WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Н.В. АНТОНЕНКО ИДЕОЛОГИЯ И ПРОГРАММАТИКА РУССКОЙ МОНАРХИЧЕСКОЙ ЭМИГРАЦИИ Мичуринск - наукоград РФ 2008 1 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version УДК ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства

Российской Федерации

Федеральное государственное образовательное

учреждение

высшего профессионального образования

«Мичуринский государственный аграрный университет»

Н.В. АНТОНЕНКО

ИДЕОЛОГИЯ И ПРОГРАММАТИКА

РУССКОЙ МОНАРХИЧЕСКОЙ

ЭМИГРАЦИИ

Мичуринск - наукоград РФ 2008 1 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 325.252:321.Э27 Рекомендовано к печати методическим советом ББК 66.1(2)6:67.400.6 социально-гуманитарного факультета Мичуринского государственного аграрного А университета Научный редактор:

доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН Шелохаев Валентин Валентинович Рецензенты:

Репников А.В., доктор исторических наук, ведущий специалист Центра по разработке и реализации межархивных программ документальных публикаций федеральных архивов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) Туманова А.С., доктор исторических наук, доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой истории государства и права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина Антоненко Н.В.

А Идеология и программатика русской монархической эмиграции: Монография / Н.В. Антоненко. – Мичуринск, Издательство Мичуринского государственного аграрного университета, 2007. – 204 с.

ISBN В монографии фактически предпринята первая попытка комплексного подхода к изучению идейно-теоретических представлений монархической эмиграции о системе государственного устройства, экономической, социальной, национальной, конфессиональной, внешнеполитической доктрине постбольшевистской России, стратегии реализации намеченных преобразований. При этом на основе анализа различных монархических концепций автор стремился выявить основные тенденции в развитии эмигрантской консервативной мысли, осмыслить целостное содержание программ зарубежных монархических организаций.

Книга рассчитана на профессиональных историков, а также на всех интересующихся историей русской эмиграции.

ISBN УДК 325.252:321.Э ББК 66.1(2)6:67.400. © Антоненко Н.В., © Издательство ФГОУ ВПО Мичуринского государственного аграрного университета, PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В последнее время тема постреволюционной волны русской эмиграции вызывает у исследователей особый интерес.

Публикации документов1, справочных изданий2, монографий3, сборников статей4 составили мощный поток информаПолитическая история русской эмиграции. 1920-1940 гг.: Документы и материалы:

Учеб. пособие / Под ред. А.Ф. Киселева. М., 1999; Права и свободы человека в программных документах основных политических партий и объединений России. ХХ век / Под ред. А.Н.Аринина, С.И.Семенова, В.В.Шелохаева. М., 2002; Российские предприниматели в начале ХХ века: По материалам Торгово-промышленного и финансового союза в Париже: Публикация документов / Ин-т рос. истории РАН. М., 2004; Российский Зарубежный Съезд. 1926. Париж: Документы и материалы. М., 2006; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 1.

Так начиналось изгнание. 1920-1922. Кн. 1. Исход. М., 1998; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 1. Так начиналось изгнание. 1920-1922. Кн. 2. На чужбине.

М., 1998; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 2. Несбывшиеся надежды… 1923 г. М., 2001; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 3. Возвращение… 1921-1924 гг. М., 2002; Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Том 4. У истоков «Русского общевоинского союза». 1924 г. М., 2007; Чему свидетели мы были… Переписка бывших царских дипломатов, 1934 - 1940: Сборник документов. М., 1998 и др.

Окороков А.В. Русская эмиграция. Политические, военно-политические и воинские организации 1920 – 1990 гг. М., 2003; Попов А.В. Русское зарубежье и архивы. Документы Российской эмиграции в архивах Москвы: проблемы выявления, комплектования, описания, использования. М., 1998; Путеводитель. Том 5. Личные фонды Государственного архива Российской Федерации (1917-2000). М., 2001; Сводный каталог периодических и продолжающихся изданий Русского Зарубежья в библиотеках Москвы (1917 – 1996 гг.). М., 1999; Путеводитель. Том 4. Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории белого движения и эмиграции. М., 2004; Россия и российская эмиграция в воспоминаниях и дневниках: Аннотированный указатель книг, журнальных и газетных публикаций, изданных за рубежом в 1917-1991 гг. В 4-х тт. / Науч.

ред. А.Г. Тартаковский, Т. Эммонс, О.В. Будницкий. М., 2003 – 2006; Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века. Энциклопедический биографический словарь. М., 1997;

Рутыч Н.Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России: Материалы к истории Белого движения. М., 2002; Сводный каталог периодических и продолжающихся изданий Русского Зарубежья в библиотеках Москвы (1917 – 1996 гг.). М., 1999; Фонды Русского Заграничного исторического архива в Праге. Межархивный путеводитель.

М., 1999; Шмаглит Р.Г. Русская эмиграция за полтора столетия: Биографический справочник. М., 2005 и др.

Барихновский Г.Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции (1921-1924 гг.). Л., 1978; Бочарова З.С. Судьбы российской эмиграции: 1917 – 1930-е годы. Уфа, 1998; Бутаков Я.А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 – начало 1920 г.): Монография. М., 2000; Волкогонова О.Д. Образ России в философии русского зарубежья, М., 1998; Доронченков А.И. Эмиграция «первой волны» о национальных проблемах и судьбе России. М., 2001; Зимина В.Д. Белое дело взбунтовавшейся России: Политические режимы Гражданской войны. 1917 – 1920 гг. М., 2006;

Иоффе Г.З Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977; Комин В.В. Политический и идейный крах русской мелкобуржуазной контрреволюции за рубежом. Калинин, 1977; Кононова М.М. Русские дипломатические представительства в эмиграции (1917-1925 гг.). М., 2004; Костиков В.В. Не будем проклинать изгнанье… М., 2004; Кудинов О.А. Конституционные проекты Белого движения и конституционно-правовые теории российской белоэмиграции (1918 – 1940-е гг.), или За что их расстреливали и депортировали (для тех, кто хочет понять смысл права): МонограPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ции по истории русского зарубежья, что, безусловно, позволяет рассмотреть ее через призму комплексного изучения.

Созданный на современном этапе значительный пласт историографии русской эмиграции аккумулирует в себе широкий спектр проблем: региональные исследования эмиграции5, фия. М., 2006; Мухачев Ю.В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. М., 1982; Назаров М. Миссия русской эмиграции. Т.1. М., 1994; Омельченко Н.А. В поисках России: Общественно-политическая мысль русского зарубежья о революции 1917 г., большевизме и будущих судьбах российской государственности (историко-политический анализ).

СПб., 1996; Сабенникова И.В. Российская эмиграция (1917-1939): сравнительно-типологическое исследование. Тверь, 2002; Спирин Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало ХХ в. – 1920). М., 1977; Степанов С. Черная сотня. М., 2005; Тимонин Е.И. Исторические судьбы русской эмиграции (1920 - 1945гг.) Омск, 2000; Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции.

Актуальные аспекты истории и современности русского зарубежья: параллели и антитезы. М., 2007; Белая Россия. Опыт исторической ретроспекции: Мат. междунар. науч. конф. в Севастополе / Отв. ред. А.В.Терещук. СПб-М., 2002; Зарубежная Россия 1917-1939. Сборник статей.

СПб., 2000; История и историки, 2003: Историографический вестник. М., 2003; Кирилл I Владимирович Государь Император Всероссийский в изгнании 1876 – 1938: Мемориальный сборник к 130-летию со дня рождения. Рязань, 2006; Наука, культура и политика русской эмиграции: Сб. ст.

и материалов всероссийской научной конференции: Санкт-Петербург 24 – 26 июня 2002 г. СПб., 2004; Проблемы истории Русского зарубежья: материалы и исследования / Ин-т всеобщ. истории.

М., 2005. Вып. 1; Российская интеллигенция на родине и в зарубежье: новые документы и материалы: Сб. ст. / Сост. Т.А.Пархоменко. М.: 2001; Россия в изгнании. Судьбы российских эмигрантов за рубежом. М., 1999; Русская эмиграция в Европе, 20-е – 30-е годы ХХ века. М., 1996; Русская эмиграция в Европе в 1920 – 1930-е гг. М., 2005; Русские без Отечества: Очерки антибольшевистской эмиграции 20 – 40-х годов. М., 2000; Русский исход / Отв. ред. Е.М.Миронова. СПб., Аблова Н.Е. КВЖД и российская эмиграция в Китае: международные и политические аспекты истории (первая половина ХХ в.). М., 2004; Алексеева А.Ю. Российская эмиграция в Греции (1920-е – середина 1930-х гг.) // Новый исторический вестник. 2005. № 2(13). С. 203 – 221;

Аурилене Е.Е. Российская эмиграция в Китае: 1920 - 1950-е гг.: Дисс... д-ра истор. наук. Хабаровск, 2004; Бойчевский И.В. Культурно-просветительная деятельность российской эмиграции во Франции в 1920 – 1930-е годы: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006; Бухтерев В.Б. Российская военная эмиграция в Германии в 1920 – 1945 гг.: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006; Воробьева О.В.

Российская эмиграция в США и Канаде в 1920 – 1940-е гг.: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006;

Горячкин Г.В., Грищенко Т.Г., Фомин О.И. Русская эмиграция в Египте и Тунисе (1920 – 39 гг.).

М., 2000; Гуль Р.Б. Я унес с собой Россию: Апология эмиграции. В 3-х т. М., 2001; Дычко С.Н.

Российская военная эмиграция в Югославии в 1920 – 1945 гг.: институционализация и деятельность: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006.; Иванов А.И. Культурно-просветительная деятельность российской военной эмиграции в США, Европе и на Дальнем Востоке в 1920 - 1950-е гг.: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006; Ипполитов С.С., Недбаевский В.М., Руденцова Ю.И. Три столицы изгнания. Константинополь. Берлин. Париж. Центры зарубежной России 1920 – 1930-х гг. М., 1999;

Йованович М. Русская эмиграция на Балканах: 1920 – 1940. М., 2005; Казнина О.А. Русские в Англии: Русская эмиграция в контексте русско-английских литературных связей в первой половине XX века. М., 1997; Кудрякова Е.Б. Российская эмиграция в Великобритании между двумя войнами. М., 1995; Кудрякова Е.Б. Русская эмиграция в Югославии. М., 1996; Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940-е гг.): Сб. мат-лов Междунар. науч.

конф. М., 2002; Мелихов Г.В. Белый Харбин: Середина 20-х. М., 2003; Он же. Российская эмиграция в Китае (1917 – 1924). М., 1997; Менегальдо Е. Русские в Париже. 1919 – 1939. М., 2001; Невалайнен П. Изгои: Российские беженцы в Финляндии 1917-1939 гг. СПб., 2003; Российское зарубежье в Финляндии между двумя мировыми войнами: Сб. науч. трудов. СПб., 2004; Русская эмиграция в Италии в ХХ веке. М., 2003; Русские в Италии: Культурное наследие эмиграции: Международная научная конференция. М., 2006; Русская эмиграция в Манчьжурии: военно-политическая PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com изучение отдельных феноменов и процессов внутри русской диаспоры6, культурологические аспекты зарубежья7, изучение отдельных эмигрантских учреждений (армии, церкви, политических организаций)8 и т.д. Однако при внешней разносторонности исследовательского процесса по-прежнему деятельность. Южно-Сахалинск, 1994; Русский Берлин: 1920 – 1945: Международная научная конференция. М., 2006; Рябова В.И. Российская эмиграция в Африке в 1920 – 1945 гг. М., 2005;

Сабурова Л.Н. Культурно-просветительные организации российской эмиграции в Чехословакии (1920 – 1930-е гг.): Дисс… канд. истор. наук. М., 2006; Сафронова Г.Н. Культурнопросветительные организации российской эмиграции в Югославии в 1920 – 1930-е гг.: Дисс… канд. истор. наук. М., 2005; Серапионова Е.П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике. 20 – 30-е гг. М., 1995; Серегина Д.М. Российская торгово-промышленная эмиграция во Франции в 1920 – 1939 гг.: Дисс... канд. истор. наук. М., 2005; Сотников С.А. Российская военная эмиграция во Франции в 1920 – 1945 гг.: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006; Шлёгель К. Берлин, Восточный вокзал. Русская эмиграция в Германии между двумя войнами (1918 – 1945). М., 2004 и Кривошеева Е.Г. Пореволюционное эмигрантское течение - евразийство, 1921-1932 гг.:

Дисс… канд. истор. наук. М.,1995; Недбаевский В.М. Духовные и организационные проявления фашизма в среде российской эмиграции в Германии // Новый исторический вестник. 2000. № 2.

