WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ЭФФЕКТИВНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В УСЛОВИЯХ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ: ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ МОНОГРАФИЯ Под ред. д-ра эконом. наук, проф., действительного ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение

высшего профессионального образования

«Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»

Институт инновационной экономики

ЭФФЕКТИВНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В

УСЛОВИЯХ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ:

ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИННОВАЦИОННЫХ

СИСТЕМ

МОНОГРАФИЯ

Под ред. д-ра эконом. наук, проф., действительного государственного советника второго класса, заслуженного экономиста Российской Федерации, С.Н. Сильвестрова, д-ра эконом. наук, И.Н. Рыковой Москва - 2011 УДК 351:[001.895:330] ББК 65. Э- Рецензенты:

И.И. Смотрицкая – д.э.н., профессор, Институт экономики РАН;

М.А. Котляров – д.э.н., профессор, Уральское отделение Института экономики РАН;

ЭФФЕКТИВНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В УСЛОВИЯХ

ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ: ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ

ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ: Монография /Под ред. д-ра эконом. наук, проф., действительного государственного советника второго класса, заслуженного экономиста Российской Федерации С.Н. Сильвестрова, д-ра эконом. наук И.Н. Рыковой. - М.:

Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2011. – 292 с.

ISBN 978-5-394-01900- Монография подготовлена по материалам круглого стола «Эффективное государственное управление в условиях инновационной экономики», который состоялся мая 2011 г. в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации».

В монографии рассматриваются теоретические и практические вопросы формирования и развития инновационных систем. Монография предназначена для научных работников, практикующих специалистов в области управления инновациями, государственных служащий, преподавателей высших учебных заведений, аспирантов и студентов.

Монография подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по Тематическому плану НИР Финансового университета 2011 года.

© Коллектив авторов, Авторский коллектив:

Галиева Г.Ф., к.э.н., доцент, докторант кафедры экономической теории Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (Глава 3).

Емельянов Ю.С., к.т.н., исполнительный директор Международного научно-исследовательского института проблем управления (МНИИПУ) (Раздел 1.5).

Гильфанов Л.Ф., аспирант кафедры «Финансы, денежное обращение и экономическая безопасность» Уфимского государственного авиационного технического университета (Раздел 2.2).

Китова Г.А., к.э.н., заведующая отделом научной политики института статистических исследований и экономики знаний НИУ Высшая школа экономики (Раздел 5.1).

Кондратьева Е.В., к.э.н, старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН, доцент экономического факультета Новосибирского государственного университета (Разделы 4.1, 4.2, 4.3, 4.4, 4.5).

Корнилов А.О., аспирант Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН (Разделы 4.1, 4.2, 4.3, 4.4, 4.5).

Костев К.О., аспирант кафедры управления внешнеэкономической деятельностью Государственного университета управления (Раздел 2.3).

Котилко В.В., д.э.н., профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник ГНИУ СОПС Минэкономразвития РФ и РАН (Раздел 4.9).

Красс М.С., д. ф.-м. наук, профессор кафедры “Математическое моделирование экономических процессов” Финансового университета при Правительстве РФ (Раздел 2.5).

Малкина М.Ю., д.э.н., профессор, заведующая кафедрой «Теория экономики» Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (Глава 1).

Малькова Ю.В., к.э.н., доц., зам. зав. кафедры управления внешнеэкономической деятельностью Государственного университета управления (Раздел 2.3).

Мельничук М.В., к.п.н., доцент, заведующая кафедрой Всероссийской государственной налоговой академии Минфина РФ (Раздел 4.6).

Плетнев К.И., д.э.н., профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Раздел 5.2).

Погребняк Р.Г., д.э.н., профессор кафедры экономики и управления Всероссийской государственной налоговой академии Минфина РФ (Раздел 2.4).

Попков С. Ю., к.э.н., доцент кафедры "Финансы и кредит" Московского городского университета управления Правительства Москвы (МГУУ ПМ) (Раздел 4.7).

Привалов А.И., к.э.н., младший научный сотрудник Центра инновационных систем и институтов развития Института инновационной экономики Финансового университета при Правительстве РФ (Раздел 5.3).

Родионова Л.Н., д.э.н., проф., заведующий кафедрой «Финансы, денежное обращение и экономическая безопасность» Уфимского государственного авиационного технического университета (Раздел 2.2).

Рыкова И.Н., д.э.н., член-корреспондент РАЕН, директор Института инновационной экономики Финансового университета при Правительстве РФ (Раздел 2.1).

Смирнов В.М., к.э.н., доцент, декан факультета повышения квалификации Всероссийской государственной налоговой академии Минфина РФ (Раздел 5.4).

Филиппова И.А., к.э.н., доцент кафедры «Экономическая теория», Ульяновского государственного технического университета (Раздел 4.8).

Шушакова А.Г., к.э.н., доц., доцент кафедры «Финансы, денежное обращение и экономическая безопасность» Уфимского государственного авиационного технического университета (Раздел 2.2).





Юрга В.А., к.э.н., главный научный сотрудник Центра экономики образования Института инновационной экономики Финансового университета при Правительстве РФ (Раздел 5.3).

Якушкин В.С., д.э.н., проф., профессор кафедры управления внешнеэкономической деятельностью Государственного университета управления Государственный университет управления (Раздел 2.3).

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ЗАРУБЕЖНЫЙ И РОССИЙСКИЙ ОПЫТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА В

ИННОВАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ

1.1. Бизнес и государство как участники инновационного процесса

1.2. Глобальные индексы инновационного развития и проблемы построения эффективных национальных инновационных систем

1.3. Управление институциональной и экономической средой инновационной деятельности

1.4. Зарубежный опыт и правила построения национальной инновационной системы

1.5. Государственно-частное партнерство в развитии российской экономики

ГЛАВА 2. принципы формирования инновационных кластеров в российской экономике

2.1. Исследование инновационного развития российской экономики

2.2. Инновационная стратегия в условиях кластерной организации экономики

2.3. Проблемы встраивания российских компаний в международные инновационные кластеры

2.4. Роль государства в реализации инновационных направлений энергетической стратегии России.................. 2.5. Электроэнергетика инновационной экономики России

ГЛАВА 3. МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ

3.1.Экономические проблемы развития инновационной экономики

3.2. Современные тенденции развития инновационной экономики

3.3. Механизмы управления в инновационной экономике

ГЛАВА 4. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ

ИННОВАЦИОННЫХ СИСТЕМ

4.1. Основные определения и концепции национальных инновационных систем

4.2. Современные тенденции развития инновационных систем

4.3. Российский инновационный проект и опыт европейских изменений

4.4. Азиатский вектор развития инновационной сферы и проблемы развития региональных инновационных систем

4.5. Региональные инновационные системы как точки инновационного роста и некоторые особенности формирования региональных инновационных систем

4.6. Инновационные факторы повышения эффективности производства экономики российских регионов...... 4.7. Анализ инновационной системы города Москвы

4.8. Формирование инновационной экономики регионов (на примере Ульяновской области)

4.9. Направления технологического развития и модернизации российской экономики в рамках инновационного сотрудничества России со странами СНГ(Методика отбора инновационных проектов)

ГЛАВА 5. Государственное управление инновациями в научной сфере

5.1. Научная политика России: посткризисные тенденции и перспективы развития

5.2. Роль высшей школы России в формировании человеческого капитала в интересах инновационного развития национальной экономики

5.3. Роль высшей школы в инновационном развитии российской экономики

5.4. Эффективное управление экономическими стимулами в системе образования в России с учетом иррациональные аспектов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Приложение А.

Приложение Б

Приложение В.

Приложение Г

Приложение Д.

Приложение Е.

В условиях инновационного развития российской экономики оценка эффективности государственного управления в настоящее время представляет собой недостаточно проработанную область. Поиск, разработка и научное обоснование новых подходов к осуществлению государственного управления и выстраиванию новой модели взаимодействия власти и общества имеет для нашей страны важное практическое значение. В настоящее время в России проводится корректировка Стратегии социальноэкономического развития до 2020 г. Одним из центральных направлений Стратегии является реформирование института государственного управления, который должен соответствовать реалиям современного мира.

Вопросы эффективного государственного управления касаются практически всех направлений: в сфере государственного управления охраной труда; в таможенной сфере; в области противодействия коррупции; механизмов государственного контроля; в сфере охраны окружающей среды; развития информационного общества и информационных технологий и многие другие. Важнейшим направлением повышения эффективности государственного управления является создание институтов, обеспечивающих максимальное соответствие целей и содержания деятельности государственных органов интересам и потребностям общества.

С большим удовольствием и с самыми добрыми пожеланиями приветствую участников круглого стола «Эффективное государственное управление в условиях инновационной экономики».

Комитет Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению отмечает значительную роль финансового рынка в развитии инновационной экономики.

Принципиальным условием функционирования современного финансового рынка является формирование законодательной базы, соответствующей международнопризнанным нормам, а также создание эффективной системы государственного управления.

Хочу выразить надежду, что усилия, предпринимаемые исполнительной и законодательной властью в рамках реализации мероприятий по созданию международного финансового центра в Российской Федерации, позволят заложить фундамент для строительства новой международной финансовой архитектуры.

Полагаю, что в ходе дискуссии участники Конференции обсудят наиболее острые проблемы, присущие российской экономике, и выработают эффективные решения, которые позволят реализовать амбициозную задачу ее модернизации!

Успешной и плодотворной Вам работы!

ВВЕДЕНИЕ

18 мая 2011 г. в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации состоялся круглый стол на тему: «Эффективное государственное управление в условиях инновационной экономики».

Организатором круглого стола выступил Институт инновационной экономики Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

В круглом столе приняли участие и выступили с докладами специалистыпрактики министерств и ведомств Российской Федерации, Государственной думы РФ, бизнеса, российские ученые, представители высших учебных заведений и экспертного сообщества.

По материалам докладов и выступлений участников круглого стола были подготовлены к изданию четыре монографии по следующим темам:

инновационной экономики: политика инновационного развития.

инновационной экономики: финансовые аспекты.

инновационной экономики: государственно-частное партнерство и управление инновационной деятельностью компании.

предложений и подходов к решению задачи эффективного государственного монографии могут рассматриваться, как единая совокупность необходимых информационно-аналитических материалов для комплексного изучения вопросов государственного управления в условиях инновационной экономики.

формирования и развития инновационных систем является глобализация. Она приводит к необходимости конкурировать вне традиционных государственных границ за финансовые ресурсы, рынки сбыта и высококвалифицированные кадры.

Конкурентоспособность все больше зависит от умения оптимально управлять взаимосвязями между производителями, маркетинговой сетью и процессом разработки новых продуктов, в тех странах, где существует наиболее развитая научная, образовательная, технологическая, финансовая и институциональная инфраструктура.

Сложность теоретического анализа формирования и развития инновационных систем связана с проблемами моделирования и понимания источников экономического роста в условиях глобальной конкуренции.

Глобализация вызвала к жизни активный процесс сегментации рынка производства знаний и технологий. Продукты, услуги и знания, созданные в рамках одних национальных границ и национальных систем, в случае более высокой эффективности, транслируются на мировые рынки, приводя к глобализации процессов взаимодействия.

