WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«ГЕОДИНАМИКА ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА Киев УкрГГРИ 2008 1 УДК 551.2/3+553.98(1-924.71/8) Юдин В.В. ГЕОДИНАМИКА ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА. Монография. Киев, УкрГГРИ, 2008, 117 ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЮДИН В. В.

ГЕОДИНАМИКА

ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО

РЕГИОНА

Киев

УкрГГРИ

2008

1

УДК 551.2/3+553.98(1-924.71/8)

Юдин В.В.

ГЕОДИНАМИКА ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА.

Монография. Киев, УкрГГРИ, 2008, 117 с., 22 рис., 157 библ., 2 цв. вкл.

Составлена принципиально новая Структурно-геодинамическая карта Черноморско-Каспийского региона масштаба 1:2500000, серия палеогеодинамических разрезов по линии Анатолия-Крым-Донбасс и региональные палинспастические карты дивергентных этапов эволюции. На основе закономерностей актуалистической геодинамики описаны 6 основных циклов эволюции региона от докембрийского до неогенового. Выделены и прослежены 10 разновозрастных коллизионных швов. После субдукции палеоокеанов и коллизии, с сутурами закономерно связаны краевые и тыловые прогибы, конвергентный магматизм и складчато-надвиговые структуры, определяющие положение ловушек углеводородов. На основе составленной модели в пределах юга Украины выделены новые потенциально нефтегазоносные районы и структуры.

Ключевые слова: геодинамика, тектоника, палинспастические реконструкции, нефтегазоносные структуры.

Для геологов широкого профиля и тектонистов.

Печатается в соответствии с Комплексной межведомственной программой работ научного и методического обеспечения региональных исследований на 2003-2010 гг. Утверждено к печати решением ученого совета УкрГГРИ и Крымского отделения УкрГГРИ (протокол № 5 от29 июня 2007 г.) Ответственный редакто р - доктор технических наук С.В. Гошовский Ре ц е н з е н т - доктор геолого-минералогических наук Ю.Г. Юровский © Юдин В. В., ISBN 978-966-7896-52- © УкрГГРИ,

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.……..……………………..........…

ГЛАВА 1. ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ КАРТА И СТРУКТУРЫ

КОНВЕРГЕНЦИИ

1.1. Докембрийский цикл………………..……………………..…….. 1.2. Палеозой-триасовые циклы…………...………………....…….... 1.3. Позднетриас-раннемеловой цикл….................……...……..….... 1.4. Мел-кайнозойский цикл……………………………………….....

ГЛАВА 2. ПАЛИНСПАСТИЧЕСКИЕ КАРТЫ ДИВЕРГЕНТНЫХ

ЭТАПОВ…..............…

2.1. Позднедевонский этап …………………....…………...……….... 2.2. Раннеюрский этап …………………………..……………....….... 2.3. Мел-палеогеновый этап ……………...……..……………....…... ГЛАВА 3. ГЕОДИНАМИКА И НЕФТЕГАЗОНОСНОСТЬ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………............. ЛИТЕРАТУРА …………………..……………………………………......

ВВЕДЕНИЕ

Понятие геодинамики. Геодинамика как отдельное направление в науке возникло относительно недавно и наиболее активно развивается в последнее десятилетие. Впервые этот термин был введен в монографии А. Лява более 90 лет назад. А. Ляв формулировал его как взаимосвязь динамики Земли и космических факторов, ведущих к формированию приливов в коре и к образованию закономерной регматической сетки трещинразрывов по всей поверхности планеты (Структурная…, 1990). Позже более широкое толкование термина было дано Л. М. Плотниковым (Геологический словарь, 1973). Согласно его статье, под геодинамикой понималась полигенная динамика всех оболочек Земли, включая ядро, мантию, литосферу, гидросферу, атмосферу, биосферу и прилегающий космос. В таком широком понимании к ней относились все движения независимо от происхождения и геотектонических концепций. То есть, по определению, термин охватывал движения от ядра до литосферы и атмосферы, а также течения рек, движения ледников, перемещения облаков и даже движения животных в биосфере. В тектогенезе при этом главенствующая роль отводилась вертикальным смещениям и ротационным силам планеты, которые якобы могли создать закономерную сеть прямолинейных субвертикальных разломов. Такое, ныне устаревшее, понимание геодинамики встречается в публикациях до настоящего времени (Чебаненко, 2006; Оровецкий, Коболев, 2006 и др.).

В последние 30 лет, после окончательного становления в мировой науке теории тектоники литосферных плит, в монографиях, словарях и учебниках трактовка термина существенно изменилось. В зарубежной литературе под геодинамикой понимается отрасль геологии, занимающаяся изучением сил и процессов, происходящих только во внутренних частях Земли, обуславливающих формирование разнопорядковых структур и деформаций в ее оболочках (Толковый словарь…, 1978 и др.). В более широком, понимании геодинамикой считается раздел наук о Земле, объясняющий все процессы и факты о нашей планете на основе принципов механики и химии (Структурная…, 1990). При этом отдельно выделяется эндогенная и экзогенная геодинамика. Предметом изучения эндогенной геодинамики определены глобальные и более мелкие структуры, сформированные внутренними силами. Это континенты, океаны, горно-складчато-надвиговые пояса, зоны проявления вулканизма, метаморфизма, сейсмичности и др., образованные за счет конвективных течений в мантии вследствие гравитационной и тепловой дифференциации. Экзогенная геодинамика рассматривает внешние, в основном морфологические особенности Земли, сформированные под воздействием солнечного тепла и гравитации. К ним относятся элементы рельефа и факторы его образующие: эрозия, абразия, образование олистостром и отдельных оползней, осадконакопление, деятельность льда и ветра, карст и другие (Структурная…, 1990).





В отечественной геологии с позиций мобилизма геодинамика стала пониматься как наука о глубинных силах и процессах, возникающих при эволюции планеты и обуславливающих движение масс вещества и энергии внутри Земли и в ее твердых оболочках (Зоненшайн, Савостин, 1979;

Зоненшайн, Кузьмин, 1993). Гипотезы строения и эволюции Земли на основе фиксизма (контракционная, расширяющейся или пульсирующей Земли, океанизации континентальной коры и др.), ныне не выдерживают количественной проверки и не соответствуют реальным геологическим объектам. Даже в учебниках ВУЗов по геодинамике отмечается, что “В настоящее время все эти гипотезы представляют лишь исторический интерес” (Аплонов, 2001, стр. 4 и мн. др.). Поэтому применение к ним рассматриваемого термина не вполне корректно.

В последние годы понятие геодинамика наиболее часто употребляется в несколько ином значении. Как известно, концепции мобилизма развивались от наивных представлений о дрейфе континентов, к тектонике литосферных плит, к новой глобальной тектонике и к актуатектонике, называемой актуалистической геодинамикой. Последняя суммирует не только тектонику плит, определяемую движениями конвективных токов верхней мантии, но и плюмтектонику, создающую «горячие точки», обусловленные конвекцией в нижней мантии. Поэтому под геодинамикой стали понимать весь комплекс процессов развития Земли. Примерами тому - известные Международные, Союзные и Республиканские Геодинамические проекты, программы, карты, полигоны, реконструкции и др., отраженные в многочисленных монографиях, статьях и учебниках. Отметим, что такое ныне общепринятое в мире понимание термина не противоречит первоначальному смыслу, а лишь акцентирует его геолого-тектоническую сущность на современном уровне развития науки.

В некоторых публикациях рассматриваемый термин продолжает пониматься иначе, что создает некоторую путаницу. Например, в разделе о Крыме в объяснительной записке к Геодинамической карте Украины (Геодинамическая…, 1993) геология, тектоника и эволюция региона рассмотрена на основе учений фиксизма о геосинклиналях, глубинных разломах, линеаментах и блоковой тектонике, не выдерживающих проверки палинспастическими реконструкциями и не соответствующих глобальной геодинамической эволюции региона. Другой, пример понимания геодинамики на фиксистской вертикально-геосинклинально-блоковой модели Черного моря и его обрамления основан на ротационной гипотезе с выделением «горячих поясов Земли» в системе «поднятие-опускание» по вертикальным «глубинным разломам» с отрицанием субдукции, коллизии, складчато-надвиговых поясов и движения плит (Оровецкий, Коболев, 2006).

В современных учебниках ведущих ВУЗов Отечества (Хаин, Ломизе, 1995, 2005; Аплонов, 2001 и др.) геодинамика формулируется как наука о тектонических процессах внутри и на поверхности Земли, определяющая перемещения вещества и энергии. Главной причиной движений считаются мантийные конвекционные токи, приводящие в движение литосферные плиты и их фрагменты. Геодинамика синтезирует данные многих разделов геологии - геотектоники, геофизики, петрологии, геохимии, литологии и др., используя на основе фундаментальных законов физики и математики аналоговое и физическое моделирование.

Согласно принципу актуализма, в фанерозое действовали процессы, сходные с современными. Это позволило выделить отдельный раздел, называемый палеогеодинамика, которая восстанавливает древние плитотектонические (геодинамические) процессы, формирующие структуры и формации аналогичные современным (Зоненшайн, Кузьмин, 1993). Основной задачей палеогеодинамических реконструкций является выяснение древнего положения литосферных плит и террейнов, типов их границ, проявления дивергентного и конвергентного магматизма, образования структур и формаций, что позволяет правильно понимать современную геодинамику и древние литодинамические комплексы.

Таким образом, в результате синтеза геотектоники, геофизики, петрологии и геохимии создана комплексная наука геодинамика, изучающая всю совокупность глубинных эндогенных и экзогенных процессов, изменяющих литосферу, ее эволюцию и структуру (рис. 1). Актуалистическая геодинамика (подразумевающая полное использование принципа актуализма) подразделяется на эндогенную (которую, чтобы не менять устоявшуюся терминологию, предлагается называть просто геодинамикой) и экзогенную (экзогеодинамика). Каждая из них, при рассмотрении древних и современных процессов, подразделяется на разделы палео- и неогеодинамику, эндо- и экзогеодинамику, охватывая всю совокупность процессов и структур (Юдин, 2005г).

Например, к объектам эндогенной неогеодинамики относятся сейсмичность, глубинное структурообразование, создающее рельеф, современный вулканизм, тепловые аномалии, криповые смещения в современных разрывах, динамометаморфизм и т.д. Экзогенная неогеодинамика включает образование надводных и подводных неоген-четвертичных олистостром, абразию, эрозию, осадконакопление и др.

К разделам геодинамики предъявляются требования, отличающие их от устаревшего понимания термина (Аплонов, 2001). Они должны:

1) не противоречить другим разделам геологии;

2) отвечать на вопросы не только что? и где?, но и на вопросы как? и почему?;

3) допускать прямые или косвенные проверки повторными геологическими наблюдениями и экспериментами;

Рис. 1. Классификация подразделений геодинамики (Юдин, 2005 г.) 4) давать качественную и количественную оценку явлений;

5) обладать возможностями прогнозирования;

6) учитывать все объективные данные предшествующих работ и смежных дисциплин;

7) отвечать фундаментальным законам физики;

8) соответствовать принципам актуализма, то есть не иметь противоречий с изученными в других районах современными и древними структурами и процессами.

Геодинамика и магматизм. Магматизм в Черноморско-Каспийском регионе является важным индикатором геодинамических процессов, проявление которого требует отдельного пояснения. Как и в других регионах мира, магматизм здесь приурочен к зонам схождения и расхождения литосферных плит и террейнов, а также, проблематично, к мантийным плюмам. Процессы рифтинга и спрединга приводили к формированию огромных пространств новообразованной океанической коры, состоящей из магматических пород. Ныне на дне океанов базальтами, под небольшим слоем абиссальных осадков, покрыто больше половины поверхности Земли, что совершенно несопоставимо по масштабам с проявлениями магматизма на континентах. По комплексу геолого-геофизических данных аналогичная картина реставрируется и в геологическом прошлом. Океаническая кора широких древних океанов после субдукции полностью поглотилась и от нее в коллизионных сутурах остались лишь фрагменты в виде кластолитов в офиолитовых меланжах. В большей мере на континентальной коре сохранились активно-окраинные магматические комплексы со специфическим составом и закономерным размещением относительно зон палеоконвергенции.

