WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Смоленский гуманитарный университет Балашовский филиал Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского В.В. Гриценко, Т.Н. Смотрова ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВЫ ИНТЕГРАЦИИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Смоленский гуманитарный университет

Балашовский филиал Саратовского государственного университета

им. Н.Г. Чернышевского

В.В. Гриценко, Т.Н. Смотрова

ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВЫ ИНТЕГРАЦИИ ЭТНИЧЕСКИХ

МИГРАНТОВ В РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО

Издательство «Универсум»

Смоленск 2008 УДК 159.9 ББК 88 Рецензенты– доктор психологических наук, профессор Н.М. Лебедева, доктор психологических наук, профессор В.А.Сухарев Гриценко В.В., Смотрова Т.Н. Ценностно-нормативные основы интеграции этнических мигрантов в российском обществе [Текст] /В.В.Гриценко, Т.Н.Смотрова – Смоленск: Издво «Универсум», 2008 – 152 с.

ISBN 978-5-87349-133- Монография направлена на оптимизацию межкультурного взаимодействия в стране.

Она посвящена изучению ценностно-нормативной структуры сознания этнических мигрантов и принимающего населения. Представлены результаты проведенного авторами на территории Саратовской области эмпирического исследования представителей четырех этносов: азербайджанцев, армян, русских и чеченцев. В исследовании выявлена близость культурно-ценностных структур контактирующих этнических групп в процессе их взаимной адаптации, что может выступать важнейшей объективной основой для понимания и обоюдного согласия, развития интеграционных тенденций между группами исследуемых этносов.

Книга представляет интерес для психологов, этнологов, философов, социологов, антропологов и всех интересующихся современными проблемами миграционных процессов и межкультурного взаимодействия ©Смоленский гуманитарный университет, Содержание Введение…………………………………………………………………… Глава 1. Теоретические подходы к изучению ценностей и ценностных ориентаций как регуляторов социального поведения 1.1 Определение ценностей и ценностных ориентаций………………..… 1.2 Ценности как регуляторы деятельности и поведения………………… 1.2.1 Место и роль ценностей в жизнедеятельности личности………… 1.2.2 Формирование и изменение ценностных ориентаций ……………… 1.2.3 Культурная обусловленность ценностей………………………… 1.2.4 Классификации ценностей……………………………………………… 1.3 Взаимосвязь ценностей и девиантного поведения ……………………..

Глава 2. Эмпирическое исследование ценностно-нормативной основы интеграции этнических мигрантов 2.1 Описание выборки и методов исследования ……………………………..

2.2 Анализ ценностных предпочтений выходцев из Северного Кавказа и Закавказья………………………………………………………………………… 2.2.1 Исследование личностных ценностно-мотивационных типов…..

2.2.2 Выявление ценностных ориентаций (декларируемых и скрытых)… 2.2.3 Сравнительный анализ структуры декларируемых и скрытых ценностей……………………………………………………………………… 2.2.4 Анализ взаимосвязи ценностных ориентаций и ценностно-мотивационных типов………………………………………………………… 2.3 Изучение психологической предрасположенности представителей различных этносов к нарушению норм и правил……………………………..

2.4 Анализ взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению………………………………………………………… 2.5 Этническая идентичность и предрасположенность к нарушению социальных норм и правил Общие результаты и выводы исследования………………………………… Заключение…………………………………………………………………..

Литература…………………………………………………………………… Приложения………………………………………………………………….

ВВЕДЕНИЕ

Проблема ценностных ориентаций личности занимает одно из центральных мест в философии, социологии, психологии. Многие авторы, изучавшие проблематику ценностей и ценностных ориентаций с точки зрения их места и роли в жизнедеятельности человека, указывают на их социальную природу и функцию регуляции поведения и деятельности.

Интерес к регулятивной функции ценностей особую значимость приобретает в период кардинальных перемен, сутью которых является переустройство всей системы общественных отношений. Современный этап развития российского общества характеризуется социальным расслоением, обострением межнациональных конфликтов, ростом преступности, внедрением в массовое сознание культа силы и насилия, эгоизма и эгоцентризма. Пропаганда духовных ценностей западного образа жизни изменила духовную атмосферу российского общества, оказав существенное влияние на массовое сознание и общественное мнение различных групп населения.

Актуальность исследования ценностно-мотивационных основ интеграции представителей различных этнических групп задается двумя феноменами социальнопсихологического и социокультурного характера.

Первый – связан с общественной трансформацией российского государства и ценностных ориентаций его населения. На фоне проводимых в России социально-экономических и политических реформ внедряемые в массовое сознание западные аксиологические модели, как социально одобряемые поведенческие стандарты, накладываются на традиционные ценности россиян и принимают подчас отрицательные формы. В результате происходит нивелирование традиционных нравственных ориентиров, типичным для большинства граждан становится появление различных типов отклонения в поведении, наблюдается увеличение масштабов криминализации населения.

Второй феномен обусловлен усилением миграционных процессов, массовым в течение последних двух десятилетий миграционным потоком на территорию РФ и связанным с ним ростом межэтнической напряженности и интолерантности. Данные научных исследований, а также драматические события, произошедшие в Санкт-Петербурге, Воронеже, Контопоге и др. показывают, что в местах поселения мигранты далеко не всегда встречают дружелюбный прием со стороны коренного населения. Негативные оценки и порой враждебное отношение к этническим мигрантам со стороны местного населения довольно часто отражают общее депрессивное состояние общественного сознания и соответствующие представления, образы и стереотипы.





Считается, что мигранты и без того усугубляют сложную социально-психологическую ситуацию в регионах их вселения, обостряют социальную конкуренцию на рынках труда и жилья. Среди имеющихся мифологем распространены представления о мигрантах, как о людях, легко вовлекающихся в теневую экономику и криминальный бизнес.

Существующие негативные тенденции развития общества и соответствующие им негативные стереотипы в сознании российских граждан, особенно в малых провинциальных российских городах и селах, вызывают известный синдром поиска «козла отпущения» чаще всего среди представителей других этнических групп. При этом нередко называются выходцы из Северного Кавказа и Закавказья или так называемые «лица кавказской национальности»: чеченцы, армяне, азербайджанцы и др.

В связи с усилением кавказофобии, которую сильно стимулировал чеченский конфликт, в сознании россиян широко распространилось представление о «лицах кавказской национальности» – выходцах из Кавказа, проживающих на территории России, как о людях, с преступной сущностью. Наличие подобных представлений и обвинений неминуемо приводит к росту межэтнической напряженности и интолерантности в местном сообществе, что проявляется во взаимных обидах, столкновениях и претензиях между русскими и «кавказцами» в процессе межэтнического взаимодействия.

Но насколько оправданы подобные представления, механизм возникновения которых во многом обусловлен «эффектом генерализации»? Так ли уж непреодолима пропасть между жизненными ценностями и установками этнических мигрантов и коренных жителей России, препятствующая их консолидации в единую российскую общность?

Каковы особенности ценностных ориентаций представителей различных этнических групп? Насколько близки или далеки друг от друга системы ценностных предпочтений этнических мигрантов и населения принимающих территорий? Является ли ценностное сознание мигрантов, по определению, предрасположенным к девиациям или это не более чем миф?

В настоящей работе мы стремились ответить на поставленные вопросы, опираясь на результаты проведенного в Саратовской области эмпирического исследования, посвященного изучению степени близости ценностных структур сознания мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья и населения принимающих территорий и тем самым выявлению общей ценностной структуры в процессе адаптации контактирующих групп друг к другу и их интеграции.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ЦЕННОСТЕЙ

И ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ

КАК РЕГУЛЯТОРОВ СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

1.1 Определение ценностей и ценностных ориентаций Одна из важнейших психологических характеристик зрелой личности – сформированность ее ценностных ориентаций. Фактически это проблема смысла человеческого существования. Специфику ценностных ориентаций определяют ценности, выступающие объективной стороной данного отношения. Поэтому, прежде чем говорить о ценностных ориентациях, необходимо выяснить, что представляют собой сами ценности.

О том, что у каждой отдельной личности есть свои жизненные приоритеты и идеалы, которые она сама для себя определяет, знали давно. Однако общепринятое слово, закрепляющее это понятие, появилось только в 19 веке: жизненные ориентации, установки назвали ценностями.

«Ценности» без сомнения относят к самым общим и чаще всего используемым понятиям в общественных науках. Анализ изменения и уточнения понятия «ценность», позволяет нам согласиться с американским социологом М.Рокичем, по словам которого, концепции ценностей должно принадлежать центральное место во всех социальных науках. В научной литературе зарегистрировано свыше четырехсот различных определений этой категории, варьирующих в зависимости от научной отрасли, от предпочитаемой данным автором теории и акцента в операционализации и измерении (когда речь идет о практических исследованиях).

Проблема ценностей и ценностных ориентаций является одной из фундаментальных междисциплинарных проблем и поэтому привлекает внимание большого числа исследователей различных областей философии, социологии и психологии.

Для философии аксиология – это учение о природе ценностей, их месте в реальности, структуре ценностного мира, их связи, обусловленности социальными и культурными факторами, структурой личности.

В социологии ценности определяются как компоненты социальной системы, общественного сознания и культуры. Социологический подход к проблеме ценности предполагает исследование распространенности конкретных ценностных ориентации в массовом сознании и силы их мотивационного воздействия на поведение людей.

Для психологии личности в теории ценностей наиболее актуальным является вопрос о содержании системы личностных ценностей, ее месте и роли в структуре личности и онтогенезе ценностей в жизни и развитии человека. В социальной психологии ценности рассматриваются как механизм социализации индивида, его принятия социальных норм и требований.

Современная концепция ценностей складывается еще со времен античности в виде сократовского триединства – красота, добро, истина, а также в форме «общечеловеческого».

Позднее, практически все направления философии обозначили свое отношение к ценностям, их специфике и роли в жизни человека и общества. Смысложизненные, феноменологические, экзистенциальные, антропологические и религиозные философии, возникшие в XX веке, по своему содержанию были ценностными.

В научный оборот понятие «ценность» вошло, в основном, благодаря усилиям баденской школы неокантианства (В.Виндельбанд, Г.Риккерт). Традиция же изучения ценностей сложилась в западной социологии и социальной психологии [127].

Одними из первых социологов, затронувших ценностную проблематику, были М. Вебер и Э. Дюркгейм, которые обосновали необходимость изучения ценностей социологической наукой и внесли важный вклад в понимание общества как ценностно-нормативной системы.

В понимающей социологии М.Вебера в качестве центральной проблемы социологической науки рассматривались постулаты о мотивах поведения человека и понимании смысла действий. По Веберу, каждый человеческий акт предстает осмысленным только в соотнесении с ценностями, в свете которых определяются нормы поведения людей и их цели [22, С.804].

В «Критическом исследовании в области логики и наук о культуре» (1906 г.) М. Вебер трактует ценности как установку той или иной исторической эпохи, как свойственное эпохе направление интереса, которое не имеет смысла за ее пределами [22].

