WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«К.В. ПАТЫРБАЕВА ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ФОРМЫ ТРУДА И РАБОТНИК НОВОГО ТИПА МОНОГРАФИЯ Пермь 2010 УДК 101.1:316 ББК 87.6 П 20 Научный редактор – д-р филос. наук, проф. В.В. Орлов Патырбаева ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Пермский государственный университет»

Секция «Особенности современной формы научной философии»

Головного совета по философии

Российская академия естественных наук

Международная академия интегративной антропологии

Пермское научно-философское общество Научно-образовательный центр «Постиндустриальное общество и Россия.

Стратегия развития»

К.В. ПАТЫРБАЕВА

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ФОРМЫ ТРУДА

И РАБОТНИК НОВОГО ТИПА

МОНОГРАФИЯ

Пермь УДК 101.1: ББК 87. П Научный редактор – д-р филос. наук, проф. В.В. Орлов Патырбаева К.В.

П 20 Особенности современной формы труда и работник нового типа: монография / К.В. Патырбаева; науч. ред. В.В. Орлов; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. – 175 с.

ISBN 978-5-7944-1403- Монография посвящена исследованию особенностей труда и работника инновационного типа в постиндустриальную эпоху. В соответствии с К. Марксом, предсказавшим появление новой формы труда, автор использует для наименования современного труда как синонимы три термина – «всеобщий», «научный», «автоматизированный» труд. В монографии раскрываются природа всеобщего труда, технико-технологические аспекты его развития, биологическая основа труда; анализируются структурно-функциональные связи между материальным производством и другими секторами хозяйства; исследуются особенности работника постиндустриального типа (креативность, высокий профессионализм, новые ценностные установки). Особое внимание уделено современной российской действительности – показано, что экономическое развитие современной России в целом и трудовой сферы в частности вступает в противоречие с постиндустриальными тенденциями, тенденциями развития всеобщего труда.

Результаты данного исследования могут быть использованы в дальнейшей разработке философской концепции всеобщего (автоматизированного) труда, теории постиндустриального общества, при подготовке учебных курсов по «Социальной философии», «Философии хозяйства», «Философии экономики», для разработки и практического применения стратегии перехода России в постиндустриальную стадию развития.

УДК 101.1: ББК 87. Печатается по решению редакционно-издательского совета Пермского государственного университета Рецензенты: д. филос. наук, проф. В.Н. Кукьян (Пермская государственная сельскохозяйственная академия); кафедра общих гуманитарных, социально-экономических и естественнонаучных дисциплин АНО ВПО «Пермский институт экономики и финансов».

© Патырбаева К.В., ISBN 978-5-7944-1403-

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………………. ГЛАВА 1. Новый тип труда в философских, социологических и экономических концепциях конца XIX – начала XX века…………………………………………. 1.1. Проблема труда в социальной философии: выбор и обоснование теоретико-методологической основы анализа современной формы труда……………… 1.2. Проблема автоматизированного труда в концепциях индустриального общества в западной социологии (1950 – 1970-е гг.)……………………………….. 1.3. Проблема автоматизированного труда в отечественной философской и социологической мысли (1970 – 1980 гг.)…………………………………………… 1.4. Новый тип труда в теории «постиндустриального общества» и концептах «новой экономики» (1970 гг. XX в. – начало XXI в.)……………………………. ГЛАВА 2. Особенности современной формы материального труда………….... 2.1. Сущность современной формы материального труда…………………….… 2.2. Технико-технологические аспекты развития современной формы материального труда…………………………………………………………………………… 2.3. Биологическая основа современного труда………………………………….. 2.4. Современная форма материального труда и особенности развития производства постиндустриального типа………………………………………………….. ГЛАВА 3. Особенности работника постиндустриального общества……….… 3.1. Особенности работника нового (постиндустриального, инновационного) типа…………………………………………………………………………………. 3.2. Новые формы организации и управления трудом в условиях постиндустриализма………………………………………………………………………………... 3.3. Постиндустриальная экономика – Россия – Труд: стратегия развития…… Заключение…………………………………………………………………………. Библиографический список………………………………………..........………… Посвящается моему лучшему другу, соратнику и любимому человеку Андрею Попову Введение Монография обращена к конкретно-всеобщему уровню философского исследования – предметом выбрана современная форма труда, соответствующая постиндустриальному обществу. Переломный характер современной эпохи, фундаментальные изменения в недрах всей общественной системы, наконец, глубокий системный кризис, поразивший мировую цивилизацию, определяют острую актуальность данной темы.

Кризис современного общества связан с его неспособностью решить социальные проблемы в интересах всех индивидов, с обострением экологической ситуации, с наличием глобальных нерешенных проблем человечества – социального неравенства, эксплуатации, голода, войн. Разрыв в доходах на душу населения между самыми богатыми и самыми бедными странами за последние 200 лет возрос от соотношения 3:1 до 50:1. Остается опасность уничтожения человечества в результате термоядерной войны, критического обострения экологического и демографического кризиса.

Сутью кризиса человеческой цивилизации является противоречие между универсальной родовой и индивидуальной человеческой сущностью, способной к бесконечному развитию, и ее современной, исторически ограниченной модификацией, социальным способом существования. Сегодня перед человечеством стоит задача коренного изменения способа существования – экономического, социального, политического, духовного. И это изменение должно происходить в соответствии, а не вопреки сущности человека. Это делает необходимым изучение современной формы труда как наиболее концентрированного выражения сущности человека, его главной сущностной силы. Понимание природы современного труда может дать ответы на вопросы: «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?», а главное – как правильно выстроить стратегию своего развития.

Исследование данных явлений как никогда актуально и для российской действительности, которая нуждается в разработке и внедрении стратегии инновационного прорыва для того, чтобы эффективно реализовать свой научно-производственный потенциал, существенным образом пострадавший в результате экономических реформ 90-х годов прошлого века. Положение России в современной глобальной экономике достаточно неоднозначно. Сохраняя значительный потенциал развития, Россия все же находится в глубоком кризисе, спровоцированном, по нашему мнению, реформами 90-х гг. прошлого века. Серьезные трудности испытывает наукоемкий (инновационный) сектор экономики. Существуют проблемы в трудовой сфере: деградация трудового сознания (иждивенчество, синдром «гипертрофированного самомнения» и др.), несоответствие высокой квалификации научно-инженерных кадров низкой заработной плате и «утечка умов», недостаток квалифицированных кадров в одних отраслях и переизбыток в других, низкая удовлетворенность трудом.

Ситуация усугубляется мировым экономическим кризисом, захватившим и Россию. Президент РФ Д.А. Медведев в недавнем выступлении заявил, что «кризис – это не крах, а обновление». Остается понять, каким должно быть это обновление, куда и как двигаться России, чтобы не потерять свои позиции и уверенно вступить в грядущее постиндустриальное общество. Обновление России во многом зависит от развития трудовых ресурсов нового (постиндустриального, инновационного, творческого) типа. Известно, что формирование новой экономики приводит к значительному изменению человеческого фактора как определяющего элемента становления постиндустриального общества. В данном контексте звучат и выступления Д.А. Медведева, который в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 5 ноября 2008 года отметил, что: «Наш приоритет – это производство (а в перспективе – и экспорт) знаний, новых технологий и передовой культуры. А значит, достижение лидирующих позиций в науке, в образовании, в искусстве. … Основу нашей политики должна составить идеология, в центре которой – человек.

Как личность и как гражданин, которому от рождения гарантированы равные возможности. А жизненный успех которого зависит от его личной инициативы и самостоятельности. От его способности к новаторству и творческому труду. И сейчас это для нас важнее, чем когда бы то ни было». Россия нуждается в коренном пересмотре стратегии развития и выработке новой, прорывной стратегии в постиндустриальное общество с учетом глобальных тенденций в развитии материального производства и экономики нового типа.

Вероятно, в связи с глубокий экономическим кризисом возрос интерес к научным теориям, дающим сущностный анализ истории. За рубежом и отчасти в России снова оказался востребованным К. Маркс, притягательность теории которого в том, что человек есть фокус этого учения, а гуманизм – его основной мировоззренческий мотив.

По словам Т. Михайловой, «вне методологии, разработанной марксистами, многие проблемы обречены остаться не выясненными, ибо мы вынуждены будем ходить вокруг чего-то очень важного, не замечая глубинных процессов». В силу этого, методологической и теоретической основой исследования была выбрана современная форма материализма и диалектики.

Медведев Д.А. Ежегодное Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 5 ноября 2008 г. URL: www.kremlin.ru (дата обращения: 01.06.2009 г.) Михайлова Т.М. Труд: опыт социально-философского изучения. М., 1999.

Реальное состояние производства в XIX веке уже обнаруживало наиболее общие тенденции, ведущие к возникновению принципиально новой формы материального труда. К. Маркс первым предложил философское осмысление сущности автоматизированного труда, выдвинул понятие всеобщего труда. К понятию всеобщего труда К. Маркс обращается в подготовительных работах к «Капиталу», прямое разъяснение его дано в третьем томе «Капитала». По мнению В.В. Орлова, открытие Марксом всеобщего труда имеет для современной реальности ключевое значение.

В середине XX века появились теории развитого индустриального общества, которые уделяли значительное внимание анализу процесса автоматизации. В данном аспекте стоит отметить исследования Р. Блонера, Г. Маркузе, Г. Брейвермана, Г. Сэлэмана и П. Томпсона, А. Горца. В работах этих авторов исследуются положительные и отрицательные последствия автоматизации, появление «нового рабочего класса», влияние автоматизации на содержание и характер труда, психологическое самочувствие рабочих и пр.

Внимание процессам автоматизации также уделялось в отечественных исследованиях, пик которых приходится на 1970 – 1980-е годы. Это работы Л.Е. Обуховой, И.Ф. Кефели, Г.Л. Смоляна, А.И. Ракитова, А.Д. Урсула, Т.В. Андрианова, К.А. Зуева, Н.Н. Моисеева, В.Я. Звегинцева, И.А.

Апоксина, Г.Н. Волкова, Д.М. Гвишиани, А.А. Кузина, А.Н. Леонтьева, И.А. Майзеля, В.Г. Марахова, Ю.С. Мелещенко, Ю.Н. Плетникова, С.Н.

Смирнова, В.А. Трапезникова, С.В. Шухардина и других. В данных исследованиях предлагается определение процесса автоматизации; дается исторический анализ ее основных этапов; рассматривается место (функции) человека в автоматизированном производстве; изучаются психофизиологические особенности труда; дается анализ положительных и отрицательных последствий автоматизации; разоблачаются «мифы» компьютеризации; определяются тенденции развития автоматической техники.

Феноменологическое описание и широкая интерпретация социальных трансформаций современного общества предложено теорией постиндустриального общества Д. Белла. В последующие десятилетия вслед за теорией постиндустриального общества появился ряд более частных идей «нового общества» и «новой экономики», являющихся ее объяснительным наполнением: теория «сервисной экономики» (Т. Левитт); теория «информационного общества» (Ф.Махлуп, Т.Умесао, М.Кастельс); идея «третьей волны» (О. Тоффлер); постмодернистские концепции «экономики впечатлений», «экономики переживаний»; концепция «экономики знаний»

(П.Дракер, Р.Манселл, Н.Стер, И.И. Чангли, В.М. Межуев); теория «постэкономического общества» (В.Л. Иноземцев); идея «креативной экономики» (Р. Флорида).

