WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«С.И. РЕКОРД МЕТОДОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРНЫХ СИСТЕМ КАК МЕЗОУРОВНЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Снижение интенсивности внутриотраслевой торговли (включающей кооперационные поставки) между странами ЕЭП в последние годы»123.

Преодоление большинства указанных проблем возможно только при системном подходе, который на концептуальном уровне должен безусловно включать целую группу понятий, избранных и определенных нами ранее: «мезоуровень экономической интеграции», «трансграничные кластеры», «экстерритриальные кластеры» «облака внутри- и межкластерных взаимодействий».

Обратим внимание, что одним из этапов развития ЕЭП является формирование интегрированных отраслевых рынков, что очень важно и, по сути, неизбежно с точки зрения развития трансграничных промышленно-инновационных кластеров между странами-участницами. Таким образом, возникает вопрос скрытых резервов экономического сотрудничества (в т.ч. – с точки зрения кооперации и специализации). Для этого необходимо понять, что означает стадия «единого экономического пространства»

для интеграционных процессов в целом, и для экономик России, Белоруссии и Казахстана, в частности. Представляется целесообразным рассмотреть категорию ЕЭП в двух контекстах (табл. 4.3).

Презентация Министерства экономического развития РФ «О Соглашениях, формирующих Единое экономическое пространство Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации». – 09.10.2010 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/0af44a8046f664a28c97ceb4415291f1/ presentation_FEEP.ppt?MOD=AJPERES&attachment=true&id=1306164283021. Дата обращения: 26.11.2012 г.

Современное прочтение категории «пространства» в контексте промышленно-инновационных кластеров и международной экономической интеграции в контексте промышленно- в контексте международной инновационных кластеров экономической интеграции Движение от локальной террито- Движение от сотовой структуры рии к пространству сетевых региональных интеграционных межорганизационных взаимодей- объединений к сетевой многостоствий, в основе которого лежит не ронней системе, выравнивающей территория, а доступ к информации интенсивность блокового и внеблокового, регионального и трансконтинентального интеграционного взаимодействия Для анализа возможностей применения в рамках ЕЭП концепции международных кластерных систем как мезоуровня экономической интеграции необходимо определить стартовые условия для развития трансграничных и экстерриториальных промышленно-инновационных кластеров, в т.ч., в виде «облаков» внутри- и межкластерных взаимодействий. Данные условия понимаются нами в широком смысле слова, как необходимая среда для информационного и «знаниевого» обмена (табл. 4.4).

Основные необходимые условия для развития в рамках Единого экономического пространства 1. Сопоставимая степень и темп развития информационно-комму- потенциала.

никационных технологий, степень Индекс сетевой готовности в «сетевой готовности» на уровне рамках глобального отчета о институтов власти, бизнеса и ин- развитии информационных дивидуальных пользователей технологий Всемирного Экономического Форума 2. Осознание властными элитами, представителями бизнес-сооб- Количество совместных научщества и научно-образовательных но-исследовательских и обрацентров стран-участниц необхо- зовательных проектов, димого процесса постепенного Взаимная «интеллектуальная формирования единого социо- мобильность»

культурного евразийского пространства как среды наднациональной идентичности – процесс т.н. «социальной интеграции»

3. Развитие стратегий и программ реиндустриализации и модерниза- стран-участниц ЕЭП, направции в странах-участницах ЕЭП ленные на реализацию согласованной стратегии перехода от властей и бизнеса, направленные на развитие трансграничных инновационно-производственных проектов сайта) и планирования инноваци- Согласованная система индикаонно-производственных взаимо- торов интеграционного развития технологических платформ ЕЭП как ских платформ.

единых научно-технических при- Выработка схем взаимодейсторитетов, определяемых на основе вия в рамках и между платанализа существующих и прогнози- формами.

рования развития будущего произ- Механизмы финансирования водства и потребления, что предпо- проектов (не только с помощью лагает проведение научно-исследо- ЕАБР) вательских работ для достижения целей и стратегий устойчивого и ресурсно-возобновляемого развития современного общества 6. Система стимулов для ориентации инвестиционных потоков при инвестировании «напрястран ЕЭП внутрь экономического мую», минуя оффшорные Международные инфраструктурные проекты с государственными гарантиями (частногосударственные партнерства) Приведенные в табл. 4.4 необходимые условия для развития международных кластерных систем ЕЭП могут быть восприняты как достаточно формальные, выраженные на начальном этапе, в основном, в виде официальных документов: международных договоров, стратегий, программ. Однако, на наш взгляд, именно такая комплексная постановка задачи, учитывающая европейский опыт технологического развития, эволюцию независимого экономического развития стран-участниц ЕЭП в течение последних двадцати лет и, с другой стороны, сохраняющиеся между ними черты социально-экономической общности, позволяет активизировать важнейший механизм и одновременно критерий эффективности интеграционного образования – создание международных кластерных систем.

Для формирования информационных «ноо-кластеров», о которых говорилось в начале исследования, необходим сопоставимый уровень развития виртуальных сетей информационного обмена. В данном случае избраны 3 индекса, характеризующие степень информационной и сетевой однородности ЕЭП (табл. 4.5).





Индексы и показатели, определяющие сопоставимую степень развития стран Единого экономического пространства с точки зрения возможностей развития виртуальных информационных кластеров Индекс развития человеческого потенциала-2011 / рейтинг стра- 0,755 / 66 0,756 / 65 0,745 / ны в мире К сожалению, Республика Беларусь не анализируется экспертами Всемирного экономического форума.

Индекс сетевой готовности в логий ВЭФ – 2012 / рейтинг страны в мире мире (в % от ВВП) в 2009 г.

http://hdr.undp.org/en/reports/global/hdr2011/, Weforum Global IT Report [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www3.weforum.org/docs/Global_IT_Report_2012.pdf.

(дата обращения – 08.12.2012), Обзорный доклад по модернизации в мире и Китае (2001–2010) / Пер. с англ. под общей редакцией Н.И. Лапина. – М.: Изд-во «Весь Мир», 2011. – 256 с. World Development Indicators 2011, 2012 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://data.worldbank.org/indicator (дата обращения – 20.12.2012).

Таким образом, следует отметить относительную гомогенизацию Единого экономического пространства в позиции развития человеческого потенциала (а, следовательно, образовательных систем), информационнокоммуникационных технологий, модернизационного развития125, что позволяет достигнуть единого представления о развитии международных информационных кластерных систем.

При этом неизбежно существуют барьеры, препятствующие развитию международных кластерных систем в рамках Единого экономического пространства. Один из них – инвестиции в ЕЭП из т.н. странвнерегиональных конкурентов (ЕС, КНР, США, Турции и др.). В частности, по мнению А.Н. Спартака, укрепление экономических позиций Китая, «кроме общего усиления конкуренции на рынках государств СНГ и изменения конфигурации их внешнеторговых связей, ведет к примитивизации структуры внутрирегионального обмена. Крупномасштабные поставки из КНР готовых промышленных товаров, прежде всего потребительского наМодернизационные парадигмы (или концепции реиндустриализации) приняты на государственном и экспертном уровнях во всех трех государствах ЕЭП, что также облегчает выработку единых стимулов взаимодействия.

значения, заметно ухудшают перспективы налаживания широкого кооперационного взаимодействия на постсоветском пространстве, развития внутриотраслевой торговли в секторе машин и оборудования, других отраслей глубокой переработки» 126.

4.3. Развитие Единого экономического пространства (ЕЭП) Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации как пространства кластерного взаимодействия Для осуществления анализа возможностей развития ЕЭП как пространства кластерного взаимодействия необходимо рассмотреть данный вопрос последовательно на трех уровнях:

I. Степень развития национальных кластерных систем стран – участниц ЕЭП.

II. Возможности формирования трансграничных кластерных систем на основе приграничного сотрудничества.

III. Предпосылки для формирования международных кластерных систем России, Белоруссии и Казахстана.

4.3.1. Национальные предпосылки стран – участниц ЕЭП для развития промышленно-инновационных кластеров Мероприятия по развитию кластеров в России, как часть модернизационного процесса, в первую очередь, исходили из развития регионов.

Согласимся с позицией Емельянова Ю. и Хачатуряна А. в том, что «сегодня Россия состоит из регионов, часть из которых находится (или приближается) в фазе постиндустриального развития (Москва, в некоторой степени ближнее Подмосковье, Санкт-Петербург), другие – в фазе индустриального развития (Урал, Красноярск, Татария и другие промышленные центры), а часть, и довольно значительная, в доиндустриальной и даже неофеодальной фазе (Тува, Горный Алтай, Чечня, Ингушетия, Дагестан, Калмыкия и др.). … Из 85 российских регионов сейчас только порядка 20 экономически самостоятельны как хозяйствующие единицы, т.е.

имеют возможность самостоятельно формировать свои собственные бюдИнтеграционные процессы в мире и на пространстве СНГ: накопленный опыт, современные тенденции и перспективы: Коллективная монография / Под общ. ред.

С.И. Долгова и А.Н. Спартака; Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития России. – М.: ВАВТ, 2012. – С. 105-106.

жеты. Остальные 65 являются реципиентами, получающими финансовую помощь из центра. 28 регионов находятся на крайне низком (исходя из поставленных в стране задач модернизации) уровне экономического развития. для этих регионов модернизация прежде всего попытка перехода от неофеодализма к индустриальному развитию, для индустриальных регионов – к модели постиндустриального развития. … Центр и регионы должны совместными усилиями сформировать (с учетом экономических, технологических, природных и культурных особенностей регионов) «модернизационный профиль» каждого региона, выявить приоритетные «прорывные» направления и основные задачи, решение которых возможно за счет совместных усилий Центра и региона»127. В табл. 4.6 кратко обобщены институты и механизмы, призванные прямо или косвенно способствовать развитию промышленно-инновационных кластеров в России.

Институциональная поддержка развития кластеров документов и проектов Концепция долгосрочного Концепция долгосрочного социальносоциально-экономического экономического развития Российской Феразвития Российской Фе- дерации до 2020 г., разработанная Минидерации до 2020 г. (Страте- стерством экономического развития в авгия-2020) густе 2008 г. в соответствии с поручением направленных на достижение результативной кооперации организаций-поставщиков оборудования и комплектующих, Емельянов Ю., Хачатурян А. Модернизация российской хозяйственной культуры:

исторический подход // Проблемы теории и практики управления. – 2010. – № 6. – С. 19.

документов и проектов социально-экономической стратегии России на период до 2020 г. «Стратегия-2020:

ФЗ РФ от 08.06.2005 г. В результате проведенного конкурса терФЗ «Об особых эко- ритории получили статус промышленнономических зонах в РФ» производственных, технико-внедренчессо всеми изменениями ких и туристско-рекреационных особых ФЗ РФ от 01.12.2007 г. Саморегулируемые организации – некомФЗ «О саморегули- мерческие организации, созданные в целях руемых организациях» саморегулирования, основанные на членстве, объединяющие субъектов предпринимательской деятельности исходя из субъектов профессиональной деятельности определенного вида (не менее 25 субъектов предпринимательской деятельности или не менее 100 субъектов профессиональной деятельности определенного вида).