Тем не менее, процесс формирования и развития инновационных систем оказывается под влиянием множества объективно заданных для данной страны факторов, включая ее размеры, наличие природных ресурсов, географическое положение и климат, особенности исторического развития и форм предпринимательской деятельности. Эти факторы определяют в долгосрочном периоде скорость и направления формирования и развития инновационных систем. Между тем, каждая инновационная система характеризуется определенной структурой и достаточно большой степенью сложности, подразумевающей выработку процесса оптимального взаимодействия элементов инновационной системы.

Принципиальные изменения в инновационных системах возможны лишь с учетом всего предыдущего опыта развития и понимания особенностей сложившейся ситуации в данный исторический период.

ГЛАВА 1. ЗАРУБЕЖНЫЙ И РОССИЙСКИЙ ОПЫТ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА В

ИННОВАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ

1.1. Бизнес и государство как участники инновационного процесса Опыт развитых стран свидетельствует о том, что как бизнес, так и государство, будучи самостоятельными участниками инновационного Целесообразность частно-государственного партнерства в инновационной сфере обусловлена, прежде всего, необходимостью взаимной компенсации инновационным процессом.

Рассмотрим «провалы рынка» в инновационном процессе.

1. Дилемма «совершенная конкуренция – инновационная рента». В современной экономической теории предпочтительной рыночной структурой, обеспечивающей максимизацию общественного благосостояния, признается совершенная конкуренция. Но именно в этой структуре не создается экономическая прибыль, а значит, нет средств для развития. В то же время в условиях противоположной рыночной структуры, абсолютной монополии, существует экономическая прибыль, но отсутствуют стимулы для развития.

Поэтому оптимальной с точки зрения общества, вслед за Э. Чемберлином2, следует признать симбиозную рыночную структуру – монополистическую конкуренцию. Присутствие конкуренции в ней формирует стимулы для развития, а экономическая прибыль выступает его источником. Именно в этой структуре возникает самоподдерживающийся механизм воспроизводства инновационной ренты: вложения в специфические активы обеспечивают как временные конкурентные преимущества фирмы, так и создают ресурсы ее Малкина М.Ю. д.э.н., профессор, заведующая кафедрой «Теория экономики» Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. – М.: Экономика, 1996. – 351 с.

дальнейшего развития.

2. Некомпенсируемые внешние эффекты. В силу объективных причин невозможно установить полноценные права собственности на результаты ограничены во времени, во-вторых, объекты интеллектуальной собственности достаточно легко поддаются воспроизведению и копированию. В силу несовершенства прав собственности на результаты научно-исследовательской деятельности (открытия и изобретения) происходит частичное присвоение этих принимает форму некомпенсируемой внешней экстерналии. В таких условиях естественно наблюдается недостаточность частных вложений в исследования и результатами которых пользуется все человечество в течение неограниченного времени. Об этом писали, в частности, М. Камьен и Н. Шварц3.

3. Дублирующие исследования. Соображения секретности, отсутствие внешней координации деятельности фирм приводят к созданию дублирующих технологий, что порождает избыток вложений, прежде всего, в прикладные исследования4. Сверхзатраты снижают эффективность инноваций.

длительный (фундаментальные исследования – прикладные исследования разработка полезных моделей, промышленных образцов цикл жизнедеятельности изделия), в инновационном процессе возникает проблема согласования этих этапов как во времени, так по направлениям и масштабам работ. Особенно сложным представляется согласование фундаментальных и прикладных исследований, так как центры принятия решений и источники финансирования у них часто не совпадают.

4. Недостаточность скорости распространения новых знаний. Рынок не обеспечивает оптимальной скорости распространения новых знаний, так как Камьен Мортон И., Шварц Нэнси Л. Технология: больше результатов с меньшими затратами? // Современная экономическая мысль. Серия: «Экономическая мысль Запада» / Под ред. Афанасьева В.С., Энтова Р.М.. М.:

«Прогресс». 1981. (URL: http://www.economicus.ru).

Там же.

нематериальных активов. О проблеме распространения знаний в рыночной экономике писали Р. Нельсон и С. Уинтер5.

конкуренции в условиях глобального кризиса вызывает необходимость крупномасштабных вложений интенсивного, «прорывного» типа, которые могут быть просто недоступны частному бизнесу. Для последнего особую значимость приобретают сроки окупаемости вложений, которые в данном случае остаются неопределенными. Кроме того, вложения прорывного типа для частного инвестора связаны с высокими, слабо просчитываемыми рисками. В данном случае государственное финансирование инновационной деятельности возможностью согласования направлений вложений с общенациональными приоритетами (как их понимает государство), характеризуется доступностью (нулевой ценой) используемых ресурсов и незначимостью сроков окупаемости инвестиций.

6. Проблемы внутренней координации инновационного процесса. Эти инновационного процесса: изобретателей, предпринимателей и инвесторов.

признание и уважение, претворение идеи в жизнь, ее полезность для общества.

Изобретатели, как правило, имеют весьма смутные представления о ценности создаваемого продукта для бизнеса, и для них нацеленность на коммерческий результат часто играет второстепенную роль. В то же время для владельцев бизнеса, осуществляющих коммерциализацию идеи, главными мотивами являются развитие бизнеса и получение прибыли. Для венчурных инвесторов часто превалирует один мотив – краткосрочная спекулятивная прибыль, что может конфликтовать с мотивом развития бизнеса.

От кого бы ни исходила инициатива создания инновационного продукта, Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономических изменений. М.: ЗАО «Финстатинформ», 2000.

ему приходится взаимодействовать с другими сторонами, преобразуя (транслируя) одну цель в другую. Это неизбежно порождает проблему внутренней координации инновационного процесса.

Кроме того, у общества в целом существует еще один мощный мотив, побуждающий к инновациям, – мотив выживания, обусловленный страхом, который можно трактовать как субъективное восприятие реальных или мнимых угроз. Неслучайно инновации часто появляются в тех сферах, где поставлено альтернативных ресурсов и источников энергии, систем здравоохранения, борьбы с терроризмом, экологической, информационной, ядерной угрозой и пр.

Мотив выживания в наибольшей степени обеспечивает самокоординацию инновационного процесса, потому что целевые функции участников оказываются однонаправленными.

Во взаимодействии участников инновационного процесса возникает также проблема эффективного (соответствующего степени мотивации и совершенствования законодательства в области авторских и смежных прав и сопутствующих им институтов.

7. «Ухудшающий отбор», «моральный риск» и проблема принципала – агента при заказе на исследования. В инновационном процессе одна из сторон, как правило, выступает в качестве заказчика (принципала), она же нередко финансирует исследования и разработки. В то же время другая сторона является исполнителем. Специфика инновационной деятельности заключается в высокой степени неопределенности результата. В случае провала достаточно сложно разграничить объективный и субъективный фактор, отделить влияние внешних обстоятельств от некомпетентности и (или) недобросовестности осведомленности о качестве проекта изобретателя, нежели инвестора, уже на предконтрактной стадии может порождать проблему «ухудшающего отбора» предпочтение отдается проектам с наибольшей декларируемой доходностью, при этом происходит увеличение степени риска проекта6, что уменьшает вероятность его успешности. На постконтрактной стадии, то есть в период исполнения проекта, к этой проблеме добавляется также «моральный риск»

принципала, заключающийся в возможном изменении намерений и поведения исполнителя.

8. Институциональные ловушки инновационного развития. Вслед за академиком В.М. Полтеровичем7 под «институциональными ловушками» мы понимаем некие деструктивные правила: эффективные с точки зрения вовлеченных и скоординированных участников процесса, но неэффективные с точки зрения общества в целом и перспектив его развития. Мы выделяем, по крайней мере, три таких ловушки макроэкономического плана в современной российской экономике8:

А. Ловушка «психологической неготовности». Она включает целый спектр проблем психологического характера, как то: скептицизм и нигилизм, либо, напротив, удовлетворенность и успокоенность, несклонность к риску, несклонность к изменениям, отсутствие понимания проблемы и способов ее решения. Как свидетельствуют данные социологических исследований, препятствие для инновационной деятельности в России создают следующие особенности институциональной среды: низкий «уровень готовности населения к различным формам добровольной ассоциативной деятельности»; низкий «уровень взаимного доверия»; низкий «уровень уважения к правилам, нормам, причем не только формальным (то есть к закону), но и неформальным – свидетельствует о необходимости формирования не только официальной предпринимательства;

На это также обращалось внимание в работе: Шилов А. Инновационная экономика: наука, государство, бизнес // Вопросы экономики. 2011. № 1. С. 127-137.

Например: Полтерович В.М. Институциональные ловушки: есть ли выход? //Общественные науки и современность. 2004. № 3. С. 5-16.

Малкина М.Ю. Институциональные ловушки инновационного развития российской экономики // Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2011. Том 3. № 1. С. 50-60.

Паин Э.А. Новации как продолжение традиций. О социокультурных условиях модернизации России // Независимая газета. 2010. 03 сентября. (URL: http://www.ng.ru/ideas/2010-09-03/8_innovations.html).

природной ренты становится более эффективной краткосрочной моделью поведения - с точки зрения всех макроэкономических субъектов, чем разработка способов увеличения добавленной стоимости. Страна становится жертвой так называемого «ресурсного проклятия»10. В то же время опыт Норвегии свидетельствует, что умелое управление институциональной средой позволяет использовать природную ренту как для модернизации самой добывающей отрасли, так и для развития отраслей стратегического значения и инфраструктурного характера.

В. Ловушка догоняющей модернизации и копирования. Движение по проторенному пути также может быть более эффективной краткосрочной моделью поведения, чем движение наугад, в неопределенность. Догоняющая модернизация, основанная на заимствовании и копировании, позволяет значительно сэкономить усилия и достаточно быстро сократить отставание от лидера. Неслучайно у нее появились серьезные сторонники в научной среде 11.

В то же время более целесообразным, на наш взгляд, представляется не слепое копирование, а имитация инновационных продуктов и технологий – то есть их заимствование с целью адаптации, видоизменения, что создает эффект обучения системы инновационной деятельности.

9. Некомплементарность инновационного потенциала, инновационных затрат, институциональной среды. Поскольку в России длительное время шло разрушение инновационного потенциала, произошло старение материальнотехнической базы, распадение исследовательских коллективов, в настоящее время остро стоит проблема преодоления фрагментарности (нецелостности) инновационной среды.

«Провалы рынка» в инновационном процессе призвано компенсировать Малкина М.Ю. К вопросу о «ресурсном проклятии», присваивающем характере хозяйствования и инновационном потенциале российской экономики // Национальные интересы: приоритеты и безопасность.

2010. № 15. С. 18-28.

Полтерович В.М. Проблема формирования национальной инновационной системы // Экономика и математические методы. 2009. № 2. Том 45. С. 3-18.

инновационного процесса, демонстрирует целый ряд серьезных несовершенств.

Рассмотрим «провалы государства» в инновационном процессе:

1. Бесплатность и невозвратность государственных средств снижает ответственность за их расходование, порождает моральный риск на стадии исполнения контракта. После того, как средства уже выделены, чиновники минимизации усилий. Снижается уровень контроля. Государство редко отслеживает судьбу проектов, в результате многие из них так и не получают продолжения.