Несмотря на то, что в теории постиндустриального общества и развивающих ее концепциях исследуются разнообразные аспекты развития современного производства, включая тенденции развития сферы услуг, по нашему мнению, в стороне остались достаточно принципиальные для понимания природы постиндустриализма моменты, включая структурнофункциональные связи между материальным производством и сервисным сектором, глубинные тенденции в развитии материального производства и человеческой сущности.

Своеобразную гипотезу о дематериализации труда, замене его творчеством и формировании на этой основе постэкономического общества выдвигает В.Л. Иноземцев. Аналогичных взглядов придерживаются авторы «теории социально-экономических трансформаций» А.В. Бузгалин и А.И.

Колганов. По нашему мнению, данные концепции, не являясь вполне адекватными в подходе к сущности труда вообще и современной формы труда в частности, все же содержат ценные мысли относительно творческого характера современного труда.

Современной, динамично развивающейся концепцией является идея креативной экономики, согласно которой вслед за «сервисной экономикой» появляется «креативная экономика», ядром которой являются креативные индустрии, а творческий труд в этих индустриях оказывается основным. В подобном ключе данные вопросы разрабатываются в теории «креативного класса» Р. Флориды, «креативного города» Ч. Лэндри, докладах ООН и пр. Несмотря на то, что данные концепции не задаются вопросом о сущности современной формы труда, они содержат интересный теоретический и фактический материал относительно креативности как качества современного человека и главной характеристики современного труда.

Сущность современной формы труда в ключе марксистской традиции рассматривалась Пермской университетской философской школой. Основное теоретическое описание сущности современной формы труда изложено В.В. Орловыми и Т.С. Васильевой в монографии «Философия экономики». Заслуживает внимания ряд публикаций, посвященных проблемам постиндустриального общества, труда в его различных аспектах в ежегодных научных сборниках «Новые идеи в философии», публикуемых кафедрой философии Пермского классического университета с 1967 года.

Достаточно много работ посвящено технико-технологическим аспектам современной формы труда, в частности, особенностям нано-, био- и информационных технологий, которые являются системообразующими для современного сектора High-Tech.

История и ряд особенностей информационных технологий рассматривались в трудах В.З. Аладьева, И.А. Апокина, Ю.В. Бородавского, Б.Я. Когана, В.А. Острейковского, И.Л. Прагера, Б.Я. Советова, А.Д. Смирнова, Ю.Г. Лободинского, Л.Е. Майстрова, Б.Н. Малиновского, Г.М. Петрова, В.В. Цехановского, С. Фролова, Ю.А. Хунта, М.Л. Шишакова. Анализу современных направлений вычислительной техники (квантовых компьютеров, нейрокомпьютеров) посвящены работы В.З. Аладьева, В.А. Валиева, А.А. Кокина, Л.Г. Комарцовой, А.В. Максимова. В то же время нано- и биотехнологии значительно меньше изучены философами. Проблему нанотехнологий предложил к обсуждению широкой публики Э.К. Дрекслер.

Отдельные аспекты нанотехнологий, их влияние на общество и человека отражены в трудах Н. Вита-Море, Н. Кобаяси, Р. Домингеса, Ж. Алферова, Д.Х. Булатова, В.М. Кишинца, М. Рыбалкиной. Более обстоятельно изучено воздействие на общество и человека биотехнологий (А. Йойрыш, Л.Р.

Касс, Б. Рихард, Ф. Фукуяма, Ю. Хабермас, Ю. Такер, Т.Д. Тищенко, Б.Г.

Юдин). Подробный анализ генезиса, становления и развития современных технологий осуществлен Е.А. Жуковой. Недостатком данных исследований, по нашему мнению, является рассмотрение современных технологий в отрыве от сущности современного труда и тенденций его развития.

Целостной концепции, раскрывающей особенности работника нового типа (субъекта труда постиндустриальной экономики) не существует. Однако имеются работы, раскрывающие его отдельные стороны.

Широкое обсуждение в отечественной и зарубежной литературе получил феномен творческого труда и креативности как ключевого качества современного работника. Творчество как психический процесс, феномен психического мира человека традиционно являлось предметом психологической науки. Стадии творческого мышления исследовались в работах Г.

Гельмгольца, П.К. Энгельмейера, Г. Уоллеса, А. Пуанкаре, П.М. Якобсона.

Характер связи творчества и личности интересовал Н.А. Бердяева, С.Л.

Рубинштейна, Б.Г. Ананьева. Мотивация творчества исследовалась В. Н.

Дружининым. Творчество как психический процесс становилось объектом внимания в психоаналитическом (Д. В. Винникотт, Г. Юнг), экзистенциально-гуманистическом направлении психологии (Р. Мэй).

Творчество как феномен социально-экономической действительности, креативность как капитал, как важнейший ресурс экономического развития, как неотъемлемое свойство работника эпохи новой экономики являются объектами пристального внимания ученых различных областей гуманитарного знания (экономика, социально-экономическая география и пр.) со второй половины XX века и по сей день. Исследователи, как правило, стараются дать собственное определение креативности, определить ее типы, место и роль в социально-экономической действительности. К исследованию креативности обращались Дж. Гилфорд, Ч. Лэндри, Р. Флорида.

Среди отечественных ученых исследованием креативности, креативных индустрий в связи с трендами постиндустриализации занимались А. Высоковский, М.Б. Гнедовский, С. Зуев. Творческому характеру труда в условиях новой экономики уделяется внимание В.Л. Иноземцевым, Р. Флоридой, А. Высоковским, В.И. Корняковым. Данные исследователи подтверждают возросшее значение «творчества» или «креативности» в труде современного работника. Причем некоторые ученые не разграничивают данные понятия (Р. Флорида), тогда как другие не считают их тождественными. Например, А. Высоковский различает «истинное творчество» и «креативность» как его сторону, своеобразное творчество в «локальном» масштабе. По Высоковскому, именно «креативность» присутствует во всех типах деятельности в постиндустриальную эпоху. В.И. Корняков различает «истово энтузиастский поисково-творческий труд» и «истинное творчество». Первый соответствует понятию «креативности», второй – понятию «творчество» в трактовке А. Высоковского. Однозначного решения проблемы различения типов «творчества» в науке не существует. В данном исследовании «креативность» как характеристика современного работника будет использоваться наряду с понятием «творческий характер труда», «способность к творческому труду».

Также среди исследователей существуют разногласия в отношении творческого наполнения различных типов труда, которые, по сути, сводятся к вопросу о том, имеет ли современная форма материального труда (и материальный труд вообще) творческое содержание, или творчество в принципе является прерогативой духовного (умственного) труда? Например, Р. Флорида в социально-классовой структуре современного общества на основе наполненности профессиональной деятельности креативным (творческим) содержанием выделяет: «креативный класс», состоящий из «суперкреативного ядра» и «креативных профессионалов»; рабочий класс;

обслуживающий класс; сельское хозяйство. Рабочие профессии, связанные с материальным производством, согласно классификации Флориды, оказываются за пределами креативного класса. По нашему мнению, данное положение нуждается в пересмотре на основе социально-философского анализа сущности и особенностей современной формы материального труда.

Высокая квалификация (профессионализм) как главное требование к работнику в современной экономике ставится «во главу угла» теории человеческого капитала. У истоков формирования и разработки данной теории стояли А. Аулин, М. Блауг, С. Боуле, У. Боуэн, Й. Бен-Порет, Дж. Вейзи, Б. Вейсброд, М. Вудхолл, Дж. Грейсон, С. Дейзи, Э. Денисон, И. Ирланд, Дж. Кендрик, Б. Кикер, К. Ланкастер, Р. Лэйард, Ф. Махлуп, Дж.

Минцер, Дж. Псахаропулос, Ш. Розен, О. Нордхог, Г. Сент-Пол, Л. Туроу, Ф. Уэлч, Б. Чизуик. Особый вклад в развитие концепции человеческого капитала внесли Т. Шульц и Г. Беккер. Среди современных отечественных исследований человеческого капитала можно назвать работы В.С. Гойло, А.В. Дайновского, Р.И. Капелюшникова, В. П. Корчагина, В.В. Клочкова, М.М. Критского, В. И. Марцинкевича, Е.З. Галаевой. А.И. Добрынина, С.А. Дятлова, Б.В. Корнейчука, С.А. Курганского, И.В. Соболевой, В.В.

Чекмарева, В. Шадрикова, В.П. Щетинина. Практически все существующие работы, посвященные проблеме человеческого капитала, представляют собой экономический подход, который, по нашему мнению, должен дополняться философским анализом (определенная попытка такого осмысления присутствует в статьях В.П. Щетинина). Несмотря на ряд неточностей в употреблении терминологии (смешение терминов «человеческий капитал» и «высококвалифицированная рабочая сила»), в рамках разработки теории человеческого капитала накоплен значительный теоретический и фактический материал, подтверждающий возросшее значение квалификации работника, общих и специальных способностей к труду, в формировании которых ведущую роль занимает образование.

Значительное количество зарубежных и отечественных работ обращает внимание на новые ценностные установки современных работников (например, работы В.Л. Иноземцева, Р. Флориды, М. Витцеля, В. Срика, Э.

Вильховченко) В то же время данные представления фрагментарны, нуждаются в обобщении и систематизации.

Проблемы развития России в постиндустриальном обществе в работах А.И. Агеева, С.Ю. Глазьева, В.В. Ивантера, Б.Н. Кузыка, Д.С. Львова, А.Д.

Некипелова, В.В. Орлова, Ю.В. Яковца.

Целью данного исследования является выяснение особенностей современной формы материального труда и важнейших черт работника нового (постиндустриального, инновационного) типа. Для достижения данной цели автор полагает необходимым: 1) рассмотреть эволюцию представлений о новой форме труда с конца XIX по начало XXI века; 2) определить сущность и тенденции развития современной формы материального труда; 3) показать, что особенности развития производства постиндустриального типа объясняются принципиально новым характером всеобщего материального труда; 4) выявить важнейшие особенности работника постиндустриального типа на основе концепции всеобщего материального труда; 5) определить степень соответствия экономического развития России тенденциям развития постиндустриального общества, всеобщего труда и работника нового типа. Данные задачи определили структуру монографии, которая состоит из трех глав. В первой главе рассматриваются основные подходы к пониманию сущности труда в истории философии, представлен критический анализ взглядов на специфику современной формы материального труда и производства в целом. Во второй главе раскрывается сущность и тенденции развития новой формы труда с позиций научной философии. В третьей главе рассматриваются особенности работника нового типа и особенности организации труда, проблемы и перспективы развития России в постиндустриальном обществе.

Автор выражает искреннюю благодарность научному редактору – доктору философских наук, профессору В.В. Орлову, рецензентам – доктору философских наук, профессору В.Н. Кукьян, кандидату философских наук, доценту Е.В. Малковой, а также моей маме – Марине Ивановне Патырбаевой, которая оказывала всестороннюю поддержку при подготовке монографии к изданию.