Концепция кластерной по- Основные направления стимулирования литики РФ и план ее осу- процесса формирования кластеров128:

ществления (разработка 1. Содействие институциональному развиМинистерства экономиче- тию кластеров, в первую очередь – разраского развития РФ, 2008 г.) ботка стратегии их развития:

Ленчук Е.Б., Власкин Г.А. Кластерный подход в стратегии инновационного развития России. // Проблемы прогнозирования. – 2010. – № 6. – СС. 46-47.

Наименование документов и проектов мониторинг и прогнозирование потребностей рынка труда, планирование, участие в разработке государственного задания на подготовку специалистов;

установление льгот по уплате региональных и местных налогов и сборов, а также налога на часть прибыли, подлежащей уплате в бюджет совместная реализация образовательных программ (материально-техническое, технологическое и кадровое Наименование документов и проектов России на 2007–2012 годы»: обеспечение научным оборудованием центров коллективного пользования, поддержка НИОКР, в том числе проводимых предприятиями для освоения лицензий на новые технологии и технические решения, приобретаемых у российских вузов, академических и отраслевых институтов Стратегия развития науки и В качестве одной из задач модернизации инноваций в РФ на период экономики названы: симулирование спродо 2015 года са на инновации и результаты научных исследований, создание условий и предпосылок для формирования устойчивых научно-производственных кооперационных Проект Концепции совер- Определены зоны опережающего эконошенствования региональ- мического роста, призванные стать платной политики РФ, разрабо- формой для образования территориальнотанный Минрегионразви- производственных кластеров и единых цетия России (2009 г.) почек по производству продукции с высокой добавленной стоимостью документов и проектов Инвестиционный фонд РФ Финансирует инфраструктурные проекты ОАО «Российская венчур- Уставный капитал РВК сформирован за ная компания»: кластерные счет средств госбюджета в размере фонды – Биофармацевти- 28,2 млрд рублей. Финансированием венческий кластерный фонд чурных компаний занимаются закрытые («БиоФонд РВК»), паевые инвестиционные фонды (ЗПИФ), Фонд инфраструктурных капитал которых формируется за счет инвестиций («ИнфраФонд средств венчурных инвесторов (51%) и Российский фонд прямых Осуществление инвестиций совместно с инвестиций крупнейшими международными фондами прямых инвестиций, инвестиции как в базовые отрасли модернизации, так и в секторы инноваций (капитализация фонда – Фонд «Сколково» Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий Приведенные в табл. 4.6 примеры инфраструктуры для развития кластеров (без проведения оценки эффективности их работы), также как примеры отраслевой поддержки кластеров в России, представленные в приложении 1, и примеры развития кластерных инициатив (приложение 2) свидетельствуют о постепенной диверсификации подходов к финансированию проектов и поддержке кластеров в конкретных отраслях. Особое внимание необходимо уделить Томской области как полноценной инновационной экосистеме, содержащей предпосылки для развития перспективных кластеров, способных конкурировать на международном уровне.

Удачным примером развивающегося национального промышленноинновационного кластера, на наш взгляд, также может служить кластер «Титановая долина», формирующийся на базе ОАО «Корпорация ВСМПО «Ависма» в с. Верхняя Салда Свердловской области (обеспечивает 27% мирового рынка титановой продукции и лидерство России на этом рынке).

В контексте вопроса о потенциальной международной конкуренции промышленных кластеров, нами был проведен анализ развития титановых кластеров в России и Китае. Таким образом, в табл. 4.7 представлен анализ российского титанового кластера и Титановой долины Баоджи в китайской провинции Шаньси.

• Крупнейший производитель тита- • Развивается одновременно с • Партнеры: Boeing, Airbus, в провинциях Юннань и Сычуань.

Snecma, Rolls Royce, • 2009: СП с Boeing – “Ural Boeing изводству, исследованиям, торManufacturing”, в 2010 г. запуще- говле, логистике, есть группа но серийное производство круп- высокотехнологичных проекных деталей крыла для Боинга- тов по производству интеллеки отработка технологий про- туальных продуктов.

изводства среднегабаритных и • Производство охватывает 85% малых деталей для крыла «Дрим- внутреннего рынка титана и • Котировки акций традиционно • Расположен в континентальной значительно превышают как ин- части (продвижение кластеров декс РТС, в целом, так и его суб- в глубь страны).

индексы: «РТС-Металлы и добы- • В 2009 г. Министерство торча» и «РТС-Промышленность». говли, науки и технологий приМодель развития кластера: «core- своило кластеру статус «наring with a lead firm». циональной научной и инноваВ ноябре 2010 г. принято решение ционно-технологической базы»

о начале строительстве ОЭЗ «Титановая долина» в 2012 г., что даст возможность развить международный промышленно-инновационный кластер титановой продукции для самолетостроения и авиакосмической промышленности.

• В 2012 г. AVISMA приобрела на Украине предприятие по переработке титановой руды.

• В качестве ядра кластера выступает компания из традиционной отрасли, но кластер становится высокотехнологичным! Цель – развитие высокотехнологичных переделов титановой продукции, создание импортозамещающих производств, развитие новых рабочих мест в регионе Источники: Li and Fung Research Centre (2010). “Update on Industrial Clusters in China 2010,” Industrial Cluster Series, 6, 2010. Retrieved on February 6, 2011.

URL: http://www.funggroup.com/eng/knowledge/research/LFIndustrial6.pdf Titanium Valley of China ushers in new development opportunities URL: http://yunch-cn.com/en/news_details.asp?/20.html В течение нескольких лет обсуждался проект развития особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Титановая долина», предполагающий создание вокруг основного производства (ВСМПО, выпускающего исходные полуфабрикаты) кластера зарубежных и отечественных производителей готовых титановых изделий, и уже в 2007 г. свое участие в нем подтвердили 16 крупных компаний из России, США, Франции, Великобритании, Японии и Германии. В ноябре 2010 г.

было принято решение о начале строительстве ОЭЗ «Титановая долина» в 2012 г., что даст возможность развить международный промышленноинновационный кластер титановой продукции для самолетостроения и авиакосмической промышленности. На наш взгляд, уже в настоящее время бренд крупной корпорации имеет достаточную подъемную силу для развития и роста стоимости бренда территории Свердловской области – даже в условиях кризиса предприятие оставалось прибыльным, а котировки акций ВСМПО значительно превышали как индекс РТС, в целом, так и его суб-индексы: «РТС-Металлы и добыча» и «РТС-Промышленность».

Кроме того, образовав совместное предприятие с корпорацией Boeing, ВСМПО продолжает развивать собственный бренд на международном уровне.

Основные примеры развития кластеров обобщены нами в приложении 2. В целом, довольно сложно выявить определенные модели кластерного развития в России. Тем не менее, Е.Б. Ленчук и Г.Б. Власкин предлагают следующую региональную классификацию (табл. 4.8).

Инноваци- Сибирь Биотехнологии, Выстроить Алтайский онная наука о живых инновацион- биофармацевмикро- и макро- ную модель, тический клаорганизмах, ме- повышающую стер «Алтайдицина, нано- конкуренто- био», Промыш- Поволжье Автомобиле- Производить Поволжский ленная строение, маши- качественную, автомобильный Динамиче- Централь- Текстильная Придать но- Ивановский ская ный феде- промышлен- вую динамику, текстильный Реструк- Юг России Сельское хозяй- Создать из Краснодарский Составлено по: Ленчук Е.Б., Власкин Г.А. Кластерный подход в стратегии инновационного развития России // Проблемы прогнозирования. – 2010. – № 6. – С. 49.

Хотя данная классификация рассматривает сугубо национальные кластеры, развивающиеся на территории России, она может быть полезна для развития трансграничных кластеров с точки зрения умеренного целеполагания: разумной достаточности конкретных целей развития кластеров, которые реально достичь.

Авторы приведенной классификации сознательно не включают в нее такие направления, как энергетика и тяжелая промышленность: понятно, что в данных секторах региональную составляющую выделить довольно сложно, кроме того, для них типична естественная монополизация бизнеса. Однако, на наш взгляд, данные направления являются важными с позиций развития кластеров в России в среднесрочной перспективе, в первую очередь – за счет получения доходов от экспорта и наличия крупных «якорных» компаний.

По итогам анализа кластерных политик и инициатив в России представляется возможным сформулировать основные особенности российской кластерной концепции и ее воплощения на современном этапе развития:

1. Кластеры в России воспринимаются пока в большей степени как географически локализованные, территориальные образования («территориально-производственные кластеры»), что зачастую приводит к формированию промышленных зон с простой концентрацией предприятий одной и той же отрасли на определенной территории. Данная тенденция искажает кластерную концепцию, которая направлена на взаимодействие различных организаций (бизнеса, органов власти, науки и образования).

2. Вектор кластерного строительства в России направлен, в основном, «сверху вниз», имея в виду региональные органы власти, определяющие механизмы, приоритеты и участников кластерного процесса. Пользуясь методологией Европейского Союза, т.е. системой координат развития кластеров между «эволюцией» и «конструированием», а также между «волюнтаризмом» и «детерминизмом»129, следует отметить, что в России пока преобладает искусственный подход конструирования и детерминизма. В первую очередь, это касается системы выбора территорий для создания кластеров и отбора компаний-резидентов. В основном, образование кластеров происходит путем реализации программ промышленной политики в регионах России.

3. На региональном уровне кластерная концепция понимается поразному, что приводит к сложностям при сопоставлении результатов развития региональных кластеров.

4. Неразвитость малого и среднего бизнеса в России является одной из основных причин недостаточного развития т.н. «мягкой», поддерживающей инфраструктуры для развития кластеров.

Белоруссия Оценивая опыт развития промышленно-инновационных кластеров в Белоруссии, целесообразно разделить наше исследование на две части:

1. Развитие кластерной идеи как таковой на уровне государственной стратегии и политик, научных концепций и бизнес-моделей (кластеры «де-юре»);

2. Опыт промышленно-инновационного сотрудничества кластерного типа с участием производственных предприятий, научных центров и органов власти (кластеры «де-факто»).

В первой части возьмем за основу государственные программы социально-экономического и инновационного развития, а также «Обзор инновационного развития Республики Беларусь», проведенный Европейской Экономической Комиссией ООН в 2011 г.

Утвержденная 11.04.2011 г. Программа социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011–2015 гг., которая также получила отражение в Обзоре инновационного развития как шаг в направлении более эффективных моделей развития бизнеса, содержит четыре упоминания термина «кластер», в частности130:

Slvell. Clusters – Balancing Evolutionary and Constructive Forces. 2-d ed., URL: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=P31100136&p2={NRPA} в качестве одного из направлений модернизации экономики отмечается «создание новых для Беларуси организационных форм хозяйствования (холдингов, кластеров, стратегических альянсов и других)»;

в части преобразований в промышленности говорится о том, что «новым направлением станет совершенствование организационных форм в промышленности путем исключения непрофильных активов, преобразования и оптимизации крупных объединений промышленных предприятий в хозяйственные общества кластерного типа (холдинги, совместные предприятия и другие производственные и научно-производственные объединения)»;

в сфере услуг «предусматривается дальнейшее формирование в сфере услуг крупных конкурентоспособных организаций, интегрированных структур, в том числе сетей, кластеров, создание совместных предприятий (торгово-промышленные холдинги, туристические кластеры)».

Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 годы подразумевает переход к формированию государственной структурной и промышленной политики на основе кластерного подхода (табл. 4.9).

Инновационно-промышленные кластеры Республики Беларусь, запланированные в рамках государственной программы Основные отрасли, Предполагаемые участники Месторасполоформирующие кластер ядра кластера жение кластера Нано- биотехноло- Новый национальный научно- г. Минск гии, фармацевтиче- технологический парк («Биоская промышлен- град»), в составе которого будут ность сконцентрированы научные организации НАН Беларуси и исследовательские подразделения разработки в сфере нано- и биотехнологий, предприятия фармацевтической и микробиологической промышленности.

Основные отрасли, Предполагаемые участники Месторасполоформирующие кластер ядра кластера жение кластера Республиканского центра генноинженерных исследований, Республиканского центра трансфера биотехнологий, инкубатора малого и среднего бизнеса в сфере продукции на территории Республики Беларусь, а также с приглашением на постоянное место Химический кластер ОАО «Гродно Азот», г. Гродно УО «Гродненский государственный университет», БГУ, УО «Белорусский государственный технологический университет»

Нефтехимический ОАО «Нафтан» и УО «Полоцкий г. Новополоцк кластер государственный университет», Научно-исследовательский институт физико-химических проблем БГУ Агромашинострои- РУП «Гомсельмаш» и УО «Го- г. Гомель тельный кластер мельский государственный технический университет имени Автотракторострои- РУП «Минский тракторный за- г. Минск тельный кластер вод», РУП «Минский автомобильный завод», РУП «Минский «Белорусско-Россий-ский университет», УО «Белорусский государственный технологический Химико-текстильный ОАО «Могилев-химволокно», г. Могилев кластер ОАО «Моготекс», УО «Могилевский государственный университет продовольствия», УО «Белорусский государственный технологический университет»

Составлено по: Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 гг., утвержденной Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 26.05.2011 г. № 669.

Кластеры в Белоруссии на государственном уровне понимаются как альянс науки, бизнеса и государства, т.е. в соответствии с принципом «тройной спирали». В «Обзоре инновационного развития Республики Беларусь», проведенном экспертами Европейской экономической комиссии ООН, само понятие кластер определяется как система тесных связей между фирмами, поставщиками, клиентами, научно-исследовательскими организациями, порождающая инновации, в которую могут входить предприятия-конкуренты.

Также отмечаются слабые и сильные стороны инновационной деятельности страны, в т.ч. – с точки зрения развития кластеров. В частности, среди сильных сторон можно отметить, что из всех научноисследовательских организаций, действующих в отраслях промышленности, 78% приходится на машиностроение, где собственные средства предприятий являются гораздо более значимым источником финансирования, чем средства государства. Европейские эксперты отмечают, что указанная специализация может стать важным достоинством всей системы в целом при условии широкого распространения результатов через кластеры, в виде положительных экстерналий и через механизмы передачи знаний.

Кластерная инициатива экономики Казахстана нашла отражение в проекте 2004 г. «Диверсификация экономики Казахстана посредством развития кластеров в нефтедобывающих отраслях». В том же году АО «Центр маркетингово-аналитических исследований» заключил контракт с американской консалтинговой компанией «JE Austin» по оценке конкурентоспособности действующих и потенциально перспективных секторов казахстанской экономики131. Цель проекта – повышение конкурентоспособности нефтедобывающих отраслей экономики, увеличение производительности, развитие кластеров. Проанализировав ситуацию в 150 секторах национальной экономики, консультанты пришли к выводу, что с некоторой натяжкой внимания заслуживают лишь 23 отрасли. Лучшими были названы девять. Правительство выделило семь приоритетных секторов, в которых и разрабатывались в дальнейшем «пилотные» кластеры: металлургия (Центральный Казахстан), нефтегазовое машиностроение (Западный Казахстан), текстильный (Южный Казахстан), пищевая промышленность (сельскохозяйственные области), производство строительных материалов (Алматинская область), туризм (Алматы), транспортная логистика (транспортный коридор между Китаем и Европой). Ряд казахстанских ученых считает, что перспективно создание кластеров и в других секторах экономики – нефтяной и газовой отраслях, химической промышленности, биотехнологии, фармацевтике, машиностроении, информационных технологиях.

В целом, необходимо отметить активность государства в формировании ориентиров промышленной политики, модернизации и, соответственно, развития кластеров: нами было выявлено 6 документов, оказываюСтеблякова Л. Кластерный подход к решению проблемы модернизации экономики: системный и социальный аспекты // Человек и труд. – 2010. – № 3. – С. 65.

щих непосредственное влияние на возможности формирования кластеров в Казахстане. Из них отметим два наиболее интересных:

Программа по развитию казахстанского содержания в Республике Казахстан на 2010–2014 гг. – Утверждена постановлением Правительства Республики Казахстан от 29 октября 2010 года № 1135.

Программа «Производительность 2020». – Утверждена постановлением Правительства Республики Казахстан от 14 марта 2011 года Применительно к казахстанской экономике можно выделить два типа кластеров: на базе экспортоориентированного производства и на базе быстро растущей отрасли или отрасли, смежной с быстрорастущей отраслью. Создание кластеров первого типа направлено на привлечение инвестиций и развитие конкуренции посредством организации новых предприятий, в том числе ориентированных на производство продукции более высоких переделов. При этом достигается двоякий результат – повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции на мировом рынке и развитие импортозамещающих производств.

К первому типу в Казахстане можно отнести металлургический и текстильный кластеры. К кластерам второго типа – транспортно-логистический, туристический, пищевые кластеры, кластеры строительных материалов, кластер по производству резервуаров высокого давления (нефтегазовое оборудование). Наличие в кластерах ярко выраженного ядра (как правило, одно предприятие), базирование на вертикальной технологической цепочке на стадии формирования кластеров не способствует развитию в них конкуренции. Только создание новых предприятий может запустить ее механизм.

Таким образом, для Казахстана актуальной и наиболее жизнеспособной является модель кластера с ядром в виде крупного предприятия и достаточно активным участием государства (в процессе выявления кластерных приоритетов и финансирования программ их развития). При этом важно (как и в России) находить баланс между общегосударственным уровнем, уровнем местных органов власти и уровнем компаний-непосредственных участников кластера. К основным задачам относятся: сочетание индикативного планирования кластерного развития «сверху» и инициатив самих предприятий, развитие территориальной и виртуальной инфраструктуры для развития кластеров.

трансграничных кластерных систем на основе приграничного сотрудничества стран ЕЭП Проблема развития трансграничных кластеров как механизма интеграционных процессов на пространстве СНГ, в первую очередь, должна рассматриваться в рамках ядра евразийской интеграции – Единого Экономического Пространства, т.е. с точки зрения возможностей взаимодействия приграничных регионов России-Белоруссии, России-Казахстана, и перспектив формирования на кластерной основе трансграничных регионов с сильными конкурентными преимуществами. Данная задача является многоаспектной и требует вовлечения нескольких научных направлений:

мезоэкономики, геоэкономики и региональной экономики. В частности, здесь уместен один из фундаментальных постулатов геоэкономики о признании экономических границ, которые не совпадают с государственными, а маркируют условные границы хозяйственного оперирования крупных игроков на экономическом атласе мира. Отдельные части национальных экономик при этом становятся звеньями разных мировых воспроизводственных циклов. Границы таких глобальных воспроизводственных циклов (цепочек) перекрывают и пересекают национальные территории, существуя над ними, в другом, геоэкономическом пространстве.

Развитие международных интеграционных процессов на уровне приграничного регионального взаимодействия является очевидной необходимостью и одним из критериев эффективности для интеграционных объединений, но, в то же время, далеко не во всех межгосударственных интеграционных проектах достигается активное взаимодействие приграничных регионов и образование трансграничного интегрированного пространства.

Уже в 1970-е гг. теоретики интеграции отмечали, что «интеграционные процессы способствуют усилению целостности всей территории.

… Во всё большей части производственной сферы ближние внутрисистемные связи уступают первенство дальним межсистемным, и барьерные функции у границ экономических и прочих районов, ранее определявших распространение тех или иных процессов промышленного производства, размываются»132. Современные исследователи (Божко Л.Л., 2010) утверждают, что «активизация трансграничного сотрудничества, накопление опыта, наличие развитых образовательных и исследовательских организаций, крупных фирм, привлекательные условия для жизни могут привести к формированию единых для регионов кластеров, началу воплощения совместных инновационных проектов»133.

Примем за основу определение приграничного сотрудничества, данное В.А. Шляминым: приграничное сотрудничество – как «совокупность согласованных действий органов государственной власти всех уровней, находящихся на сопредельных территориях, местного самоуправления, Проблемы региональной интеграции: политические, экономические и культурные процессы / Под общ. ред. Ю.Н. Гаврилова, Л.О. Терновой. – М.: Мысль, 1977. Цит.

по: Божко Л.Л. Инновационный потенциал приграничных территорий // Менеджмент в России и за рубежом. – 2010. – № 5. – С. 17.

хозяйствующих субъектов, общественных организаций (в частности, торгово-промышленных палат, ассоциаций бизнеса), научных и учебных учреждений, финансовых институтов, направленных на развитие и поощрение прямых взаимовыгодных и долгосрочных связей между ними и гражданами, проживающими на сопредельных территориях, в рамках двусторонних и многосторонних проектов и программ»134.

По нашему мнению, в случае успешного развития сотрудничества приграничных регионов, формируется трансграничный регион, характеризующийся на экономическом уровне появлением трансграничных кластеров. Согласимся с мнением экспертов о том, что для их развития «критически важным является то, что в лимологии135 получило название концепции «интернационалистской» культуры, формирующейся среди населения приграничных районов. Эта культура характеризуется повышенной мобильностью и восприимчивостью к инновациям. Ее носители способны существовать в нескольких «культурных мирах» – национально-государственной и своей этнической культуре, иностранных культур и специфической культуры приграничного региона»136.

С точки зрения перспектив кластерного развития важно, что для оценки эволюции инновационной активности приграничных территорий применяется модель пространственной диффузии новшеств, описывающая освоение территории. Модель равно охватывает пространственные и временные закономерности развития хозяйства, причем и те и другие можно выявить по отдельности и синтезировать. При этом, «наблюдается диффузное изменение границ, при котором происходит постепенное внедрение, диффузирование одного явления (процесса) в другое явление.

Такая диффузия может идти не по всей границе, а по отдельным каналам, в качестве которых чаще всего выступают транспортные пути. Так возникают диффузные границы. С ними уместно связать процессы диффузии, Шлямин В.А. Российско-финляндские экономические отношения. Проблемы и перспективы. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2007. – С. 174.

Лимология (букв. наука о границах) – дисциплина, изучающая приграничные территории, пограничные институты, функции, процессы и т.п. Как правило, рассматривается в качестве раздела политической географии, хотя возможно изучение пограничной проблематики с экономической, социальной, антропологической, культурологической, военной, экологической и других точек зрения (см. погранология, border studies). – Дмитриева С.И. Лимология: Учебное пособие / С.И. Дмитриева; Воронежский государственный университет. – Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. – С. 91.