С. 31 – 44; Окороков А.В. Фашизм и русская эмиграция (1920-1945 гг.). М., 2002; Пучков С.Н.

Политический активизм молодежной среды российской эмиграции в 1920-1930-е гг. (Институционализация и идеология): Дисс... канд. истор. наук. М., 2004; Самохин А.В. Евразийство как идейно-политическое течение в России XX века: Дисс... канд. истор. наук. М., 2004; Свириденко Ю.П., Ершов В.Ф. Белый террор? Политический экстремизм российской эмиграции в 1920 - 45 гг.

М., 2000; Чистяков К. Убить за Россию! Из истории русского эмигрантского активизма, 1918 гг. М., 2000 и др.

«В рассеянии сущие…»: Культурологические чтения «Русская эмиграция ХХ века» (Москва, 15 – 16 февраля 2005): Сб. докл. / Отв. редактор И.Ю. Белякова. М., 2006; Еременко Л.И.

Русская эмиграция как социально-культурный феномен: Автореф. дис. канд. филос. наук. М., 1993; Культурная миссия Российского Зарубежья: История и современность: Сб. статей / Отв. ред.

Э.А.Шулепова. М., 1999; Мартынов А. Литературно-философские проблемы русской эмиграции (сборник статей). М., 2005; Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции, 1919 – 1939 гг. М., 1994; Северюхин Д.Я. Русская художественная эмиграция. 1917 – 1939. СПб, Войнаровский О.В. Военная и политическая деятельность Е. К. Миллера: 1914-1937 гг.:

Дисс... канд. истор. наук. Самара, 2005; Голдин В.И. Армия в изгнании. Страницы истории Русского Обще-Воинского Союза. Архангельск-Мурманск, 2002; Он же. Роковой выбор. Русское военное Зарубежье в годы Второй мировой войны. Архангельск-Мурманск, 2005; Он же. Солдаты на чужбине. Русский Обще-Воинский Союз, Россия и Русское Зарубежье в ХХ – XXI веках. Архангельск, 2006; Гончаренко О.Г. Белоэмигранты между звездой и свастикой. М., 2005; Домнин И.В.

Русское военное зарубежье: дела, люди и мысли (20 – 30-е годы) // Вопросы истории. 1995. № 7. С.

109 – 120; Дырин И.А. Военно-политическая мысль русского зарубежья 20 – 40-х гг. ХХ века о военной доктрине: Автореф. дис. канд. политол. наук. М., 1996; Ершов В.Ф. Российское военнополитическое зарубежье в 1918 - 1945 гг. М., 2000; Ершов В., Парфенова Е., Пивовар Е. Российская военная эмиграция в 1920 – 1930-е гг. Нальчик, 1998; Климутин В.А. Российская военноморская эмиграция в 1920 – 1930-е годы: Дисс… канд. истор. наук. М., 2006; Косик В.И. Русская церковь в Югославии (20 – 40-е гг. ХХ в.). М., 2000; Назаров М. В. Три ветви русского православия // Вопросы истории. 1997. №6. С. 3-15; Попов А.В. Российское православное зарубежье: история и источники. М., 2005; Российский военный сборник. Выпуск 16. Военная мысль в изгнании: Творчество русской военной эмиграции. М., 1999; Соловьев М.А. Деятельность Организации Великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза, Братства Русской правды на Северо-Западе Советской России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х - начале 1930-х гг.:

Дисс... канд. истор. наук. СПб., 2003; Сурайкин М.А. Молодёжные движения и организации Российского Зарубежья в 1920-е-1930-е годы: Дисс... канд. истор. наук. М., 2003 и др.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com приоритетным остается изучение культурной составляющей эмиграции, деятельности общественных институтов9, адаптации10, жизни и быта русских беженцев11 и несколько в тени остаются вопросы политики и идейно-теоретического творчества эмигрантов.

Общий анализ исследовательских работ в области политической составляющей русского зарубежья позволяет заключить о неравномерности изучения различных направлений эмигрантского политического спектра. Еще в конце 1990-х гг. начали появляться диссертационные исследования, посвященные деятельности либерального и социалистического крыла эмиграции12. При этом, все более углубляясь в изуБирюкова К.В. Российские студенческие эмигрантские союзы в Центральной и Восточной Европе в 1920 - 1930-е гг.: Дисс... канд. истор. наук. М., 2005; Колосова В.О. Деятельность российского общества Красного Креста в Германии в 1919 – 1922 гг. // Русский исход / Отв. ред.

Е.М. Миронова. СПб., 2004. С. 106 – 164; Степанов Н.Ю. «Земгор» и «Согор» в деле организации русских школ, помощи детям и молодежи в эмиграции в начале 1920-х годов // Русская эмиграция в Европе в 1920 – 1930-е гг. Вып. 2. М., 2005. С. 85 – 114; Он же. Структура и взаимоотношения организаций в Югославии, отвечающих за прием русских беженцев // Русская эмиграция в Европе Адаптация российских эмигрантов (конец XIX – XX в.): Исторические очерки. М., 2006;

Бочарова З.С. «… не принявший иного подданства»: Проблемы социально-правовой адаптации российской эмиграции в 1920 – 1930-е гг. СПб., 2005; Она же. Социально-правовая адаптация российской эмиграции 1920-1930-х годов: Исторический анализ: Дисс... д-ра истор. наук. М., 2005;

Ипполитов С.С. Российская эмиграция и Европа: несостоявшийся альянс. М., 2004; История российского зарубежья. Проблемы адаптации мигрантов в XIX – XX вв. Сб. ст. М., 1996; Источники по истории адаптации российских эмигрантов в XIX – XX вв. М., 1997; Ревякина Т.В. Проблемы адаптации и сохранения национальной идентичности российской эмиграции в Китае (начало 1920середина 1940-х гг.): Дисс... канд. истор. наук. М., 2004; Социально-экономическая адаптация российских эмигрантов (конец XIX - XX в.): Сб. статей. М., 1999 и др.

Бочарова З.С. «…не принявший иного подданства»: Проблемы социально-правовой адаптации российской эмиграции в 1920 – 1930-е гг. СПб., 2005; Она же. Урегулирование прав российских беженцев в Германии в 1920 – 1930-е г. // Русский Берлин: 1920 – 1945: Международная научная конференция. М., 2006. С. 369 – 405; Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения). М.: Геттинген, 1994; Русские беженцы: Проблемы расселения, возвращения на Родину, урегулирования правового положения (1920 – 1930-е годы): Сб. док. и материалов / Сост., публикация, введение, примеч. З.С. Бочаровой. М., 2004 и др.

Александров С.А. Общественно-политическая деятельность П.Н. Милюкова в эмиграции (20-е годы): Дисс… канд. истор. наук. М., 1995; Бородин П.А. Организация и идеология кадетов в эмиграции в 1920 - 1930-е гг.: Дисс... канд. истор. наук. М., 2000; Бочарова З.С. Идея возвращения на родину в программах политических партий Русского Зарубежья в начале 20-х гг. М., 1992; Глебова Л.И. Политическая деятельность кадетов в период эмиграции, 20-е годы: Дисс… канд. истор. наук. М., 1994; Елфимов Е.А. Деятельность российских социал-демократов в эмиграции в 1920-е годы: Дисс… канд. истор. наук. М., 1993; Иванов М.В. Социал-демократическое течение экономической мысли российской эмиграции 20 - 50-х гг.: Дисс... канд. экон. наук. СПб., 2002; Игнатьева О.А. Меньшевики о путях экономического развития России в 1917 – 1924: Дисс… канд. истор. наук. СПб., 2005; Онегина С.В. Пореволюционные политические движения российской эмиграции 1925-1945 гг. Варианты российской государственной доктрины: Дисс… канд.

истор. наук. М., 1997; Сперкач А.И. Кадетская эмиграция в Германии (1920 – 1931 гг.): Дисс...

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com чение левого и либерального направлений, авторы обходили вниманием монархический спектр эмиграции. Тема эмигрантского монархизма оставалась своего рода «необитаемым островом» на огромной «исследовательской карте» русского зарубежья. Образовавшуюся брешь пытались заполнить эпизодическим аналитическим материалом о деятельности монархических организаций13, однако комплексного исследования идеологии и программных установок правых, впрочем, как и политического спектра зарубежья в целом, до сих пор Между тем монархическое движение эмиграции нуждается в серьезном изучении. На сегодняшний день это особенно важно и актуально в свете формирования новых подходов к проблеме русского консерватизма. Современные исследователи убедительно доказывают, что, вопреки сложившимся стереотипам, рассматривающим правых и их идеологию исключительно как реакционную, суть консервативной идеологии заключалась не в «слепом» отстаивании традиционных устоев монархической власти, а в решении государственных проблем путем постепенного эволюционного реформирования государственной системы, опираясь на национальный Идея монархии, пусть и несколько видоизмененная, не вписывалась в общую доктрину революционного процесса в России. Монархические политические объединения сошли с российской политической арены после Февральской революции 1917 г. В силу сложившейся ситуации они не участвоваканд. истор. наук. М., 1998; Тикеев М.Д. Эсеровская эмиграция 20 – 30-х гг. ХХ в.: идейные основы и общественно-политическая деятельность: Дисс... канд. истор. наук. М., 2004; Федорова М.С.

Либерально-консервативное направление общественно-политической мысли Русского зарубежья 20-40-х гг. XX в.: Дисс... канд. истор. наук. М., 2003; Хвалин И.В. Идейные основы и общественно-политическая деятельность меньшевистской эмиграции в 1920 – 30-е гг.: Дисс... канд. истор.

наук. М., 2004; Чубыкин И.В. Российские социал-революционеры в эмиграции (1920-е гг.): Дисс...

Баскаков О.О. Идеология русской монархической эмиграции 20-х - 30-х годов XX века:

Дисс… канд. истор. наук. М., 1999; Варакса А.Н. Идея монархии в политической мысли Русского зарубежья: 1920-1940-е гг.: Дисс... канд. полит. наук. СПб., 2003; Емельянов Ю.Н. Монархическое движение и монархические организации русской эмиграции (1920-е – середина 1930-х годов) // История и историки, 2003: Историографический вестник. М., 2003. С. 108 – 141.

См.: Репников А.В. Консервативные представления о переустройстве России (конец XIX – начало ХХ веков): Монография / А.В. Репников. М., 2006. С. 4.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ли в формировании Временного правительства. С трудом оправлявшийся от мощного революционного удара монархический лагерь начал организовываться только в ходе Гражданской войны. Прообразом будущих монархических организаций стали заговорщические офицерские группировки, действовавшие в подполье. Затем на Дону и в других районах, где власть переходила к белым, эти группы легализовывались, издавали свои газеты и журналы15. Созданные организационные структуры разрабатывали собственные программные установки, в которых содержались не только традиционные для монархистов идеи о приоритете государства, православной церкви, обязанностях по отношению к ним, но и новые представления о правах граждан и о необходимости для их осуществления провести в жизнь реформы, задуманные П.А. Столыпиным. В их программах также отразилась идея народного представительства, характерная для конституционной монархии16. Однако попытки возродить монархическое движение в условиях революционной России были весьма разрозненны и не увенчались успехом. Правые партии начала XX в. безвозвратно ушли в историю вместе с тем строем, который они защищали, «не повторились» они и в последующее время за рубежом, среди эмиграции.

