WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ОБРАЗ РОДИНЫ КАК ПРЕДМЕТ НАУЧНОГО АНАЛИЗА Монография Белгород 2013 УДК 312.75 ББК 60.55 Г 93 Рецензенты: доктор социологических наук, профессор Н.Н. Макарцева, Тамбовский государственный ...»

-- [ Страница 3 ] --

Отметим, что сквозь призму рациональности и взаимоотношения людей, включая все формы человеческого общения, сводятся к извлечению пользы, вне которой все такие взаимодействия теряют какой-либо смысл. В этом ракурсе вполне очевидно, что образ Родины на макроуровне (ИОР) чаще играет функциональную роль и выступает всего лишь удобной идеологемой, обеспечивающей реализацию планов и интересов правящей элиты. Что касается индивидуального образа Родины (ИнОР), видимо, на данном промежутке истории он выступает в логике рационализма весьма бесполезным феноменом, не вписывающимся в рамки ценностных приоритетов времени и, соответственно, личности, социализировавшейся в этот исторический период.

Рационализм стал методом мышления эпохи Просвещения, он постулировал неограниченность человеческого разума, который в той или иной степени существует над всем существующим и поступательно решает еще не разрешенные, но не принципиально неразрешимые проблемы6.

В обозначенной трактовке научность мыслилась только через представление и фактическое доказательство: научно лишь то, что может быть разъяснено или изображено. Но в рамках такого масштабного философского Олива де Коль Х. Сопротивление индейцев испанским конкистадорам: Пер. с исп. / Под ред. и с предисл.

Ю.А. Зубрицкого. – М.:Прогресс, 1988. С.121.

Земсков В.Н. Массовое освобождение спецпоселенцев и ссыльных (1954-1960).ecsocman.edu.ru (1991 г.).

Об этом см. Гузенина С.В. Образ врага Родины как атрибут манипуляции общественным сознанием // Перспективы науки. №5(20). – Тамбов, 2011. С.247-249; Земсков В.Н. Спецпоселенцы: По документации НКВД-МВД СССР // Социологические исследования. 1990. №11. С.3-6.

Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; Предисл. П. П. Гайденко. – М.: Прогресс, 1990. С. 52.

Там же. С.49.

Философский энциклопедический словарь. – М.: ИФРА–М, 2006. С. 386.

направления не было окончательного единства, а потому трактовки индивидуального образа Родины через категорию «разум» были весьма различны.

Думается, что с теоретических позиций Ф. Бэкона, ИнОР может быть выведен через единичные случаи практического постижения Родины, т.е. через индивидуальный опыт личности, данный в череде ежедневных практик, складывающихся в единое понимание Родины посредством индуктивного метода.

Врожденной идеей выступал бы образ Родины у Р. Декарта, призрачной фикцией (поскольку образ Родины не воспринимаем органами чувств) у Дж.Беркли, проявлением субстанционального божественного начала (или модусом) – у Б.Спинозы1.

Образ Родины есть атрибут разума – вот главный тезис рационалистов, который может быть доказан и научной базой человечества, накопленной к периоду Нового времени.

Отметим, что впервые в философии рационализма мы находим и отрицание образа Родины (например, в трудах Т. Гоббса, где основой порядка выступает государство как гарант прав и свобод, а также в философии Ж. де Ламетри, который полагал, что человек есть биологическая машина, у которой не может быть духовной жизни в принципе)2.

Рационалистическое мировоззрение эпохи Просвещения способствовало отчасти и тому, что именно в Новое время появляются первые целостные педагогические системы, поясняющие необходимость обучения и воспитания подрастающего поколения. В частности, в философии основателя педагогической науки, чешского просветителя Я. Коменского основой познания выступают чувства, разум и христианская вера. Большую роль он отводил примеру взрослых, систематичности воспитания, выполнению правил поведения3.

Позднее авторскую систему воспитания развил в своей педагогической теории И. Песталоцци, который полагал, что основой воспитания выступает религиозная нравственность, при этом главную роль в воспитании он отводит матери (им издана «Книга матерей, или Руководство для матерей, как им научить своих детей наблюдать и говорить»).

Особая роль в теме воспитания принадлежит интеллектуальной позиции английского просветителя Д. Локка. С его точки зрения, человеческое сознание от рождения не содержит никаких врожденных идей, оно подобно чистому листу, а потому величайшая роль отводится мыслителем воспитанию и обучению. Д. Локк считал, что церковь и государство должны быть отделены друг от друга, систему воспитания он видел светской и призывал «советоваться в деле воспитания своих детей с собственным разумом»4.

Гусев Д.А. Великие философы / Д.А.Гусев, П.В. Рябов; худож. Г.Н. Соколов, Е.В. Шелкун. – М.: АСТ: Астрель:

Транзиткнига, 2005.

Ламетри Ж.О. Сочинения / Общ. ред., предисл. и примеч. В.М. Богуславского. Изд. второе. Пер. с фр.

Э.А. Гроссман и В. Левицкого. – М.: Мысль, 1983.

Альт Р., Прогрессивный характер педагогики Коменского, пер. с нем. – М., 1959; Лордкипанидзе Д., Ян Амос Коменский. –М., 1970; Floss P., J. A. Komensk. Od divadia vc k dramatu lovka, Ostrava, 1970.

Локк Дж. Мысли о воспитании // Локк Дж. Сочинения: В 3 т. / Пер. с англ. и лат. Т.3 / Ред. и сост., авт. примеч.

А.Л. Субботин. – М.: Мысль, 1988. С.608.

Им же оставлено руководство об организации чтения для джентльмена, чье призвание в служении отечеству: такому человеку «более всего подобает заниматься вопросами нравственными и политическими»1, – пишет английский философ.

В рамках всех педагогических теорий, при всей их авторской специфике, идет речь о целенаправленной деятельности по формированию личности.





Разумеется, педагог, таким образом, формирует и стиль мышления, прививает ценности и нормы, транслирует стереотипы общества, что прямо доказывает мысль о том, что необходимый макрообраз Родины может быть сформирован посредством системы образования.

Безусловно, важнейшим феноменом Нового времени, имеющим прямое отношение к проблематике работы, выступает и процесс образования наций.

Следует отметить, что этнология и этносоциология испытывают значительные трудности в едином понимании категорий «нация», «народность», «этнос», что отражается в многочисленных публикациях на эту тему и появлении новых конструктов, таких как «этнические нации» и «нациигосударства». В частности, директор Института этнологии и антропологии РАН В. Тишков считает попытки определения понятия «нация» малопродуктивной дискуссией, им неоднократно выдвигалось предложение вывести такую дефиницию за пределы научного лексикона2 (хотя такая позиция имеет и своих критиков3).

Немецкий историк Т. Момзен в труде «История Рима» указывает, что к древнеримскому периоду уже были сформированы четыре нации: сирийская, этруски, эллины и латины4, однако такая точка зрения не является общепризнанной. Формирование первых наций обществоведы связывают с развитием капиталистических отношений и необходимостью государственного единства территории, на которой проживает население, говорящее на одном языке.

Особенно крупные народности в сильно централизованных государствах в ходе капиталистических отношений превращаются в нации, государство здесь играет роль цементирующего фактора, таким образом, термин «нация»

приобретает политический смысл.

К Новому времени складываются две модели нации: французская («гражданская»), представляющая нацию как сообщество граждан с одинаковыми правами, и немецкая, понимающая нацию как духовное единство народа5.

Локк Дж. Мысли о том, что читать и изучать джентльмену // Локк Дж. Сочинения: В 3 т. / Пер. с англ. и лат. Т.3 / Ред. и сост., авт. примеч.А.Л. Субботин. – М.:Мысль, 1988. С.609.

См. Тишков В.О. О нации и национализме // Свободная мысль.1996. № 3; Тишков В.О. Забыть о нации (Постнационалистическое понимание национализма) // Вопросы философии. 1998. № 9.

См. Руткевич М.Н. Теория нации: философские вопросы // Вопросы философии. 1999. № 5.

Моммзен Т. История Рима. СПб: Изд-во СПбГУ, 1993.

Начиная с 80х-90х годов ХХ века понятие «этнос» становится наиболее рабочим, поскольку его исследование как высокосложной системы носит более многоаспектный характер, соответственно указанные различия легли и в основание и современных подходов к этничности: конструктивизма (французская модель) и примордиализма (немецкая модель). Отметим появление и третей модели этничности – инструментализма, в рамках которой этничность рассматривается как социальная роль, сознательно избираемая личностью или группой под воздействием тех или иных материальных факторов (в данном направлении ведут работу А. Коэн, К. Янг, С. Хатингтон, в отечественной социологии – С. В. Чешко). Здесь ИОР может быть осмыслен только как миф, используемый элитой общества для получения доступа к власти и для достижения определенных выгод.

В отношении исследуемой темы данное положение указывает на тот факт, что теоретическое оформление национального (или государственного) образа Родины (ИОР), как и его интерпретация, может осуществляться в рамках противоположных, взаимоисключающих категорий (так, например, осмысление формирования образа Родины на макроуровне на современном этапе протекает вне рамок единой когерентной теории нации). В этой связи необходимым представляется выявление факторов, детерминирующих выбор ИОР действующей политической элитой.

Отметим также, что формирование наций, с одной стороны, способствовало политическому объединению народностей, с другой же – обозначило проблему явных этнических различий. Речь идет об оформлении национального самосознания и обособлении (выделении) из него этнического самосознания различных этнических общностей (народностей, диаспор, этнических групп и пр.), т.е. о возможности оформления феномена этнического образа Родины. Данный аспект высвечивает проблематику образа «малой Родины», который для членов этнической группы может быть первичным.

Таким образом, логичен, видимо, вывод о том, что образ Родины этнической группы (этнической общности) вполне может иметь общие для всех членов общности контуры или элементы и выступать в качестве ИОР. На уровне нации, выступающей конгломератом многих этнических общностей, ИОР и идеологический образ «малой Родины» обычно принципиально не совпадают1 (ярким примером здесь может выступать этническая и территориальная идентификация общностей басков, латгалов, госконцев, пруссов, дагестанцев, татар и т.д).

Подчеркнем еще раз, что Новое время – историческая эпоха, духовный мир которой выражают десятки направлений духовной жизни, полное и детальное описание которых требовало бы отдельного исследования.

Приведенный анализ и примеры, иллюстрирующие сам дух этой эпохи, позволяют, видимо, сделать и некоторые обязывающие теоретически выводы, касающиеся предметного поля нашей работы:

– именно в это время складываются современные противоречия ИнОР и ИОР, случаи же их единства остаются редкими и, чаще всего, связанными с пограничными социальными ситуациями (революции, войны, дефолты, кризисы);

– ИОР все более идеологизируется и, в сущности, становится атрибутом огосударствленной идеологии2;

См. об этом: Чешко С. Человек и этничность // Этнографическое обозрение. 1994. № 6. С.39-40.

См. об этом: Гузенина С.В. Социологический очерк о патриотизме // Общество, общности, человек: в поисках «вечного мира»: материалы III Междунар. науч. Интернет-конф. 5 нояб. 2010/ ред. И.А.Федоров, Л.В.Краснова, С.В. Гузенина; М-во обр. и науки РФ, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р.Державина». – Тамбов: Издательский дом ТГУ им.Г.Р. Державина, 2010.С.112-118; Гузенина С.В., Михеева Н.В. Малая родина как ценность духовной жизни личности в литературе советского периода. // Общество, общности, человек: в поисках «вечного мира»: материалы III Междунар. науч. Интернет-конф. 5 нояб. 2010 / ред. И.А.Федоров, Л.В.Краснова, С.В.Гузенина; М-во обр. и науки РФ, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р.Державина». – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. С. 118-121.

См. Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология. Том I // К. Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Том 3. Изд. второе. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1955.

