WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«МОДЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОЛЕВОЙ КОНЦЕПЦИИ МЕХАНИЗМА СОЗНАНИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Развитие физических процессов в системе может быть определено как ее информационным содержанием, так и энтропией.

Увеличение количества информации, содержащейся в системе, эквивалентно понижению энтропии [8].

В рассматриваемом нами случае величины diS/dt у контрольного и экспериментального образцов должны отличаться вследствие приобретенного при активации и сохраняющегося неопределенно долго нового качества активированной воды, определяемого ее информационным содержанием.

Различия diS/dt в контрольном и экспериментальном образцах – одного из компонентов условия сохранения стационарности процесса диктует необходимость иной скорости обмена энтропии с окружающей средой относительно контрольного образца – иной величины deS/dt. Это означает, что в рассматриваемом нами случае с кипяченой водой, активированной с участием серебра, поддержание низкого (относительно контроля) уровня энтропии связано не с энергетическим обменом (поскольку контрольный и экспериментальный образцы хранились в одинаковых условиях), а обусловлено поступлением в систему дополнительной информации, необходимой для поддержания структуры макрообразований воды, активированной серебром. При равных условиях содержания контрольного и экспериментального образцов такое поступление информации, направленное на поддержание количественного преобладания КСМ относительно МИС (на поддержание информационного наполнения системы) возможно только при участии физического вакуума. Заметим, что возможность обмена энергией между физическим вакуумом и структурами биологических тканей неоднократно обсуждалась ранее в работах [9-12], однако экспериментальное подтверждение возможного влияния физического вакуума на биосферу (опосредованно, через воду) получено впервые.

Информационное воздействие на воду и ее кипячение изменяют биологические свойства воды. Механизмы реакции воды на эти воздействия, как и ее проявления, различны.

Динамика показателя жизнедеятельности микроорганизмов на протяжении длительного срока определяется воздействующими факторами – активирования путем информационного воздействия с применением различных веществ и кипячения. Активация воды, в зависимости от природы информационной матрицы, меняет макроструктуру воды и ее биологические свойства. Термическое воздействие разрушает макроструктуры, но его энергии недостаточно для разрушения памяти воды о некогда "пережитом" информационном воздействии. Термическое разрушение макроструктурных образований не уничтожает память на протяжении нескольких лет. Память об информационном воздействии после термической обработки сохраняется и обуславливает последующее макроструктурное строительство, что, возможно, связано с информационной подпиткой физического вакуума. Энергия, приобретаемая активированной водой при ее кипячении, недостаточна для разрушения связей, возникших при ее активации.

Все сказанное свидетельствует о субмолекулярном уровне возникновения реакции на информационное воздействие на воду.

Информационное воздействие на воду на уровне полевого спинторсионного взаимодействия с ее характеристическим полем повышает его информационное наполнение, что приводит к перестройке макроструктурных образований воды в сторону их усложнения и к снижению их устойчивости. Информационное наполнение характеристических полей макроструктурных образований возрастает (что и является причиной повышения биологической активности воды), а энтропия воды как системы в целом снижется. Естественному термодинамическому процессу повышения энтропии противостоит (возможно!) поддержание этого состояния физическим вакуумом. Предположение об участии физического вакуума в процессах структурообразования воды подтверждается как существованием сравнительно продолжительной постактивационной фазы стимулирования жизнедеятельности микроорганизмов, так и возникновением этой фазы (снижения энтропии!) в процессе восстановления разрушенных в результате кипячения макроструктурных образований. Эту же гипотезу подтверждает различная динамика биологической активности образцов кипяченой воды, активированной с применением различных веществ. Отличие наглядно проявляется при сравнении биологической активности образцов воды, активированных с применением матрицы-серебра, с биологической активностью образцов воды, активированных с применением других информационных матриц.

1. Бобров А.В. Исследование факторов информационного воздействия квантовых генераторов. Отчет о НИР (заключительный) / Орловский государственный технический университет. Гос. регистр.

№ 01.2.00 105789, Орел, 2001, 85 с.

информационного воздействия с применением квантовых генераторов на жизнедеятельность биологических объектов. Отчет о НИР (итоговый). Орловский государственный технический университет, № 01.20.00 10079. Орел, 2001, 65с.

3. Бобров А.В. Биологические и физические свойства активированной воды. ВИНИТИ. Деп. № 2282-В2002. М, 2002, 24 с.

4. Бобров А.В. Исследование факторов, определяющих биологическую активность воды. Препринт ОрелГТУ. Орел. 2004. 5. Зенин С.В. Обновление фундамента фундаментальных наук / энергоинформационных взаимодействий в природе и обществе». М.

ВИУ, 2000.

6. Зенин С.В. Молекулярная и полевая информационная ретрансляция (МИР-ПИР) как основа информационно-обменных взаимодействий. Интернет, http://www.aires.ru/Info/Zenin_ru.html К; AIRES, 2003.

7. Бобров А.В. Торсионный компонент электромагнитного излучения. Торсионные поля в медицине и растениеводстве.





ВИНИТИ, деп. № 635-В98, М., 1998, 37 с.

8. Волькенштейн М.В. Молекулы и жизнь. «Наука», М., 1965.

504 с.

9. Бобров А.В. Полевые информационные взаимодействия.

ОрелГТУ, Орел, 2003, с. 328.

10. Акимов А.Е., Кузьмин Р.Н. Анализ проблемы торсионных источников энергии // Сб. докладов Международного Симпозиума «Холодный ядерный синтез и новые источники энергии» 24-26 мая 1994 г., Минск, Беларусь, с. 3-9.

11. Бобров А.В. Торсионные модели психофизики. ВИНИТИ. Деп.

№ 821-97, М., 1997, 71 с.

12. Бобров А.В. Механизм сознания – полевая концепция.

Сознание и физическая реальность, Т 4, № 3, «Фолиум», М., (1999), с.

47-59.

13. Бобров А.В. Исследование неэлектромагнитного компонента излучения квантовых генераторов. ВИНИТИ. Деп. № 2222-В2001, М., 2001, 21 с.

14. Бобров А.В. Полевые информационные взаимодействия.

ОрелГТУ, Орел, 2003, с. 355-366.

П.К. Анохину посвящается

ЧАСТЬ II

ПОЛЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ

МЕХАНИЗМА СОЗНАНИЯ

ГЛАВА 1. ФУНКЦИЯ ПОЛЕВОГО МЕХАНИЗМА

СОЗНАНИЯ

1.1 Рефлекторный и полевой уровни обработки информации Существующая нейробиологическая концепция оказалась бессильной в решении важнейших проблем нейробиологической науки – раскрытии механизмов феноменов памяти и сознания. 20-е столетие было отмечено лишь двумя выдающимися событиями, относящимися к исследованиям в области фундаментальной нейрофизиологии: создание учения о высшей нервной деятельности (ВНД), основанном на обнаруженном И.П. Павловым явлении рефлекторных реакций, и создание П.К. Анохиным Общей теории функциональных систем.

Первоначально все формы психической деятельности – осознание человеком собственного «Я», феномены мышления, творчества и т.д.

– рассматривались как результат происходящих в коре больших полушарий процессов рефлекторной деятельности. ВНД рассматривалась как совокупность многообразия и непрерывного развития условных и безусловных рефлексов. Было установлено, что рефлекторная деятельность мозга подчинена принципам детерминизма и структурности: каждой функции ЦНС соответствуют определенные структуры головного мозга. Были установлены пути прохождения афферентной информации, поступающей от специфических (зрительной, слуховой, обонятельной и т. д.) сенсорных систем-преобразователей, соматической и вегетативной сенсорных систем. Показано, что кроме нижних отделов головного мозга, все эти системы представлены и в определенных областях коры. Была определена локализация центров, управляющих различными рефлекторными реакциями – страха, удовольствия, голода, боли, насыщения, регуляции сердечно-сосудистой системы и т.д., и их представительства в коре больших полушарий. Однако центры памяти и сознания обнаружены не были, что привело к осознанию того факта, что психическая деятельность не может быть отнесена к категории рефлекторных феноменов. Стало ясно, что для сознания и памяти нарушен принцип детерминизма и структурности.

Эти феномены реализуются всей корой головного мозга; их проявления обусловлены существованием механизмов обработки информации, обладающих иными свойствами и даже иной природы.

Множество феноменов убедительно свидетельствуют о существовании нерефлекторных (неклеточных) механизмов обработки информации в процессах, связанных с психической деятельностью. К ним, в частности, относится резкое расхождение между техническими характеристиками нейронных структур (осуществляющими, например, перенос информации от рецептора в конечный мозг и в самой коре головного мозга) и временными и количественными показателями реальных процессов сверхбыстрой обработки гигантских объемов информации (например, в процессах выборки информации из "архивов" долговременной памяти).

В первом случае продолжительность всех процессов обусловлена "миллисекундной техникой" переноса информации. Так, длительность нервного импульса (потенциала действия) составляет 1-1,5 мс, но продолжительность рефрактерного периода, ограничивающего предельную частота возбуждения нейрона (250350 имп/с) составляет порядка 3,5 мс. В результате прохождения по различным путям афферентная информация, отражающая образ внешней среды, поступает в ассоциативные области коры лишь спустя 70 - 100 мс после возникновения рецепторного потенциала – реакции на воздействие фактора внешней среды, а его осознание – только через 300-500 мс [1].

Во втором случае о временных и количественными показателях реальных процессов сверхбыстрой обработки информации можно судить по следующему. По свойствам и функциям различают два уровня сознания: собственно сознание и подсознание. Математик Питер Успенски в книге «В поисках чуда» приводит следующую оценку: функции подсознания выполняются почти в тридцать тысяч раз быстрее, чем функции сознания*. Во всех случаях достижение таких скоростей возможно только на уровне полевых взаимодействий.

Убедительным примером служит практически мгновенная выборка необходимой информации из архивов памяти. Существуют два разных по специфичности вида памяти: кратковременная и долговременная. Долговременная память обладает свойством сохранять на многие десятилетия и затем точно воспроизводить все детали происходивших некогда событий. Со времени обнаружения ДНК по их подобию роль субстрата долговременной памяти приписывалась неким специфическим белковым «молекулам памяти», способным сохранять энграммы (следы образов), которые пока не обнаружены и, конечно, обнаружеНам представляется, что эта оценка занижена на много порядков.

ны не будут (существующие нейроспецифические белки – коннектиконы, встроенные в мембраны нейронов лишь увеличивают чувствительность нервных клеток к приему афферентной информации). Между тем множество примеров свидетельствуют о неограниченной емкости архивов долговременной памяти. Брайан Трейси в работе «Созна-ние и подсознание» (Интернет) связывает функцию долговременной памяти с подсознанием. Он говорит:

«Подсознание – это огромный, практически ничем не ограниченный «банк данных»... В нем сохраняется все, что постоянно с вами происходит. К тому времени, как вы достигнете возраста двадцати одного года, вы накопите в себе количество информации, более чем в сто раз превышающее содержимое полной Британской энциклопедии». Ясно, что выборка информации из столь гигантских по объему архивов возможна только при участии полевого механизма.

О существовании двух уровней обработки информации в головном мозге – клеточного и полевого – свидетельствуют также явления временной или полной потери сознания и памяти (ретроградная амнезии), возникающие после удара в голову. В результате возникших при этом мощных вибраций у человека возникает состояние, при котором на время или навсегда утрачивается дар речи, способность к мышлению, узнавание близких ему людей. В то же время продолжают нормально функционировать никак не связанные с указанными свойствами все системы жизнеобеспечения и процессы жизнедеятельности, контролируемые клеточными структурами нижних отделов головного мозга. Об особых свойствах механизма Сознания свидетельствует П.К. Анохин:

"Интересно отметить, что, являясь наиболее требовательным к объему афферентной информации, процесс принятия решения страдает в первую очередь после различных вмешательств в ЦНС" ([2], с. 51).