На трансформацию зарубежного монархизма оказывал влияние целый ряд факторов. Испытания революции и сложные условия эмиграции радикально перестроили мировоззрение эмигрантского общества. Если в ходе революционных процессов в России шло активное «левение» политических партий и группировок, то после революции, в эмиграции, все происходило с точностью до наоборот: наблюдалось заметное «поправение» политического лагеря зарубежья, связанное с ростом популярности монархической идеи, и, в рамках этого процесса, - переход значительной части русской интелТаковыми были: «Союз русских национальных общин»; «Союз спасения России».

См.: Права и свободы человека в программных документах основных политических партий и объединений России. ХХ век. / Под ред. акад. РАЕН А.Н. Аринина (отв. редактор), акад.

РАЕН С.И. Семенова, акад. РАЕН В.В. Шелохаева. М., 2002. С. 154.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com лигенции от традиционных для нее радикалистских взглядов и убеждений на консервативно-либеральные позиции.

крайне правые организации, так и партии конституционномонархического толка (при этом для крайне правых принцип конституционного монархизма был категорически неприемлем)17. В условиях эмиграции ситуация изменилась: ее характеризовала прозрачность границ между разновекторными монархическими группировками, их стремление объединиться в единый правомонархический ряд.

Значительным фактором трансформации монархического движения являлась его глубокая социальная перестройка.

До революции монархические партии были всесословными: в их состав входили крестьяне, рабочие, мелкие служащие, горожане, домовладельцы, торговцы, предприниматели, интеллигенция, духовенство, дворяне, при этом основную массу членов правых организаций составляли крестьяне и рабочие.

За рубежом, в силу объективных обстоятельств, социальная структура монархического движения видоизменилась. Ее фундамент составили представители высшей аристократии и чиновничества, не вернувшиеся в Россию уже после Февральской революции или покинувшие ее при Временном правительстве, монархически настроенные офицеры белых армий, разочаровавшаяся в демократических ценностях русская либеральная интеллигенция.

Неоднородность социально-политического состава, в свою очередь, обуславливала резкую поляризацию монархического лагеря эмиграции. Его правый фланг занимали партии, отличавшиеся крайней консервативностью убеждений, стремившиеся к реставрации самодержавия в «неизменном виде», левый – «бывшие либералы», выступавшие за определенную модернизацию «традиционной власти». Дрейфующее положение между двумя полюсными группировками занимала масса политических сил, в той или иной степени тяготевшая к одной из них. При этом колебания центра монархичеСм.: Кирьянов Ю.И. Правые партии в России. 1911 – 1917 гг. М., 2001. С. 12.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ского спектра напрямую связывались с ситуацией в Советской России: чем больше успехов отмечалось в политике большевиков, тем активнее шло перемещение к левому полюсу правоэмигрантских сил.

Сложность политических коллизий среди правой эмиграции определялась, прежде всего, проблемой государственного устройства постбольшевистской России. Споры о выборе формы монархии неизбежно порождали дискуссии о кандидатуре будущего монарха и возможности воцарения представителя правившей династии. В связи с этим монархическое движение раскололось на сторонников династии Романовых и «бонапартистов»; на «николаевцев» (сторонников вел. князя Николая Николаевича) и «кирилловцев» (сторонников вел. князя Кирилла Владимировича). Таким образом, в реалии правая эмиграция представляла собой лишь внешнее единство: в 20-30-е гг. она была слишком разобщена и сориентирована на разные центры и разных лидеров18.

Социально-политическая дифференциация зарубежного монархизма прослеживалась и через широкую географию расселения «монархического десанта» за рубежом. Наиболее состоятельная (идеологически устойчивая) часть правоэмигрантов осела в странах с более высоким уровнем экономического развития (Франция, Германия), представители низших слоев – в местах прибытия – Балканы, Китай. При этом монархисты, допускавшие в России конституционную монархию, в основном имели свои организации в Западной Европе, сторонники абсолютизма оседали в восточноевропейских странах, где были сильны авторитарные тенденции.

Важными факторами деятельности зарубежных монархических организаций являлась поддержка Русской православной церкви и существовавшие династические связи.

Основные силы сторонников «исконных самодержавных начал» сосредоточились в Германии. Их состав формировался тремя мощными политическими потоками: прибывШирокова Е.А. Генерал А.А. фон Лампе и его дневник: взгляд на военную эмиграцию // Новый исторический вестник. 2000. № 2. С. 77.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com шими из центра России сторонниками Н.Е. Маркова, перебравшимися из Эстонии с остатками армии генерала Юденича и монархистами, поддерживающими на Украине режим гетмана Скоропадского (типичным представителем этой группировки был Н.Д. Тальберг, бывший у гетмана министром внутренних дел). В начале 20-х гг. начался активный процесс создания монархических организаций в Германии. В 1920 г. здесь образовалось русско-немецкое общество во главе с А.А. Римским-Корсаковым, в 1921 г. – Русское монархическое объединение, возглавляемое А.В. Бельдгардом, и Русский национальный комитет под руководством барона М.А. Таубе. Первые монархические организационные структуры отличались малочисленностью (например, Русское монархическое объединение начитывало в своем составе всего 50 человек). Структурное дробление и географический разброс монархического лагеря зарубежья ставил задачу создания мощной политической организации, способной объединить монархистов всех оттенков «по всему миру».

правой эмиграции переместился во Францию. В ходе движения происходило некоторое смещение идеологических акцентов в сторону конституционализма, и, как следствие, преобладание во Франции сторонников установления в России конституционной монархии. Лидерами местной монархической группировки стали А.Ф. Трепов, А.Н. и П.Н. Крупенские, возглавившие Русскую монархическую партию.

Значительным центром правой эмиграции был Константинополь, где сосредоточились остатки армии генерала Врангеля, последовавшие за ним из Крыма. Первую попытку объединенной организации правоэмигрантов в Константинополе демонстрировало создание Врангелем «Русского Совета».

Положение о Русском Совете было выработано двумя наиболее крупными общественно-политическими структурами – Парламентским комитетом и Политическим объединенным комитетом (окончательно утверждено генералом Врангелем 12 марта 1921 г.) В соответствии с ним в состав организации PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com должны были войти 34 человека: 23 из них избирались, входили по приглашению главнокомандующего. В число избираемых членов входили представители от казачества, горских народов и общественных организаций (от бывших членов законодательных палат, бывших земских гласных, бывших городских гласных, торгово-промышленных, финансовых организаций, русских академических групп).

Торжественное открытие «Русского Совета» состоялось 5 апреля 1921 г. в здании русского посольства в Константинополе. Среди его участников были известные общественнополитические деятели: И.П. Алексинский, В.В. Мусин – Пушкин, П.Н. Савицкий, Н.А. Ростовцев, П.Д. Долгоруков, Г.А. Алексинский, В.В. Шульгин и др. Общая стратегия организации сводилась к «продолжению борьбы с большевиками, предоставлению народам России свободного решения вопроса о формах ее государственного устройства, сохранению всех сил и средств, необходимых для воссоздания будущей России»19.

По сути, созданный Врангелем «Русский Совет» представлял собой некий симбиоз представительного и правительственного органа. Барон надеялся, что вошедшие в его состав авторитетные общественные и политические деятели, придерживавшиеся надпартийной платформы, будут способствовать выходу из изоляции, поддержке армии со стороны зарубежной и эмигрантской общественности и политиков20.

Однако деятельность организации, несмотря на все усилия, так и не стала эффективной. С одной стороны, Совет не нашел поддержки западных политических кругов, с другой – отсутствие четкой политической программы при общем контрасте политических взглядов, аполитичность военных обусловили неминуемость его распада. По одним данным, организация прекратила свою деятельность 20 ноября 1924 г., по другим – 20 сентября 1922 г. После роспуска «Русского СоСм.: Голдин В.И. Солдаты на чужбине. Русский Обще-Воинский Союз, Россия и Русское Зарубежье в XX – XXI веках. Архангельск, 2006. С. 42 – 43.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com вета» и переезда Врангеля в Сербию Константинополь утрачивает роль одного из ведущих эмигрантских политических Являясь перевалочным пунктом эмиграции, Константинополь стал местом сосредоточения представителей самых разных направлений монархического спектра. Кроме военных, там активно действовали сторонники конституционной монархии: в 1921 г. была образована Народная монархическая партия во главе с С.С. Ольденбургом. Организация создавалась в ходе подготовки к Рейхенгалльскому съезду и, по сути, являлась «первой ласточкой» конституционных монархистов.

Легитимное крыло монархизма в Турции представляло Всероссийское объединение имени Козьмы Минина (председатель В.Н. Белевцов). По большому счету, легитимисты являлись самой мощной и организованной политической силой в структуре монархического зарубежья. Легитимистские организации были наиболее широко разбросаны по миру. Особенно сильными представлялись их позиции на Дальнем Востоке (в Китае), где среди прочих выделялось крупное объединение легитимистского толка «Царь, Родина, Народ».

Являясь более компромиссными и политически маневренными, сторонники вел. князя Кирилла Владимировича смогли закрепиться в США, что не удавалось сторонникам других направлений монархического спектра по причине ярко выраженного антисемитизма. Значительной легитимистской организацией в Америке был Союз «Единство Руси» под руководством Б.Л. Бразоля. В Болгарии монархисты - легитимисты объединились в Союз русских государевых людей во главе с полковниками Г.И. Дементьевым и А.В. Цыгальским.

В начале 20-х гг. в среде легитимного крыла, как, впрочем, и в среде всей монархической эмиграции, выявлялось стремление к созданию мощной политической структуры, способной координировать деятельность всей сети легитимно-монархических организаций за рубежом. Еще в 1923 г. на основе Русского Монархического Объединения в Баварии PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com был создан Русский Легитимно – Монархический Союз (РЛМС), тесно сотрудничавший с ВМС и имевший поддержку в западных финансово-промышленных кругах. Однако уже в сентябре 1924 г. Союз был распущен, все легитимистские организации перешли в подчинение представителю Крупнейшей организацией легитимистского толка являлся Союз «Молодая Россия» («младороссы»). Он возник в 1923 г. как правая молодежная организация, в 1934 г. был преобразован в Младоросскую партию во главе с А.Л. КаземБеком.

Значительную политическую структуру представлял Союз Монархистов - легитимистов, образованный в 1924 г. в Белграде под председательством Н.А. Обручева.

Один из крупных по концентрации монархических организаций эмигрантских центров находился в Югославии.

Популярность монархических идей в Югославии объяснялась, прежде всего, ее историческими связями с Россией. По данным исследований, здесь насчитывалось более 100 эмигрантских объединений, в основном монархических и военных. Все правые организации региона объединялись в единый «Монархический союз» и подчинялись ВМС, здесь же располагалось наиболее крупное представительство «Русского Совета».

Стремление как можно скорее вернуться в Россию побуждало сторонников монархии думать о возможных вариантах национального возрождения. Идейно-теоретические противоречия оказались непреодолимым препятствием на пути объединения эмигрантского политического лагеря в целом и монархического в частности. Однако, по большому счету, эти противоречия касались лишь деталей политической конструкции и не затрагивали идеологических устоев монархизма.