– такое положение вещей фиксируется во всей системе воспитания, включая образовательные стандарты и кастинг преподавателей;

– именно в это время возникают яркие очаги национализма и шовинизма как крайние формы трансформации образа Родины;

– общая рациональная логика становления и территориальной экспансии капитализма постоянно стремится подчинить себе, и не без некоторого успеха, все бытие ИнОР.

При этом образ Родины становится объектом довольно мощных манипуляций со стороны политических субъектов, но эти манипуляции никогда не были абсолютно эффективны и, тем более, не поставили под угрозу само существование ИнОР.

Все вышеперечисленные тенденции имеют самое прямое отношение к особенностям бытия образа Родины и в России, который, по мысли автора, представлен в тех же бинарных характеристиках, однако существует и национальная специфика такого образа.

По определению основоположника культурно-исторического метода в психологии В. Вундта, существуют три большие области, содержание которых превышает объем индивидуального сознания, – это язык, мифы и обычаи, при этом, отдавая истории первое место в исследовании данных областей культуры, В.Вундт подчеркивает, что «от истории в собственном смысле слова эти три области отличаются общезначимым характером определенных духовных процессов развития, проявляющихся в них»1.

Попытки однозначного описания образа Родины в России сопряжены с целым рядом трудностей его однозначной трактовки, представленных в следующих положениях:

– отсутствие единой концепции происхождения Руси. Разнообразные архивные источники, летописи, легенды и исторические исследования данного вопроса до сих пор не оформлены в единую универсальную систему представлений как о точной дате и истоках происхождения русского этноса, так и об основоположниках русского государства;

– ярко выраженные, несводимые друк к другу периоды в истории России, благодаря чему ИОР резко меняется исходя из ситуативных приоритетов государственной власти, которая и определяет в конечном итоге образ Родины. Такие приоритеты могли быть абсолютно противоположными, что и отразилось, к примеру, на образе Руси допетровской и послепетровской эпох, образе России до и после Октябрьской революции 1917 г., образе России до и после развала СССР и т.д.;

– поэтапное включение в состав России многочисленных этнических общностей и народностей2, что позволяет определять национальную культуру России как особенную и самобытную, не замыкающуюся на этническом превосходстве какой-либо общности или народности, хотя исторически изначально базирующуюся на славянской культуре;

Вундт В. Проблемы психологии народов: Пер.с нем. – М.: Академический Проект, 2011. С.31.

По переписи 2010 года – в России проживают 193 народа, говорящих на 171 языке, 89 национальных языков преподаются в школах (из выступления Президента В.Путина на первом заседании президентского Совета по межнациональным отношениям в г.Саранске) см. Комсомольская правда от 24 августа 2012 года [Электронный ресурс] http://kp.ru/daily/25937/2884667/ (дата входа 24.08.2012).

– дихотомия традиционного и современного образа России в глобализирующемся мире, что отражается как на специфике попыток формирования достойного имиджа страны на международной арене, так и предполагает заведомую сложность сохранения сакрализированного ИнОР в духовной жизни жителя России;

– трансформация представлений об образе Родины в общественном сознании современной России и, прежде всего, молодежи, выросшей с 90-х гг. вне традиций патриотического воспитания. Такая проблема однозначно осмысливается властью, а потому ИОР, в контексте идеологического многообразия, обозначенного в Конституции РФ, находится сегодня в стадии оформления.

В российской истории определиться с образом Родины, во всяком случае, до октября 1917 г., довольно сложно. Историки и социологи до сих пор не придут к единому решению по вопросу о происхождении, становлении и генезисе как русского этноса, так и русского государства.

Противоборствующие норманская и антинорманская концепции в истории Руси, доказательства ряда исследователей обособления руссов от славян, теории лингвистов о корнях происхождении русского языка периодически сменяли друг друга на протяжении многих веков, и, пожалуй, именно их господство так или иначе исторически определяло основу истоков образа Древней Руси, который можно считать официальным (ИОР). Споры об этом продолжаются и поныне, поскольку достоверных письменных источников не сохранилось, летописи же содержат слишком много противоречивых сведений, которые разными специалистами интерпретируются с одинаковой степенью убедительности1.

Идеологический образ Родины в золотоордынский период также довольно сложно обозначить прямо, поскольку на Руси в то время появилась вполне официальная формула «царев улус и княжая отчина»2 – тем самым признавалась одновременно верховная власть хана и суверенное право русских князей. Довольно спорным выглядит современное истолкование российской государственности с точки зрения татарских историков и обществоведов, которые выдвигают концепцию о том, что «русские, благодаря Золотой Орде, оказались вовлеченными в мировые процессы, а впоследствии сумели создать грандиозное государство под названием Россия. История и татар, и русских упирается в Золотую Орду»3.

В силу формирования новой геополитической стратегии в отношениях между Востоком и Западом, татарскими историками распространяются призывы, утверждающие необходимость признания Россией положения о том, что «наследие Золотой Орды, наряду с восходящими к Киевской Руси и Византии традициями Московского княжества, сыграло роль государствообразующего фактора в истории России», а также и о том, что «Россия является З. Байер, Г. Миллер, М. В. Ломоносов, А. Л. Монгайт, Б. А. Рыбаков, О. Н. Трубачев, Ф. П. Филин, Д. А. Мачинский, М. Н. Тихомиров, Г. С. Лебедев и др.

«отчина» – отцовская собственность Точка зрения директора Института истории Академии наук Татарстана Рафаэля Хакима, см. Когда Русь была татарской // Московское татарское свободное слово [Электронный ресурс] URL http:// www. mtss.ru/ ? page=rus_tat (дата входа 04.09.12) наследницей не только Московского царства (как написано, например, в концепции национальной безопасности России), но и Золотой Орды» 1.

В то же время российский филолог, академик РАН Д. Лихачев полагал, что русская культура, хотя и «универсальная и терпимая к культурам других народов», по своему типу – европейская, поскольку «она всегда в своей глубочайшей основе была предана идее свободы личности»2.

В этом смысле довольно сложно определить образ Родины на макроуровне в российском государстве вне идеологии, лишь на основе культурологических трактовок. Более верным, видимо, все же будет утверждение о том, что в соответствии с авторской трактовкой образа Родины, ИОР и ИнОР существовали параллельно, при этом ИОР, так или иначе, выстраивался посредством государственной власти.

Подчеркнм, что всегда существовал образ России (ИнОР), который прямо отрицал образ Родины, транслируемый властью (ИОР), и нс в себе совершенно иной сакральный смысл.

Научно корректное, опирающееся на факты, позитивистки ориентированное описание ИнОР затруднено по целому ряду оснований. Назовм лишь наиболее очевидные из них:

– качественная специфика, состояние и структура ИнОР редко привлекала внимание летописцев и историков. В основном, это описание неких «взрывов патриотизма» в пограничных для страны ситуациях;

– движение (не всегда развитие) ИнОР у десятков этносов, народностей и наций в России проходило разные этапы и имело столь явную специфику, что вывести какой-то универсальный индикатор состояния ИнОР чрезвычайно сложно, – например, идеал богатырей, защищающих родную землю и всегда готовых к бою, никак не совмещается с нормами некоторых сибирских народностей, которые просто запрещали стрелять в людей (чукчи);

– многие из этносов либо полностью ассимилировались, либо знали длительные этапы вынужденной ассимиляции (особенно в северном Причерноморье, на Украине, в северной Белоруссии, в Приморье);

– на состояние и качество ИнОР некоторое влияние всегда оказывала эмигрантская линия духовности, существование русских диаспор за пределами России, причем вовсе не только в ХХ в. (например, феномены русских субкультур в Северной Америке, на Аляске и в Калифорнии, общин староверов в Австралии, Латинской Америке, на Кавказе, белогвардейские субкультуры в Манчжурии и Китае, Франции, современные волны эмиграции);

– имеющиеся данные, крайне фрагментарные и противоречивые (например, упоминание о каких-то чертах ИнОР при бытописании различных слоев русского общества), позволяют высказать лишь гипотезу о качестве ИнОР в историческом движении сначала кластера, а потом и системы этносов, народностей и наций, которые так трудно объединить термином «общая российская история».

Выделим ряд факторов, которые очевидно, влияли на бытие ИнОР:

Жантиев Д. Когда Русь была татарской // Российские вести. № 41 (1612) 28. 11. 2001. С.13.

Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990. № 4. С.4.

– несимметричность воздействия на племенную психологию культурных норм Севера и Юга: Юг ассоциировался с кочевыми племенами печенегов, хазар, еврейского каганата, половцев. Десятки походов князей под руководством Владимира Мономаха (что отражено в его знаменитой работе «Поучение»), приведшие, после сражения на р. Альте в ХII в. к полному уходу половцев с Дикого поля в Грузию и в Европу, знаменитые походы Святослава на Византию, его борьба с Цимисхием и гибель от рук печенегов на днепровских порогах, постоянные войны с поляками во времена короля Болислава Храброго – вс это должно было способствовать формированию образа обороняющейся оседлости, враждебности к идеологии кочевников, к появлению первого мощного образа врага в ИнОР.

В отношении же Севера культурная традиция совсем иная; во всяком случае, влияние культуры викингов на словен, меря, чудь и другие северные этносы представляется очевидным, провоцируя в образе Родины идеалы мужественности, умение видеть красоту в скупой северной природе, ощущение безграничности океана («океян-море» как древний русский образ).

Более того, некоторые традиции русского гелозоизма чувствуются и в самом политическом строе Древней Руси. Н.М. Карамзин пишет: «Нестор упоминает еще о градских старейшинах, которые, летами, разумом и честию заслужив доверенность, могли быть судиями в делах народных. Во времена независимости Российских Славян гражданское правосудие имело основанием совесть и древние обычаи каждого племени в особенности… … первые законы нашего отечества, еще древнейшие Ярославовых, делают честь веку и народному характеру»1;

– бинарность русского менталитета, черты которого, так или иначе, можно найти уже в описаниях отечественными историками психологических особенностей характера наших далких предков: «Между достопамятными чертами древних Русских нравов заметим также отменное уважение к старцам: Владимир слушался их совета; в гражданских Вечах они имели первенство. Наконец, сей народ, еще грубый, необразованный, умел любить своих добрых Государей: плакал над телом великого Олега, мудрой Ольги, Св. Владимира и потомству своему оставил пример благодарности, который делает честь имени Русскому»2.

Одновременно с этим, особенности русского менталитета напрямую связаны с практикой вечного поиска «свободы от государства и счастливого Беловодского царства»3.

Именно этот факт способствовал освоению крестьянами русского Севера, Сибири и Аляски; такая причина разжигала и извечные русские бунты, была в основе восстания дакабристов, в котором сами его лидеры «действовали против своих имущественных, сословных и классовых интересов»4 во Карамзин Н.М.История государства Российского. В 12 томах. Т.1. Гл.10 [Электронный ресурс]URL http://www.bibliotekar.ru/karamzin/10.htm (входа 10.09.2012).

Там же.

Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990. № 4. С.4.

Там же.

имя справедливости. Очевидно, что образ Родины (ИнОР) здесь предстает как духовная цель, однако иллюстрирующая и тот факт, что «в России не было счастливого настоящего, а только заменяющая его мечта о счастливом будущем»1;

– традиционно Россия как Родина мыслилась в образе женщины (слово «Отечество» нест, скорее, оттенок государственности).

Такая традиция восходит ко времени Максима Грека, который писал о России как о сидящей «при пути в задумчивой позе, в черном платье» плачущей женщине, думающей о своем будущем 2. Эта мысль была позднее оформлена в концепции «вечно бабьего» у русского философа Н. Бердяева, такая идея пронизывает творчество и работы русских мыслителей В. Соловьева, В. Розанова и многих других.

При этом, несмотря на общую сакральность женских образов в русской культуре, представления о женщине бинарны в российском общественном сознании, в структуре которого уживаются полярные традиции православия, где неизменно присутствует как светлый образ Богородицы, покровительницы Руси, так и идеи, восходящие к Священному Писанию, о том, что женщина слабее мужчины в нравственном, интеллектуальном и физическом отношении. О «немощной женской природе» упоминается и во многих древних литературных источниках3.

