WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ЛЬДОКОВА Г.М. НЕГАТИВНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ СТУДЕНТОВ В СИТУАЦИЯХ С НЕОПРЕДЕЛЕННЫМ ИСХОДОМ Елабуга – 2006 УДК 15 Печатается по решению редакционно-издательского совета ББК 88.3 Л 90 ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЕЛАБУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ

ЛЬДОКОВА Г.М.

НЕГАТИВНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ СТУДЕНТОВ

В СИТУАЦИЯХ С НЕОПРЕДЕЛЕННЫМ ИСХОДОМ

Елабуга – 2006

УДК 15

Печатается по решению редакционно-издательского совета ББК 88.3 Л 90 Елабужского государственного педагогического университета.

Протокол № от Рецензенты: Аболин Л.М. - доктор психологических наук, профессор.

Шагивалеева Г.Р. - кандидат психологических наук, доцент.

Научный редактор: Панфилов А.Н. - кандидат педагогических наук, доцент.

Л 90 Льдокова Г.М.

Негативные психические состояния студентов в ситуациях с неопределенным исходом: Монография / Г.М. Льдокова. - Елабуга:

Изд-во ОАО «Алмедиа», - 2006. - с.

В работе представлены результаты психологического исследования психических состояний студентов в период экзаменационной сессии.

Монография Льдоковой Г.М. предназначена студентам, аспирантам, преподавателям и специалистам, интересующимся проблемами психических состояний.

© Льдокова Г.М.

© Издательство ОАО Алмедиа, 2006 г.

© Салихов А.А., верстка макета, 2006 г.

ВВЕДЕНИЕ

Эффективность любой человеческой деятельности, в том числе и учебной, зависит от множества различных факторов, среди которых важнейшую роль играют субъективные, то есть те, что связаны с различными характеристиками и особенностями самого субъекта деятельности. Их значение убедительно доказывается как научными исследованиями, так и реальной практикой. В последние годы, например, все чаще и чаще выясняется, что причиной многих аварий, несчастных случаев были ошибки человека.

Все субъективные факторы эффективности деятельности могут, по всей видимости, быть сведены либо к проблеме мотивации, либо к проблеме компетенции (сфера рационального знания), либо к проблеме психического состояния (сфера переживания). Сказанное в полной мере касается учебной деятельности студентов высших и средних профессиональных учебных заведений.

В учении решающую роль играют мотивация, которая может носить личностный и общественный характер, ориентация на стремление к принятию или на страх отвержения, и способности, которые также определяют успех или неудачу. Учебная деятельность всегда предполагает контроль за усвоением получаемых знаний (экзамены, зачеты, коллоквиумы, семинары и другие формы). Психические состояния студента в процессе контроля могут сильно повлиять на результат его деятельности.

Одним из структурных элементов учебного процесса является экзаменационная сессия. Экзамен является ситуацией, несущей в себе существенный элемент неопределенности, заключающийся прежде всего в неизвестности исхода. Экзаменационная сессия насыщена многообразными эмоциями, оказывающими то или иное влияние на результативность сдачи экзаменов. Иногда оптимальная степень возбуждения способствует хорошим результатам, но если возбуждение принимает форму лихорадки, то есть появляется перевозбуждение или, наоборот, апатия, то последствия оказываются отрицательными. Даже компетентные студенты в неопределенной и экстремальной ситуации экзамена при наличии состояний напряжения, страха могут не раскрыть полностью своих способностей, профессиональных знаний, умений, навыков.

Любая профессиональная деятельность, связанная с ситуациями контроля, проверки, отчета, соревнования, приводит к возникновению неравновесных психических состояний. Через эти состояния человек отражает и свое отношение к явлениям действительности. А отражение происходит большей частью в виде переживаний, основой которых являются не непосредственные внешние воздействия, а их накопленное обобщение во внутреннем мире человека.

Таким образом, проблема психических состояний в обучении имеет важное практическое значение. Понимание студентами своих психических состояний и умение регулировать их позволяет им улучшить эффективность учебной деятельности, избежать множества стрессогенных ситуаций или, по крайней мере, смягчить их воздействия и разрешить их с наименьшими потерями для себя. С другой стороны, преподаватели, обладая соответствующими психологическими знаниями и умениями, могут более эффективно руководить студентами, их учебной деятельностью.

Проблема психических состояний, впервые поставленная в отечественной психологии Н. Д. Левитовым (1955 г.), в настоящее время является активно изучаемой областью психологии. Дальнейшую разработку эта проблема получила в трудах ряда известных психологов (А. Г. Гримак, Н. Д. Данилова, Л.Г. Дикая, А. И. Еремеева, Е. Г. Ильин, Э.

И. Киршбаум, А. Г. Ковалев, А.Б.Леонова, В. Л. Марищук, А. О.

Прохоров, Ю. Е. Сосновикова и др.).

Имеющиеся исследования показывают, что психические состояния определяют в существенной мере успешность деятельности субъекта, физическое и психическое здоровье; выявляют закономерности, характеризующие состояние работающего человека, особенности психической регуляции. Созданы концептуальные схемы анализа и методические средства оценки психических состояний [34, 47, 65, 71, 79, 88, 90, 102, 116].

