WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Валерий Кейсельман ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ТРЕНИНГИ НА ПРИРОДЕ РЕЧЬ Санкт-Петербург 2008 ББК 88.4 К33 Рецензенты: Н. Ф. Калина, проф., д-р психол. наук, зав. кафедрой глубинной психологии и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Наконец, после уж ина началась самая эмоциональная часть нашего семинара того года — упражнение «М ужская и женская инициация». Я собрал всю группу, когда уже стемнело. Для начала я попросил мужчин и женщ ин образовать две автономные подгруп­ пы и разойтись на некоторое расстояние друг от друга. Это поро­ дило определенные процессы в гр упповой динам ике, вызвало значительное количество ш уток и комментариев.

После того как мужчины и ж енщ ины стали друг напротив дру­ га и уже начало чувствоваться противостояние, я перешел к содер­ ж анию задания.

держание понятий «мужское»’ и «женское». В следующем задании я хочу затронуть сам механизм гендерного определения человека, выра­ женный в ритуале инициации. Вы знаете, насколько значима проце­ дура инициации для примитивных народов. В некоторых культурах считалось, что до прохождения инициации ребенок не имеет пола.

Именно после данной процедуры примитивный человек получал воз­ можность реализовывать свои специфические полоролевые права.

Сама процедура инициации часто проходила болезненно и жестко.

Человек должен был доказать свою готовность к переходу в новый статус, должен был подтвердить свое намерение путем преодоления страха, боли, лишений и пр.

Сейчас мы с вами попадем в некоторое символическое простран­ ство, когда еще никт о из нас не инициирован, не имеет пола, не подтвердил свою мужественность/женственность. Мужчинам не­ обходимо продумать ритуал посвящения наших девушек в Женщин, соответственно, девушкам, наоборот, необходимо в нас, мужчинах, инициировать Мужское. Как вы будете это делать, вы решаете сами.

Дополнительных инст рукций нет. Сейчас я становлюсь рядовым участником и ухож у в мужской лагерь.

Сразу оговорюсь, что предшествующее разделение на мужскую и женскую группы и последовавшая за этим инструкция взбудора­ жили участников до состояния крайнего аффекта и возбуждения.

Группы сразу приобрели закрытый вид, участники каждой из под­ групп максимально сплотились и ощутили солидарность, группы ушли на приличное расстояние друг от друга (и даже выставили дозорных), лагерь опустел. Лиш ь время от времени с противопо­ лож ны х концов огром ной поляны слышались раскаты гулкого хохота.

Началась подготовка к ритуалам инициации.

Так как я был в мужском лагере, то репортаж могу сделать толь­ ко из него. М озговой штурм позволил нашему мужскому сообще­ ству выдвинуть несколько идей. Во-первых, все сошлись на том, что саму инициацию надо строить с учетом специфических женских атрибутов, таких как нежность, мягкость, покорность, материнская функция.

Во-вторых, была принята идея проведения ритуала инициации в перманентном контакте с мужским. Более того, было высказано (и реализовано в одной из частей ритуала) предложение о том, что попробовать себя в противоположной роли, интегрировать ее.

В-третьих, центральным аспектом обсуждения женской и н и ­ циации, естественно, стал момент сексуального раскрепощения, символической дефлорации и итогового имитационного коитуса как пикового этапа инициации. Обсуждение данного пункта «за­ вело» мужчин больше всего, но трезво настроенным участникам удалось вразумить и остудить активность остальных. Всепрони­ кающ ий коитус из программы был, слава богу, исключен.

На выходе мы получили несколько действий, инициирую щ их отдельные ипостаси Ж енского. Действия эти носили исключитель­ но антигуманный характер, поэтому особо чувствительным натурам следующие абзацы рекомендую просто пропустить.

Одно из действий называлось «Рождение жизни».

Девушкам по очереди предлагалось невербально (но с любым звуковым оформлением) показать процесс родов. Делать это необ­ ходимо было на специально заготовленной поляне, которую мы окружили со всех сторон свечками. В центре поляны было разло­ жено одеяло. На нем и предполагалось все действо. «А что? Роды — это важный этап в жизни женщины. Надо ему научить», — вертелось в сознании у мужчин. «Вы с ума сошли!» — говорили более осто­ рожные.

Следующее задание под кодовым названием «Дырочка» состоя­ ло из очень простого действия. О пять же по очереди девушкам предлагалось попасть длинной палкой (около трех метров, которую и поднять-то было тяжело) в небольшое колечко, которое должен был держать один из представителей нашего лагеря. «Пусть знают, как тяжело попадать в дырочки», — радостно кричали взбудора­ женные мужчины.

Еще один элемент ритуала инициации — «По-пластунски» — предполагал небольшую физическую нагрузку. М уж ской лагерь решил, что дамам необходимо пролезть под натянутой на высоте одного метра веревкой. Но сделать это необходимо было не вперед головой, а вперед ногами, став на «мостик». Здесь явно начали воплощаться мужские фантазии, однако это была инициация, а значит — все можно.

Наконец, последнее задание — «Знакомство» — предполагало знакомство по кругу, когда девушкам одной задругой необходимо было протиснуться сквозь сомкнутые ряды мужчин.

«Эка их понесло», — уже, наверное, думаете вы, но ошибаетесь.

Понесло женщ ин. Н о об этом ниже.

отряд перед боем. Разгоряченные, возбужденные, шумные и ак­ тивные, мужчины были готовы на все. «Давайте начинать», — кри­ чали многие и игриво подмигивали женщинам.

Ж енщ ины же нам отвечали крайней холодностью и спокойст­ вием, что, конечно, должно было бы нас насторожить, но не на­ сторожило, так как из-за предвкушения подготовленного нами процесса мы ничего больше не видели.

«Вы не мужчины», — заявили нам женщ ины. — «И сейчас мы будем вас превращать в Мужиков».





«Хотите быть первыми?» — спросил я.

«Да. Это наше условие», — ответила капитанша женской команды.

«Хорошо, — заторопился мужской отряд, — давайте начинать, чего время-то тянуть». Возбужденный мужской разум отринул все сомнения, и мы приступили к процессу. К последовавшим за этим событиям никто из мужчин, как оказалось, не был готов, но, слава богу, все их выдержали с честью (если полученный итог можно так назвать).

Нас отвели на небольшую поляну, где приказали раздеться до трусов (!). Тогда мы еще пробовали шутить и смеялись.

Затем всем нам связали руки впереди и завязали глаза. Естест­ венно, что все происходившее потом я не видел, а только чувство­ вал и слышал. Некоторое время я просто стоял на месте. Нам всем приказали молчать, что мы и делали. П ри этом кричали на нас нещадно.

Через некоторый момент времени стали раздаваться агрессивные женские кри ки и слышались какие-то удары. М еня толкнули в спину, и я куда-то пошел в сопровождении конвоирш и. Отмечу, что она обращалась со мной достаточно бережно, чего не скажешь о других.

Метров через тридцать от первоначального места меня остано­ вили, и я получил приказ лечь на живот.

«А теперь ползи. Твоя задача — проползти сейчас по коридо­ ру», — сказал кто-то.

«А когда он закончится?» — спросил я.

«Ты это почувствуешь», — прозвучало почти надо мной.

Когда я пополз, меня тут же начали бить, щипать и прижимать со всей силы к земле.

Ползти по лесной поляне и так нелегко: здесь и ветки, и камуш­ ки, и достаточно жесткая высохшая травяная соломка, а когда ты ползешь со связанными руками, да тебя еще при этом бьют и на­ так быстро происходило, что не было времени думать. Силы уде­ сятерились, я просто полз и... выполз.

Через какое-то время все прекратилось.

«Молчи», — мне помогли встать.

Позже выяснилось, что всем мужчинам, по очереди, пришлось ползти между ног у десяти стоящ их в затылок друг другу девушек.

Они при этом наваливались на нас всем своим весом, чтобы не дать сдвинуться с места. Этап назывался «Родовой канал». Цель — вы ­ браться живым.

«Зачем же вы нам тогда связали руки?!» — возмущенно кричали мы на обратной связи.

«А чтобы вы не хватали нас за ноги», — следовал за этим ц и н и ч ­ но-спокойны й ответ.

Дальше меня повели к группе ждущ их своей очереди на другое испытание мужчин. Опять прозвучало: «Говорить нельзя. Сидите молча». Когда я попробовал обсудить с кем-то из рядом сидящих то, что только что произошло, то получил увесистый подзатыльник.

Он заставил меня не просто замолчать, но даже понять три важные для данной ситуации вещи:

1) сейчас действительно лучше молчать (целее будешь);

2) наш их ж енщ ин украли инопланетяне;

3) сейчас эти самые инопланетяне начали издеваться над нами.

М не стало немного не по себе.

В то же время невдалеке продолжалось какое-то улюлюканье.

Затем был этап, когда необходимо было отвечать на какие-то вопро­ сы и давать клятвы. Клялись в мужественности, обещали ее хранить и защищать. После этого был еще какой-то этап. Нас все время толкали, орали на нас и давали пинки. Уже пропало ощущение игры.

Казалось, что это действие никогда не кончится. То, что из одежды на каждом из нас были только трусы и повязка на глазах, начало восприниматься естественно. Как будто так и должно быть.

Ярко запомнился итоговый момент.

М не развязали руки, а после этого связали их еще раз, но уже за спиной. После приказали танцевать в кругу ж енщ ин так, чтобы им понравилось. О ни при этом напевали какую -то мелодию. Танец можно было прекратить только тогда, когда весь ж енский коллек­ тив кричал дружное: «Верим!». До этих пор необходимо было изо­ бражать из себя хорошего танцора, которому ничего не мешает (связанные руки и завязанные глаза, я имею в виду).

- После крика «Верим!» одна из ж риц вставила мне в рот какую то палку (позже оказалось — дудку). Глаза мои при этом были попрежнему завязаны. Необходимо было издать на дудке громкий звук. Это символизировало рождение нового М уж чины.

Затем дудку изо рта вынули и засунули в трусы. «Поздравляем с обретением фаллоса и рождением нового М уж чины », — радо­ стно аплодировали ж енщ ины. К ак это символическое перемеще­ ние фаллоса изо рта в плавки было связано с обретением мужест­ венности, я не понял, а потом этого н и кто из ж е нщ и н не смог объяснить.

После последнего этапа, который в дальнейшем мужской кол­ лектив дружно окрестил как «Опускалово», мне сняли повязку под громкие аплодисменты ж енщ ин: «Поздравляем, вы — Мужчина!».

Радости при этом я не испытал. И только когда я увидел свою оде­ жду и нескольких таких же прошедших месиво ритуала мужчин, ко мне начали возвращаться эм о ции. М ы обнимались, как лю ди, пережившие концлагерь.

В это время еще несколько наш их участников заканчивали прохождение заключительных этапов инициации. М ы же отходи­ ли от шока. В процессе этого кто-то подал идею ужесточить женскую инициацию. «Да пош ли они...» — ответил другой. Было ясно, что все обиделись. Такой жестокости и вероломства от наш их девушек никто не ожидал.

Ритуал женской инициации мы провели, как и планировали.

Даже несколько мягче, чем предполагали вначале. По виду женщин было заметно, что они очень переживают из-за того, что продела­ ли с нами. Поэтому они с готовностью выполняли все, что мы им говорили.

Заключительное упражнение, которое было построено на фи­ зическом контакте мужских и женских тел, нас, мужчин, немного успокоило. М ы отошли от нанесенных нам моральных травм, вос­ становили свою мужественность, заново обрели свой статус.

Закончилось это упражнение около часа ночи, а обсуждение шло еще до пяти утра. М ногим в эту ночь даже не удалось уснуть.

Другие этого и не пытались сделать. Выспаться удалось только днем.

На обратной связи на ритуалы инициации было сделано мно­ жество выводов. Все эти выводы я не припомню, да они и ни к чему.

Отчетливо запомнилось, что сама динамика обратной связи имела несколько волн. Вначале негодовали мужчины, защищались жен­ щ ины; затем активно начали выступать несколько человек из ж ен­ ского лагеря с той идеей, что мужчинам досталось по заслугам;

Успокоиться удалось далеко не сразу. К ак я уже сказал, только под утро.

Обсуждали в основном следующие темы.

1. Жестокость и повышенная степень контроля мужчин в инициа­ ции, которую проводили женщины.

