WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Р. Х. Хасанов Партнерство государства и бизнеса в рамках кластерных взаимосвязей Монография Омск 2010 УДК 332.122 ББК 65.9 Х24 Печатается по решению Учебно-методического совета Омского ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКИЙ ФИЛИАЛ

НЕГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКАЯ ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ АКАДЕМИЯ»

_

Р. Х. Хасанов Партнерство государства и бизнеса в рамках кластерных взаимосвязей Монография Омск 2010 УДК 332.122 ББК 65.9 Х24 Печатается по решению Учебно-методического совета Омского филиала негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская финансово-промышленная академия».

Нау чный редактор :

В. В. Карпов, д-р эконом. наук, профессор, директор филиала Всероссийского заочного финансово-экономического института в г. Омске Рецензенты:

А. Е. Миллер, д-р эконом. наук, профессор, заведующий кафедрой экономики, налогов и налогообложения Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского О. В. Буторина, д-р эконом. наук, профессор, советник ректора, заведующий кафедрой европейской интеграции Московского государственного института международных отношений МГИМО(У) Х24 Хасанов Р. Х.

Партнёрство государства и бизнеса в рамках кластерных взаимосвязей = Partnership of the state & business using the concept of cluster [Текст]: монография / Р. Х. Хасанов. – Омск: Изд-во Омского филиала негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская финансовопромышленная академия», 2010. – 240 с.

ISBN 978-5-903611-03- В монографии представлен авторский подход к проблемам применения кластеров в рамках государственно-частного партнёрства (ГЧП). На основе анализа «провалов» государства и рынка постулируется необходимость партнёрства государства и бизнеса. Предлагается авторский подход к ГЧП, базирующийся на экономических кластерах. Разработана концепция синергизма кластеров. Предложена методика формирования кластера с использованием технологической модели, бизнес-модели и модели взаимодействия детерминантов конкурентного преимущества. Разработана методика оценки рисков проектов ГЧП.

Для преподавателей, студентов, аспирантов экономических вузов, предпринимателей и государственных служащих.

The monograph offers the author’s approach to the problems of using clusters in publicprivate partnership. On the basis of «failure» of the market and the state is postulated the need for a partnership between government and business. Author proposes the approach to public-private partnership based on economic clusters and the concept of the synergy of cluster. Author offers the method of forming a cluster with a technological model, business model and the interaction of determinants of competitive advantage. The method of risk assessment for public-private partnership projects is also proposed by the author.

For teachers, students, graduate students of economic institutions, entrepreneurs and government officials.

УДК 332. ББК 65. © Р. Х. Хасанов, ISBN 978-5-903611-03-4 © Омский филиал негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская финансово-промышленная академия»,

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………..……………………………………………... 1. Современное состояние проблематики партнерства государства и бизнеса……………………..……………… 1.1. Несовершенство рынков как ключ к обоснованию необходимости реализации государственной политики по обеспечению конкурентоспособности экономики……………..……. 1.2. Теоретическое осмысление сущности государственно-частного партнерства…………..….... 1.3. Анализ зарубежного опыта использования механизмов государственно-частного партнерства……. 2. Кластерный подход как форма реализации государственно-частного партнерства………………..... 2.1. Основные подходы к промышленным кластерам….... 2.2. Концепция синергетического эффекта кластеров….... 3. Региональная промышленная политика в рамках государственно-частного партнерства…………………. 3.1. Кластерная форма реализации государственночастного партнерства в рамках региональной промышленной политики…………………………...…. 3.2. Анализ конкурентоспособности предприятий регионального кластера………………………………... 3.3. Разработка моделей идентификации кластера………. 3.4. Разработка мероприятий партнерства государства и бизнеса (на примере кластера химической и нефтехимической промышленности Омской области)…………………... 4. Оценка рисков проектов государственно-частного партнерства как основа государственной промышленной политики…………………………...….... 4.1. Теоретическое обоснование необходимости оценки рисков государственно-частного партнерства……….. 4.2. Методика оценки рисков проектов государственно-частного партнерства………………... 4.3. Практическое применение методики оценки рисков….. Заключение………………………………………………….… Список литературы………..………………………….……...

CONTENTS

Preface….…………………………………………………….... 1. Current status of theoretical approaches to publicprivate partnership………………………………………… 1.1. Imperfect markets as the key to the justification of the need to implement public policies to ensure the competitiveness of the economy………………………... 1.2. Theoretical understanding of the nature of publicprivate partnership……………………………………… 1.3. Analysis of foreign experience in the use of publicprivate partnership……………………………………… 2. The cluster approach as a form of implementation of public-private partnership………………………………… 2.1. Basic approaches to industrial clusters…………………. 2.2. The concept of synergy of the cluster…………………... 3. Regional industrial policy within the framework of public-private partnership………………………………… 3.1. The cluster form of the realization of public-private partnership in the regional industrial policy……………. 3.2. Analysis of the competitiveness of enterprises within regional cluster………………………………….. 3.3. Models of cluster identifications……………………….. 3.4. Development of partnership between the state and business (in the example of a cluster of chemical and petrochemical industry of Omsk Region)………………. 4. Risk assessment of projects of public-private partnership as the basis for the state industrial policy….. 4.1. The theoretical rationale for the risk assessment of public-private partnership………………………………. 4.2. Method of risk assessment of public-private partnership…. 4.3. Practical application of risk assessment method……….. Appendix…...………………………………………………….. Bibliography…………………..……………………………….

ВВЕДЕНИЕ

Мир переживает тяжелейший экономический кризис, можно долго рассуждать о его причинах, но несомненным является факт, что современный рынок, да и рыночные отношения в целом, нуждаются в серьезном осмыслении и, возможно, перестройке. Вера в непогрешимость рынка уходит в прошлое, и политики многих стран, в том числе Президент РФ, настаивают на необходимости реформ в международной финансовой системе, что, по сути, означает отказ от веры в непогрешимость политики laissez faire, то есть невмешательства государства в хозяйственные дела.

Данная работа является попыткой синтеза двух развивающихся направлений в российской экономической науке и практике: с одной стороны, кластерного подхода как основного инструмента экономического развития, а с другой – государственночастного партнерства (ГЧП) как механизма развития кластеров в России.

Идея подхода к рассмотрению российской промышленности с точки зрения кластеров пока не получила большого распространения в российской экономической науке, притом что в годы СССР достаточно широкое развитие получил институт территориально-промышленных комплексов (ТПК). Кластерный подход по духу и сути существенно отличается от подходов к рассмотрению экономики через ТПК, при этом многие вопросы развития промышленных кластеров в России нуждаются в дополнительном исследовании.

Особую актуальность данный вопрос приобретает, если рассматривать проблемы региональной экономики России.

Существующая практика государственного регулирования без учета связей между предприятиями во многом является неэффективной. Кластеры развиваются за счет комбинации разнообразных и дополняющих друг друга факторов деятельности, при этом силы развития, к которым относятся кооперационные связи, увеличивают инновационную активность и конкурентоспособность всех предприятий, входящих в кластер. Это позволяет наиболее конкурентоспособным предприятиям участвовать в программах социально-экономического развития региона, что делает экономические системы более устойчивыми. Помимо этого, образование кластера может свидетельствовать об успешном сочетании необходимых факторов развития региона, которое за счет распространения знаний сопровождается значительным синергетическим эффектом.

Подтверждением значения промышленных кластеров для регионального развития является их влияние на механизмы распространения знаний, на которых основываются конкурентные преимущества. Именно за счет кластерных механизмов могут быть выполнены условия перехода российских предприятий на инновационную стадию развития, причем прежде всего за счет интенсификации механизмов внутреннего взаимодействия кластеров.

Проблематика же ГЧП становится все более и более актуальной в России. О необходимости развития партнерства государства и бизнеса в нашей стране достаточно четко говорится в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ, с которым он выступил 10 мая 2006 года. Президент РФ, в частности, подчеркнул, что государство рассчитывает на «рост предпринимательской инициативы во всех сферах экономики. Новые возможности для этого дают концессионные механизмы, …техниковнедренческие зоны, технопарки, венчурные фонды, инвестиционный фонд – все это уже делается, создаётся».

Применение механизмов ГЧП способно обеспечить возможность осуществления общественно значимых проектов в сферах, малопривлекательных для традиционных форм частного финансирования, повысить эффективность проектов за счет участия в них частного бизнеса, как правило, более эффективного в условиях рынка, чем государственные институты. Применение механизмов партнерства государства и бизнеса способно обеспечить снижение нагрузки на бюджет благодаря привлечению частных средств и переложению части затрат на пользователей (коммерциализация предоставления услуг), возможности привлечения лучших управленческих кадров, техники и технологий, повышению качества обслуживания конечных пользователей.

ГЧП предполагает использование лизинговых и концессионных механизмов, финансирование социальных программ и проектов, имеющих стратегическое значение. Использование инструментов ГЧП будет содействовать развитию инновационной сферы экономики, в том числе через механизмы формирующихся сейчас особых экономических зон, технопарков, Банка развития и внешнеэкономической деятельности.

Кластерное развитие экономики и партнерство государства и бизнеса пока не изучались комплексно и системно, при этом следует отметить, что даже отдельно друг от друга эти вопросы недостаточно исследованы научным сообществом. В настоящий момент не существует теоретических основ понимания экономических кластеров в условиях России, а ГЧП, хотя и является популярным термином, на высоком научном уровне пока не изучено. Мы имеем дело с двумя популярными понятиями, распространенными на Западе, получившими популярность в России, но недостаточно исследованными с точки зрения их использования относительно российской экономической действительности.

Следует отметить, что основной гипотезой данного исследования является возможность развития конкурентоспособных кластеров при помощи механизмов ГЧП. Данное предположение требует теоретического осмысления, разработки соответствующих моделей кластеров и ГЧП, подходов и методов оценки риска проектов ГЧП на основе кластеров.

1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМАТИКИ

ПАРТНЕРСТВА ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА

1.1. Несовершенство рынков как ключ к обоснованию необходимости реализации государственной политики по обеспечению конкурентоспособности экономики Существующие подходы к регулированию экономики со стороны государства, в основном основанные на вере в рыночное совершенство и силу «невидимой руки», показывают полную свою несостоятельность, причем не только в России, но и на Западе. Французский президент Николя Саркози [109] на сессии Генеральной Ассамблеи ООН высказался за «регулируемый капитализм». Ему не нравится нынешнее положение дел, при котором целые области финансовой деятельности отданы на откуп исключительно рыночным игрокам. Саркози призвал «полностью пересмотреть всю финансовую и денежную систему мира», назвав «безумным» либеральный тезис, в соответствии с которым «рынок всегда прав». Однако и государство во многом неспособно решить проблему рыночного несовершенства, прежде всего, в силу неэффективности управленческих решений и неспособности преодолеть такие сложные проблемы, как коррупция и бюрократизм. Следовательно, необходим поиск иных путей регулирования экономики, одним из которых, по нашей гипотезе, является механизм ГЧП.

