WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Р. Х. Хасанов Партнерство государства и бизнеса в рамках кластерных взаимосвязей Монография Омск 2010 УДК 332.122 ББК 65.9 Х24 Печатается по решению Учебно-методического совета Омского ...»

-- [ Страница 2 ] --

Следует отметить, что идея «полюсов роста» активно применялась на практике. В. Д. Андрианов [123] считает, что Ф. Перру предложил свою концепцию общего экономического равновесия. В ней главное место занимает активный агент или экономическое формирование, то есть фирма, компания или государство, выполняющие определенные экономические функции, действующие в соответствии с конкретной стратегией и намерениями.

Поведение экономических агентов, доказывал Ф. Перру, обусловлено правилами рыночной игры, порождаемой не механизмом обмена товарами, а соотношением сил партнеров по экономической деятельности. Взаимодействие экономических структур он рассматривал только в контексте социальных и политических составляющих. Ведя настойчивый поиск подлинных дирижеров экономической игры, Ф. Перру тщательно обосновывал необходимость существенного усиления воздействия государства на экономику. Именно в государственном дирижизме, то есть управлении экономическими процессами, он видел возможность структурной перестройки экономики Франции после второй мировой войны.

Создавая теоретическую основу для принятия экономических решений, в практике индикативного планирования сторонники дирижизма пытались добиться структурной перестройки французской экономики, роста концентрации производства и капитала в целях обеспечения конкурентоспособности французских товаров на мировом рынке. Развитием теоретических обоснований дирижизма в 1946 году стал изданный декрет о создании вo Франции Генерального комиссариата планирования, а в 1947 году был принят первый план развития (1947–1950 гг.), получивший название план «Моннэ», который затем был продлен до 1953 года. В 1953 году начал осуществляться второй план экономического развития (1953–1957 гг.), получивший название план «Гирша», затем третий (1957–1961 гг.), четвертый (1962–1965 гг.), пятый (1966–1970 гг.), шестой (1971– 1975 гг.) и седьмой (1976–1980 гг.).

Нобелевский лауреат Гуннар Мюрдаль в своей модели «центр-периферия» (core-periphery) обосновывает географическую концентрацию экономической активности через географический дуализм. Согласно Г. Мюрдалю, трудовые ресурсы и капитал концентрируются в регионах, в которых их использование может принести наивысший доход. В то же время действуют кумулятивные и центробежные эффекты, усиливающие дифференциацию регионов, в одних из них формируя конкурентоспособные кластерные образования, а в других ухудшая их экономическое и социальное положение (рис. 2.1.1).

Рис. 2.1.1. Модель «центр-периферия» Мюрдаля-Фридмана Модель демонстрирует, что в периферийных регионах формируется недостаток рабочей силы, так как молодежь перемещается в центр, а остается население старших возрастов.

Это еще больше усиливает дифференциацию в экономическом положении регионов. В центральных регионах со временем формируется среда, в которой за счет привлечения все большего количества рабочей силы, усиления конкуренции, кумулятивного распространения инноваций появляется конкурентоспособный кластер.

«Инкубаторная» модель Б. Шиница [139] также внесла свой вклад в развитие кластерной концепции. Согласно этой модели, крупные города с диверсифицированной экономикой выступают в качестве инкубаторов, которые создают условия для развития новых фирм и бизнеса. Этому способствует наличие в городах развитой инфраструктуры, которая значительно упрощает процесс создания и развития фирм. Б. Шиниц отмечает, что в некоторых случаях возникает особая атмосфера бизнеса, способствующая предпринимательству. В то же время в городах, где доминируют крупные фирмы, такого эффекта не наблюдается, так как такие фирмы в состоянии самостоятельно обеспечивать себя необходимыми элементами сервиса и инфраструктуры.

Современный же интерес к кластерной концепции во многом связан с трудами Майкла Портера [60], по определению которого «кластер – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга». Кластеры имеют различную форму в зависимости от своей глубины и сложности, но большинство включает в себя: компании «готового продукта» или сервиса; поставщиков специализированных факторов производства, комплектующих изделий, механизмов, сервисных услуг; финансовые институты; фирмы в сопутствующих отраслях.

В кластеры часто входят фирмы, работающие в низовых отраслях (с каналами сбыта или потребителями); производители побочных продуктов; специализированные провайдеры инфраструктуры;

правительственные и другие организации, обеспечивающие специальное обучение, образование, поступление информации, проведение исследований и предоставляющие техническую поддержку (университеты, структуры повышения квалификации в свободное время); а также агентства, устанавливающие стандарты.

Мировой опыт дает примеры повышения конкурентоспособности территорий и производственных комплексов путем реализации кластерной региональной политики. Известны кластеры в сфере малого и среднего бизнеса (производство мебели, обуви, продуктов питания), в инновационной сфере (биотехнологии, телекоммуникации), в крупном промышленном производстве (автомобилестроение). Во многих развитых странах отраслевые кластеры стали привычной формой организации бизнес-сообществ [118]. В качестве характерных примеров можно назвать кластеры [121]: автомобильный (Северный РейнВестфалия, Германия), химический (Сингапур), биотехнологический (Швеция), продуктовый (Аризона, США), телекоммуникаций (Италия), аэрокосмический (Испания) и др.





Таким образом, конкурентоспособным может быть только кластер, который, во-первых, производит конкурентоспособную продукцию, во-вторых, за счет синергии и внутренней конкуренции непрерывно повышает производительность и качество продукции, а в-третьих, создает новые конкурентные преимущества.

Отметим, что при всех преимуществах кластерного подхода его применение в России существенно затруднено. М. Портер [60] считает, что первопричины появления кластеров обусловлены историческими условиями, присутствующими в данном регионе.

Выше было показано, что Россия в силу исторических условий развития экономики и общества не обладает «натуральными»

предпосылками рыночной экономики, следовательно, и для кластеров в России нет исторических условий, но, учитывая перспективность кластерной формы развития (особенно с точки зрения конкурентоспособности), можно сказать, что необходимо создание механизмов развития конкурентоспособных региональных кластеров с учетом несовершенств рынка и действий государства.

В ряде стран, в центрах деловой активности, в последние десятилетия нашли применение эффективные «кластерные стратегии» [158], уже доказавшие свою силу и конкурентоспособность на мировом рынке. Правительства концентрируют усилия на поддержке существующих кластеров и создании новых сетей компаний, ранее не контактировавших между собой. Государство при этом не только способствует формированию кластеров, но и само становится частью кластерных сетей. Кластерные стратегии широко используются в странах Европы. По нашему мнению, именно подход, направленный на стратегическое развитие кластеров, может быть жизнеспособным в России.

В настоящее время экспертами описаны семь основных характеристик кластеров, на комбинации которых базируется выбор той или иной кластерной стратегии [116]:

1) географическая: построение пространственных кластеров экономической активности, начиная от сугубо местных до подлинно глобальных;

2) горизонтальная: образование более крупного кластера за счет нескольких отраслей (секторов);

3) вертикальная: присутствие в кластерах смежных этапов производственного процесса. При этом важно, кто именно из участников сети является инициатором и конечным исполнителем инноваций в рамках кластера;

4) латеральная: объединение в кластер разных секторов, которые могут обеспечить экономию за счет эффекта масштаба, что приводит к новым их комбинациям;

5) технологическая: объединение отраслей, пользующихся одной и той же технологией (например, биотехнологический кластер);

6) фокусная: создание кластер-фирм, сосредоточенных вокруг одного центра – предприятия, НИИ или учебного заведения;

7) качественная: осуществление взаимодействия фирм.

Здесь существенен не только вопрос о том, действительно ли фирмы сотрудничают, но и то, каким образом они это делают.

Взаимосвязи с поставщиками могут стимулировать инновационные процессы, но они же могут использоваться для перекладывания расходов на партнеров и ущемления их в финансовом отношении. В последнем случае кластерные сети не являются ни стабильными, ни стимулирующими.

Нам представляется, что в России наиболее актуальными являются комбинированные горизонтально-географические кластеры, это объясняется, во-первых, федеративной структурой государства и соответственным расположением органов государственного управления; во-вторых, большинство региональных кластеров в мире имеет горизонтальную структуру, охватывающую цепь взаимосвязанных производств; и, втретьих, традиционное отраслевое регулирование в СССР и России наиболее близко именно горизонтально-географической кластерной стратегии.

Во многих странах именно кластерный подход стал активно использоваться при формировании и осуществлении национальной промышленной политики. Кластерный подход позволяет повысить эффективность взаимодействия государства и частного сектора. Он служит основой для конструктивного диалога между представителями государства и предпринимательского сектора с целью выявления проблем развития науки и производства, путей наиболее эффективной реализации имеющихся инвестиционных возможностей и необходимых мер государственной политики.

Кластерный подход, как показывает мировая практика, служит не только средством достижения целей промышленной политики (структурные изменения, повышение конкурентоспособности, усиление инновационной направленности и пр.), но также является мощным инструментом для стимулирования регионального развития, которое в конечном итоге может состоять в увеличении занятости населения, заработной платы, отчислений в бюджеты различных уровней, в повышении устойчивости и конкурентоспособности региональной промышленности.

Понятие кластера во многом имеет отношение к регионам, а в российских условиях, при огромной территории и значительном отличии регионов друг от друга, именно кластеры могут стать основой региональной промышленной политики. Задача власти любого уровня – повышение экономического, а следовательно, и социального благополучия региона. При всем многообразии определений региональной конкурентоспособности важно выявить возможность применения этого понятия при разработке кластерных моделей.

Конкурентоспособность региона может рассматриваться двояко. Во-первых, существует конкурентоспособность региона как территории, на которой живут люди, действуют фирмы, есть собственное правительство и законодательство и которая конкурирует с другими регионами. При этом критерием сравнения регионов могут служить объем инвестиций на душу населения, производительность труда, среднедушевой доход, обеспеченность инфраструктурой и т.д. В зависимости от критерия сравнения регион может быть более или менее конкурентоспособным. Одна губерния может получать больше инвестиций на душу населения, чем соседняя, располагая, например, лучшей инфраструктурой (надо заметить, что нельзя отрывать один критерий от другого, чаще всего они взаимозависимы). Регион может получить конкурентное преимущество в области привлечения инвестиций, предоставив либо более дешевый доступ к ресурсам, либо создав гораздо лучшие, но более дорогие условия для деятельности, либо сосредоточившись на какой-либо конкретной отрасли.

Во-вторых, существует конкурентоспособность предприятий, действующих на территории региона. Фирмы региона не могут обладать конкурентным преимуществом во всех отраслях, они могут добиваться успеха в одной отрасли, при этом сильно отставая в других. Чтобы определить, является ли регион конкурентоспособным, необходимо узнать, в каких отраслях фирмы региона занимают твердые позиции и обладают конкурентным преимуществом, а в каких проигрывают конкурентам и, следовательно, действуют неэффективно. Регион будет являться конкурентоспособным, если число фирм, успешно действующих в конкурентной борьбе, превышает число неконкурентоспособных фирм.

