям» в 4- раза меньше, чем тех, кто хотел бы «попутешествовать и посмотреть разные страны». Можно предположить, что готовность работать на благо себя и близких у нынешней молодежи сопровождается крайне низким потенциалом социальной и гражданской активности, готовности действовать во имя неутилитарных общественно-значимых ценностей. Это – один из указателей на приоритеты молодежной политики – работа по воспитанию социального и гражданского сознания.

В свою очередь, значительный интерес представляют и ответы экспертов на вопрос о жизненных целях «трудных»

подростков. Знание жизненных ориентиров воспитуемых является необходимым в практике воспитательнопрофилактической работы. Эксперты с точностью определили что, основные жизненные цели их подопечных связаны с материальным благополучием. Но вместе с тем, почти половина опрошенных указала на значимость целей социального служения. Возможно, здесь имеет место некоторая идеализация своих подопечных. Другой интересный факт заключается в том, что поскольку система жизненных ориентиров российских подростков удивительным образом схожа со структурой жизненных ориентиров западного среднего класса, то судя по этим ответам, наши подростки должны быть серьезными и ответственными людьми. Между тем, многое говорит о том, что это не совсем так. Скорее всего, мы имеем дело с декларацией подростками устойчивых социальных стереотипов – они знают, что «каждый нормальный человек должен стремиться быть самостоятельным, иметь хорошую работу и семью» - именно это они и декларируют.

Сравним эти ответы с ответами на уточняющий вопрос о ценностях (табл. 10). Из таблицы видно, что у всех групп респондентов примерно одинаковое представление о том, как человек должен правильно прожить жизнь. Приоритеты те же: семья, материальное благополучие, социальное признание – т.е. ценности личного успеха.

Таблица 10 – Человек правильно прожил жизнь, если… Он имеет крепкую семью, друзей Его уважают и ценят люди Может обеспечить себя и своих детей всем, что они захотят ком-нибудь деле своей страны Он прожил жизнь, жизни, что хотел подвиг Он известен, его показывают по телевидению, пишут в газетах Не совершал преступлений Не совершал правонарушений Не был связан с Само по себе это неплохо, но, опять же, тревожит низкий уровень популярности социально-значимых ценностей.

Впрочем, в этих ответах просматривается и влияние «традиционных» ценностей – уважение окружающих, семья и друзья – на первых местах. Это подтверждает гипотезу о декларативности ответов о планах на будущее, которые подростки формулируют стереотипно. Влияние современной прагматичной культуры сильно, но проявляется и влияние традиционных для России ценностей коллективизма, на которые столь успешно опирался советский опыт воспитательной работы.

По аналогичной модели изучали жизненные ценности, подростков с отклоняющимся поведением и обычных школьников сотрудники сектора девиантного поведения ИС РАН.

Интересно сравнить показатели двух следующих таблиц (табл. 11, 12). В первой представлены жизненные ценности законопослушных и девиантных подростков (градация по степени девиантности), во второй – жизненные ценности девиантных и законопослушных подростков, сгруппированные по категориям.

Таблица 11 – Жизненные ценности подростков в зависимости от уровня их криминализации, % от ответивших на вопрос в каждой группе ность независимость Продолжение таблицы Интересный досуг Таблица 12 - Жизненные приоритеты подростков Социальный экстраверсия (ср.22,8%) Анализируя таблицу 11, мы видим, что у старшеклассников сегодня важнейшую позицию сохраняет приватная сфера (семья, друзья) – и это позволяет надеяться на благополучное воспроизводство народонаселения и экономики.

Вопрос про досуг не использовался при опросе несовершеннолетних в колонии Наиболее ярко приоритет семьи выражен у «законопослушных» школьников. И хотя с повышением девиантного опыта, ценность семьи у старшеклассников несколько падает, семья все равно остается вверху списка жизненных приоритетов.

Данные таблицы 12 были получены как результат ответов на вопрос о жизненных приоритетах школьников:

«Что для тебя наиболее важно в жизни?» Предложенные ответы при анализе были сгруппированы в четыре категории:

1) социальный успех (материальное благополучие, власть и статус, самостоятельность, независимость);

2) благополучие в приватной сфере (семья, работа);

3) удовольствие от жизни (яркие впечатления, интересный досуг);

4) социальная экстраверсия (уважение окружающих, хорошие друзья, известность, популярность).

Свертывание информации (преобразование всего набора альтернатив в четыре группы) в данном случае позволило исследователям выделить приоритеты. Первый ранг ценностей приватной жизни (семья и работа) у старшеклассников подтверждает наш тезис о том, что подросток нуждается в семье, что поддержка родителей для него остается значимым фактором успешной жизни. Поэтому надо разъяснять родителям, что повышенная конфликтность подростка (непослушание) свидетельствует не о снижении их авторитета, а о возросших потребностях подростка в осмыслении своих устремлений и оценке своей индивидуальности. Родители не должны делегировать дружеской компании свою обязанность поддерживать ребенка.

По сравнению с обычными школьниками, у правонарушителей из подростковой колонии сильнее выражено стремление к социальному успеху и социальной экстраверсии (симпатии окружения) и меньшую нагрузку обнаруживают ценности удовольствий. Примечательна невысокая ценность приватной сферы (семья и интересная работа) – настолько велико у правонарушителей разочарование в институте семьи. Вес ценностей приватной жизни и удовольствий примерно равный, что позволяет допустить, что семейная жизнь и реализация в труде рассматриваются только с точки зрения эмоций, вне их социальной значимости. Заметная доля (21%) опрошенных колонистов отметила предложенный ответ «победа над своими врагами», который исследователи не предусматривали в анкете для школьников. Анализ этих данных подтверждает теорию девиации по Мертону: подросткиколонисты хотят быть успешными, не стремятся к удовольствиям, но не сознают ценности труда и семьи как инструмента завоевания успеха. Им не хватает «царя в голове», чтобы победить свою импульсивность, отвыкнуть от рискованных поступков и задумываться о последствиях. У них слабо развита рефлексия, которая формируется школой и родителями. Под рефлексией мы понимаем постоянное осознание себя в контексте: я и окружение, я и мои цели, я и мои результаты. Для подростков-девиантов характерны педагогическая запущенность, отсутствие поддержки взрослых.

Как видно по данным таблицы, в Надыме и Нижневартовске, двух разных экономических регионах Западной Сибири, значимых различий между школьниками по определению ценностных ориентиров нет: ранги предпочтений и их количественная наполненность аналогичны. Заметна высокая значимость гармонических отношений с окружением: желание иметь верных товарищей, пользоваться уважением окружающих и быть заметным, неординарным. Гедонистические устремления заняли последнее место.

Выявленные ценностные ориентации вполне соответствуют общественно одобряемым смыслам жизненных проектов, вследствие чего у нас возникает подозрение в некоторой неискренности ответов, в перекосе в сторону социально желательных образцов.

2.2.2 Инструментальные ценности Вернёмся к исследованию трудных подростков Краснодарского края. Отдельный интерес представляет срез личностно-инструментальных ценностей - какими качествами, по мнению подростков должен обладать человек, желающий преуспеть в жизни и какие качества этому препятствуют (табл. 13-14).