Со временем в западной социологии понятие «ценности» как таковой утрачивало свой смысл. Эту категорию стали использовать в качестве средства формального соотнесения действий людей и функционирования социальных институтов. В данном направлении развивалась аксиологическая проблематика в американской социальной психологии, обозначившей предмет изучения термином «аттитюд», который переводят как «социальную установку» и трактуют как внутреннюю позицию человека, готовность действовать в соответствии с предыдущим ценностным опытом.

Основателем в области исследования аттитюдов Г.Олпорт предлагает считать Г.Спенсера, который еще в 1862 году писал, что в принятии правильных суждений по спорному вопросу многое зависит от позиции (готовности) ума, которую человек сохраняет, принимая участие в споре; для сохранения правильной позиции (готовности) необходимо осознание того, что обычными человеческими убеждениями могут быть как истина, так и ложь [177].

Термин «аттитюд» был предложен У. Томасом и Ф. Знанецким. Этими авторами социальная установка впервые была определена как общее состояние субъекта, обращенное, ориентированное на ценности, т.е. фактически впервые употребляется понятие «ценностных ориентаций» [119, с.597 ].

Ценность, по мнению У. Томаса и Ф. Знанецкого, обычно является социальной по природе, т.е. является «объектом уважения со стороны социализированных людей». Они понимают социальные ценности как любую данную величину, имеющую эмпирическое содержание, доступное членам некой социальной группы, и значение, относительно которого она есть или может быть объектом активности.

В 20-30-е годы отмечался резкий подъем в исследовании аттитюда. Появилось несколько самостоятельных направлений в изучении данной проблемы. Так, Г. Олпорт в г. насчитал 17 вариантов этого понятия. Проанализировав их, Г. Олпорт выделил моменты, общие для всех исследователей: аттитюд понимается как определенное состояние сознания и нервной системы, выражающее готовность к реакции, организованное на основе предшествующего опыта, оказывающее направляющее и динамическое влияние на поведение. Он установил зависимость аттитюда от предыдущего опыта и отмечает его важную регулятивную роль [8].

Дальнейшие экспериментальные исследования выявили три компонента аттитюда:

когнитивный, аффективный и поведенческий. Когнитивный компонент представляет собой осознание объекта аттитюда. Он включает мнения и убеждения, которых человек придерживается относительно тех или иных предметов и людей, которые позволяют ему судить о том, что является истинным, а что ложным. Аффективный компонент представляет собой положительные или отрицательные эмоции, связанные с этими убеждениями, они придают аттитюду эмоциональную окраску и ориентируют действие, которое человек собирается совершить. Поведенческий компонент представляет реакцию человека, соответствующую его убеждениям и переживаниям.

Исходя из этих компонентов, были выделены четыре функции аттитюда: 1) приспособительная, адаптивная, утилитарная, где аттитюд направляет субъекта к тем объектам, которые служат достижению его целей; 2) функция знания, здесь аттитюд дает упрощенные указания относительно способа поведения по отношению к конкретному объекту; 3) функция выражения ценности, саморегуляции – аттитюд выступает как средство освобождения субъекта от внутреннего напряжения, выражения себя как личности; 4) функция защиты, способствующая разрешению внутренних конфликтов личности.

Однако многие вопросы по данной проблеме оставались без ответа. Особые затруднения были вызваны классическим экспериментом Р. Лапьера и обнаруженным им парадоксом расхождения между аттитюдом и реальным поведением. В ходе последующих исследований, проводимых за рубежом, исчерпывающих объяснительных моделей этого феномена создать так и не удалось [8].

В числе первых отечественных исследователей, приблизившихся к проблеме ценностей, стали С.Л.Рубинштейн [120] и Л.А.Гордон [27], еще в 1930-е годы, предсказавшие особый потенциальный интерес науки к этому социально-психологическому феномену. С.Л.

Рубинштейн ценность понимает как «значимость для человека чего-то в мире» [120, С.365].

Он считает, что, прежде всего, к ценностям относится идеал – идея, содержание которой выражает нечто значимое для человека. Далее он указывает на то, что «наличие ценностей есть выражение небезразличия человека по отношению к миру, возникающего из значимости различных сторон, аспектов мира для человека, для его жизни»[120, c.366].

Ценности, идеалы и нормы являются объектами для ценностных ориентаций. Эти объекты при переходе в ценностные ориентации становятся значимыми, сознательно субъективируются в психике индивида и выступают внутренним регулятором его поведения.

Анализ социально-философской литературы в логике нашей работы, позволяет говорить о том, что интерес отечественных исследователей к проблеме ценностей, равно как и множество подходов к ее решению, появились с начала шестидесятых годов.

В.П. Тугаринов в своей работе «О ценностях жизни и культуры» [152] убедительно показал актуальность проблемы ценности во многих направлениях изучения общественных наук. Позже на симпозиуме, состоявшемся в 1965 году в Тбилиси, была утверждена необходимость изучения проблемы ценностей, которые, являясь порождением потребностей и интересов людей, представляют собой элементы общественных отношений и присутствуют во всех областях общественной жизни.

Взгляды исследователей на проблему ценности можно сгруппировать в три основные направления.

Первое направление (Е.В. Боголюбова, Р.Г. Кетхудов, В.П. Тугаринов, Ян Щепаньский и др.) рассматривает ценность как объективную категорию, способность предметов и явлений обслуживать потребности, нужды людей и сближает ее с понятием блага и ничего принципиально нового не прибавляет к нему [17, 60, 153, 170]. Подобный подход вызывает возражение, т.к. ценность – не предмет или явление в целом, в ценностном отношении один и тот же предмет или одно и то же явление может участвовать разными сторонами, выступать как ценность в разных социальных ролях, что определяется его свойствами.

Второе направление (О.М.Бакурадзе, И.С.Нарский и др.) обозначает ценностный феномен как субъективное явление, представляя ценность как идеал, стремление, отношение, сводит ценность к познавательному, духовно-практическому отношению субъекта к объекту, к оценке. Ценность тем самым лишается собственно аксиологического объективного содержания [13, 99].

С точки зрения представителей третьего направления (В.А. Василенко, О.Г. Дробницкий, М.С. Каган, и др.) – ценности – категория субъективно-объективная, в которой ценностью является отношение значимости объектов социального и природного мира для человека [21, 39]. Ценность находится в пределах ценностного отношения, предполагающего оценку субъектом свойств объекта. И очевидно, что ценность – это положительно оцененное человеком, исходящим из своих осознанных потребностей.

Таким образом, ценности присущи такие черты, которые не позволяют путать ее с понятиями «идеал», «оценка», «значимость», однако, «ценность» включает в себя многие характеристики этих категорий.

В отечественной психологии также выделяется несколько основных подходов к рассмотрению сущности категорий «ценность» и «ценностная ориентация». Практически каждый исследователь проблем личности обнаруживает свое понимание ценностей, даже если не употребляет это понятие.

Для раскрытия психологической природы ценностных ориентаций важное значение имеет проблема субъективных отношений личности к действительности.

Впервые она была сформулирована А.Ф. Лазурским. В частности, он разработал классификацию типов личности по отношению к различным характеристикам среды, особо выделяя отношение личности к социальным аспектам жизнедеятельности (к труду, профессии, к людям, обществу в целом) и рассматривая их как ведущие при определении характера и классификации личности [74].

Развивая идеи Лазурского, В.Н. Мясищев разработал психологическую концепцию отношений личности. Отношения личности понимались им «как система временных связей человека как личности-субъекта со всей действительностью или с ее отдельными сторонами» [98, c.150]. Отношения объясняют направленность будущего поведения личности к каким-то объектам и ситуациям, которая проявится в реальном поведении. Отношения, – по В.Н. Мясищеву, – раскрываются в самых разных ситуациях и в «предуготовленности» к всевозможным объектам. Сфера действий личности в соответствии с системой ее отношений охватывает все сферы человеческой жизнедеятельности, она практически безгранична.

Особого внимания в теории В.Н. Мясищева заслуживает положение об опосредованности и избирательности связей личности с социальной действительностью и указание на то, что отношения личности образуют систему, структурированную по степени обобщенности – от связей субъекта-личности со всей действительностью до связей с отдельными ее сторонами или явлениями.

С понятием «ценностные ориентации» связаны идеи А.Н. Леонтьева о личностном смысле, в котором отражается факт субъективной пристрастности человеческого сознания.

А.Н. Леонтьев определяет личностный смысл как отражение в сознании личности отношения мотива деятельности к цели действия. «Смысл порождается отношением между мотивом действия и тем, на что действие направлено как на свой прямой результат, то есть его целью» [83, c.9]. В системе личностных смыслов действительность открывается с точки зрения жизненного значения, которое имеют для человека знания, предметные и социокультурные нормы при достижении тех или иных его мотивов, а не только со стороны объективного значения этих знаний.

Таким образом, личностный смысл представляет собой индивидуализированное отражение действительности, выражающее отношение человека к тем объектам, ради которых развертывается его деятельность и общение. Самые различные проявления культуры, усваиваемые нормы, ценности и идеалы могут приобрести для него личностный смысл, то есть стать «значением для меня». Когда же «задача на смысл» все же решена и речь идет об осознании наиболее общих смысловых образований, то уместно говорить о ценностях личности. Таким образом, можно сказать, что ценность – это осознанный и принятый человеком общий смысл его жизни.

В работах А.Н. Леонтьева встречаются положения о жизненных ценностях, по сути совпадающие с определениями ценностных ориентаций, которые дают другие психологи.

Жизненные ценности как область индивидуального сознания выступают источником внутренней силы, двигающей его деятельность, реализуются в оценке субъективной значимости событий и явлений жизни и проявляются в переживаниях разного рода по поводу этих событий и явлений (интерес, скука, влечения или угрызения совести и др.) [83].

Одним из первых отечественных социальных психологов, обратившихся к непосредственному изучению ценностей, стал Б.В. Ольшанский [104]. Он исследовал ценностные ориентации в контексте выбора ценностей. Ценности, в его представлении, это своеобразные «маяки», которые позволяют выделить в потоке информации то, что наиболее значимо в жизнедеятельности человека, как в позитивном, так и в негативном смысле. Т.е. под ценностью понимается значимость предмета или явления действительности для человека, а под ценностными ориентациями – выбор определенных ценностей. Придерживаясь ориентиров, человек сохраняет определенную внутреннюю последовательность своего поведения. «Индивидуальные отклонения от системы ценностей группы, – пишет В.Б. Ольшанский, – отражаются в поведении индивида. Это определяет отношение к нему в коллективе, которое в данном случае выступает как фактор группового контроля. Это отношение, однако, может выступать и как детерминант, в соответствии с которым человек меняет свою ценностную ориентацию» [104, c.529]. В.Б. Ольшанский считает, что общая ценностная ориентация, вытекающая из общности социального положения, оказывается сильнее, чем действие личных симпатий. В своих исследованиях В.Б. Ольшанский установил, что в основном людей сближает именно общая ценностная ориентация.