В эмиграции доктринальная платформа сторонников монархии сохранила старую систему ценностей: 1) в вопросе государственного устройства – отстаивание самобытного пути развития, прежде всего, самодержавного устройства русского PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com государства; 2) в системе государственного управления – избавление от «бюрократического нароста», отделявшего царя от народа; 3) в стратегии хозяйственного развития – предпочтение сельскому хозяйству; 4) в области политического устройства – отстаивание традиционного для России унитарного государства; 5) в области национально-конфессиональной политики – первенства православия на коренной территории русского государства, первенствующей роли русской нации и русского языка; 6) во внешнеполитическом курсе – ориентиры на родственные России монархические режимы21. Ее прямыми наследниками стали представители крайне правого крыла монархического движения.

В то же время монархическая идеологическая доктрина доказала возможность к самоперестройке. За рубежом большинство приверженцев монархии постепенно отошло от отстаивания идеи «неограниченного самодержавия», уловив необходимость трансформировать свое мировоззрение с учетом политических изменений, произошедших в Советской Вариации идеологических подходов демонстрировали проекты правоцентристского и левого идеологического монархического спектра. Наиболее представительной правоцентристской организацией был Русский НародноМонархический Союз Конституционных монархистов, образованный в Берлине в 1922 г. Председателем союза являлся Е.А. Ефимовский, автором программы – историк, публицист, активный участник Белого движения С.С. Ольденбург. ЦК партии в составе Е.П. Ковалевского, И.И. Капниста, С.С. Ольденбурга, Я.И. Савича и др. действовал в Париже.

Союз имел свой печатный орган - газету «Грядущая Россия».

К центру монархического спектра примыкал Торговопромышленный Союз (Торгпром), созданный в 1921 г. в Париже с целью объединения всех эмигрантских предпринимаСм.: Шелохаев В.В. Многопартийность в России: особенности формирования // Политические партии России. Страницы истории. М., 2000. С. 34 -35.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com тельских организаций. Его председателем был крупный петербургский предприниматель, бывший директор Сибирского Торгового банка Н.Х. Денисов, заместителями – нефтяные магнаты С.Г. Лианозов, Г.Л. Нобель, а также представитель известной московской бизнес-династии С.Н. Третьяков. Деятельность Союза освещалась на страницах журнала «Экономические записки», издаваемого в Париже.

Программа конституционного крыла монархической эмиграции, планировавшего перестроить самодержавные институты власти с помощью либеральных преобразований, сохраняла преемственность с дореволюционной либеральноконсервативной моделью реформирования власти. Как одна из альтернатив большевистскому режиму, она приобрела наибольшее число сторонников в первые годы эмиграции, дававшие надежду на возможно скорое возвращение на родину. Они стали временем активного обсуждения вопроса о судьбе России, причинах постигшего ее катаклизма, о ее прошлом, настоящем и будущем, когда вся монархическая эмиграция жила ожиданием быстрого крушения большевистского режима и возможности скорейшего возвращения на родину. В 30-е обстановка в монархической среде (впрочем, как и в среде всей эмиграции) резко изменилась: Советская Россия преодолела разруху и голод, укрепила свои позиции на международной арене, но, главное, изменилось само эмигрантское общество – подросло новое поколение эмигрантов, имевшее смутное представление о старой России и в значительной степени адаптировавшееся к стране пребывания. В этих условиях споры об историческом пути России, так беспокоившие «поколение отцов», сменила полная готовность компромисса с укрепившейся в России советской системой «нового поколения» эмиграции. Модифицированная модель государственного устройства представляла собой своеобразный гибрид монархической формы правления с элементами советской политической системы. Ее вариации облекались в самые разные формы «советской», «народной», «социальPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ной» монархии, при этом конструктивные основы оставались Глубокие изменения в структуре зарубежного монархизма поставили перед автором цель проследить степень идеологической эволюции монархической эмиграции на основе детального и системного анализа ее идейнотеоретических установок и политической программатики.

При этом сосредоточено внимание на следующих аспектах:

- специфике и механизме формирования правого крыла эмиграции, его социально-политической составляющей, позволяющей выявить причины поляризации мировоззренческих ориентиров правых;

- системе взглядов теоретиков и практиков монархического движения, демонстрирующих в общем и целом представляемую монархистами модель общественного переустройства России: систему идей, политическую доктрину, экономическую, социальную, внешнеполитическую программу, пути и механизмы реализации намеченных преобразований;

- общих и особенных элементах субмоделей государственного устройства, демонстрируемых разными направлениями монархического спектра;

- выявлении причин несостоятельности монархических В контексте исследования прослеживается организационная деятельность сторонников монархии, направленная на объединение отдельных политических организаций в единый правоэмигрантский лагерь. В связи с этим подробно рассматривается работа двух крупнейших эмигрантских форумов Съезда Хозяйственного Восстановления России в БадРейхенгалле (1921г.) и Русского Зарубежного Съезда в Париже (1926 г.). До недавнего времени среди ученых существовало мнение о низкой степени изученности этих политических событий в истории русской эмиграции22. Советские исСм.: Смагина С.М. У истоков формирования историографической традиции освещения Зарубежного съезда (апрель, 1926 г., Париж): П.Н. Милюков и П.Б. Струве // История Российского Зарубежья. Проблемы историографии (конец XIX-XX в.). Сб. ст. М., 2004. С. 177.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com торики, под давлением идеологических догм, характеризовали «эмигрантские слеты» не иначе, как «возню», «склоки»

правой эмиграции, стоявшей на платформе реставраторства и вооруженной борьбы с большевиками23. Автор исследования представляет деятельность зарубежных съездов как попытку поиска компромисса в разрозненных рядах монархических политических сил с целью создания общей идейнотеоретической платформы.

Наряду с политической деятельностью русской эмиграции, в ракурс исследуемых проблем попадает деятельность Русской Православной Церкви за рубежом, истоки и причины ее раскола, роль в эмигрантском обществе.

Книга базируется на материалах Государственного Архива РФ (ГАРФ): коллекции отдельных документов эмигрантов24 и эмигрантских организаций25, архивных фондах П.Б. Струве26, А.А. фон Лампе27, Русского Общевоинского Союза (РОВС)28, Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей29.

Кроме того, в работе широко использованы труды идеологов эмигрантского консерватизма И.А. Ильина30, См.: Омельченко Н.А. В поисках России: Общественно-политическая мысль русского зарубежья о революции 1917 г., большевизме и будущих судьбах российской государственности (историко-политический анализ). СПб., 1996. С. 109.

Государственный Архив Российской Федерации (далее ГА РФ). Ф.Р-5881.

В настоящее время издательством «Русская книга» опубликовано 26 книг его работ.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com П.Б. Струве31, В.В. Шульгина32, И.Л. Солоневича33, мемуарная литература34.

Особую группу документов составили материалы эмигрантской периодической печати. Их ценность для исследовательской деятельности подчеркнута недостатком программных и иных информационных документов различных монархических организаций в архивных фондах, объективностью информации, определенностью политического оттенка.

Центральным периодическим изданием монархического толка был журнал «Двуглавый Орел», издававшийся с по 1922 г. в Берлине, с 1926 по 1931 г. – в Париже. В нем печаталась официальная информация о работе монархических съездов, программные и тактические установки правого крыла сторонников монархии. В частности, на страницах издания получили подробное освещение два особо значимых для эмигрантского монархизма события: Рейхенгалльский съезд 1921 г. и Русский заграничный православный Собор, состоявшийся в том же году в г. Сремски-Карловцы.

Вторым крупным печатным органом являлся еженедельник «Высший Монархический Совет», основанный сразу же после образования ВМС. В нем, как и в предыдущем, обсуждалась судьба России, содержалась информация об оргаСтруве П.Б. Дневник политика (1925 – 1935) / Вступ. ст. М.Г.Вандалковской, Н.А.Струве; подг. текста, коммент., указатели А.Н.Шаханова. М., Париж, 2004; Он же. Избранные сочинения. М., 1999; Он же. Patriotica: политика, культура, религия, социализм / Сост.

В.Н.Жукова и А.П.Полякова; вст. ст. В.Н.Жукова. М., 1997. (Мыслители ХХ века); Он же.

Patriotica: Россия. Родина. Чужбина / Сост. и статья А.В.Хашковского. СПб., 2000.

Шульгин В.В. Дни. 1920: Записки. М., 1989; Он же. Последний очевидец: Мемуары.

Очерки. Сны. М., 2002; Он же. Три столицы. М., 1991; Он же. Что нам в них не нравится… М., Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. М., 2003; Он же. Народная монархия.

М., 2003; Он же. Мировая революция, или Новое изгнание из рая. М., 2006; Он же. Россия и революция. М., 2007.

Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г. Воспоминания. Мемуары. В 2-х т.

Мн., 2002; Генерал А.П. Кутепов: Воспоминания. Мемуары. Мн., 2004; Деникин А.И. Очерки русской смуты. Мн., 2002; Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни: Воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского), изложенные по его рассказам Т.Манухиной. М., 1994; Лампе А.А.

Пути верных: Сб. ст. Париж, 1960; Митрополит Вениамин (Федченков). На рубеже двух эпох. М., 2004; Русская эмиграция в борьбе с большевизмом. М., 2005 и др.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com низационной структуре и деятельности монархического движения.

(1919-1926 гг., Берлин, Мюнхен). Его редакторами были белогвардейские офицеры, организаторы покушения на П.Н.

Милюкова, П.Н. Шабельский-Борк и С.В. Таборицкий. «Луч света» не примыкал ни к одному из монархических направлений, считая, что монархисты-эмигранты «делятся на обособленные, отчужденные друг от друга партии, всецело пропитанные духом партийности и нетерпимости к чужому мнению»35.

На страницах газеты «Грядущая Россия» (издавалась с сентября 1921г. под редакцией А.М. Масленникова и Е.А.

Ефимовского) пропагандировали свои идеи представители конституционного направления монархической мысли.

Особое место в эмигрантской печати занимала газета «Возрождение», выходившая до 1927 г. под редакцией П.Б.

Струве (затем – Ю.Ф. Семенова). С 1928 г. аналитическую работу издания возглавил профессор Н.С. Тимашев. «Возрождение» выражало чаяния значительной части русского офицерства и «наиболее разумной» правой эмиграции, проделавшей сложный путь от либерализма к консерватизму. Эту газету можно назвать неофициальным органом объединенного монархического движения, свидетельством чего является подробное и объективное освещение на ее страницах всеэмигрантского съезда 1926 г. в Париже.

К зарубежной периодике консервативного толка относился также журнал «Русский колокол», издававшийся И.А. Ильиным в Берлине (1927-1930 гг.). В нем печатались статьи, касающиеся перспектив развития России, возможностей и путей ее национального возрождения. К подобного рода изданиям можно причислить и выходившую в Париже (1928-1934 гг.) газету «Россия и славянство».

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Значительное число источников зарубежной печати пропагандировало идеи легитимистского движения. Среди них особо выделялись «Вестник Русского монархического объединения в Баварии», впоследствии сменивший свое название на «Вестник Русского легитимизма», а также газета «Луч» (Белград, 1931-1933 гг.), где помещался разнообразный материал, касающийся организации, деятельности, программных установок сторонников легитимной монархии.

Монархические настроения русской военной эмиграции отражал неофициальный печатный орган Русского Общевоинского Союза (РОВС) журнал «Часовой» (издавался во Франции с 1929 г.), а также выходившая в Белграде (1927гг.) газета «Царский вестник» (редактор – Н.П. Рклицкий).

К более поздним изданиям монархического толка относилась газета «Сигнал» (Париж, 1937-1939), представлявшая идейно-теоретические построения Русского Национального Союза Участников Войны (РНСУВ).