исследуемые в «теории общественного выбора», такие как: отсутствие лоббирование групповых интересов, коррупция, недостаток знаний при оценке проектов, узость горизонтов планирования, временная несогласованность решений и пр. В конечном счете они приводят к неэффективному распределению общественных ресурсов, сверхзатратности создаваемых «общественных благ» и снижению их качества. Немалая часть средств, выделяемых государством на развитие национальной инновационной системы, государственной поддержке инновационной деятельности остается также распознавание квазиоткрытий и лжеизобретений;

3. Низкая отдача от целенаправленных вложений при случайности открытий. Большинство открытий носит случайный характер и делается людьми, не решающими соответствующих практических задач и не имеющими должного финансирования, либо открытия и изобретения являются побочным результатом научно-исследовательской деятельности вообще (пенициллин, тефлоновое покрытие)12. В то же время целенаправленные исследования, Камьен Мортон И., Шварц Нэнси Л. Указ. соч.

зачастую не приводят к предполагаемым результатам.

В связи с этим возникает еще одна проблема: на какой стадии осуществлять поддержку. С одной стороны, для инициации инновационного процесса нужны предпосевные инвестиции. С другой стороны, именно они связаны с наивысшей неопределенностью. Более прозрачными в плане ожидаемого эффекта являются продукты, которые близки к стадии выведения на рынок. Но они в наименьшей степени нуждаются в масштабных государственных инвестициях, так как легче убедить частный бизнес в их объективным образом приходится на государственное финансирование.

Успешные страны в большинстве своем реализуют следующую модель взаимодействия государства и бизнеса в инновационном процессе. Изначально государство выступает в качестве инициатора инновационного развития, определяет его стратегию, приоритеты, формы поддержки и осуществляет финансирование пилотных проектов (start-up). Так, государство выступало в качестве инициатора программ инновационного развития в начале 60-х годов в США, в Тайване – в начале 70-х годов, в Израиле, Южной Корее, Сингапуре и Финляндии – в 80-х годах. Длительность «периода разгона» составляла от лет в Сингапуре до 25 лет в США и Тайване13.

Далее возникает самоподдерживающийся процесс, в котором главными участниками становятся бизнес, исследовательские институты и высшая школа, а функции государства сводятся лишь к защите правового поля, уточнению приоритетов развития и некоторой финансовой подпитке. Важным во всей этой схеме является четкость изначально формируемого контракта бизнеса и государства и ее последующей трансформации. Такого рода контракт успешно реализован в Израиле: государство сначала выступает соинвестором стартапов в так называемых «технологических теплицах», а потом постепенно выходит из бизнеса.

Чубайс А. Инновационная экономика в России: что делать? // Вопросы экономики. 2011. № 1. С. 120-126.

1.2. Глобальные индексы инновационного развития и проблемы построения эффективных национальных инновационных систем Для оценки уровня инновационного развития страны международными организациями разрабатываются обобщающие индексы, которые учитывают, как правило, три составляющие: инновационный потенциал, инновационную активность и инновационные результаты. Так, «индекс глобальной конкурентоспособности» (Global Competitiveness Index), публикуемый в отчетах Всемирного экономического форума (г. Давос), рассматривает факторы инноваций и усовершенствований как самостоятельный раздел показателей, формирующих общий рейтинг конкурентоспособности (табл.

1.2.1).

Как свидетельствуют данные таблицы 1.2.1., по уровню инновационного потенциала место России несколько выше, чем в среднем по общему индексу глобальной конкурентоспособности. Однако в последние два года рейтинг показателя «инновационный потенциал» у России снижается, несмотря на усилия правительства по стимулированию инновационного развития.

Россия в рейтинге глобальной конкурентоспособности компании в стране получают технологии: разработка и создание vs. имитация и покупка лицензий у иностранных компаний) институтов технологии Наибольшее снижение рейтинга произошло по показателю доступности воспроизводства научных кадров. Также удивляет значительное ухудшение рейтинга показателя «госзаказ на инновационные технологии», при том, что доля товаров и услуг, на которые распространяется система госзакупок, в последние годы в стране растет. В то же время представленный рейтинг Давосского форума свидетельствует об улучшении способности российских Источники: 1) Porter M., Schwab K. The Global Competitiveness Report 2008-2009. World Economic Forum.

Geneva. Switzerland, 2008;

2) Schwab K. The Global Competitiveness Report 2009-2010. World Economic Forum. Geneva. Switzerland, 2009;

3) Schwab K. The Global Competitiveness Report 2010-2011. World Economic Forum. Geneva. Switzerland, компаний к инновациям.

Другие составляющие рейтинга, не входящие непосредственно в раздел «инновационный потенциал», также косвенно влияют на уровень инновационной активности в российской экономике. Прежде всего, это показатели, касающиеся развития рынков. Так, по степени конкурентности конкурентоспособности» из 139 стран, по эффективности антимонопольного регулирования – 108 место, по степени ориентации на потребителя – 132 место.

Также международный рейтинг конкурентоспособности России указывает на жесткость государственного регулирования рынков и высоту административных барьеров. Наиболее низкие позиции у страны по показателям ограничений во внешней торговле: «преобладание торговых барьеров» - 133 место, «тяжесть таможенных процедур» - 132 место. По допуску иностранных компаний на внутренние рынки ей принадлежит место, по ограничениям для прямых зарубежных инвестиций – 127 место. Все это свидетельствует о меркантилистской политике российского государства, которая создает менее конкурентную среду для российских компаний, снижающую их стимулы к внедрению инноваций.

Интересны также рейтинги, касающиеся рынка интеллектуального труда.

Так, формирование одного из индексов строится на основе ответов экспертов на вопрос: «Кто в Вашей стране занимает позиции топ-менеджмента?» и предполагает градацию ответов: от 1 – «обычно родственники и друзья собственников, без учета их заслуг», до 7 – «профессиональные менеджеры, выбранные по заслугам и квалификации». Значение этого рейтинга для России составляет 3,9, что соответствует 101-ому месту (между Иорданией и Мексикой). Еще год назад Россия по этому показателю находилась на 77-ой позиции. Между тем, по данному показателю хуже обстоят дела в Азербайджане, Армении, Казахстане, Украине, Киргизии, Италии и Болгарии.

Еще один вопрос подобного рода: «Востребованы ли в Вашей стране талантливые люди?». По данному рейтингу Россия занимает 82 место (1 место – Швейцария, 2 – Катар, 3 – США, 4 - Сингапур, 5 – ОАЭ, 6 – Швеция, 7 – Норвегия). Еще год назад у России было 53 место по этому показателю.

Особый раздел индекса глобальной конкурентоспособности касается технологий. Он свидетельствует, что по уровню (новизне) технологий России принадлежит 122 место (в рейтинге 2009-2010 гг. – 102 место), по степени открытости бизнеса для новых технологий – 120 место (в рейтинге 2009- гг. –104 место).

На инновационное развитие страны влияют и показатели, относящиеся к развитию бизнеса в целом. Так, по наличию промышленных кластеров России принадлежит 87 место. Три первых места по этому показателю занимают Италия, Япония и Тайвань. Китай находится на 17 месте, что означает существенное внимание его к проблемам оптимальной организации бизнеса.

Интересен также вопрос, касающийся в целом стратегии развития страны:

«На чем основаны конкурентные преимущества Вашей страны?». Он предполагает следующую градацию ответов: от 1 – «на доступных ресурсах и низких издержках», до 7 – «на уникальных продуктах и процессах». По этому показателю, формируемому на основе ответов респондентов, Россия занимает 98 место (его значение составляет 2,9). Первые места - у Японии, Швейцарии и Германии.

Особое место среди глобальных индексов принадлежит также индексам, непосредственно оценивающим уровень инновационности экономики. Таких индексов в настоящее время три: 1) «глобальный инновационный индекс» (The Global Innovation Index), разработанный Бостонской консалтинговой группой (БКГ), Национальной ассоциацией производителей и Институтом производства в США в 2007 году; 2) «глобальный инновационный индекс» (The Global Innovation Index), рассчитываемый Институтом делового администрирования INSEAD во Франции; 3) «индекс способности к инновациям» (Innovation Capacity Index), количества привлеченных ученых разных стран15.

«Глобальный инновационный индекс» BCG&NAM16 оценивает, с одной стороны, конкретные результаты инновационной деятельности, с другой деятельности в странах. В настоящее время исследуются 110 стран и все штатов США. Исследование ведется на основе опросов 1000 руководителей и углубленных интервью с 30 руководителями. В марте 2009 года Россия занимала 16 место по уровню инновационности в двадцатке наиболее крупных экономик, опередив Мексику, Турцию, Индонезию и Бразилию и уступив Индии. В рейтинге «инновационных затрат» ей принадлежит 18 место, в рейтинге «инновационной эффективности» - 16 место. Между тем, в общем списке стран России принадлежало 49-ое место из 110 стран.

Эксперты БКГ на основе своего индекса проводят анализ наиболее существенных факторов, влияющих на инновации. Согласно их исследованиям, к таким факторам относятся: налоговое стимулирование исследовательской деятельности, отмена ограничений на движение иностранного капитала и специалистов и инвестиции в подготовку научных кадров внутри страны, перечисленные факторы характерны для Сингапура, что и обусловливает его 1ое место в рейтинге), а также развитие промышленных кластеров (случай Исландии)17.

«Глобальный инновационный индекс» INSEAD18 рассчитывается также на основе данных опросов, некоторая информация берется у международных организаций и из других рейтингов. Согласно последнему рейтингу (2009-10) в общем списке из 132 стран Россия занимает 64 место и находится между The Innovation for Development Report 2009-2010. Strengthening Innovations for the Prosperity of Nations. Ed. by A. Lpez-Claros. European Business School. International University, 2009.

Andrew J.A., DeRocco E.S., Taylor A. The Innovation Imperative in Manufacturing. How the United States can Restore its Edge // The Boston Consulting Group. March 2009.

Andrew J.A., DeRocco E.S., Taylor A. The Innovation Imperative in Manufacturing. How the United States can Restore its Edge // The Boston Consulting Group. March 2009. P. 22-23.

Global Innovation Index 2009-10. Confederation of Indian Industry. INSEAD: The Business School for the World, 2010.

Казахстаном (63 место) и Оманом (65 место). По индексу «инновационных «инновационных результатов» (innovation output) - 51 место, что в общем коррелирует с данными предыдущего индекса. Положение России по отдельным составляющим индекса INSEAD представлено в табл. 1.2.2.

Заметим, что раздел «институты» является первым, потому что именно они инновационной деятельности. Однако именно по показателям этого раздела у России наихудшие показатели.

Расшифруем составляющие глобального инновационного индекса.

1. Институты.

Индекс «политическая среда» включает: а) политическую стабильность (стабильность курса и способность граждан влиять на это); б) эффективность государственного менеджмента, компетенция госслужащих, независимость госслужб от политического давления, надежность государственных обязательств в политике); в) эффективность правовых норм (соблюдение законности в правовых спорах).

регулирования (ограничение свободного рынка: вмешательство государства в ценообразование, степень банковского надзора, ограничения во внешней торговле и регулирование развития бизнеса); б) административные барьеры (получение разрешений, регламентации и отчетность); в) сила стандартов аудита и отчетности.

Место России в глобальном инновационном индексе INSEAD 2009- публичными институтами технологии внутренних рынках Индекс «условия для бизнеса, создаваемые публичными институтами»

включает показатели: а) легкость открытия бизнеса (берется из «индекса Источник: Global Innovation Index 2009-10. Confederation of Indian Industry. INSEAD: The Business School for the World, 2010.

интеллектуальной собственности.

2. Человеческий капитал.