Тем не менее, проблема психических состояний до настоящего времени разработана недостаточно. Это выражается в меньшей изученности данного явления по сравнению с другими формами проявлений психики — процессами и свойствами; нет общепринятого мнения об определении, механизмах, классификации и методах исследования психических состояний и их регуляции.





Изучением психических состояний студентов в различные периоды учебной деятельности занимались Л. М. Аболин, И. А. Васильев, Л. В.

Винокурова, Г.Ш.Габдреева, М. М. Гарифуллина, Ю. М. Десятникова, Э.

Л. Носенко, Н.Б.Пасынкова, Н. М. Пейсахов А. О. Прохоров, В. П. Шарай и др. Хотя работы этих авторов являются значительным вкладом в разработку проблемы, в них изучены не все ее аспекты. Не рассматривались, например, в полной мере вопросы, связанные с динамикой негативных психических состояний студентов средних профессиональных учебных заведений в процессе подготовки и сдачи экзаменов.

фундаментальные положения отечественной психологии о причинной обусловленности психических явлений (принцип детерминизма), об их динамичности (принцип развития), о том, что психические свойства – и предпосылка и результат поведения личности (принцип единства сознания и деятельности), выработанные Б.Г.Ананьевым, Л. С.

Выготским, А. Н. Леонтьевым, С. Л. Рубинштейном, Б.М.Тепловым и др.

Психические состояния рассматривались с учетом их личностной обусловленности, с учетом личностных позиций его участников; а также как продукт развития и результат деятельности (А. Г. Ковалев, В.С.Мерлин, Н. Д. Левитов, П. В. Симонов, и др.).

Непосредственной теоретико-методологической основой исследования стали теоретические принципы и положения концепции психических состояний, предложенные А. О. Прохоровым.

В исследовании применялись методы эмпирического и теоретического научного познания: теоретический анализ, наблюдение, тестовые опросы, интервью и беседы.

В работе использовались следующие методики: Самооценка психических состояний по Айзенку; Самооценка тревожности Спилбергера, Измерение мотивации аффиляции (по А. Мехрабиану), Личностный опросник Айзенка (экстра-интроверсия), «Цветопись»

настроения А. Н. Лутошкина и др.

Для обработки и анализа полученных результатов применялись методы математической статистики для обработки экспериментальных данных: определение средней величины, выборочной дисперсии, определение t-критерий Стьюдента, корреляционный анализ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. ПРОБЛЕМА ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ В НАУЧНОЙ

ЛИТЕРАТУРЕ

В последние годы, особенно в последнее десятилетие, растет интерес к проблемам, относящимся к одной из форм проявления психики, — психические состояния. Исследователи, занимающиеся физиологией, неврологией, этологией, физиологической психологией, личностью и социальной психологией, клинической психологией и психиатрией, педагоги, медики, сотрудники служб социального обеспечения, служители церкви — все они непосредственно соприкасаются с вопросами психических состояний людей.

Яркие примеры психических состояний можно привести из области эмоциональной жизни. Настроения, эмоции в узком смысле слова, аффекты, влечения и страсти часто называются и эмоциональными состояниями, своеобразно окрашивающими на определенное время всю психику человека [62].

К другим психическим состояниям относятся состояния любопытства, заинтересованности, сосредоточенности, рассеянности, сомнения, озадаченности, задумчивости. Состояния эти характеризуют познавательную деятельность человека [Там же].

Если взять волевую сферу, то имеются состояния решительности и нерешительности, активности и пассивности, «борьбы мотивов» [Там же].

Понятие «состояние» является междисциплинарным. В самом общем виде – это характеристика любой системы, отражающей ее положение относительно координатных объектов среды (физика и химия – агрегатные состояния вещества, состояния элементарных частиц и др.;

биология и цитология – состояния органические, состояния клетки, например, стадии митоза и др.). Состояние может быть внутренне и внешне наблюдаемым. У человека состояние выступает также регулятивной функцией адаптации к окружающей ситуации и среде.

В соответствии с трактовкой «Словаря русского языка» С. И. Ожегова слова «состояния» его смысл рассматривается как положение, в котором находится кто-либо или что-либо, звание, социальное или имущественное положение; физическое или душевное положение; возможность или невозможность что-либо сделать [103, С. 364].

Термин «состояние» применяется в разных областях науки и жизни, причем в различных значениях. Н. Д. Левитов выделяет четыре основных значения этого термина [62]:

1. Состояние как временное положение, в котором кто-нибудь или что-нибудь находится. Так, в общественных науках говорится о состоянии государства или народа, в частности, о состоянии экономики, финансов, состоянии культуры и просвещения и т.п.

В истории даются характеристики состояния государства или народа на определенном этапе его развития, особенно в исторически важные моменты. Например, нельзя понять причин возникновения французской революции 1789 года, не зная, в каком состоянии в это время находилась Франция. Возникновение революции в данную эпоху в значительной мере объясняется положением французского народа в это время, состоянием классовых отношений.

«Состояние» - термин, применимый и к вещам. В физике различаются три состояния тел: твердое, жидкое, газообразное.

В целом, в физике и в других естественных науках «состояние»

является универсальным понятием и понимается как некая система.