Вслед за В.Б.Ольшанским, В.Г. Алексеева рассматривает выбор как основу формирования ценностных ориентаций [3]. Под ценностными ориентациями понимает избирательность сознания и поведения, их детерминированность представлениями личности о ценностях жизни и культуры. Она отмечает, что ценностные ориентации представляют собой наиболее гибкую, предполагающую выбор, а, следовательно, и всесторонний учет индивидуальных интересов и потребностей форму включения общественных ценностей в механизм деятельности и поведения личности, то есть именно в ценностных ориентациях проявляется избирательность человеческого поведения, опосредованная представлениями личности о смысле и ценностях человеческой жизни.

Некоторые ученые соотносят понятие ценностных ориентаций с понятием направленности. Так, Б.Г. Ананьев характеризует ценностные ориентации как «направленность на те или иные ценности» [6]. Направленность характеризует личность через ее социальную и нравственную ценность и проявляется в интересах, мировоззрениях, убеждениях.

Л.И. Божович при исследовании формирования личности в детском возрасте установила, что направленность складывается как внутренняя позиция личности и существует как доминирующая тенденция в отношениях к социальному окружению, отдельным объектам социальной среды, зафиксировав которую возможно прогнозировать поведение человека.

Ценностные ориентации, По мнению Л.И. Божович, представляют собой важный структурный компонент личности, выполняющий в жизнедеятельности организующую, направляющую и регулирующую роль [18].

К.Д. Шафранская, Т.Г. Суханова считают понятия ценностных ориентаций и направленности равнозначными [150]. Сопоставление ценностных ориентаций с индивидуальнотипологическими особенностями личности дало основание этим авторам говорить о синдроме ценностных ориентаций, включающем в себя основные свойства личности, характеризующие тип направленности.

О.И.Зотова и М.И. Бобнева, говоря о связи ценностных ориентаций с направленностью, пишут: «Содержание направленности – это, прежде всего, доминирующие, социально обусловленные отношения личности к действительности. Именно через направленность личности ее ценностные ориентации находят свое реальное выражение. В активной деятельности человека ценностные ориентации через направленность личности должны стать устойчивыми мотивами деятельности и превратиться в убеждение как черту личности» [52].

Рассматривая ценности в контексте направленности, необходимо отметить наличие психологических подходов, которые подчеркивают реальную побудительную силу ценностных ориентаций, определяют их в качестве устойчивых мотивационных образований и сближают с понятием потребности, мотива, интереса (А. Маслоу, А.Г. Асмолов, Е.В. Патяева, М.С. Яницкий, и др.) [94, 11, 108, 176].

Анализ соотношения понятий «ценностные ориентации» и «направленность», позволяет говорить о том, что понятие направленности личности является более широким, родовым понятием. Система ценностных ориентаций образует содержательную сторону направленности личности, определяя мотивы поведения и деятельности, а также склонности и характер человека.

Следуя традиции, сложившейся в западной науке, ряд отечественных исследователей связывают понятие ценностных ориентаций с понятием «установки». Определяя ценностную ориентацию через установку, ученые акцентируют внимание на их близости как психологических понятий.

В рамках теории установки ценностные ориентации рассматривают представители школы Д.Н. Узнадзе. Однако в контексте концепции установки сам Д.Н. Узнадзе более всего касается вопроса о формировании и реализации витальных потребностей в простейших ситуациях [154]. Впоследствии, именно в таком виде установка, как элементарное фиксированное образование, вошла в диспозиционную концепцию В.А. Ядова [173] и заняла там низший уровень регуляции поведения.

В первых исследованиях В.А. Ядова понятие ценностных ориентации определялось как система установок личности на те или другие ценности общества. Со временем он конкретизировал понятие ценностных ориентаций, стал рассматривать их как особый вид социальных установок, формирующихся на основе высших социальных потребностей и регулирующих поведение и деятельность человека в наиболее значимых ситуациях его социальной активности. В своей диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности В.А. Ядов выделил четыре уровня, высший из которых отводится именно ценностным ориентациям. В них выражается отношение личности к целям жизнедеятельности и средствам их достижения в обстоятельствах, детерминированных общими социальными условиями (типом общества, системой его экономических, идеологических и политических принципов) [173].

Таким образом, несмотря на то, что категория установки используется, как правило, при анализе личностного и микрогруппового поведения, а ценностные ориентации имеют не только индивидуальный, но и общесоциальный уровень, взаимосвязь установок и ценностных ориентаций не вызывает сомнений. С одной стороны, ценностные ориентации воздействуют фактически на все сферы человеческой психики (от познавательной деятельности до мотивации поступков, из которых складывается поведение человека), с другой – индивидуальные установки неизбежно проявляют себя в интерпретациях ценностных ориентаций, характерных для общества в целом.

Подытоживая сказанное, хочется отметить отсутствие в современной психологической науке твердо фиксированного содержания и четких критериев дифференциации понятий «ценности» и «ценностные ориентации», что порождает многочисленные споры непосредственно в трактовке ценностных ориентаций и их сущности. Поэтому в понимании ценностных ориентаций существует множество различных подходов. Действительно, содержание понятия ценностных ориентаций в той или иной степени пересекается с такими понятиями, как «субъективное отношение», «личностный смысл», «внутренняя позиция», «установка», «направленность», «потребности и мотивы», «интерес». Однако это самостоятельная категория, находящаяся с вышеназванными категориями в сложной взаимосвязи.

Представляется наиболее точным рассматривать ценностные ориентации как системы фиксированных установок личности, характеризующихся избирательным отношением личности к ценностям, как направленность на те или иные ценности, цели и средства.

1.2. Ценности как регуляторы поведения и деятельности 1.2.1. Место и роль ценностей в жизнедеятельности человека Основные трудности при обращении к проблеме ценностей состоят в том, что по способам своего бытия ценности имеют сложный многоуровневый характер. Они объективно существуют и функционируют в практике реальных социальных отношений и субъективно осознаются и переживаются как ценностные категории, цели и идеалы, которые в свою очередь, через сознание и духовно-эмоциональное состояние людей оказывают обратное воздействие на все сферы человеческой жизни [87].

С точки зрения взаимосвязи ценностей с концепцией должного поведения, деятельности (деонтологией) – ценностное сознание выступает как критерий истинности-ложности действий не только самого человека, но и общества, государства или его социальных институтов по отношению к каким-либо идеалам должного поведения людей, или состояния деятельности общественных институтов.

Первое понимание ценности в ее взаимосвязи с деятельностью дано Аристотелем в «Никомаховой этике», хотя Аристотель рассуждает не о ценности, но о «благе» (причем, «благо» у него может иметь значение «пользы» и «ценности»). Занимаясь проблемой, что такое благо само по себе, он предполагает, что благо – то, ради чего все делается. И поясняет на примерах: «Для врачевания – здоровье, для военачалия – победа, для строительства – дом и т.д., а для всякого поступка и сознательного выбора – это цель, потому что именно ради нее все делают все остальное» [127, c.49].

О возникновении ценностей в процессе практической деятельности человека и проявляющихся в его конкретном поведении, пишет И.С. Нарский [99]. «Ценности, – подчеркивает он, – идеалы общественной и на этой основе и личной деятельности. В таком случае ориентация личности в социальной среде состоит в том, чтобы в каждом конкретном случае поступать определенным образом, соизмеряя свое поведение с принятыми «образцами»

поведения» [99, c.216].

Хотя в вопросе о сущности понятия «ценностные ориентации» имеется много неясного, все исследователи указывают на то, что они являются важнейшим компонентом структуры личности, в них отражается весь жизненный опыт, накопленный личностью в ее индивидуальном развитии. Как элемент структуры личности, ценностные ориентации представляют собой диалектическое единство общего, особенного и индивидуального; мыслей, чувств и практического поведения.

Ценностные ориентации определяют направленность волевых усилий, внимания, интеллекта, существенно влияют на восприятие человеком окружающей среды (что он замечает, что предпочитает в данных условиях), систематизируют и направляют мысли и чувства, обусловливают выбор целей и средств деятельности.

В ценностных ориентациях отражаются представления человека о самом себе, т.е.

они являются необходимым элементом самосознания личности. В связи с этим представляются интересными исследования в области самосознания личности, выделившие показатель силы «Я»– меру совпадения идеального «Я» (система представлений личности, какой ей хотелось бы себя видеть) и реального «Я» (какой личность видит себя в данный момент).

Значительный разрыв между реальным и идеальным «Я» резко ослабляет поведенческий компонент ценностных ориентаций. Сильное «Я» видит окружающую среду более реалистично, более верно оценивает свои возможности и действует конструктивнее, чем слабое «Я».

Посредством системы ценностных ориентиров человек судит не только о своих прежних поступках, но и избирает вариант действия. Действенная функция ценностных ориентаций больше всего проявляется в выборе будущего поведения. Ценностные ориентации являются основой возможного будущего, которое опосредует настоящую деятельность человека. В ходе освоения окружающей действительности человек непременно вступает в ценностно-нормативные отношения с ней. Однако содержание ценностей, которыми овладевает личность, для разных людей различно, что и определяет разнообразие индивидуальных систем ценностей.

При анализе ценности как регулятора поведения и деятельности имеет смысл обратиться к пониманию психологической природы ценностей с точки зрения их функционального места и роли в структуре мотивации личности.

Один из подходов, раскрывающий регулятивную функцию ценностей, – это подход, трактующий ценностные ориентации как разновидность или подобие социальных установок или интересов. Так, в первых исследованиях В.А. Ядова понятие ценностных ориентаций определялось как система установок личности на те или другие ценности общества. Со временем В.А.Ядов конкретизировал понятие ценностных ориентаций, стал рассматривать их как особый вид социальных базовых установок, формирующихся на основе высших социальных потребностей и проявляющихся в деятельности человека. В своей диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности В.А. Ядов выделил четыре уровня [173]. К первому уровню он относит элементарные фиксированные установки (по Д.Н. Узнадзе), их формирование происходит на основе витальных потребностей в простейших ситуациях. Второй уровень – это уже сложные социальные диспозиции, формирующиеся на основе потребности человека в общении в малой группе, и ситуации деятельности в этой группе. Диспозиции этого уровня соответствуют фиксированным социальным установкам, аттитюдам или отношению (по В.Н. Мясищеву). Данные социальные установки содержат когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты, они подразделяются на «объектные» и «ситуационные». Третий уровень диспозиций – общая направленность интересов личности в ту или иную сферу социальной активности. Они направляют личность на какуюто определенную сферу деятельности: по специальности, в быту, досуге. Общая направленность интересов имеет трехкомпонентную структуру, но в ней уже проявляется отношение не к отдельному объекту, а к значимым социальным областям. Высший четвертый уровень в системе диспозиций занимают ценностные ориентации. Они регулируют деятельность личности в наиболее значимых для нее ситуациях.

Однако ценностные ориентации, как и социальные установки, могут не проявляться в действии, а лишь свидетельствовать о предпочтении той или иной деятельности, ее потенциальном мотиве. Ценностные ориентации раскрывают причину не отдельного поступка, а последовательной совокупности поступков, определяя цели и средства деятельности в целом.