ГЛАВА I. Новый тип труда в философских, социологических и экономических концепциях конца XIX – начала XXI века 1.1. Проблема труда в социальной философии: выбор и обоснование теоретико-методологической основы анализа современной формы Исследование природы, особенностей, тенденций развития современной формы труда предполагает определенные представления о сущности труда вообще, о закономерностях развития труда вообще (безотносительно его исторических форм). Наличие или отсутствие подобных представлений, их содержание определяют качество исследования новой формы труда: будет ли оно феноменологическим или сущностным, погрузится ли оно в самую сердцевину происходящих трансформаций или «схватит» поверхностно лишь некоторые его проявления. Для того, чтобы осуществить глубокий качественный анализ современной формы труда, необходимо выбрать соответствующую теоретико-методологическую основу и базовый терминологический и концептуальный каркас исследования. Такой теоретико-методологической базой стали представления о труде в современной научной философии, опирающейся на исторический и диалектический материализм. Анализ показал, что в иных философских концептах представления о труде либо отсутствуют, либо носят недостаточно обоснованный и сущностный характер. Краткому обзору представлений о труде в социальной философии посвящен данный параграф.

Проблема труда в домарксистской социальной философии. Анализ античного философского наследия позволяет сделать вывод, что уже здесь ставится в том или ином виде проблема труда, особенно когда речь идет о человеке и обществе. Решение проблемы сущности труда и его оценка дается философами в рамках, заданных господствующей социальноэкономической формацией, а именно рабовладельческим обществом и соответствующим ему способом производства. Античные философы четко различают труд физический и умственный, при этом однозначной оценки того и другого не дают.

Проблемы труда затрагиваются в наиболее значимом произведении Гесиода – в поэме «Труды и дни», причем труд (включая физический) оценивается Гесиодом позитивно. Данная работа написана в форме увещаний, обращнных к брату поэта Персу, который ведт с Гесиодом тяжбу о наследстве и которого Гесиод убеждает не надеяться на неправедный суд подкупленных «царей» и сво пошатнувшееся состояние поправить упорным трудом. Размышления и наставления Гесиода группируются вокруг нескольких тем: 1) установленные богами условия человеческого существования; 2) справедливость и насилие; 3) труд земледельца; 4) мореплавание, 5) «дни» (поверья, связанные с определенными числами месяца, как «счастливыми» или «несчастливыми» для различных работ). Одним из центральных понятий поэмы является понятие «труда» («эргон»), который, согласно Гесиоду, формирует добродетель («арете»). Причем речь идет не о труде вообще – такого абстрактного термина у Гесиода нет. «Эрга» – это труды, то есть хлопотные труды сельского жителя, каждодневная работа на пашне, в саду и т.п. Когда Гесиод обращается к брату Персу с увещеваниями трудиться, он ведет речь не о значении труда как такового. Речь идет о трудах поселенца полиса (протополиса), и не «человека вообще», а хозяина ойкоса, почти все производящего самостоятельно. Согласно Гесиоду, такой труд внутри поселения рядом с другими людьми делает человека добродетельным, приносит ему «добродетель и славу» («арете» и «кюдос»). Лучшим среди поселян является тот, кто мирно трудится на своем участке, он достоин уважения и справедливо пользуется им.

Проблема труда занимает важное место в материализме древнегреческих атомистов. Здесь ставится и решается проблема человеческих потребностей и практической деятельности как способа их удовлетворения («нужда и опыт» по Демокриту1).

Демокритом дается высокая оценка труда: «Всякий вид работы приятнее, чем покой», – утверждал он. Согласно Демокриту, труд является очень важным элементом в процессе воспитания, без которого дети не могут обучаться ни письму, ни музыке, ни гимнастике, ни способности стыдиться.

Наряду с положительной оценкой, в античной философии присутствует отрицательная оценка труда, в частности, труда физического, что связано с преобладанием труда рабов. Физический труд полагается недостойным свободного человека, так, например, Сенека презирал рабов, считал унизительным всякий ремесленный труд в силу его неизбежной утилитарности и допускал только духовное творчество как единственно свободное.

Аристотель различал созерцательную деятельность, умственный труд (как достойную свободного человека) и труд физический (как более примитивную деятельность, являющуюся уделом рабов). Свободный человек, по Аристотелю, должен быть освобожден от каких бы то ни было работ, необходимых для практической жизни и совершаемых или рабами, или наемными рабочими и ремесленниками. В связи с этим в социологии, педагогике и эстетике Аристотеля появляется понятие «досуг» – основанное на рабовладении и на рабском труде освобождение рабовладельца от каких бы то ни было работ, открывающее возможность для истинной добродетели и для тех видов деятельности, которые совместимы с добродетелью. В самом себе досуг заключает и наслаждение, и блаженство, и счастливую жизнь. В свете этого понятия о досуге АристоСм.: Хрестоматия по философии. Ростов н/Д, 2002.

См.: Асмус В.Ф. Античная философия. М., 1976.

тель сближает в известной мере с рабами даже класс свободных ремесленников, порой рассматривая занятия ремесленников как свойственные несвободным людям. Все занятия людей, поясняет он, разделяются на такие, которые приличны для свободнорожденных людей, и на такие, которые свойственны несвободным людям. Свободнорожденные должны участвовать в занятиях, не относящихся к ремеслу, поскольку такие занятия делают физические, психические и интеллектуальные силы свободнорожденных людей непригодными для применения их к добродетели. Ремесленными будут занятия и искусства, которые исполняются за плату. Они ослабляют физические силы, отнимают время от развития интеллектуальных сил человека и принижают их. Но и из числа «свободных» наук свободнорожденному человеку дозволительно изучать лишь некоторые и только до известных пределов, поскольку чрезмерно налегать на них, чтобы изучить их во всех подробностях, – вредно. Возвышая досуг, Аристотель полагает, что желательны лишь те виды деятельности (труда), в которых, как в философском созерцании, человек ни к чему иному не стремится, кроме самой своей деятельности. Только такие действия, по мнению Аристотеля, сообразны с добродетелью. Таким образом, по Аристотелю, высшая деятельность человека заключается не в материальном труде, а в духовной деятельности. Истинное дело человека – разумная деятельность (умственный труд), присущая лучшей части души – уму, который должен быть направлен на созерцание истины. Созерцательная деятельность ставится Аристотелем выше политической, военной и других видов деятельности (труда), поэтому подлинной целью воспитания Аристотель считает формирование личности, способной наслаждаться интеллектуальным досугом, возвышающимся над всякой профессиональной специализацией, профессиональным мастерством. Земледелие, ремесло и торговля – это удел рабов, а отличительный признак свободного человека – досуг («схоле»), необходимый для реализации эстетической или умозрительной деятельности (умственного труда).

Наивысшим образцом такой деятельности является «мыслящее себя мышление», «совершеннейший философ» или бог. Таким образом, мы обнаруживаем у Аристотеля идеалистические воззрения на сущность и природу человека, в котором ведущей оказывается духовная, созерцательная деятельность. Материальный же труд (проявляющийся в рабовладельческом обществе как труд физический) считался более примитивной деятельностью, не относящейся к собственно человеческой сущности, и полагался уделом рабов.

См.: Асмус В.Ф. Указ. соч.

См.: Там же.

В средневековом обществе представления о сущности социальнотрудовых отношений во многом формировали деятели церкви. Позиция церкви в вопросе моральной оценки труда была двойственной.

С одной стороны, в необходимости для человека трудиться церковь видела следствие и проявление несовершенства его природы. Труд воспринимался как проклятье Бога за грехопадения Адама и Евы. Человек в философии средневековья – лишь временный путник на земле, в результате чего труд воспринимался в качестве наказания за «первородный грех», средства самообуздания, подавления греховности.

С другой стороны, труд признавался в качестве необходимого занятия. При этом полагалось, что человек должен был придерживаться меры, в какой труд угоден богу, не превращаясь в самоцель и в средство для обогащения. Если античные мыслители отодвигали практическую деятельность человека на второй план после созерцательных, «теоретических» занятий, разделяли презрение к физическому труду как делу невежественной массы, то христианские авторы, выставляя деяния в качестве искупления за грехи, не считали труд, в том числе физический, унизительным занятием. Хотя и они приоритетным признавали духовное приобщение человека к божественной благодати.

В средние века труд объявлялся творением бога, выступал как выражение воли Бога, как осуществление «божественного промысла». Во всех мировых религиях просматривается общая линия: мистификация труда, наделение его священным содержанием. Труд и трудовые отношения воспринимаются не как проявление естественных законов, а как божественное предписание. Подобную трактовку можно найти у Фомы Аквинского. Так, трудовые отношения он считает не естественной, необходимой формой жизни людей, а высшим творением Бога. Фома решительно высказывается против социального равенства и оправдывает незыблемость сословных различий. Он дает интересную трактовку разделения труда: по его мнению, оно есть подчинение воле бога. Тот же самый божественный закон подчинения управляет трудом. Согласно этому закону, труд позволяет подчинить телесное начало человека духовному, силой духа бороться против телесных вожделений. Согласно Фоме Аквинскому, подобно пчелам, у которых одни собирают мед, другие из воска склеивают соты, а матка и трутни не участвуют в общей работе, у людей – одни должны обрабатывать поля, другие строить и обихаживать дома, а третьи быть свободными от мирских забот, посвящать себя духовным занятиям во имя спасения остальных. Труд в рамках средневековой системы философствования (прежде всего, католицизма) понимается не как имеющий целью развитие экономики, а как предназначенный для удовлетворения религиозных и моральСм.: Соколов В.В. Средневековая философия. М., 1979. С. 372 – ных устремлений людей, избегания праздности, искупления первородного греха, смирения своей плоти. Фома Аквинский изложил эти требования следующим образом: «Труд имеет четыре цели. Прежде всего, он должен дать пропитание; во-вторых, должен изгонять праздность – источник многих зол; в-третьих, должен обуздать похоть, умерщвлять плоть; вчетвертых, он позволяет творить милостыни». Нельзя не отметить, что в средние века наряду с максимой «труд – проклятие, наказание за грехи» существовали и другие позиции: признание общественной ценности труда в рамках социального организма со строгим сословным членением, понимание труда не как проклятия, а как спасающего испытания. И все же только эпоха Возрождения в полной мере реабилитировала труд, сформулировала, по сути, новую концепцию его нравственного смысла, его индивидуальной и общественной ценности.

Эпоха Возрождения по-новому высветила индивидуальность и творческие возможности человека, потенциал его энергии и способностей. Гуманистические воззрения, возвышая человека, отдавали должное знаниям и умениям, признавали вдохновляющей свободу выбора занятий, меняли взгляды на труд. Согласно Леонардо да Винчи, «счастье достается тому, кто много трудится». Эпоху Возрождения не случайно называют эпохой гуманизма. Именно в это время человек был осознан как высшая ценность, пусть и санкционированная самим богом. Многие мыслители оценивают мир через человека, полагая его центром мироздания. Философы Возрождения полагали все проявления человека – нравственность, благородство, достоинство – природными. Природа – это «госпожа и устроительница мира», и строить социально-трудовые отношения следует из того, «чего требует природа человека». Признание единства материального и духовного начал в человеке послужило методологическим основанием понимания труда ренессансными философами. Согласно данной методологической установке, если человек есть неразрывное природное единство души и тела, то смысл труда не в борьбе с собственной природой, а в следовании ей.