Состояние же системы — это физическая характеристика системы, определяемая значениями характерных для системы физических величин (объем, температура, давление и другие).

Состояние как общая «сводная» характеристика явления или этапа его развития широко применяется в медицине. Под состоянием в медицине понимается равновесие работы всех систем, органов и тканей.

На основании изучения состояния организма в целом и отдельных его систем судят о том, здоров человек или болен, и ставят диагноз.

В психологической науке психическое состояние определяется как понятие, используемое для условного выделения в психике индивида относительно статического момента, в отличие от понятия «психический процесс», подчеркивающего динамические моменты психики, и понятия «психическое свойство», указывающего на устойчивость проявлений психики индивида, их закрепленность и повторяемость в структуре его личности. Одно и то же проявление психики может быть рассмотрено в различных отношениях.

2. Состояние как звание, ценз. Так, употребляются выражения:

«гражданское состояние», «он состоит в кадровых войсках?» и т.п.

3. Состояние — имущество. Говорят о более или менее состоятельных людях: «он прожил все свое состояние», «несостоятельный», т.е. не имеющий возможности расплатиться, должник.

4. Состояние — готовность к действию. Например: «Человек болен.

Он не в состоянии выйти на работу», «Бригада в таком воодушевлении, что в состоянии делать чудеса».

Близок к термину «состояние» термин «статус», но он имеет более узкое употребление, главным образом в юридических и медицинских науках.

Все четыре значения термина «состояние» в какой-то мере применимы в психологии, но несомненно, что только первое значение адекватно для обозначения психического состояния как временной характеристики психической деятельности. Психическое состояние обычно подвергается оценке, и в этом смысле оно является «званием или цензом». Психическое состояние — имущество, капитал в том смысле, что, обладая хорошим психическим состоянием, человек имеет важное условие для успешной деятельности. Здесь выступает также четвертое значение термина как готовности к действию.

Но было бы неразумно переносить в область психологии без критического рассмотрения термин «состояние» в том смысле, в каком он применяется в других науках. Аналогии полезны для иллюстрирования разных оттенков понимания термина «состояние», но один и тот же термин имеет разное значение в зависимости от сферы своего применения. Состояние как психологическая категория в своем существе своеобразна, как своеобразен весь психический мир.

Аристотель в своем трактате «О душе» впервые для обозначения психического состояния как особой категории воспользовался отдельным термином - «».

В самом начале трактата Аристотель говорит о психических состояниях так неясно, что комментаторы это место истолковывают поразному. Вопрос Аристотелем ставится об обозрении и познании природы и сущности души, а затем всего того, что в ней происходит. «Из всего этого одну часть, как известно, составляют особые состояния, свойственные душе, другие же [свойства] присущи, благодаря душе, также живым существам» [5, С. 13]. Далее Аристотель ставит перед собой вопрос: присущи ли психические состояния только душе или также ее «носителю», т.е. телу? Этот вопрос решается достаточно определенно:

«Состояния души некоторым образом неотделимы от природной материи живых существ и при этом неотделимы в том именно смысле, в каком [можно считать неотделимым] смелость и страх, а не в том смысле, [в каком можно говорить о неотделимости от материи] точки или поверхности» [Там же, С. 28].

Критикуя взгляд на структуру души как на гармонию, Аристотель различает понятия: «психическое состояние» и «психическая деятельность».

Очень важен тезис Аристотеля о неразрывной связи психических состояний с переживающим их человеком: «Размышлять, любить или ненавидеть — все это нельзя [называть] состоянием мыслящей способности, но того [существа], которое обладает этой [способностью], поскольку это существо ее имеет» [5, С.33].

Неоднократно Аристотель выделял страдательные состояния души «». Например, ощущение он понимал как страдательное движение.

Мы не ставим перед собой цели проследить эволюцию понятия «психическое состояние» на протяжении всей истории психологии. Для нас важно только проиллюстрировать то положение, что этот термин имел в его эпизодическом применении свой специфический смысл.

Психологические воззрения средневекового периода характеризуются эмпирико-натуралистическими взглядами на природу психических состояний. Например, ученые того времени считали, что изменение «материи», сжатие или расширение, приводит к соответствующим состояниям возбуждения или расслабления, последние находят свое отражение в состоянии души человека. В более поздний период психические состояния начинают уже рассматриваться как психические явления, которые имеют внешние выражения в виде мимики, жестов и поведения, а также связаны с работой внутренних органов (Р. Декарт), методом изучения которых может быть объективный метод [Цит. по кн.

93].

Дальнейшее развитие понятия «состояние» связано с развитием физики (Ньютон), механики (Лейбниц, Лаплас и др.). Состояние выступает уже как момент проявления существования объектов, которые можно качественно описать. В немецкой классической философии основное внимание уделяется диалектически противоречивой природе понятия «состояние». Наиболее существенно этот вопрос рассматривается у И. Канта и Г. Гегеля [24, 45].

И. Кант под состоянием понимает конкретные формы проявления бытия субстанции (и объектов): покой и изменение, равновесие и движение и т.д. Поскольку по Канту «изменение есть способ существования, следующий за другим способом существования того же самого предмета, поскольку то, что изменяется, сохраняется и сменяются только его состояния» [45, С. 37]. Следовательно, Кант противопоставляет состояние, как непрерывно изменяющееся, тому, что в предмете относительно устойчиво. Этим относительно устойчивым является субстанция. Всякое изменение, как отмечает Кант, есть возникновение нового состояния.