С позиции социальных установок эффект ценностной регуляции сводится к направляющей или структурирующей функции. Эта трактовка достаточно продуктивна, но, вместе с тем, она унаследовала от изучения социальных установок такие проблемы, как расхождение между декларируемыми и реальными ценностями и неопределенность взаимосвязи ценностей с реальным поведением человека [86].

Многие авторы, начиная с американских работ 60-х годов, отмечали наличие серьезных расхождений между выявляемой системой ценностей людей и наблюдаемым поведением. В.С.Бакиров, описывая в обзоре этих работ «факт существенного рассогласования вербально проявляемых ценностных представлений и реальных форм практического поведения», сформулировал три причины, объясняющие указанный факт:

- поверхностность уровня ценностных представлений;

- отсутствие условий, необходимых для реализации ценностных предпочтений;

- независимость действий людей от усвоенных ими ценностей, подразумевающая, что ценности не детерминируют активность людей, а лишь являются средством рационализирующего обоснования поведенческого выбора, продиктованного той или иной потребностью [ссылка по 12, c.182].

Вслед за Дубовым И.Г. мы соглашаемся с изложенными объяснениями. Вместе с тем необходимо отметить, что «сформированные у людей ценности все же чаще детерминируют человеческое поведение, чем наоборот. Если индивиду ничто не мешает, он предпочитает поступать в соответствии со сложившейся у него системой ценностей – хотя бы для того, чтобы потом не испытывать угрызений совести. Однако в ряде случаев конкретная ситуация оказывается достаточно сложной, в ней сталкиваются различные обстоятельства, вызывающие противоречивые моменты, и тогда в действие вступают факторы, описанные В.С.Бакировым.» [40, c.182].

Определяя причины, затрудняющие анализ детерминации поведения ценностной структурой, И.Г.Дубов говорит, что «связь ценностей и конкретных актов поведения не может быть прямой и линейной, поскольку между ценностными системами человека и выбором им поведенческой альтернативы «вклинивается» множество более локальных факторов, относящихся к разряду социально-психологических феноменов – таких, как устойчивые жизненные цели, существующие нормы и традиции, распространенные стереотипы сознания и бытующие в обществе мифы, а также великое множество социальных установок, в контексте которых принимается решение о том или ином поступке» [Там же].

Все выше сказанное относится к анализу взаимосвязи ценностных ориентаций человека и его реального поведения. В большинстве же проводимых исследований изучались не реальные, а декларируемые ценности и поведение, однозначная связь между которыми ни у кого из ученых не вызывает сомнений.

Постоянно фиксируемое в отечественных исследованиях несовпадение между декларируемыми респондентами приоритетными ценностями и их реальным поведением, определяется теоретиками как свойство российской ментальности, изначально дихотомичной и амбивалентной. Специфика социокультурных процессов современной России определяется характерными особенностями советского периода, связанного с господством административно-командной системы, с тоталитарным обществом, в котором было сформировано несуверенное и манипулируемое массовое сознание и типы конформного поведения. Такое поведение основывалось на стереотипах сознания и фиксированных установках, когда всякое инакомыслие объявлялось диссидентством и преследовалось в соответствии с принципами классовой борьбы с идеологическим противником. Это сформировало массовое сознание особого типа, для которого особенно характерно расхождение между декларируемыми ценностями, личными предпочтениями и реальным поведением, составляющим принципиальную особенность того периода истории [105]. Например, делать деньги считалось капиталистической непоощряемой ценностью, так же как и подчинять свою жизнь достижению успеха, но реально люди знали, что «надо говорить» и что делать [163, c.16].

Соответственно, мы предполагаем, что в сознании человека могут одновременно присутствовать декларируемый и скрытый уровни проявления ценностных предпочтений, между которыми возможны существенные различия. При этом под декларируемыми ценностями мы понимаем социально одобряемые основания оценок окружающей действительности и ориентации в ней. Под скрытыми ценностями подразумеваются реально регулирующие поведение и деятельность людей ценности, которые не артикулируются либо преднамеренно – из-за расхождения их с социально одобряемыми эталонами, либо непреднамеренно – из-за низкой степени их осознания.

Другой психологический подход, обосновывающий ценностную регуляцию поведения, относит ценностные ориентации к классу устойчивых мотивационных образований [108] или источников мотивации [11] и сближает ценности с понятием потребности и мотива, подчеркивая их реальную побудительную силу.

Д.А.Леонтьев отмечает [86], что в структуре мотивации деятельности потребности и личностные ценности занимают одно и то же место. В связи с этим возникает вопрос об их соотношении как источников мотивации. Интуитивно очевидно, что структура мотивации различных людей характеризуется разным удельным весом потребностного и ценностного компонента. В упрощенном варианте потребности отражают биологическое, а ценности – социальное в человеке. Изменение соотношения потребностей и личностных ценностей в ходе социогенеза, происходит, по Д.А.Леонтьеву, в двух направлениях. Первое направление традиционно обозначается понятием интериоризации и связано с движением от ценностей социальных групп (социальное внешнее) к личностным ценностям (социальное внутреннее).

Второе направление известно под названием социализации и рассматривается как движение от структуры индивидуальной мотивации, основанной исключительно на потребностях (внутреннее биологическое) к структуре, в которой главенствующую роль играют ценности (внутреннее социальное). Т.е. становление и изменение структуры индивидуальной мотивации в целом и, в частности, структуры ценностей личности обусловлено взаимосвязанными процессами интериоризации и социализации.

Таким образом, определяя место и роль ценностей в жизнедеятельности человека необходимо указать на принадлежность ценностей к классу устойчивых мотивационных образований и обусловленную этим обстоятельством их функцию регуляции поведения и деятельности. Вместе с тем, для более глубокого понимания генетики регулятивной функции ценностей, следует подробно рассмотреть процесс формирования и изменения ценностных ориентаций личности с точки зрения наполнения их содержания потребностным (внутренним) и ценностным (внешним) компонентами.

1.2.2. Формирование и изменение ценностей Как было сказано выше, функция ценностей как структур индивидуальной мотивации в регуляции поведения и деятельности генетически обусловлена содержанием ценностных ориентаций, которое представлено внутренним (индивидуальные потребности) и внешним (социальные ценности) компонентами. Рассмотрим вклад каждого из компонентов в процесс формирования и изменения ценностей и, тем самым, приблизимся к пониманию их роли в регуляции поведения личности.

Вклад индивидуальных потребностей в формирование ценностных ориентаций личности описан в понятиях социализации. Категория «потребность» означает особое «состояние организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом, выражающее зависимость людей от объективного содержания условий их существования и развития и выступает источником различных форм их активности» [156, c.327]. Формы проявления потребностей, возникающие у разных людей, групп, обществ, зачастую обозначают понятием «интерес». Интерес и вызывает побуждение к деятельности, мотивирует поведение, формирует ценностные ориентации на определенные целепаправленные действия, обеспечивающие удовлетворение потребностей.

Потребность выступает как способность и стремление к реализации ценностей. Считается, что взрослый индивид изначально обладает стремлением к «внутренней цели», в соответствии с которой производятся все без исключения проявления его активности. Речь идет об изначальной адаптивной направленности любых психических процессов и поведенческих актов, продиктованных «постулатом сообразности» (по В.А.Петровскому) [109]. Выделяют различные варианты «постулата сообразности»: гомеостатический, гедонический, прагматический. При гомеостатическом варианте постулат сообразности выступает в форме требования к устранению конфликтности во взаимоотношениях со средой, элиминации «напряжений», установлению «равновесия». При гедоническом варианте действия человека детерминированы двумя первичными аффектами: удовольствием и страданием, и все поведение интерпретируется как максимизация удовольствия и мимнимизация страдания. Прагматический вариант использует принцип оптимизации, когда во главу угла ставится узкопрактическая сторона поведения (польза, выгода, успех).

Описание потребностей (т.е. стремления к реализации ценностей) как актуализаторов деятельности приводится в иерархии потребностей американского психолога А.Маслоу, в соответствии с которой им выделяются две основные группы ценностей: высшие Бценности (бытийные, ценности «развития», присущие самоактулизирующимся людям) и низшие Д-ценности (дефициентные, или гомеостатические, регрессивные, защитные ценности, обусловленные тревогой и фрустрацией) Недостаточное удовлетворение потребностей вызывает их актуализацию. Значимость потребностей высшего порядка (ценностей бытия и развития) может снижаться при отсутствии удовлетворения даже элементарных потребностей. В гуманистической психологии группы ценностей (как и блоки потребностей) образуют вертикальную иерархию [175].

Итак, основными детерминантами деятельности человека являются потребности, интересы, ценностные ориентации, социальные установки, цели, ценности. Приведенные понятия образуют своеобразный ряд категорий, который начинается с потребности и заканчивается ценностью. Потребность побуждает человека к действиям, ценность ориентирует его на конкретную цель. Достигнутая цель является ценностью и служит для удовлетворения потребности. Потребность, таким образом, в снятом виде содержится в ценности, а ценность предполагает наличие потребности [107].

Вклад социальных ценностей в процесс формирования и изменения ценностей личности описывается в понятиях интериоризации личностью социальных ценностей.

Большинство авторов, изучавших проблематику ценностей и ценностных ориентаций с точки зрения их места и роли в жизнедеятельности человека, указывают на их социальную природу, которая и обусловливает их функцию регуляции поведения и деятельности.

Н. И. Лапин [77] рассматривает социальные ценности как значимость явлений и предметов реальной действительности с точки зрения их соответствия или несоответствия потребностям общества, социальных групп и личностей. В более узком смысле к социальным ценностям он относит нравственные и эстетические требования, выработанные человеческой культурой и являющиеся продуктами общественного сознания. Н. И. Лапин рассматривает ценности главным образом в функции социально-нормативных регуляторов общественной жизни и поведения людей, обеспечивающих целостность социальных систем в силу того, что в них выражается значимость определенных материальных и духовных благ для существования и развития данных систем.

А.Г.Здравомыслов, по сути, тоже дает определение социальной ценности. «Ценностные ориентации есть относительное устойчивое, социально обусловленное, избирательное отношение человека к совокупности материальных, духовных благ, идеалов, которые рассматриваются как предметы, цели, средства для удовлетворения потребности, жизнедеятельности личности» [50, c.120].

Система ценностей общества фиксируется в рамках каждого данного сообщества людей с помощью общепринятых представлений о добре, истине, справедливости, благородстве и иных категорий нравственно-эстетического характера. В соответствии с этим ценность является более сложным, чем потребности и интересы источником мотивации деятельности человека в различных сферах общественной жизни. А.Г. Здравомыслов отмечает, что для формирования у личности ценностных ориентации необходимо ценностное восприятие мира, обусловленное развитием духовного производства, возвышающее потребности и интересы человека, служащие предпосылкой свободного волеизъявления. На основе ценностного восприятия формируются убеждения личности, нормы и принципы поведения, идеалы и иные компоненты ценностных ориентации личности, сквозь призму которых каждый человек воспринимает окружающий мир. Таким образом, система ценностей является действенной стороной общественного сознания, взятого в совокупности его форм. Система ценностей выражает отношение личности к реальной действительности, которая удовлетворяет личность, либо не удовлетворяет, что служит в итоге основой мотивации ее поведения.