Таблица 13 – «Я считаю, что в современной жизни нужно быть…»

Уверенным в себе Удачливым, счастливым ным Напористым, наглым тым Дружелюбным Злым, агрессивным В современной жизни нужно быть уверенным в себе, умным и сильным, в целом же, работающая молодежь больше полагается на везение и удачу, нежели учащаяся. Скорее всего, это – результат накопления негативного жизненного опыта – невозможности реализовать себя, получить повышения по службе, добиться желаемого уровня заработной платы. В принципе, несколько больший пессимизм работающей молодежи – явление нормальное и традиционно проявляется при сравнении с молодежью учащейся. Мнение «трудных»

подростков в основном совпадает с мнением их «нормальных» сверстников, разница только в том, что для них большей ценностью обладают ловкость и сообразительность.

Именно эти качества вызывают восхищение в подростковых группировках. Из общей картины несколько выделяются ответы подростков, отбывающих срок лишения свободы в колониях для несовершеннолетних, которые в качестве одной из приоритетных человеческих характеристик выбрали дружелюбие. Возможно, этот факт ещё раз указывает на нехватку доверительных дружеских отношений в подростковой среде.

Теперь посмотрим на то, каким в современном мире человеку быть не следует… Таблица 14 – В жизни хуже всего приходится человеку… разительному Необразованному Продолжение таблицы носчивому ному преданному Большая часть респондентов считает, что в жизни хуже всего приходится человеку доверчивому, слабому, одинокому. Затем идут расхождения в ответах: учащаяся молодежь выбирает ответ «глупому», а работающая молодежь «непонятливому» и «необразованному». Подростки, состоящие на учёте КДН, отнесли к значительному недостатку бедность, как мы уже упоминали, отсутствие денег входит в число их жизненных проблем. Другой значительный факт, на который стоит обратить внимание – в материалах 2011 г. удивительно повысился (по сравнению с прошлыми исследованиями) процент подростков, указавших в числе желательных личностных качеств на доброту и честность. Что это? Следствие стремления дать правильный ответ, или результат воспитательных усилий органов профилактики, или же горький жизненный опыт, научивший ценить доброту и честность? С уверенностью сказать трудно. Но тенденция обнадеживающая. Несмотря на это, мы видим устойчивую прагматичность ценностных ориентаций подростков – отражение реалий современного российского общества, их трудно упрекнуть в неадекватности и не реалистичности. Более того, в школе и СМИ они часто слышат, что нужно быть эффективными и конкурентоспособными, эти установки они и воспроизводят.

Можно видеть, что согласованность в ответах респондентов достаточно высока. Приоритетные жизненные цели молодежи – это семья, карьера, успех, материальное и социальное благополучие свое и ближайшего окружения. Чтобы достичь этих целей, считает молодежь, нужно много трудиться и работать над собой, получить хорошее образование, не упустить свой шанс. При этом нужно быть уверенным в себе, умным, сильным и удачливым. Доброта и честность в число значимых личных добродетелей не попали. Таким образом, и целевые, и инструментальные ценности наших респондентов носят выраженный утилитарнопрагматичный характер. В то же время вызывает тревогу тот факт, что из числа целевых установок молодежи практически исключены ценности социального служения и общественного блага, а из числа инструментальных ценностей нравственные критерии, не имеющие прямого отношения к личностной эффективности. С одной стороны, устойчивая прагматичность ценностных ориентаций подростков – отражение реалий современного российского общества. Их трудно упрекнуть в неадекватности и нереалистичности. С другой стороны, столь последовательная прагматизация ценностных ориентаций должна вызывать озабоченность – моральные ограничения, нормы нравственности и права вряд ли станут для наших респондентов значимыми регуляторами поведения.

Весьма вероятно, что мы имеем дело с поколением, для которого мораль и право станут лишь инструментами, а это чревато высоким уровнем криминализации общества в будущем.

Поэтому сегодня как никогда важна работа, направленная на пробуждение и активизацию ценностного сознания «трудных» подростков, формирование у них критической установки по отношению к культуре, помощи им в самоопределении и формировании личностной позиции. В силу травматического жизненного опыта, они могут оказаться более восприимчивыми к такой работе, чем даже обычные школьники!

2.3 Семья. Особенности внутрисемейных отношений, риски, проблемы, перспективы 2.3.1 Семья как институт социализации.

Особенности семейного воспитания Семья – важнейший институт социализации. В современной России противоречивые социальные ориентиры и размытые представления о нравственных нормах и ценностях чрезвычайно усложняют задачу социализации молодёжи.

Новая политика в сфере массовых коммуникаций способствует размыванию четких социальных норм. Материалы СМИ, смакующие факты саморазрушительного поведения, в том числе алкоголизацию и самоубийства, «толерантность» общественного мнения в оценках физического насилия, гомосексуализма и проституции, психического давления и сквернословия вызвали моральный шок и растерянность у взрослых и были восприняты как «естественные» ценности молодежью. Стремление родителей оградить подростков от вредных привычек не нашло отражения в политике ТВ, Интернета и массовой печати. СМИ продолжают пропагандировать гедонистические ценности: «расслабуху», «пофигизм», эгоизм, жестокость, безответственность, употребление ПАВ.

Ослабление государственного контроля за деятельностью СМИ привело к массовому распространению порнографической продукции, что значительно осложнило социализирующую функцию семьи в сфере духовности.

Семья особенно чувствительна к реформаторским изменениям государственного масштаба, результаты которых непосредственно отражаются на ее уровне жизни, стабильности и воспитательной дееспособности. В условиях радикальной перестройки общества семья, находясь под грузом непривычных проблем, не в состоянии достаточно быстро и гибко перестроить свою воспитательную идеологию. Современная ситуация отличается от ситуации советского периода прежде всего разрушением государственной системы воспитания (школа, комсомол и другие общественные организации) и делегированием этих задач семье. В то же время и семья как социальный институт оказалась не готова соответствовать «вызовам времени» в виде нормативного хаоса, перехода ценностных приоритетов коллективизма на эгоизм, с духовного совершенствования на денежный прагматизм, с созидания на потребление и т.д. Семья как институт всегда отличалась воспроизводством родительских примеров и значительной авторитарностью при ограниченности индивидуальных ресурсов развития и поддержки. Сегодня семья может рассчитывать только на собственный потенциал. Детоцентрическая позиция родителей, заимствованная от предыдущего поколения, нередко приводит к деформациям воспитательных стратегий, которые проявляются в излишней свободе для подростка при отсутствии его обязанностей. Свобода выражается в распределении материальных, временных, финансовых ресурсов в ущерб родителям (добытчикам благ) и в переизбыток молодому поколению, которое излишне вольготно и не всегда оправданно использует эти ресурсы. Независимость подростка в семье начинается с его стремления избежать диктата, контроля, всяких воспитательных воздействий со стороны взрослых. Боязнь родителей показаться «несовременными» и ограничивающими помогает подросткам её обрести. В результате подросток оказывается в изоляции от опыта старшего поколения и родительской поддержки. Думается, что значительная доля подростковых самоубийств связанна именно с попустительскими стратегиями семейного воспитания. Последние реализуются, когда родители неспособны настоять на соблюдении определенных норм поведения, либо считают справедливым приоритет дружеской компании для своего ребенка. Психологи настаивают, что нерегулируемая ситуация взросления в семье и обществе чревата разрушением психического здоровья несовершеннолетних, которые нуждаются в твердой опоре для своего развития, а не в размытых нормах «понимания» и «терпимого» отношения к девиациям.