Гуманистическая культура эпохи Возрождения рассматривает труд как проблему достоинства человека. Достоинство, по мысли Данте Алигьери, заключено, прежде всего, в возможности возвыситься от «дикого», «варварского», «животного» состояния до истинно человеческого, которое и есть результат осуществления заложенных в человеке возможностей самосовершенствования. Согласно Д. Бруно, благодаря способности к деятельности и познанию человек может возвысить свою природу и стать «богом Земли». Антропоцентризм эпохи Возрождения покоился на идее гармонии личности и общества и цементирующим началом этой гармонии Цит. по: Боргош Ю. Фома Аквинский. М., 1975. С. См.: Антология мировой философии. М., 1969. Т. 1. Ч. 1. С. должен был стать труд, честная деятельность каждого на благо себе и обществу. Итальянские гуманисты XV века видели в труде не божественное призвание, профессию, как это позже будет в протестантской этике, а заложенную от природы способность человека к созиданию, необходимое условие его цивилизованной жизни. В отличие от средневековых мыслителей, они впервые четко обозначили двойственную функцию труда, его частный и общественный характер.

Нравственный идеал эпохи Возрождения обладал собственно гуманистическим основанием: образец, которому следовало подражать, – не святой мученик, не аскет, всеми помыслами устремленный к Богу, а человек, как бы приближающийся к Богу в мощи творческого созидания, наделенный способностью подняться на высшие ступени морального совершенства, путь к которому лежит через труд и социальную активность. В гуманистической этике труд резко противопоставлен праздности. Труд рассматривается гуманистами как фундаментальная база нравственного совершенствования личности и основа благосостояния общества. Именно поэтому трудиться обязаны все здоровые члены коллектива. Подчеркивая нравственно-воспитательное значение труда, итальянские гуманисты призывали учитывать наклонности и природные способности человека, отстаивали свободный выбор профессии, отрицали возможность оправдания подневольной, принудительной работы. Труд физический и умственный (хотя предпочтение одному из них было неоднозначным в различных этических концепциях гуманистов), активная деятельность расценивались как необходимое условие цивилизованной жизни, процветания личности и общества. Наконец (и в этом одна из главных особенностей гуманистической трактовки труда), в нем видели естественный способ реализации всех возможностей человеческой натуры. Человектворец, создающий ценности, которые позволяют развивать духовную культуру и делают жизнь удобной и красивой, – таков ренессансный идеал, апеллирующий к созидательным способностям высшего божественного творения. Внимание к человеку и его деятельности, является, по нашему мнению, значительной заслугой ренессансной философии и шагом вперед к пониманию природы человека и материального труда.

Труд становится объектом внимания и в протестантизме. Толчком к реформации послужили тезисы немецкого мыслителя и церковного реформатора – Мартина Лютера, которые стали достоянием гласности осенью 1517 г. В них было выражено возмущение и негодование торговлей духовенством папскими индульгенциями – отпущением грехов за опредеСм.: Брагина Л.М. Оценка труда в гуманистической этике итальянского возрождения // Организация труда и трудовая этика. Древность. Средневековье. Современность. М., 1993.

См.: Там же. С. 123 – ленную мзду. Эта акция протеста послужила началом протестантизма. Лютер считал недостаточными предписываемые католицизмом пути мирского спасения через молитвы, пост, паломничество к святым местам, пожертвования церкви и монастырям. По его мнению, главное – это «оправдание верой», поскольку вера есть единственное условие спасения человеческой души, а всякие «добрые дела» – лишь плоды и проявления этой веры. Он призывал к мирскому аскетизму, согласно которому человек должен с максимальной добросовестностью относиться к своему делу – пахать землю, заниматься ремеслом, вести торговлю, учить детей, управлять государством. Согласно данным философским установкам, чем лучше человек справляется со своим занятием, тем более его деятельность угодна богу.

Таким образом, на первый план выдвигались повседневные заботы, трудовая жизнь.

Идеи Лютера систематизировал Жан Кальвин и развил их в учение об абсолютном предопределении, согласно которому Бог еще до сотворения мира предопределил судьбу каждого человека. Доказательством богоизбранности считалось достижение успеха в мирских делах.

Под влиянием протестантских проповедей в усердном труде стали усматривать благое дело, видеть в профессиональном хозяйственном успехе доказательство «избранности» христианина, знак его благословления.

Протестантизм присущими ему средствами способствовал религиознонравственному возвышению труда и предпринимательства. Протестантская этика отражала нарождающиеся капиталистические отношения.

Мыслители нового времени оставили богатое наследие, но особняком, по нашему мнению, стоят работы Джона Локка.

Дж. Локк, как и многие западноевропейские мыслители XVII века, исходил из концепции «естественного права» и «общественного договора».

Он особо выделял в качестве основных, врожденных три права личности – на жизнь, свободу и собственность. В трактатах «О государственном правлении» Локк развивает тему собственности и труда как неотъемлемого атрибута естественного человека. По мнению Локка, бог дал человеку землю, но наибольшую пользу она приносит ему, когда становится частным достоянием. По его мнению, собственность неотделима от труда, благодаря которому частное отличается от общего. Акр обработанной земли стоит в десять раз больше акра необработанной. Труд и прилежание, по его мнению, оказываются главными источниками стоимости. В XVII веке познание труда ознаменовалось зарождением политической экономии, или, как ее тогда называли, камералистики, имея в виду сумму определенных знаний по ведению камерального (дворцового, государственного) хозяйства.

См.: Михайлова Т.М. Указ. соч.

В XVII веке появляется английская политическая экономия, основы которой заложены У. Петти, выдвинувшим идею трудовой теории стоимости. Согласно классической политической экономии, источник богатства, основа материального благополучия народов находится в производстве (экономике). По известному высказыванию У. Петти, «труд – отец и активный принцип богатства, земля – его мать»1. Схожее мнение было озвучено позднее французскими авторами П.Л. де Буальгибером и Р. Кантильоном. Идею о том, что только труд является источником всякого богатства, развивал А. Смит со своими учениками. Преодолевая спор с физиократами, А. Смит пришел к выводу, что средства производства, включая средства сельскохозяйственного производства, являются продуктами труда2.

Смит установил, что труд, создающий богатство и обеспечивающий общественный прогресс, в целом является материальным по содержанию, причем подмечена была существенная черта материального труда – «переработка материалов» (по сути, преобразование природы).

Обнаружив субстанцию стоимости в труде, классическая политэкономия вплотную подошла к проблеме субстанции труда, самой его сущности.

Так, А. Смит определял труд как затрату человеческих усилий и связывал его с состоянием здоровья, силами и способностями, искусством и ловкостью человека. Труд противопоставлялся им досугу, свободе, спокойствию и счастью человека. В качестве важной характеристики труда А. Смит выделал осознанное, целенаправленное преобразование природы. Конечно, все это частные характеристики труда, которые, тем не менее, приближают к пониманию его сущности. Более обстоятельное определение труда можно встретить в рассуждениях Д. де Траси, которые Д. Рикардо интерпретировал по-своему при анализе стоимости: «Так как вполне очевидно, что наши физические и духовные способности есть единственное первоначальное богатство, то применение этих способностей, то есть труд, является нашим единственным первоначальным сокровищем. Только это применение создает все предметы, которые мы называем богатством».3 Подобное понимание сущности труда вполне согласуется с натуралистическим взглядом на человека (субстанцию труда) как духовно-природное существо. Следуя натуралистической традиции, экономисты-классики особый акцент делали на «природной» составляющей труда, в частности, на физиологических затратах труда. Именно поэтому подлинным источником богатства общества они считали производительный (сведенный до физиологических основ) материальный труд в противовес непроизводительному Петти У. Трактат о налогах и сборах // Антология экономической классики: Петти, Смит, Рикардо. М., 1993. С. См.: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов // Антология экономической классики: Петти, Смит, Рикардо. М., 1993.

Цит. по: Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Избр. Соч. 2-е изд. Т. 7. М., 1987. С.

(духовному) труду. Классическая политическая экономия так и не обнаружила собственно социального материального содержания труда и человека как его субстанции. Именно по этой причине, например, классики упустили из виду различие между трудом и готовностью к труду (рабочей силой), а также и приращение сложности в самом труде, его исторические модификации и исторические пределы функционирования рынка1.

Классическая политическая экономия оказала существенное влияние на дальнейшее развитие представлений о труде, в частности, на взгляды Гегеля, подготовила становление марксизма, легшего в основания научной социальной философии.

Великая французская революция, провозглашавшая лозунги свободы, равенства и братства, явилась своеобразным завершением XVIII века. Будучи по своей сути буржуазно-демократической, эта революция дала широкий простор для быстрого развития капитализма, не принеся ничего простым людям труда. Поэтому непосредственные социальные последствия вызвали разочарование среди населения, жившего своим трудом, что отразилось в общественном сознании, в развитии социальноэкономической мысли.

Возникла своеобразная оппозиция идущему от Локка буржуазному либерализму, «проповедовавшему» «гражданское равенство» перед законом, но не устранявшего фактического неравенства.

В оппозиции сформировался критически-утопический социализм, включающий среди своих представителей К.А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р.

Оуэна. Признавая относительный прогресс, связанный с переходом от феодализма к капитализму, эти авторы подвергли острой критике противоречия буржуазного общества, выявившиеся в еще начале XIX века, попытались обосновать свое видение будущего.

К.А. Сен-Симон придавал приоритетное значение производству как подлинному источнику богатства, считал, что принцип уважения к производству и производителям более плодотворен, чем принцип уважения к собственности и собственникам. Он выступал за организацию политической системы, имеющей целью труд для общественного благосостояния при помощи наук, искусств, ремесел. По его мнению, в обществе «ассоциированного труда» положение человека должно определяться лишь трудом и личными способностями, поскольку только через посредство всеобщего производительного труда становится возможным преобразование социальных отношений на основе справедливости, установление согласия между личными интересами отдельного человека и интересами общества. Трудовые отношения рассматривались также Ш. Фурье. В своих работах – «Теории четырех движений и всеобщих судеб», «Новом хозяйственСм.: Корякин В.В. Труд и единый закономерный исторический процесс. Ч. 1. Пермь, См.: Изложение учения Сен-Симона. М., ном социетальном мире» – он указывал на важную роль организации самого труда, характера взаимодействия людей. Согласно Фурье, труд соответствует влечению человека, начинается и кончается по его желанию. Всякая работа неприятна, если она исполняется по принуждению, и, наоборот, всякий труд может доставлять наслаждение, если он делается добровольно и соответствует вкусам и способностям человека. Такая организация труда возможна, по мысли Фурье, при фаланстерской системе хозяйственной жизни. Р. Оуэн, как и другие социалисты-утописты начала XIX века, обличает порядки, при которых множество людей обрекалось на принудительный труд. В своих представлениях об идеальном обществе он отдавал предпочтение общественной собственности и коллективному труду. Из специфики организации труда Р. Оуэн выводит свое отношение к введению машин.

