WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«С.И. РЕКОРД МЕТОДОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРНЫХ СИСТЕМ КАК МЕЗОУРОВНЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таким образом, кластерное мышление и кластерные стратегии обладают потенциалом для того, чтобы ускорить региональный экономический рост и способствовать экономической реструктуризации. Но наиболее важным в данном контексте является то, что кластеры – в большей степени парадигма, чем отдельная программа. Итак, вторая причина обращения к кластерной концепции состоит в том, что кластеры, помимо сугубо практического аспекта, обеспечивают мощную современную парадигму для понимания закономерностей экономической жизни и экономической политики44. В дальнейшем мы будем придерживаться данной позиции и проанализируем возможности развития кластерной парадигмы в системе международной экономической интеграции.

И, наконец, с точки зрения экономической политики третья причина современного обращения к кластерам заключается в том, что кластеры позволяют построить «про-производственную» систему и избежать риторики устаревшей «промышленной политики», предоставляя, тем не менее, правительствам возможности для усиления национальной конкурентоспособности.

Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время образуется «вторая волна» развития кластерной теории. Это подтверждает актуальность данной темы и позволяет развить данную концепцию в части трансграничных кластерных систем.

В табл. 2.2 убедительно показано, что кластерная модель экономического развития более уместна в современных условиях ускорения инновационных и производственных циклов и отвечает основной цели компаний и государств – росту собственной эффективности.

Muro M., Katz B. The New “Cluster Moment”: How Regional Innovation Clusters Can Foster the Next Economy // Metropolitan Policy Program at Brookings, Sept. 2010, p. 9-10.

Ibid., p. 12.

Сравнение моделей экономического развития инструменты общей бизнес-среды – кластеров, институтов, Роль правительства Предоставляет ресурсы Предоставляет инфорprovider of inputs) и мацию; стимулирует Источник: Muro M., Katz B. The New “Cluster Moment”: How Regional Innovation Clusters Can Foster the Next Economy // Metropolitan Policy Program at Brookings, Sept. 2010, p. 20.

С точки зрения эволюции теоретических подходов к пониманию конкуренции и кластерного развития как возможного механизма достижения конкурентоспособности, приведем наиболее комплексный, на наш взгляд, подход Ю.В. Савельева45. Хотя автор исходит из общего «зонтика» теорий конкуренции, для целей настоящего исследования наиболее важно эволюционное развитие теоретических подходов вдоль цепочки: геополитические теории классические теории размещения (штандортные теории) теории пространственной организации хозяйства и смешанные теории теории регионального и инновационного развития теории и концепции кластерного развития. Подчеркнем междисциплинарный синтез последнего этапа разработки теоретических подходов к проблемам межрегиональной конкуренции. Можно предположить, что, переходя к проблемам международной и глобальной конкуренции, данный ряд можно продолжить глобальным синтезом теорий международной мезоэкономики, объединяющим макро- и микроподходы к проблемам конкуренции и конкурентоспособности.

Современные составляющие развития промышленно-инновационных кластеров, требующие изучения и концептуального осмысления, на наш взгляд, взаимосвязаны и могут быть представлены в виде определенного цикла (рис. 2.1).

Рис. 2.1. Основные направления исследований, значимые для развития Савельев Ю.В. Управление конкурентоспособностью региона: теория, методология, практика: Автореф. дис. … д-ра экон. наук: 08.00.05 / Институт экономики Карельского научного центра РАН. – СПб., 2010. – С. 20.

Цикл, представленный на рисунке, можно анализировать, начиная с любой проблемы современного кластерного развития. Например, проблема идентификации потенциальных кластеров является перманентно актуальной как для его инициаторов, так и для органов власти, стремящихся к росту конкурентоспособности региона. В процессе идентификации важно современное понимание промышленно-инновационных кластеров как бизнес-экосистем, имеющих такое важное свойство, как совместное обучение (co-learning) и, в конечном итоге – коэволюция (co-evolution) участников кластера.

Со-обучение возможно в кластерных сетях благодаря активному обмену информацией (спилловеру знаний и трансферу технологий), что, в конечном итоге, приводит к созданию инноваций. Инновационной составляющей кластерного развития в современных условиях необходимо уделять особое внимание как ключевому условию роста конкурентоспособности межфирменных сетей. Дискуссия о критериях эффективности промышленно-инновационных кластеров приводят к пониманию того, что данные структуры могут носить региональный, а не только национальный характер (часто предприятия одного эффективного кластера располагаются в трансграничном макрорегионе – особенно это характерно для Европейского Союза). Таким образом, региональный аспект развития кластеров, а, следовательно – вопрос эффективного развития территорий, также актуален и снова возвращает нас к проблеме идентификации потенциальных и реально существующих кластеров как со стороны органов власти «сверху вниз», с точки зрения планирования развития территорий, так и «снизу вверх», с позиции развития бизнеса.

Еще один важный современный аспект осмысления кластерной парадигмы – ее вклад в концепцию разнообразия глобальной экономики. В данном контексте свойство разнообразия выступает как условие выживаемости системы. Согласно исследователям эволюционной экономики В.





Попкову и Д. Бергу, «академик В.Л. Макаров (Макаров, «Эволюционный подход...», 1995) следующим образом охарактеризовал расхождение классической теории и реально наблюдающейся в экономике разномасштабности: в реальном экономическом мире наблюдается огромное разнообразие в эффективности, в частности, в прибыльности фирм, отраслей, регионов. Это разнообразие отнюдь не уменьшается со временем, а, скорее, наоборот, возрастает. Теория общего экономического равновесия не объясняет этот феномен. По классике должен происходить перелив капитала и труда от менее эффективных областей к более эффективным, что уравнивает эффективность»46.

Попков В.В., Берг Д.Б. Эконофизика и эволюционная экономика – перспективное направление исследований // Доклад на Всероссийской интернет-конференции «Проблемы эконофизики и эволюционной экономики». Институт экономики Уральского отделения РАН [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://uralces.ru/3196/3449/3475/3479/3481/ Интересно, что хотя в настоящее время биологические и экосистемные аналогии становятся все более популярными для объяснения развития экономических систем, и такие понятия, как «популяции фирм», «бизнесэкосистема» и «эволюция компаний» используются все более активно с достаточными на то основаниями, вопрос аналогии между понятием биоразнообразия и экономического разнообразия практически не рассматривается, несмотря на его потенциальную продуктивность. Большее разнообразие элементов системы должно обеспечивать свойства ее устойчивости и адаптивности.

С одной стороны, кластерные системы вносят вклад в общее разнообразие вариантов взаимодействий между экономическими субъектами, с другой – разнообразие должно являться неотъемлемым свойством самих кластеров. В частности, чтобы внутри кластерной системы сохранялась структурная гибкость, и не происходило чрезмерной централизации, важно «поддержание необходимого разнообразия (курсив наш – С.Р.). Соблюдение данного условия обеспечивается, в первую очередь, невысоким уровнем сетевого параметра доминирования (необходимо избегать концентрации сетевых связей вокруг небольшого числа акторов) в сети в целом, наличием нескольких локальных центров или отсутствием центров как таковых, а также открытостью системы по отношению к внешней среде»47. Сетевые структуры по определению многополярны, следовательно, более равновесны, чем иерархические модели бизнеса. Таким образом, разнообразие участников кластеров как вида сетей призвано диверсифицировать и уравновешивать мировую экономику.

Все отмеченные выше современные аспекты развития промышленно-инновационных кластеров взаимосвязаны и формируют направления дальнейшей научной интерпретации кластерной концепции.

2.2. Снижение значения территориальной и рост пространственной составляющей развития промышленно-инновационных кластеров Постепенное снижение значения территориально-географической составляющей в процессе развития кластерных систем является, с одной стороны, объективным процессом, который можно связать, в первую очередь, с развитием информационно-коммуникационных технологий. С другой стороны – это довольно спорный и субъективный вопрос, который связан непосредственно с дефинициями кластеров, т.к. изначально локаБасов Н.В. Сети межорганизационных взаимодействий как основа реализации открытых инноваций // Инновации. – 2010. – № 7. – С. 45.

лизация производства на определенной территории являлась родовым признаком промышленно-инновационных кластеров. Подтверждением тому служат понятия «географический кластер» (geographic cluster) и «территориальный кластер» (territorial cluster), также достаточно широко принятые. Тем не менее, происходит эволюция кластеров в сторону постепенного отхода от привязки к определенной территории, что укладывается в систему «кластер как разновидность сети».

Определение промышленно-инновационного кластера, данное М. Портером более 15 лет назад и взятое за основу при развитии кластеров во всем мире, эволюционировало по мере развития глобальных цепочек производств и информационно-коммуникационных технологий. В первую очередь, эти изменения касаются отношения к такому значимому для Портера свойству кластера, как географическая близость участников (geographic proximity). Критически важное значение территориальной близости участников кластера обычно не вызывает практически никакой полемики: географическая концентрация позволяет использовать общие знания и единую инфраструктуру, осуществлять активный перелив знаний между научными учреждениями в кластере, получить возможности основывать и поддерживать старт-апы. Однако в современных условиях идея близости не обязательно должна быть основана на сугубо территориальном подходе. Технологические сдвиги позволяют успешно сотрудничать на расстоянии благодаря информационно-коммуникационным технологиям, т.е. происходит то, что было названо в 90-х гг. 20 в. «смерть расстояний»48, и для развития современных кластерных систем все больше принимаются в расчет другие «расстояния», которые могут затруднить кластерное развитие: культурные дистанции, различия между группами покупателей, на которых ориентируются участники кластера, разница в уровнях квалификации работников, или даже социальная дистанция между работниками и управленцами.

С.А. Дятлов, В.П. Марьяненко и Т.А. Селищева в примечании к исследованию информационно-сетевой экономики справедливо отмечают, что «при уровне развития реальных и виртуальных коммуникаций, типичных для условий глобализации мировой экономики, географическая концентрация перестает являться самым важным определяющим признаком экономического кластера. В то же время, экономические характеристики распределенного в пространстве, или «виртуального» кластера, сохраняют в себе черты, выявленные исследователями от Портера и далее»49.

Cairncross F. The Death of Distance: How the Communications Revolution Will Change Our Lives. – Harvard Business School Press, 1997.

Дятлов С.А. Информационно-сетевая экономика: структура, динамика, регулирование [Текст]: монография / С.А. Дятлов, В.П. Марьяненко, Т.А. Селищева. – СПб.: Астерион, 2008. – С. 171.

Поскольку решающим фактором экономического развития являются на сегодняшний день знания, информация, обмен ими в промышленноинновационном кластере (спилловер), а это уже не связано с физическими расстояниями в условиях быстрого развития коммуникационных технологий, то географическая близость как определяющее свойство кластеров постепенно теряет свое значение.

Примем за основу классификацию, предложенную Питером Дикеном (Piter Dicken), согласно которой кластеры, будучи географическими (локальными) образованиями, подразделяются на общие (generalized), т.е. основанные на территориальной концентрации и положительных экстерналиях, возникающих, в частности, в процессе урбанизации50, и специализированные (specialized), основанные в большей степени на отраслевом подходе51. Теперь у нас возникает необходимость введения в научный оборот новой категории кластеров, основанных на быстрой передачи данных безотносительно географической концентрации, образуя общее виртуальное информационное поле (пул). Таким образом, их можно назвать информационными кластерами, ноо-кластерами (т.е. основанных на знаниях – от греч. noos – разум), экс-территориальными кластерами, сетевыми или виртуальными промышленно-инновационными кластерами. Это особенно важно с точки зрения дальнейших перспектив развития глобальной экономики. Таким образом, классификация принимает следующий вид (рис. 2.2).