В современной российской экономике в силу разных причин на долю государственной собственности приходится значительная часть производственного капитала страны. Большинство исследователей сходятся во мнении, что значение государства в экономике будет усиливаться и в дальнейшем. В целом роль государства в современной экономике принято рассматривать через призму определенных направлений, представленных А. В. Бузгалиным [124]: формирование и обеспечение стабильности институциональной среды (охрана прав собственности и т.п.); антимонопольное регулирование; регулирование денежного обращения; минимальный уровень социальной защиты (минимальная заработная плата, пособия по безработице); минимальный уровень регулирования экономико-экологических параметров; регулирование внешнеэкономической деятельности; установление различного рода обязательных нормативов (нормы качества, безопасности, экологические и социальные); регулирование процессов ценообразования, в том числе правил ценообразования (как минимум в социальной сфере – ЖКХ, цены на рынке труда); прогнозирование и программирование экономического развития; управление государственной собственностью (в том числе природными богатствами, землей, культурным наследием и т.п.); долго-, среднеи краткосрочная политика государственных расходов (в том числе в сфере государственных закупок и продаж); частичное использование методов селективного регулирования (налоговые и иные льготы в таких сферах, как образование, наука, культура и т.п.);

существенно более широкий круг параметров социального регулирования (в том числе трудовых отношений и занятости, а также прогрессивное подоходное налогообложение); регулирование воспроизводственных процессов (в том числе антикризисное);

осуществление селективной инвестиционной политики.

По нашему мнению, в основе развития экономики России лежит осознание необходимости совместной работы государства и бизнеса в решении проблем создания, поддержки и улучшения системы общественных благ в условиях усиливающегося несовершенства рынков. Взаимодействие государства и бизнеса имеет прочные корни. Следует отметить, что право собственности на средства производства в основном находится в руках частного бизнеса, при этом государство не стоит в стороне от бизнес-процессов, не устраняется от проблем регулирования рыночной экономики, что и показали последние кризисные события на финансовых рынках. Даже в США – Мекке рыночного либерализма – фактически национализированы крупнейшие ипотечные агентства, многие банки и крупнейшая страховая компания. Следовательно, ошибочно предполагать, что интересы частного предпринимательства и государства противоположны. Государство заинтересовано в развитии экономики, а бизнес нуждается в благоприятной окружающей среде.

Когда Адам Смит писал «Богатство народов», конкуренция была совершенной, информация для принятия решений была доступна всем, а частные действия индивидов, благодаря действию «невидимой руки», приумножали благосостояние всего общества. Однако с тех пор произошли значительные изменения, рыночный механизм срабатывает не везде. В условиях России, когда большая часть экономики создавалась вне рыночных условий, говорить о совершенстве рыночного хозяйства по меньшей мере преждевременно. Поэтому необходимо определить главные теоретические предпосылки рыночного несовершенства.

В основном несовершенство рынка связано с отклонением от условий, обеспечивающих совершенную конкуренцию.

К тому же рыночная экономика оказывается неспособной обеспечить производство важных общественных благ или создает их в недостаточных объемах.

Представим классификацию основных факторов несовершенства рынка, называемых Т. Сендлером [74] «провалами рынка»:

1. Рынок порождает монополизм. Монопольные структуры во многом являются следствием развития экономики, появляясь даже в тех отраслях, в которых традиционно присутствовал высокий уровень конкуренции. Среда рынка сама формирует условия для монополизма прежде всего за счет слияний и поглощений, неформальных договоров среди ограниченного круга участников рынка. Соответственно создаются условия для манипулирования рынком, что приводит к неоправданно завышенным ценам, сокращению предложения, что, в свою очередь, вызывает необходимость регулирования.

2. Рыночный механизм не способен производить общественные блага (дороги, всеобщее образование, уборка снега и т.п.). Дело в том, что общественные блага бесплатны для потребителя, но не являются бесплатными для общества, каждый может пользоваться общественными товарами и услугами, но не каждый готов за них платить. Например, частные дороги – распространенный механизм партнерства государства и бизнеса, однако такие проекты очень часто вызывают сопротивление у многих представителей общества. Эффективное взаимодействие общественных субъектов сталкивается со значительными трудностями в области производства общественных благ, прежде всего, с точки зрения нахождения согласия между различными заинтересованными группами общества.

3. Рынок не может устранить внешние эффекты своей деятельности – так называемые экстерналии, которые возникают в тех случаях, когда деятельность одного участника рынка оказывает воздействие на деятельность другого участника, и последствия этого не учитываются в рыночной сделке или при формировании цены. При этом воздействие внешних эффектов становится все более сильным с ростом уровня экономики и потребления в мире. Примерами таких эффектов являются загрязнение воздуха или ухудшение среды жизни и работы человека. Например, пивной ларек вблизи дома понижает качество жизни людей, живущих в нем, и может привести к снижению стоимости недвижимости.

Как правило, сам рынок не может решить проблему экстерналий, для этого необходимо достичь соглашения между заинтересованными сторонами, но на практике достижению такого соглашения всегда сопутствуют значительные сложности, в том числе из-за появления дополнительных издержек или отсутствия общественного согласия. Государство вмешивается в эти процессы, регулирует их, используя законодательство, полномочия надзорных органов или штрафы.

4. Рынок не может обеспечить справедливое распределение социальных благ. Для рынка характерен естественный отбор (в случае, если он функционирует эффективно), и, следовательно, социально незащищенные слои населения не в состоянии поддерживать достойный уровень жизни. В целом развитие рыночной экономики без какого-либо регулирования приводит к дифференциации доходов, увеличению разрывов в доходах и социальном положении между различными слоями населения.

Соответственно порождаются несправедливые пропорции распределения валового внутреннего продукта, что, в свою очередь, чревато социальными потрясениями, усилением преступности и другими антиобщественными явлениями.

5. Рыночный механизм порождает неполную и асимметричную информацию. Только в условиях полностью конкурентной экономики все участники рынка обладают исчерпывающей информацией о ценах и перспективах развития производства. Но сама конкуренция заставляет фирмы скрывать реальные данные о положении дел. Информация стоит денег, и экономические агенты – производители и потребители – владеют ею в различной степени.

Следовательно, рынок в настоящее время не гарантирует справедливого общественного развития, а тем более производства общественных благ. Однако остается вопрос: при каких условиях конкурентные рынки действительно ведут к экономической эффективности? По мнению нобелевского лауреата Дж. Ю. Стиглица [72], рынок является эффективным при выполнении двух условий: 1) конкурентные рынки ведут к очень специфическому распределению ресурсов: не происходит такого перераспределения ресурсов (без каких-либо возможных изменений в производстве и потреблении), при котором кто-то мог бы улучшить свое положение без одновременного ухудшения положения кого-то другого. Распределение ресурсов, характеризующееся тем, что никто не может улучшить свое положение без того, чтобы чье-то положение не ухудшилось, называется эффективностью по Парето; 2) любая точка на кривой потребительских возможностей (рис. 1.1) может быть достигнута конкурентной экономикой при условии изначально правильного распределения ресурсов.

Рис. 1.1. Кривая потребительских возможностей [72] Таким образом, если мы не удовлетворены распределением дохода, возникшего благодаря конкуренции на рынке, мы не должны отказываться от использования механизма рыночной конкуренции. Нужно перераспределить исходное богатство, а все остальное сделает рыночная конкуренция. Данное утверждение, согласно Дж. Ю. Стиглицу, имеет примечательное допущение: каждое распределение, эффективное по Парето, может достигаться благодаря децентрализованному рыночному механизму. В децентрализованной системе решения о производстве и потреблении (что производить, как производить и для кого производить) принимаются бесчисленным множеством фирм и индивидуумов, которые составляют экономику. Напротив, при централизованном механизме распределения все эти решения концентрируются в руках одного агента – центрального планового органа либо в руках одного лица, которое называется главным планирующим лицом.

Однако и государство, по мнению нобелевского лауреата Джеймса Бьюкенена [9], не способно обеспечить эффективное распределение и использование общественных ресурсов. Все более активное участие государства в бизнесе и хозяйственном регулировании поднимает вопрос о практике принятия решений. Суть проблемы – как добиться, чтобы принятие законов, установление налогов, распределение бюджетных средств, другие решения властных структур действительно отвечали нуждам общества, а не отдельных лиц или групп населения.

Подход Дж. Бьюкенена и других представителей вирджинской школы заключается в рассмотрении политических решений по аналогии с решениями в сфере экономической деятельности. Политические решения – это выбор из двух возможных решений. Политики действуют так же, как и предприниматели. Они руководствуются своими частными интересами, например, стремлением получить максимум голосов, обеспечить себе максимум власти и влияния. В теории общественного выбора Дж. Бьюкенен выдвигает два основных тезиса о согласовании интересов избирателей и государственной власти:

1) требуется детальная разработка правил и процедур, регламентирующих принятие законов, форм контроля над финансами, принципов налогообложения для достижения согласия в рамках «политического обмена». Это так называемая конституция экономической политики; 2) практическая деятельность государства и его органов должна осуществляться на основе принятых правил и процедур.

На основе подхода Дж. Бьюкенена можно выделить следующие «провалы» государства:

1. Недостаток необходимой информации для принятия управленческих решений. Государство сталкивается с проблемой асимметричности информации в условиях рынка. В связи с этим достаточно остро стоят вопросы относительно определения объема спроса на оказываемые государством услуги: например, в какие отрасли высшего образования следует вкладывать больше денег, каков спрос на медицинские услуги, в каком объеме эти услуги должны оказываться. И это наиболее простые вопросы.

А, например, определение необходимого количества военной техники для защиты страны – более сложный вопрос, связанный, в частности, с оценкой внешнеполитических угроз, интересов государства и общества. Вряд ли возможно объективное решение подобных вопросов, так как всегда находятся потенциальные угрозы, а на их оценку во многом влияет субъективный фактор.

2. Проблемы в принятии политических решений. Несовершенство политических решений связано с манипулированием голосами, лоббированием, логроллингом, несовершенством регламента и пр. В целом политический процесс не может быть полностью избавлен от отмеченных недостатков, поэтому действия общества и государства должны быть направлены на минимизацию подобных эффектов.