Д.А.Леонтьев определяет социальные ценности как одну из характеристик, описывающих психологическую реальность социальных общностей: «Будучи порождением жизнедеятельности конкретного социума, социальные ценности отражают в себе основные черты этой жизнедеятельности в снятом виде. Самостоятельным субъектом ценностного отношения может выступать любая социальная общность. Социальные ценности трансцендентны индивидуальному сознанию и деятельности и, безусловно, первичны по отношению к индивидуально-психологическим ценностным образованиям» [87, c.17].

Такие индивидуально-психологические ценностные образования – личностные ценности – становятся регуляторами индивидуального поведения в процессе осознания некоторого предмета как общественной ценности. «Перенимая от окружающих людей взгляд на нечто как на ценность, достойную того, чтобы на нее ориентироваться в своем поведении деятельности, человек может тем самым закладывать в себе основы потребности, которой раньше у него не было» [36, c.12]. Однако, не все социальные ценности, осознаваемые и даже признаваемые индивидом в качестве таковых, реально ассимилируются и становятся его личностными ценностями. Важным является утверждение А.Н.Леонтьева, что ценности, сложившиеся в культуре, только тогда будут действенными для человека, когда обретут для него личностный смысл. Ценности входят в структуру личности путем свободного духовного выбора. Такой выбор предполагает активную творческую деятельность, общение, а также поиск собственного «Я» [84]. Т.е. необходимым условием превращения социальной ценности в личностную является реализация человеком соответствующей ценности в процессе коллективной деятельности.

Э.А.Арутюнян отмечает, что промежуточным звеном, опосредующим процесс интериоризации личностью социальных ценностей, выступает система ценностей референтной для индивида малой группы [10]. Можно предположить, что усвоение ценностей больших социальных групп всегда опосредовано ценностями малых референтных для индивида групп, которые могут выступать как катализатором, так и барьером к усвоению ценностей больших социальных групп, в том числе общечеловеческих ценностей. Этим, в частности, объясняется возможность воспроизводства в обществе антигуманных и антиобщественных ценностей, если референтной для индивида становится девиантная группа [86].

Таким образом, личностные ценности являются производными от ценностей социальных групп и общностей разного масштаба. Личностные ценности выступают как внутренние носители социальной регуляции, укорененные в структуре личности.

В своем развитии ценностные ориентации проходят через несколько уровней: 1) знание ценности без субъективного отношения к ней; 2) понимание смысла ценности и ее оценка; 3) ценность приобретает эмоциональную окраску; 4) ценность организует вокруг себя другие ценностные представления, являясь их ядром; 5) объединение ряда ценностей в один синдром, который становится регулятором осознанного поведения [150].

Механизм действия и развития ценностных ориентаций связан с необходимостью разрешения противоречий и конфликтов в мотивационной сфере между разнонаправленными стремлениями личности: к должному или желаемому, к нравственному или утилитарному.

Отражая фундаментальные социальные интересы личности, ценностные ориентации представляют ее субъективную социальную позицию, мировоззрение и нравственные принципы. Развитые ценностные ориентации служат признаком зрелости, устойчивости личности, показателем меры ее социальности, основанием для решения индивидуального вопроса о смысле жизни. Устойчивая и непротиворечивая совокупность ценностных ориентаций обусловливает такие качества личности, как цельность, надежность, верность определенным принципам и идеалам, способность к упорству и волевым усилиям при достижении цели, активность жизненной позиции. Противоречивость ценностных ориентаций, напротив, свидетельствует о неустойчивости, незрелости, маргинальности личности или совмещении ею ценностных ориентаций социальных групп с существенно отличающимися интересами, что может проявляться в непоследовательности поведения. Таким образом, формирование системы ценностных ориентаций знаменует становление личности как активного объекта социальной деятельности.

В связи с обсуждением вопроса о развитии ценностных ориентаций особый интерес вызывает проблема динамики ценностей. В литературе ценностные ориентации характеризуются как устойчивостью, так и своей динамичностью – исторической, социокультурной, личностной. Данная проблема анализируется и как индивидуально-психологическое явление на уровне одной отдельно взятой личности, и как социально-психологическое явление, наблюдаемое на уровне общностей. И в том, и в другом случае изменению ценностных структур предшествуют состояния неблагополучия, кризиса в развитии.

Крылова Н.Б. отмечает, что изучение процесса изменения ценностных ориентаций является важной частью социально-психологического объяснения групповой динамики, развития и изменения самой личности, а также механизмов конструктивного преодоления кризисов в жизни индивида, одной из сторон которых является неизбежное переосмысление собственной системы ценностей и жизненных приоритетов [70].

Когда личность сравнивает и противопоставляет ценности друг другу или ощущает рассогласование в структурах старого и нового опыта деятельности, неизбежно выявляются противоречия между различными противоположными смыслами и значениями. Эти противоречия служат важным элементом динамики ценностных ориентаций. Противоречие осознается и переживается личностью как трудность выбора и принятия решения, а иногда и как безвыходная, тупиковая социальная ситуация. Оно разрешается в процессах рефлексии, переживаний неудовлетворенности собой, переосмысления оснований деятельности, смысловых новообразований и поиска путей реализации новых ценностей. Так ценностные ориентации становятся выражением изменения, динамизма и открытости личности для культурных заимствований и ее интеграции.

Чаще всего в последнее время динамика ценностных ориентаций личности рассматривается в контексте экономико-психологической адаптации к изменяющимся экономическим условиям (О.С.Дейнека, Н.А.Журавлева, В.И.Кузнецов, и др.) [39, 48, 73]. Связь динамики ценностных ориентаций с уровнем достигнутых жизненных стандартов обнаружена в исследованиях Р.Инглехарта [183].

Объяснение такой динамики Р.Инглехарт находит в рамках гипотезы «первой необходимости», выводимой из теории личности А.Маслоу [94], согласно которой, все ценности организуются в соответствии с иерархией потребностей. Материальные ценности (ориентации на экономическое благополучие и защищенность) представляют потребности низшего порядка, а пост-материальные (ориентации на социальные, эстетические и экологические аспекты жизни) – потребности высшего порядка. Низшие ценности сохраняют приоритет до тех пор, пока не будут удовлетворены соответствующие им потребности. Если же они удовлетворяются, то происходит смещение приоритета в пользу высших ценностей. Из этого следует, что в период экономического благополучия и материальной защищенности большее значение в обществе приобретают так называемые пост-материальные ценности.

Решающий фактор изменения ценностей Р.Инглехарт видит в экономическом уровне развития общества и тем самым предполагает идентичность этого процесса для всех западно-европейских стран [183].

Интересной альтернативой концепции Р.Инглехарта служит теория изменения ценностей Хельмута Клагеса [169]. Х.Клагес различает, с одной стороны, ценности общественного долга и признания, а с другой – ценности самореализации. Он отстаивает тезис, что изменение ценностей происходит в направлении отстранения от ценностей общественного долга и признания и повороте к ценностям самореализации. В качестве причин изменения ценностей Х.Клагес показывает весьма специфический комплекс историкокультурных условий, определяющих и ускоряющих изменение ценностных ориентаций в Западной Германии к концу 70-х годов. Экономическое развитие – это только один из действующих факторов. Другие условия, например, доминирующие идеологические и социокультурные тенденции, также относятся к важным причинам изменений ценностных ориентаций.

Яницкий М.С. полагает, что в изменении системы ценностных ориентаций личности, наибольшее значение имеет доминирующий на данной стадии процесс личностной динамики, обусловленный потребностями личности [176]. К таким процессам он относит адаптацию, заключающуюся в устранении тревоги и поддержании баланса в системе человек-среда посредством модификации ценностных ориентаций; социализацию, отражающую внутреннее принятие (или непринятие) ценностей значимых других; индивидуализацию, направленную на выработку собственной, автономной системы ценностей. Соответственно тому или иному доминирующему личностному процессу, выделяется три типа ценностных ориентаций: ценности адаптации, отражающие направленность на устранение тревоги по поводу физической и экономической безопасности, на сохранение достигнутого; ценности социализации, обусловленные ориентацией на других людей, на интеграцию в обществе, на достижение определенного социального статуса; ценности индивидуализации; соответствующие направленности на развитие, на самоактуализацию и имеющие скорее автономный характер.

Соотношение данных ценностных типов в конкретном обществе определяется социально-демографическими факторами и социально-экономической ситуацией, в которой актуализируются потребности и формируются ценности, влияющие на процессы адаптации, социализации или индивидуализации в личностном развитии [175].

Ценностные ориентации людей социально обусловлены, но, прежде всего, имеет место их обусловленность экономическими отношениями. Изменившаяся социальная среда вынуждает людей перестраивать свои жизненные планы и приводить систему ценностных ориентаций в соответствие с теми условиями, в которых они находятся. При этом может иметь место опережающая динамика ценностного сознания, когда человек заранее адаптируется к возможным изменениям, что вполне согласуется с законом соответствия общественного сознания общественному бытию, проявляющемуся, в том числе, и через опережение сознанием бытия. Речь идет о том, что экономические изменения могли идти вслед за изменениями ценностного сознания. Очевидно, что реформы по созданию новых экономических условий в России проводились людьми с уже сложившимися новыми ценностями. Вероятно, сначала изменяется ценностное сознание у некоторой части населения (т.н. элиты), а вслед за этим, изменяются экономические условия, которые влекут за собой трансформацию ценностного сознания целого народа. Последний процесс более сложный и длительный, чем экономические реформы.

Нам представляется, что в период радикальных общественно-экономических преобразований, механизм воспроизводства ценностных ориентаций перестает быть ведущим и уступает место механизмам адаптации.

Соответственно, динамику ценностных ориентаций можно проследить через анализ динамики индивидуальной ценностной системы личности. Некоторое время прежняя система ценностей субъекта сохраняется в неизменном виде, несмотря на происходящие общественные перемены. Сформированная прежде индивидуальная система ценностных ориентаций служит своеобразным фильтром для поступающей извне информации. Затем может наблюдаться расстройство индивидуальной ценностной системы (состояние индивидуальноценностного вакуума, отчуждения), вследствие осознания рассогласования между имеющимся индивидуальным опытом и требованиями, предъявляемыми личности изменившейся средой. И лишь следующим этапом будет этап развития ценностей – такое изменение в ценностно-ориентационной системе личности, при котором происходит обогащение внутреннего содержания ценностных ориентаций с помощью механизма адаптации к изменившейся социокультурной и экономической среде.

Итак, в качестве механизмов формирования и изменения ценностной системы личности выступают процессы социализации ее потребностей и интериоризации социальных ценностей, обусловленные комплексом историко-культурных условий, которые складываются из социально-экономических, политических, социокультурных и других показателей.

В упрощенной схеме динамика ценностей может быть вызвана объективными изменениями окружающей действительности и субъективным изменением отношения к ней. В качестве ключевых механизмов социальной динамики ценностей в период реформ будут выступать механизмы адаптации и социализации, в период стабилизации и гармонизации общественно-экономических отношений – механизмы индивидуализации.