Божко Л.Л. Инновационный потенциал приграничных территорий // Менеджмент в России и за рубежом. – 2010. – № 5. – С. 19. Цит. по: Трансграничные проблемы стран СНГ / Под ред. В.М. Котлякова, Н.Ф. Глазовского, Л.В. Салтыковской. – М.:

Ин-г географии, 2003.

трансляции, трансфера инноваций в экономику приграничных регионов»137. В целом, «диффузный обмен инновациями» применительно к приграничным территориям – это диффузное распространение новшеств, которое отражает способность приграничных территорий не только использовать позитивные результаты «полюсов саморазвития», но и возможность самим выступать в роли генераторов инновации, создавая точки экономического роста вдоль линии границы.

Географические границы имеют свойство воздействовать на передачу информации, управление, перемещение людей. Барьерные и контактные функции границы оказывают существенное влияние на развитие приграничных территорий, поэтому используется понятие «импульс экономической активности» как организующее воздействие социально-экономического объекта на прилегающую территорию, которое повышает активизацию деятельности в ней138.

Инновационные ресурсы приграничных территорий зависят от функционирования более крупных систем, в частности «полюсов саморазвития» (как совокупностей развивающихся и расширяющихся отраслей, размещенных в агломерационных зонах и способных вызвать экономический рост во всей зоне своего влияния). Именно в масштабах интегрирующегося пространства благодаря региональной интеграции приграничные районы могут преодолеть свою географическую периферийность. Если внутри своей страны они часто остаются без внимания центра и негативные факторы в них только усиливаются, то, став центральными при объединении, они ощущают синергетический эффект политического воздействия своих центров139.

Специфика приграничной территории является следствием различий и одновременно пересечений двух соприкасающихся систем (соседних государств). Приграничье представляет собой область, где такие различия нивелируются, образуя зону со специфическими свойствами, присущими как одной, так и другой стороне. Граница здесь приобретает другие свойства: быстрая реакция на новшества, постепенная смена хозяйственного уклада, трансформация системы расселения.

Инновационность приграничных регионов заключается в превращении недостатков периферийного развития в возможности приграничного сотрудничества.

Там же. – С. 19-20. Цит. по: Драмович К. Моделирование пространственной диффузии в географических исследованиях // Новые идеи в географии. Географические аспекты экологии человека. – М.: Прогресс, 1979. – Вып. 4.

Божко Л.Л. – С. 20.

Таким образом, следует признать целесообразность перехода от геополитического к геоэкономическому подходу: геоэкономика выступает как новое знание в осмыслении глобальной трансформации мировой экономики. Геоэкономика включает в себя в том числе такие фундаментальные экономические блоки, как:

«Признание экономических границ, которые не совпадают с государственными, а маркируют условные границы хозяйственного оперирования крупных игроков на экономическом атласе мира. Отдельные части национальных экономик при этом становятся звеньями разных мировых воспроизводственных циклов. Границы таких глобальных воспроизводственных циклов (цепочек) перекрывают и пересекают национальные территории, существуя над ними, в другом, геоэкономическом пространстве;

Превращение мирохозяйственной системы в поле формирования интернационализированных воспроизводственных циклов (цепочек) и трансграничных сетей, в рамках которых создается мировой доход;

Понимание геоэкономической интеграции как сближения и взаимопроникновения национальных воспроизводственных систем под воздействием движущих сил и институтов развития глобальной геоэкономической среды»140.

Наука, высокие технологии и трансграничная сетевая организация трансформируют геоэкономическое пространство: меняют отношения в производстве, связи регионов и городов, модель «центр-периферия». Прогрессирующая дифференциация локальных структур сетевой экономики преобразует глобальную инфраструктуру геоэкономической системы в целом141.

Таким образом, с точки зрения развития приграничного сотрудничества в рамках международных интеграционных объединений, критически важным критерием его эффективности, на наш взгляд, является переход от приграничных к единому трансграничному региону путем развития контактной функции границы в виде сетевых взаимодействий.

В таблице 4.10 нами предложен анализ основных факторов, способствующих и затрудняющих использование европейского опыта развития трансграничных кластеров в процессе интеграции России со странами Единого экономического пространства.

Сапир Е.В. Региональные сетевые партнерства – инструмент интеграции в глобальную инновационную среду // Известия Уральского государственного экономического университета. – 2009. – № 3. – С. 59.

Факторный анализ возможностей использования европейского опыта развития трансграничных кластеров в процессе интеграции стран ЕЭП Факторы, препятствующие Факторы, способствующие использованию европейского опыта использованию европейского опыта развития трансграничных кластеров развития трансграничных кластеров 1. Качественный разрыв в степени 1. Универсальность методик иденразвития инфраструктуры (физи- тификации потенциальных кластеческой и нефизической), в т.ч. на ров: принцип географической блиприграничных территориях. Осо- зости предприятий пока остается бое значение имеет недостаточно одним из определяющих при пларазвитая «мягкая» инфраструктура нировании развития кластеров в по финансированию инноваций: традиционных капиталоемких отчастные и государственные ин- раслях. Это предопределяет исноваторы, пользования европейского инструвенчурные фонды, ментария идентификации потенцисети знаний (трансфер техноло- альных кластеров и возможности гий, диффузия информации) формирования межфирменных сетей кластерного типа вокруг крупных агломераций и в приграничных регионах, например, России и 2. Недостаточная критическая мас- 2. Наличие крупных производстса развитого малого и среднего венных предприятий, которые в бизнеса в странах ЕЭП и его не- состоянии стать ядрами проторавномерное распределение по кластеров и сформировать вокруг территориям стран, в отличие от себя необходимую производственЗападной Европы ную, информационную и инновационную среду 3. Недостаточная информация о 3. Постепенное формирование потенциальных инвесторах, под- нормативно-правовой базы, сподерживающих структурах, партне- собствующей развитию инноваций рах – отсутствие развитого инфор- и промышленных кластеров в Росмационного поля для поиска бу- сии и других странах ЕЭП на госудущих участников кластера дарственном и региональном Факторы, препятствующие Факторы, способствующие использованию европейского опыта использованию европейского опыта развития трансграничных кластеров развития трансграничных кластеров 4. Недостаток знаний по созданию 4. Страны ЕС остаются основными кластеров на макро-, мезо- и мик- экономическими партнерами Росро-уровнях и недостаток опыта сии и других стран ЕЭП, европейразвития сетевых структур на ры- ские инвесторы развивают проекты ночных принципах – преобладание не только в базовых отраслях, но и структур иерархического типа. В в секторах с инновационной соэтой связи – дефицит высококва- ставляющей лифицированных управленческих кадров 5. Недостаток источников финан- 5. Наличие общего языка, необхосирования для быстрого обновле- димого для постоянной коммуниния хотя бы части основных фон- кации, в отличие от стран ЕС дов и запуска инновационных проектов, которые могут лечь в основу развития международных кластеров 6. Перманентно сохраняющиеся 6. Заявленный процесс перехода к риски смены политического курса Евразийскому Союзу России, Бев странах ЕЭП и отхода от приори- лоруссии и Казахстана – дальнейтета экономических отношений с ший курс на снижение барьеров на Таким образом, в течение последних лет начали развиваться предпосылки использования европейского опыта развития трансграничных кластеров в СНГ и, в первую очередь, в Едином экономическом пространстве.

Для оценки значимости для России приграничных экономических взаимодействий в целом и трансграничных кластеров, в частности, приведем данные о протяженности сухопутной государственной границы со странами СНГ (табл. 4.11).

Протяженность сухопутной государственной границы России Пограничные Протяжен- Общая Доля протяжен- Доля протяженгосударства ность протяжен- ности соответст- ности соответстсухопутной ность границ вующей границы вующей джан Источник: Безопасность и международное сотрудничество в поясе новых границ России: Коллективная монография / Под ред. Л.Б. Вардомского и С.В. Голунова. – М.; Волгоград, 2002. – С. 86, 92 и расчеты автора.

Приведенные выше соотношения, с одной стороны, должны показать ту степень, в которой государства СНГ уделяют внимание трансграничным взаимодействиям с Россией, однако, сегодня речь идет об ориентации торговых потоков на рынки стран дальнего зарубежья и развитии инвестиционных проектов в странах СНГ с участием 3 стран (даже с учетом выгод от Таможенного союза).

Анализируя возможности экономической интеграции России со странами СНГ – т.н. «малой интеграции», на уровне трансграничных связей, следует учитывать двойственную природу приграничных регионов.

Л.Б. Вардомский вводит термин «российское порубежье» – цепочка территориально-административных единиц уровня республики, края, области, автономных округов и областей, административные границы которых совпадают с государственными. Согласимся с тем, что «двоякая функция порубежья – защитная и контактная – делает его развитие достаточно противоречивым»142.

Эта противоречивая двойственность приграничных регионов, особенно ярко выраженная на постсоветском пространстве, отмечается во многих научных работах по приграничному сотрудничеству. Например, в Вардомский Л.Б. Российское порубежье в условиях глобализации. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – С. 7.

исследовании по итогам коллективного проекта «Безопасность новых границ России», проведенном на базе Центра региональных и трансграничных исследований, отмечается, что регулятивная функция границы, подразумевающая фильтрацию трансграничных потоков (пресечение нелегальных и стимулирование поощряемых сопредельными государствами и их приграничными регионами), имеет две основные характеристики – барьерность и контактность143.

Барьерность границы заключается в наличии препятствий для трансграничных потоков. С точки зрения классификации факторов, создающих затруднения, выделяется барьерность:

ландшафтная (наличие естественных препятствий);

демографическая (слабая заселенность приграничных территорий, снижающая интенсивность трансграничного взаимодействия);

коммуникационная (слабая развитость трансграничных коммуникационных путей);

административно-правовая (действие институтов или норм, усложняющее трансграничное сообщение);

социокультурная (различия, создающие для большинства представителей одного государства неблагоприятную или чуждую социокультурную среду);

экономическая (связанная с затрудняющими трансграничное сообщение различиями в экономическом режиме соседних государств или другими факторами, создающими неблагоприятные условия для трансграничного взаимодействия в сфере экономики), и др. С другой стороны, граница обладает свойством контактности, т.е.

«совокупностью условий и факторов, благоприятствующих трансграничному сообщению, развитию взаимовыгодных экономических и культурных связей, выражающейся в проводимости национальных границ для перемещения через них товаров, людей, финансов, информации»145.

Исходя из двух противоположных характеристик границы, сформулируем возможные сценарии развития приграничных регионов (табл. 4.12).

Безопасность и международное сотрудничество в поясе новых границ России:

Коллективная монография / Под ред. Л.Б. Вардомского и С.В. Голунова. – М.; Волгоград, 2002. – С. 90.

Сценарии развития приграничных регионов Постепенно нивелируются разли- Различия соприкасающихся экочия между регионами, образуя зо- номических систем соседних госуну со специфическими свойствами, дарств, периферийный характер присущими как одной, так и дру- приграничных территорий, отсутгой стороне. Граница приобретает ствие комплиментарных ресурсов свойства быстрой реакции на нов- и производств, архаичные методы шества, постепенной смены хозяй- экономического взаимодействия не ственного уклада, трансформации позволяют сформировать эффексистемы расселения (Сапир Е.В.)146. тивную трансграничную экономиНедостатки периферийного разви- ческую систему, и приграничные тия трансформируются в возмож- регионы остаются депрессивными ности приграничного сотрудниче- районами со слабо эффективными Представленные нами в общем виде сценарии можно в полном объеме соотнести с возможностями трансграничного взаимодействия России и стран СНГ.