И наоборот, мышление и память сохраняются независимо от функционирования структур, участвующих в рефлекторном процессе.

Например, при общем наркозе, временное прекращение рефлекторных процессов, впоследствии не отражается на функционировании механизма долговременной памяти; события, происшедшие до такого воздействия, сохраняются в памяти. А высшая нервная деятельность (ВНД) – анализ ранее поступившей афферентной информации, ее переработка и запоминание сохраняются во время естественного сна, когда ответные двигательные реакции по рефлекторным путям заблокированы.

Все сказанное позволяет говорить о двух уровнях процессов обработки и хранения информации с резко различающимися временными характеристиками. Приведенное выше сравнение скорости протекания процессов на уровне подсознания со скоростями рефлекторных реакций (превышение в десятки тысяч раз!), а также пример выборки информации из архивов долговременной памяти приводит к необходимости признать существование механизма сверхбыстрого – полевого уровня ее обработки.

Свидетельством существования полевого механизма сознания служит также явление неспецифической рецепции, обуславливающее реакцию человека на так называемые "ПСИ"-воздействия.

Предположение о возможных полевых механизмах сознания и памяти рассматривалось в начале 70-х годов в работе [3]. Оно было отвергнуто, поскольку науке тех лет иные поля, за исключением гравитационных и электромагнитных, не были известны. В настоящее время экспериментально показано, что информационные поля, к которым также относятся характеристические поля, несущие информацию о спиновых системах объектов живой и неживой природы, обладают всеми свойствами, необходимыми для реализации функций механизмов психической деятельности. Экспериментальные доказательства существования этих свойств, приведенное в Части I монографии, позволили приступить к созданию концепции полевых механизмов сознания и памяти.

1.2. Аппарат афферентного синтеза и Биокомпьютер сознания В нейробиологическую концепцию XX столетия трудами академика П.К. Анохина была заложена основа современных представлений о разобщенности в ЦНС функций психической деятельности и рефлекторных реакций. Cогласно теории функциональных систем, психическая деятельность человека и ее практическая реализация осуществляются при участии двух компонентов функциональной системы – Аппарата афферентного синтеза (ААС) и Аппарата акцептора результатов действия. По Анохину, кратковременная (секунды, минуты) и долговременная (на протяжении всей жизни) память, независимо от ее вида, входит в качестве функционального компонента в состав аппарата афферентного синтеза (рис. 1.1).

Рис. 1.1 Схема ФС по Анохину со встроенным Биокомпьютером сознания 1 – головной мозг; 2 - Аппарат афферентного синтеза;

Итак, ААС – фрагмент функциональной системы – категория нематериальная, оперирующая материальной сущностью (головной мозг и в целом - некоторая часть ЦНС), целенаправленно контролирующая и управляющая процессами жизнеобеспечения организма, (включая психические), приема, обработки, хранения и "утилизации" информации.

Современная концепция психофизики рассматривает в качестве механизма сознания функционирование некоего Биокомпьютера сознания (БКС). В нашем понимании БКС – некое материальное двухуровневое "устройство", в функцию которого входит обработка, отбор и хранение информации, необходимой для процессов жизнеобеспечения организма, в том числе психических процессов мышления, сознания, творчества и т.д. На уровне головного мозга БКС охватывает участвующие в психических процессах клеточные структуры коры головного мозга и его стволовых структур – компонентов лимбической системы, таламуса и др., в которых поступающая афферентная информация при постоянном участии ретикулярной формации подвергается первичной обработке – формированию эмоций и т.д.

На полевом уровне БКС представлен характеристическим полем коры головного мозга, являющимся, по-существу, информационным полем физического вакуума (ФВ). Мы назовем его "Процессором".

Работа Процессора основана на взаимодействии характеристических полей клеточных структур коры, входящих в качестве подсистем в характеристическое поле коры головного мозга. Долговременная память реализуется на полевом уровне. Ее существование обусловлено свойством информационных полей сохранять информацию неопределенно долго во времени в виде фантомов, когда сам источник информации уже не существует.

Через ФВ происходит взаимодействие собственного характеристического поля коры головного мозга индивида с информационными полями, образованными другими объектами. В числе таких объектов могут быть спиновые структуры – фантомы – носители идей и образов, возникшие некогда в процессе их генерации другим индивидом и продолжившие свое существование в ФВ.

Возникновение и существование в Физическом Вакууме таких спиновых структур подобно возникновению и существованию остаточной намагниченности в ферромагнетиках.

В функциональном плане между БКС и ААС существует принципиальное различие, заключающееся в том, что ААС рассматривается (по Анохину) как компонент функциональной системы, обеспечивающей жизнедеятельность целого организма. В задачу ААС входит определение важнейшей сиюминутной потребности организма (определение цели) путем анализа и синтеза всей афферентной информации, поступающей в верхние отделы головного мозга с учетом пережитого опыта.

БКС мы рассматриваем как некий инструмент, обеспечивающий реализацию указанной задачи. БКС входит в Аппарат афферентного синтеза в качестве его материальной основы.

БКС выполняет:

- прием афферентной информации о состоянии окружающей среды и организма;

- обработку (кодирование) всей афферентной информации, поступающей с клеточного и полевого уровней, насыщение ее дополнительными модами, например эмоциональной составляющей;

- анализ и выбор оптимальных вариантов на основе приобретенного опыта с привлечением долговременной памяти;

- функционирование кратковременной памяти;

- хранение информации на полевом уровне в архивах долговременной памяти.

В задачу Аппарата афферентного синтеза входит подготовка и принятие решений на основе интеграции информации, поступающей с клеточного и полевого уровней БКС (по Анохину - "Мотивация").

ААС организует функционирование БКС. В частности, на полевом уровне ААС контролирует выборку информации, хранящейся в архивах долговременной памяти, перенос информации с клеточного уровня на полевой и с полевого на клеточный уровень.

Из всего сказанного следует:

Биокомпьютер сознания – "устройство", интегрированное в ААС, обеспечивающее реализацию его функций.

Функция Процессора – механизма БКС на полевом уровне – заключается в подготовке информации на уровне подсознания к участию в осознанной психической деятельности индивида.

Разобщение кооперативной деятельности механизмов полевого и клеточного уровней БКС ведет к прекращению осознанной психической деятельности, разрушению личности. Итак:

Процессор – инструмент, компонент БКС на полевом уровне;

Подсознание – процесс, компонент психической деятельности на полевом уровне, основанный на результатах функционирования Процессора и БКС в целом.

1.3 Кора головного мозга как субстрат Процессора Биокомпьютера сознания Рассмотрим некоторые вопросы, связанные со спецификой строения коры головного мозга, являющейся материальным субстратом Процессора, и с путями поступления в Процессор афферентной информации.

Одна из основных особенностей строения коры заключается в послойном распределении нервных клеток и их связей. Нейрокортекс человека включает, как правило, 6-7 слоев клеток.

Другой особенностью строения нейрокортекса является существование морфофункциональной единицы коры – нейронного комплекса, называемого "колонкой", который проходит через все В. Маунткас обнаружил нейронные колонки в различных зонах сенсорной коры (1957 г.). Колонки содержат сотни нейронов во всех слоях коры в радиусе 0,5-1,0 мм от оси цилиндра, направленной перпендикулярно поверхности. Все клетки колонки объединены общей функцией обработки афферентной и эфферентной информации, поступающей от рецепторов одного и того же органа чувств. Каждая колонка клеток отвечает за восприятие преимущественно одного вида чувствительности. Клетки в колонке тесно связаны между собой и получают общую афферентную веточку из подкорки. Соседние нейронные колонки, связанные с другими рецепторами, могут частично перекрываться и взаимодействовать между собой по механизму латерального торможения, а также осуществлять саморегуляцию по типу возвратного торможения.

Многочисленные горизонтальные волокна, отходящие от колонки, осуществляют связь с другими структурами в различных частях мозга, в том числе и с соседними колонками.

Считается, что слои I у поверхности коры и IV являются "входами" в кору, они состоят, в основном, из элементов, воспринимающих афферентную информацию.

В мелкоклеточном внешнем зернистом слое II происходит обработка поступающей из них афферентной информации.

Среднеклеточный – ассоциативный слой III связывает между собой различные корковые зоны.

Афферентная (слои I-IV) и эфферентная (слои V и VI) зоны коры существенно разнятся не только по морфологическим показателям клеточных элементов, но, как будет показано ниже, по электрофизиологическим показателям и физиологическим процессам, которые в них происходят. Учитывая такое различие и переходя от рассмотрения рецептивного поля к коре головного мозга в целом, мы приходим к выводу, что материальная база Процессора – весь его элементный состав, участвующий в полевом процессе обработки афферентной информации, ее анализе и синтезе, локализован в верхних слоях коры.

Поскольку ранее никакие исследования, связанные с Процессором БКС, не проводились, и данные по дислокации его клеточных структур отсутствуют, при дальнейшем рассмотрении чисто спекулятивно мы примем, что афферентный вход в Процессор, реализующий перенос информации с клеточного уровня на полевой, осуществляется звездчатыми клетками, расположенными в слое II.

Функцию эфферентного выхода Процессора – переноса информации с полевого уровня на клеточный – осуществляют клетки (возможно!) III и/или IV слоев. Из Процессора эфферентная информация поступает в различные области коры и в нижние отделы головного мозга, входящие в состав БКС.

1.4 Структуры Процессора БКС и их функции Изучение полевого компонента механизма психической деятельности должно быть начато с выявления структур коры головного мозга, вовлеченных в его работу – элементной базы Процессора. К основным функциям этих структур относятся:

- участие в переводе дискретной формы информации в аналоговую;

- участие в переносе афферентной информации, поступающей с клеточного уровня от рецепторов и из физического вакуума на полевой уровень;

- обработка информации в аналоговой форме, основанной на спин-спиновых взаимодействиях характеристических полей клетокафферентов, входящих в состав элементной базы Процессора и спинторсионных взаимодействий этих полей с информационными полями физического вакуума;

- участие в переводе аналоговой формы информации в дискретную и переводе эфферентной информации с полевого уровня характеристических полей на уровень клеточных структур головного мозга.

Зададимся вопросом, какие структуры коры головного мозга участвуют в феноменах полевых информационных взаимодействий в составе Процессора? Очевидно, что критерием для отбора этих структур на предмет их возможного участия в создании образа внешней среды на полевом уровне является наличие признаков, свидетельствующих о способности структуры, представленной на полевом уровне характеристическим ТП:

а) служить индикатором возбужденного состояния структурной единицы, например, нервной клетки;

б) нести пространственно-временную информацию о дислокации структурной единицы (клетки или группы клеток) в коре головного мозга;

в) участвовать в механизме кратковременной памяти;

г) участвовать в переносе эфферентной информации в долговременную память и на уровень ФВ.

1.5 Нервная клетка как структурная единица Процессора Афферентная информация, исходящая от специфических рецепторов анализатора, например зрительного или слухового, поступает на клеточный уровень БКС в нижние отделы головного мозга – в ретикулярную формацию, ядра гипоталамуса и таламуса, где она перекодируется в "релейных станциях" и снабжается дополнительной информацией. В новой модальности информация поступает в сенсорные зоны анализаторов (сенсорные области коры) и далее – в ее ассоциативные области.

