WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«СОВРЕМЕННЫЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭНТОМОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МАЛЯРИИ В АРМЕНИИ ЕРЕВАН Авторское издание 2007 УДК 616-036.22:595.7:616.936 ББК 51.9+48+55.144 Д 131 Одобрено к изданию Решением ...»

-- [ Страница 1 ] --

В.А.ДАВИДЯНЦ

К.М.МУРАДЯН

СОВРЕМЕННЫЕ

ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ И

ЭНТОМОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

МАЛЯРИИ В АРМЕНИИ

ЕРЕВАН

Авторское издание

2007

УДК 616-036.22:595.7:616.936

ББК 51.9+48+55.144

Д 131

Одобрено к изданию Решением Ученого совета Национального института здравоохранения.

Д 131 Давидянц В.А., Мурадян К.М.

Современные эпидемиологические и энтомологические аспекты малярии в Армении:

Монография – Ер.: Авторское издание, 2007 – 145 с., ч/б, ил.

Монография посвящена проблеме малярии, которая всегда представляла актуальность в краевой патологии республики.

Наряду с известными сведениями об этиологии, патогенезе, клинике, лечении и профилактике этого заболевания представлены ряд собственных исследований, позволившие выявить актуальные вопросы этого заболевания, что позволило научно обосновать стратегию ликвидации местной малярии в Республике Армения. Проведен критический анализ литературных и собственных данных в свете их тео-ретической и практической значимости.

Монография рассчитана на широкий круг специалистов – сотрудников государственной гигиенической и противоэпидемической службы, центра по контролю и профилактике заболеваний, эпидемиологов, паразитологов, энтомологов,, организаторов здравоохранения, преподавателей в системе дипломного и последипломного образования, а также специалистов, интересующихся проблемой малярии вообще и ее ликвидации в частности..

ББК 51.9+48+55. Рецензенты:

Агаджанян С.М., доктор медицинских наук, профессор, Меймарян М.А., кандидат медицинских наук.

Издано при поддержке Армянской Ассоциации Общественного Здоровья ISBN 378-99930-4-993- © Давидянц В.А., Мурадян К.М.,

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННАЯ ЭНТОМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ФАУНЫ КОМАРОВ СЕМЕЙСТВА CULICIDAE В АРМЕНИИ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПЕРЕНОСЧИКИ МАЛЯРИИ. ЭНТОМОЛОГИЧЕСКИЕ И

ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОМАРОВ И ИХ

ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ АРМЕНИИ

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

ГЛАВА 3. ХАРАКТЕРИСТИКА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ

АРМЕНИИ

3.1. Малярийные комары 3.2. Немалярийные комары 3.3. Современное состояние популяций переносчиков

ГЛАВА 4. БИОЛОГИЯ ВОДНОЙ СТАДИИ И ЭКОЛОГИЯ ИМАГО

4.1. Биология водной стадии 4.2. Экология имаго ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЫВОДЫ Литература

ЧАСТЬ 2. ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МАЛЯРИИ НА

СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Предисловие Введение ГЛАВА 1. Распространение малярии ГЛАВА 2. Завоз возбудителя и восстановление малярии ГЛАВА 3. Эпидемиология малярии ГЛАВА 4. Патогенез малярии ГЛАВА 5. Иммуните ГЛАВА 6. Клиника малярии

ЧАСТЬ 3. ЭНТОМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПЕРЕНОСЧИКОВ

МАЛЯРИИ В АРМЕНИИ

ГЛАВА 1. Характеристика и биологические ососбенности переносчиков малярии ГЛАВА 2. Комары Anopheles – переносчики малярии и их эидемиологическое

ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННАЯ ЭНТОМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ФАУНЫ КОМАРОВ СЕМЕЙСТВА CULICIDAE В АРМЕНИИ

ВВЕДЕНИЕ

В последние десятилетия ХХв. и в начале XXIв. наблюдается драматический возврат малярии на многие ранее освобожденные от нее территории, что может быть обусловлено политической и экономической нестабильностью в эндемичных странах, ростом миграции населения, а также осуществлением широкомасштабных или имеющих местное значение, ирригационных проектов. Эпидемиологическая ситуация осложнилась не только появлением и распространением устойчивости возбудителя к традиционным противомалярийным препаратам, но и восстановлением численности переносчиков, расширением их ареала, усилением эпидемиологического значения видов, ранее нехарактерных для данной местности. Армения в этом смысле не является исключением.

Борьба с насекомыми – переносчиками заболеваний может быть правильно построена только на основе хорошего знания всех сторон биологии и экологии переносчиков, их подверженности действию инсектицидов и т.д.

Многие виды малярийных комаров приобрели резистентность к инсектицидам.

Возможно, основной причиной развития ее у переносчиков малярии послужило широкое использование инсектицидов в сельском хозяйстве, когда обработке подвергались значительные территории. Так, появление резистентности к ДДТ у An.sacharovi была отмечена в 1960-е годы в Турции и Греции (Ramsdale, 2000), затем в Азербайджане (Дробозина В.П., 1972), у An.maculipennis – в Грузии, в Молдове, России и Узбекистане (Бондарева, 1986). Резистентность к широкому спектру фосфорорганических инсектицидов установлена у An.sacharovi в Турции, An.superpictus – в Фергане (Ejov, 2002) и т.д.

Вместе с этим уже в начале XXв. высказывались предположения о возможности борьбы с малярией путем воздействия на личиночные стадии переносчика в водоемах. Эти предположения нашли свое подтверждение, когда в Италии была доказана эффективность борьбы с малярией с помощью гидротехнических мероприятий и землеустройства. Однако, господствующее в настоящее время движение за сохранение и восстановление природной среды, препятствующее проведению многих профилактических мероприятий, способствует росту численности кровососущих насекомых, в том числе переносчиков малярии.

Опасность распространения малярии стала настолько острой, что в 1992г. ВОЗ созвала в Амстердаме специальное совещание политиков и министров здравоохранения из 107 стран для согласования глобальной стратегии борьбы с этой болезнью. До этого подобный форум собирался только для обсуждения проблемы СПИДа. Было констатировано, что ликвидация малярии, провозглашенная в 50-е годы, сейчас неосуществлена. Поэтому была определена новая цель, где наряду с борьбой с эпидемиями на первый план выступало проведение дифференцированной, с учетом местных условий, борьбы с переносчиками.

При сравнении с периодом осуществления программы ликвидации малярии (в середине ХХ в.) объем энтомологических наблюдений за переносчиками малярии в последние годы существенно сократился (Сергиев В.П. и др., 2004). Современные данные не только о численности разных видов переносчиков, но даже сведения о видовом составе комаров рода Anopheles отсутствуют на территориях Европейского континента. В качестве попытки восполнить отсутствие фактических данных применяются различные методы компьютерного моделирования и экстраполяции для определения вероятного современного распространения переносчиков малярии (Kuhn K.G., Campbill-Lendrum D.H., Davis C.R., 2002), что не может заменить систематические наблюдения.

Кроме того, стандартные агроклиматические и зоогеографические показатели:

температура наиболее жаркого месяца, показатель засушливости, разница между величиной выпадающих осадков и испарением, распределение типов почв и растительности, показатель солнечной радиации, продолжительность безморозного периода, экологическая стратификация по типам биоты и ряд других не пригодны не только для проведения маляриологического зонирования, но для определения возможных оборотов инфекции (Шипицина Н.К., 1964).

Углубленное изучение фенологии малярийных комаров, проведенное в Армении в 30х гг. прошлого столетия, позволило определить сроки начала, окончания и продолжительность сезона передачи малярии, а также сроки массовых нападений комаров на людей и число оборотов инфекции и оптимизировать комплексы противомалярийных мероприятий в разных природно-климатических зонах.

В результате правильно организованной борьбы, а также крупных гидротехнических мероприятий, следствием которых явилось значительное сокращение площадей водоемов, численность комаров, особенно малярийных в республике была сокращена в сотни и тысячи раз. В конце пятидесятых годов и до 1962-1963гг. она была настолько снижена, что в большинстве районов республики малярийные комары вовсе не обнаруживались. С 1964г.

малярийные комары стали обнаруживаться в Араздаянской степи Араратского района. По данным А.И.Чубковой (1967) среди малярийных комаров на заливных лугах Араздаянской степи преобладали комары An.hyrcanus в местах с высокой тростниковой растительностью, а в мелких заболоченностях – личинки An.maculipennis. В последующие годы комары появились в ряде районов Араратской долины, а затем и в предгорных районах.

Хозяйственная деятельность, изменения в водном факторе республики и климата, происшедшие за последние десятилетия, не могли не отразиться на видовом составе и экологии комаров. В настоящее время крайне необходимо провести анализ фауны комаров семейства Culicidae, что включает уточнение видового состава видов–переносчиков малярии, наблюдения за местами выплода комаров, их дневками, прокормителями, способностью к разлету, сезонным ходом численности на дневках, зимовкой и многие другие аспекты. В зависимости от тех или иных результатов изучения экологии выбираются соответствующие методы борьбы с конкретными видами.

Наблюдения за сезонным ходом численности и активности нападения комаров позволят определить сезон передачи малярии и выделить внутри него наиболее опасные периоды.

Очень велико значение определения физиологического возраста самок комаровпереносчиков. Данные о возрастном составе комаров позволят судить о состоянии популяции – моменты появления и исчезновения потенциально опасных самок. Особенно это важно знать, так как ежегодно в республике регистрируются как завозные, так и местные случаи малярии. Особенно это важно сейчас, когда республика приняла стратегию ликвидации местной малярии.

Цель исследования – разработка интегрального подхода к профилактическим мероприятиям на основе изучения основных вопросов биологии и экологии популяции комаров рода Anopheles в период восстановления их численности, наблюдающееся в современных условиях республики.

Для достижения поставленной цели было предусмотрено:

• Уточнить видовой состав комаров Culicidae;

• Определить биологический и возрастной состав популяции;

• Выявить круговорот комаров на дневках;

• Выявить круг прокормителей;

• Провести фенологические наблюдения.

Глава I. ПЕРЕНОСЧИКИ МАЛЯРИИ. ЭНТОМОЛОГИЧЕСКИЕ И

ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОМАРОВ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ

В окружающей человека среде появлению природных очагов болезней способствует наличие различных комплексов географической среды, формирующей биоценозы, в которых в благоприятных условиях постоянно длительное время поддерживается циркуляция возбудителей отдельных болезней человека. Природные очаги подобных заболеваний приурочены к определенным биотипам географических ландшафтов. К ним относятся животный и растительный мир данной местности, рельеф, водоемы, климат, которые в определенном сочетании, сложившемся на протяжении веков, создают благоприятные условия для обитания и роста многочисленных видов носителей и переносчиков возбудителей опасных для человека инфекций. Такие неблагоприятные географические среды обитания характеризуются наличием природных и паразитарных заболеваний.

К числу таких заболеваний относится и малярия. История научного этапа изучения малярии началась в XIX в. и была связана с выдающимися научными достижениями, первым из которых было открытие возбудителя малярии в 1880 г., а затем в 1897 г. было доказано, что возбудители малярии передаются через укус комара Anopheles. На протяжении XX в.

происходило сокращение территорий, на которых происходила передача возбудителей малярии, которая в прошлом носила глобальный характер и могла стать причиной гибели великих цивилизаций (Bruce-Chwatt L.J., Zulueta J. 1980; Brundtland G.H., 2002).

Территориальное распространение комаров разных видов и численность популяции определяются природными факторами – наличием благоприятных климатических условий и необходимых мест выплодов (определенных типов водоемов), а также антропогенными факторами (Лысенко А.Я.Б Семашко И.Н., 1968).

Еще в 1977г. В.Н.Беклемишев на основании изучения влияния географических особенностей местности на распространение малярии предложил концепцию ландшафтной маляриологии. В 1970-80гг. принципы ландшафтной эпидемиологии широко использовались в изучении многих зоонозов в рамках медицинской географии. В 1990-е гг. аналогичные подходы были использованы при создании компьютерных моделей с визуализацией данных, определение природных предпосылок распространения болезней, в том числе малярии, и получили название географических информационных систем (GIS) (Сергиев В.П., Баранова А.М., Majori G., Ежов М.Н. 2004).

