WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«В. Е. Тонков КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИКОВ НА СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА Монография Белгород 2008 2 УДК 343.359.2 ББК 67.518.1 Т 57 Печатается по ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Белгородский государственный университет»

В. Е. Тонков

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В СФЕРЕ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИКОВ

НА СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Монография

Белгород 2008

2 УДК 343.359.2 ББК 67.518.1 Т 57 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного университета Рецензенты:

доктор юридических наук, профессор М.Л. Прохорова;

доктор юридических наук, старший научный сотрудник П.Н. Сбирунов;

начальник Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Белгородской области, кандидат юридических наук, генерал-майор полиции В.И. Борисовский Тонков, В.Е.

Т 57 Квалификация преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков на стадии судебного разбирательства: моногр. – Белгород:

Изд-во БелГУ, 2008. – 216 с.

В монографии на основе изучения опыта рассмотрения в судах уголовных дел о незаконном обороте наркотиков и анализа имеющейся теории и практики применения уголовных норм предпринята попытка определения природы и причин ошибок в квалификации преступлений указанной категории, намечены пути их предупреждения и своевременного исправления на стадии судебного разбирательства, предложены конкретные меры по совершенствованию действующего уголовного законодательства.

УДК 343.359. ББК 67.518. © Тонков В.Е., © Белгородский государственный университет,

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Российское уголовное законодательство о противодействии наркотизму как правовая база квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

1.1. Становление и развитие уголовно-правовой базы в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков

1.2. Регламентация ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, по современному российскому законодательству.............. 1.3. Имплементация международно-правовых норм, направленных на противодействие незаконному обороту наркотиков, в отечественное уголовное законодательство

Глава 2. Особенности квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ

2.1. Виды преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

2.2. Квалификация преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ по объекту посягательства. Соотношение предмета с объектом и объективной стороной

2.3. Квалификация преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ по субъекту и субъективной стороне

Глава 3. Судебная практика применения уголовно-правовых норм при квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ....... 3.1. Анализ практики квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ на стадии судебного разбирательства

3.2. Ошибки в квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ............. Глава 4. Совершенствование уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

Заключение

Приложения

Библиографический список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Криминогенная ситуация в России с конца 80-х годов ХХ века характеризуется неуклонным ростом незаконного оборота наркотических средств.

Масштаб наркоагрессии достиг степени серьезной угрозы здоровью нации, социально-политической и экономической стабильности и, в целом, безопасности государства. Особую тревогу продолжает вызывать увеличение смертельных исходов от передозировки наркотиков.

Растет и связанная с наркотиками преступность. За последние 10 лет количество ежегодно регистрируемых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, увеличилось в 15 раз, выявленных фактов наркоторговли – в 80 раз, пресеченных проявлений групповой наркопреступности – почти в 9 раз. По экспертным оценкам, годовой объем нелегального рынка наркотиков в России составляет свыше 250 млрд. рублей1.

Доходы от незаконного оборота наркотиков используются для финансирования террористических актов, закупки оружия для незаконных вооруженных формирований, подкупа чиновников, поэтому ликвидация финансовой базы наркобизнеса играет исключительно важную роль в борьбе с терроризмом и коррупцией.

В этих условиях требуется повышение эффективности усилий по разработке и реализации адекватных мер противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту и совершенствование антинаркотического законодательства. Редакция статей 228-233 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), к сожалению, оказалась несовершенной О федеральной целевой программе «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 годы»: постановление Правительства Российской Федерации от 13.09.2005 года №561 // Собрание законодательства РФ. – 19.09.2005. – №38. – ст. 3820.





и влечет за собой затруднения в процессе применения соответствующих норм.

Особую актуальность приобретает более глубокое исследование вопросов квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков. В 2005-2006 годах впервые в стране удалось добиться увеличения числа выявленных и, что очень важно, раскрытых наркопреступлений. Если в 2005 году преступлений данной категории зарегистрировано 175, 2 тысяч, то только за десять месяцев 2006 года – 179 тысяч (это на 22,4% больше, чем за аналогичный период 2005 года)1.

Как показывает изученная нами практика, удельный вес уголовных дел о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотиков ежегодно возрастает. В суды Российской Федерации за 11 месяцев 2006 года по первой инстанции поступило на рассмотрение 124.275 уголовных дел о незаконных действиях с наркотическими средствами и психотропными веществами 2.

Поэтому необходимость обращения к обозначенной проблеме вызывается и потребностями правоприменительной практики, причем для ее субъектов невозможность точной интерпретации квалифицирующих признаков во многих случаях предопределена их неудачным юридическим выражением в составе преступления, что ведет к произвольному толкованию уголовного закона и его неверному применению. К тому же, в последнее время в деятельности субъектов правоохранительной системы возникает ряд новых проблем в определении элементов составов преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков и в практике применения статей 228-233 УК РФ. В связи с изложенным, исследование особенностей квалификации преступлений данного вида является важным резервом повышения эффективности рассмотрения судами уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Существенным изъяном современного этапа развития уголовноправовой науки представляется ситуация, когда даже имеющиеся общетеореМихайлов А. Профилактика наркомании и борьба с незаконным оборотом наркотиков / www.gnk.gov.ru.

http://www.mvdinform.ru/stats/;

http://www.mvdinform.ru/files/QmluZGVyMS5wZGY=.pdf.

тические положения в области квалификации находят весьма незначительное применение в судебной практике.

Проблема квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, является одной из наиболее сложных и значимых для практики расследования и судебного разбирательства.

Отечественные ученые в области уголовного права С.В. Бородин, Б.С. Волков, Л.Д. Гаухман, А.А. Герцензон, Г.А. Кригер, В.Н. Кудрявцев, Б.А. Куринов, Г.А. Левицкий, А.В. Наумов, А.С. Новиченко, А.И. Рарог, Н.М. Свирлов внесли неоценимый вклад в становление и развитие теории квалификации преступлений, сформировав тот фундамент, на котором выстраивается конструкция решения многих проблем дальнейшего развития уголовного закона. Однако анализ этих работ свидетельствует об очевидном отсутствии преемственности в научных исследованиях общего и частного характера.

Совершенство и обоснованность уголовно-правовых норм служат ведущими предпосылками правильной квалификации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Поэтому во многих случаях их неопределенность становится веской причиной, порождающей проблемы правоприменения.

Издержки действующего законодательства и, как результат, ошибки в квалификации названных преступлений, приводят к тому, что «по окончании предварительного расследования и проводимого затем судебного разбирательства сбытчики низшего уровня в иерархии получают минимальное наказание, организаторы уходят от уголовной ответственности в силу трудности доказывания их причастности к совершенным преступлениям, а материальный вред, нанесенный государству наркопреступлениями, в должной мере не возмещается»1.

Жукова Т.В. О роли следователя в возмещении вреда, причиненного государству преступлениями, связанными с незаконным сбытом наркотических средств, совершенным организованной группой // Российский следователь. – 2006. – № 6. – С. 39.

Несмотря на то, что проблема уголовно-правового противодействия незаконному обороту наркотиков исследовалась в работах Л.Н. Анисимова, Ю.В. Баулина, Т.А. Боголюбовой, А.В. Борбата, Л.Н. Васильевой, А.А. Габиани, Э.Г. Гасанова, А.Я. Гришко, Г.Н. Драгана, И.Н. Дружинина, В.Ф. Егорова, Т.В. Жуковой, Б.Ф. Калачева, К.А. Карповича, О.В. Колесник, В.Н. Краснова, В.Н. Курченко, В.В. Кухарука, А.А. Майорова, В.Б. Малинина, Г.М. Меретукова, Г.М. Миньковского, Н.А. Мирошниченко, А.А. Музыки, Г.В. Назаренко, Л.П. Николаевой, В.И. Омигова, Э.Ф. Побегайло, М.Л. Прохоровой, С.В. Рачеевой, В.П. Ревина, Л.И. Романовой, П.Н. Сбирунова, А.Н. Сергеева, И.Н. Симаковой, Е.Л. Харьковского, М.Л. Хоменкера, Б.П. Целинского и других авторов, порядок и особенности квалификации данных преступлений остаются недостаточно изученными.

В монографии предпринята попытка определения природы и причин наиболее распространенных ошибок в квалификации на основе анализа имеющейся теории и практики применения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ.

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ НАРКОТИЗМУ

КАК ПРАВОВАЯ БАЗА КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ

НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ

1.1. Становление и развитие уголовно-правовой базы в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков Систематизированное и целенаправленное исследование правовых проблем противодействия незаконному обороту наркотиков началось в СССР в 60-х гг. ХХ века. Глубокий анализ статистических данных, выявление пробелов уголовного законодательства, изучение материалов правоприменительной практики, осуществленное Л.П. Николаевой, М.Ф. Орловым, М.Л. Хоменкером и другими авторами, дали основания для вывода об общественной опасности распространения наркомании, являющейся одной из причин совершения тяжких преступлений1.

Так, М.Ф. Орловым детально проанализирована структура преступности потребителей наркотиков и установлено, что из числа совершенных наркоманами преступлений 46% составляют корыстные преступления, 19% – убийства, изнасилования и причинение тяжких телесных повреждений, 21% – злостное хулиганство и истязания2.

В 70-е годы проблемы незаконного оборота наркотиков интенсивно исследовались А.А. Габиани, Л.Н. Анисимовым, К.А. Карповичем, О.В. Колесник, И.Н. Пятницкой, П.Н. Сбируновым, В.Н. Смитиенко, В.М. Фокиным.

См.: Николаева Л.П. Расследование и предупреждение хищения и сбыта наркотических веществ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1966.; Орлов М.Ф. Наркотизм и преступность: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1969.; Хоменкер М.Л. Борьба с хищением, незаконным изготовлением, распространением и потреблением наркотических веществ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1966.