Бинарность женских типологических черт можно проследить в русских сказках: женщина на Руси – не только тихая и кроткая, но и защитница, советчица (Василиса Прекрасная и Василиса Премудрая, слабая и одновременно трудолюбивая Крошечка-Хаврошечка, недобрая, но дающая ценные советы Баба Яга и т.д.).

Заметим, что и женственность России, и бинарная символьность сигнализируют о присутствии в русской душе того же качества – неустанного стремления к свободе и анархизму, Россия всегда «стремилась к абсолютной свободе и к правде, невместимой ни в какую государственность»4. При этом государственная власть, по Н. Бердяеву, всегда мыслится в России как нечто внешнее и для крайне левых, и для крайне правых, «потому так часто власть производила впечатление иноземной, какого-то немецкого владычества. Русские радикалы и русские консерваторы одинаково думали, что государство – это «они», а не «мы»5.

Видимо, как отмечает Н. Бердяев, «несоединенность мужественного и женственного в русском духе и русском характере»6 и составляет основу духовной жизни России: ее непонятности для иностранцев, вечных исканий русской интеллигенции, нежелании русского человека жить жизнью мещанина: тихо сидеть на месте, довольствоваться малым, поскольку «перед русской душой открываются дали и нет очерченного горизонта перед духовныЛихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990. № 4. С.5.

Там же. С.5.

Кардапольцева В.Н. Женственность как социокультурный конструкт // Вестник РУДН, серия Социология, 2005.

– №1 (8). С.67.

Бердяев Н. Судьба России. М.: АСТ, 2005. С.15.

Там же. С.17.

Там же. С.31.

ми е очами. Русская душа сгорает в пламенном искании правды, абсолютной, Божественной правды и спасения для всего мира и мука ее не знает утоления. Душа эта поглощена решением конечных, проклятых вопросов о смысле жизни»1.

Разумеется, описываемый русским философом образ Родины имеет прямое отношение к ИнОР, поскольку отражает и его личные убеждения и постулирует одновременное свободомыслие и непокорность русского человека, ожидание власти («как жених приходит к невесте») и нежелание мириться с властью;

– природа русской духовности, что всегда была на Руси выше иных ценностей. Это видение основано на источниках русской духовной культуры, главными из которых выступают русская иконопись, образцы декоративноприкладного искусства, литературные памятники (летописи, сказы, былины).

В них передан образ Родины через символику духовных приоритетов русского народа вне зависимости от типа государственной власти.

Как пишет Е. Трубецкой, замечательный исследователь древнерусской живописи, отличие человека от мира животных заключается в том, что «в человеке есть зачатки другого мира, другого плана бытия»2, и этот другой мир дан в духовной жизни человека.

Такой мир может быть отображн, передан визуально с помощью духовидцев, иконописцев, которые умеют не просто писать икону, но творить образ. В этом смысле русская икона выступает драгоценным источником, передающим духовную жизнь и общества, и человека того времени, поскольку «в ней мы находим полное изображение всей внутренней истории русского религиозного и вместе с тем национального самосознания и мысли. А история мысли религиозной в те времена совпадает с историей мысли вообще»3.

Само понятие духовного образа исконно русское. В художественном творчестве существуют слова, призванные выражать особенности художественного освоения действительности: русский «образ», греческая «икона», западный «имидж». Однако эти понятия несут совершенно разную нагрузку, и «…наш «образ» по своему глубинному, отточенному в течение веков значению, можно сказать, противоположен западному «имиджу»4.

Иконопись в России проходит путь становления, когда изображение становится образом (от Андрея Рублева).

Удивительно, что образ Родины (ИнОР) прямо находит свое воплощение в русской иконе. Он передан через работу безымянного иконописца, когда в ликах русских святых и в их глазах читается «не личная или индивидуБердяев Н. Судьба России. – М.: АСТ, 2005. С.28.

Трубецкой Е. Россия в ее иконе // Евгений Трубецкой. Этюды по русской иконописи: Умозрение в красках. Два мира в древнерусской иконописи. Россия в ее иконе. М., 1921. [Электронный ресурс]URL http://lib.eparhiasaratov.ru/books/18t/trubeskoy/umozrenie/14.html (дата входа 20.06.2012).

Там же.

Моторин А. Русский «образ», греческая «икона» и западный «имидж» // Икона и образ, иконичность и словесность: Сборник статей. – М.:«Паломник», 2007. С.56.

альная скорбь, а печаль обо всей земле русской, обездоленной, униженной и истерзанной татарами»1.

Икона повествует и о становлении национального самосознания: есть ранняя русская икона, когда явно понимаешь «эту робость народа, который еще боится поверить в себя, не доверяет самостоятельным силам своего творчества. Глядя на эти иконы, вам кажется подчас, что иконописец еще не смеет быть русским. Лики в них продолговатые, греческие, борода короткая, иногда немного заостренная, не русская. Даже иконы русских святых – князей Бориса и Глеба – в петроградском музее Александра III воспроизводят не русский, а греческий тип»2; и вслед за этим этапом – полный переворот в иконописи, данный как «...выражение нового духовного настроения народа, которому подвиг святого Сергия и Дмитрия Донского вернул веру в родину»3.

Образ Родины читается в русских иконах ХV – ХVI вв. уже без утайки:

«В этих иконах решительно все обрусело – и лики, и архитектура церквей, и даже мелкие, чисто бытовые подробности. Оно и неудивительно. Русский иконописец пережил тот великий национальный подъем, который в те дни переживало все вообще русское общество»4.

Исследователь Е. Трубецкой указывает, что в икону ХV в. прямо вторгается и русский быт: он отмечает, что в иконе Ильи Пророка ХV в. из собрания И.С. Остроухова святой изображен «в огневидной туче белых коней в русской дуге, мчащих колесницу прямо в небо», на иконе св. Кирилла Белозерского изображена русская печь, а «в Третьяковской галерее, на иконе Николая чудотворца изображен половец в русской шубе»5.

Такие лики Родины не случайны. Образ родного края в иконе означает, что «поверившая в себя Россия увидела в небесах свой собственный образ», переданный через дар иконописца, отразившего свой образ Родины в иконе, который, «забывший уроки греческих учителей, стал писать образ Христов с русскими чертами. Это – не самопревознесение, а явление образа святой Руси в иконописи»6.

При этом важно отметить, что иконопись подчиняется не столько законам живописи, сколько выполняет задачу передачи «иконичного образа, не ограниченного рамками материального, земного бытия»7, что означает совершенно определенное указание на то, что все предметы и явления на иконе не отображаются в привычных человеку пропорциях, не передают натуральность красок, не стремятся воссоздать естественный цвет, то есть несут иной, символический смысл, поскольку «икона исповедует иной по своему харакТрубецкой Е. Россия в ее иконе // Евгений Трубецкой. Этюды по русской иконописи: Умозрение в красках. Два мира в древнерусской иконописи. Россия в ее иконе. – М., 1921. [Электронный ресурс] URL http: //lib.eparhiasaratov.ru/books/18t/trubeskoy/umozrenie/14.html (дата входа 20.06.2012).

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Казанцева С. Иконичность как онтологическое основание символического образа в иконописи // Икона и образ, иконичность и словесность: сб. статей. – М.: Паломник, 2007. С.165.

теру образ»1. Так на русских иконах отображена и природа родного края: она неприметная, скромная, тихая и печальная, – тем самым иконописец подчеркивал святость русской земли, е избранность, оторванность, непохожесть на иные земли и страны. В морских водах, суровых северных скалах, в изображениях пустыни соловецкой обители находит воплощение любовь иконописца к русской земле и е выражение как «внешнее явление иного, духовного облика родины»2. Истинное мастерство иконописца проявляется именно в умении передать посредством иконы, в зримо воплощенном образе, духовное свидетельство о Первообразе.

Идея священности Родины как места рождения четко обозначена и в русской вышивке, символика которой насыщена многочисленными элементами архаики, прямо указывающими на плодородие, рождение, новую жизнь.

В изображениях рожаниц, идущих из глубин древних охотничьих мифов, встречаются многократные символьные указания вышивальщиц на идею сакральной связи рождения с небом. Исследователь Б. Рыбаков обращает внимание на присутствие в русской вышивке квадратного знака плодородия3, что еще раз подчеркивает авторскую мысль о том, что земля как элемент жизни сакралиризировалась еще с эпохи создания первых архаичных орнаментов (ИнОР).

Интересно, что уже в ранней русской вышивке встречается указание на языческий обряд отпускания на волю двух птиц (семейной пары), чаще лебедей. Сам обряд свидетельствует о формировании в общественном сознании идеи о свободе (воле), ее закреплении в менталитете русского народа: «…тип вышивок (женщина без всадников, но с птицами) наиболее достоверно связывается с осенним обрядом выпуска на волю двух птиц. Вышивальщицы почти всегда изображали одно крыло птицы приподнятым, что говорило о готовности взлететь, иллюстрируя обряд отпуска птиц»4.

Традиция такого обряда есть передача определенной закрепленной черты в психологии этноса, е наличие практически у каждого представителя этнической общности, что соответственно определяет схожесть типичных представлений о Родине у большинства членов одной этнической группы.

Так или иначе, любой узор народной вышивки являет собой идеограмму, зашифрованную молитву о Родине (ИнОР). В орнаментах русских вышивок повсеместно встречаются символы жизни родного места: олени, жеребята, кони, птицы, цветы, травы, деревья, «в орнаментике очень видное место занимает колос. Колосья растут у ног коней, свешиваются сверху к главным фигурам, произрастают из бедер или головы центральной женской фигуры.

Очень часто между ступнями средней женской фигуры показан тот или иной Казанцева С. Иконичность как онтологическое основание символического образа в иконописи // Икона и образ, иконичность и словесность: сб. статей. – М.: Паломник, 2007. С.167.

Трубецкой Е. Россия в ее иконе // Евгений Трубецкой. Этюды по русской иконописи: Умозрение в красках. Два мира в древнерусской иконописи. Россия в ее иконе. – М., 1921. [Электронный ресурс]URL http://lib.eparhiasaratov.ru/books/18t/trubeskoy/umozrenie/14.html (дата входа 20.06.2012).

См. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. – М.: Наука, 1981. [Электронный ресурс] URL http://www.gumer.info/bogoslov_ Buks / Relig / Rubak/09.php (дата входа 03.09.2012).

Там же.

вариант знака плодородия»1 (заметим, что символические изображения колосьев заимствованы и использованы в ХХ в. при создании эмблемы герба РСФСР в 1920 г. и герба СССР в 1922 г.2, что имеет прямое отношение уже к ИОР).

Все идеограммы, по свидетельству этнографов и культурологов3, несли заклинательную функцию. Повествуя об образе родной земли, недостаточным было лишь методичное перечисление всего, что окружало человека, необходимо предание таким символам динамики (в многократном повторе) и повелительного наклонения как утверждения вечной жизни пространства родного места, нерушимости уклада и традиций.

Ценность вышивок состоит в сохранении и передаче народной памяти.

Как отмечает Б. Рыбаков, «полотняный фольклор» сохранил в механической передаче то, что уже выветрилось из памяти людей»4.

Народная игрушка сохраняет память о традициях, становится ребенку первым другом и учителем. В русском народном творчестве известны куклы («пеленашка», «московка», «гремотуха», «столбушка» и др.), а также игрушки определенной местности, сохраняющие и бережно передающие уклад, ремесло и образ мира (систему представлений) определенной местности России (дымковская игрушка, каргопольская игрушка, Гжель, филимоновская игрушка, Палех, хлудневская игрушка, богородская игрушка)5.

Разумеется, стремление сохранить народные традиции – есть самое прямое желание утверждения бытия Родины, неискоренимости ее образа, попытка его фиксации и констатации вневременного, вечного, сакрального значения такого образа.