В табл. 4.13 представлены конкретные регионы России, граничащие со странами СНГ.

Приграничные субъекты Российской Федерации Тюменская обл.

Сапир Е.В. Региональные сетевые партнерства – инструмент интеграции в глобальную инновационную среду // Известия Уральского государственного экономического университета. – 2009. – № 3. – С. 57-72.

В.А. Дергачев и Л.Б. Вардомский выделяют три основные модели приграничного сотрудничества147:

Традиционная модель: основана на обслуживании внешнеэкономических связей и приграничной торговле, характерна для стран со скромным уровнем доходов на душу населения, а успех ее применения зависит от соотношения контактности и барьерности государственных границ.

Преференциальная модель: предполагает предоставление преференций приграничным районам как на двусторонней, так и на односторонней основе, в виде свободных экономических зон разного вида в приграничных районах.

Партнерская модель: зародилась в Западной Европе и основана на принципах административной децентрализации в виде рассмотренной выше системы еврорегионов.

На основе проведенных исследований представляется целесообразным сформулировать особенности кластерной модели приграничного сотрудничества как наиболее адекватной современным условиям развития глобальной экономики и этапу интеграции, в частности, в рамках Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана.

Дергачев В.А., Вардомский Л.Б. Регионоведение: Учеб. пособие. – М.: ЮНИТИДАНА, 2004. – С. 333.

В качестве примеров формирующихся трансграничных регионов и кластеров на пространстве СНГ можно привести:

Российско-украинский еврорегион «Слобожанщина», объединяющий Белгородскую и Харьковскую области: входит в Ассоциацию европейских приграничных регионов и основан на кластерной стратегии – в частности, выделены строительный, фармацевтический и туристический кластеры. Хотя, следует отметить, что строительная отрасль и отрасль туристических услуг являются, скорее, поддерживающими и редко выступают в качестве ядра кластера.

Формирующийся «Кремниевый кластер» (создание цепочки кремниевых производств по выпуску сырья для солнечной энергетики, микроэлектроники и сверхточной оптики), связывающий предприятия Омской области и Казахстана (завод по производству поликристаллического кремния в г. Омске, месторождение кварца в г. Жезказгане и завод по производству металлургического кремния «Silicium Kazakhstan» в г. Караганде)148.

Все вышеприведенные проекты находятся в начальной стадии воплощения и требуют постоянного мониторинга и следования избранным кластерным концепциям.

Развитие института еврорегионов как механизма трансграничного сотрудничества рассматривалось нами на примере Европейского Союза. В приложении 4 представлен обобщенный анализ еврорегионов с участием России, Белоруссии и Украины с позиции перспектив формирования трансграничных кластерных систем.

С точки зрения развития мезоуровня интеграции стран СНГ, т.е.

внутри- и межотраслевых связей, сетевых межфирменных взаимодействий, важное значение имеет запущенный в 2009 г. региональный проект Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) для Евразийского экономического сообщества по поддержке процессов промышленной интеграции в странах ЕврАзЭС. В рамках проекта были выявлены основные трудности в установлении и реализации промышленного сотрудничества предприятий стран ЕврАзЭС с зарубежными партнёрами, среди которых, в первую очередь, отмечается: «отсутствие/нехватка собственных финансовых средств и трудности в получении коммерческих кредитов для финансирования совместных проектов», а также «отсутствие информации из достоверных источников о возможностях установления партнёрских отношений»149. Кроме того, планируется Официальный сайт группы компаний «Титан». URL: http://www.titan-omsk.ru Анализ уровня промышленного сотрудничества между странами – членами Евразийского Экономического Сообщества (ЕврАзЭС) и путей его развития. – Центр Международного Промышленного Сотрудничества ЮНИДО в Российской Федерации, 2011. – С. 10-11.

создание сети офисов ЮНИДО по содействию инвестициям и трансферу технологий (Investment and Technology Promotion Offices) в странах – членах ЕврАзЭС. Однако промышленное сотрудничество между странами не мыслится в данном проекте в терминах промышленно-инновационных кластеров, что, по нашему мнению, снижает эффективность основной цели проекта: увеличение потоков инвестиций и трансфера технологий в странах ЕврАзЭС, содействующее развитию общего рынка и интеграции этих стран в глобальную экономику.

4.4.3. Международные кластерные системы как мезоуровень интеграционной модели ЕЭП: доступные механизмы формирования В процессе формирования национальных кластеров возникает потребность в создании координирующих структур: ассоциаций, палат, советов, необходимых для институционализации интеграции. Эти структуры являются признаком формирования на основе кластера самоорганизующейся целостности, интегрированного единства. Однако одновременно с появлением координирующих структур «возникает угроза возникновения иерархии, что с высокой вероятностью приводит к падению инновационной динамики, снижению конкуренции, гомогенизации»150. Не согласимся с тем, что невозможно избежать перехода к иерархической структуре. В то же время, верно, что благоприятно то состояние развития кластера, когда система балансирует между высокой степенью свободы на микроуровне и сложными формами координации и интеграции на макроуровне. Таким образом, еще раз подтверждается принадлежность кластеров к мезоуровню экономики, в данном случае – международной экономической интеграции. В этой связи считаем необходимым применить в процессе развития международных кластерных систем в рамках Единого экономического пространства предложенную Н.В. Басовым модель сети открытых инноваций, а именно: «сочетать в рамках одной структуры участки сети, где преобладают слабые связи, и концентрированные участки с высокой интеграцией и кластеризацией. В этом случае кластеризованные узлы оказываются погруженными в генерирующие знание, новации и бизнес-модели сети, состоящие из слабых связей. Последние снабжают кластеризованные структуры необходимыми им отклонениями, новым знанием и ресурсами, состоящими из взаимопересекающихся креативных сообществ, сетей ценности и сетей созидания, тогда как конкретные инновационные проекты, связанные с тиражированием, выводом на рынок и коммерциализацией инноваций, реализуются в сильно интегрированных, координируемых одним или несколькими центрами, структурах».

Басов Н.В. Сети межорганизационных взаимодействий как основа реализации открытых инноваций // Инновации. – 2010. – № 7. – С. 45.

Таким образом, нижний уровень – собственно кластерные структуры, верхний уровень – организации, не входящие в кластерные структуры, но взаимодействующие между собой, соединенные слабыми сетевыми связями. Между этими уровнями расположен уровень инновационных посредников (bridges), стимулирующих взаимодействие организаций на разных фазах инновационных процессов»151.

В условиях дискретного интеграционного процесса даже внутри такой устойчивой интеграционной группировки на пространстве СНГ, как ЕЭП, данная трехуровневая модель сетей различной степени формальности является, по нашему мнению, наиболее адекватной, и действительно промышленно-инновационной.

Инновационный тип роста предполагает, во-первых, внедрение новых технологий и осуществление частно-государственных инновационных и структурных проектов, во-вторых, – рост инвестиций в развитие человеческого капитала и в целом активизацию социальной политики, сокращение дифференциации доходов.

Во всех государствах-членах ЕврАзЭС приняты соответствующие нормативно-правовые акты о науке и государственной научнотехнической поддержке. Но в законодательстве не всех стран инновационная деятельность выделяется как особый объект государственной научно-технической политики.

Некоторые направления инновационно-технологического взаимодействия России с Белоруссией и Казахстаном в контексте Евразийского экономического сообщества представлены в табл. 4.14.

Инновационно-технологическое взаимодействие программы, проекты Космическое сотрудниче- Программа космодрома Байконур (аренда Росство сией продлена до 2050 г.) проект современной KazSat-1 (совместный выход России и Казахстана на мировой рынок услуг по запуску космических аппаратов и создание собственной Басов Н.В. Сети межорганизационных взаимодействий как основа реализации открытых инноваций // Инновации. – 2010. – № 7. – С. 45.

Обсуждение возможностей создания Всемирной космической обсерватории Направления сотрудничества, Особенности взаимодействия программы, проекты Российско-казахстанский Фонд создан при поддержке Российской венчурвенчурный фонд ной компании и Национального инновационного В 2009 г. принято реше- Решение принято президентами Казахстана, Кирние о создании Центра гизии, Армении, Таджикистана и России. Цель высоких технологий Центра – направлять деятельность научно-технической сферы на преодоление кризисных явлений Предложенная Белорус- Предполагается, что каждое государство разрасией межгосударственная батывает 5 подпрограмм с учетом национальных целевая программа приоритетов, которые утверждаются государстМЦП) ЕврАзЭС венными органами каждой из сторон.

«Инновационные Основные задачи:

биотехнологии» 1. Развитие ресурсной базы биотехнологий государств-участников (национальные коллекции микроорганизмов, культур растительных коллекции микроорганизмов, культур растительных и животных клеток).

идентификация организмов, методы получения трансгенных растений, ДНК-маркеры).

4. Разработка технологий получения высокоэффективных биопрепаратов для сельского хозяйства, промышленности и охраны окружающей среды.

для диагностики вирусных, грибковых и бактериальных инфекций животных и человека).

Составлено по: Шкваря Л.В. Инновационное сотрудничество России со странами ЕврАзЭС // Инновации. – 2009. – № 11. – С. 21-24.

Среди основных проблемы инновационного взаимодействия России со странами ЕврАзЭС российские эксперты выделяют:

1. Необходимость создания механизма межгосударственного взаимодействия в инновационной сфере в рамках более широкого интеграционного экономического взаимодействия, с формированием единого инновационного пространства в рамках ЕврАзЭС на базе современных ИКТ технологий и как страновой, так и региональной поддержкой инновационной деятельности и соответствующих сегментов бизнеса.

2. Отсутствие необходимого финансирования разрабатываемых программ требует более активного и глубокого привлечения бизнессообщества стран ЕврАзЭС к реализации проектов.

3. Как на страновом, так и на региональном уровне отсутствует «инновационная мотивация». В условиях неразвитости финансовой системы, отсутствия соответствующих организационных и правовых механизмов попытка создать венчурный бизнес наталкивается на непреодолимые препятствия.

Одним из звеньев «тройной спирали» является Межгосударственный координационный совет по научно-технической информации (МКСНТИ), основной задачей которого является координация действий государствучастников СНГ по межгосударственному обмену НТИ. Данная структура и зависит, и стимулирует совместное развитие ИКТ и интегрированный доступ к ресурсам стран-участниц.

Решением Экономического Совета СНГ от 13 марта 2009 г. одобрена разработанная МКСНТИ «Концепция научно-информационного обеспечения программ и проектов государств-участников СНГ в инновационной сфере» которая включает комплекс мер по ее реализации152:

Подготовка проекта Соглашения о создании единой информационной инфраструктуры инновационной интеграции стран СНГ в форме распределенной интегрированной информационной системы и портала СНГ «Информация для инновационной интеграции государств-участников СНГ».

Подготовка проекта Межгосударственной целевой программы «Совершенствование информационной инфраструктуры инновационной интеграции государств-участников СНГ».

Разработка организационных и экономических механизмов и соглашений с целью координации деятельности информационных органов стран СНГ.