Индекс «инвестиции в образование» включает показатели: а) расходы на образование в %% к ВВП; б) готовность фирм инвестировать в подготовку кадров. Индекс «качество образовательных институтов» оценивает: а) качество образовательной системы; б) качество научно-исследовательских институтов;

в) качество школ бизнеса и управления.

Индекс «инновационный потенциал» строится на основе показателей: а) количество занятых научными исследования и разработками в расчете на 1 млн.

населения; б) степень доступности ученых и конструкторов; в) охват выпускников школ системой высшего образования.

3. Информационно-телекоммуникационные технологии.

широкополосным телевидением и радиовещанием, стационарной телефонной и мобильной связью.

Индекс «Общая инфраструктура» оценивает качество сетей, в том числе транспортных, и потребление электроэнергии на душу населения.

Индекс «пользовательская инфраструктура» оценивает обеспеченность населения, бизнеса и государственных служб компьютерами и доступом в Интернет.

4. Совершенство рынков.

Индекс «условия для инвесторов и кредиторов» оценивает силу законодательства о банкротстве, доступность информации о заемщиках и кредиторах, защиту прав инвесторов, развитость финансовых рынков.

привлечения бизнесом венчурного капитала, микрофинансирования, ресурсов фондового рынка, а также размеры внутреннего кредитования и внешнего финансирования в стране.

5. Совершенство бизнеса.

Индекс «инновационная среда фирм» строится на основе показателей расходов компаний и государства на исследования и разработки (R&D) и трансфера инновационных технологий из-за границы.

Индекс «инновационная экосистема» оценивает развитие инновационных кластеров, взаимодействие высшей школы и бизнеса, привитие культуры инновационной деятельности.

Индекс «открытость для конкуренции на внутренних и внешних рынках»

включает уровень таможенных тарифов в стране и степень конкурентности рынков.

6. Научные результаты.

Индекс «создание знаний» оценивает количество патентов, научных публикаций, повышение квалификации и способы получения новых технологий (имитация, создание).

Индекс «применение знаний» строится на основе оценок интенсивности производительности труда, доли добавленной стоимости в продукции, удельного веса «белых воротников» в числе занятых.

Индекс «экспорт и занятость» включает долю высокотехнологичной продукции в экспорте и плотность бизнеса и нового бизнеса как отношение числа фирм, в том числе новых, к рабочей силе.

7. Творческие результаты и благосостояние.

производств в международной торговле разными товарами, объем экспорта их продукции, доходы от экспорта и расходы на импорт авторских прав и лицензий, количество в стране известных торговых марок резидентов и нерезидентов.

Индекс «вклад в общественное благосостояние» рассчитывается на основе коэффициента Джини и показателя ВВП на душу населения.

Приведем также некоторые абсолютные данные, на основе которых определялся сводный глобальный инновационный индекс INSEAD для российской экономики. Так, в России отношение государственных затрат на исследования и разработки к ВВП составляет 1,07%, (29 место), в то время как в лидирующих странах: в Израиле 4,49%, в Швеции – 3,89%, в Финляндии – 3,48%, в Японии – 3,33%, в Южной Корее – 2,98%. В Китае этот показатель составляет 1,33%, на Украине – 1,03%, в Польше – 0,57%. Иными словами, Россия по данному показателю выглядит не так плохо, по крайней мере, занимает лучшие места, чем по показателям группы «институты». По расходам компаний на исследования и разработки России принадлежит 46 место, по сотрудничеству университетов и промышленности в R&D культуре инноваций – 50 место, по уровню сложности производственных процессов – 75 место, по экспорту высоких технологий – 53 место, по доле в производстве креативных продуктов и услуг – 66 место, по наличию в стране известных торговых марок – 68 место, по доле в экспорте креативных технологий – 71 место.

Расходы на образование в %% к ВНД в России составляют 2,76% ( место), в то время как в Дании 5,56%, в Исландии – 5, 17%, в Швеции – 5,13%, в Великобритании – 3,73%, в США – 3,58%, в Германии – 3,34% и даже в Турции 2,85%. Это свидетельствует о недостаточности вложений государства в систему образования. Отношение внутреннего кредита частному сектору в %% к ВНД в России равно 39,05% (70 место), тогда как в стране-лидере Исландии 319,72%, на Кипре – 256,4%, в США – 210,07%, в Великобритании – 190,02%, в Японии – 172,43%, и даже в Казахстане 58,94% и на Украине 58,17%. Это свидетельствует о невысокой доступности заемных средств для развития бизнеса. Конечно, избыточное кредитование привело к перегреву экономики в развитых странах и стало одной из причин кризиса. В то же время недостаточное кредитование в России сдерживает экономический рост.

Рейтинги отмечают высокий уровень таможенных пошлин в России, по этому показателю она занимает 125 место и находится между Чадом и Венесуэлой. Из всех рейтингов России в глобальном инновационном рейтинге этот самый плохой. Правда, данный показатель у Китая тоже велик (120 место из 131 стран).

Между тем, у России относительно более высокие рейтинги, а значит относительно более благополучное положение, по таким показателям, как: а) охват мобильной связью – 10 место, 141,11% (наибольшее значение в ОАЭ – 208,65%); б) количество патентов – 202017 (28 место). Первые места по этому показателю занимают Япония, Южная Корея, Барбадос и Швейцария; в) количество научных публикаций в области естественных наук – 10914 ( место). Между тем, в Швейцарии этот показатель равен 116393, в Швеции – 114303 (1 и 2 место, соответственно); г) занятость в знаниеемком секторе экономики – 17 место (между Францией и Швецией); д) удельный вес новых бизнесов – 17 место.

А также для России характерны высокие значения показателей, характеризующих продуктивность использования факторов производства: а) по темпу роста производительности труда ей принадлежит 16 место. Заметим, по этому показателю первые места принадлежат Катару, Азербайджану и Китаю.

Вероятно, данный показатель не элиминирует конъюнктурную составляющую доходов в некоторых экспортоориентированных странах. А вот Норвегия и Швеция занимают по тепам роста производительности труда лишь 96 и места; б) по показателю добавленной стоимости в %% к ВВП Россия занимает 24 место. Первые места снова у нефтедобывающих стран: Бруней Даруссалам, Азербайджан, Саудовская Аравия. США занимают по этому показателю место, а Гонконг – 118 место (последнее место среди рейтингуемых стран).

Согласно «индексу способности к инновациям»20, на 2009-2010 гг. первая тройка лидеров выглядела следующим образом: Швеция, Финляндия, США.

Россия занимала 49 место среди 131 страны и находилась между Уругваем и Мавританией. В последнем отчете по этому индексу дается особый разбор фундаментальных научных исследований и достаточно сильную систему образования. Так, только лауреатов Нобелевской премии в области физики в России 10 человек, тогда как во всей Латинской Америке их 3 человека во всех 20 The Innovation for Development Report 2009-2010. Strengthening Innovations for the Prosperity of Nations. Ed. by A. Lpez-Claros. European Business School. International University, 2009.

практически нет на зарубежных рынках. В этом отчете прямо говорится о том, что причина неиспользованного потенциала России кроется в ее институтах, а именно: в слабой защите прав собственности, в том числе интеллектуальной собственности (развитии пиратства), коррупции, недостаточной независимости судебной системы, непрозрачности общественного сектора, сложившейся системе неформальных взаимоотношений бизнеса и власти и в высоких барьерах ведения бизнеса на всех стадиях21.

О последнем также свидетельствуют данные другого международного индекса – глобального индекса условий бизнеса (Ease of Doing Business Index).

Согласно ему, самые сложные условия для российского бизнеса сохраняются на стадиях строительства, а также таможенного оформления экспорта и особенно импорта (рис. 1.2.1, табл. 1.2.3)22. За два последних года «глобальный индекс условий ведения бизнеса» Российской Федерации снизился со 118 до 123 места.

По данным Всемирного банка, Россия за пять лет, с 2003 года по год, по значению индекса восприятия коррупции опустилась на 61 позицию вниз и заняла 147 место среди 180 стран, что свидетельствует о беспрецедентном ухудшении положения дел в этой области23. Ситуация продолжает ухудшаться. В 2010 году по восприятию коррупции Россия оказалась уже 154-ой среди 178 стран.

Op. cit. P. 48.

Doing business 2010. Reforming through difficult times. The International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank. Washington, 2009.

Op. cit. P. 48.

Показатели условий бизнеса в России в сравнении с другими странами (составляющие «индекса легкости ведения бизнеса» Всемирного банка) (от 0 до 6) до 10) 10) (от 0 до 10) Источник: Doing Business 2011. Making a Difference for Entrepreneurs. Washington: The International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank, 2010.

Рисунок 1.2.1. Место России среди 183 стран по группам показателей «индекса легкости ведения бизнеса» Всемирного банка, июнь 2010 гг.

российской экономики выявляют по сути одни и те же уязвимые ее места. В основном это факторы институционального и регулятивного характера, взаимодействии государства и бизнеса в инновационной сфере на первый план выходят два аспекта. Первый связан с институциональными основами этого взаимодействия. Второй – с финансированием исследований и разработок.

1.3. Управление институциональной и экономической средой инновационной деятельности При наборе известных инструментов и институтов развития, единого для всех стран рецепта успешного инновационного развития не существует. В странах, которые сегодня являются лидерами инновационного развития, некоторые из них.

В Финляндии национальная инновационная система включает25:

1) обеспечение доступного и качественного образования;

2) поддержку университетской науки, интернационализацию образования и науки за счет создания трансграничных университетов и активного привлечения специалистов из-за рубежа;

исследований и разработок (Sitra), в функции которого входит: предпосевное финансирование; стратегические исследования (основные проекты касаются здравоохранения, технологий охраны окружающей среды, развития здорового образа жизни и продуктов питания), отраслевой анализ, обучение и тренинги.

В настоящее время фонд является соинвестором более 50 финских и международных венчурных фондов, содержит несколько бизнес-инкубаторов26.

Акции фонда даже продаются на фондовом рынке;

4) деятельность Национального фондового агентства по технологиям и промышленности Финляндии, распоряжается большей частью бюджетных осуществляет софинансирование (1/3) посевных инвестиций, выделяет гранты и инвестиционные кредиты для создания стартапов и проведения фирмами исследований и разработок;

5) деятельность Совета по науке и технологической политике Финляндии государственной финансовой специализированной компания «Финнвера», институтов развития.

Муравьева М. Финляндия: ставка на инновации // Наука и технологии России. 11 октября 2007 г. (URL:

http://orange.strf.ru/client/doctrine.aspx?ob_no=6389&cat_ob_no=245).

Герасимов А.В. Финляндия: инновационное развитие и фонд «СИТРА» // Вестник Российской академии государственной службы при Правительстве Российской Федерации. 2009. № 1. (URL:

http://oad.rags.ru/vestnikrags/issues/issue0109/010905.htm).