Существует множество карт, на которых проведено деление Земного шара на разные маляриогенные зоны. Ряд авторов в качестве основы для «малярийных» карт применяли деление Земли на климатические зоны – тропическую, субтропическую и зону умеренного климата (Gill C.A., 2004), или зоогеографическое деление (Macdonald G., 1957). Другие исследователи использовали данные экологии и биологии переносчиков и возбудителей.

Маляриогенное зонирование как комплексный нозогеографический подход использовали В.Н. Беклемишев (1934, 1944), J.M.May (1961). Н.К.Шипицина (1964), А.Я.Лысенко и И.Н.Семашко (1968).

Кроме того известно два подхода к районированию эндемичных по малярии территорий. Первый опирается на деление территории по уровню эндемии, как индикатора риска заражения (Kouznetsov R.L., Molineaux L., Beales P.F., 1986). Второй предполагает деление территории в зависимости от продолжительности сезона передачи малярии (Kouznetsov R.L., Molineaux L., Beales P.F.,1986).

Опыт стратификации территории как основы для планирования целенаправленных противомалярийных мероприятий имеется в Южной Азии (Kondrashin A.V., 1987), Индии (Orlov V.S., Semashko I.N., 1985; Orlov V.S., Semashko I.N., 1992).

Принципы маляриологического районирования с успехом применяли в Азербайджане (Абдуллаев Х.И., 1988), Грузии (Бакрадзе Т.А. 1974), Таджикистане (Калмыков Е.С., 1966;

Алиев С.П., 2004), в Венесуэле (Gabaldon A., 1969).

В настоящее время, когда окружающая среда во многом изменилась и продолжает меняться под воздействием постоянной и чрезвычайно упорной хозяйственной деятельности человека, нередко приводящей к самым нежелательным последствиям для здоровья населения, медицине нужны более глубокие и полные знания об окружающих природных факторах. Это объясняется тем, что медицина относительно быстрее, чем другие области науки, должна реагировать на изменения в экологических условиях, наиболее полно владеть их качественными и количественными характеристиками и реально оценивать их для охраны здоровья людей. Различные и многочисленные негативные факторы, порожденные непрекращающейся трудовой деятельностью человека, вызывая нарушение традиционно сложившегося экологического равновесия между природой и человеком, изменили и продолжают изменять окружающую среду.

Располагая данными, составляющими экологическую характеристику местности и ее качественные показатели, можно более успешно решить задачи, связанные с научно обоснованной организацией службы здравоохранения и прогнозированием здоровья населения региона.

Такие исследования особенно важны для Армении с ее различными географическими характеристиками, выражающимися в многообразии климата, сложности рельефа и различной высотой зональности территории в сочетании с социально-бытовыми условиями.

Результаты таких комплексных исследований дадут возможность составить медикоэкологическую характеристику отдельных географических регионов республики и с учетом этих данных не только определить закономерности влияния разнообразных природных и вредных производственных комплексов на возникновение и течение отдельных болезней и здоровье людей, населяющих различные зоны республики, но и разработать ряд мероприятий по целенаправленному преобразованию окружающей среды в интересах населения. Все это будет иметь большое значение и для рационального построения медикосанитарной сети применительно к конкретным природным, экономическим и административным районам.

Армения расположена в южной части Закавказья между 38-35' и 41-20' с.ш. и 43-35' и 46-30' в.д. по Гринвичу. Территория республики простирается с северо-запада на юго-восток на 360 км. Наибольшая ширина с запада на восток не превышает 200 км. Расстояние от границы Армении до Черного моря составляет 163 км, Каспийского – 193 км, Средиземного – 755 км.

А.П.Айриян (1998) Армению делит на 37 административных сельских районов, которые по культурно-бытовым, экономическим и географическим признакам можно распределить на 4 основные группы.

I группа – низменные виноградно-овощные районы с жарким климатом. К этой группе относятся районы Арташатский, Араратский, Армавирский, Баграмянский, Наирийский и Масисский.

II группа – районы умеренно пересеченные, лесные со среднеумеренным климатом и обильными снеговыми осадками в зимнее время. Здесь выращивают в основном табачные культуры. Хорошо развиты животноводство и садоводство. К этой группе можно отнести Иджеванский, Таушский, Ноемберянский и Красносельский районы.

III группа – высокогорные, пастбищно-степные районы. Зима тут суровая с обильными снегопадами. Населенные пункты разбросаны и являются зонами животноводства и зерновых культур. Кроме того, в Сисианском и Мартунинском районах выращивают табак, в районе Лори – картофель. В эту группу входят районы Аштаракский, Амасийский, Севанский, Спитакский, Степанаванский, Мартунинский и район им.Камо.

IV группа – предгорные районы с пересеченным рельефом. Климат в этих районах разнообразный. В низменных местностях континентально-жаркий, в нагорных – суровохолодный. Эти районы в экономическом отношении считаются животноводческо-зерновыми с развитым садово-табачным направлением. К этой группе относятся Ашоцкий, Горисский, Капанский, Мегринский, Вайкский, Ехегнадзорский, Талинский районы.

Неравномерность поверхности республики (населенные пункты расположены от 400м до 2200м над уровнем моря) и сложная ее структура: наличие горных цепей, образующих между ними высокогорные плато, котловины и долины оказывают сильное влияние на трансформацию солнечной радиации и циркуляцию воздушных масс. В сложных рельефных условиях приток солнечной энергии является лишь общим фоном, на котором формируются отличающиеся друг от друга климатические районы, со среднегодовой температурой от + до +120С.

Т.А.Асмангулян (1987) считает целесообразным климатические условия Армении делить на четыре типа, в зависимости от поверхностного покрова и высоты над уровнем моря:

низкогорный (до 800-100м н.у.м.) со среднегодовой температурой 11,70С и продолжительностью лета 5 месяцев;

продолжительностью лета около 2 месяцев;

• среднегорный степной и среднегорный лесной со среднегодовыми температурами соответственно +8,30С и +7,30С.

Согласно данным ряда авторов (Григорян Г.Е., 2003; Сергиев В.П. с соавтор., 2004;

Sabatinelli G., and all., 2000) эндемичными, в отношении малярии, районами Армении являются Масисский, Абовянский, Аштаракский, Араратский, Эчмиадзинский(входящие в Араратскую котловину), Егвардский.

Араратская котловина является самой крупной географической единицей на территории Республики Армения. Дно котловины – Араратская равнина, которая с низкими предгорьями и террасами р.Аракс называется Араратской долиной.

Несмотря на сравнительно небольшие размеры, изучаемая территория является одним из классических примеров проявления высотной природно-ландшафтной дифференциации, где на протяжении всего лишь 40-50 км при относительной высоте 3000м встречается почти весь спектр природно-ландшафтных поясов, существующих в горных системах средних географических широт.

В целом все природно-территориальные комплексы Араратской котловины можно включить в три ландшафтных яруса: низкогорный, среднегорный и высокогорный (Халатов В.Ю., 1990; Хосцян А.В., 1992). В каждом из них в свою очередь, выделяются типы ландшафтов.

Низкогорные ландшафты распространены на высотах от 800 до 1400м. Здесь выделяются два типа (пояса) ландшафтов: пустынно-полупустынный и сухостепной.

Пустынно-полупустынные ландшафты в основном встречаются на высотах от 800 до 1200м. Они охватывают Араратскую равнину, низкие предгорья и слабонаклонные плато.

Климат пояса континентальный с продолжительным жарким летом и малоснежной устойчивой зимой. Радиационный баланс достигает до 60 ккал/см в год, средняя температура июля – + 24, +250 С, января – в пределах –60 С, сумма температур воздуха выше 100 С, доходит 400 С и более, что характерно для субтропического пояса. Продолжительность вегетационного периода равна 276-300 дней, однако лимитирующим фактором является влажность. Здесь отмечается минимальное количество атмосферных осадков по всей республике 210-250мм, более которых выпадает в теплой половине года. Относительная влажность в дневные часы ниже 30%, дефицит влаги достигает 55-58м.

Территория республики, будучи расположенной на границе с субтропическим поясом, в своей значительной части имеет семиаридные, а местами и аридные климатические условия (Котанян А.О. 1997).

Аридные и семиаридные ландшафты охватывают Араратскую котловину, бассейн р.Арпа, Мегринское ущелье и др. Из них по характеру аридности и проявлению высотной поясности особенно отличается Араратская межгорная котловина. Будучи окруженной высокогорными хребтами и массивами, котловина получает мало влаги. Коэффициент увлажнения в низких частях котловины (Араратская равнина) колеблется в пределах 0,25С увеличением высоты местности он возрастает до 0,5 в поясе степей.

В образовании аридного режима большое значение имеет и географическое положение Араратской котловины, которое обусловливает значительную континентальность ландшафтов. Величина континентальности в высокогорных ландшафтах варьирует от 0,3 до 1,0, в среднегорных – от 1,0 до 3,5, а в низкогорных – более 3,5.

Значения радиационного индекса сухости в Араратской котловине колеблется от 0,7 в высокогорьях, до 5,0 на равнине, что говорит о большом ландшафтном разнообразии.

На основе вышеприведенных количественных параметров можно с уверенностью констатировать, что аридность – характерная черта ландшафтов Араратской межгорной котловины.

В.Ю.Халатовым (1990) и А.В.Хосцяном (1992) в Араратской котловине по степени аридности, характеризующей местоположение, выделены пять категорий ландшафтов:

аридные, семиаридные, слабоаридные, семигумидные и гумидные. Аридные, семаридные и слабоаридные ландшафты занимают около 4/5 части площади Араратской котловины.

Важной особенностью климата Араратской долины и г.Еревана является большая среднегодовая температурная амплитуда (разность между средней температурой января и июля), что составляет более 310 С.

Из атмосферных процессов, формирующих климат той или иной территории, наибольшее значение имеет циркуляция воздушных масс.

В результате меридиональных вторжений холодных масс в районы Средиземноморья весной происходит активация циклогенеза и вынос южными циклонами на территорию Армении морского тропического воздуха (МТВ). В конце весны, как правило, осуществляется переход к летней циркуляции, характеризующийся вторжением континентального тропического воздуха из районов Турции и Ирана по периферии термической депрессии.

Характерная особенность летней циркуляции – вынос на территорию Армении сильно прогретого континентального тропического воздуха (КТВ), формирующегося на Аравийском полуострове. Такой тип циркуляции устанавливается обычно в июле и в августе.

Весной активизируется циклоническая деятельность, усиливается влияние фронтальных разделов, циклоны, перемещаясь из районов Средиземного моря, приносят много тепла и влаги.

Осенью погодные условия очень разнообразны. Сентябрь – по характеру погоды можно отнести к летнему периоду.

В целом климат Араратской долины и г.Еревана резко континентальный. Главной его особенностью являются большие колебания погодных условий как из года в год, так и в течение года.

Климат г.Еревана, как и всей Араратской долины, характеризуется своеобразным термическим режимом, отличающимся от других районов, расположенных в Закавказье, примерно на тех же широтах. Годовая амплитуда среднемесячной температуры в Араратской долине – 310 С (250 С в июле, -50 С в январе), что в среднем на 100 больше нормы, характерной для данной географической широты.

Фактор влажности воздуха играет очень большую роль в климатическом комплексе.

Он имеет заметно выраженный годовой и суточный ход.

Наиболее высокая абсолютная влажность отмечается в летние месяцы с максимумом в августе и июле, наименьшая – в зимние месяцы с минимумом в январе, т.е.

влагосодержание воздуха зимой в 5 раз меньше, чем летом. Наибольшие колебания относительной влажности наблюдаются в марте, апреле, мае (соответственно 11,5, 12,3, 12,45%). Наиболее низкая относительная влажность воздуха наблюдается летом (50-52%), осенью она увеличивается. Максимум относительной влажности наблюдается после перехода к устойчивой отрицательной температуре воздуха (декабрь).