Часть эмигрантской периодики и архивных материалов вводится в научный оборот впервые.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Первые годы после окончания белой борьбы были, по признанию самих эмигрантов, «глухим временем, когда большинство патриотической эмиграции еще только начинало духовно оправляться от трагического крушения белых фронтов, было поглощено своим доблестным прошлым и обращено назад»36. В поисках ответа на наболевшие вопросы:

Как большевикам удалось захватить власть? Кто в этом виноват? Как дальше будет развиваться Россия? – выдвигались самые разные теории и предположения. Не было единого мнения в решении означенных проблем и среди представителей правого крыла эмиграции.

По сути, основная полемика являла собой продолжение дискуссий, возникших в ходе революций начала XX века. Все самооценки делались в рамках теорий, не нашедших себе эффективного и судьбоносного для России применения в горниле революционных потрясений и Гражданской войны.

Старые споры, вывезенные в эмигрантском багаже за границу, неизбежно накладывали свой отпечаток на дискуссии о судьбе России, о ее прошлом, настоящем и будущем37.

Осмысление февральско-октябрьских событий 1917 года стало основополагающей проблемой российской эмиграции, решение которой предопределяло позицию каждого эмигранта, его политическое кредо, отношение к политическим событиям, происходившим в России. Одни считали революцию исторически неизбежной, другие смотрели на нее как на «историческую катастрофу»38. В поисках объяснения причин революционных потрясений нельзя, пожалуй, не соСм.: Омельченко Н.А. В поисках России: Общественно-политическая мысль русского зарубежья о революции 1917 г., большевизме и будущих судьбах российской государственности (историко-политический анализ). СПб., 1996. С. 532.

См.: Зимина В.Д. Интеллигенция Российского зарубежья 1920 – 30-х гг.: новые споры о старом // Новый исторический вестник. 2001. № 1 (3). С. 62.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com гласиться с И.Л. Солоневичем, который полагал, что русскую революцию, возникшую из чрезвычайно сложного узла событий, невозможно объяснить ни одной теорией. Она основывалась на целом комплексе факторов: культурнотехнической отсталости страны, ее постоянном военностратегическом расширении, нескольких неудачных войнах подряд, пресловутом «еврейском вопросе» и, наконец, «вековом споре между тремя основными силами внутри русской жизни: монархией, дворянством и народом»39.

В своей работе «Великая фальшивка Февраля» И.Л. Солоневич дал детальное объяснение февральским событиям 1917 года. Характеризуя «мятежный февраль» как правый военно-дворцовый переворот, заговор отдельных групп земельной, денежной и военной знати, подготовленный с целью изоляции Царя от армии и народа, он сделал вывод, что в феврале 1917 года никакой революции в России не было вообще. Последующие же события марта, июля, октября 1917 г.

стали лишь цепной реакцией, постепенно разрушившей остатки старой системы40.

Концепция событий Февраля рассматривалась И.Л. Солоневичем через призму социального фактора. Он считал, что предреволюционная Россия находилась в своеобразном социальном тупике: когда новые слои, энергичные, талантливые, крепкие, хозяйственные, пробивались к жизни и к власти, на их пути стоял правящий слой, который уже выродился во всех смыслах, даже в физическом41. Неизбежно настал период кризиса, когда обе несовместимые линии развития сошлись: с одной стороны, возникла острая необходимость для страны сменить свой правящий слой, с другой - невозможность менять его во время войны и подготовки к ней. «Монархия стремилась пройти это «узкое место» эволюционным путем, но не прошла»42. В обстановке внутренних противореЦит. по: Зимина В.Д. Интеллигенция Российского зарубежья 1920 – 30-х гг.: новые споры о старом // Новый исторический вестник. 2001. № 1 (3). С. 64.

См.: Солоневич И.Л. Великая фальшивка Февраля // Солоневич И.Л. Наша страна. ХХ PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com чий, при разложившемся правящем слое, при незаконченном раскрепощении крестьянства, при разделе между монархией и верхами, при разладе в среде Династии, при наличии парламента, который только и ждал момента для захвата власти, наконец, в обстановке затянувшейся Первой мировой войны участь России фактически была решена43.

Таким образом, всю вину за случившееся в стране И.Л.

Солоневич полностью возлагал на «верхи бывшего правящего слоя», а точнее – на ту среду, которая их породила. Он предупреждал о необходимости учесть это обстоятельство в целях ограждения будущей российской монархии от ее главного потенциального врага в лице бывшей политической элиты. «Собираясь что бы то ни было предлагать будущей России, - указывал идеолог, - мы обязаны сказать ей, что ни наследников, ни осколков… этого слоя… нельзя пускать ни к власти, ни даже на порог власти… Ибо, если они будут допущены к власти, …они повторят то же, что они делали в 1916 – 1917 или в 1918 – 1920 годах: поставят интересы и психологию слоя и касты выше национальных интересов России и продадут и нас, и Россию – точно так же, как они Наиболее распространенными в среде эмиграции были оценки Февральской революции как главной антисамодержавной силы. С этих позиций ее причины виделись в характере самой самодержавной власти, приведшей к противостоянию элиты и массы, а отсюда - и к несоответствию формы правления потребностям реальной жизни. П.Б. Струве, например, характеризовал революцию не иначе, как «государственное самоубийство государственного народа», а потому она была для него «антипатриотична, противонациональна и противогосударственна»45.

Струве П.Б. Размышления о русской революции // Струве П.Б. Избранные сочинения.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В отличие от многих представителей т.н. «русской оппозиции», он встретил Февраль 1917 года без малейшего восторга. Более того, с революцией он не связывал никаких надежд: в его глазах она оставалась исключительно регрессивным процессом, перечеркивающим два столетия творческой работы нации, начала которой положил Петр Великий46.

смысле, интересовала П.Б. Струве всю жизнь. В юности он размышлял о том, как не допустить ее, в зрелом возрасте – как направить ее в созидательное русло, в старости – как с ней справиться47. Находясь в эмиграции, Струве вновь и вновь обращался к данному предмету исследования в своих статьях, многие из которых носили полемический характер.

Анализ его размышлений наводит на мысль, что представления П.Б. Струве о революции не были систематическими и последовательными. В то же время в них явно просматривается основная связующая нить размышлений: корни русской революции уходят в глубь русской истории, она была подготовлена всем ходом послепетровской истории, и в особенности политикой, проводимой русской монархией после 1730 г., когда была «окончательно заложена традиция утверждения русской монархии на политической покорности культурных классов перед независимой от них верховной властью»48.

Следствием установившейся традиции стала отсрочка освобождения крестьян до 1861 года и учреждения парламентских институтов до 1905 – 1906 годов.

Кроме того, социально-политическими последствиями послепетровского правления стали два взаимосвязанных процесса: с одной стороны, русская монархия научилась отвлекать дворянство от политики, удовлетворяя все материальные нужды этого сословия, с другой - ради умиротворения дворян монархии пришлось пожертвовать интересами значительной части крестьянского населения. В итоге наСм.: Пайпс Р. Струве: правый либерал, 1905 – 1944. Том 2. М., 2001. С. 297.

Струве П.Б. Исторический смысл русской революции и национальные задачи // Из глубины (Сборник статей о русской революции). Paris, 1967. С. 292.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com стойчивое стремление короны сохранить монополию на власть привело к отчуждению высших слоев общества (из которых впоследствии вышла интеллигенция) от политического управления, а крестьянской массы – от собственности и Таким образом, в понимании Струве, «русская монархия разрушилась в 1917 году от того, что она слишком долго опиралась на политическое бесправие дворянства и гражданское бесправие крестьянства»49. Решающим фактором, обусловившим особо деструктивный характер русской революции, стало отстранение большей части российского общества в лице интеллигенции и крестьянства от участия в государственной жизни50.

Подчеркивая разрушительный характер Февральских потрясений, он делал акцент на духовно-нравственном аспекте произошедшего. Именно глубокий кризис духовности, «кризис народного духа, национальной стихии в условиях величайшего мирового потрясения»51 сыграл роковую роль в революционных событиях. Отсюда путь национального возрождения представлялся Струве исключительно через «лечение симптомов старой общественной болезни» - «коренное духовное преодоление революции»52.

В своих работах не раз обращался к проблеме Февральских событий в России И.А. Ильин. Февраль 1917 г. он рассматривал как «ряд фатальных для русской истории деяний и событий, которые имели совершенно определенный политический уклон и неизбежно вели к совершенно определенным Февральская революция озадачила русский народ целым рядом вопросов: Почему? Кто виноват? За что? Зачем?

Струве П.Б. Размышления о русской революции // Струве П.Б. Избранные сочинения.

Струве П.Б. Прошлое, настоящее, будущее // Струве П.Б. Избранные сочинения. М., PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Эти риторические вопросы, в силу неоднозначности и сложности решения, требуют длительного философского осмысления не одним поколением, поэтому современникам возможно лишь понять роковые ошибки прошлого с целью их предотвращения в будущем54.

Анализируя комплекс причин Февральской революции, И.А. Ильин разделял их на две основные группы: внешнеевропейские и внутрирусские. Среди группы внешнеевропейских причин он особо выделял проявления и последствия глубокого мирового религиозного кризиса, способствовавшего преобладанию материального мира над духовным, «бессилию духа», падению нравственности55. В условиях революционной России мировой религиозный кризис проявил себя как «попытка осуществить антихристианский общественный и государственный строй»56. Отсюда непосредственной причиной гибели страны И.А. Ильин считал западноевропейское влияние, привившее ей «воинствующее безбожие; антихристианство; материализм, отрицающий совесть и честь; террористический социализм; тоталитарный коммунизм; вселенское властолюбие, разрешающее себе все средства»57.

В спектре объяснения внешних причин русская революция представлялась ему как своеобразный опыт применения западноевропейской программы, выдуманной для разрешения европейского социально-хозяйственного кризиса58. Запад выносил эту «погубительную» идею и программу, но именно потому он сам мог противопоставить ей волевой, социальный и организованный отпор, а в русском народном организме не оказалось для занесенных в него «бактерий» необходимых «антитоксинов»59. Таким образом, в суждениях Ильин И.А. О страданиях и унижениях русского народа // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 197.

Ильин И.А. О страданиях и унижениях русского народа // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 197.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com И.А. Ильина Россия стала своеобразным «опытным полем»

для погубивших ее западных идей.

Узел внутренних причин связывался им из комплекса исторически сложившихся и вновь возникших обстоятельств:

1) Затянувшейся мировой войны, в которую Россия вступила в период неподготовленности армии и флота, в эпоху хозяйственного переустройства, духовного и политического брожения, ослабления императорской власти, технической отсталости60. 2) Духовного кризиса, особенно проявившегося во время войны. 3) Отчуждения крестьянства от собственности, фактически лишившего его хозяйственной инициативы, самостоятельности, чувства собственного достоинства, стремления к правопорядку и честности. 4) «Отсутствия в России крепкого среднего класса, уравновешивающего государство, составляющего оплот правопорядка, правосознания, частной инициативы, патриотизма61. 5) Духовного раскола русской интеллигенции, значительная часть которой оказалась зараженной западным рассудничеством, доктринерством, безбожием и революционностью. 6) Социальных противоречий предреволюционной России. 7) Отсутствия национального единства. 8) Пренебрежительного отношения к русской национальной армии. 9) Слабости императорской династии62.

Завершая сложный аналитический процесс, И.А. Ильин подчеркивал, что революционные события в России стали, прежде всего, свидетельством внутреннего несовершенства русского народа. «Гетерономное правосознание» - вот источник всех бед российского общества. «Россия, религиозно горящая, Россия, патриотически преданная, Россия с верным монархическим правосознанием, сильною волею и твердым характером не имела бы оснований опасаться «коммунистов», «революционеров», «евреев», «латышей», «китайцев», «поляков» и других недоброжелателей. Беда не в их силе – а PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com в нашей слабости; не в их предательстве – а в нашей неверности; не в их агитации – а в нашей удобоискушаемости и нестойкости. Это мы – плохо верили, мало любили, глупо думали, двоились в желаниях, тянулись к бесу. И вследствие всего этого русский человек как участник великого государственного дела, как гражданин не стоял на своих ногах; не умел отличать добра от зла; не имел ни в мысли, ни в чувстве-– ни нерушимой преданности, ни крепких убеждений; не имел воли, характера, инициативы, выдержки. Русский гражданский атом… лишен чувства ответственности и чувства собственного достоинства»63.