Первоначально девушки начали говорить о том, что в процессе подготовки своего ритуала у них возникло ощущение, что мужчины их вообще не будут слушаться, будут сопротивляться участию, сами будут вести себя грубо и жестко. Поэтому они решили связать руки.

Идея кричать все время: «Тихо!» также была связана со стрем­ лением предотвратить мужской саботаж. А такие моменты женско­ го поведения, как подзатыльники и битье по губам (оказалось, было и такое), возникли по личной инициативе отдельных представи­ тельниц женской команды.

То, что мужчины подчинялись в рамках данного упражнения и выполняли все практически беспрекословно, девушек поразило до глубины души. «М ы этого даже и предположить не могли», — за­ метила одна представительница женского лагеря.

Вторая версия, возникшая чуть позже, была связана с тем, что в своем ритуале инициации девушки отреагировали типично женское рецессивное положение. О ни отомстили за себя и таких же, как они, угнетенных в течение многих веков патриархата женщ ин.

2. Акцентированная сексуализация ритуала, предложенного муж ­ чинами.

Данную тему обсуждали не так долго и достаточно быстро замя­ ли. В принципе, женщ ины выразили два мнения: во-первых, они говорили о том, что от нас ничего другого нельзя было и ожидать;

во-вторых, часть наших участниц высказалась, что они удивлены мягкостью мужского ритуала и в целом он был им приятен. Спра­ ведливости ради отмечу и мнение двух наиболее радикально на­ строенных женщ ин. Они говорили, что ряд этапов женской и н и ­ циации отразил мужское глумление над женщ иной, когда мужчины высмеивают базовые женские ф ункции, например роды.

3. Можно ли назвать проведенные процедуры инициацией ?

Практически с самого начала обратной связи возник вопрос:

«Что это было?»

Обе процедуры, и мужская и женская, максимально обнажили как участников, так и исполнителей всего действия. Были высве­ места. Н о было ли что -то при этом инициировано? Удалось ли задействовать новые аспекты мужского/ж енского соответственно у представителей двух полов?

Сразу после «инициаций» большинство участников радикально изменили взгляд на проведенные ритуалы. Была высказана эври­ стическая мысль, что ритуал женской инициации был отражен в том, что женщ ины делали с мужчинами. В этом действии они пе­ реступили через социально закрепленную подчиненную позицию женщины и стали над мужчинами, выше их.

В то же время мужчины в процедуре женской инициации «пре­ одолели свой страх перед ж енщ иной, ее сексуальностью, ее воз­ можностью продолжать жизнь и пр.» (общий смысл женских вы­ сказываний). И только после утверждения и согласия с выше оз­ вученной позицией в обратной связи стали звучать мысли о поль­ зе участия в полоспецифических ритуалах.

Так, многие мужчины подчеркнули резко обострившееся после ритуала чувство гордости за свой пол и ощущение личной свободы.

Отметили также и возникшую мужскую солидарность, «клановость».

Ж енщ ины же, наоборот, были польщены столь подчеркнутой сек­ суализацией их образа, многие даже оказались возбужденными происшедшим действием. Были также высказаны и другие мысли.

Но их озвучивали не для протокола.

Повторюсь, что описанное выше занятие сильно взбудоражило всю группу, зацепило архаические пласты п си хи ки и породило много тем и мыслей для обсуждения.

Утром следующего дня шел дождь, что позволило лагерю вы­ спаться и хоть ка к-то компенсировать нагрузку прош лого дня.

Где-то с одиннадцати часов и до обеда наблюдались вялые шатания отдельных участников по лагерю. К обеду же все проснулись о кон­ чательно. С трех часов мы начали упражнение, в основу которого легла идея «нательной» ж ивописи.

Для начала участники получили задание написать собственную генеалогию в виде некоторого сакрального мифа. При этом допус­ тимым было писать историю своего рода в виде сказочного сюже­ та, либо в виде библейского рассказа, либо еще как-нибудь, на собственное усмотрение.

После того как мифы были готовы, участники зачитывали их в группе. Задача каждого состояла в том, чтобы найти мифы других мифологические сюжеты, которые казались близкими по духу, в которых интересно было бы принять участие самому. Когда все мифы были зачитаны, группа разделилась на подгруппы по степе­ ни субъективного сходства мифологем участников. Всего получи­ лось четыре подгруппы. В эти х-то подгруппах и приступил и к «нательной» живописи.

Выглядело это следующим образом. Участник несколько раз читал-перечитывал миф о происхождении своего рода, а остальные члены подгруппы в этот момент его разрисовывали. Рисовать при этом можно было все, что приходило в голову: от прямых сцен мифологемы до некоторой ассоциативной абстракции.

Важным в упражнении был следующий момент: участника не­ обходимо было не просто разрисовать, а украсить сюжетно, то есть так, чтобы в дальнейшем можно было рассказать по нанесенной «нательной» ж ивописи всю генеалогию этого человека, все основ­ ные события родовой истории. Сам участник при этом становился носителем истории рода.

В заключение событий тренинговой части этого дня было кол­ лективное омовение, когда происходил смыв медовой акварели с тела. И эта часть программы прошла успешно.

К слову скажу, что похожее упражнение мы использовали еще раз на седьмом семинаре. Там мы дали несколько другую инструк­ цию, но результат в целом был похожим.

Как в первом, так и во втором случае нательная живопись ряда участников напоминала стёб над их историями. Участникам под­ рисовывали гротескны е усы, на теле рисовали анатомические подробности тела, как в атласе скелета, и пр. Д ругих же людей, наоборот, разрисовывали очень качественно и символично. Если обобщать всю обратную связь, то связано это было с двумя момен­ тами. Во-первых, с самой историей: она должна была быть доста­ точно архетипической, чтобы попадать в бессознательное других участников. Во-вторых, с личностью каждого отдельного члена группы. Если участник был достаточно заметен в группе, то рисун­ ки на его теле носили характер «заигрываний» и обратной связи от других членов группы. Если же глубина родовой истории «пере­ крывала» личность человека, то на теле отражали скорее саму и с­ торию.

Так как это был заключительный день работы семинара, то по­ сле данного упражнения и всех обратных связей был банкет. Этим и закончился второй семинар.

МАРШРУТЫ СОЗНАНИЯ

Из всех наш их программ третий семинар меньше всего отвечал целям, которые мы всегда вкладывали в наши летние проекты.

Так получилось по нескольким причинам. Во-первых, на под­ готовку этого семинара мы потратили меньше всего времени. То я находился в разъездах, то мои соведущие: до начала проекта нам удалось встретиться всего несколько раз, да и то в основном по вопросам закупок продуктов и реквизита, заказа автобуса и уточ­ нения места проведения семинара, а также по прочим хозяйствен­ ным и организационным делам.

В силу этого мы запланировали сделать третью Ш к о л у более терапевтической, нежели тренинговой. Так, в общем-то, и вышло.

Большую часть времени мы работали со свободной групповой динам икой, с самой гр уп по й и индивидуальны ми проблемами участников. Получилось что-то похожее на групповую психотера­ пию на природе.

Тем не менее ряд упражнений мы провели и в этот раз. Для их описания я отойду от уже заданного мной стандарта, когда я до­ статочно подробно расписываю мероприятия каждого конкретно­ го дня. В этот раз я просто объединю все наш и задания в блоки по принципу схожести их направленности и методологической сути.

Третий семинар мы проводили в новом месте. Для поиска этого места мы совершили несколько поездок по заповедным крымским местам и остановились на Чернореченском каньоне. М есто это уникально по целому ряду параметров. Во-первых, в каньоне про­ текает самая большая и полноводная река Крыма — река Черная.

Это горная речка с кристально чистой водой, которая питает весь город Севастополь и его окрестности.

Во-вторых, сам каньон достаточно сложно проходим, что дела­ ет его труднодоступным для большинства туристов. Это обеспечи­ вало лагерю практически полную уединенность и значительную оторванность от цивилизации (во многих местах каньона нет даже мобильной связи, что было отмечено большинством участников как несомненное преимущество).

В-третьих, уникальное природно-географическое положение каньона создало особенные климатические условия: в каньоне практически не бывает дождей. Для нас, попавших в сильнейш ий лагеря в день окончания работы семинара, это был один из решаю­ щ их факторов в пользу выбора данного места.

Наконец, в-четвертых, каньон густо порос буковыми лесами, что обеспечивало нашему лагерю защиту от жары и создавало не­ обходимую прохладу для комфортного участия в семинаре.

Как обычно, после обустройства лагеря мы начали знакомиться с местностью. Учитывая тот факт, что место для всех (кроме двух) участников было абсолютно новым, в этот раз мы не придумывали каких-то особых заданий, а попросили группу разбиться на четыре подгруппы и нарисовать карту территории. Каждая подгруппа осваивала свою сторону света: запад, восток, север и юг. Фактиче­ ски мы повторили упраж нение 2001 года, когда мы проводили семинар в самый первый раз в районе села Многоречье. Результа­ ты данного упражнения были такими же, как и в тот раз. Участни­ ки перезнакомились между собой в подгруппах, причем не просто перезнакомились, а сплотились. Э то и естественно. Во м ногих местах без пом ощ и друг друга они просто не преодолели бы те природные препятствия, которые вырастали у н их на пути.

Вернулись наши м икрогруппы после этого задания (которое, кстати, заняло около двух часов) с таким ощущением, как будто бы были знакомы всю жизнь. Последовавшие за этим презентации изготовленных подгруппами карт местности привели к тому, что перезнакомились и части большой группы между собой. Интересно, что знакомство состоялось и с точки зрения оценки того результа­ та, который подготовила каждая подгруппа. Так или иначе, другие группы оценивали саму идею карты, ее изготовление, способ пода­ чи, согласованность взаимодействия участников между собой и пр.

Это дало толчок к более глубокому межличностному контакту.

В целом упражнение было достаточно прогнозируемым по по­ лученному эффекту и результатам. После презентаций полученных карт мы пошли на ужин. В этот день мы больше ничего не прово­ дили, а устроили костровые посиделки с песнями под гитару. И н о ­ гда классика туристического жанра и разговоры сквозь пламя к о ­ стра раскрывают людей гораздо больше, чем любые психотерапев­ тические мероприятия.

Из всех упражнений, которые на этом семинаре проводил А н ­ дрей Старовойтов, мне запомнились только два: одно чисто физи­ ческое задание, второе скорее герменевтическое.

часа подряд идти босиком. Упражнение так и называлось: «Движе­ ние босиком».

Андрей заранее спланировал маршрут, в рамках которого нам пришлось передвигаться по лесной тропе (где было больно идти из-за мелких острых веточек и камешков), по травяному лугу, по кромке реки (удовольствие тоже не из приятных, так как темпера­ тура воды — тринадцать градусов и опять же камешки), сквозь чащу леса (казалось бы, это должно стать самым болезненным, но тогда уже было не больно: ноги потеряли всякую чувствительность) и еще по каким-то местам. При этом все двигались молча (это было обговорено в первоначальной и н струкц ии ). Время от времени, правда, люди покрикивали и постанывали, но это особо не было заметно, так как вплеталось в общ ую ткань, сплетенную из более громкого перекрикивания птиц и треска деревьев. Самодвижение происходило очень быстро: темп задавал ведущий, а для него хож­ дение босиком — любимое дело.

Короче говоря, когда мы явились в лагерь, многие из участников попадали на землю и долго дули на свои ноги. Тем не менее была обратная связь, и она была очень конструктивной. Большинство участников этого упражнения (в том числе и я) на определенном этапе задания впали в медитативный транс и во время движения погрузились в собственные воспоминания. Анализу этих воспоми­ наний, их символическому смыслу для сегодняшнего дня мы по­ святили достаточно времени в терапевтическом продолж ении данного задания.

Второе, уже вечернее, упражнение от Андрея, которое мне за­ помнилось, называлось «Смотрим в небо». Для этого в сумеречное время, когда уже практически стемнело, мы выш ли из лагеря и поднялись на самую высокую окрестную вершину. Там мы разло­ жили наши коврики, легли на н их всей группой, прижались доста­ точно тесно друг к другу, укрылись одеялами и... смотрели в небо.

Наша группа того года состояла из двадцати пяти человек: восемь мужчин, остальные ж енщ ины. П ри этом мы уже вышли из возрас­ та, когда мальчики лежат отдельно, а девочки отдельно, поэтому сгруппировались все вместе, что было особенно приятно.