отмечаются в апреле и мае. При абсолютной влажности наименее низкие уровни отмечаются в зимние и переходные периоды.

Согласно данным А.П.Айрияна (1998) указанные выше эндемичные районы располагаются на шкале высот от 500 м (и ниже) до 1000 м над уровнем моря, продолжительность солнечного сияния за год 2066-2800 час и более, климат сухой, резкоконтинентальный или умеренно теплый; почвы темно- и светло-каштановые, бурые полупустынные, но значительную территорию занимают орошаемые луга, в районе Арарата, Аштарака, Октемберяна – солонцы, солончаки гидроморфные. Средние запасы влаги в слое почвы весной 40-80 см, осенью 40-60 см. Среднегодовое количество осадков от 300 мм (и менее) до 500 мм по направлению с юга на север; растительность пустынная или полупустынная, встречаются места со смешанными лесными культурами. Химический состав минеральных вод в указанных районах в основном гидрокарбонатный, гидрокарбонатно-сульфатный, хлоридный.

На основании обследования водоемов, систематических наблюдений, сбора и определения водной растительности зоо- и фитопланктона, подробных анализов воды установлены следующие типы водоемов Армении, имеющие анофелогенное значение (Азизян Г.А., 1944; Чубкова А.И., 1963).

1. Стоячие водоемы а) Постоянные искусственные водоемы, существующие круглый год и являющиеся анофелогенными на всем протяжении эпидемиологического сезона. Такого типа водоемами являются родники, водоемы, питающиеся фильтрацией воды из оросительной системы и грунтовыми водами. Особенно изобилуют такими водоемами резервы оросительных каналов. Образованию водоемов способствуют их близкое расположение к канавам и отсутствие стоков воды, в результате чего создаются условия продолжительного или даже постоянного наличия в них воды. Водоемы этого типа имеют существенное значение.

неинженерного типа. Иногда источником их питания являются осадки и паводковые воды.

Чаще эти водоемы исчезают с уменьшением уровня воды в питающих их канавах.

Причинами образования таких водоемов являются небрежное отношение к местам забора воды из распределителей или оросителей, несвоевременная очистка или ремонт оросительной сети, разрушение берегового вала оросительных каналов животными или проходящими через них разного вида транспортными и перевозочными средствами.

в) Стоячие водоемы обязаны своим происхождением грунтовым, почвенным или родниковым водам. Примером таких водоемов могут служить ямы, образованные от взятия дерна. Они располагаются, обычно, поблизости от жилья человека и благодаря высокому стоянию грунтовых вод и скоплению метеорных вод в них, представляют собою чрезвычайно удобные места развития An.maculipennis и даже An.superpictus.

г) Карьеры – стоячие водоемы, связанные своим происхождением с добычей строительных материалов (камня, песка, земли). Чаще всего такие водоемы образуются при взятии наносного песка из русла горных рек летом при их обмелении. При этом образуется множество ям, питающихся водой из реки и имеющих определенное анофелогенное значение.

2. Родники – лимнокрены, встречаются на почвах с высоким стоянием грунтовых вод.

Значительные заболочения, продуцирующие комаров в большом количестве, образуются у мест выхода родников. Такие водоемы создаются как по течению изливающейся из родника воды, так и в тех случаях, когда с целью водопоя скота перед самым родником устраиваются желоба.

3. Артезианские колодцы имеются в равнинной части долины Аракса, где подпочвенные воды стоят сравнительно низко. Анофелогенное значение имеют не сами колодцы, а заболоченности вокруг них.

4. Эпифитные водоемы образуются скоплением воды в дуплах деревьев за счет дождей и таяния снега. Встречаются в районах, изобилующих садами. В большом количестве продуцируют An.plumbeus, однако, не имеют никакого значения в продукции An.maculipennis.

5. Искусственные текучие водоемы – заболочения, связанные с мелиоративной, ирригационной системами. Заболочения эти возникают как следствие неправильных расчетов при строительстве оросительной системы, так и в результате неправильной эксплуатации ее.

Наибольшую продукцию комаров в первую половину эпидемического сезона дают стоячие водоемы, лужи на открытых местах, водоемы пойм рек, метеорные водоемы.

Позднее эти водоемы высыхают и тогда в течение всей второй половины эпидемического сезона доминирующую роль в продукции комаров играет оросительная система. Последние продуцируют комаров An.maculipennis с конца первой декады июня, численность личинок в них достигает максимума в конце июля, в августе отмечается падение интенсивности заселения личинками, и второй менее заметный подъем наступает в сентябре.

рН воды может явиться индикатором возрастного состава личинок, так как изменение ее оказывает наибольшее влияние на личинок младших возрастов, особенно в период их метаморфоза. Вообще же снижение рН до 6,0 не оказывает отрицательного влияния на личинок комаров.

В течение последних лет в водном факторе произошли существенные изменения, связанные с хозяйственной деятельностью человека. Проведением гидротехнических работ значительно сокращена площадь анофелогенных водоемов, исчезло множество водоемов грунтового питания, сократились площади заболочений по поймам и старицам рек. Все это не могло не отразиться на общей численности комаров. Однако, в принципе, типы водоемов остаются такими же, и причины образования их полностью не ликвидированы. Оставшиеся же площади, при прекращении систематического надзора за ними и осуществления комплекса мероприятий по их оздоровлению, могут оказаться больше, чем достаточными, чтобы продуцировать не только комаров, входящих в комплекс гнуса, но и специфических переносчиков малярии.

Здесь необходимо остановиться на экологии личинок и имаго комаров. Особое значение приобретает изучение экологии личинок комаров и экология и поведение имаго (Ануфриева В.Н., 1997; Беклемишев В.Н., 1944; Гордеев М., 2001; Джавадов Р.Б., Трофимов Г.К., Куроченко Г.Н., 1978; Званцов А.Б., Ежов М.Н., Артемьев М.М., 2003; Щипицина Н.К.

1964; Bruce-Chwatt 1980; Kuhn K.G., Cambell-Lendrum D.H., Davis C.R., 2002; Marchant P., Eling W., Gemert G-L van, Leake C.J., Curtis C.F., 1988; Ramsdale C., Snow K., 2000; White G.B., 1978). Поскольку личинки Anopheles обитают на границе воздушной и водной сред, то на них воздействуют как факторы воздушной среды (например, влияние ветра и солнечного света), так и факторы водной среды(влияние течения и колебаний уровня воды, температура и химизм, количество и видовой состав водной растительности).

Влияние ветра на личинок имеет негативный характер. Необходимым условием нормального их развития является спокойная поверхность водоема, защищенная от ветра и волнобоя.

Влияние солнечного света на личинок сказывается, прежде всего, через температурный режим водоема. Так как личинки многих видов Anopheles теплолюбивы, то развиваются они в основном в водоемах, хорошо освещенных солнцем и, следовательно, хорошо прогреваемых.

Влияние течения скорее негативно, поэтому личинки Anopheles развиваются преимущественно в стоячих или слабопроточных водоемах. Однако, слабым течением, например, в сильно заросших каналах оросительной сети, личинки могут разноситься в больших количествах на значительное расстояние.

Колебания уровня воды также негативно сказываются на жизни личинок Anopheles.

При резком падении уровня воды в водоеме личинки, заселяющие зону прибрежной растительности, оказываются вне воды, обсыхают и гибнут. В реках быстро наступающие паводки, приводящие к поднятию уровня воды и увеличению скорости течения, приводят к массовой гибели личинок.

Влияние влажности тесно связано с температурой окружающей среды и движениями воздуха. Следует выделять сухоустойчивые и влаголюбивые виды. An.sacharovi, относится к влаголюбивым (Виноградская О.Н., 1969).

Глубокие водоемы, как правило, неблагприятны для развития личинок Anopheles, однако причиной этого является не глубина, как таковая, а сопутствующие обстоятельства:

отсутствие субстрата из растительности, служащего причальной линией, и растений, образующих у поверхности воды «второе дно», в котором личинки прячутся от врагов.

Влияние температуры. Каждый живой организм может существовать в определенных температурных пределах. Температурные требования разных видов Anopheles различны. Так как и взрослые комары, и их премагинальные фазы, являются пойкилотермными животными, то развитие личинок зависит от температуры мест выплода.

Энтомологу также важно учитывать сезонные перемещения центров обилия личинок.

Это перемещение связано не только с температурой мест выплода, но и с другими факторами – развитием растительности, изменением химизма воды и т.д.

На южных частях ареала виды, весной заселяющие наиболее прогреваемые, освещенные солнцем водоемы, при повышении температурного оптимума перемещаются в умеренно затененные водоемы. Знание сезонных центров перемещения личинок важно для правильной организации противоличиночных мероприятий (Ануфриева В.Н., 2001).

Влияние химизма воды. Под химизмом воды понимается состав и количество растворенных в воде неорганических и органических веществ, газов, а также активная реакция воды (кислая или щелочная). Растворимые неорганические вещества поступают в водоем из горных или иных пород, образующих его ложе, либо с водой, питающей водоем.

Количественные и качественные различия солевого состава влияют на распределение разных видов Anopheles по водоемам. Среди личинок разных видов Culicidae можно найти представителей и солевыносливых и соленоводных (Беклемишев В.Н., 1944).

Личинки Anopheles развиваются чаще всего в тесной связи с водной растительностью.

Она обеспечивает личинкам причальную линию, второе дно, в котором личинки прячутся от врагов, служат личинкам пищей и улучшает химизм водоема. Наиболее удобную причальную линию обеспечивают личинкам растения, чьи мелкорассеченные части соприкасаются с поверхностью воды. При прорывах каналов оросительной сети в Средней Азии и на Кавказе благоприятные места выплода возникают в местах, заросших амфибиидами – пальчатником, куриным просо, водяными лютиками и др. (Званцов А.Б. с соавт., 2003).

Энтомологу крайне важно учитывать сезонные изменения в характере растительности мест выплода и связанные с ним сезонные перемещения центров обилия личинок.

Влияние температуры на жизнь имаго комаров огромно, так как они, подобно своим личинкам, являются пойкилотермными животными, и все процессы их жизнедеятельности находятся в прямой зависимости от температуры окружающей среды. Так же, как и у личинок, для имаго комаров можно выделить зону температурного оптимума для их существования, верхний и нижний пороги активности, верхний и нижний температурный предел жизни. Все пороги и пределы различны не только у разных видов, но и зачастую у разных популяций одного вида на разных частях ареала и даже в пределах одной популяции (Мамедниязов О., 1995).

Связь увеличения заболеваемости малярией с необычно жарким сезоном передачи в отдельные годы отмечалась давно. Необычно высокими летними температурами объясняли эпидемические подъемы малярии на европейском севере России в 1921-1922гг. (Сергиев П.Г.

и др., 1968) и 1937-1938гг. (Сергиев П.Г., Якушева А.И., 1956; Духанина Н.Н., 1959), хотя эпидемиям способствовали, прежде всего, социально-экономические факторы (массовые переселения на север страны огромных контингентов из эндемичных территорий Поволжья, Кубани, Украины). Отсутствуют надежные доказательства, подтверждающие влияние деятельности человека на изменение климата Земли (Nitta T., Yoshimura J., 1993; Woodward N.A., Gray H.L, 1993).

Опубликовано достаточное число прогнозов о возможных последствиях глобального потепления для различных экосистем и здоровья человека. Однако большинство работ о воздействии повышения температуры на различные показатели здоровья выполнены не экономистами (Agnew B., 2001).

регионального уровня и надежность их часто недостаточно высока (Agnew B., 2001).

Практически отсутствуют прямые наблюдения по изменению ареалов переносчиков под влиянием климатических факторов, так как за последние 50-100 лет не происходили климатические изменения, подобные прогнозируемому сверхбыстрому подъему температуры. Поэтому в основном прогнозы строятся на логических допущениях, подкрепляемых математическими расчетами (Woordward W.A., Gray H.L., 1993; Zulueta J., 1994).