Для исследователя важно определить эти конкурентоспособные отрасли, найти смежные и поддерживающие их производства, построить на этой основе кластер конкурентоспособных отраслей. Это поможет выявить наиболее перспективные направления бизнеса на данной территории, что послужит основой для привлечения инвестиций и оказания поддержки региональными властями.

Безусловно, эти два взгляда на конкурентоспособность региона не должны рассматриваться в отрыве друг от друга.

Регион является конкурентоспособным и, следовательно, расходует ресурсы эффективно и тогда, когда в нем создана благоприятная среда для развития бизнеса, и тогда, когда существует необходимая инфраструктура, и тогда, когда фирмы региона не стоят на месте, постоянно совершенствуя источник своего конкурентного преимущества, то есть либо постоянно ищут источники для удешевления своих продуктов и услуг, либо углубляют дифференциацию, либо, концентрируясь на определенном рыночном сегменте, удешевляют или дифференцируют продукцию.

М. Портер в своей книге «Международная конкуренция» [61] не дает определения конкурентоспособности страны, однако определяет детерминанты, которые способствуют формированию национального конкурентного преимущества. К ним относятся:

1) факторные условия, то есть те конкретные факторы, которые способствуют успешной конкуренции, такие как квалифицированная рабочая сила, капитал, инфраструктура, наделенность природными ресурсами;

2) параметры спроса, то есть уровень спроса на внутреннем рынке, разборчивость и требовательность покупателей;

3) родственные и поддерживающие отрасли, то есть наличие или отсутствие в стране родственных или поддерживающих отраслей, конкурентоспособных на мировом рынке;

4) стратегии фирм, их структура, уровень конкуренции, то есть способ создания фирмы и управления ею, а также степень конкуренции на внутреннем рынке.

Помимо основных детерминантов конкурентного преимущества М. Портер учитывает также роль случая и влияние правительства.

Обозначенные выше детерминанты, в том числе случай и роль правительства, образуют «ромб национальной конкурентоспособности» (рис. 2.1.2).

обеспеченность – меритократия среди основных организаций и институтов инфраструктура;

местным поставщикам и комнаучная и технологипаниям в поддерживающих отческая инфраструктура;

природные ресурсы Рис 2.1.2. «Ромб национальной конкурентоспособности» по М. Портеру На наш взгляд, существует ряд причин, определяющих возможность применения детерминантов конкурентного преимущества стран к рассмотрению конкурентоспособности российских регионов.

1. Федеративное устройство России. В федеративном государстве регионы обладают гораздо большими правами, чем в унитарном. Так как в основном нами рассматриваются конкурентные отношения между российскими регионами, можно считать, что все субъекты федерации находятся в равных условиях, поскольку влияние федеральной власти распространяется на них одинаково, то есть российские законы, указы Президента и постановления правительства обязательны к исполнению на всей территории РФ. Исключение составляют случаи поддержки отдельных регионов. Можно сказать, что уровень жизни, производительность труда и другие, обозначенные выше критерии сравнения конкурентоспособности, зависят в гораздо большей степени от детерминантов конкурентного преимущества регионов, чем от федеральных властей.

2. Большие права регионов. В связи с федеративным устройством государства, регионы имеют право на собственное законодательство, проведение собственной бюджетной политики, создание благоприятных или неблагоприятных условий для развития бизнеса.

3. Экономическое своеобразие регионов. Отличие связано с особенностями исторического развития регионов, наличием на их территории природных ископаемых и человеческих ресурсов. Экономическое развитие регионов во многом зависит от этих факторов. Например, развитие сельскохозяйственного производства в Сибири обусловлено строительством Транссибирской железнодорожной магистрали и Столыпинскими реформами; строительство большого количества металлургических предприятий на Урале и развитие там тяжелой промышленности вызвано наличием богатых природных ресурсов.

4. Природно-климатическое разнообразие регионов России. В мире стран с такими размерами территории, какой обладает Россия, с таким количеством природно-климатических зон чрезвычайно мало, возможно, Россия является единственной страной такого рода. Многие ученые считают, что страны добиваются успеха в тех или иных отраслях во многом из-за различий в климате. Так, Япония добилась успеха в производстве кондиционеров благодаря влажному и жаркому климату, в то же время канадские фирмы являются мировыми лидерами в производстве домов для холодных климатических зон. Соответственно и российские регионы могут иметь определенные преимущества, учитывая свои климатические условия.

Возможно, существуют и другие менее значительные причины, определяющие возможность использования теории конкурентных преимуществ в отношении регионов. Конкурентоспособность региона определяется как наличием тех или иных конкурентоспособных отраслей или сегментов отрасли, так и способностью региональных органов власти создавать условия региональным предприятиям для достижения и удержания конкурентного преимущества в определенных отраслях.

Ведущая роль в достижении конкурентной устойчивости региона, по нашему мнению, принадлежит кластерам, так как именно кластеры создают критическую массу, необходимую для конкурентного успеха в определенных отраслях. Территориальные промышленные кластеры чрезвычайно важны для развития предпринимательства по нескольким причинам. Прежде всего, они обеспечивают фирмам высокую степень специализации, что позволяет предпринимателям создавать новые фирмы, обслуживающие конкретную промышленную нишу. При этом меньшая степень вертикальной интеграции структур внутри кластера облегчает вхождение в кластер новых фирм, а близость большого количества фирм предполагает обмен идеями и передачу знаний между специалистами фирм, входящих в кластер.

2.2. Концепция синергетического эффекта кластеров Кластер как устойчивое партнерство взаимосвязанных предприятий, учреждений, организаций, отдельных лиц может иметь потенциал, который превышает простую сумму потенциалов отдельных, составляющих кластер элементов. Это приращение возникает как результат сотрудничества партнеров и эффективного использования их возможностей в течение длительного времени, сочетания кооперации и конкуренции. Фактически можно говорить об определенном синергетическом эффекте кластеров, так как компании выигрывают, имея возможность делиться положительным опытом и снижать затраты, совместно потребляя одни и те же услуги и продукцию поставщиков.

Термин «синергетический эффект» (от греч. synergos – «вместе действующий») был широко введен в современный научный оборот в середине 80-х годов ХХ века. Он означает кратный эффект, полученный в результате слияния отдельных частей в единую систему. Синергетический эффект в экономике также характеризует возможность в результате объединения элементов получать больший экономический эффект, чем от арифметической суммы экономических эффектов от деятельности отдельных элементов. Синергетические эффекты в современной экономике проявляются в процессе использования таких механизмов взаимодействия предпринимательских структур, как предпринимательские сети, стратегические альянсы, долгосрочные контракты и др. Они позволяют снижать транзакционные издержки, внешние и внутренние риски, повышать инновационность и конкурентоспособность предпринимательских структур.

Фирма, которая оптимизирует эффект синергизма, тщательно согласовывает предпринимаемые действия, обладает возможностью занять более выгодную конкурентную позицию и в конечном счете добиться устойчивого конкурентного преимущества. Она может завоевать большую долю рынка благодаря низким ценам, может позволить себе затратить больше средств на НИОКР и рекламу или повысить рентабельность, тем самым привлекая инвестиционный капитал.

Можно выделить четыре вида синергизма [8]:

1. Синергизм продаж. Проявляется в том случае, если фирма, реализуя несколько товаров, использует одни и те же каналы их распределения, осуществляет управление продажами через один и тот же центр, использует одни и те же складские помещения.

2. Оперативный синергизм. Представляет собой результат более эффективного использования основных и оборотных средств, рабочей силы, распределения накладных расходов и т.д.

3. Инвестиционный синергизм. Является следствием совместного использования производственных мощностей, общих запасов сырья, переноса расходов на НИОКР с одного продукта на другой, использования одного и того же оборудования и т.д.

4. Синергизм менеджмента. Проявляется в момент разработки новых товаров или входа в новую отрасль. Менеджеры обнаруживают, что их опыт и знания, накопленные ранее, могут помочь в решении новых проблем, возникающих при входе фирмы в новую конкурентную среду. Компетентность руководства здесь выступает важнейшим источником конкурентного преимущества. Если проблемы, стоящие перед фирмой в новой отрасли, имеют много общего с проблемами, возникающими и ранее, предприятие может добиться значительного положительного эффекта синергизма. В то же время эффект синергизма может быть низким, а также отрицательным в случае, например, использования имеющихся мощностей с целью производства товаров, для которых они не предназначены.

Мы рассматриваем синергизм как один из факторов, влияющих на издержки фирмы и приводящих к конкурентному преимуществу. Однако эффект синергизма сложно определить количественно. В число методов измерения синергетического эффекта входит способ, предложенный одним из основоположников стратегического управления Игорем Ансоффом [8].

Предложенный им метод рассматривается на примере приобретения новой фирмы или случая выхода на новый рынок.

Согласно данному методу, синергетические эффекты распределяются по категориям, которые, в свою очередь, группируются по функциональным подразделениям фирмы: общее управление, исследования и разработки, маркетинг и оперативная деятельность. Далее внутри каждой категории рассматриваются три возможных эффекта:

1) новая товарно-рыночная комбинация. Эффект может быть незначительным при приобретении небольшой фирмы или в том случае, если выход на рынок осуществляется собственными силами;

2) вклад «материнской» компании в новый товар/рынок;

3) дальнейшие товарно-рыночные действия, которые смогут предпринять две компании в результате объединения.

О. А. Гулин, В. И. Щедров [91] предлагают разбить источники появления синергии на четыре основные категории: увеличение доходов, снижение издержек, сокращение налоговых отчислений и снижение дополнительных инвестиций.

Дальнейший анализ литературных источников показал, что пока идея синергетического эффекта кластеров не получила широкого распространения. Нам представляется, что важнейшими синергетическими эффектами кластера являются:

– переток знаний в кластере;

– приращение денежного потока за счет сложения денежных потоков компаний, входящих в кластер;

– совместное использование инфраструктурных объектов;

– снижение транзакционных издержек.

Графически синергетические эффекты кластера представлены на рис. 2.2.1.

Рис. 2.2.1. Синергетический эффект кластеров Рассмотрим предложенные синергетические эффекты подробнее.

1. Эффект перетока знаний в кластере. Мы считаем, что только при наличии условий для создания и перетока знаний внутри кластера возможен переход на инновационную стадию развития. Например, Питер Друкер [25] определил знания как ключевой ресурс мировой экономики. «Традиционные составляющие производства – земля, труд и капитал, – пишет он, – становятся ограничивающими факторами, нежели движущей силой… Знания становятся основной составляющей производственного процесса». Накопление знаний в современном производстве уже не относится к издержкам, а является неотъемлемой его частью. Таким образом, получение знаний становится новой формой производственного процесса. Однако не всякое знание приводит к достижению устойчивого конкурентного преимущества. Знание приводит к преимуществу в том случае, если, вопервых, оно действительно полезно, во-вторых, если оно уникально и доступно только рассматриваемой фирме, в-третьих, если знание не устарело и не утратило свою уникальность.