На вершине было тепло и ую тно, над головой стояло величест­ венное небо, мерцали мириады звезд, рядом лежали красивые де­ вуш ки, установилось романтическое настроение, падали звезды, слышались убаюкивающие звуки цикад и отдаленный шум воды в реке, еле заметно раздавалось приглушенное шуршание леса, скри­ щение счастья и наполненности бытия. Сложилось особое настрое­ ние, когда хотелось просто поговорить, а поговорив, полететь, вдохнуть ветер высоко в небе, подняться кл ун е, перелететь оттуда к одной из мерцающих звезд и опуститься опять же сюда, под одея­ ло, к теплым девичьим телам.

Н о н и к то ничего подобного не сделал. Все просто лежали в некоторой задумчивости и вели философские разговоры.

Да... Небо может дать колоссальный заряд энергии, вывести настроение смотрящего в него человека на самый высокий экзи­ стенциальный уровень, подтолкнуть его к мыслям о вечном, о м и­ роздании, о жизни.

Интересно, что подобное времяпровождение для людей, ж и ­ вущ их в сельской местности, либо для тех, кто ночью часто быва­ ет на природе, не является чем-то необычным. Это скорее рядовой факт. Нас же, недавно вырвавш ихся из объятий цивилизации урбанизированны х лю дей, такое небесное откровение скорее смутило, поразило своей глубиной и грандиозностью. Обратно в лагерь мы возвращались молча. Уже ником у не хотелось ничего обсуждать.

Для этого семинара я подготовил три упражнения. Одно из них я придумал совместно с Романом Власенко, два других создал самостоятельно. П овторю сь, что, в силу спец иф ики семинара этого года, в основном все упражнения носили терапевтический характер.

Первое упражнение получило название «Карта». Проводили мы его во второй или в третий день работы, когда участники достаточ­ но перезнакомились друг с другом, чтобы быть откровенными. Для игры «Карта» мы с Романом отксерокопировали карту мира на листах формата АЗ, по числу участников. Таким образом, перед началом упраж нения все «игроки» получили на руки по одной карте мира. Я собрал всех на одной из лагерных полян и дал сле­ дую щ ую инструкцию :

Сейчас вы все получили в руки карты мира. Посмотрите на них внимательно, чтобы вспомнить, какое количество стран существу­ ет на планете Земля, и отложите карты в сторону. Пока они вам не нужны.

Итак, что сейчас нужно будет делать? Я хочу провести с вами упражнение, которое можно использовать в семейной психотерапии.

задания, в которых пробуем пересмотреть значение т ех или иных родственников, значимость целых семей, входящих в наш род, и т. п.

Нечто подобное я хочу сделать и в этот раз.

Из системной семейной психотерапии нам всем хорошо известна мысль, что семья представляет собой систему, а значит, каждый человек и каждая семья (как отдельные компоненты системы) имеют в Роду свой особый смысл, имеют свое уникальное значение. И мы сейчас будем пробовать это значение понять.

Возьмите каждый по маркеру и посмотрите на карты, которые у вас есть.

Нарисуйте на карте заселение вашей семьей земного шара. Как рассредоточен ваш Род по планете Земля? В каких странах живут ваши родственники ?Есть ли места компактного проживания ? Может быть, где-то живет и родственник-одиночка?

Отмечайте на карте и те места, где еще недавно ваши родствен­ ники жили, но сейчас умерли либо совсем недавно переехали. Обозначьте пунктиром маршрут их переселения и нанесите на карту новую точ­ ку их проживания.

Кстати, можно использовать семейные предания и мифы. Если вы достоверно не знаете, жил л и в том или ином месте кто-то из ваших родственников, но по данному поводу существует устойчивое преда­ ние, смело фиксируйте это место точкой на карте. На все отводит­ ся тридцать минут.

После того как были вспомнены и нанесены на карту места проживания всех родственников, я продолжил давать и нструк­ цию.

Теперь посмотрите внимательно на то, что у вас получилось. Ваши родственники и их семьи представлены отдельными точками на кар­ те, вам же необходимо их объединить. Но объединять их вы будете не просто так. Внимательно проведите ревизию каждого члена вашей семейной системы. Какую функцию выполняет тот или иной родст­ венник, та или иная семья с точки зрения целого ? Что они привносят в целостный Род, что они дают ему?

Есть ли у вас родственники, которые отвечают за обогащение Рода, за заработок денег? Объедините их в одну группу и дайте ей название. Возможно, у вас есть человек, которого можно окрестить совестью семьи. Может быть, кто-то из семейной системы испол­ няет роль блюстителя морали, великого неудачника, козла отпущения, труженика, философа и т. п. Одну и ту же роль могут исполнять несколько членов семьи, тогда их необходимо объединить в одну груп­ могут быть вычурные, эксклюзивные роли. Внимательно отнеситесь к каж дому члену семейной системы и подумайте, что он в семью привносит, что дает, а что забирает. Это задание также необхо­ димо выполнять в течение тридцати минут.

Ф актически на данную часть упраж нения времени ушло не­ сколько больше, чем предполагалось вначале. Тем не менее оно вызвало внутреннее сосредоточение у большинства участников и обеспечило требуемую те рап евти че скую п о гр у ж е н н о с ть в работу.

А теперь послушайте внимательно последнюю часть задания.

В системе всегда есть такие элементы, которые играют в ней клю ­ чевую роль. Через них осуществляется вся семейная динамика, они порождают основные процессы в семье, ключевые решения исходят от них либо ими окончательно утверж даются и т. п. Определите этих людей в вашем Роду и попробуйте проследить перераспределение энергии в вашей семье. От кого идет основная энергия, куда она дви­ жется, на ком фокусируется и где остается либо куда перенаправ­ ляется. Прочертите подобную схему. Тщательно изучите и исследуй­ те ее. Что вам эта схема напоминает ? Видите ли вы в ней какой-либо символ ? Смотрите до тех пор, пока этот символ не обнаружите.

Извлеките его из вашего рисунка. Отбросьте все лишнее. Сейчас я дам вам чистые листы бумаги. Нарисуйте этот символ еще раз, но уж е без лиш них черт и линий.

После того как у всех участников на их листах бумаги появились «чистые» родовые символы, я перешел к обсуждению значения этих знаков. П ри этом рассматривались такие вопросы:

1. Что напоминает данный символ, какие он вызывает ассоциа­ ции, эмоции и ощущения?

2. Как участник чувствует нарисованный символ по отношению 3. Вспоминаются ли в связи с данным символом некоторые семейные события, происшествия, случаи из недавнего либо отдаленного прошлого?

Ответы на эти вопросы да и само упражнение спровоцировали у ряда участников запрос на психотерапевтическую интервенцию.

Собственно, это упражнение закончилось только тогда, когда я и Роман Власенко провели сеанс групповой психотерапии и разо­ брали кейсы двух клиентов, у которых особенно обострилась внут­ ренняя динамика отношений с их родственниками.

позже, было скорее литературным, писательским и, опять же, больше терапевтическим, нежели тренинговым. Я дал ему название «Истории любви, которые меня поразили».

Само название точно отражает суть упражнения и уже содержит в себе инструкцию. Участникам необходимо было вспомнить ре­ альную, вымышленную, книж ную или кинош ную историю любви, которая их зацепила, удивила, разволновала, поразила или обес­ куражила.

При этом задание выполнялось индивидуально. Естественно, историю нуж но было не просто вспомнить, но и записать на бума­ ге (что, как известно, дает более значимый терапевтический мате­ риал). После того как все подготовили свои истории, мы перешли к их заслушиванию в терапевтическом кругу.

Если сказать, что эти истории и меня поразили, то это не сказать ничего. Больш инство историй действительно вызвало трепет у группы. Н о здесь я хочу отметить только общую тенденцию в рас­ сказах. Большинство из них заканчивалось смертью одного либо двух главных персонажей. Причем смерть была нелепой, «непра­ вильной», так что любовь второго начинала восприниматься осо­ бенно трагично. Приведу для примера две истории. Несмотря на полную противоположность авторов, их написавших, обращает на себя внимание схожесть сюжетов. Один рассказ как бы дублирует и подчеркивает второй. Интересно также и то, что первая история была заимствована участницей (назову ее Эмма) из мировой клас­ сической литературы, но творчески переделана под свою автобио­ графию. Второй же рассказ, наоборот, был написан с натуры, в виде литературного дневника.

Он был прекрасен, этот голос. Роберт слышал о нем от друзей, но не придавал этому особого значения. Д а что там от друзей! Весь город только и говорил о ней, о ее таланте, красоте, богатстве. Немолодой офицер, только прибывший домой после долгого отсутствия, не ин­ тересовался сплетнями. Д а и похороны батюшки, хлопоты по испол­ нению завещания о вступлении в наследство имением не оставляли времени на это.

околдовывал, манил...

Она сегодня проснулась рано. Это само по себе было необычно.

Ожидание праздника, как в детстве, не исчезло с последними мину­ тами сна, а росло и крепло в ее душе. И это уж е было чудом. И она запела. Не для публики, как во все эти одинокие, скучные и серые дни, а для души. Голос ее звучал, а он стоял на улице, под ее окном, и не мог пошевелиться...

И х представили друг другу вечером. Они оба были приглашены на прием к губернатору по случаю именин его благоверной. Они т анце­ вали, и время для них остановилось. Исчезли люди, исчез город... Они были только Вдвоем.

С тех пор они стали встречаться.

Она засыпала и просыпалась с улыбкой на устах. Он всегда был рядом.

Он баловал ее как маленькую девочку и очень боялся потерять ее.

Она такж е всегда находилась рядом с ним.

Ей было сорок, ему шел двадцать первый год. Периодически она за­ водила с ним разговор на эту тему. Он закрывал ей уста поцелуями. Она плакала, он утешал ее и веселил как маленькую. Она говорила об обя­ занности продолжения рода и своей непригодности для роли его супру­ ги. Он объяснял ей, что она ему дорога и он без нее не сможет жить.

Прошло три года.

Он еще сладко спал. Она в последний раз вгляделась в любимые черты. Дверь скрипнула, письмо осталось на письменном столике.

Это было первое: «Я тебя разлюбила. Я ухожу в монастырь зама­ ливать грехи. Я благодарна тебе за эти три года и обязательно буду тебе писать».

Он искал ее повсюду. Он рвал на себе волосы. От пули его удерж и­ вала только надежда на весточку от нее.

И весточка пришла — через месяц, а потом еще, но через полгода, и еще через год. Боль притупилась, потом наступило равнодушие. Он женился, у него родились дети. А письма приходили каждый год к Рождеству. Она писала, что спокойна и счастлива.

Боль ушла.

Последнее, тридцать третье, письмо пришло к нему через тридцать лет. Оно пришло не вовремя и было написано чужим почерком:

«Изабель скончалась 13 июля, тридцать лет назад. Письма, кото­ рые Вы получали, были написаны все сразу, с просьбой отправлять их Вам каждый год. Они были переданы мне. Свой долг я исполнил. Я бу­ ду молиться за Вас, как она и просила.

Эта история случилась давно. Не в этой стране и даже не в этой жизни, настолько давно, что я думаю, что уж е имею право ее рас­ сказать.

Ж ила была замечательная семья: муж, жена и ребенок. Они л ю ­ били друг друга и были счастливы. Муж каждое утро уходил на ра­ боту. Ж ена заботливо провожала его, целовала в щеку и шла зани­ маться своими женскими делами. Она была домохозяйкой. Готовила мужу вкусную еду и воспитывала их замечательного ребенка. И к а ­ ждый день, стоя у плиты и задумчиво глядя в окно, она видела моло­ дого человека, который примерно в одно и то же время проходил мимо их окон. Это повторялось изо дня в день, и она уж е начала привыкать и ж дать его появления. Она хот ела, чтобы он прошел мим о ее окон.

Так шло время. Она готовила еду мужу, воспитывала ребенка и смотрела в окно...

Наступил Новый год. Обычно семья справляла этот праздник дома, но неожиданно около двух часов ночи муж предложил ей сходить по­ танцевать в ближ айший ночной клуб. Они вышли из дома. Муж, одетый к а к лондонский денди, благоухающий парфюмом, и жена, порхающая рядом на высоченных каблуках, скорее похожая на италь­ янскую диву, чем на добропорядочную жену, стряпающую мужу обеды.

Они шли торопливо, но даже на т аких высоких каблуках она сколь­ зила впереди него.