общие специализированные Т.н. «экстерналии Якобс» – по имени специалиста по урбанизации Джейн Якобс (Jane Jacobs, 1969), которая доказала, что крупные агломерации играют решающую роль в экономическом развитии: формирующиеся в них за счет разнообразия резидентов и возникновения множества взаимосвязей между ними новые знания способствуют появлению различных экономий и развитию человеческого потенциала. Далее вопрос кластерных экстерналий будет рассмотрен подробнее.

Piter Dicken. Global Shift. Mapping the challenging contours of the world economy. – SAGE Publications Ltd., London, 2007, p. 21-22.

Термин «виртуальный промышленный кластер» (virtual industrial cluster) и «сетевой виртуальный кластер» (networked virtual cluster) уже достаточно широко применяется в практике международных исследований, в первую очередь, к тем кластерным системам, которые основаны на передаче информации – например, в медиапространстве52.

На основе введенной нами категории информационных кластеров возникает ряд вероятных проблем, требующих подробного анализа.

1. Проблема возможного размывания кластерной теории в результате выделения нового вида кластеров.

Однако сам М. Портер, как автор определения кластера, принятого на сегодняшний день за основу, допускал в перспективе снижение значение географической составляющей. Кроме того, примеры развитых кластеров доказывают, что такой родовой признак промышленно-инновационных кластеров, как локализация, дополняется растущим влиянием других особенностей внутри- и межкластерного взаимодействия, таких как информационный обмен, развитие общих положительных экстерналий, не связанных с определенной территорией, снижением необходимости территориальной близости во многих отраслях по мере развития процессов глобализации.

2. Проблема целесообразности выделения нового вида кластеров в связи с тем, что информация и инновационная составляющая уже являются обязательным атрибутом действующей кластерной концепции.

Вопрос состоит в приоритете (главенстве) того или иного признака развития кластеров: со временем изменяются приоритеты от территориальной концентрации к степени информационного обмена между участниками.

3. Проблема идентификации нового вида кластеров, уже не основанных на географической близости.

Существует множество индексов, измеряющих степень развития инноваций экономик стран мира (в частности, индексы сетевой готовности – Connectivity scorecard, Networked readiness index и др.), которые, модифицировав, можно использовать для выявления потенциальных и оценки эффективности существующих кластеров. Однако, в целом, аппарат идентификации информационных кластеров нуждается в разработке.

4. Проблема нового понимания структуры в случае информационных кластеров.

Возможно, как минимум, два варианта постепенного перехода территориальных кластеров к информационным, более виртуальным:

Picard R.G. Media clusters: local agglomeration in an industry developing networked virtual clusters. – Joenkoeping International Business School Working Paper Series. – 2008. – - ключевая компания, формирующая ядро кластера и являющаяся основным производителем, остается прежней, при этом, растет IT-составляющая (степень коммуникаций с другими участниками);

- в качестве ключевого участника кластера начинает выступать сервисная компания или структура, координирующая информационные потоки. Таким образом, становится возможным объединять различные отрасли под единым «информационным зонтиком» – это дает возможность в большей степени развивать кросс-инновации. В частности, по такому пути идут новые кластеры Финляндии в области энергетики и окружающей среды, машиностроения, металлообработки и инженерных услуг, информационно-коммуникационных технологий, здравоохранения, ядрами которых выступают сервисные компании.

5. Проблема дальнейшего развития новой кластерной концепции и стратегического выбора для национальных экономик: учитывая уже некоторую архаичность концепции сугубо территориальных кластеров, следует ли странам отказаться от планирования и развития кластеров по географическому принципу.

Во-первых, существующие кластеры могут изначально развиваться как территориальные, а впоследствии наращивать информационную составляющую и перерастать в информационные. Во-вторых, например, Европейский Союз, как единое экономическое пространство, в силу своей фрагментарности, по-прежнему отстает от США по степени «инновационности» экономики: хотя компании, базирующиеся в ЕС, существенно увеличили общие инвестиции в исследования и разработки, американские корпорации продолжают показывать более высокую эффективность деятельности (табл. 2.3)53.

Если проследить данную особенность по отраслям, разделив их, согласно методологии Европейской Комиссии с точки зрения вложений в НИОКР, на высокоинтенсивные (с интенсивностью вложений в НИОКР более 5% – биофармацевтика и биотехнологии, медицинское оборудование и услуги, технологическое оборудование, информационно-коммуникационные технологии и др.), с интенсивностью выше среднего (от 2 до 5% – электроника, автомобили и запасные части, авиакосмическая и оборонная отрасль, промышленный инжиниринг и машиностроение, химическая промышленность и др.), ниже среднего (с интенсивностью от 1 до 2% – пищевая промышленность, туризм, СМИ, нефтяное оборудование, электроснабжение и др.) и низкоинтенсивные (с интенсивностью вложений The 2012 EU Industrial R&D Investment Scoreboard – European Commission, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2012 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://iri.jrc.ec.europa.eu/research/docs/2012/SB2012_final_draft.pdf. P.. (дата обращения – 18.12.2012).

менее 1% – строительство и стройматериалы, транспорт, добыча полезных ископаемых, табачная промышленность и др.), то по итогам 2011 г. соотношение выглядит явно в пользу американских корпораций.

Соотношение вложений в НИОКР и роста результатов деятельности по итогам 2011 г. компаний, базирующихся в ЕС и в США Доля вложений в отрасли с интенсивностью выше Доля вложений в отрасли с интенсивностью ниже Источник: данные The 2012 EU Industrial R&D Investment Scoreboard – European Commission, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2012. – P. 6- [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://iri.jrc.ec.europa.eu/research/ docs/2012/SB2012_final_draft.pdf. P. (дата обращения – 18.12.2012).

Сами эксперты Европейской Комиссии видят причину данного сохраняющегося «инновационного разрыва» (т.н. «R&D intensity gap») между США и ЕС в недостаточной трансграничной активности европейских компаний в отличие от американских, имеющих более обширные транснациональные производственные и инновационные сети. Таким образом, проблема развития международных взаимодействий между экономиками стран ЕС с точки зрения конкурентоспособности Европы как единого макрорегиона, стоит на сегодняшний день достаточно остро. Это важно и с точки зрения необходимости изменения подходов к восприятию кластеров как сугубо локальных образований: можно предположить, что территориально сконцентрированные кластеры еще больше фрагментируют Европу (проведем аналогию с противоречиями двух тенденций развития мировой экономики: глобализацией, направленной на рост степени однородности экономической среды, и регионализацией, направленной на замыкание групп стран в рамках региональных интеграционных объединений).

Более активное развитие информационных, виртуальных кластеров в Европе снизило бы степень фрагментарности, регионализации ЕС, объединило бы европейское экономическое пространство в более крупные информационно-инновационные сети и, таким образом, ускорило общее инновационное развитие данного региона. Возможно, это будет являться одним из механизмов, который уменьшит инновационное отставание ЕС от США.

Значение пространственной составляющей развития того или иного кластера также зависит от отраслевой принадлежности предприятий его ядра – степени фондоемкости ключевых отраслей, привязки к определенным месторождениям, рабочей силе с уникальными навыками и другим базовым факторам, свойственным определенной территории.

Подтверждением необходимости модификации кластерной концепции являются данные об инновационном развитии некоторых стран мира в зависимости от степени развития промышленно-инновационных кластеров. Проведенное нами исследование инновационного развития европейских стран54 показало, в частности, что Италия, которая занимает 1-е место по состоянию кластерного развития, по всем остальным инновационным индексам существенно отстает даже от среднеевропейского уровня.

Это свидетельствует о том, что сама кластерная концепция еще довольно традиционна, и такое свойство, как концентрация предприятий на определенной ограниченной территории, т.е. региональная агломерация, является приоритетным для определения кластеров – в таком случае, именно промышленные округа Италии в большей степени реализуют эту пространственную составляющую (т.н. «третья Италия»). Однако данный подход на сегодняшний день постепенно становится архаичным в контексте идеи развития информационных кластеров, направленной на приоритет инновационного продукта, генерируемого внутри кластера, даже в том случае, если он сам располагается на менее определенной территории или является транснациональным.

Согласимся с той точкой зрения, что необходимо разделять кластеры на те, для которых территориальный аспект имеет важное значение, и те, в которых первичны отраслевые связи. В частности, Пилипенко И.В. отмечает, что «кластеры различаются по наличию географической составляющей – к внепространственным кластерам относятся промышленные и наРекорд С.И. Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе: эволюция и современная дискуссия. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – С. 65-73.

циональные кластеры, а к пространственным – региональные, трансграничные и локальные кластеры»55.

Восприятие промышленно-инновационных кластеров как сугубо географически локализованных структур (в соответствии с изначальной формулировкой Портера), безусловно, привносит большую определенность и удобно для исследователей и практиков, и многие кластеры сохранят региональную привязку в силу отраслевой специфики и характера взаимодействий, однако реальность такова, что современные кластеры проявляют себя как более разнообразные структуры с различными типами связей между участниками, и виртуализация взаимоотношений внутри и между ними будет неизбежно расти.

Таким образом, кластерная парадигма, как исходная система взглядов на создание и развитие промышленно-инновационных кластеров, на наш взгляд, подвергается изменениям в современных условиях (табл. 2.4).

Необходимо отметить рост значения инновационной и социокультурной составляющих, понимая их максимально широко – и как факторы, благодаря которым кластеры становятся более однородными, и как причины дистанций между участниками, преодолимых гораздо труднее, чем физические расстояния.

Современная модификация составляющих кластерной парадигмы Производственная Сочетание отраслей в кластере, Постоянно производств полного цикла, соотношение локализации и делокализации производства Пространственная Географическая близость про- Снижается Пилипенко И.В. Конкурентоспособность и формы организации производства в регионах России // Взаимодействие городских и сельских местностей в региональном развитии: Сборник материалов XXII ежегодной сессии экономико-географической секции МАРС, Саратов, 4-6 июня 2005 г. / Под ред. Ю.Г. Липеца. – М.: ИГ РАН, 2005. – С. 42-51.

стере, эксплицитное и имплицитное знание, наличие научноисследовательских центров, участниками как основного нематериального актива, проблему взаимодействия в социальных сетях, механизмы координации в кластере, «кластерную Таким образом, снижение необходимости привязки кластеров к определенной территории заставляет нас обратиться к одному из правил для развития в условиях «новой» экономики, предложенных Кевином Келли (Kevin Kelly): “From places to spaces”56, т.е., в данном случае, от территорий к пространствам, под которыми можно понимать не только географию, но и социально-культурные дистанции, и информационное пространство, и рыночные ниши. Нельзя не согласиться с Келли в том, что преимущество пространств над территориями связано в большей степени не с их «негеографической виртуальностью», а с неограниченной способностью абсорбировать связи и отношения. Посредством коммуникаций сетевые пространства могут соединять все виды узлов, измерений, отношений и взаимодействий – не только те, что находятся в физической близости друг к другу. С точки зрения развития информационных технологий происходит смещение конкурентной борьбы из физического мира (marketplace) в многомерное пространство (marketspace). При этом, можно выделить множество таких пространств: сообщества знаний, инфраструктуры для осуществления транзакций и др. Kelly K. New rules for a new economy: 10 radical strategies for a connected world. – http://www.kk.org/newrules/newrules-7.html Sviokla J. Marketspace markets: factors for success and failure. / Information technology and industrial competitiveness: how IT shapes competition. – ed. by Chris F. Kemerer. – Kluwer Academic Publishers, 2002. – P. 34.