Знания могут перетекать от одной фирмы к другой, формируя таким образом уровень знаний в кластере. Знания перетекают через поставщиков, потребителей, консультационные фирмы, бывших работников и т.д. Там, где уровень перехода знаний высок, суммарный уровень внутрифирменных знаний является следствием достижений кластера, а не получения знаний в фирме. Уровень полученных со стороны знаний показывает, может ли фирма добиться преимущества, основанного на знании, то есть приводят ли знания к достижению конкурентного преимущества данной фирмой или они просто снижают внутриотраслевой уровень издержек.

Не существует общей меры, определяющей уровень знаний для каждой фирмы. Знания отражают специфические достижения фирмы в той или иной области, которые являются как следствием действия внутрифирменных механизмов, так и следствием перетекания знаний. Например, если знание положительно влияет на издержки путем увеличения производительности рабочей силы, то имеющийся уровень знаний может обусловливаться общим объемом действий в данном кластере или на предприятии. В то же время повышение уровня производительности оборудования может зависеть от достижений общего технического прогресса, а не от действий фирмы.

В целом организационное знание может быть понято как набор фактов, а также умений и навыков, которые способствуют эффективному управлению организацией, выработке правил поведения, принятию правильных управленческих решений.

При этом организационное знание представляет собой сумму знаний всех работников, а также исторически накопленный явный и неявный массив информации и традиции. Знание можно рассматривать также как один из основных факторов конкурентного преимущества, особенностью которого является его устойчивость к копированию и возможность самогенерации.

Различные авторы предлагают собственные определения сущности организационных знаний. Распространенной является трактовка явных и неявных знаний, принадлежащая японским исследователям Ш. Кацу [128], Х. Такеучи и И. Нонака [135].

Явные знания представляют собой информацию, которая может быть записана и сохранена в некоем формализованном виде. Неявные же знания основываются на умениях, то есть накопленном опыте индивидов, что делает эти знания трудными для классификации и хранения.

Идеи о явном и неявном знании корнями уходят в теоретические построения австрийской экономической школы. Хесус Уэрта Де Сото [80] отмечает, что с точки зрения австрийцев существует шесть основных характеристик организационного (предпринимательского) знания: 1) оно не научное, а субъективное и практическое; 2) оно эксклюзивное; 3) оно рассеяно среди всех людей; 4) оно преимущественно неявное, а поэтому неартикулируемое; 5) оно создается из ничего именно благодаря предпринимательству; 6) оно передается неосознанно посредством сложных социальных процессов.

Практическое знание, как правило, имеет неявный характер, это означает, что человек знает, как выполнять определенные действия – «знать как», но не может выявить элементы или части того, что он делает – «знать что». М. Полани [80] полагает, что неявное знание на деле является господствующим типом любого знания, так как даже самое формализованное знание вытекает из интуиции и других творческих процессов.

При рассмотрении конкурентного преимущества интерес представляет концепция базовых способностей, на основе которой будет построена модель перетока знаний в кластере. Базовые способности представляют собой некую комбинацию внутренних ресурсов и потенциала организации, они являются уникальными и порождают устойчивое конкурентное преимущество.

Базовые способности должны быть сложны для копирования и подражания, с этой точки зрения именно неявные знания служат основой конкурентного преимущества высшего порядка. Организационное обучение как процесс передачи знаний делает основанное на знаниях конкурентное преимущество устойчивым и способствует формированию общего уровня организационных знаний. Базовые способности, таким образом, могут быть основаны на знании клиентов, технологии производства, а также ноу-хау и т.д.

– распределение знаний внутри предприятия – распределение знаний в кластер и из кластера Рис. 2.2.2. Модель перетока знаний в кластере Представленная на рис. 2.2.2 модель показывает переток знаний как внутри предприятия, так и между кластером и предприятием. Необходимо отметить, что данная модель отображает кругооборот знаний на предприятии, причем конечной целью перетока знания предлагается считать достижение конкурентного преимущества. Модель подразумевает, что знания могут утекать из организации на любом этапе процесса, например, знания о том или ином бизнес-процессе могут перетекать с уходом важного сотрудника, во время формального и неформального общения, через проводимые конкурентами бенчмаркинговые мероприятия и т.д. Через эти же каналы знания проникают на предприятие, увеличивая таким образом уровень знаний на нем.

Отметим также, что наличие кластера существенным образом усиливает переток знаний за счет собственно кластерной структуры и механизмов кластерного взаимодействия.

По мнению А. Малберга и Д. Повера [141], кластеры создают знания тремя путями:

1) совместные действия фирм, университетов и других агентов (actors);

2) усиление конкуренции и соперничества между предприятиями, входящими в кластер;

3) переток, вызванный местной мобильностью и социальной общностью индивидуумов.

При отсутствии кластера знания перетекают внутри организации так же, как показано в модели, однако поступление (утечка) знаний происходит с затруднениями, в некоторых случаях предприятие становится замкнутой системой с точки зрения организационных знаний. Поэтому переток знаний именно в кластере представляется нам наиболее важным преимуществом кластера как способа организации производства и распространения продукции. Обмен знаниями существенно увеличивает общую конкурентоспособность кластера, так как новые идеи, бизнеспроцессы и технологии становятся в кластере доступными для всех предприятий, которые, в свою очередь, стремятся применять и совершенствовать полученные знания, создавая новые конкурентные преимущества и соответственно увеличивая конкурентоспособность кластера в целом. Таким образом формируется синергетический эффект перетока знаний в кластере.

2. Эффект приращения денежного потока за счет сложения денежных потоков компаний, входящих в кластер.

В научном мире пока не выработано единое понимание сущности денежных потоков. Во многом это связано с тем, что многие ученые ставят знак равенства между размером прибыли и размером денежного потока. Нам представляется, что под денежным потоком (cash flow) следует понимать размер сальдо потоков денежных средств, то есть разницу между притоком и оттоком денежных средств. Тогда формула денежного потока выглядит следующим образом:

где CF – сальдо потоков денежных средств;

IF – приток денежных средств;

OF – отток денежных средств.

Применительно к теории кластеров эффект синергизма денежных потоков объясняется тем, что сумма денежных потоков отдельных предприятий будет меньше, чем совокупный денежный поток кластера. Такой эффект можно представить в виде формулы:

где CFc – сальдо потоков денежных средств кластера;

CF – сумма потоков денежных средств предприятий, входящих в кластер, при отсутствии кластера.

Это вызвано тем, что кластер оказывает существенное влияние на размеры притока (IF) и оттока (OF) денежных средств.

Увеличение притока связано с тем, что совокупный спрос на продукцию в условиях существования кластера значительно выше, так кластер способствует формированию детерминантов спроса [144]. К ним относятся искушенные и требовательные покупатели, которые требуют все более и более качественных, совершенных товаров и услуг, что способствует, во-первых, значительному увеличению местного спроса на них, а вовторых, повышение конкурентоспособности фирм кластера способствует повышению спроса на их продукцию за пределами региона и страны базирования. Таким образом, можно говорить, что развитие кластеров способствует не только росту конкурентоспособности регионов и стран, но и в значительной степени оказывает влияние на рост валового внутреннего продукта (ВВП) региона и страны базирования кластера.

Снижение оттока денежных средств прежде всего связано с ростом производительности предприятий кластера. По определению М. Портера [60], «…производительность – это объем произведенных ценностей, созданных за единицу времени на единицу вложенного капитала или используемых материальных ресурсов». Снижение оттока денежных средств в кластере в основном вызывается снижением затрат на производство и реализацию продукции. Это происходит за счет доступности местных ресурсов (прежде всего материалов и рабочей силы);

наличия ядра кластера, обеспечивающего основу конкурентоспособности; доступа к специализированной информации; в целом за счет высокой внутренней конкуренции, стимулирующей проведение в жизнь мероприятий по снижению затрат.

По мнению некоторых авторов [100], главная роль в управлении денежными потоками отводится обеспечению их сбалансированности по видам, объемам, временным интервалам и другим существенным характеристикам. Чтобы успешно решить эту задачу, нужно внедрять системы планирования, учета, анализа и контроля денежных потоков. Ведь планирование хозяйственной деятельности предприятия в целом и движения денежных потоков в частности существенно повышает эффективность управления денежными потоками. Это приводит к сокращению текущих потребностей предприятия в денежных средствах на основе увеличения оборачиваемости денежных активов и дебиторской задолженности, а также выбору рациональной структуры денежных потоков; эффективному использованию временно свободных денежных средств (в том числе страховых остатков) путем осуществления финансовых инвестиций; обеспечению профицита денежных средств и необходимой платежеспособности в текущем периоде при помощи синхронизации положительного и отрицательного денежного потока в разрезе каждого временного интервала. Кластерная форма организации производства способствует совершенствованию и финансовых аспектов деятельности входящих в кластер предприятий, особенно в части управления денежными потоками.

3. Эффект совместного использования инфраструктурных объектов. Инфраструктура является той базой, на основе которой строится конкурентное преимущество кластера. Инфраструктура (от лат. infra – «ниже», «под» и structura – «строение», «расположение») – это совокупность сооружений, зданий, систем и служб, необходимых для функционирования отраслей материального производства и обеспечения условий жизнедеятельности общества. Различают производственную (дороги, каналы, порты, склады, системы связи и др.) и социальную (школы, больницы, театры, стадионы и др.) инфраструктуру. Иногда термином инфраструктура обозначают комплекс так называемых инфраструктурных отраслей хозяйства (транспорт, связь, образование, здравоохранение и др.).

В условиях России кластеры не обладают историческими характеристиками развития, поэтому именно наличие инфраструктуры той или иной степени развитости является той основой, на которой и строятся кластерные взаимосвязи. Речь, безусловно, идет о производственной инфраструктуре. К примеру, кластер химической и нефтехимической промышленности Омской области строится на основе наличия и доступности сырья, поставляемого по прямым нефтепроводам с западносибирских месторождений. Кроме того, наличие производственной инфраструктуры позволяет открывать новые и новые предприятия, используя уже существующие возможности для развития.