С позиций фиксизма считалось, что магматизм расположен непосредственно в зонах «глубинных разломов» и особенно часто - в узлах их пересечений. Такие представления, противоречащие давно и детально изученным складчато-надвиговым областям мира в целом и Украины в частности, сохранились до настоящего времени (Оровецкий, Коболев, 2006; Чебаненко, 2006; Тяпкин, 2007 и др.). Разломы на геологических картах Черноморско-Каспийского региона обычно рисовались как хаотические или наоборот закономерные ортогональные или диагональные сетки линеаментов, соединяющие проявления магматизма. То есть, магматические тела априори рассматривались как основа для выделения «глубинного разлома», без достаточного обоснования его реальными структурно-геологическими данными.

Один из многочисленных примеров такого подхода - статья (Радзивил, Радзивилл, 2006). Ее авторы, ссылаясь на нашу работу (Юдин, 2003а), где приведены все известные на Земле генетические типы проявления магматизма и их выражение в Крымско-Черноморском регионе, считают, что рассмотрение проявлений древнего магматизма с позиций актуалистической геодинамики «…ориентирует исследователя на путь создания бесчисленных умозрительных схем, отвлекающих от системного изучения реальных геологических образований, и не способствуют совершенствованию и расширению знаний, особенно в региональной геологии» (Радзивил, Радзивилл, 2006, стр.78). В альтернативу мирового опыта изучения магматизма и геологии региона, эти соавторы приводят безмасштабную и действительно умозрительную схему трансвозрастных магматических узлов и очаговых структур Черноморского шельфа и Крыма, которые, по их мнению, связанны с «глубинными разломами и межблоковыми зонами». Подавляющее большинство нарисованных на схеме объектов не имеют реального структурно-геологического, геофизического и генетического обоснования. Напомним, что более половины поверхности Земле состоит из базальтов океанической коры, перекрытой тонким осадочным слоем. Даже поэтому говорить о связи магматизма с вертикально-блоковой тектоникой – некорректно.

Признаки выделения глубинных разломов и в старом классическом, и в современном геодинамическом пониманиях сформулированы достаточно четко. Это: 1- планетарная протяженность, 2- мантийная глубина заложения, 3- большая длительность развития и 4- существенно разное геологическое строение и эволюция коры в крыльях разлома. Однако даже рифтогенно-спрединговые зоны срединно-океанических хребтов не вполне соответствуют всем этим условиям из-за одинакового геологического строения крыльев. Всем признакам глубинных разломов отвечают только современные зоны субдукции, коллизии и древние швы столкновения плит – коллизионные сутуры (Хаин, Ломизе, 1995, стр. 178-179 и др.). Подчеркнем, что современные зоны конвергенции никогда не пересекаются, а только разветвляются, что связано с их большой горизонтальной амплитудой.

Многочисленные и противоречиво рисуемые “глубинные разломы“ Крымско-Черноморского региона, с которыми раньше связывался вулканизм, при анализе геолого-геофизического материалов, не отвечают этому понятию и геолого-структурным материалам (Юдин, Герасимов, 1997 и др.).

Правильно интерпретировать генезис и положение древнего магматизма в Черноморско-Каспийском регионе, можно лишь зная и используя общие закономерности распространения современных процессов на континентах и на дне океанов. Размещение современных вулканов Земли не укладывается в равномерную или хаотическую сетку прямолинейных линеаментов.

На континентах (за исключением редких рифтовых зон) вулканизм в основном конвергентный и у поверхности не приурочен к “разломам” и их пересечениям, как еще считают некоторые исследователи (Оровецкий, Коболев, 2006; Тяпкин, 2007 и др.). Напротив, в зонах выходов на поверхность реальных сейсмически активных глобальных глубинных разломов, отражающих субдукцию и коллизию, синхронный магматизм отсутствует.

Эти полосы в глубоководных желобах и краевых прогибах характеризуются низкими тепловыми потоками, распространением пологих надвигов, принадвиговых меланжей и интенсивных складок. “Горячие” же зоны и магматизм развиты в параллельной полосе, расположенной на удалении 50-200 км по направлению падения сместителя (Аплонов, 2001; Кеннет,1998; Хаин, Ломизе 1995 и мн. др.). Игнорировать эту глобальную закономерность нельзя, так как магматические породы фанерозоя образовывались аналогично современным. Исключением их этого правила являются редкие зоны континентального рифтогенеза и срединно-океанические хребты с выше отмеченным проблемным отнесением их к собственно глубинным разломам.

Описания магматических тел Черноморско-Каспийского региона приведены во многих публикациях, но их четкой генетической классификации на основе геодинамики не было. Исходя из размещения современного магматизма в разных геодинамических обстановках Земли нами предложена его общая классификация (рис. 2). Согласно принципу актуализма она применима и к древним геологическим периодам, в которых формировались вулканы и интрузии разного типа (Юдин, 2003а, 2004а).

Плюмогенный (горячих точек) и космогенный (импактный) типы магматизма в рассматриваемом регионе отсутствуют. Некоторые исследователи пытались привлечь механизм плюмов для объяснения формирования структур региона, но без достаточного геолого-структурного и геодинамического обоснования (Оровецкий, Коболев, 2006 и др.). Непосредственно в разрывах-раздвигах формировался только частично сохраненный позднемел-палеогеновый задугово-спрединговый комплекс грабенов Черного (в скобках приведены примеры современных объектов магматизма) и Каспийского морей. Он четко выражен в геофизических полях и подтверждается драгированием и бурением в локальных участках акваторий.

Характеристики и объяснение размещения древнего конвергентного вулканизма и интрузивного магматизма в соответствии с плитотектоническим циклом Вильсона (рифтогенез – спрединг - субдукция – коллизия) приведены в главе 1 при описании соответствующих литодинамических комплексов.

В целом, от протерозоя до кайнозоя, конвергентный магматизм четко увязывается генетически и по возрасту с соответствующими коллизионными сутурами. Он расположен не в сместителях глубинных разломов, а незакономерно, в широкой параллельной полосе, отстоящей на многие километры от швов, что четко видно на геодинамической карте (рис. 3, вкладка). При коллизии часть магматических тел была существенно переработана складчато-надвиговыми движениями. В результате, в Горном Крыму, Южном Донбассе, на Кавказе и других районах они часто находятся в аллохтонном залегании, составляя кластолиты меланжей (Юдин, 1993, 1995, 1998, 2000, 2001, 2003а, 2005а, 2006; Юдин, Клочко, 2001).

Размещение фанерозойского магматизма в Черноморско-Каспийском регионе показывает, что он приурочен к двум главным геодинамическим обстановкам – зонам схождения и расхождения литосферных плит и их фрагментов. Непосредственно в “разломах” располагался только дивергентный магматизм, но из-за последующей субдукции его тела почти не сохранились. Большинство вулкано-плутонических комплексов региона связано с коллизионными сутурами лишь генетически и размещены незакономерно в параллельной полосе, отстоящей от швов (глубинных разломов) на многие километры.

Сбалансированность структур, то есть возможность приведения дислоцированных толщ в первоначальное доскладчатое положение, является одним из основных требований правильности геодинамических и геологических моделей. При построении карт и разрезов сбалансированность структур должна быть основным критерием выбора из многих возможных вариантов строения независимо от базовой теоретической концепции. Как показал анализ предшествующих построений по Черноморско-Каспийскому региону, практически все геолого-структурные модели не допускали палинспастической реконструкции и поэтому не могут считаться геометрически реальными.

Выделение прямолинейных субвертикальных “разломов” – подкупающе простой и быстрый, но неправильный способ рисовки структур. Такие “разломы” и их системы обычно не повторяются в интерпретациях последующих исследователей и ведут к безрезультатным дискуссиям по выделению приоритетной блоковой модели. Они не выдерживают проверки геологическими фактами в рассматриваемом, и во многих других более изученных регионах Земли.

Примером несбалансированных построений служит абсолютизация рифтогенных этапов эволюции Земли, с игнорированием реальных структур тангенциального сжатия в складчато-надвиговых областях и краевых прогибах (Оровецкий, Коболев, 2006). Так, выделение сбросов и “разломов” в Прикрымско-Кавказском шельфе и батиали, где по сейсморазведке давно и однозначно выделены надвиги и складки, приводит к отрицанию наличия и прогноза антиклинальных ловушек углеводородов, к неверным представлениям о перспективах нефтегазоносности. Применение современных принципов и закономерностей геодинамики позволяет составлять более объективные прогностические модели строения и эволюции региона.

В основу монографии положены материалы 15-летних исследований автора, проведенных в Крымском отделении Украинского государственного геологоразведочного института. Кроме того, были обобщены и переинтерпретированы геолого-геофизические данные из многочисленных опубликованных и рукописных работ, посвященных геологии, тектонике, геодинамике и палеогеодинамическим реконструкциям. Основные элементы составленной геодинамической модели Крымско-Черноморско-Каспийского региона изложены в более 150 публикациях автора, частично приведенных в списке литературы. Они обсуждались более чем на 100 конференциях, включая международные и зарубежные, а также лично с многочисленными специалистами Украины, России, Казахстана и дальнего зарубежья, что позволило существенно уточнить дискуссионные проблемы строения и эволюции региона.

При написании работы автор неоднократно пользовался консультациями и советами многих специалистов научных и производственных организаций. В их числе В.Е. Хаин, Н.В. Беляева, Ю.В. Казанцев, А.М. Никишин, В.С. Милеев, Д.Н. Ремизов, В.И. Попков, С.В. Юдин (Россия); В.Г.

Пастухов, А.В. Поливцев, Ю.Г. Юровский, Г.К. Еременко (УкрГГРИ); М.Е.

Герасимов (КГФЭ “Крымгеофизика”) и многие другие. Всем им автор приносит свою искреннюю благодарность. Отдельную признательность хочется выразить И.В. Петровой за компьютерное оформление всех рисунков и текста.

Рис.3. Структурно-геодинамическая карта Черноморско-Каспицского региона

ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ КАРТА

И СТРУКТУРЫ КОНВЕРГЕНЦИИ

Составленная Структурно-геодинамическая карта (рис. 3, вкладка) представляет собой принципиально новую авторскую интерпретацию последних геолого-геофизических данных и синтез обобщений по тектонике юга Европы на основе теории актуалистической геодинамики. В синтезе использованы изданные геологические, структурные и тектонические построения разных авторских коллективов, масштабов и времени составления, а также материалы личной интерпретации геофизических и геологических данных. Основные опубликованные работы, использованные при построении карты, приведены в списке литературы.

Ключевыми в модели являются материалы многолетних личных полевых исследований геологических объектов и интерпретации данных сейсморазведки, геофизических полей и бурения. Карта выполнена в программе CorelDRAW-13, что позволяет рассматривать ее в общем виде и по отдельным возрастным периодам геодинамической эволюции. Карты-срезы сделаны в отдельных файлах и существенно дополнены по сравнению с основной. Они отражают главные этапы завершения конвергентного структурообразования (PR3, С-T2, J2-K1, N-Q) и могут рассматриваться автономно при анализе соответствующих литодинамических комплексов и прогнозе полезных ископаемых.

Древние океаны и их фрагменты наиболее четко реставрируются на этапах окончания дивергенции. В геодинамической эволюции региона выделены следующие такие этапы: поздний девон (D3, 370 млн. лет), ранняя юра (тоар, 180 млн. лет) и палеоген (эоцен, 40 млн. лет). Для этих периодов с учетом структурных, формационных и палеомагнитных данных составлены карты на палинспастической основе. Эволюция более узких временных диапазонов представлена в серии геодинамических разрезов.

Предшествующие многочисленные и противоречивые тектонические модели строения региона в основном базировались на концепциях фиксизма. Здесь выделялись геосинклинали и платформы; глубинные разломы и блоки, ограниченные субвертикальными «разломами» с неясной морфологией и кинематикой. Такие «разломы» представлялись и до сих пор представляются в виде закономерной ортогональной, диагональной или хаотической систем нарушений (Тяпкин, 2007 и др.). Дислокации увязывались с гипотетическими глобальными циклами и фазами тектогенеза, выделенными в других, часто весьма отдаленных регионах мира.

Сопоставление разломных моделей разных авторов по региону в целом и по отдельным его частям показывает их несоответствие друг другу и невозможность выбора одного наиболее реального варианта. Анализ возраста проявления глобальных эпох и фаз тектогенеза, противоречиво понимаемых разными исследователями, выявляет полное отсутствие между ними разделяющих тектонопауз и субъективность их применения в Черноморско-Каспийском регионе. Как свидетельствует рассмотрение разновозрастных складчато-надвиговых областей и хорошо изученная современная глобальная геодинамика, большая длительность процесса конвергенции часто намного превышает временные диапазоны ранее выделенных фаз и даже эпох тектогенеза (Юдин, 1994 и др.). На настоящем этапе развития тектоники, перечисленные концепции фиксизма считаются устаревшими, а создаваемые ими структуры - несбалансированными и геометрически нереальными.