1.2.3. Культурная обусловленность ценностей Приоритеты ценностных ориентаций людей определяются не только особенностями социально-политических и экономических ситуаций на каждом этапе общественного развития, но и во многом – культурными традициями.

Американский психолог Д.Матсумото определил культуру как совокупность установок, ценностей, верований и поведения, разделяемых группой людей, но по-разному каждым индивидом, и передаваемых от поколения к поколению [79].

По Н. Смелзеру, современное научное определение культуры должно включать символы, убеждения, ценности и выразительные средства, являющиеся общими для какойнибудь группы. Как отмечает Нейл Смелзер, ценности служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы [127]. Иными словами, культура обладает организующей силой человеческой жизни.

Один из важнейших выводов, который делают ряд отечественных ученых на основе культурно-исторического подхода, гласит, что культурные ценности формируются посредством отбора определенных видов поведения и опыта людей. Каждое общество осуществляет свой отбор культурных форм. В отдельных культурах возможна ситуация, когда материальные ценности едва признаются (тоталитарное общество, племена африканских аборигенов), в других – они оказывают решающее влияние на поведение людей (переходное российское общество, США). Но каждое общество создает значительную культурную надстройку. При этом культура служит способом достижения определенного результата. Культура представляется как метод ценностного освоения реальной действительности через систему оценок, норм, образцов поведения [54, 172] С этой позиции имеет смысл рассматривать процесс формирования ценностей как культурный процесс через призму следующих функций культуры:

– передача, трансляция, развитие и изменение систем ценностей, обеспечение условий их постоянного обновления и мониторинга, создания новых образцов в целях обеспечения жизни сообществ и их разнообразия, без чего невозможен выход из периодически возникающих кризисных ситуаций;

– создание возможностей для взаимодействий, коммуникаций, установления социальных связей;

– обеспечения качества жизнедеятельности сообществ и личности внутри них;

– создание условий для самоактуализации человека, социальной реализации его творческого потенциала.

Н.Б. Крылова дает обобщенную дефиницию ценностей, прямо называя их регулятивными компонентами любой культуры, воплощающими идеалы и представления об эталоне.

Они находят выражение в нормах, значениях и наиболее типичных для конкретных культур артефактах (материальных и идеальных продуктах). При этом культурная норма понимается как общепризнанное требование и соответствующее правило, регулирующее поведение людей и всегда соотносится с определенными ценностями.

Соответственно ценностные ориентации определяются как предпочтения или отвержения определенных культурных образцов, социальных и нравственных идеалов, на основе которых строятся деятельность и поведение [70].

В зарубежной кросс-культурной психологии основополагающей для многих теоретических и эмпирических исследований ценностей является теория Ф. Клакхона и Ф. Стродбека [81]. Согласно их определению, ценностные ориентации – это сложные, определенным образом сгруппированные принципы, придающие стройность и направленность разнообразным мотивам человеческого мышления и деятельности в ходе решения общих человеческих проблем. Их теория ценностных ориентаций основана на трех положениях:

1. Люди во всех культурах призваны решать одни и те же общие человеческие проблемы.

2. Набор доступных решений ограничен, но каждое решение в той или иной культуре может иметь разный ранг внутри данного набора.

3. Хотя одно из решений предпочитается членами данной культуры больше других, все потенциальные решения имеются в каждой культуре.

Ф.Клакхон и Ф.Стродбек считают, что ценности возникают и развиваются внутри конкретной культуры, которая, в свою очередь, формируется под влиянием определенных экологических и исторических условий. Когда ценности разделяются большинством людей в группе, они становятся элементами данной культуры и начинают определять индивидуальное и групповое поведение [184]. Изменение условий существования неизбежно влечет за собой переструктурирование системы ценностей, что усиливает шансы группы успешно адаптироваться к данной среде и выжить в ней. В частности, Н.М. Лебедева в ходе сравнения данных различных исследований ценностных ориентаций показывает меру влияния, которое могут оказывать внешние, объективные параметры существования этнической группы на актуализацию тех или иных ценностных ориентиров, важных для поддержания ее баланса со средой [79].

В современной научной мысли культурная вариативность довольно часто исследуется в эволюционной перспективе, с точки зрения изменения среды обитания людей. Изменение содержания и форм существования в историческом процессе подготавливает эволюцию и соответствующую переоценку ценностей, их систем и шкал, а затем и появление новых культурных ценностей, следующий за этим этап – формирование новых норм и эталонов. В этих процессах ценностям отводится «роль фасилитатора эволюции» [70].

Совокупность культурных характеристик, которые изменяются в связи с изменением среды, образует так называемые «культурные синдромы» [79].

Культурный синдром, по мнению Г. Триандиса – это определенный набор ценностей, установок, верований, норм и моделей поведения, которыми одна группа отличается от другой. В качестве одного из ведущих методологических оснований нашего эмпирического исследования мы определяем концепции культурных синдромов Г. Триандиса и Дж. Ховстеда, изложенные в работе Н.П.Лебедевой «Введение в этническую и кросс-культурную психологию» [79].

Г. Триандис в качестве таких культурных синдромов приводит следующие измерения: «простота-сложность», «коллективизм-индивидуализм», «открытость-закрытость». Дж.

Ховстед на основании проведенного им большого кросс-культурного исследования предложил еще три измерения, по которым были обнаружены значимые отличия в изучаемых культурах: «дистанция власти», «избегание неопределенности», «маскулинностьфемининность». У. и К.Стефаны [137] выделили в общей сложности 11 предложенных разными авторами измерений культур.

Культурный синдром коллективизм – индивидуализм расценивается теоретиками разных дисциплин как главное измерение культурной вариативности, поэтому рассмотрим более подробно определяющие его характеристики и для большей наглядности представим их в виде сравнительной таблицы.

Сравнительная характеристика различий между культурами Индивидуалистические культуры Коллективистские культуры Индивидуальные цели ее членов не менее, Преобладание групповых целей над индиесли не более важны, чем групповые. видуальными.

Доминирующие ценности – неповтори- Доминирующие ценности – групповая мость и уникальность личности, личностная гармония и кооперация.

самореализация.

Первоочередная забота о себе и членах Преданность интересам группы в обмен Преобладание личной Я–идентичности. Превалирование групповой МЫ– Формирование собственных дружеских Дружеские отношения формируются в связей па протяжении всей жизни. начале жизни при участии родителей, старших, наставников.

Предпочтение отдается отношениям по Предпочтение отдается отношениям по горизонтали (между супругами). вертикали (родители – дети).

Расширенное членство в ингруппах, влия- Ограниченное членство в ингруппах, коние которых на индивида невелико. торые оказывают существенное влияние на Конфронтация внутри группы допускает- Любое несогласие в своей среде принято ся и иногда воспринимается как жела- тщательно скрывать («не выностить сор из тельная необходимость «впустить свежий избы»), т.к. гармония и сохранение мира Уверенность в себе означает: «Я могу де- Уверенность в себе означает: «Я не являлать то, что мне надо». юсь обузой для своей группы».

Поведение людей объясняется личност- Поведение людей трактуется с позиций ными особенностями и установками самого норм, принятых в данной культуре.

индивида.

Успех приписывается способностям лич- Успех человека чаще приписывается поности. мощи других людей, деньгам и т.д.

Неудача трактуется как результат небла- Неудача трактуется как следствие лени.

гоприятного стечения обстоятельств.

Человек стремится изменить ситуацию в Человек, скорее, сам приспосабливается к Индивид больше склонен знать (и гово- Людям свойственно знать (и рассказырить) о себе, чем о других. вать) больше о других, чем о себе.

Г. Триандис и Дж. Ховстед считают, что выраженность индивидуализма зависит от уровня благосостояния: социальная и психологическая независимость обусловлены, прежде всего, финансовой независимостью. Наиболее состоятельные и образованные слои общества в любой культуре имеют тенденцию быть более индивидуалистически настроенными. Вместе с тем проявление индивидуалистических или коллективистических тенденций зависит не только от культуры, но и от социального контекста. Человеку свойственно проявление коллективизма в семье и с близкими, друзьями, а индивидуализма – на работе или с незнакомыми людьми.

Н.М.Лебедева, анализируя преимущества и недостатки коллективизма и индивидуализма, отмечает следующее. В традиционных коллективистских культурах обычно ниже уровень преступности, что связано с типом социализации – забота о детях, поощрение взаимной зависимости позволяет избежать проблем, связанных с преступностью, алкоголизмом и наркоманией. В индивидуалистических культурах отсутствуют моральные авторитеты и все держится на законах. Свобода приводит к отчуждению, что порождает одиночество, семейные конфликты, разводы, рост детской преступности, числа самоубийств и пр.

Вместе с тем в коллективистских культурах в масштабе общества отдельная личность и даже отельная человеческая жизнь часто ценится очень низко. Высока вероятность установления автократических режимов, в которых преследуют инакомыслящих. А конкуренция между отдельными группами за власть приводит к тому, что о судьбах народа в целом никто не думает. В индивидуалистических обществах приоритетны демократия и права отдельной личности. Личность может развивать свои таланты и это выгодно всему обществу, т.к. экономика развивается в результате энергии отдельных людей.

Со временем общества и культуры, а также их отдельные сегменты претерпевают значительные изменения. Так, считается, что распространению индивидуализма способствуют рост благосостояния населения, а также рост миграций и социальной мобильности.

В исследовании мигрантов установлено, что одни культурные элементы в процессе аккультурации в новой культуре исчезают (например, внешние различия в одежде), другие – предположительно, внутренние культурные элементы (религиозные верования, ценности) – наоборот, укрепляются. Таким образом, не следует ожидать изменений всех культурных элементов в одну сторону (например, в сторону исчезновения) [79].

Т.Г. Стефаненко отмечает, что анализ межкультурных различий социального развития через бинарные оппозиции (коллективизм–индивидуализм, фемининность– маскулинность и др.) «возможен лишь в качестве научной абстракции. В реальности речь всегда идет только об определенной ориентации культуры, даже если она и проявляется как господствующая тенденция. На практике всегда приходится иметь дело с сосуществованием внутри любой культуры разнонаправленных элементов» [137, c.176]. Это значит, что в пределах одной культуры, одной социокультурной среды могут встречаться люди, обладающие разными социальными характерами, т.е. направленностью на различные группы ценностей [31, 116, 159, 162].

Таким образом, рассматривая регулятивную функцию ценностей, необходимо особо отметить их культурную обусловленность, т.к. именно внутри культуры формируются и закладываются важнейшие и глубинные принципы, определяющие отношения человека с природой, социумом, ближайшим окружением и самим собой. Чтобы понять мотивы и смыслы человеческого поведения, необходимо разобраться в базовых ценностях и ориентациях личности, содержание которых во многом определяется культурой.

1.2.4. Классификация ценностей В ходе теоретического анализа места и роли ценностей в регуляции поведения и деятельности было выявлено, что на определенных этапах развития социума и личности претерпевают изменения сами ценности, меняется их место в структуре мотивации, а также существуют разные уровни детерминации ценностей – личностные, социальные, экономические, культурные. В связи с этим, целесообразно остановиться на имеющихся в науке представлениях о типологии ценностей, их классификации с точки зрения содержания, структуры, динамики и подробно рассмотреть те из них, которые послужат для обоснования теоретической парадигмы нашего исследования.