При поступлении афферентной информации в кору головного мозга в сознании возникает отображение картины реального мира в виде образов – зрительного, слухового и т. д., а на всем пути ее продвижения в каждый данный момент в различных областях коры образуется определенное для этого момента сочетание ("мозаика") возбужденных структурных элементов, соответствующая данному образу.

Возникший в результате одновременного поступления в кору головного мозга афферентной информации, исходящей от рецепторных зон двух анализаторов, например звукового и светового, "Сложный образ" расширяет представительство мозаик в сенсорных и ассоциативных полях коры головного мозга. На полевом уровне в Процессоре сложный образ будет представлен характеристическим полем, в котором характеристические поля, соответствующие слуховому и зрительному образам корковых областей анализатора, являются подсистемами характеристического поля сложного образа.

Простейшим структурным корковым элементом мозаики является нервная клетка – нейрон. Именно в нейрон от различных структур головного мозга, например из ретикулярной формации, и от периферийных рецепторных клеток по проводящим каналам лимбической системы поступает поток афферентной информации, где она суммируется. Интегральный ответ нервной клетки – элемента мозаики – на всю афферентную информацию поступает на уровень полевой обработки в Процессоре. Ответная реакция Процессора в качестве эфферентной информации передается к нервным клеткам БКС для последующего этапа ее обработки или для исполнения (по Анохину, в «Аппарат акцептора действия»). Таким образом, для переноса информации на полевой уровень необходим признак элемента мозаики – активированной клетки. Этим признаком может явиться возбужденное состояние самой клетки, или аксона, проводящего нервный импульс.

К спиновым подсистемам нейрона относятся весь аксон в целом и распространяющийся по аксону потенциал действия является индикатором возбужденного состояния нейрона. Возбуждение, передающееся по аксону клетки, можно рассматривать как вектор направленности информации, позволяющий отслеживать на полевом уровне динамику образов, поступающих на клеточный уровень с афферентной информацией. Этот вариант работы Процессора на этапе определения основных структур, участвующих на клеточном и полевом уровнях в работе механизма сознания, для упрощения изложения основной задачи исключен из рассмотрения.

Из изложенного следует: в качестве структурного элемента коры головного мозга, спиновая система которого в составе мозаики участвует в создании образа на полевом уровне, мы должны принять возбужденную нервную клетку. Признаком возбужденного состояния нейрона на уровне характеристических (спиновых) полей является измененный ионный состав цитоплазмы.

Нервная клетка лишь частично удовлетворяет критериям, предъявляемым к структурам, участвующим в механизме сознания на полевом уровне. Причина этого в следующем. Нейроны участвуют в переработке и переносе информации, характеризующей "качество" (модальность) афферентной информации, поступающей от рецепторов в кору головного мозга в виде нервных импульсов.

Модальность информации закодирована длительностью серии нервных импульсов и частотой их следования. Длительность нервного импульса составляет порядка 1 мс. Таким образом, информация, переносимая нейронами, всегда дискретна. Между тем, условия функционирования Процессора требуют непрерывного режима его функционирования. Ниже мы вернемся к возможному решению этой проблемы.

1.6 О переносе информации с клеточного на полевой уровень при участии одних только нервных клеток Механизм переноса информации с клеточного уровня на полевой, на первый взгляд, достаточно прост: активированный нейрон как единое целое представлен на полевом уровне характеристическим полем, содержащим информацию о структуре его спиновой системы.

Фрагменты возбужденного нейрона заданы на этом же уровне их характеристическими полями в качестве подсистем спиновой системы нейрона. Это в равной степени относится и к основному носителю признака возбужденного нейрона на полевом уровне – к его цитоплазме, в которой на весь период возбужденного состояния нейрона резко изменен ионный состав – повышена концентрация ионов натрия Na+ и понижена концентрация ионов калия К+.

Продолжительность существования такого признака составляет порядка 1,5 мс.

Таким образом, дискретный характер афферентной информации, поступающей от рецепторов (например, из сенсорной зоны звукового анализатора) в его корковую зону и далее в ассоциативную область коры, обуславливает как дискретный характер информации о возбужденных нейронах в составе мозаики, переносимой на уровень характеристических полей, так и дискретность самого звукового образа, возникшего на полевом уровне.

С прекращением состояния возбуждения нейрона (выходом Na+ из клетки) звуковой образ на полевом уровне исчезнет.

Продолжительность образа звукового сигнала в окружающей среде составит порядка 1,5 мс.

При синхронном поступления афферентной информации в слуховой и зрительный анализаторы, в ассоциативной коре на полевом уровне возникнет сложный образ продолжительностью 1-1, мс. Однако в случае запаздывания информации, поступающей от одного из анализаторов более чем на 1,5 мс, этот образ в составе единого характеристического поля, включающего подсистемы – характеристичес-кие поля, соответствующие звуковому и световому образам, не возникнет; функционирование Процессора – анализ и обработка поступающей разнородной афферентной информации на полевом уровне станет невозможным. К примеру, вспышка от выстрела, произведенного на расстоянии 100 м, и звук от него будут восприняты как два независимых события.

Проблема непрерывности отображения на полевом уровне всей афферентной информации была упомянута в п. 1.5. Необходимость ее представления в аналоговой форме связана с множеством источников, из которых она поступает на клеточный уровень БКС и далее в Процессор, и неопределенностью ее параметров – начала поступления в БКС, частоты нервных импульсов, продолжительности серии и т.д.

В этих условиях выработка адекватного ответа на события внешнего мира – их сравнительный анализ и оценка возможны только при одновременном участии в работе Процессора всей поступающей информации. Уже поступившая информация из одного анализатора должна "ожидать" поступление информации из другого анализатора.

Существующее представление о реверберации информации – циклическом ее возобновлении в определенных областях коры через определенные отрезки времени (например, через каждые 150 мс), никак не улучшает ситуацию. Информация по-прежнему остается дискретной, и механизмы гарантированного одновременного возникновения информации, поступающей по случайным каналам, в неких "информационных центрах" отсутствуют.

Из сказанного следует: система характеристических полей всех клеточных элементов мозаики должна отображать образ на полевом уровне. Однако участие одних только нервных клеток в составе мозаики образа не обеспечивает формирование Процессором адекватной оценки событий внешнего мира (в нашем примере – динамики зрительного и слухового образов), то есть нормальное функционирование механизма сознания. Основным условием функционирования Процессора, отражающего на уровне подсознания состояние (образы и процессы) окружающей среды, является перенос информации на полевой уровень в аналоговой форме, обеспечивающей в любой момент времени обработку всей информации, поступившей на вход Процессора.

Ниже показано, что проблема обеспечения процесса непрерывной обработки всей афферентной информации решается путем совместного участия в нем нервных клеток в сочетании с их сателлитами – деполяризованными глиальными клетками. В главе будет рассмотрен механизм функционирования нейро-глиального комплекса в процессах мышления.

1. Смирнов В.И., Яковлев В.Н., Правдивцев В.А. Физиология центральной нервной системы. Изд. "ACADEMIA", М., 2005, С. 25.

2. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем.

Медицина, М., 1975, 467 с.

3. Walker E.H. The Nature of Consciousness. Mathematical Biosciences, 197O, vol. 7, (1/2), pp 131-176.

4. Акимов А.Е., Бинги В.Н. О физике и психофизике// Сознание и физический мир / Под ред. А.Е. Акимова, М., Изд-во агентства «Яхтсмен», 1995. Вып. 1, с. 104 -125.

5. Акимов А.Е., Бинги В.Н. Компьютеры, мозг, Вселенная как физическая проблема // Сознание и физический мир / Под ред. А.Е.

Акимова, М., Изд-во агентства «Яхтсмен», 1995. - Вып. 1, с. 126-136.

6. Бобров А.В. Торсионные модели в психофизике. ВИНИТИ, Деп.

№ 821-В97, М. 1997, 72 с.

7. Бобров А.В. Полевая концепция механизма сознания. Сознание и физическая реальность. Т. 4, № 3. Фолиум, М., 1999, с 47-59.

ГЛАВА 2. УЧАСТИЕ НЕЙРОГЛИИ В МЕХАНИЗМЕ

СОЗНАНИЯ

Функции сохранения на полевом уровне афферентной информации, поступающей с клеточного уровня, ее обработки и анализа выполняет нейроглия.

Кора больших полушарий, кроме нервных клеток – нейронов, содержит глиальные клетки, в том числе астроциты – 60 % от общего числа всех клеток, и олигодендроциты – 30 %, в изобилии окружающие нейроны и непосредственно с ними контактирующие.

Оставшиеся 10 % приходятся на микроглию и эпендимные клетки*.

Количество глиальных клеток в коре на порядок больше количества нейронов – порядка 100-120 миллиардов. Несмотря на малые размеры, нейроглия занимает около 40 % объема головного мозга.

И нервные, и глиальные клетки представляют собой обособленные единицы. Мозг рассматривается как нейроно-глиальная система, в которой нейроны и глиальные клетки взаимодействуют. В коре головного мозга олигодендроциты граничат с элементами нервных клеток – с нервными волокнами, дендритами и телами нейронов, отделяясь от них щелями, ширина которых составляет 15нм. Аналогично, с аксоном граничат швановские клетки.

Нейроглии первоначально приписывались скелетная и трофическая функции. Позже, путем исследования прямого ответа коры было показано, что глия оказывает непосредственное влияние на функционирование нейрона [1].

Корнмюллер в начале 50-х годов высказал предположение, согласно которому глия является генератором основных волн ЭЭГ [2].

Известно, например, что олигоглия совместно с нейронами ответственна за происхождение медленной спонтанной активности мозга – в генерации альфа-ритма.

Имеются многочисленные данные об увеличении числа глиальных клеток, расположенных вокруг функционирующих нейронов, а также скопления большого количества глиальных клетоксателлитов, непосредственно прилегающих к нейронам в областях повышенной синаптической деятельности. О функциональной связи глиальных клеток-сателлитов с нервными волокнами, проходящими рядом с данным нейроном, сообщается в работе [3].

*Излагается по [1].

Существуют косвенные свидетельства непосредственного участия нейроглии в процессах психической деятельности. В этой связи необходимо отметить возрастное увеличение глиального индекса (отношения количества нейронов к количеству сателлитов) у животных с 0,2 до 0,95 на протяжении периода жизни от первых 2-х лет [4], а также возрастание (относительно нормы) этого же индекса у животных, помещенных в "обогащенную среду". Так в условиях, обусловливающих усиление нервной деятельности, происходит увеличение толщины и массы коры, главным образом, за счет нарастания нейроглии [5]. В этой связи Гриир высказал предположение, что увеличение толщины коры может коррелировать с хранением информации в памяти [6].

Отметим любопытный факт: поле 39 левого полушария Эйнштейна, с которым связывают высшие мыслительные функции, содержало глионов – астроцитов и олигодендроцитов – на 78% больше, чем у обычных людей. В других обследованных областях мозг Эйнштейна не отличался по этому показателю от контроля [7].

Экспериментальные исследования конкретных механизмов участия нейроглии в процессах ВНД не проводились. Однако на основании накопленных фактов высказан ряд теоретических соображений, в основе которых лежат две взаимно противоположные точки зрения, каждая из которых совершенно оправдана и имеет глубокий смысл.

Первая из них принадлежит Экклсу, по мнению которого нейроглия влияет только на метаболические процессы, происходящие в синапсах [8]. Согласно второй, нейроглия коры головного мозга непосредственно участвует в процессах психической деятельности.

Галамбос полагал, что глие генетически свойственно программировать деятельность нейронов: нейроны выполняют «инструкции», полученные от глии [9, 10].

Пурпура [11] cчитал, что глия обеспечивает функциональную стабильность синаптической организации и участвует в формировании нервной деятельности.