В Израиле элементами функционирующей инновационной системы стали27:

оборонной отрасли;

2) привлечение прямых иностранных инвестиций, открытие в стране филиалов известных компаний – лидеров рынка инновационных технологий и продуктов (Motorola, Google, Intel, Cisco, Microsoft и др.);

3) создание так называемых «технологических теплиц» (инкубаторов), где осуществляются исследования и разработки технологий и продукции с высоким экспортным потенциалом28. Средства для проектов выделяет государство в виде грантов (в размере 300 тыс. – 1,8 млн. долл. на каждый проект), на условиях софинансирования с частными, зарубежными или международными инвесторами. Правительство становится владельцем пакета акций стартапа, который в случае успеха может быть продан частному инвестору. Либо правительство получает роялти с продаж в размере 3-4%. В этих инкубаторах к каждому изобретателю прикрепляется предприниматель обычно из коренных граждан Израиля, в функции которого входит поиск финансирования и коммерциализация проекта: таким образом осуществляется непосредственная (внутренняя) координация инновационного процесса. Сейчас таких «технологических теплиц» в Израиле 26, каждая в среднем развивает стартапов до момента получения ими автономии. Всего благодаря инкубаторам в Израиле было создано около 1,5 тыс. предприятий;

4) деятельность созданного в 1993 году государственного фонда фондов «Yozma» («Инициатива») с капиталом 100 млн. дол. США. Этот фонд 20% средств напрямую вкладывает в стартапы, а также выступает в качестве соинвесторов венчурных фондов, которые обязаны привлекать также частные и зарубежные источники;

5) деятельность многочисленных негосударственных венчурных фондов, http://www.innovatix.ru/blog/innovation/63.html).

Израиль — "фабрика инноваций" от безысходности // UNOVA. Новости инноваций и венчурного рынка. ноября 2010 г. (URL: http://unova.ru/article/5513#kribleOff).

вкладывающих средства в стартапы;

6) создание при университетах центров трансфера технологий.

В Сингапуре инновационная система включает:

1) налоговое стимулирование инновационной деятельности. Например, налогообложения на сумму, эквивалентную 150% объема вложений, правда, не более чем на 150 тыс. сингапурских дол. в год. Предусмотрены налоговые каникулы для новых бизнесов сроком до 20 лет, для вновь зарегистрированных фирм также уменьшается база налогообложения на 100 тыс. сингапурских долларов. Транснациональные корпорации получают налоговую скидку 10% в течение 10 лет, освобождаются от налогообложения дивидендов. Малые и средние фирмы ежегодно в течение 3-х лет могут списывать 150 тыс. дол. на оборудование и т.п.29;

2) активное привлечение иностранных ученых и специалистов со всего мира, в том числе высокими гонорарами;

«Фьюжнополис», «Биополис» и др., объединяющих ученых различных отраслей) и др.

Есть особенности национальных инновационных систем и в других передовых странах. Так, в США основы инновационной политики заложены законом Бая-Доула (1980). В этой стране традиционно придается большое значение связи науки и производства, трансферу научных знаний в бизнес.

Действует Национальный научный фонд (NSF), который осуществляет финансирование фундаментальных и прикладных исследований, поддерживает разработки малого бизнеса (программа «Инновационные исследования малого бизнеса», SBIR и программа «Передача технологий малому бизнесу», STTR). В интеллектуальной собственности30.

Налоговое стимулирование инновационных процессов / Отв. ред. Н.И. Иванова. – М.: ИМЭМО РАН, 2009. С.

111-113.

Дежина И., Салтыков Б., Лаптев Г.Д., Спивак В.И., Цыганов С.А. Роль научных и инновационных фондов в Сегодня перед Россией стоит проблема выбора эффективных институтов инновационного развития, которым должна оказываться соответствующая государственная поддержка. Ясно, что у государства не хватит финансовых ресурсов поддерживать все формы инновационной деятельности (парки, инкубаторы, венчуры и т.п.). В то же время сложно сказать, какая форма приживется в России. Поэтому в условиях неопределенности в период запуска максимально возможное количество таких форм, чтобы дать возможность хозяйствующим субъектам определиться со своим выбором самостоятельно.

В развитых странах уровень расходов на исследования и разработки колеблется от 0,45% к ВВП на Кипре до 4,7% в Израиле, являющемся лидером по этому показателю. В развивающихся странах он редко превышает 1%.

Показателями конечной результативности расходов на R&D являются:

удельный вес высокотехнологичной продукции в экспорте, доходы от продажи авторских прав и изобретений за рубеж, доля в производстве собственных передовых технологий и пр.

результативностью существует слабая положительная связь (Приложение А (А)). По нашим подсчетам, коэффициент корреляции показателей «удельных расходов на R&D в % к ВВП» и «доли высокотехнологичной продукции в экспорте» для представленной выборки стран составил в 2008 году 0,26. Это означает, что, кроме уровня расходов на поддержку НИОКР, есть и другие факторы успеха.

Так, в Китае при относительно скромных расходах на НИОКР (1,44% ВВП), доля высокотехнологичного промышленного экспорта (более 28%) выше, чем в США (19%) и Японии (18%). По этому показателю Китай находится на одном уровне с Южной Кореей, в которой уровень расходов на исследования и разработки выше китайского в 2,2 раза. Это является определенным свидетельством успешности на первоначальном этапе развития http://stra.teg.ru/lenta/innovation/1939).

национальной инновационной системы стратегии догоняющего развития, основанной на имитации инноваций. Кроме того, экономике Китая присущи черты открытой инновационной системы. Так, количество зарегистрированных торговых марок резидентов и нерезидентов в Китае в 2,3 раза больше, чем в США, в 6 раз больше, чем в Японии, и в 16 раз больше, чем в России.

Особый интерес представляют источники финансирования расходов на НИОКР. Как показывает таблица 1.3.1, в Евросоюзе (27 стран) в среднем 55% всех расходов на НИОКР осуществляет бизнес, при разбросе показателя от 17,8% (Кипр) до 76% (Люксембург). В Японии участие бизнеса в финансировании R&D составляет 77,7%, в Южной Корее – 73,7%, в Швейцарии – 68,2%, в США – 67,3%, в Израиле – 79,5% (наибольшее значение в выборке).

Участие государства в общих расходах на НИОКР в странах Евросоюза составляет лишь 1/3 (колеблется от 18,2% до 64,1% в разных странах), в США – 27%, в Южной Корее – 24,8%, в Китае – 24,6%, в Израиле – 14,2% (наименьшее значение в выборке). Более того, в большинстве стран, создавших работающую национальную инновационную систему, доля государства в финансировании НИОКР до кризиса снижалась. Так, в Израиле еще в 1996 году она составляла 35%, а в Китае в 2000 году - 30,4%.

Смена ключевых игроков в инновационном процессе – «передача эстафеты» от государства к бизнесу - одно из свидетельств успешности государственных инновационных программ в этих странах.

государства в финансировании НИОКР в последние годы растет, и в 2009 году она составила уже 66,5%.

Структура расходов на финансирование исследований и разработок (27 стран) разработки) Из бывших социалистических стран приближаются к этому показателю Источник данных здесь и далее: European Commission. Eurostat. http://epp.eurostat.ec.europa.eu).

только Польша, Болгария, Румыния. При этом по удельным государственным расходам на НИОКР (евро на человека) Россия занимает промежуточное положение (рис. 1.3.1), что объясняется как более низким уровнем ВВП на душу населения, по сравнению с развитыми странами, так и меньшим удельным весом в нашей стране общих расходов на НИОКР (см. Приложение А).

Рисунок 1.3.1. Удельное государственное финансирование НИОКР (евро на 1 жителя страны) Иностранные источники финансирования НИОКР используются в странах с разной степенью активности. Существенна их роль в Великобритании (которая является лидером по этому показателю) и Ирландии, на Мальте и Кипре, в Австрии, Латвии и Литве (больше 13%). Россия занимает по долевому участию иностранного капитала в НИОКР среднее место в представленной выборке стран. Кого же финансирует государство? Как демонстрируют данные таблицы 1.3.2, в большинстве развитых стран Европы существенная доля расходов государства на НИОКР приходится на поддержание вузовской науки, в том числе научно-исследовательских центров при вузах.

Структура государственного финансирования исследований и разработок по В целом по Евросоюзу она составляет 54,4%. В Швейцарии она составляет 85,3%, в Дании – 86,3%. Несколько ниже доля государственных средств, направляемых на финансирование высшей школы, в США, Японии, Южной Корее (30-40%). Наименьшее ее значение – в России и Болгарии.

предпринимательский сектор. Ни одна страна мира в представленной выборке даже не приближается к этому значению!

Сформировавшаяся в России оригинальная модель распределения Государство «вливает средства» в предприятия, а отдачи нет. Многие прикладные исследования финансируются в рамках целевых федеральных программ при активном лоббировании снизу32. Думается, эта модель вполне вписывается в систему непрозрачных и неформальных взаимоотношений охватывающую все сферы общественной жизни. Государственные гранты частному бизнесу рассматриваются как бесплатная и безвозмездная помощь государства, которую не нужно отрабатывать. Эти гранты являются объектом жесткой конкуренции, и в этой конкуренции далеко не всегда используются добросовестные и прозрачные способы борьбы.

Данные о финансировании НИОКР в Европе и крупных неевропейских экономиках позволяют развеять два «мифа об инновационной деятельности»: 1) миф о том, что это делает главным образом государство; 2) миф о том, что государство поддерживает главным образом бизнес.

1.4. Зарубежный опыт и правила построения национальной инновационной системы эффективной инновационной системы, на наш взгляд, следует придерживаться следующих правил:

государства и бизнеса в инновационной сфере, касающегося как финансовых взаимоотношений, так и реализации прав на интеллектуальную продукцию, и здесь может быть полезен опыт Израиля и США;

- крайне важно повышение эффективности как распределения государственных средств на НИОКР, так и контроля за их использованием, пресечение практики неформальных взаимоотношений власти и бизнеса;

Ливанов Д., Рогачев М. Как не потерять на инновациях // Эксперт. 2010. № 38 (722). (URL:

http://expert.ru/expert/2010/38/kak_ne_poteryat_na_innovaciyah/).

- параллельное использование преимуществ догоняющего развития при соблюдении принципов комплементарности инновационного потенциала и предпочтения имитации копированию (опыт Китая);

процесса, для этого имеет смысл изучить соответствующую практику «технологических теплиц» Израиля и опыт Финляндии;

- законодательное поддержание институционального разнообразия форм взаимодействия субъектов инновационной деятельности и видов инновационной инфраструктуры (бизнес-инкубаторы, технопарки, иногорода, кластеры, венчурные фонды и пр.) с целью достижения естественного отбора более эффективных форм и видов;

- проведение селективной налоговой политики для стимулирования инновационной деятельности в стране, изучение возможностей применения и развития положительного опыта налогового стимулирования Сингапура;

- вовлечение в инновационный процесс банковского сектора через расширение практики дотирования процентной ставки при кредитовании инновационных проектов (за счет средств федерального бюджета), с обязательным развитием системы экспертизы инновационных проектов;

возникающих у инвесторов (в развитых странах эту функцию успешно выполняет венчурный бизнес);

- достижение максимальной открытости инновационной системы России, развитие международной кооперации и трансграничного трансфера знаний, ресурсов, технологий.

партнерство в инновационной сфере, возможно, начнет давать желаемые результаты.

1.5. Государственно-частное партнерство в развитии российской экономики Одна из важнейших задач модернизации и диверсификации российской экономики состоит в развитии ее инфраструктурных основ. Отставание инновационной модели развития..