Суворинов А.В., Борисова Л.Ф. О задачах Межгосударственного координационного совета по научно-технической информации по развитию сотрудничества государств-участников СНГ в сфере межгосударственного обмена научно-технической информацией // Инновации. – 2009. – № 11. – С. 18-19.

Разработка механизмов межгосударственной поддержки формирования информационных ресурсов и технологий как одного из приоритетных направлений развития науки, техники и технологии стран Выработка единых подходов в ценовой политике предоставления информационных ресурсов и услуг.

Создание консорциума из числа национальных информационных центров стран СНГ для согласованной работы по выбору открытых международных стандартов и реализации на их основе инструментальной среды интегрированного ведения баз данных.

11 сентября 2009 г. Экономическим советом СНГ одобрены «Основные направления долгосрочного сотрудничества государств – участников СНГ в инновационной сфере».

Советом глав правительств Содружества Независимых Государств 19 мая 2011 г. в г. Минске подписано Соглашение о создании информационной инфраструктуры инновационной деятельности государств – участников СНГ в форме распределенной информационной системы и портала СНГ «Информация для инновационной деятельности государств – участников СНГ».

Решением Экономического совета СНГ от 20 июня 2008 года инициирована разработка Межгосударственной программы инновационного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года, предусматривающая разработку Модельного инновационного кодекса для государств – участников СНГ.

С точки зрения предпосылок развития международных кластерных систем в рамках Единого экономического пространства можно выделить общие признаки развития всех трех экономик стран-участниц, которые способствуют единому пониманию и воплощению совместного кластерного развития:

Понимание необходимости модернизации национальных экономик и развития инновационных парадигм на межгосударственном уровне.

Значительная роль государства в экономике в роли регулятора, гаранта благоприятных условий для развития бизнеса и «предпринимателя».

Постепенная оптимизация структуры внешней торговли в рамках ЕЭП (в первую очередь – у Белоруссии и Казахстана).

Оценивая возможности развития «тройной спирали» для формирования международных кластерных систем в рамках Единого экономического пространства, необходимо отметить, что ее компоненты представлены во всех трех странах-участницах, соответственно вопрос – в том, как запустить это взаимодействие. На наш взгляд, уже есть возможности для формирования виртуальных инновационных кластеров. Понимание процессов научно-инновационных взаимодействий в терминах кластеров (развитие «кластерного мышления» среди политиков и ученых) даст возможности понимать эти взаимодействия в комплексе и усилить наиболее слабое звено: взаимодействие науки и бизнеса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленное исследование направлено на проверку гипотезы о том, что в условиях полицентричного мира, характеризующегося растущей скоростью и разнообразием экономических взаимодействий, с помощью развития международных промышленно-инновационных кластеров в рамках региональных интеграционных объединений возможно сформировать мезоуровень взаимодействия стран-участниц и усилить, таким образом, как национальную конкурентоспособность, так и конкурентные преимущества того или иного интеграционного объединения как единой экономической системы.

Анализ эволюции научных школ в области международной экономической интеграции показал необходимость модификации существующих подходов к развитию международных интеграционных процессов и выработки гибридной концепции, сочетающей теорию и стратегию развития региональных интеграционных объединений. Таким образом, доказана необходимость формирования и определены основные характеристики мезоуровня международных интеграционных объединений, представляющего собой организационные или управленческие структуры внутриотраслевого и межотраслевого сотрудничества в виде международных кластерных систем, объединяющих макро- и микроуровень интеграции национальных экономик.

Если рассматривать эффективность региональной интеграционной группировки в общепринятых двух измерениях: с точки зрения ее расширения (путем увеличения субъектов интеграции) и углубления (через увеличение сфер и усложнение характера интеграции), то развитие международных кластеров будет относиться именно к углублению, к росту сложности интегрирующегося пространства путем увеличения количества и качества формальных и неформальных связей между интегрирующимися субъектами в виде, в том числе, межорганизационных сетей.

Сама кластерная концепция в настоящее время переживает, на наш взгляд, «вторую волну» научно-практического интереса, что выражается в исследованиях возможностей интернационализации промышленно-инновационных кластеров, понимания кластеров в контексте эволюционной экономики как бизнес-экосистем, привносящих необходимое разнообразие и адаптивность существующим моделям сетевых взаимодействий, а также возможностей выявления положительных и отрицательных кластерных экстерналий. В связи с данными актуальными направлениями возникает необходимость выявления и анализа экстерналий международных интеграционных объединений и кластерных систем как эффектов «перелива» (spill-over). При этом их сочетание формирует поле эффектов международных кластерных систем как мезоуровня международной экономической интеграции.

Важное значение с точки зрения восприятия кластеров как мезоуровня международных интеграционных систем имеет современная тенденция перехода от территориальной парадигмы глобальной экономики к пространственной на теоретическом и практическом уровнях и, как следствие – тенденция постепенного снижения значения территориальной составляющей промышленно-инновационных кластеров и развития информационных виртуальных кластеров и облаков внутри- и межкластерных взаимодействий. В то же время, кластерная концепция не размывается и не абсолютизируется – происходит постепенное переосмысление самого понятия кластер как эклектического концепта в условиях множественности субъектов экономической деятельности и выбираемых ими типов решений.

На основе анализа международных аспектов развития кластеров введено понятие международной кластерной системы, а также определены ее основные типы (международная, трансграничная и глобализирующаяся), что обеспечивает возможности по развитию данного вида взаимодействий с участием российских организаций.

Анализ международного научного поля показывает, что проблема развития кластеров (в особенности, их интернационализации) в рамках международных интеграционных объединений является недостаточно изученной. Исследование европейского опыта развития международных кластерных систем показало наличие четырех институциональных уровней интернационализации европейских кластеров:

1. Финансовые инструменты поддержки Европейской Комиссии, прямо или косвенно направленные на интернационализацию существующих кластеров и межфирменных сетей.

2. Институт еврорегионов, сформировавший нормативно-правовую и институционально-консенсусную основу для региональных инициатив по формированию трансграничных экономических районов.

3. Активное развитие общественных документов и договоренностей, объединяющих участников кластеров и институты поддержки.

4. Инициативы самих региональных кластерных сетей по интернационализации.

Тем не менее, сохраняются достаточно низкие темпы интернационализации кластеров европейских стран (в том числе и в рассматриваемом нами Регионе Балтийского моря), что препятствует преодолжения «технологического разрыва» между компаниями, базирующимися в ЕС и в США.

С точки зрения интернационализации потенциальных российских кластеров выявлены возможности формирования трансграничных кластерных систем между Россией и Финляндией. При этом, алгоритм развития проекта международного кластера показан на примере формирования международного кластера энергосберегающих технологий с участием экономических субъектов городов Региона Балтийского моря. Однако, в полной мере представленная в данном исследовании методология может быть полезна для развития Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана, в первую очередь – с точки зрения необходимого для всех стран-участниц «модернизационного (реиндустриального) толчка», подразумевающего формирование не только совместных капиталоемких производств, но и, что очень важно, поля сетевых виртуальных взаимодействий, необходимого для «перелива» знаний и конвергенции гуманитарных ценностей в рамках региона ЕЭП. В процессе исследования была определена специфика интеграционной категории «Единое экономическое пространство» и на основе системного подхода выявлены предпосылки формирования международных кластерных систем России, Белоруссии и Казахстана.

Приведенные результаты работы подтверждают научную гипотезу, сформулированную в начале исследования в виде предположения о том, что кластерный подход является наиболее эффективным механизмом развития международных экономических взаимодействий и, в конечном итоге, представляет собой мезоуровень конкурентоспособных международных интеграционных систем и необходимое условие качественного роста интеграции на евразийском пространстве.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты и официальные документы Федеральный закон Российской Федерации от 08.06.2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации».

Федеральный закон Российской Федерации от 01.12.2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»

Федеральный закон Российской Федерации от 23.11.2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Стратегия социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года.

Проект программы «Сохранение исторического центра Санкт-Петербурга на 2013–2018 годы».

Декларация «О Едином экономическом пространстве» от 18.11.2011 г.

Декларация «О евразийской экономической интеграции» от 18.11.2011 г.

Методические рекомендации по реализации кластерной политики в www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/innova.tions/ndlitic Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 гг., утверждена Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 26.05.2011 г. № 669.

Государственная программа по форсированному индустриальноинновационному развитию Республики Казахстан на 2010–2014 годы. – Астана, 2010.

Карта индустриализации Казахстана на 2010–2014 годы – утверждена Постановлением Правительства Республики Казахстан от 14.04.2010 г.

№ 303.

Межгосударственная программа инновационного сотрудничества государств – участников СНГ на период до 2020 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.e-cis.info/foto/pages/20060.doc Программа по привлечению инвестиций, развитию специальных экономических зон и стимулированию экспорта в Республике Казахстан на 2010–2014 гг. – Утверждена Постановлением Правительства Республики Казахстан от 30.10.2010 г. № 1145.

Программа по развитию инноваций и содействию технологической модернизации в РК на 2010–2014 годы. – Утверждена Постановлением Правительства Республики Казахстан от 30.11.2010 г. № 1308.

Программа по развитию казахстанского содержания в РК на 2010– 2014 гг. – Утверждена Постановлением Правительства Республики Казахстан от 29 октября 2010 года № 1135.

Программа «Производительность 2020». – Утверждена постановлением Правительства Республики Казахстан от 14 марта 2011 года № 254.

Action Plan. Commission staff working document, accompanying the communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions concerning the European Union Strategy for the Baltic Sea Region. – Jan. 2012 version.

Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. Energy Efficiency Plan 2011.

Амосов А.И. Последствия сверхускорения эволюции экономики и общества в последние столетия: Закономерности социального и экономического развития. – М.: Изд-во ЛКИ, 2009. – 312 с.

Безопасность и международное сотрудничество в поясе новых границ России: Коллективная монография / Под ред. Л.Б. Вардомского и С.В. Голунова. – М.: Волгоград, 2002. – 573 с.

Борко Ю.А. От европейской идеи – к единой Европе. – М.: Деловая литература, 2003. – 461 с.

Броншпак Г.К., Чернышов С.И. Модель Леонтьева в микроэкономике: стратегия управления деятельностью кластера молочного профиля. – Харьков, 2009.

Вардомский Л.Б. Российское порубежье в условиях глобализации. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 212 с.

Винокуров Е.Ю., Либман А. М. Евразийская континентальная интеграция. – СПб., 2012. – 224 с.

Волкова Н.Н., Сахно Т.В. Промышленные кластеры. – Полтава:

АСМИ, 2005. – 270 с.

Волкова Н.Н., Сахно Т.В. Промышленные кластеры России. – Полтава: Техсервис, 2008. – 532 с.

Гладкий Ю.Н. Россия в лабиринтах географической судьбы. – СПб.:

Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. – 846 с.

Гранберг А.Г. Основы региональной экономики. – М., 2000. – 492 с.

Дворцин М.Д., Юсим В.Н. Технодинамика: Основы теории формирования и развития технологических систем. – М.: Международный фонд истории науки, «Дикси», 1993. – 317 с.

Дергачев В.А., Вардомский Л.Б. Регионоведение: Учеб. пособие. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 463 с.

Дмитриева С.И. Лимология: Учебное пособие. – Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. – 112 с.