См.: Орлов М.Ф. Наркотизм и преступность: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1969. – С.3.

В диссертационных работах К.А. Карповича и О.В. Колесник впервые в юридической литературе был выполнен теоретический анализ уголовного законодательства, направленного на борьбу с незаконным оборотом наркотиков, определены основные этапы его развития.

В частности, О.В. Колесник выделяет следующие этапы становления отечественного уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за незаконный оборот наркотиков:

1917 – 1926 гг. – установление уголовной ответственности за незаконное изготовление, приобретение, хранение с целью сбыта и сбыт наркотических средств; за содержание притонов и предоставление помещений для потребления наркотиков;

1926 – 1959 гг. – включение в круг преступных деяний незаконной пересылки и перевозки наркотических средств, их контрабанды; организация притонов для потребления наркотиков; нарушение установленных правил обращения с наркотическими средствами; посев опийного мака и индийской конопли;

1959 – 1974 гг. расширение пределов уголовной ответственности за счет введения таких составов преступлений, как склонение к потреблению наркотиков, их хищение, посев южной Чуйской и южной манчжурской конопли;

с 1974 – введение уголовной ответственности за незаконное выращивание растений и культур, содержащих наркотические средства; унификация законодательства по борьбе с наркоманией в масштабах страны1.

Как установил А.К. Карпович, среди преступлений, совершенных наркоманами, хищения и кражи составили 45%, злостное хулиганство – 25, 5%, разбои и грабежи – 15%, убийства – 7,5%, изнасилования – 7%2.

В 80-е гг. ХХ века было проведено значительное количество исследований, посвященных теоретическим и практическим вопросам уголовной отСм.: Колесник О.В. Уголовно-правовые меры борьбы с наркоманией в СССР: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1978. – С. 13.

См.: Карпович К.А. Уголовно-правовые меры борьбы с распространением наркомании: Дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 1972. – С. 148.

ветственности за хищение и незаконное распространение наркотических средств (З.Х. Абазов, И.Н. Дружинин, С.П. Зубарев, М.М. Кадыров, Д.Е. Метревели, Н.А. Мирошниченко, А.А. Музыка, М.Л. Прохорова, А. Реджепов, Н.С. Хруппа, А.С. Якубов). Одновременно был опубликован ряд заметных криминологических работ, рассматривающих вопросы наркомании и наркотизма (Т.А. Боголюбова, С.И. Гусев, Н.Ф. Кузнецов, Н.А. Овезов, К.А. Толпекин).

Некоторые авторы при этом высказывали справедливую обеспокоенность увеличивающимся диапазоном привлечения к уголовной ответственности преимущественно потребителей наркотиков, подчеркивая, что «оставшиеся безнаказанными сбытчики наркотических веществ вовлекают в их употребление все новых и новых лиц, что способствует все более широким масштабам заражения наркоманией различных слоев населения»1.

В исследованиях Н.С. Хруппа анализируются способы хищения наркотических средств2, в работе М.М. Кадырова приведена развернутая характеристика развития уголовного законодательства об ответственности за посев и выращивание запрещенных к возделыванию наркотикосодержащих культур3, М.Л. Прохорова рассматривает комплекс социальных, криминологических и уголовно-правовых аспектов незаконного потребления наркотических средств как составную часть негативного социального явления - наркотизма4, Н.А. Овезов установил, что 70% расследованных преступлений, связанных с хищением, незаконным изготовлением и распространением наркотических средств, совершалось с целью их личного потребления5.

Боголюбова Т.А., Толпекин К.А. Наркотизм и нпркомания: основные направления борьбы и профилактики // Сов. государство и право. – 1987. – № 1. – С. 83 – 84.

См.: Хруппа Н.С. Уголовно-правовая борьба с хищением наркотических веществ:

Автореф. дис. …канд.юрид.наук. – Киев, 1974.

См.: Кадыров М.М. Уголовно-правовая борьба с посевами или выращиванием запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества: Автореф. дис.

…канд. юрид. наук. – М., 1984.

См.: Прохорова М.Л. Уголовно-правовая ответственность за незаконное потребление наркотических средств: Автореф. дис. …канд.юрид.наук. – Саратов, 1989.

См.: Овезов Н.А. Влияние наркомании на совершение корыстных преступлений // Причины отдельных видов преступности и проблемы борьбы с ними. – М., 1989. – С. 33.

В 90-х гг. выполнен ряд значительных исследований в сфере незаконного оборота наркотиков (Р.О. Авакян, М.Я. Айнбиндер, А.Г. Алехин, В.М. Алиев, Н.П. Барабанов, Т.А. Боголюбова, В.И. Брылев, Т.А. Ваулина, Г.П. Гиоргадзе, А.В. Горкин, Б.Ф. Калачев, Э.Ю. Кулиев, К.Ш. Курманов, И.И. Курылев, Г.М. Меретуков, С.Л. Панов, В.И. Тушканов, Б.П. Целинский).

В частности, А.Г. Алехин подчеркивает, что объективная сторона изучаемых преступлений выражается в действиях, образующих сферу производства и распространения наркотических средств, общественная опасность которых не равнозначна. Незаконное производство наркотиков, по его мнению, представляется более опасным, чем их незаконное распространение, в связи с чем преступные действия, образующие эту сферу, заслуживают и более строгой правовой оценки1.

Т.А. Ваулина изучила основные и квалифицирующие признаки преступных посягательств, связанных с наркотическими средствами2.

В.И. Тушканов осуществил исследование организованной преступности в сфере наркобизнеса и убедительно показал, что преступные сообщества, составляющие основу отечественной наркомафии характеризуется высоким уровнем конспирации, строгой иерархией, межрегиональными и международными связями3.

С.Л. Панов, разрабатывая криминологическую характеристику наркотизма, рассматривает его как «социальное явление, выражающееся в умышленном немедицинском потреблении наркотических средств и психотропных веществ и связанным с этим совершением преступлений, иных общественно опасных действий и правонарушений, а также представляющее собой незаконный оборот, производство, изготовление, переработку наркотических См.: Алехин А.Г. Уголовно-правовая борьба с незаконными посевами и выращиванием наркотикосодержащих культур и распространением наркотических средств: Автореф. дис. …канд.юрид.наук. – М., 1990.

См.: Ваулина Т.А. Основные и квалифицирующие признаки преступных посягательств, связанных с наркотическими средствами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Свердловск, 1990.

См.: Тушканов В.И. Борьба отечественной контрразведки с организованной преступностью в сфере наркобизнеса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1995.

средств и психотропных веществ, а равно деятельность по вовлечению других лиц в немедицинское потребление таких средств и веществ и созданию благоприятных условий для поступления их в незаконный оборот»1.

Наркомания как социальное явление имеет общие причины с другими формами девиантного поведения. Среди них чаще всего отмечаются неудовлетворенная потребность в самоутверждении, неудачи в учебе, трудовой деятельности, личной жизни, социальная невостребованность, отсутствие понимания или достаточной эмоциональной поддержки со стороны близких людей.

Т.А. Боголюбова изучила причинную обусловленность наркотизма, исходя из предположения, что в его основе находится феномен отчуждения, т. е. социального противоречия между активным человеческим существованием и фактическими возможностями индивида. По ее мнению, «наркотизация возникает там и тогда, где и когда происходит столкновение, соприкосновение, встреча субъекта, ищущего выход своей неудовлетворенности, с представителями той или иной субкультуры, допускающей, а в ряде случаев прямо предписывающей потребление наркотиков»2.

В начале ХХI века отмечается очевидная тенденция дальнейшей интенсификации исследований проблем незаконного наркооборота, что легко объясняется прогрессирующей наркотизацией общества. В этот период разработку уголовно-правовых аспектов в рассматриваемой сфере продолжили Э.Г. Гасанов, М.Л. Прохорова, А.П. Алексеева, И.В. Демидов, А.Х. Ибрагимова, И.В. Кобзева, В.Н. Курченко, В.В. Кухарук, С.Г. Лосев, И.Н. Симакова, Е.Л. Харьковский и другие.

М.Л. Прохорова, в результате уголовно-правового и криминологического исследования наркотизма, удачно определила его как «негативное социальное явление международного плана, характеризующееся приобщением части населения страны к немедицинскому потреблению наркотических средств и Панов С.Л. Криминологическая характеристика и предупреждение наркотизма среди несовершеннолетних: Дис. … канд. юрид. наук. – Омск, 1998. – С. 23.

Боголюбова Т.А. Наркотизм: основы частной криминологической теории: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 1991. – С. 9.

психотропных веществ, находящихся под специальным международноправовым и внутригосударственным контролем, а также участием (прямым или косвенным) в организации и осуществлении их нелегального оборота как в национальных рамках, так и в межгосударственных масштабах»1.

В приведенной дефиниции достаточно полно отражены юридический, социальный и медицинский аспекты рассматриваемого понятия, подчеркнуты не только его негативная сущность, но и международный характер.

Наркоманов отличает криминальная активность, постепенная утрата трудовых и семейных функций и отношений, нравственная и социальная деградация. Потенциально наркоман всегда опасен. Потребители наркотиков практически во всех случаях становятся участниками криминальной деятельности. Отчужденность от социальной действительности, негативное отношение со стороны общества, необходимость совместных усилий по незаконному приобретению наркотиков влекут за собой объединение наркоманов в субкультурные группы со специфическими нормами поведения и интересами.

Эти особенности наркомании стали основой для развития преступного наркобизнеса. Существует безусловная взаимосвязь наркомании и преступности, причем в ее наиболее опасной форме – организованной. Среди ключевых моментов, характеризующих общественную опасность наркотизма, отмечают как причинение вреда здоровью, влекущее снижение социальной активности граждан, ухудшение благополучия семей, так и «обогащение наркопреступных группировок в масштабах, позволяющих им реально влиять на политику, юридическую систему, средства массовой информации, другие структуры и сферы государства и общества»2.