Он полагал, что непосредственным результатом введения машин является обесценивание человеческого труда. Однако он был убежден в том, что виноваты в этом не машины, а способ их применения. Отдельного анализа требует идея труда в философии Гегеля, которая возникает, когда философ обращается к учению о гражданском обществе и об историческом процессе. В его представлении труд есть основа формирования человека как деятельного существа, распредмечивающего мир и опредмечивающего себя в нем («посюстороннее делание себя вещью»).

Человек обрабатывает предметы природы и превращает их в орудия труда, которые затем направляются на предметы труда. По Гегелю, благодаря орудию субъективность труда возвышается до уровня всеобщего (каждый может делать его подобие и также трудиться). Вне процесса труда орудие превращается в пустую вещь, «пустое количество». Орудие труда наделяется Гегелем статусом всеобщего также и потому, что является достоянием человечества, свидетельствует о степени господства его над природой, об уровне развития цивилизации. Гегель рассматривает «труд как сущность, как подтверждающую себя сущность человека», а созданные им орудия труда – как мерило развития человечества, но и человека, и труд понимает как осуществляющее себя посредством познания собственной сущности мышление, то есть идеалистически.

Из понимания труда как сущности деятельного человека Гегель выводит идею о гражданском обществе как совокупности общественных, экономических отношений. По Гегелю, гражданское общество представляет собой единство различных лиц, каждое из которых есть цель для себя, а все остальные – средства для его цели. Однако эта особенная цель посредством соотношения с другими приобретает форму всеобщего, то есть удовлетворяет также и других. Вступив в общественную связь, частные См.: Очерки истории социалистических идей. Первая половина XIX века. М., См.: Оуэн Р. Избр. Соч. Т 1. М., лица поднимаются из сферы единичного и перестают руководствоваться индивидуальной волей. Над ними господствует всеобщая, или чистая, воля, которую можно осознавать или не осознавать, но которой нельзя пренебречь. По мнению В.В. Орлова и Т.С. Васильевой, гегелевская идея о чистой воле содержит в себе догадку о том, что в основе трудовой деятельности лежит некая не осознаваемая ими объективная закономерность1.

Основным моментом, ядром гражданского общества является система потребностей, опосредованных трудом. Как реальное наличное бытие, потребности и средства суть «бытие для других, потребностями и трудом которых взаимно обусловлено их удовлетворение». Согласно Гегелю, средства удовлетворения человеческих потребностей добываются трудом человека, который «посредством многообразных процессов специализирует для этих многообразных целей непосредственно доставляемый природой материал». Разделение труда, как подмечено Гегелем, способствует упрощению труда отдельного человека, в результате чего увеличивается умение в его абстрактном труде и количество произведенных им продуктов. Так Гегель вводит понятие «абстракции труда». Однако абстракция в производстве делает труд все более механичным (в конце концов, человек может уйти и уступить свое место машине). Наконец, по Гегелю, «удовлетворение потребностей зависит от труда, … самого человека и его деятельности, а не от того, что дает доброго природа».

Из изложенного следует, что Гегель вплотную подходит к пониманию человека как универсального социального существа, в силу способности к труду неограниченно развивающего свои потребности и средства их удовлетворения, что приближает нас к научному пониманию сущности труда.

Наиболее видные представители русского Просвещения XVIII в. И.А.

Третьяков, С.Е. Десницкий, Я.П. Козельский разделяют получившие в обществе распространение теории естественного права и договорного происхождения государства. Естественным состоянием человека они считают трудолюбие. Причем труд должен быть производительным, а не изнурительным. Разделение труда влечет за собой увеличение и совершенствование производимых трудом предметов, способствует развитию обмена.

Вместе с тем оно приводит к несогласию между ними (классовый антагонизм), что противоречит развитию труда и природе человека. Отсюда и необходимость в разумном законодательстве, разрешающем противоречия общественной жизни и способствующем его дальнейшему развитию2.

В научном осмыслении проблем труда особняком стоят представления русских мыслителей XIX – XX веков, творивших под знаком критики См.: Васильева Т.С., Орлов В.В. Социальная философия. Ч. 1. История социологических учений. Пермь, 1993.

См.: Там же.

крепостничества и обсуждения возможностей перехода общества к новому строю. Отмена крепостного права и осуществление связанных с ним реформ, движение России по пути капитализма вызвали неоднозначную реакцию в общественном сознании. Крутая и болезненная ломка прежних устоев, на которых держалось российское общество, непосредственно затронула сферу социально-трудовых отношений и деловых связей. Это потребовало уточнить, расширить и во многом пересмотреть сложившиеся прежде представления о значимости труда и трудовых отношений, об их эффективности, о способах побуждения к трудовой деятельности.

А.И. Герцену принадлежит яркая характеристика противоположности между городом и деревней, а также между умственным и физическим трудом. Единственным выходом из противоречий капитализма русский демократ считал уничтожение его путем революции, силами народных масс. По его мнению, специфика российских условий позволяет идти по некапиталистическому пути развития. Будущее России Герцен видел в социализме, отправной точкой которого могла стать сельская поземельная община. «Человек будущего в России – мужик, – говорил он, – точно так же как во Франции – работник». Н.К. Михайловский утверждал, что чем сильнее развито разделение труда, тем менее гармонична личность и слабее чувство солидарности между социальными группами, ибо разделение труда означает закрепление за каждым членом общества определенной функции и профессии, превращение человека в придаток общественного организма. Различая два вида разделения труда – физиологическое (между различными органами индивида) и общественное (между людьми) – Михайловский обнаруживает их противоположность, антагонистичность: прогрессирующее разделение труда влечет за собой регресс личности и вытеснение солидарности борьбой взаимосвязанных групп. По мнению Н.Г. Чернышевского, труд играет очень важную роль в прогрессе общества. С одной стороны, Чернышевский полагал, что человек возвысился над животными благодаря развитию мозга, совершенствованию умственных способностей, с другой стороны, развитие умственных способностей и нравственный прогресс обусловлены совершенствованием способности к труду, которая является главным капиталом общества. При этом труд вообще оценивается им только позитивно, поскольку труд как физиологическая потребность по своей природе не может доставлять человеку неприятности. Непривлекательным может быть лишь труд отчуждаемый, труд не на себя, а не труд как таковой. Главный источник злых качеств человека Н.Г. Чернышевский связывает с недостаточностью создаваемых трудом средств удовлетворения человеческих потребностей.

Герцен А.И. Избранные философские произведения. Т.1. М., 1948. С. См.: Васильева Т.С., Орлов В.В. Указ. соч.

Как и Герцен, Н.Г. Чернышевский интересуется возможностью некапиталистического пути развития России. При этом в центре его размышлений – экономические отношения. В этих отношениях он увидел борьбу противоположностей, которую в работе «Июльская монархия» раскрывает следующим образом: общество пронизывает борьба производителей между собой за сбыт товара, работников между собой за размер платы, бедняки выступают против машины, отнимающей у них прежнюю работу и прежний кусок хлеба. Эта борьба, по его мнению, «губит всех слабейших в каждом звании, в каждом промысле», все открытия науки обращаются в средства порабощения, которое усиливается самим прогрессом: «пролетарий делается простой рукояткою машины и беспрестанно бывает принужден жить милостынею».1 Вместе с тем Н.Г. Чернышевский вполне определенно выделял значение «материальных условий быта, играющих едва ли не первую роль в жизни», отводил видное место труду. Чернышевского интересует, как могут быть устроены отношения между людьми, чтобы «способствовать потребностям человеческой натуры», и находил ответ «в изменении характера производительных процессов», в том, что делает неизбежным гибель «последней формы невольничества, называющейся покупкою труда». Практически через все работы Н.Г. Чернышевского проходит мысль, что успешность производства пропорциональна энергии труда, причем наибольшая энергия достигается там, где результаты труда не отчуждаются, а принадлежат тем, кто трудится. По его мнению, для повышения производительности необходимо, чтобы работники были хозяевами производства, а не наемниками, нужно «полное соединение качеств собственника и работника в одном и том же лице». Н.Г. Чернышевский выступал как последовательный социалист. Подобно Герцену, он первоначально полагал сельскую общину с ее коллективной собственностью на землю основой будущего социальноэкономического строя. По мере разработки вопросов производства и потребления в условиях общины, Чернышевский постепенно пришел к выводу, что такая форма кооперации труда имеет ряд существенных недостатков. Один из таких недостатков заключается в том, что общинное хозяйство создавало искусственные преграды усердию в работе: человек во имя разумной целесообразности и экономического расчета должен был поступаться свойственными ему привычками и личными прихотями, оказывался во власти сомнения относительно того, стоит ли перетруждаться, если можно отсидеться за спинами других. Тем не менее, Чернышевский приходит к выводу, что «экономическая история движется к развитию принЧернышевский Н.Г. Избранные философские сочинения. М., 1950. Т. III. С. 124 - Там же. С. 118, 120, 123, 126 – Там же. С. 20 – 21, 723 – 724, 727 – ципа товарищества». По его мнению, именно товарищество, если оно основано на коллективной собственности и исключает принуждение, является более совершенной, чем община, формой организации производства и труда, сочетания экономических интересов, прямого участия каждого работника в делах кооперации.

Будущее социалистическое общество Чернышевский изображал в виде федерации производственных товариществ, которые образуются под руководством демократического государства и находятся между собой в экономических связях. Новые общественные отношения, по его мнению, должны будут обеспечить высокий уровень индустриального и культурного развития. Труд превратится в приятное удовлетворение физиологической потребности, а личность получит максимальные условия для физического и духовного развития.

Приоритетность производительного труда в жизнедеятельности общества отстаивал Д.И. Писарев в специальной работе «Очерки из истории труда», где благодетельное значение труда связывалось с удовлетворением материальных и интеллектуальных потребностей людей. По его мнению, человек не получает от природы ничего в готовом виде, а должен работать, прежде чем будет иметь все необходимое для жизни и своего развития. Так было в начале истории человечества, констатировал автор «Очерков», так происходит и в новое время. Д.И. Писарев представил человеческое общество в виде пирамиды, разгороженной на несколько этажей. В самом нижнем ярусе работают люди, добывающие сырье и материалы; они находятся в непосредственном соприкосновении с землей, и их этаж составляет основание всего строения.

Во втором ярусе совершается механическая и химическая переработка добытых материалов, в третьем действуют люди, занимающиеся перевозкой и устаивающие пути сообщения, а в четвертом располагаются все разнообразные классы людей, живущих производительным трудом «обитателей»

нижнего этажа. Равновесие этой общественной пирамиды, по мнению Д.И.

Писарева, будет тем устойчивее, чем обширнее и значительнее будут нижние два этажа в сравнении с верхними.

«Мы уважаем труд, – пишет Д.И. Писарев в «Очерках», – но этого мало. Надо, чтобы труд был приятен, чтобы результаты его были обильны, чтобы они доставались самому труженику и чтобы физический труд уживался постоянно с обширным умственным развитием. Пока этого не будет сделано, всякая цивилизация будет находиться в неустойчивом равновесии перевернутой пирамиды». Однако решающее значение в смене цивилизаций Писарев придавал не развитию труда, а просветительству. Так причины социальных протиСм.: Писарев Д.И. Соч. Т. II., М., 1955. С. воречий он выводил из разрыва между знанием и опытом, сознанием и поведением, объяснял их невежеством масс, тем, что люди «сбились с пути, исказили свою природу и не понимают друг друга». Условием вступления в новую цивилизацию Писарев считал равномерное распределение образованности. «Соедините знание и труд, – предполагал он, – дайте знание тем людям, которые по необходимости извлекут из него всю заключающуюся в нем практическую пользу, и вы увидите, что богатства страны и народы начнут увеличиваться с невероятной быстротою». Г.В. Плеханова также интересовали вопросы труда, в частности, он анализировал производительные силы и производственные отношения.