Необходимы годы, чтобы новые принципы взаимодействия поколений были органично приняты родителями как естественная форма отношений с подрастающими детьми.

Реалии российской действительности не оставляют времени для длительного приспособления к новым формам детскородительских взаимоотношений, требует оперативных решений в контексте воспитания. Практика показывает, что далеко не все семьи способны выполнять свою социализирующую функцию без поддержки школы, общественных организаций, государства. Растет распространенность психических расстройств, социальных девиаций, связанных с проблемами внутрисемейных отношений. Увеличивается количество несовершеннолетних, оставленных без попечения родителей и нуждающихся в государственной поддержке и защите. Растет масштаб таких явлений, как детская проституция, коллективные самоубийства детей, матери-отказницы и отцынасильники. За этим стоит не только трудная жизненная ситуация взрослого, но и соответствующие условия существования детей.

В науке существует мнение, что главным фактором успешной социализации в подростковом возрасте является общение с группой сверстников, а семья уступает свою главенствующую роль. Фаза семейной социализации к этому периоду завершена, и начинается фаза вторичной социализации, в процессе которой подростки перестают воспринимать родительский авторитет, начинают чувствовать свою, обманчивую ещё, самодостаточность, надеются на личные качества. Другие исследователи, наоборот, утверждают, что влияние ровесников не надо преувеличивать, так как социализирующая и воспитательная функции семьи сохраняют свой приоритет и в этом возрасте. Мы солидарны с мнением последних и утверждаем, что благополучные крепкие семьи и строгое заботливое родительское воспитание – это решающие факторы предупреждения молодежных проблем, в частности отклоняющегося поведения. Именно в семье закладываются основы для формирования личности и включения ребенка в социум, она долгое время остается полем освоения разнообразных ролей в межличностном общении, таких, например, как «герой», «шут», «отдушина», «палочкавыручалочка», «жилетка». Реализация заложенных семьей поведенческих привычек имеет первостепенное значение для правильного выбора жизненного пути и профилактики девиаций.

Психолог О.А.Карабанова [33] наблюдают в старшем подростковом возрасте заметное снижение позитивного интереса родителей к личности подростка. Такое отношение приводит к переживанию ребенком дефицита любви, тепла и заботы. Недостаточность эмоционального взаимодействия главная причина неудовлетворенности подростков взаимоотношениями в семье. Одинокий подросток ищет иных средств восстановления необходимого баланса автономии и эмоциональной защищенности. Он пытается убедиться, что любим, с помощью провокаций и ссор. Согласно нашим наблюдениям, отсутствие семейной поддержки создает почву для погружения в виртуальные миры или присоединения к компаниям асоциальной направленности.

Эмпирический материал наших исследований в разных регионах показывает, что подростки в большинстве своём сохраняют приверженность семье. С другой стороны согласно полученным данным более 2/3 несовершеннолетних преступников воспитывались в семьях, где постоянно присутствовали ссоры, скандалы, взаимные оскорбления, пьянство и разврат. Каждого 8 рецидивиста, вставшего на преступный путь в раннем возрасте, в практику пьянства и совершения преступлений вовлекли родители, старшие братья, близкие родственники. Кроме того, неблагополучие семьи оказывает негативное влияние не только на собственных членов, но и на других подростков, с которыми дружат их дети. Таким образом, происходит процесс «заражения» подростков, не принадлежащих непосредственно к данной семье.

Исследования убедительно показывают тесную взаимозависимость между родительским стилем воспитания, структурой семьи с одной стороны, и самочувствием детей, их удовлетворенностью своей семьей, степенью привязанности к семье – с другой.

По данным С.С. Малявиной [43], среди обследованных родителей младших школьников в 21% случаев отмечалось выраженное отвержение своих детей; в 12% - низкий уровень социально желательного отношения к детям; в 22% случаев между родителями и детьми отсутствовала тесная межличностная связь; каждый десятый родитель не испытывал потребности следить за поведением своих детей. Завуч одной из школ в беседе пожаловалась, что часть родителей в конце четверти даже не заглядывают в дневник своего ребенка.

Почти половина (40%) из числа обследованных школьников не имели доверительных отношений с родителями, 23% - не были уверены в любви к ним родителей. Заметим, что речь идет о более чувствительных и «покладистых» возрастах, чем амбициозные 14-16-летние подростки. Но взрослым оказывается легче принять последних, поставив их вровень с собой и снизив требовательность.

Нарушение семейной иерархии (детоцентризм: все – для ребенка) оказывает неблагоприятные воздействия на развитие ребенка в целом, стимулируя такие личные качества как эгоцентризм и инфантильность. При этом попустительство не решает специфические для подростка проблемы: самопознания, саморегуляции, планирования, выбор компании, определение жизненного пути. Взрослые также «ненавязчиво»

транслируют ребенку свою жизненную стратегию избегания трудностей и личной ответственности, применение алкогольных напитков в качестве средства от стресса, неуверенность и несостоятельность в свершении задуманного. Предоставляя ребенку права взрослого, родители подчас мирятся с отрицанием собственных рекомендаций и неприятием своего авторитета. К тому же им иногда приходится признать превосходство своего ребенка – например, в освоении современных гаджетов. Иногда это признание переходит допустимые возрастные границы. Нам случилось быть свидетелем разговора отца с сыном-шестиклассником: «Какое пиво будем сегодня пить – светлое или темное?..» На наш взгляд, это пример значительной дезориентации отца в вопросах воспитания подростка.

Таким образом, можно выделить ряд недостатков в воспитательных стратегиях современной семьи, которые создают фундамент для формирования девиантного поведения в разных его проявлениях: агрессия по отношению к взрослым, драки с ровесниками, кражи, вандализм, злоупотребление легальными и нелегальными психоактивными веществами.

Зачастую родители не замечают проблем, стоящих перед их несовершеннолетними детьми, а порой провоцируют уход детей из семьи, что способствует росту беспризорности.

Подростки уходят по причине насилия и жестокого обращения со стороны взрослых членов семьи. К примеру, согласно данным отдела по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних (предоставлены С.А. Талановым), в Рыбинске и районе ежегодно из дома убегает около 200 подростков.

В современной российской семье родительская функция реализуется далеко не всегда по образцам, желательным для благополучной социализации детей. Наряду с возросшим детоцентризмом в семьях зафиксирован рост насилия и жестокости по отношению к детям. Вышеупомянутое иследование С.С. Малявиной (600 детей 9-13 лет с агрессивным поведением в «благополучных» и обычных семьях) показало, что их родители часто используют такие воспитательные средства, как физические наказания (6%), оскорбления, грубость и ругань(35%). Дефицит семейного воспитания проявляется в неудовлетворенности подростка своей жизнью, в нарушении его психического здоровья, дезадаптации, в появлении девиантного поведения. Применив методы психологического исследования, мы выявили среди школьников группу с высоким уровнем деструктивной активности. Такие дети не переживают по поводу реальных неудач, ориентированы на действия без предварительных размышлений, мотивация к обучению носит у них внешний характер, а школу подростки приходят, в основном, «пообщаться».

С нашей точки зрения, эти характеристики применимы к значительной части современных школьников, школа не является позитивным социализирующим институтом. Школа для них лишь «камера хранения». Она не транслирует социальные ценности и ориентиры, не прививает субъектные характеристики жизнедеятельности, о которых трехлетний карапуз заявляет: «Я сам!».