Нелегальный оборот наркотиков представляет собой угрозу здоровью населения, общественной нравственности, стабильности государства в целом.

В.В. Лунев справедливо называет наркотические средства товаром, очень выПрохорова М.Л. Наркотизм: уголовно-правовое и криминологическое исследование. – СПб., 2002. – С. 17.

Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. – М.: Изд-во «ЩИТ-М», 2000. – С. 3-4.

годным, как для наркодельцов, потому что в отличие от других товаров они не нуждаются в рекламе и сами создают себе рынок, образуя вокруг него самоорганизующиеся дилерские сети, так и для геополитического освоения – расчищения от населения территорий России1.

Тем не менее, среди многочисленного арсенала способов противодействия наркотизации уголовно-правовые средства играют вспомогательную роль, представляя собой ultima ratio (последний способ), применяемый в случае, если все остальные средства исчерпали себя и не дали ожидаемого результата2.

В значительной мере это объясняется историческим аспектом рассмотрения наркотизации общества. История подтверждает, что наркотические средства употреблялись человеком в Китае, Египте и некоторых других государствах еще в 1-2 тысячелетиях до нашей эры. Первыми наркотиками были опийный мак и индийская конопля. Имеются также сведения о распространении наркотиков в средние века в Южной Азии, а также на Среднем и Ближнем Востоке3.

На всем протяжении развития человеческой цивилизации наркотические средства применялись как в медицине, так и в быту. Еще до принятия христианства на Руси языческие жрецы использовали в своих обрядах наркотики, однако следили, чтобы люди не злоупотребляли ими. Способность мака определенным образом воздействовать на психику людей была известна еще в XI веке, и он широко применялся в народной медицине. Например, Н.И.

Вавилов, развивавший учение о центрах происхождения культурных растений на планете, обращал внимание на распространенность их наркотикосодержащих видов в аграрных хозяйствах древних цивилизаций4.

См.: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. – М., 1997. – С. 131.

См.: Наден О.В. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности за преступления в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Харьков, 2003.

Социальные отклонения / под ред. Кудрявцева В.Н., Бородина С.В., Нерсесянца В.С. – М., 1989. – С. 286.

См.: Вавилов Н.И. Происхождение и география культурных растений. – М.: Наука, 1987. – с. 440.

По мнению Б.Ф. Калачева, «во все века потребление наркотиков человеком регламентировалось нормами обычного (бытового) и определенного государством права»1.

Однако реальная угроза наркотических средств была осознана российским обществом лишь в конце XIX-начале XX века, когда их употребление в немедицинских целях получило широкое распространение на территории нашего государства.

М.Н. Гернет отмечал, что в то время наркотизм уже глубоко врос своими корнями в общественную среду, переплетаясь этими корнями с разнообразными и многочисленными условиями: пресыщенностью и праздностью одних, недоеданием и тяжелым трудом других, непреодолимыми привычками третьих2.

Состояние наркоситуации в Российской империи начала ХХ века своеобразно отражено И.С. Левитовым, который писал: «В быстром распространении у нас наркотиков я вижу только симптомы грядущего влияния Азии на Европу…Наркотики – это первый авангард желтой расы в России»3.

Первым специальным актом антинаркотической направленности явился царский Указ 1915 г. «О мерах по борьбе с опиокурением», которым были введены юридические понятия хранения, приобретения и перевозки наркотических средств. В июне 1918 года, т.е. уже в первый год действия советской власти, Совнарком РСФСР принял предписание «О борьбе со спекуляцией кокаином». Тем самым в России был впервые ограничен (хоть и на подзаконном уровне) свободный оборот наркотических средств. Причем под «спекуляцией» в данном случае понималась не покупка и перепродажа кокаина, а любая, запрещенная властями операция. Принятый в 1922 г. и действовавший на протяжении четырех лет Уголовный кодекс РСФСР в своей первонаКалачев Б.Ф. Введение в теорию движения наркогенов // Теоретические и правовые основы борьбы с незаконным оборотом наркотиков: Сб. научных трудов. – М.: ВНИИ МВД России, 1998. – С.10.

См.: Гернет М.Н. Избранные произведения. – М.: Юрид.лит., 1974. – С. 441.

Левитов И.С. Гашишный вопрос на наших окраинах. – СПб., 1909. – С. 325.

чальной редакции предусматривал наказание лишь за приготовление ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то права1.

В связи с этим, постановлением Совнаркома РСФСР «О мерах регулирования торговли наркотическими средствами» в ноябре 1924 года был введен запрет на свободное обращение сильнодействующих средств, разрушающих здоровье населения, в число которых входили и собственно наркотические средства. Распределением наркотических средств занимался только Народный комиссариат здравоохранения, который ежегодно определял количество наркотических средств, необходимых для лечебных целей. Нарушителей действовавшего порядка привлекали к уголовной ответственности по ст. 136 УК РСФСР 1922 года «Нарушение положений, регулирующих проведение в жизнь государственных монополий», которая предусматривала ответственность, в том числе, в виде лишения свободы на срок не ниже шести месяцев.

Учитывая, что существовавшие на тот момент правовые акты были не адекватны реальному состоянию наркоситуации в стране, в декабре 1924 года вносятся изменения в Уголовный закон, который дополнился статьей 140д2, предусматривавшей ответственность за незаконное изготовление и хранение с целью сбыта кокаина, опия, морфия, эфира и др. Фактически это был первый уголовно-правовой запрет в сфере незаконного оборота наркотиков, содержавший в себе нормы, каравшие производителя и наркоторговца. Исключение составляли медицинские и фармацевтические учреждения. Производство и торговля наркотическими веществами были наказуемы лишь в том случае, если они осуществлялись без надлежащего разрешения. Аптеки могли их приготавливать и сбывать3.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 года в главе второй «Преступления против порядка управления» закреплял лишь одну норму, регламентировавСм.: СУ РСФСР. – 1922. – №15. – Ст. 153.

См.: Уголовный Кодекс РСФСР с научно-популярным практическим комментарием / под ред. Гернета М.Н., Трайнина А.Н. М.: Право и жизнь, 1925. – С. 213-214.

шую ответственность за незаконный оборот наркотиков. Так, в ст. 104 устанавливались санкции за изготовление и хранение с целью сбыта и сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения (часть 1) и за те же действия, совершаемые в виде промысла, а равно содержание притонов, где производится сбыт или потребление перечисленных в данной статье веществ (часть 2). За совершение данного преступления предусматривалось наказание в виде лишения свободы или принудительных работ на срок до одного года с конфискацией части имущества или без таковой, либо лишения свободы со строгой изоляцией на срок до трех лет с конфискацией всего имущества соответственно.

В феврале 1925 года и в июле 1931 года в Женеве были подписаны Международные конвенции (по опиуму и об ограничении производства и о регламентации распределения наркотических средств), которые существенно повлияли на развитие уголовно-правовых норм антинаркотической направленности. В 1934 году глава 8 Уголовного кодекса РСФСР «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок»

дополнена ст. 179-А, которая предусматривала ответственность за производство посевов опийного мака и индийской конопли без соответствующего разрешения.

Дальнейшее развитие антинаркотическое законодательство получило только с вступлением в силу Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., в котором нормы об ответственности за участие в незаконном обороте наркотических средств были существенно расширены1.

Кодекс предусматривал в своей первой редакции три статьи за преступления в рассматриваемой сфере – 224-226, помещенные в главу 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения».

Статья 224 Кодекса состояла из трех частей и устанавливала ответственность за следующие виды противоправных деяний:

См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1960. – №40. – Ст. 591.

ч.1 – изготовление, сбыт, а равно хранение с целью сбыта или приобретения с той же целью наркотических веществ без специального на то разрешения – наказывалось, например, лишением свободы на срок до одного года или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до ста рублей;

ч.2 – те же действия, предметом которых являлись другие сильнодействующие или ядовитые вещества, не относящиеся к наркотическим;

ч.3 – нарушение установленных правил производства, хранения, отпуска, учета, перевозки, пересылки наркотических и других сильнодействующих и ядовитых веществ.

Анализ данной статьи в сравнении со статьей 104 Уголовного кодекса 1924 года показывает, что вместо имевшегося ранее в законе перечня конкретных видов наркотиков (кокаин, опий, морфий, эфир и другие одурманивающие вещества), законодатель обобщил их и регламентировал ответственность за сбыт, хранение и приобретение с целью сбыта собственно «наркотических средств». На наш взгляд, это было связано с появлением новых видов наркотиков либо их аналогов, что вызывало трудности при квалификации преступлений в данной сфере.

Статья 225 Кодекса запрещала посев опийного мака или индийской конопли без соответствующего разрешения и дублировала таким образом статью 179-А УК РСФСР 1926 года, предусматривая за совершение этого деяния наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет или исправительных работам на срок до одного года с обязательной конфискацией посевов, а статья 226 содержала запрет на содержание притонов разврата, сводничество с корыстной целью, а равно содержание притонов для потребления наркотиков либо содержание игорных притонов, что наказывалось лишением свободы на срок до пяти лет с высылкой или без таковой, с конфискацией имущества или без таковой, или ссылкой на тот же срок с конфискацией имущества или без таковой.

Позднее список веществ, запрещенных к посеву (опийному маку и индийской конопле) дополнен южной маньчжурской и южной чуйской коноплей. Данные изменения косвенно подтверждают наш вывод о причинах перехода от перечисления наркотиков в диспозиции к понятию «наркотические средства».

В 1963 году РСФСР ратифицировала Единую конвенцию о наркотических средствах1, в связи с чем 27 января 1965 года принято постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении борьбы с незаконным изготовлением и распространением наркотических средств».