последовательно раскрыты автором в статье «О страданиях и унижениях русского народа». Извечная русская проблема поиска «виноватых» не мучил Ильина сомнениями: «Все виноваты – по-своему и на своем месте»64. В то же время он призывал не углубляться в выявление виновных с целью возмездия, а сосредоточить внимание на осмыслении свершившегося с целью «верно и мудро постичь сущность переживаемой революции»65.

Религиозно-философские проблемы «За что нам это послано?» и «Зачем?» идеолог предлагал облечь в формулировку: «Для чего, в какое испытание, в какое научение и удостоверение, закаление и преображение нам посланы эти мучения и унижения?» Такая постановка вопроса предопределяла не просто выводы, а руководство к дальнейшим действиям: «С тем, чтобы волею и сердцем принять посланное и вступить на… путь обновления»66. Перенесенные страдания и унижения русского народа призваны умудрить и очистить его, отИльин И.А. Белая идея // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 9-10. М., 1999.

Ильин И.А. О страданиях и унижениях русского народа // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 198.

Ильин И.А. О страданиях и унижениях русского народа // Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 198.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com крыть ему новые земные горизонты, пробудить его сердце и Замыкая аналитическую цепочку Февраля, И.А. Ильин определил первостепенные задачи «очищения и возрождения» России: 1) сформировать и укрепить новый русский национальный характер; 2) «преодолеть раба» в русской душе, начать в ней новое, «гражданственно-свободное» правосознание; 3) перестать поклоняться чужим идолам и дьяволам, вернуться к «драгоценным корням своей национальной культуры»; 4) «принять и выговорить свою русскую Идею»68.

Таким образом, через русскую революцию, как величайшую трагедию русского народа, теоретики эмигрантского либерал - консерватизма (П.Б. Струве, И.А. Ильин) стремились выстроить программу ее национального возрождения и «очищения». И в этом альтруизм либерал - консерваторов резко контрастировал с политическим эгоизмом идеологов крайне правого крыла монархизма. В раскладе революционных событий они искали, прежде всего, оправдание собственному равнодушию и бездействию, приведшему к трагедии Для Н.Е. Маркова события 1917 г. были исключительно революцией «господ» против монархии, впоследствии переросшей в революцию простонародья против революционных «господ»»69. Всю вину за случившееся он полностью перекладывал на ближайшее окружение царя, «царедворцев и военачальников», со стороны которых была измена, было предательство и содействие революции70. Вторую активную силу революции «демагог» и «антисемит» Марков (выражение И.А. Ильина)71 видел в мировом еврействе, якобы «заТам же. С. 199.

Марков Н.Е. Ответ монархиста // Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921 – 1937.

См.: Ильин И.А. Записка о политическом положении. Октябрь 1923 г. // Ильин И.А. Собрание сочинений: Дневник. Письма. Документы (1903 – 1938). М., 1999. С. 221 – 222.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com темнившим народный рассудок и обманом завлекшем народ на гибельный путь разрушения основ своего государства»72.

относил и себя, о факте революции узнали лишь тогда, когда Император и вся Царская Семья были уже заложниками в руках злейших врагов Монархии. В этой ситуации они поступили так, «как повелевал им долг перед Отечеством», - не помешали ни революции, «ни единым словом, ни единым действием не помешали Временному правительству вести войну до… конца»73. Позор и развал, в котором оказалась Россия, не был виной монархистов - такой оправдательный приговор Марков вынес себе и своим сторонникам.

Популярной среди эмиграции была точка зрения, объяснявшая революцию в России ошибочной тактикой белых вождей. И.Л. Солоневич с присущей ему резкостью обвинял их в отсутствии смелости, гражданского мужества, неспособности найти общий язык с народной массой, в высокомерии, всегда отделявшем элитарные слои российского общества от Однако «белые вожди», не чувствуя собственной вины, не искали себе оправданий и стремились дать свою оценку Февраля. В частности, генерал Деникин характеризовал Февральскую революцию как неизбежный исторический процесс, приведший к крушению русской государственности74. Его парадоксальность заключалась в том, что, с одной стороны, подготовка к революции прямо или косвенно велась давно, с другой – падение монархии оказалось неожиданностью для всех социальных слоев населения75.

На политическом поле революции действовали «самые разнородные элементы»: 1) германское правительство, не жалевшее средств на социалистическую и пораженческую пропаганду в России, в особенности среди петроградских раМарков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921 – 1937. М., 2002. С. 185.

Марков Н.Е. Ответ монархиста // Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921 – 1937.

См.: Деникин А.И. Очерки русской смуты: Крушение власти и армии. Февраль – сентябрь 1917. Мн., 2002. С. 4.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com бочих; 2) социалистические партии, организовавшие свои ячейки среди рабочих и воинских частей; 3) протопоповское министерство; 4) «прогрессивный блок» и общественные организации; 5) некоторые круги, идейно или персонально близкие к указанным организациям, приступившие к подготовке дворцового переворота, «видя в нем последнее средство предотвратить надвигающуюся революцию»76.

Таким образом, русская революция представлялась Деникину результатом деятельности совокупности политических сил, диаметрально противоположных по побуждениям, представлявшим осуществление революционного процесса различными путями и средствами77, но объединяемых общей конечной целью свержения монархической власти.

Проводя аналогию между революцией и Смутным временем, генерал Деникин без ложной скромности определял свою историческую роль в революционном процессе как освободительную, сравнивал задачу возглавляемой им Добровольческой армии с миссией ополчения Минина и Пожарского78.

В объяснении П.Н. Врангеля, трагедия Февраля 1917 г.

заключалась «в самой идее уничтожения монархии, исчезновении самого Монарха»79 в условиях полной безальтернативности власти. В конечном итоге это обернулось полной анархией, крахом всей государственной системы80.

Военная эмиграция, несшая в своей ментальности особый тип патриотизма, по-своему переживала гибель Великой империи. Тягостное чувство ответственности за произошедшее перемешивалось с осознанием неизбежности катастрофы в условиях господства старого правящего слоя, бесталанно правившего страной и армией, и стремлением не повторить совершенных ошибок в делах управления грядущей РоссиТам же.

См.: Бутаков Я.А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 – начало 1920 г.). М., 2000. С. 5.

Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г. Т.1.: Воспоминания. Мемуары.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ей81. Основы будущего национального возрождения выстраивались военными из комплексного анализа итогов Февраля, политического опыта участников «белой борьбы», осмысления истории Белого движения, его идеологической сути и политического значения.

Истоки Белого движения берут начало в революционных событиях октября-ноября 1917 года в России. Его официальная точка отсчета пришла к нам из эмигрантской литературы – 2 ноября 1917 года, когда генерал М.А. Алексеев, прибыв в Новочеркасск, приступил к формированию антибольшевистской армии82.

Становление движения сопровождалось перегруппировкой ранее существовавших политических партий на общей платформе антибольшевизма. Реальными выразителями «белой» идеологии и политики стали монархисты. В этом же лагере выступали черносотенцы, бывшие октябристы, прогрессисты, правые кадеты, существовали и промежуточные («переходные») течения. По словам И.А. Деникина, их объединяло лишь «общее направление деятельности», а отличало «глубокое расхождение не только в политических взглядах, но и социальное, партийное, моральное»83.

Социальный, как и партийный, состав участников Белого движения был чрезвычайно широк: от бывших крупных земельных собственников и фабрикантов до простого крестьянина и рабочего, от высших военачальников и государственных чиновников до учащихся военных и гражданских заведений. Активное участие в Белом деле приняли и видные представители отечественной научной и творческой интеллигенции84.

Несмотря на социально-политическую разнородность Белого движения, в нем выделялся ряд определенных составТуркул А.В. Задачи Зарубежного офицерства // Сигнал. 1939. № 58. 1 июля. С. 1.

См.: Можаева Л.А. Антибольшевистские партии и организации в 1917 – 1922 гг. // Гражданская война в России, 1917 – 1922. М., 2006. С. 129.

Деникин А.И. Очерки русской смуты: Белое движение и борьба добровольческой армии. Май – октябрь 1918. Мн., 2002. С. 156.

См.: Можаева Л.А. Антибольшевистские партии и организации в 1917 – 1922 гг. // Гражданская война в России, 1917 – 1922. М., 2006. С. 131.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ляющих. Первую группу представляли сторонники восстановления самодержавия в его классическом виде, или представители консервативно-охранительного направления российского политического спектра. В период революционных событий они были слабы и плохо организованы, в связи с чем их число постоянно сокращалось. Приоритетом политических взглядов консерваторов была особая российская государственность, национализм, антисемитизм. Приверженность самодержавной монархии была наиболее характерной чертой этой части Белого движения. Под лозунгами «Спасения России», «Возрождения Святой Руси» ими выдвигались идеи реставрации самодержавия. В области государственного устройства провозглашались верность православным ценностям, сохранение исторически сложившихся имперских границ.

Таким образом, главной целью Белой борьбы консерваторы считали борьбу за сохранение российского государства, единой и неделимой державы во главе с православным монархом. Это были силы, обращенные в прошлое, не желавшие считаться с реальностью.

Вторую группу сторонников Белого лагеря представлял офицерский корпус армии. В условиях мировой войны он насчитывал около 300 тыс. человек. За время войны он значительно обновился, особенно его средний и низший составы, что не могло не сказаться на политических настроениях всей армии в целом. Если в высших рангах по-прежнему преобладали дворяне, то среднее и низшее звено офицерства, разбавленное выходцами из мещан, крестьян, рабочих, заметно демократизировалось.

В силу своей профессиональной подготовки военные наиболее широко были задействованы в Гражданской войне.

Высшее и среднее офицерство в большинстве своем составляло ядро антисоветских и антибольшевистских сил. Однако политические взгляды военных были различными: одни выступали за Учредительное собрание, которое решит судьбу России, другие – за восстановление на престоле династии Романовых, третьи – за военную диктатуру. Либерально наPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com строенная часть некоторых представителей высшего офицерства (А.И. Деникин, А.В. Колчак) в значительной степени подавлялась носителями монархических настроений. Об этом писал и сам А.И. Деникин: «Громадное большинство командного состава и офицерства были монархистами»85.

В целом же военные дистанцировались от политических группировок и политических лидеров. В то же время именно от них во многом зависела судьба антисоветских сил, поскольку офицерство составляло главную боевую силу Белого В третью группу Белого лагеря входили представители казачества. В 1917 году в России было около 13 казачьих войсковых объединений общей численностью 4,5 млн. человек. Традиционно формируемое как опора общественного строя, в своей идеологии казачество соединяло приоритет российской государственности и автономное общинное существование.

Коллизии Первой мировой войны значительно пошатнули идеалы казачества. Как следствие, монархическая идея в их среде поблекла. В политических событиях революции и Гражданской войны казаки стремились исключительно к самостоятельному автономному существованию на принципах казачьей общины. В составе Белого движения казаки, демонстрируя общее единство, стояли особняком от других групп.

Последнюю, четвертую группу Белого движения представляли сторонники либеральной демократии и перехода России на западный тип развития. По социальнополитическому составу в ней объединялись представители различных либеральных партий и организаций, предприниматели, финансисты, прозападно настроенная интеллигенция.