Отношения с матерью у подростков более близки, чем с отцом. Это объясняется не только эмоциональными связями и «педагогическим талантом» женщины, но и функцией отца в семье. Он обеспечивает связь семьи с внешним миром, он транслирует всеобщие нормативы и настаивает на соблюдении требований социума. Как показывает практика психологического консультирования, в случае наркотизации ребенка именно отец склонен его осудить и отвергнуть – в духе общественного мнения. Мать, заботясь о «погоде в доме», смягчает конфликты, снижает уровень требований, обеспечивает психологический комфорт и повышает самооценку членов семьи. С нашей точки зрения, стабильное увеличение численности подростковых девиаций связано не только с аномией общества, но и с ослаблением позиций отца как проводника и защитника нормативных предписаний со стороны социума в рамках семьи.

Е.А. Щербакова, изучающая адаптацию летчиков, выявила связь между образом матери и характером адаптации взрослых мужчин в мужском коллективе. Оказывается, поддерживающая и всепрощающая, компенсирующая позиция матери (утешительница и опора) чаще встречается в семьях менее успешных и психически недостаточно крепких курсантов-летчиков. В семьях с требовательной, но доброжелательно настойчивой, поощряющей и социально открытой матерью (лидер, общительная, активная) вырастают курсантылетчики, отвечающие высоким требованиям к учебе и профессии. Образы отцов оказались менее значимыми в исследованном аспекте успешности профессиональной подготовки. Исследователи выявили интересную тенденцию в распределении родительской ответственности за будущее своих детей и неочевидные корреляции между стилем семейного воспитания и девиантным поведением молодого человека (конфликтность, нарушения дисциплины и т.п.) Однако, несмотря на проблемы семейного воспитания, большинство опрошенных нами «колонистов» осознают значение семьи для своего жизненного пути. Почти половина из них (40%) признают, что родители старались многое для них сделать. Четверть респондентов отрицают такие усилия своих родителей (обида?) и треть воздерживаются от определенной оценки. В то же время половина колонистов указывает, что иногда семья вместе проводила досуг, родители интересовались их делами. Но это ненадежный показатель семейной сплоченности. Дело в том, что, зачастую, активный досуг заменяется пассивно-развлекательным, когда члены семьи «отдыхают» и воспитание оказывается побочным, неосознаваемым, неуправляемым продуктом взаимодействия. Т.е. выполнение родительских обязанностей выступает как проявление общей культуры. При этом оно не столь прочно связано с доходом, как кажется. Так, злоупотребление ПАВ и другие виды девиаций затрагивает подростков из семей с различным достатком. Эта тенденция и подталкивает нас к поискам связи между стилем воспитания и девиациями.

2.3.2 Показатели внутрисемейных отношений При изучении делинквентного поведения подростков подавляющее большинство исследователей акцентируют внимание на ведущей роли семьи, которая в зависимости от своего состояния может стать для подростка и ресурсом профилактики поведенческих отклонений, и фактором их возникновения. Причем, признаки внешнего благополучия семьи уже не являются показателем отсутствия её девиантогенного потенциала. Неблагополучие подростков из «благополучных» семей – проблема, всё чаще притягивающая внимание девиантологов, социологов, психологов и педагогов. В то же время считается уже устоявшимся в науке мнением, что «преступников порождают неполные семьи, внутрисемейные конфликты и пьянство родителей», однако масштабных социологических исследований, посвященных влиянию семейной структуры и отношений непосредственно на правонарушения молодежи, в России проводится не достаточно.

В рамках проводимых нами независимых исследований (Краснодар, Москва), мы задавали респондентам схожие по своим целям вопросы, направленные на получение информации о характере внутрисемейных отношений и выявление латентного одиночества. В обоих случаях в выборке присутствовали девиантные и «благополучные» подростки, что позволяет нам провести сравнительный анализ показателей и соотнести результаты двух опросов.

Сотрудники сектора девиантного поведения ИС РАН в контексте изучения проблемы подросткового вандализма провели схожий по методике сравнительный анализ социально-экономического благополучия в семье на базе двух анализируемых групп – исследуемой группы «вандалов» и контрольной группы подростков, не склонных к вандализму.

Опрос показал, что значимых различий в характере большинства показателей социально-экономического благополучия семьи среди этих двух групп не выявлено. Подростки из обеих групп живут в близких социально-экономических условиях, в так называемых «благополучных семьях». Две трети школьников живут с обоими родителями, 17% только с матерью. Каждый второй родитель имеет высшее образование (50% в первой группе и 56% во второй), уровень материального обеспечения также достаточно высок, причем в группе подростков-вандалов он даже немного выше (70% против 65%). По оценкам школьников, у них хорошие отношения с родителями (95% и 98%). Родители одинаково проводят время с подростками, как из первой, так и из второй группы, доля тех, кто считает, что в своей семье они могут найти поддержку, также не различается (80% и 82%). Полученные результаты согласуются с результатами исследования Янышевой В.А., показавшей, что самые высокие риски приобщения к асоциальным группировкам возникают у подростков из так называемых «благополучных семей» с материальными показателями выше среднего и высоким культурным и интеллектуальным уровнем, а так же у подростков, воспитывающихся в условиях интернатов. Причины этого заключаются в том, что сегодня даже внешне благополучные семьи не справляются со своими воспитательными функциями, не амортизируют социальные риски, присущие подростковому возрасту и делающие подростка уязвимым. Частично это связано с эволюцией самой семьи. Современная семья не является традиционной в привычном смысле этого слова, где контролирующие функции были возложены на старшее поколение.

Так, более глубокий анализ показал: несмотря на отсутствие конфликтов в семьях, в первой группе (вандалов) отмечается ослабление или неэффективность родительского контроля: подростки из первой группы, в отличие от подростков из второй группы, гораздо чаще игнорируют требования родителей (80% против 49%, соответственно), 73% подростков отметили, что их родители совсем или почти совсем не знакомы с их друзьями (против 44% из второй группы). Подросткам-вандалам чаще «всё разрешают родители» (6% против 2%), их меньше наказывают за те или иные провинности (43% в первой группе против 60% из второй группы). Однако, несмотря на эти обстоятельства, подростки-вандалы чаще жалуются на контроль со стороны взрослых (22% против 15%) и болезненней реагируют на родительские просьбы (отметили альтернативу «родители все время привязываются с просьбами 12% подростков-вандалов и 3% подростков из контрольной группы»). По нашим предыдущим исследованиям, у несовершеннолетних девиантов отмечается более низкая самооценка, поэтому потребность в престиже трансформируется в более низкую форму самоутверждения, когда подросток удовлетворяется тем, что становится объектом внимания других людей. Подростку-вандалу и просто девианту свойственна гипертрофированная потребность в свободе, независимости: ему уже в 12-13 лет невыносима ситуация, когда он должен получать разрешение от других на свои поступки.

Изучая истоки и факторы подросткового вандализма, Л.

Ватова также отмечает особую значимость бесконтрольности и безнаказанности подростка в семье, показывая, что в группе подростков-вандалов она может достигать почти 100% [14]. Одной из причин слабого родительского контроля она называет злоупотребление алкоголя самими родителями.