Тектонические подразделения, выделяемые ранее на картах, часто не имели четких ограничений. Примерами тому - выделение бассейнов, платформ и плит, в разных пониманиях термина, или районов с современными географическими названиями (Кавказ, Горный Крым и др.). Общепринятая в мировой науке теория новой глобальной тектоники в структурах рассматриваемого региона почти не отражалась, хотя в последние годы нередко используются ее элементы и новая терминология. Это отражено в изданных картах Украины (Геодинамическая…, 1993, Круглов и др., Тектонічна карта... и др.). Тем не менее, в указанных обобщениях был заложен огромный фактический материал, который учтен при переинтерпретации.

Первая геодинамическая модель строения всего рассматриваемого региона была представлена в Геодинамической карте СССР масштаба 1:

2500000 под редакцией Л.П. Зоненшайна и др. (Геодинамическая карта…, 1990), а также в объяснительной записке к ней в виде двухтомной монографии (Зоненшайн и др., 1990). На этой карте севернее Крыма и на Кавказе были показаны позднепалеозойская и кайнозойская сутуры неустановленного наклона. Более древние, протерозойские швы были выделены в Украинском щите В.Г. Пастуховым (Пастухов и др., 1993). Новые данные и интерпретации, полученные за последние 15 лет, позволили существенно изменить и дополнить эти фундаментальные работы.

Наиболее крупные обобщения геолого-геофизических данных по тектонике и геодинамической эволюции фанерозойского комплекса Черноморско-Каспийского региона приведены в работах (Хаин, 2001; Палеогеографический атлас…,1998; Natal’in, Sengor, 2005 и др.). В них отмечается, что, несмотря на длительное изучение, единое и логичное представление о тектонической эволюции Евразии в палеозое и в раннем мезозое еще отсутствует.

Большинство тектонических объектов, выделенных ранее в отечественных и зарубежных публикациях, не вполне пригодны для палеогеодинамических реконструкций. Причина в том, что они не ограничены реально обоснованными коллизионными сутурами, по которым произошло значительное сжатие структур и субдукция палеоокеанов. Примерами тому – объекты с современными географическими названиями: Дагестан, Туаркыр, Ставрополь, Донбасс, Мангышлак; современные горы: Карпаты, Большой Кавказ, Хребет Яйлы в Крыму и др., а также подразделения без четких границ (бассейн, щит, массив, депрессия) (Палеогеографический атлас…, 1998; Никишин и др., 1997-2002; Natal’in, Sengor, 2005; Казмин, Тихонова, 2005 и мн. др.). Вряд ли оправдано в плитотектонических построениях обособление структур с терминологией геосинклинальной концепции фиксизма: платформа, линия Торнквиста-Тейссера и др. Некоторые из выделенных структур не соответствовали определению терминов.

Примеры тому - «линеамент» (изначально геоморфологический термин), «линия, вал или кряж Карпинского» (который не является линией, крупной замкнутой антиклиналью или выходом на поверхность складчатого фундамента) и т.д. В результате тектонические подразделения разного геологического возраста с нечеткими границами на картах сводились в комплекс сложно распознаваемых и противоречивых структур.

Для Азово-Черноморского района геодинамическая карта, полностью основанная на теории тектоники плит, была опубликована в 2002 г. (Юдин, 2003а). Она базировалась на выделении, обосновании и трассировании разновозрастных коллизионных сутур с офиолитами, на положении выделенных конвергентного магматизма, краевых прогибов, эндогенных и экзогенных микститов, надвиговых зон, связанных с ними складчатых структур и др. (Юдин, 1993-2006). Позже перечисленные элементы геодинамической модели были дополнены и прослежены в северных и восточных регионах.

Актуалистическая геодинамика региона нами понимается как результат эндогенных и экзогенных процессов, происходящих внутри и на поверхности Земли, определяющих перемещения вещества и энергии. Главной причиной этих процессов являются гравитационно-тепловые мантийные конвекционные токи, связанные с длительной и непрерывной гравитационной дифференциацией планеты в течение всей ее эволюции. Они приводили и приводят в движение литосферные плиты и террейны, формировали складчато-надвиговые структуры определенной морфологии, поддающиеся глобальной и структурной палинспастической реконструкции.

Эволюция земной коры рассматривается в соответствии с циклами Вильсона и Бертрана принципиально иначе, чем в предшествующих гипотезах фиксизма. В тектоническом развитии Черноморско-Каспийского региона выделены пять циклов Вильсона и Бертрана. Они проявились в протерозойский, раннепалеозойско-триасовый и среднедевонско-среднетриасовый, в позднетриас-раннемеловой и в мел-четвертичный периоды. Геодинамические циклы автономные и не вполне укладываются в представления о глобальных эпохах, циклах и фазах тектогенеза. Кроме того, они имеют неповсеместное проявление даже в пределах региона.

Согласно принципу актуализма, в Черноморско-Каспийском регионе выделяются древние геодинамические режимы и закономерные их смены аналогичные происходящим на Земле в настоящее время. Палеомагнитные реконструкции, сделанные в лабораториях разных стран, структурная палинспастика и анализ литодинамических комплексов складчато-надвиговых зон на юге Восточноевропейского кратона показывают несомненное существование в геологической истории крупных палеоокеанов. Ныне их океаническая кора полностью субдуцирована вдоль коллизионных швов, которые ограничивают древние мегаконтиненты, микроконтиненты и островодужные террейны.

Геодинамические режимы формируют четыре литодинамических комплекса: осадочный, магматический, метаморфический и тектонический.

Они закономерно связаны между собой и имеют четкие критерии выделения. Проблемам обоснования и прослеживания литодинамических комплексов региона посвящено более 120 наших публикаций. Первые (приоритетные по дате опубликования и поступления в редакции научных журналов) статьи о принципиально новых структурах, слагающих основу представленной геодинамической модели региона, приведены в списке литературы (Юдин, 1993, 1993а, 1994, 1995, 1996, 1996а, 1999, 1999а, 2001, 2003 и др.). Впервые выделенные нами региональные и надрегиональные элементы геодинамической модели отмечены в тексте курсивом.

Коллизионные швы (сутуры) являются главной основой, “скелетом” геодинамической модели строения и эволюции любого крупного региона.

Справедливо считается, что их выделения должно начинаться составление современных тектонических карт (Хаин, Ломизе, 1995, 2005). Под сутурой понимается зона, в которой при конвергенции произошло полное поглощение (субдукция) древней океанической коры и последовала коллизия (столкновение) плит, микроплит и террейнов с континентальной корой. Положение и направление падения коллизионных швов региона определяет палеогеодинамическую эволюцию, а также распространение формационных, магматических и структурных комплексов (Юдин, 1995, 1996, 2003а, 2006-б).

Критерии выделения сутур существенно иные, чем «глубинных разломов», показанных на большинстве тектонических карт. Это глобальные надвиговые швы с очень длительной непрерывной активностью. Они сопровождаются надвиговыми меланжами с фрагментами палеоокеанической коры (офиолитами), высокобарическим и низкотемпературным динамометаморфизмом, имеют существенно разные формации и геофизические характеристики крыльев и т.д. (Кеннет, 1987, Хаин, Ломизе, 1995, 2005 и мн. др.).

На активной окраине, в нескольких десятках километрах по падению сместителя сутуры, обычно формируется полоса синхронного надсубдукционного и коллизионного магматизма. В лежачем крыле на пассивной окраине закономерно располагается краевой (передовой) прогиб, заполненный конвергентным флишем и молассами того же возраста, но без проявлений магматизма. Палеомагнитные и структурные реконструкции позволяют оценить ширину субдуцированных палеоокеанов в сотни и тысячи километров, что по сути отражает горизонтальную амплитуду сутур.

Офиолиты играют важную роль в палеогеодинамических интерпретациях. Офиолитовый комплекс по Г. Штейнману (1905), включает триаду пород:

серпентинизированные ультрабазиты мантии, габбро-базальты базальтового слоя и абиссальные радиоляриты. Первоначально в горно-складчатых поясах магматические породы этой триады ошибочно считались интрузивными и связывались с вертикальными «глубинными разломами». После детального изучения и бурения дна океанов, с 60-х годов ХХ века появились публикации основоположника учения о глубинных разломах А.В. Пейве и других исследователей, доказавших, что офиолиты - реальные фрагменты древней океанической коры. Ныне это фундаментальное открытие общепризнано и вошло во все современные учебники ВУЗов (Хаин, Ломизе, 1995, 2005; Аплонов, 2001 и мн.

др.). Отметим, что некоторыми исследователями до сих пор считается, что ультрабазиты и даже радиоляриты формировались в субвертикальных «глубинных разломах» (Оровецкий, Коболев, 2006; Тяпкин, 2007 и др.).

По данным бурения, драгирования и геофизических исследований мирового океана, океаническая кора состоит из трех основных слоев. Вверху залегает тонкий слой специфических по составу абиссальных осадков.

Под ними расположены пиллоу лавы, потоки базальтов и дайковый комплекс. Ниже находится третий слой, состоящий из габбро. Под ними залегают расслоенные ультрабазиты мантии (Кеннет, 1987 и мн. др.).

Экспериментами и изучением глубоководного осадконакопления в современных океанах установлено, что на глубине около 3700 м (лизоклин) происходит резкое увеличение растворимости карбоната кальция. Оно связано с повышением гидростатического давления, парциального давления углекислого газа и понижения температуры. На глубинах 4500-5000 м карбонатсодержащие осадки полностью растворяются, что называется уровнем карбонатной компенсации (Кеннет, 1987 и др.). Как следствие, на значительном удалении от континентов, абиссаль океанов, занимающая половину поверхности Земли, покрыта глубоководными илами и радиоляритами, состоящими из нерастворимой двуокиси кремния, глинистых минералов и тектитов.

Нахождение в континентальной коре, среди меланжированных пород коллизионных сутур, глыб офиолитов является геологическим признаком не геосинклиналей и вертикальных «глубинных разломов», а фрагментов палеоокеанической коры. Возраст такой коры может быть установлен по изотопному и магнитостратиграфическому датированию базальтов, а также по определениям радиолярий. Примерами тому являются офиолиты Кавказа и Крыма.

При размыве древних коллизионных орогенов, офиолиты формируют гальки моласс краевых прогибов, что позволяет судить об их более широком распространении в присутурных зонах (Юдин, 2004). Особенно это касается радиоляритов, частично превращенных в яшмы и яшмоиды. Вследствие высокой твердости при переносе они лучше сохраняются, чем магматические породы, истираемые в пелитовую фракцию. Поэтому состав орогенных псефитов также является важным индикатором моласс краевых прогибов и присутствия поблизости сутурных зон.

В Крымско-Черноморском районе нами были выделены и обоснованы три коллизионных шва разного возраста и наклона. Это Предгорная сутура юрско-раннемелового возраста северного падения, Северокрымская сутура позднепалеозойского возраста южного наклона и келловейкиммериджская Южнокрымская сутура южного падения (Yudin 1993;

Юдин, 1993, 1994а, 1995). В их подтверждение были обнаружены офиолиты, многочисленные структуры мощного тангенциального сжатия, динамометаморфизм и др. Офиолитовая триада представлена кластолитами в Присутурных меланжах и обломками в синхронных молассах краевых прогибов. Офиолиты сложены радиоляритами, ультрабазитами и базитами, ранее слагавшими палеоокеаническую кору Мезотетиса. В более поздних работах строение, эволюция и положение сутур Крымско-Черноморско-Каспийского региона было уточнено и детализировано (Юдин, 1996, 2001, 2001а, 2001б, 2003а).