«Ты так бежишь, как будто тебя там кто-то ждет», — подтру­ нивал над ней муж.

Она молчала, только улыбалась загадочной улыбкой, прислушива­ ясь к биению своего сердца.

В клубе было шумно, накурено, и она растерялась. Муж ушел в бар пить виски с содовой, она сидела в углу, остро ощущая свое одиноче­ ство. Вдруг в противоположном конце огромного зала она увидела молодого человека, того самого, который проходил мимо ее окон.

Удивительно, как она его разглядела и — о чудо! (чудеса ведь всегда случаются под Новый год) — объявили медленный танец.

Мужчина шел через весь зал. Она замерла, сжалась и, закрыв гла­ за, прошептала: «Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы он меня пригласил. Ну пожалуйста, Господи! Что тебе стоит ?»

Он пригласил ее. Они танцевали всю ночь, не видя и не слыша ни­ чего вокруг и почти не разговаривая, не замечая, что время близится к утру...

7,6,5...1 — пульсировало и стучало в ее голове. Жизнь сосредоточилась в одной точке, и этой точкой был он.

Они встречались каждый день, и если вы подумаете, что они за ­ нимались сексом, то сильно ошибетесь.

Они просто сидели держась за руки и говорили, говорили. Словно их мучила словесная жажда и будто они не виделись миллион лет.

И вот через неделю она смогла пригласить его к себе в гости. Они сидели при свечах и пили вино, а когда он ее поцеловал, она потеряла сознание, но ненадолго, всего на несколько секунд. Что-то произошло между ними в момент поцелуя, как будто открылась дверь в другой мир, куда они оба, не задумываясь, шагнули.

Наверное, вы захотите знать, что было потом?

Судьба распорядилась так, что через сорок дней он вынужден был уехать. Она не провожала его — не было сил. Двенадцать лет они не виделись и не переписывались. Хотя и знали адреса друг друга. А через двенадцать лет она пошла к ясновидящей и понесла его фото.

«Он умер двенадцать лет назад», — сказала ясновидящая.

Мир взорвался...

Приведенные здесь два рассказа, а также другие «истории лю б­ ви, которые меня поразили» участники зачитывали по очереди.

Сразу после прочтения каждой из историй я катализировал процесс обратной связи.

Обсуждались в основном следующие моменты:

1. Что в приведенной истории любви «цепляет», удивляет, ка­ жется нелепым, неправильным, поразительным?

Вначале на этот вопрос отвечал сам автор рассказа, затем свои ассоциации давала группа.

2. Как рассказанная история связана с личной жизнью самого рассказчика? На что она похожа из его собственного опыта?

3. Какие истории-ассоциации возникают у слушателей-участ­ ников в ответ на рассказанную историю?

Истории-отклики на тот или иной рассказ позволили совершить процедуру амплификации и обогатить внутренний мир рассказчи­ ков. После того как все истории были зачитаны и на каждую из них была получена обратная связь, было проведено итоговое обсужде­ ние всего упражнения. На этом задание, связанное с анализом феномена любви, было закончено.

Наконец, третьим большим упражнением этого семинара была психодраматическая игра «Театр без зрителей». Эта игра проводи­ на с праздничным банкетом. Задание для нее я дал незадолго перед ужином, сразу после окончания упражнений дневного блока.

Для этого я разбил большую группу на две подгруппы и сфор­ мулировал такую инструкцию :

Необходимо подготовить психодраматический театрализованный ритуал, в котором смогут принять участие все члены противополож­ ной команды. Единственным условием является то, что ритуал дол­ жен быть направлен на развитие «теневых»/«вытесненных» аспектов личности участников оппозиционной группы.

Для самой игры я с несколькими помощ никами соорудил спе­ циальную закрытую комнату, несколько напоминавшую кабинку для переодевания (ко н струкц и я была построена по аналогии с сооружением 2001 года). Технически все было решено очень просто.

М ы вбили четыре ствола в землю и обмотали их черным непро­ зрачным целлофаном таким образом, чтобы с одной из сторон кабинки был вход, а с противоположной — выход. В центре этой комнаты я поставил стул.

Первоначально ни я, ни мои соорганизаторы не представляли, как можно будет использовать данную кабинку, но почему-то мы единогласно чувствовали необходимость сооружения. По нашему замыслу, конкретное использование «театральной комнаты» пред­ стояло выбрать самим командам при подготовке своих театрали­ зованных действий. Более того, мы допускали, что комнатой не воспользуется ни одна из групп.

Тем не менее самим фактом строительства «кабинки» мы под­ толкнули обе команды к мысли о ее обязательном использовании при проведении психодраматических ритуалов. И действительно, получилось так, что «театральная комната» была задействована в постановках обеих команд. Для иллюстрации я приведу концепцию «театрального действия» одной из подгрупп. Я сам принимал уча­ стие в этой группе, поэтом у мне лучше запомнилась основная структура предложенного данной командой ритуала.

Для постановки психодраматического спектакля мы решили использовать всю информацию о каждом участнике, которая на­ копилась у нас за время проведения Летней Ш кол ы. Для начала с помощью мозгового штурма мы написали характеристики на «те­ невые» и «вытесненные» аспекты личности участников из проти­ воположного лагеря. Писали мы группой. Каждый из нас говорил, как он интуитивно чувствует того или иного члена противополож­ ной команды. Если с интуицией участника было согласно боль­ человека, о котором писали. Ориентировочно за час мы составили портреты «Тени» всех представителей оппозиции.

Затем мы перешли к разработке индивидуальны х ритуалов, направленных на интеграцию теневых аспектов л ичности. Для каждого участника мы продумали свой ритуал. Часть ритуалов была направлена на контакт с собственными теневыми качествами, другие — на актуализацию и развитие глубоко вытесненных черт характера.

После того как постановка была продумана, мы подготовили весь необходимый реквизит и начали ждать наступления ночи.

Напоминаю, что само задание являлось частью вечерней програм­ мы. В этот день уж ин у нас был поздним. Сразу после него мы приступили к ночному действу. Наша команда была первой.

Для своего психодраматического ритуала мы создали особый антураж. В округ «театральной кабинки» несколько человек из нашей команды воткнули в землю горящие свечи. Более того, ос­ тавшиеся несколько десятков свечей пошли в качестве сигнальных огоньков вдоль дороги, ведущей к входу в «кабинку». Получилось очень красиво и стильно.

Внутри палатки мы поставили фонарь дневного света.

Оба этих действия мы произвели для того, чтобы достигнуть сразу нескольких целей. Во-первых, нам необходимо было создать у участников из «вражеского» лагеря особое «мистическое» настрое­ ние (что обеспечивалось с помощью огня — большого количества горящих свечей). Во-вторых, мы хотели продержать каждого уча­ стника нашего ритуала в своеобразной социальной абстиненции.

Для этого мы усаживали людей по одному в палатку, освещенную изнутри светом фонаря. Это вызывало у каждого участника такое состояние, как будто он один в лесу, никого рядом нет и не будет, свет имеется только в палатке, а за пей — непроглядная темнота и мрак. В-третьих, наша группа хотела создать контраст между пре­ быванием в палатке (где светло, но одиноко) и нахождением в лесу (где темно, полно неожиданностей, высоко напряжение, но и зна­ чительно интереснее).

После того как мы совершили все необходимые приготовления, мы перешли к нашему действу. О но происходило в абсолютной темноте. Свет давали лиш ь свечи вокруг палатки и «горящая доро­ га». О дин участник из нашей команды — мы назначили его на должность проводника — отвел вторую группу на приличное рас­ стояние от основного места событий.

Программа третья Программа четвертая Программа пятая Программа седьмая Программа восьмая Затем мы по очереди стали приглашать людей из второй группы.

Приглаш енный человек в абсолютной тиш ине проходил по «горя­ щей дороге» в «театральную комнату», там садился на стул и ждал.

Ведущий от нашей подгруппы начинал медленно зачитывать ха­ рактеристику Тени этого человека. Остальная же часть нашей группы негромко напевала некую мелодию. Получалось пение а капелла.

Затем ведущий выносил человеку заранее составленный вердикт и предлагал выйти из палатки. Тут и начинался сам ритуал встречи.

Встречали всех по-разному, но реакция участников данной проце­ дуры была одна — шок.

Например, когда вышел один из наиболее заносчивых и высо­ комерных участников, его встретила группа из десяти человек, стоявших на коленях, которые как по команде бросились целовать ему ноги и кричать: «Ты самый великий. Только ты!» Этот участник настолько оторопел, что сначала впал в кататонический ступор, а затем попытался бежать с игрового пространства. Но этого ему не дали сделать. Молящиеся крепко держали его за ноги, продолжали ползать вокруг него на коленях и выкрикивать свой рефрен.

Еще при подготовке данного ритуала мы договорились, что «моление» будет продолжаться до тех пор, пока участник не найдет аутентичны й способ выхода из ситуации. И это действительно сработало. Через пару минут бесплодных попыток сбежать участник сам стал на четвереньки и попробовал слиться с общей массой.

Естественно, мы не засчитали это как правильное решение. М ы ждали «поведенческого инсайта», и он произошел, но несколько позже.

Наш протагонист через некоторое время стал поднимать всех по очереди на ноги, обнимать и выкрикивать: «Встаньте на ноги!

Вы такие же, как и я. М ы все равны!» Данное поведение настолько не было похоже на манеру этого человека вести себя в группе, что наша команда тут же приняла и зачла произошедшее изменение, прекратила дальнейшее ползание, а протагониста премировала кружкой вина.

Другого участника, у которого, на наш взгляд, недоставало л и ­ дерского и независимого поведения, на выходе из палатки ждало кольцо молчаливых людей. Кольцо медленно и также молча сужа­ лось, у протагониста оставалось все меньше места, пока его не начали сдавливать.

Данный участник тоже первоначально не мог понять, что от него требуется, и найти адекватное поведенческое решение. Точнее, он улыбался. Тем не менее сузившееся кольцо само по себе заставило его не медлить с реакцией. Участник с криком разорвал его, когда больше не смог в нем находиться.

На обратной связи выяснилось, что «терапия действием» дала участникам мощ ный и запоминающийся опыт. П ролонгацию ре­ зультатов я отследил с помощью интервью, которое провел с от­ дельными представителями данной группы спустя два года. И нтер­ вью показало, что участники не только сохранили в памяти сам эмоциональный опыт, пережитый в описываемых ритуалах, но и отлично запомнили извлеченные из этого опыта уроки.

ИГРЫ НАШЕГО ДВОРА

Четвертый проект стал во м ногих смыслах поворотным.

Во-первых, мы подготавливали и вели этот семинар уже толь­ ко вдвоем с Андреем Старовойтовым. В о-вторы х, мы впервые использовали некоторые задания, длящиеся практически на про­ тяжении всего проекта. В-третьих, это была первая программа, которую мы подготовили в целостном варианте от начала и до конца. Обычно мы оставляли за собой возможность значительно­ го люфта в упражнениях, отдельные эпизоды программы вообще не планировали, могли значительно отступить от темы. В этот раз все было иначе. М ы подготовили целостный проект, где каждому заданию было свое время и место. И естественно, это не значит, что мы не импровизировали и оставили спонтанность за порогом Летней Ш к о л ы. Нет. М ы впервые для себя реш или, что если за­ даем какую -либо конц епцию в названии семинара, то развиваем и обыгрываем только эту конц епцию и понятия, в ней содержа­ щиеся.

Проходила четвертая Ш ко л а там же, где и третья, — в Черноре­ ченском каньоне. В этот раз тема проекта звучала так: «Игры на­ шего двора».

Главной идеей семинара было даже не вспоминание конкретных детских игр, а скорее погружение в состояние детства, реанимация ранних детских конф ликтов, страхов, тревог, желаний, надежд и устремлений. Однако самой важной задачей проекта этого года стало формирование максимально креативной среды, развитие творческого потенциала участников. Все процедуры, которые мы подготовили для этого семинара, были направлены как раз на такое развитие, погружение и воспом инание.' По составу наша группа 2004 года была достаточно разнородна и многочисленна. Подобная гетерогенность группы обеспечила максимальный и всесторонний охват любых тем, затрагиваемых как в тренинговых процедурах, так и на обратной связи.

Как всегда, первый день работы нашего семинара мы начали со знакомства с местностью.