По Сваллоу, глия регулирует рост и ветвление аксонов и дендритов [12].

Прибрам сообщает, что конусы роста нервных волокон направляются между делящимися олигодендроцитами. Глия, таким образом, определяет возникновение новых связей между нейронами, консолидируя следы памяти [13].

Глииз считал, что глиальные сателлиты нейронов обладают способностью «накапливать память» [14].

Ройтбак выдвинул гипотезу об образовании условных рефлексов на базе глиа-нейронных взаимодействий. В ее основе лежит миелинизация аксонов, преобразующая "предсуществующие" потенциальные связи в "актуальные" [1].

Аладжалова придавала важное значение ионным процессам, происходящим на поверхностях противостоящих глиальных и нейронных мембран [15].

Взаимодействие между нейронами и глиальными клетками с участием макромолекул межклеточного матрикса рассматривалось в работах Эйди. В процессах, ведущих к накоплению информации, мерой которого может быть изменение импеданса, триада глионнейрон-межклеточное вещество представлялась как единое целое [16, 17].

Таким образом, представления ведущих исследователейнейрофизиологов 20-го столетия о роли нейроглии в процессах психической деятельности чрезвычайно разнообразны, весьма неопределенны и часто противоречивы. Однако в большинстве своем они склоняются в пользу участия глиальных клеток в этих процессах.

Эти представления не претерпели значительных изменений и в наши дни. Согласно Смирнову, "Процессы возбуждения в нейронах и электрические явления в глиальных клетках, по-видимому, взаимодействуют" ([18], стр. 53). И еще об участии глиальных клеток в механизме памяти: "По мере обучения животных глиальные клетки синтезируют специальные вещества, облегчающие синаптическую передачу, а также изменяющие возбудимость соответствующих нейронов. При обучении в глиальных клетках увеличивается содержание РНК. Некоторые авторы полагают, что клетки глии своеобразно программируют деятельность нейронов мозга" (там же, стр.20).

Сам факт существования множества взглядов и научных гипотез свидетельствует о том, что функции нейроглии до настоящего времени, по-видимому, не определены полностью. И это не удивительно, поскольку до середины 90-х годов о существовании полевого уровня механизма сознания имелись лишь смутные догадки и, тем более, никто не мог предположить, что все "странности" "молчащих" клеток определяются их ведущей ролью в функционировании на этом уровне полевого механизма сознания.

Необходимо подчеркнуть, что в основе представлений о функциях корковых глиальных клеток лежат результаты экспериментов на животных, которые надо рассматривать как модельные, поскольку они были получены в условиях острого опыта при глубоком наркозе, т.е. в условиях, при которых психическая деятельность была исключена. Экспериментальные исследования возможного участия нейроглии в процессах ВНД и ее участия в процессах БКС на полевом уровне не проводились. Это обстоятельство позволяет в рамках научной дискуссии высказать наше представление о возможной ведущей роли нейроглии в процессах психической деятельности в качестве основного субстрата функционирующих на полевом уровне механизмов памяти и сознания.

До изложения основных аргументов, подтверждающих высказанную гипотезу, мы приведем некоторые весьма существенные для дальнейшего рассмотрения электрофизиологические экспериментальные данные, непосредственно относящиеся к этому рассмотрению. В частности, важная информация о возможной топологии структурной базы полевого механизма сознания вытекает из результатов электрофизиологических экспериментов, в которых исследовался компонент прямого ответа коры – медленный отрицательный потенциал (МОП), возникающий при сильном прямом воздействии на кору головного мозга.

2.1 Физиологические свойства, определяющие функцию глиальных клеток в полевом механизме сознания Ряд морфологических характеристик глии и ее физиологические свойства предопределяют основную функцию глиальных клеток в составе полевого механизма сознания. Рассмотрим основные из них.

1. В ЦНС мембраны клеток разделены щелями в 15-20 нм и больше, однако между глиальными клетками очень часто образуются щели – "щелевые контакты" шириной 2 нм. Количество таких контактов в ЦНС возрастает в областях повышенного количества синаптических контактов между нейронами и их повышенной метаболической и функциональной активностью. Функциональная значимость этого явления не была выявлена. Предполагалось, что щелевые контакты имеют пониженное электрическое сопротивление, что облегчает электротоническое распространение тока ионов между глиальными клетками и, следовательно, выравнивание их концентрации в соседних клетках. Это могло бы означать синхронизацию неких процессов в глиальных клетках, обусловленную активностью нейронов. Как и другие проблемы, связанные с функцией глиальных клеток (например, с их чрезвычайной избыточностью), значение такой синхронизации было непонятно и оставалось неизвестным до возникновения концепции полевого механизма сознания и необходимости определения структур головного мозга, участвующих в его функционировании.

2. В ЦНС мембранный потенциал Ем глиальных клеток достигает высоких значений (до 100-110 и более мВ) и отличается относительной стабильностью – клетка не возбуждается при электрической стимуляции токами, вызывающими деполяризацию мембран нейронов. Однако она чрезвычайно чувствительна к наружной концентрации ионов калия [К+]н: мембранный потенциал Ем глиальной клетки изменяется на значительную величину при небольшом повышении концентрации [К+]н. Это обуславливает возникновение ее реакции на возбуждение близлежащей нервной клетки или нервного волокна, при котором ионы калия выходят наружу. Из-за малого объема жидкости в межклеточных щелях концентрация [К+]н в них может достичь значительных величин, что влечет за собой повышение концентрации К+ в близлежащих глиальных клетках и приводят к снижению мембранного потенциала Ем – деполяризации их мембран. Через щелевые контакты К+ могут проникнуть в соседние глиальные клетки, находящиеся на большем расстоянии от нервной клетки, и таким образом вокруг нервной клетки образуется оболочка из глиальных клеток-сателлитов с одинаково деполяризованными мембранами.

Нервный импульс длительностью в 1 мс приводит к деполяризации мембранного потенциала глиальной клетки Ем продолжительностью в несколько секунд [19]. По расчетам, 1 ммоль/литр в межклеточной щели шириной 20 нм вызывает деполяризацию мембраны глиальной клетки на 7,6 мВ ([1] с. 86). В экспериментах с препаратами различных биологических объектов деполяризация глиальных мембран длилась от нескольких секунд до нескольких десятков секунд. При частоте раздражения 1/с наблюдается суммация; при частоте 5/с и более эффекты от отдельных импульсов сливаются. При значении [К+]н = 20 ммоль/литр деполяризация может достичь 48 мВ. Длительность деполяризации (плато) может составлять 60 и более секунд.

На рис. 2.1 приведены результаты внутриклеточной регистрации изменения мембранных потенциалов глиальных клеток, возникавших при прохождении по волокну нервных импульсов. На рис. 2. 1(а и б) видно, что один проходящий по волокну нервный импульс вызывает деполяризацию мембраны глиальной клетки более чем на 2 мВ. Три следующих по аксону импульса с частотой 1/с приводят к суммации ее ответа: Еm мембраны возрастает на 4,5 мВ. В эксперименте с другой клеткой при частоте следования 2 и 5 импульсов в секунду величина деполяризации мембраны глиальной клетки составила, соответственно, 17 и 39 мВ ([1], с. 87).

3. Деполяризация глиальных клеток, расположенных на расстоянии от нейрона, может возникнуть за счет распространения ионов К+ по щелевым контактам из ближних клеток в удаленные по концентрационному градиенту, что влечет выравнивание мембранного потенциала Ем в группе, состоящей из нескольких рядов сателлитов. Отсюда следует, что эта область в окружении нейрона, занятая деполяризованными глиальными клетками, может быть много электрофизиологическим исследованием распространения медленного отрицательного потенциала (МОП), обусловленного деполяризацией глиальных мембран.

МОП регистрируется на поверхности и в глубине коры головного мозга одновременно с деполяризацией глиальных клеток (рис. 2.2).

Реакция коры на прямое воздействие содержит два компонента:

первый – быстрый, дендритный, возникает при малых значениях величины воздействующего импульса порядка 5-10 В и длительности 50мкс; второй, следующий за ним – МОП возникает при величинах стимула от 20 В и более.

Как принято в электрофизиологии возрастание величины МОП и внеклеточной концентрации ионов калия [К+]н, показано вверх от оси абсцисс (рис. 2.2 и далее).

О принадлежности МОП к процессам нейро-глиального взаимодействия на различных расстояниях от поверхности коры свидетельствуют результаты экспериментов.

На рис. 2.2 показано возникновение МОП в коре головного мозга в опыте с отводящими микроэлектродом, заполненным NaCl (регистрация МОП) и К+- селективным микроэлектродом, погруженными в межклеточную жидкость на глубину 300 мкм. Развитие МОП (рис. 2.2) коррелирует с повышением внеклеточной концентрации ионов калия [К+]н [20].

2.2 Распределение медленного отрицательного потенциала в коре головного мозга МОП возникает в радиусе до 3, 5 мм от места нанесения стимула как при воздействии на поверхность коры, так и при воздействии на слои, лежащие на глубине от поверхности.

Прямые ответы коры вызывались в супрасильвиевой извилине кошки при глубоком нембуталовом наркозе (80-100 мг/кг живого веса). Раздражение – одиночный прямоугольный импульс длительностью 0,05 мс с амплитудой 50 В. Частота повторения воздействия – не более 1 имп/мин. Раздражающий двухполюсный электрод изготовлен из серебряной проволоки диаметром 0,1 мм;

межполюсное расстояние – 0,4 мм. Отведение производилось стеклянным микроэлектродом, заполненным 2,5 М раствором NaCl.

Использовался усилитель постоянного тока.

На рис. 2.3, 2.4А и 2.6А кривые распределения потенциала нормализованы: значение А величины МОП в данной точке поделено на ее максимальное значение А0. На рис. 2.4Б и 2.6Б приведены осциллограммы ответов коры.

В опыте (рис. 2.3) исследовалось распределение МОП на поверхности коры при раздражении электродом, установленным на супрасильвиевой извилине. Начальное расстоянии между раздражающим и отводящим электродами составляло 400 мкм.

Величина МОП линейно снижалась по мере увеличения расстояния между ними. Полное исчезновение МОП произошло на расстоянии L=3100 мкм [21].

В серии из 17 экспериментов с послойным отведением медленного потенциала воздействие также производилось на поверхность супрасильвиевой извилины. Опыты различались только по расстоянию L между воздействующим электродом и проекцией отводящего электрода на поверхности коры, составлявшем от 0.5 до 1,6 мм.

На рис. 2.4 представлены результаты эксперимента, в котором расстояние между электродами равнялось 1 мм.

Как видно на рис. 2.4, с удалением отводящего электрода от поверхности коры амплитуда МОП немонотонно снижалась и на глубине hинв= 900 мкм снизилась до нуля. При дальнейшем погружении отводящего электрода до глубины ho= 3100 мкм регистрировался инвертированный (медленный положительный) потенциал. В области 600-800 мкм возникло "плато". В некоторых случаях плато могут быть плоскими (см область 100-160 мкм) или носить характер "горба" (область 260-360 мкм). В каждом эксперименте величина "горба" обычно не превышает 8-10% от максимального значения МОП - величины А0. Ширина "плато" варьирует от 70 до 250 мкм; количество и расстояние от поверхности также изменчивы. Как правило, регистрируются одно или два "плато";

глубина их залегания – в районе первого слоя коры и перед точкой инверсии [22]*.

Рис. 2.3. Нормированная кривая распределения МОП на поверхности супрасильвиевой извилины головного мозга наркотизированной кошки при ее биполярном поверхностном раздражении.

Обобщенные результаты 17 экспериментов приведены на рис.