Дятлов С.А. Информационно-сетевая экономика: структура, динамика, регулирование / С.А. Дятлов, В.П. Марьяненко, Т.А. Селищева. – СПб.: Астерион, 2008. – 416 с.

Заглядывая в XXI век: Европейский Союз и Содружество Независимых Государств / Под ред. Ю.А. Борко, В.В. Журкина, В.Г. Шемятенкова. – М.: Интердиалект+, 1998. – 323 с.

Закономерности экономического роста: анализ зарубежного опыта / Под ред. проф. С.И. Иванова. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1992. – 165 с.

Захарова Н.В. Формирование инновационной экономики и инновационных систем стран Европейского союза: Автореф. дис. … д-ра экон.

наук по спец-ти 08.00.14 – Мировая экономика. – М.: РГТЭУ, 2010.

Интеграционные процессы в мире и на пространстве СНГ: накопленный опыт, современные тенденции и перспективы: Коллективная монография / Под общ. ред. С.И. Долгова и А.Н. Спартака; Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития России. – М.: ВАВТ, 2012.

Изард У. Методы регионального анализа: введение в науку о регионах. – М.: Прогресс, 1966. – 659 с.

История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2001. – 784 с.

Кибиткин А.И., Емельянов В.Е. Механизмы и инструменты формирования транснациональных кластеров на базе действующих промышленных комплексов. – СПб.: ОЦЭиМ, 2006. – 122 с.

Клейнер Г.Б. Развитие теории экономических систем и ее применение в корпоративном и стратегическом управлении / Центральный экономико-математический институт, Российская академия наук. Препринт #WP/99/2010, Москва 2010 (рус.).

Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем. – М.: Наука, 2004. – 240 с.

Колосовский Н.Н. Основы экономического районирования. – М., 1958. – 199 с.

Кротов М.И. Политико-экономические проблемы модернизации:

опыт России и СНГ (очерки). – СПб.: Издательский дом СПб гос. ун-та, 2011. – 292 с.

Кузнецова Н.П. Экономический рост: история и современность. – СПб.: Сентябрь, 2001. – 144 с.

Лаврикова Ю.Г. Кластеры как рыночный институт пространственного развития экономики региона: Автореф. дис. … д-ра экон. наук по спец-ти 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика). – Екатеринбург, 2008.

Ласло Э. Век бифуркации. Постижение изменяющегося мира [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.rus.ec/b/389804/read Лёш А. Географическое размещение хозяйства. – М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. – 455 с.

Либман А.М. Исследования региональной интеграции в СНГ и Центральной Азии: Обзор литературы. – СПб., 2012. – 64 с.

Мандельброт Б. Фрактальная геометрия природы. – М.: Институт компьютерных исследований, 2002. – 656 с.

Матвеевский Ю.А. Европейская интеграция в исторической ретроспективе. – М.: МГИМО-Университет, 2011. – 286 с.

Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 1: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1993. – 415 с.

Международная интеграция российских регионов / Отв. ред.

И.И. Курилла. – М.: Логос, 2007. – 304 с.

Мезоэкономика: Учебное пособие / Под ред. проф. И.К. Ларионова. – М.: Издательский дом «Дашков и Ко», 2001. – 444 с.

Мезоэкономика переходного периода: рынки, отрасли, предприятия. – М.: Наука, 2001. – 516 с.

Менделеев Д.И. К познанию России. – М.: Айрис-пресс, 2002. – 576 с.

Минс Г., Шнайдер Д. Метакапитализм и революция в электронном бизнесе: какими будут компании и рынки в XXI веке: Пер. с англ. – М.:

Альпина Паблишер, 2001. – 280 с.

Моделирование формирования территориально-производственных комплексов / Под ред. М.К. Бандмана. – Новосибирск, 1971. – 328 с.

Мунтян М.А. Интернационализация, интеграция и регионализация мира (постановка проблемы) / Проблемы глобальных и региональных процессов. – М.: Изд-во РАГС, 1996. – С. 118-131.

Мур Дж.Ф. Конец конкуренции. – М.: Вильямс, 2000.

Мюрдаль Г. Мировая экономика. Проблемы и перспективы. – М., 1958. – 555 с.

Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений. – М.: ДЕЛО, 2002.

Нуреев Р.М., Латов Ю.В. Россия и Европа: эффект колеи (опыт институционального анализа истории экономического развития). – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2010. – 531 с.

Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001–2010) / Пер.

с англ. под общей редакцией Н.И. Лапина / Предисл. Н.И. Лапин, Г.А. Тосунян. – М.: Весь Мир, 2011. – 256 с.

Пивовар Е.И. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции. Исторический очерк. – Изд. 2-е, испр. и доп. – СПб.: Алетейя, 2010. – 400 с.

Пилипенко И.В. Конкурентоспособность стран и регионов в мировом хозяйстве: теория, опыт малых стран Западной и Северной Европы. – Смоленск: Ойкумена, 2005. – 496 с.

Портер М. Конкуренция – М.: Вильямс, 2000. – 495 с.

Пригожин И.Р. Определено ли будущее? – М.; Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2005. – 240 с.

Размещение производства в рыночной среде. Из трудов Б.Н. Зимина / Сост.: А.П. Горкин, Ю.Г. Липец. – М.: Альфа-М, 2003. – 176 с.

Рекорд С.И. Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе: эволюция и современная дискуссия. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 109 с.

Россия в глобальном мире: 2000–2011: Хрестоматия в 6 томах / Рос.

совет по межд. делам / Под общ. ред. И.С. Иванова. Т. 5. – М.: Аспект Пресс, 2012. – 642 с.

Савельев Ю.В. Управление конкурентоспособностью региона: теория, методология, практика: Автореф. дис. … д-ра экон. наук: 08.00.05 / Институт экономики Карельского научного центра РАН. – СПб., 2010. – 46 с.

Семёнов Ю.И. Философия истории. (Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней). – М.: Современные тетради, 2003. – 776 с.

Соловейчик К.А. Концептуальные основы создания инновационных промышленных кластеров в России. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 127 с.

Ткаченко С.Л. Экономический и валютный союз: теоретическая модель и ее применение в ЕС и СНГ: Автореф. дис. … д-ра экон. наук по спец-тям: 08.00.01 – Экономическая теория, 08.00.14 – Мировая экономика. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011.

Толстогузов О.В. Методология управления экономикой приграничного региона в условиях глобализации: Автореф. дис. … д-ра экон. наук по спец-ти 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика). – СПб., 2011.

Третьяк В.П. Кластеры предприятий. – М.: Август Борг, 2006.

Тюнен И.-Г. Изолированное государство. – М.: Экономическая жизнь, 1926. – 321 с.

Ушкалова Д.И., Головнин М.Ю. Теоретические подходы к исследованию международной экономической интеграции. – М.: Институт экономики РАН, 2011. – 44 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://inecon.org/images/stories/nauchnaya-jizn/konverensii/Ushkalova_ Golovnin.pdf (Дата обращения – 09.12.2012).

Факторный, дискриминантный и кластерный анализ: Пер. с англ. / Дж.-О. Ким, Ч.У. Мьюллер, У.Р. Клекка и др.; под ред. И.С. Енюкова. – М.: Финансы и статистика, 1989. – 215 с.

Фингар П. Dot.cloud. Облачные вычисления – бизнес-платформа XXI века. – М.: Аквамариновая Книга, 2011. – 256 с.

Фукуяма Ф. Великий разрыв. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 474 с.

Хейфец Б.А. Российский бизнес в странах ЕврАзЭС. Модернизационный аспект. – М.: Экономика, 2011. – 294 с.

Хейфец Б.А., Либман А.М. Корпоративная интеграция: альтернатива для постсоветского пространства. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 160 с.

Хелд Д., Гольдблатт Д., Макгрю Э., Перратон Дж. Глобальные трансформации: политика, экономика, культура. – М.: Праксис, 2004.

Чекалина Т.Н. Развитие и пространственная дифференциация трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе: Автореф. дис. … канд. экон. наук по спец-ти 25.00.24 – Экономическая, социальная и политическая география. – Калининград, 2007.

Шерешева М.Ю. Межфирменные сети. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2006. – 320 с.

Шерешева М.Ю. Межорганизационные сети в системе форм функционирования современных отраслевых рынков: Автореф. дис. … д-ра экон. наук: 08.00.01 / МГУ им. М.В. Ломоносова. – М.: Изд-во МГУ, 2006.

Шишков Ю.В. Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия. – М.: Знание, 1980. – 64 с.

Шишков Ю.В. Теории региональной капиталистической интеграции. – М.: Мысль, 1979. – 220 с.

Шишков Ю.В. Формирование интеграционного комплекса в Западной Европе: тенденции и противоречия. – М.: Наука, 1979. – 342 с.

Шифф М., Уинтерс Л.А. Региональная интеграция и развитие. – М.:

Весь Мир, 2005. – 375 с.

Шкваря Л.В. Международная экономическая интеграция в мировом хозяйстве: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2011.

Шкваря Л.В. Экономическая интеграция в условиях глобализации мировой экономики: трансформация форм и теорий. – М.: Компания Спутник+, 2006.

Шлямин В.А. Российско-финляндские экономические отношения.

Проблемы и перспективы. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2007. – 292 с.

Шумпетер Й. Теория экономического развития. – М.: Прогресс, 1982. – 453 с.

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия: Пер. с англ. – М.: Экономика, 1995. – 540 с.

Экономико-географические проблемы формирования территориально-производственных комплексов Сибири: Сборник научных трудов.

Вып. IV, Ч. 1, 2 / Под ред. М.К. Бандмана. – Новосибирск, 1974.

Ярощук А.Б. Российские предпринимательские структуры в едином экономическом пространстве Евразийского экономического сообщества:

теоретико-методологические аспекты: Автореф. дис. … д-ра экон. наук по спец-ти: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика предпринимательства). – М., 2012.

Научные статьи в периодических изданиях Алёхин Д.И. Территориальные инновационные кластеры в Беларуси: возможности формирования // Новости науки и технологий. – 2009. – № 3 (12) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://belisa.org.by/ ru/izd/stnewsmag/3_2009/art3_12_2009.html Андреев А. Реиндустриализация. О подходах к разработке промышленной политики и ее основных элементах // Свободная мысль. – 2011. – № 10 (1628). – С. 19-34. – № 11 (1629).

Байков А. Библиография сравнительной интеграции в 2000-х годах // Международные процессы. – 2010. – Т. 8. – № 1 (22). – С. 58-73.

Басов Н.В. Сети межорганизационных взаимодействий как основа реализации открытых инноваций // Инновации. – 2010. – № 7. – С. 36-47.

Божко Л.Л. Инновационный потенциал приграничных территорий // Менеджмент в России и за рубежом. – 2010. – № 5. – С. 17-24.

Боуш Г. Типологизация, идентификация и диагностика кластеров предприятий: новый методологический подход // Вопросы экономики. – 2010. – № 3. – С. 121-131.

Боуш Г.Д., Мадгазин Д.И. Кластерный подход к развитию региональной экономики: положительные и отрицательные эффекты // Мир и Россия: регионализм в условиях глобализации: Материалы III Международной научно-практической конференции. Часть 2. Москва, 11-12 ноября 2010 г. – М.: РУДН, 2010. – С. 46-56.