Отметим, что в конце XV – начале XVII вв. сложилась структура и разновидности образов Родины, которые держатся до сих пор. Отметим элементы такой структуры, которые представляются наиболее очевидными после этой эпохи формирования именно российской империи, начиная с царствования Ивана третего и Ивана Грозного:

– официальная доктрина «помазанничества», которая подразумевала неприменное олицетворение образа Родины в лице государя, непосредственно причастного к высшему началу – Богу. Цель доктрины – стремление сомкнуть, соединить образ царя и образ Родины;

– оппозиционно-политический образ Родины, как правило, апеллирующий к старине, акцентирующий ошибки действующей власти. Примерами могут служить оппозиционные боярские народные движения в Твери, Рязани, Новгороде, Смоленске и др. В рамках такого образа подчеркивались См. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. – М.: Наука, 1981. [Электронный ресурс] URL http://www.gumer.info/bogoslov_ Buks / Relig / Rubak/09.php (дата входа 03.09.2012)..

Автор проекта герба СССР– художник И. И. Дубасов.

А. Амброз, И. Богуславская, В. Городцов, Л. Динцес, Г. Маслова, В. Фалеева.

Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М.: Наука, 1981. [Электронный ресурс] URL http://www.gumer.

info/bogoslovBuks/ Relig / Rubak/09.php (дата входа 03.09.2012).

См. об этом: Дайн Г.Л. Русская народная игрушка. – М.: Легкая промышленность, 1981; Дайн Г.Л. Игрушечных дел мастера. – М.: Просвещение, 1994; Дайн Г.Л. Русская тряпичная кукла. – М.: Культура и традиции, 2008.

именно региональные символы (исторические, ладшафтные, культурные).

Ярко проявилось это и во время церковного раскола ХVII в.;

– сохранившиеся языческие (в том числе неславянские – в Казани, Сибири, на юге России) локальные образы Родины как чего-то антиимперского, «вольного». Это проявилось в движениях кубанского и донского казачества, Запорожской Cечи, ряде украинских националистских движений;

– асоциализированный, при сохранении примет признаков государства образ Родины в масштабных движениях С. Разина, Е. Пугачева, К. Булавина.

Напомним, что убийство помещиков и «служивых людей» С. Разин объяснял в своих «подмтных письмах» не необходимостью смены царя, а возможностью «жить вольно»;

– сохраняющийся, но вс менее распространенный образ «светлой белой Руси» как особого, любимого творения Бога;

– чисто идеологизированный образ Родины, созданный в недрах колоссального чиновничьего аппарата, с базовой формулой министра Уварова «Самодержавие. Православие. Народность»;

– европеизированный образ Родины в ряде интеллигентских движений (П. Чаадаев, «западники», некоторые евразийцы и др.). В этом образе акцентируются западные ценности гражданского общества, прав человека, гласности и т.д.

Такой спектр соответствующих образов не сильно изменился в ХХ веке в России, но имеет свою специфику в других странах мира, о чем и пойдет речь в следующем параграфе.

§2. Образ Родины в духовной жизни общества ХХ век стал действительно вехой в истории человечества. Он принес реальные плоды эпохи Просвещения, которые не могут быть оценены однозначно, поскольку в их числе как мировые войны, революции, тоталитарные режимы, экономические и экологические кризисы, так и практические открытия, технические изобретения, знаменующие выход человека в космос, победу над неизлечимыми ранее болезнями, рождение новых научных теорий. Кроме того, ХХ в., безусловно, знаменателен формированием и крахом фашизма как одной из крайних идеологий, направленных на уничтожение человека человеком.

Образ Родины не всегда находился в фокусе многочисленных концепций социально-гуманитарного знания ХХ в., однако его фоновое присутствие в проблемном поле той или иной теории вполне может быть опосредовано вниманием исследователей:

– к различным аспектам общественного мнения, массового сознания, коллективного поведения (класса, группы, той или иной общности, социального кластера и т.д.)1. Под сознанием в его социологическом смысле принято понимать высший уровень духовной активности человека как социального существа, при этом своеобразие такой активности состоит в том, что отражение реальности в мыслительных и чувственных образах обычно предвосхищает практические действия человека (если действие не осуществляется в состоянии аффекта)2;

– к обоснованию роли национального или этнического фактора в решении тех или иных задач на государственном уровне, включая формулировку идеологических программ3;

– к поиску путей разрешения межэтнических и межнациональных конфликтов, особенно эта тема всегда актуальна для полиэтнических и мультиконфессиональных государств. Вполне оправданно сюда же мы можем отнести и угрозу ядерной войны, а также опасность международного терроризма4;

– к анализу проблем национализма, шовинизма и экстремизма в современном мире; здесь же, видимо, стоит сказать и о тематике патриотизма и патриотического воспитания5;

–к осмыслению тех или иных качественных характеристик, процессов и обозначившихся новых тенденций в политическом, культурном поле или сфере повседневности советского и постсоветского пространства6;

Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». – СПб: Издательство «Азбука», 2007; Гудков Л.Д. Русское национальное сознание: потенциал и типы консолидации // Куда идет Россия? Альтернативы общественного развития. Материалы международного симпозиума 17-19 декабря 1993. – М.: Интерцентр, 1994. С. 175-187; Гузенина С.В., Фдоров И.А. Социальное поведение и этногенез: монография / С.В. Гузенина, И.А. Федоров; Федеральное агентство по образованию ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р.Державина, 2010; Гузенина С.В. Ментальные детерминанты российского массового сознания // MATERIALI Miedzynarodowej Naukowi-Praktycznej Konferencji Perspektywy rozwoju nauki we wspczesnym wiecie (29.03.2012 – 31.03. 2012) – Krakw, 2012. S.45-49; Федоров И.А., Гузенина С.В. Богема: эстетика ухода :

моногр. / И.А.Федоров, С. В. Гузенина; Федеральное агентство по образованию. ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им.

Г.Р.Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009; Федоров И.А., Краснова Л.В. Феномен социальной кластеризации: монография / И.А. Федоров, Л.В. Краснова; Федеральное агентство по образованию, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010; Ламберт Р. Каковы возможности глобального рабочего движения? // Глобальный диалог. Том 2. № 2. Ноябрь 2011. С. 10-11.

Массовое сознание имеет, при этом, свою специфику, поскольку отличается от индивидуального и от общественного особым набором существенных характеристик. Оно формируется под воздействием СМИ, и его суть – оборотная сторона рефлексии, некий «готовый продукт» массового потребления – конструкт из сформулированных и актуальных на текущий момент времени социальных и культурных стереотипов, мифологем и идеологем, психических установок и жизненного опыта большинства рядовых граждан развитого индустриального общества.

Владимир Путин: национальный вопрос // Независимая газета [Электронный ресурс] URL http:// www.

ng.ru/politics/2012-01-23/1national.html; Трофимов Е.Н. Государственная национальная политика России: законодательный аспект (1906-2007 годы). – М.: Изд-во РАГС, 2008; Концепция национальной безопасности [Электронный ресурс] http://www.nationalsecurity.ru/library/00002/ 00002 concept3.htm (вход 06.06.2012г.); Властная идейная трансформация: Исторический опыт и типология: монография / В.Э. Багдасарян, С.С.Сулакшин, под общей редакцией В.И. Якунина. – М.: Научный эксперт, 2011; От этнической нации к политической – возможно ли это в России? Материалы дискуссии с участием Э.А. Паина, Л.Д. Гудкова, В.С. Малахова // Вестник института Кеннана в России, № 13, 2008.

Национально-гражданские идентичности и толерантность. Опыт России и Украины в период трансформации / Под ред. Л. Дробижевой, Е. Головахи. К.:Институт социологии НАН Украины; Институт социологии РАН, 2007;Степанов Е. И. Конфликтология переходного периода: методологические, теоретические, технологические проблемы / Центр конфликтологии Института социологии РАН. – М., 1996.

Коротеева В. Существуют ли общепризнанные истины о национализме? // Pro et contra. 1997. Т.2 № 3.

С. 185-203.

Национализм в поздне – и посткоммунистической Европе. В 3 т. / Под ред. Э. Яна. М. РОССПЭН, 2010;

Паин, Э.А. Трудный путь от мультикультурализма к интеркультурализму // Вестник института Кеннана в России, № 20, 2011; После империи. Под общ. ред. И.М. Клямкина. – М.: Фонд «Либеральная миссия», 2007; Идеология «особого пути» в России и Германии: истоки, содержание, последствия / Под ред. Э.А. Паина. Институт Кеннана.

– М.: Три квадрата, 2010.

– к поиску основ коллективной, групповой и иной идентичности человека и человечества века глобализации, столкнувшихся на пороге третьего тысячелетия с проблемой утраты культурной самобытности и «размывающегося» этнического самосознания, что неизменно ведет к потере самого статуса этноса1;

– к осмыслению роли языка как культурного кода, поскольку, с одной стороны, виртуальная реальность и единый язык виртуального общения (английский) способствуют утрате литературного языкового фонда любого этноса или народности, с другой – язык в конце ХХ в. может служить неким культурным кодом, маркером социального статуса, фильтром вхождения в группы, кланы, объединения, играя объединяющую роль2;

– к изучению вновь появляющихся политических и экономических феноменов и поиску региональных сходств и различий. Яркими примерами таких тенденций стали: Евросоюз, страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), перспективы евроазиатского Союза и т.д.;

– к разрешению противоречий, связанных с социальной стратификацией и все более возрастающим к концу ХХ в. социальным неравенством, о чем свидетельствует, помимо прочего, рост количества научных публикаций, монографий и международных научных конференций по данной проблеме3.

Все эти факторы указывают, что проблематика образа Родины и к концу ХХ в., видимо, не утратила своей актуальности.

Автор счел необходимым представить свою классификацию теоретических направлений ХХ в., имеющих отношение к теме, в виде таблицы, где зафиксированы наиболее яркие имена, теоретические направления общественной мысли и научные школы, в концепциях которых, так или иначе, может быть передан денотат самой категории образа Родины (таб. 1).

Голофаст В.Б. Гибридизация и культурные смеси // Телескоп, №3, 2003; Дробижева Л.М. Идентичность и этнические установки русских в своей и иноэтнической среде / Л.М. Дробижева//Социологические исследования.

2010. № 12. С. 49-58; Идентичность как предмет политического анализа. Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции (ИМЭМО РАН, 21-22 октября, 2010 г.). Редколлегия сборника: И.С. Семененко (отв. редактор), Л.А.Фадеева (отв.редактор), В.В.Лапкин, П.В.Панов. – М.: ИМЭМО РАН, 2011; Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов модернизации. – М.: Экон-Информ, 2009.

Дридзе Т. Коммуникативная лингводидактика в расширении оснований социальных связей: семиосоциопсихологический подход» // Мир психологии. – 1996. № 2. С. 15-24; Дридзе Т.М. Социальная коммуникация как текстовая деятельность в семиосоциопсихологии//Общественные науки и современность. 1996. № 3. С.145Дридзе Т.М. Экоантропоцентрическая модель социального познания как путь преодоления парадигмального кризиса в социологии // Социологические исследования. – 2000. № 2. С.20-28; Якобсон Р. Язык и бессознательное.

– М., 1997; Остин Д. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. – М., 1986. С. 22-130.

См. Петр Штомпка. Десять тезисов о статусе социологии в мире неравенства // Глобальный диалог. Том 2.

№ 2.Ноябрь 2011.С.14-15; Хельга Новотны. Создавая социологию в сегодняшнем неравном мире // Глобальный диалог. Том 2. № 2. Ноябрь 2011. С. 21-22.