Отметим, что в публикациях ряда авторов, выделенные нами коллизионные швы не раз переименовывались, что привело к путанице и дублированию названий разных швов. Например, переименование Северокрымской сутуры в Дунайско-Терскую (Герасимов и др., 2006) приводит к некорректному пониманию ее положения, «исчезновению» Скифской плиты, запрещенной ассоциации активно-окраинного магматизма на пассивной окраине и в краевом прогибе, а также к дублированию названия кайнозойского Терско-Каспийского прогиба. Переименование Предгорной сутуры в «Крымско-Кавказскую» (Герасимов и др., 2006) некорректно не только по приоритету названия, но и потому, что на Кавказе существуют три разновозрастные сутуры, а название Кавказская закреплена за кайнозойским швом. Кроме того, Крымско-Кавказским (в 70-х годах 20-го века) уже назывался один из «глубинных разломов», выделенный в ином месте и по другим критериям концепции фиксизма. По этой же причине недопустимо переименование Предгорной сутуры в Симферопольскую (Денисевич, Каляев,1996), а также в Лозовскую, Крымскую и др.

Севернее, в Южном Донбассе, в 1996 г нами была выделена скрытая Донецкая сутура южного падения пермско-триасового возраста (Юдин, Артеменко, 1996). С появлением новых геолого-геофизических материалов, шов был дополнительно обоснован, прослежен на восток (Юдин, 2002, 2003) и по геофизическим данным выделена Таганрогская сутура юго-восточного наклона позднепалеозойского возраста (Юдин, 2005, 2006а). Синхронная ей Туаркырская сутура была прослежена в 2006 г. Перечисленные коллизионные швы оконтуривают разновозрастные палеомикроконтиненты и террейны: Крымия (Горнокрымский островодужный террейн), Скифия, Турания, Устюртия, Прикаспия и Украинияс активными и пассивными окраинами, а также молодую Черноморскую микроплиту (рис. 3).

Древние конвергентные магматические комплексы, в соответствии с современными глобальными закономерностями размещения на Земле, расположены в параллельных полосах по падению сутур на активных окраинах и интерпретируются как субдукционно-коллизионные (Юдин, 1996, 2003а, 2005, 2005а). Здесь же местами выявлены прогибы, отнесенные к категории тыловых.

На пассивных окраинах, в лежачих крыльях (автохтоне) сутур, выделены и оконтурены орогенные формации и структуры краевых (передовых) прогибов (КП). К ним относятся Битакский КП (Юдин, 1994а, 1995), Предскифийский КП (Юдин, 1994, 2001а), Демерджинский КП (Юдин, 1996, 2001), Предтуаркырский КП и, выделенный В.Е. Хаиным, Преддонецкий краевой прогиб, переходящий на востоке в Предуральский КП.

Надвиговые меланжи, как мощные региональные зоны брекчированных пород разного состава и возраста, были выявлены в самих сутурах и в оперяющих их высокоамплитудных надвигах. Первые работы, посвященные их обоснованию в Крымско-Черноморском регионе, опубликованы относительно недавно (Юдин, 1993, 1995, 1996-б, 1998). В настоящее время здесь выделены и закартированы более 10 региональных меланжей разного возраста и строения (Юдин, 2001). Наиболее крупные из них Симферопольский и Присутурный меланжи, Подгорный и Южнобережный, Соколинский, Мартовский, Щебетовский и Карадагский, Южнокрымский, Предскифийский и другие. Севернее, в Южном Донбассе, в ретронадвигах и в детачменте, были обоснованы и закартированы 10 других меланжей (Юдин, 2003, 2006).

Кроме эндогенных микститов, в Крыму и его южном обрамлении нами выделено пять разновозрастных региональных олистостром. Наиболее древняя из них Горнокрымская олистострома занимает весь Горный Крым (Юдин, 1996а,1998) и прослеживается на Кавказ. Она состоит из нижнемелового матрикса и более 100 олистолитов и олистоплаков, сложенных верхнеюрскими известняками и конгломератами. Массивы сползли с юга в конце раннего мела до раскрытия Черного моря (Юдин, 1996а-1999, 2001) Наземные неоген-четвертичные Массандровская и Опукская, а также синхронные им подводныеЮжнокрымская и Южнокерченская олистостромы были выделены в 1998г (Юдин, 1999а). Их более детальное описание приведено в последующих публикациях (Юдин, 2000, 2001, Юдин и др., 2000).

В эволюции региона выявлено пять полных и незавершенных циклов развития земной коры. Они происходили в протерозойский, палеозойскосреднетриасовый и среднедевонско-среднетриасовый, позднетриас-раннемеловой и позднемел-четвертичный этапы. После завершения циклов, древняя океаническая кора была почти полностью субдуцирована с формированием складчато-надвиговых ансамблей. При этом формационные и структурные комплексы возраста дивергенции, которые залегали на океанической коре, почти не сохранились. Поэтому на Структурно-геодинамической карте (рис. 3) фрагменты океанической коры (офиолиты), фиксируемые в глыбах присутурных меланжей, показаны внемасштабными значками. В случае еще незавершенного цикла (например, в Черном море и юге Каспия), а также цикла Бертрана с не полностью сжатыми авлакогенами, субокеаническая кора, перекрытая мощным осадочным комплексом, частично сохранилась, что отражено на карте отдельными обозначениями.

Архей-протерозойские породы в регионе в основном перекрыты мощным осадочным чехлом. На поверхность они выходят в пределах Украинского щита и небольшими фрагментами в Осевой зоне Кавказа. В ряде районов комплекс вскрыт многочисленными скважинами. Глубины погружения докембрийского фундамента в Черноморско-Каспийском регионе весьма различны и достигают 25 км. На тектонических картах разных авторских коллективов и годов издания, глубины отражались противоречиво. На представленной карте (рис. 3) изолиниями показан синтез предшествующих представлений о положении кровли разновозрастного фундамента во всем регионе, адаптированный к новой геодинамической модели. Это позволяет представить суммарную толщину фанерозойского осадочного чехла, что весьма важно для прогноза нефтегазоносности. Следует отметить, что для хорошо изученных районов существуют более детальные карты поверхности фундамента, например, в монографии (Глумов и др., 2004, рис. 40) и др. Они существенно иные и, как правило, лучше отвечают структурно-геодинамической модели.

Архейско-протерозойский этап геодинамической эволюции лучше изучен на территории Украинского щита (рис. 3). Здесь, в кристаллическом фундаменте современного Восточноевропейского кратона, выделены поразному называемые крупные древние субмеридиональные коллизионные швы и оперяющие их разномасштабные разрывы с меланжами (Пастухов и др., 1993; Глевасский и др., 2005). Павлоградская и Криворожская сутуры западного падения расчленяли фундамент на протерозойские микроконтиненты и террейны, сложенные метаморфизованными осадочными и магматическими образованиями архейско-протерозойского возраста (рис. 4). В них выделяются аналогичные фанерозойским литодинамические комплексы пассивных и активных окраин - аккреционные, островодужные и другие (Пастухов и др., 1993; Клочков и др., 2006).

Анализ положения интенсивных линейных субмеридиональных аномалий магнитного и гравитационного полей, в комплексе с геологическими данными, свидетельствует о существовании на глубине очень крупных магнитоактивных тел. На юге аномалии резко обрываются вдоль субширотной Северокрымской коллизионной сутуры позднепалеозойского возраста (Юдин, 1995, 2001а). Их гипотетическое трассирование к югу через Крым и соединение с аномалиями мел-палеогенового этапа раскрытия Черного моря в виде секущих «глубинных разломов» противоречит анализу полей. Как будет показано в главе 2, фрагменты такого «разлома» разделялись тремя широкими субдуцированными палеоокеанами и не могли случайно сложиться в единый разрыв. Достаточно очевидно, что на юге и севере докембрийские коллизионные сутуры и сами террейны срезаны более молодыми, палеозойскими швами субширотного простирания.

В присутурных протерозойских меланжах Украинского щита сохранились фрагменты офиолитов палеоокеанической коры (Пастухов и др., 1993).

Они представлены линзовидными кластолитами, состоящими из толеитовых базальтов типа срединно-океанических хребтов, расслоенных габброидов и ультраосновных пород (перидотитов, дунитов, лерцолитов, гарцбургитов, амфиболитов). Весь литодинамический комплекс изменен в амфиболитовой и зеленосланцевой фациях динамометаморфизма. Осадочные кремнистые породы офиолитовой триады представлены железистыми кварцитами (джеспилитами) и яшмоидами. Матрикс меланжей сложен милонитами, серпентинитами, актинолитовыми и тремолитовыми сланцами, пироксеновыми и амфиболовыми гнейсами с изоклинальномоноклинальной структурой. В межсутурных блоках широко развиты надвиговые и сдвиговые меланжи (Горяйнов и др., 2004).

Сложность реставрации архейско-протерозойских фрагментов океанической коры связана с локальной обнаженностью и неоднозначной интерпретацией палеомагнитных данных вследствие высокого прогрева пород при метаморфизме, а также с невозможностью структурной палинспастики в изоклинальных приразрывных «подобных» складках течения. Поэтому региональное восстановление положения протерозойских террейнов рассматриваемой территории на современном этапе изученности невыполнимо и может быть представлено лишь по общим глобальным построениям (Короновский и др., 2006 и др.).

Рис. 4. Структурно-г еодинамическая кар та док ембрийског о и палеозойского этапов к онверг енции Палеозойская геодинамика региона началась с раскрытия в раннем палеозое широкого океана Палеотетис, отделившего от Лавразии микроконтинент Скифию. На их пассивных окраинах сформировались мощные терригенно-карбонатные осадочные комплексы. Позже и севернее, в среднем-позднем девоне, в результате рифтинга от затухающей на запад зоны спрединга, в Палеоуральском (Палеоазиатском) океане от Лавразии были отделены микроконтиненты Украиния и Турания. Сформировалась Припятско-Днепровско-Донецко-Мангышлакская рифтовая система (Донецкий авлакоген). По традиции, часть ее называется Днепровско-Донецкой впадиной (ДДВ). Авлакоген заполнен мощными рифтогенными магматическими, терригенными, а затем и терригенно-карбонатными формациями.

Более детально реставрация его дивергентного этапа описана в главе 2 и иллюстрирована отдельной картой на палинспастической основе с учетом палеомагнитных и структурных реконструкций.

В большинстве зарубежных работ пермские деформации и синхронный магматизм в Донбассе и ДДВ связываются с продольным долгоживущим правым сдвигом, амплитудой до 300-350 км (Pegrum, 1984; Saintot и др., 2003; Stovba, Stephenson, 1999). В последних публикациях о пермскотриасовой эволюции региона, также определяющей считается роль высокоамплитудных правых сдвигов (Natal’in, Sengor, 2005). Этими исследователями выделяется единая глобальная зона, длиной 8,5 тыс. км. Она проходит от «Линии Торнквиста», Днепровско-Донецкого авлакогена и Добруджи на западе до Северного Китая на востоке и названа ими «Дугой Шелковой Дороги». По мнению указанных авторов, эта структура при северном наклоне зоны палеосубдукции была сокращена на 2000 км субвертикальным правым сдвигом. В обоснование тому приводится ряд геологических данных по более восточным районам и кулисообразное положение аномалий гравитационного и магнитного полей (Natal’in, Sengor, 2005).

По нашему мнению, продольно-сдвиговая модель не вполне соответствует конкретным региональным структурам, отраженным в формационных и структурных комплексах скифид и в геофизических данных. Один из примеров тому – линейная принадвиговая Главная антиклиналь Донбасса, протягивающаяся на 150 км без существенной ундуляции шарнира.

Кроме того, как видно на рис. 3, южное (а не северное) падение Донецкого и Северокрымского коллизионных швов четко подтверждается асимметрией структур, расположением краевых прогибов и активно-окраинного магматизма (Юдин, 1995, 2001а, 2003 и др.).

Не отрицая наличия сдвиговой составляющей в продольных надвигах, мы считаем, что кулисообразный рисунок аномалий магнитного и гравитационного полей Каспийского региона больше связан с интерференцией субмеридиональных структур уралид и субширотных скифид. Изгибы в плане позднепалеозойско-триасовых сутурных зон в районах юго-западного Каспия и Азова, по-видимому, связаны с молодыми, наложенными мезозойско-кайнозойскими деформациями при выдвижении края Аравийской плиты, а также при рифтогенно-спрединговом формировании субокеанической коры Черноморских впадин. Пологие наклоны сместителей разрывов и отсутствие значительных ундуляций шарниров складок, характерных для сдвигов, свидетельствуют о преимущественно надвиговом характере нарушений с присутствием в них сдвиговой составляющей не ясной амплитуды.