3. Бюрократизм. По мнению Дж. Бьюкенена [130], бюрократическая система неэффективна в силу по крайней мере трех причин. «Зло бюрократии» заключается, во-первых, в том, что она осуществляет выбор не с точки зрения экономических ценностей людей, а по иным критериям. Во-вторых, бюрократизм порождает зависимые отношения между власть имущими и подчиненными (Дж. Бьюкенен называет это «неоправданными классовыми различиями»). В-третьих, борьба за доступ к наиболее ценным благам является расточительным использованием ресурсов общества. «Такие черты, как фаворитизм, дискриминация (как в пользу, так и против отдельных лиц), произвольная классификация граждан по тому или иному признаку, почти неизбежно присущи любой системе, ставящей людей в зависимость от бюрократов...».

4. Государство не может предусмотреть все последствия принимаемых решений. Проблема состоит в том, что часто принимаемые решения приводят к результатам, отличным от ожидаемых. Например, не всегда фирмы реагируют на принятые государством решения так, как ожидает правительство, то же самое касается и функционирования рынков. Принимаемые решения могут иметь долгосрочные последствия, например, кредитное стимулирование потребления в США в последние 10, а то и более лет, привело к построению кредитной пирамиды, которая и стала одной из причин кризиса мировых финансов конца 2008 года.

5. Государство не способно обеспечить эффективное распределение ресурсов и управление ими в области создания общественных благ в силу отсутствия «частного интереса», что в условиях широкого распространения коррупции приводит к существенному росту стоимости и ухудшению качества общественных благ.

Таким образом, правительство, предпринимая действия по исправлению рыночных провалов, само становится жертвой собственного несовершенства. Мы имеем дело и с фиаско рынка, и с фиаско правительства. Правительство не должно заменять рынок, а рынок выполнять функции государства. Следовательно, необходим поиск новых механизмов решения выявленных проблем.

Последние события на международных финансовых рынках, фактическая демонстрация несовершенства даже фондовым рынком, который считался образцом рыночного совершенства, показывают, что принцип «невидимой руки» уже не работает в современной экономике. Следовательно, необходимы иные механизмы стимулирования экономического роста и социального развития общества.

Основными статьями российского экспорта остаются сырьевые товары и полуфабрикаты: нефть и нефтепродукты, газ, сталь, алюминий, минеральные удобрения, круглый лес и пиломатериалы, целлюлоза, рыба и морепродукты, а также вооружение и военная техника. Исследования конкурентоспособности российской промышленности, в том числе проведённые в Институте Мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО РАН), показывают, что основная часть продукции российской промышленности конкурентоспособна лишь на рынках РФ и СНГ и только 3–5 % продукции конкурентоспособно на рынках стран Запада.

Здесь необходимо определить авторский взгляд на понятия конкуренции, конкурентоспособности и конкурентного преимущества.

Этимологически слово «конкуренция» восходит к латинскому concurrentia, означающему «столкновение», «состязание» [87].

Именно такая «поведенческая» трактовка этой категории изначально установилась в классической экономической литературе.

Если подчеркивается поведенческая сторона конкуренции, то часто пользуются словом «соперничество» – rivalry. В частности, А. Смит [69] связывал конкуренцию с честным, без сговора, соперничеством, идущим между продавцами (или покупателями) за наиболее выгодные условия продажи товара. При этом основным методом конкурентной борьбы ему виделось изменение цен. Рынок стихийно, как бы автоматически, способствует формированию равновесных цен. Этот процесс А. Смит и назвал механизмом «невидимой руки».

Рассматривая конкурентоспособность, отметим, что до сих пор не разработано четкого и, главное, общепринятого определения данного понятия, о чем высказался Майкл Портер [144]. Член римского клуба Клаус Штайльманн [87] дает следующее определение конкурентоспособности: «конкурентоспособность – это обладание свойствами, создающими преимущества для субъекта экономического соревнования». В то же время подчеркивает, что конкурентоспособность вообще можно понимать как концентрированное выражение экономических, социокультурных, образовательных, национальных, научно-технических, производственных, организационноуправленческих, маркетинговых и иных возможностей фирмы, которые реализуются в товарах и услугах, успешно противостоящих аналогичным продуктам конкурирующих фирм.

Мы определяем конкурентоспособность фирмы как ее силу относительно сил конкурентов, как ее способность противостоять их действиям. Однако при определении конкурентоспособности главное не критерии оценки (таковых может быть много), а само сравнение, так как нельзя определить, конкурентоспособна фирма или нет, не сравнивая ее с конкурентами. Фирма может обладать огромными финансовыми и информационными ресурсами, оставаясь при этом неконкурентоспособной, то есть конкурентоспособность – это вопрос эффективности. Имеется в виду, что если фирма неконкурентоспособна, то ресурсы, которыми она располагает, расходуются неэффективно, предприятие получает норму прибыли, ниже, чем конкуренты.

Конкурентоспособность продукта – это степень его превосходства, с точки зрения потребителей, над другими продуктами аналогичного назначения. Продукт конкурентоспособен, если по некоторым важным для покупателя факторам он удовлетворяет потребности лучше, чем товары конкурентов. Важно подчеркнуть, что это может быть не только качество продукции или цена, но и удобство каналов распределения, торговая марка, дизайн и т.п.

Конкурентное преимущество – это особенность компании, любое ценностное действие, выгодно отличающее продукцию фирмы от продукции других и побуждающее потребителя покупать именно ее товары. По М. Портеру [144], конкурентное преимущество – «способность компании продавать продукты по более низкой стоимости или предлагать уникальные товары за более высокую цену».

Между конкурентоспособностью и конкурентным преимуществом много общего. Надо сказать, что в западной литературе в основном употребляется словосочетание конкурентное преимущество (competitive advantage), а конкурентоспособность (competitiveness) используется для описания степени востребованности товара рынком, что отличается от российского понимания этих терминов. Если товар обладает конкурентным преимуществом, он является конкурентоспособным, и наоборот.

Принцип «невидимой руки» до сих пор определяет суть рыночной экономики. Смысл принципа заключается в том, что люди, делающие свой индивидуальный выбор, даже при определенных ограничениях достигают нужных им результатов без какой-либо поставленной извне цели. Сама природа экономического процесса обеспечивает человеку максимальную выгоду. Этому способствует конкуренция, которая, уравнивая нормы прибыли посредством рыночной цены, уравновешивает частные интересы и экономическую эффективность и в итоге приводит к оптимальному для данных условий рынка распределению труда, выпускаемого продукта и капитала. Нельзя упускать из вида самое важное в принципе «невидимой руки», а именно стремление частных предпринимателей к личному богатству, что увеличивает и богатство всего общества.

А. Смит [69] приводит множество примеров того, как действия индивидов, направленные на получение личной выгоды, способствуют росту экономики в целом. При этом очень важно подчеркнуть, что весь его анализ строился на основе экономики, в которой главенствовала совершенная конкуренция, а если перевести термин «pure competition» буквально, то мы получим «натуральную конкуренцию», то есть присущую рыночной экономике изначально. Следовательно, по своей природе рыночная экономика должна существовать в условиях совершенной, натуральной конкуренции.

В современных условиях хозяйствования совершенная конкуренция – случай достаточно редкий. Можно сказать, что совершенная конкуренция, для которой характерно большое количество фирм и предприятий, реализующих стандартизированную продукцию, отсутствие контроля цены, эластичность спроса, отсутствие неценовых методов конкуренции и препятствий для организации бизнеса, практически ушла с современных рынков. Даже на рынках стандартных товаров, таких как, например, нефть, конкуренция ограничена действиями ОПЕК и мощью транснациональных корпораций. Однако неоклассическая школа экономики находит место для принципа «невидимой руки», для других типов рынков, для случаев монополистической и олигополистической конкуренции. При этом не координирующая роль конкуренции, а именно частная собственность и инициатива являются определяющими факторами, характеризующими рыночную экономику. Следовательно, различные рыночные условия есть лишь частные случаи, которые не меняют сути рыночной экономики, главное в которой – частные интересы индивидов, направленные на получение личной выгоды, сумма которой и образует национальное богатство. Можно спорить насчет того, подвержена ли рыночная экономика саморегулированию или нет, но ни одна школа экономики не подвергает сомнению тот факт, что именно частная инициатива – главный фактор прогресса любого рыночного общества. Зная это, логично задать вопрос – какова ситуация в России, правда ли, что частные интересы определяют развитие экономики РФ?

Уникальность экономики России во многом обусловлена ее историческим развитием. Неоспоримым фактом является то, что российская экономика создавалась, по большей части, вне рыночных условий, то есть особенности экономики были вызваны не неким действием «невидимой руки», а директивами властных органов СССР.

Тут необходимо сделать некоторые пояснения. М. Портер в своей книге «Международная конкуренция» [61] приводит результаты грандиозного исследования экономики нескольких стран. Для каждой страны автор выделяет отрасли конкурентного преимущества, например, производство керамической плитки в Италии или печатных машин в Германии. При этом он находит объективные рыночные причины этого преимущества, к которым относятся климат, семейные традиции и т.д. Однако мы не можем сказать, что та или иная отрасль имеет натуральное конкурентное преимущество, вызванное некими историческими причинами, так как российская экономика развивалась вне рыночных условий.

Данный факт имеет несколько причин. Во-первых, созданные вне рынка российские предприятия не могут полноценно конкурировать с западными да и восточными фирмами, так как российские фирмы не имеют организационной культуры, характерной для капиталистических компаний, а ценности, накопленные в советский период, либо не востребованы, либо устарели.

Во-вторых, российская экономика структурно до сих пор напоминает экономику советского периода. Наследие прошлого по сей день определяет лицо большей части российских предприятий, а наличие рынка не говорит о том, что наша экономика действительно рыночная, так как десятилетия реформ не привели к структурным сдвигам ни в одной отрасли промышленности. В-третьих, очень важным является факт утраты предпринимательских традиций, которые, безусловно, были в царской России, но 70 лет социализма почти убили частную инициативу, которая, как мы показали выше, является главным фактором развития рыночной экономики. Российская экономика никак не может походить на западную не только по обозначенным выше причинам, но и по многим другим. Важно подчеркнуть, что Россия уникальна как в своей экономике, так и в своей культуре, поэтому рассматривать Россию через призму западных стран и культур нам кажется неправильным. Следовательно, простой перенос западного опыта, без его переработки и адаптации, приводит к обратным, отрицательным результатам.

Отметив особенности развития российской экономики, хотелось бы также подчеркнуть, что современные проблемы России в большинстве своем являются следствием ее исторического развития в советские годы. Вряд ли можно отрицать, что, например, перегруженность сибирских областей предприятиями военно-промышленного комплекса (ВПК) и стоящие сегодня перед обществом социальные проблемы в Сибирском регионе (скрытая безработица, низкий уровень жизни) связаны с тем, что предприятия ВПК были эвакуированы за Урал во времена Великой Отечественной войны, где они развивались и разрастались, потребляя огромное количество ресурсов и рабочей силы. С точки зрения теории конкурентного преимущества, сегодняшнее положение этих регионов обусловлено, помимо перегруженности предприятиями ВПК, плохими факторными условиями развития (например, удаленность от крупных рынков, суровый климат), которые не дают возможности добиться существенного роста экономики, а следовательно, и улучшения жизни населения. Данный пример иллюстрирует, что экономика России, получившая развитие вне рынка, в рыночных условиях не в состоянии создавать устойчивое конкурентное преимущество, прежде всего в силу того, что нет ни опыта, ни способностей, ни ресурсов для этого.