Рассматривая вопрос смены состояний, Кант пишет: «Всякий переход из одного состояния в другое совершается во времени, заключенном между двумя мгновениями, причем первое из этих мгновений определяет состояние, из которого выходит вещь, а второе — состояние, к которому оно приходит. Следовательно, оба мгновения суть границы времени того или иного изменения, то есть границы промежуточного состояния между двумя состояниями, и как таковые они относятся ко всякому изменению»

[Там же, С.52]. Смена состояний непрерывна: ни время, ни явления во времени не состоят из частей, которые были бы наименьшими, и тем не менее в процессе изменения состояния вещь проходит через все эти части как элементы к своему второму состоянию, следовательно, новое состояние вырастает из первого состояния, в котором его не было, проходя через бесконечный ряд ступеней [Там же]. Источник изменения состояний И. Кант видит в изначальном противоречии материи.

Более полно диалектика понятия «состояние» раскрывается у Г.

Гегеля. Гегель определяет понятие «состояние» как форму проявления бытия изменяющегося субстрата — мирового духа, т.е. так же, как и категории качества, количества и меры [24]. Гегель связывает понятие «состояние» с категорией «мера», представляя его как снятую меру.

Рассматривая категории «качество» и «количество» в их связи и определяя количество как «снятое» качество, Гегель делает вывод, что благодаря двойному переходу — сначала качества в количество, а затем количества в качество, — возникает качественное количество — мера. Он выдвигает понятие «узловой линии мер», отражающее развитие, в котором постепенность прерывается скачками. «Узловая линия мер» у Гегеля в определенном отношении — переход из одного состояния в другое. «Тем самым, — делает он вывод, — меры и положенные с ними самостоятельности низводятся до состояний» [24, С. 15].

Нельзя вычеркнуть из истории и стремления классиков марксизма к осмыслению и диалектико-материалистической интерпретации «состояния». Исходное положение концепции данного понятия — признание изменчивости мира: «... мир состоит не из готовых, законченных предметов, а представляет собой совокупность процессов, в которых предметы, кажущиеся неизменными, равно как и делаемые головой мысленные их снимки, понятия, находятся в беспрерывном изменении...», — писали К. Маркс и Ф. Энгельс [70, С. 302]. Изменения объекта могут происходить как в пределах количественных накоплений до определенной меры, так и в пределах различных качеств и свойств объекта, когда он приобретает новую индивидуальность. В понятии, по их мнению, должна быть зафиксирована та или иная форма проявления бытия объекта, имеющая конкретный характер. Таким понятием, разрешающим противоречивость движения, изменения, является понятие «состояние». Состоянием движущейся материи Ленин называет качественную определенность, в которой находится та или иная часть материи в данный момент времени [64, С. 276].

В XIX в. Джемс, вслед за Лэддом, определяет психологию как науку о состоянии сознания, выделяя при этом четыре существенные стороны:

личностный характер, изменчивость, непрерывность и избирательность.

Подчеркивая личностный или целостный характер психических процессов, Джемс заменяет термин «процесс» термином «состояние».

В заключительной главе своей «Психологии» Джемс категорически утверждает: «Мы все время принимаем душевное состояние человека во всей его целостности за элементарный психический факт» [37, С. 403].

Это — важное положение Джемса, боровшегося как с психическим атомизмом, так и еще в большей мере с учением о субстанциональности личности или «я». Следует отметить, что четкого различения между частными состояниями сознания (по Джемсу, процессами сознания) и более целостными состояниями этот исследователь не делает.

Рациональным зерном в высказываниях Джемса о состояниях сознания следует считать тенденцию всякий психический процесс рассматривать на фоне общего состояния психики.

Нередко термином «состояние сознания» пользуется в своих работах Рибо. Например, говоря о воле, он в каждом ее акте, кроме психофизиологического механизма, усматривает «состояние сознания — я хочу», которое показывает перемену, но очень на эту перемену не влияет [Цит. по кн. 62, С. 9]. Анализируя волю и разные формы ее ослабления, Рибо приходит к различению трех состояний ослабления воли: при недостатке возбуждения, при избытке импульса и при ослаблении произвольного внимания. Всякого рода эксцентризма в воле, то, что Рибо называет «царством причуд» и «уничтожением воли», он рассматривает как особые состояния сознания.

Более подробно остановимся на некоторых высказываниях отечественных психологов о психических состояниях.

К. Д. Ушинский в книге «Человек как предмет воспитания»

[121]отличает от чувствований чувственные состояния души, под которыми понимает чувствования, сочетаемые с отдельными представлениями или со сложными комплексами представлений.

Смешанные чувственные состояния возникают в тех случаях, когда в одном сочетании представлений открывается множество чувствований, например, по отношению к одному и тому же человеку. Специальная глава посвящена К.Д. Ушинским переходу чувствований в чувственные состояния души (термин «чувственный» у К. Д. Ушинского равнозначен термину «эмоциональный»).