После длительной непрерывной субдукции и коллизии в позднем палеозое - раннем триасе, океаническая кора Палеоуральского океана, фрагментов Палеотетиса, включая Туаркырский, а также девонских авлакогенов, были уничтожены. Образовались Северокрымская, Донецкая и Туаркырская сутуры, сопровождаемые сложными складчато-надвиговыми деформациями (рис. 3, 4). По анализу аномалий гравитационного и магнитного полей можно полагать, что между микроплитами Скифия и Турания, вдоль Таганрогского залива и Дона, существует, разделяющая их, диагональная Таганрогская коллизионная сутура юго-восточного наклона (Юдин, 2006а).

Сформированный конвергенцией Складчатый Донбасс и его восточное продолжение, по традиции называемое «Кряжем Карпинского», ныне представляет собой единую складчато-надвиговую область с Донецкой сутурой южного падения (Юдин, 2003). На востоке этот шов переходит в Уральскую сутуру того же наклона. По сути это единый разрыв, ограничивавший юго-восточный край Лавразии, что было правильно интерпретировано в первоначальной модели (Геодинамическая карта…, 1990).

Донецкая складчато-надвиговая область имеет ширину 120-200 км и длину более 1500 км. В ней нами выделяются две структурные зоны разной вергентности - Фронтальная и Тыловая, разделенные на востоке Межгорным прогибом.

Фронтальная структурная зона расположена на севере и представлена надвигами преимущественно южного падения с принадвиговыми складками северной вергентности. С ними связаны аллохтонные и поднадвиговые антиклинальные ловушки и нефтегазовые месторождения. Севернее Донецкой сутуры и оперяющих ее надвигов располагалась амагматичная пассивная окраина Лавразии с наложенным на нее Преддонецким передовым (краевым) прогибом. На востоке он переходит в одновозрастный Предуральский краевой прогиб, также выполненный мощной пермско-триасовой молассой. Его наиболее южную впадину логично называть Северокаспийской. Расположенная еще севернее глубокая Прикаспийская впадина частично имеет субокеанический тип коры и очень большую (до 16-20 км) мощность осадочного чехла. Здесь развит терригенный и соленосный комплекс нижней перми с характерным солевым диапиризмом.

Наиболее погруженная структура интерпретируется не как часть собственно краевого прогиба, а как реликт несубдуцированной океанической коры Прикаспийского рифта девонского возраста (рис. 3).

Между Тыловой и Фронтальной структурными зонами в Каспийском регионе, по интерпретации сейсморазведочных материалов, нами выделяется рамповый Межгорный прогиб, шириной 30-50 км и длиной 500 км.

Его восточная часть называлась Южнобузачинским или Северомангышлакским прогибом. Структура выполнена пермско-триасовыми терригенными отложениями молассового типа. По нашей интерпретации сейсморазведочных данных, Межгорный прогиб образован встречно падающими взбросо-надвигами, образующими рамп. В восточном направлении он постепенно погружается до глубины 8 км, а западнее Каспийского моря – воздымается и исчезает.

Тыловая структурная зона характеризуется ретронадвигами обратного (северного) наклона и складками южной вергентности. В Южном Донбассе, по интерпретации геолого-геофизических данных, выявлены высокоамплитудные ретронадвиги с меланжами и крупный ретрошарьяж северного падения (Юдин, 2005б, 2006). Суммарная амплитуда горизонтального сжатия структур там составляет около 100 км. На запад сжатие постепенно уменьшается и к востоку – увеличивается. Здесь же, на активной окраине, в широкой полосе незакономерно по площади проявился синхронный конвергенции магматизм пермско-триасового возраста (рис. 4).

В автохтоне ретронадвигов южного обрамления Донецкой складчатонадвиговой области, синхронно конвергенции сформировался региональный Манычский тыловой прогиб (Манычско-Примангышлакский). К разряду тыловых нами он отнесен на основании его положения на активной окраине, в противоположность Донецкому передовому прогибу на пассивной окраине и в автохтоне одноименной сутуры. Предшествующие исследователи считали Манычский прогиб рифтогенным грабеном (Хаин, 2000;

Nikishin и др.,1998, 2001, 2002; Stovba, Stephenson, 1999; Saintot и др., 2003;

Spiegel и др., 2004 и мн. др.). Нелогичность наличия структуры растяжения на фоне общей конвергенции этого периода, в последние годы объяснялась высокоамплитудными субвертикальными правыми сдвигами, сопровождаемыми внедрением магматитов (Natal’in, Sengor, 2005 и др.).

Однако анализ асимметричной формы прогиба и слагающих его структур сжатия по материалам сейсморазведки, а также геодинамического режима региона в перми-триасе, по нашему мнению, не позволяет согласиться с такой интерпретацией. О положении Манычского прогиба на активной окраине свидетельствуют проявление синхронного магматизма не только в его пределах, но и в Южном Донбассе (Юдин, 2003, 2006), Устюртии и на Ставропольском поднятии. Например, на севере Турании в районе Ставрополья филлиты, сланцы, песчаники, известняки и мергели девона-карбона прорваны магматитами среднего и кислого состава (андезиты, дациты, гранитоиды). Их изотопный возраст от карбона-перми до раннего триаса (Хаин, 1977; Белов, 1981; Гарецкий, 1972 и др.). То есть, магматизм формировался одновременно с молассами Преддонецкого передового и Манычского тылового прогибов. Положение магматических тел в широкой полосе разнотипных структур - хаотическое (рис. 3, 4). Оно интерпретируется нами как следствие высокоамплитудного поддвига субокеанической коры Донецкого рифта под активную окраину Украинии, Турании и Устюртии по Донецкой сутуре южного падения (Юдин, 2003, 2006, 2006а).

Линейные впадины Манычского тылового прогиба, разделены Карагинским поднятием-седловиной. Впадины именовались по-разному: Восточно-Манычской (Манычско-Хвалынской) и на востоке – Жазгурлинской (Примангышлакской). В целом, они слагают единую линейную асимметричную структуру, расположенную в автохтоне регионального ретронадвига и заполнены молассой пермско-триасового возраста. По простиранию на северо-запад за Таганрогской сутурой тыловые надвиги переходят в ретронадвиги Южного Донбасса с более глубоким денудационным срезом.

Северное крыло Манычского тылового прогиба крутое и осложнено надвигами северо-восточного падения. Южное крыло - более пологое и представлено моноклиналью с малоамплитудными дислокациями. Структура сформирована тангенциальным сжатием, без явных сбросов растяжения и «глубинных разломов», как считалось ранее. Это достаточно четко интерпретируется по материалам современной сейсморазведки. Прогибание фундамента во впадинах прогиба составляет от 3-5 до 6-7 км, что отражает суммарные мощности активно-окраинного палеозойского и орогенного комплекса перми-триаса, а также перекрывающего их юрско-кайнозойского чехла.

Значительная амплитуда Южнодонецких ретронадвигов структурно балансируется с выделением Туаркырской коллизионной сутуры того же северо-восточного падения. По опубликованным данным, в районе Туаркыра в обнажениях и бурением вскрыт офиолитовый комплекс (Попков и др., 1985, Зоненшайн и др., 1990). Комплекс представлен интенсивно меланжированными и динамометаморфизованными габбро, диабазами, подушечными лавами, а также ультрабазитами, радиоляритами и черными сланцами с радиоляриями среднего палеозоя и раннего-среднего карбона.

Ранее он относился к геосинклинальным отложениям, а затем - к офиолитовому шву погребенной зоны Заварицкого-Беньоффа (Попков, 1992, 2001).

Наличие офиолитов, динамометаморфизма и моласс свидетельствует о палеосубдукции океанической коры в пермско-триасовое время. После коллизии здесь сформировалась Туаркырская сутура северо-восточного падения. Шов прослеживается от хр. Туаркыр до центральной части Каспия и сочленяется с системой Южнодонецких ретронадвигов. По наличию абиссальных радиоляритов можно судить о весьма большой амплитуде сутуры, уничтожившей океаническую кору значительной ширины. В аллохтоне разрыва сформировались крупные валы (Ракушечный, Песчаномысский, Сарматский), унаследованные и в более поздних деформациях.

Южнее сутуры, на пассивной окраине Туранской палеоплиты, выделен Предтуаркырский передовой (краевой) прогиб, с пермско-среднетриасовой молассой северного сноса из присутурной зоны. Моласса представлена континентальными и мелководно-морскими вулканокластическими, слабо сортированными конгломератами, песчаниками, алевролитами и сланцами, иногда с прослоями карбонатных пород, мощностью более 2 км (Буш и др., 1975, Гарецкий, 1972). Можно полагать, что передовой прогиб имеет более широкое распространение, чем считалось ранее. Его западная часть известна как Аксу-Кендерлинский прогиб. В районе Западносарматского поднятия Предтуаркырский передовой прогиб сочленяется с Манычским тыловым прогибом.

Пермско-триасовая субдукция океанической коры по Туаркырской сутуре привела к формированию в полосе 30-150 км севернее шва синхронного активно-окраинного магматизма. Подчеркнем, что на территории Устюртии активно-окраинный магматизм формировался одновременно от двух зон конвергенции - от Донецкой сутуры южного падения и от встречно падающей Туаркырской сутуры северного наклона. По анализу магнитного и гравиметрического полей можно полагать, что магматических тел в пределах этого микроконтинента значительно больше, чем ныне известно по данным бурения и что они отсутствуют на обрамляющих пассивных окраинах соседних плит с краевыми прогибами.

В южном ограничении микроплит Турании и Украинии, выделена и прослежена от Добруджи до Южного Каспия надрегиональная Северокрымская коллизионная сутура (Юдин, 1995, 2001а). Она имеет позднепалеозойско-среднетриасовый возраст, что фиксируется активно-окраинным магматизмом в Скифской палеоплите и синхронным орогенным комплексом краевого прогиба на юге Турании. В зоне шва локально обнажены и разбурены фрагменты офиолитов (ультрабазиты, базиты и радиоляриты). Обломки офиолитов из присутурной зоны переотложены в псефитах моласс. Все это свидетельствует о субдукции значительной части океанической коры Палеотетиса и о коллизии макроконтинента и микроконтинентов в раннем-среднем триасе.

Севернее, в автохтоне сутуры, на пассивной окраине Турании и Украинии расположен надрегиональныйПредскифийский передовой (краевой) прогиб, выполненный молассой перми-триаса (Юдин, 2001а). Прогиб протягивается вдоль сутуры полосой в 50-100 км на расстояние более 2 тысяч км и состоит из вытянутых впадин, разделенных поперечными поднятиями. Внутренняя структура прогиба представлена надвигами и потенциально нефтегазоносными принадвиговыми антиклиналями северной вергентности, которые полностью перекрыты мезозойско-кайнозойскими отложениями.

Магматический позднепалеозойский активно-окраинный конвергентный комплекс от Северокрымской сутуры в Черноморско-Каспийском регионе выходит на поверхность лишь на Кавказе и больше известен по данным бурения (рис. 3). В Равнинном Крыму глубокими скважинами под мезозойскими и кайнозойскими толщами в фундаменте вскрыты магматические породы, датированные поздним палеозоем (Геология…,1969 и др., Юдин, 2003а). Восточнее и западнее в акваториях Черного и Азовского морей, в аллохтоне сутуры под мел-кайнозойскими толщами бурением вскрыты коллизионные граниты и плагиограниты среднего карбона (рис. 4). Юго-восточнее, на Северном Кавказе обнажены выходы каменноугольных гранитов и гранодиоритов, а в самой сутуре – ультраосновные породы мантии в офиолитовом меланже.

Сходные магматические комплексы перми-триаса отражены на карте по падению Донецкой и Туаркырской сутур. По геодинамическому положению этот магматизм формировался на активных окраинах Скифской, Украинской, Туранской и Устюртской палеоплит (Юдин, 2001а, 2003, 2003а).

Современные проявления активно-окраинного магматизма на Земле также закономерно размещаются не в самом выходе зоны субдукции на поверхность, а параллельно ей, на расстоянии 100-500 км по падению (Кеннет, 1987; Хаин, Ломизе, 1995; Аплонов, 2001). Это расстояние определяется наклоном плоскости зоны Вадати-Заварицкого-Беньоффа под вулканический пояс, где на глубине 50-150 км происходит магмообразование.В древних сутурах и для коллизионных гранитов иногда расстояние может быть меньше за счет тектонического скучивания при значительном тангенциальном сжатии структур. Поэтому, согласно нашей интерпретации, в регионе позднепалеозойские магматические породы кислого и среднего составов располагаются не в самих сутурах, а неравномерно в широкой полосе южнее по падению их сместителей. В автохтонах коллизионных швов, на пассивной окраине, синхронный магматизм отсутствует. Там размещались «холодные» зоны краевых прогибов, выполненные молассой того же возраста конвергенции.