В России в настоящее время все больше внимания уделяется развитию инфраструктуры: создан инвестиционный фонд, основное предназначение которого заключается именно в создании объектов инфраструктуры. Однако, по мнению Ш. Кацу, Вицепрезидента Всемирного банка по региону Европы и Центральной Азии [128], для создания высококачественной инфраструктуры, во-первых, необходимы большие денежные средства, особенно в тех странах, которые наращивают свой инфраструктурный фонд;

во-вторых, поскольку речь идет о крупных суммах, а инвестиции носят долгосрочный характер, необходим творческий подход к финансированию; и, в-третьих, нет большой разницы, какой вариант финансирования инфраструктуры предпочтительнее – частный или государственный. Ш. Кацу на практических примерах показывает, что в Испании третья часть всей транспортной системы была профинансирована за счет частного капитала, а в Германии использовались практически только государственные ресурсы. Китай опирается на государственное финансирование, но для расширения системы скоростных автомагистралей все более активно использует частный капитал. Основополагающим принципом британской программы развития ГЧП является соотношение цены и качества. Таким образом, выбор государственного или частного источника средств определяется соображениями экономической целесообразности.

В условиях России все большую популярность приобретает смешанная форма финансирования инфраструктуры, реализуемая через механизмы ГЧП.

Действительно, переход ответственности от государства частному сектору сопровождается передачей соответствующих рисков: от коммерческих до инвестиционных. И если риски покажутся частному оператору (стоящим за ним инвесторам) неприемлемыми, то он предпочтет отказаться от деятельности, с которой они связаны, так как премия за риск (в виде требуемой доходности на вложенный капитал) закладывается в цену, рост которой ограничен социально-политическими факторами.

Важно отметить, что среди подготовленных к реализации проектов ГЧП особую роль играют инфраструктурные проекты.

По данным исследования Ассоциации Менеджеров (АМР) [53], наибольший интерес у представителей компаний вызвали проекты в сфере развития транспортной инфраструктуры. Это направление выбрали 64,8 % респондентов. Такой ответ вполне закономерен, так как потребность в развитии дорог в России очень велика, а все более увеличивающийся парк автотранспортных средств говорит о растущем спросе на современные дороги. Более того, развитие и повышение качества автодорожной сети неоднократно провозглашалось одним из важнейших направлений деятельности государства. По оценке экспертов, потребность российской инфраструктуры в сфере транспорта (автомобильные и железные дороги, порты, аэропорты) в инвестиционных ресурсах на период до 2010 года составляет примерно 100-120 млрд долларов.

По нашему мнению, при всем достоинстве воплощаемых в жизнь промышленных инфраструктурных проектов их реализация должна осуществляться в соответствии с кластерной концепцией.

Кластер способен реализовать синергетический эффект использования инфраструктуры, мультипликативно увеличивая объем выпускаемой продукции, а следовательно, увеличивая и региональный, и федеральный ВВП. Таким образом, при принятии инвестиционных решений необходимо, в соответствии с предложенным механизмом моделирования кластеров в условиях России, учитывать синергетический эффект кластеров при проектировании производственной инфраструктуры.

4. Эффект снижения транзакционных издержек. Основоположником теории транзакционных издержек является Р. Коуз, который в своей работе «Природа фирмы» выявил существование издержек использования рыночного механизма ценообразования, или так называемых транзакционных издержек, уменьшению которых способствует наличие организации, а также ее вертикальная интеграция.

К транзакционным издержкам относятся [112]:

– издержки поиска информации;

– издержки ведения переговоров;

– издержки спецификации и защиты прав собственности;

– издержки оппортунистического поведения;

– издержки политизации, сопровождающие принятие решений внутри организаций и др.

Транзакционные издержки существуют в явной и неявной форме. Экономия на транзакционных издержках может выражаться через эффект операционного рычага или за счет совместного использования информации, применения стандартных договоров. Согласно О. Уильямсону, существуют условия, при которых наличие транзакционных издержек требует и наличия вертикальной интеграции. В связи с этим размер транзакционных издержек зависит от следующих факторов:

– специфичности ресурсов, вовлеченных в транзакцию;

– повторяемости отношений;

– степени неопределенности.

Особое значение О. Уильямсон придает первому из трех выделенных им факторов. Ресурсы могут быть общими и специальными. Общий ресурс представляет интерес для множества пользователей, и его цена мало зависит от того, где он используется. Специальный ресурс приспособлен к условиям конкретной сделки и вне ее не имеет большой ценности. Согласно О. Уильямсону, специальным может быть как физический (оборудование), так и человеческий капитал (квалификация и знания). Специфичность ресурса может вызываться его местоположением, а также предназначенностью для единственного покупателя при отсутствии спроса со стороны коголибо еще.

Кластеры прежде всего за счет перетока знаний (синергетический эффект перетока знаний) снижают специфичность того или иного ресурса. Предприятиям, входящим в кластер, доступны специфические ресурсы, которыми обладает кластер в целом, будь то ноу-хау или высококвалифицированные специалисты.

Таким образом, в кластере специфические ресурсы одного предприятия перетекают к другим фирмам гораздо быстрее, формируя общую базу знаний кластера и снижая специфичность ресурсов, а следовательно, и транзакционные издержки.

Кроме того, в рамках кластера снижаются издержки поиска информации, издержки ведения переговоров прежде всего в силу территориальной доступности контрагентов. Кластеры также снижают уровень неопределенности сделок, так как многие участники взаимодействия знакомы друг с другом или информация о том или ином предприятии легко доступна.

Необходимо также отметить, что в рамках кластера издержки оппортунистического поведения, с одной стороны, имеют тенденцию к снижению (прежде всего это касается проблемы «отлынивания» (shirking), но, с другой стороны, кластерная форма может провоцировать «вымогательство» (hold-up) со стороны работников, так как именно кластер способствует перетоку рабочей силы от одного предприятия кластера к другому.

Согласно теории транзакционных издержек, ключевую роль в их снижении играет фирма как административный механизм координации, который через организационную структуру, форму управления и стимулирования работников осуществляет экономию на транзакционных издержках. Говоря же о кластере как форме взаимодействия предприятий, можно предположить, что в некотором разрезе кластерные объединения могут выступать в качестве квазифирм, то есть представлять собой необходимый элемент снижения транзакционных издержек фирм, входящих в кластер.

Итак, кластер обладает синергетическим эффектом за счет следующих эффектов: перетока инноваций в кластере; приращения денежного потока благодаря сложению денежных потоков компаний, входящих в кластер; совместного использования инфраструктурных объектов; снижения транзакционных издержек.

3. РЕГИОНАЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА

В РАМКАХ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО

ПАРТНЕРСТВА

государственно-частного партнерства в рамках региональной промышленной политики Прежде всего, следует отметить, что реализация региональной промышленной политики России все еще в основном опирается на такие меры государственной политики, как межбюджетные трансферты, госзаказ, адресные дотации и субсидии и т.д. Практически не используются дифференцированные рыночные регуляторы, которые в такой разнообразной, с точки зрения экономического и социального развития, стране вполне были бы уместны. В России, тем не менее, все большее значение придается инновационному развитию регионов, ставится задача преодоления сырьевой направленности экономики, а следовательно, требуются иные методы реализации промышленной политики.

Выше были описаны основные подходы к пониманию кластеров и ГЧП, при этом необходимо отметить, что если партнерству государства и бизнеса уделяется довольно большое внимание со стороны органов власти, то реализация кластерных стратегий развития пока не получила большого распространения.

В данной работе уже было показано, что в условиях России развитие кластеров сталкивается с серьезными препятствиями исторического характера. Так как большая часть российской экономики создавалась вне рынка, то и нельзя говорить о естественных кластерах, которые появились в силу исторических причин, описанных М. Портером. Тем не менее, кластерная форма взаимодействия очень перспективна, ее развитие способно серьезно улучшить конкурентоспособность и эффективность экономики регионов России, следовательно, можно говорить о необходимости включения кластеров в проекты регионального промышленного развития.

Сдерживающими факторами для формирования и развития кластеров в России в настоящее время являются [133]: низкое качество управления бизнесом; отсутствие ориентации многих предприятий на международный рынок; низкий уровень развития территориальных кооперационных структур, которые, как правило, самостоятельно не справляются с задачей разработки и реализации проектов для продвижения интересов регионального бизнеса; недостаточный уровень плановых решений по территориальному хозяйственному развитию; большие горизонты достижения ожидаемых результатов, так как реальные выгоды от создания кластеров проявляются только через 5–10 лет.

Все вышеуказанные проблемы требуют усиленного внимания региональных властей, так как успешная реализация программ по формированию и специальному стимулированию кластерных структур возможна исключительно при наличии общерегиональной стратегии развития. Поэтому в современных условиях развития региональной экономики России на базе кластеров должно достигаться оптимальное равновесие между национальным и региональным бизнесом, а также должно осуществляться региональное стимулирование кластеров.

По мнению В. Б. Кондратьева [10], традиционная региональная промышленная политика часто приводила к искусственному созданию полюсов экономического роста, не имеющих необходимой устойчивости в долгосрочной перспективе, а также формированию культуры иждивенчества вследствие использования массированных субсидий.

Свой взгляд на происходящее в экономике России высказал и М. Портер в выступлении «Российская конкурентоспособность:

где мы находимся?» на Российско-американском инвестиционном симпозиуме в г. Бостоне [157]. М. Портер отмечает, что в отличие от унаследованной Россией плановой экономики, где экономическая политика направлена из центра, а связи покупатель/поставщик видятся с точки зрения национальной перспективы, экономическая политика, основанная на кластере, подразумевает достаточную автономию на региональном и местном уровне.

Кроме того, предполагается специализация регионов в тех сферах, в которых они конкурентоспособны. Географический выбор основан на экономической привлекательности региона и расположении фирм по отношению к другим компаниям с целью получения максимальной выгоды от кластера. На рис. 3.1.1 приведено сравнение промышленной и кластерной политики по М. Портеру.

Промышленная политика. Политика, основанная на кластере.

Приоритетные отрасли и сектора Все кластеры могут внести свой Процент на внутринациональные Местные и зарубежные компании Вмешательство в конкурентоспособ- производительности.

(например, протекционизм, субсидии). пути к производительности.

Централизация решений на нацио- Акцент на международных связях.

Рис. 3.1.1. Сравнение промышленной и кластерной политики по М. Портеру М. Портер выделяет несколько функций, которые выполняют кластеры в экономическом развитии любой страны:

1) участие в развитии структуры национальной и региональной экономики. Процветание региона зависит от значимых позиций в определенном количестве конкурентоспособных кластеров;

2) определение фундаментальных задач в национальных или региональных условиях ведения бизнеса: кластеры соотносятся с природой конкуренции и микроэкономическими факторами, которые влияют на конкурентные преимущества;

3) обеспечение нового способа мышления в сфере экономики и усилий по совершенствованию ее организации (рис. 3.1.2). Так, кластерный подход к развитию экономики заставляет пересмотреть роли частного сектора, правительства, торговых ассоциаций, образовательных и исследовательских учреждений и определить общие возможности фирм и компаний всех форм собственности, а не только их общие проблемы.