Потребности экономики в реконструкции старых и создании новых объектов инфраструктуры постоянно возрастают. Развитие этой тенденции диктует необходимость качественно иного масштаба инвестирования в модернизацию и эксплуатацию инфраструктуры (ЖКХ, дорожные сети, инфраструктурного характера возникают и реализуются на уровне Субъектов Федерации и муниципальных образований, большинство из которых являются дотационными и имеют крайне ограниченные финансовые возможности для выполнения капиталоемких проектов. Вместе с тем необходимые средства превосходят возможности консолидированного бюджета страны. Решение проблем, связанных с развитием инфраструктуры при таких обстоятельствах предполагает привлечение ресурсов капитала в различных формах партнерства законодательства на федеральном уроне, регионы самостоятельно заполняют нормативно – правовую пустоту, разрабатывая и принимая региональные нормативно-правовые акты и отрабатывая технологии взаимодействия с бизнесом на практике.

Одним из примеров успешного практического решения вопросов, связанных с использованием государственно-частного партнерства является Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Ярославская области и г. Москва.

Емельянов Ю.С., к.т.н., исполнительный директор МНИИПУ Востребованность ГЧП продиктована не только ограниченными возможностями региональных бюджетов при финансировании крупных проектов и уменьшении инвестиций в основной капитал, но и осознанием местными органами власти необходимость вовлечения частного капитала для решения накопившихся инфраструктурных проблем.

У местных органов власти часто нет единства в понимании смысла и особенностей проектов ГЧП. Одни понимают под государственно – частным партнерством любое взаимодействие государства и частного бизнеса (несмотря на широкую международную практику), что не всегда приводит к продиктованным социально – экономическим целям. В узком смысле (создание объектов инфраструктуры) под ГЧП понимается только в Московской, Тверской и Ярославской областях. В других, под ГЧП понимается любое взаимодействие с целью увеличения занятость местного населения, расширить налоговую базу. В данной ситуации мы не можем говорить о едином векторе развитии регионов, которое вписывалось в единую концепцию развития РФ до 2020 года, также, не способствуя снижению дифференциации областей.

взаимодействия государства и частного бизнеса в регионах ЦФО (равно как и во всей России) отсутствие единой нормативно – правой базы, регулирующей все аспекты проектов ГЧП. В России существует только модельный закон «Об участии субъекта в государственно – частном партнерстве», который был воспринят в субъектах Федерации по-разному, на фоне этого еще не в одном из областей ЦФО не был принят региональный закон об участии субъекта РФ в проектах ГЧП. Лишь в 14 субъектах РФ в 2009 году был принят свод нормативно – правовых актов, регулирующих участие регионов в партнерстве с частным предпринимательством: республики Алтай, Дагестан, Калмыкия, Удмуртия, Тыва, Кабардино – Балкария, Томской, Кемеровской, Курганской, Нижегородской, Челябинской областях, г. Санкт – Петербурге, Ставропольском крае, Ямало – Ненецком АО. Но даже здесь законы носят скорее рекомендательный и декларативный характер, не всегда отвечающий требованиям частных инвесторов. Также нельзя говорить о существовании федеральном и региональном уровнях по вопросу формирования ГЧП.

возникающих при формировании государственно – частного партнерства. Если же сравнивать цели использования ГЧП, декларируемые в модельном ФЗ, с той ситуацией, которой мы можем наблюдать в регионах:

«Целями участия субъекта Российской Федерации, муниципального образования в проектах государственно-частного партнерства является развитие общественной инфраструктуры для обеспечения экономического роста, улучшение качества услуг, предоставляемых с использованием общественной инфраструктуры, повышение эффективности эксплуатации внебюджетного финансирования капитальных вложений и оборотного капитала предприятий, осуществляющих эксплуатацию общественной инфраструктуры и предоставление услуг с ее использованием».

В законе достаточно четко указывается сфера применения проектов ГЧП, что далеко не всегда достигается и ставится целью в регионах РФ (в частности ЦФО).

Значительным препятствием на пути реализации проектов ГЧП стал ряд землепользования, документации, инженерных сетей. Также необходимо повышения качества управления муниципальных органов власти в вопросе проектного финансирования, как одного из наиболее гибких и перспективных инструментов финансирования ГЧП, одновременно с необходимостью повышения уровня экономической культуры частных партнеров не всегда владеющих нужной информацией о проектах ГЧП. Достаточно часто камнем преткновения становится конфликты интересов органов региональной и муниципальной власти, что по мнению ряда аналитиков, является одной из наиболее важных проблем политико – экономического развития государства, что приводит к сложности согласования проектов ГЧП для частных инвесторов на различных уровнях власти в регионе. Отсутствие разграничения власти межу органами приводит, в конечном итоге, к препятствиям для долгосрочного взаимодействия с частным бизнесом.

инфраструктурными проектами, используя модель бюджетного финансирования, что сразу же ставит проекты в тесную зависимость от ресурсов бюджета, а также идет в разрез с самой идеологией ГЧП (то есть объединение ресурсов государства и бизнеса для получения синергетического эффекта). Отраслевой разрез рынка ГЧП в регионах представлен ниже.

Перейдем к более детальному анализу каждого из субъектов ЦФО, отражая что понимается под проектом ГЧП, отрасли применения, инструменты, слабые стороны для выработки единой структуры ГЧП в округе для возможного отражения на федеральном уровне.

Белгородская область. Администрация области трактует государственно – частное партнерство весьма широко, понимая под ним привлечение ресурсов частного сектора для решения ряда задач. Основными аспектами реализации программы ГЧП выступают: Инвестиционный фонд, ФЦП «Жилище», которые регулируются инвестиционными соглашениями. Органы региональной власти осуществляют поддержку участникам ГЧП путем льготного предоставления земельных участков, возмещении части средств по кредитам, налоговые льготы; также введется активная работа по привлечению инвестиций в проекты по предоставлению различного рода услуг (водо-, газо- и электро снабжению).

Основными отраслями применения проектов ГЧП является: развитие транспортной инфраструктуры и строительства, водоснабжения.

Однако же, в области пока еще не принят закон о ГЧП (в силу отсутствия Федерального закона), что не дает возможности формирования специальной структуры применения ГЧП. Основным элементом для региона остается привлечение частных инвестиций для решения инфраструктурных проблем. По мнению администрации области основные проблемы, тормозящие развитие ГЧП: отсутствие единого регулирующего органа, законодательной основы и четкой правовой среды, что не может способствовать формированию гарантий частному бизнесу.

Брянская область. Администрация региона выделяет ГЧП в качестве суммы двух составляющих: политическая (существование организаций для построения взаимодействия органов власти и частного бизнеса в рамках партнерства) и экономическая (объединение органов власти различных уровней для создания инфраструктурных объектов). К основным инструментам можно отнести: ФЦП, Инвестиционный фонд, что регулируется договорами управления, аренды и лизинга.

Основными отраслями является: отопление, водоснабжение, переработка мусора. При этом не существует единого органа управления такими проектами, нормативно – правовой базы.

Владимирская область. ГЧП рассматривается как партнерство двух сторон на определенных условиях в течение периода времени (вне зависимости от срока), разделении риска на основе объединения ресурсов для решения перспективных направлений развития области, инструменты для реализации данных проектов достаточно стандартны: ФЦП, Инвестиционный фонд, которые регламентируются инвестиционными соглашениями.

Основными отраслями применения ГЧП являются: ЖКХ (государство финансирует 25% сметной стоимости проекта), строительство сталепрокатного завода, технопарка, освоение месторождений полезных ископаемых, инфраструктуры выделяется до 12% стоимости проектов). В области был создан центр по координации проектов ГЧП, что значительно упростило процедуру работы в этой сфере.

Отмечая проблемные узлы области в сфере развития ГЧП нужно отметить, отсутствие нормативно – правовой базы, государственных гарантий для бизнеса в условиях посткризисного развития.

взаимовыгодное сотрудничество для решения проблем инновационного, обслуживанию, эксплуатации, реконструкции, строительству объектов на основе разделения рисков, прав и ответственности, которое регулируется соглашениями между органами власти и частным бизнесом. Масловская зона использования ГЧП, кроме этого проекты взаимодействия государства и частного бизнеса реализуется в сфере ЖКХ, транспорта, образования, здравоохранения. Инструментами ГЧП являются: ФЦП, Инвестиционный фонд (ведутся переговоры с Министерством регионального развития, что снизит риски для частного бизнеса), проектное финансирование.

Функциями в сфере партнерства занимается отдел инвестиционного развития и Департамент экономического развития. Закон о ГЧП был принят в конце 2010 года, что также ускоряет темпы реализации проектов ГЧП. Спад инвестиций в основной капитал на 7% объясняется завершением части крупных инфраструктурных проектов.

сотрудничество власти и бизнеса с целью решения инфраструктурных проблем региона. По замыслу администрации области – основу для финансовых ресурсов должно составить частная сторона, средств, выделяемые для ФЦП.

процентных ставок частному бизнесу в сфере коммунальной инфраструктуры, энергосбережения. В рамках ФЦП «Жилище» внебюджетные средства составляли до 65% от суммарных капиталовложений. В области отсутствует Внешэкономбанком функционирует рабочая группа по оценке возможных проектов ГЧП); принят закон о ГЧП, регулирующий взаимодействие органов власти и частного сектора, проводится работа по совершенствованию правовой базы для привлечения бизнеса.

Калужская область. В данном регионе ГЧП трактуется согласно «Стратегии социально – экономического развития Калужской области до года» как основной инструмент реализации инфраструктурных проектов. В такой системе органы власти выделяют земли частному предпринимателю, проводя режим наибольшего благоприятствования. К инструментам ГЧП в области относят: ФЦП, Инвестиционный фонд, средства Внешэкономбанка, которые регулируются инвестиционными соглашениями.

В сфере нормативно-правовой базы было принято постановление Правительства Калужской области №74 «Об утверждении плана действий исполнительных органов государственной власти Калужской области по развитию ГЧП». Основные отрасли применения ГЧП: автомобильные кластеры, строительство, автодороги, инновационная инфраструктура (в том числе в сфере коммерциализации разработок), музейные сооружения; финансовую поддержку от имени органов государственной власти оказывают Инвестиционный фонд и Внешэкономбанк.

В регионе не существует ни единого органа координации работы в сфере ГЧП, ни закона о ГЧП, что естественно тормозит внедрение ГЧП.

Костромская область. В данном субъекте ГЧП выступает в качестве механизма согласования интересов и обеспечения равноправия государства и бизнеса при реализации проектов региона. Использование ГЧП в качестве приоритета закреплено в Стратегии развития области до 2020 года.

Взаимодействие осуществляется в рамках аренды, СП, инвестиционных соглашений, планируется использовать концессии, контракты жизненного цикла. Инструментами финансирования выступают средства ФЦП и РЦП, смешанное финансирование, планируется подключение ресурсов Инвестиционного фонда. К отраслям применения ГЧП относят: энергетику, строительство, транспорт, здравоохранение.

В области создан орган, курирующий деятельность проектов ГЧП, принята достаточно серьезная нормативно – правовая база, но в связи с отсутствием ФЗ о ГЧП скорость реализации ГЧП значительно снижается.

Курская область. ГЧП рассматривается как инструмент привлечения дополнительных инвестиционных ресурсов, что зафиксировано в концепции развития региона до 2020 года, также разработан и принят план по развитию ГЧП (что отвечает нормативно – правой базе ГЧП).Помимо широко используемых в других областях инструментов финансирования создан Залоговый фонд Калужской области, обеспечивающий государственную поддержку частным вложениям на сумму 5,5 млрд. руб.