Наше исследование выявило чуть больший проалкогольный климат в семье у подростков-вандалов, однако значимых различий в алкогольном поведении родителей обнаружено не было: в обеих группах примерно одинакова доля родителей, злоупотребляющих алкоголем, особенно отцов (25% против 20%), ссоры из-за пьянства родителей отметили 25% подростков-вандалов и 17% из второй группы. 17% подростков в первой группе и 14% во второй отметили, что дома принято ужинать со спиртным.

Авторский коллектив полагает, что безнадзорность, попустительство со стороны родителей, ослабление социального контроля являются внешними условиями, допускающими возможность бесконтрольного поведения у самого подростка, которое переходит во внутреннюю неспособность к самоограничению. Исследование показало, что не существует значительных различий в характере внутрисемейных отношений подростков-вандалов и их сверстников из контрольной группы.

Эти результаты согласуются с выводами исследовательской группы КубГУ, которая провела опрос более тысячи подростков, проживающих на территории Краснодарского края. В число респондентов вошли девиантные подростки (колонисты и состоящие на учете в КДН), благополучные подростки (учащаяся и рабочая молодёжь) и эксперты (психологи, педагоги, сотрудники КДН), работающие с девиантными подростками. Интересной является возможность сравнить ответы о ситуации в семье обычных и «трудных» подростков.

Традиционно считается, что «трудные» подростки – это выходцы из неблагополучных семей: семей с одним родителем, семей с нарушенными социальными функциями (семьи алкоголиков, осужденных и т.п.). Однако наше исследование 2007 г. дало несколько иную картину. Во-первых, нетипичным является то, что почти половина «трудных» подростков (48,6%) - выходцы из полных семей. При этом, у 70% не отмечается конфликтности с родителями. В то же время 42% подростков – выходцы из неполных семей, которые традиционно хуже справляются со своими воспитательными функциями. Семьи же с двумя родителями заставляют приглядеться к ним внимательнее. Столь значительный процент полных семей, дети которых относится к категории «трудных» позволяет предположить, что на сегодня семья утрачивает какие-то важные воспитательные функции. С другой стороны само наличие обоих родителей в семье еще не доказывает, что семья нормальна.

У «трудных» подростков, опрошенных в 2010-2011 гг.

по составу и благосостоянию семьи ситуация аналогичная.

Почти половина из них (46 %) выходцы из полных семей.

Материальное положение семей (76,83%) вполне благополучно. Уровень образования родителей «трудных» подростков тоже достаточно высок - 56,4% опрошенных указали, что их родители имеют высшее или среднее специальное образование.

Конфликтные семьи, семьи пьющих родителей – традиционные источники девиантного поведения подростков. Поэтому респондентам задавался вопрос о внутренней ситуации в семье и взаимоотношениях родителей (табл. 15).

Таблица 15 – В твоей семье… Тебя любят и о тебе заботятся Очень хорошие жду родителями Родители заставляют тебя делать уроки, учиться Позволяют тебе хочется Часто бывают ссоры, конфликты между родителями Тебя часто ругают мания Бывает, что тебя бьют Принято часто (более 1 раза в неделю) выпивать Продолжение таблицы телей имел срок лишения свободы употребляют спиртное Вопрос о внутренней ситуации в семье был построен в виде набора позитивных и негативных описательных высказываний, продолжающих предложение «Твои родители (опекуны)…». Результаты ответов на этот вопрос показывают, что большинство семей опрошенных нами подростков – вполне «нормальны». По крайней мере, на первый взгляд, в этих семьях нет признаков какого-то неблагополучия. Так, большинство респондентов указали, что в их семьях очень хорошие отношения между родителями, они «живут дружно и никогда не ругаются». По мнению подростков, родители им доверяют, заставляют регулярно учить уроки, любят их и заботятся о них. Причем данные, представленные в таблице 14, статистически вполне надежны – ответы отличаются высокой степенью согласованности. Вместе с тем, нужно учитывать эффект «социальной желательности»:

подростки настороженно относятся к вопросам о внутрисемейных делах и чувствуют негативный характер некоторых вариантов ответа. С уверенностью говорить о том, снижается ли искренность в ответах о семье или нет – трудно. Однако, совершенно очевидно, что ответы экспертов на аналогичный вопрос полностью противоположны. Напомним, эксперты полагают, что в семьях трудных подростков наблюдаются: во-первых, явные деформации воспитательной функции («обращают мало внимания» - 90%, «позволяют делать все, что хочется» - 74%); во-вторых, повышенная конфликтность («часто сорятся, ругаются между собой» в-третьих, пьянство родителей («любят выпить за обедом или за ужином» - 74%). С другой стороны, эксперты часто мыслят стереотипно (запоминают наиболее «тяжелые»

случаи неблагополучия), поэтому для уточнения показателей внутрисемейной атмосферы нужны дополнительные исследования.

Относительно благополучная картина внутрисемейных отношений вырисовывается и у респондентов исследовательской группы сектора девиантного поведения ИС РАН. По их данным, большая часть подростков средних классов (73%) отмечает хорошие отношения с родителями. Исследование старшеклассников о взаимоотношениях в семье показано на рисунке Родители все мне разрешают Рисунок 2 – Детско-родительские отношения Взаимоотношения между поколениями в семьях несовершеннолетних воспитанников колонии гораздо менее благополучны, чем у школьников: 15% респондентов отмечают физическое насилие, 25,5% указывают на недостаток внимания, 40% отмечают частые ссоры и скандалы между родителями. Лишь каждый пятый респондент (21%) констатирует:

«Меня все устраивало». Последний ответ можно считать аналогом «полного взаимопонимания» в так называемых «благополучных» семьях. Авторы склонны считать такие ответы свидетельством «невмешательства», равнодушия, неучастия в жизни своего ребенка и отсутствия воспитательного воздействия.

Важный показатель внутрисемейной атмосферы – уровень доверия между подростком и родителями. Отвечая на соответствующий вопрос («С кем ты обычно делишься своими проблемами и советуешься»), подростки Краснодарского края, в целом, подтвердили уже наметившуюся тенденцию – значительный процент семей «трудных» подростков какимилибо выраженными девиантными характеристиками не обладают. Более того, уровень доверительных отношений с родителями необычно высок именно в этой группе.

В отличие от родителей учителя совершенно не воспринимаются школьниками, как «старшие товарищи», с которыми можно поделиться своими проблемами. Лучше ситуация с родителями – на достаточно доверительные отношения с ними указывает в среднем 1/4 школьников (хотя это безусловно, мало). Как и ожидалось, на первом месте по доверию оказались друзья, что с одной стороны, можно отнеси к психологическим особенностям возраста, с другой – это один из симптомов «разрыва поколений». Единственный «негативный»

показатель в таблице, который опровергает образ «благополучия» в семьях, прослеживается в ответах респондентов, состоящих на учете КДН (2010-2011 гг.) – только 26,26 % опрошенных указали, что делятся своими проблемами с родителями (табл. 16).

Сотрудники сектора девиантного поведения, так же пришли к выводу, что среди учащихся 10-11 класса каждый пятый подросток вынужден в одиночестве искать выход из трудной ситуации. С возрастом доля «независимых» нарастает, что, с одной стороны, является закономерным результатом процесса социализации, а с другой, может быть одним из свидетельств социальной изоляции, в которой существуют современные подростки и которую он преодолевает доступными ему средствами. Лидирующим советчиком для них являются друзья (56%), но почти половина респондентов (43%) предпочитают обращаться к родителям.