2.5, на котором кружками обозначена глубина инверсии; крестиками – глубина исчезновения МОП; черными точками – глубина исчезновения инвертированного медленного потенциала.

В 12 экспериментах при расстоянии между раздражающим электродом и проекцией отводящего электрода на поверхности коры L 1,5 мм наблюдалась инверсия МОП. Из трех экспериментов, проведенных при расстоянии L=1,5 мм, инверсия МОП возникла в одном *Необходимо учитывать, что толщина коры кошки много меньше толщины коры человека случае на глубине 1150 мкм. В двух других полное исчезновение МОП произошло на глубине 480 и 720 мкм. При межэлектродных расстояниях свыше 1,5 мм (всего 3 эксперимента) инверсия МОП не возникала [22].

Рис. 2.4. Распределение медленного компонента прямого ответа в глубине коры при расстоянии, равном 1 мм, между раздражающим Результаты проведенной серии показали: все кривые распределения МОП в глубине коры делятся на два типа. К первому типу относятся кривые с инвертированным на некоторой глубине hинв.

медленным отрицательным потенциалом. Большинство таких кривых получено при расстоянии между электродами до 1 мм (всего 12) и одна кривая при L=1,5 мм. Точка инверсии может находиться на глубине 900 hинв 1800 мкм.

Для кривых второго типа характерно отсутствие инверсии. Такие кривые получены при межэлектродных расстояниях L в области от 1, до 3,5 мм. МОП распространялся на глубину от 300 (L = 28 мм) до 900 мкм (L=1, 8 мм). Во всех случаях при дальнейшем погружении микроэлектрода медленный положительный потенциал не возникал.

Амплитуда МОП может достигать 2,3 мВ. Амплитуда положительного потенциала колеблется в пределах 10-60 % от максимальной амплитуды МОП, но не бывает равной последней.

Среднее ее значение для 10 проходов составляет 18,8 % от значения А0. Продолжительность МОП меняется от препарата к препарату в пределах от 0,35 до 3,5 с. Средняя продолжительность – 1,2 с.

Определение длительности инвертированного потенциала часто затруднено из-за его малой величины. В некоторых случаях длительность МОП на поверхности коры и длительность положительного потенциала различны. На рис 2. 4Б, например, они Рис. 2.5. Область распределения медленного потенциала в коре разнятся примерно в два раза.

Итак, при воздействии на поверхность супрасильвиевой извилины головного мозга наркотизированной кошки МОП генерируется локально в области, расположенной под раздражающим электродом, и электротонически распространяется из места возникновения по поверхности и в глубину коры на расстояние в радиусе порядка 3-3, мм и 1,8 мм, соответственно.

При дальнейшей послойной регистрации возникает медленный положительный потенциал. Проекция поля этого потенциала на поверхности коры имеет меньшую, чем МОП, протяженность – порядка 1,5 мм. Эти показатели свидетельствуют о различных механизмах возникновения медленных отрицательного и положительного потенциалов, что допускает возможность взаимного перекрытия их полей. Можно предположить, что в области перекрытия в результате суперпозиции абсолютные значения их амплитудных показателей занижены, и сами поля медленного отрицательного и медленного положительного потенциалов, регистрируемые в глубинных слоях коры, простираются в перпендикулярном к поверхности коры направлении на расстояния большие, чем это следует из экспериментальных кривых послойного распределения.

По результатам экспериментов с раздражением поверхности коры, пространство, на которое распространяется МОП, можно представить как конусообразное тело вращения с основанием, лежащим на поверхности коры, и вершиной в нижних ее слоях на глубине 2мм. МОП возникает в точке приложения электрического стимула и распространяется электротонически в этом объеме по всем направлениям.

Поле положительного потенциала имеет форму цилиндра с осью, перпендикулярной к поверхности коры, высотой до 1,5-1,8 мм и диаметром основания до 2-х мм, расположенного в нижних слоях коры.

Таким образом, при послойном отведении истинное значение величины МОП, так же как и протяженность поля МОП, могут быть определены только на расстоянии L 2-2,5 мм, на котором поле положительного потенциала отсутствует.

Приведенные на рис. 2.3-2.5 результаты не позволяют однозначно определить, генерируется ли МОП только в поверхностном слое коры или возникает в любой точке на расстоянии до 2-3 мм от поверхности.

Для решения этого вопроса в серии экспериментов послойное раздражение и отведение производилось путем введения на заданную глубину супрасильвиевой извилины блока из трех покрытых эмалью металлических электродов, находившихся на расстоянии 0,6 мм друг от друга. Перед началом измерений в коре производился прокол на всю ее глубину и далее с выходом в подкорку. В результате перфорации МОП исчезал во всем объеме коры на расстоянии до 6 мм от перфорированного участка. Эксперимент начинался примерно через час после прокола, когда прямой ответ коры восстанавливался.

На рис. 2.6 представлен результат одного из экспериментов, из которого следует, что при воздействии на структуры коры, расположенные на разных уровнях относительно поверхности, и при регистрации ответа коры с этих же уровней, величина МОП последовательно снижается и исчезает полностью на глубине Рис. 2.6. А – зависимость величины МОП в коре головного мозга наркотизированной кошки от глубины погружения блока электродов Б – осциллограммы прямых ответов. Цифры слева – глубина порядка 2,3 мм от поверхности коры. При дальнейшем погружении блока электродов в кору возникает медленный положительный потенциал, который регистрируется до глубины 4000 мкм. [23].

Итак, экспериментально показано, что МОП возникает в верхних слоях супрасильвиевой извилины головного мозга наркотизированной кошки в области, которая представляет собой конус с основанием, лежащим на поверхности коры и вершиной в глубине на расстоянии от 2-х до 3-х мм от поверхности коры. Максимальная активность процессов, связанных с генерацией МОП, локализована в области 300-400 мкм от поверхности коры, что соответствует ее II (наружному зернистому) слою.

Результаты послойного раздражения и отведения выявили ряд фактов, которые нельзя было обнаружить при поверхностном воздействии на кору. Эти факты играют важную роль при определении структур коры головного мозга, входящих в состав Процессора БКС.

Во-первых, обработка экспериментального материала показала, что максимум реакции на воздействие возникает не на самой поверхности коры, куда МОП распространяется электротонически, а на глубине порядка 400 мкм, т.е. активный процесс происходит в структурах коры головного мозга – во II слое коры головного мозга, в который поступает афферентная информация.

Во-вторых, установлено, что вопреки наличию описанных выше в п. 2.1 условий, необходимых для возникновения МОП (количество олигодендроцитов с глубиной не снижается, а возрастает), величина МОП непрерывно снижается по мере удаления раздражающего электрода от поверхности к нижним слоям коры.

В третьих, обнаружено, что при раздражении глубинных структур коры медленный положительный потенциал приобретает значительно большую протяженность, чем при раздражении поверхности коры.

Существенное отличие величины МОП в реакции, возникающей на глубине 1400-1600 мкм, от величины МОП, регистрируемой на расстоянии 400 мкм от поверхности коры, свидетельствует о том, что при одинаковых параметрах воздействующего стимула деполяризация мембран глиальных клеток-сателлитов мелких звездчатых клеток IV (внутреннего зернистого) слоя чрезвычайно слаба или же отсутствует вовсе. Этот результат позволяет предположить, что до настоящего времени не выявлены все специфические особенности механизма возникновения МОП. Такой вывод подкрепляется спецификой исследований этого потенциала, которые проводились, в основном, на поверхности коры и в ее приповерхностных слоях. Отсутствие активного процесса деполяризации глиальных клеток в cлое IV явилось причиной высказанного выше в п. 1.3 заключения, согласно которому афферентный вход анализатора в сенсорной коре реализуется звездчатыми нервными клетками, расположенными во внешнем зернистом слое II.

1. Ройтбак А.И. Глия и ее роль в нервной деятельности. «Наука», Ленинград, 1993.

2. Kornmuller A.E. Zum Wesen des EEG auf spezieller Untersuchungen: Congr. of neurologtical sci. (Brussels 1957) vol.III: EEG, clinical neurophysiology and epilepsy. London etc., 1959. P. 243-247.

3. Watson W.E. Physiology of neuroglia//physiol. Rev. 1974, Vol. 54, p. 245- 271.

4. Brizee K.R., Vogt J., Kharetchko X. Postnatal changes in giia/neuron index with comparison of methods of cell enumeration in the white rat// Growth and maturation of the brain/Ed DP Purpura, J.M. Shadt, Amsterdam etc. 1964, Vol. 4, p. 136-149. (Progr. in brain res.) 5. Bennet E.L., Rosenzweig M.R., Krech D., Diamond M.C. Fur.ter evidance for a relation environmental complexity, learning abillity and number of glialcells//Physiologist. 1965, Vol. 8, p. 322.

6. Greer E.R., Diamond M.C., Tang J.M.W. Increase in thickness of cerebral cortex in responce to environmetal enrichment in Brattlebaro rats deficient in vasopressin// Exp. Neurol., 1981. Vol. 72, p. 366-379.

7. Diamond M.C., Scheibel A.B., Murphy G.M., Harvey T. On the brain of the Scientist Albert Enstein//Exp. Neurol. 1985. Vol. 88. P. 198Eccls J.C. The anatomy of memory. Patio Alto, California, 1965.

p. 12.

9. Galambos R. A glia-neural theory of brain function//Procc. Nat.

Acad. Sci. USA. 1961. Vol. 47. p. 129-136.

10. Galambos R. Introductory discussion of glial function//Progr. in brain res., 1965, Vol. 15. p. 267-277.

11. Purpura D.P. Brain and behavior/Ed. M.A. Brazier. Washington D.C. 1961. p. 190.

12. Swallow R.J. A neuron-glia cell model deduced from neurological and psichological considerations//Proc. 18-th annu. conf.eng. med. a biol.

Philadelphia, 1975. P. 83.

13. Прибрам К. (Pribram K.H.) Языки мозга. М., 1975. 464 с.

14. Glees P. Neueroglia: Morphology and function. Illinois, 1955.

15. Аладжалова Н.А. Роль глиа-нейрональных поверхностей раздела в механизме краткосрочной памяти //1- съезд Всесоюзного физиологического общества им. И.П. Павлова. М. 1964. Т.2 С. 22-24.

16. Adey, W.R., Kado R.T., Mellwain J.T., Walter D.J. The role of neuronal еlements in regional cerebral impedance changes ina lerting, orienting and discriminative responses//Exp. Neurol. 1966. Vol. 15. P. 490Adey. W.R. (Айди В.Р.) Организация мозговых структур с точки зрения передачи и хранения информации//Cовременные проблемы электрофизиологии центральной нервной системы/Ред.

Русинов В.С., М., 1967. с. 324-340.

18. Смирнов В.М,. Яковлев В.И, Правдивцев В.А. Физиология центральной нервной системы. Академия. М., 2005, с. 54.

19. Kuffler S.W. Studies physiology of neuroglial cells //Proc. Intern. Congr. Of physiol. Sci/ abdtractd. Washington,1968. Vol. 6. P.79Ройтбак А.И., Махек И., Павлик И., Бобров А.В., Очерашвили И.В. Изменения концентрации внеклеточного калия и медленный отрицательный потенциал в коре головного мозга. Нейрофизиология.

Т 12, № 5, Киев, 1980, с. 459-463.

21. Ройтбак А.И., Бобров А.В., Кашакашвили Р.П., Линенко В.И., Микеладзе Л.А. О природе медленного отрицательного потенциала прямого ответа коры. Основные проблемы электрофизиологии головного мозга. «Наука», М., 1974 с.118-129.