25 апреля 1974 года Президиумом Верховного Совета СССР издан Указ «Об усилении борьбы с наркоманией»2, который также внес большой вклад в развитие уголовного права. Он стал неким шаблоном для дальнейшего моделирования составов преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. По данному указу также предписывалось лицам, страдающим наркоманией, проходить лечение в специализированных учреждениях, а при уклонении от такого лечения государственным органам на основании постановления суда предоставлялось право принудительного направления указанных лиц в лечебно-трудовые профилактории.

Следующему этапу развития государственной политики противодействия наркомании и наркобизнесу соответствуют новации, внесенные в Уголовный кодекс Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1974 года, который не только модифицировал существующие нормы, но и добавил новые. Так, часть 2 статьи 224 УК 1960 года трансформировалась в отдельную статью 226-2, где помимо незаконного изготовления, приобретения, хранения или сбыта сильнодействующих и ядовитых веществ содержалась еще и ответственность за их перевозку и пересылку. Статья же 224 стала «сугубо наркотической» и разделялась на 5 частей:

ч.1 – незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка с целью сбыта, а равно незаконный сбыт наркотических веществ;

Единая Конвенция о наркотических средствах : заключена в Нью-Йорке 30 марта 1961 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. – М., 1970. – Вып. XXIII. – С. 105-136.

Ведомости Верховного Совета СССР. – 1974. – №18. – Ст. 275.

ч.2 – те же действия, совершенные повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или лицом, ранее совершившем преступление, предусмотренное статьями 224-1, 224-2, 225 и 226-1 настоящего Кодекса, или особо опасным рецидивистом, а равно, если предметом этих действий были наркотические вещества в крупных размерах;

ч.3 – незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических веществ без цели сбыта;

ч.4 – те же действия, совершенные повторно или лицом, ранее совершившим одно из преступлений, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, статьями 224-1, 224-2, 225 и 226-1;

ч.5 – нарушение установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических веществ.

Часть 1 статья 225 Кодекса запрещала теперь посев или выращивание опийного мака, индийской, южной маньчжурской или южной чуйской конопли (Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июня 1987 года данный список дополнился южной архонской и южной краснодарской коноплей) либо других запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества, а часть 2 - те же действия, совершенные повторно или лицом, ранее совершившим одно из преступлений, предусмотренных частями первой или второй ст. 224, ст. ст. 224-1, 224-2, и 226-1.

Как уже отмечалось, был введен ряд новых статей:

– статья 224-1 «Хищение наркотических веществ» с рядом квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков, например, совершенное повторно или по предварительному сговору группой лиц, или с применением насилия и т.д. В части 3 данной статьи в качестве особо квалифицирующего признака впервые предусмотрен «крупный размер» наркотического вещества;

– статья 224-2 «Склонение к потреблению наркотических веществ»

также со схожими квалифицирующими признаками, которая своим появлением исключила из статьи 210 ответственность за склонение несовершеннолетнего к употреблению наркотических веществ, предусмотрев ее в своей части 2;

– статья 226-1 «Организация или содержание притонов для потребления наркотических веществ или предоставление помещений для тех же целей». Данная норма составляла одну из частей ст. 226 Уголовного кодекса 1960 года.

Кроме того, вышеупомянутым Указом хищение наркотических средств с целью сбыта либо при отягчающих обстоятельствах было отнесено к категории тяжких преступных деяний и установлен пониженный возраст уголовной ответственности за эти действия – 14 лет. Также запрещалось применение условно-досрочного освобождения к лицам, совершившим преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств при отягчающих обстоятельствах.

Таким образом, можно утверждать, что данный этап развития законодательства явился определяющим в области контроля государства за незаконным оборотом наркотиков. Нормы уголовного права в рассматриваемой сфере обособились, сформировались в отдельные статьи, дифференцировав ответственность за те или иные нелегальные операции с наркотическими средствами, существенно расширился круг деяний, признававшихся преступлениями.

Принятие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 года ознаменовало следующий этап развития антинаркотического законодательства нашей страны. В связи с криминализацией повторного немедицинского употребления наркотиков в течение года, расширился диапазон применения правовых норм. Также согласно данному указу введено понятие «небольшой размер наркотического средства». Важное значение для развития отечественной уголовно-правовой политики противодействия незаконному обороту наркотиков имели изменения в уголовный закон, внесенные Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июня 1987 года.

В Уголовный кодекс были добавлены статьи: 210-2 – вовлечение несовершеннолетних в немедицинское потребление лекарственных и других средств, не являющихся наркотическими, влекущих одурманивание; 224-3 – незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в небольших размерах либо потребление наркотических средств без назначения врача, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения; 225-1 – незаконные посев или выращивание масличного мака, а также конопли, кроме видов, указанных в части первой ст. 225, совершенных повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения.

Очевидно, что появление квалифицированного состава данного преступления было направлено на возможность привлечения к ответственности лиц, ранее совершивших одно из преступлений, предусмотренных частью первой данной статьи, частями первой и второй статьи 224, ст. ст. 224-1, 224и 226-1 Уголовного кодекса.

Впервые введено в оборот понятие «добровольной выдачи» наркотических средств, содержавшееся в примечании к ст. 224 Уголовного кодекса, освобождавшее виновное лицо от уголовной ответственности за приобретение, хранение, перевозку и пересылку наркотических средств.

В данном примечании (часть 2) указывалось, что лицо, добровольно обратившееся в медицинское учреждение за оказанием помощи в связи с потреблением наркотиков в немедицинских целях, освобождалось от уголовной ответственности за употребление наркотиков без назначения врача, а также за незаконные приобретение, хранение, перевозку и пересылку потребленных наркотических средств. Позднее вместо уголовной была введена административная ответственность за немедицинское (т.е. без назначения врача) потребление наркотических средств1.

С учетом введения институтов «добровольной выдачи» и «небольшого размера наркотического средства» прослеживается некоторая гуманизация законодательства в рамках противодействия наркотизации общества, которая оказала, по нашему мнению, пагубное влияние на дальнейшую антинаркотическую политику, поскольку Законом РСФСР от 5 декабря 1991 года «О внеКодекс об административных правонарушениях. – М., 1988. – Ст. 44.

сении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс РСФСР, Уголовнопроцессуальный Кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» какая-либо ответственность (как уголовная, так и административная) за употребление наркотиков без назначения врача была упразднена.

Либеральность и непоследовательность уголовно-правовой политики тех лет в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков привела к тому, что уголовные дела к концу 80-х годов возбуждались на 80% в отношении потребителей (но не за потребление, а за незаконные действия с наркотиками – приобретение и хранение) и только на 20% - в отношении распространителей1.

Данные обстоятельства инициировали неблагоприятные последствия, так как 70% тех, кого еще можно было вернуть к нормальной жизни без наркотиков, направлялись в места лишения свободы, то есть в зоны повышенного потребления наркотических средств2.

9 октября 1990 года Верховный Совет СССР ратифицировал Конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ3, положения которой учитывались в дальнейшем при принятии различных нормативно-правовых актов, направленных на борьбу с незаконным оборотов наркотиков.

8 января 1998 года принят Федеральный закон РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах»4 (далее – Закон), сыгравший важную роль в формировании современной уголовно-правовой политики противодействия незаконному обороту наркотических средств. В истории нашего гоКажарский Д.Д. О практике применения уголовно-правовых норм и об ответственности за наркотизм // Вестник Московского университета. Серия «Право». – 1988. – №2. – С. 37.

Реджепов А. Эффективность уголовно-правовых норм об ответственности за наркотизм // Автореф. дис…канд. юрид. наук. – М., 1983. – С. 12.

Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ : заключена в Вене 20 дек. 1988 г. // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. – М., 1994. – Вып. XLVII. – С. 133-157.

Федеральный закон от 8 января 1998 года № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 2. – Ст. 219.

сударства такой комплексный закон был принят впервые. В нем законодатель формулирует дефиниции основных терминов, характеризующих наркотизм:

наркотические средства; прекурсоры наркотических средств; аналоги наркотических средств; оборот наркотических средств; незаконный оборот наркотических средств; производство наркотических средств; их изготовление, переработка, распределение, ввоз (вывоз); наркомания; больной наркоманией;

незаконное потребление наркотических средств и др.

Так, в понятие оборота наркотических средств и психотропных веществ входят культивирование наркотикосодержащих растений, разработка, производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, ввоз на таможенную территорию, вывоз с таможенной территории Российской Федерации, а также уничтожение наркотических средств и психотропных веществ, разрешенные и контролируемые в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Наркотическими средствами и психотропными веществами являются вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

Данный перечень обозначен в ст. 2 Закона. В зависимости от опасности и применяемых государством мер контроля наркотические средства и психотропные вещества классифицируются следующим образом:

наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых полностью запрещен на территории РФ;

наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых ограничен и в отношении которых устанавливаются специальные меры контроля;

психотропные вещества, оборот которых ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля.

Закон установил правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также в области противодействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности.

С принятием данного закона впервые в нашей стране был установлен порядок составления списков наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации. Также установлен порядок законного оборота наркотических средств, выработаны меры по борьбе с нелегальным их оборотом, определены организационные основы деятельности органов в сфере оборота наркотических средств. Запрещена пропаганда и реклама наркотических средств, регламентирован режим отпуска наркотиков физическим лицам в медицинских целях.

Рассматриваемый Закон жестко регламентирует условия осуществления отдельных видов деятельности, связанных с оборотом наркотических средств. Так, оборот наркотических средств, внесенных в Список I, допускается только в научных и учебных целях, в экспертной и оперативнорозыскной деятельности. Оборот наркотических средств, внесенных в Списки II и III, помимо указанных выше целей, допускается по назначению врача в медицинских целях. Оборот аналогов наркотических средств вообще запрещается. Нормы закона устанавливают порядок разработки, производства и изготовления наркотических средств. Разработка новых наркотических средств допускается только в целях, предусмотренных законом и осуществляется только в соответствии с государственным заказом и поручается государственным научно-исследовательским учреждениям при наличии лицензии на указанный вид деятельности.