Однако при анализе производительных сил он акцентировал внимание на средствах производства, придавал им решающее значение в развитии общества, недооценивая тем самым главную производительную силу – человека, что не позволило ему глубоко понять диалектику производительных сил и производственных отношений и породило технократизм. Итак, русские философы материалистического толка отводили труду важнейшую роль в прогрессе общества, уделяли большое внимание созданию благоприятных условий для проявления человеком прилежания и предприимчивости, трудолюбия и рвения в работе. Их взгляды – значительный шаг вперед в понимании природы и социальной роли труда.

Напротив, русские религиозные философы не отводили труду решающей роли в развитии общества. Например, вопросы труда затрагивал В.С. Соловьев в главе «Экономический вопрос с нравственной точки зрения» в работе «Оправдание добра» (1897 г.). По его мнению, недостаточно видеть в человеке только производителя, собственника и потребителя вещественных благ: производительный труд, обладание и пользование его результатами еще не выражают существа и достоинства человека, а представляют одну из сторон жизни или одну из сфер человеческой деятельности; необходимость трудиться для добывания средств к существованию есть лишь толчок, понуждающий человека к деятельности, дальнейший ход которой определяется уже причинами психологического и этического свойства. Отталкиваясь от такого понимания труда, Соловьев критически воспринимал выводы классической политэкономии (А. Смита и др.) о материальном богатстве как цели экономической деятельности, подвергал осуждению социалистов, в частности Фурье, за «экономический материализм», за то, что они отдавали предпочтение экономическому, а не нравственному началу. Сам Соловьев считал, что труд – исполнение «воли божьей», поПисарев Д.И. Указ. соч. С. См.: Васильева Т.С., Орлов В.В. Указ. соч.

См.: Соловьев Вл.С. Оправдание добра. Соч. в 2-х т. Т. 1. С. этому человека должно побуждать к работе не своекорыстие и не сугубо личный интерес, а всеобщая высшая заповедь. По его мнению, труд может оставаться в сфере нравственных отношений, если: 1) вещественное богатство не будет признаваться целью хозяйственной деятельности; 2) если производство совершается не за счет человеческого достоинства производителей; 3) если труд будет выполнять свое окончательное предназначение – одухотворять и преобразовывать материальную природу. Нравственные начала трудовых отношений раскрывали такие крупные мастера художественного слова, как Л.Н. Толстой, А.М. Горький, В.Я.

Брюсов и др. В их произведениях остаются мысли о труде-созидателе, труде-чести, труде-счастье, о воспитании благодетельности труда.

Таким образом, в истории домарксистской социальной философии проблема труда занимает важное место. Можно отметить, что история домарксистской социальной философии представляет собой ряд последовательно усложняющихся концепций, все более глубоко раскрывающих особенности и природу труда. Это связано с развитием самого материального труда, отражением которого и выступали рассматриваемые выше философские конструкты. Отношение к материальному труду изменялось на протяжении истории человечества, по мере усложнения материального труда складывалось все более адекватное отражение его природы. Представления эволюционировали от восприятия труда как удела рабов, через понимание труда как наказания за первородный грех и способ искупления грехов перед богом, до понимания труда как способа возвышения человека над природой, источника всякого общественного богатства, создателя стоимости. Данные представления подготавливали появление научных представлений о сущности труда, которые в XIX веке были развиты К.

Марксом и Ф. Энгельсом на основе материалистического понимания истории. В дальнейшем объективный анализ труда становится возможным лишь на основе разработанной ими материалистической методологии, отказ от которой приводит к идеалистическому и эклектическому объяснению материальных общественных процессов или к редукционистским взглядам, что подтверждает анализ проблемы труда в неклассической социальной философии.

Проблема труда в неклассической социальной философии. Проблема труда так же появлялась и в неклассической философской мысли, однако его сущность осталась неуловимой, прежде всего, в силу поверхностного (иногда – редукционистского) определения человеческой сущности (ни дух, ни природа, а нечто «третье»). Вообще труд в качестве специального предмета исследования неклассическая социальная философия касается См.: Соловьев Вл.С. С. 417.

См.: Там же. С. 426 – 429.

крайне редко, хотя и признает его неотъемлемым явлением социальной жизни. Понятие труда в неклассической философии часто сводится к более общему понятию деятельности или практики в широком смысле, причем труд ставится в один ряд с прочими видами деятельности, в результате чего качественная определенность труда как процесса оказывается неуловимой. В результате труд в неклассической философии описывается лишь на уровне феноменологии, его отдельных проявлений.

В иррационализме внимание к труду ранее всех проявили представители «философии жизни». Наиболее яркой и типической для данного течения является позиция Г. Зиммеля, специально обратившегося к проблеме труда и его роли в человеческой жизни1. По его мнению, труд – это «объединяющий поток», в который сливаются как в целое отдельные стороны человеческой «натуры» (физиологические и психические, интеллектуальные и волевые). Все эти отдельные стороны, все различия в их сущности труд погашает в безразличии производимых им продуктов.2 При таком подходе труд выступает в качестве производства материальных благ как процесс, уничтожающий в себе все конкретное, уникальное своеобразие и многообразие человеческого существования, которое с позиции «философии жизни» характеризует человека как особого рода существо, отличает его от природы. Индивиды уникальны, продукты же их труда, как и сами трудовые действия, тождественны. Труд в «философии жизни» противопоставляется человеческой сущности как общее уникальному, как рационально осознанное природное иррациональному.

Данная мысль получила свое развитие в немецком экзистенциализме.

Однако К. Ясперс, к примеру, попытался не только противопоставить труд и его результаты иррациональной человеческой сущности и уникальному человеческому существованию, как это сделал Г. Зиммель, но и выявить необходимое положительное воздействие труда на человека. К. Ясперс во многом свел труд к оперированию техникой. «Все, что существует посредством техники, требует приложения труда. И повсюду, где человек трудится, он применяет технику. Тип техники определяет характер труда. Изменения в технике меняют и труд».3 Техника была определена немецким экзистенциалистом как «совокупность действий знающего человека, направленных на господство над природой; их цель – придать жизни человека такой облик, который позволил бы ему снять с себя бремя нужды и обрести нужную ему форму окружающей среды».4 Техника (техническое действие), согласно К. Ясперсу, является средством человеческого развития.

Труд, по его мнению, можно определить трояко: как затрату физиологических сил, как планомерную деятельность и как «существенное свойство См.: Зиммель Г. Философия труда // Зиммель Г. Избранное. Т. 2. М., 1996. С. 466 – 485.

См.: Там же.

Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994. С. 122.

Там же. С. 115.

человека, отличающее его от животного», которое состоит в том, что «человек создает свой мир»1. «Человек не может удовлетворить свои потребности только через сознательное и заранее планируемое опосредование.

Это опосредование происходит через труд. Материал для труда человек находит, правда, в природе, однако для удовлетворения его потребностей пригоден не этот существующий в природе, а лишь переработанный материал»2. По мнению К. Ясперса, «человеческая среда в ее целостности – всегда непреднамеренно созданный совместным трудом мир. Мир человека… вырастает из совместного труда; отсюда необходимость разделения труда и его организации»3. По мнению К. Ясперса, разделение труда порождает совместный труд, который порождает товарообмен, а товарообмен – абстрактные стоимости. Данный процесс, по убеждению Ясперса, был блестяще описан К. Марксом и Ф. Энгельсом. Ясперс признает деление труда на физический и умственный, полагая, что умственный труд сложнее физического. Внешне описание трудового процесса, его следствий и роли в общественной жизни, предложенное немецким экзистенциалистом, очень схоже с марксистским, материалистическим пониманием труда: об этом вроде бы свидетельствует и прямая ссылка на К. Маркса и Ф. Энгельса. Ясперс вроде бы признает субстанциальный характер труда, что он является основой исторического развития, преобразует природу и самого человека, порождает общественные отношения и феномены духовной жизни; различает объективное и духовное (рациональное) в труде;

указывает на его опосредование техникой и связь с объективными потребностями человека; и даже склоняется к определению труда как сущностного свойства, отмечая, что он коренным образом отличает человека от животного. Однако, как отмечает В.В. Корякин, это сходство не должно вводить в заблуждения4. Ясперс предпринял попытку продвинуться, как ему показалось, дальше верного, но недостаточного определения труда, данного К. Марксом. В итоге своих рассуждений он приходит к выводу, что труд, как и всякая деятельность, – это отказ человека от его внутренней субъективности. В процессе труда человек осознает свою трансцендентность и сущность, но сам этот процесс никакой человеческой трансцендентности и сущности не содержит, что вполне логично для философской конструкции К. Ясперса, понимающего человека как биологическое существо, наделенное сознанием. При этом ни биология, ни сознание человека не являются подлинными источниками человеческого существования. Человек для Ясперса как экзистенциалиста не сводится к его действительному существованию, он также (и прежде всего) возможностное, уникальное и преходящее существо. Действительное состояние человека, будь то его Ясперс К. Указ. соч. С. 122 – 123.

Там же. С. 123.

Там же. С. 123.

См.: Корякин В.В. Указ. соч.

биологическая природа, сознание, общественные отношения или труд выступают лишь в качестве необходимого средства, используя которое, человек только и может постичь себя и других людей, историю в целом как нечто уникальное и преходящее. Источники этой человеческой уникальности лежат вне действительного состояния человека. По данной причине Ясперс, хотя и придает труду огромное значение в действительной жизни индивидов, отводит ему все же роль средства постижения человеком своей уникальности и, в конечном счете, отрицает его субстанциальный характер, на котором настаивали К. Маркс и Ф. Энгельс. Упрощая, можно сказать, что трудится человек, согласно К. Ясперсу, только потому, что стремится уловить уникальность собственного бытия и абсолютно изменчивый характер своей сущности, которые в таком случае являются подлинным источником трудового процесса.

Представители реляционного подхода в неклассической философии также нередко касались проблемы труда и его роли в общественной жизни, стремясь при этом модифицировать классическое (преимущественно натуралистическое) понимание труда. Э. Дюркгейм, как и другие представители реляционного подхода, рассматривает труд натуралистически как осознанную физиологическую по своей природе деятельность, как инструментальное действие, направленное на создание предметов с целью удовлетворения физиологических потребностей человека, и как неотъемлемый механизм борьбы людей за выживание1.

В биологизаторских концепциях труд, как и прочие сугубо социальные свойства человека, выводится из специфики человеческой биологии, ее незавершенности и неопределенности по отношению к среде обитания (А. Гелен). В социобиологии зачастую производится прямое отождествление орудийной приспособительной деятельности животных и трудовой деятельности человека2.

Оценивая неклассическое представление о трудовой деятельности, можно отметить, что, несмотря на то, что неклассическая философия подметила связь труда со всеми сторонами общественной жизни, но она, в конечном счете, абсолютизировала воздействие этих сторон на труд, полагала труд продуктом их реализации. В результате, сам труд оказался в рассуждениях неклассической философии лишенным собственной определенности и всякого субстанциального характера.