Таблица 16 – С кем обычно делишься своими проблемами и советуешься с кем угодно, по разному Со своей девушкой (парнем) Затрудняюсь ответить Примерно каждый десятый подросток из респондентов Краснодарского края испытывает стресс одиночества – им не с кем посоветоваться или поделиться своими проблемами.

Это, кстати, весьма тревожный и статистически значимый показатель. Десятая часть подростков в зоне особого риска – вероятность суицида, употребления наркотиков, устойчивой асоциальности для них выше в разы.

Судя по схожести, ответов «трудных» и «обычных»

подростков о ситуации в семье, проявляет себя специфическая тенденция «сбоя» воспитательной функции «нормальной» семьи – полной семьи, в которой подросток находится под надзором, о нем заботятся, нет частых сор и конфликтов между родителями.

Следует предположить, что в современных условиях семья испытывает комплекс мощных деформирующих воздействий, приводящих к тому, что внешне нормальная семья утрачивает важный воспитательный потенциал. Во-первых, это высокая занятость родителей, оставляющая мало времени на полноценное общение с ребенком. В этих условиях контроль начинает носить в основном «внешний» характер («выучил или нет уроки», «во сколько пришел домой»). Вовторых, отсутствие противодействия негативным информационным воздействиям («пусть лучше посмотрит телевизор или поиграет в компьютер, чем болтается на улице»). Втретьих, родители утрачивают контроль за содержание интересов ребенка. Основной средой вовлеченного общения становится компания сверстников, которая в отсутствии продуктивных интересов (спорт, творчество) становится мощным девиантогенным фактором. Складывается ситуация, когда во внешне благополучной семье подросток чувствует себя одиноким.

Высокий уровень одиночества «трудных» подростков подтверждается ответами респондентов на вопрос: «Как ты поступаешь в трудной ситуации? По результатам опроса г. почти половина опрошенных подростков (49%) предпочитают (или вынуждены?) справляться с трудностями самостоятельно. Лишь 38% решают проблемы, советуясь или просто разговаривая по душам с кем-нибудь. Это еще одно указание на проблему деформации первичных отношений:

дефицит значимых взрослых и недостаток настоящих друзей.

И эксперты, и опрошенные респонденты сходятся во мнении, что ослабление внутрисемейных связей – характерная особенность современного общества [103]. Появилось множество новых типов семей («гостевой брак», «свободный брак» и др.), сами семьи стали меньше, демократичнее, менее стабильны, члены семьи перестали так сильно зависеть друг от друга. Тем не менее, семья продолжает оставаться одним из основных институтов социализации и социального контроля. В семье происходит передача, толкование и реализация культурного опыта. В каждой семье имеются свои уникальные взаимосвязи, нормы, ценности, традиции, религиозные убеждения и ритуалы, а также ожидания, разделяемые её участниками. За счет надзора, мониторинга, поощрений и санкций родители направляют поведение детей в определенное русло. Стартовые возможности, обеспечиваемые родителями, определяют дальнейшие социальные и экономические траектории детей. Эффективность деятельности по социализации и контролю во многом зависит от структуры семьи (расширенные, полные и неполные семьи), от интенсивности и теплоты внутрисемейного общения, привязанности ребенка к семье, от воспитательной стратегии и педагогического стиля родителей в отношениях с детьми. В современном российском обществе можно обнаружить множество вариантов внутрисемейных отношений, определяемых социальным, культурным и экономическим капиталами членов каждой конкретной семьи.

Социолог, И. Най подчеркивал особую роль семейного контроля в предотвращении девиантных проявлений у подростков. Он выделял четыре вида контроля: прямой, внутренний, косвенный и контроль через удовлетворение одобряемых в обществе потребностей. Прямой контроль осуществляется родителями в виде надзора, ограничений и наказаний. Внутренний подразумевает развитие родителями внутреннего «Я» ребенка, его самосознания. Косвенным контролем служит формирование уважения ребенка к родителям за счет эмоционально окрашенной идентификации с ними.

Удовлетворяя потребности подростка в любви, признании, безопасности, семья, таким образом, может препятствовать вовлечению подростка в девиантные действия. Най полагал, что ослабление какого-либо из видов социального контроля является непосредственным источником развития девиантности [103].

Опираясь на теорию контроля И. Ная, сотрудники сектора девиантного поведения разработали ряд вопросов, выявляющих эффективность контролирующей функции семьи, и пришли к следующим выводам:

1) для осуществления контроля необходимо чаще проводить время с детьми. Исследование показало, что большая часть подростков предпочитают проводить свободное время в кругу близких друзей или с большой компанией (52%), чем с родителями (38%), а каждый десятый предпочитает одиночество. Каждый третий подросток средних классов отметил, что ежедневно проводит вечера вне дома, остальные выбираются вечером погулять несколько раз в неделю. При этом, по данным опроса, длительность таких прогулок у 60% подростков составляет свыше 4 часов. Характерно, что это относится ко всем трём исследуемым возрастным группам - 7, 8 и 9 классы - то есть подросткам 13-15 лет. К сожалению, в анкете не было указано, до которого часа продолжаются эти прогулки, однако, как уже было сказано выше, 70% подростков отметили, что ежедневно ужинают совместно с родителями. Подобного рода традиции и семейные «ритуалы» могут выполнять охранительную функцию в семье, снижая риск вовлечения в отклоняющееся поведение. Тем не менее, очевиден факт, что у подростков достаточно свободного времени, которое они могут проводить бесконтрольно и использовать для разного рода активности, в том числе и девиантной;

2) родителям полезно знать близких друзей подростков.

Это так же открывает дополнительные возможности для прямого и косвенного контроля. На вопрос: «Знают ли родители твоих друзей, с которыми ты проводишь время вне дома?» утвердительно отвечают 90% подростков. Правда, ответившие распадаются на две подгруппы: «знают всегда» (50%) и «иногда знают» (40%) – в зависимости от доверительности отношений;

3) родители должны знать, во сколько приходит домой их ребёнок. На вопрос: «Говорят ли тебе родители, когда ты должен вернуться?» 16% отмечают, что «никогда не говорят». Но все же большинство ребят (84%) знают, что их будут ждать к определенному времени. Только 5% (115 человек) из них позволяют себе игнорировать просьбы родителей и нарушать договоренности, 40% делают это иногда, остальные выполняют требования родителей всегда или практически всегда. Невыполнение подростком требований взрослых может свидетельствовать о неэффективности контроля или о формальном подходе родителей к контролю. Это подтверждается распределением ответов на вопрос: «Знают ли твои родители друзей, с которыми ты общаешься?» в 3 группах подростков – всегда выполняющих требования родителей, иногда выполняющих их требования, и никогда не выполняющих их требований (рис. 3).

Рисунок 3 – Распределение ответов на вопрос подростков 7-9 классов: «Знают ли родители твоих друзей, с которыми ты проводишь свободное время?», % от ответивших на Из графика видно, что родители «непослушных» подростков гораздо реже, чем родители «послушных» и относительно «послушных» детей, знают друзей своего ребенка.

Незнание родителями друзей своих детей естественным образом сказывается на окружении подростка (рис. 4).