22. Бобров А.В. Электрическое поле в коре больших полушарий при медленном компоненте ее прямого ответа. Физиологический журнал СССР, 1973, Т 59, с. 378-383.

23. Бобров А.В. Электрическое поле в коре больших полушарий при медленном компоненте ее прямого ответа. Физиологический журнал СССР, 1971, Т. 57. с. 656-663.

24. Бобров А.В. Медленный отрицательный потенциал в коре головного мозга при раздражении и отведении на одном уровне.

Физиологический журнал СССР, 1975, Т. 61. с. 286-288.

ГЛАВА 3. ФУНКЦИИ НЕЙРОГЛИИ В МЕХАНИЗМЕ

СОЗНАНИЯ

3.1 Функция нейроглии в режиме переноса информации на полевой уровень В п. 1.4 показано, что условие непрерывного функционирования Процессора БКС обусловлено возможностью асинхронного поступления афферентной информации из рецепторных областей анализаторов в сенсорные области коры и далее в ассоциативные области. Сообщалось, что проблема перевода дискретной информации в аналоговую форму решается при участии деполяризованных глиальных клеток–сателлитов возбужденного нейрона, входящего в состав мозаики возбужденных нервных клеток, адекватно отображающей в корковой области анализатора образ внешней среды. При возбуждении нейрона деполяризованное состояние глиальной клетки-сателлита сохраняется на десятки секунд и даже на минуты (п. 2.1).

Механизм возникновения деполяризации клеток-сателлитов достаточно прост. При поступлении на синаптические входы нейрона афферентной информации нейрон возбуждается. При этом из межклеточного пространства в него поступают ионы натрия, а из клетки выходят ионы калия, которые аккумулируются в межклеточных щелях. Одновременно с ростом в межклеточном пространстве концентрации [К+]н возрастает градиент концентрации [К+]н относительно концентрации ионов [К+]вн в глиальной клетке. В результате она поглощает избыточный калий, что приводит к росту его внутриклеточной концентрации и, следовательно, к изменению значения величины равновесного мембранного потенциала Е0== – мВ до некоторого значения Ем (например, до Ем = –60 мВ), т.е. к деполяризации мембраны глиальной клетки. Таким образом, в ЦНС глиальная деполяризация клеток-сателлитов продолжительностью в десятки секунд является интегральным выражением нейронной активности в данном пункте коры. Это означает, что несмотря на прекращение поступления в Процессор информации о возбужденном состоянии нервной клетки, на полевом уровне сохраняется информация о пространственно-временной дислокации данного структурного элемента. Поступающая от рецептора новая афферентная информации, кодированная параметрами рецепторного потенциала, определит новое значение величины Ем у группы сателлитов, относящихся к данному нейрону. Это обеспечивает возможность обработки – прослеживания динамики, анализа и сравнения предшествовавшей афферентной информации с вновь поступившей из внешней среды.

3.2 Перенос информации с клеточного уровня на полевой Рассмотрим еще раз подробнее механизм переноса афферентной информации, исходящей от рецепторных клеток какого-либо одного анализатора, с клеточного уровня на полевой. Такая информация преимущественно от специфических сенсорных ядер таламуса, в которых она подвергается определенной обработке. Для упрощения задачи представим, что информация поступает только на мономодальные нервные клетки наружного зернистого слоя сенсорного поля коры головного мозга этого анализатора.

Афферентная информация, исходящая от i-й сенсорной клетки периферического конца анализатора, пройдя ряд переключательных нейронов подкорковых образований, поступает в i-ю колонку проекционной зоны коры (коркового конца анализатора по Павлову) и возбуждает в ней i-ю звездчатую клетку наружного зернистого (второго) слоя. Возбуждение i-го нейрона, входящего в состав афферентной мозаики, приводит к деполяризации группы окружающих его глиальных клеток-сателлитов. В результате диффузии К+ через щелевые контакты происходит деполяризация прилегающих к ним следующих удаленных от нейрона рядов клеток.

В итоге, в некотором объеме вокруг возбужденного i-го нейрона мозаики возникает область, занятая группой клеток-сателлитов i-го нейрона с одинаковыми значениями величины отрицательного мембранного потенциала Ем, определяемого количеством поступивших в них ионов калия. Величина суммарного положительного заряда, поступившего в группу сателлитных клеток, и значение Ем адекватны параметрам афферентной информации на iом входе сенсорной зоны анализатора.

На полевом уровне БКС в Процессоре группа глиальных клетоксателлитов i-го нейрона образует характеристическое поле, являющееся подсистемой характеристического поля сенсорной зоны коры и компонентом образа-афферента на уровне подсознания, адекватного информации на выходе i-ой рецепторной клетки анализатора.

Аналогичные группы глиальных клеток-сателлитов i-1 и i+ нейронов, входящих в состав мозаики на уровне сенсорной зоны коры, образуют i-1 и i+1 подсистемы характеристического поля сенсорной зоны коры и, соответственно, i-1 и i+1компоненты образаафферента на уровне подсознания.

Таким образом, всей афферентной информации, поступающей в каждый данный момент в проекционную (корковую) зону анализатора, на полевом уровне соответствует характеристическое поле деполяризованных глиальных клеток – сателлитов нейронов, участвующих в мозаике, которое содержит адекватную информацию, выраженную в аналоговой форме.

В случае поступления от рецептора на i-й нейрон только одного нервного импульса, характеристическое поле сателлитной группы этого нейрона сохраняется на секунды. При поступлении в тот же нейрон афферентной информации в виде серии импульсов, продолжительность существования характеристического поля, образуемого сателлитной группой этого нейрона, будет определяться суммой поступивших в нее положительных зарядов и скоростью выхода ионов калия после завершения серии. Результат суммации будет зависеть от частоты поступающих афферентных импульсов, их количества в серии и длительности самой серии, и может после интенсивной афферентации, постепенно затухая, сохраняться до нескольких минут, что на 4-6 порядков превышает длительность исходного нервного импульса. Понятно, что результаты суммации для каждого из компонентов мозаики будут непрерывно варьировать в зависимости от поступающей к каждому из них афферентной информации. Эти показатели совпадают с характеристиками кратковременной памяти.

Итак, на уровне характеристического поля глиальной клетки информация кодирована в виде количества ионов калия, определяющих значение ее мембранного потенциала Ем, адекватного афферентной информации, поступающей на нейрон от рецептора.

Значение этого потенциала сохраняется у всех глиальных клеток, входящих в группу сателлитов. Площадь, занимаемая сателлитной группой, меньше площади, упомянутой в п. 1.1 нейронной колонки, являющейся представительством одного рецептора данного органа.

Таким образом, каждый фрагмент мозаики нейронов на уровне Процессора строго детерминирован как по величине, так и по его дислокации.

На полевом уровне биокомпьютера сознания – Процессора – афферентная информация, поступающая в сенсорные зоны анализаторов, будет представлена характеристическим полем образаафферен-та, адекватным распределению концентрации ионов калия в сателлитных группах всех возбужденных нейронов мозаики. На уровне физического вакуума она представлена фантомом образаафферента – образом*. Продолжительность существования образаафферента определяется временными параметрами процессов, проходящих во внешней среде; продолжительность существования фантома образа не ограничена.

Как следует из всего сказанного, временные характеристики образа-афферента коррелируют с временными характеристиками кратковременной памяти, а временные характеристики фантома образа коррелируют с временными характеристиками долговременной памяти, что позволяет судить о полевой природе феноменов кратковременной и долговременной памяти и их механизмах.

Подведем итог: Проецирование на входы сенсорных зон анализатора афферентной информации, адекватной образу внешней среды, приводит к возникновению афферентной мозаики возбужденных нейронов внешнего зернистого слоя и к последующей деполяризации глиальных клеток, входящих в группы их сателлитов. Деполяризация обусловлена поглощением этими клетками ионов калия, выходящего из возбужденных нейронов мозаики в межклеточные щели.

деполяризованных глиальных клеток, входящих в состав сателлитных групп, содержит образ-афферент, адекватный образу внешней среды.

На уровне физического вакуума образу внешней среды соответствует фантом образа в архивах долговременной памяти.

Из всего сказанного в п. 3.2 следует: участие глиальных клеток коры головного мозга в процессах обработки афферентной информации на полевом уровне заключается:

1. В переводе дискретной информации, поступающей в кору из подкорковых отделов головного мозга в аналоговую форму.

2. В процессах обработки афферентной информации, поступающей от специфических рецепторных систем, систем жизнеобеспечения и из физического вакуума.

3. В участии в механизмах кратковременной и долговременной памяти.

_ * Такое искусственное разделение введено для упрощения усвоения материала. В действительности, характеристические поля материальных объектов также принадлежат физическому вакууму

ГЛАВА 4. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ БИОКОМПЬЮТЕРА

СОЗНАНИЯ

Головной мозг (ГМ), являясь главным отделом центральной нервной системы, обеспечивает регуляцию процессов во всех системах жизнеобеспечения организма в условиях окружающей среды. Одновременно ГМ является субстратом психической деятельности высших животных и человека, в частности его сознания.

При бодрствовании функционирование ГМ происходит в условиях постоянного поступления афферентной информации в нижние отделы, в сенсорные и ассоциативные области коры. Афферентная информация исходит от раз-личных сенсорных систем (рецепторов), отражающих состояние окру-жающей среды и самого организма, а также из физического вакуума.

К сенсорной функции головного мозга относится сохранение афферентной информации, поступающей из окружающей среды, оценка ее биологической значимости, анализ и отбор на основе имеющегося опыта (памяти). Сенсорная функция реализуется при участии анализаторов, каждый из которых состоит из периферической части (системы рецепторов – источников афферентной информации), каналов ее передачи и проекционной зоны коры (корковых отделов анализаторов). Проекционные зоны коры расположены в различных областях неокортекса, в которые афферентная информация поступает после многократных переключений и придания ей нового качества (модальности), например эмоциональной окраски, проведенного в нижних отделах головного мозга.

По выполняемым функциям и морфологическим признакам в каждом анализаторе различают три связанные между собой проекционные зоны: первичную (центральное проекционное поле), состоящую из мономодальных нейронов; вторичную, расположенную на периферии относительно центрального поля; и ассоциативную, входящую в состав ассоциативной области коры.

На полимодальные нервные клетки ассоциативной области коры (области перекрытия анализаторов, например слухового и зрительного) информация поступает из вторичных проекционных зон анализаторов, а также из нижних отделов головного мозга, главным образом, от ассоциативных ядер таламуса. При этом в ассоциативных корковых проекционных зонах каждого из анализаторов возникают мозаики возбужденных нейронов, которые на полевом уровне (в Процессоре) при посредстве характеристических полей деполяризованных глиальных клеток-сателлитов представляют адекватные образы-афференты.

Каждый из таких образов является подсистемой характеристического поля ассоциативной области коры, несущего информацию о спиновой системе сложного образа-афферента, поступившего из периферических частей двух анализаторов. Это позволяет на уровне Процессора при активном участии Аппарата афферентного синтеза производить сравнительный анализ, оценку значимости, отбор, коррекцию и другие операции над поступающей в анализаторы афферентной информацией.

Кроме информации о состоянии внешнего мира, проецируемой в сенсорную кору от специализированных рецепторов, на полевой уровень БКС поступает информация из физического вакуума, в том числе из архивов долговременной памяти. По таламо-кортикальным путям поступает также афферентная информация от систем, обеспечивающих регуляцию процессов жизнедеятельности самого организма и его безопасность. На уровне Процессора характеристические поля, несущие информацию о спиновых системах областей, содержащих эту информацию, являются подсистемами спиновой системы коры головного мозга.