Россия занимает 75-е место в мире в рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ) [131]. В табл. 1.1 приведен рейтинг конкурентоспособности ведущих стран мира, а также России.

ВЭФ ежегодно готовит два рейтинга: первый строится на базе индекса конкурентоспособности для роста (Growth Competitiveness Index, GCI), второй – на базе индекса конкурентоспособности для бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI).

Оба индекса формируются на основе результатов специального опроса руководителей фирм – подробного исследования, ежегодно проводимого ВЭФ, а также статистических данных.

Рейтинг конкурентоспособности стран мира [131] Индекс конкурентоспособности для роста [132] используется с целью оценки возможностей экономики достичь устойчивого экономического роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Этот индекс отражает степень влияния макроэкономических факторов, которые в соответствии с экономической теорией и опытом политиков и экономистов большинства стран признаются критически важными для роста экономики. Факторы, влияющие на формирование индекса, объединяются в три группы: качество макроэкономической среды, эффективность общественных институтов и технологический уровень.

Индекс конкурентоспособности для роста позволяет выявить основные слабые стороны российской экономики, к которым относятся факторы, характеризующие общественные институты. Это плохая защита прав собственности, высокий уровень коррупции и ряд других. Существуют также проблемы в способности экономики разрабатывать новые и использовать уже существующие современные технологии: с одной стороны, прямые иностранные инвестиции оказывают крайне слабое влияние на заимствование эффективных технологий; с другой стороны, сами компании не всегда готовы эти технологии адаптировать. К сильным сторонам необходимо отнести высокий интегральный уровень макроэкономической стабильности, высокий кредитный рейтинг и другие факторы, характеризующие эффективность макроэкономической политики.

Индекс конкурентоспособности для бизнеса [132], разработанный М. Портером, позволяет оценить микроэкономические факторы, определяющие текущий уровень производительности национальной экономики. Для определения индекса учитывается несколько десятков факторов. Одна часть факторов объединяется в группу, которая позволяет оценить качество стратегий и эффективность работы компаний, другая часть используется для оценки качества национального бизнес-климата.

На основе индекса конкурентоспособности для бизнеса к слабым сторонам можно отнести недостаточную интеграцию российских компаний в глобальные цепочки поставок, низкий уровень использования современных производственных технологий, а также относительно низкий уровень конкурентоспособности поставщиков, низкую эффективность антимонопольной политики, высокий уровень административных барьеров и коррупции, недостаточную развитость финансового сектора экономики и ограниченный доступ к венчурному капиталу. К сильным сторонам бизнес-климата в России можно отнести доступность и высокое качество человеческих ресурсов и образовательной инфраструктуры, наличие возможностей для научноисследовательской и опытно-конструкторской работы (НИОКР), хорошее качество дорожной инфраструктуры, а также относительно высокий уровень доступности поставщиков внутри России.

Какими бы ни были сильные и слабые стороны российской конкурентоспособности, она снизилась за 5 лет на пунктов. Россия позади таких стран, как Шри-Ланка, Ямайка и Аргентина.

Таким образом, следует отметить, что за годы реформ многие структурные проблемы, характерные для советской экономики, не были решены. Несмотря на то что была создана рыночная экономика, она имеет прежнюю «тяжелую» структуру промышленности, страдает сырьевой направленностью экспорта, имеет низкую производительность труда и эффективность использования других ресурсов. Потенциал обороннопромышленного комплекса, на который возлагались большие надежды, не был реализован, а научный и интеллектуальный потенциал остался невостребованным и в значительной мере деградировал.

Еще более существенным является то, что в России слабо развиты предпосылки для естественного исправления структурных дисбалансов, то есть усиления относительной конкурентоспособности за счет исходных более сильных позиций сырьевых отраслей. Если положение сырьевых отраслей будет ухудшаться, то положение всех остальных секторов экономики будет ухудшаться еще быстрее. При этом сами рыночные силы не приведут к формированию в России структуры экономики, способной обеспечить процветание страны. В России за последние 5 лет политика повышения конкурентоспособности экономики сводилась в основном к разработке и введению стандартных для развитых государств разделов хозяйственного законодательства, формированию унифицированных для всех отраслей условий налогообложения и регулирования бизнесдеятельности. Фактически это означает отсутствие активной промышленной политики государства.

Следовательно, ни рост доходов государства за этот период, ни значительный рост экономики не привели к качественному ее развитию, поэтому нужны иные меры стимулирования роста производительности и конкурентоспособности. ГЧП, по нашему мнению, может рассматриваться и как один из способов устранения «провалов» государства и рынка, и как механизм совершенствования конкурентоспособности экономики России.

1.2. Теоретическое осмысление сущности государственно-частного партнерства Одним из действенных современных способов повышения эффективности использования государственной собственности служит установление партнерских отношений государства и частного сектора экономики. Согласно программе социальноэкономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 января 2006 г. № 38-р, ГЧП предполагает использование лизинговых и концессионных механизмов, финансирование социальных программ и инвестиционных проектов, имеющих стратегическое значение, с привлечением частных инвестиций.

Приоритетными направлениями частно-государственного взаимодействия являются:

– производственная и транспортная инфраструктуры (строительство и эксплуатация дорог, электрических сетей, портов, трубопроводов);

– жилищно-коммунальное хозяйство;

– финансирование научных исследований, имеющих перспективы коммерциализации, и развитие инновационной инфраструктуры;

– профессиональное образование и система переподготовки кадров;

– здравоохранение и социальные услуги;

– информационно-консультационная поддержка предпринимательской деятельности.

Эффективными инструментами взаимодействия государства и бизнеса должны стать:

1) создание и функционирование особых экономических зон;

2) формирование и использование Инвестиционного фонда РФ;

3) реализация принципов и механизмов, предусмотренных Федеральным законом «О концессионных соглашениях»;

4) повышение эффективности деятельности государственных институтов развития, в том числе банков развития;

5) развитие инновационной инфраструктуры, в том числе создание технико-внедренческих парков, производственных кластеров;

6) поддержка со стороны государства деятельности венчурных инновационных фондов, финансирующих высокотехнологичные и наукоемкие проекты;

7) повышение результативности механизмов поддержки лизинга.

Словосочетание «государственно-частное партнерство»

является русской версией английского термина public private partnerships. При надлежащей организации и надлежащем правовом оформлении ГЧП выгодно и государству, и бизнесу, и гражданам. Для государства ГЧП – это способ привлечения частного капитала к финансированию и управлению той собственностью, которую государство оставляет за собой. Для бизнеса ГЧП – способ получения надежной прибыли от объектов государственной собственности или от оказания услуг, которые закреплены за государством.

Форма взаимодействия государства и бизнеса, известная как ГЧП, зародилась в начале 90-х годов XX века в Великобритании, когда на смену традиционному взаимодействию заказчика (государства) и подрядчика (бизнеса) пришла модель так называемой частной финансовой инициативы (рrivate finance initiative), при которой государство лишь заказывало бизнесу, но не оплачивало, создание тех или иных капиталоемких объектов.

После окончания работ объект брался государством в долгосрочную аренду при условии, что подрядчик продолжит обеспечивать его эксплуатацию. Таким образом, инвестиции возвращались подрядчику за счет арендных платежей. Как правило, после окончания оговоренного срока аренды объект передавался заказчику по символической стоимости или бесплатно.

В дальнейшем данная практика была существенно расширена. ГЧП стало своеобразной альтернативой приватизации важных отраслей экономики или объектов электроэнергетики, транспорта, коммунального хозяйства и т.д. Не имея финансовой возможности обеспечить расширенное воспроизводство в этих отраслях, государство передавало их в долгосрочную аренду (концессию) бизнесу, оставляя за собой право контроля над его деятельностью. Постепенно такие правоотношения стали распространяться и на отдельные масштабные проекты – от оказания общественных услуг до проведения НИОКР и внедрения инноваций.

Таким образом, ГЧП можно охарактеризовать как институциональный и организационный взаимовыгодный альянс государства и бизнеса в целях реализации каких-либо проектов.

Причем эффективность такого альянса обеспечивается не столько прямым сложением финансовых ресурсов на условиях софинансирования (хотя и такой подход применяется довольно часто), сколько максимально полным использованием уникальных возможностей каждого из двух участников проекта и совокупным сокращением рисков. Государство, вступая в союз с бизнесом, как правило, получает не только снижение нагрузки на бюджет, но и более гибкую и действенную, чем традиционная бюрократия, систему управления проектом, а бизнес – определенный набор гарантий и преференций. Крупнейшие российские проекты ГЧП, которые будут реализованы в ближайшее время, представлены в табл. 1.2.

Крупнейшие российские проекты ГЧП [83] Наименование проекта Общая Источники финансирования ной дороги «Западный скоро- руб.

стной диаметр» в г. Санкт- в ценах на Балтийского водного пути 01.01.2010 г.

хода на Московскую коль- руб.

цевую автодорогу с феде- в ценах на ральной автомобильной до- 01.01.2010 г.

роги М1 (Беларусь) МоскваМинск Петербург на участке 15– в ценах на нефтеперерабатывающих и руб.

нефтехимических заводов в в ценах на инфраструктуры для освое- руб.

ния минерально-сырьевых в ценах на ресурсов юго-востока 01.01.2015 г.

Читинской области На сегодняшний день термин ГЧП является одним из самых распространенных, но официального его толкования в России не существует. Чиновники и политики вкладывают собственный смысл в это понятие, стараясь соответствовать конъюнктуре. Единого системного понимания данного явления на государственном уровне пока нет. В российской научной среде данное понятие также не изучено должным образом.

Наиболее общее определение дано В. Г. Варнавским [98]:

«Государственно-частное партнерство – это институциональный и организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации общественно значимых проектов и программ в широком спектре отраслей промышленности и НИОКР, вплоть до сферы услуг».

В законе «Об участии Санкт-Петербурга в государственночастных партнерствах» [2] дается следующее определение:

«Государственно-частное партнерство – взаимовыгодное сотрудничество Санкт-Петербурга с российским или иностранным юридическим или физическим лицом либо действующим без образования юридического лица по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) объединением юридических лиц в реализации социально значимых проектов, которое осуществляется путем заключения и исполнения соглашений, в том числе концессионных».