Коммунистические Г.Плеханов Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. Т. Образ Родины – этап За исключениконцепции П.Струве 1-5. М., 1956-1958. Литературное наследие Плеханова. в осмыслении интер- ем второго Религиозные Н.Федоров, Федоров Н.Ф. Вопрос о братстве, или родстве, о причи- Образ Родины – вы- Кроме крайдоктрины Г.Марсель, нах небратского, неродственного, т.е. немирного, состоя- ражение Божьего тво- них форм Теории С. Широкого- Широкогоров С.М. Исследование основных принципов Образ Родины есть Этнос чаще этничности: ров изменения этнических и этнографических явлений. Шан- результат стабильных трактуется - конструктивист- Дж.Комарофф Комарофф Дж. Национальность, этничность, современ- возможный результат ские Ф. Барт ность: политика самосознания в конце ХХ века // Этнич- этнического самосозВ.А. Тишков ность и власть в полиэтничных государствах: материалы нания Теории социальной У. Мак-Дугалл Мак-Дугалл У. Основные проблемы социальной психоло- Образ Родины - гештальт-теория М. Вертгеймер Вертгеймер М. Продуктивное мышление. М.: Прогресс, Образ Родины есть Энрайт Д. Гештальт, ведущий к просветлению или пробуждение от кошмара /пер. Центра гуманистических технологий «Человек». СПб., 1994.

- теории А.Макаренко Макаренко А.С. Педагогическая поэма. М.: ГИХЛ, 1937. Образ Родины – несоциализации Б. Спок Макаренко А.С. Книга для родителей. М.: ГИХЛ, 1937. пременный результат П.Гальперин Макаренко А.С. Лекции о воспитании детей. М., 1940. уже детской социалиА.Богомолова Крупская Н.К. Педагогические сочинения: в 10 т. М.: зации, условие освоеН.Крупская Изд-во Академии педагогических наук СССР, 1957-1963. ния социальных Богомолова А.И. Нарушение произношения у детей: пособие для логопедов. 2-е изд., перераб. М.: Просвещение, es ou: comment ecrire l'histoire aujourd'hut et demain / Институт всеобщей истории АН СССР (М.); ред. Ю.Л. Бессмертный. М.: Наука, 1993; История ментальностей, историческая антропология: зарубежные исследования в Лингво- Ю. Лотман Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Семиосфера. Образ Родины засемантическая Т. Дридзе СПб.: Искусство–СПБ, 2000. шифрован в структушкола Т.А. ван Дейк Дридзе Т.М. Социальная коммуникация как текстовая ре языка и есть реГ. Шпет деятельность в семиосоциопсихологии // Общественные зультат «билингвальМ. Бахтин науки и современность. 1996. № 3. С. 145-151. ных переводчиков»

Р. Барт Шпет Г.Г. Явление и смысл: Феноменология как основная наука и ее проблемы. М.: Гермес, 1914. 219 с.

ный подход В. Вернадский Вернадский В. Научная мысль как планетное явление частный случай или К. Кастанеда /отв. ред. А.Л. Яншин. М., 1991. атрибут бытия какоЕ. Блаватская Кастанеда К. Особая реальность. Новые беседы с доном го-то субстанциоН. Рерих Хуаном / пер. с англ. Б. Останина. М.: АСТ; Харьков: Фо- нального начала В.И. Каширин Блаватская Е.П. Ключ к теософии / пер. с англ. К.А. Зайцева. М.: РИПОЛ классик, 2005. 352 с.

Каширин В.И., Каширина О.В. Новое направление социального времяведения: ноосферный патриотизм // Этнические проблемы современности. Ставрополь, 2009. Вып.

Социальный Ж.де Гобино Гобино Ж. Эссе о неравенстве человеческих рас. М., 2001. Образ Родины – вродарвинизм С. Аммон Шелленберг В. Мои секретные задания // Тайны истории. жденное качество Г. Горбигер См. также: Mitteilungsblatt der Arbeitsgemeinsehaft ehema- сознание, сумма дуА.Гитлер liger Offiziere. B. 1963; Проблемы современной космого- шевных иллюзий Г.Геббельс нии // под ред. В.А. Амбарцумяна. М.: Наука, 1972; ТреВ.Шелленберг тий рейх: власть и религия // Исторический архив. 1988.

корпоративизма и А. Мельтцер under Floating Exchange Rates, IMF Staff Papers 9: 369-379, Консервативные Ю. Лангбен Шпанн О. Философия истории / пер. с нем. К.В. Лощев- Образ Родины – вытечения: иррациона- К. Шмитт ского. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. 485 с. ражение стремления и реформаторский, Г. Фрейер См. также: Аркан Ю.Л. Опыт реконструкции «философии корпоративный кон- А. Молер истории» Отмара Шпанна. СПб., 2003; Тавризян Г.М. Фисерватизм, деидеоло- К.-Х. Вайссман лософы XX века о технике и «технической цивилизации».

гозаторское направ- Г.-К. Кальтен- М.: Российская Политическая энциклопедия (РОССПЭН), Экзистенциализм Ж.П. Сартр Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической Образ Родины – усА. Камю онтологии / пер. с фр., предисл., примеч. В.И. Колядко. ловие и фактор экзиМ. Хайдеггер М.: Республика, 2000. стенциального повеК. Ясперс Сартр Ж.-П. Что такое литература? / пер. с фр. Н.И. Пол- денческого выбора Культурологиче- А. Лосев Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусст- Образ Родины – знак, Иногда – ведческие концеп- Д. Лихачев Лихачев Д. Литературоведение и лингвостилистика. Киев, ства человека и куль- анти гия и онтофилосо- М.К. Петров Гачев Г. Жизнь художественного сознания: Очерки по Рабинович В. Образно-понятийный кентавр, который живет в третьем полушарии // Языки культур: образпонятие-образ: сборник. СПб.: Издательство Русской К.С. Гаджиев Почепцов Г. Теория коммуникации. М.: Рефл-бук: ВакИ.Ю.Глинская лер, 2006.

Гаджиев К.С. Имидж как инструмент культурной гегемонии // Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 12.

Глинская И.Ю. Формирование имиджа России в контексте глобальных процессов: монография. М.: РАГС, 2009.

Теории глобализма Ф.Фукуяма Фукуяма Ф. Конец истории // Вопросы философии. 1990. Образ Родины – черта культурной само- Сенгор of the Post-Cold War World// Foreign Affairs. 1993. vol. 72, бытности; афросо- Давид Диоп, № 5, рp. 186-194.

циализм, евроком- Бираго Диоп Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис.

мы» (исламский С.Хантингтон См. также: Умма [сайт]. URL: http://umma.islam.ru/home фундаментализм), Мухаммад Сакаф (дата обращения 02.08.2012); Айзатулин Т.А., Кара-Мурза негритюд, синга- Шейх Али Джума С.Г., Тугаринов И.А. Идеологическое влияние евроценпурский социа- Шейх Али тризма // Социологические исследования. 1995. № 4.

лизм, доктрина ци- Джифри C. 27-33; Трубецкой Н.C. Европа и человечество. София, идентичности и др. Каррильо прогностики Д.Белл Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Москва: групповой психики, Коммуникативный Н. Винер Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в живот- Образ Родины – осподход С. Андреас ном и машине. 2-е изд. М.: Наука, 1983. нова духовных комА. Зимичев Анцыферова А.Г. Психологическая опосредованность со- муникаций на высА. Анцыферова циальных воздействий на личность, ее развитие и форми- ших своих стадиях.

П. Клоссовски развития личности. М.: Институт психологии, 1991. 123 с. выражение индивиЗимичев А.М. Психология политической борьбы. М.: Тех- дуальной духовности.

Андреас С. Практическая духовность, [Электронный ресурс]. URL http://codenlp. Ru/stiv-andreas-prakticheskayaduhovnost/ (дата обращения: 06.07.2012).

Доктрины и науч- Ж. Делез Делез Ж., Гваттари Ф. Капитализм и шизофрения: Анти- Единой трактовки - теория симуляк- О.фон Больнов Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий / сост., пер. общества - номадология Н. Элиас СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2011.

- визуалистика Э.Левинас Фуко М. Психиатрическая власть. Курс лекций, прочисоциология форм Дж. Брунер танный в Коллеже де Франс в 1973—1974 учебном году / - глэм-социология Д. Иванов пер. с фр. А. Шестакова. СПб.: Наука, 2007.

- нарративная пси- М. Уайт Бодрийяр Ж. Пароли. От фрагмента к фрагменту / пер. с - интерпретативная Штомпка П. Визуальная социология. Фотография как Данные табл. 1 показывают, что и к концу ХХ в. тема формирования, трансляции и сакрализации образа Родины не утратила своей значимости.

Остановимся более подробно на представленных в табл. 1 теоретических идеях и научных школах, отражающих фокусную проблематику.

Поскольку количество таких научных школ и направлений в ХХ в.

чрезвычайно велико, выделим наиболее главные фокусы, объединяющие все указанные в таблице теоретические направления. По мысли автора, это:

1. Поиски основ идентичности, которые смещены в сферу осознания своих отличий, причем как на уровне индивида (неофрейдизм, экзистенциализм), так и на уровне цивилизации, нации, государства, культуры, этнической группы (социал-дарвинизм, фашизм, концепции «особого пути», теории этничности, лингво-семантическое направление, либерализм, консерватизм, школа истории ментальностей, антиглобалисты).

Совокупный теоретический посыл всех таких отличий, в частности, дан в описании этнической идентичности у теоретиков инструментального направления: «Под этничностью мы понимаем особое константное (примордиальная черта), хотя и различное по интенсивности (инструментальная черта), переживание (примордиальная черта) групповой идентичности и солидарности (инструментальная черта), формирующееся первоначально на основе биогенетического и биосоциального единства (примордиальная черта) и проявляющееся в форме сравнения «нас» с «не-нами» в ходе группового взаимодействия в этносоциальном пространстве»1.

Отметим, что сама мысль о существенных отличиях не нова, ее отстаивал в своих работах еще в ХIХ в. Ф. Энгельс, полагая, что верным решением всякого спора о разнице должны быть представления о единственном возможном превосходстве цивилизованных наций, т.е. – западных, над другими, поскольку именно они транслируют идею революции как освобождения: «День великого решения, день битвы народов приближается, и победа будет за нами!».

По представлениям Ф. Энгельса, немцы, таким образом, совершенно оправданно «вклинились между славянскими варварами», поскольку «в Вене хорваты, пандуры, чехи, сережаны и прочий сброд задушили германскую свободу» 2. Вполне очевидно, что при подобной идентификации «своих» и «чужих» образ Родины сохраняет свою бинарность, поскольку все типы идентификации, связанные с определенным статусом, к примеру, этническим (ариец), политическим (коммунист, либерал, консерватор), геополитическим или национальным (американец, африканец, россиянин), соответствуют уровню общественного сознания, т. е. апеллируют к оформлению Сикевич З.В. Социология и психология межэтнических отношений. – СПб., 1999. С.20.

Курсивом в цитате – комментарии автора настоящей работы.

Ф. Энгельс. Революционное движение. Соч., т. 6, с. 159.

Интересно, что категории «свобода» и «Родина» часто идут вместе в трудах многих мыслителей. Так, марксист Г.Плеханов писал в работе «Год на родине»:

Вперед, плечом к плечу шагая!

Священна к родине любовь.

Вперед, свобода дорогая.

Одушевляй нас вновь и вновь.

ИОР, основой выстраивания и транслирования которого выступает принятая в том или ином обществе идеологическая платформа. В рамках таких представлений образ Родины вполне очевидно оказывается аналогом образа государства (при этом формулироваться он может как образ нации или страны).

Однако понимание своей исключительности прослеживается не только на макроуровне, но и на уровне самых глубоких, интимных переживаний, что прямо отражается на качественных характеристиках ИнОР в индивидуальной психике. Так, основатель идеи негритюда Леопольд Седар Сенгор подчеркивал: «гордость за свою расу – вот первое условие негритюда!», в то же время им создан удивительно проникновенный образ, в котором даны в единстве черты любимой женщины и Африки:

Отметим также, что в структуре ИОР, определяющегося в границах отличия от других (в рамках указанных выше концепций ХХ в.), неизменно присутствуют этнические предрассудки и стереотипы, а также образ врага, на фоне которого ИОР выступает еще более рельефно.