4.1 Возникновение образов, сложных образов и идей. Перенос их на полевой уровень и в архивы долговременной памяти Материальным субстратом Процессора являются все те области неокортекса, в которые поступает афферентная информация из нижних отделов головного мозга и с уровня физического вакуума и где происходит сравнительный анализ, оценка и отбор образов, сложных образов и идей, возникших на их основе. К ним относятся как сенсорные области, в которые проецируются все внешние и внутренние раздражители, так и ассоциативные области коры.

На уровне Процессора клеточные структуры этих областей представлены характеристическими полями, несущими информацию о структуре их спиновой системе. Спиновые системы характеристических полей в каждый данный момент определяются их информационным наполнением. На уровне физического вакуума эти структуры представлены торсионными полями, несущими информацию о характеристических полях в областях сенсорной и ассоциативной коры.

Если принять, что информационное наполнение какой-либо сенсорной области коры определяется только афферентной информацией, поступающей от рецепторов, отражающих некий образ внешней среды, то на уровне Процессора мозаике возбужденных нейронов-афферентов этого образа, адекватно соответствует характеристическое поле образа-афферента внешней среды; на уровне физического вакуума – торсионное поле-фантом образаафферента Долговременная память представлена на уровне физического вакуума торсионными архивами образов. Все образы-афференты, как сенсорных областей анализаторов, так и ассоциативных областей, возникшие на уровне Процессора, сохраняются на уровне физического вакуума в архивах образов долговременной памяти в качестве торсионных фантомов характеристических полей деполяризованных глиальных клеток, содержащих информацию о мозаике возбужденных нейронов. Афферентная информация, непрерывно поступающая в сенсорные области коры, доставляет образы в долговременную память в виде торсионных фантомов простых образов. Аналогично, в каждый данный момент архивы сложных образов долговременной памяти пополняются торсионными фантомами характеристических полей деполяризованных глиальных клеток, содержащих информацию о мозаике возбужденных нейронов в ассоциативных областях неокортекса. В процессе анализа и оценки значимости образов и сложных образов, происходящих при участии накопленного опыта (информации, поступающей из архивов долговременной памяти), возникают "идеи", торсионные фантомы которых также сохраняются на уровне физического вакуума в "архивах идей".

В целом, характеристическое поле неокортекса в каждый данный момент является носителем информации об образах, сложных образах и идеях, которые в виде торсионных фантомов сохраняются в архивах долговременной памяти.

Согласно п. 4.2 (Часть I) и п.3.2 (Часть II), обработка афферентной информации (анализ, сравнение, оценка качества и т.д.) на уровне Процессора происходит на основе спин-спиновых взаимодействий характеристических полей образов, сложных образов и идей. Те же операции с содержащимися в архивах памяти торсионными фантомами образов, сложных образов и идей происходят на уровне спин-торсионных взаимодействий *.

_ * Характеристические (спиновые) поля материальных объектов являются одновременно объектами ФВ. Термины "спин-спиновые" и "спин-торсионные" отражают процессы на уровне ФВ и введены для более четкого определения материального носителя спинового поля.

4.2. Механизмы феноменов долговременной памяти Пространственное распределение образов, сложных образов и идей строго детерминировано в коре головного мозга в соответствии с дислокацией групп глиальных клеток – сателлитов возбужденных характеристического поля коры головного мозга каждый элемент образа представлен подсистемой – характеристическим полем группы сателлитов возбужденного нейрона, входящего в состав мозаики.

На уровне физического вакуума каждому торсионному фантому образа соответствует характеристическое поле образа – подсистема характеристического поля коры головного мозга, соответствующая существующей (или существовавшей некогда*) мозаике возбужденных нейронов. Таким образом, каждый торсионный фантом образа, входящий в каталоги образов в архивах долговременной памяти, жестко привязан к местоположению характеристического поля образа, входящего в качестве подсистемы в состав характеристического поля коры головного мозга. Свойства торсионных фантомов образов, определяющие их временную и пространственную дислокацию, лежат в основе феномена долговременной памяти.

На полевом уровне БКС (уровне Процессора) характеристическое поле коры головного мозга, образованное всеми входящими в него подсистемами взаимодействующих характеристических полей, находится в состоянии непрерывных изменений, обусловленных непрерывным поступлением афферентной информации как из нижних отделов головного мозга от специфических анализаторов и рецепторных систем организма, так и из физического вакуума, в частности из архивов долговременной памяти. Процесс переработки на полевом уровне афферентной информации, основанный на непрерывном взаимодействии всех корковых подсистем, лежит в основе феномена подсознания. Функция подсознания – анализ информации и оценка ее биологической значимости – в состоянии бодрствования находится под контролем входящих в аппарат Афферентного синтеза нижних отделов головного мозга, организующих также перенос (при необходимости – многократный межуровневый перенос) информации с уровня подсознания на уровень осознанной психической деятельности.

_ *Временной параметр отсутствует в уравнениях физического вакуума.

В состоянии сна снижение тонуса клеточной активности, ведущее к прекращению поступления на полевой уровень афферентной информации из нижних отделов головного мозга, обуславливает переориентацию БКС на обработку афферентной информации, спонтанно поступающей из физического вакуума, в том числе информации из каталогов долговременной памяти. В этом случае работа Процессора "на самого себя" в парадоксальной фазе сна отражается в сновидениях. Образы, идеи и синтезированные на их основе сценарии сна, так же как и информация, поступающая на полевой уровень при бодрствовании, остаются в физическом вакууме в архивах долговременной памяти в качестве торсионных фантомов.

Обработка – анализ и оценка на основе имеющегося опыта – всей поступающей в кору головного мозга афферентной информации и информации, хранящейся в архивах долговременной памяти, происходит на полевом уровне практически мгновенно. Этот процесс, организуемый и контролируемый аппаратом афферентного синтеза, предполагает возможный многократный межуровневый перенос информации. Объем поступающей афферентной информации и информации, хранящейся в архивах долговременной памяти, не ограничен.

Таким образом, механизм подсознания, обозначенный термином "Процессор", основан на спин-спиновом и спин-торсионном взаимодействиях всех подсистем характеристического поля коры головного мозга с учетом непрерывно поступающей по всем каналам афферентной информации. Из этого определения следует:

подсознание относится к категории явлений природы, основанных на существовании процессов взаимодействия специфически структурированных спиновых систем, известных под общим названием: "Полевые информационные взаимодействия".

4.3 Перенос информации с полевого уровня на клеточный Феномен осознанной психической деятельности (сознания) индивида и осознания им своего собственного "Я" связан с переносом эфферентной информации с полевого уровня Процессора БКС на клеточный и сопряжен с переводом информации из аналоговой формы в дискретную. Порядок переноса информации из архивов долговременной памяти, образов и идей из подсистем характеристического поля неокортекса контролируется входящими в Аппарат афферентного синтеза нижними отделами головного мозга.

Как отмечено в п. 4.2 (Часть II), этот процесс предполагает возможный многократный межуровневый перенос информации на клеточный уровень – выборку "текущей" информации с полевого уровня из Процессора и информации, поступающей через него из архивов памяти и обратный перенос информации в Процессор для последующей ее переработки. Это обстоятельство налагает на процессы переноса информации жесткие требования высокой оперативности и точности межуровневой передачи информации.

Из материалов, изложенных в п. 4.3 (Часть 1) и 3.2 (Часть 2), следует: перенос информации с клеточного уровня на уровень Процессора отвечает этим требованиям, поскольку возбужденному нейрону на полевом уровне соответствует характеристическое поле, спиновая система которого содержит адекватную информацию о состоянии нейрона. Механизм переноса изучен и не имеет альтернативы.

Иначе обстоит дело с механизмом переноса информации с полевого уровня на уровень нервных клеток. Отсутствие результатов прямых исследований механизма переноса (подобные исследования просто не проводились) и недостаточность существующего экспериментального материала, необходимого для построения приоритетной версии переноса, обуславливает спекулятивный характер наших построений. Под указанной недостаточностью мы подразумеваем отсутствие данных о взаимодействии клеточных – нервных и глиальных – элементов в качестве субстрата Процессора, а также отсутствие экспериментальных данных о специфике физиологических процессов в нижних слоях коры головного мозга.

Несмотря на то что проблема переноса информации на клеточный уровень является наименее разработанной областью в предлагаемой нами концепции полевого механизма сознания, ряд косвенных данных и существующие знания, касающиеся специфики механизмов возбудимой ткани, позволяют наметить пути ее решения. Для этого мы используем ряд полученных экспериментальных данных и доступные нам имеющиеся в научной литературе материалы по участию нейроглии в процессах мышления.

1. При рассмотрении распределения нейроглии в коре головного мозга и его корреляции с интенсивностью психической деятельности обращают на себя внимание следующие факты, уже упомянутые выше в главе 2.2*. В коре головного мозга количество глиальных клеток с возрастом увеличивается. Их плотность возрастает от клеток на 10-е сутки до 85000 к 2 годам [2]. Особо важно отметить, что возрастное увеличение количества нейроглии происходит исключительно за счет олигодендроцитов; количество астроцитов несколько уменьшается. Из всех отделов головного мозга прогрессивное нарастание олигодендроцитов наблюдается только в коре [3]. Количество олигодендроцитов возрастает в направлении от поверхности к нижним слоям коры, где их больше всего на уровне больших пирамид в слое VI ([1], с.37).

2. Начатые во второй половине ХХ столетия исследования природы второго компонента прямого ответа коры, возникающего при сильном ее раздражении – медленного отрицательного потенциала (МОП), привели к заключению о принадлежности МОП к процессам нейро-глиального взаимодействия. В описанных в п. 2. (Часть 2) модельных экспериментах обнаружено затухание МОП как при погружении в кору одного только отводящего электрода (раздражающие электроды установлены на поверхности коры), так и при погружении блока из раздражающего и отводящего электродов. В первом случае в проведенной серии экспериментов МОП исчезал на расстоянии от 850 до 2000 мкм от поверхности (рис. 2.4). Во втором случае МОП исчез на глубине 2000 мкм (рис. 2.6). При дальнейшем погружении электродов в глубинные слои коры вместо него возникал медленный положительный потенциал (см. также рис. 2.5), происхождение и функция которого не известны.

Существенное отличие реакции, возникающей в глубинных слоях от реакции, регистрируемой на глубине 200-400 мкм от поверхности коры, свидетельствует о том, что при одинаковых параметрах воздействующего стимула ответная деполяризация мембран эфферентных глиальных клеток-сателлитов IV- VI слоев чрезвычайно слаба или же не возникает вовсе. Отсутствие МОП в нижних слоях коры вопреки наличию условий, необходимых для его возникновения, говорит о недостаточной изученности процессов, происходящих в этих слоях (ранее исследования МОП и, соответственно, механизма глиальной деполяризации проводились в основном на поверхности коры и в ее приповерхностных слоях). Все вышесказанное позволяет предположить, что описанный ранее механизм глиальной деполяризации присущ только глиа-нейронным комплексам, расположенным в верхних слоях коры. В нижних слоях (в предполагаемой области переноса эфферентной информации из Процессора) взаимодействие между нервИзложение по [1] ными и глиальными клетками может соответствовать иной функциональной направленности. В частности, глие может быть отведена роль управляющей структуры. Исследование всех обстоятельств, связанных с механизмом возникновения медленного положительного потенциала, может способствовать раскрытию различных аспектов, относящихся к его функции, в том числе и проверки верности высказанного предположения.