Представленные выше определения в той или иной мере отражают разные подходы к вопросу ГЧП, но в них указываются лишь некоторые аспекты рассматриваемой проблемы. Так, определение В. Г. Варнавского, используемое в большинстве известных автору источников, является довольно общим. Данное определение может служить первоосновой для широкого понимания ГЧП, но, к сожалению, оно не раскрывает сути ГЧП как бизнес-процесса. Согласно определению, любая совместная деятельность государства и бизнеса, будь то добровольнопринудительное финансирование футбольной команды или иного проекта, лоббируемого властью, может рассматриваться как ГЧП. При этом выполнение государственного контракта или уплата налогов – это институциональный и организационный альянс между государством и бизнесом.

Определение ГЧП в Законе Санкт-Петербурга имеет узкоюридический характер, так как в нем к проектам ГЧП относятся определенные юридические соглашения между государством и бизнесом, причем исключительно в форме полного товарищества.

Можно привести еще целый ряд определений ГЧП, которые даны российскими авторами, но эти определения, на наш взгляд, лежат в русле общетеоретического и юридического подходов, представленных выше. Во многом это объясняется отсутствием опыта реализации проектов ГЧП в России. Находясь на начальном этапе реализации, большинство проектов пока не вступили в инвестиционную стадию и не генерируют опыт и знания для научного осмысления. Таким образом, важно рассмотреть и западные подходы к данному вопросу.

Всемирно известное агентство Standard & Poor's [129] дает такое определение: «Частно-государственное партнерство (ЧГП) – это среднесрочное или долгосрочное сотрудничество между общественным и частным сектором, в рамках которого происходит решение общественных задач на основе объединения опыта и экспертизы нескольких секторов и разделения финансовых рисков и выгод».

«Частно-государственное партнерство – это долгосрочный контракт с частным сектором для предоставления услуг государству, в интересах государства или от имени государства. Платежи в рамках ЧГП могут осуществляться между концессионером и государством в обоих направлениях», – такое определение представлено Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) [16].

Определение, данное Standard & Poor's, раскрывает новые подходы к решению вопроса ГЧП: во-первых, определены сроки такого партнерства, предполагается, что оно носит средне- и долгосрочный характер; во-вторых, предполагается решение общественных задач (предоставление тех самых общественных благ, которые не может производить рынок); в-третьих, отмечается, что государство и бизнес разделяют выгоды и риски.

В данном определении содержится больше фактической информации, чем в приведенных ранее, но при этом остается неясным, что понимается под термином «сотрудничество», а также что предполагает «решение общественных задач на основе объединения опыта и экспертизы нескольких секторов».

Определение, данное ЕБРР, носит в большей степени юридический характер, так как под ГЧП понимается выполнение бизнесом долгосрочного государственного контракта, причем в основном в виде концессионных соглашений.

Отметим, что в отличие от Запада, где ГЧП используется для привлечения частных инвестиций в крупные инфраструктурные проекты, для нашей страны эта модель позволяет решить не только экономическую, но и политическую, а также социальную задачи. Поэтому простой перенос успешного западного опыта невозможен без учета российской специфики, а следовательно, представленные определения нуждаются в серьезном осмыслении и доработке.

Отметим также, что некоторые исследователи используют смешанный подход к рассмотрению ГЧП. Например, В. А. Кабашкин [29] предлагает рассматривать ГЧП в качестве:

– средства взаимодействия государства и предпринимательских структур («ГЧП-средство»);

– способа взаимодействия («ГЧП-способ»);

– принципа взаимодействия («ГЧП-принцип»);

– формы взаимодействия («ГЧП-форма»);

– метода взаимодействия («ГЧП-метод»).

«ГЧП-средство» предусматривает некое общее понимание существующих (сложившихся) аспектов взаимоотношений государства и бизнеса через административные (выдача госзаказов, проведение тендеров, документирование) или экономические (формирование программ развития регионов, экономических зон) рычаги воздействия на субъекты хозяйствования, а также использование каких-либо специальных элементов взаимосвязи противоположностей (предоставление гарантий и др.).

«ГЧП-способ» непосредственно реализуется через привлечение или мобилизацию капитала и имущества для решения важных общественных проблем (возможен вариант изъятия или отвлечения капитала из сферы теневой экономики).

«ГЧП-принцип» предполагает некое обязательное правило взаимодействия государства и партнерских структур в определенных сферах деятельности. Содержание этого принципа базируется на согласовании и учете взаимных интересов, распределении между сторонами возможных рисков и ответственности, а также формировании системы льгот, уступок и преференций, которые дают возможность достижения индивидуальных и зачастую противоречивых целей двух субъектов.

«ГЧП-форма» предполагает наличие конкретных форм (механизмов) взаимодействия государства и предпринимательских структур в первую очередь правовых форм.

«ГЧП-метод» реализуется через воздействие на экономику (ценообразование, планирование) или на сферу применения партнерства государства и предпринимательских структур для оказания социально значимых услуг, создания общественных благ, воспроизводства существующей инфраструктуры. В основе такого партнерства лежат взаимовыгодные условия и цели.

По нашему мнению, данный подход способствует пониманию сути процессов ГЧП, однако в целях учета особенностей России и ее экономики, а также передового западного опыта видится необходимым представить следующую формулировку определения ГЧП.

Под ГЧП предлагается понимать среднесрочный и долгосрочный альянс государства и бизнеса, заключенный в виде государственного контракта на основе разделения выгод и рисков между сторонами с целью реализации общественно значимых проектов и программ.

Выделяются следующие основные условия ГЧП:

– стороны партнерства должны быть представлены как государственным, так и частным сектором;

– взаимоотношения сторон должны быть зафиксированы в официальных документах (договорах, контрактах и др.);

– взаимоотношения сторон должны носить равноправный характер;

– стороны должны иметь общие цели при четко определенном государственном интересе;

– стороны должны объединить свои вклады для достижения общих целей;

– стороны должны распределять между собой доходы и риски.

ГЧП имеет широкий спектр различных форм [27]:

1. Разнообразные контракты, которые государство предоставляет частным компаниям: на выполнение работ и оказание общественных услуг, на управление, на поставку продукции для государственных нужд, контракты технической помощи и т.д. Система краткосрочных контрактов достаточно широко используется в хозяйственной практике органов государственной власти и за рубежом, и в современной России.

2. Арендные (лизинговые) отношения, возникающие в связи с передачей государством в аренду частному сектору своей собственности: зданий, сооружений, производственного оборудования. В качестве платы за пользование государственным имуществом частные компании вносят в казну арендную плату.

3. Соглашения о разделе продукции (СРП) [120], которые стали легитимными в 1995 году после принятия Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции». СРП является таким договором, в соответствии с которым РФ предоставляет инвестору – субъекту предпринимательской деятельности – «на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск». Произведенная продукция подлежит разделу между государством и инвестором в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать условия и порядок такого раздела.

4. Государственно-частные предприятия – широко распространенная в России форма ГЧП. Участие частного сектора в капитале государственного предприятия может предполагать акционирование (корпоратизацию) и создание совместных предприятий. Степень свободы частного сектора в принятии административно-хозяйственных решений определяется при этом его долей в акционерном капитале. Чем меньше доля частных инвесторов в сравнении с долей государства, тем меньшее количество решений они могут принимать самостоятельно, без вмешательства государства или учета его мнения.

5. Концессии – наиболее распространенная за рубежом форма ГЧП, которая используется при осуществлении крупных, капиталоемких проектов. Концессия – это система отношений между государством (концедентом) и частным юридическим или физическим лицом (концессионером), возникающая в результате предоставления концедентом концессионеру прав пользования государственной собственностью по договору, за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, которые составляют исключительную монополию государства.

Согласно Федеральному закону № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» одна сторона (концессионер) обязуется за свой счет создать и (или) реконструировать определенное этим соглашением недвижимое имущество (далее – объект концессионного соглашения), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а другая сторона (концедент) обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления указанной деятельности.

Экономический смысл концессионных отношений заключается в том, что государство (концедент) предоставляет организации или индивидуальному предпринимателю (концессионеру) принадлежащий государству объект недвижимости (как правило, это некоторый земельный участок и подлежащее реконструкции здание). В свою очередь, концессионер реконструирует полученный объект (или создает новый объект) и использует его для осуществления заранее оговоренной в соглашении предпринимательской деятельности. Вся полученная прибыль поступает в распоряжение концессионера, который, в свою очередь, выплачивает периодические платежи государству за пользование объектом недвижимости. По истечении срока концессионного соглашения, который, как правило, рассчитывается исходя из предполагаемого срока окупаемости инвестиций концессионера, модернизированный (или созданный) объект недвижимости поступает в распоряжение государства.

В мировой практике выделяются следующие виды концессионных соглашений [53]:

1. BOT (Build – Operate – Transfer) – «строительство – управление – передача» – классический вариант концессии. Концессионер осуществляет строительство и эксплуатацию объекта (в основном на основе права собственности) в течение установленного срока, после чего объект передается концеденту.

2. BTO (Build – Transfer – Operate) – «строительство – передача – управление» – классическая концессия. Концессионер строит объект, который передается концеденту в собственность сразу после завершения строительства, затем он передается в эксплуатацию концессионеру.

3. ВОО (Build – Own – Operate) – «строительство – владение – управление». Концессионер строит объект и осуществляет последующую эксплуатацию, владея им на основе права собственности, срок действия которого не ограничивается.

4. ВООТ (Build – Own – Operate – Transfer) – «строительство – владение – управление – передача». Концессионер владеет и пользуется построенным объектом на основе права частной собственности, которое действует в течение определенного срока, по истечении которого объект переходит в собственность концедента.

5. BBO (Buy – Build – Operate) – «покупка – строительство – управление». Форма продажи, которая включает восстановление или расширение существующего объекта. Концедент продает объект концессионеру, который делает необходимые усовершенствования для эффективного управления.

В России применение концессионных соглашений как формы ГЧП пока находится на начальном этапе. Правительством РФ разработаны и приняты типовые концессионные соглашения по ряду объектов [125]:

– автомобильным дорогам;

– объектам железнодорожного транспорта;

– метрополитенам и другому транспорту общего пользования;

– аэропортам;

– морским и речным судам и портам, гидротехническим сооружениям портов, паромным переправам, объектам производственной и инженерной инфраструктуры портов;

– трубопроводам;

– гидротехническим сооружениям;

– системам коммунальной инфраструктуры и иным объектам коммунального хозяйства, в том числе объектам водо-, тепло-, газо- и энергоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, переработки и утилизации (захоронения) бытовых отходов, объектам, предназначенным для освещения территорий городских и сельских поселений, объектам, предназначенным для благоустройства территорий;

– объектам по производству, передаче, распределению электрической и тепловой энергии.

Также утверждено типовое концессионное соглашение в отношении объектов образования.