Напряженность чувственного душевного состояния находится в зависимости от большей или меньшей напряженности чувствований, которыми проникнуто то или другое сочетание представлений, а обширность чувственного состояния и его продолжительность и постоянство стоят в зависимости от обширности самих сочетаний представлений, проникнутых теми или другими чувствованиями [121].

Чувственное состояние при повторении ослабляется, если оно связано с одними и теми же представлениями, и усиливается, если оно сочетается с разными представлениями об одном и том же предмете.

Ушинский К. Д. дал оригинальное описание душевного состояния во время трудовой деятельности. Кроме того, он говорил о психическом состоянии в связи с недостатками в области характера и воли. Ушинский К. Д. не пользовался систематически термином «психическое состояние»

и не установил отчетливой границы между психическими состояниями и психическими процессами. Но у него наметилось правильное понимание психического состояния как сложного психического образования, захватывающего на определенное время разные процессы душевной жизни.

Н. Н. Ланге в своих «Психологических исследованиях» пользовался термином «состояние» довольно широко. Oн называет состояниями эмоции, влечения, аффекты и волевые акты, «те психические явления, в которых элементы обусловлены физиологическим возбуждением не высших органов чувств, а внутренних органов тела, как-то: мускулов, сочленений, сухожилий, кровеносных сосудов органов внутренних полостей» [Цит. по кн. 62, С. 11]. Но далее он расширяет область психических состояний, когда говорит, что с помощью внушения можно «вводить в сознание загипнотизированного субъекта любые психические состояния, другие из него удалять» [Там же, С.12]. Гипноз Н. Н. Ланге определял как психическое состояние, противоположное нормальному состоянию.

Оригинальным является введение понятия «состояние» при анализе перцепции, которая у него фактически совпадает с ощущением. «Процесс перцепции, — говорит Н. Н. Ланге, — в широком смысле слова состоит в быстрой смене все более и более частных дифференцированных психических состояний» [Цит. по кн. 62, С. 13]. Первый этап в перцепции — состояние, когда еще неясно, какого рода ощущения; за ним следует состояние, когда известно, какого рода раздражение, но лишь в общей форме; третий этап — психическое состояние, когда предмет перцепции узнается в его частных свойствах.

А. Ф. Лазурский не выделял психическое состояние в качестве особой психологической категории, но эпизодически употреблял этот термин для временной и целостной характеристики психики. Так, он, цитируя Джемса, вместе с ним называет рассеянность психическим состоянием;

кроме того, он говорит о психическом состоянии сосредоточения внимания. При анализе чувств Лазурский А. Ф., описывая их как психические состояния, редко пользуется этим термином. Он говорит о состоянии апатии или спокойного равнодушия, в которое впадает человек, не отличающийся «обилием чувствований», после прекращения данной эмоции. Упоминается также состояние сильнейшего возбуждения чувств, находясь в котором, некоторые люди умеют сохранять наблюдательность и объективность в своих суждениях, некоторые патологические состояния чувств — состояния экстаза, навязчивые состояния, причем не только у душевнобольных, но и у нормальных людей.

Лазурский А. Ф. не пользовался термином «состояние», говоря об утомлении, о решительности или нерешительности, и во многих других случаях, когда этот термин напрашивался. Вместе с тем, А. Ф. Лазурский, описывая проявления наклонностей и особенно то, что он называл «связями и отношениями», часто давал характеристики именно психических состояний, а не отдельных психических процессов.

Лазурский А. Ф. в книге «Очерк учения о характерах» упоминает о такого рода психических явлениях, которые не являются чертами характера.

Лазурский А. Ф., интерпретируя случаи временного изменения характера, использует терминологию нетипичных для человека временных состояний [Цит. по кн. 99, С. 12].

Приверженность к схематизму в понимании характера помешала Лазурскому разделять постоянно меняющиеся вместе с переменой окружающих условий психические состояния человека, как и внешние формы его поведения, на характерологически показательные и непоказательные.

В отечественной психологии термин «состояние» в отношении психики до последнего времени применялся лишь эпизодически и без каких-либо попыток раскрыть его значение.

Очень многое для понимания сущности и физиологических механизмов психических состояний было сделано в работах И.М.

Сеченова и И.П. Павлова. Так, принцип обратной связи, определяющий регуляцию психических состояний, выдвинутый И. М. Сеченовым, лег в основу дальнейшего изучения психических состояний. В исследованиях И. П. Павлова часто подчеркивается значение психических состояний человека, особенно при разборе различных клинических случаев нервных и психических заболеваний. Надо сказать, что он вообще считал психологию наукой о психических состояниях (субъективных состояниях) и подчеркивал необходимость их изучения. Так, он говорил: «Благодаря психологии я могу себе представить сложность данного субъективного состояния..., когда мы прикладываем наши условные рефлексы к нервным, а затем к душевным болезням, то все-таки мы должны начинать, особенно в душевных болезнях, с эмпирических форм, т.е. посмотреть, войти в субъективное состояние другого...» [83, С. 416]. Следует отметить, что И.П.Павлов понимал психологию именно как науку о субъективных состояниях, в одной из своих статей, резко критикуя психологию за метод, он говорил: «Мне представляется безнадежной со строго научной точки зрения позиция психологии как науки о наших субъективных состояниях. Конечно, эти состояния есть для нас первостепенная действительность, они направляют нашу ежедневную жизнь, они обусловливают прогресс человеческого общежития. Но одно дело – жить по субъективным состояниям и другое – научно анализировать их механизм. Чем больше мы работаем в области условных рефлексов, тем более проникаемся убеждением, как разложение субъективного мира на элементы и их группировка психологом глубоко и радикально отличаются от анализа и классификаций нервных явлений пространственно мыслящим физиологом» [Цит. по кн. 62, С. 18].