Запрещаются любые формы пересылки наркотических средств, регламентируется отпуск, реализация и распределение наркотических средств, их приобретение. Закон определяет несколько направлений, целей использования наркотических средств: медицинские, научные, учебные, экспертная и оперативно-розыскная деятельность. При этом для использования их, например, в медицинских целях, следует руководствоваться законодательством Российской Федерации о лекарственных средствах1. Не допускается использование наркотических средств, внесенных в Списки II и III, в медицинской деятельности частнопрактикующих врачей. Запрещается лечение наркомании наркотическими средствами, внесенными в Список II.

Одной из мер борьбы с наркотизацией является урегулирование вопроса потребления наркотических средств. В связи с этим закон запрещает потребление наркотических средств без назначения врача, также какую-либо пропаганду, рекламу в сфере оборота наркотических средств и их прекурсоров.

Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» позиционировал Россию в качестве субъекта, активно формирующего и реализующего государственно-правовую политику противодействия наркотизации страны. Закон разработан в духе рекомендаций Программы ООН по наркотикам (ЮНДКП) и получил ее одобрение. Принятием Закона Россия продемонстрировала, что ее официальная политика направлена на жесткое государственное противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. В настоящее время, с учетом анализа выявленных противоречий и требований современных условий ФСКН России подготовлены проект модельного закона «О наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах», а также Рекомендации по унификации и гармонизации законодательства государств-участников СНГ в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

Вместе с тем, следует обратить внимание на тот факт, что Уголовный кодекс Российской Федерации был введен в действие до вступления в силу рассматриваемого Закона, в связи с чем понятийный аппарат последнего в диспозициях антинаркотических статей уголовного законодательства не используется.

Федеральный закон от 22 июня 1998 года № 86-ФЗ «О лекарственных средствах»

// Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 26. – Ст. 3006.

Например, М.А. Юхман и А.Е. Шендерей справедливо обращают внимание, что предметом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 188 и ст. УК России, являются не прекурсоры из Списка IV Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. № 681, а сильнодействующие и ядовитые вещества из Списка сильнодействующих и ядовитых веществ Постоянного комитета по контролю наркотиков, которые никаким нормативным правовым актом не утверждены. Более того, в отличие от прекурсоров и сами понятия таких веществ в законодательстве Российской Федерации не определены1.

Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» имеет важное значение для формирования позиции правоприменителя при рассмотрении дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Тем не менее, решающая роль при квалификации действий наркопреступников фактически принадлежит решениям Пленума Верховного Суда РФ, который в своих постановлениях дает различные разъяснения в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства при расследовании и рассмотрении дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Так, например, в июне 2006 г. Пленумом принято постановление «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»2 (аналогичное постановление принималось Пленумом Верховного Суда РФ в 1998 г. и в течение всего времени действия оказывало существенное влияние на процесс правоприменения).

Ретроспективный анализ российского законодательства в области противодействия незаконному обороту наркотических средств показывает, что См.: Юхман М.А., Шендерей А.Е. Проблемы законодательного регулирования оборота прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ в Российской Федерации // Российский следователь. – 2006. – №5. – С. 50.

О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации : от 15 июня 2006 г. № 14 // Российская газета. № 137. 28.06.2006.

оно формировалось по принципу поступательной криминализации операций, предметом которых выступали наркотики, а также дифференциации смежных составов преступлений путем введения квалифицирующих признаков.

К сожалению, достаточно поспешно но, видимо, руководствуясь ориентацией на международно-правовую практику, законодатель отменил в декабре 2002 г. п. «г» ст. 97 УК РФ, предусматривавший принудительные меры медицинского характера к лицам, совершившим преступления и признанным нуждающимися в лечении от наркомании. На наш взгляд, принятое решение только усугубило проблему прогрессирующей наркотизации российского общества, продемонстрировав в очередной раз непоследовательность отечественной антинаркотической политики.

Правовую базу, регулирующую отношения в сфере незаконного оборота наркотиков, составляют не только Конституция РФ, федеральные законы, нормы международного права, но и принимаемые на их основе иные правовые акты (концепции, программы, конвенции и т.п.). Также необходимо отметить, что на всем пути становления российского уголовного законодательства в сфере незаконного оборота наркотиков прослеживается ужесточение мер ответственности за совершение исследуемых преступлений.

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, отметим, что современная российская правовая база, регулирующая отношения в сфере незаконного оборота наркотиков, в соответствии с которой необходимо квалифицировать противоправные действия лиц в рассматриваемой сфере, представляет собой четко сложившуюся иерархию законов и других нормативно-правовых актов, которые можно условно подразделить на несколько групп.

К первой группе можно отнести Конституцию Российской Федерации, а также международное законодательство, влияние которого на внутригосударственное в последние годы становится все более значительным.

В отдельную группу традиционно в каждой сфере общественных отношений выделяют отраслевое законодательство, в частности, Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года. Именно на основе содержащихся в данном законе норм и происходит процесс квалификации действий виновного лица правоприменителем.

Учитывая, что регулирование оборота наркотических средств отнесено к ведению Российской Федерации, необходимо подчеркнуть значение Федерального закона от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Особое место занимают Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в РФ1, а также различные Федеральные целевые программы, принимаемые Правительством РФ, межгосударственные концепции и т.д.

Отдельную группу составляют подзаконные нормативные правовые акты Президента РФ2, различных министерств и ведомств: Министерства внутренних дел, Генеральной прокуратуры, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной таможенной службы и т.д.

Незаконный оборот наркотических средств представляет собой феномен, выходящий за рамки юридического явления. В данной связи, нормы, косвенно регулирующие отношения, связанные с наркотическими средствами и направленные на охрану нормального функционирования общественных институтов, содержатся и в иных отраслях права. На протяжении всего периода становления отечественного законодательства у следственных и судебных органов постепенно появлялся все более широкий спектр норм, подлежащих применению при квалификации действий лица, совершающего преступления в области нелегального оборота наркотиков.

Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации: утв. постановлением Верховного Совета Российской Федерации : от 22 июля 1993 г. № 5494-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1265.

Например, Указ Президента РФ «Вопросы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков» от 28 июля 2004 года N 976, в соответствии с которым Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2004. – № 31. – Ст. 3234.

Характерной особенностью, определяющей современное состояние нормативно-правовой базы в сфере незаконного оборота наркотиков, является то, что ее содержание находится в постоянной динамике, следствием чего являются своеобразные противоречия и ошибки в толковании и применении правовых норм судебными органами, в частности, при квалификации преступлений в рассматриваемой сфере.

Безусловно, как справедливо отмечает Ф.Г. Бурчак, «изменение квалификации преступления в ходе предварительного расследования – явление вполне закономерное, обусловленное тем, что в распоряжении лица, ведущего расследование, появляется большее количество фактов, подтверждающих одну из нескольких версий, имеющихся в его распоряжении»1.

Однако не следует забывать о материально-правовом содержании понятия квалификации, которая служит юридическим обоснованием уголовной ответственности преступника и на завершающем этапе правоприменения должна носить однозначный характер. В этой связи нами предпринята попытка определения природы и причин указанных ошибок на основе анализа имеющейся теории и практики применения уголовных норм, касающихся незаконного оборота наркотиков.

1.2. Регламентация ответственности за преступления, наркотических средств и психотропных веществ, по современному российскому законодательству Ответственность является одной из важнейших категорий уголовного права, поскольку только с ее помощью государство обеспечивает реализацию своих охранительных функций при регулировании общественных отношений, которые возникают при совершении преступления. Наступление угоБурчак Ф.Г. Квалификация преступлений. – К., 1983. – С. 17.

ловной ответственности, назначение наказания служат необходимыми формами реализации мер государственного принуждения.

В юридической науке относительно содержания уголовной ответственности сложились различные точки зрения, хотя, на наш взгляд, не вызывает сомнения обоснованность ее рассмотрения как одного из видов юридической ответственности, заключающегося в применении к лицу, виновному в совершении преступления и способному нести уголовную ответственность, мер государственного принуждения в форме наказания.

Например, с точки зрения Н.А. Стручкова, «уголовная ответственность – это реализация определенных общественных отношений, которые регулируются правовыми нормами трех отраслей права – уголовного, уголовнопроцессуального и исправительно-трудового», то есть, по его мнению, «уголовную ответственность образует реализация уголовных, уголовнопроцессуальных и исправительно-трудовых правоотношений»1.

Д.А. Липинский полагает, что первичным элементом в системе юридической ответственности «является конкретная правовая норма, предусматривающая ответственность за соблюдение и нарушение изложенных в ней предписаний»2.

Я.М. Брайнин подразумевал под уголовной ответственностью обязанность лица, совершившего преступление, подвергнуться воздействию, то есть претерпеть определенную меру воздействия. Он утверждал, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности при условиях, когда установлены два основания: во-первых, совершение преступления, а во-вторых, наличие в совершенном деянии признаков состава преступления3.

Целесообразно уточнить при этом, что у лица, совершившего преступление, обязанность нести уголовную ответственность и претерпевать соотСтручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. – Саратов, 1978. – С. 51.

Липинский Д.А. О некоторых проблемах системы юридической ответственности // Право и политика. – 2004. – № 12. – С. 23.

См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. – М., 1963. – С.25.

ветствующие лишения (неблагоприятные последствия) существует наравне с правом на ограничение этой ответственности только пределами, установленными уголовным законом для данного вида деяний.