В качестве идеала называемые ранее силы «буржуазной контрреволюции» провозгласили правовое демократическое государство с парламентом и разделением властей, рыночную экономику, гражданские права. Многие из них считали, PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com что судьбу России после разгрома большевиков должно решить демократически избранное Учредительное собрание.

Взгляды либералов на российское государственное устройство колебались от идеи восстановления государственности под флагом парламентской демократии до установления конституционной монархии (в эмиграции число сторонников этой идеи значительно увеличилось). В то же время прозападное мировоззрение либералов сочеталось с идеей великодержавности. Они представляли наиболее активную часть белых, ведущую пропагандистскую работу (издавали газеты, журналы и др.), формировавшую различные политические центры, правительства, создававшую программу выхода из общенационального кризиса.

Начиналось Белое движение как движение за спасение Родины, ее государственности, православных ценностей.

Впоследствии в эмигрантской литературе не раз поднимался вопрос: «Почему именно «белое», что символизирует этот цвет?». Отвечая на него, бывший колчаковский генерал М.А. Иностранцев писал: «…в истории – эпитет «белый», еще со времен генерала Монка, времен английской революции, а затем и Вандеи, определенно связывался с идеалами и целями полного восстановления старого порядка, т.е. с целями реставрации и полного уничтожения всех результатов революции.

Исторически белый цвет в качестве символа реставрации восходил еще к «лилиям Бурбонов», он должен был символизировать чистоту и благородство устремлений. В России же «белой гвардией» во времена Первой русской революции 1905 – 1907 годов «называли банды погромщиков, терроризировавших города Белоруссии, Украины, Поволжья»86.

1917 году выступил в своих воспоминаниях полковник Л.Н. Трескин. В период октябрьских боев в Москве он сформировал отряд из студенческой молодежи, который «решено См.: Бордюгов Г.А., Ушаков А.И., Чураков В.Ю. Белое дело: идеология, основы, режимы власти. Историографические очерки. М., 1998. С. 45.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com было назвать «белой гвардией», и он являлся родоначальником белой борьбы против красных…»87. Одновременно с этим в Сибири возник противобольшевистский отряд «Белый «белое движение», «белое дело», «белая гвардия» стали распространяться на все «регулярные вооруженные формирования российской контрреволюции»89. П.Н. Милюков в середине 20-х годов определял Белое движение следующим образом: «В широком смысле слова белое движение это все антибольшевики: социалисты, демократы, либералы, консерваторы и даже реакционеры. В более тесном смысле – это только защитники старых начал монархии и национализма»90.

Идеологи эмиграции видели в Белом деле не только возрождение русской патриотической традиции, но и истоки новой России. И.А. Ильин характеризовал его как честное бескорыстное служение своему народу и Отечеству91. Он связывал Белое движение со свободой и духовными ценностями Белый цвет вообще всегда являлся символом аристократии. В России же белый цвет символизировал государственность - личный царский штандарт был белый с золотом: на белом фоне изображался золотой двуглавый орел. Подчеркивая особый сакральный смысл белого цвета в символике белой борьбы, В.В. Шульгин писал: «В сущности, вся белая идея была основана на том, что «аристократическая» часть нации удержится среди кабацкого моря, удержится именно белой, несокрушимой скалой... Удержится и победит своей Белое дело не было лишено пороков. Этого не отрицали и его PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com участники, связывая все ошибки и просчеты Белой борьбы исключительно с человеческим фактором93. Впоследствии В.В. Шульгин с сожалением признавал, что «Белое движение было начато почти что святыми, а кончили его почти что Представителями правой эмиграции был выявлен комплекс причин, не позволивших белым выйти победителями в Гражданской войне. В общем и целом взгляды на проблему отличались индивидуальностью, хотя многие сходились во мнении об отрыве белых идей от настроений и устремлений самого народа. «У белых были хорошие цели, но они шли по неверным путям, они не несли на своем знамени того вещего слова, которое только и могло найти отклик в уме и сердцах русского народа»95,- писал Н.Е. Марков. Учитывая это обстоятельство, он не раз акцентировал внимание на важности идейного единения русских на Родине и на чужбине в целях освобождения и общего благоденствия96.

Линия разобщения «белых формирований» и народа прослеживалась у И.Л. Солоневича97. Активный участник Белого движения генерал А.С. Лукомский объяснял ситуацию полным неведением участников Белого дела, какой именно политический лозунг найдет адекватный отклик среди народных масс, чтобы те пошли за ними98.

Другой ошибкой, сыгравшей роковую роль в истории Белой борьбы, представители консервативной мысли называли отсутствие у «белых» четкой политической программы. В конечном итоге это откололо Белую Армию от эпицентра политических событий и обусловило ее поражение99. Наиболее последовательно эту точку зрения отстаивал И.Л. Солоневич, обвиняя, ко всем прочему, сторонников Белого движения в Марков Н.Е. Речь при открытии съезда хозяйственного восстановления России // Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921 – 1937. М., 2002. С. 380.

Марков Н.Е. Способы действия // Двуглавый орел. 1927. № 12. 25 сент. (8 окт.). С. 2.

Солоневич И.Л. Народная монархия. Буэнос-Айрес, 1973. С. 33.

См.: Зимина В.Д. Белое движение и российская государственность в период Гражданской войны. Дисс. докт. истор. наук. Волгоград, 1998. С.135.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com отсутствии талантливых организаторов, компетентных в вопросах государственного строительства100.

Однако не следует забывать, что первые попытки государственного строительства были предприняты именно лидерами Белой борьбы. Программа Белого движения на первом этапе была сформулирована в документах Добровольческой армии. В свои главные цели она включала: объединить разрозненные силы белых и привлечь «низы» (крестьян, рабочих), чтобы обеспечить выход из Гражданской войны и восстановление государства.

Положения Программы сводились к двум основным 1. Восстановление могущественной единой, неделимой 2. Созыв Народного Собрания на основах всеобщего Но что подразумевалось под «Народным Собранием»:

Учредительное собрание (Парламент) или Земский собор, который выберет нового царя? Такая неопределенность вопроса о власти имела определенный смысл. Программа Белого движения носила общий декларативный характер, поскольку в ней необходимо было учесть слишком разные общественно-политические интересы. Отсюда руководство «белого лагеря», стремясь к созданию широкого антибольшевистского фронта, имело мало свободы для конкретных высказываний по поводу будущего образа правления.

С момента зарождения Белого движения его лидеры старались избегать четких заявлений о той форме правления, за которую они борются. Официально эта позиция уклонения от ответа на главный вопрос всего общества мотивировалась стремлением не предрешать волеизъявления российского народа. Впоследствии концепция «непредрешения» стала осСолоневич И.Л. За тенью Распутина // Солоневич И.Л. Наша страна. ХХ век. М., 2001.

Цит. по: Полторацкий Н.П. «За Россию и Свободу…». Идейно-политическая платформа Белого движения // Русское прошлое. Кн. 1. СПб., 1991. С. 287.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com новой идеологии Белого дела102. Ее главным содержанием, по мысли генерала Деникина, являлось «уклонение от радикальной ломки государственного и социального строя, с предоставлением этой работы будущим правомочным органам народной воли». Важнейшую задачу во внутренней политике Деникин видел в том, «чтобы создать необходимые условия для строительства земли соборной волею народа». Он почитал заслугой возглавлявшегося им движения неизменное соблюдение принципа «непредрешения», несмотря на то, что положение дел требовало «немедленного разрешения таких коренных государственных вопросов, как национальный, аграрный и другие». Окончательное разрешение проблем государственного устройства Деникин считал выходящим за пределы его компетенции103.

Непредрешение государственного строя создало в рядах освободительных сил двойственную ситуацию: с одной стороны, вызвало недовольство той части Белого движения, которая не представляла Россию без монархии, с другой - не устраивало тех, кто придерживался иных позиций. Однако причины непредрешенческой политики были гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. Они состояли не столько в разнородном социально-политическом составе участников Белой борьбы, сколько в давлении «стран Антанты, которые посулами военной помощи настаивали на республиканском облике Белых армий»104. Много лет спустя на страницах «Двуглавого орла» было опубликовано фактическое обоснование политики непредрешения: «Политическая и международная обстановка не позволяла открыто провозглашать монархические лозунги – это повлекло бы опасное разделение и ослабление антибольшевистского фронта, а главное, отняло бы у России и ту немногую помощь, которую оказывали еще ей столь неблагодарные к русской монархии союзники»105.

См.: Бутаков Я.А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 – начало 1920 г.). М., 2000. С. 42.

См.: Назаров М. Русская эмиграция о путях воссоздания российской монархии // Держава /Орган Державной партии. 1996. № 1 (4). С.29.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Лишь после проигранной Гражданской войны в монархических кругах русского зарубежья была дана истинная оценка непредрешенчества. Критикуя политическую неопределенность как губительную для объединения сил русской эмиграции установку, Солоневич писал: «Подготовительная работа зарубежья может быть, в самых грубых чертах, разбита на две части. Ее нужно оформить и закрепить. В ней не должно быть места никаким двусмысленностям, никакому непредрешенчеству. Нужно идти или за монархию, или против монархии – третьего не дано, и всякие оговорки только путают карты… Здесь в эмиграции мы должны твердо установить свою регулятивную идею. Да, могут быть всякие извивы и загибы исторических событий, но сквозь все это мы будем стремиться к восстановлению российской Монархии.

И об этом стремлении мы должны сказать русскому мужику прямо и ясно – без всяких «постольку-поскольку»106.

Спустя годы и сам Деникин признал опасность непредрешенческой политики, грозившей полным разрывом с народом и, в частности, с казачеством, тогда не только не склонным к принятию монархической идеи, но «даже прямо враждебным ей»107. Хотя мотив приоритета «счастья Родины» над формой правления заставлял генерала Деникина оставаться непредрешенцем до конца дней. В своих мемуарах он писал:

«Если когда-либо будет борьба за форму правления – я в ней участвовать не буду, … я считаю одинаково возможным честно служить России при монархии и при республике, лишь бы знать уверенно, что народ русский в массе желает той или Как и И.Л. Солоневич, А.И. Деникин объяснял основную причину поражения Белого дела отсутствием четкой политической программы, что явилось следствием внутренних противоречий в рядах участников Белой борьбы. «Белые не Солоневич И.Л. Работа штабс-капитанов // Солоневич И.Л. Наша страна. ХХ век. М., Деникин А.И. Очерки русской смуты: Белое движение и борьба добровольческой армии. Май – октябрь 1918. Мн., 2002. С. 235-236.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com были готовы к процессу восприятия власти после крушения большевизма и подошли к нему с голыми руками и мятущимся разумом»109.

Другой участник Белого движения генерал Н.Н. Головин рассматривал причины поражения Белой армии в социально-политическом аспекте, а именно: в разобщенности контрреволюционных выступлений различных социальных групп. Их контрреволюционное созревание не совпало во времени, например, интеллигенция уже включалась в борьбу с большевизмом, в то время как крестьянство еще оставалось инертным. Лидеры Белого движения не уловили ситуацию и, как следствие, не сумели сплотить вокруг себя все антибольшевистские и военные силы и дать им позитивносодержательные политические лозунги110.

ошибки сторонников Белого лагеря: «Подобно белому цвету, представляющему собой синтез всех цветов спектра, Белое движение ожидало, что победа над врагами Великой России сама по себе приведет к примирению всех борющихся партий, классов и других социальных группировок. Эта мечта оказалась силой и в то же время слабостью Белого движения»111.

Генерал и военный историк А.А. фон Лампе считал, что белым вождям не хватило решительности, более жестких методов действий, «которые требовались жестокой обстановкой Гражданской войны и небывалой разрухи»112.