На базе ГЧП развивается сфера инновационной инфраструктуры, сельское хозяйство, развитие малого предпринимательства, ЖКХ, строительство. В данных проектах региональная администрация обеспечивает соответствующий закон, регламентирующий взаимодействие в рамках партнерства.

Липецкая область. Администрация рассматривает ГЧП в качестве прогрессивного механизма реализации инвестиционного ускорения, учитывая, что основная масса инвестиций области – именно частный сектор, то проекты партнерства используются весьма активно. К инструментам ГЧП в данном регионе следует отнести: ОЭЗ (15 зон различного характера использования), ЕБРР (проект «Липецкой энергетической компании» при 80% средств из ресурсов Банка), ФЦП (11 проектов) идет работа по привлечению средств Инвестиционного фонда. Сферы использования проектов ГЧП: транспортная, коммунальная, энергетическая, инновационная инфраструктура, ЖКХ (из 3, млрд. 2,3 млрд. руб. – средства федерального, 0,4 млрд. руб. областного, 0, млрд. руб. местного бюджета ). Привлечение внебюджетных средств должно содействовать повышения эксплуатации и экономического роста области.

Создается коллегиальный орган развития ГЧП для координации деятельности органов власти области с частным партнером. Также был принят взаимодействует с Внешэкономбанком и Государственной корпорацией «Роснано» для более эффективной работы ОЭЗ, ведется статистика об объектах пригодных для ГЧП.

Москва. Концепция развития ГЧП заложена в прогнозе развития города до 2012 года с целью повышения инвестиционной активности. Финансирование осуществляется на основе средств ФЦП, Инвестиционного фонда, собственных ресурсов. Наиболее широко ГЧП применяется в формах аренды, СП, «BOOT», которое регулируется инвестиционными договорами, применяемые в отраслях ЖКХ, строительства, водоснабжения, поддержании экологии, ОЭЗ (Зеленоград).

Но, в Москве не создан единой орган координации деятельности ГЧП, вся имеющаяся нормативно – правовая база опирается лишь на федеральное законодательство (в частности в вопросе инвестиционной активности).

Московская область. ГЧП – совокупность формальных и неформальных правил для взаимодействия государства и предпринимательских структур для удовлетворения экономических и социальных задач (проекты, реализуемые частным бизнесом при поддержке Правительства МО). Наиболее глубоко проработан механизм ГЧП в вопросах логистической инфраструктуры области (объем финансирования 185, 5 млрд. руб.), созданию технопарков (Дубна), промышленных округов; финансирование которых осуществляется на паритетных началах органов власти и частного бизнеса.

Развитие ГЧП шло только в рамках федерального законодательства, сейчас эта ситуация меняется в связи с разработкой собственного законодательства. Формируется департамент по развитию ГЧП Орловская область. Под ГЧП понимается взаимодействие с целью привлечения бизнеса для решения инфраструктурных задач, относящихся к общественному сектору. Финансовая поддержка оказывается Инвестиционным фондом, Внешэкономбанком. На данный момент нельзя говорить о реализации крупных проектов ГЧП, ведется разработка закона о ГЧП и формирование органа администрации, координирующего вопросы ГЧП. Наиболее возможной сферой применения инструментов ГЧП может стать ЖКХ (проекты на сумму до 4 млрд. руб.) Рязанская область. ГЧП служит, согласно мнению администрации, для привлечения государством бизнеса в сферы ответственности государства:

федерального бюджетов, которые регулируются инвестиционными строительство, транспорта, туристического комплекса, инновационного бизнеса.

Внешэкономбанком декларации о развитии ГЧП в регионе. Функционирует департамент развития ГЧП в области, законодательная база опирается на ряд федеральных законов (в связи с отсутствием принятого регионального закона о ГЧП).

Смоленская область. Под ГЧП понимается коммерческое сотрудничество строительство, аэропортах, здравоохранение, образование, ЖКХ, промышленных центров, теплоснабжение, зон отдыха и туризма.

Данные проекты осуществляются за счет ресурсов Инвестиционного фонда (767 млн. руб.), средств областного бюджета (216,3 млн. руб.), ФЦП.

Создается ОАО «Агентство инвестиционного развития» для более плотного взаимодействия с частным бизнесом, принят закон, регулирующий деятельность органов власти и частного бизнеса в рамках ГЧП.

Тамбовская область. Администрация области расценивает ГЧП в качестве механизма привлечения инвестиций на основе интеграции частных и государственных начал для решения глобальных инвестиционных проектов.

Принята стратегия развития области, в которой ГЧП отводятся следующие функции: повышение инвестиционной привлекательности региона, развитие промышленного производства, решение задач социально – экономического развития. Все это реализуется на средства областного бюджета, Инвестиционного фонда, Внешэкономбанка, ресурсов частного бизнеса, правовая часть регулируется инвестиционными соглашениями.

Слабым звеном является отсутствие программы развития ГЧП, орган, отвечающий за развитие отношений в рамках ГЧП, не разрабатывается проект закона о ГЧП (вновь в силу отсутствия ФЗ о ГЧП).

Тверская область. В области принято мировое определение ГЧП, что не всегда реализуется на практике: государство лишь стимулирует бизнес льготами и земельными участками. К сферам применения ГЧП следует отнести:

сохранение культурного наследия, создание кластеров, атомной энергетике, финансированию проектов, помимо национальных структур, привлекаются иностранные участники.

Идет активная подготовка к созданию подразделения администрации области, отвечающее за проекты ГЧП, разработан и принят закон о государственно – частном партнерстве.

Тульская область. Органы власти Тульской области рассматривают ГЧП в качестве инвестиционно – финансовой кооперации государства и частного бизнеса. Согласно стратегии Тульской области до 2028 года ГЧП должно быть реализовано максимально эффективно и полно в виде концессий, договора аренды, инвестиционных соглашений. Источники финансирования проектов ГЧП: Инвестиционный фонд, региональные и местные бюджеты, которые используются в сфере железнодорожных сетей, промышленных предприятий, энергетических мощностей, автодорог, ЖКХ, что дает возможность значительно снизить безработицу у высококвалифицированных специалистов.

В качестве регулятора деятельности ГЧП выступает департамент по внешнеэкономическим связям Тульской области, ускоряя процесс согласования всех документов по проектам ГЧП. Администрация региона считает, что нет необходимости в разработке регионального закона о ГЧП, используя федеральное законодательство.

Ярославская область. В данном регионе ГЧП рассматривается достаточно широко (сотрудничество власти и бизнеса) и более узко – партнерство в рамках договора с конкретизацией предмета соглашения. Достаточно важная роль отводится иностранным инвестициям в проекты ГЧП, кроме того, применяются финансы Инвестиционного фонда, ресурсы госкорпораций, ФЦП и РЦП, смешанное финансирование, которые регламентируются концессионным арендными, инвестиционными соглашениями. Проекты ГЧП применяются в транспортной и энергетической сфере. Весьма эффективно функционирует отдел ГЧП при экономическом департаменте администрации области, принят закон о ГЧП.

Подводя итог нашему исследованию регионов ЦФО мы должны констатировать несколько основных моментов.

Большинство экспертов оценивает развитость системы ГЧП по трем составляющим:

По данному принципу безоговорочно лидирует Москва, Владимирская, Калужская, Липецкая, Тверская, Тульская и Ярославская область. Отсутствие единой законодательной не является серьезной проблемой на пути реализации проектов ГЧП, но принятие ФЗ улучшило бы данную ситуацию. По мнению ряда экспертов, главными проблемами реализации проектов ГЧП является неспособность регионов подготовить проект для частных инвесторов, слабая активность и квалификация сотрудников администраций и уровня информированности частного бизнеса относительно государственно – частного партнерства. Но нельзя забывать и о вопросе инвестирования, которое уменьшилось в последние годы.

возможность для Российской Федерации внедрить новые практики и финансовые инструменты для реализации проектов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Это создаст предпосылки для экономического роста в секторах, имеющих стратегическое значение для Правительства. Несмотря на кризис, у частных инвесторов есть финансовые ресурсы для инвестирования в проекты с приемлемым уровнем риска, некоторые изменения в рамках развития проектов ГЧП в мировой и российской практике:

Международные ГЧП проекты Глобальные игроки фокусируются на локальных рынках; несмотря на кризис, интерес к проектам ГЧП сохранился, но темп закрытия новых проектов сократился.

Проекты страдают из-за более высоких расходов финансирования, удлинились сроки подготовки проектов и привлечения финансирования, в некоторых случаях финансирование проектов отложено.

Страны по-прежнему поддерживают программы ГЧП, но аппетит инвесторов к инфраструктурным проектам, также как и синдицированным кредитам, в целом снизился.

Ключевыми кредиторами стали национальные государственные банки, международные банки развития и ЭКА.

(например, более 750 млн. евро).

Структуры финансирования становятся более консервативными:

соотношение структуры заемных и собственных средств изменилось от 95/5 до 80/20 и 70/30.

Типичный срок долгового финансирования снизился с 30 до 12- лет.

Российские ГЧП проекты существенно сократилась; долгосрочное финансирование проектов ГЧП в России коммерческими банками не может быть предоставлено.

Стоимость долгового финансирования сопоставима со стоимостью акционерного капитала.

Частные инвесторы также испытывают трудности в привлечении новых фондов.

Структура финансирования (соотношения заемных и собственных средств) становится более консервативной: возможно уменьшение доли заемных средств с 70/30 до 50/50.

Практически не работают рынки валютных свопов и опционов, которые могли бы снизить валютные и процентные риски.

Из-за общего кризиса и значительной волатильности рубля иностранные инвесторы теряют интерес к финансированию проектов ГЧП.

макроэкономической неопределенности, падения индексов фондового рынка и снижения кредитоспособности финансовых институтов ищут альтернативные возможности инвестиций.

Отметим, что проекты ГЧП включены в Федеральную Бюджетную программу повышения эффективности расходов бюджета по средствам ГЧП.

Основными способами повышения эффективности контрактной системы при использовании средств федерального бюджета для осуществления инвестиционных проектов, осуществляемых на условиях ГЧП, должны рассматриваться:

авансированием бюджетных средств или без них.

Бюджетная закупка объектов с выплатами в рассрочку (включая возможность аренды с выкупом).

Закупка контрактов «жизненного цикла» (контракты «под ключ» + пролонгация на «жизненный цикл») частных инвесторов в проекты, по результатам которых оказываются публичные услуги.

Дополнение контрактов (соглашений) в рамках долгосрочных целевых программ (бюджетные средства), контрактами ГЧП (внебюджетные средства). При этом исходные ДЦП - контракты являются «финансовым рычагом» - то есть улучшают экономическую ситуацию путем привлечения внебюджетных средств и участия частных инвесторов; в этом случае можно говорить о Системе контрактов.

внебюджетных источников инвестициями за счет эффективного использования механизмов ГЧП является отсутствие практики фиксирования в соглашениях долгосрочных финансовых обязательств сторон и ответственности за их невыполнение, предоставления долгосрочных финансовых гарантий частным партнерам со стороны взаимодействия государства и бизнеса по комплексным инвестиционным проектам и целевым программам.