Предполагается, что наибольшее влияние потепления климата должно проявиться в предгорных и горных местностях, где уже сейчас имеются эффективные переносчики.

температурами. Поэтому, помимо широтного изменения распространения малярии, будет наблюдаться и высотное расширение ареала. В этом плане наиболее эпидемически значимое изменение следует ожидать в вертикальном распространении передачи малярии. Этот факт особенно важен для Армении, ибо при вертикальном распространении малярии в маляриогенную зону может превратиться большая часть территории республики.

Подобным образом прогнозируются изменения ареалов переносчиков и связанные с этим возможные изменения уровня заболеваемости трансмиссивными болезнями. Авторы таких моделей исходят из того, что температурный фактор играет более важную роль, чем особенности ландшафта (Kuhn K.G.и др., 2002).

Иногда в качестве подтверждения главенствующей роли температурного фактора используют данные о более высокой заболеваемости тарнсмиссивными болезнями в годы с необычно высокими температурами во время сезона передачи (Githeko A.K. и др., 2000).

Однако такое совпадение не является постоянным. Имеются многочисленные наблюдения, когда в годы с повышенной температурой никаких эпидемий не наблюдалось (Grabb, 2002).

Другие исследователи полагают, что при составлении прогнозов изменения распространения переносчиков вследствие возможного потепления следует учитывать, что естественные регуляторы природных экосистем включают большое число других факторов, кроме температуры. Антропогенные факторы и их воздействие на локальные экосистемы на многих территориях часто в прошлом играли главенствующую роль в распространении и риске заражения малярией, желтой лихорадкой и лихорадкой денге (Reiter P., 2001).

Вероятно, помимо температуры и антропогенного влияния, существуют и другие факторы, определяющие распространение переносчиков.

Таким образом, несмотря на появление публикаций об изменении ситуации по малярии и другим инфекциям, связанным с потеплением климата, достоверных доказательств такой связи нет. Регистрируемые локальные изменения интенсивности передачи возбудителей ряда инфекций, включая малярию, легко объясняются другими факторами, помимо потепления климата.

Прямым следствием повышения температуры станет подъем уровня мирового океана.

В результате ряд низменностей может быть затоплен, а на морских побережьях и в дельтах рек образуется большое число новых водоемов. Вода в таких водоемах из-за примеси морской воды будет повышенной солености (Climate change and human heakth, 1996). Такие условия на юге Европы, прежде всего, окажутся благоприятными для распространения An.sacharovi, в меньшей степени An.atroparvus и An.labranchiae. На фоне увеличения численности и распространенности этих водоемов (An. sacharovi и An.labranchiae), безусловно, возрастет риск распространения P.vivax. Если произойдет более широкое распространение An.superpictus, то на этих территориях могут создаться условия для местной передачи P.falciparum (Сергиев В.П. с соавт., 2004).

И.Т. Абдуллаев (1984) методом выпуска и повторного отлова имаго An.pulcherrimus, меченых красителями, показал, что они способны преодолевать водные преграды (оз.Айдар, Узбекистан) шириной 6 км всего за несколько часов. Опыты этого же автора (1985) по выпуску и отлову меченых самок An.pulcherrimus и An.hyrcanus показали, что оба этих вида способны к беспорядочному перелету через р.Амударья с территории Афганистана на территорию Узбекистана, что свидетельствует об их потенциальной способности к трансграничному переносу малярии через водные преграды.

Под экологической дальностью полета понимается то расстояние, которое имаго комара преодолевает исходя из своих потребностей, например, в поисках прокормителей или водоемов, подходящих для откладки яиц. Экологическая дальность полета не обязательно равна расстоянию одноразового перелета и может складываться из нескольких повторных перелетов (Алексеев А.Н., Абдуллаев И.Т., Расницын С.П., 1983).

Этот пример показывает, что комары могут расселяться на достаточно большие расстояния в несколько перелетов, причем в выборе направления, в котором будут распространяться комары, велика роль случая.

Максимальное расстояние, преодолеваемое комарами, окончательно не выяснено.

П.А.Петрищева (1936) в Туркменистане обнаруживала комаров An.pulcherrimus в пустыне на расстоянии 10 км от мест выплода; по данным Зайниева и Муминова (1981) этот вид в Узбекистане способен распространяться на расстояние 25 км. В уже процитированной работе И.Т.Абдуллаева (1985) меченая самка An.hyrcanus была отловлена в 13 км от места выпуска. В распространении комаров нельзя исключить влияние ветра и, что особенно важно, возможности завоза комаров с транспортом. В последнем случае возможен завоз опасных переносчиков в новые для них местообитания и связанные с этим тяжелые эпидемии малярии.

Большое эпидемиологическое значение имеет численность популяции переносчиков пропорциональны численности переносчика. Определение абсолютной численности популяций трудно осуществимо, поэтому принято использовать методы оценки относительной численности. Для практических целей важно не только знать численность популяции переносчиков в данный момент времени, но и знать основные закономерности сезонного или годового хода численности (Najera J.P., Zaim M., 2002).

Возобновление передачи малярии на ранее оздоровленных территориях возможно не только после завоза и распространения возбудителя, а также в результате различных прививок (Гураевский А.П., Ворожбит Б.С., Долито Ю.А., Тотов В.М., Лутзик Т.Н., 1987;

Павликовская Т.Н., Борисенко Н.И., Куликовская С.В., Падченко И.К., 1988; Имнадзе П., 2000; Кешишян А.Ш., 2003; Кешишян А.Ш., 2005). Источником завоза возбудителя малярии могут быть люди-гаметоносители с клинически выраженной формой заболевания или бессимптомные паразитоносители. Завоз возбудителя на неэндемичную территорию может происходить и с зараженными комарами-переносчиками. В последнем случае возможны два различных варианта: механический завоз транспортными средствами и естественное перемещение (залет или занос ветром). Дальность разлета комаров, как правило, не превышает нескольких километров. Ветром с потоком воздуха комары могут переноситься на сотни километров (Richie S.A., Rochester N., 2001). В транспортных средствах комары неоднократно совершали даже межконтинентальные перемещения через океан (Lounibos L.P., 2002; Elton C.S., 1958). При каждом из перечисленных вариантов наблюдаются отличающиеся эпидемические последствия (Zulueta J., 1973).

Сложившаяся ситуация отражается на постоянном росте числа завозных случаев малярии в Европейском регионе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). За последние 30 лет увеличились завозные случаи приблизительно в 10 раз. За этот период 000 завозных случаев малярии было выявлено в 51-ой стране, относящейся к Европейскому региону ВОЗ, из них более половины – в 1990-е гг. (Sabatinelli и др., 2001).

Частой причиной завоза становятся жители эндемичных по малярии стран, находящихся продолжительное время в Европе в связи с работой или учебой. При кратковременном выезде на родину во время каникул или отпуска такие лица часто заражаются малярией (Castelli F., и др., 1999; Gjorup, 2001). Эти контингенты требуют особого внимания служб здравоохранения для предупреждения возможных клинических и эпидемических последствий завоза малярии (Gonzales G.L. и др., 1986). Для территорий, где риск возникновения местной передачи высокий, необходима постоянная подготовка медицинского персонала первичного звена здравоохранения по клинике, диагностике и лечению малярии, что должно обеспечить раннее выявление завозных случаев.

В отличие от завоза инфицированных экзотических переносчиков из географически отдаленных очагов, эпидемически более опасный вариант – экспансия зараженных переносчиков на неэндемичную территорию из соседних эндемичных районов.

Распространение малярии из остаточных очагов внутри страны в соседние районы привело к созданию обширных стойких эндемичных территорий в Азербайджане и Турции.

Массовая миграция неиммунных контингентов на эндемичные территории способствовала развитию эпидемий, подобных развившимся в Турции и Азербайджане в 1970-е годы. В дальнейшем из эндемичных районов Азербайджана произошел разнос малярии на сопредельные территории Армении и Грузии.

За 20 лет (с 1970г.) в стране отсутствовали местные случаи малярии, было зарегистрировано 90 завозных случаев (Чубкова А.И., Пирумов Х.Н., Саркисян М.А., Манукян Л.В., Овсепян Л.А., 1973; Казанчян С.М., Оганесян И.А., Давидянц В.А., 1988).

Однако, к середине 1990-х годов ситуация стала ухудшаться. В 1996г. в стране было выявлено 149 случаев малярии среди демобилизованных военнослужащих из пограничных районов, зарегистрированных, как завозные случаи малярии, и 347 местных случаев малярии.

Род Anopheles представлен в Армении 6 видами: An. maculipennis, An. sacharovi, An.

superpictus, An. hyrcanus, An. claviger, An. plumbeus.

An. maculipennis (Meigen, 1818) – места выплода – чаще проточные водоемы (медленно протекающие сильнозаросшие арыки, реки, ручьи), реже – стоячие в поймах и руслах рек, заболоченности. В глубоких водоемах встречаются в местах скопления погруженных водных растений. В галечниковых руслах рек встречаются в лужах, лишенных всякой растительности. Требовательны к высокому содержанию кислорода в воде, избегают загрязненных огранкой и засоленных водоемов. Температурные оптимумы лежат между 100 –350С, поэтому в южных частях ареала в жаркие месяцы выплод приурочен к затененным районам.

Имаго – эндофил. Нападает на человека как внутри, так и вне помещений.

Концентрируется в населенных пунктах. При наличии большого числа сельскохозяйственных животных предпочитает питаться на них. Отмечено повторное кровососание на протяжении одного гонотрофического цикла. Копуляция на лету во время роения.

Географическое распространение – СНГ: Европейская часть России на севере до Калининградской обл., Выборга и Санкт-Петербурга; Беларусь, Украина, Молдова, Республики Закавказья, Копетдаг, горные и предгорные районы Кыргызстана, Узбекистана, Ферганская долина, южный Казахстан. Европа от Дании на севере до Испании, Италии и Греции на юге, Турция, Северный Иран.

An. sacharovi (Favre, 1903) – личинки обитают в самых различных водоемах, как правило с присутствием водной растительности (фильтрационные лужи, канавы со стоячей водой, прибрежная полоса прудов и озер, заболоченности и т.п.). Могут развиваться в засоленной воде.

Имаго – равнинный, теплолюбивый вид. Строгий эндофил и дневок не имеют в природе. В местностях с преобладанием временных водоемов пик численности – в июне, при преобладании постоянных водоемов численность высока в течение всего лета и начала осени, в предгорьях нарастает к сентябрю. Активно нападает на людей как вне, так и внутри помещений. Питается на скоте.

Географическое распространение – СНГ: Закавказье, юг России (Дагестан). Юговосточная Европа, Передняя Азия.

An. superpictus (Grassi, 1899) – личинки предпочитают водоемы с прозрачной, хорошо прогреваемой водой, богатой солями кальция. Места выплода – заводи, лужи, заболоченности вдоль каменистых русел рек, ручьев, родников. В проточных водоемах личинки придерживаются скоплений нитчаток и другой погруженной растительности, в стоячих водоемах – часто без всякой растительности. Температурный оптимум личинок – +30…+350С.

Имаго – эндофил. В качестве дневок выбирает темные места жилых помещений, надворных построек, закрытые хлева. Концентрируется в поселках, где находит и прокормителей, и места дневок. Однако могут обитать и в открытой природе – эта часть популяции никак не связана с человеком, так как и прокормители, и места дневок и зимовок находятся вне поселков. Предпочитает нападать на людей и животных внутри помещений, там же происходит роение и копуляция. Характерна весенняя затяжка развития, численность нарастает ко второй половине лета, достигает пика в июле-августе и держится на высоком уровне в сентябре.

Географическое распространение – СНГ: юг России (к югу от Сочи и Дагестан), предгорные и горные районы республик Закавказья и Средней Азии, юг Казахстана, Южная Европа, Северная Африка, Малая Азия, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Северо-западная Индия.