Рисунок 4 – Криминогенность окружения подростков 7классов в зависимости от их послушания родителям», % от Получается замкнутый круг: чем более формальным является родительский контроль, чем меньше родители знакомы с друзьями ребенка, тем в более девиантной среде он общается, и тем сложнее поддаётся родительскому контролю – не выполняет их требования. Говоря здесь о родительском контроле над кругом общения ребенка, мы исходили из того, что родители, ответственно относящиеся к воспитанию своего ребенка, смогли передать ему народную мудрость: «С кем поведешься, от того и наберешься». Результаты опроса показывают, что «непослушным» школьникам с ослабленным родительским контролем больше свойственно объединяться в асоциальные компании (рис. 5).

Рисунок 5 – Приверженность подростков 7-9 классов к асоциальной компании в зависимости от степени их послушания родителям, в % от ответивших на вопрос в каждой группе Колебание ребенка между родительской и приятельской сферами общения регулируется в некоторой степени, но в нем заложены случайности. Идеализация взаимоотношений в семье, на наш взгляд, отражает как неискренность респондентов-школьников, так и попустительскую стратегию воспитания в результате компромисса между поколениями: ты нас не «грузишь» своими проблемами мы тебе обеспечиваем достойный уровень потребления, «взрослую» свободу действий. О неэффективности родительского контроля свидетельствует и значительная распространенность девиантных проявлений в группе «непослушных» школьников. Такие подростки склонны выбирать девиантные формы совместного досуга и сами совершать противоправные действия.

Помимо этого, изучая влияние семейного фактора на круг общения подростка, нами был построен индекс «криминогенной чистоты». Критериями стали ответы «нет»

на вопрос: «Есть ли среди твоих друзей или знакомых люди, которые совершали следующие действия?». Индекс представляет собой среднее арифметическое по пяти альтернативам этого вопроса:

друзья, потребители наркотиков;

друзья, которые воруют из магазинов;

друзья, которые воровали из помещений;

друзья, которые угрожали оружием;

друзья, которые избивали с компанией одного человека.

Мы проанализировали индекс «криминогенной чистоты» окружения подростка по такому показателю как тип (структура) семьи. Среди возможных типов семьи выделены самые распространенные структуры: полная семья, неполная (только мать) и новая семья матери (с отчимом) (табл. 17).

Таблица 17 – Связь структуры семьи подростка 7-9 классов и индекса «криминогенной чистоты» его окружения, % В подавляющем большинстве случаев у подростков, имеющих – по их оценкам хорошие отношения с матерью, в окружении отсутствуют друзья с криминальным поведениПоскольку тенденция ответов была последовательной по всем проявлениям девиации, мы свели ответы к одному показателю в каждой строке сводной таблицы. Посчитав соответствующие проценты по каждой позиции от ответивших, сложили полученные таким образом процентные показатели по всем альтернативам ответов нет. Затем сумму разделили на пять (пять названий девиаций), получился средний процент с ответом «нет криминальных друзей в компании». Значения индексов представлены в таблицах отношений.

ем. Отношения с матерью мы выделили как показатель гармоничной обстановки в семье для развития подростка на том основании, что диада «мать – подросток» обычно прочнее, чем диада «отец – подросток» и потому более значима для его самочувствия. Показатель криминогенной чистоты при хороших отношениях с матерью наиболее высокий и составляет 97,1%. Это обусловлено не в последнюю очередь тем обстоятельством, что у большинства опрошенных подростков отношения с матерями складываются благоприятно.

Характеристики семейного общения также оказывают влияние на то, каких друзей выбирает подросток. Чем теснее семейное общение (совместный ужин, общие развлечения, семейный отдых), тем чаще подросток сторонится плохой компании, тем выше индекс «криминогенной чистоты».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 


Похожие работы:

«Министерство природных ресурсов и экологии Чувашской Республики Федеральное государственное учреждение Государственный природный заповедник Присурский ДОКЛАД Об охране окружающей среды Чувашской Республики в 2009 году Чебоксары 2010 УДК 502/504 ББК 20.1 Д 63 Редакционная коллегия: Краснов В.И., Юшин Е.В., Понятова Т.И., к.б.н. Димитриев А.В., Запасова М.Л., Волжанина М.В. Авторы-составители Доклада: Понятова Т.И., Запасова М.Л., к.б.н. Димитриев А.В. Авторы: Андреева И.И., к.г.-м.н. Васильев...»

«ГБОУ ДПО Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования Министерства здравоохранения Российской Федерации ФГБУ Научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека СО РАМН Е.Д. Савилов, В.В. Синьков, О.Б. Огарков ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ТУБЕРКУЛЕЗА НА ЕВРО-АЗИАТСКОМ КОНТИНЕНТЕ Оценка глобального движения штаммов генотипа Пекин Монография Иркутск ИГМАПО 2013 УДК 616.24-002.5-036.22+578.7 ББК 55.42 С13 Рецензенты: В.И. Злобин – д-р мед. наук, профессор, академик РАМН,...»

«СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И МИР ДЕТСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Коллективная монография Москва 2009 УДК 316.3 + 36 ББК 60.56; 65.272 С 69 Издание осуществлено при поддержке программы Министерства образования и науки Российской Федерации Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008 годы) Авторы: Алешина М.В. (2.6), Антонова Е.П. (Введение, 1.8), Астоянц М.С. (2.3), Герасимова Е.Ю. (2.4), Грек Н. В. (1.6), Давлятова С. В. (2.3), Дименштейн Р.П. (1.3), Зайцев Д.В. (1.2), Зорина Е. В. (2.5),...»

«КОЛОМЕНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) МГОУ ИМЕНИ В.С. ЧЕРНОМЫРДИНА Вестник библиотеки’2012 Новые поступления Библиографический указатель · Гуманитарные науки · Технические науки · Экономика и управление · Юриспруденция Коломна 2012 УДК 013 ББК 91 В 38 Вестник библиотеки’2012. Новые поступления: библиографический указатель / В 38 сост. Т. Ю. Крикунова. – Коломна: КИ (ф) МГОУ, 2012. – 46 с. В библиографическом указателе собраны записи об учебниках, монографиях и других документах, поступивших в фонд...»

«гмион Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и пауки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) / MИНОЦЕНТР HOL • информация.наука! образование Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования РФ, И НО-центром...»

«Российская Академия Наук Институт философии С.С. Неретина ФИЛОСОФСКИЕ ОДИНОЧЕСТВА Москва 2008 УДК 10(09) ББК 87.3 Н-54 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук В.Д. Губин доктор филос. наук Т.Б. Любимова Неретина С.С. Философские одиночества [Текст] / Н-54 С.С. Неретина; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М. : ИФРАН, 2008. – 269 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN 978-5У человечества нет другого окошка, через которое видеть и дышать, чем прозрения одиночек. Монография – о философах,...»

«Президент Российской Федерации Правительство Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет ЛЭТИ _ Среда автоматизированного обучения со свойствами адаптации на основе когнитивных моделей Монография г. Санкт-Петербург 2003, 2005, 2007 УДК 681.513.66+004.81 ББК В-39 Рецензенты: начальник кафедры Систем и средств автоматизации управления Военно-морского института радиоэлектроники им. А.С. Попова, доктор технических наук, доцент, капитан 1 ранга Филиппов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.В. Миролюбова, Т.В. Карлина, Т.Ю. Ковалева ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ КЛАСТЕРОВ Монография Пермь 2013 1 УДК 332.1 (470.5) ББК 6504 М 64 Миролюбова, Т.В. Закономерности и факторы формирования и развития региональных кластеров: монография/...»