Типовые концессионные соглашения определяют объект соглашения, порядок владения, пользования и распоряжения объектами имущества, предоставляемыми концессионеру, порядок внесения платы по соглашению, порядок осуществления концедентом контроля над соблюдением концессионером условий соглашения, условия изменения и прекращения действия соглашения и др.

Тем не менее возникает вопрос: что представляет собой типовое соглашение – образец, от которого нельзя отступать, или просто руководство к действию? Если исходить из терминологии российской законодательной и правовой системы, то типовое соглашение должно быть обязательным. Но никакое типовое соглашение не может вместить в себя всю палитру, все разнообразие возможных видов концессии. Также невозможно буквально следовать его формулировкам, когда речь идет о конкретном проекте.

Таким образом, в настоящий момент складывается два подхода к пониманию типового концессионного соглашения.

Первый из них подразумевает, что типовое соглашение не задумывалось как жесткий стандарт. Поэтому к нормам типового соглашения необходимо подходить с точки зрения соблюдения смысла, который в нем заложен, не следуя слепо конкретным фразам и формулировкам, и, кроме того, существенно расширяя объем договорного регулирования, как это принято в международной практике. Согласно второму подходу предлагается изменить законодательство. Эта позиция в настоящее время доминирует: представленный в Государственной Думе проект Федерального закона предусматривает внесение изменений в Закон «О концессионных соглашениях». Предлагается утвердить не типовые, а примерные соглашения, носящие рекомендательный характер.

Таким образом, следует выделить следующие факторы успешного осуществления крупных российских проектов:

1) информирование рынка о четких требованиях государственного сектора и сообщение критериев отбора участников тендеров;

2) установление реалистичных сроков проведения тендеров;

3) обеспечение прозрачности осуществления проектов;

4) использование системы двусторонней связи с рынком, а также способность улавливать посылаемые им сигналы;

5) оценка экономической целесообразности реализации проектов с учетом принципов ГЧП.

Построение оптимальной финансовой структуры российских проектов также является сложной задачей. Мы предполагаем, что эта структура будет представлять собой сочетание следующих составляющих: государственного финансирования, синдицированных займов (поскольку отсутствие долгосрочного кредитования со стороны российских банков остается нерешенной проблемой), прямого финансирования и кредитной поддержки (credit enhancement) со стороны международных финансовых организаций, выпуска облигаций для финансирования проектов (в целях обеспечения рефинансирования), средств российских и зарубежных инвесторов, вложенных в акционерный капитал, и др.

1.3. Анализ зарубежного опыта использования механизмов государственно-частного партнерства ГЧП с различным успехом развивается во многих странах мира. Характерно, что наибольшее распространение эта концепция достигла в странах с развитой рыночной экономикой и с устоявшимися традициями взаимодействия государства и частного сектора экономики.

ГЧП в данный момент получило наиболее широкое распространение в Великобритании, немного меньше – в Канаде, Австралии, Франции и других странах. ГЧП все активнее развивается в Европейском Союзе (ЕС) и США.

Особое внимание заслуживает британский опыт. Британская форма ГЧП – это так называемая частная финансовая инициатива (private financing initiative, или PFI) [145]. Суть данной формы ГЧП заключается в том, что частный сектор строит объекты с использованием собственных ресурсов, затем эксплуатирует их в течение определенного времени, получая от этого доход. Доход может быть либо от непосредственной эксплуатации данных объектов, либо в виде платежей от государства.

Основным оператором проектов ГЧП со стороны государства является компания Partnership UK. Сотрудники этой компании не являются чиновниками. Они получают зарплату не из бюджета, а исходя из того, насколько успешно реализованы проекты. Наблюдательный совет компании насчитывает порядка 45 человек, включая министра. Данная компания не является бюрократической структурой, это своего рода акционерное общество, или «общество на паях». Доля государства в этой компании – 49 %, а 51 % – доля бизнеса [145].

Можно говорить о двух разновидностях проектов ГЧП в Великобритании.

В одном случае частный партнер берет на себя бизнесриски, но в дальнейшем получает прибыль от эксплуатации объекта. Например, доход, получаемый от эксплуатации построенной платной дороги, будет зависеть от качества самой дороги и количества пользователей. Таким образом, при проектировании и строительстве дорог в ход вступают рыночные принципы.

В другом случае ГЧП государство платит частному партнеру заранее оговоренную фиксированную сумму за существование и работоспособность объекта. При этом государство берет на себя все риски по его использованию, частный партнер от этих рисков освобожден. Таким примером может служить больница [53]. Частный партнер строит больницу, привлекая финансирование, затем сдает ее в эксплуатацию. После этого он отвечает за техническое содержание этой больницы (уборка, техническое состояние здания и оборудования). Предоставление всех медицинских услуг остается за государством, оно же определяет, какое количество пациентов в ней будет находиться. Если прогнозы государства не оправдываются, частный партнер от этого не страдает. Больница работоспособна, готова к приему пациентов, поэтому к частному партнеру не может быть никаких претензий, он получает оговоренную в контракте плату. Это две основные формы ГЧП, широко распространенные в Британии, которые таким же образом применяются и в других странах.

Исследования показывают, что в Европе, в том числе в Великобритании, ГЧП имеет все основания для дальнейшего развития. В числе наиболее заметных примеров – британский проект Future Strategic Tanker Aircraft («будущий стратегический самолет-заправщик») и создание панъевропейской спутниковой системы Galileo [134]. По существующим прогнозам, количество и средняя стоимость частно-государственных контрактов будет увеличиваться.

За рубежом государство предоставляет финансовые гарантии частным компаниям, реализующим проекты, и оставляет за собой только общий контроль над их реализацией. При этом четко обозначаются условия соглашения, а также права и обязанности сторон. Частные компании несут ответственность за техническую и организационную стороны реализации проектов, а государство обеспечивает их финансирование или осуществляет их регулирование.

Механизмы ГЧП применяются во всем мире для привлечения частных компаний с целью долговременного финансирования и управления объектами общественной инфраструктуры (в сферах транспорта, ЖКХ, здравоохранения и т.п.).

По данным национального доклада «Риски бизнеса в частно-государственном партнерстве» [53], в мире выделяются следующие социальные сферы применения инструментов ГЧП:

1) здравоохранение (строительство, реконструкция и управление больницами, поликлиниками и другими объектами в сфере здравоохранения);

2) спорт (строительство стадионов и иных спортивных сооружений);

3) образование (строительство школ, реконструкция зданий университетов, общежитий, оснащение школ и университетов современным оборудованием);

4) культура (реставрация памятников, строительство и реконструкция музейных комплексов);

5) судебная система (строительство и реконструкция зданий судов, тюрем);

6) ЖКХ (водоочистка, мусоропереработка, электро- и теплоснабжение, водоснабжение, освещение дорог и улиц, проекты в сфере энергосбережения).

Таким образом, в развитых странах проникновение механизмов ГЧП происходит практически во все сферы деятельности, даже в те, которые традиционно считались прерогативой государства. Например, по данным отчета правительства Великобритании [145], с мая 1997 года было реализовано 150 проектов ГЧП с общими инвестициями 12 млрд фунтов стерлингов.

Инвестиции были направлены на строительство 35 новых больниц, реконструкцию 520 школ, 4 тюрем, реализацию контрактов, связанных с поставкой вооружений, и др. По данным того же источника с помощью ГЧП достигаются следующие цели:

– повышается качество государственных услуг;

– расширяется номенклатура предлагаемых общественных благ;

– снижаются расходы на содержание объектов, участвующих в ГЧП;

– повышается эффективность использования государственной собственности;

– решаются насущные общественные проблемы, которые не были бы решены исключительно за счет бюджета страны.

Опыт Великобритании, несомненно, является чрезвычайно успешным, однако, даже при успешной реализации многих проектов, британцев смущает значительный рост государственных обязательств. По оценкам британского правительства [145], уже существующие проекты в ближайшие 30 лет потребуют 50 фунтов стерлингов в год на каждого налогоплательщика в стране. Кроме того, возникают проблемы с профсоюзами, так как часто происходит сокращение персонала, а на работу привлекаются менее квалифицированные работники из развивающихся стран.

Отметим, что проекты ГЧП реализуются не только в странах с развитой экономикой. По данным ЕБРР [129], достаточно успешно реализуются проекты по строительству платных дорог на условиях ГЧП в таких странах, как Венгрия и Чехия, в то же время неудачным является опыт финансирования строительства дорог в Румынии и Тайланде. Проекты дорожного строительства в рамках ГЧП имеют большой успех в Восточной Европе. Интерес к проектам ГЧП со стороны частного сектора проявляют строительные подрядчики, операторы, финансовые инвесторы, банки, организации, специализирующиеся на инвестициях в облигации, и т.д.

Давид Астераки, управляющий директор ING Wholesale Banking [16], описывает проект дороги М6 в Венгрии: «…мы начали в конце января 2004 года. Финансовое закрытие произошло в декабре 2004 года. Согласно нашему опыту, это беспрецедентно быстрый проект. Для сравнения: ирландское правительство в свое время организовало проект строительства объездной дороги М8, где ING организовало финансирование, и на подписание концессионного соглашения потребовалось 2 года».

Контракт на проектирование, строительство, финансирование, эксплуатацию и техническое содержание автомагистрали М6 сроком на 22 года был заключен с консорциумом компаний Bilfinger Berger BOT GmbH, Porr Infrastruktur GmbH и Swietelsky International Bau GmbH. Трасса М6 – двухполосная магистраль, имеющая 10 развязок и 54 моста, протяженностью км, от района Эрди Тето (юго-западнее г. Будапешта) и до пересечения с автомагистралью M8 в районе г. Дунауйварош. Общая стоимость проекта составила около 480 млн евро. Из них 411 млн евро представляют собой кредиты, привлеченные на срок 20,5 лет.

В настоящее время эта автомагистраль уже открыта. Рефинансирование было обеспечено непосредственно перед завершением строительства и проведено на облигационном рынке, где ЕБРР приобрел значительную часть облигационного выпуска.

Почему проект был столь успешным? Важно выяснить, какой опыт, полученный в ходе этого проекта, может оказаться полезным применительно к российским проектам ГЧП.

Д. Астераки [16] выделяет следующие факторы, определившие эффективность данного проекта:

1. Мощная политическая поддержка. Проекту была оказана значительная помощь со стороны правительства и Министерства экономики и транспорта. Команда, которая вела переговоры по проекту, имела прямой доступ к руководству министерств и ведомств.

2. Хорошо организованный порядок принятия решений по проекту в государственном секторе. Был проведен тендер, на котором были представлены материалы по проекту, включая договор и все приложения, и созданы прозрачные критерии выбора победителей.