Мезозойские циклы эволюции проявились в более южных районах, чем палеозойско-раннетриасовые (рис. 3). В позднем триасе в результате рифтинга и спрединга, раскрылся широкий палеоокеан Мезотетис. От Лавразии (которая после коллизии уже включала в себя палеотеррейны Украинию, Туранию и Скифию) на 1,5-2,5 тыс. км были отделены новые террейны Мизия, Крымия, Дзирулия и другие. В них местами сохранились рифтогенный магматический и пассивно-окраинный осадочный комплексы. Более детально они и реконструкция Мезотетиса рассмотрены в главе 2.

В среднеюрское время появляются признаки конвергенции. Это активно-окраинный и островодужный магматизм, конвергентные молассы и последовательное уменьшение расстояния между Крымией и Евразией по палеомагнитным данным. Как и палеозойские, мезозойские магматические тела расположены не в субвертикальных «глубинных разломах», а на удалении в параллельных полосах по падению сутур.

Мезозойский конвергентный магматизм проявился в двух продольных геодинамических зонах и нами разделяется на два комплекса (рис. 5).

Первый, среднеюрский, относится к островодужному типу. Он развит в палеотеррейнах Крымия, Дзирулия (в Горном Крыму и на Кавказе) и обусловлен зоной конвергенции северного падения, располагавшейся более чем в 100 км южнее. Второй комплекс среднеюрско-раннемелового возраста формировался на активной окраине Лавразии (в Равнинном Крыму и Предкавказье). Генетически он связан с синхронной Предгорной коллизионной сутурой северного падения. Попытки увязать магматические тела с зонами гипотетических секущих «глубинных разломов» привели к многочисленным противоречивым картам положения и ориентировки таких разломов (Радзивил, Радзивилл, 2006; Оровецкий, Коболев, 2006 и мн. др.).

Геологические и тектонические карты с такими моделями не позволяют выделить из них приоритетную и соотносить их с современным магмаобразованием на Земле.

Среднеюрский островодужный комплекс в Горном Крыму слагает около 30 отдельных тел и групп выходов пород преимущественно основного и среднего составов. Их размещение в широкой 50-километровой полосе северо-восточного простирания незакономерное (рис. 5). По химическому составу и форме, интрузивные и вулканические образования всеми исследователями относятся к островодужному типу. Однако Предгорная сутура имеет северное падение и не могла инициировать магматизм на пассивной окраине (рис.3). Южнокрымская сутура, с южным наклоном из-за близкого расположения тоже не могла формировать горнокрымский магматизм. Следовательно, еще южнее существовала другая зона конвергенции, определявшая образование этих тел. В нашей модели магматизм в Крымско-Кавказской островной дуге связан с субдукцией фрагмента Мезотетиса по сутуре северного наклона, ныне расположенной в Анатолии (Юдин, 1996, 2001). Увязывать этот магматизм с секущим прямолинейным вертикальным “Криворожско-Самсунским глубинным разломом”, соединяющим выходы интрузий и вулканов от протерозоя до юры (ОроРис. 5. Стр уктурно-г еодинамическая кар та мезоз ойских этапов к онверг енции вецкий, Коболев, 2006 и др.) представляется некорректным.

Примерами интрузивных тел Горного Крыма являются массивы Аюдаг, Кастель, Шарха, Урага, Сераус и другие. Они сложены габбро-диоритами, плагиогранит-порфирами, диоритами и другими разновидностями пород среднего, основного, реже кислого составов. Другая группа малых интрузий расположена в полосе от с. Лозового до с. Партизанское и р. Бодрак. Наиболее крупными вулканическими комплексами пород являются Карадагский, Бодракский и Фиолентский. Карадаг в юре представлял собой вулкан центрального типа из лав основного и среднего, реже кислого составов. Здесь же формировались туфы и пирокластические породы. Бодракский вулканический комплекс сложен спилитовыми порфиритами, реже андезито-базальтами, кварцевыми диабазами, туфами и туфобрекчиями. Самый большой магматический массив в Горном Крыму не обнажен.

В магнитном поле над Ялтинской яйлой расположена крупная Горнокрымская аномалия, размерами 15х40 км, свидетельствующая о наличии на глубине юрского вулканического комплекса.

Большинство отмеченных магматических тел интенсивно дислоцировано и расположено в меланжах. Поэтому их «горячие» контакты обычно сорваны. Некоторые из массивов повернуты на бок (Кастель) и даже опрокинуты (Плака), (Юдин, 2001). Карадагский массив представляет собой лишь два фрагмента северной половины юрского вулкана окруженных меланжами. Южная часть вулкана сорвана и расположена в поднадвиге на глубине 2-3 км в 17 км севернее (Юдин, Клочко, 2001). Фиолентский вулкан превращен в меланж, состоящий из хаотично расположенных бескорневых глыб основного, реже ультраосновного состава. Под ним, по нашей интерпретации сейсморазведки, расположена осадочная толща, смятая в крупную Гераклейскую антиклиналь (Юдин, 2002б). Бодракский палеовулкан также сохранился лишь в северной части и южнее превращен в Симферопольский меланж. Аналогичные и более крупные магматические комплексы развиты на Большом и Малом Кавказе, что свидетельствует о надрегиональном масштабе сформировавшей их зоны конвергенции северного падения (рис. 5).

Юрско-раннемеловой активно-окраинный комплекс в Равнинном Крыму не выходит на поверхность. Он вскрыт бурением, в акваториях Черного и Азовского морей и восточнее в Предкавказье (рис. 5). Его образование связывается с субдукцией широкой части океана Мезотетис (Юдин, 1996). Возраст магматизма по изотопным и другим методам определен в диапазоне от средней-поздней юры до раннего мела включительно (Геология…, 1969 и др.). Это синхронно со временем формирования Предгорной сутуры северного наклона (Юдин, 1995). По данным бурения, а также по локальным магнитным аномалиям, только в Равнинном Крыму и прилегающем шельфе Черного моря, насчитывается около 30 палеовулканов (рис.

5). Они имеют в основном средний состав и представлены андезитами, характерными для активных окраин континентов.

Таким образом, в Равнинном Крыму сначала образовались позднепалеозойские, а затем здесь же юрско-ранннемеловые вулканы и интрузии.

Геодинамический подход позволил существенно иначе интерпретировать их происхождение. Так, раннемеловой вулканизм, развитый в тыловом рифтогенном Северокрымском прогибе оказывается не автономным, а генетически связанным с юрским. На юго-востоке, в Краснодарском крае, он расположен в аналогичной геодинамической ситуации и известен как Армавирский комплекс. Вследствие положения в тыловой части зоны конвергенции, магматические тела слабо переработаны тектоникой и находится на месте своего образования.

Конвергентный тип магматических комплексов подтверждается синхронным сокращением расстояния между Крымией и Евразией по палеомагнитным реконструкциям (Зоненшайн и др., 1990), а также изотопным датированием динамометаморфических минералов в Предгорной сутуре (Юдин, 1995). О том же свидетельствует накопление мощной молассы битакских конгломератов северного сноса, в обломках которых обнаружены абиссальные радиоляриты позднеюрско-раннемелового возраста (Yudin, Vishnevskaya, 1993).

В южной части Горнокрымского террейна известна другая моласса демерджийских конгломератов южного сноса, с возрастом от келловея до киммериджа-титона. В 6 км к северо-востоку от г. Алушты, в основании двух-километровой толщи конгломератов среди галек обнаружены карнийские радиоляриты позднего триаса (Юдин и др., 2006) и другие темноцветные глубоководные породы. Они свидетельствуют о размыве аккреционной призмы, сформированной скрэпингом первого слоя океанической коры. Выше по разрезу молассы появляются гальки осадочных, метаморфических имагматических пород, вплоть до протерозойских гранитов, отражающих размыв древней континентальной коры Анатолии. Таким образом, можно полагать, что в это время происходило схождение Крымии и Анатолии с полной субдукцией между ними океанической коры, а затем - коллизия террейнов с образованием к концу поздней юры Южнокрымской сутуры южного падения и единого микроконтинента Понтии.

О том же свидетельствуют и палеомагнитные данные.

К концу раннего мела океаническая кора Тетиса между Крымией и Евразией была полностью уничтожена и произошла коллизия. При этом продолжалось формирование мощного комплекса коллизионной молассы (байраклинские конгломераты с обломками офиолитов и другие терригенные толщи). Активный андезитовый вулканизм, происходивший синхронно в тыловой части зоны конвергенции был расположен около 100 км севернее сутуры (рис. 5). С учетом горизонтального сжатия фронта этой зоны, палеорасстояние, видимо, было больше. Здесь же в результате задугового растяжения сформировался Северокрымско-Каркинитский тыловой прогиб.

Предгорная коллизионная сутура, состоящая из динамометаморфитов и Присутурного меланжа, включает фрагменты палеоокеанической коры (Юдин, 1993, 1995). Интенсивно дислоцированные глыбы мантийных ультраосновных пород вскрыты неглубокими скважинами северо-восточнее г. Симферополя, на Гераклейском полуострове, а также подняты при драгировании дна Черного моря западнее Севастополя (рис. 5). По положению интенсивных локальных магнитных аномалий вдоль сутуры, на глубине можно предполагать и более крупные фрагменты ультраосновных пород. Аналогичные образования известны по опубликованным данным в Главном Кавказском надвиге. Учитывая большую интенсивность дислокаций и сонахождение в меланже базитов и радиоляритов, ультраосновные породы интерпретируются не как кимберлиты, а как фрагменты океанической коры Мезотетиса в составе офиолитового меланжа (Юдин, 1995). Завершение конвергенции к позднему мелу доказывается наличием обломков нижнемеловых пород в Симферопольском меланже, глубоководными породами раннемелового возраста, вскрытыми бурением под Предгорной сутурой (Юдин и др., 2006) и другими данными.

Таким образом, к концу раннего мела северная часть Мезотетиса была субдуцирована, нарастив южный край Евразии причленением Крымии, Дзирулии и Анатолии. В результате синхронно образовались следующие литодинамические комплексы (рис. 5) :

1- Предгорная коллизионная сутура северного наклона с динамометаморфитами и офиолитами (ультрабазиты, базиты и радиоляриты).

2- Активно-окраинный юрско-раннемеловой магматизм в Равнинном Крыму и Северном Предкавказье.

3- Островодужный среднеюрский магматизм в Горном Крыму и на Кавказе.

4- Задуговый рифтогенез, сформировавший Северокрымский тыловой прогиб раннемелового возраста.

5- Битакский краевой прогиб, выполненный молассой средней юры раннего мела на пассивной окраине террейна Крымия и его аналоги на востоке.

6- Интенсивные складчато-надвиговые и шарьяжные дислокации преимущественно южной вергентности с меланжами в Горном Крыму и на Кавказе.

К концу раннего мела коллизионные Палеокрымский и Палеокавказский орогены были денудированы с формированием регионального несогласия, отражающего конец конвергентного этапа мезозойского цикла Вильсона. С его завершением образование складчато-надвиговых структур, орогенных формаций и магматизма надолго прекратились.

Мел-палеогеновый этап эволюции региона был весьма специфическим. В результате продолжавшегося значительно южнее схождения Африканской и Евразийской мегаплит с субдукцией океана Мезотетис, в тылу главной зоны конвергенции образовался задугово-спрединговый бассейн Паратетис (рис. 6). Он состоял из четырёх субокеанических рифтогенных прогибов-впадин: Западночерноморской, Восточночерноморской, Южнокаспийской и Малокавказской. Последняя при кайнозойской конвергенции, была уничтожена выдвижением края Аравийской плиты (Щерба, 1989) и частично сохранилась лишь на территории Куринской впадины (Зоненшайн и др., 1990). Оставшиеся три впадины с субокеанической корой в Черном и Каспийском морях заполнены очень мощными (до 12-20 км) мелкайнозойскими толщами и ограничены палеосбросами. Бортовые сбросы, перекрытые субгоризонтально залегающими осадочными породами, четко фиксируется по материалам морской сейсморазведки.