В этот раз задание звучало примерно так:

одном из самых заповедны х и самых закрыт ых мест Крыма — в Чернореченском каньоне. Некоторые из вас уж е были здесь в прошлом году, другие попали сюда впервые. Вы знаете, что любая наша про­ грамма начинается со знакомства с территорией и с тем местом, в котором мы находимся. Вы такж е знаете, что данное знакомство заменяет у нас индивидуальные представления участников группы.

Так что посмотрите и запомните друг друга, чтобы не удивиться потом, при встрече в лесу.

Итак, вам сейчас предстоит отправиться в разные стороны от нашего лагеря. Идти можно будет в любом направлении. Но выбирайте тот маршрут, где вы сможете пройти, где есть дорога или тропа.

Вам предстоит найти особое место в этом лесу, в окружающих нас горах или в самом каньоне. Место это должно быть «вашим», то есть таким, которое точно отражает ваше актуальное состояние.

Оно должно передавать ваш настрой, ваши переживания сегодняш­ него дня, отражать актуальные события вашей жизни. В этом мес­ те необходимо находиться около часа, прочувствовать его, запомнить все вплоть до мельчайших подробностей и зарисовать его. Нарисуйте все место целиком, как вы его видите, или отразите его частич­ но — смотрите сами, как будет получаться. Затем, когда рисунок будет готов, пройдите по найденному вами месту, внимательно изу­ чите его и найдите олицетворяющий его символ.

С рисунками и найденными символами вашего места возвращайтесь в лагерь. Сбор через два часа.

Данная процедура поиска и выбора определенного места про­ ходила с половины четвертого до шести. После нее был ужин. Ве­ чернее мероприятие этого дня мы посвятили обсуждению итогов выполнения дневного задания.

Каждый из участников группы презентовал себя, рассказывал о найденном им месте, показывал его символ и комментировал сделанный им рисунок.

Обсуждение строилось в ключе раскрытия следующих тем:

1. Какое место было найдено (близость/удаленность от лагеря;

особенности ландшафта, флоры и фауны; наличие свободно­ го пространства [полян, полей]; наличие/отсутствие воды, речных заводей и т. п.) ?

2. Чем приглянулось выбранное место (ассоциативная связь с собственной ситуацией и структурой своей личности; ком ­ фортаость/дискомфортность при пребывании в данном мес­ те; основные элементы-ассоциации) ?

ражает ли он данное место целиком или характеризует одну из его частей; как связан со спецификой жизненной ситуации участника) ?

4. Каким образом найденное место и жизненная ситуация самого человека отражены в сделанном им рисунке (что изображено [уточнялось по комментариям самого человека]; степень абстрактности/символичности рисунка; используемые цвета [рисование проводилось красками]; наличие определенной символики и пр.) ?

Выступление каждого из участников, а также обратная связь на эти выступления заняли у нас достаточно много времени. М ы на­ чали еще засветло (около 20.00), а закончили далеко за полночь.

Где-то после пятого участника мы перешли с поляны, где у нас проходила данная процедура, к костру и начали заслушивать пре­ зентации там, передавая рисунки по кругу. П ри этом сложилась особая камерная атмосфера, позволившая в «эмоционально теплом»

кругу встречать выступления каждого нового докладчика. Н икто не торопил других, не ускорял процедуру, не подгонял участников.

Сама группа удобно расположилась возле костра и вела нетороп­ ливую беседу. Желающие могли отходить, если это им было необ­ ходимо, и вновь возвращаться в круг. Один из членов группы ак­ компанировал на гитаре. В общем, создалась атмосфера закрытого клуба, в котором собрались заинтересованные слушатели. И если в помещении подобное задание могло бы достаточно быстро на­ скучить большой группе, то в наших условиях, у костра, на приро­ де, сама собой запустилась эмоционально насыщенная и «глубокая»

групповая динамика.

Даже после того, как процедура закончилась, группа продолжа­ ла давать обратную связь и отклики на ту или иную презентацию.

Так как это был первый вечер и участники только знакомились, интерес к происходящему сохранялся достаточно долго, пока ос­ новная масса людей не ушла спать. Только после этого в лагере наступила ночная тиш ина, лиш ь изредка прерываемая криками ночны х птиц и цикад.

Утром второго дня мы начали упражнение, состоящее из трех модулей, каждый из которых длился по три-четыре часа. Это было самым длительным заданием на наш их Л етних Ш ко л а х за весь до, ни после.

У пражнение было посвящ ено маскотерапии (по аналогии с маскотерапией московского психиатра Г. Назлояна). Однако, в от­ личие от метода Г. Назлояна, мы не занимались лепкой лица, из­ готовлением бюста из глины или пластилина. Да и целей, состоящих в восстановлении расколотого Эго участников, мы не ставили. М ы изготавливали маски друг друга.

Для этого мы остановились на следующем способе. Каж дый участник очень мелко «накрошил» листы формата А4 (использова­ лось около двадцати-тридцати листов на каждого). Получилось нечто похожее на снежинки. Затем в отдельных мисочках разбавили водой клей П В А (в процентном отнош ении приблизительно 3:1).

Только после этого мы перешли к основной части первого мо­ дуля.

Участники разбились на пары по степени эмоциональной, ду­ ш евной близости друг другу (пары образовывались по желанию, кто с кем хотел). Самим парам была дана возможность разойтись на значительное расстояние друг от друга, уединиться.

Задание, которое получили участники, состояло в изготовлении маски — слепка с лица.

Для этого необходимо было соблюдать следующую технологию.

Во-первых, человек, чью маску изготавливали в данный момент, ложился на спину и должен был сохранять это положение около часа-полутора.

Во-вторых, лицо этому человеку мазали кремом (это необходи­ мо было для того, чтобы маска не прилипла к лицу).

В-третьих, само изготовление маски проходило последователь­ но, слой за слоем. Вначале все лицо покрывалось «накрошенными»

кусочками бумаги, так чтобы не было просветов кожи (не закры­ вались только ноздри, глаза и губы). Партнер все это смачивал клейкой водой. Так образовывался первый слой. Затем опять на­ кладывалась бумага, которая в свою очередь увлажнялась клейкой массой, и т. д. Всего должно было быть около двадцати-тридцати слоев. Только в этом случае получалась более-менее крепкая маска, которая фиксированно держала форму лица.

Затем маска снималась. Участник дополнительно обрабатывал отверстия для глаз и рта так, чтобы ему было в ней удобно. На этом изготовление «болванки» самой маски считалось законченным.

Человек вешал ее сушиться. После этого он делал маску со своего партнера. Ее также «отправляли» на сушку.

тыре часа.

Был еще один существенный момент в этом упражнении, кото­ рый я выпустил из виду. Во время изготовления маски партнер должен был интервьюировать «лежащего» человека. Все темы и н ­ тервью касались детства тех людей, которым делали маску. Вопро­ сы при этом можно было задавать любые. Ответы должны были быть искренними, но участникам разрешалось отклонять щекот­ ливые или болезненные вопросы. Д ругим и словами, мы ввели правило «Стоп» (когда участник может блокировать обсуждение определенных личны х тем).

Естественно, когда партнеры менялись местами и маску начинал изготавливать участник, до этого лежавший на земле- происходила и смена позиций «интервьюер» — «отвечающий». Поэтому со сво­ им детством через наводящие вопросы пришлось соприкоснуться всем членам группы.

Второй модуль данного упражнения состоял в раскрашивании изготовленных болванок масок. Проходил этот модуль уже на сле­ дую щ ий день, опять же в первой половине программы.

Перед его началом А ндрей С таровойтов провел небольш ую теоретическую часть, посвящ енную особенностям изготовления ритуальных масок у различных прим итивны х племен и древних народов. Нам были показаны цветные иллюстрации, отражавшие самые различные маски: от африканских, индонезийских, индей­ ских и полинезийских до древних японских масок, а также масок бурятских шаманов и других носителей культа северных народов.

Группе дано было задание обсудить увиденное, проанализировать символизм и раскраску масок различного назначения, определить для себя собственные предпочтения.

Затем мы все приступили к раскрашиванию тех болванок, ко­ торые у нас были. П ри этом кажды й раскрашивал свою маску.

Первый, подготовительный этап, который занял достаточно мно­ го времени, — это грунтовка всей поверхности. М аска покрывалась каким -то цветом (простым либо составным), а затем, уже после того как грунтовка просыхала, маски раскрашивались в цвете.

Каждый участник работал только со своей маской. П о времени на эту часть задания люди потратили от двух с половиной до четы­ рех часов.

В завершение этого этапа каждый человек проделал в своей мас­ ке небольшие дырочки и протянул сквозь них веревочку. Благодаря этому удалось удерживать маску на голове и она не спадала с лица.

мени, то те члены нашей группы, которые закончили выполнение задания раньше, собирались и уходили обратно в лагерь. Ведущие же находились на поляне, где проходило само задание, до конца, то есть до последнего участника.

Кстати говоря, на этом модуле я отметил одну странную осо­ бенность в поведении большинства членов нашей группы. Несмот­ ря на то что рисование масок проводилось публично и участники охотно их показывали, практически никто не стал их примерять.

Это произошло вопреки многочисленным просьбам надеть/при­ мерить/посмотреть маску и, что еще более странно, вопреки тому, что маски уже примеряли и давали мерить другим (когда те нахо­ дились еще в состоянии «чистых болванок»).

К ак только маски оказались полностью раскрашенными, сразу возникло табу на их примерку. Н и кто не желал мерить свой слепок с лица и тем более не давал его надевать другим.

Третий, заклю чительны й модуль д анного задания начался в последний день работы нашей Летней Ш ко л ы. Этот модуль про­ ходил во время, отведенное на вечернее мероприятие.

После ужина все участники получили задание принести свою маску и собраться на соседней с кухней поляне. Далеко от лагеря мы решили не уходить.

Когда все собрались, прозвучала команда надеть маски.

То ощущение, которое возникло у группы в следующую секун­ ду, иначе как оторопью и не назовешь. Участники испытали кол­ лективный ш ок от созерцания друг друга.

Отмечу лиш ь несколько моментов, которые всплыли в моей памяти ретроспективно.

Во-первых, образ людей в целом изменился до неузнаваемости.

При этом визуально преобладали такие характеристики, как муже­ ственность, жестокость, прямолинейность, появилось нечто ж и ­ вотное, даже звериное, в образе, выражения л иц стали хищ ны м и и опасными (по мнению участников, которое они выражали в рамках обратной связи).

Во-вторых, в группе мгновенно поселилось чувство м истично­ сти и «магичности» происходящего. Участников как будто подме­ нили и у всех нас, современных, окультуренных людей, возникло сакральное переживание сопричастности мистике бытия. Замечу, что одно только молчаливое переглядывание, когда никто не мог проронить ни единого звука, продолжалось около трех минут.

жутковатым, в некоторых масках (не за ними, а именно в них самих) угадывались лю ди, их изготовившие. Это не был дружеский шарж, это не была арт-терапевтическая зарисовка, это не был многознач­ ный, зачастую представляющий все в смягченном варианте, сим­ вол — это была внутренняя суть, которую группа не готова была увидеть, а участники показать. Правда, через некоторый промежу­ то к времени все п ривы кл и и в целом группа адаптировалась к происходящему.

Только после этого зазвучало задание:

Сейчас, когда мы уж е немного привыкли к новым образам, в кото­ рых мы все находимся, я предлагаю вступить в конт акт со своей маской. Я думаю, все обратили внимание на то изумленное молчание, которым сопровождалось появление масок на наших лицах. На самом деле мы вступали с ними в контакт, символически взаимодействова­ ли с ними. Но это было контактирование с чужими масками. Они зримы, так как находятся на головах других людей. И х видно. Свою же маску мы не можем видеть. По крайней мере, до тех пор, пока не снимем ее. Сейчас же я предлагаю взаимодействовать именно с ней.

Это можно сделать мысленно, представляя себе свою маску, проникая в ее суть. Можно такж е общаться с маской напрямую, сняв ее и положив перед собой. Если вам необходимо, то вы можете даже дер­ жать ее в руках, вращать, ощупывать и прочее. Делайт е все, что поможет вам понять маску и лучше ее прочувствовать. Уловите ее настрой, ее желания, направленность.