Роль «врага» может играть отдельная страна, их совокупность (например «исламский» или «славянский» мир), отдельный класс («буржуазия»), чуждая культура («европейцы», «янки»), религия («неверные») и т.д., концентрирующие в своем идеологическим поле иные, отличные от «наших» представления о мире в целом, социальных нормах, культурных ценностях, духовных идеалах. Приведем несколько сравнений.

Лидер революционной коммунистической идеологии ХIХ в. Ф. Энгельс указывал: «На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских областях Австрии; и никакие фразы и указания на неопределенное демократическое будущее этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как к врагам»2.

Седар Сенгор Л. Избранная лирика / предисл. М. Ваксмахера. М., 1969.

Энгельс Ф. Демократический панславизм // Соч., т. 6.С.306.

Новый век подхватил идейную эстафету марксизма. Теоретические доктрины ХХ столетия (либерализм, национализм, фашизм, концепции «особого пути», антиглобалистские теории, теории этничности и др.) как подтверждают мысль Ф.Энгельса о необходимости формирования образа Родины на макроуровне, т. е. внешнего позитивного образа государства, нации, страны (поскольку «без позитивного образа страны и признания необходимости порядка никакое правление невозможно»1), так и предлагают новые векторы и базовые механизмы его формирования, характерные для социальной реальности ХХ в.

Образ Родины в концепциях ХХ в. продуманно выстроен в соответствии с выбранным идейным курсом. В.А. Тишков, директор института Этнологии и антропологии РАН, отмечает: «Образы страны и народа имеют огромное значение как для национальной идентичности граждан, так и для ее внешнего восприятия. Все страны стремятся создать собственный позитивный образ. Он необходим для нормального социально-психологического самочувствия людей, обеспечения лояльности и сплоченности населения, благоприятных внешних контактов, в том числе для привлечения в страну капиталов и туристов. Если у большей части населения нет общего позитивного представления о стране и государстве, тогда нет и этого государства. Национальная идентичность есть общеразделяемое представление граждан о своей стране, ее народе и чувство принадлежности к ним. И эта идентичность важна для государства не менее, а возможно, и более, чем охраняемые границы, конституция, армия и другие государственные институты.

Государства создаются людьми и существуют потому, что каждое новое поколение разделяет общее представление о государстве и признает его»2. При таком видении – национальный образ Родины должен создаваться целенаправленно, при этом транслироваться публичными людьми (политиками, спортсменами, телезвездами, актерами и т. д.). В цитируемой работе В.А. Тишков дает «формулу» коллективной идентичности, поясняя, что «Задача ответственных экспертов – терпеливо и настойчиво объяснять, что «российскость» как идентичность и российский народ-нация – не результат внутренней унификации, а естественное наложение более широкой историко-культурной и социально-политической идентичности на множество внутренних этнокультурных различий, которые существуют среди населения страны»3.

В этом же методологическом ключе очерчен образ Родины в публикациях известного американского эксперта в области внешней политики, безопасности и международных отношений А. Коэна, который (подразумевая образ Америки) поясняет: «В основу стратегии должно лечь продвижение идей личной свободы и уважения к жизни, вероисповеданию и собственности другого человека. Идеи обладают сокрушительной силой, и поТишков В. А. Отрицание России // Отечественные записки, 2005. [Электронный ресурc] URL http://www. Strana oz.ru/2005/1/otricanie-rossii#t6 (дата обращения 03.08.2012).

Там же.

Там же.

Курсив автора настоящего исследования следствия применения слов, образов и символов сравнимы с применением орудий и ракет. Если весь свободный мир во главе с США1 не одержит победу на новом идеологическом фронте, возникновение новых террористических организаций будет лишь вопросом времени»2.

В целом, указанные концепции ХХ в. объединяет мысль о значимости феномена образа Родины (ИОР), и для единства любого народа правящая элита не должна игнорировать его бытие и содержание. В публикации руководителя группы «Интеллектуальная Россия» Александра Неклессы эта мысль передана так: «Необходимость вести интенсивный, содержательный разговор на данные темы давно назрела. Ибо главная задача элиты — стратегическое управление обществом, иначе говоря, искусство рождать смыслы, образы будущего для себя и тех, кого она ведет. И при этом квалифицированно действовать в предложенных обстоятельствах»3.

2. Поиски универсальных основ, объединяющих страны и народы, соответственно, не на идеологических и политических платформах, а на базовых ценностях религии, культуры, общего менталитета и исторического прошлого, формирующих поле некоей «единой, общей духовности».

К таким концепциям можно отнести религиозные доктрины, субстанциональный подход, теорию коммуникации. Государство не выступает в рамках таких концепций базовой характеристикой образа Родины, поскольку он мыслится атрибутом духовной жизни (личности, группы или общества).

Такой образ, в частности, у Н. Рериха описывается через понятие Держава Света, поскольку через символику света и огня им дается постижение духовности, причастность к творчеству и полету мысли. Он пишет:

«Платоновское солнцеподобие относится к тем же несказуемым, но светоносным понятиям. Встречаются испытавшие, и для них не нужен словарь, но в движении едином и даже в молчании они взаимно поймут язык всех словесных различий. Потому исповедуйте, испытывайте, ибо не знаете, где лучший час ваш и когда вспыхнет огнь над чашею накоплений. Качество мыслей будет вожатым, а ненасытная устремленность будет крылами света Софии. Ведь сиять, но не сгорать заповедано»4. В универсальных концепциях образ Родины не может существовать на макроуровне, и хотя и вторичен (поскольку первичным как коллективным, так и индивидуальным образом выступает само постижение высших, духовных начал), тем не менее, заключен в каждом человеке как атрибут вечности: «Бог вложил человеку вечность в сердце – обитель духа нетленна, вечна через все воплощения. И познает она свет, ибо и сама является источником света»5.

Осознание такого дара и является силой, выступающей основой не разделения, но объединения всех стран, государств и народов6.

Курсив автора настоящей работы Коэн А.Холодная война возвращается// Россия в глобальной политике, № 4, октябрь-декабрь 2003.

Неклесса А. Активное представление будущего // Российское Экспертное обозрение. №3. 2007.

Рерих Н.К. Держава Света. Southbury: Alatas, 1931.

Там же.

Там же.

Отметим, что данные концепции и сегодня являются весьма продуктивными. Теоретики консерватизма в своих работах отмечают не только кризис либерализма, но и необходимость новой, продуктивной, объединяющей идеи как «духовного поворота». В этом смысле весьма тревожным фактором современные политики видят возрождение религиозных духовных ценностей и настроений: «Место отработанных идеологий постепенно занимает во всем мире религия. Важнейшим примером возвращения религии, в том числе и как политического фактора, можно назвать возрождение ислама. В различных регионах мира ислам уже стал силой, определяющей расстановку политических сил. Общее соотношение сил на мировой политической арене существенно изменяется»1.

Подчеркнем, что в свое время, еще в начале ХХ в., на необходимость объединения двух указанных направлений для продуктивного состояния общественной жизни обращал внимание русский обществовед П. Струве, поясняя, что «национальное начало тесно связано с государственным и разделят с ним его сверхразумный, или мистический, характер», а также что «власть есть своего рода очарование или гипноз», и при потере своей мистической роли и сущности государственная власть «начинает колебаться и затем падает»2. В этой связи мыслителем особенно подчеркивалась государственная необходимость внимания к вопросам сакрализации образа Родины как элемента культурной жизни нации, ибо, по – П. Струве, «нация есть прежде всего культурная индивидуальность, а самое государство является важным деятелем в образовании нации, поскольку оно есть культурная сила. В основе нации всегда лежит культурная общность в прошлом, настоящем и будущем, общее культурное наследие, общая культурная работа, общие культурные чаяния»3. Для плодотворного сосуществования личности и государства должна быть основой духовная составляющая (у П. Струве – религиозная), детерминирующая роль которой объясняется через неискоренимую религиозную потребность человека, состоящую в необходимости личности выходить «…из сферы ограниченного, личного существования и приобщается к более широкому, сверхиндивидуальному бытию»4.

3. Поиски универсальных основ выстраивания диалога государств, культур, этносов (групп, сообществ), индивидов5.

К таким интеллектуальным позициям тяготеют в ХХ в. школы психологии, научной прогностики и футурологии, концепции глобалистики, имиджелогии и НЛП. В психологических концепциях бихевиоризма, гештальт-теории, теории группового поведения и социализации образ Родины опосредован универсальными, научно постигаемыми законами: психики индивида, бытия социальной группы и закономерностями группового поведения. Так, психофизиологическая концепция И. Павлова, определяет бытие Рормозер Г. Кризис либерализма. М., 1996. С. 203-207.

Струве П. Patriotica: политика, культура, религия. Сб. ст. за 5 лет 1905–1910 гг. СПб.,1911. С. 99-107.

Там же.

Там же.

Диалог культур в условиях глобализации: XII Международные Лихачевские научные чтения, 17–18 мая 2012 г.

Т. 1: Доклады. [Электронный ресурс] URL http://www.lihachev.ru/chten (дата обращения 03.08.2012).

индивидуального образа Родины (ИнОР) лишь рамками рефлекторного акта. Образы здесь выступают первыми, регулирующими реальность сигналами (рис. 2).

Рис 2. Образы в иерархической концепции уровней сигналов Как отмечает исследователь Л.М. Веккер, у И. П. Павлова «на первом подуровне высшей нервной деятельности сигнальную функцию несут образы – первичные и вторичные (ощущения, восприятия и представления), а на втором подуровне – речемыслительные процессы»2. В этом смысле индивидуальный образ Родины выступает частным случаем первичных сигналов высшей нервной деятельности.

Особый интерес в отношении ИнОР представляют и концепции советской деятельностной школы психологии, а также известная теория гештальтов. Остановимся на них более подробно, поскольку они диаметрально противоположны в своей интерпретации формирования индивидуального образа.

Школа советской психологии представлена именами известных ученых Б.Г. Ананьева, П.К. Анохина, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Л.С.

Выготского, Д.Н. Узнадзе и др.

Наиболее четко позиция советских психологов по данной теме отражена в коллективном труде ученых Института психологии Академии наук СССР Н.Д. Заваловой, Б.Ф. Ломова и В.А. Пономаренко, где образ трактуется как «отражение какого-либо объекта, предмета или события»3. Советскими учеными подчеркивается, что образ не выступает моментальной «фотографией» действительности, поскольку он, хотя и отражает объективную реальность, в то же время глубоко субъективен, так как «образ формируется на базе опыта, который накопил человек, в той или иной мере ассимилируя этот опыт, что особенно отчетливо выражается в случаях, когда речь идет об образах, связанных с жизненно значимой для человека деятельностью»4.

Схема из книги: Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. Глава 3. – М.:

Смысл, 1998.

Там же.

Завалова Н.В., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности / Отв. ред.

д-р психол. наук, проф. Ю.М. Забродин. – М.: Наука, 1986. С. 9.

Там же, С.11.

Авторы отмечают, что формирование образа – сложный трехуровневый процесс, включающий в себя этапы сенсорно-перцептивный, представлений, вербально-логический. Существенной стороной такого процесса выступает также и тот факт, что «при переходе от ощущения и восприятия к представлению изменяется структура образа-объекта: одни его признаки как бы подчеркиваются, усиливаются, другие редуцируются. Иначе говоря, происходит схематизация предметного образа»1.

Наиболее интересным для нас выступает небольшое замечание в данной работе о том, что «при переходе от восприятия к представлению происходит преобразование сукцессивного перцептивного процесса в симультанный образ. То, что человек воспринимал последовательно, трансформируется в одновременную целостную умственную картину»2. Пока схематизация не произошла, мы имеем дело с уникальным психическим феноменом, это и есть тот самый образ, который пока не осознается окончательно, но уже существует в психике как единое целое. Забегая вперед, отметим, что по результатам авторских эмпирических исследований, именно так описывается образ Родины многими респондентами, которые признаются, что он сложен из мыслительных картинок, а не из рассуждений.