Обратим внимание на те черты, которыми И. И. Павлов характеризует субъективные состояния. Они реальны («первостепенная действительность»), действенны («направляют нашу ежедневную жизнь») и плодотворны («обусловливают прогресс человеческого общества») [Там же, С. 19]. И.П.Павлов не исключал эти субъективные состояния из сферы научного изучения.

Конечно, И. П. Павлов, называя психологию наукой о психических состояниях, не сводил всю психическую деятельность к состояниям. Это видно из того, что он часто говорил о психических процессах:

ощущениях, памяти, внимании и пр., а также об индивидуальных и типических свойствах личности. (Нам важно было подчеркнуть, что категория психических состояний у Павлова занимала видное место).

Как отдельное направление необходимо выделить работы В. М.

Бехтерева и его учеников, в которых даны генезис и описание психических состояний и, в особенности, состояний эмоциональных, протекающих на фоне общего психического напряжения [11].

С. Л. Рубинштейн в своей книге «Основы общей психологии» словно преднамеренно избегает этого термина, резко различая психические процессы и свойства личности, и, как видно, без достаточных оснований считает, что переживания и действия человека всегда выражают его личность. Лишь в главе об эмоциях С. Л. Рубинштейн употребляет слово «состояние», не придавая значения этому термину. Так, аффекты он называет и процессами, и состояниями [111].

Впервые вопрос о психических состояниях как общепсихологической категории, требующей систематического изучения, был поставлен Н.Д.Левитовым [62]. Им были подведены итоги изучения психических состояний к данному периоду времени, рассмотрены механизмы и особенности проявления психических состояний, намечены общие задачи изучения, которые состояли в выделении психических состояний в особую категорию и установлении связи психических состояний с другими психологическими категориями.

В определении Н. Д. Левитова психические состояния рассматриваются как самостоятельная «целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности» [Там же, С. 20]. Достоинством данного определения является то, что оно подчеркивает, что всякое психическое состояние есть синдром, т.е. нечто целостное, что оно на некоторое время характеризует своеобразие психической деятельности, связано с психическими процессами, но, в отличие от последних, более целостно, наконец, оно также связано и с психическими свойствами личности.

В то же время, на наш взгляд, в определении Н. Д. Левитова не представлены два очень существенных категориальных положения. К ним относятся понимание сути психического состояния как единства переживания субъекта и его поведения (внешней деятельности в широком смысле этого слова) и ситуации как основной причины, вызывающей психическое состояние. Второе положение связано с детерминацией психических состояний. У Н.Д.Левитова мы можем встретить слова о том, что состояния прежде всего обусловлены внешними воздействиями, внешней обстановкой, предшествующими состояниями и др.

Интерес представляет определение понятия «психическое состояние», данное Ю. Е. Сосновиковой: «Психическое состояние человека — это относительно устойчивая структурная организация всех компонентов психики, выполняющая функцию активного взаимодействия человека как обладателя этой психики, с внешней средой, представленной в данный момент конкретной ситуацией» [116, С. 20].

Это определение включает представление о структуре, функции, временных и пространственных — наиболее общих и существенных параметрах психических состояний. В состав ситуации она (автор) включает не только социальные воздействия, но и природнобиологические причины. О необходимости учета ситуации в возникновении психических состояний пишет и Е. П. Ильин [44].

Несколько иное определение понятия «психическое состояние» дает В.Н.Мясищев. «Под состоянием, — пишет он, — мы понимаем общий функциональный уровень, на фоне которого развивается процесс» [75, С.

21]. То, что психическое состояние — фон, на котором происходят психические процессы, не вызывает сомнений, но определение психического состояния как функционального уровня несколько обедняет его по сути. Вызывает сомнение то, что В. Н. Мясищев ставит в один ряд с состояниями и отношения в какой-то мере их противопоставляя. Под отношениями В. Н. Мясищев понимает целостную «систему индивидуальных избирательных связей личности с различными сторонами объективной действительности» [Там же, С. 22]. Характерно, что В.Н. Мясищев, устанавливая связи отношений с процессами и свойствами личности, посвятив рассмотрению этих связей специальные параграфы, не сделал попытки установить взаимосвязь между отношениями и состояниями. Вместе с тем, следует отметить, что В.Н.

Мясищев счел нужным выделить психическое состояние как особую психологическую категорию и указал на важность изучения психических состояний для понимания психики как в норме, так и в патологии.

Необходимо специально оттенить специфику понятия «переживание», которое является одним из ключевых в нашем понимании состояния.

Некоторые исследователи связывают данное понятие только с аффективной сферой личности. Но это слишком узкое толкование.