3. Значение факта непрерывного нарастания олигодендроцитов во взрослом состоянии и даже при старении долгое время не находило объяснения. Вопрос о функции олигодендроцитов как сателлитов нейронов оставался нерешенным. Им приписывалась сначала трофическая функция и функция миелинизации аксонов. Позже было обнаружено, что в нормальных условиях олигодендроциты-сателлиты могут вступать в функциональную связь с нервными волокнами [4].

Ройтбаком высказано мнение, что число глиальных сателлитов увеличивается при напряженной мыслительной деятельности [5].

Любопытно, что в мозге А. Эйнштейна в поле 39 левого полушария, с которым связывают мыслительные функции, обнаружено резкое (на 78 %) превышение числа глиальных клеток относительно их количества у обычных людей. В других обследованных областях мозг Эйнштейна не отличался по этому показателю от контроля [6].



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВУЗА Ульяновск УлГТУ 2013 УДК 338.49:378.4 ББК 65.011 И 93 Редакционная коллегия: Ярушкина Н. Г. д-р техн. наук, профессор; Кондратьева М. Н. д-р эконом. наук, доцент; Тронин В. Г. канд. техн. наук (отв. редактор) Инновационная деятельность вуза / отв. ред. В. Г....»

«Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования В.И. Якунин, С.С. Сулакшин, В.Э. Багдасарян, С.Г. Кара-Мурза, М.В. Деева, Ю.А. Сафонова ПОСТИНДУСТРИАЛИЗМ опыт критического анализа Москва Научный эксперт 2012 УДК 330.342(063) ББК 65.013.6 П 63 Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э., Кара-Мурза С.Г., Деева М.А., Сафонова Ю.А. П 63 Постиндустриализм. Опыт критического анализа. Монография — М.: Научный эксперт, 2012. — 288 с. Научные рецензенты: академик РАН Е.М....»

«ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет О.А. Артемьева, М.Н. Макеева СИСТЕМА УЧЕБНО-РОЛЕВЫХ ИГР ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ Монография Тамбов Издательство ТГТУ 2007 Научное издание А862 Р е ц е н з е н т ы: Директор лингвистического центра Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена доктор педагогических наук, профессор Н.В. Баграмова Доктор культурологии, профессор Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина Т.Г....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет О. В. Комарова, Т. А. Саламатова, Д. Е. Гаврилов ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РЕМЕСЛЕННИЧЕСТВА, МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА И СРЕДНЕГО КЛАССА Монография Екатеринбург РГППУ 2012 УДК 334.7:338.222 ББК У290 К63 Авторский коллектив: О. В. Комарова (введение, гл. 1, 3, 5, заключение), Т. А. Саламатова (введение, п. 1.1., гл. 4), Д. Е. Гаврилов (гл. 2). Комарова, О. В. К63 Проблемы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Естественнонаучный институт М. В. РОГОЗИН, Г. С. РАЗИН ЛЕСНЫЕ КУЛЬТУРЫ ТЕПЛОУХОВЫХ В ИМЕНИИ СТРОГАНОВЫХ НА УРАЛЕ: ИСТОРИЯ, ЗАКОНЫ РАЗВИТИЯ, СЕЛЕКЦИЯ ЕЛИ Монография Пермь 2012 УДК 582.47: 630*232.1: 630*165: 630*5 (470.53) ББК 443.813 – 4 (2Рос – 4 Пер) Р Рогозин М. В.,...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛЕСА МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОГО СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА Д.Г. Щепащенко, А.З. Швиденко, В.С. Шалаев БИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОДУКТИВНОСТЬ И БЮДЖЕТ УГЛЕРОДА ЛИСТВЕННИЧНЫХ ЛЕСОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Москва Издательство Московского государственного университета леса 2008 УДК 630*52:630*174.754+630*16:582.475.4 Щ55 Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук, член-корреспондент РАСХН...»

«В.С. ГРИГОРЬЕВА ДИСКУРС КАК ЭЛЕМЕНТ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОЦЕССА: ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ И КОГНИТИВНЫЙ АСПЕКТЫ • ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ • УДК 81.42 ББК Ш100 Г834 Р е ц е н з е н т ы: Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка ТГУ им. Г.Р. Державина А.Л. Шарандин Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка ТГТУ И.М. Попова Григорьева, В.С. Г834 Дискурс как элемент коммуникативного процесса: прагмалингвистический и когнитивный аспекты :...»

«ГБОУ ДПО Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования Министерства здравоохранения РФ Ф.И.Белялов АРИТМИИ СЕРДЦА Монография Издание шестое, переработанное и дополненное Иркутск, 2014 04.07.2014 УДК 616.12–008.1 ББК 57.33 Б43 Рецензент доктор медицинских наук, зав. кафедрой терапии и кардиологии ГБОУ ДПО ИГМАПО С.Г. Куклин Белялов Ф.И. Аритмии сердца: монография; изд. 6, перераб. и доп. — Б43 Иркутск: РИО ИГМАПО, 2014. 352 с. ISBN 978–5–89786–090–6 В монографии...»

«В.Т. Захарова Ив. Бунина: Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики Монография Нижний Новгород 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина В.Т. Захарова Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики монография Нижний Новгород 2013 УДК 8829 (07) ББК 83.3 (2 Рос=Рус) 6 3 382 Рецензенты: Е.А. Михеичева, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русской литературы ХХ-ХХI в. истории зарубежной...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ФИЗИКИ АТМОСФЕРЫ им. А. М. ОБУХОВА УНИВЕРСИТЕТ НАУК И ТЕХНОЛОГИЙ (ЛИЛЛЬ, ФРАНЦИЯ) RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES A. M. OBUKHOV INSTITUTE OF ATMOSPHERIC PHYSICS UNIVERSITE DES SCIENCES ET TECHNOLOGIES DE LILLE (FRANCE) V. P. Goncharov, V. I. Pavlov HAMILTONIAN VORTEX AND WAVE DYNAMICS Moscow GEOS 2008 В. П. Гончаров, В. И. Павлов ГАМИЛЬТОНОВАЯ ВИХРЕВАЯ И ВОЛНОВАЯ ДИНАМИКА Москва ГЕОС УДК 532.50 : 551.46 + 551. ББК 26. Г Гончаров В. П., Павлов В....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА В.В. МАСЛОВСКИЙ Формирование свойств надежности элементов транспортных трубопроводных энергетических систем и региональной экологической безопасности при их производстве и ремонте ХАРЬКОВ – ХНАГХ – 2009 УДК 621.8:622.6.66.5 М31 Рецензенты: И.А.Шеренков Заслуженный деятель науки и техники Украины, член Международной Ассоциации гидравлических исследований, Действительный член АС и АЭН Украины, доктор...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет И.П. ШАЛЯПИНА М.А. СОЛОМАХИН ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СИСТЕМЫ ВЕДЕНИЯ САДОВОДСТВА В УСЛОВИЯХ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Мичуринск - наукоград РФ 2008 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Печатается по решению УДК 631.151.6: 634.1 издательского совета ББК 65.325.1:...»

«КОЛОМЕНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) МГОУ ИМЕНИ В.С. ЧЕРНОМЫРДИНА Вестник библиотеки’2013 Новые поступления Библиографический указатель Гуманитарные науки · Технические науки · Экономика и управление · Юриспруденция Коломна 2013 УДК 013 ББК 91 В 38 Вестник библиотеки’2013. Новые поступления: библиографический указатель / В 38 сост. Т. Ю. Крикунова. – Коломна: КИ (ф) МГОУ, 2013. – 23 с. В библиографическом указателе собраны записи об учебниках, монографиях и других документах, поступивших в фонд...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова Н. А. Лысухо, Д. М. Ерошина ОТХОДЫ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПРИРОДНУЮ СРЕДУ Минск 2011 УДК 551.79:504ю064(476) ББК 28.081 Л88 Рекомендовано к изданию научно-техническим советом Учреждения образования Междункародный государственный экологический университет им. А. Д. Сахарова (протокол № 9 от 16 ноября 2010 г.) А в то р ы : к. т. н.,...»

«F Transfo F Transfo PD PD rm rm Y Y Y Y er er ABB ABB y y bu bu 2. 2. to to re re he he k k lic lic C C om om w w w w МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ w. w. A B B Y Y.c A B B Y Y.c РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНГАЗОВА Наиля Габделхамитовна КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ ABB ABB ОГЛАВЛЕНИЕ II.2. Образование множественного числа исчисляемых имен существительных.. II.3.Образование множественного числа сложных слов и...»

«КОНЦЕПЦИЯ обеспечения надежности в электроэнергетике Ответственные редакторы член-корреспондент РАН Н. И. Воропай доктор технических наук Г. Ф. Ковалёв 1 УДК 620.90-19 ББК-31 Концепция обеспечения надёжности в электроэнергетике. /Воропай Н. И., Ковалёв Г. Ф., Кучеров Ю. Н. и др. – М.: ООО ИД ЭНЕРГИЯ, 2013. 212 с. ISBN 978-5-98420-012-7 Монография посвящена основным положениям обеспечения и повышения надёжности в электроэнергетической отрасли Российской Федерации в современных условиях её...»

«Р.В. Кравченко АГРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПОЛУЧЕНИЯ СТАБИЛЬНЫХ УРОЖАЕВ ЗЕРНА КУКУРУЗЫ В УСЛОВИЯХ СТЕПНОЙ ЗОНЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ Монография Ставрополь - 2010 УДК 633.15:631.559:63:57 (470.6) ББК 42.112 К 772 Рецензенты: доктор сельскохозяйственных наук Е.Г. Добруцкая; доктор биологических наук, профессор С.М. Надежкин Кравченко Р.В. К 772 Агробиологическое обоснование получения стабильных урожаев зерна кукурузы в условиях степной зоны Центрального Предкавказья : монография / Р.В....»

«ПОЧВЫ И ТЕХНОГЕННЫЕ ПОВЕРХНОСТНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ В ГОРОДСКИХ ЛАНДШАФТАХ Монография Владивосток 2012 Министерство образования и науки Российской Федерации Дальневосточный федеральный университет Биолого-почвенный институт ДВО РАН Тихоокеанский государственный университет Общество почвоведов им. В.В. Докучаева Ковалева Г.В., Старожилов В.Т., Дербенцева А.М., Назаркина А.В., Майорова Л.П., Матвеенко Т.И., Семаль В.А., Морозова Г.Ю. ПОЧВЫ И ТЕХНОГЕННЫЕ ПОВЕРХНОСТНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ В ГОРОДСКИХ ЛАНДШАФТАХ...»

«С.И. ИВЕНТЬЕВ БОЖЕСТВЕННЫЕ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА МОНОГРАФИЯ НОВОСИБИРСК 2012 УДК 340.12 ББК 60.523 И 25 Ивентьев С.И. И 23 Божественные и духовно-нравственные права и свободы человека: монография / С.И. Ивентьев. – Новосибирск: ООО Агентство СИБПРИНТ, 2012. – 357 с. ISBN 978-5-94301-046-0 В конце XX – начале XXI вв. в России были открыты четвртое и пятое поколения прав человека, именуемые Божественными и духовно-нравственными правами и свободами человека, которые...»

«Т.Н. ЧерНова-Дёке Немецкие поселеНия На периферии российской империи кавказ: взгляД сквозь сТолеТие (1818-1917) (к 190-летию основания немецких колоний) МОСКВА – 2008 449 УДК94(=112.2)(479)|17/19 ББК 63.3(24) Т.Н. Чернова-Дёке Немецкие поселения на периферии Российской империи. Кавказ: взгляд сквозь столетие (1818-1917) (К 190-летию основания немецких колоний). М.: МСНК-пресс, 2008. 208 c., илл. ISBN 978-5-98355-058-2 Монография представляет собой комплексное исследование проблемы становления...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.