An. hyrcanus (Pallas, 1771) – личинки обитают как в небольших, так и в крупных заболоченностях, заросших тростником, рогозом и другими прибрежно-водными растениями, каналах оросительной и коллекторно-дренажной сети со стоячей или слабопроточной водой, речные заливы и фильтрационные водоемы из водохранилищ и каналов. Личинки этого вида не любят слишком низких температур, поэтому заселяют затененные водоемы.

Имаго – экзофил, влаголюбив, дневки расположены в растительности, по берегам оросительных каналов, трещинах глинобитных заборов и т.п. В поисках подходящей влажности совершает вертикальные миграции в зарослях. Нападает на людей как на открытом воздухе, так и в помещениях. Могут оставаться в помещениях на ночь, но с рассветом возвращаются в природные убежища. Пики численности в конце мая-июне и сентябре-октябре, летнее снижение численности может быть объяснено особенностями температурных требований личинок.

Географическое распространение – СНГ: Южная часть Европейской части России – Ростовская область, Краснодарский край, Адыгея, Кабардино-Балкария, Дагестан, Поволжье (Астраханская, Волгоградская, Саратовская обл.), Молдова, юг Украины, республики Закавказья и Средней Азии, Казахстан. Юг и юго-восток Европы, запад, юг и восток Азии, Центральная Азия (Синьцзян).

An. claviger (Meigen, 1904)– личинки обычно приурочены к слабопрогреваемым водоемам, часто затененным. Места выплода – родники, заболоченности за бортами текучих водоемов, каналы орошения, питаемые водой родникового происхождения. Численность личинок сильно сокращается в летнее время даже при сохранении оптимальных для развития вида температур. В предгорьях в жаркое время года количество благоприятных для личинок биотипов сокращается и развитие примагинальных стадий идет в местах выклинивания грунтовых вод. Температурные оптимумы развития личинок лежат в пределах 14-160С.

Имаго – экзофил и экзофаг, но самки могут залетать в помещения и нападать на добычу внутри них, если последние расположены вблизи от мест выплода. Влаголюбивый вид, поэтому места дневок – густая растительность, иногда – влажные канавы, ямы, редкохлева. Как правило, далеко от мест выплода не улетает. Самки некоторых популяций способны в автогенному развитию яиц первой кладки. Для большинства территорий, на которых распространен вид, характерно два пика численности: весенний и осенний, в жаркий период года наблюдается снижение численности. Копуляция происходит в открытой природе во время роения, но возможна в помещениях и более ограниченных пространствах.

Географическое распространение – СНГ: Европейская часть России от южных окраин Санкт-Петербурга до южных границ России, Закавказье (Грузия, Армения, Азербайджан), Средняя Азия до юга Туркменистана (Кушка и Тагтабазар), Казахстан.

Западная Европа от средней Швеции и Норвегии до Италии, Передняя Азия (Палестина, Малая Азия, Ирак, Иран), Северная Африка.

An. plumbeus (Stephes, 1828) – личинки развиваются в дуплах бука, ясеня, граба и др.

деревьев в воде, богатой органикой. Выражен отрицательный фототаксис. Могут встречаться в других водоемах с твердыми стенками – бочках, цистернах, колодцах, покрышках.

Имаго – экзофил, влаголюбив. Дневки в растительности, в дуплах деревьев, углублениях в скалах и на склонах оврагов, колодцах, ямах и т.п. Нападает на людей как на открытом воздухе, так и в помещениях, но кровь переваривает только в природных местообитаниях. (Штакельберг А.А., 1937) Можно выделить основную жизненную схему активно нападающих периодических кровососов.

Представители – комары (Culicidae), мошки (Similiidae), мокрецы (Ceratopogoniadae), слепни (Tabanidae), муха це-це (род Glossina), осенняя жигалка (Stomoxys calcitrans). Для них характерно:

• Подвижность, перелеты на дальние расстояния;

• Принятие пищи (крови) через определенные (иногда продолжительные) промежутки • Быстрота насасывания крови и ее переваривание вне тела хозяина;

• Количество насасываемой крови за один раз ограничено необходимостью сохранять подвижность, соответственно для представителей этой группы характерна умеренная одноразовая плодовитость;

• Повышенная личиночная и имагинальная смертность компенсируется повышенной общей плодовитостью за счет повторности откладки яиц;

• Для большинства представителей характерно быстрое пищеварение и развитие порции яиц, короткая продолжительность развития преимагинальных фаз и недолговечность имагинальной фазы (за исключением диапазирующих самок), неспособность к длительному голоданию.

Несвоевременно принятые, ограниченные противоэпидемические меры не смогли остановить передачу трехдневной малярии в Араратской долине, где численность основного переносчика An.maculipennis была особенно высока.

Восстановление популяции в районах Араратской долины An.sacharovi – основного переносчика малярии в Закавказье привело к повышению интенсивности передачи малярии.

В 1998г. число случаев малярии достигло 1156, из них местных – 452 (Sabatinelli G. и др., 2000). Более 89% больных было выявлено в Масисском и Арташатском районах.

Согласно данным Григорян Г.Е. (2003) заболеваемость в Республике в 1994 г.

составляла 5,1 на 100 000 населения и охватывала марзы – Араратский, Армавирский, Котайкский, Сюникский и г.Ереван, т.е. отмечался возврат эндемически маляриогенных районов. В 1995 г. к ним присоединились и другие марзы (Арагацотн, Гегаркуник, Лори, Ширак, Вайоц Дзор, Тавуш), и заболеваемость составляла уже 13,1/100 000. В 1996г.

заболеваемость составляла 9,2/100 000 и охватывала все 10 марзов и г.Ереван, местных случаев было 3,9/100 000. В 1997г. при общей заболеваемости 22,6/100 000 местные случаи составляли 15,3/100 000, а в 1998г. из 31,3/100 000 местные случаи составляли 14,7/100 000; в 1999 г. из 16,7/100 000 местных случаев зарегистрировано 8,9/100 000, в 2000 г. соотношение составляло 3,8/100 000 к 1,5/100 000, в 2001 г. – 2,1/100 000 к 0,8/100 000, в 2002 г. – 1,4/100 000 к 0,4/100 000. Резко сократились и территории, заболеваемость отмечалась в Масисе (одно село), Веди (2 села), Арарат (2 села), Армавир (одно село).

Несмотря на снижение заболеваемости малярией, по всей вероятности остается риск возникновения новых местных случаев, что связано с наличием в Армении заболоченных мест, где обнаружены личинки малярийных комаров. По-прежнему маляриогенной зоной остается Араратская долина (Арташат, Веди, Масис, Арарат, Эчмиадзин). В 1999 г. в 94,98% общей площади водоемов Арташатского региона составляли анофелогенные водоемы, в Веди – 35,24%, Масисе – 95,56%, Эчмиадзине – 70,21% и в районе г.Арарат – 13,89%.

Из существующих в республике водоемов площадью 2642 га, 84,3% (2227 га) расположены в Араратской долине, 91,2% которых (2031 га) являются анофелогенными водоемы. Создавшаяся ситуация способствовала росту популяции малярийных комаров и одновременно росту числа населенных пунктов, заселенных ими. Малярийные комары появились даже в тех районах, где раньше они не выявлялись.

В Араратском районе в 1999г. 90,6% комаров, выявленных в закрытых строениях, принадлежали роду Anopheles. В 60,25% случаев закрытые строения были заселены комарами Anopheles, из которых жилые помещения составляли 0,19%, нежилые – 17,0%, в том числе фермы – 83,9% случаев.

Знание особенностей распределения разных видов Anopheles по типам дневных убежищ, а также специфика этого распределения внутри вида в зависимости от условий местности и структуры популяции, чрезвычайно важны для правильной организации комароистребительных мероприятий. Так, ряд видов Anopheles (An.maculipennis, An. messea, An. sacharovi, An. superpictus) в качестве дневок предпочитают постройки человека, там они питаются и там же самки остаются для переваривания крови. Это эндофилы. Однако при теплом влажном климате и наличии богатой растительности самки An.maculipennis могут держаться в природных убежищах. Другие виды (An.hyrcanus, An.сlaviger) предпочитают природные убежища. Это экзофилы. Третьи (An.pulcherimus и An.martinius) могут равномерно распределяться между дневками. Это полуэкзофилы. (Митрофанова Ю.Г., 1946).

Социально-экономическое развитие и уровень здоровья населения взаимосвязаны.

Процесс экономического развития оказывает значительное воздействие на среду обитания человека (Development end the Environment, WHO, 1992). Как показывает анализ, многие из предлагаемых проектов экономического развития находятся в прямом противоречии с интересами человека и охраной его здоровья (Warford J.J, 1997). Часто в таких проектах даже не рассматривается их возможное воздействие на здоровье (Singer B., 1995).

Осуществление различных программ развития экономики может оказывать двоякое воздействие на состояние здоровья населения и распространение трансмиссивных болезней, прежде всего малярии. Любое изменение среды обитания, происходящие в результате естественных причин или под воздействием человека, может изменить экологический баланс между возбудителями малярии, переносчиками и населением (Patz J.A. et al., 2000). Ряд проектов, бесспорно, оказывает выраженное положительное влияние на состояние здоровья людей, находящихся в сфере влияния этих проектов. Происходит оздоровление среды обитания и ликвидация мест выплода переносчиков малярии.

К сожалению, множество проектов, наряду с экономической целесообразностью, создают предпосылки для распространения болезней человека (Эльпингер Л.Э., Беэр С.А., 1990). К ним относят: гидростроительство и освоение водных ресурсов, интенсификацию сельского хозяйства и освоение земель (Сергиев В.П. и др., 1998). В мире накоплено большое число наблюдений, когда разработки водных ресурсов ухудшали существующую эпидемическую обстановку (Cooper Weil et al., 1990). «Зеленая революция» широкомасштабные работы по увеличению продуктивности сельского хозяйства путем ирригации в Индии привели к возврату малярии на ранее освобожденные от этой болезни территории. Осложнения эпидемической ситуации по малярии носили не сплошной характер, а были четко приурочены к зонам антропогенного воздействия на природные экосистемы (Najera et al., 1998).

В 1950-60-е гг. в Ленкоранской низменности Азербайджана из-за опасности распространения малярии было запрещено производство риса, так как рисовые поля служили местами массового выплода переносчиков. В последние годы на этих потенциально эндемичных территориях стали снова создавать рисовые поля (Ejov M., 2002), что увеличивает риск восстановления передачи малярии.

Потенциальную опасность в отношении эпидемического распространения малярии представляет грандиозный проект орошения и освоения гидроресурсов в юго-восточной Анатолии (Турция). В зоне строительства в 1990-х гг. был отмечен рост заболеваемости малярией (Aksoy S. et al., 1995).

Изложенные примеры влияния факторов окружающей среды на распространение малярии показывают, что охрану здоровья человека и его укрепление следует рассматривать с максимально широких экологических позиций (WHO, 1992; Narford J.J. 1997).

Объект исследования – переносчики малярии.

Сроки проведения исследований – 2002-2005гг.

Материал исследования – кровососущие комары (Culicidae) и их личинки.

Методы исследования – полевые, лабораторные, статистические.

Полевые исследования Территория проведения – Арагацотнский, Котайкский, Араратский, Армавирский марзы.

Состояние популяции и поведение комаров изучены путем экстенсивных энтомологических обследований (ЭЭО) и систематического наблюдения (СН) в контрольных точках.

ЭЭО проведены в соответствии с методическими указаниями отдела медицинской энтомологии Института медицинской паразитологии и тропической медицины им.

Е.М.Марциновского (Москва). Два раза в год в типичный для данной зоны (по обилию Anopheles) (An.) период сезона с целью характеристики состояния популяции в населенных пунктах проводили учет комаров в помещениях различных типов и личинок в водоемах в момент обследования. Путем подворных обходов производили осмотр всех помещений и, по возможности, полный отлов всех кровососущих комаров. На месте вылова подсчитывали число комаров, производили их разбор по видам, полу, стадиям переваривания крови согласно шкале Sella (1920). Подсчетом процента самок на разных стадиях гонотрофического цикла (от общего числа выловленных) определяли количество самцов и самок, находящихся на дневках.