«В.В. Макаров, В.А. Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев стемпинг аут в эрадикации инфекций Часть 1 Убой и утилизация животных М ОН О Г РАФ И Я Владимир Издательство ВИТ-принт 2012 УДК 619:616.9 С 79 Стемпинг аут в эрадикации инфекций. Ч. 1. Убой и утилизация животных: монография / В.В. Макаров, В.А. Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев. – Владимир: ФГБУ ВНИИЗЖ, 2012. – 62 с.: ил. Монография из двух частей представляет собой обзор публикаций, руководств, положений, официальных изданий, документов,...»

«А.С. Павлов Экстремальная работа и температура тела Монография Донецк - 2007 УДК: 612.57.017.6:159.944 ББК: 28.903 П 12 Павлов А.С. /Соавт.: Лефтеров В.А., Монастырский В.Н./. Экстремальная работа и температура тела. - Донецк: НордКомпьютер, 2007. - 308 стр. Рецензенты: Доктор биологических наук, профессор А.В.Колганов Доктор биологических наук, профессор В.А.Романенко В монографии проанализированы психофизиологические и педагогические особенности труда экстремальных контингентов (их гибели или...»

«Солонько Игорь Викторович ФЕНОМЕН КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Монография Москва • 2011 УДК 321.8 ББК 60.0 Рецензенты: В. И. Стрельченко, доктор философских наук, профессор (Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена); И. Д. Осипов, доктор философских наук, профессор (СанктПетербургский государственный университет); В. Л. Обухов, доктор философских наук, профессор (СанктПетербургский государственный аграрный университет). Солонько И. В....»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н. И. Добрякова ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ АВТОРСКОГО ПРАВА ВУЗОВ Монография 88 Москва 2010 УДК 247.78 ББК 67.404.3 Д 57 Автор: Н. И. Добрякова, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ РПА Минюста России Рецензенты: И. Ю. Павлова, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права РПА Минюста...»

«Кафедра конституционного и международного права КГУ Татарский институт содействия бизнесу Институт социально-экономических и правовых наук Академии наук Республики Татарстан Правозащитный Центр города Казани П.В. Чиков, Г.Н. Хадиева, А.Б. Мезяев, А.М. Насырова Универсальные и региональные системы защиты прав человека и интересов государства Под редакцией доктора юридических наук, профессора, Курдюкова Г.И. 2003 1 Книга издана при финансовой поддержке Совета по международным исследованиям и...»

«В. К. БАЛХАНОВ ОСНОВЫ ФРАКТАЛЬНОЙ ГЕОМЕТРИИ И ФРАКТАЛЬНОГО ИСЧИСЛЕНИЯ Улан-Удэ 2013 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ФИЗИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЯ В.К. Балханов ОСНОВЫ ФРАКТАЛЬНОЙ ГЕОМЕТРИИ И ФРАКТАЛЬНОГО ИСЧИСЛЕНИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО БГУ Улан-Удэ 2013 2 Утверждено к печати ученым советов УДК 513.0 ББК 22.151.1 федерального государственного бюджетного учреждения Б 208 Института физического материаловедения СО РАН Ответственный редактор Ю. Б. Башкуев, д-р техн. наук, проф....»

«И.В. Остапенко ПРИРОДА В РУССКОЙ ЛИРИКЕ 1960-1980-х годов: ОТ ПЕЙЗАЖА К КАРТИНЕ МИРА Симферополь ИТ АРИАЛ 2012 ББК УДК 82-14 (477) О 76 Рекомендовано к печати ученым советом Каменец-Подольского национального университета имени Ивана Огиенко (протокол № 10 от 24.10.2012) Рецензенты: И.И. Московкина, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой истории русской литературы Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина М.А. Новикова, доктор филологических наук, профессор...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЖИЗНЕСПОСОБНЫЕ СИСТЕМЫ В ЭКОНОМИКЕ РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ И УПРАВЛЕНИЕ В ЭКОНОМИКЕ: КОНЦЕПЦИИ, МОДЕЛИ, ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ МОНОГРАФИЯ ДОНЕЦК 2013 1 ББК У9(2)21+У9(2)29+У.В6 УДК 338.2:005.7:519.86 Р 45 Монографію присвячено результатам дослідження теоретикометодологічних аспектів застосування рефлексивних процесів в економіці, постановці...»

«Российская Академия Наук Институт философии В.М.Богуславский ФРАНЦИСКО САНЧЕЗ — ФРАНЦУЗСКИЙ ПРЕДШЕСТВЕННИК ФРЕНСИСА БЭКОНА Москва 2001 УДК 14 ББК 87.3 Б 74 В авторской редакции Научно вспомогательная работа И.А.Лаврентьева Рецензенты: доктор филос. наук М.А.Абрамов, доктор филос. наук В.В.Соколов Богуславский В.М. Франциско Санчез — Б 74 французский предшественник Френсиса Бэкона. – М., 2001. – 134 с. Монография В.М.Богуславского посвящена фи лософу периода позднего Возрождения — Франциско...»

«А. А. ГЛУЩЕНКО МЕСТО И РОЛЬ РАДИОСВЯЗИ В МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ (1900–1917 гг.) Часть 2 из 5 Раздел 3 Раздел 4 Санкт-Петербург 2005 ББК 63.3(2)52+76.03 Г55 Глущенко А. А. Место и роль радиосвязи в модернизации России (1900–1917 гг.). СПб.: ВМИРЭ, 2005. –. с.; 193 ил. Библ. 652 наим. В логической взаимосвязи с происходившими в начале ХХ века модернизационными преобразованиями, военными реформами, двумя войнами и тремя революциями показан процесс создания и функционирования системы радиосвязи...»

«Ю. В. КУЛИКОВА ГАЛЛЬСКАЯ ИМП Е Р И Я ОТ ПОСТУМА ДО ТЕТРИКОВ Санкт-Петербург АЛЕТЕЙЯ 2012 У ДК 9 4 ( 3 7 ).0 7 ББК 6 3.3 (0 )3 2 К 90 Р ец ен зен ты : профессор, д.и.н. В.И.К узищ ин профессор, д.и.н. И.С.Ф илиппов Куликова Ю. В. К90 Галльская империя от П остума до Тетриков : м онография / Ю. В. Куликова. — С П б.: Алетейя, 2012. — 272 с. — (Серия Античная библиотека. И сследования). ISBN 978-5-91419-722-0 Монография посвящена одной из дискуссионных и почти не затронутой отечественной...»

«О. В. Лаврова Глубинная топологическая психотерапия: идеи о трансформации Введение в философскую психологию Издательство ДНК Санкт-Петербург 2001 УДК 159.962-159.964 ББК88 Л13 Лаврова О.В. Глубинная топологическая психотерапия: идеи о трансформации. Введение в философскую психологию: Монография (Серия Новые идеи в психологии). — СПб.: Издательство ДНК, 2001. — 424 с. ISBN 5-901562-06-2 Монография представляет собой теоретико-методологическую разработку интегративной немедицинской модели...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.