Для определения различных видов (измерений) близости в сетевых структурах (и кластерах, в том числе) воспользуемся наиболее емким, на наш взгляд, подходом профессора университета Утрехта Рона Бошмы (Boschma, 2005), который выделяет пять форм близости: когнитивную, организационную, социальную, институциональную и географическую (табл. 2.5).

Виды близости между организациями в рамках сети (дистанции) в рамках межорганизационной сети Когнитивная Степень, в которой организации разделяют единую базу знаний. Способность участников сети абсорбировать новое знание требует когнитивной близости.

Организационная Степень, в которой организации находятся под единым иерархическим контролем, т.е. степень автономии или контроля в рамках организационных соглашений: от крайней позиции «спот-рынка» через неформальные отношения между фирмами к организованной фирме. Организационная близость, безусловно, полезна для развития инновационных сетей, так как снижает степень неопределенности, следовательно – риски. Сильные механизмы контроля призваны гарантировать права собственности и достаточное вознаграждение в результате инвестиций в новые технологии. Рынки не могут в полной мере выполнять данные функции, так как порождают избыточные транзакционные издержки. Кроме того, формальные рыночные контракты практически невозможны в случае комплексного долгосрочного сотрудничества в области исследований, когда сложно определить и кодифицировать виды деятельности, которые будут Социальная Степень, в которой организации имеют дружественные взаимоотношения, имея в виду, что любые взаимоотношения между участниками на микроуровне встроены в социальный контекст и основаны на доверии. Социальные взаимосвязи играют образом, формируются эпистемические сообщества58 (epistemic communities) и сообщества практиков Институциональная Степень, в которой организации действуют под влиянием одних и тех же институтов на макроуровне. Институты могут быть как формальными (законы), так и неформальными (культурные нормы и ценности) и, как таковые, они обеспечивают механизмы, которые обеспечивают стабильные условия для интерактивного обучения. Недостаточная институциональная близость характерна для спирали» (взаимоотношений между университетами – промышленностью – правительством) Географическая Физическая дистанция или время, затрачиваемое Дает преимущества для инновационного взаимодействия и эффективного процесса взаимного обучения за счет личного контакта и взаимодействия.

Однако, постепенно, постоянное совместное расположение участников сети (co-location) заменяется временным для быстрого и более эффективного Составлено по: Boschma Ron, Frenken Koen. The spatial evolution of innovation networks: a proximity perspective // Papers in Evolutionary Economic Geography № 09.05.

Utrecht University. – P. 2-4.

Под эпистемическим сообществом понимается сеть специалистов (в основном – научное сообщество), признанных компетентными в определенной сфере и обоснованно претендующих на знания, имеющие существенное значение для политик в данной предметной области. Участники сообщества имеют определенный набор разделяемых ими нормативных и принципиальных убеждений, обеспечивающих социальные действия в сообществе на основании единых ценностей, а также разделяемые ими убеждения относительно причинности в данной предметной области и относительно критериев оценки знаний. – См. базовую статью Питера Хааса: Peter M. Haas. Introduction:

epistemic communities and international policy coordination // International organization.

Vol. 46, No. 1, Knowledge, Power, International Policy Coordination. (Winter, 1992). – P. 3.

Можно заметить, что исследователи делятся на две группы: одни рассматривают «дистанции», «расстояния» в рамках сети и возможности их уменьшения, другие – степень близости между участниками и возможности для ее роста. При этом речь идет об одной и той же группе проблем – насколько влияет степень близости (дистанции) на те или иные сетевые взаимодействия, и какие виды близости (дистанций) наиболее существенны для тех или иных субъектов. Поэтому для целей данного исследования различия между близостью и дистанциями в рамках сети не существенны и носят, скорее, эмоциональный характер.

Основные негативные тенденции развития кластеров связываются в актуальных исследованиях именно с географической локализацией и «замыканием» внутри себя (так называемый эффект «lock-in»), в частности:

«снижение когнитивного, коммуникативного и ресурсного разнообразия, доминирование неизменного ограниченного набора норм, ценностей и традиций, формирующихся в результате социальной погруженности в географически локализованное сообщество (курсив наш – С.Р.); падение структурной гибкости в результате установления жестких, с трудом изменяемых систем связей; чрезмерная централизация вокруг одного или нескольких ключевых игроков, узурпирующих власть в сети за счет контроля основных коммуникативных и ресурсных потоков»59. Важнейший вопрос состоит в том, что может предложить экономическая наука для роста эффективности данной сетевой модели развития бизнеса, помимо констатации необходимости ее поддержки и суммирования лучших мировых практик формирования информационных промышленно-инновационных кластеров.

Представленная выше краткая классификация видов близости (дистанций) в межорганизационных сетях (и кластерах, как их разновидности), дает возможность диверсифицировать подходы и перейти от «плоской», территориальной картины экономических взаимодействий, к «объемной», пространственной. Для более ясного представления современных изменений воспользуемся методом визуализации, или «методом символов», т.е. основных категорий, характеризующих обе системы (рис. 2.3).

При этом важно отметить, что концепции территориального размещения производства не противопоставляются концепциям пространственной организации – речь идет о постепенной эволюции от исключительно физических параметров к нефизическим, учитывая все вышеприведенные особенности развития сетевой модели бизнеса. Основным механизмом такого перехода является объективный процесс делокализации, являющийся частью интернационализации. Данная тенденция постепенно становится характерной даже для развитых и устоявшихся итальянских промышленных районов (дистриктов).

Басов Н.В. Сети межорганизационных взаимодействий как основа реализации открытых инноваций // Инновации. – 2010. – № 7. – С. 45.

Термины: местность (locality), Термины: сеть, сетевое взаиморайон, дистрикт, штандорт действие, виртуализация Эффективность территории Эффективность пространства Рис. 2.3. Переход экономических взаимодействий Становится понятно, что кластерная концепция нуждается в модернизации в соответствии с более активным информационным обменом между участниками растущих кластеров как ключевым элементом их конкурентоспособности. Данная необходимость подталкивает нас к сетевой концепции кластерных систем и подтверждает необходимость относить промышленно-инновационные кластеры к одному из наиболее адекватных современному развитию глобального бизнеса типов межфирменных сетей.

По мнению М. Грановеттера (M. Granovetter), одного из основных теоретиков сетевых взаимодействий, «в гораздо большей степени, чем месторасположение кластера, важны бизнес- и социальные сети, которые развиваются между производителями»60.

С точки зрения Е.В. Сапир, «сетевая экономика радикально преобразует саму сущность понятия «локальное», порождая через динамику сетевых сообществ, сетевой менеджмент и сетевые процедуры эффект «детерриторизации», т.е. устраняет понятия локальной ограниченности, географической оторванности, отдаленности, периферийности и т.п.»61.

Возвращаясь к концепции К. Келли, отметим, что выделенные им восемь категорий нематериальных ценностей, характерные для сетевой экономики (сетевой – в буквальном смысле, т.е. основанной, в первую очередь, на Granovetter M. “Business Groups”, p. 453-475 in Neil Smelser and Richard Swedberg, eds., The Handbook of Economic Sociology. Princeton: Princeton University Press, 1994, p. 453-475.

Сапир Е.В. Региональные сетевые партнерства – инструмент интеграции в глобальную инновационную среду // Известия Уральского государственного экономического университета. – 2009. – № 3. – С. 65.

компьютерных сетях), которые он называет генеративами (т.е. «производящими») – это то, что невозможно копировать, клонировать, имитировать, тиражировать, подделывать или воспроизводить. В условиях роста количества бесплатных продуктов (копий) в сетевой экономике генеративные качества добавляют им ценность, и это как раз то, что продается (табл. 2.6).

Категории нематериальных ценностей, характерные Незамедлительность Возможно более быстрый доступ к новым версиям (Immediacy) Персонификация Индивидуальная модификация товара в соответствии с предпочтениями конкретного покупателя (Personalization) (пользователя), «доведение» свойств товаров и услуг до индивидуальных стандартов, что требует Интерпретация Техническая поддержка бесплатного продукта, (Interpretation) полученной информации (например, индивидуальная расшифровка генетической информации) Достоверность Гарантия бездефектности, качества и надежности (Authenticity) Доступность Передача производителям функций по резервному Воплощение Перевод цифровой информации в другие виды воплощений (печать, 3D, лазерные проекции, голоEmbodiment) Патронаж Добровольная плата создателю за произведения Находимость Соединение нишевой аудитории с нишевыми продуктами с помощью многоуровневого аппарата (Findability) находимости, в том числе – т.н. агрегаторов (поисковые интернет-машины) Составлено по: Kelly K. Better than free [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kk.org/thetechnium/archives/2008/01/better_than_fre.php Данные «генеративы» все больше выходят за рамки сугубо цифровых технологий в «реальный мир», что дает возможность экстраполировать концепцию К. Келли на большинство новых инновационных рынков.

Таким образом, кластеры продолжают развиваться как сети сетей, вовлекающих процессы дальнейшей диверсификации деятельности, специализации рабочей силы, формирования новых рыночных ниш, уникальных общественных благ, и обеспечивающих формирование сообществ, которые, в конечном итоге, влияют на развитие определенных территорий. В данном случае рассматриваются международные кластерные системы всех типов – для нас важно, каким образом кластеры могут стать эффективным звеном международной экономической интеграции: для России – в первую очередь, на пространстве СНГ в целом и, в частности, в рамках Единого экономического пространства.

2.3. Эволюционный подход к осмыслению и формированию промышленно-инновационных кластеров Кластерное развитие необходимо понимать с точки зрения теорий развития экономических систем, претерпевающих в настоящее время серьезные модификации. В первую очередь, следует отметить наблюдаемый рост интереса к теориям эволюционной экономики (evolutionary economics). Среди причин данной тенденции можно назвать, во-первых, мировой экономический кризис, который ознаменовал собой и кризис экономической теории, не способной его предвидеть и объяснить. Таким образом, возникла потребность в предсказании экономических изменений, а, следовательно, в развитии новых научных направлений, объясняющих динамику экономических систем в длительных периодах времени. Вторая причина логически связана с первой: возникает необходимость выявления и изучения механизмов адаптации систем к изменениям, в том числе – к внешним шокам. Кроме того, в посткризисной экономической науке начали развиваться бихейвиористские (поведенческие) подходы, допускающие иррациональное поведение экономических субъектов. В свою очередь, поведенческие реакции явились некой аналогией поведения биологических видов в популяциях и, в конечном итоге, в экосистемах.

Хотя идея эволюционной экономики зародилась еще в конце 19 в.

(с известного эссе Т. Веблена «Почему экономика не является эволюционной наукой?» 1898 г. – так как уже тогда преобладала теория экономического равновесия), она «до сих пор не имеет столь же развитого теоретического аппарата, как (нео)классическая экономическая теория»62, и Попков В.В., Берг Д.Б. Эконофизика и эволюционная экономика – перспективное направление исследований // Доклад на Всероссийской интернет-конференции «Проблемы эконофизики и эволюционной экономики». Институт экономики Уральского http://uralces.ru/3196/3449/3475/3479/3481/ воспринимается как альтернатива современному экономическому «мейнстриму», в особенности после глобального экономического кризиса, когда существующие механизмы экономического регулирования не доказали своей эффективности.