Н.А. Огурцов определяет уголовную ответственность как «бремя принудительно-воспитательных мер (мер процессуального пресечения, наказания, публичного изобличения и осуждения, иного правоограничения), фактически возлагаемое в соответствии с действующим законодательством следственными, прокурорскими, судебными и исполняющими наказание органами на лицо, совершившее преступление, выступающее для последнего в качестве неблагоприятного последствия за совершенное преступление, выражающее отрицательную морально-политическую оценку преступления и личности преступника»1.

Аналогичной точки зрения придерживается и Н.С. Малеин, по словам которого, ответственность «в ее подлинном и единственно юридическом смысле есть реакция на правонарушение», выражающаяся в государственном принуждении, осуждении правонарушения и его субъекта, а также в наличии неблагоприятных для правонарушителя последствий2.

Ю.В. Баулин рассматривает уголовную ответственность как предусмотренные Уголовным кодексом вид и меру ограничения прав и свобод преступника, которые индивидуализируются судом и осуществляются специальными органами государства3.

Оригинальное видение проблемы предлагается В.Д. Филимоновым, который отмечает, что состав преступления содержит два аспекта: явление объективной реальности (совокупность предусмотренных в уголовном законе элементов реального общественно опасного деяния) и правовое понятие (совокупность предусмотренных в законе юридических признаков конкретного Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. – Рязань, 1976. – С. 177.

Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. – М., 1985. – С. 134.

См.: Баулин Ю.В. Освобождение от уголовной ответственности: Монография. – Киев: Атика, 2004. – С. 16-44 (на укр. яз.).

преступления). По его мнению, «можно уверенно утверждать, что правовое понятие состава представляет собой юридическое выражение тех элементов реального деяния, которые в своей совокупности формируют его общественную опасность»1.

В 70-е гг. минувшего столетия возникла концепция так называемой позитивной, или перспективной, уголовной ответственности, в соответствии с которой позитивная ответственность понимается как уяснение лицом необходимости (обязанности) соблюдения уголовно-правового запрета2.

Характеризуя юридическую ответственность, Б.Л. Назаров подчеркивал, что позитивная ответственность характеризуется не последствиями нарушений правопорядка, а необходимым с точки зрения интересов общества и государства поведением, выполнением возложенных обязанностей, позитивных социальных ролей3.

Несмотря на значимость правильного понимания уголовной ответственности, вопрос о ее понятии и сущности продолжает оставаться дискуссионным. Многополярность определений содержания уголовной ответственности в некоторой мере объясняет то обстоятельство, что она была введена в категориальный аппарат лишь с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года.

Считаем целесообразным, с учетом мнения М.И. Байтина4, отметить, что уголовная ответственность всегда ретроспективна (наступает за совершенное преступление), предусмотрена нормами уголовного закона, по своему содержанию представляет наступление для виновного лица неблагоприятных последствий, предусмотренных санкцией уголовно-правовой нормы, носит государственно-принудительный характер и выражает осуждение поведения правонарушителя.

Филимонов В.Д. Норма уголовного права. – СПб., 2004. – С. 91-92.

См.: Елеонский В.А. Уголовная ответственность и воспитание позитивной ответственности личности. – Рязань, 1977. – С. 27.

См.: Назаров Б.Л. О юридическом аспекте позитивной социальной ответственности // Сов. государство и право. – 1981. – № 10. – С. 29.

См.: Байтин М.И. Сущность права. – Саратов, 2001. – С. 201.

Поэтому методологически важно (и здесь мы разделяем позицию Т.Ф. Минязевой) понимать уголовную ответственность как «претерпевание лицом, признанным судом виновным в совершении преступления, предусмотренного нормами уголовного и уголовно-исполнительного права ограничений его прав, свобод и законных интересов в установленном для этого процессуальном порядке»1, а вовсе не обязанность претерпеть названные ограничения, как это нередко определяется в теории права.

К сожалению, в действующем Уголовном кодексе РФ отсутствует дефиниция уголовной ответственности, а установлены только ее основания, хотя мы полагаем, что именно законодательное закрепление понятия уголовной ответственности способствовало бы совершенствованию содержательных параметров отечественной уголовной политики и позволило бы преодолеть известные трудности в правоприменении, которое собственно и выражает организационную сторону уголовной ответственности.

По справедливому замечанию Н.Н. Вопленко, «возникающие в процессе правоприменительной деятельности правовые отношения материального и процессуального характера раскрывают юридические закономерности осуществления мер ответственности»2.

Изменения в Уголовном кодексе РФ, вступившие в силу с 12 мая года, коренным образом изменили характер уголовно-правового регулирования ответственности за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков3.

Следует обратить внимание, что в новой редакции статья 228 УК РФ устанавливает ответственность только для лиц, приобретающих, хранящих, перевозящих, изготавливающих или перерабатывающих наркотические вещества без цели сбыта. Таким образом, в большинстве случаев она примениМинязева Т.Ф. Методология преподавания уголовно-правовых дисциплин // Правоведение. – 2005. – № 6. – С. 74.

Вопленко Н.Н. Дискуссионные вопросы содержания и сущности юридической ответственности // Вестник СГАП. – 2006. – № 1. – С.27.

О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской федерации: федер. закон:

от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 50. – Ст. 4848.

ма только непосредственно к лицам, совершающим указанные незаконные действия для собственного употребления наркотиков (наиболее типичными являются незаконные действия, совершенные по мотивам пристрастия к наркотическим средствам, болезни, желания испытать эйфорические ощущения от приема наркотиков).

Согласно части 1 статьи 228 Уголовного кодекса РФ незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет. Из санкции данной части следует, что при определенных обстоятельствах дела, данных о личности привлекаемых лиц им может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

Вероятно, законодатель исходил из того, что, как нами уже отмечалось ранее, по данной статье в большинстве своем квалифицируются действия лиц, умысел которых направлен не на распространение наркотических средств, а на удовлетворение собственных потребностей в них, в связи с чем исправление осужденных в конкретных случаях возможно без изоляции от общества.

Мы присоединяемся к мнению А.Н. Игнатова, что «такое изменение законодательства ослабляет борьбу с распространением наркотических средств»1, а возможность рассматривать такие действия как приготовление к сбыту наркотических средств и психотропных веществ или их аналогов мало что меняет, поскольку наказание за приготовление должно составлять не более половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусматриваемого за оконченное преступление (ч. 2 ст. 66 УК РФ).

Игнатов А.Н. О реформе уголовного права // Правоведение. -2005. – № 6. – С. 43.

Как подчеркивает Э.Ф. Побегайло, «создается впечатление, что законодатель в последнее время игнорирует общепринятые принципы борьбы с преступностью»1.

Часть 2 статьи 228 Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание за те же деяния, совершенные в особо крупном размере, в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового. Данный состав является тяжким преступлением, в связи с тем, что совершается в отношении наркотических средств, хоть и без цели сбыта, однако в особо крупном размере.

В тексте статьи 228 Уголовного кодекса РФ имеются три примечания, содержание двух последних из которых было скорректировано согласно изменениям, внесенным Федеральным законом РФ № 11-ФЗ от 5.01.2006 года2.

Во-первых, лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Отсутствие этих признаков не позволяет говорить о добровольной сдаче наркотических средств и ставить вопрос об освобождении от уголовной ответственности.

Однако не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию. Это означает, что сдачу наркотиков лицом, в отношении которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия или процессуальные действия, нельзя рассматривать как доброПобегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние. – Саратов. – 2004. – С. 101.

Федеральный закон от 5 января 2006 г. № 11-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – №2. – Ст. 176.

вольную, поскольку в этих обстоятельствах лицо вынуждено передать наркотические средства или психотропные вещества и у него нет реальной возможности ими распорядиться иным образом.

В этой связи выдача лицом наркотических средств или психотропных веществ по предложению следователя перед началом производства в помещении выемки или обыска не исключает наступления ответственности, но может быть рассмотрена судом как смягчающее обстоятельство при назначении наказания в соответствии со статьей 61 Уголовного кодекса РФ. Последнее положение существенно расширило круг лиц, подлежащих уголовной ответственности, так как ранее даже, если лицо добровольно выдавало наркотические средства непосредственно перед проведением, к примеру, обыска в его жилище, направленном на изъятие именно наркотических средств, оно могло быть освобождено от уголовной ответственности.

Данная норма, как и прежде, направлена на стимулирование у граждан желания оказания содействия правоохранительным органам.

Во-вторых, крупный и особо крупный размеры наркотических средств для целей настоящей статьи, а также статей 228.1, 229 Кодекса утверждаются Правительством РФ. Таким образом, государство отказалось от правил расчета размеров наркотических средств, которые были связаны с разовыми дозами последних, и уже в феврале 2006 г. Правительство РФ приняло постановление, установившее строго определенные размеры наркотических средств, наличие которых необходимо для квалификации действий лиц, как совершенных в отношении наркотических средств в крупном и особо крупном размерах1.

В-третьих, крупный и особо крупный размеры аналогов наркотических средств соответствуют крупному и особо крупному размерам наркотических средств, аналогами которых они являются. Данное положение является ноПостановление Правительства Российской Федерации от 7.02.2006 г. №76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1, 229 Уголовного кодекса Российской Федерации»

// Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – №7. – Ст. 787.

веллой в связи с введением в уголовно-правовой оборот понятия «аналоги наркотических средств», под которыми понимаются «запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят1.

Анализируя указанные законодательные положения в целом, следует отметить, что возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с добровольной выдачей наркотиков и активным способствованием раскрытию или пресечению преступлений, связанных с их незаконным оборотом, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, в настоящее время распространяется только на потребителей наркотических средств. Ранее такая возможность существовала у лиц, участвующих в производстве, перевозке и сбыте наркотиков.