Несколько минут ушло на сосредоточение группы на том зада­ нии, которое было получено. Еще через некоторое время я продол­ жил инструкцию :

Теперь, когда вы прочувствовали свою маску, подумайте, как ее можно будет презентовать для остальной группы. Мы соорудим сце­ ну, на которой каждому будет предоставлена возможность познако­ мить группу со своей маской. Задание необходимо будет выполнять без слов. Однако это не означает, что нельзя пользоваться звуками или элементами речи, если вам это необходимо. Подумайте такж е и над таким вопросом: нужен ли вам для представления вашей маски какой-нибудь особый костюм ? Если он необходим, то у вас есть не­ сколько минут для того, чтобы его сделать. Д а, и еще. Презентовать маску нужно не отдельно от себя. Маска будет находиться на вас.

Вы ее представитель, как она на время презентации — ваше лицо.

После этого часть людей убежала в палатки для изготовления костюмов. Остальные остались на месте подготавливать сценарий Для нас, как ведущих, очень важна была спонтанность в выполне­ нии данного задания.

После возвращения всех удалившихся начались презентации.

Условно их можно разделить по следующим характеристикам.

1. По наличию динамики в подаваемом образе.

С некоторой степенью условности все представления можно разделить на «статичные» и «динамичные». В «статичных» представ­ лениях участники стояли или сидели преимущественно на одном месте и производили изрядно замедленные по темпу движения.

Наоборот, «динамичные» презентации отличались значительной двигательной экспрессией, которая иногда «зашкаливала» в аф­ фективные метания по сцене. К слову сказать, сами «динамичные»

представления также можно отнести к двум разным группам. В пер­ вой действие напоминало нечто похожее на шаманские пляски и древние ритуальные двигательные заклинания, в другой же группе им итировались ж ивотны е поведенческие програм мы (сто й ки, игровое поведение, позы агрессии и т. п.). Естественно, последнее производилось только тогда, когда сама маска изображала «морду»

того или и ного животного.

2. По звуковому оформлению образа.

Все производившиеся в презентациях звуки можно разделить по трем категориям: а) звуки, характерные для изображаемого животного; б) нечленораздельные выкрики, стоны, стенания, вопли с элементами слогов и отдельных слов; в) песнопения.

Интересно, что все без исклю чения презентации содержали только одну из перечисленных категорий звуков. Смешения раз­ нородных категорий не было, как не было и полностью беззвучных представлений.

3. По степени «сродненности» с маской.

М ы обратили внимание также и на то, что ряд презентаций заканчивался снятием маски, отчуждением от нее; в других же представлениях, наоборот, кульминацией становилось слияние, «сроднение» и «сращивание» с маской. Интересно, что, несмотря на две противополож ны е позиции в этом плане, все участники пожелали в качестве кульм инационного действия сжечь свои с таким трудом изготовленные маски (это произошло в конце вече­ ра, и к данному действию я еще вернусь).

пе разделиться на две подгруппы для создания спектаклей, объе­ диняю щ их всех попавш их в подгруппу персонажей.

Разделиться предлагалось по п ринципу подобия сценических образов или схожести тех мировоззренческих позиций, которые были предъявлены в презентациях.

Несмотря на столь неочевидную инструкцию, подгруппы обра­ зовались легко и быстро.

Уже через несколько м инут после последнего представления масок лагерь был занят подготовкой новых спектаклей.

Излишне говорить, что оба спектакля получились как красоч­ ными, так и зрелищными. Тот, кто хоть раз выступал в маске, хо ­ рош о знает, какой открывается творческий потенциал, уже не сдерживаемый обычным шаблоном производимого впечатления.

Участники выложились по максимуму.

В завершение последнего спектакля актеры из второй группы под торжественное звучание бубнов сняли маски со зрителей. П о словам одного из них, после этого действия он испытал эффект «заново рожденного». Нечто подобное пережили и остальные.

Находясь длительное время в маске, не снимая ее ни на мгнове­ ние, мы перестали замечать ее существование, она слилась с нашим образом, в то же время трансформировав его. Не случайно мы, даже без специального на это задания, начали называть друг друга име­ нами масок. И вот когда мы обрели свободу от «прилепленной»

второй натуры, в группе началась экзальтация чувств. Это был мощ­ нейш ий выплеск энергии. И менно тогда была высказана идея о необходимости сожжения всех масок. Столь символичное и риту­ альное действие стало переломным с точки зрения стиля жизни для ряда наших участников. Это было выяснено мной в рамках обратной связи, которую я собрал спустя год после этого упражнения.

Самым эм оционально-позитивны м упражнением этого года была процедура, которую мы назвали «Комната страха». Это у п ­ ражнение мы проводили в качестве вечернего мероприятия в пред­ последний день. Больше, чем в этот раз, никто из нас никогда не смеялся.

Упражнение началось очень торжественно. Роман Власенко1, который был на мероприятии в качестве почетного приглаш енно­ 1Д л я тех, кто читает вы борочно, напом инаю : это наш третий соведущ ий, кото­ ры й к этому времени занялся бизнесом и приехал к нам с целью просто отдохнуть.

Сами страшилки были качественно отобраны после анализа о г­ ромного количества Интернет-ресурсов, посвящ енных этому во­ просу. Он остановился на знакомых для всех историях про «черный трамвай», «гроб на колесиках», «черный тюльпан», «зеленые глаза», «девушку с красным пятном» и некоторых других. На его выбор повлияли такие наш и пожелания, как: а) истории должны быть знакомы как можно большему количеству людей из нашего регио­ на (то есть узнаваемы); б) они д олж ны быть п ри м и ти в н ы м и и простыми (а значит, метко поражающими архаичные пласты пси­ хики участников); в) они должны быть «очень страшными».

Короче говоря, требуемые истории Роман привез.

Приведу для примера некоторые из них.

Однажды семья сидела за столом и ела, а у девочки упала вилка.

Она нагнулась и увидела, что у отца вместо ноги копыто. На следую­ щий день она умерла.

Девушка с красным пятном Один юноша-солдат сидел в ресторане и пил красное вино. К нему подошла очень красивая девушка в белом платье. Они познакомились, и она дала ему свой номер телефона. Она написала его на салфетке и протянула ему. А он нечаянно опрокинул вино. Несколько больших капель попало на белое платье девушки. Вечером он позвонил по теле­ фону. Трубку сняла пожилая женщина. Он попросил девушку к теле­ фону, а женщина расплакалась и сказала, что та, которая нужна ему, ее дочь и что она умерла два года назад. Он ответил, что этого не может быть, потому что он видел ее сегодня утром и разговаривал с ней. Дело дошло до того, что раскопали могилу, чтобы пролить свет на это темное дело. Когда этот человек увидел девушку, то он сразу узнал ее. У нее на платье были свежие капли вина. И тут раздался голос:

— Уходите отсюда. Тот, кт о будет долго смотреть, скоро умрет.

Гроб на Колесиках Ж ила-была девочка у мамы. Однажды она осталась одна. И вдруг по радио передают:

— Девочка, девочка, Гроб на Колесиках выехал с кладбища, твою улицу ищет. Прячься.

хочет маме по телефону позвонить. А в телефон говорят:

— Девочка, девочка, Гроб на Колесиках нашел твою улицу, он твой дом ищет.

Д евочка пугается страшно, все замки запирает, но из дома не убегает. Дрожит. Радио снова передает:

— Девочка, девочка, Гроб на Колесиках твой дом нашел. В квар­ тиру едет!

И так далее. Короче, когда мама домой приходит, она находит девочку неживой. Только во рту одно колесико какое-то.

Зеленые Глаза В одном городе жила девочка. У нее была бабушка. Когда бабушка умирала, она сказала девочке:

— Не включай старую зеленую пластинку.

Она закрыла глаза и умерла, и ее похоронили. Мама тоже говори­ ла девочке:

— Смотри, не включай зеленую пластинку.

А девочке не терпелось, и она все-таки включила пластинку, когда дома никого не было. И страшный голос запел:

Девочка услышала звонок в дверь и выключила пластинку. В квар­ тиру вошла мать девочки. У матери не было одной руки. Наследующий день мать девочки уш ла на работу, а девочка снова поставила пла­ стинку, и ее мама вошла без двух рук.

Потом мама пришла без одной ноги. А затем и без двух ног. Когда она пришла последний раз, то она сказала:

— Ты меня погубила, и сама тоже погибнешь. Не ставь пластинку.

Но девочка не послушала мать и снова завела пластинку. Не успе­ ла пластинка пропеть несколько слов, как раздался звонок в дверь.

Девочка заглянула в глазок, но никого не увидела. Девочка все же от­ крыла дверь, и прямо перед ней стояли огромные, от пола до потолка, Зеленые Глаза. Они сказали:

— Ты не послушала мать и погибнешь сама.

И Глаза задушили девочку.

В одном городе жил мальчик. Однажды он шел из школы. В своем городе он знал каждый уголок. Но сейчас он увидел, что оказался в районе, в котором никогда не был. Стояли дома непривычной конст­ рукции, росли странные деревья незнакомого вида. И на улице не было ни одного человека. Казалось, что в этой части города только что наступило раннее-раннее утро.

Он подошел к остановке трамвая. Номера были какие-т о стран­ ные: № 1932—1958, М 1983—1995. Как цифры на кладбище. И сразу же показался трамвай. Он шел почти бесшумно, хотя выглядел очень старым на вид, как будто сошел с дореволюционной фотографии, и должен был бы греметь.

Он подходил ближе и ближе. Глаза у мальчика полезли на лоб, по­ тому что трамвай был черного цвета. Не трамвай, а катафалк.

Двери распахнулись. Мальчика так и потянуло в черную прямоуголь­ ную дыру. Еще секунда — и о н сделал бы шаг. Но у него хватило ума повернуться и шагнуть в обратную сторону.

И все резко переменилось. Появились люди. Возник шум города.

Мальчик потом долго думал, почему же он не вошел в трамвай. И он понял. На трамвае стояла цифра «1982». Это был год его рождения.

Черный Тюльпан У одной девочки мама уехала в командировку надолго. А дело было под Новый год. И она ей оставила 10 рублей, чтобы девочка купила себе карнавальный костюм. Приходит она в магазин, а там костюм Принцессы стоит 2 0 рублей и костюм Снежинки 15рублей, а больше ничего нет. И вдруг продавщица говорит:

— Девочка, хочешь костюм Черного Тюльпана?

— А сколько он стоит?

— Десять рублей.

И показывает отличный костюм. Черное шелковое платье и все остальное, что нужно для девочки. Девочка, конечно, купила костюм и побежала домой. На другой день сидит она на кухне. И вдруг само собой заговорило радио. А оно было поломанное.

— Девочка, девочка, прыгай в окно, Черный Тюльпан появился в городе.

Девочка подумала, что это кто-то шутит. Она жила на втором этаже. А радио опять говорит:

— Девочка, девочка, прыгай в окно, Черный Тюльпан сошел с трол­ лейбуса, подходит к твоему дому.

Девочка говорит тому голосу в радио:

А радио как закричит:

— Девочка, девочка! Зря ты меня не слушаешься, Черный Тюльпан подходит к твоей квартире. Он близко стоит.

Она встала, пошла к дверям, чтобы посмотреть, кто это так шутит, а в это время дверь шкафа сама собой открылась и на пороге появился Черный Тюльпан. И прямо пошел на девочку. Радио как за ­ кричит еще сильнее:

— Д евочка, девочка, не теряй времени! Прыгай теперь в окно!

Может, еще спасешься! Тебе говорят!

Девочка прыгнула в окно. Падает, только не камнем, а как на парашюте. Может быть, и не расшибется. А Черный Тюльпан пе­ регнулся через подоконник, вытянул руки, и они у него начали расти.

Растут, раст ут и все хот ят схват ит ь девочку. И уж е у самой зем ли схват или девочку и обратно вт янули. И Черный Тюльпан сказал:

— Ти хотела от мене убязять, я тебя за это убю.

И он заставил ее быть служанкой. И все время уходил в шкаф. Вот однажды, когда Черного Тюльпана не было, радио опять заговорило:

— Девочка, девочка, достань из шкафа костюм Черного Тюльпана и сожги его.

Она бросила костюм на пол и подожгла. Он весь сразу вспыхнул черным пламенем с синим оттенком, кто-т о страшно закричал, и девочка потеряла сознание. Когда она пришла в себя, на месте кос­ тюма ничего не было. И Черный Тюльпан больше не приходил.

Вот приблизительно такой у нас был набор «страшилок».

М ы усадили группу на одной из полян недалеко от лагеря.

Вечерело. Стояли крымские сумерки. Участникам разлили вино, и мы начали процедуру.