Для СН были выбраны два населенных пункта: с.Ошакан Аштаракского района (предгорье Арагаца) и с.Джрарат Эчмиадзинского района (Араратская долина). В с.Ошакан в течение 2003-2005гг. и в с.Джрарат в течение 2004-2005гг. один раз в каждые 7 дней проводили учет численности комаров и личинок. Вылов комаров проводили в 6 контрольных дневках в одно и то же время суток (1100-1300) с аналогичным указанному выше разбором.

Контрольные дневки располагались равномерно по территории сел. Под контрольные дневки были подобраны небольшие по размеру помещения, с невысоким потолком, слабо освещенные, с достаточной влажностью и отсутствием сквозняков.

Сбор личинок проводили в типичных местах выплода с периодичностью один раз в неделю в течение всего периода активности комаров (май-октябрь). Учет численности личинок с учетом их вида и возраста проводили в четырех контрольных водоемах с.Ошакан и трех – с.Джрарат.

Контрольные водоемы подобраны с учетом их вероятного заселения разными видами Anopheles. В контрольных водоемах не проводилась обработка различными препаратами и они не заселялись личинкоядными рыбами. Отбирались водоемы, в которых по данным предварительных исследований шло активное развитие личинок Anopheles, они располагались в достаточной близости к подзащитным объектам и имели удобный доступ к береговой линии. Площадь их была небольшой.

Методика взятия пробы – общепринятая: сачок до половины погружался в воду и, наклонив его под углом 450, проводили по поверхности на отрезке, равном одному метру, затем, быстро перевернув сачок, проводили в обратном направлении для сбора всплывающих личинок. Содержимое сачка ополаскивали и подсчитывали количество личинок.

Каждый раз брали 10 проб стандартным сачком, глубина которого 25 см, диаметр – см. Среднее число личинок высчитывали на 1м2 поверхности.

Собранный стандартным образом материал позволил вывести кривые сезонного хода численности комаров и личинок с высокой степенью достоверности.

Лабораторные исследования включали: вскрытие, определение физиологического возраста и реакцию преципитации со специфическими сыворотками по общепринятым методикам.

определением стадии: переваривания крови по шкале Sella и развития яичников по шкале Christophers (1911), развитие жирового тела по Клиглеру. Физиологический возраст определяли по состоянию трахейных клубочков на яичниках и по количеству расширений на яйцевых трубочках методом В.П.Половодовой (1941,1947,1949). При специальной препаровке яичника и подсчете числа расширений можно точно определить, сколько циклов яйцекладки проделала вскрытая самка.

Чтобы различать самок откладывавших яйца («клавшие» самки) от неоткладывавших («неклавшие» самки), мы использовали и методику Т.С.Детиновой (1945,1949,1962), основанную на изучениях в трахейной системе яичников.

В связи с некоторой спорностью данного метода (Маркович Н.Я., 1951) и дальнейшей модификацией и усовершенствованием методов определения физиологического возраста (Ланге А.Б., Чионг Хок, Соколова М.И., 1981; Соколова М.И., 1983; Соколова И.Н., 1989) мы учли и рекомендованные этими авторами методы, а именно: исследовали яичники с предварительной интраовариальной масляной инъекцией, что позволяет исследовать практически все овариолы в неповрежденном состоянии. Операция включала три этапа:

извлечение яичников, наполнение яичников маслом и надрезание яичников.

Круг хозяев, на которых питается An.maculipennis определяли методом преципитации (Rice Y.B., Basber M.A., 1935).

В фауне Anopheles Армении не отмечено строгих антропофилов, поэтому комары питаются кровью как человека, так и животных. Точные данные по степени контакта переносчиков с человеком может дать только анализ содержимого желудков самок с помощью реакции преципитации со специфическими антисыворотками. Поэтому нами поставлено 1364 реакции с четырьмя сыворотками в титре 1:10000, преципирующими белок птицы, крупного рогатого скота, собаки и человека.

Для выявления вида An.sacharovi в течение 2003-2005гг. из трех районов Араратской долины было получено 1103 кладки яиц от комаров, выловленных как в хлевах, так и в жилых помещениях.

С целью определения An.sacharovi, выловленных с дневок комаров An.maculipenis, выдерживали по окончании цикла созревания яиц в марлевых садках при комнатной температуре 20-250. По окончании развития яиц, самкам отрезали крылья и затем каждую из них сажали на поверхность воды в отдельную чашку Петри для откладки яиц. Весь энтомологический материал комаров (семейства Culicidae) определен по определителю Фауна СССР (двукрылые) (Гуцевич А.В., Мончадский А.С., Штакельберг А.А, 1970).

Полученные данные были подвергнуты статиcтической обработке. Использованы методы описательной статистики. Для выявления возможных взаимосвязей – корреляционный анализ.

Оформление диссертации проведено с использованием текстовых и графических программ MS WORD.

Глава III. ХАРАКТЕРИСТИКА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ АРМЕНИИ

Наши исследования, отраженные в настоящей главе, проведены с целью выяснения претерпела ли изменения фауна кровососущих комаров за последние годы, характеризующиеся возвратом малярии в Армению. Исследования касались фауны малярийных и немалярийных комаров и показали следующее.

3.1. Малярийные комары Триба Anophelini представлена в Армении шестью видами, относящимися к двум подродам рода Anopheles Meig.

I. Подрод Anopheles Meig Вид Anopheles (An.) maculipennis Meig 1818 обыкновенный малярийный комар, вид наиболее широко распространенный по всей республике от зоны полупустыни до альпийских лугов. По своему эпидемиологическому значению и численности популяции занимают в Армении первое место.

Большое значение в качестве мест выплода основного переносчика малярии в Армении – An.maculipennis – являлись проточные водоемы, реже стоячие водоемы в поймах и руслах рек. Определенное значение в выплоде комаров имели также водоемы, образование которых связано с неправильной эксплуатацией оросительной и осушительной систем и неправильным водопользованием. Нормальная жизнедеятельность личинок An.maculipennis протекала при температуре 100–350С, оптимальной считается 25-300С. Температуры ниже 7,50С и выше 350С вызывали соответственно холодовое и тепловое оцепенение. Личинки An.maculipennis встречались в водоемах, вода в которых богата кислородом, слабосоленая.

Вид отмечен и на высоте 2000 метров над уровнем моря (Исаакян А.Г., 1955).

Знание мест выплода позволяет вести с ним целенаправленную борьбу при наименьших затратах.

Взрослые комары – эндофилы. Их относят к охотникам за крупной добычей (Беклемишев В.Н., 1944). Нападают на людей, как вне, так и внутри помещений. Мы обратили внимание на тот факт, что важнейшими дневными убежищами для An.maculipennis служили постройки человека, особенно помещения для скота, в которых толстые стены, хорошая крыша и нет сквозняков, т.е. там, где меньше колебания температуры и влажности.

У эндофильного An.macilipennis молодые самки и самцы концентрируются в природных убежищах, так как в первые дни после вылета самки не привлекаются добычей. Более зрелые самки мигрируют в поселки, где проникают в дома и хлева для кровососания, и там же, как правило, остаются для переваривания крови. Однако часть популяции, особенно нападающая на прокормителей на открытом воздухе, не всегда выбирает помещения для переваривания крови, а рассеивается в растительности и других природных убежищах. Поэтому в непосредственной близости от поселка всегда имеется некоторое количество самок, переваривающих кровь во внешней среде. Отмечено повторное кровососание на одном гонотрофическом цикле. Среди нападающих на человека An.maculipennis отмечены самки на 6-й стадии переваривания крови по Sella. Обнаружение во время выплодов на дневках самок с двухцветной кровью и самок с яйцами и ярко-красной кровью свидетельствовал о том, что An.maculipennis может утолять жажду или пополнять пищевые запасы за счет повторного сосания крови, не покидая помещений на протяжении одного гонотрофического цикла.

Начало диапаузы отмечалось в конце сентября. Уход на зимовку отмечен с конца октября.

Активность имаго могла составлять 6-8 месяцев. Сезонный ход численности различен в разных районах. В сезонном ходе численности An.maculipennis нами отмечен вылет от 5 до генераций. Наблюдения за сезонным ходом численности и активности нападения комаров позволяют определить сезон передачи малярии и выделить внутри него наиболее опасные периоды.

An.sacharovi (Favre, 1903) – наиболее теплолюбивый вид комплекса «maculipennis».

Этот вид обнаруживался только в районах рисосеяния, на территории долины среднего течения реки Аракс, чаще встречался в помещениях для скота во второй половине лета.

Частичное восстановление популяции An.sacharovi в Армении отмечается с 1998г.

Вопрос о классификации комплекса «maculipennis» – один из наиболее трудных и спорных в систематике комаров. До сих пор не обнаружено никаких достоверных морфологических различий между членами комплекса ни по личинкам, ни по имаго, ни, в частности, по строению гипопигия, хотя в последние годы были найдены морфологические различия между личинками комплекса «maculipennis». Определение вида An.sacharovi производилось в основном по яйцекладкам. В течение 2003-2005гг. нами на основании просмотра кладок комплекса «maculipennis» из Арташатского, Масисского районов 325 (29,46%) кладок оказались An.sacharovi, остальные же 778 (70,54%) принадлежали комарам An.maculipennis.

Кроме этого нами просмотрены 845 имаго An.maculipennis, из них 9 (1,6%) оказались An.sacharovi – у них пятна на крыльях плохо выражены, а боковые отделы среднеспинки окрашены в светло-желтовато-бурый цвет, у остальных 836 (98,4%) пятна на крыльях были ясно выражены, среднеспинка с широкой серой полоской и темными боками. Безусловное преобладание An.maculipennis над An.sacharovi, отмеченное в различные годы, А.И.Чубковой (1963), Г.Е.Григорян (2003), подтверждаются и нашими исследованиями.

Типы водоемов, где развивались личинки, самые разнообразные: фильтрационные лужи, заболоченные канавы со стоячей водой, дренажные канавы, прибрежная полоса прудов и т.д. Почти всегда в водоемах присутствовала растительность. Личинки An.sacharovi развивались в сильно засоленной воде.

Взрослые комары теплолюбивы и начинают летать только при температуре выше 100С. An.sacharovi влаголюбивы, строгие эндофилы и дневок в природе не имеют. У этого вида нами отмечено повторное кровососание на одном гонотрофическом цикле.

An.sacharovi встречался в течение всего сезона, нарастание численности An.sacharovi с весны шло чрезвычайно медленно. Ее возрастание отмечено нами с конца июня, существенной численности достигало в июле. Диапауза начиналась в конце сентября, массовый уход на зимовку – в октябре. При значительном восстановлении популяции как в количественном отношении, так и в ареале распространения, наверняка, повышается их эпидемиологическая роль в передаче малярии.

An.hyrcanus обнаруживался нами в водоемах типа камышовых заболоченностей, болот поверхностного питания, пойменных водоемов и прочее. Температурный оптимум личинок 25-300С, нижний температурный предел развития 120С, а верхний 350С. Таким образом, An.hyrcanus не любит ни слишком высоких, ни слишком низких температур.

Наблюдениями выяснено, что личинки появляются в конце мая – начале июня, его численность снижается к августу, а затем возрастает в сентябре.

Взрослые комары влаголюбивы, экзофилы, дневки вне строений человека – в траве, кустах, по берегам оросительных каналов. Иногда они встречались в жилых помещениях.

Как правило нападают на человека как на открытом воздухе, так и в помещениях. В литературе An.hyrcanus (Ануфриева В.Н., 2001) характеризуют, как охотника за мелкой добычей (рассеянными, мелкими животными). Последние гоноактивные самки отмечались нами в середине сентября. В сборе комаров An.hyrcanus на дневках в Эчмиадзинском районе составил 1,8%.