Несомненно, приведенная в п.2 Приложения новелла, а также постановление Правительства РФ о порядке определения размера наркотического средства играют свою положительную роль в упрощении порядка, устранении сложностей при квалификации преступлений в области незаконного оборота наркотиков. В то же время, подобное состояние уголовного законодательства (которое состоит из Уголовного кодекса, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Кодекс (ч.1 ст. 1 УК РФ) противоречит принципу законности, предусмотренному ст.

3 УК РФ, согласно которому преступность деяния определяется только Кодексом.

Таким образом, вопросы отграничения уголовного преступления от административного правонарушения, привлечения к уголовной ответственности по ст. 228 УК РФ за незаконные приобретение, хранение, перевозку, Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – №2. – Ст. 219.

изготовление, переработку наркотических средств без цели сбыта, а также наличия в действиях лица квалифицированного или особо квалифицированного состава преступления, то есть вопросы квалификации преступлений в области незаконного оборота наркотиков, решаются на основании постановления Правительства РФ, чьи правовые акты не входят в уголовное законодательство.

Данная правовая коллизия может быть, по нашему мнению, устранена путем включения основных положений постановления Правительства Российской Федерации от 7.02.2006 года №76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1, 229 Уголовного кодекса Российской Федерации» в качестве приложения к Уголовному кодексу РФ, что еще больше ужесточит репрессивную направленность уголовно-правовой политики противодействия наркотизации общества.

Статья 228.1 Уголовного кодекса РФ определяет ответственность за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Введение данной нормы, обособление указанных незаконных действий в отдельный состав определило установление ответственности отдельно для производителей, сбытчиков и лиц, пересылающих наркотические средства. Внесение этих изменений, на наш взгляд, фактически устранило из поля зрения правоприменителя некоторую часть наркопотребителей.

Согласно части 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса РФ незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. Особенностью в данном случае является то обстоятельство, что уголовная ответственность за сбыт наркотиков наступает в любом случае, независимо от количества проданного вещества.

Часть 2 статьи 228.1 Уголовного кодекса РФ определяет ответственность за те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору, б) в крупном размере, в) лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении заведомо несовершеннолетнего, в виде лишения свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Часть 3 статьи 228.1 Уголовного кодекса РФ устанавливает, что деяния, предусмотренные частями первой или второй статьи 228 1 УК РФ, совершенные:

а) организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста;

г) в особо крупном размере, – наказываются лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Таким образом, санкции всех трех частей статьи 228.1 Уголовного кодекса РФ являются безальтернативными и предусматривают наказание только в виде лишения свободы, а в некоторых случаях (части 2 и 3) в качестве дополнительного наказания выступает штраф в доход государства, размер которого может граничить с максимально допустимым для указанного вида наказания.

В 2003 году Федеральным законом № 162-ФЗ введена статья 228. Уголовного кодекса РФ, устанавливающая уголовную ответственность за нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ1.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 50. – Ст. 4848.

По части 1 статьи 228.2 Уголовного кодекса РФ нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, а также культивирования растений, используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

В соответствии с частью 2 данной статьи то же деяние, совершенное из корыстных побуждений либо повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного в период от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Очевидно, что дополнительное наказание в виде «лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью» является обязательным в связи с повышенной общественной опасностью содеянного. Не назначать данный вид наказания возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств, позволяющих суду применить статью 64 Уголовного кодекса РФ.

Особенностью приведенной нормы является то, что преступления здесь совершаются в сфере легального оборота наркотических средств, который осуществляется на основании многочисленных постановлений, инструкций, положений и других актов министерств и ведомств. Таким образом, эта статья является «наиболее бланкетной».

Часть первая статьи 229 Уголовного кодекса РФ указывает, что хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Часть 2 статьи 229 Уголовного кодекса РФ устанавливает, что те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору, в) лицом с использованием своего служебного положения, г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, наказываются лишением свободы на срок от шести до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Согласно части 3 статьи 229 Уголовного кодекса РФ, деяния, предусмотренные частями первой или второй этой статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

б) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Необходимо, на наш взгляд, обратить внимание на отсутствие в данной статье в качестве самостоятельного квалифицирующего обстоятельства особо крупного размера похищаемых либо вымогаемых наркотических средств.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, ответственность за которое предусмотрена ст. 230 УК РФ, наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) в отношении заведомо несовершеннолетнего либо двух или более лиц;

г) с применением насилия или с угрозой его применения - наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет (часть 2 ст. 230 Уголовного кодекса РФ).

Как и прежде, деяния, предусмотренные частями первой или второй статьи 230 Уголовного кодекса РФ, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет.

Следует отметить, что, как и в статье 228.1, в статьях 229, 230 Кодекса санкции являются безальтернативными1.

Действие данной статьи в соответствии с примечанием к ней не распространяется на случаи пропаганды применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ, если эти деяния осуществлялись по согласованию с органами исполнительной власти в области здравоохранения и органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Статья 231 Уголовного кодекса РФ определяет меры ответственности за незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, соИсключение составляет часть 1 статьи 230 Кодекса, предусматривающая в качестве наказания в том числе арест и ограничение свободы. Однако, учитывая, что в нарушение Федерального закона Российской Федерации «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» до сих пор не созданы условия для отбывания наказания в виде ареста и ограничения свободы, отнесение данной санкции к безальтернативным представляется с определенной степенью условности обоснованной.

держащих наркотические вещества в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишения свободы на срок до двух лет (часть ст. 231 Уголовного кодекса РФ), а также в виде лишения свободы на срок от трех до восьми лет, если те же деяния, совершены:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) в крупном размере (часть 2 ст. 231 Уголовного кодекса РФ).

Статья 232 Уголовного кодекса РФ касается организации либо содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ, и данные незаконные действия наказываются лишением свободы на срок до четырех лет (ч.1 ст. 232 Уголовного кодекса РФ), а те же противоправные действия, совершенные организованной группой, лишением свободы на срок от трех до семи лет (часть 2 статьи 232 Уголовного кодекса РФ).

Заключительной нормой главы 25 уголовного закона, регулирующей отношения в сфере оборота собственно наркотических средств, является статья 233 УК РФ, предусматривающая ответственность за незаконную выдачу либо подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, устанавливает наказание в виде штрафа в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Данная норма в некоторой части (в части незаконной выдачи рецепта) также, как и статья 228.2 Кодекса, является одним из инструментов регулирования легального оборота наркотических средств и предполагает наличие специального субъекта преступления, в связи с чем в санкции предусмотрено в качестве дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Таким образом, в санкциях наиболее часто применяемых статей Уголовного кодекса РФ, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в качестве основного наказания доминирует лишение свободы, что свидетельствует о довольно жестком характере уголовно-правовой политики противодействия наркотизации общества.

Одним из проявлений подобного характера следует признать принятие Федерального закона от 27.07.2006 г. №-153-ФЗ, которым в связи с ратификацией нашей страной Европейской конвенции «О предупреждении терроризма» в УК РФ вновь введена такая обязательная уголовно-правовая мера как конфискация имущества. Под ней понимается принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных в том числе статьями 228.1, 229, 231, 232, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу, а также денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы; денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации)1.

1.3. Имплементация международно-правовых норм, направленных на противодействие незаконному обороту наркотиков, в отечественное уголовное законодательство В своеобразный перечень наиболее опасных транснациональных преступлений, уголовных преступлений международного характера, борьба с которыми объединяет усилия большинства государств мирового сообщества, Собрание законодательства Российской Федерации. – 31.07.2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3452.

исследователи справедливо включают незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ1.

По данным Департамента общественной информации Организации Объединенных Наций, незаконный оборот наркотиков приносит прибыли, объем которых ежегодно составляет около 500 млрд. долларов США, что эквивалентно общей сумме валового национального продукта двух третей государств – членов ООН2.

По мнению А.И. Чаркина, «одной из современных тенденций преступности является превращение наркомании, незаконного оборота наркотиков в одну из причин совершения ряда корыстных и насильственных преступлений, особенно в среде несовершеннолетних наркоманов»3.

Основные положения, основания и меры уголовной ответственности за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств закрепляются в Уголовном кодексе РФ. Однако при исследовании положений уголовного закона в рассматриваемой сфере очевидно, что нормы УК РФ являются бланкетными и при квалификации деяний виновного лица необходимо в подавляющем большинстве случаев обращаться к другим нормативноправовым актам.

Следует отметить, что целый ряд УК различных государств не предусматривают ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (например, УК Голландии, Дании, Польши, Японии), что, впрочем, не означает легализации в этих странах рассматриваемых преступлений. В Голландии отдельные разделы уголовного права регулируются специальными законами, в частности, Законом про опиум (Opiumvet) 1928 года.

В Японии борьба с незаконным оборотом наркотиков осуществляется на основе Закона о контроле над стимулирующими средствами 1951 года, Закона См.: Панов В.П. Международное уголовное право. – М., 1997. – С. 71-72.

См.: Васильева Л.Н. Транснациональные преступления как угроза национальной безопасности России (конвенционные механизмы противодействия) // Журнал российского права. – 2005. № 10. – С. 113.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ОПТОВЫХ ПРОДОВОЛЬСВТЕННЫХ РЫНКОВ РОССИИ Методические рекомендации по организации взаимодействия участников рынка сельскохозяйственной продукции с субъектами розничной и оптовой торговли Москва – 2009 УДК 631.115.8; 631.155.2:658.7; 339.166.82. Рецензенты: заместитель директора ВНИИЭСХ, д.э.н., профессор, член-корр РАСХН А.И. Алтухов зав. кафедрой товароведения и товарной экспертизы РЭА им. Г.В. Плеханова,...»

«Российская Академия Наук Институт философии СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ В ЭПОХУ КУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Москва 2008 УДК 300.562 ББК 15.56 С–69 Ответственный редактор доктор филос. наук В.М. Розин Рецензенты доктор филос. наук А.А. Воронин кандидат техн. наук Д.В. Реут Социальное проектирование в эпоху культурных трансС–69 формаций [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. В.М. Розин. – М. : ИФРАН, 2008. – 267 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0105-1. В книге представлены...»