Понятие «переживание» шире «эмоций чувств», т.к. переживание проявляется не только в аффективной форме, но и в форме потребностей, волевого усилия, а следовательно, и произвольного внимания и произвольной памяти. Акт любопытства, как и догадка, также переживается. Таких позиций, например, придерживается К.К.Платонов [87].

Согласно В. Н. Мясищеву, действия и переживания человека определяются не непосредственными внешними воздействиями, а их накопленным обобщением во внутреннем мире, которое представляет систему отношений человека, определяющих опосредованный характер его реакций на воздействия окружающего мира и его внешне инициативное и самостоятельное поведение. Другими словами, переживание – есть накопленное обобщение во внутреннем мире субъекта, своими основаниями оно связано с системой отношений человека.

Л. С. Выготский, размышляя над переживанием, пишет: «Во всяком переживании различают акт и содержание переживания: первый – есть деятельность, связанная с возникновением данного переживания, второе – содержание, состав, то, что переживается» [19, С. 128].

С. Л. Рубинштейн писал: «Переживание человека – это субъективная сторона его реальной жизни…» [111, С. 76]. Понятие «переживание»

выражает собой специфический аспект сознания, он всегда наличен в каждом реальном, конкретном психическом явлении; он всегда во взаимопроникновении и единстве – со знанием [Там же].

Близких позиций придерживается Ф. Е. Василюк. Он пишет:

«Переживание в предельно абстрактном понимании – это борьба против невозможности жить, это в каком-то смысле борьба против смерти «внутри жизни» [16, С. 78]. В целом, процесс преодоления критических ситуаций он назвал переживанием, рассматривая его как внутреннюю интеллектуально-волевую работу по восстановлению душевного равновесия, утраченной осмысленности существования в критической ситуации.

В исследованиях системы «человек и автомат» среди факторов производительности труда психологи выделяют и субъективные состояния работника [13, 34, 35, 47, 69, 102].

В психологии спорта вопросы о психических состояниях спортсменов тоже заняли свое достойное место [20, 105, 107, 117]. Среди этих вопросов особое внимание было уделено психологии предстартового и стартового состояния спортсмена. Таковы работы О. А. Черниковой «Стартовая лихорадка», А.Б.Лехтмана «Анализ стартового состояния», А.

Ц. Пуни «К психологической характеристике предстартового состояния», В. В. Васильевой «О предстартовом состоянии» и др. [107].

Значительный вклад в исследование эмоциональных переживаний внес Кэрролл Е. Изард [43], который является одним из ведущих ученых в области науки о человеческих эмоциях и способах управления ими. Он исследует человеческие эмоции во всех их аспектах, объясняя, каким образом эмоции образуют существенную часть человеческого сознания, познания и действия. Он подвергает анализу важнейшие теории и ключевые эмпирические исследования для того, чтобы приблизиться к общему пониманию и согласию в отношении человеческих эмоций.

Хотя проблема психических состояний начинает активно занимать психологов, она еще не получила широкого признания в науке.

Как видим, проблема психических состояний волнует умы человечества с древнейших времен и до наших дней. Каждый из исследователей, являясь пытливым умом той или иной эпохи, приверженцем той или иной психологической школы, психологического направления, рассматривает психическое состояние в определенном аспекте.

Исходя из данных о наличии теоретических и практических разработок по проблеме «состояний», мы считаем, что наиболее плодотворными являются идеи и концептуальные положения, предложенные А. О. Прохоровым. В своих работах [88 — 102] он сумел достаточно точно синтегрировать наиболее существенные факты, уже имеющиеся в психологии состояний, со своими теоретическими разработками и практическими исследованиями по данной проблеме. На наш взгляд, и в своем определении он сумел системносинергетически выразить содержание и назначение психического состояния:

«Психическое состояние — это отражение личностью ситуации в виде устойчивого целостного синдрома в динамике психической деятельности, выражающегося в единстве поведения и переживания в некотором континууме времени» [99, С. 5].

Эмпирические и теоретические исследования, проведенные А.О.Прохоровым в русле данной проблемы, демонстрируют широкое многообразие причин, вызывающих психические состояния. Понятием, наиболее емко отражающим многообразие обстоятельств, внешних и внутренних причин, является понятие «ситуация». Именно в контексте взаимодействия личности с ситуациями жизнедеятельности необходимо искать причину возникновения психических состояний; все особенности такого взаимодействия описываются в рамках наиболее интегральных понятий: «ситуация» и «деятельность», «личность» и «психические свойства личности», «системообразующий фактор» и «личностный смысл», между которыми имеются определенные зависимости, соотношения и взаимоотношения. А.О.Прохорову удалось точно, на наш взгляд, определить также структуру и функции психических состояний и, что очень важно, разработать модели функциональных структур психических состояний [93]. Поэтому сейчас и в дальнейшем мы будем придерживаться схемы и определения «состояний», данных А.О.

Прохоровым.

Безусловно верным является утверждение о том, что психические состояния тесно связаны с индивидуальными особенностями личности.

Доказательству этой проблемы были посвящены исследования Ю. В.

Бутова, Б. А. Вяткина, Л. Г. Дикой, А. Г. Ковалева, Н. Д.Левитова, А. В.

Махнач, А.О.Прохорова, А. Ц. Пуни, Ю. Е. Сосновиковой, и др.