Для начала я высказался следующим образом:

Многие из вас в раннем возрасте были в детских лагерях, может, ходили в походы. Вы помните, что необходимым атрибутом детских групп, когда уже стемнеет, было рассказывание «страшных историй».

Сейчас Роман несколько таких «страшилок» прочитает. Попробуйте вспомнить, слышали ли вы в детстве подобные истории. В какой это было ситуации ? Какие ощущения они у вас вызывали ? После каждой «страшилки» мы будем делать небольшую паузу для ее обсуждения и для ваших воспоминаний. Пожалуйста, Роман, начинай.

Роман стал зачитывать одну задругой истории, а в кратких пе­ рерывах между ними мы занимались вспоминанием своего детско­ удалось вызвать то состояние, которое требовалось нам для прове­ дения дальнейшего упражнения: они были напуганы, озирались по сторонам, нервно ш утили и упрекали нас, «зачем мы все это устроили».

Этому поспособствовало несколько моментов. Во-первых, важ­ ную роль сыграли особенности подобранных историй: они были настолько просты, что рациональный взрослый ум ничего не мог им противопоставить. Истории просто вызывали необоснованную тревогу и иррациональный страх. Во-вторых, то, что мы постоянно обращались к детскому опы ту участников, реанимировало у них ранние переживания страха, актуализировало готовность к испугу.

В-третьих, прием алкоголя также заметно пошатнул интеллекту­ альную надстройку наш их участников, так что в конце упражнения начали проявляться более примитивные способы эмоционального реагирования. И наконец, в-четвертых, то, что мы находились в глухом лесу, а вокруг нашей группки заметно сгустились сумерки, также усилило ощ ущ ение потенциальной небезопасности всего происходящего.

Короче говоря, через час после начала задания группа взрослых, интеллектуально развитых и смелых людей превратилась в группу находящихся в состоянии тревоги и испуганных «детей». Как толь­ ко это произошло, мы перешли к основной части задания:

Сейчас мы разделимся на две группы. Каждая группа займется тем, что будет готовить для противоположной команды комнату страха.

Задание у всех одинаковое: необходимо придумать нечто такое, что, на ваш взгляд, испугает участ ников другой группы. Единственное условие: все «пугания» должны быть физически безопасными. Чтобы не получилось так, что в результате «страшных мучений» кто-то телесно пострадал.

Я разделил группу на подгруппы по самому простому условию:

«те, кто стоит по правую сторону от меня и до участника N. N., — одна команда; все остальные — другая». После этого группы разо­ шлись на приличное расстояние друг от друга и начали готовить «комнаты страха».

То, что произошло потом, иначе как полной и безоговорочной победой Эроса над Танатосом не назовешь. Для обоснования это­ го буду опираться на факты из групповой динамики той подгруппы, в которой участвовал я сам.

Некоторое время (буквально минут десять) мы еще отходили от мистического транса «страшилок» и боязливо предлагали дать Например, среди них были такие:

1) по одному привязать людей к деревьям на разных полянах, завязать им глаза и оставить их там одних в темноте на какоето время. Затем еще повыть по-волчьи издалека. Вроде как должно испугать;

2) поставить на противоположном берегу реки зажженную свечу.

Каждый из противоположной команды должен перейти речку (а это ночь, безумно холодная река, течение и глубина «по грудь»), мысленно загадать там желание и перенести свечку обратно так, чтобы она не потухла. «Тогда желание исполнится, а иначе умрешь» (рефрен на детскую иррациональность «страшилок»).

Повторюсь, подобные задания предлагали члены моей группы буквально м инут десять, а затем с людьми начало происходить нечто невообразимое. Нас всех стал распирать такой смех, какого никто даже представить себе не мог. Состояние было подобно тому, что случается у любителей «травки». М ы смеялись ни с чего, ни над чем, всей группой и просто так. Валялись на земле и хохотали. Это был ответный удар защитных сил психики на тот прессинг страха, который мы пережили (нечто подобное, кстати говоря, происхо­ дило и с противоположной группой).

На фоне всеобщего смеха и снижения критичности ума в голо­ ву участников начали приходить (и были коллективно одобрены) следующие «страшные» задания:

1. «Слизняк»

В группе возникла бредовая идея, что будет страшно, если свер­ нуть в трубочку салфетку, намочить ее и поводить ей по телу чело­ века, которому перед этим завязали глаза. «Всем же неприятны слизняки, а это и будет имитацией движения слизняка. Они будут с завязанными глазами, и им будет страшно!» — убеждали группу наиболее горячие головы.

При этом мы все стали опробовать на себе ощущения, произво­ димые «слизняком». Большинство осталось довольно, а некоторые еще стали просить, чтобы им «слизняка» сделал кто-нибудь другой, желательно противоположного пола.

В конце концов решено было, что всем участникам противопо­ ложной группы «слизняка» будет делать Петрович — один из по­ сто янны х членов наш его семинара и самый старш ий в нашей в придумывании и подготовке «страшных» заданий.

2. «Веточки»

С «Веточек» мы решили начать наши «пугания» другой группы.

Предполагалось, что, когда в нашем лагере будет появляться оче­ редной представитель противоположной команды (а по сценарию его должны были приводить с завязанными глазами), мы будем его усаживать на стул и начинать пугать хрустом веточек.

Для этого трем участникам из нашей группы предстояло собрать сухие веточки и в процессе «пугающего ритуала» ломать их над ухом очередной «жертвы». Эффект, по нашему мнению, должен был при этом происходить следующий: человеку с завязанными глазами должно было казаться, что кто-то вокруг ходит, смотрит на него, рычит и может напасть.

Если же «Веточки» на срабатывали (участник не начинал боять­ ся зримо для окруж аю щ их), то Петровичу надлежало тут же пере­ ходить к «Слизняку».

3. «Постриг»

Эта часть ритуала «пугания» должна была использоваться толь­ ко для женщ ин. Одним из членов нашей группы была внесена идея о том, что женщ ины больше всего боятся, когда их стригут против их воли. «Теперь представьте: она сидит с завязанными глазами, а мы начинаем ее стричь. Н у не стричь, конечно, а имитировать процесс. Вот она испугается!» — убеждал нас проводник данной мысли.

Не знаю почему, но мы все в это поверили.

В результате мы определили на роль брадобреев еще нескольких человек.

При этом решено было после «Пострига» также запускать на­ шего «Слизняка», как хит сезона.

4. «Петрович с топором»

Этот элемент пугания должен был стать кульминацией нашей программы. Петрович стал всех убеждать, что он будет эффектно смотреться с топором, перемазанный кетчупом, когда он выйдет навстречу ничего не подозревающей противоположной команде и начнет кричать: «Где они?!» Роль остальных в нашей группе своди­ лась к тому, чтобы освещать фигуру Петровича фонариками, соз­ давая антураж призрака в завесе дыма (он должен был выходить из-за костра).

этом мы с ним безоговорочно согласились.

П о факту все пош ло не так, как было задумано изначально.

Точнее, процедура то выполнялась в точности, как и планировалась, но эффект она дала абсолютно иной, даже прямо противоположный задуманному.

Все началось с первой участницы.

Когда ее с завязанными глазами привели на то место, где мы устроили нашу сцену «пугания», она действительно была несколь­ ко встревожена и напряжена. Тут включились наши брадобреи и защелкали ножницами. Участница заметно расслабилась и успо­ коилась (как выяснилось в обратной связи, ей показалось, что ее гладят по голове, а звук н ож ниц она вообще не услышала). Затем заработал Петрович со своим «Слизняком». Некоторое время он водил «слизняком» по рукам девуш ки, затем перешел к бедрам.

Наша испытуемая, вместо того чтобы пугаться (а мы вообще-то ожидали ее вскрика от прикосновения слизняка), приоткры ла ротик и проговорила: «Еще». Такой реакции на тот момент никто не ожидал. Половина из нашей группы просто попадала от хохота, другие беззвучно тряслись от смеха в засаде (это были те, кому предстояло ломать веточки).

Более того, когда опеш ивш ий Петрович отдернул своего «слиз­ няка», девушка стала разочарованно просить, чтобы ей «сделали еще так».

Нечто подобное происходило со всеми остальными участника­ ми противоположной команды. Ничего их не пугало, скорее удив­ ляли поглаживания в «Постриге» или хруст ломаемых палочек в «Веточках», а «Слизняк» Петровича их просто обескураживал.

Большинство же из нашей группы просто надорвали животы от смеха.

В довершение нашей части всех наповал еще раз сразил П ет­ рович.

Представьте себе солидного мужчину лет пятидесяти, серьезно­ го, значительного, с усами и недельной щетиной. Так вот, Петрович, когда «неприятельская» группа находилась вне зоны видимости, схватил банку с кетчупом и вылил себе на голову. Такого размаха вообще никто не ожидал. Затем он поднял топор и стал двигаться в направлении другой команды не с угрожающими криками: «Где они?!» (как планировалось), а с повторяющимся призывом: «Возь­ ми меня!..» (откуда он это взял, вообще непонятно). Причем все это исполнялось мяукающим фальцетом.

пошел немного не в ту сторону. Противоположная группа увидела только, как Петрович, весь перемазанный кетчупом, «ломится» в самую чащу, де еще при этом вы крикивает свое непристойное «Возьми меня!..» и угрожает кому-то топором.

Ритуал другой команды также был скорее эротичным, нежели аверсивным.

Анализируя этот произошедший феномен, я пришел тогда толь­ ко к одному уже известному из психоаналитической литературы выводу: в основе большинства страхов лежит подавленная сексу­ альность. Интересно, что это же заключение, только в более раз­ вернутом варианте, через пару лет подтвердила одна моя диплом­ ница (кстати, тоже участвовавшая в Летней Ш кол е того года).

Н а солидной экспериментальной базе она показала, что все страхи в возрасте от трех до пяти лет можно расклассифицировать по этиологии на те, в основе которых лежит страх кастрации (стра­ хи расчленения, потери какой-либо части тела, страх физического ущерба), и на те, источником возникновения которых является возможная сепарация от родителей (страхи одиночества, потери себя, страх смерти и пр.).

Среди заметных упражнений того года было еще одно, связанное с созданием коллажа. Сейчас техника коллажа является одной из наиболее распространенных, а в 2004 году ею пользовались далеко не так часто1 и с ней можно было значительно экспериментировать.

Еще до начала Летней Ш к о л ы в инф орм ационном письме к будущим участникам я просил их захватить по три фотографии, наиболее точно характеризующие их типичны е психические со­ стояния. Также в этом же письме участникам предлагалось взять с собой на семинар по два-три глянцевых журнала.

Все это было выполнено, и люди появились у нас на тренинге во всеоружии.

Весь перечисленный реквизит (как журналы, так и фотографии) был необходим мне для проведения техники коллажа, которую я делал на третий день работы нашей Ш к о л ы. Занятие проходило сразу после обеда и было направлено на интеграцию личностей участников. В общем-то, это была скорее терапевтическая работа, в которой созданию коллажа отводилась посредническая роль.

1 П о край ней м ере, у нас в Крыму.

минутах ходьбы от лагеря. Я попросил всех участников достать заготовленные ими журналы, раздал каждому по большому листу ватмана, выдал клей, краски, кисти и начал формулировать смысл дальнейшего мероприятия:

Сейчас каждый, в том числе и я, будет создавать свой коллаж.

Вы знаете, что коллаж относится к смешанной технике, в которой сочетаются различные виды человеческой активности. В наших кол­ лаж ах, например, мы будем работать с фотографиями, журнальны­ ми образами, соединяя все это с помощью создаваемого нами рисунка.

Д л я этого я раздал вам краски. Итак, первое, что вам необходимо сделать, — это найти на ватмане место своим фотографиям. Вы помните инструкцию: фотографии должны отражать какие-либо ваши типичные эмоциональные, психические состояния.

Теперь несколько слов о том, что нужно будет искать в самих журналах.

Понятно, что, как бы часто мы ни фотографировались, некоторые наши настроения или состояния т ак никогда и не были запечатлены.

То ли эти состояния мы демонстрировали очень редко, то ли нас никто не успевал «щелкнуть» в нужный момент, но часть наших эмоцио­ нальных проявлений не зафиксирована ни на одной пленке. Вот имен­ но т акие состояния и надо найти в ж урналах. Вы мож ете взять картинку, напрямую отражающую то или иное ваше настроение, либо можете воспользоваться некоторым абстрактным журнальным символом — дело ваше. Главное, чтобы вы не забыли, какой смысл вы вкладываете в тот или иной образ.