Парадоксально, но в экономической науке эволюционные теории были бы даже более продуктивными, чем в биологии: совершившийся переход к более «механистическим» экономическим теориям (в соответствии с господствовавшей философией утилитаризма) надолго отодвинул эволюционное (и, как это тогда было воспринято, менее рациональное) отношение к экономическим системам, что могло бы предотвратить многие кризисные явления. «К. Эрроу заметил, что биологические аналогии являются более уместными для экономической теории, чем общепринятые механические (Arrow, 1995). Об этом писал и Ф. Хан (Hahn, 1995). Но биологические системы являются, если так можно выразиться, значительно «более системными», чем механические. Все это приводит к мысли, что системное направление в перспективе может стать магистральным направлением в экономической теории»63.

Современное понимание эволюции экономических систем можно сформулировать как «смена различных динамически устойчивых состояний. Согласно теории хаоса, развитие системы можно представить как смену устойчивых упорядоченных состояний через периоды хаоса (бифуркации) со все увеличивающейся сложностью этих состояний, причем именно хаос способствует самоорганизации системы в новом динамически устойчивом состоянии. Исходя из этого, общую схему эволюции системы можно представить в следующем виде: «хаос – порядок – хаос – порядок…»64. Выше уже говорилось о том, что в настоящее время мировая экономика и, соответственно, все входящие в нее экономические системы находятся в точке бифуркации, в которой могут происходить изменения свойств объектов. Таким образом, Важным является выявление самого механизма эволюции систем.

Этот ключевой вопрос сформулирован Эбелингом, Энгелем и Файстелем, и процитирован в докладе В.В. Попкова и Д.Б. Берга: «Какие механизмы необходимо привести в действие для того, чтобы система, обладающая свойствами самовоспроизведения, мультистабильности, конкуренции и отбора, приобрела способность к эволюции? Таким механизмом служат Клейнер Г.Б. Развитие теории экономических систем и ее применение в корпоративном и стратегическом управлении. Центральный экономико-математический институт, Российская академия наук Препринт #WP/99/2010, Москва 2010 (рус.).

Краснов Г.А., Краснов А.А., Краснова А.А. Энтропийный метод анализа устойчивости и затратообразующих факторов экономических систем в условиях неопределенности // Журнал экономической теории. – 2009. – № 4. – С. 187.

мутации, т.е. случайное воспроизводство альтернативных возможностей»65.

Возникает необходимость определения мутаций в контексте эволюции экономических систем: «Одна отдельная мутация, как правило, означает скорее ухудшение, чем улучшение системы в смысле эволюции. Но если возникает благоприятная возможность и она усиливается, то эволюция делает шаг вперед. Такие благоприятные возможности называются инновациями»66.

Таким образом, в отличие от природных систем, в экономических системах мы имеем дело с управляемой эволюцией. Необходимо также разобраться, чем понятие «эволюция» отличается от простого «развития»

экономических систем. Если иметь в виду непрерывность как основное свойство эволюционности, то в данном случае инновации, которые являются механизмом эволюции и перехода системы в новое качество, по определению дискретны, и непрерывного развития достичь довольно трудно.

Данный дискретный процесс лучше всего описать в терминах «Шумпетерианской конкуренции» — как «созидательного разрушения, в котором фирмы растут, выживают или умирают. Фирмы, способные осуществлять нововведения и адаптироваться, растут или выживают, а другие оттесняются и устраняются. … В результате экономическое развитие можно представить, как последовательную смену равновесных состояний, или так называемое пунктирное равновесие»67. В этом проявилось противоречие Шумпетера с пониманием развития А. Маршаллом как непрерывного процесса («Natura non facit saltum»68). Тем не менее, Маршалл в полной мере поддерживал биологические аналогии, утверждая, что именно экономические труды подвигли биологов к развитию теорий естественного отбора: «Исторический труд Мальтуса о борьбе человека за существование подвигнул Дарвина на исследование влияния борьбы за существование в животном и растительном мире, которое привело к открытию естественного отбора как постоянного следствия борьбы за существование»69. Но наиболее значимым нам представляется положение Маршалла Попков В.В., Берг Д.Б. Эконофизика и эволюционная экономика – перспективное направление исследований. // Доклад на Всероссийской интернет-конференции «Проблемы эконофизики и эволюционной экономики». Институт экономики Уральского http://uralces.ru/3196/3449/3475/3479/3481/ История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2001. – С. 627-628.

«Природа не делает скачков» (лат.) – выражение, избранное Маршаллом в качестве эпиграфа своего многотомного труда «Принципы экономической науки» (1890 г.).

Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. I: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1993. – С. 320.

о едином законе постоянного усложнения систем: «Развитие организма – будь то социального или естественного – обусловлено углубляющимся разделением функций между его различными частями, с одной стороны, и все более тесной связью между ними – с другой. Каждая часть становится все менее и менее самообеспечивающейся, ее благосостояние становится все более и более зависимым от других частей, вследствие чего всякое нарушение в одной части высокоразвитого организма скажется также и на других его частях»70. В экономической жизни Маршалл трактует данную закономерность в терминах «дифференциации» и «интеграции», что отражает современные черты развития экономических систем.

Примечательно, что российские эксперты трактуют экономический кризис 2008–2010 гг. как процесс «созидательного разрушения», в котором новая система взаимоотношений заменяет существующую, интенсивное экономическое сотрудничество затухает в одном месте и развивается в другом – что в полной мере относится к пространству СНГ71.

Наиболее целостным и фундаментальным современным трудом по эволюционному развитию экономики можно считать работу Нельсона Р. и Уинтера С. «Эволюционная теория экономических изменений» (1982 г.), в которой показано, в частности, что «эволюционная теория роста предлагает схему, в рамках которой макро- и микроуровневый аспекты технического прогресса можно объединить с гораздо большим успехом, чем при формальном подходе более ортодоксального толка»72. Таким образом, подтверждается мезоэкономический характер эволюционной экономики.

По мнению В.И. Черенкова, «В конце XX века А. де Гё дал толчок к развитию понимания предприятия (фирмы) не как «черного ящика» с целевой функцией максимизации прибыли (что можно было бы назвать «экономический неомеханицизм» …), а как живого организма, который должен следовать социобиологическим законам адаптации, сосуществования и перерождения. … Важнейшей отличительной чертой биологического подхода к бизнесу, который получил распространение в конце XX в., является борьба за выживание. … Аналогии отношениям экономической конкуренции довольно легко найти в том, каким образом осуществляется взаимосвязь между живыми организмами (популяциями) между собой и окружающей (в том числе и неживой) средой. … Известно, что любая популяция в экосистеме располагает альтернативами дальнейМаршалл А. Принципы экономической науки. Т. I: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1993. – С. 321.

Eurasian Integration Yearbook 2011 / Annual Publication of the Eurasian Development Bank. – Almaty, 2011. – P. 35.

Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений / Пер.

с англ. М.Я. Каждана. – М.: ДЕЛО, 2002. – С. 45.

шего развития: 1) приспособиться к существующей окружающей среде;

2) эмигрировать в другую окружающую среду; 3) погибнуть»73.

Таким образом, накоплен значительный объем аналогий между биологическими и экономическими системами, и появляется потребность в выявлении общего и особенного в их развитии (табл. 2.7).

в развитии экономических и биологических систем Общее в развитии экономических Различия в развитии экономических 1. Возможность поддержания внут- 1. Различные факторы ограничереннего равновесия за счет системы ния роста: в случае биологических обратных связей систем – доступность материальных ресурсов, в экономических 2. Законы конкуренции, заставляю- 2. Антропогенный фактор, выстущие эволюционировать виды и пающий как внешний ограничипредприятия, популяции и отрасли. тель или модификатор развития Подобно тому, как в биологии биологических систем, и отсутстэволюция ассоциируется с самоор- вие такого крупного экзогенного ганизацией, естественным отбором, фактора в экономических систепостоянно возрастающей сложно- мах стью, в экономике эволюция есть процесс нарастания многообразия, сложности, продуктивности производства, происходящий за счет периодически повторяющейся смены технологий, продуктов, организаций, институтов (Попков В.В., Берг Д.Б., 2004). При этом рынок выступает как селекционная среда (Нельсон Р.Р., Уинтер С. Дж., 1982) Черенков В.И. Международный бизнес как система комплексных глобальных интегрированных маркетинговых коммуникаций: Дис. … д-ра экон. наук по спец-тям:

08.00.14 – Мировая экономика и 08.00.05 – Экономика и управл-е нар. хоз-вом (маркетинг). – СПб., 2004. – С. 123.

Общее в развитии экономических Различия в развитии экономических 3. Формирование ниш, обеспечи- 3. Сами механизмы эволюции вающих стабильное развитие участ- систем несколько различаются. В ников (видов) качестве механизма перехода биологической системы на другой случайное воспроизводство альтернативных возможностей) (Эбелинг В., Энгель А., Файстель Р., 4. Необходимость наличия опреде- 4. Хотя биосфера в целом предленной критической массы участни- ставляет собой единую систему, ков (видов) для выживания систем можно предположить, что биолоДж. Мур, 1993) гические экосистемы слабее взаимодействуют между собой, чем экономические, когда определенная система может выступать звеном другой системы и образовывать «сети сетей» производственных компаний и поддерживающих 5. Необходимость разнообразия 5. Коренное отличие эволюции участников (видов) для лучшей экономических систем – в том, адаптации систем и их выживания, что это продукт человеческих хотя концепция биоразнообразия усилий и сознательного выбора, а разработана гораздо лучше, чем не предопределенный процесс разнообразия экономического выживания сильнейших, на который сами участвующие организмы не в силах повлиять Источник: Рекорд С.И. Развитие промышленно-инновационных кластеров:

биологические аналогии в контексте эволюционной экономики // Вестник Российской академии естественных наук. – 2012. – № 2. – С. 34-37.

С точки зрения системного подхода у экономических и биологических систем на первый взгляд много общего, однако, ключевым в части применения подобных аналогий остается целый ряд вопросов: «сводится ли заимствование к использованию понятий биологии в экономике или же речь идет о перенесении методологических принципов биологии в экономику или поиске общих методологических основ; являются ли термины, воспринятые экономистами из естественных наук, скорее образными метафорами, нежели строго определенными понятиями, каково познавательное значение этих метафор и т.д.?»74. На эти важные вопросы еще предстоит ответить, однако, по нашему мнению, даже простые аналогии экономических систем с биологическими на уровне метафор принесут результаты, тем более, если исходить из общепринятой в настоящее время парадигмы устойчивого развития бизнеса.

Следует отметить, что экосистемный подход уже удачно инкорпорирован некоторыми авторитетными исследователями межфирменных взаимодействий в модели развития кластеров. Так, М.Ю. Шерешева описывает кластер в виде пирамиды, которую можно изобразить следующим образом (рис. 2.4).

Лидирующие центральные (фокальные) компании, экспортирующие продукцию и/или услуги за пределы региона Сеть поставщиков, мелких и средних компаний, составляющих т.н.

экосистему и поставляющих комплектующие, услуги и пр.

Социально-экономическая инфраструктура (организации, обеспечивающие ключевую компанию человеческими, финансовыми Составлено по: Шерешева М.Ю. Межфирменные сети. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2006. – С. 206.

История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2001. – С. 621-622.