«С. А. Клюев Sergey_Klyuev@mail.ru 2012 УДК 541.64 ББК 24.2 © С.А. Клюев. Макромолекулы: Монография. ЮО ИО РАН. Геленджик. 2012. 121 c. Рассмотрены структура, синтез, свойства макромолекул. Значительное внимание уделяется применению информационных технологий для их изучения. Рецензенты: кафедра естественно-биологических дисциплин и методики их преподавания Славянского-на- Кубани государственного педагогического института. 2 СОДЕРЖАНИЕ Введение. 1. Основные понятия. Классификация. Особенности...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Курчеев В. С., Болотникова О. В., Герасимов Ю. Е. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМАТИЗАЦИИ ПРАВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Монография Новосибирск 2008 УДК 340/341 ББК 67.022.15 К 939 Курчеев В. С., Болотникова О. В., Герасимов Ю. Е. Теоретические основы систематизации права в условиях...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова Факультет мониторинга окружающей среды Кафедра энергоэффективных технологий О. И. Родькин ПРОИЗВОДСТВО ВОЗОБНОВЛЯЕМОГО БИОТОПЛИВА В АГРАРНЫХ ЛАНДШАФТАХ: ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Минск 2011 УДК 620.9:573:574 ББК 31.15:28.0:28.081 Р60 Рекомендовано к изданию НТС МГЭУ им. А.Д.Сахарова (протокол № 10 от 1 декабря 2010 г.) Автор: О. И....»

«252 Editorial Board: Dr. Igor Buksha (Ukraine) Dr. Roman Corobov (Moldova) Acad. Petro Gozhik (Ukraine) Dr. Pavel Groisman (USA) Acad. Valeryi Eremeev (Ukraine) Acad. Vitalyi Ivanov (Ukraine) Prof. Gennady Korotaev (Ukraine) Dr. Yuriy Kostyuchenko (Ukraine) Prof. Vadym Lyalko (Ukraine) – Chief Editor Acad. Leonid Rudenko (Ukraine) Dr. Igor Shkolnik (Russia) Acad. Vyacheslav Shestopalov (Ukraine) Prof. Anatoly Shvidenko (Russia-Austria) Acad. Yaroslav Yatskiv (Ukraine) Изменения земных систем в...»

«Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации Институт инновационной экономики ЭФФЕКТИВНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В УСЛОВИЯХ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ: ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ МОНОГРАФИЯ Под ред. д-ра эконом. наук, проф., действительного государственного советника второго класса, заслуженного экономиста Российской Федерации, С.Н. Сильвестрова, д-ра...»

«В.Т. Смирнов И.В. Сошников В.И. Романчин И.В. Скоблякова ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: содержание и виды, оценка и стимулирование Москва Машиностроение–1 2005 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ В.Т. Смирнов, И.В. Сошников, В.И. Романчин И.В. Скоблякова ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: содержание и виды, оценка и стимулирование Под редакцией доктора экономических наук, профессора В.Т. Смирнова Москва...»

«Международный юридический институт В.А. Пертли ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ МЕР БЕЗ ИЗОЛЯЦИИ ОТ ОБЩЕСТВА (ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И СОВРЕМЕННОСТЬ) Москва 2010 ББК 67.99(2) П 26 Пертли В.А. П 26 Применение уголовно-правовых мер без изоляции от общества: исторический опыт и современность / В.А. Пертли. Монография. – М.: Издательство Международного юридического института, 2010. – 200 с. ISBN 978-5-902416-34-0 Рецезенты: Филимонов О.В., доктор юридических наук, профессор; Дворянсков И.В., кандидат...»

«Федеральное агентство по образованию Восточно-Сибирский государственный технологический университет Н.Ц. БАДМАЕВА ВЛИЯНИЕ МОТИВАЦИОННОГО ФАКТОРА НА РАЗВИТИЕ УМСТВЕННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ Улан-Удэ 2004 ББК Ю 937.24 Научный редактор В.Г. Леонтьев - доктор психологических наук, профессор (Новосибирский государственный педагогический университет) Рецензенты: Л.Ф.Алексеева - доктор психологических наук, профессор (Томский государственный педагогический университет) Т.Л. Миронова - доктор психологических...»

«О ПРЕИМУЩЕСТВАХ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ПРОИЗВОДСТВА ИЗДЕЛИЙ ИЗ КОЖИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НАНОТЕХНОЛОГИЙ 1 УДК ББК К Рецензенты: д.т.н., профессор, главный специалист Санкт – Петербуржского информационно – аналитического центра. К.Н Замарашкин ( г. Санкт – Петербург, Россия ) д.т.н., профессор, зав. кафедрой Конструирование изделий из кожи Новосибирского технологического института ГОУ ВПО Московский государственный университет дизайна и технологии филиал Н.В Бекк (г. Новосибирск,...»

«ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Н. М. Добрынин ФЕДЕРАЛИЗМ ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Новосибирск Наука 2005 1 УДК 342.1/.3 ББК 67.400 Д57 Рецензенты доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации С. А. Авакьян член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, профессор Д. А. Керимов доктор юридических наук, профессор А. Н. Кокотов доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской...»

«МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ Ю. А. Васильев, М. М. Мухамеджанов ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ ШКОЛЫ ПРИ ЦК ВЛКСМ 1944–1969 Научное издание Монография Электронное издание Москва Московский гуманитарный университет 2011 УДК 376 В 19 Руководитель проекта А. А. Королёв, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Авторский коллектив: Ю. А. Васильев, доктор исторических наук, профессор, М. М. Мухамеджанов, доктор исторических наук, профессор. Под...»

«Ю.В. Немтинова, Б.И. Герасимов КАЧЕСТВО ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРОИЗВОДСТВ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2007 УДК 330.322.011:061.5 ББК У9(2)301-56 Н506 Р е ц е н з е н т ы: Доктор экономических наук, профессор ТГУ им. Г.Р. Державина Ю.А. Кармышев Доктор технических наук, профессор Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова И.И. Попов Немтинова, Ю.В. Н506 Качество инвестиционных проектов промышленных производств : монография / Ю.В. Немтинова, Б.И. Герасимов ; под...»

«О. М. Морозова БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ: генерал Иван Георгиевич Эрдели 2 УДК 97(47+57)(092) М80 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) Морозова, О. М. Баловень судьбы: генерал Иван Георгиевич Эрдели / О. М. Морозова. М80 – _ – 225 с. ISBN _ Книга посвящена одному из основателей Добровольческой армии на Юге России генералу И.Г. Эрдели. В основу положены его письма-дневники, адресованные М.К. Свербеевой, датированные 1918-1919 годами. В этих текстах...»

«В. Н. Шубкин Социология и общество: Научное познание и этика науки Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Sociologia_i_obshestvo .pdf Перепечатка с сайта Центра социального прогнозирования и маркетинга http://www.socioprognoz.ru СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО: НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ И ЭТИКА НАУКИ 2 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ В.Н. Шубкин СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО: НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ И ЭТИКА НАУКИ Центр социального прогнозирования и маркетинга Москва УДК 316.1/.2(035.3) ББК Ш...»

«ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА (Часть 1) ОТЕЧЕСТВО 2011 УДК 520/524 ББК 22.65 И 90 Печатается по рекомендации Ученого совета Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта Научный редактор – акад. АН РТ, д-р физ.-мат. наук, проф Н.А. Сахибуллин Рецензенты: д-р. физ.-мат. наук, проф. Н.Г. Ризванов, д-р физ.-мат. наук, проф. А.И. Нефедьева Коллектив авторов: Нефедьев Ю.А., д-р физ.-мат. наук, проф., Боровских В.С., канд. физ.-мат. наук, доц., Галеев А.И., канд. физ.-мат. наук, Камалеева...»

«А.Н. КОЛЕСНИЧЕНКО ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ТРАНСПОРТА ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ Под общей редакцией доктора экономических наук В.Л. Малькевича Общество сохранения литературного наследия Москва 2011 УДК [339.5:658.7](035.3) ББК 65.428-592 К60 Колесниченко Анатолий Николаевич. Основы организации работы транспорта во внешней торговле / А.Н. Колесниченко; под общ. ред. В.Л. Малькевича. – М. : О-во сохранения лит. наследия, 2011. – 280 с.: илл. – ISBN 978-5-902484-39-4 Агентство CIP РГБ Настоящая работа...»

«Арнольд Павлов Arnold Pavlov СЕМЬ ВЕРОЯТНЫХ ПРИЧИН ГИБЕЛИ НАШЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ (Критика планетарной лжи) Для ограниченного пользования Монография SEVEN CREDIBLE REASONS OF DESTRUCTION OF OUR CIVILIZATION Создавая, не разрушай! Всё полно мрака. В мире царит не знание, а мнение. И объекты представляют собой что угодно, а наше знание о них лишь такое, какими они нам кажутся. (Анаксагор, древнегреческий философ, 500 - 428г. до н.э.). Донецк УДК: 577.2+008.001.18]: ББК: 60. П Павлов А.С. Семь вероятных...»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ФИЗИОЛОГИИ И ПАТОЛОГИИ ДЫХАНИЯ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАМН ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.П. Колосов, В.А. Добрых, А.Н. Одиреев, М.Т. Луценко ДИСПЕРГАЦИОННЫЙ И МУКОЦИЛИАРНЫЙ ТРАНСПОРТ ПРИ БОЛЕЗНЯХ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ Владивосток Дальнаука 2011 УДК 612.235:616.2 ББК 54.12 К 61 Колосов В.П., Добрых В.А., Одиреев А.Н., Луценко М.Т. Диспергационный и мукоцилиарный транспорт...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.