развитие посредством учреждений, компаний, политических образовательные и исследовательские Рис. 3.1.2. Смещение ответственности за экономическое развитие Особую роль в экономическом развитии региона и страны М. Портер отводит органам исполнительной власти, которая выполняет следующие функции:

1) улучшение макроэкономического, политического, законодательного и социального фона;

2) установление стабильного и предсказуемого макроэкономического, законодательного и политического окружения;

3) улучшение социальных условий для граждан;

4) улучшение условий для ведения бизнеса;

5) повышение доступности, качества и эффективности инфраструктуры;

6) содействие образованию и развитию кластера (выявление существующих и зарождающихся кластеров, а также участие в определении кластерных барьеров и выработка планов по их устранению);

7) руководство совместным процессом экономических перемен;

8) создание институтов повышения конкурентоспособности, которые бы информировали граждан и мобилизовали частный сектор, органы власти всех уровней, образовательные и другие учреждения, а также все гражданское общество.

Роль частного сектора М. Портер сводит к активному участию в совершенствовании местной инфраструктуры, влиянию на появление местных поставщиков и привлечению новых инвестиций, работе в контакте с местными образовательными и исследовательскими институтами для создания специализированных программ, отвечающих потребностям кластера, и повышения их качества, а также для обеспечения органов власти информацией о проблемах и барьерах, которые возникают при развитии кластера. Особую роль М. Портер отводит торговым ассоциациям, которые, по его мнению, могут взять на себя часть затрат при формировании и развитии кластера.

Таким образом, кластерные инициативы могут стать новым вектором экономического роста в крупных промышленно развитых российских регионах с высокой концентрацией обрабатывающих производств. Как показывает опыт развитых стран, именно в рамках кластеров наиболее эффективно решаются задачи, связанные с обеспечением конкурентоспособности предприятий. К таким задачам относятся, например, проведение НИОКР по созданию новых технологических платформ и их производственное освоение. Кластерный подход коренным образом меняет содержание региональной промышленной политики: усилия органов власти направляются не на поддержку отдельных предприятий и отраслей, а на развитие системы взаимоотношений между субъектами экономики и государственными институтами. В практическом плане такой подход важен в первую очередь тем, что дает возможность сформировать и реализовать крупные межотраслевые и межрегиональные инвестиционные и инновационные проекты национального значения.

По мнению Г. А. Яшевой [122], существуют национальные особенности кластерной политики, к которым относятся:

– отсутствие единообразия в составе средств кластерной политики;

– единство средств кластерной политики только в странах-участницах одного кластерного проекта;

– многообразие методов обеспечения кластерной политики, которые определяются национальными особенностями и принятой концепцией кластерного подхода;

– различие кластерной политики государств по степени вмешательства правительства в процесс кластеризации;

– неразработанность методических основ формирования кластерной политики.

Формирование промышленных кластеров рассматривается часто в качестве необходимого условия глобальной конкурентоспособности, так же как экономическая специализация рассматривается в качестве важного пути преодоления глобализационной ловушки, связанной с воздействием внешней конкуренции. Кластерный подход превратился в последние годы в ключевой инструмент региональной промышленной политики ведущих индустриальных стран. Однако его практическое использование для формирования эффективной локальной предпринимательской среды, создания социальной и производственной инфраструктуры, повышения конкурентоспособности территорий еще недостаточно изучено и оценено отечественной практикой.

В рамках кластерной промышленной политики создается эффективная информационная среда, инновационная инфраструктура, особенно для развития малого и среднего инновационного бизнеса, включая доступ к новейшим технологиям и базе данных возможных партнеров по бизнесу, в том числе и за рубежом.

В. Б. Кондратьев [10] отмечает, что стимулирование процесса формирования кластеров в России является самой первой, базовой стадией региональной промышленной политики. При этом внимание государственных органов должны привлечь такие основополагающие факторы, как совершенствование системы образования и профессиональной подготовки, создание возможностей для инноваций, доступ к рынкам капитала и совершенствование институциональной среды. Со временем появится необходимость в дополнительных инвестициях в более кластерноспецифические активы. Новая роль государства далека от традиционной региональной промышленной политики, в рамках которой государство определяет приоритетные отрасли или регионы, а затем через систему субсидий или ограничений на инвестиции иностранных компаний стимулирует их развитие. В противоположность этому целью кластерной региональной политики является стимулирование развития всех кластеров.

Это означает, что традиционные кластеры должны оставаться объектами региональной промышленной политики и подвергаться улучшению, повышению структурной эффективности. Государство не должно избирательно подходить к кластерам, поскольку каждый кластер имеет потенциалы роста производительности и уровня заработной платы. Каждый кластер не только обеспечивает непосредственный вклад в рост общенациональной производительности, но также оказывает влияние на производительность других кластеров.

Согласно докладу «Конкурентные региональные кластеры: подходы к национальной политике» Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) [155], проблема кластерной промышленной политики складывается из решения следующих вопросов: во-первых, каким образом должна оказываться поддержка кластерам со стороны государства – через создание условий функционирования или непосредственную поддержку кластеров; во-вторых, должны ли государственные средства вкладываться в широкий спектр кластеров или только в ограниченный круг лидирующих региональных кластеров; втретьих, вопрос, что важнее с точки зрения поддержки кластеров – сохранение и развитие рабочих мест или культивирование новых, стратегически важных технологий.

В том же докладе высказывается мнение о рисках, характерных для программ поддержки кластеров, утверждается, что такие программы могут привести к недостаточной диверсификации региональной экономики. Кроме того, отмечается, что долгосрочные инвестиции в те или иные сектора экономики выявляют проблему невозможности смены приоритетов, также высказывается опасение, что развиваемый кластер может попасть в сильную зависимость от предприятия-лидера – так называемого ядра кластера.

В ЕС программы поддержки кластеров развиваются в рамках региональной политики, политики развития науки и технологий, промышленной политики [155]. Тенденция развития таких программ показывает, что именно кластеры выступают одним из основных приоритетов европейского регионального, научного и промышленного развития. Региональные кластерные инициативы в Европе в основном сосредоточены в регионах промышленной реструктуризации, географически удаленных регионах, а также регионах, переживающих кризис. В свою очередь, политика развития науки и технологии во многом строится на поддержке самых передовых, обладающих высоким потенциалом отраслей, которые зачастую находятся в высокоразвитых регионах. Промышленная кластерная политика в основном подразумевает поддержку лидеров промышленных кластеров, а в области развития малого и среднего промышленного бизнеса – развитие инфраструктуры ведения бизнеса (табл. 3.1.1).

Тенденции развития политики по поддержке кластеров Региональная Перемещение ре- Создание конкурен- – помощь отстаюполитика сурсов из разви- тоспособных регио- щим регионам (цель Политика разви- Финансирование Финансирование со- – концентрация в тия науки и тех- индивидуальных вместных исследова- области высоких Промышленная Предоставление Поддержка общих – концентрация на политика субсидий фирмам – потребностей фирм, в компаниях-лидерах;

Таким образом, правительства западноевропейских стран активно участвуют в развитии кластеров. Так называемые кластерные инициативы становятся все более и более популярным способом проведения промышленной политики.

Государства ЕС определяют, во-первых, местоположение создаваемых кластеров, во-вторых, отрасль и, в-третьих, конкретных получателей помощи (фирмы, университеты или иные организации). Сложности ожидают государства на каждом этапе.

Например, где следует поддерживать кластерные инициативы – в регионах роста или, наоборот, в отстающих регионах; какие отрасли следует выбирать для развития кластеров – высокотехнологичные или традиционные; каких участников кластера поддерживать и в каких формах.

Другой проблемой является идентификация кластера, которая решается в европейских странах двумя путями: вопервых, статистическим путем, который позволяет выявить кластеры через принципы географической близости уже существующих предприятий; во-вторых, через кластерные инициативы – процесс инициализации создания кластеров. Первый путь во многом связан с поддержкой лидеров национального роста – компаний, составляющих ядро кластера, второй же путь в основном направлен на вывод тех или иных регионов из кризисного положения.

Согласно данным «Зеленой книги кластерных инициатив»

(Cluster Initiative Green book) [158], всего в мире на 2003 год было выявлено более 500 различных кластерных инициатив.

Авторы исследования отмечают, что наиболее часто кластерные инициативы появляются в развивающихся странах с переходной экономикой, при этом инициаторами выступают: правительство (32 %), бизнес (27 %) и совместно государство и бизнес (35 %). Финансирование кластерных инициатив осуществляется государством (54 %), бизнесом (18 %), совместными усилиями государства и бизнеса (25 %). Чаще всего кластерные инициативы выступают как ускоритель кластерных процессов, то есть большинство усилий по развитию кластеров подразумевают поддержку существующих и потенциальных кластеров.

Интересные выводы сделаны австралийским исследователем Марком Викхемом [154], который отмечает ведущую роль правительства Тасмании в успешном развитии кораблестроительного кластера на отдаленном австралийском острове. Он предлагает рассматривать роль государства в качестве центрального фактора портеровского «ромба национальной конкурентоспособности» (рис. 3.1.3), считая роль государства ключевой в достижении успеха кластера. Государство (Government) находится в центре модифицированного «ромба» М. Портера.

и соперничество) Рис. 3.1.3. «Ромб» М. Портера по М. Викхему [154] М. Викхем отмечает пять факторов успешной роли государства:

1) государство своевременно реагирует на нужды кластера, учитывая предпринимательский, географический и исторический контекст;

2) государство способно усиливать значение основных факторных условий, даже роль шанса (которая в модели М. Портера, как и роль государства, была экзогенной, во многом не подлежащей предвидению) может быть учтена при сосредоточении государственных усилий и средств;

3) государство варьируeт методы регулирования взаимодействия в зависимости от стадии жизненного цикла кластера;

4) государство предоставляет необходимую инфраструктуру для кластерного развития, стараясь опередить нужды предпринимательских структур, а не следовать в фарватере бизнеса;

5) государство концентрируется в том числе и на фирмелидере, ядре кластера. М. Викхем отмечает, что государство должно обеспечивать безопасность поставок, способствовать возникновению вокруг лидера новых поставщиков, покупателей, а кроме того, способствовать формированию новых фирм-лидеров.

По мнению норвежского исследователя Линды Орведал [142], основная проблема при определении кластерной политики государства заключается в определении наличия кластера. Государству чрезвычайно сложно определить, имеет оно дело с кластером или нет, в большинстве случаях ни государство, ни фирмы не обладают необходимой информацией, что приводит к так называемой проблеме ассиметричности информации. Л. Орведал, на основе модели фактора производительности, показывает, что при наличии кластера и ассиметричной информации возникает сепаратный эквилибриум. Данный термин, используемый в теории игр, подразумевает, что каждый агент (работник), делая свой выбор относительно чего-либо, отделяет свой выбор от выбора других. Таким образом, не обладая информацией, государство не в состоянии сделать правильный выбор относительно того, поддерживать кластер или нет. В связи с этим интересно мнение другого экономиста.