Любопытно, что модель образования такой сетевой, горизонтально ориентированной структуры, как кластер, можно в данном случае показать в виде пирамиды. При этом, учитывая сетевой принцип, современное развитие международного бизнеса в целом сегодня, безусловно, необходимо интерпретировать в терминах различных видов сообществ: «сообществ практики (communities of practice), сообществ знания (communities of knowledge) и т.д., в которых действуют общие системы ценностей, общие практики и существует взаимное доверие между участниками»75.

Если воспринимать сообщество компаний (в виде промышленноинновационного кластера) как популяцию, которая путем объединения выживает в некоей бизнес-экосистеме в агрессивной внешней среде, становится возможным применять биологические аналогии (в части экологии популяций – например, макроэволюцию) и эволюционные подходы. Данный тезис подтверждается положением Нельсона и Уинтера о том, что основным объектом изучения эволюционной экономики является совокупность (популяция) фирм в конкурентной (рыночной) среде76.

Эволюционный подход к пониманию развития промышленноинновационных кластеров актуален по следующим причинам:

1. Кластеры в полной мере можно отнести к развивающимся, эволюционирующим экономическим системам, которые и являются предметом исследования эволюционной экономики.

2. Данный подход целесообразен для изучения механизма достижения экологического равновесия международных кластерных систем, а, следовательно, и международных интеграционных группировок, подразумевающих длительные горизонты планирования.

3. Эволюционный подход дает возможность анализа именно с точки зрения развития мезоэкономики, включающей в себя все необходимые элементы для оценки кластеров: внутриотраслевые и межотраслевые связи, институциональные изменения и формирование внутри- и межфирменных сетей.

4. Появляется возможность перехода от эволюции экономической системы в целом к развитию коэволюции (co-evolution) участников кластеров.

С точки зрения возможностей современной трактовки эволюции кластерных систем представляется актуальным подход Мартина и Санлея, которые доказывают необходимость перехода от модели простого жизБасов Н.В. Сети межорганизационных взаимодействий как основа реализации открытых инноваций // Инновации. – 2010. – № 7. – С. 42.

Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений / Пер.

с англ. М.Я. Каждана. – М.: ДЕЛО, 2002. – С. 13.

ненного цикла кластера к пониманию кластеров как комплексных адаптивных систем с нелинейной динамикой (Martin M., Sunley P., 2011) – т.е.

сама кластерная концепция постоянно эволюционирует. При этом понятие жизненного цикла сохраняется, но он становится более сложным, т.н.

«модифицированным адаптивным жизненным циклом кластера», который включает в себя не только традиционные фазы возникновения, роста зрелости, спада и возможных ошибок развития, но также фазы постоянной мутации, переориентации кластеров и стабилизации их развития77.

По нашему мнению, в общем виде процесс эволюции межфирменных взаимодействий выглядит следующим образом (табл. 2.8): от территориально-производственных комплексов (территориально-производственных сочетаний), близких к европейскому понятию промышленных районов (дистриктов), основанных на территориальном размещении производства, к развитию региональных промышленных кластеров, далее – к промышленно-инновационным кластерам, и через развитие международной составляющей – к формированию международных промышленноинновационных кластеров и сетевых информационных (виртуальных) инновационных кластеров.

Эволюция межфирменных взаимодействий кластерного типа Территориально- Территориальное размещение произпроизводственный водства на основе теории экономичекомплекс ского районирования промышленный кластер образования, науки и органов власти Martin R., Sunley P. Conceptualising Cluster Evolution: Beyond the Life-Cycle Model? // Papers in Evolutionary Economic Geography. – June 2011. – № 11.12, Utrecht University. – P. 30- http://econ.geo.uu.nl/peeg/peeg1112.pdf (дата обращения – 18.12.2012).

Международный Развитие международных взаимодейпромышленно- ствий на приграничных территориях У вышеприведенной эволюции имеется ряд особенностей. Вопервых, одновременно могут существовать кластеры всех пяти видов, при этом, общий тренд – движение к большей информатизации и виртуализации. Во-вторых, эволюционный процесс развития кластеров на пятом этапе не заканчивается, и их модификации будут продолжаться.

Ранее нами уже отмечалось, что для понимания эволюции кластеров плодотворным является их понимание как бизнес-экосистем, в которых все участники развиваются совместно и, таким образом, коэволюционируют. Сама теория бизнес-экосистем, использующая биологические аналогии, была развита Джеймсом Муром (James F. Moore, 1993), и структура анализируемых им бизнес-экосистем очень близка понятию «кластер» 78.

Одно из наиболее важных положений теории бизнес-экосистем с точки зрения кластерного развития заключается в том, что «среди коэволюционирующих компаний должен сформироваться лидер, инициирующий процесс постоянного динамичного усовершенствования, ведущего все сообщество к более масштабному будущему»79.

В прикладном исследовании Мирвы Пелтониеми (Mirva Peltoniemi, 2005) целенаправленно проводится сравнение экосистем с кластерами и Подробнее о данном подходе – см. Рекорд С.И. Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе: эволюция и современная дискуссия. – СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – С. 23-25.

James F. Moore. Predators and Prey: a new ecology of competition // Harvard Business Review – 1993 – May-June. Article reprint [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://blogs.law.harvard.edu/jim/files/2010/04/Predators-and-Prey.pdf – p.79.

сетями ценности80. При этом спорным остается момент отнесения кластеров к достаточно архаичным образованиям, представляющим лишь одну отрасль с географической концентрацией и жесткой конкуренцией, затрудняющей обмен знаниями между участниками. В то же время, свойства, характерные, по мнению Пелтониеми, для бизнес-экосистем, в полной мере соответствуют тенденциям современного развития кластеров, а именно: снижение значения географической концентрации, одновременное развитие конкуренции и кооперации, восприятие «отрасли» как устаревающего понятия, взаимосвязанность как стимулятор, а «общая участь»

(shared fate) – как мотиватор кооперации, а также децентрализованная система принятия решений. При этом отмечается, что «взаимодействие между бизнес-экосистемой и средой, в которой она существует, является источником непредсказуемой динамики»81.

В исследовании Пелтониеми также рассматривается важный для развития кластеров как бизнес-экосистем вопрос коэволюции. В целом, коэволюция ассоциируется как с положительными, так и с отрицательными взаимодействиями. Отрицательные означают, например, хищничество или жесткую конкуренцию; положительные – взаимность и совместное владение82. В случае развития кластерных систем речь идет о положительных взаимодействиях, когда участники, совершенствуясь, развиваются и эволюционируют совместно, т.е. о взаимной коэволюции (mutualistic co-evolution). Можно сделать вывод, что коэволюция возникает от взаимосвязанности организаций, следовательно, чем интенсивнее связи между участниками кластера в виде потоков информации, капиталов, товаров, тем интенсивнее идет процесс взаимного развития.

Таким образом, существуют возможности применения теории эволюционной экономики и возникающих биологических аналогий к развитию бизнес-экосистем и их частного случая – промышленно-инновационных кластеров (рис. 2.5). Однако данные подходы нуждаются в серьезной детализации и развитии, особенно применительно к международным кластерным системам.

Важно помнить, что одной из определяющих особенностей успешных кластеров, отмеченной еще М. Портером, является сочетание конкуренции и сотрудничества, т.е. свойство соконкуренции (co-opetition). Такое поведение компаний в кластерах можно считать «гибридным», и часто оно воспринимается экспертами как некое противоречие, требующее разPeltoniemi M. Business Ecosystem: a conceptual model of an organization population from the perspectives of complexity and evolution. / e-Business Research Center. Research Reports 18. – Tampere, 2005 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.ebrc.fi – p. 62.

Ibid., p. 65.

Ibid., p. 27.

решения. Попыткой решить дилемму «конкуренция и сотрудничество»

стала теория «соконкуренции» (сотрудничество плюс конкуренция), предложенная А.М. Бранденбургером из Гарвардского университета и Б.Дж. Нейлбаффом из Йельского университета. В бизнесе, считают они, нет фатальной неизбежности выигрыша одних и проигрыша других, получать выгоду могут многие участники83. В целом, соконкуренция по определению представляет собой дихотомию: вертикальную и горизонтальную взаимозависимость компаний, что в абсолюте дает сетевую конструкцию.

на выживание фирм периоде), теории бизнес-экосистем Рис. 2.5. Теоретические предпосылки понимания кластеров Соконкуренция компаний в кластере состоит в том, что в то время как они конкурируют в процессе доступа к государственным фондам финансирования НИОКР, к рынкам капитала и инвестиций акционеров, а также в процессе диверсификации деятельности в процессе выхода на ноBrandenburger A.M., Nalebuff B.M. Co-opetition. – N.Y.: Doubleday, 1996. – P. 7.

вые рынки, они также могут кооперироваться по развитию лучших практик и трансферу технологий, а также исследованию и освоению новых рынков84 (Dagnino, Padula, 2002). Данная концепция представляется довольно плодотворной для поддержания баланса в кластере. Это тем более важно для попыток формирования кластерных систем на постсоветском пространстве.

2.4. Экстерналии международных кластерных систем В условиях развития промышленно-инновационных кластеров во все больших масштабах необходимо уделить внимание экстерналиям (как положительным, так и отрицательным) – т.е. выгодам от роста производительности или дополнительным издержкам, которые не полностью поглощаются создающими их компаниями и косвенно влияют на других субъектов – в данном случае – участников кластера.

В частности, представитель белорусской экономической школы Яшева Г.А. отмечает, что «кластеры обеспечивают положительные эффекты (экстерналии). Внешние эффекты вязаны с тем, что действия одной фирмы оказывают воздействие на другие фирмы. В кластере выгода распространяется по всем направлениям связей: новые производители, приходящие из других отраслей, ускоряют развитие всего кластера, стимулируя развитие научных исследований и разработок; происходит свободный обмен информацией и быстрое распространение новшеств по каналам поставщиков или потребителей, имеющих контакты с многочисленными конкурентами за счет сетевого сотрудничества; взаимосвязи внутри кластера ведут к появлению новых методов конкуренции, что способствует созданию инноваций»85.

На наш взгляд, вопрос понимания и идентификации кластерных экстерналий, особенно в международной среде, является недостаточно изученной проблемой. Можно выделить следующие причины возникновения сложностей при попытках идентифицировать данные эффекты:

отсутствие однозначного определения кластера затрудняет отделение непосредственно кластерных экстерналий от урбанизационных эффектов и инфраструктурных экстерналий в целом;

Dagnino G.B., Padula G. Coopetition Strategy. Towards a New Kind of Interfirm Dynamics? – Paper presented at EURAM – The European Academy of Management Second Annual Conference – “Innovative Research in Management”, Stockholm, 9-11 May 2002. – P. 19.

Яшева Г.А. Формирование кластерной политики как направление повышения конкурентоспособности национальной экономики. [Электронный ресурс]. – С. 20. – Режим доступа: http://innclub.info/wp-content/uploads/2011/02/яшева_236_конк_кач_д.doc – Дата доступа: 03.01.2012.

снижение значения территориальной составляющей развития кластеров переводит понятие кластерных экстерналий также в более виртуальную, многомерную плоскость, что затрудняет их В то же время, само возникновение экстерналий в процессе развития промышленно-инновационных кластеров, как правило, не вызывает сомнений ни у исследователей, ни у практиков. В частности, в табл. 2. представлены положительные и отрицательные экстерналии для кластеров как территориально локализованных образований.