Общепризнанным подходом к исследованию психических феноменов и, в частности, ценностных ориентаций, является системный подход [88, 113, 123]. По отношению к системам, изучаемым в психологии, учеными отмечаются такие их свойства, как многоуровневость и иерархический принцип строения, многомерность, а также динамический характер таких систем, их открытость и недизъюнктивность [6, 19, 164].

Системный характер ценностных ориентаций предполагает наличие ценностей как элементов системы и структуры как формы взаимоотношений между ними.

Во-первых, в структуре ценностных ориентаций по аналогии со структурным содержанием аттитюда, который включает в себя когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты, выделяют систему взаимосвязанных компонентов. К таким компонентам относят интеллектуальный, эмоциональный и действенный [150].

Во-вторых, развитая структура ценностных ориентаций предполагает иерархичный принцип строения. Согласно принципу иерархии систем, в ценностных ориентациях выделяются однопорядковые и соподчиненные уровни. Как отмечает Бубнова С.С. [20], внутри любой личностной структуры ценностей «наиболее существенным отношением является, по-видимому, отношение сравнительной субъективной значимости ценностей для личности. Именно по этому основанию происходит (вольно или невольно, сознательно или неосознано) построение личностью той или иной его системы ценностей (идеальной, или потенциальной; реальной, или актуальной; демонстрируемой, или признаваемой). Таким образом, важнейшей характеристикой системы личностных ценностей является ее многоуровневость, проявляющаяся в иерархическом строении этой системы»[20, c.9].

В ценностной системе выделяются высшие ценности, которые занимают доминирующее положение, имеют наибольшую значимость для субъекта и самоценный характер, независимый от других ценностей. Другие ценности зависят от степени и качества взаимосвязи с высшими ценностями. Такая система связи обусловливает определенную гармоничность и устойчивость ценностных ориентаций. Взаимодействие, а также взаимовлияние ценностей характеризуется распределением их по степени значимости и важности в определённой иерархической структуре.

Ценности подразделяются на более или менее предпочитаемые, в связи с чем особое значение для прикладных целей приобретает типология ценностей по их месту в статусноиерархической структуре ценностного сознания. По указанному основанию ценности образуют четыре группы:

– ценности высшего статуса или т.н. «ядро» ценностной структуры, – ценности среднего статуса, которые могут перемещаться в состав ядра или на периферию, поэтому их можно представить как «структурный резерв», – ценности ниже среднего, или «ценностная периферия» – они также подвижны и поэтому могут перемещаться в «резерв» или в «хвост», – ценности низшего статуса, или т.н. «хвост» ценностной структуры, состав которого малоподвижен [100].

Отношения между ценностями могут быть гармоничными, взаимоподкрепляющими, нейтральными или даже антагонистическими, взаимоисключающими (ценность и антиценность) [171, c.871]. Как отмечает П.И.Смирнов, взятые из противоположных рядов «позитивная» и «негативная» ценности часто как бы усиливают одна другую и считаются едва ли не необходимыми взаимными атрибутами. Например, святости сопутствует нищета, а знание легко сочетается с греховностью – «дьявольская мудрость» [127].

Существуют разнообразные теории и подходы, классифицирующие ценностные ориентации по одному или нескольким основаниям.

Наиболее полные классификации ценностных систем, на наш взгляд представлены Г.В.Осиповым [171], И.Л.Суриной [140], С.С.Бубновой [20].

Группа исследователей, изучавших динамику ценностных ориентаций (Н.И. Лапин, Н.Ф. Наумова, Л.А. Беляева, А.Г. Здравомыслов) [34] предлагают типологию ценностей по следующим основаниям:

по предметному содержанию – социальные, культурные, экономические, политические, духовные и др.;

с точки зрения социокультурного смысла различают «терминальные» или целевые и «инструментальные», способствующие достижению указанных целей;

с точки зрения генезиса культуры – традиционные, современные и общечеловеческие ценности;

по отношению к потребностям человека – витальные, связанные с продолжением и сохранением жизни; интеракционные, реализуемые в процессе общения; социализационные, используемые в ходе социализации и смысложизненные, выражающие общий смысл жизни;

по роли в обществе – интегрирующие и дифференцирующие, одобряемые и отрицаемые;

с точки зрения иерархии в структуре сознания – ценностное ядро, структурный резерв, ценностная периферия и «хвост» ценностной структуры.

С целью конкретного изучения, более глубокого анализа индивидуальных ценностей обычно выделяются следующие сферы, в которых человек чаще всего сталкивается с проблемой ценностного выбора:

1) самореализация человека: труд, образование, семейную жизнь, общение, творческую и досуговую деятельность, общественную активность, соотносимую сегодня со степенью вовлечённости человека в систему социальных отношений;

2) материальные условия жизни человека: состояние здоровья, состояние окружающей среды, жилищные условия, материальную обеспеченность;

3) социальные условия жизни: общественное признание, социальный престиж, вертикальная мобильность, возможность самореализации, правовые гарантии, социальная защищённость и другие;

4) собственная деятельность человека, ее социально-нравственные характеристики:

соответствие требованиям общественного долга, социальной коммуникабельности и коммуникативности, нормам межличностного общения, профессионализма, честности, ментальной справедливости, практичности, здравого смысла, выгодности;

5) отношения личности с разными категориями окружающих людей: родственниками, друзьями, коллегами, соотечественниками, единоверцами.

Разработка классификаций ценностей во многом зависит от теоретических воззрений авторов.

Так, В.Франкл, например, классифицирует ценности с точки зрения смысла жизни (ценности творчества, переживания, отношения) [157]. В.П.Тугаринов кладет в основу классификации структуру общественных явлений и тройственное деление форм общественной жизни (материальные, социально-политические и духовные ценности) [153]. Л.М.Дробижева рассматривает ценности как показатель этничности, элемент национальной культуры и упорядочивает их на основе структурных компонентов этнического самосознания [38].

Исходя из нашего понимания ценности как значимости явлений и предметов реальной действительности с точки зрения их соответствия или несоответствия потребностям личности в конкретных исторических, социально-экономических, общественнополитических и культурных условиях жизни, обратимся к типологиям ценностей, так или иначе затрагивающим сферу потребностей личности.

При интерпретации эмпирических данных нашего исследования могут быть полезными упомянутые выше подходы к классификации ценностных структур: классификация ценностей в соответствии с моделью иерархии основных потребностей А.Маслоу [94], классификация преобладающих групповых ценностей в зависимости от социальноэкономических условий жизни общества Р.Инглехарта [183], классификация ценностной структуры в зависимости от доминирующего процесса личностной динамики М.С.Яницкого [175].

Анализ ценностной регуляции поведения и деятельности, позволяет рассматривать ценности в качестве основы мотивов, которыми люди руководствуются в своей жизни. Классификацию ценностей с точки зрения ведущих мотивационных типов приводят в своей теоретической концепции С. Шварц и У.Билски [189, 190]. Обратимся к ее описанию в изложении Н.М.Лебедевой [82].

С. Шварц и У. Билски рассматривают ценности как некие (часто неосознаваемые) критерии выбора и оценки человеком своих поступков, а также оценки других людей и событий. Основные типы человеческой мотивации, которые определяют направленность как конкретных действий индивида, так и всей его жизненной активности, Шварц и Билски выводят из трех универсальных человеческих потребностей (биологические нужды, потребности согласованного социального поведения и потребности выживания и благосостояния своей группы).

Каждому типу мотивации соответствует своя ведущая мотивационная цель:

1.Саморегуляция. Мотивационная цель – свобода мысли и действия (выбор, творчество, познание), обусловленные потребностью индивида быть автономным и независимым.

2.Стимулирование (полнота жизненных ощущений). Мотивационная цель – новизна и состязательность в жизни, необходимые для поддержания оптимального уровня активности организма.

3.Гедонизм. Мотивационная цель – удовольствие, чувственное наслаждение, наслаждение жизнью. В основе его лежит необходимость удовлетворения биологических потребностей и испытываемое при этом удовольствие.

4.Достижение. Мотивационная цель – достижение личного успеха в рамках разделяемых культурных стандартов и вследствие этого - получение социального одобрения.

5.Власть. Мотивационная цель – достижение социального статуса, престижа и влияния на других людей. В основе – потребность в доминировании, господстве, лидерстве.

6.Безопасность. Мотивационная цель – стабильность, безопасность и гармония общества, семьи и самого индивида. В основе – потребность в адаптированности и предсказуемости мира, снижении неопределенности.

7.Конформность. Мотивационная цель – ограничение действий и побуждений, причиняющих вред другим или нарушающих социальную гармонию. Выводится из потребности групп к самосохранению и выживанию и потребности личности гармонично взаимодействовать с другими людьми, подавляя при этом свои социально-разрушительные наклонности.

8.Традиция. Мотивационная цель – уважение и поддержание обычаев, принятие и признание идей, существующих в определенной культуре и религии. Традиционное поведение становится символом солидарности группы, выражением уникальности её картины мира.

9.Благожелательность. Мотивационная цель – поддержание и повышение благополучия людей, с которыми человек находится в контакте. В основе лежит потребность позитивного взаимодействия в целях благополучия группы и индивидуальная потребность в аффилиации.

10.Универсализм. Мотивационная цель – понимание, благодарность, терпимость и поддержание благополучия всех людей и природы. Этот мотивационный тип не был выведен априори из трех указанных универсальных человеческих потребностей, а был обнаружен эмпирическим путем при исследованиях ценностей. В основе этой цели, по-видимому, лежат универсальные потребности в красоте, гармонии и справедливости.

Помимо этого, Шварц и Билски разработали теорию динамических отношений между данными ведущими типами человеческой мотивации. Логика отношений между ценностями выводится авторами из отношений между мотивами поведения и соответствующими им поступками. Каждый тип мотивации имеет цель, руководящую стремлениями человека, которые, в свою очередь, приводят к согласованным или противоречивым действиям. Таким образом, конфликт или гармония между ценностями определяют, в конечном счете, стратегию его поведения. Авторы предложили следующую типологию противоречий между ценностями:

1) Ценности сохранения (Безопасность, Конформность, Традиция) противоречат ценностям изменения (Стимулирование, Саморегуляция). Здесь налицо явная оппозиция между ценностью автономии взглядов и действий индивида и ценностью сохранения традиций, поддержания стабильности общества.

2) Ценности самопреодоления – выхода за пределы собственного эго (Универсализм, Благожелательность) противоречат ценностям самовозвышения – акцентировании «самости» (Власть, Достижение, Гедонизм). Здесь также налицо явная оппозиция между заботой о благе других и стремлением к доминированию над другими.

В непротиворечивых отношениях между собой, по мнению авторов, находятся следующие типы мотиваций:

Власть и Достижение – оба мотивационных типа делают акцент на социальном превосходстве и уважении со стороны других людей.

Достижение и Гедонизм – оба нацелены на получение удовольствия, потакание самому себе.

Гедонизм и Стимулирование – оба вызывают стремление к позитивному эмоциональному переживанию.