Завершая краткий обзор представлений о труде в истории домарксистской социально-экономической мысли и в неклассических направлениях в философии, можно отметить, что, несмотря на то, что эти концепции обращались к проблеме труда (а некоторые уделяли ему особое внимание), См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда // Западно-европейская социология ХIX-начала ХХ веков. М., 1996. С. 256 – 309; Дюркгейм Э. Социология. Е предмет, метод, предназначение. М., 1995.

См.: Корякин В.В. Указ. соч.

целостной концепции труда, способной непротиворечиво раскрыть его сущность, не сложилось.

Проблема труда в марксистской социальной философии. Проблема труда занимает ключевое место в марксистской философии. Именно труд, его сущность, противоречия, основные типы и формы представляют собой центральные моменты материалистического понимания истории. К заслугам марксистской философии принадлежит разработка ею различных аспектов теории труда. В частности, в рамках данной концепции труд рассматривается как важнейшая сущностная сила человека, как способ существования социальной формы материи; раскрыто всеобщее, особенное и единичное в труде; выявлены диалектические противоречия труда как источники его развития; установлены исторические формы труда; исследуются особенности абстрактного и конкретного труда и пр. Стоит отметить, что до марксизма и после него не существовало какой-либо философской или экономической школы, которая бы настолько глубоко интересовалась проблемой сущности труда и настолько далеко продвинулась в ее понимании, что подтверждается на основе предложенного ниже обзора основных теоретических моментов марксистской теории труда.

Вопрос о сущности труда в марксизме неразрывно генетически связан с решением проблемы сущности человека. Труд был определен К.

Марксом и Ф. Энгельсом как способ развития человека, социальной формы материи.

«Людей, – писали К. Маркс и Ф. Энгельс, – можно отличать от животных по сознанию, по религии – вообще по чему угодно. Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им средства к жизни, – шаг, который обусловлен их телесной организацией. Производя необходимые им средства к жизни, люди косвенным образом производят и само свою материальную жизнь»1.

Согласно марксистской концепции, сущностью человека является материальный труд, под которым понимается способность человека присоединять к собственным сущностным силам сущностные силы природы, ставить под контроль и использовать в своей преобразовательной деятельности природные процессы различной степени сложности. При этом, чем более сложными природными процессами овладевает человек, тем сложнее труд и тем более развита человеческая сущность.

Выступая как основной способ и средство существования человека, материальный труд есть реализация и преобразование самого человека, непрерывный процесс порождения, генерации социального бытия, поскольку труд непрерывно производит, порождает человека из окружающих его природных условий.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.3. Изд. 2-е. М., 1962. С. 19.

Будучи важнейшим, наряду с сознанием, проявлением человеческой сущности, труд представляет собой единство всеобщего, особенного и единичного (индивидуального), которые составляют основную структуру человеческой сущности. Противоречия между всеобщим, особенным и индивидуальным, согласно марксистской концепции, являются наиболее общими противоречиями человеческой сущности и человеческого труда.

Во всеобщем плане, фиксируемом всеобщей концепцией человека, труд выступает как наивысшая форма материальной активности, высший способ движения и развития высшей формы материи – человека. Согласно научной философии, в труде в обобщенном и сокращенном виде представлено основное содержание бесконечно многообразных форм движения и развития материи, благодаря чему труд выступает как всеобщая и универсальная форма движения и развития. Непосредственно всеобщность и универсальность труда выражаются в том, что труд приложим к любым формам материи, бесконечному качественному многообразию мира. В силу такой универсальности в «пламени труда» могут преобразовываться любые качества бесконечного многообразного вещей и явлений. Труд в этом смысле является потенциально бесконечным и содержит в себе возможность и необходимость бесконечного существования человека, бесконечной и неисчерпаемой человеческой сущности1.

В особенном плане труд предстает как процесс преобразования природы и самого человека, описываемый в терминах общественной жизни, применительно к общественным явлениям, процессам, структурам и т.д.

Особенный план имплицитно включает в себя всеобщее и универсальное в природе человеческого труда.

Труд включает и единичные моменты, поскольку в качестве субъекта труда выступает каждый индивид в отдельности, а в качестве предмета труда единичные вещи и единичные свойства вещей. В отношении к каждому человеку в отдельности труд выступает как индивидуальное по сущности свойство.

Важным в понимании труда марксистской философией является выявление его субстанциального характера и поиск источников самодвижения в самом труде. Имеется в виду обнаруженное марксистской философией основное экономическое противоречие труда, лежащее в основе социального прогресса и состоящее в том, что в природе труда заложено превышение издержек на поддержание труда, рабочей силы результатами труда. Иначе говоря, труд способен создавать больше материальных благ, чем необходимо для его собственного поддержания, то есть труд по своей природе является избыточным. Избыточность труда имеет качественную и количественную стороны. С качественной стороны она заключается в создании качественно более сложного продукта. С количественной (собственно См.: Орлов В.В., Васильева Т.С. Труд и социализм. Пермь, 1991.

«экономической») стороны труд создает больше средств потребления, чем необходимо для его осуществления. Это означает, что труд обладает фундаментальной способностью к самовозрастанию, выступает как самовозрастающий процесс. По мнению В.В. Орлова, это исходное и фундаментальное противоречие труда является высшим выражением противоречия развития вообще, состоящего в том, что развивающаяся реальность, объективный мир всегда «сложнее самого себя». Способность труда к самовозрастанию определяется, во-первых, бесконечным характером природы (мир как единый закономерный мировой процесс), и, во-вторых, бесконечной, универсальной, всеобщей природой человека как высшей формы материи. Как уже отмечалось выше, одной из коренных особенностей труда является присоединение сил природы к силам человека. Имея всеобщее, универсальное содержание, являясь микрокосмом, в сокращенном и обобщенном виде несущим в себе бесконечное многообразие мира, человек способен к присоединению к своим силам любых безграничных сил природы, что делает избыточность труда в тенденции неограниченной и бесконечной.

В классическом марксизме также особое внимание уделялось противоречиям между трудом вообще и конкретным трудом, общественным и индивидуальным трудом, умственным и материальным (в том числе, физическим) трудом, производством и воспроизводством труда, производством и потреблением, распределением и обменом труда и пр.

Рассматривая труд как особенное (социальное) явление, классический марксизм обнаружил в нем общие признаки труда вообще, безотносительно к его историческим формам, и его исторические формы или типы. Исторические формы труда – это ступени развития труда. В своем главном произведении, в «Капитале», К. Маркс достаточно подробно изложил характеристики основных исторических форм труда (ручного, машинного, автоматизированного), определил движущие причины их смены. Основное внимание им было уделено современной ему форме труда, который в отношении к используемой в данном труде техники получил наименование машинного. Также в марксизме выделяется и второй ряд исторических форм труда, связанный с последовательностью общественно-исторических формаций, – первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и коммунистический труд. Марксисткой философией утверждается, что труд вообще и исторические формы труда находятся в сложном и противоречивом взаимодействии. Диалектика этого взаимодействия такова, что каждая из противоположностей, обладая самостоятельным импульсом развития, в то же время развивается, отталкиваясь от «своей противоположности». С усложнением форм труда усложняется и общая способность к труду, труд вообще. Как более сложная, каждая новая форма См.: Орлов В.В., Васильева Т.С. Указ. соч. С. 33.

труда нуждается в более развитой общей способности к труду. Общее (труд вообще) находится в непрерывном развитии, которое определяется противоречивым взаимодействием общего и особенного.

Согласно классическому марксизму, труд имеет опосредованный характер, поскольку труд осуществляется посредством орудий труда, которые имеют вещное, природное, осязаемое, чувственное бытие. Преобразованная человеком вещь не теряет своего природного (хотя и измененного) бытия. В «Капитале» Маркс раскрыл глубокое различие между природным, вещественным, чувственным существованием продуктов человеческого труда и социальным, «сверхчувственным» существованием человека (как социального существа) и человеческих отношений. Таким образом, К.

Маркс различает природное бытие используемых человеком средств воздействия на природу и социальное бытие человека. Соотношение труда и орудий труда, по К. Марксу, есть соотношение высшего (социального) и низшего (природного). С одной стороны, орудия труда как низшее не выражают всего богатства человека, его сущностных сил. Однако в орудиях труда овеществляются сущностные силы человека. В силу этого, по Марксу, они служат мерилом развития человеческой рабочей силы и показателем тех общественных отношений, при которых совершается труд.

С позиции марксизма развитие труда происходит по мере его разделения и интеграции (кооперации), специализации и универсализации. Марксизм доказал, что разделение и кооперация труда имеют всеобщий и исторический характер. При этом, согласно марксизму, непосредственным источником развития труда служит не кооперация, а дифференциация труда, разделение его на различные «стороны». Кооперация труда по своей диалектической сути представляет собой выражение единства разделенного, посредством процесса раздвоения, труда. Взаимодействие разделения труда и кооперации труда выступает, таким образом, выражением диалектики противоречия и единства противоположностей. Как противоречие, так и единство играют активную роль в развитии, однако ведущим, определяющим источником развития, выступает непосредственно разделение труда.

Как показано научной философией, важнейшими историческими формами разделения труда, в которых обнаруживается диалектическая природа этого разделения, является раздвоение труда на умственный и физический. Разделение труда по самой своей природе есть разделение сущностных сил человека. Как говорил Маркс, оно произрастает на той почве, которую образуют различные природные особенности людей. Поэтому в каждую историческую эпоху характер и степень разделения труда зависели от уровня развития сущностных сил человека, их способностей и потребностей. Вместе с тем, благодаря углублению разделения физического и умственного труда и формированию на этой основе новых форм кооперации, росли сущностные силы человека и эффективность производства. С определенного момента в качестве ведущего фактора развития производительных сил выступает не углубление существующего разделения труда, а его преодоление посредством сближения умственного и физического труда в автоматизированном производстве. Далее, марксистской философией доказано, что противоположность физического и умственного труда является одной из важнейших основ существования классов, которые различаются, прежде всего, по отношению к средствам производства. В рамках анализа феномена собственности на разных ступенях развития общества (в различных общественно-экономических формациях) в зависимости от степени развития производительных сил доказано, что, чем сложнее характер орудий труда, тем сильнее потребность в общественной собственности на средства производства, без которой дальнейшее присвоение человеком колоссальных сил природы оказывается невозможным.

Таким образом, труд в марксистской философии выступает как центральная проблема, имеющая множество разноплановых аспектов. Заслуга К. Маркса, по нашему мнению, состоит в том, что его теоретический анализ проник глубоко в сущность рассматриваемых им феноменов. Несмотря на то, что многое он просто не успел осуществить, его важнейшей заслугой, по нашему мнению, является осознание материального труда как сущности человека и выявление его субстанциального характера. Теоретическое осмысление различных аспектов труда, представленных в многочисленных работах, начиная с «Немецкой идеологии», где происходит окончательное оформление трудовой теории человеческой сущности, и заканчивая «Капиталом», не имеет себе равных ни в предшествующей, ни в последующей философской мысли. Доказательность, упор на эмпирическую базу, практическое подтверждение многих идей марксисткой философии позволяет ее оценить как научную философию.