3. Разумный подход к требованиям рынка. К моменту запуска проекта уже была проделана большая работа по получению необходимых разрешений и приобретению участков земли. В мировой прессе шла публикация сообщений о проекте.

Был составлен качественный информационный пакет материалов с полной детализацией проекта: первоначальным описанием, матрицей рисков и механизмом оплаты, который не претерпел изменений в ходе реализации проекта.

4. Стандартное распределение рисков. Распределение рисков было основано на рыночных стандартах, что минимизировало временные затраты и затраты на юридических консультантов. Государство приняло на себя все риски, связанные с получением разрешительных документов на землеотводы, прав на землю и т.д.

5. Отсутствие у частного сектора риска недостаточной интенсивности автомобильного движения. У частного сектора очень ограниченная возможность управлять риском, связанным с объемом трафика. Механизм платежей за эксплуатационную готовность снизил риск недостаточной интенсивности движения и позволил улучшить соотношение цены-качества и ускорить процесс выбора частного партнера.

6. Стандартный контракт и прямой договор правительства с финансирующими организациями. Размер компенсации со стороны правительства финансирующим организациям в случае преждевременного расторжения договора по вине технического подрядчика составлял, в соответствии с договоренностью, 65 % от стоимости проекта.

7. Опытные профессиональные консультанты у государственного сектора. Оплата услуг высококвалифицированных консультантов может быть высокой, однако их участие дает ряд преимуществ, включая привлечение опытного концессионера на наиболее выгодных для государства условиях.

Еще одна важная деталь: рабочим языком проекта стал английский язык, несмотря на то что контракт регулировался венгерским законодательством. Поскольку английский язык является международным языком для ведения бизнеса, это позволило снизить затраты на ведение переговоров и подготовку документации по проекту.

По данным материалов конференции «Инвестиционные возможности в России. Принципы и риски государственночастного партнерства», в России и за рубежом оснащенность ГЧП инструментами имеет отличия (табл. 1.3).

Инструменты поддержки экспорта + Единый орган по ГЧП + Национальное агентство по привлечению инвестиций + Национальные агентства по развитию территорий + Таким образом, можно отметить, что пока в России не реализуются инструменты, связанные с созданием специализированных государственных органов по привлечению инвестиций и реализации проектов ГЧП. Выше было указано, каким образом ГЧП реализуется в Великобритании. В странах же ЕС проблемами содействия ГЧП, его финансирования и мониторинга занимается ряд генеральных дирекций под эгидой Комиссии ЕС [126].

Широко практикуется содействие в финансировании проектов со стороны ряда крупных европейских финансовых институтов.

Так, Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) активно использует в этих целях два инструмента – так называемые глобальные ссуды, выдаваемые через уполномоченные банки для регионального и инфраструктурного развития и поддержки малого и среднего бизнеса, и структурированные программы финансирования, предназначенные для поддержки конкретных инвестиционных проектов. Поддержкой проектов ГЧП занимаются также структуры ЕБРР и европейская группа Всемирного банка (в том числе известная Международная финансовая корпорация (IFC), специализирующаяся на поддержке частных инициатив).

В отдельных странах также действуют системы поддержки совместных проектов государства и частного бизнеса. Так, в ФРГ участники проектов могут рассчитывать на следующие инструменты поддержки со стороны федеральной власти: вспомогательное финансирование в форме субвенций, целевые дотации (гранты), механизмы переуступки требований и освобождения от ответственности.

Контрольные и регулирующие функции в сфере ГЧП от имени государства могут осуществляться либо профильными министерствами и ведомствами, либо специально уполномоченными органами. При этом специальные агентства могут создаваться государством для каждой отрасли экономики, в которой развивается партнерство (например, в Польше созданы соответствующие отдельные институциональные структуры для автомобильных, железных дорог, электроэнергетики, лесного хозяйства и др.). Государство может также создать свой единый агентский орган для всех или для большинства секторов экономики, как, например, в Сербии.

В развитых странах государственное регулирование партнерских отношений с бизнесом организовано по крупным межотраслевым комплексам, включающим группы взаимосвязанных отраслей. Примерами таких комплексов могут являться: топливно-энергетический (электроэнергетика, газо- и нефтепроводы), транспортный (железные и автомобильные дороги, морские порты и аэропорты), а также коммунальное хозяйство (водо- и теплоснабжение). При этом не создаются специальные агентские структуры по регулированию партнерских отношений. Специфические функции регулирования и контроля выполняются соответствующими профильными министерствами и ведомствами или создаваемыми ими структурами. В странах ЕС отдельными аспектами ГЧП ведают министерства экономики, финансов, отдельные инфраструктурные министерства, министерства регионального развития, обороны, внутренних дел, образования и здравоохранения. В США этими вопросами ведают министерства экономики, финансов, обороны, в Канаде – министерство финансов, в Австралии – министерство провинций [22].

Следует отметить, что в большинстве стран, применяющих механизмы ГЧП, существуют специализированные государственные учреждения, регулирующие осуществление ГЧП, поэтому и в России можно рекомендовать создание подобных государственных организаций на федеральном и региональном уровнях. Подобные организации могут выполнять как координирующую, так и регулирующую функции, обеспечивать необходимую политическую поддержку проектов, что является чрезвычайно важным фактором в условиях России. Данные органы государственной власти могут выполнять следующие регулирующие функции:

1) надзор и контроль над исполнением договоров ГЧП;

2) организация и ведение переговоров с потенциальными участниками взаимодействия;

3) разработка информационных материалов по привлечению инвесторов;

4) выработка предложений по корректировке условий (в частности, тарифов, цен, факторов риска и др.) при изменении внешних факторов в процессе осуществления договоров ГЧП;

5) защита интересов инвесторов от неправомерных действий государственных органов, в том числе прием и рассмотрение жалоб и предложений от частных участников партнерства по поводу ненадлежащих действий отдельных органов или должностных лиц, препятствующих исполнению условий соглашений;

6) защита интересов государства при исполнении договоров ГЧП, в частности, контроль над соблюдением сроков осуществления строительных работ, соблюдением требуемого качества работ и предоставляемых услуг;

7) прием и рассмотрение жалоб со стороны потребителей товаров и услуг;

8) принятие мер по сохранению уже осуществленных инвестиций, поиск новых партнеров и источников финансирования в случае производственных и финансовых сложностей при осуществлении проекта.

Данный набор функций мог бы быть расширен или изменен в зависимости от масштабов регулирования или особенностей региона.

Таким образом, партнерство государства и бизнеса может стать действенным механизмом решения проблем как несовершенства рынка, так и «провалов» государства. Сферы сотрудничества в рамках ГЧП многообразны, но в России такое партнерство реализуется в основном в инфраструктурных областях, и большинство таких проектов пока далеко от завершения. В сущности, можно говорить о том, что в России складывается уникальная ситуация. В отличие от западных стран, в которых ГЧП зародилось как механизм решения прежде всего бюджетных проблем, в России у государства имеются огромные инвестиционные возможности для реализации крупных инвестиционных программ.

Однако отмеченные выше «провалы» государства, его неспособность к созданию эффективных и конкурентоспособных производств позволяют нам предложить иной подход к реализации партнерства государства и бизнеса. ГЧП должно реализовываться через эффективное разделение функций, свойственных рассматриваемым сторонам, то есть государство должно создавать общественные блага прежде всего в области инфраструктуры производственного и непроизводственного характера, а предпринимательство в этом случае может сосредоточиться на производстве и маркетинге конкурентоспособных товаров и услуг.

Данный подход будет рассмотрен на примере зарождающихся в России промышленных кластеров.

2. КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД КАК ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА

2.1. Основные подходы к промышленным кластерам Г. Эллисон и Е. Глэйзер [156] под кластерами понимают неслучайную географическую агломерацию фирм с одинаковыми или близкими возможностями. Данное определение терминологически лежит в русле традиционной экономической географии, истоки которой восходят к трудам Альфреда Маршалла, в которых впервые обосновывается связь между производительностью фирм и их географической концентрацией.

Городские агломерации изучались А. Маршаллом. В рамках агломерационного подхода дается свое объяснение пространственной структуре производства. Среди основных параметров, которые определяют возможность агломерации, рассматриваются транспортные издержки. Агломерационный процесс возникает тогда, когда транспортные издержки соответствуют некоторому среднему уровню. Для высоких транспортных издержек характерно рассеивание отраслей по регионам. При средних и низких транспортных издержках фирмы стремятся к размещению вблизи друг друга. Однако при наличии немобильных факторов производства значение агломерационных факторов снижается. Цены на иммобильные факторы производства начинают расти, и отрасли рассеиваются по территории страны, по менее развитым в промышленном отношении областям.

Труды Й. Шумпетера [88] определили дальнейшее развитие агломерационного подхода, в них обосновывалась ведущая роль технологических изменений в промышленном развитии.

Й. Шумпетер ввел понятие инноваций в отношении выпускаемого продукта (оказываемой услуги), его технологии производства и менеджмента. По мнению Й. Шумпетера, именно инновации выступают главным инструментом экономического роста, при этом развитию инноваций способствуют два основных, во многом противоположных, фактора: размер фирмы и предпринимательство. Размер фирмы, ее рыночное доминирование снижают инновационный риск, стимулируя появление нововведений, в то же время предприниматели выступают пионерами в «творческом разрушении» устаревших отраслей и производств, создавая новые технологические, организационные, управленческие основы бизнеса.

Следовательно, можно сказать, что историческими основами кластерного подхода выступают, с одной стороны, маршалловский «индустриальный район» и экономика агломераций, а с другой стороны – инновации Й. Шумпетера, способствующие экономическому росту внутри региональных агломераций. Таким образом, в кластере одновременно реализуются две основные его функции: 1) снижение расходов за счет соседства связанных фирм; 2) распространение инноваций между фирмами, обеспечивая постоянный рост производительности в кластере в целом.

Большое значение для дальнейшего развития кластерной теории имели труды Франсуа Перру, который выступил с идеей «полюсов роста» в 1949 году. Ф. Перру ввел понятие абстрактного экономического пространства, в котором отрасли и фирмы действуют вследствие экономического плана, некоей силы (например, государственной или гомогенной агломерации).