Кластерные экстерналии (в случае традиционного территориального подхода к кластерным системам) Положительные экстерналии Отрицательные экстерналии Формирование пула рабочей Фрагментация экономического силы (согласно еще концеп- пространства («замыкание» учации А. Маршалла). стников кластеров на себе).

Специализированная инфра- Технологический изоморфизм структура, снижающая из- (тождество технологического Возникновение новых эконо- Рост стоимости рабочей силы.

Составлено по: Боуш Г.Д., Мадгазин Д.И. Кластерный подход к развитию региональной экономики: положительные и отрицательные эффекты // Мир и Россия:

регионализм в условиях глобализации: Материалы III Международной научнопрактической конференции. Часть 2. Москва, 11-12 ноября 2010 г. – М.: РУДН, 2010. – С. 46-56.

По сути, положительные экстерналии в данном случае происходят от роста динамики развития региона благодаря кластерному развитию, а отрицательные – от региональных диспропорций из-за неравномерности этого развития: замкнутый на себя полюс роста и остальная территория.

Ниже в табл. 2.10 представлена несколько другая классификация кластерных экстерналий, основанная на традиционном подходе к кластерам как, с одной стороны, локализованным системам из предприятий одной отрасли, а, с другой – к урбанизированным агломерациям, сочетающим в себе множество отраслей (Pessoa A., 2011).

Положительные и отрицательные эффекты агломераций Локализация: пре- Создание регионального пу- Эффекты замыкания имущества агломера- ла специализированной и («лок-ин»), возниции в результате про- опытной рабочей силы; об- кающие, например, в странственной кон- мен знаниями и сотрудниче- результате слишком центрации компаний, ство компаний вдоль про- интровертной ориенработающих в одной дуктовой цепочки; лучший тации (Grabher, 1993) отрасли или осуще- доступ к рынку товаров и к ствляющих одинако- поставщикам, легкость певые виды деятельно- редачи технологических сти. Компании одной ноу-хау (Marshall, 1920).

и той же отрасли вы- Малые фирмы могут достиигрывают от близко- гать эффекта масштаба, кого расположения в торый обычно доступен результате создания лишь крупным компаниям, регионального пула трансформируя крупные специализированных суммы инвестиций в нересурсов (inputs) большие вложения (Schmitz, Урбанизация: пре- Множество участников мо- Более высокая цена имущества агломера- жет иметь совместный дос- проживания, которая ции, возникающие в туп к развитой инфраструк- влияет на рост заракрупных городах туре, высококвалифициро- ботной платы (Glaeвследствие их насы- ванной рабочей силе или ser and Mare, 2001).

щенной экономиче- специализированным услу- Высокие цены на неской среды, или про- гам, которые приносят вы- движимость и землю, сто вследствие их годы всем видам бизнеса в а также загрязнения и Экстерналии Якобс:

вариант экстерналий раслей в одном регионе да- фрагментированных от урбанизации, с ак- ют возможности для инно- мелких секторов суцентом на экономи- ваций молодым компаниям ществует риск того, региона (например, так как новые компании мо- функции, такие как наличие множества гут получить импульс для специализированные различных отраслей). решения собственных задач услуги, целевые инРазличные отрасли из других отраслей. Ускоре- фраструктурные инидополняют друг дру- ние потока идей (Glaeser and циативы или политига в процессе созда- Gottlieb, 2009) и рост инно- ки по развитию бизния инноваций. ваций являются результатом неса, станут также Компании в определенных Знания, общеприняПреимущества свяотраслях используют сход- тые в агломерации, занного разнообраные типы знания, или сход- могут переходить в зия (related variety benefits): сочетание ные типы производственных рутинные практики, экстерналий Якобс и технологий (или и то, и дру- поэтому возникает экстерналий от лока- гое). Например, компании недостаточно гипотез лизации. Если отрас- химической и фармацевти- о возникновении ноли взаимосвязаны, ческой отраслей могут ис- вых типов знания растет вероятность пользовать работников со «взаимного опыле- схожими навыками ния» идеями. Если регион является местом базирования множества участников из связанных отраслей, это может стимулировать больший перелив идей между отраслями (Frenken et al, 2007) Источник: Pessoa A. The cluster policy paradox: externalities vs. comparative advantages. – CEFUP, Faculdade de Economia, Universidade do Porto. – Working paper № 431, Oct. 2011. – P. 9.

Специалист по урбанизации Джейн Якобс (Jane Jacobs) утверждала, что урбанизация играют решающую роль в экономическом развитии: новые знания, формирующиеся в городах, способствуют появлению различных экономий и развитию человеческого потенциала (Jacobs, 1969). При этом особенно важно, что масштаб городов и разнообразие их резидентов обеспечивают множество взаимосвязей, которые генерируют новые идеи.

Создание и развитие новых продуктов и новых технологий («новых произведений» – «new work» – по терминологии Якобс) является источником экономического развития.

Соизмеряя значение экономий от локализации и урбанизации, Якобс отстаивала большую значимость экономий именно от урбанизации, включив в эту концепцию новые типы диверсификации, помимо отраслевой. В настоящее время экономии от урбанизации получили название «экстерналии Якобс» («Jacobs externalities»)86.

Важно также обратить внимание на третью категорию экстерналий, выявленную А. Пессоа – «преимущества связанного разнообразия» с точки зрения «взаимного опыления» («cross-pollination») идеями. Данный вид экстерналий в меньшей степени зависит от конкретной локализации кластера и является наиболее перспективным.

С точки зрения современных тенденций развития кластеров, в т.ч. – формирования международных кластерных систем, данная систематизация имеет смысл:

a) в традиционных отраслях с сильной привязкой к конкретной территории;

b) в процессе развития трансграничных кластеров в определенных приграничных регионах (в первую очередь – ЕС);

c) в крупных мегаполисах, где происходит смешение положительных урбанизационных эффектов и кластерных экстерналий.

Подход португальских экспертов М. Феррейры и Ф. Серры (2008) отстаивает тезис о том, что экстерналии кластерных систем являют собой преимущества и недостатки для компаний, работающих в рамках кластера (табл. 2.11).

Положительные и отрицательные экстерналии в рамках кластеров Положительные экстерналии Отрицательные экстерналии Компании в рамках одного класте- Ротация кадров связана с распрора выигрывают от целого набора странением знаний в рамках клаположительных экстерналий: дос- стера. Т.о., вероятно, что со вретуп к развитой институциональной менем компании в рамках кластера Рекорд С.И. Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе: эволюция и современная дискуссия. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – С. 12.

среде, квалифицированная рабочая постепенно становятся изоморфсила, легитимность (например, ра- ными и обладают схожими (если DiMaggio & Powell, 1983 по инсти- (Tallman, Jenkins, Henry & Pinch, туциональной теории), спилловеры 2004), что затрудняет любую порепутации и статуса, и другие экс- пытку дифференциации.

терналии (Wheeler & Mody, 1992; Также возможны такие потенциальные негативные эффекты, как Jaffe et al., 1993; Chang & Park, 2005). Портер (1998) отмечал, что растущие затраты на рабочую силу потенциальные выгоды от класте- и другие факторы, когда фирмы, ризации включают: большую дос- расположенные в одном кластере, тупность специализированных конкурируют на одних и тех же факторов, более легкий доступ к рынках ресурсов и готовых проинформации о рынках и техноло- дуктов (Baum & Mezias, 1992;

гиях, взаимодополняемость и коо- Chang & Park, 2005).

перацию между компаниями, дос- В то время как компании кластера туп к инфраструктуре и растущую могут получить преимущества за Более того, существуют и другие, компаний, их собственные знания неэкономические экстерналии, ко- могут также «утечь» в другие решением по размещению производства, или даже стратегией, основанной на знаниях. Данные экстерналии связаны с выигрышем от легитимности и снижением неопределенности благодаря имитации (Dimaggio & Powell, 1983; Henisz & Delios, 2001; Guillen, 2002) Составлено по: Ferreira M., Serra F. Open and closed industry clusters: The social structure of Innovation // Working paper N 24/2008, GlobADVANTAGE Center of Research in International Business & Strategy. – P. 8-9, 23.

В качестве критики вышеприведенных типологий кластерных экстерналий отметим, что, в основном, они понимаются как положительные и отрицательные эффекты «внутри кластера и для кластера» (как некой локальной агломерации), в то время как их влияние может быть намного шире с учетом все большей интернационализации деятельности компаний и международной миграции факторов производства, включая мгновенную миграцию такого универсального ресурса, как информация.

Таким образом, по нашему мнению, в условиях снижения значения территориальной составляющей и роста значения информационного обмена необходимо расширить понимание кластерных экстерналий, которые уже не могут ограничиваться термином «преимущества локализации».

При этом необходимо отметить, что существует достаточно традиционных промышленных зон, территориальных концентраций производств, для которых, в первую очередь, с точки зрения получения эффекта масштаба, по-прежнему решающее значение будут иметь эффекты локализации, или MAR-эффекты (т.н. «Маршаллианские эффекты», называемые также по трем первым буквам фамилий ученых: Marshall (1920), Arrow (1962), Romer(1986))87.

С точки зрения развития экс-территориальных, информационных кластеров наибольшее значение приобретают т.н. сетевые экстерналии (network externalities). Существует закономерность, подтвержденная для технологических сетей (например, в сфере телекоммуникаций): чем больше сама сеть, тем она более ценна для отдельного участника, так как он получает доступ к большему числу потенциальных партнеров (Katz, Shapiro, 1985). Данное преимущество не требует дополнительных затрат для индивидуальных участников сети и является классическим примером внешних экономий (экстерналий). Однако в контексте кластеров данный феномен также оценивается с точки зрения доступа к другим инфраструктурным ресурсам. В частности, утверждается, что экстерналии возникают в результате развития образовательной системы, которая обеспечивает особые квалификационные навыки и постоянно предоставляет трудовые ресурсы для развития компаний в кластере88. Для отдельной компании уровень квалификации, который существует в образовательной системе или в других компаниях-участницах кластеров, представляет собой внешнюю экономию (экстерналию). Общий повышенный уровень квалификации и степень специализации для целей развития кластера являются внешними ресурсами, доступными для отдельной компании бесплатно. С точки зрения положительных сетевых экстерналий ключевым становится не свойство географической концентрации участников кластера, а степень их связанности, что больше отвечает современной идеи международных внутри- и межкластерных взаимодействий.

Подробнее о MAR-эффектах – см. работу Куценко Е.С. Зависимость от предшествующего развития экономических агентов и практика оценки агломерационных эффектов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://regconf.hse.ru/uploads/ 1120cb8ebc512b3b4f42fadec8e11606c1e033ff.pdf (дата обращения – 01.12.2012).

Preissl B., Solimene L. Innovation clusters: virtual links and globalization // Paper presented at the Conference on Clusters, Industrial Districts and Firms: the Challenge of Globalization. Conference in honour of Professor Sebastiano Brusco Modena, Italy. September 12-13, 2003. – P. 6.

Необходимо отметить, что интеграционные системы стран мира также создают определенные положительные и отрицательные экстерналии, хотя бы в силу своего масштаба – на наш взгляд, это также является недостаточно изученной проблемой.

Схематично изобразить поле эффектов международных кластерных систем можно следующим образом (рис. 2.6):

промышленно- международных региональных Рис. 2.6. Поле эффектов международных кластерных систем в контексте международной экономической интеграции Логично предположить, что наиболее полно поле эффектов международных кластерных систем можно воспринять в контексте известной модели «Тройной спирали» – сочетания усилий трех категорий участников – бизнеса, государства и науки в известной модели Генри Ицковица (Стэнфорд) и Лоэтом Лейдесдорфом (Амстердамский университет).