Сейчас мы с вами соорудим общий журнальный фонд так, чтобы им могли воспользоваться все участники нашей группы.

Затем, когда все искомые образы будут найдены, им, так же как до этого фотографиям, необходимо определить место на ватмане.

Получившиеся «островки» из фотографий и журнальных вырезок вы можете как-то связать между собой или украсить с помощью красок и кистей.

Если все понятно, приступайте к работе.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 
Похожие работы:

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН С.В. Уткин РОССИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ В МЕНЯЮЩЕЙСЯ АРХИТЕКТУРЕ БЕЗОПАСНОСТИ: ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Москва ИМЭМО РАН 2010 УДК 327 ББК 66.4(2 Рос)(4) Утки 847 Серия Библиотека Института мировой экономики и международных отношений основана в 2009 году Публикация подготовлена в рамках гранта Президента РФ (МК-2327.2009.6) Уткин Сергей Валентинович, к.п.н., зав. Сектором политических проблем европейской...»

«Министерство образования Российской Федерации Государственное образовательное учреждение “ Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева” Г.Ф. Быконя Казачество и другое служебное население Восточной Сибири в XVIII - начале XIX в. (демографо-сословный аспект) Красноярск 2007 УДК 93 (18-19) (571.5); 351-755 БКК 63.3 Б 95 Ответственный редактор: Н. И. Дроздов, доктор исторических наук, профессор Рецензенты: Л. М. Дамешек, доктор исторических наук, профессор А. Р....»

«В.И.Маевский С.Ю.Малков НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ТЕОРИЮ ВОСПРОИЗВОДСТВА Москва ИНФРА-М 2013 1 УДК 332(075.4) ББК 65.01 М13 Маевский В.И., Малков С.Ю. Новый взгляд на теорию воспроизводства: Монография. — М.: ИНФРА-М, 2013. — 238 с. – (Научная мысль). – DOI 10.12737/862 (www.doi.org). ISBN 978-5-16-006830-5 (print) ISBN 978-5-16-100238-5 (online) Предложена новая версия теории воспроизводства, опирающаяся на неизученный до сих пор переключающийся режим воспроизводства. Переключающийся режим нарушает...»

«Д. А. МАРКЕЛОВ РАДИОЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ТЕРРИТОРИЙ ОЦЕНКА, ДИАГНОСТИКА, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ монография МОСКВА 2011 RU УДК 551.521.6: 577.4; 581.2 ББК 20.18 М 27 Маркелов Д.А. М 27 Радиоэкологическое состояние территорий (оценка, диагностика, прогнозирование): монография. – М.: Интернет-издательство Prondo.ru, 2011. – 240 с. В книге рассмотрены особенности радиоэкологического состояния фоновых экосистем, выявленные на основе собственных наблюдений автора в широком спектре ландшафтно-зональных...»

«Международный союз немецкой культуры Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского А. Р. Бетхер, С. Р. Курманова, Т. Б. Смирнова ХОЗЯЙСТВО И МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА НЕМЦЕВ СИБИРИ Омск 2013 1 УДК 94(57) ББК 63.3(253=Нем)+63.5(253=Нем) Б82 Рецензенты: доктор исторических наук И. В. Черказьянова, кандидат исторических наук И. А. Селезнева Бетхер, А. Р. Б82 Хозяйство и материальная культура немцев Сибири : монография / А. Р. Бетхер, С. Р. Курманова, Т. Б. Смирнова ; под общ. ред. Т. Б....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КОМИТЕТ НАУКИ ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: ВЫЗОВЫ И СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ Посвящается 20-летию независимости Республики Казахстан Алматы, 2011 1 УДК1/14(574) ББК 87.3 (5каз) К 14 К 14 Казахстан в глобальном мире: вызовы и сохранение идентичности. – Алматы: Институт философии и политологии КН МОН РК, 2011. – 422 с. ISBN – 978-601-7082-50-5 Коллективная монография обобщает результаты комплексного исследования...»

«В.А. Гавриков МИФОПОЭТИКА В ТВОРЧЕСТВЕ АЛЕКСАНДРА БАШЛАЧЕВА Брянск 2007 ББК 83.336-5 Га-12 Рецензенты: Ю.В. Доманский – доктор филологических наук, профессор. Ю.П. Иванов – доктор филологических наук, профессор. Га-12 Гавриков В.А. Мифопоэтика в творчестве Александра Башлачева. – Брянск: Ладомир, 2007. – 292 с. В монографии исследуется феномен рок-поэзии, ее место в ряду других синтетических видов искусства. Дана общая характеристика рокпоэзии в ее преломлении через призму наследия крупнейшего...»

«Д. В. Зеркалов СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Монография Электронное издание комбинированного использования на CD-ROM Киев „Основа” 2012 ББК 60 З-57 Зеркалов Д.В. Социальная безопасность [Электронный ресурс] : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: Pentium; 512 Mb RAM; Windows 98/2000/XP; Acrobat Reader 7.0. – Название с тит. экрана. ISBN 978-966-699-651-3 © Зеркалов Д. В., 2012 1 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ...»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ ДЕМОГРАФИИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ УНИВЕРСИТЕТ ТОЯМА ЦЕНТР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сергей Рязанцев, Норио Хорие МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОТОКОВ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В РОССИЮ Трудовая миграция в цифрах, фактах и лицах Москва-Тояма, 2010 1 УДК ББК Рязанцев С.В., Хорие Н. Трудовая миграция в лицах: Рабочие-мигранты из стран Центральной Азии в Москвоском регионе. – М.: Издательство Экономическое...»

«УПРАВЛЕНИЯ, ЭКОНОМИКИ И СОЦИОЛОГИИ БРОННИКОВА Т.С. РАЗРАБОТКА БИЗНЕС-ПЛАНА ПРОЕКТА: методология, практика МОНОГРАФИЯ Ярославль – Королев 2009 1 ББК 65.290 РЕКОМЕНДОВАНО УДК 657.312 Учебно-методическим советом КИУЭС Б 88 Протокол № 7 от 14.04.2009 г. Б 88 Бронникова Т.С. Разработка бизнес-плана проекта: методология, практика. - Ярославль-Королев: Изд-во Канцлер, 2009. – 176 с. ISBN 978-5-91730-028-3 В монографии проведены исследования методик разработки разделов бизнеспланов, предлагаемых в...»

«П. П. Парамонов, А. Г. Коробейников, И. Б. Троников, И. О. Жаринов Методы и модели оценки инфраструктуры системы защиты информации в корпоративных сетях промышленных предприятий Монография Санкт-Петербург 2012 1 УДК 004.056 ББК 32.81 К-68 Рецензент: Доктор физико-математических наук, профессор Ю. А. Копытенко, Санкт-Петербургский филиал Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн им. Н. В. Пушкова (СПбФ ИЗМИРАН) Коробейников А.Г., Троников И.Б., Жаринов И.О. К68 Методы и...»

«Валерий. НЕ ПОТЕРЯТЬ ЧЕРЕПИЦА СВЯЗУЮЩУЮ НИТЬ ИСТОРИЯ ГРОДНЕНЩИНЫ XIX–XX СТОЛЕТИЙ В СОБЫТИЯХ И ЛИЦАХ (исследования, документы, комментарии) Гродно 2003 УДК 947.6 (476.6) ББК 63.3 (4Беи) Ч60 Рецензенты: кандидат исторических наук, доцент Э.С.Ярмусик; кандидат исторических наук, доцент В.А.Хилюта Рекомендовано советом исторического факультета ГрГУ им. Я.Купалы. Черепица В.Н.. Не потерять связующую нить: История Гродненщины ХIХ–ХХ Ч46 столетий в событиях и лицах (исследования, документы,...»

«С.П. Спиридонов МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ С.П. СПИРИДОНОВ МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ФГБОУ ВПО ТГТУ Научное издание СПИРИДОНОВ Сергей Павлович МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ Монография Редактор Е.С. Мо...»

«Федеральное агентство по рыболовству Федеральное государственное унитарное предприятие Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ФГУП ВНИРО) N. P. Antonov CommerCiAlly hArvested sPeCies of fish of the KAmChAtKA regioN: biology, stocks and fisheries Moscow • VNIRO Publishing • 2011 Н. П. Антонов ПРОМЫСЛОВЫЕ РЫБЫ КАМЧАТСКОГО КРАЯ: биология, запасы, промысел Москва • Издательство ВНИРО • 2011 УДК 597-152.6:639.2.053.8:6 Редакционный совет ФГУП ВНИРО: А. Н....»

«Н. А. ЧИСТЯКОВА ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ ЛИТЕРАТУРА, ТРАДИЦИИ И ФОЛЬКЛОР ЛЕНИНГРАД ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1988 ББК 83.3(0)3 468 Р е ц е н з е н т ы : засл. деятель науки Молд. ССР, д-р филол. наук, проф. Н. С. Гринбаум, канд. филол. наук, доц. Е. И. Чекалова (Ленингр. ун-т) Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Ленинградского университета Чистякова Н. А. Ч 68 Эллинистическая поэзия: Литература, традиции и фольклор. — Л.: Издательство Ленинградского...»

«КУЗБАССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ СОХОНДИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАПОВЕДНИК П.В.Баранов МЛЕКОПИТАЮЩИЕ ЮЖНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ ( структура населения, мониторинг, рациональное использование и охрана редких видов) Новокузнецк, 2004 ББК 20.1 Печатается по решению Б 24 Редакционно-издательского УДК 351.77.3 Совета КузГПА Б 24 ISBN 5-85117-093 Рецензенты: Докт.биол.наук, проф. Н.Н.Михайлова, (Кузбасская государственная педагогическая Академия); докт. биол. наук, В.Н.Бочарников (Тихоокеанский...»

«С.Г. Кара-Мурза О.В. Куропаткина Нациестроительство в современной России Москва алгоритм Научный эксперт 2014 УДК 323.1:94(470+571) ББК 63.500 К 21 Кара-Мурза С.Г., Куропаткина О.В. К 21 Нациестроительство в современной России. М.: Алгоритм: Научный эксперт, 2014. 408 с. ISBN 978-5-91290-217-8 Монография посвящена разъяснению понятий этнос, этничность, нация, национализм, а также историческому опыту нациестроительства в России и проблемам собирания нации на современном этапе. Для специалистов...»

«Ю. В. КУЛИКОВА ГАЛЛЬСКАЯ ИМП Е Р И Я ОТ ПОСТУМА ДО ТЕТРИКОВ Санкт-Петербург АЛЕТЕЙЯ 2012 У ДК 9 4 ( 3 7 ).0 7 ББК 6 3.3 (0 )3 2 К 90 Р ец ен зен ты : профессор, д.и.н. В.И.К узищ ин профессор, д.и.н. И.С.Ф илиппов Куликова Ю. В. К90 Галльская империя от П остума до Тетриков : м онография / Ю. В. Куликова. — С П б.: Алетейя, 2012. — 272 с. — (Серия Античная библиотека. И сследования). ISBN 978-5-91419-722-0 Монография посвящена одной из дискуссионных и почти не затронутой отечественной...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем безопасного развития атомной энергетики РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем безопасного развития атомной энергетики А. В. Носов, А. Л. Крылов, В. П. Киселев, С. В. Казаков МОДЕЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИИ РАДИОНУКЛИДОВ В ПОВЕРХНОСТНЫХ ВОДАХ Под редакцией профессора, доктора физико-математических наук Р. В. Арутюняна Москва Наука 2010 УДК 504 ББК 26.222 Н84 Рецензенты: академик РАЕН И. И. Крышев, доктор технических наук И. И. Линге Моделирование миграции...»

«http://tdem.info http://tdem.info Российская академия наук Сибирское отделение Институт биологических проблем криолитозоны Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова В.В. Стогний ИМПУЛЬСНАЯ ИНДУКТИВНАЯ ЭЛЕКТРОРАЗВЕДКА ТАЛИКОВ КРИОЛИТОЗОНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ Ответственный редактор: доктор технических наук Г.М. Тригубович Якутск 2003 http://tdem.info УДК 550.837:551.345:556.38 Рецензенты: к.т.н. С.П. Васильев, д.т.н. А.В. Омельяненко Стогний В.В. Импульсная индуктивная электроразведка таликов...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.