Волков С.Д., Кокушкина И.В. Особенности экономической интеграции на постсоветском пространстве // Евразийская интеграция: экономика, право, политика. – 2012. – № 12. – С. 38-48.

Глазьев С., Клоцвог Ф. Перспективы экономического развития СНГ при интеграционном и инерционном сценариях взаимодействия стран-участниц // Российский экономический журнал. – 2008. – № 7-8. – С. 24-34.

Гловели Г.Д. Российские экономико-геополитические школы // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. – № 11. – С. 37-49.

Гражданкин А.С. Еврорегионы и их роль в интеграционных процессах [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pskgu.ru/projects/ pgu/storage/prj/prj_12/prj_12_02.pdf Григорьев Л., Агибалов С. Страны Балтии: в поисках выхода из кризиса // Вопросы экономики. – 2010. – № 4. – С. 121-138.

Губайдуллина Ф.С. Международный опыт кластерной политики в промышленно развитых странах // Современная конкуренция. – 2010. – № 4. – С. 54-68.

Гурова И., Ефремова М. Региональная торговля на пространстве СНГ: предпосылки для производственной кооперации // Вопросы экономики. – 2012. – № 6. – С. 110-126.

Дранев Я.Н., Клесова С. Практика экономического развития территорий: опыт ЕС и России [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.rttn.ru/_files/fileslibrary/80.pdf.

Емельянов Ю., Хачатурян А. Модернизация российской хозяйственной культуры: исторический подход // Проблемы теории и практики управления. – 2010. – № 6. – С. 8-22.

Захарова Н.В. Трансграничный кластер Эресунн (Дания-Швеция):

роль в формировании инновационной экономики // Васильевские чтения.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 


Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ И ПРИКЛАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) ВАЛ. А. ЛУКОВ БИОСОЦИОЛОГИЯ МОЛОДЕЖИ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ Издательство Московского гуманитарного университета 2013 УДК 316.3/4 ББК 60.5 Л84 Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект 11-06-00483-а). Научная монография Публикуется по совместному решению Института фундаментальных и прикладных исследований...»

«А. Н. Татарко Социальный капитал, как объект психологического исследования Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Tatarko_monogr .pdf Перепечатка с сайта НИУ-ВШЭ http://www.hse.ru НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ Татарко Александр Николаевич СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ КАК ОБЪЕКТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Москва, 2011 3 УДК ББК Т Данное издание подготовлено при поддержке РГНФ (проект № 11 06 00056а) Татарко А.Н. Т Социальный капитал как объект...»

«m.o. oe)mhjnb de“ek|mnq| op`bnnup`mhek|m{u npc`mnb on p`qqkednb`mh~, p`qjp{h~ h opedropefdemh~ opeqrokemhi • hgd`ek|qbn cr • Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет Н.П. ПЕЧНИКОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ, РАСКРЫТИЮ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Утверждено к изданию секцией по юридическим наукам Научно-технического совета ТГТУ Тамбов Издательство ТГТУ 2006 УДК 343 ББК Х4 П317 Р е це н зе н...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН Г.Н. Петров, Х.М. Ахмедов Комплексное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной Азии. Современное состояние, проблемы и пути решения Душанбе – 2011 г. ББК – 40.62+ 31.5 УДК: 621.209:631.6:626.8 П – 30. Г.Н.Петров, Х.М.Ахмедов. Комплексное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной Азии. Современное состояние, проблемы и пути решения. – Душанбе: Дониш, 2011. – 234 с. В книге рассматриваются...»

«А. Г. Сошинов, С. А. Плаунов, А. М. Крайнев, М. И. Крайнев, Г. Г. Угаров ОСНОВЫ ТЕХНОЛОГИИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ ЭЛЕКТРОУСТАНОВОК СИСТЕМ ЭЛЕКТРОСНАБЖЕНИЯ 3 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАМЫШИНСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ВОЛГОГРАДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА А. Г. Сошинов, С. А. Плаунов, А. М. Крайнев, М. И. Крайнев, Г. Г. Угаров...»

«Управленческая деятельность и менеджмент в системе образования личности В.Я. Назмутдинов И.Ф. Яруллин Управленческая деятельность и менеджмент в системе образования личности Монография 1 В.Я. Назмутдинов И.Ф. Яруллин УДК 371.13. 15 ББК 74.1 Н 45 Научный редактор: Хузиахметов Анвар Нуриахметович, доктор педагогических наук, профессор, академик РАГН, Заслуженный учитель школ РФ и РТ, Заслуженный деятель науки РТ, Почетный работник ВШ РФ. Рецензенты: Габдулхаков Валерьян Фаритович, доктор...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации САНКТПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ДИАЛОГ КУЛЬТУР Под ред. И. Д. Осипова, С. Н. Погодина СанктПетербург Издательство Политехнического университета 2011 УДК 332 ББК Ф66 М43 Рецензенты: Доктор философских наук, профессор СПбГУ А. И. Бродский Доктор философских наук, профессор СПбГУ А. И. Стребков Редколлегия монографии: В. М. Никифоров, О. К. Павлова, И. Р. Тростинская...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТАГАНРОГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАДИОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ И.В. ЛЫСАК МЕХАНИЗМЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕСТРУКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА Ростов-на-Дону – Таганрог 2006 ББК 87.617.1 Л 886 Рецензенты: Доктор философских наук, профессор кафедры философии и...»

«Министерство образования Российской Федерации Государственное образовательное учреждение “ Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева” Г.Ф. Быконя Казачество и другое служебное население Восточной Сибири в XVIII - начале XIX в. (демографо-сословный аспект) Красноярск 2007 УДК 93 (18-19) (571.5); 351-755 БКК 63.3 Б 95 Ответственный редактор: Н. И. Дроздов, доктор исторических наук, профессор Рецензенты: Л. М. Дамешек, доктор исторических наук, профессор А. Р....»

«Н. Е. Тихонова Социальная стратификация в современной России. Опыт эмпирического анализа Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/socialnaya_stratifikacia.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ Н.Е.Тихонова СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ИНСТИТУТ РОССИЙСКАЯ СОЦИОЛОГИИ АКАДЕМИЯ НАУК Н.Е.Тихонова СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА Л.В. Шкерина, М.А. Кейв, О.В. Тумашева МОДЕЛИРОВАНИЕ КРЕАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ПОДГОТОВКИ БУДУЩЕГО БАКАЛАВРА-УЧИТЕЛЯ МАТЕМАТИКИ КРАСНОЯРСК 2013 ББК 74.202 Ш66 Рецензенты: Гусев В.А., доктор педагогических наук, профессор Тесленко В.И., доктор педагогических наук, профессор Ш66 Шкерина Л.В., Кейв М.А., Тумашева О.В....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ Т.В. ЮРОВА ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ: ДИАГНОСТИКА И УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2008 ББК 88.48 Ю 78 Рецензенты: В.С. Чернявская, д-р пед наук, профессор (ВГУЭС); Е.А. Гильмулина, канд. искусствоведения (ВГУЭС) Юрова Т.В. Ю 78 ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ: ДИАГНОСТИКА И УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ: монография. –...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ А.В. ВЕРЕЩАГИНА СУДОУСТРОЙСТВЕННОЕ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ И ИДЕИ РЕФОРМИРОВАНИЯ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2014 УДК 343 ББК 67.411 В 31 Рецензенты: И.В. Михеева, д-р юрид. наук, член Правления международной Ассоциации Судебного Администрирования, зав. каф. конституционного и...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет В.Я. Пономарев, Э.Ш. Юнусов, Г.О. Ежкова, О.А. Решетник БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТОВ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОГО СИНТЕЗА ДЛЯ ОБРАБОТКИ МЯСНОГО СЫРЬЯ С ПОНИЖЕННЫМИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМИ СВОЙСТВАМИ Монография Казань, 2009 УДК 664 ББК Пономарев В.Я. Биотехнологические основы применения препаратов...»

«Фонд Центр исследования общественного мнения А.М. Островский СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ГУМАНИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКО-КОМПЬЮТЕРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (опыт междисциплинарного исследования) Москва — 2010 2 ББК 74.2 + 88.4 УДК 007+502+519+681 О 77 Рецензент: канд. социол. наук, доцент С.Д. Лебедев О 77 Островский А.М. Социально-философские основания гуманизации человеко-компьютерного взаимодействия (Опыт междисциплинарного исследования): Монография / А.М. Островский. — М.: Издатель Островский А.М.,...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт философии ИСТОРИЯ восточной ФИЛОСОФИИ Серия основана в 1993 году Ответственный редактор серии проф. М.Т.Степанянц Школы В.К.ШОХИН индийской о о философии Период формирования IV в. до н.э. — II в. н.э. Москва Издательская фирма Восточная литература РАН 2004 УДК 1(091) ББК 87.3 Ш82 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) согласно проекту № 03-03-00378 Издательство благодарит за содействие Институт...»

«Российская Академия Наук Институт философии СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ В ЭПОХУ КУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Москва 2008 УДК 300.562 ББК 15.56 С–69 Ответственный редактор доктор филос. наук В.М. Розин Рецензенты доктор филос. наук А.А. Воронин кандидат техн. наук Д.В. Реут Социальное проектирование в эпоху культурных трансС–69 формаций [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. В.М. Розин. – М. : ИФРАН, 2008. – 267 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0105-1. В книге представлены...»

«В.Н.ЧЕРЕПИЦА ГОРОД-КРЕПОСТЬ ГРОДНО В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ГОРОД-КРЕПОСТЬ ГРОДНО В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: МЕРОПРИЯТИЯ ГРАЖДАНСКИХ И ВОЕННЫХ ВЛАСТЕЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ И ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Гродно 2005 УДК 940.3 (476) ББК 63.3 (2) 535-68 Ч 46 Рецензенты: кандидат исторических наук, профессор И.И.Ковкель; кандидат исторических наук, доцент В.А.Хилюта; декан военного факультета, полковник А.Н.Родионов. Рекомендовано советами исторического и военного факультетов ГрГУ им. Я....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ХАРКОВСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ О.А. Базалук, И.В. Владленова Философские проблемы космологии Харьков НТУ ХПИ 2013 УДК 113 ББК 22. 632 в Б 17 Рецензенты: Б.Я. Пугач, докт. филос. наук, проф. ХНУ им. В.Н. Каразина Я.В. Тарароев, докт. филос. наук, проф. ХНУ им. В.Н. Каразина Публикуется по решению Ученого совета НТУ ХПИ, протокол № 2 от 01.12.10 г. Б 17 Базалук О.А., Владленова И.В. Философские проблемы космологии:...»

«Междисциплинарные исследования А. Я. Аноприенко Археомоделирование: Модели и инструменты докомпьютерной эпохи Донецк УНИТЕХ 2007 УДК 004.383.4 А69 Аноприенко А. Я. Археомоделирование: Модели и инструменты докомпьютерной эпохи – Донецк: УНИТЕХ, 2007. – 318 с., ил. Anoprienko A. Archaeosimulation: Models and Tools of Precomputer Age. – Donetsk: UNITECH, 2007. – 318 p. ISBN 966-8248-00-7 Монография посвящена систематическому рассмотрению методов и средств вычислительного моделирования...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.