Для выявления эффектов международных кластерных систем данный принцип накладывается на отмеченные нами ранее виды близости между участниками сетевых взаимодействий (Ron Boschma) – все, кроме географической, как постепенно утрачивающей свое значение: когнитивная, организационная, социальная, институциональная (табл. 2.12).

Кластерные и интеграционные экстерналии экстерналий Промышленноинтеграционные блоки в рамках сетевых инновационные кластеры взаимодействий Когнитивные Формирование единой Формирование единых базы знаний, возможно- технологических платсти развития альянсов в форм, виртуальных сесфере НИОКР тей обмена знаниями, экстерналий Промышленноинтеграционные блоки в рамках сетевых инновационные кластеры взаимодействий Организационные Организационные со- Организация единого глашения между участэкономического прониками, смягчающие истранства, начиная с корректирующие дейсттрансграничных региовия рынка (market нов интегрирующихся Социальные Формирование про- В конечном итоге – Институциональные Формирование нефор- Формирование единой которые могут распро- неформальных институстраняться и влиять на тов для развития интеповедение компаний вне грационного процесса, На наш взгляд, эффекты международных кластерных систем формирует комбинация эффектов «перелива» (spill-over effects) в рамках международных интеграционных объединений и промышленно-инновационных кластеров. В этом также заключается заявленная нами возможность синтеза концепций кластерного развития и международной экономической интеграции. Для этого определим возможные эффекты «перелива» для процессов международной интеграции и промышленно-инновационных кластеров, которые, по сути, являются экстерналиями и, накладываясь друг на друга, формируют эффекты международных кластерных систем.

В процессе анализа концепций международной экономической интеграции кратко уже была охарактеризована теория неофункционализма – достаточно спорная, но привнесшая важную, на наш взгляд, идею «перетекания» (spill-over), объясняющую конкретные движущие механизмы интеграционного процесса.

В общем, «эффект перетекания» понимался неофункционалистами как ситуация, в которой определенное действие, имеющее цель, создает ситуацию, в которой первоначальная цель может быть достигнута только принятием дальнейших действий, которые, в свою очередь, формируют условия и потребность для дальнейших действий, и т.д. Неофункционалисты (Э. Хаас, Л. Линдберг) выделили 2 вида эффекта spill-over: политический и функциональный. Позже к ним добавились культивируемый (cultivated), т.е. искусственно развиваемый, и экзогенный эффекты (табл. 2.13).

Виды «эффектов перетекания» в интеграционных группировках с точки зрения неофункционалистов и их последователей Функциональный Современные индустриальные эконо- E. Haas, 1958, мики взаимосвязаны, поэтому невоз- L. Lindberg, экономик, взаимосвязь данного сектора с другими секторами приведет к другие сектора (например, невозможно изолированно осуществить интеграцию в секторе производства определенного энергоносителя – возникнет Политический Создание наднациональных моделей соуправления, подобным предсказанным неофункционалистами моделям, которые возникли позднее в Европейском Союзе. Политический «перелив»

ведёт к формированию наднациональных политических элит, оказывающих давление «сверху» в пользу углубления интеграционных процессов Своего рода эффект «зубчатой передачи» – термин, предложенный Жаном Монне для характеристики европейской интеграции, когда каждое решение о сотрудничестве на европейском уровне неизбежно должно было привести к еще одному соглашению, углублявшему интеграцию.

Культивируемый Европейская Комиссия является той J. Tranholmобщеевропейской структурой, которая Mikkelsen, призвана оказывать давление «сверху» группами интересов и группами чиновников стран-участниц рые не могут быть успешно разрешены путем усиления или диверсификации политик в рамках интеграционного процесса, а требуют территориальной экспансии. Данный вид эффектов был введен для обоснования расширения интеграционных группировок Составлено по: Lindberg L. The Political Dynamics of European Economic Integration. Stanford: Stanford UniversityPress, 1963. – P. 10 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.palgrave.com/politics/pdfs/14039_41041_11_Ch5.pdf (дата обращения – 19.12.2012).

Bache I., George S., Bulmer S. Politics in the European Union 3-d ed. – Oxford University press, 2006. – Ch. 1 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://fds.oup.com/www.oup.com/pdf/13/9780199544813_chapter1.pdf. (дата обращения – 19.12.2012).

Смоляков В.А. Политическое измерение экономической интеграции (сравнение европейской и восточноазиатской моделей) // Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права. – 2010. – № 3. – С. 26.

Для развития международных кластерных систем наибольшее значение имеет именно функциональный эффект: цепная реакция вовлечения связанных и поддерживающих отраслей в интеграционный процесс лежит в основе формирования международных кластерных систем, будь то трансграничные кластеры в традиционных отраслях, или виртуальные информационные кластеры с участием новых высокотехнологичных секторов.

Среди кластерных экстерналий, имеющих важное значение для формирования международных кластерных систем, необходимо отметить сетевые экстерналии (network externalities) и «перелив знаний» в рамках кластера: оба вида эффектов имеют прямое отношение к качественному развитию международной экономической интеграции, поэтому возможность их развития должна закладываться с самого начала формирования любого интеграционного объединения.

Таким образом, еще раз было показано, что синтез концепций кластерного развития и международных интеграционных объединений возможен, так как оба вида субъектов обладают экстерналиями, характерными для международных кластерных систем.

ГЛАВА 3. СОВРЕМЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ РАЗВИТИЯ

МЕЖДУНАРОДНЫХ КЛАСТЕРНЫХ СИСТЕМ

Выявив предпосылки для формирования мезоуровня региональных интеграционных систем, на котором, в теоретическом смысле, происходит синтез теории международной экономической интеграции и современной кластерной концепции, мы рассмотрели актуальные особенности, присущие современным промышленно-инновационным кластерам, а также знаниям о них. Далее необходимо определить варианты образования международных кластерных систем, которые могут выполнять роль связующего звена между национальными экономиками интегрирующихся стран, делая их экономические взаимодействия эффективнее, а стадию интеграционного взаимодействия начиная с общего рынка – более легитимной.

Кроме того, представляется интересным в данной главе привести примеры существующих международных кластерных систем (для этого обратимся к макрорегиону Балтийского моря), а также проанализировать гипотетические возможности формирования российско-финляндских трансграничных кластеров, имеющие особое значение для экономики Санкт-Петербурга.

Международный аспект развития промышленно-инновационных кластеров с точки зрения их эволюции по определению вторичен: изначально формирование кластеров носило исключительно локальный характер, и они рассматривались как важные составляющая национальной конкурентоспособности. По мере своего развития национальные кластеры начали развиваться в трансграничных регионах поверх национальных границ, т.е. происходило смещение кластерной парадигмы в сферу трансграничных и международных взаимодействий, когда концепция кластерного взаимодействия становится уже вопросом не одного государства, но нескольких. В то же время, постепенно начал происходить процесс виртуализации межфирменных взаимодействий, и, следовательно, виртуализации кластеров.

Поскольку существует множество вариантов образования международных кластеров, представляется целесообразным предложить понятие «международная кластерная система», объединяющее в себе все возможные разновидности кластеров с участием субъектов двух и более государств.

По нашему мнению, международная составляющая развития промышленно-инновационных кластеров довольно разнообразна и может быть представлена в следующих вариантах (табл. 3.1).

Виды и особенности международных кластерных систем международных кластерных систем международных кластерных систем Кластер с участием экономических Имеет в составе национальные субъектов двух и более стран (ме- компании, научные и образоваждународный кластер – наиболее тельные центры двух и более стран виртуальный) Трансграничный кластер Сформирован в приграничных регионах двух и более стран «поверх»

Кластер с участием одной или не- Имеет в составе одну или нескольскольких ТНК (глобализирующий- ко ТНК, формирующих устойчивое Важно, что в отличие от терминологии слияний и поглощений, где международные и трансграничные сделки означают один и тот же процесс, трансграничные кластеры являются лишь одним из видов международных кластерных систем. При этом, наибольшую привязку к конкретной территории имеют, безусловно, трансграничные кластеры. Виды международных кластерных систем наглядно представлены на рис. 3.1. Несмотря на определенные различия, следующие два свойства объединяют приведенные выше международные кластерные системы:

1. Все три вида международных кластерных систем являются механизмами развития международной экономической интеграции;

2. Всем трем видам присуща определенная степень виртуализации внутри- и межкластерных взаимодействий.

1. Трансграничный кластер 2. Международный кластер Облако межкластерных взаимодействий 3. Транснациональный (глобализирующийся) кластер Рис. 3.1. Виды международных кластерных систем Таким образом, представляется целесообразным ввести понятие «облако взаимодействий» участников кластеров – по аналогии с «облачными вычислениями»90, все более актуальной виртуальной платформой для управления бизнес-процессами.

Соответственно, облако внурикластерных взаимодействий – совокупность взаимодействий участников виртуальных сетевых кластеров.

Возможно также развитие облаков межкластерных взаимодействий, причем как между виртуальными, так и между локальными, географическими кластерами. Они представляют собой менее формальные, более разреженные взаимодействия, чем внутри территориальных кластеров, однако постоянное развитие коммуникаций и новых видов услуг делает данный вид взаимодействий одним из основных каналов развития мировой экономики.

Важно отметить, что сеть носит скорее информационный, чем физический характер («нетократия» основана на доступе к информации его участников, а не только на цепях поставок). Таким образом, кластеры как сетевые сообщества, развивающие «облака взаимодействий», выступают механизмами международного интеграционного взаимодействия. Для Европейского Союза, например, остро стоит вопрос формирования эффективных международных кластерных систем. В рамках системы Pro Inno Europe на реализацию этой цели направлены такие общеевропейские инициативы, как:

транснациональное сотрудничество между аэрокосмическими кластерами: инициирование активной сети европейских аэрокосмических кластеров и формирование рабочих групп внутри сети (рекрутинг/тренинги/обмен кадрами), доступ на международные рынки (в первую очередь – азиатские), совместные исследовательские проекты по развитию новых продуктов и услуг.

Панъевропейский Суперкластер: формирование в рамках ЕС суперкластера по вопросам окружающей среды с целью аккумулирования лучших практик и использования их в будущем для развития бизнеса по защите окружающей среды в Китае.

Развитие европейских биотехнологических кластеров: интернационализация кластеров, обмен практиками и персоналом в секторе биотехнологий и распределение компетенций в биотехнологической отрасли91.

Облачные вычисления (cloud computing) – модель распределенных вычислений, состоящая из трех уровней: инфраструктуры, платформы и сервисов, использующая рои компьютеров для предоставления беспрецедентной вычислительной мощности для оказания виртуальных, «облачных» услуг по всему миру.

Проект по развитию инновационных политик ЕС, завершившийся 18.08. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proinno-europe.eu Обратим внимание, что все вышеназванные проекты имеют характер виртуальных сетевых кластерных систем, построенных по принципу единых, в первую очередь, информационно-коммуникационных платформ.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 


Похожие работы:

«ISBN 5-94356-439-Х Витяев Е.Е. ИЗВЛЕЧЕНИЕ ЗНАНИЙ ИЗ ДАННЫХ КОМПЬЮТЕРНОЕ ПОЗНАНИЕ МОДЕЛИ КОГНИТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ Монография Новосибирск, 2006 1 УДК 681.3:004.8 ББК з-813 В 546 Витяев Е.Е. Извлечение знаний из данных. Компьютерное познание. Модели когнитивных процессов: Моногр. / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2006, 293 с. ISBN 5-94356-439-Х В работе излагается подход к компьютерному познанию, разработанный за последние 35 лет в Институте математики им. С. Л. Соболева. За основу подхода взята...»