Рифтогенно-спрединговый мел-палеогеновый магматизм широко распространен на Малом Кавказе, в Турции, Болгарии и в подводном Ломоносовском массиве (рис. 6). Например, крупный Ломоносовский массив в батиали Черного моря к западу от Севастополя, сложен телами диоритов, плагиогранитов и габбро мел-палеогенового возраста (Шнюков и др., 1997). Ранее он относился к островодужному комплексу, хотя для островной дуги южнее не была четко обоснована синхронная зона субдукции северного наклона. Изотопный возраст и положение в геодинамической модели эволюции региона, позволяет считать этот магматизм задугово-спрединговым, связанным с раскрытием Западночерноморской впадины (Юдин, 2001). К этому же комплексу относятся глубоко погруженные магматические тела. Они формируют интенсивные положительные магнитные аномалии, расположенные западнее Ломоносовского массива и юго-восточнее г. Алушты (рис. 3).

Рифтогенезу предшествовало значительное раннемеловое сводовое поднятие. Оно отразилось в литологии пород и в формировании региональных оползневых комплексов, называемых олистостромами. В Горном Крыму, как проявление экзогенной палеогеодинамики, выявлена крупная раннемеловая Горнокрымская олистострома с многочисленными массивами - олистолитами из верхнеюрских известняков и местами подстилающих их конгломератов, которые сползли на 10-40 км к северу (Юдин, 1996а, 1998, 2000). Аналогичные массивы известны на Кавказе. На противоположном плече рифта (в Анатолии) смещение олистолитов из аналогичных верхнеюрских известняков происходило в южном направлении. Более детально этот вопрос рассмотрен в главе 2.

В кайнозое глобальное сближение Евразийской и Африканско-Аравийской плит продолжалось. С миоцена общая относительная скорость их схожРис. 6. Структурно-г еодинамическая кар та мел-палеогеновог о этапа дения составляет 4 см/год (Трифонов, Караханян, 2004). Как следствие, задуговый спрединг впадин Паратетиса был подавлен конвергенцией. Современные направления и скорости горизонтальных движений плит показаны в отдельной карте неоген-четвертичного этапа эволюции (рис. 7, вкладка).

На востоке Черноморско-Каспийского региона, Аравийская плита выдвигается к северу со скоростью 3 см/год (Палеогеографический…, 1998).

Западнее Евразия сходится с Африканской плитой, но не непосредственно, а через коллаж палеотеррейнов Малой Азии. По результатам повторных космогеодезических наблюдений техникой GPS, современное горизонтальное сближение плит в Кавказско-Анатолийской зоне оценивается 2,3 см/год (Jackson, 1992). По расчетам с учетом суммы геодинамических факторов и измерений, эта величина составляет 2,8 см/год (De Mets et al., 1990). Западнее Крыма скорость схождения уменьшается до 1 см/год. Это объясняется тем, что в Северной Анатолии, кроме надвигов, существенную роль играют продольные сдвиги со скоростью от 1-1,5 см/год (Хаин, Ломизе, 2005) до 2-3 см/год (Трифонов, Караханян, 2004) со ссылками на многочисленные зарубежные публикации, основанные на данных GPS и изучении смещений сейсмогенных разрывов.

В миоцене сжатие со стороны Аравийской плиты привело к подавлению задугового спрединга во впадинах Черного моря и к формированию складок и надвигов в Горном Крыму, Кавказе и акватории Черного моря.

Вдоль Крымско-Кавказского побережья они отражают поддвиг новообразованной океанической коры Черного моря под Евразию. При этом происходило и происходит сдирание осадочного чехла с основания и смятие его в складки южной вергентности. Такие складки четко видны на профилях морской сейсморазведки. Еще более явно они представлены в обнажениях Южного Крыма и Большого Кавказа в виде интенсивных, иногда дважды и трижды опрокинутых изоклинальных шарьяжных складок (Юдин, 2007). Они свидетельствуют о мощном (в 2-4 раза) тангенциальном сжатии толщ. Структурная палинспастическая реконструкция позволяет оценить минимальное кайнозойское сокращение зоны древнего осадконакопления более чем на км (Юдин, 1999б).

Наряду с надвигами, по палеомагнитным и структурным данным, отраженным в глобальных реконструкциях, вдоль всей южной окраины Евразии от Индии до Карпат фиксируются высокоамплитудные продольные правые сдвиги. Достоверных геологических данных о наличии таких сдвигов в Крыму не много, хотя сдвиговая составляющая в надвигах присутствуют и изредка встречаются мелкие складки с круто падающими шарнирами. Более четко правые сдвиги значительной амплитуды проявились в Турции, например Североанатолийский. Мощная сдвиговая составляющая в зоне схождения Евразии с Африкой и Аравией ярко выражена в S-образном изгибе Карпат, произошедшем в неоген-четвертичное время.

Допускается, что сдвиги определили положение и форму задуговых впадин Паратетиса. Так, в сдвиговой модели диагональное к основной субширотной зоне положение удлинений Восточночерноморской и Западночерноморской впадин с разделяющим их Центральночерноморским горстом удовлетворительно объясняет форму и последующиедислокации этих образований. Однако другие задуговые бассейны мира больше подчинены простиранию зон конвергенции и имеют более изометричную форму «окон»

океанической коры. Среди многочисленных моделей раскрытия Черноморского бассейна (Зоненшайн и др., 1990 и др.) существуют и такие, которые допускают определяющую роль продольных и секущих сдвигов большой амплитуды (Okai и др., 1994). Отметим, что секущие сдвиги при палинспастической реконструкции обычно оказываются проблематичными по балансу перемещений. Объективными структурно-геологическими данными они подтверждаются лишь локально.

В плиоцен-четвертичное время геодинамический режим региона не изменился. Продолжающаяся квазисубдукция океанической коры Черного моря под Горный Крым формировала аккреционную призму с надвигами северного падения, редкими ретронадвигами, складками и дуплексами в отложениях мезозоя и кайнозоя. Наиболее высокоамплитудные надвиги (шарьяжи) в Крыму имеют мощные зоны дезинтеграции пород и выделены нами как Южнобережный и Подгорный меланжи по породам таврической серии и средней юры. Сейсморазведкой в прилегающей акватории также установлены многочисленные пологие надвиги. Наиболее крупные из них, Южнокрымский и Северочерноморский, на востоке переходят в Кавказскую коллизионную сутуру. Складки имеют четкое принадвиговое происхождение, южную вергентность и молодой возраст. Это следует из деформаций неоген-четвертичных отложений, положения на крыльях растущих складок молодых зон выклинивания и из значительной сейсмической активности Главной сейсмогенной зоны.

Результат современных тектонических движений суммирован в линейности Главной гряды Крымских и Кавказских гор, их береговой линии, в положении узкого гемишельфа и батиали. Вертикальная составляющая надвигов выражена в 3,5-километровом в Крыму и 7- километровом на Кавказе перепаде современного рельефа от вершин гор до абиссали моря. С учетом мощности молодых отложений, вертикальный тектонический рельеф между вершинами и подошвой неогена во впадинах достигает 7-10 км.

Создать такой линейный рельеф в вертикально-блоковой модели, тем более с преобладанием секущих диагональных «разломов» по (Чабаненко, 2006; Радзивил, Радзивилл, 2006; Геологічна карта…, 2000 и др.), нам представляется невозможным.

Поднятие и асимметрия Крымских гор хорошо объясняются поддвиганием под них аккреционного клина дуплексированных мезозойско-кайнозойских толщ. Такая модель четко согласуется со сложной дислоцированностью пород в зоне конвергенции и с отсутствием значительного смятия на поверхности яйл Главной гряды Крымских гор, предгорий и в абиссали Черного моря. Классической зоны субдукции в основании батиального склона нет. Здесь не выражен глубоководный желоб, тыловой и междуговый бассейны и др. Однако присутствуют такие признаки, как аккреционный клин дислоцированных осадков, лежащих на субокеанической коре, отрицательные аномалии силы тяжести, сейсмичность, а в тыловой зоне - активно-окраинный магматизм и геотермические аномалии. Поэтому такой тип конвергенции называется псевдосубдукцией или квазисубдукцией (Юдин, 1996).

Квазисубдукция новообразованной субокеанической коры Черного моря под Крым и Кавказ сформировала сложные структуры тангенциального сжатия. Они представлены высокоамплитудными надвигами, меланжами и принадвиговыми складками с преимущественно южной вергентностью. Сходные дислокации, но с обратной, северной, вергентностью и существенной продольной сдвиговой составляющей, формируются вдоль Анатолии. Структурообразование сопровождается значительной сейсмичностью, эндогенным и грязевым вулканизмом, а также масштабными экзогенными процессами вдоль зоны конвергенции в виде надводных и подводных олистостром (рис. 7).

Малокавказский грабен Паратетиса с субокеанической корой к концу неогена был почти полностью уничтожен выдвинутым краем Аравийской плиты. В результате образовалась неоген-четвертичная Кавказская коллизионная сутура северного падения. О ширине субдуцированной океанической коры можно судить по амплитуде сближения Большого и Малого Кавказа в позднем кайнозое. По палеомагнитным данным это схождение оценивается в 600 км (Баженов, Буртман, 1990) или в несколько сотен километров (Щерба, 1987).

В тылу сутуры, на расстоянии 50-200 км по падению проявился активно-окраинный неоген-четвертичный вулканизм и магматизм. Примерами тому – вулканы Эльбрус, Казбек, гранитоиды Пятигорска, Кисловодска, Минеральных Вод и др., а также первые признаки активно-окраинного магматизма в Крыму (рис. 7). К таким признакам, мы относим локальные тепловые аномалии Равнинного Крыма, показанные на рис. 7. Они также расположены в 50-200 км по падению зоны конвергенции. В отдаленном геологическом будущем, продолжающаяся квазисубдукция коры Черного моря может привести к образованию на месте этих аномалий активно-окраинных вулканов или интрузивных тел (Юдин, 2003а).

Значительное удаление надсубдукционного магматизма от коллизионного шва также свидетельствует о большой горизонтальной амплитуде поддвига, средняя скорость которого, как и ныне составляла 2,5-3 см/год.

В автохтоне кайнозойской Кавказской сутуры синхронно образован Предкавказский передовой (краевой) прогиб с глубокими Куринской и Рионской впадинами, заполненными молассой.

Северо-западнее, по простиранию зоны конвергенции, коллизия Крыма-Кавказа с Анатолией еще не произошла и Предкавказский краевой прогиб непосредственно переходит в аналогичный Туапсинский прогиб с Прикрымской зоной квазисубдукции в Черном море. Здесь развиты сейсмогенные надвиги северного падения и многочисленные весьма перспективные для поисков углеводородов принадвиговые антиклинали, расположенные в гемишельфе, батиали и абиссали. Большой материал сейсморазведочных данных разных стран четко показывает наличие здесь мощного тангенциального сжатия и субдукционного поддвигания, которое до сих пор отрицается выделениями «Циркумчерноморского сброса» (Оровецкий, Коболев, 2006, стр. 165, 167). По сути, эта зона отражает закономерную первую стадию эволюции краевых прогибов на доколлизионном этапе.

Наиболее яркий аналогичный пример тому – переход Зондского желоба с субдукцией коры Индийского океана непосредственно в Предараканский передовой прогиб в зоне коллизии Индийской и Евразийской плит (Юдин, 1994).

На активной окраине Евразии в тылу зоны квазисубдукции сформировался Индоло-Кубанский тыловой прогиб и, как его продолжение через Симферопольское поднятие, – Альминская впадина. Здесь развиты региональные ретронадвиги южного наклона с нефтегазоносными складками.

Восточнее по простиранию размыв горного сооружения Кавказа и ретронадвиги южного падения сформировали Терско-Каспийский тыловой прогиб (рис. 3). По положению в геодинамической модели, нами он также отнесен к категории тылового прогиба, а не краевого или рифтогенного, как традиционно считалось ранее во всех публикациях и картах. Поскольку кайнозойская Кавказская сутура имеет север-северо-восточное падение, передовой (краевой) прогиб закономерно расположен южнее (на пассивной окраине), а тыловой – севернее, на активной окраине.

Аномальное проявление выше перечисленных тектонических процессов позволяет выделить и оконтурить отдельно Черноморскую микроплиту неоген-четвертичного возраста с субокеанической и субконтинентальной корой. На востоке региона с севера и с юга она ограничена молодыми и активными коллизионными сутурами (рис. 7). В западной половине северное и южное ограничение микроплиты проходит по зонам разнонаправленной квазисубдукции с аналогичным процессом конвергенции, сопровождаемым несколько иными, но генетически теми же литодинамическими комплексами.