Стимулирование и Саморегуляция – оба активизируют внутреннюю мотивацию творчества, стремление к новизне и изменению.

Саморегуляция и Универсализм – делают акцент на возможности справедливого для всех и комфортного для себя существования в различных ситуациях.

Универсализм и Благожелательность – оба способствуют удовлетворению потребностей, связанных с существованием во внешнем мире, отказу от эгоистических интересов.

Традиция и Конформность – подчеркивают возможность сохранения стабильности за счет добровольного самоограничения и подчинения.

Конформность и Безопасность – оба предполагают защиту порядка, стабильности и социальной гармонии.

Безопасность и Власть – оба ставят акцент на избежание или преодоление неопределенности и нестабильности путем контроля за природными ресурсами и человеческими отношениями.

Помимо описанных выше, Шварц и Билски предложили еще одно деление ценностей на две большие группы:

1. Ценности, выражающие интересы индивида. Им соответствуют следующие мотивационные блоки: Власть, Достижение, Гедонизм, Стимулирование, Саморегуляция.

2. Ценности, выражающие интересы группы. К ним принадлежат такие мотивационные блоки как Благожелательность, Традиция, Конформность.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«Межрегиональные исследования в общественных наук ах Министерство образования и науки Российской Федерации ИНОЦЕНТР (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США)       Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНОЦЕНТРом (Информация. Наука. Образование) и...»

«П.А. ФЕДЮНИН, Д.А. ДМИТРИЕВ, А.А. ВОРОБЬЕВ, В.Н. ЧЕРНЫШОВ МИКРОВОЛНОВАЯ ТЕРМОВЛАГОМЕТРИЯ / / 3 2 1 / 0 0,01 0,1 1 10 100 гл 0,5 МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2004 П.А. ФЕДЮНИН, Д.А. ДМИТРИЕВ, А.А. ВОРОБЬЕВ, В.Н. ЧЕРНЫШОВ МИКРОВОЛНОВАЯ ТЕРМОВЛАГОМЕТРИЯ Под общей редакцией П.А. Федюнина МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 620.171. ББК Ж108. М Рецензенты: Доктор технических наук, профессор И.В. Кораблев Доктор технических наук, профессор А.А. Чуриков Федюнин П.А., Дмитриев Д.А.,...»

«Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный технический университет Псковский политехнический институт С. И. Алексеев АВТОМАТИЗИРОВАННЫЙ МЕТОД РАСЧЁТА ФУНДАМЕНТОВ ПО ДВУМ ПРЕДЕЛЬНЫМ СОСТОЯНИЯМ Санкт-Петербург Издательство СПбГТУ 1996 Рекомендовано к изданию научно-методическим советом ППИ СПбГТУ Рецензенты: - доктор техн. наук, профессор Улицкий Владимир Михайлович, глав. консультант ГПИИ Фундаментпроект, г. С.-Петербург; - доктор...»

«В. И. Бобровицкий В. А. Сидоров МЕХАНИЧЕСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ: ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ И РЕМОНТ Монография Донецк Юго Восток 2011 УДК 658.58 ББК 6 Б 72 Розглянуто питання технічного обслуговування й ремонту механічного облад нання металургійних підприємств. Для фахівців, що займаються експлуатацією й ремонтом механічного обладнання металургійних підприємств. Рецензенты: Седуш В. Я. — д р техн. наук, профессор; Берштейн И. А. — канд. техн. наук Рекомендовано к печати ученым советом Донецкого...»

«Ж. Ван Мигем ЭН ЕРГЕТИКА АТМОСФЕРЫ Перевод с английского под редакцией и с предисловием Л. Т. МАТВЕЕВА Ленинградский Гидрометеорологический ин-т БИБЛИОТЕКА Л-К 195196 Малоохтинский пр., SS | ГИДРОМЕТЕОИЗДАТ ЛЕНИНГРАД 1977 УДК 551_.5,1 Перевод с английского Ю. JI. Матвеева В монографии последовательно излагаются основы и современное состояние одного из наиболее важных разделов динамики атмосферы — учения об источниках и преобразовании энергии атмосферных процессов. В первой части монографии...»

«В.В.Штоль Армия Нового мирового порядка Москва 2010 УДК ББК Научные рецензенты: доктор военных наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации В.В.Круглов доктор политических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации Г.А.Рудов доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации А.Д.Шутов Штоль В.В. Ш Армия Нового мирового порядка. ISBN В монографии рассмотрен Североатлантический альянс как ключевой элемент...»

«ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ПАУЭРЛИФТИНГ под ред. В.А. Таймазова, А.А. Хадарцева 2013 Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный государственный Университет физической культуры, спорта и здоровья им. П.Ф. Лесгафта (Санкт-Петербург) Европейская академия естественных наук (Ганновер, Германия) ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ПАУЭРЛИФТИНГ Монография под редакцией В.А. Таймазова, А.А. Хадарцева 2013 УДК 612; 796.88; 796.894. Физиологический пауэрлифтинг:...»

«Южный федеральный университет Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Южнороссийское обозрение Выпуск 56 Барков Ф.А., Ляушева С.А., Черноус В.В. РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Ответственный редактор Ю.Г. Волков Ростов-на-Дону Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ 2009 ББК 60.524.224 Б25 Рекомендовано к печати Ученым советом Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного...»

«КУЗБАССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ СОХОНДИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАПОВЕДНИК П.В.Баранов МЛЕКОПИТАЮЩИЕ ЮЖНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ ( структура населения, мониторинг, рациональное использование и охрана редких видов) Новокузнецк, 2004 ББК 20.1 Печатается по решению Б 24 Редакционно-издательского УДК 351.77.3 Совета КузГПА Б 24 ISBN 5-85117-093 Рецензенты: Докт.биол.наук, проф. Н.Н.Михайлова, (Кузбасская государственная педагогическая Академия); докт. биол. наук, В.Н.Бочарников (Тихоокеанский...»

«СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО: НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ И ЭТИКА НАУКИ 2 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ В.Н. Шубкин СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО: НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ И ЭТИКА НАУКИ Центр социального прогнозирования и маркетинга Москва 2010 3 УДК 316.1/.2(035.3) ББК 60 55 Ш 95 Шубкин В.Н. Ш 95 Социология и общество: Научное познание и этика науки. Монография. — М.: ЦСПиМ, 2010 – 424 с. ISBN 978-5-98201-050-6. Книга В.Н. Шубкина – это яркий образец новаторского творчества ученого, находившегося у истоков...»

«Роль муниципально-общественного партнерства в социально-экономическом развитии города УДК ББК С Авторский коллектив: Сульдина Г.А., Глебова И.С., Садыртдинов Р.Р., Кораблев М.М., Сабиров С.И., Владимирова С.А., Абдулганиев Ф.С. Роль муниципально-общественного партнерства в социальноэкономическом развитии города: Монография./ Сульдина Г.А., Глебова И.С., Садыртдинов Р.Р., Владимирова С.А., Кораблев М.М., Сабиров С. И., Абдулганиев Ф.С.- Казань, 2007. – с. 317 ISBN В монографии рассматриваются...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО СПбГТЭУ) АНАЛИЗ, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И РЕГУЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ РЕГИОНОВ Коллективная монография САНКТ-ПЕТЕРБУГ 2012 1 УДК 339.1:378.1.005 ББК А Анализ, прогнозирование и регулирование социальной устойчивости регионов: Коллективная монография / ФГБОУ...»

«Д.Г. Красильников ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В ПЕРЕХОДНЫЕ ПЕРИОДЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ (1917-1918; 1985-1993): опыт сравнительного анализа Издательство 1998 Пермского уни- верситета 2 ББК 66.6 К 78 Красильников Д.Г. К 78 Власть и политические партии в переходные периоды отечественной истории (1917-1918; 1985-1993): опыт сравнительного анализа. - Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1998. - 306 с. ISBN 5-8241-0157-4 Монография посвящена исследованию сущностных черт власти в 1917-1918 гг. и 1985-1993...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО СПбГТЭУ) СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВОЗОБНОВЛЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ В ТЕХНОЛОГИИ ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО И СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО НАЗНАЧЕНИЯ Коллективная монография САНКТ-ПЕТЕРБУГ УДК ББК С Современные аспекты использования возобновляемых...»

«1 Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) А. Н. АСАУЛ, Ю. Н. КАЗАКОВ, Н. И. ПАСЯДА, И.В. ДЕНИСОВА ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МАЛОЭТАЖНОГО ЖИЛИЩНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В РОССИИ Под редакцией д. э. н., профессора А. Н. Асаула Санкт-Петербург Гуманистика Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) УДК 338. Асаул А. Н., Казаков Ю. Н., Пасяда Н. И., Денисова И.В. Теория и практика малоэтажного жилищного...»

«Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=11 Научная библиотека Компании АРГО Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=11 Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=11 Н.И. Суслов Ю.Г. Гурьянов ПРОДУКЦИЯ НА ОСНОВЕ ПАНТОГЕМАТОГЕНА механизмы действия и особенности применения издание 2-е Новосибирск 2008 Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot= УДК ББК P C...»

«Министерство образования и науки Украины Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Ассоциация выпускников, преподавателей и друзей Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина Центральная научная библиотека Н. М. Березюк Неизвестный В. Я. Джунковский: ректор Харьковского университета 1821–1826 гг. Харьков Тимченко А. Н. 2008 УДК 378.4(477.54): 378.113.1 Джунковский ББК 74.58(4Укр – 4Хар) Джунковский Бер 48 Издано при финансовой поддержке Ассоциации выпускников,...»

«Е.Н. Козелкова Г.Н. Гребенюк ПРИРОДООХРАННЫЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ В БАССЕЙНЕ СРЕДНЕЙ ОБИ (НА ПРИМЕРЕ РЕКИ ВАХ) Монография Издательство Нижневартовского государственного университета 2013 ББК 20.1 К 59 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного университета Рецензенты: д-р геогр. наук, профессор кафедры физической географии и геоэкологии Московского государственного педагогического университета А.М.Луговской; д-р техн....»

«Министерство связи и информации Республики Казахстан Комитет информации и архивов Музей Первого Президента Республики Казахстан Часть ІІ Алматы 2010 Первый Президент и формирование Правового государства УДК 342 ББК 67.400.6 П26 министерство связи и информации республики Казахстан Комитет информации и архивов выпущено по программе издание социально-важных видов литературы Рекомендовано в печать Ученым советом Музея Первого Президента Республики Казахстан Руководитель научной программы — доктор...»

«Особо охраняемые природные территории УДК 634.23:581.16(470) ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ РАСТЕНИЯ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ КАК РЕЗЕРВАТНЫЙ РЕСУРС ХОЗЯЙСТВЕННО-ЦЕННЫХ ВИДОВ © 2013 С.В. Саксонов, С.А. Сенатор Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти Поступила в редакцию 17.05.2013 Проведен анализ группы раритетных видов Самарской области по хозяйственно-ценным группам. Ключевые слова: редкие растения, Самарская область, флористические ресурсы Ботаническое ресурсоведение – важное на- важная группа...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.