П.Н. Врангель в основе поражения Белой борьбы усматривал две причины: разобщенность национальнопатриотических сил по политическим интересам и неумение консолидироваться на единой идеологической платформе.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 


Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА Н. Я. Крижановская, М. А. Вотинов Открытые архитектурные пространства центра Харькова Монография Харьков ХНАГХ 2010 УДК [711.61:712.253](477.54) ББК 85.118(4Укр-4Хар) К82 Рецензенты: Доктор архитектуры, профессор, зав. каф. ДАС ХГТУСА Мироненко В. П. Доктор архитектуры, профессор ХНАГХ Шубович С. А. Монография рекомендована к изданию Ученым Советом Харьковской национальной академии городского...»

«Учреждение образования Витебская ордена Знак Почета государственная академия ветеринарной медицины НЕЗАРАЗНЫЕ БОЛЕЗНИ НУТРИЙ Монография ВИТЕБСК ВГАВМ 2008 УДК 619:616.1/.4:636.932.3 Незаразные болезни нутрий: монография / В. А. Герасимчик [ и др.]. – Витебск : ВГАВМ, 2008. – 124 с. - ISBN 978-985-512В монографии представлены данные по этиологии, распространению, патогенезу, патологоанатомическим изменениям при незаразных болезнях нутрий. Изложен материал по симптоматике, диагностике,...»

«1 Л.В. Баева Ценностные основания индивидуального бытия: опыт экзистенциальной аксиологии Монография 2 УДК 17 (075.8) ББК 87.61 Б Печатается по решению кафедры социальной философии Волгоградского государственного университета Отв. редактор: Омельченко Николай Викторович – доктор философских наук, профессор (Волгоград) Рецензенты: Дубровский Давид Израилевич – доктор философских наук, профессор (Москва), Столович Лев Наумович – доктор философских наук, профессор (Тарту, Эстония) Порус Владимир...»

«Климанов В.П., Косульников Ю.А., Позднеев Б.М., Сосенушкин С.Е., Сутягин М.В. Международная и национальная стандартизация информационно-коммуникационных технологий в образовании Москва ФГБОУ ВПО МГТУ СТАНКИН 2012 УДК 004:006.03 ББК 73ц:74.5 М43 Рецензенты: Липаев В.В., профессор, д.т.н., главный научный сотрудник института системного программирования РАН Олейников А.Я., профессор, д.т.н., главный научный сотрудник института радиотехники и электроники РАН им. В.А. Котельникова Климанов В.П.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет Ю.Л. МУРОМЦЕВ, Д.Ю. МУРОМЦЕВ, В.А. ПОГОНИН, В.Н. ШАМКИН КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ В ЗАДАЧАХ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ, КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Рекомендовано Научно-техническим советом ТГТУ в качестве монографии Тамбов Издательство ТГТУ 2008 УДК 33.004 ББК У39 К652 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой Мировая и национальная...»

«169. Юдин В.В. Тектоника Южного Донбасса и рудогенез. Монография. Киев, УкрГГРИ. 2006. 108 с., (с геологической картой ). 1 УДК 551.24+662.83(477.62) ББК 26.3 (4 Укр - 4-Дон) Юдин В.В. Тектоника Южного Донбасса и рудогенез. Монография.- К.: УкрГГРИ, 2006._10-8 с. - Рис. 58 Проведено детальное изучение тектоники в зоне сочленения Донецкой складчато-надвиговой области с Приазовским массивом Украинского щита. Отмечена значительная противоречивость предшествующих построений и представлений. На...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.А. Кацапова Философия права П.И.Новгородцева Москва 2005 1 УДК 14 ББК 87.3 К-30 В авторской редакции Рецензенты кандидат филос. наук М.Л.Клюзова доктор филос. наук А.Д.Сухов К-30 Кацапова И.А. Философия права П.И.Новгородцева. — М., 2005. — 188 с. Монография посвящена творчеству одного из видных русских теоретиков права к. ХIХ — н. ХХ вв. Павлу Ивановичу Новгородцеву. В работе раскрывается и обосновывается основной замысел философии права мыслителя,...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет (УГТУ) Механические свойства материалов с эффектом памяти формы при сложном температурно-силовом воздействии и ортогональном нагружении Монография Ухта 2010 ББК 22.251 УДК 539.4.014 М 55 Авторский коллектив: Андронов И. Н., Богданов Н. П., Вербаховская Р. А., Северова Н. А. ISBN 978-5-88179-597-9 Механические свойства материалов...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Белгородский государственный унивесрситет В.А. Черкасов ДЕРЖАВИН И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ ГЛАЗАМИ ХОДАСЕВИЧА Монография Белгород 2009 УДК 82.091.161.1 ББК 83.3(2=Рус) Ч-48 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского университета Рецензенты: доктор филологических наук И.С. Приходько; кандидат филологических наук Н.В. Бардыкова Черкасов В.А. Ч-48 Державин и его современники глазами Ходасевича / В.А. Черкасов: моногр. – Белгород:...»

«А. А. СЛЕЗИН МОЛОДЕЖЬ И ВЛАСТЬ Из истории молодежного движения в Центральном Черноземье 1921 - 1929 гг. Издательство ТГТУ • • Министерство образования Российской Федерации Тамбовский государственный технический университет А. А. СЛЕЗИН МОЛОДЕЖЬ И ВЛАСТЬ Из истории молодежного движения в Центральном Черноземье 1921 - 1929 гг. Тамбов Издательство ТГТУ • • 2002 ББК Т3(2)714 С-472 Утверждено Ученым советом университета Рецензенты: Доктор исторических наук, профессор В. К. Криворученко; Доктор...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) КАФЕДРА УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ И ИННОВАЦИОННОГО МЕНЕДЖМЕНТА К.К. Арабян Теория и методология финансового контроля Монография Москва, 2012 1 УДК 336 ББК 65.261 А 79 Арабян К.К. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ФИНАНСОВОГО КОНТРОЛЯ. Монография / К.К. Арабян. – М.: МЭСИ, 2012. – 115 с. Рецензенты: доктор экономических наук Е.И. Балалова доктор экономических наук А.В. Резников Монография посвящена проблемам формирования финансового...»

«П.Ф. Забродский, А.Н. Чуев Иммунопатология сочетанного действия диметилдихлорвинилфосфата и механической травмы МОНОГРАФИЯ © П.Ф. Забродский, 2012 © А. Н. Чуев, 2012 ISBN 978–5 –91272-254-66 УДК 612.014.46:616–012 ББК 52.84+52.54+52.8 Я 2 з–114 САРАТОВ-2012 2 ОГЛАВЛЕНИЕ стр. Перечень сокращений Введение Глава 1. Нарушения физиологической регуляции антиинфекционной неспецифической резистентности организма и иммуногенеза при действии фосфорорганических соединений и механической травмы 1.1. Общая...»

«                  Лисюченко И.В.  БЕЗДЕЯТЕЛЬНЫЙ И ФАКТИЧЕСКИЙ ПРАВИТЕЛИ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН       Монография                            Ставрополь  2012  УДК 94(47).02 Печатается по решению ББК 63.3(2)41 совета по научноЛ 63 исследовательской работе Северо-Кавказского социального института Рецензенты: доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры теологии социально-теологического факультета Белгородского государственного университета Пенской Виталий Викторович, кандидат исторических наук,...»

«.. -. URL: http://www.molgvardia.ru/nextday/2008/10/10/2143?page=26;. URL: http://www.extremeview.ru/index/id/26305 Северный (Арктический) федеральный университет Northern (Arctic) Federal University Ю.Ф. Лукин ВЕЛИКИЙ ПЕРЕДЕЛ АРКТИКИ Архангельск 2010 УДК [323.174+332.1+913](985)20 ББК 66.3(235.1)+66.033.12+65.049(235.1)+26.829(00) Л 841 Рецензенты: В.И. Голдин, доктор исторических наук, профессор; Ю.В. Кудряшов, доктор исторических наук, профессор; А.В. Сметанин, доктор экономических наук,...»

«РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ЛИНГВИСТОВ-КОГНИТОЛОГОВ (КЕМЕРОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ) СИБИРСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ (КУЗБАССКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ) ГОУ ВПО КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МЕЖДУНАРОДНАЯ РАСПРЕДЕЛЕННАЯ ЛАБОРАТОРИЯ КОГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКИ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (КЕМЕРОВО-СЕВАСТОПОЛЬ) СЕРИЯ СЛАВЯНСКИЙ МИР ВЫПУСК 1 МЕНТАЛЬНОСТЬ И ИЗМЕНЯЮЩИЙСЯ МИР Севастополь 2009 ББК 81. УДК 800(082) Рецензенты: д.ф.н., проф. С.Г. Воркачев д.ф.н., проф. Л.Г. Панин д.ф.н., проф. А.П. Чудинов ISBN...»

«Министерство образования и науки Украины Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Ассоциация выпускников, преподавателей и друзей Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина Центральная научная библиотека Н. М. Березюк Неизвестный В. Я. Джунковский: ректор Харьковского университета 1821–1826 гг. Харьков Тимченко А. Н. 2008 УДК 378.4(477.54): 378.113.1 Джунковский ББК 74.58(4Укр – 4Хар) Джунковский Бер 48 Издано при финансовой поддержке Ассоциации выпускников,...»

«О. А. Богданчук. О серии подмногообразий многообразия, порожденного алгеброй W2 МАТЕМАТИКА УДК 512.5 О СЕРИИ ПОДМНОГООБРАЗИЙ МНОГООБРАЗИЯ, ПОРОЖДЕННОГО ПРОСТОЙ БЕСКОНЕЧНОМЕРНОЙ АЛГЕБРОЙ КАРТАНОВСКОГО ТИПА ОБЩЕЙ СЕРИИ W2 О. А. Богданчук Аспирант, ассистент кафедры алгебро-геометрических вычислений, Ульяновский государственный университ, bogdanchuk_o_a@mail.ru В работе изучаются числовые характеристики многообразий алгебр Ли над полем нулевой характеристики, в основном экспонента многообразия....»

«В.Н. КИДАЛОВ, А.А. ХАДАРЦЕВ ТЕЗИОГРАФИЯ КРОВИ И БИОЛОГИЧЕСКИХ ЖИДКОСТЕЙ Под редакцией Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук, профессора А.А. Хадарцева Тула – 2009 80-летию Тульского государственного университета посвящается В.Н. КИДАЛОВ, А.А. ХАДАРЦЕВ ТЕЗИОГРАФИЯ КРОВИ И БИОЛОГИЧЕСКИХ ЖИДКОСТЕЙ Монография Под редакцией Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук, профессора А.А. Хадарцева Тула – УДК 548.5; 616.1/.9; 612.1; 612.461. Кидалов В.Н., Хадарцев А.А....»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко” ЛИНГВОКОНЦЕПТОЛОГИЯ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Монография Луганск ГУ „ЛНУ имени Тараса Шевченко” 2013 1 УДК 81’1 ББК 8100 Л59 Авторский коллектив: Левицкий А. Э., доктор филологических наук, профессор; Потапенко С. И., доктор филологических наук, профессор; Воробьева О. П., доктор филологических наук, профессор и др. Рецензенты: доктор филологических...»

«МИНИСТЕРСТВО ГЕОЛОГИИ СССР Управление геологии Совета Министров ТССР Институт геологии М. Ш. ТАШЛИЕВ АПТСКИЕ И АЛЬБСКИЕ ОТЛОЖЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО И ВОСТОЧНОГО КОПЕТДАГА АШХАБАД 1971 УДК 552.12 : 551.763.12/13 : 553.981/982 (235.132) В монографии впервые рассмотрены литология и органическое вещество аптских и альбских преимущественно терригенных отложений центральных и восточных районов Копетдага. Работа выполнена с привязкой к зональной биостратиграфической схеме. Применен ряд новых методических...»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.