Другим влиятельным научным направлением ХХ в., имеющим прямое отношение к ИнОР, выступает известная западная школа гештальтпсихологии3. Гештальт (нем. Gestalt – форма, образ, структура) – пространственно-наглядная форма воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства нельзя понять путем суммирования свойств их частей. К. Дункер так поясняет суть феномена: «Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с суммами. Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем гештальт»4.

Однако отметим, что школа гештальт-психологии, в целом, сконцентрировала свое внимание только на процессах восприятия. Теоретики школы выделили основные свойства восприятия: часть того, что мы воспринимаем отчетливо, – фигура, часть того, что уходит на периферию, – фон;

описали константность восприятия – образ не меняется при изменении его сенсорных элементов; сформулировали принципы восприятия: близость (расположенные рядом – воспринимаются вместе), смежность (схожие по размеру, форме, цвету – воспринимаются вместе), целостность (тенденция к упрощению и целостности), замкнутость (тенденция восприятия к довершеЗавалова Н.В., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности/ Отв. ред.

д-р психол. наук, проф. Ю.М. Забродин. – М.: Наука, 1986. С.14.

Там же. С.14.

Вертгеймер М. Продуктивное мышление. М.: Прогресс, 1987; Келер В., Коффка К. Жанр: Гештальт-психология.

М.: АСТ,1998; F. Perls, R. Hefferline & P. Goodman. Gestalt therapy: Excitement and growth in the human personality.

NY: Julian Press, 1951; F. Perls, The gestalt approach & Eye witness to therapy. Palo Alto, Ca.: Science and Behavior Books, 1973.

Дункер К. Качественное (экспериментальное и теоретическое) исследование продуктивного мышления // Психология мышления. – М., 1965. С. 21-85.

нию), смежность (восприятие одно через другое), общая зона (восприятие повседневного идет наравне с прошлым опытом и научением), транспозитивность (образ остается, даже если части трансформируются), закон «хорошего гештальта» (почти прямой угол видится как прямой), выделение фигуры из фона, эффект обратимости фигуры. Гештальт-теоретики сформулировали формулу гештальта: Константа + фигура + фон = гештальт, т.е. качество формы.

Необходимо уточнить, что даже учитывая вклад указанной теории в психологию, весьма очевидна сфокусированность гештальт-теоретиков именно на структуре психических процессов, которая дана в теории в отрыве от ее физиологического механизма и, что самое главное – от объекта, который и определяет ее содержание. Как критически верно замечает в отношении гештальт-подхода известный психолог Л. Веккер, «…модель психической структуры не может быть построена без учета материала по тем же причинам и логическим основаниям, по которым нельзя построить здание из стиля или сшить платье из фасона»1.

Кроме того, при всей популярности самого направления, в рамках данной концепции исследователи исходили из изучения восприятия как чистого феномена сознания: образ всецело здесь опосредован внешней средой, вне учета когнитивной деятельности личности, вне способности личности к воображению, представлению, абстракции и иным операциям, т.е. по существу здесь представлен лишь начальный этап формирования образа (например, Родины), который сводим к сенсорно-перцептивной области.

В этом смысле совершенно справедливо звучит мысль советских психологов о том, что в противовес западным концепциям деятельностный подход в анализе образа «четко противопоставляется упрощенным бихевиористским схемам», кроме того, такой подход «исключает возможность описывать и проектировать человеческую деятельность просто как последовательность реакций на последовательность стимулов», поскольку органично связан с анализом ее психического содержания2.

Отметим также иные научные направления ХХ в., имеющие отношение к теме нашего исследования в рамках выделенного направления поисков универсальных основ формирования образа Родины.

В научной школе прогностики3 такой универсалией выступает модель возможного будущего, которая и определяет соответствующий образ Родины как на микро-, так и на макроуровне. Разумеется, ИОР в такой проекции глобален, поскольку будущее, так или иначе, объединяет масштабные общности людей, ИнОР же здесь выступает частным случаем будущего.

См. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. Глава 3. – М.: Смысл, 1998. 685 с.

Завалова Н.В., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности / Отв. ред.

д-р психол. наук, проф. Ю.М. Забродин. – М.: Наук», 1986. С. 5.

Тоффлер Э. Третья волна. – М.: «Издательство АСТ». – 2002; Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М.: Академия, 1999; Белл Д., Иноземцев В. Эпоха разобщенности. – М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007; Бестужев-Лада И. В. Третья и четвертая мировые войны: ход и ожидаемый исход. – М.: Инст экономических стратегий, 2005.

Схожая универсальная теоретическая платформа объединяет и научные поиски представителей глобалистики. Глобальное мировидение, близкое по духу космополитизму, не нуждается в формулировке основ образа Родины, поскольку феномен хоть и существует, однако представляется архаичным, уходящим в прошлое, на смену которому приходит реальность настоящего – время информационных технологий, омасовленной культуры и общества сетевых структур1.

Одной из первых здесь выступает теория научно-технической цивилизации, сформулированная еще в середине ХХ в. в работе «Человек в научной цивилизации» (1961) социологом Г. Шельски2, которого обычно причисляют к консервативному направлению. Основная мысль теории заключается в том, что государство как феномен исчерпает себя и прекратит свое существование, поскольку на смену ему идет техника. Образ Родины в любом обществе становится ненужным из-за увеличивающегося могущества власти техники и возникающего на этом фоне образа технического государства, где идеологии попросту не будет.

Концепции имиджелогии и НЛП ХХ в. сконцентрированы, в основном, на создании позитивного имиджа государств, партий и их лидеров на внутренней и международной политической арене, что имеет прямое отношение к ИОР. В этом отношении интерес представляют образы Родины, сформулированные в рамках политических программ партий.

При анализе таких образов, к примеру в России, исследователями отмечается, что «чувственно-образным ядром концепта будущего в Программном заявлении «Единой России» является наглядный образ «свободной, единой, суверенной, процветающей России». В программе «Патриотов России» ядро концепта – образ «великой, сильной, влиятельной в мире, процветающей России, в которой обеспечены духовное развитие, благополучие и счастье всех граждан». В программе КПРФ утверждается, что «партия борется за единство, целостность и независимость Отечества, благополучие и безопасность, нравственное и физическое здоровье граждан»3.

4. Наконец, выделим группу теоретических позиций, которые, собственно, вообще отрицают какой бы то ни было образ Родины.

Современные теории постмодерна представляют собой весьма сложное поле разнообразных концепций, интерпретирующих современность.

Описание бытия образа Родины неизменно сталкивается с противоречиями как его наличия, так и дефицита (номада), невозможности концентрации его Фукуяма Ф. Конец истории// Вопросы философии.1990.№ 3; Wallerstain I. After Liberelism. N.Y. 1995; Май А.В.Модели господствующей идеологии. Иерусалим,1997; Московичи С.Век толп. – М.,1998; Росалес Х.М. Воспитание гражданской идентичности. Об отношениях между национализмом и патриотизмом // Полис. 1999. № 6.

С.93-104; Кастеллс М. Становление общества сетевых структур // Новая индустриальная волна на Западе. Антология. – М., 1999; Кастельс М. Информационная эпоха. – М., 2000; Глюксман А. Европа должна воссоединиться:

интервью Radio Free Europe / Radio Liberty", США, 13 октября 2005 [Электронный ресурс] URL http://old.belintellectuals.eu/library/book.php?i d=216 (дата обращения 03.08.2012); Кинг А., Шнайдер Б. Первая глобальная революция. Доклад Римского клуба. – М., Прогресс, 1991.

См. Тавризян Г. М. Философы XX века о технике и "технической цивилизации". М.: Российская Политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009.

Сенцов А.Э. Образ сильного государства в программах современных политических партий России // Вестник Томского Государственного Университета. 2011. №3(15). С.128.

элементов по причине отсутствия центра и самой структуры такого образа (ризома)1. Российская наука, стремящаяся идти в ногу со временем и отказывающаяся зачастую от прежних научных платформ, констатирует: «Попытки после отказа от марксистской методологии, марксистских принципов осмысления социальной реальности, исследовать ее преимущественно немарксистским западноевропейским понятийно-категориальным инструментарием, приводят к тому, что мы чувствуем запутанность ситуации, не видим ясной картины происходящих событий»2.

Особенность современности, как было указано выше, заключается в ее мозаичности, для которой сложно установить какую бы то ни было научную закономерность. Это прямо отражается в констатации исследователями факта отсутствия необходимого теоретического инструментария, когда мы «стоим перед проблемой адекватного выражения этой специфики точными научно-понятийными средствами»3. При этом такая ситуация характерна для большинства стран мира, когда «многие рефлексирующие национальные социологические сообщества оказываются перед такого же рода задачами. Вместе с тем каждое из этих сообществ – перед специфической»4.

В этой связи автор еще раз подчеркнет, что не следует по пути тех своих коллег, которые ясно указали свои методологические позиции в рамках игры в интерпретацию наблюдений за изменениями социальной реальности.Разумеется, выстроив работу в рамках марксистской методологии, автор убежден также и в том, что перед ним стоит задача дать свое видение феномена, «избегая крайностей материализма и идеализма, капитализма и социализма, фашизма, монархизма и чего-то еще в этом же духе»5, однако также полагает, что важнейшим предусловием создания любых теорий среднего уровня (которые «могут выступать как беконовский "путь пчелы", путь гармоничного сочетания теории и практики»6), является наличие серьезной фундаментальной базы.

Завершая краткий обзор научных концепций западной мысли ХХ в. в рамках проблематики образа Родины, отметим, что многие из них остались без внимания, поскольку сама история научного изучения такого многогранного феномена в социально-гуманитарном знании ХХ в. может стать темой отдельного научного исследования, посвященного, к примеру, локальному образу Родины (особенно – масштабному образу России), ибо вряд ли верным и научно обоснованным будет утверждение (во всяком случае, на современном этапе) о реально существующем образе единой глобальной Родины. И даже конец ХХ в. так и не продемонстрировал единого масштабного пространства, даже при учете нарастающих тенденций глобализации, на фоне которой лишь ярко наблюдается все более отчетливо проСм. Новейший философский словарь. Постмодернизм / Главный научный редактор и составитель А.А. Грицанов. – Мн.: Современный литератор, 2007.

Социология и реальность (круглый стол) // Социологические исследования. 1996. № 9-10.

Там же. С. 6.

Там же. С.11.

Там же. С.6.

Федоров И.А. Индивидуальный имидж как сторона духовной жизни общества: Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук, спец. 22.00.06 – социология духовной жизни. – Тамбов, 1998.

являющаяся дихотомия. Ее суть сводится к тому, что, с одной стороны, такой процесс глобализации подарил человечеству кажущееся объединение на основе информационных потоков, с другой – к концу ХХ в. наблюдается значительная социальная дифференциация. Социальное неравенство к ХХ в.

так и не исчезло, оно лишь трансформировалось, изменив маркеры и формы. Как справедливо заметил в своей статье известный социолог Горан Тернборн (Кембридж), «теперь, как мы видим, нации сближаются, а классовые различия возрастают»1.

Современные общества представляют на внешнем уровне пример не глобальной системной интеграции, но пестрой мозаичности: мир разделен на страны, находящиеся на высоком уровне экономического подъема, страны с переходной экономикой и экономически отстающие, при этом экономические доноры открыто диктуют свою политику и идеологические стандарты.

Следствием создания единых торговых и экономических зон становятся также культурные потери, которые сегодня уже очевидны для некоторых стран мира: они выступают в обществе потребления ценой, платой за экономический рост, неминуемо связанный с экспансией не только финансовых потоков, но и чужих культурных образцов (ценностных, языковых, нормативных, поведенческих и т.д.). Неслучайно данный процесс получил свое описание в современной социологии как «макдональдизация»2. Думается, что такое название красноречиво свидетельствует о попытках сведения глобального образа Родины к масштабам одной страны.