Отдельно следует отметить, что мощное неоген-четвертичное тангенциальное сжатие в жесткой континентальной коре юга Восточноевропейского кратона локально «выплеснулось», проявившись на расстоянии до 500 км севернее главной зоны конвергенции. Унаследовано активизированные по субширотным палеозойским и мезозойским надвигам и новообразованные современные структуры сжатия выявлены бурением и тектоническими исследованиями в Украинском щите, в Южном и Северном Донбассе, а также в мезозойско-кайнозойском осадочном чехле Среднего Каспия (рис. 7).

Примером кайнозойского активности в Украинском щите является Конкский надвиг на границе Приазовского выступа и Конкско-Ялынской впадины. Этот пологий разрыв южного падения, с горизонтальной амплитудой 100-400м перебурен 7-ю скважинами, вскрывшими под архей-протерозойскими гранитами и гнейсами пески, глины и угли палеогена и неогена, подстилаемые карбонатами верхнего мела (Петренко, 2002). Севернее, в Южном Донбассе, отдельные унаследованные по пермско-триасовым разрывам кайнозойские надвиги северного наклона фиксируются в районе сел Амвросиевка, Стыла и др. (Юдин, 2003). Еще севернее, группа Луганских надвигов южного падения достаточно хорошо изучена бурением при рассмотрении нефтегазоносности и неотектоники Северного Донбасса. Под породами карбона в Северодонецком, Марьевском и других надвигах с амплитудами в сотни метров вскрыты отложения мела и палеогена. Еще более четко современные надвиги представлены на Мангышлаке и в акватории Каспия (Попков, 1992, 2001 и др.).

Таким образом, при неоген-четвертичной конвергенции в Черноморско-Каспийском регионе сформировались следующие процессы и литодинамические комплексы (рис. 3, 7):



Pages:   || 2 | 3 |
 


Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет Учреждение Российской академии образования Уральское отделение С. З. Гончаров ЛОГИКО-КАТЕГОРИАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ Часть 3 Аксиология мышления Монография Екатеринбург РГППУ 2011 УДК161/162 ББК Ю425 Г65 Гончаров С. З. Логико-категориальное мышление: монография: в 3 частях. Ч. 3. АкГ65 сиология мышления / С. З. Гончаров. Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та,...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИМ. А.А. ДОРОДНИЦЫНА РАН Ю. И. БРОДСКИЙ РАСПРЕДЕЛЕННОЕ ИМИТАЦИОННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СЛОЖНЫХ СИСТЕМ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИМ. А.А. ДОРОДНИЦЫНА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК МОСКВА 2010 УДК 519.876 Ответственный редактор член-корр. РАН Ю.Н. Павловский Делается попытка ввести формализованное описание моделей некоторого класса сложных систем. Ключевыми понятиями этой формализации являются понятия компонент, которые могут образовывать комплекс, и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ В. Л. Чечулин, В. И. Смыслов Модели социально-экономической ситуации в России 1990-2010 годов и сценарные прогнозы до 2100 года Монография Пермь 2013 УДК 314.1; 331.2; 316.4; 51-77 ББК 60.7 Ч 57 Чечулин В. Л., Смыслов В. И. Модели социально-экономической ситуации в России...»

«Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан К.Л. Сыроежкин КазахСтан – Китай: от ПРигРаничной тоРговЛи К СтРатегичеСКому ПаРтнеРСтву Книга 1 в начале пути Алматы 2010 уДК 327(574) ББК 66.4 (5 каз) С 95 Рекомендовано к печати Ученым Советом Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан С 95 Сыроежкин К.Л. Казахстан – Китай: от приграничной торговли к стратегическому партнерству: монография. – В трех книгах....»

«Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования Монография Пермь, 2010 Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  УДК 1 ББК 87.2 В 26 Рецензенты: Ведущий научный сотрудник ЗАО Уральский проект, кандидат физических наук С.А. Курапов. Доцент Пермского государственного университета, кандидат философских наук, Ю.В. Лоскутов Век В.В. В. 26 Влюбленность и любовь как объекты научного исследования....»

«В. И. Соловьев СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА КОНКУРЕНЦИИ НА РЫНКЕ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ Опыт экономико-математического моделирования i Москва 2010 УДК 330.115 ББК 65 С60 Работа поддержана грантом Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых МК 3663.2009.6 Р е ц е н з е н т ы: заместитель заведующего кафедрой экономики знаний Государственного университета управления, доктор экономических наук, кандидат физико математических наук, профессор Т. М. Гатауллин;...»

«А.Б.КИЛИМНИК, Е.Ю.КОНДРАКОВА СИНТЕЗ ПРОИЗВОДНЫХ ФТАЛОЦИАНИНОВ КОБАЛЬТА ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ УДК 541.135.2 ББК Г5/6 К392 Р е ц е н з е н т ы: Доктор технических наук, профессор С.И. Дворецкий Кандидат химических наук, доцент Б.И. Исаева Килимник, А.Б. К392 Синтез производных фталоцианинов кобальта : монография / А.Б. Килимник, Е.Ю. Кондракова – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2008. – 96 с. – 100 экз. – ISBN 978-5-8265-0757-5. Посвящена вопросам создания научных основ энерго- и...»

«Учреждение образования Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина А.А. Горбацкий СТАРООБРЯДЧЕСТВО НА БЕЛОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ Монография Брест 2004 2 УДК 283/289(476)(091) ББК 86.372.242(4Беи) Г20 Научный редактор Доктор исторических наук, академик М. П. Костюк Доктор исторических наук, профессор В.И. Новицкий Доктор исторических наук, профессор Б.М. Лепешко Рекомендовано редакционно-издательским советом УО БрГУ им. А.С. Пушкина Горбацкий А.А. Г20 Старообрядчес тво на белорусских...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет Серия Методология инженерной деятельности ПРОЕКТИРОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ИНЖЕНЕРА В ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Коллективная монография Казань 2006 УДК 60-05 ББК Ч481.29+Ч488.77 Рекомендовано к печати ISBN 978-5-7882-0320-1 Формирование основ методологической...»

«Т.В. Матвейчик, А.П. Романова, Л.В. Шваб Сестринский руководитель в системе первичной медицинской помощи (для обучающихся на курсах Организация здравоохранения, Организация сестринского дела медицинских вузов и колледжей, педагогов и социальных работников) Минск 2012 УДК 614.253.5-057.177 ББК 51.1 (2) Авторы: канд.мед. наук, доц. Матвейчик Т.В. канд. мед. наук Романова А.П. Шваб Л.В. Рецензенты: д-р мед. наук, проф. В.С. Глушанко канд. мед. наук С.С. Корытько M 33 Матвейчик Т.В. Сестринский...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ Институт истории В. И. Кривуть Молодежная политика польских властей на территории Западной Беларуси (1926 – 1939 гг.) Минск Беларуская наука 2009 УДК 94(476 – 15) 1926/1939 ББК 66.3 (4 Беи) 61 К 82 Научный редактор: доктор исторических наук, профессор А. А. Коваленя Рецензенты: доктор исторических наук, профессор В. В. Тугай, кандидат исторических наук, доцент В. В. Данилович, кандидат исторических наук А. В. Литвинский Монография подготовлена в рамках...»

«1 Нурушев М.Ж., Байгенжин А.К., Нурушева А.M. НИЗКОУГЛЕРОДНОЕ РАЗВИТИЕ - КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ: Казахстан, Россия, ЕС и позиция США (1992-2013 гг.) Астана, 2013 2 Н-92 Низкоуглеродное развитие и Киотский протокол: Казахстан, Россия, ЕС и позиция США (1992-2013 гг.): монография – М.Ж. Нурушев, А.К. Байгенжин, А. Нурушева – Астана: Издательство ТОО Жаркын Ко, 2013 – 460 с. ил. УДК [661.66:504]:339.922 ББК 28.080.1 (0)я431 Н-92 ISBN 978-9452-453-25-5 Рекомендовано к печати ученым Советом РГП на ПХВ...»

«ЛИНГВИСТИКА КРЕАТИВА-2 Коллективная монография Под общей редакцией профессора Т.А. Гридиной Екатеринбург Уральский государственный педагогический университет 2012 УДК 81’42 (021) ББК Ш100.3 Л 59 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Павел Александрович Лекант (Московский государственный областной университет); доктор филологических наук, профессор Ольга Алексеевна Михайлова (Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина) Л...»

«АНО ВПО ЦС РФ ЧЕБОКСАРСКИЙ КООПЕРАТИВНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ М.А. Кириллов, Е.А. Неустроев, П.Н. Панченко, В.В. Савельев. ВОВЛЕЧЕНИЕ ЖЕНЩИН В КРИМИНАЛЬНЫЙ НАРКОТИЗМ (КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, ПРИЧИНЫ, МЕРЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ) Монография Чебоксары 2009 УДК 343 ББК 67.51 В 61 Рецензенты: С.В. Изосимов - начальник кафедры уголовного и уголовноисполнительного права Нижегородской академии МВД России, доктор юридических наук, профессор; В.И. Омигов – профессор кафедры...»

«Федеральная таможенная служба Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российская таможенная академия Владивостокский филиал Всемирный фонд дикой природы (WWF) С.Н. Ляпустин Борьба с контрабандой объектов фауны и флоры на Дальнем Востоке России (конец ХIХ – начало ХХI в.) Монография Владивосток 2008 УДК 339.5 ББК 67.408 Л97 Рецензенты: Н.А. Беляева, доктор исторических наук П.Ф. Бровко, доктор географических наук, профессор Ляпустин, С.Н. Л97 Борьба с...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Белгородский государственный унивесрситет В.А. Черкасов ДЕРЖАВИН И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ ГЛАЗАМИ ХОДАСЕВИЧА Монография Белгород 2009 УДК 82.091.161.1 ББК 83.3(2=Рус) Ч-48 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского университета Рецензенты: доктор филологических наук И.С. Приходько; кандидат филологических наук Н.В. Бардыкова Черкасов В.А. Ч-48 Державин и его современники глазами Ходасевича / В.А. Черкасов: моногр. – Белгород:...»

«ФОНД ПРАВОВЫХ ПРОБЛЕМ ФЕДЕРАЛИЗМА И МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ОФИЦИАЛЬНОЕ ЭЛЕКТРОННОЕ ОПУБЛИКОВАНИЕ ИСТОРИЯ / ПОДХОДЫ / ПЕРСПЕКТИВЫ Под редакцией заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Национального исследовательского университета Высшая школа экономики В.Б. Исакова Москва • 2012 УДК 34:002 ББК 67.400.6 О91 Официальное электронное опубликование: История, подходы, перспективы / Под ред. проф. В.Б. Исакова. — О91 М.: Формула права, 2012. — 320 с. ISBN...»

«У истоков ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Иония -V I вв. до н. э. Санкт- Петербург 2009 УДК 94(38) ББК 63.3(0)32 Л24 Р ец ен зен ты : доктор исторических наук, профессор О. В. Кулиш ова, кандидат исторических наук, доцент С. М. Ж естоканов Н аучн ы й р ед ак то р кандидат исторических наук, доцент Т. В. Кудрявцева Лаптева М. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония X I— вв. VI Л24 до н. э. — СПб.: ИЦ Гуманитарная Академия, 2009. — 512 с. : ил. — (Серия Studia classica). ISBN...»

«С.А. Вавринчук, П.М. Косенко Системный анализ показателей периферической электрогастроэнтерографии у больных с осложненной язвенной болезнью Хабаровск 2012 суточная рН-метрия электрогастроэнтерография суточная и рН-метрия импеданс-рН-метрия эндоскопическая рН-метрия многоканальная водно-перфузионная внутрижелудочная рН-метрия манометрия ЖКТ и диагностика состояния ЖКТ С.А. Вавринчук, П.М. Косенко Системный анализ показателей периферической электрогастроэнтерографии у больных с осложненной...»

«УДК 378 ББК 74.58 Х51 Рецензенты: Ю.В. Аргудяева, доктор исторических наук; Т.А. Губайдулина, кандидат педагогических наук. Хисамутдинова Н.В. Подготовка инженеров на Дальнем Востоке: проблемы и решения (исторические очерки) [Текст] : монография. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2014. – 218 с. ISBN 978-5-9736-0256-7 В книге собран материал о важнейших составляющих процесса подготовки специалистов в технических вузах российского Дальнего Востока: лекциях, производственной практике, самостоятельной...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.