На основании этого, теоретико-методологическим основанием нашего дальнейшего исследования особенностей современного труда послужил исторический материализм (с его понятийно-терминологическим аппаратом), особенно в аспекте понимания природы материального труда и общих тенденций его развития.

В современном обществоведении зачастую происходит отказ от марксизма, в результате чего, по словам Т.М. Михайловой, «образуется методологический вакуум, выражающийся в появлении работ, далеких от понимания сущности происходящего, не отвечающих научным критериям». Своеобразие момента состоит в том, что отказ от марксизма сопровождается зачастую и отрицанием законов истории вообще, и усилением попыток идеалистического и эклектического объяснения материальных общественных процессов. Именно по этой причине в монографии в качестве методологической основы исследования современного труда берется диалекМихайлова Т.М. Указ. соч. С. тико-материалистическое понимание истории. Такой социальнофилософский материалистический подход позволяет объективно взглянуть на проблемы труда, выявить основные тенденции развития современного производства, более обоснованно подойти к оценке изменений, происходящих в трудовой деятельности. Выбор материалистической методологии предопределяется и тем, что она наиболее полно раскрывает основные механизмы функционирования и развития производства как объективной реальности, основы общественного бытия, позволяет более глубоко проникнуть в сущность социально-трудовых отношений в различные периоды истории, увидеть причины, предпосылки и способы решения возникших проблем.

Интересно, что исходя из своей концепции труда, К. Марксом была высказана гипотеза о необходимости возникновения нового типа труда, которая вытекала из самой логики развития сущностных сил человека.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 


Похожие работы:

«Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования С.С. Сулакшин, Э.Л. Сидоренко, О.В. Куропаткина, Е.Э. Буянова, М.В. Малашенко, М.Ю. Погорелко, Ю.А. Сафонова Целесообразность, возможность и содержание реформы оборота гражданского огнестрельного оружия Москва Научный эксперт 2011 УДК 344.131.8 ББК 67.408.131.30 Ц 34 Сулакшин С.С., Сидоренко Э.Л., Куропаткина О.В., Буянова Е.Э., Малашенко М.В., Погорелко М.Ю., Сафонова Ю.А. Ц 34 Целесообразность, возможность и содержание...»

«С. Г. СЕЛИВАНОВ, М. Б. ГУЗАИРОВ СИСТЕМОТЕХНИКА ИННОВАЦИОННОЙ ПОДГОТОВКИ ПРОИЗВОДСТВА В МАШИНОСТРОЕНИИ Москва Машиностроение 2012 УДК 621:658.5 ББК 34.4:65.23 С29 Рецензенты: ген. директор ОАО НИИТ, д-р техн. наук, проф. В. Л. Юрьев; техн. директор ОАО УМПО, д-р техн. наук, проф.С. П. Павлинич Селиванов С. Г., Гузаиров М. Б. С29 Системотехника инновационной подготовки производства в машиностроении. – М.: Машиностроение, 2012. – 568 с. ISBN 978-5-217-03525-0 Представлены результаты...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Омский государственный педагогический университет А. Н. Ильин КУЛЬТУРА ОБЩЕСТВА МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ: КРИТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ Монография Омск Издательство ОмГПУ 2014 Печатается по решению редакционно­ УДК 008 издательского совета Омского государственного ББК 71.016.6 педагогического университета И46 Рецензенты: Д. В. Иванов - д-р социол. наук, проф. кафедры теории и истории со­ циологии факультета социологии Санкт-Петербургского...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ А.В. ВЕРЕЩАГИНА СУДОУСТРОЙСТВЕННОЕ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ И ИДЕИ РЕФОРМИРОВАНИЯ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2014 УДК 343 ББК 67.411 В 31 Рецензенты: И.В. Михеева, д-р юрид. наук, член Правления международной Ассоциации Судебного Администрирования, зав. каф. конституционного и...»

«КАЧЕСТВО ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ В КОЛЛЕДЖЕ: ТЕОРИЯ И ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ Коллективная монография 2012 УДК 37.018.46 ББК 74.584(2)738.8 К 30 Авторы: Предисловие – М.А. Емельянова, Гл.1: Л.В. Елагина - 1.1, 1.2, Е.И. Кузьмина, О.В. Гузаревич - 1.3, Н.А. Сергеева-1.4.Кузьмина - 1.5. Гл.2. Н.В. Горшенина, В.М. Мустафина, Т.В. Костогриз, - 2.1, Т.А. Романенко - 2.2., Н.В. Горшенина - 2.3, 2.4,2.5., 2.6. Гл.3. А.Н. Ермаков – 3.1, Л.А. Варварина, Л.А. Лященко - 3.2, И.Р. Давлетова...»

«Арнольд Павлов Arnold Pavlov Стратегии терморегулирования при различных видах стресса Монография Популярность шумна и изменчива, По натуре она такова. Только слава – надёжная женщина, Но она не жена, а вдова. (Н.К.Доризо) Донецк 2011 1 УДК: 612.55:616.45-001.1/.3 ББК: 52.5 П 12 Павлов А.С. Стратегии терморегулирования при различных видах стресса. - Донецк: Издательство Донбасс, 2011. – 112 стр. Рецензенты: Доктор биологических наук, профессор А.В.Колганов Доктор биологических наук, профессор...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЦЕНТР БИЛИНГВИЗМА АГУ X. 3. БАГИРОКОВ Рекомендовано Советом по филологии Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021700 - Филология, специализациям Русский язык и литература и Языки и литературы народов России МАЙКОП 2004 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Адыгейского...»

«Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Властная идейная трансформация Исторический опыт и типология Москва Научный эксперт 2011 УДК 94(47):342.5 ББК 63.3(2)-33 Б 14 Б 14 Властная идейная трансформация: Исторический опыт и типология: монография / В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин, под общей редакцией В.И. Якунина.— М.: Научный эксперт, 2011. — 344 с. ISBN 978-5-91290-162-1 В монографии рассмотрена типология и исторические реализации...»

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XII Вл. А. Луков В. С. Флорова СОНЕТЫ УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА: ОТ КОНТЕКСТОВ К ТЕКСТУ (К 400-летию со дня публикации шекспировских Сонетов) МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт фундаментальных и прикладных исследований Центр теории и истории культуры МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК (IAS) Отделение гуманитарных наук Русской секции ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ XII Вл. А. Луков В. С. Флорова СОНЕТЫ УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА: ОТ КОНТЕКСТОВ К ТЕКСТУ (К 400-летию со дня публикации шекспировских...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ Кафедра социально-экономической статистики Кафедра общего и стратегического менеджмента Кафедра экономической теории и инвестирования Под общим руководством проф. Карманова М.В. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ КОНЪЮНКТУРА ОБЩЕСТВА КАК ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ ПРИКЛАДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И МАРКЕТИНГОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Межкафедральная монография Москва, 2010 УДК 314.1, 314.06 Демографическая конъюнктура общества как важнейший элемент прикладных...»

«Ученые труды философского факультета Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Кемалова Л.И., Парунова Ю.Д. Личность маргинала и возможности её социализации в условиях транзитивного общества Симферополь,2010 2 10-летию Керченского экономико-гуманитарного института Таврического национального университета им. В.И. Вернадского посвящается Л.И. Кемалова, Ю.Д. Парунова Личность маргинала и возможности ее социализации в условиях транзитивного общества Симферополь „Таврия” 2010 3...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермский государственный технический университет Л.А. Мыльников ПОДДЕРЖКА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ ПРИ УПРАВЛЕНИИ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОЕКТАМИ Монография Издательство Пермского государственного технического университета 2011 УДК 001.57; 338.2 ББК 65.23; С.8.2.3.2 М94 Рецензенты: доктор физико-математических наук, доцент, профессор кафедры экономической кибернетики ПГУ П.М....»

«ф амфора 1 u УДК 882 -1 ББК 84(2Рос-Рус)5 в 93 Редакционная коллегия: Н. В. Высоцкий, С. В. i'Кильцов, А. В. Максимов, В. Б. Назаров, Е. А. Трофимов Составление и комментарии П. Е. Фокина Подготовка текста, научное консультирование и текстологические комментарии С. В. i'Кильцова При составлении комментариев учтены воспоминания современников В. С. Высоцкого и наблюдения и сследователей его творчества, зафиксированные в монография х и научны х публикациях, в частности в кн ига х:...»

«Культура и текст: http://www.ct.uni-altai.ru/ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования АЛТАЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Г.П. Козубовская Середина века: миф и мифопоэтика Монография БАРНАУЛ 2008 Культура и текст: http://www.ct.uni-altai.ru/ ББК 83.3 Р5-044 УДК 82.0 : 7 К 592 Козубовская, Г.П. Середина века: миф и мифопоэтика [Текст] : монография / Г.П. Козубовская. – Барнаул : АлтГПА, 2008. – 273 с....»

«Семченко В.В. Ерениев С.И. Степанов С.С. Дыгай А.М. Ощепков В.Г. Лебедев И.Н. РЕГЕНЕРАТИВНАЯ БИОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА Генные технологии и клонирование 1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Омский государственный аграрный университет Институт ветеринарной медицины и биотехнологий Всероссийский научно-исследовательский институт бруцеллеза и туберкулеза животных Россельхозакадемии Российский национальный...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина Ю.В. Назарова О НЕКОТОРЫХ ПОДХОДАХ К ИCCЛЕДОВАНИЮ НРАВСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ Монография Рязань 2007 ББК 88.372 Н19 Печатается по решению редакционно-издательского совета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина в...»

«ISSN 2072-1692. Гуманітарний вісник ЗДІА. 2013. № 52 УДК 37.013.73 МАРЕК ГРАМЛЕВИЧ (доктор социологических наук, научный сотрудник) Университет имени Яна Кохановского в Кельцах, Польша E-mail: marekgmlewicz@wps.pl ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Дается анализ особенностей современной социальной работы, рассматривается динамика и структура безработицы, факторы и последствия ее распространения, роль государства в поддержке безработных и их семей. Автор ссылается на...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.И. Мюрберг Аграрная сфера и политика трансформации Москва 2006 УДК 300.32+630 ББК 15.5+4 М 98 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук Р.И. Соколова кандидат филос. наук И.В. Чиндин Мюрберг И.И. Аграрная сфера и политика М 98 трансформации. — М., 2006. — 174 с. Монография представляет собой опыт политико-философского анализа становления сельского хозяйства развитых стран с акцентом на тех чертах истории современного земледелия, которые...»

«гмион Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и пауки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) / MИНОЦЕНТР HOL • информация.наука! образование Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования РФ, И НО-центром...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ХАРКОВСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ О.А. Базалук, И.В. Владленова Философские проблемы космологии Харьков НТУ ХПИ 2013 УДК 113 ББК 22. 632 в Б 17 Рецензенты: Б.Я. Пугач, докт. филос. наук, проф. ХНУ им. В.Н. Каразина Я.В. Тарароев, докт. филос. наук, проф. ХНУ им. В.Н. Каразина Публикуется по решению Ученого совета НТУ ХПИ, протокол № 2 от 01.12.10 г. Б 17 Базалук О.А., Владленова И.В. Философские проблемы космологии:...»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.