Ф. Перру, вслед за Й. Шумпетером, фокусируется на инновациях и инвестициях. По его мнению, крупные, превалирующие на рынке фирмы являются полюсами роста, которые расширяют позитивный экономический эффект своей деятельности через фирмы, находящиеся в географической близости. В дальнейшем Ф. Перру дополнил концепцию «полюсов роста» фактором времени, показывая, что каждый полюс роста проходит через две стадии: 1) стадию первоначальной кластеризации; 2) стадию расширения, на которой эффект полюса роста распространяется на смежные отрасли географически, прежде всего через переток товаров, инвестиций и информации.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 


Похожие работы:

«Чегодаева Н.Д., Каргин И.Ф., Астрадамов В.И. Влияние полезащитных лесных полос на водно-физические свойства почвы и состав населения жужелиц прилегающих полей Монография Саранск Мордовское книжное издательство 2005 УДК –631.4:595:762.12 ББК – 40.3 Ч - 349 Рецензенты: кафедра агрохимии и почвоведения Аграрного института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева; доктор географических наук, профессор, зав. кафедрой экологии и природопользования Мордовского государственного...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова Д.А. Новиков, А.А. Иващенко МОДЕЛИ И МЕТОДЫ ОРГАНИЗАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМ РАЗВИТИЕМ ФИРМЫ КомКнига Москва УДК 519 ББК 22.18 Н 73 Новиков Д.А., Иващенко А.А. Модели и методы организационного управления инновационным развитием фирмы. – М.: КомКнига, 2006. – 332 с. ISBN Монография посвящена описанию математических моделей и методов организационного управления инновационным развитием фирмы. Рассматриваются общие...»

«ЦИ БАЙ-ШИ Е.В.Завадская Содержание От автора Бабочка Бредбери и цикада Ци Бай-ши Мастер, владеющий сходством и несходством Жизнь художника, рассказанная им самим Истоки и традиции Каллиграфия и печати, техника и материалы Пейзаж Цветы и птицы, травы и насекомые Портрет и жанр Эстетический феномен живописи Ци Бай-ши Заключение Человек — мера всех вещей Иллюстрации в тексте О книге ББК 85.143(3) 3—13 Эта книга—первая, на русском языке, большая монография о великом китайском художнике XX века. Она...»

«Министерство природных ресурсов и экологии Чувашской Республики Федеральное государственное учреждение Государственный природный заповедник Присурский ДОКЛАД Об охране окружающей среды Чувашской Республики в 2009 году Чебоксары 2010 УДК 502/504 ББК 20.1 Д 63 Редакционная коллегия: Краснов В.И., Юшин Е.В., Понятова Т.И., к.б.н. Димитриев А.В., Запасова М.Л., Волжанина М.В. Авторы-составители Доклада: Понятова Т.И., Запасова М.Л., к.б.н. Димитриев А.В. Авторы: Андреева И.И., к.г.-м.н. Васильев...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра политологии философского факультета Кафедра политических наук филиала КФУ в г. Набережные Челны ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ очерки Казань 2011 УДК 323(470) ББК 66.3(2Рос)6 П 50 Печатается по решению Ученого совета философского факультета Казанского (Приволжского) федерального университета Коллектив авторов профессор О.И. Зазнаев – руководитель авторского коллектива (глава 1), профессор М.Х. Фарукшин (главы 2 и 4),...»

«Федеральное агентство по образованию Филиал Сочинского государственного университета туризма и курортного дела в г.Н.Новгород Н. В. Мордовченков, С. А. Зверев Теоретические основы комплексной диагностики как метода в управлении персоналом организации Монография Нижний Новгород 2009 ББК 65.1 М 79 Мордовченков, Н.В. Теоретические основы комплексной диагностики как метод в управлении персоналом организации: монография / Н. В. Мордовченков, С. А. Зверев; филиал СГУТ и КД в г. Н. Новгород. – Н....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Я.Г. СОСЕДОВА, Б.И. ГЕРАСИМОВ, А.Ю. СИЗИКИН СТАНДАРТИЗАЦИЯ И УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ ПРОДУКЦИИ: САМООЦЕНКА Рекомендовано экспертной комиссией по экономическим наукам при Научно-техническом совете университета в качестве монографии Тамбов Издательство ФГБОУ ВПО ТГТУ 2012 1 УДК 658.562 ББК...»

«С. Г. СЕЛИВАНОВ, М. Б. ГУЗАИРОВ СИСТЕМОТЕХНИКА ИННОВАЦИОННОЙ ПОДГОТОВКИ ПРОИЗВОДСТВА В МАШИНОСТРОЕНИИ Москва Машиностроение 2012 УДК 621:658.5 ББК 34.4:65.23 С29 Рецензенты: ген. директор ОАО НИИТ, д-р техн. наук, проф. В. Л. Юрьев; техн. директор ОАО УМПО, д-р техн. наук, проф.С. П. Павлинич Селиванов С. Г., Гузаиров М. Б. С29 Системотехника инновационной подготовки производства в машиностроении. – М.: Машиностроение, 2012. – 568 с. ISBN 978-5-217-03525-0 Представлены результаты...»

«ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЗОВСКИЙ МОРСКОЙ ИНСТИТУТ МАКОГОН Ю.В., ЛЫСЫЙ А.Ф., ГАРКУША Г.Г., ГРУЗАН А.В. УКРАИНА ­ ДЕРЖАВА МОРСКАЯ Донецк Донецкий национальный университет 2010 УДК 339.165.4(477) Публикуется по решению Ученого Совета Донецкого национального университета Протокол № 8_ от_29.10.2010 Авторы: Макогон Ю.В., д.э.н., проф., зав.кафедрой Международная экономика ДонНУ, директор Донецкого филиала НИСИ. Лысый А. Ф., канд. экон. наук., проф., директор Азовского морского института...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский государственный экономический университет И. Д. Возмилов, Л. М. Капустина МАРКЕТИНГОВОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРОЕКТАМИ НА РЫНКЕ ЖИЛОЙ НЕДВИЖИМОСТИ Рекомендовано Научно-методическим советом Уральского государственного экономического университета Екатеринбург 2010 УДК 339.1 ББК 65.290-2 В 64 Рецензенты: Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой менеджмента Уральского федерального университета имени Первого президента России Б....»

«Министерство образования Российской Федерации САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Ю.Б. Колесов Объектно-ориентированное моделирование сложных динамических систем Санкт-Петербург Издательство СПбГПУ 2004 УДК 681.3 Колесов Ю.Б. Объектно-ориентированное моделирование сложных динамических систем. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2004. 240 с. В монографии рассматривается проблема создания многокомпонентных гибридных моделей с использованием связей общего вида. Такие компьютерные...»

«Ю. А. Москвичёв, В. Ш. Фельдблюм ХИМИЯ В НАШЕЙ ЖИЗНИ (продукты органического синтеза и их применение) Ярославль 2007 УДК 547 ББК 35.61 М 82 Москвичев Ю. А., Фельдблюм В. Ш. М 82 Химия в нашей жизни (продукты органического синтеза и их применение): Монография. – Ярославль: Изд-во ЯГТУ, 2007. – 411 с. ISBN 5-230-20697-7 В книге рассмотрены важнейшие продукты органического синтеза и их практическое применение. Описаны пластмассы, синтетические каучуки и резины, искусственные и синтетические...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермский государственный технический университет Л.А. Мыльников ПОДДЕРЖКА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ ПРИ УПРАВЛЕНИИ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОЕКТАМИ Монография Издательство Пермского государственного технического университета 2011 УДК 001.57; 338.2 ББК 65.23; С.8.2.3.2 М94 Рецензенты: доктор физико-математических наук, доцент, профессор кафедры экономической кибернетики ПГУ П.М....»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН Д.Б. Абрамов СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИОЗНЫЙ РАДИКАЛИЗМ В ИНДИИ Москва ИМЭМО РАН 2011 УДК 323(540) ББК 66.3(5 Инд) Абрамов 161 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Отв. ред. – д.и.н. Е.Б. Рашковский Абрамов 161 Абрамов Д.Б. Светское государство и религиозный радикализм в Индии. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. – 187 с. ISBN 978-5-9535-0313- Монография...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ В. Б. Сироткин ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ: конкурентный экономический порядок Монография Санкт Петербург 2007 УДК 399.138 ББК 65.290 2 С40 Рецензенты: кафедра экономического анализа эффективности хозяйственной деятельности Санкт Петербургского государственного университета экономики и финансов; доктор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова Ю.Ф. Лукин Российская Арктика в изменяющемся мире Монография Архангельск ИПЦ САФУ 2013 УДК 323(985) ББК 66.3.(211) Л84 Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова Рецензенты: доктор...»

«252 Editorial Board: Dr. Igor Buksha (Ukraine) Dr. Roman Corobov (Moldova) Acad. Petro Gozhik (Ukraine) Dr. Pavel Groisman (USA) Acad. Valeryi Eremeev (Ukraine) Acad. Vitalyi Ivanov (Ukraine) Prof. Gennady Korotaev (Ukraine) Dr. Yuriy Kostyuchenko (Ukraine) Prof. Vadym Lyalko (Ukraine) – Chief Editor Acad. Leonid Rudenko (Ukraine) Dr. Igor Shkolnik (Russia) Acad. Vyacheslav Shestopalov (Ukraine) Prof. Anatoly Shvidenko (Russia-Austria) Acad. Yaroslav Yatskiv (Ukraine) Изменения земных систем в...»

«КУЛЬТУРА ЖИЗНИ ОДАРЕННЫХ ДЕТЕЙ СОЗИДАНИЕ и САМОСОЗИДАНИЕ СЕРИЯ Будущее России: образование, преобразование, процветание Саратов - Санкт-Петербург 2012 1 УДК373.5.015.3:78 ББК88.8+74.268.53 Л 88 Рецензенты: О.А. Антонова, доктор педагогических наук, профессор Смольного института РАО А.А. Понукалин, доктор социологических наук, профессор Саратовского государственного университета Е.К. Маранцман, доктор педагогических наук, доцент кафедры педагогики и психологии начального образования РГПУ им. А....»

«Д. О. БАННИКОВ ВЕРТИКАЛЬНЫЕ ЖЕСТКИЕ СТАЛЬНЫЕ ЕМКОСТИ: СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ Днепропетровск 2009 УДК 624.954 ББК 38.728 Б-23 Рекомендовано к печати решением Ученого совета Днепропетровского национального университета железнодорожного транспорта имени академика В. Лазаряна (протокол № 4 от 24.11. 2008 г.). Рецензенты: Петренко В. Д., доктор технических наук, профессор (Днепропетровский национальный университет железнодорожного транспорта имени академика В. Лазаряна) Кулябко В....»

«В.Н.ЧЕРЕПИЦА ГОРОД-КРЕПОСТЬ ГРОДНО В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ГОРОД-КРЕПОСТЬ ГРОДНО В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: МЕРОПРИЯТИЯ ГРАЖДАНСКИХ И ВОЕННЫХ ВЛАСТЕЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ И ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Гродно 2005 УДК 940.3 (476) ББК 63.3 (2) 535-68 Ч 46 Рецензенты: кандидат исторических наук, профессор И.И.Ковкель; кандидат исторических наук, доцент В.А.Хилюта; декан военного факультета, полковник А.Н.Родионов. Рекомендовано советами исторического и военного факультетов ГрГУ им. Я....»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.