Подытоживая все вышесказанное, можно выделить вслед за профессором В. Г. Варнавским ряд задач, которые нужно решать для комплексного развития ГЧП в Российской Федерации :

«Задача №1. Разработка концепции и стратегии введения ГЧП, которые должны, в частности, включать:

цели, задачи и принципы создания ГЧП;

предусматривающую, в первую очередь, функции ее отдельных звеньев, правило «одной двери» и т. п.;

перечень законодательных актов федерального уровня в пакете, которые необходимо принять;

федеральный орган государственной власти, ответственный за подготовку этого пакета законов и сроки исполнения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 
Похожие работы:

«Александр САВОЙСКИЙ Экономическая дипломатия – это не количественный показатель в торгово-экономическом сотрудничестве одной страны с другой. Экономическая дипломатия – это средство внешней политики государства с использованием возможностей традиционной дипломатии и структур бизнес-сообщества в достижении одновременно внешнеэкономических и политических целей. Важное место в международных отношениях ближайших десятилетий будет занимать именно экономическая дипломатия при осуществлении...»

«А.В. Дементьев К О Н Т Р АК ТНА Я Л О Г ИС ТИ К А А. В. Дементьев КОНТРАКТНАЯ ЛОГИСТИКА Санкт-Петербург 2013 УДК 334 ББК 65.290 Д 30 СОДЕРЖАНИЕ Рецензенты: Н. Г. Плетнева — доктор экономических наук, профессор, профессор Введение................................................................... 4 кафедры логистики и организации перевозок ФГБОУ ВПО СанктПетербургский государственный экономический университет; Потребность в...»

«Федеральная палата адвокатов Российской Федерации Центр правовых исследований, адвокатуры и дополнительного профессионального образования Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации Е. Н. Калачева ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АДВОКАТА ПО ОКАЗАНИЮ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ Монография Москва 2012 УДК 347.965 ББК 67.75 К17 Автор: Е. Н. Калачева, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы. Рецензенты: Ю. С. Пилипенко, Первый вице-президент ФПА РФ, управляющий партнер Московской...»

«О. С. Рогачева ЭФФЕКТИВНОСТЬ НОРМ АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОГО ПРАВА Монография Издательство Воронежского государственного университета 2011 1 УДК 342.9.01(470) ББК 67.401 Р59 Р е ц е н з е н т ы: д-р юрид. наук, проф., заслуженный деятель науки Российской Федерации Л. Л. П о п о в, д-р юрид. наук, проф., заслуженный юрист Российской Федерации А. С. Д у г е н е ц, д-р юрид. наук, проф. И. В. М а к с и м о в Научный редактор– д-р юрид. наук, проф., заслуженный деятель науки Российской Федерации Ю....»

«КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ Монография Владимир 2006 УДК 343.9 ББК 67.512 К82 ISBN 5-86953-159-4 Криминологический портрет субъекта Российской Федерации. Владимирская область: Моногр. / к.ю.н. Зыков Д.А., к.ю.н. Зюков А.М., к.ю.н. Кисляков А.В., Сучков Р.Н., Сатарова Н.А., под общ. ред. к.ю.н., доцента В.В. Меркурьева; ВЮИ ФСИН России, ВлГУ. Владимир, 2006. С. 188 Настоящее монографическое исследование посвящено изучению общего состояния и...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ Дин Жуджунь, М. М. Ковалев, В. В. Новик ФЕНОМЕН ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КИТАЯ Монография Минск Издательский центр БГУ 2008 УДК 338.24.021.8(510) ББК 65.9(5КИТ)-1 Д44 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор В. Ф. Байнев, доктор экономических наук, профессор Л. Н. Давыденко, доктор экономических наук, профессор А. Н. Тур Рекомендовано к изданию Ученым Советом экономического факультета БГУ протокол № 4 от 26 февраля 2008 г. Жуджунь...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Б. Н. Хабибуллин ПОЛНОТА СИСТЕМ ЭКСПОНЕНТ И МНОЖЕСТВА ЕДИНСТВЕННОСТИ Уфа РИЦ БашГУ 2006 УДК 517.5 + 517.982 ББК В161.5, В162 Х12 Рецензенты: доктор физико-математических наук, профессор, чл.-корр. РАН В. В. Напалков (ИМ с ВЦ УНЦ РАН, г. Уфа); доктор физико-математических наук, профессор И. Ф. Красичков-Терновский (ИМ с ВЦ УНЦ РАН, г. Уфа)...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА А. Г. Сосков УСОВЕРШЕНСТВОВАННЫЕ СИЛОВЫЕ КОММУТАЦИОННЫЕ ПОЛУПРОВОДНИКОВЫЕ АППАРАТЫ НИЗКОГО НАПРЯЖЕНИЯ Монография ХАРЬКОВ ХНАГХ 2011 1 УДК 621.316:621. 382.2/3 ББК 31.264 С66 Рецензенты: В. С. Лупиков - д.т.н., проф., Национальный технический университет Харьковский политехнический институт; Ю. В. Батыгин - д.т.н., проф., Харьковский национальный автомобильно-дорожный университет. Рекомендовано к...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА Л. П. Панова СИСТЕМНОСТЬ АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ МОНОГРАФИЯ ХАРЬКОВ ХНАГХ 2010 УДК 72.01 ББК 85.11 П16 Рецензенты: Ремизова Елена Игоревна – кандидат архитектуры, доцент Харьковского государственного технического университета строительства и архитектуры ХГТУСА. Фоменко Оксана Алексеевна – доктор архитектуры, профессор Харьковского государственного технического университета строительства и архитектуры...»

«А.Б. Гудков, О.Н. Попова, А.А. Небученных Новоселы на Европейском Севере Физиолого-гигиенические аспекты Архангельск 2011 1 УДК 616_003.96:613:612–314.727(470.1) ББК 28.707.3(235.1) + 28.080.1(235.1) Г 93 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор заслуженный деятель науки РФ, заслуженный работник высшей школы РФ А.В. Грибанов доктор биологических наук Л.С. Щголева Печатается по решению редакционно-издательского совета Северного государственного медицинского университета Гудков А.Б., Попова...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ХИМИИ РАСТВОРОВ В. С. Побединский АКТИВИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ОТДЕЛКИ ТЕКСТИЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ ЭНЕРГИЕЙ ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ВОЛН ВЧ, СВЧ И УФ ДИАПАЗОНОВ Иваново 2000 2 УДК 677.027 Побединский В.С. Активирование процессов отделки текстильных материалов энергией электромагнитных волн ВЧ, СВЧ и УФ диапазонов.— Иваново: ИХР РАН, 2000.— 128 с.: ил. ISBN 5-201-10427-4 Обобщены результаты научных исследований отечественных и зарубежных исследователей по применению энергии...»

«www.webbl.ru - электронная бесплатная библиотека РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт психологии ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТА В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ Отв. ред.: А.В. Брушлинский М.И. Воловикова В.Н. Дружинин МОСКВА Издательство Академический Проект 2000, ББК 159.9 УДК 88 П78 Проблема субъекта в психологической науке. Отв ред член-корреспондент РАН, профессор А В Бруш-линский, канд психол наук М И Воловикова, профессор В Н Дружинин — М Издательство Академический проект, 2000 - 320 с ISBN 5-8291.0064-9 ISBN...»

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Казанский юридический институт Ю.Ю. КОМЛЕВ ТЕОРИЯ РЕСТРИКТИВНОГО СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ Казань 2009 УДК 343.9 ББК 60.56 К 63 Одобрено редакционно-издательским советом Казанского юридического института МВД России Рецензенты: доктор социологических наук, профессор А.Л.Салагаев (Казанский государственный технологический университет) доктор социологических наук, профессор С.В.Егорышев (Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия) Комлев Ю.Ю....»

«О ПРЕИМУЩЕСТВАХ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ПРОИЗВОДСТВА ИЗДЕЛИЙ ИЗ КОЖИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НАНОТЕХНОЛОГИЙ 1 УДК ББК К Рецензенты: д.т.н., профессор, главный специалист Санкт – Петербуржского информационно – аналитического центра. К.Н Замарашкин ( г. Санкт – Петербург, Россия ) д.т.н., профессор, зав. кафедрой Конструирование изделий из кожи Новосибирского технологического института ГОУ ВПО Московский государственный университет дизайна и технологии филиал Н.В Бекк (г. Новосибирск,...»

«С.А. Лаптёнок СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ В ЦЕЛЯХ МИТИГАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ Монография Минск БНТУ 2013 УДК 504.06:51-74 Рекомендовано к изданию Научно-техническим советом БНТУ (протокол № 10 от 23 ноября 2012 г.) Лаптёнок, С.А. Системный анализ геоэкологических данных в целях митигации чрезвычайных ситуаций: монография / С.А. Лаптёнок – Минск: БНТУ, 2013. – 286 с. В монографии изложены результаты использования системного анализа геоэкологических данных как реализации...»

«Г.М. Федоров, В.С. Корнеевец БАЛТИЙСКИЙ РЕГИОН Калининград 1999 Г.М. Федоров, В.С. Корнеевец БАЛТИЙСКИЙ РЕГИОН: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО Калининград 1999 УДК 911.3:339 (470.26) Федоров Г.М., Корнеевец В.С. Балтийский регион: социальноэкономическое развитие и сотрудничество: Монография. Калининград: Янтарный сказ, 1999. - 208 с. - ISBN Книга посвящена социально-экономическому развитию одного из европейских макрорегионов – региона Балтийского моря, на берегах которого...»

«Ю.В. Истомина БЕЗДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ И СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОПРАВНОСТИ Воронеж 2008 ГОУВПО Воронежский государственный технический университет Ю.В. Истомина БЕЗДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ И СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОПРАВНОСТИ Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора Ю.Н. Старилова Воронеж 2008 ББК 67.401 Истомина Ю.В. Бездействие государственных служащих и способы преодоления противоправности: монография. / Под ред. Ю.Н. Старилова. Воронеж: ГОУВПО...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК ГОСУДАРСТЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА (ГНУ ВНИИЭСХ) ФЕДОТОВ А.В. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ РЫНКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ТЕХНИКИ МОНОГРАФИЯ Москва- 2005 г. 1 УДК 338.43.02-631.115 (574) Федотов А.В. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ РЫНКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ТЕХНИКИ. – М.: ГНУ ВНИИЭСХ,...»

«Муромский институт (филиал) Владимирского государственного университета Указатель литературы, поступившей в библиотеку Муромского института в 2009 году Библиотека МИ Муром 2010 г. УДК 019.911 У 42 Указатель литературы, поступившей в библиотеку Муромского института в 2009 г. – Муром: Библиотека МИ ВлГУ, 2010. – 74 с. Составители: Библиотека МИ ВлГУ © Муромский институт (филиал) Владимирского государственного университета, 2010 4 СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАНИЕ. СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ИСТОРИЯ. КУЛЬТУРОЛОГИЯ....»

«В.М. Грузинов Е.В. Борисов А.В. Григорьев Под редакцией докт. геогр. наук, проф. В.М. Грузинова Москва 2012 УДК 551.466+551.467 ББК 91.99+26.23+26.221 В.М. Грузинов, Е.В. Борисов, А.В. Григорьев Под редакцией д.г.н., проф. В.М. Грузинова Г90 Прикладная океанография. – Обнинск: Изд-во Артифекс, 2012. – 384 с., ил. Монография содержит описание основных процессов, формирующих гидрологический режим океанов, окраинных и внутренних морей, включая шельфовые зоны, и методов расчета параметров морской...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.