Однако объединение на глобальном уровне сегодня вряд ли возможно не только по причинам, связанным с характером экономических процессов, но и с все более усложняющимися многочисленными внутренними противоречиями, среди которых можно выделить следующие (хотя чаще всего они выступают в совокупности):

– религиозные, этнические и гендерные (ислам как государственная религия и проблема прав женщин в арабских странах; положение цыганской диаспоры в Болгарии, этнических переселенцев из Прибалтики; ирландские волнения в Великобритании; статус Каталонии в Испании и т.д.);



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ г. МОСКВЫ МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ ОТКРЫТОГО ОБРАЗОВАНИЯ Кафедра филологического образования КУЛЬТУРА РЕЧИ СЕГОДНЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Коллективная монография Москва, 2009 ББК 81.2-5 УДК 80 К 90 Культура речи сегодня: теория и практика: коллективная монография / сост. Дмитриевская Л.Н. — М.: МИОО, 2009. — 200 с. Редакционная коллегия: Дмитриевская Л.Н., кандидат филол. наук ; Дудова Л.В., кандидат филол. наук; Новикова Л.И., доктор пед. наук. Составление: Дмитриевская Л.Н....»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Истекает вековой период с момента первых операций при ранениях сердца. Однако до настоящего времени, несмотря на большие достиже­ ния торакальной хирургии, развитие методов интенсивной терапии, ле­ тальность при этой тяжелой травме продолжает оставаться высокой. Следует отметить, что опыт, накопленный в кардиохирургии, реани­ мации больных с сердечной патологией, значительно расширяет возмож­ УДК G1G. 12 -001.4—089.36—07—036.882—08. ности лечения при ранениях сердца. Этот опыт в...»

«Российская академия наук музей антРопологии и этногРафии им. петРа Великого (кунсткамеРа) Ран а. к. салмин тРадиционные оБРяды и ВеРоВания ЧуВаШей санкт-петербург наука 2010 ББк 63.5(2)+86.31 удк 908+29 с16 Рецензенты: д-р ист. наук проф. Ю.е. Березкин д-р ист. наук проф. е.и. кычанов Научный редактор академик Ран и.м. стеблин-каменский Салмин А.К. традиционные обряды и верования чувашей. спб.: наука, С16 2010. 240 с. ISBN 978-5-02-025605-7 монография дает системное представление о...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского Национальный исследовательский университет Институт экологии Волжского бассейна РАН Институт прикладной физики РАН Д.Б. Гелашвили, Д.И. Иудин, Г.С. Розенберг, В.Н. Якимов, Л.А. Солнцев ФРАКТАЛЫ И МУЛЬТИФРАКТАЛЫ В БИОЭКОЛОГИИ Монография Нижний Новгород Издательство Нижегородского госуниверситета 2013 ББК 28.0 УДК 574.2 Ф 40 Рецензенты: доктор биологических наук А.И. Азовский (МГУ...»

«ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЗОВСКИЙ МОРСКОЙ ИНСТИТУТ МАКОГОН Ю.В., ЛЫСЫЙ А.Ф., ГАРКУША Г.Г., ГРУЗАН А.В. УКРАИНА ­ ДЕРЖАВА МОРСКАЯ Донецк Донецкий национальный университет 2010 УДК 339.165.4(477) Публикуется по решению Ученого Совета Донецкого национального университета Протокол № 8_ от_29.10.2010 Авторы: Макогон Ю.В., д.э.н., проф., зав.кафедрой Международная экономика ДонНУ, директор Донецкого филиала НИСИ. Лысый А. Ф., канд. экон. наук., проф., директор Азовского морского института...»

«Е.Н. ГЛУЩЕНКО Л.П. ДРОЗДОВСКАЯ Ю.В. РОЖКОВ ФИНАНСОВОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ Хабаровск 2011 УДК 336.774:330.47 ББК 65.262 Г55 Глущенко Е. Н., Дроздовская Л. П., Рожков Ю. В. Г55 Финансовое посредничество коммерческих банков: монография / под научной ред. проф. Ю.В. Рожкова. — Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2011. — 240 с. Рецензенты: Богомолов С. М. (Саратов, СГСЭУ); д.э.н., профессор Останин В. А. (Владивосток, ДВФУ) д.э.н., профессор ISBN 978-5-7823-0552- В монографии рассматриваются...»

«КОЛОМЕНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) МГОУ ИМЕНИ В.С. ЧЕРНОМЫРДИНА Вестник библиотеки’2013 Новые поступления Библиографический указатель Гуманитарные науки · Технические науки · Экономика и управление · Юриспруденция Коломна 2013 УДК 013 ББК 91 В 38 Вестник библиотеки’2013. Новые поступления: библиографический указатель / В 38 сост. Т. Ю. Крикунова. – Коломна: КИ (ф) МГОУ, 2013. – 23 с. В библиографическом указателе собраны записи об учебниках, монографиях и других документах, поступивших в фонд...»

«Principles of Systematic Zoology Ernst Mayr Alexander Agassiz Professor of Zoology, Harvard University McGraw-Hill Book Company New York St. Louis San Francisco Toronto London Sydney 1969 Э. Майр ПРИНЦИПЫ ЗООЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМАТИКИ Перевод с английского М. В. М и н ы Под редакцией и с предисловием проф. В. Г. Г е п т н е р а ИЗДАТЕЛЬСТВО МИР МОСКВА 1971 УДК 590 Монография по теории и практике систематики животных, которая будет служить незаменимым настольным руководством как для начинающих, так...»

«А.В. Дементьев К О Н Т Р АК ТНА Я Л О Г ИС ТИ К А А. В. Дементьев КОНТРАКТНАЯ ЛОГИСТИКА Санкт-Петербург 2013 УДК 334 ББК 65.290 Д 30 СОДЕРЖАНИЕ Рецензенты: Н. Г. Плетнева — доктор экономических наук, профессор, профессор Введение................................................................... 4 кафедры логистики и организации перевозок ФГБОУ ВПО СанктПетербургский государственный экономический университет; Потребность в...»

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ Гагарин А.В. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ЛИЧНОСТИ: ПСИХОЛОГО-АКМЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Монография Москва, 2011 1 Утверждено ББК 74.58 РИС Ученого совета Г 12 Российского университета дружбы народов Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 10-06-0938а) Научный редактор: академик РАО, доктор психологических наук, профессор А.А. Деркач Р е ц е н з е н т ы: член-корр. РАО, доктор...»

«Южный федеральный университет Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Южнороссийское обозрение Выпуск 56 Барков Ф.А., Ляушева С.А., Черноус В.В. РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Ответственный редактор Ю.Г. Волков Ростов-на-Дону Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ 2009 ББК 60.524.224 Б25 Рекомендовано к печати Ученым советом Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного...»

«С.А. МОИСЕЕВА Семантическое поле глаголов восприятия в западно-романских языках МОНОГРАФИЯ Белгород 2005 ББК 81.2 М74 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного университета Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Л.М. Минкин; доктор филологических наук, профессор Г.В. Овчинникова Научный редактор: доктор филологических наук, профессор Н.Н. Кириллова Моисеева С.А. М74 Семантическое поле глаголов восприятия в западно-романских языках:...»

«СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА ДЕТЕЙ (ОПЫТ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) Ижевск 2010 УДК 37: 36 ББК 74. 66 С 692 Социально-педагогическая поддержка детей. (опыт Удмуртской Республики): Монография. Авторы: Мальцева Э. А., доктор педагогических наук, профессор, Бас О. В., начальник отдела социальной помщи семье и детям Министерства социальной защиты населения Удмуртской Республики. — Ижевск: КнигоГрад, 2010. – 132 стр. ISBN 978-5-9631-0075-2 В книге представлен опыт Удмуртской Республики в сфере...»

«КОЗЛОВ А.С. УПРАВЛЕНИЕ ПОРТФЕЛЕМ ПРОГРАММ И ПРОЕКТОВ: ПРОЦЕССЫ И ИНСТРУМЕНТАРИЙ (МОНОГРАФИЯ) МОСКВА — 2010 г. УДК 005.8 ББК 65.050 К 592 Козлов А.С. К 592 Управление Портфелем Программ и Проектов: процессы и инструментарий. Монография. – М.: ЗАО Проектная ПРАКТИКА, 2010. – 350 с. Для практического внедрения программно–целевого управления необходим процессный базис, формирующий объективные требования к составу действий (процессов) и информационных взаимодействий (интерфейсов и информационных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА ПАВЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ НГТУ им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА Н.И. Щенников, Т.И. Курагина, Г.В. Пачурин, Н.А. Меженин РАССЛЕДОВАНИЕ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ МЕТОДИКА И ПРАКТИКА РАССЛЕДОВАНИЯ МОНОГРАФИЯ Нижний Новгород 2011 УДК 658.382. ББК 65. Щ Рецензент кандидат технических наук, доцент, академик...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА А. Г. Сосков УСОВЕРШЕНСТВОВАННЫЕ СИЛОВЫЕ КОММУТАЦИОННЫЕ ПОЛУПРОВОДНИКОВЫЕ АППАРАТЫ НИЗКОГО НАПРЯЖЕНИЯ Монография ХАРЬКОВ ХНАГХ 2011 1 УДК 621.316:621. 382.2/3 ББК 31.264 С66 Рецензенты: В. С. Лупиков - д.т.н., проф., Национальный технический университет Харьковский политехнический институт; Ю. В. Батыгин - д.т.н., проф., Харьковский национальный автомобильно-дорожный университет. Рекомендовано к...»

«5 Вестник СамГУ — Естественнонаучная серия. 2004. №4(34). МАТЕМАТИКА УДК 517.11 О НОВОМ ПРОЧТЕНИИ ”ОСНОВАНИЙ МАТЕМАТИКИ” А. УАЙТХЕДА И Б. РАССЕЛА 1 Ю.Н. Радаев2 c 2004 Г.П. Яровой, В статье обсуждается современное прочтение фундаментальной трехтомной монографии А. Уайтхеда и Б. Рассела ”Principia Mathematica” в связи с окончанием перевода на русский язык первого тома и перспективным проектом, реализуемым Самарским государственным университетом, по полному переводу и комментированию указанного...»

«Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования В.И. Якунин, В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Новые технологии борьбы с российской государственностью Москва Научный эксперт 2013 УДК 321.01.(066) ББК 66.0в7 Я 49 Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Я 49 Новые технологии борьбы с российской государственностью: монография. 3-е изд. исправл. и дополн. — М.: Научный эксперт, 2013. — 472 с. ISBN 978-5-91290-211-6 В работе проанализирована эволюция широкого спектра...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет Н.Н. Газизова, Л.Н. Журбенко СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА СПЕЦИАЛЬНОЙ МАТЕМАТИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ ИНЖЕНЕРОВ И МАГИСТРОВ В ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Монография Казань КГТУ 2008 УДК 51+3 ББК 74.58 Содержание и структура специальной математической подготовки инженеров и магистров в технологическом университете: монография / Н.Н....»

«В.И.Маевский С.Ю.Малков НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ТЕОРИЮ ВОСПРОИЗВОДСТВА Москва ИНФРА-М 2013 1 УДК 332(075.4) ББК 65.01 М13 Маевский В.И., Малков С.Ю. Новый взгляд на теорию воспроизводства: Монография. — М.: ИНФРА-М, 2013. — 238 с. – (Научная мысль). – DOI 10.12737/862 (www.doi.org). ISBN 978-5-16-006830-5 (print) ISBN 978-5-16-100238-5 (online) Предложена новая версия теории воспроизводства, опирающаяся на неизученный до сих пор переключающийся режим воспроизводства. Переключающийся режим нарушает...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.