An.claviger – широко распространенный вид у нас в республике. Характерной чертой биологии этого вида является холодолюбивость личинок. Личинки An.claviger обнаружены нами в родниковых водоемах, питаемых грунтовыми водами. Оптимальными для развития являются водоемы с температурой воды 14-160С (пределы 7-80С до 210С). Для мест выплода An.claviger характерны водоемы с низким процентом насыщения воды кислородом. Зимуют личинки III-IV возрастов в тех же водоемах, где развиваются летом.

Имаго An.claviger влаголюбивы, дневки в прохладных местах, мы их находили главным образом в растительности, реже в помещениях. По способу охоты за добычей An.claviger отличается от An.maculipennis – он подстерегает добычу вблизи мест выплода.

Его относят к «подстерегающим» видам, не улетающим далеко от мест выплода и дожидающимся здесь приближения добычи. Таким образом, при таком способе охоты и малой подвижности An.claviger обычно слабо связан с человеком, в силу чего его роль в переносе малярии невелика.

An.claviger относится к экзофильным видам. Окончание диапаузы и появление первых куколок мы наблюдали весной в начале марта. Нами отмечена одна летняя генерация и одна зимующая. Первый максимум численности приходился на май-июнь, в жаркие месяцы численность падала, вновь нарастала лишь в сентябре. Такой ход численности объясняется особенностями температурного режима мест выплода. Летом выплод вида происходит только в наиболее прохладных местах, так как значительная часть родниковых водоемов в разгар лета либо пересыхает, либо перегревается.

Резкое снижение численности вида An.claviger летом, то есть период, благоприятный для переноса малярии, снижает его роль как переносчика.

An.plumbeus – единственный вид, выплаживающийся в дуплах деревьев (бук, ясень, граб и т.д.), нами не обнаружен, но по литературным данным он был распространен в лесных местностях Лори-Памбака, Агстефа, Зангезура (Чубкова А.И., 1964). В человеческом жилье или помещениях для скота этот вид комаров обнаруживался редко и в очень малом количестве. Эпидемиологическое значение An.plumbeus было незначительным, благодаря чрезвычайно редкому контакту его с человеком.

II. Подрод Muzomyia Crist в Армении представлен только одним видом An.superpictus Grassi.

По численности, степени контакта с человеком и эпидемиологическому значению вид An.superpictus в республике занимает второе место. Личинки обнаруживались в мелких галечных водоемах, образующихся в руслах рек. Вода в таких водоемах богата солями. В этих водоемах днем температура повышается до 35-380С. Из растительности, в основном, присутствуют нитчатые водоросли. В предгорных и нагорных районах размножение An.superpictus ограничивалось как температурными условиями, так и режимом воды в местах его выплодов. Так он дает немногочисленные генерации за сезон. В первую половину лета, до середины июля, размножение этого вида ограничено недостатком тепла для развития личинок. Вылет перезимовавших самок отмечался в апреле-мае.

эндофилы,относятся к «охотникам» за крупной добычей. В теплых помещениях и надворных строениях находят благоприятные условия для дневок. Диапазирующих самок обнаруживали в конце октября. Весной и в первой половине лета численность An.superpictus была незначительна, поскольку в это время еще мало подходящих для выплода водоемов. При понижении уровня воды в реках в середине лета русла подсыхают и в них образуются множество благоприятных для выплода личинок An.superpictus водоемов. С этого момента численность растет, достигая максимума в сентябре. В связи с этим во второй половине лета эпидемиологическая обстановка отягощается.

Огромное значение в сохранении вида и численности малярийных комаров имеет диапауза. Состояние физиологического покоя, одним из проявлений которого является диапауза, является генетически предопределенной адаптацией к переживанию неблагоприятных условий, возникающей до наступления этих условий, т.е. когда и температура, и наличие кормовых ресурсов отвечают нормам поддержания активной жизнедеятельности. Поэтому первый этап диапаузы – подготовительный (или преддиапауза) протекает как раз при благоприятных климатических и кормовых условиях среды. В ходе преддиапаузы происходит накопление пищевых резервов; у насекомых, вступающих в диапаузу в фазе имаго, тормозится половая активность. Вступление собственно в диапаузу сопровождается подавлением активности, снижением метаболизма, прекращением синтеза ДНК и РНК. Процессы реактивации и переход в постдиапаузу часто происходят до наступления благоприятных для вида условий. При диапаузе в течение зимнего периода реактивация тормозится низкими температурами, но постепенно насекомое выходит из диапаузы и переходит в состояние физического покоя, которое может быть прервано в любое время. Н.Я.Маркович (1957) показала, что у самок северных популяций An.maculipennis собственно диапауза заканчивается в начале зимовки, дальнейшее состояние покоя поддерживается холодной температурой убежищ. По данным этого автора, на южных частях ареала в условиях более мягкой зимы, диапауза более продолжительна и глубока, что препятствует наступлению преждевременной репродуктивной активности самок при кратковремнных потеплениях в ходе зимовки.

Для всех видов Anopheles СНГ характерно развитие с диапаузой, кроме некоторых популяций An.claviger, личинки которого, например, в условиях Туркменистана развиваются без диапаузы и дают в течение зимы гоноактивных имаго (Мамедниязов О, 1985). По-видимому, это характерно для всех популяций этого вида на южных частях ареала.

Разные виды Anopheles вступают в диапаузу на стадии имаго, причем диапазируют только самки (самцы вымирают). Этот тип диапаузы называют репродуктивной диапаузой, так как он затрагивает, главным образом, процессы размножения. У самок это проявляется в приостановке развития яичников, блокировании оогенеза и прекращении яйцекладки, причем у диапазирующих самок Anopheles процессы вителлогенеза не идут даже в случае кровососания в ходе диапаузы (гонотрофтческая диссоциация). Некоторые виды диапазируют в фазе личинки или яйца (эмбриональная диапауза). Механизмы наступления и регуляции диапаузы на разных фазах развития, естественно, различны и определяются соотношением титров разных гормонов.

Диапауза имеет также очень большое значение поскольку конец сезона передачи малярии зависит от сроков наступления диапаузы и ее особенностей у каждого из видов переносчиков.

Результаты наших исследований видового состава фауны малярийных комаров в целом согласуются с литературными данными (Попов П.П., 1924, 1925; Мирзаян А.А., 1953;

Пирумов Х.Н., 1939; Азизян Г.А., 1944; Чубкова А.И., 1959, 1960, 1963; Манукян Д.В., 1975;

Овсепян Л.А., 1970, 1984; Кешишян А.Ш., 2003; и другие), что свидетельствует о том, что принципиальных изменений за эти годы не произошло, за исключением увеличения численности An.sacharovi и отсутствия An.plumbeus в обследуемых нами районах.

Кроме того снижена общая численность малярийных комаров по сравнению с предыдущими годами.

3.2. Немалярийные комары Размножаясь в основном в тех же водоемах, что и малярийные комары, имаго Culicini обитают большей частью в природных биотипах: в растительности в ближайших окрестностях мест выплода. Благодаря этому они оказываются до определенной степени огражденными от действия контактных инсектицидов.

Триба Culicini в Армении представлена комарами четырех родов: Uranotaenia Arr., Culiseta All., Aedes Meig, Culex L.

Принимая во внимание, что сборы из различных районов республики в значительной степени отличались во времени и по количеству собранного материала, судить о степени обилия и доминирования отдельных видов не представлялось возможным.

Исходя из того, что за последние годы подобные работы в Армении не проводились, нами проведен анализ видового состава немалярийных комаров в некоторых районах республики.

Наши исследования проводились в Армавирском, Масисском, Эчмиадзинском, Абовянском, Арташатском районах, наиболее богатых местами выплода комаров.

На основании изучения 5049 личинок и 1419 окрыленных комаров установлено наличие одиннадцати видов: C.pipiens, C.theileri, C.modestus, C.mimeticus, C.hortensis, Ae.caspius, Ae.c.dorsalis. Ae.vexans, Cul.longiareolata, Сul.annulata, Uran.unguiculata.

От общего сбора личинок большую часть составляли C.theileri, (30,1%), C.hortensis (20,2%), C.pipiens (15,4%) и Ae.caspius (16,4%), в количестве 7,1-6,1% встречались C.modestus и Cul.longiareolata. Остальные виды составляли от 0,12 до 1,8%.

Отмечено изменение видового состава личинок по районам в зависимости от различий в местах выплода.

Из рода Uranotaenia отмечен вид Ur.unguiculata Edw.

Личинки этого вида А.А. Мирзаян, Ш.Н. Тарвердян (1939) находили в водоемах Эчмиадзинского района, А.И. Чубкова (1963) в г.Раздан и в водоемах Вайоцдзорского района. Нами единичные экземпляры этого вида были обнаружены в небольшом водоеме с.Джрарат Эчмиадзинского района. Широкого распространения в республике вид этот, как видно, не имеет.

Culiseta (All.) longiareolata Macg А.И. Чубкова (1963) обнаруживала в Аштаракском, Абовянском, Красносельском и в районах Араратской долины. Нами этот вид был обнаружен в Абовянском и Аштаракском районах.

Сul.annulata Schr. был распространен во всех типах ландшафтов Армении (Чубкова А.И., 1963). Комары и личинки этого вида нами обнаружены в сборах из Армавирского, Эчмиадзинского и Аштаракского районов.

Наиболее распространенным и многочисленным из комаров рода Aedes по данным Л.А Овсепян (1984) является A.caspius Pall. Он отмечен в районах Араратской долины.

В наших исследованиях личинки A.caspius составляли 38,3% в сборах Масисского района из водоемов грунтового питания с высокой засоленностью, иногда пересыхающих в жаркое время и вновь затопляемых во второй половине лета с поднятием уровня грунтовых вод и выпадением осадков. Личинки этого вида во множестве обнаруживались ранней весной и в период майского паводка в Эчмиадзинком и Арташатском районах.

A.c.dorsalis Meig и A.vexans Meig – эти виды распространены во всех климатических зонах республикии в различных ландшафтных условиях, всюду, где имеются возможности для образования мелких водоемов как временного, так и постоянного характера (ЧубковаА.И., 1963). Эти виды обнаруживались в сборах из Аштаракского, Эчмиадзинского и Абовянского районов.

Ae. (F) geniculatus Ol. – нами не обнаружен.

Род Culex представлен наибольшим количеством видов из фауны кровососущих комаров Армении. Наиболее широко распространенными из них являются Culex hortensis Fic., C. theileri Theob, C. pipiens L. По наблюдениям А.И. Чубковой (1960) в Эчмиадзинком районе и водоемах Ерасха в фауне немалярийных комаров подавляющее большинство составлял C.theileri, дающий повышение численности личинок за сезон 4 раза, что по всей вероятности, отражал количество генераций этого вида комаров, вылетевших в течение сезона.

По нашим наблюдениям в фауне немалярийных комаров подавляющее большинство составляли C.theileri. Личинки C.theileri обнаруживались в Аштаракском (67,8%), Абовянском (71,2%), Эчмиадзинском (61,3%) и в других районах, где основными местами выплода комаров были различные, заросшие водной растительностью временные и постоянные водоемы на поймах рек, а также образующиеся за счет заболочения оросительной системы, фильтрации из нее и высокого стояния грунтовых вод.

Личинки C.hortensis составляли 41,4% сбора из Армавирского района, где выплод их был приурочен к водоемам, изобилующим водной растительностью. Личинки этого вида находили и в водоемах Аштаракского района.

Личинки C.pipiens в Эчмиадзинском районе составляли 67,2%, так как часть сбора была сделана из цементированных бассейнов, водохранилищ, деревянных бочек, где этот вид часто находился в сообществе Cul.longiareolata. C.pipiens были обнаружены и в Аштаракском районе.