Кристьян Кетелс [140] считает, что при разработке программ государственного содействия кластерам самый большой риск – это немалый срок реализации данных программ, а также высокая стоимость государственных кластерных инициатив, особенно если рассматривать ситуацию неправильного выбора объекта государственного вмешательства, о чем было сказано выше. По мнению К. Кетелса, базирующаяся на кластерах экономическая политика отличается от традиционной тем, что, вопервых, все кластеры в той или иной мере важны, так как производительность внутри кластеров определяет стандарты жизни страны или региона; во-вторых, кластерная политика – это не узконаправленные, а широкие усилия органов власти по развитию экономики региона или страны, это инструмент политики, направленный на создание «локомотивов» экономического роста; и, в-третьих, кластерная политика направлена на стимулирование инноваций прежде всего через стимулирование развития конкуренции. При этом подчеркивается, что создание кластеров – очень опасный инструмент политики, поэтому наилучшим подходом является выявление и развитие уже существующих кластерных образований.

К. Кетелс считает, что наилучшая политика по поддержке кластеров – политика кластерного активирования, которая предполагает, что роль государства должна сводиться к снятию барьеров, мешающих эволюции кластеров, прежде всего к улучшению среды обитания бизнеса, созданию инфраструктуры с целью предоставления возможности кластеру развиваться самостоятельно.

На основе рассмотрения теоретических предпосылок создания кластеров и особенностей России можно предложить следующую методику определения условий и возможностей создания, развития и поддержки хозяйственных кластеров:

1) проведение исследований с целью выявления наличия условий для создания кластеров либо наличия потенциальных кластеров в отдельных регионах страны (возможно проведение региональных конкурсов);

2) определение потенциальных конкурентоспособных кластеров на основе анализа конкурентоспособности входящих в кластер предприятий;

3) определение параметров экспертным методом, по которым те или иные предприятия могут быть отнесены к ядру кластера;

4) сбор необходимых статистических данных;

5) определение границ выявленного кластера;

6) выявление ядра кластера;

7) изучение связи предприятий кластера с производственными детерминантами, финансовыми институтами, научноисследовательскими и образовательными учреждениями и др.;

8) построение моделей кластера;

9) анализ выявленного кластера, определение его сильных и слабых сторон;

10) разработка рекомендаций по обеспечению эффективного функционирования кластера, в том числе мероприятий государственной поддержки.

Данные мероприятия представляют собой рекомендованную последовательность действий со стороны органов государственной власти и бизнеса, однако некоторые мероприятия нуждаются в дополнительном научном осмыслении и определении. Прежде всего это касается определения ядра кластера, а также проблем построения моделей кластера (подход к построению моделей кластера будет представлен в следующих разделах).

Отметим, что понятие «ядро кластера» при всем многообразии литературы о кластерах пока не получило полноценного определения, возможно, причиной тому служит многообразие кластерных образований во всем мире. Мы считаем необходимым определить понятие ядра кластера с учетом особенностей рассмотрения кластеров в России.

Автор предлагает под ядром кластера понимать одно или несколько предприятий, конкурентоспособных на мировом рынке, способных производить качественную продукцию для нужд большинства предприятий кластера и на экспорт, являющихся лидерами на рынке и способных улучшать конкурентоспособность своей продукции в долгосрочной перспективе.

Предложенное определение, безусловно, опирается, с одной стороны, на теоретические построения М. Портера, связанные с понятиями конкурентного преимущества и конкурентоспособности, а с другой – на практический опыт, полученный в ходе проведенного в рамках данной работы исследования конкурентоспособности предприятий, входящих в кластер химической и нефтехимической промышленности Омской области.

В основу кластерной политики должны быть положены сферы деятельности, составляющие основу перспективной специализации экономики региона и имеющие высокий потенциал роста и конкурентоспособности. Например, в Омской области наиболее мощные и конкурентоспособные секторы – авиационно-космический комплекс и нефтехимия. Именно в них формируются кластеры, ядром которых становятся крупные промышленные предприятия.

В Советском Союзе был накоплен значительный опыт создания ТПК и успешного управления ими в рамках централизованной экономики. Однако с изменением форм собственности, отменой командных вертикалей «министерство – предприятие» сбалансированная система социалистической экономики (включая ТПК) рухнула [117]. Отсутствие жестких планов и распределенных между производителями секторов потребления требует формирования системы взаимовыгодных договоренностей в рамках установленных в кластере приоритетов и правил.

При этом надо учитывать, что каждый из участников взаимодействия решает свои характерные задачи, определяемые его уставными, программными, нормативными документами. Но в пределах региона власть, бизнес и общество могут найти круг общих задач. Упрощая, можно сказать, что эффективное общее и профессиональное образование, научные исследования, производство, местная и региональная власть выгодны всем.

На наш взгляд, успешное развитие кластеров в России по обозначенным выше причинам, а также с учетом того, что в России отсутствуют необходимые исторические условия развития кластеров, возможно в рамках ГЧП. При этом предлагается существенно модернизировать подход М. Портера за счет поддержки государством как детерминантов кластера, так и самого ядра данной системы. Предлагаемый подход представлен на рис. 3.1.4.

Роль государства, не столь значимая в модели М. Портера, в предлагаемой модели существенно усилилась. Меры поддержки состоят, с одной стороны, в косвенной поддержке детерминантов регионального конкурентного преимущества, а с другой – в непосредственной поддержке государством создания и функционирования кластера.

Меры косвенной поддержки детерминантов включают в себя мероприятия ГЧП в области стимулирования конкуренции, создания факторных условий формирования спроса, а также поддержки смежных отраслей.

В то же время государство должно сконцентрировать усилия на поддержке собственно кластера: устранение барьеров;

содействие экспорту; развитие программ обучения и переподготовки; развитие связей с наукой; поддержка инфраструктуры кластера; стандартизация; стимулирование инвестиций; проведение конференций; антимонопольная политика; страхование рисков и др.

В следующих разделах на основе практических примеров будут даны рекомендации по реализации государственной кластерной политики через механизмы ГЧП.

Косвенное государственное стимулирование Рис. 3.1.4. Модель государственно-частного партнерства 3.2. Анализ конкурентоспособности предприятий На долю нефтехимического комплекса Омской области приходится более трети промышленной продукции региона, в нем сосредоточено свыше четверти основных фондов и трудится шестая часть работников, занятых в промышленности. Доля отрасли в экономике области составляет 15,4 %. Одним из крупнейших предприятий является ОАО «Омский нефтеперерабатывающий завод» – современное производство, обеспечивающее выпуск практически всех видов топлива, масел, присадок, высококачественных ароматических углеводородов. На базе сырья, производимого на предприятии, работает крупный нефтехимический комплекс – ОАО «Омскшина», ОАО «Омскхимпром», ОАО «Омский каучук», ОАО «Омский завод технического углерода» и ЗАО «Пластмасс-сервис».

В области за последние годы создан мощный научнотехнический потенциал. В 1999 году в Омском техническом университете создан нефтехимический институт. В 2004 году на базе слияния Омского филиала Института катализа Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) и Конструкторскотехнологического института технического углерода СО РАН создан Институт проблем переработки углеводородов СО РАН.

В Омской области производится: 9,4 % бензина автомобильного, 8,1 % масел смазочных, 7,8 % дизельного топлива, 19,4 % фенола синтетического, 13,3 % полистирола и сополимеров полистирола, 12,3 % бензола, 6,8 % синтетического каучука, 19,1% шин для грузовых автомобилей [6]. Эти данные подчеркивают уникальность и широкие возможности рассматриваемого кластера. Согласно концепции конкурентных преимуществ, невозможно добиться конкурентоспособности во всех отраслях деятельности того или иного региона, поэтому можно предположить, что возможно построение конкурентоспособного кластера отраслей химической и нефтехимической продукции Омской области.

Безусловно, крупнейшие предприятия города – машиностроительные, но их проблемы настолько серьезны, что говорить о возможности этих предприятий «вытянуть» экономику области вряд ли возможно. Так как продукция химической и нефтехимической отраслей и связанных с ними производств конкурентоспособна уже сейчас, следовательно, именно химическая и нефтехимическая промышленность способна обеспечить рост экономики, занятость и заказы для машиностроения.

Омский регион сможет выйти на новый, более высокий уровень конкурентоспособности посредством развития кластера химической и нефтехимической промышленности.

С помощью кластеризации данной отрасли становятся возможны экономия благодаря масштабу внедрения инноваций, а также получение эффекта синергии от совместного стратегического роста предприятий химического комплекса.

Преимущества, которые получит регион при реализации данной программы:

– увеличение поступления налогов из-за роста прибыли предприятий;

– создание новых рабочих мест;

– повышение уровня благосостояния жителей города за счет роста заработной платы;

– повышение рейтинга Омского региона на российском и зарубежных рынках;

– увеличение притока иностранных инвестиций в экономику города и области благодаря успешным результатам.

Для анализа конкурентоспособности предприятий, входящих в исследуемый кластер, используется методика, предложенная Р. Х. Хасановым в диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Методика использовалась неоднократно и показала свою практическую ценность.

Основой методики оценки конкурентоспособности является предложенная М. Портером концепция ценностной цепи (Value Chain) [144], согласно которой все виды деятельности фирмы подразделяются на две категории:

1) основная деятельность (постоянное производство, сбыт, доставка и обслуживание товара);

2) вспомогательная деятельность (обеспечение компонентами производства: технологией, человеческими ресурсами, инфраструктурой).

В обобщенном виде ценностная цепь предприятия представлена на рис. 3.2.1.

Деятельность любой фирмы представляет собой сумму действий, необходимых для проектирования, производства, рыночного продвижения, доставки и обслуживания продукции. Ценностная цепь фирмы является отражением ее истории, стратегии, подходов к осуществлению стратегии, а также способов исполнения действий, заложенных в ценностную цепь фирмы.

Сделаем дополнение по поводу терминов. Так, термин «ценность» понимается нами как денежная сумма, требуемая для выполнения того или иного действия. Однако это не только стоимостный показатель, но и показатель качества, значения выполняемого действия для достижения конкурентного преимущества. Поскольку не всякий показатель конкурентоспособности можно выразить денежной суммой, использование термина «ценностная цепь» (а не стоимостная) является более предпочтительным.

Управление человеческими ресурсами Входящая Производство Исходящая Маркетинг ОбслужиЬ логистика продукции логистика и продажи вание Рис. 3.2.1. Обобщенная ценностная цепь предприятия Ценностные действия и прибыль показывают цену товара, предлагаемого фирмой. Однако ценностная цепь фирмы не является еще одним способом определения себестоимости. Ее смысл в другом. Она предназначена для определения сильных и слабых сторон предприятия. Благодаря ей можно увидеть реальные и потенциальные источники конкурентного преимущества, а также оптимизировать работу фирмы согласно выбранной конкурентной стратегии.