«ФГУ МОСКОВСКИЙ НИИ ПЕДИАТРИИ И ДЕТСКОЙ ХИРУРГИИ РОСМЕДТЕХНОЛОГИЙ Редкие заболевания легких у детей. Клинические наблюдения Под редакцией Н. Н. Розиновой Ю. Л. Мизерницкого издательство ОВЕРЛЕЙ Москва 2009 УДК 616.24-053.2 ББК 57.33 Р64 Рецензент: Зайцева О.В. доктор медицинских наук, профессор, зав. каф. педиатрии ГОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет ISBN 978-5-85493-138-0 Редкие заболевания легких у детей. Клинические наблюдения (под ред. Розиновой Н.Н.,...»

«Министерство науки и образования Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ А.П. ЛАТКИН Е.В. ГОРБЕНКОВА РОССИЙСКО-ЮЖНОКОРЕЙСКОЕ ДЕЛОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ПРИМОРСКОМ КРАЕ из 1990-х в 2000-е Владивосток Издательство ВГУЭС 2011 ББК 65.05 Л 27 Латкин, А.П., Горбенкова, Е.В. Л 27 РОССИЙСКО-ЮЖНОКОРЕЙСКОЕ ДЕЛОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ПРИМОРСКОМ КРАЕ: из 1990-х в 2000-е [Текст] : монография. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2011. – 228 с. ISBN 978-5-9736-0191-...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н. И. Добрякова ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ АВТОРСКОГО ПРАВА ВУЗОВ Монография 88 Москва 2010 УДК 247.78 ББК 67.404.3 Д 57 Автор: Н. И. Добрякова, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ РПА Минюста России Рецензенты: И. Ю. Павлова, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права РПА Минюста...»

«ГБОУ ДПО Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования Министерства здравоохранения РФ Ф.И.Белялов Психические расстройства в практике терапевта Монография Издание шестое, переработанное и дополненное Иркутск, 2014 15.05.2014 УДК 616.89 ББК 56.14 Б43 Рецензенты доктор медицинских наук, зав. кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии ГБОУ ВПО ИГМУ В.С. Собенников доктор медицинских наук, зав. кафедрой терапии и кардиологии ГБОУ ДПО ИГМАПО С.Г. Куклин Белялов Ф.И....»

«В.П.Адаскевич Кожный зуд ДЕРМАТОЛОГИЧЕСКИЙ И МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ФЕНОМЕН Москва, 2014 УДК 616.5-009.613.7-02 ББК 55.83 А28 Адаскевич,Владимир Петрович А28 Кожный зуд. Дерматологический и междисциплинарный феномен. – М.: Издательство Панфилова; БИНОМ. Лаборатория знаний, 2014. – 272 с.: илл. ISBN 978-5-91839-037-5 (Издательство Панфилова) ISBN 978-5-9963-1706-6 (БИНОМ. ЛЗ) Монография посвящена проблеме зуда – ведущего дерматологического симптома, который был и продолжает оставаться сложной...»

«А.Я. НИКИТИН, А.М. АНТОНОВА УЧЕТЫ, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И РЕГУЛЯЦИЯ ЧИСЛЕННОСТИ ТАЕЖНОГО КЛЕЩА В РЕКРЕАЦИОННОЙ ЗОНЕ ГОРОДА ИРКУТСКА ИРКУТСК 2005 А.Я. Никитин, А.М. Антонова Учеты, прогнозирование и регуляция численности таежного клеща в рекреационной зоне города Иркутска Иркутск 2005 Рецензенты: доктор медицинских наук А.Д. Ботвинкин кандидат биологических наук О.В. Мельникова Печатается по рекомендации ученого Совета НИИ биологии при Иркутском государственном университете УДК 595.41.421:576.89...»

«В.В. БУЛДЫГЕРОВ, В.Н. СОБАЧЕНКО ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ СЕВЕРО-БАЙКАЛЬСКОГО ВУЛКАНО-ПЛУТОНИЧЕСКОГО ПОЯСА В. В. БУЛДЫГЕРОВ, В. Н. СОБАЧЕНКО ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ СЕВЕРО-БАЙКАЛЬСКОГО ВУЛКАНО-ПЛУТОНИЧЕСКОГО ПОЯСА ИРКУТСК 2005 УДК [55+551.2](571.5)”611” ББК [26.3+26.321](2Р54) Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета Научный редактор: кандидат геолого-минералогических наук, профессор А.И. Сизых Рецензенты: доктор геолого-минералогических наук Г.Я....»

«С. Г. СЕЛИВАНОВ, М. Б. ГУЗАИРОВ СИСТЕМОТЕХНИКА ИННОВАЦИОННОЙ ПОДГОТОВКИ ПРОИЗВОДСТВА В МАШИНОСТРОЕНИИ Москва Машиностроение 2012 УДК 621:658.5 ББК 34.4:65.23 С29 Рецензенты: ген. директор ОАО НИИТ, д-р техн. наук, проф. В. Л. Юрьев; техн. директор ОАО УМПО, д-р техн. наук, проф.С. П. Павлинич Селиванов С. Г., Гузаиров М. Б. С29 Системотехника инновационной подготовки производства в машиностроении. – М.: Машиностроение, 2012. – 568 с. ISBN 978-5-217-03525-0 Представлены результаты...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ Кафедра прикладной математики В. И. Соловьев ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РЫНКА ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ i Москва 2009 УДК 330.115 ББК 65 С60 Р е ц е н з е н т ы: доктор физико-математических наук, профессор В. И. Быков; доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук, профессор Т. М. Гатауллин; доктор...»

«Арнольд Павлов Arnold Pavlov Стратегии терморегулирования при различных видах стресса Монография Популярность шумна и изменчива, По натуре она такова. Только слава – надёжная женщина, Но она не жена, а вдова. (Н.К.Доризо) Донецк 2011 1 УДК: 612.55:616.45-001.1/.3 ББК: 52.5 П 12 Павлов А.С. Стратегии терморегулирования при различных видах стресса. - Донецк: Издательство Донбасс, 2011. – 112 стр. Рецензенты: Доктор биологических наук, профессор А.В.Колганов Доктор биологических наук, профессор...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ И.Ю.Самойлова ДИНАМИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА И.БРОДСКОГО: ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Монография Гродно 2007 УДК 882 (092 Бродский И.): 808.2 ББК 81.411.2 С17 Р е ц е н з е н т ы: заведующий кафедрой культуры речи и межкультурных коммуникаций Белорусского государственного педагогического университета им. М.Танка доктор филологических наук, профессор И.П. Кудреватых; доктор...»

«Институт биологии моря ДВО РАН В.В. Исаева, Ю.А. Каретин, А.В. Чернышев, Д.Ю. Шкуратов ФРАКТАЛЫ И ХАОС В БИОЛОГИЧЕСКОМ МОРФОГЕНЕЗЕ Владивосток 2004 2 ББК Монография состоит из двух частей, первая представляет собой адаптированное для биологов и иллюстрированное изложение основных идей нелинейной науки (нередко называемой синергетикой), включающее фрактальную геометрию, теории детерминированного (динамического) хаоса, бифуркаций и катастроф, а также теорию самоорганизации. Во второй части эти...»

«Министерство природных ресурсов Российской Федерации Федеральное агентство лесного хозяйства ФГУ НИИ горного лесоводства и экологии леса (ФГУ НИИгорлесэкол) Н.А. БИТЮКОВ ЭКОЛОГИЯ ГОРНЫХ ЛЕСОВ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ Сочи - 2007 УДК630(07):630*58 ББК-20.1 Экология горных лесов Причерноморья: Монография / Н.А.Битюков. Сочи: СИМБиП, ФГУ НИИгорлесэкол. 2007. -292 с., с ил. Автор: Битюков Николай Александрович, доктор биологических наук, заслуженный деятель науки Кубани, профессор кафедры рекреационных...»

«Адыгейский государственный университет Научно-методический центр развития образовательных систем Кафедра педагогики и педагогических технологий Кудаев М.Р. Богус М.Б. Кятова М.К. Развитие вербально-логического мышления обучаемых в процессе формирования когнитивного понимания текста (на материале гуманитарных дисциплин) Монография Майкоп - 2009 УДК 37.025.7 ББК 74.202.20 К 88 Печатается по решению редакционно-издательского совета Адыгейского государственного университета Рецензенты: Джандар...»

«Ученые труды философского факультета Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Кемалова Л.И., Парунова Ю.Д. Личность маргинала и возможности её социализации в условиях транзитивного общества Симферополь,2010 2 10-летию Керченского экономико-гуманитарного института Таврического национального университета им. В.И. Вернадского посвящается Л.И. Кемалова, Ю.Д. Парунова Личность маргинала и возможности ее социализации в условиях транзитивного общества Симферополь „Таврия” 2010 3...»

«Российская Академия Наук Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова Д.А. НОВИКОВ, А.Г. ЧХАРТИШВИЛИ РЕФЛЕКСИВНЫЕ ИГРЫ СИНТЕГ Москва – 2003 УДК 519 ББК 22.18 Н 73 Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Рефлексивные Н 73 игры. М.: СИНТЕГ, 2003. – 149 с. ISBN 5-89638-63-1 Монография посвящена обсуждению современных подходов к математическому моделированию рефлексии. Авторы вводят в рассмотрение новый класс теоретико-игровых моделей – рефлексивные игры, описывающие взаимодействие субъектов (агентов),...»

«Международный консорциум Электронный университет Московский государственный университет экономики, статистики и информатики Евразийский открытый институт И.А. Зенин Гражданское и торговое право зарубежных стран Учебное пособие Руководство по изучению дисциплины Практикум по изучению дисциплины Учебная программа Москва 2005 1 УДК 34.7 ББК 67.404 З 362 Автор: Зенин Иван Александрович, доктор юридических наук, профессор, член Международной ассоциации интеллектуальной собственности – ATRIP...»

«Избирательная комиссия Архангельской области Архангельский государственный технический университет МОЛОДЕЖНЫЙ ПАРЛАМЕНТ: ОПЫТ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЫХ СЕВЕРЯН Архангельск – 2002 ББК 66.75 МОЛОДЕЖНЫЙ ПАРЛАМЕНТ: ОПЫТ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЫХ СЕВЕРЯН: Монография. – Архангельск, 2002. – 100 с. Авторы-составители: Филев Г.Н. – председатель Избирательной комиссиии Архангельской области Дрегало А.А. – доктор философских наук, профессор Лукин Ю.Ф. – доктор...»

«Федеральное агентство по образованию Тверской государственный технический университет В.А. Миронов, Э.Ю. Майкова Социальные аспекты активизации научно-исследовательской деятельности студентов вузов Монография Тверь 2004 УДК 301:378:001.45 ББК 60.543.172+60.561.8 Миронов В.А., Майкова Э.Ю. Социальные аспекты активизации научноисследовательской деятельности студентов вузов: Монография. Тверь: ТГТУ, 2004. 100 с. Монография посвящена выявлению и анализу факторов, оказывающих влияние на...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.