C. modestus Fic. отмечен только в районах Араратской долины (Чубкова А.И, 1963).

C.modestus Fic. и C. mimeticus Woe (Овсепян Л.А., 1970) выявила в Мегринском и Вайкском районах. Эти виды нами выявлены в Аштаракском районе.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно заметить, что наибольшее разнообразие фауны комаров наблюдается в полупустынной зоне (Араратская долина). Здесь наряду с речными долинами, существенное значение в выплоде комаров имеют оросительная система и ее заболочения, временные и постоянные водоемы грунтового питания, ямы после взятия дерна, заболочения у артезианских колодцев и другие временные водоемы. В предгорной части преобладают виды комаров, связанные своим выплодом с наличием водоемов грунтового происхождения, горными ручьями, а также канавами и лужами как постоянного, так и временного характера.

3.3. Современное состояние популяции переносчиков малярии Для того, чтобы составить представление о современном состоянии популяции комаров, нами проводились экстенсивные энтомологические обследования в Армавирском и Котайкском марзах.

Энтомологические обследования проводились в Котайкском марзе в 2003г., а в Армавирском – в 2004г. Обследовано всего 731 хозяйств, в которых осмотрено с полным выловом обнаруженных комаров 2257 помещений: хлевов – 1345, чердаков – 129, навесов – 81, комнат – 521, коридоров – 65, кухонь – 23, подвалов – 87, бань – 6.

В Армавирском марзе обследовано 506 хозяйств, в которых осмотрено помещений. Из осмотренных помещений содержали комаров 313, заселяемость (встречаемость) составляла 29,4%, выловлено всего 1625 комаров. Среднее на одно обследованное помещение – 1,5 комара, а среднее обилие на одно помещение с комарами составляло 3,4.

В Котайкском марзе обследовано 225 хозяйств, осмотрено 1192 помещений, из осмотренных помещений содержали комаров 294, встречаемость составляла 24,6%, выловлено 1013 комаров. Среднее на одно обследованное помещение – 0,85, а среднее обилие на одно помещение с комарами составляло 3,4.

Анализ аналогичных данных по двум указанным районам показывает, что обилие комаров на одно заселенное комарами помещение и в том, и в другом районе составляло 3,4, а по остальным параметрам нет резких различий.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«камско-вятского региона региона н.и. шутова, в.и. капитонов, л.е. кириллова, т.и. останина историко-культурны ландшафткамско-вятского йландшафт историко-культурны историко-культурный й ландшафт ландшафт камско-вятского камско-вятского региона региона РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДМУРТСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ Н.И. Шутова, В.И. Капитонов, Л.Е. Кириллова, Т.И. Останина ИсторИко-культурн ый ландшафт камско-Вятского регИона Ижевск УДК 94(470.51)+39(470.51) ББК...»

«О. В. Чугунова, Н. В. Заворохина Использование методов дегустационного анализа при моделировании рецептур пищевых продуктов с заданными потребительскими свойствами Eкатеринбург 2010 Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский государственный экономический университет О. В. Чугунова, Н. В. Заворохина Использование методов дегустационного анализа при моделировании рецептур пищевых продуктов с заданными потребительскими свойствами Екатеринбург 2010 УДК 620.2(075.8) ББК...»

«STUDIA PHILOLOGICA Карен Степанян ДОСТОЕВСКИЙ И СЕРВАНТЕС Диалог в большом времени Я З Ы К И С Л А В Я Н С К О Й К УЛ ЬТ У Р Ы МОСКВА 2013 УДК 82/821.0 ББК 83.3 С 79 Издание осуществлено при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы Культура России (2012—2018 годы) Исследование проведено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта подготовки научно-популярных изданий Достоевский и Сервантес: диалог в большом времени,...»

«Чегодаева Н.Д., Каргин И.Ф., Астрадамов В.И. Влияние полезащитных лесных полос на водно-физические свойства почвы и состав населения жужелиц прилегающих полей Монография Саранск Мордовское книжное издательство 2005 УДК –631.4:595:762.12 ББК – 40.3 Ч - 349 Рецензенты: кафедра агрохимии и почвоведения Аграрного института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева; доктор географических наук, профессор, зав. кафедрой экологии и природопользования Мордовского государственного...»

«МАНСУРОВ Г.Н., ПЕТРИЙ О.А. ЭЛЕКТРОХИМИЯ ТОНКИХ МЕТАЛЛИЧЕСКИХ ПЛЕНОК МОСКВА, 2011 УДК 541.13 Печатается по решению кафедры основ экологии и редакционноиздательского совета Московского государственного областного университета Рецензент: доктор химических наук, профессор кафедры электрохимии Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Стенина Е.В. Мансуров Г.Н., Петрий О.А. Электрохимия тонких металлических пленок. Монография. -М.: МГОУ, 2011. -351 с. В монографии представлены...»

«ОХРАНА ТРУДА, КАК СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ВЕКТОР РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В РЕГИОНЕ г. Барнаул 2011 г. 1 ББК 65.246 О - 926 Бушмин И.А., начальник УТЗН Алтайского края, к.т.н. Охрана труда, как стратегический вектор развития социальной ответственности в регионе: Издательский дом Барнаул, 2011. – 240 с., ил. В данной монографии обеспечение безопасных условий труда и соблюдение требований охраны труда рассматривается как одно из ключевых направлений развития социальной ответственности в...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ ВОСПИТАНИЯ, ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ, ПРОФИЛАКТИКИ НАРКОМАНИИ, СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ Л. О. Пережогин СИСТЕМАТИКА И КОРРЕКЦИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ И БЕЗНАДЗОРНЫХ Монография Москва — 2010 ББК 67.51я73 П27 Рецензенты: Член-корреспондент Российской академии образования, доктор медицинских наук, профессор Н.В. Вострокнутов Доктор психологических...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменский государственный нефтегазовый университет Научно-исследовательский институт прикладной этики В. И. Бакштановский Ю. В. Согомонов ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА: ЛАБОРАТОРИЯ НОУ-ХАУ Том 1 ИСПЫТАНИЕ ВЫБОРОМ: игровое моделирование как ноу-хау инновационной парадигмы прикладной этики Тюмень ТюмГНГУ 2009 УДК 174.03 ББК 87.75 Б 19 Рецензенты: профессор, доктор философских наук Р. Г....»

«Институт биологии моря ДВО РАН В.В. Исаева, Ю.А. Каретин, А.В. Чернышев, Д.Ю. Шкуратов ФРАКТАЛЫ И ХАОС В БИОЛОГИЧЕСКОМ МОРФОГЕНЕЗЕ Владивосток 2004 2 ББК Монография состоит из двух частей, первая представляет собой адаптированное для биологов и иллюстрированное изложение основных идей нелинейной науки (нередко называемой синергетикой), включающее фрактальную геометрию, теории детерминированного (динамического) хаоса, бифуркаций и катастроф, а также теорию самоорганизации. Во второй части эти...»

«Д.С. Жуков С.К. Лямин Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности 1 УДК 316.324.8 ББК 60.5 Ж86 Научный редактор: доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, профессор Ф.И. Гиренок (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) Рецензент: кандидат политических наук И.И. Кузнецов (Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского) Жуков Д.С., Лямин С.К. Ж 86 Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности. — М.: Изд-во УНЦ ДО,...»

«МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ, МОЛОДІ ТА СПОРТУ УКРАЇНИ ХАРКІВСЬКА НАЦІОНАЛЬНА АКАДЕМІЯ МІСЬКОГО ГОСПОДАРСТВА Н. П. ТРИПУТИНА ПРОФЕССОР А. И. КОЛЕСНИКОВ: СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОНОГРАФИЯ Харків ХНАМГ 2011 1 УДК 712.4:630*2:929 Колесников ББК 85.118.7+43.4г(2)Колесников А. И. Т67 Научный редактор: к.и.н., доц., заведующая кафедрой истории и культурологии Харьковской национальной академии городского хозяйства О. Л. Рябченко Рецензенты: Куделко С. М. – к.и.н., профессор, заслуженный работник...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.Г. Горбунова, А.А. Тишкин, С.В. Хаврин СРЕДНЕВЕКОВЫЕ УКРАШЕНИЯ КОНСКОГО СНАРЯЖЕНИЯ НА АЛТАЕ: МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ, ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ, СОСТАВ СПЛАВОВ Монография Барнаул Азбука 2009 УДК 9031(571.150) ББК 63.48(2Рос-4Алт)-413 Г 676 Научный редактор: доктор исторических наук В.В. Горбунов Рецензенты: доктор исторических наук Ю.С. Худяков; кандидат исторических наук С.В....»

«М. В. Отрадин НА ПОРОГЕ КАК БЫ ДВОЙНОГО БЫТИЯ. О ТВОРЧЕСТВЕ И. А. ГОНЧАРОВА И ЕГО СОВРЕМЕННИКОВ Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета Санкт-Петербург 2012 ББК 83.3(2Рос=Рус)1 О86 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Санкт-Петербургского государственного университета Монография подготовлена к изданию при поддержке СПбГУ (НИР из средств СПбГУ, Мероприятие 9.31.45 1230 2011) Научный редактор доктор филол. наук, проф. А. А. Карпов...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Н.И. САТАЛКИНА, С.И. ДВОРЕЦКИЙ, М.Н. КРАСНЯНСКИЙ, В.Е. ГАЛЫГИН, В.П. ТАРОВ, Т.В. ПАСЬКО, Г.И. ТЕРЕХОВА КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАУЧНЫХ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Рекомендовано научно-техническим советом университета в...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина Ю.В. Назарова О НЕКОТОРЫХ ПОДХОДАХ К ИCCЛЕДОВАНИЮ НРАВСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ Монография Рязань 2007 ББК 88.372 Н19 Печатается по решению редакционно-издательского совета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина в...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР НАУЧНЫЙ СОВЕТ АН СССР И АМН СССР ПО ФИЗИОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА ИНСТИТУТ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ФИЗИОЛОГИИ И БИОХИМИИ им. И. М. СЕЧЕНОВА Д. Л. Спивак ЛИНГВИСТИКА ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ Ответственный редактор чл.-кор. АМН СССР В. И. Медведев Ленинград Издательство „Наука Ленинградское отделение 1986 УДК 155.552+612 Спивак Д. Л. Лингвистика измененных состояний сознания. Л.: Наука, 1986. — 92 с. Монография посвящена исследованию речи при естественно возникающих в экстремальных условиях...»

«НОУ ВПО Липецкий эколого-гуманитарный институт Блюмин С.Л., Шмырин А.М., Седых И.А., Филоненко В.Ю. ОКРЕСТНОСТНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СЕТЕЙ ПЕТРИ Липецк 2010 ББК 22.18 УДК 519.854 О 51 Окрестностное моделирование сетей Петри : монография / С.Л. Блюмин, А.М. Шмырин, И.А. Седых, В.Ю. Филоненко. - Липецк: ЛЭГИ, 2010. - 124 c. Табл. 10. Ил. 28. Библиогр. 108 назв. В издании представлено решение актуальной задачи разработки и анализа на основе сетей Петри новых классов четких и нечетких...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЛТАЙ – ГИМАЛАИ: ДВА УСТОЯ ЕВРАЗИИ Монография Под редакцией С.П. Бансал, Панкай Гупта, С.В. Макарычева, А.В. Иванова, М.Ю. Шишина Барнаул Издательство АГАУ 2012 УДК 1:001 (235. 222 + 235. 243) Алтай – Гималаи: два устоя Евразии: монография / под ред. С.П. Бансал, Панкай Гупта, С.В. Макарычева,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Киселева И.А., Трамова А.М. СТРАТЕГИЯ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ТУРИСТИЧЕСКОГО РЕКРЕАЦИОННОГО КОМПЛЕКСА РЕГИОНА МОНОГРАФИЯ Москва, 2010 г. 1 УДК 338.48 ББК 65.433 К 44 Киселева И.А., Трамова А.М. Стратегия инновационного развития туристско-рекреационного комплекса региона / Монография. – М.: МЭСИ, 2010. – 171 с. Аннотация Монография посвящена проблемам, развития...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина Ю.В. Гераськин Русская православная церковь, верующие, власть (конец 30-х — 70-е годы ХХ века) Монография Рязань 2007 ББК 86.372 Г37 Печатается по решению редакционно-издательского совета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А....»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.