В каждом ценностном действии используется определенное сырье и материалы, человеческие ресурсы и технология.

Кроме этого используется и создается та или иная информация (например, технические спецификации, чертежи, данные о покупателях, процент брака и т.д.).

К основной деятельности относятся действия, связанные с физическим созданием продукта, его продажей, доставкой и сервисным обслуживанием.

Вспомогательная деятельность должна обеспечивать основную, предоставляя снабжение, технологию, управление и выполнение функций, связанных с фирмой в целом. На рисунке пунктирные линии, проходящие через такие вспомогательные действия, как снабжение, технология и менеджмент, показывают, что каждое из них может ассоциироваться и с фирмой в целом, и с конкретными основными действиями (например, снабжение обеспечивает все отделы фирмы канцелярскими товарами, а также специфические потребности каждого звена).

Только инфраструктура фирмы не связана с конкретными основными действиями, ее функция заключается в обеспечении эффективных внутрифирменных связей.

Основные и вспомогательные ценностные действия являются строительными блоками конкурентного преимущества.

Источники конкурентного преимущества могут находиться как в производственном блоке, так и в блоке исходящей логистики (интересно, что источники дифференциации также могут происходить из этих двух блоков). Концепция ценностной цепи позволяет увидеть место образования конкурентного преимущества, наметить стратегические планы сосредоточения усилий фирмы на конкретных блоках внутрифирменного пространства, а также непосредственно найти места неэффективного использования капитала и пути выхода из кризиса.

Основная деятельность фирмы может быть разбита на пять категорий, каждая из которых включает свойственные ей действия:

1) входящая логистика. Включает действия, связанные с получением, хранением и распространением по предприятию входных продуктов (переработка грузов, складирование, контроль над состоянием запасов, планирование доставок, возврат брака поставщикам);

2) производство продукции. К нему относятся действия, связанные с переработкой входных материалов в конечный продукт (обработка сырья и материалов, сборка, отделка, упаковка и проверка);

3) исходящая логистика. Включает действия, связанные с приемкой, хранением и физическим распространением продукции среди покупателей (складирование готовой продукции, разгрузка-погрузка, планирование и доставка продукции потребителю, принятие заказов);

4) маркетинг и продажи. Включают действия, направленные на стимулирование покупателей, и непосредственные продажи (реклама, продвижение товара, маркетинг, реализация, работа с каналами распределения, ценообразование);

5) обслуживание. К нему относятся действия, направленные на восстановление и поддержание ценности приобретенного покупателем продукта (инсталляция и сборка на месте, ремонт, подготовка обслуживающего персонала, предоставление запасных частей).

Каждое из этих действий может играть чрезвычайно важную роль в получении конкурентного преимущества. Эти действия присутствуют в каждой фирме, имеют разную степень важности в зависимости от отрасли, в которой функционирует фирма.

Вспомогательная деятельность может быть разделена на четыре общие категории:

1) снабжение. Оно призвано обеспечить фирму необходимыми для ее функционирования материалами, сырьем, машинами, другими товарами. Часто снабжение ассоциируется с основной функцией фирмы – такой, как входящая логистика, однако оно обслуживает всю ценностную цепь фирмы (например, обеспечивает оборудованием производственный блок, предоставляет офисы и т.д.). Как и все другие действия, снабжение имеет собственную технологию, включающую процедуры переговоров с поставщиками, информационную систему, квалификационные и производственные требования.

Несмотря на то что доля расходов на службу снабжения мала, ее качественные характеристики играют очень важную роль для получения конкурентного преимущества, причем как для лидерства в издержках, так и для дифференциации. Известен пример с экспертами качества хлопка, которые определяют сорт хлопка такими методами, как «на глаз», «на нюх» и «на зуб», причем альтернативы этим специалистам до сих пор не существует. Это говорит о важности качественного снабжения, поскольку только качественное сырье является условием производства качественного товара;

2) развитие технологии. Каждое ценностное действие включает технологию – будь то ноу-хау, процедуры или технологии приемки товара. Количество технологий, используемых на предприятиях, очень велико – от технологии подготовки документов и перевозки товаров до сервисной или производственной технологии. Более того, многие ценностные действия используют технологию, которая включает несколько субтехнологий. Развитие технологии имеет множество форм (например, требуется развить дизайн продукта и в то же время нужны новые технологии маркетинговых исследований, интерактивная система регистрации заказов). Таким образом, используемая технология является важнейшим фактором конкурентного преимущества, причем важна не только производственная технология, но и технология выполнения других основных ценностных действий;

3) управление человеческими ресурсами. Оно включает действия, связанные с наймом, подготовкой, контролем и оплатой труда всех типов персонала. Управление персоналом обслуживает как основную, так и вспомогательную деятельность.

Персонал значительно влияет на конкурентное преимущество, а возможно, даже играет главную роль. Для конкурентного преимущества, основанного на дифференциации, важны квалификация и творческий потенциал рабочей силы, в то же время лидерство в издержках в некоторых отраслях может быть обеспечено только при использовании дешевой рабочей силы;

4) инфраструктура фирмы. Она состоит из следующих действий, обеспечивающих функционирование фирмы в целом:

управление высшего звена, планирование, финансы, бухучет, связи с правительством. В отличие от других ценностных действий, инфраструктура не обслуживает отдельные категории, а работает на всю ценностную цепь фирмы. Она также может являться источником конкурентного преимущества.

Предполагается использовать ценностную цепь предприятия в качестве основы для конкурентного анализа. Это обусловлено несколькими причинами: во-первых, концепция ценностной цепи универсальна, ее можно использовать в любой отрасли народного хозяйства; во-вторых, при построении ценностной цепи можно увидеть существующие и потенциальные источники конкурентного преимущества; в-третьих, ценностная цепь наглядно, в графическом виде, демонстрирует достоинства и недостатки исследуемого предприятия, а также позволяет определить рейтинг каждого ценностного блока.

Достоинством данной методики является ее трансформируемость, то есть возможность некоторой доработки с учетом нужд конкретных предприятий или отрасли. Это объясняется тем, что при составлении общей методики бывает сложно учесть все источники конкурентного преимущества, характерные для каждого предприятия отрасли.

Экспертная группа должна ответить на вопросы, сгруппированные по ценностным блокам (табл. 3.2.1). Ценностные действия оцениваются по 5-балльной системе. При этом оценка «1» является самой низкой, а оценка «5» – самой высокой. Отвечать на вопросы следует предельно честно, с большей долей умаления возможностей при анализе своего предприятия и преувеличения возможностей конкурентов.

Конкурентные преимущества предприятия, сгруппированные по ценностным блокам Исследуемое предприятие _ Эффективность переработки грузов (учитываются ли обеспеченность специальным оборудованием, навыки персонала) Система доставки сырья и материалов «точно в срок» (используется, не используется, используется частично) Размер затрат на хранение продукции Размер запасов (оптимальный, перерасход, недостаточный) Соответствие условий доставки товара требованиям конкурентной стратегии (сроки, скорость, стоимость) Экономия на затратах за счет больших объемов закупок Квалификация складского персонала Взаимоотношения с поставщиками Месторасположение складов Количество персонала Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Соответствие оборудования современным требованиям (хуже, на том же уровне или лучше, чем у конкурентов) Применение технологии производства (соответствует требованиям времени, передовая, отсталая) Уровень квалификации работников Размер объема производства (относительно объема рынка) Количество работников Качество выпускаемых изделий (желательно сравнивать с продукцией конкурентов) Соответствие цели руководителя целям предприятия (не соответствуют, соответствуют, соответствуют частично) Производственные нововведения на предприятии (их количество, качество, объем инвестиций) План развития производства (не имеется, имеется, как выполняется) Программа повышения качества продукции Способность производства перестраиваться на другие типы продукции Упаковка содействует продажам, привлекая внимание Соответствие дизайна продукции современным вкусам потребителей; узнаваемость продукции Размер производственных затрат (оптимальный, может быть снижен, высокий) Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Обеспеченность предприятия складами готовой продукции Условия хранения готовой продукции Затраты на хранение готовой продукции Оборудование складов Численность складского персонала Степень затоваривания Связи с покупателями Физическое распространение товара по каналам распределения Применение отгрузки «с колес», минуя склад Потери продукции при хранении и транспортировке (минимальные, большие, могут быть снижены) Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Знания и опыт предприятия в области маркетинга Квалификация работников отделов маркетинга и сбыта Проведение маркетинговых исследований (их качество, системность, использование результатов) Знание своего покупателя (половозрастной состав, уровень доходов и др.) Осведомленность покупателей о достоинствах продукции предприятия Объем рекламы (ниже, одинаков, выше, чем у конкурентов) Осведомленность об изменениях в своей рыночной доле Эффективность каналов распределения продукции Цены на продукцию (ниже, одинаковы, выше, чем у конкурентов) Предоставление клиентам скидки в виде купонов или скидка в определенные дни Наличие у предприятия программы маркетинга (да, нет, не явно) Образ предприятия и его продуктов Известность и популярность торговой марки (по сравнению с конкурентами) Проведение мероприятий по стимулированию сбыта (лотереи, распродажи, продажи в рассрочку) Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Расположение сервисных пунктов Срок гарантии по сравнению с конкурентами Квалификация сервисных работников Наличие обратной связи с потребителями Обеспеченность сервисных пунктов запасными частями Информированность потребителя об уровне сервиса Наличие дополнительных типов сервиса, отличающих фирму от конкурентов Уровень послепродажного обслуживания Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Надежность системы доставки входных материалов Качество сырья Качество сборочных компонентов Расположение складов Минимизация затрат за счет доставки продукции клиентам Качество запасных частей Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Технология для обеспечения уникальных качеств продукции Технология хранения и транспортировки Количество патентов Технология обеспечения качества Специальные компьютерные программы для обеспечения продаж Технология исследования рынка Технология снабжения запасными частями Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Квалификация персонала Наличие программ переобучения Стабильная политика в области управления персоналом Текучесть кадров Наличие лучших инженеров и ученых Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка Эффективность связи с окружением благодаря высшему менеджменту Эффективность внутрифирменных связей Имидж предприятия Значения коэффициентов финансовой устойчивости (соответствуют норме, выше, намного выше, банкротство) Организационная структура предприятия Квалификация высшего менеджмента Ваш собственный показатель конкурентоспособности (если таковой имеется) Итого средняя оценка После заполнения данной таблицы следует сделать общие выводы по ценностным блокам. Выводы вносятся в табл. 3.2. для структурирования. Затем подсчитывается средний балл по двум видам деятельности и дается общая оценка конкурентоспособности предприятия.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ОПТОВЫХ ПРОДОВОЛЬСВТЕННЫХ РЫНКОВ РОССИИ Методические рекомендации по организации взаимодействия участников рынка сельскохозяйственной продукции с субъектами розничной и оптовой торговли Москва – 2009 УДК 631.115.8; 631.155.2:658.7; 339.166.82. Рецензенты: заместитель директора ВНИИЭСХ, д.э.н., профессор, член-корр РАСХН А.И. Алтухов зав. кафедрой товароведения и товарной экспертизы РЭА им. Г.В. Плеханова,...»

«ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том III Под редакцией А.А. Хадарцева, Б.Л. Винокурова, С.Н. Гонтарева Тула – Белгород, 2010 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. А.А. Хадарцева, Б.Л. Винокурова, С.Н. Гонтарева.– Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2010.– Т. III.– 296 с. Авторский коллектив: акад. ЕАЕН, Засл. деятель науки РФ, д.м.н., д.э.н., проф. Винокуров Б.Л.; акад. РАЕН, Засл. деятель науки РФ, д.б.н., д.физ.-мат.н., проф....»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ Э.С.ЯРМУСИК КАТОЛИЧЕСКИЙ КОСТЕЛ В БЕЛАРУСИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939–1945) Монография Гродно 2002 УДК 282: 947.6 ББК 86.375+63.3(4Беи)721 Я75 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени БГУ В.Ф.Ладысев; кандидат исторических наук Григорианского университета в Риме, докторант Варшавского университета имени...»

«Международный союз немецкой культуры Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского А. Р. Бетхер, С. Р. Курманова, Т. Б. Смирнова ХОЗЯЙСТВО И МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА НЕМЦЕВ СИБИРИ Омск 2013 1 УДК 94(57) ББК 63.3(253=Нем)+63.5(253=Нем) Б82 Рецензенты: доктор исторических наук И. В. Черказьянова, кандидат исторических наук И. А. Селезнева Бетхер, А. Р. Б82 Хозяйство и материальная культура немцев Сибири : монография / А. Р. Бетхер, С. Р. Курманова, Т. Б. Смирнова ; под общ. ред. Т. Б....»

«Н.П. ЖУКОВ, Н.Ф. МАЙНИКОВА МНОГОМОДЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ И СРЕДСТВА НЕРАЗРУШАЮЩЕГО КОНТРОЛЯ ТЕПЛОФИЗИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МАТЕРИАЛОВ И ИЗДЕЛИЙ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2004 УДК 620.179.1.05:691:658.562.4 ББК 31.312.06 Ж85 Рецензент Заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН, доктор физико-математических наук, профессор Э.М. Карташов Жуков Н.П., Майникова Н.Ф. Ж85 Многомодельные методы и средства неразрушающего контроля теплофизических свойств материалов и изделий. М.: Издательство...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА НАДЕЖНОСТЬ И КАЧЕСТВО ПРОЦЕССОВ РЕГУЛИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ СИСТЕМ ГАЗОСНАБЖЕНИЯ МОНОГРАФИЯ Под общей редакцией В. С. Седака Харьков ХНАГХ 2011 УДК 696.2 ББК 38.763 Н17 Научный консультант И. И. Капцов, зав кафедрой ЭГТС Харьковской национальной академии городского хозяйства, доктор технических наук, академик УНГА. Рецензенты: О. Ф. Редько – профессор, доктор технических наук, заведующий кафедры ТГВ и...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса Р.М. ГИМАЕВА МОДА И ПСИХОЛОГИЯ: ВЫБОР СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНЩИНЫ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2007 ББК 88 Г 48 Рецензент: В.С. Нургалеев., д-р психологических наук Гимаева Р.М., Чернявская В.С. Г 48 МОДА И ПСИХОЛОГИЯ: ВЫБОР СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНЩИНЫ: Монография. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2007. – 144 с. ISBN 978-5-9736-0089-1 В соответствии с требованиями к научному...»

«Российская Академия Наук Институт философии Т.Б.ДЛУГАЧ ПРОБЛЕМА БЫТИЯ В НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Москва 2002 УДК141 ББК 87.3 Д–51 В авторской редакци Рецензенты: доктор филос. наук В.Б.Кучевский доктор филос. наук Л.А.Маркова Д–51 Длугач Т.Б. Проблема бытия в немецкой философии и современность. — М., 2002. — 222 c. Монография посвящена рассмотрению решений проблемы бытия, какими они были даны в философских системах Канта, Гегеля и оригинального, хотя недостаточно хорошо известного...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.И. ГЕРЦЕНА ФАКУЛЬТЕТ ГЕОГРАФИИ НОЦ ЭКОЛОГИЯ И РАЦИОНАЛЬНОЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНСТИТУТ ОЗЕРОВЕДЕНИЯ РАН ИНСТИТУТ ВОДНЫХ ПРОБЛЕМ СЕВЕРА КАРНЦ РАН География: традиции и инновации в наук е и образовании Коллективная монография по материалам Международной научно-практической конференции LXVII Герценовские чтения 17-20 апреля 2014 года, посвященной 110-летию со дня рождения Александра Михайловича...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Северный (Арктический) федеральный университет Н.А. Бабич, И.С. Нечаева СОРНАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ питомников ЛЕСНЫХ Монография Архангельск 2010 У Д К 630 ББК 43.4 Б12 Рецензент Л. Е. Астрологова, канд. биол. наук, проф. Бабич, Н.А. Б12 Сорная растительность лесных питомников: монография / Н.А. Бабич, И.С. Нечаева. - Архангельск: Северный (Арктический) феде­ ральный университет, 2010. - 187 с. I S B N 978-5-261-00530-8 Изложены результаты...»

«МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕАБИЛИТАЦИОННО-ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В АКУШЕРСТВЕ Под редакцией Хадарцевой К.А. Тула, 2013 Европейская академия естественных наук Академия медико-технических наук Российская академия естествознания Тульский государственный университет МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕАБИЛИТАЦИОННОВОССТАНОВИТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В АКУШЕРСТВЕ Монография Под редакцией Хадарцевой К.А. Тула, 2013 УДК 618.2/.7 Медико-биологические аспекты реабилитационно-восстановительных технологий в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Е. С. Климов, М. В. Бузаева ПРИРОДНЫЕ СОРБЕНТЫ И КОМПЛЕКСОНЫ В ОЧИСТКЕ СТОЧНЫХ ВОД Под общей редакцией д-ра хим. наук, профессора Е. С. Климова Ульяновск УлГТУ 2011 1 УДК 628.31 ББК 20.18 К 49 Рецензенты: Профессор, д-р хим. наук Шарутин В. В. Профессор, д-р техн. наук Бузулков В. И....»

«Л. Л. МЕШКОВА И. И. БЕЛОУС Н. М. ФРОЛОВ ЛОГИСТИКА В СФЕРЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ УСЛУГ НА ПРИМЕРЕ СНАБЖЕНЧЕСКОЗАГОТОВИТЕЛЬНЫХ И ТРАНСПОРТНЫХ УСЛУГ • ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ • Министерство образования Российской Федерации Тамбовский бизнес-колледж Л. Л. Мешкова, И. И. Белоус, Н. М. Фролов ЛОГИСТИКА В СФЕРЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ УСЛУГ НА ПРИМЕРЕ СНАБЖЕНЧЕСКО-ЗАГОТОВИТЕЛЬНЫХ И ТРАНСПОРТНЫХ УСЛУГ Издание второе, исправленное и переработанное Тамбов...»

«НЕПРЕРЫВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – СТИМУЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИХ НЕРАВЕНСТВ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАНУ ЦЕНТР СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Г. А. Ключарев, Д. В. Диденко,   Ю. В. Латов, Н. В. Латова НЕПРЕРЫВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – СТИМУЛ  ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ   И ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИХ НЕРАВЕНСТВ Москва • 2014 RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF SOCIOLOGY MINISTRY OF EDUCATION AND SCIENCE...»

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ А.В. ЛИЧКОВАХА ЭВОЛЮЦИЯ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 67 Л 66 Рецензент: М.А. Шинковский, д-р полит. наук, профессор (ВГУЭС) Личковаха, А.В. Л 66 ЭВОЛЮЦИЯ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ [Текст] : монография / науч. ред. В.А. Лихобабин. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2009. – 228 с....»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.Ю. ФЕДОСОВ ТЕОРЕТИКО–МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ЗАДАЧ ВОСПИТАНИЯ В ШКОЛЬНОМ КУРСЕ ИНФОРМАТИКИ И ИКТ Издательство Российского государственного социального университета Москва 2008 УДК 002:372.8 ББК 74.263.2 Ф-32 Рецензенты: Доктор педагогических наук, профессор Ю.А.Первин (Российский государственный социальный университет) Доктор педагогических наук, профессор А.В. Могилёв (Воронежский государственный педагогический...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР В. Н. ШИМАНСКИЙ КАМЕННОУГОЛЬНЫЕ O R TH O C ER A TID A, ONCOCERATID A, ACTINOCERATIDA И BACTRITIDA И З Д А Т Е Л Ь С Т В О НАУКА АКАДЕМИЯ НАУК СССР ТРУДЫ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО И Н С Т II Т У Т А Т о м 117 В. Н. ШИМАНСКИИ КАМЕННОУГОЛЬНЫЕ ORTHOCERATIDA, ONCOCERATIDA, ACTINOCERATIDA И RACTRITIDA ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА Москва УДК 564.5(113.5) Ш и м а н с к...»

«Н.Г. БАРАНЕЦ, А.Б. ВЕРЁВКИН МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ УЧЁНЫХ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА Ульяновск 2011 1 УДК 008 (091)+32.001 ББК 80+60.22.1 г, 87.4 г. Работа поддерживалась грантом РГНФ (№ 11-13-73003а/В) и ФЦП Министерства образования и науки РФ Научные и научнопедагогические кадры инновационной России на 20092013. Рецензенты: доктор философских наук, профессор В.А. Бажанов доктор философских наук, профессор А.А. Тихонов Баранец Н.Г., Верёвкин А.Б. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ РОССИЙСКИХ...»

«ФОНД ЛИБЕРАЛЬНАЯ МИССИЯ Руководитель исследовательского проекта Верховенство права как определяющий фактор экономического развития Е.В. Новикова Редакционная коллегия: А.Г. Федотов, Е.В. Новикова, А.В. Розенцвайг, М.А. Субботин Участники монографии выражают признательность за поддержку в издании этой книги юридическому факультету Университета МакГилл (Монреаль, Канада), с 1996 года осуществляющему научное сотрудничество в сфере правовых реформ в России, и Фонду Либеральная миссия. ВЕРХОВЕНСТВО...»

«Л.В. БАЕВА Толерантность: идея, образы, персоналии 1 УДК 17 (075.8) ББК 87.61 Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом Астраханского государственного университета Рецензенты: Морозова Е.В. – доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой государственной политики и государственного управления Кубанского государственного университета (г. Краснодар) Тимофеев М.Ю. – доктор философских наук, профессор кафедры философии Ивановского государственного университета (г. Иваново) Баева,...»





 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.