Суммировав данные этих исследований, приходим к общему заключению о том, что психические состояния и индивидуальные особенности дают индивидуальную и синтетическую характеристику психической деятельности, а не просто характеристику её отдельных элементов, функций или сторон. Эта связь психических состояний с индивидуальными особенностями личности находит свое отражение в том, что терминология, примененная к психическим состояниям, в значительной мере взята из области характерологии. Например, мы говорим о решительности или нерешительности, об активности или пассивности, о бодрости или подавленности и как о временных состояниях и как об устойчивых чертах личности.

В то же время надо отметить, что соответствие между психическим состоянием и чертой личности отнюдь не является правилом. Например, наряду с «безудержностью» как устойчивым свойством холерического типа существует и «безудержность» как состояние, которое в определенных условиях может иметь место у каждого человека и не соответствовать характерным особенностям поведения. Всякое психическое состояние является как переживанием, так и деятельностью, имеющей некоторое внешнее выражение. Следуя принятому в психологии принципу единства психики и деятельности, можно правильно описать и объяснить психическое состояние. При характеристике переживания нельзя ограничиться лишь показаниями внешне выраженного поведения, т.к. одно и то же поведение может быть связано с разными переживаниями и тем самым свидетельствовать о разных психических состояниях.

1.2. ТИПЫ ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ И ИХ ПАРАМЕТРЫ

В психологической литературе [13, 44, 48, 62, 84, 87, 91, 93, 111, 116] выделяют множество самых разнообразных психических состояний. Но проблема классификации или типологии психических состояний представляет собой большую трудность, т. к. принципы классификации психических состояний могут быть чрезвычайно многообразны.

Психические состояния человека могут быть классифицированы: по возрастному принципу; по характеризующей их ведущей деятельности;

по видам труда; по принципу значимости и наибольшей выраженности в них существенных личностных свойств человека и др.

Универсальной классификации психических состояний пока не существует. Проведем анализ классификаций, наиболее значимых для нашего исследования.

Э. И. Киршбаум и А. И. Еремеева предлагают следующую типологию психических состояний [48].

Все уровни активности ретикулярной формации можно представить как некий континуум активности, где один полюс представлен минимальной активностью, приближающейся к нулю, а второй полюс — это активность в её максимальном значении. Этой последовательности активации ретикулярной формации соответствует на уровни поведения континуум от почти полного отсутствия жизнедеятельности (коматозное состояние) до поведения, характеризующегося максимальным и беспорядочным возбуждением (аффективное состояние). Соответственно мы имеем дело и с разными психическими состояниями. С изменением уровня активации ретикулярной формации изменяются и психические состояния, точнее сказать, происходит переход от одного психического состояния к другому.

С нейрофизиологической точки зрения различия между психическими состояниями сводятся лишь к различиям в уровне функционирования ретикулярной формации. Согласно данной точке зрения эмоционально окрашенное состояние отличается от эмоционально-индифферентного только большей интенсивностью работы ретикулярной формации.

Но можно ли выводить континуум психических состояний, т.е.

составлять типологию неких психических явлений, основываясь на не психологическом по своей сути критерии? Действительно, уровень активации некой нейрофизиологической системы, в нашем случае, ретикулярной формации, не является собственно психологическим критерием психологической классификации психических состояний.

Однако, он позволяет включить в общую систему психических состояний, кроме традиционно упоминаемых, и другие состояния: кому, сон, внимание. Это включение расширяет и структурирует, упорядочивает наше психологическое знание о психических состояниях. Раскрыть же психическое многомерное и многоуровневое по своей сути явление, исходя только из его собственно психического содержания, невозможно.

Наряду с психическими состояниями отдельного человека существуют и «массовидные» состояния, т. е. психические состояния определенных общностей людей (микро- и макрогрупп, народов, обществ). В социологической и социально-психологической литературе специально рассматриваются два вида таких состояний — общественное мнение и общественное настроение.

Ю. Д. Парыгин в своих работах [84] рассмотрел природу и структуру общественного настроения, его место и роль в социальной жизни, динамику и формирование. Настроения занимают большое место в психических состояниях, но было бы неверно все психические состояния рассматривать как настроения. Некоторые состояния, как, например, рассеянности или утомления, не характерны своей эмоциональностью, а некоторые состояния имеют такую эмоциональность, которую только с большой натяжкой можно подвести под категорию настроения (энтузиазм, пафос).

Психические состояния человеческих общностей характеризуются целым рядом признаков, не свойственных вообще или свойственных в меньшей степени состояниям индивида: массовидность; ярко выраженный социальный характер; большая политическая значимость в жизни общества; «заразительность», т. е. способность к быстрой иррадиации (распространению); «эффект группы», т. е. увеличение силы и значения состояний людской общности; информативность; тенденция к закреплению.

Н. Д. Левитов классифицирует психические состояния [62] на группы в зависимости от того, какие психические функции преобладают:

гностические (познавательные), эмоциональные и волевые. Когда преобладают познавательные процессы, мы имеем дело с гностическими психическими состояниями. Это — любознательность, удивление, недоумение, сомнение, озадаченность, мечтательность. Когда состояние определяется доминированием эмоциональных процессов, то можно говорить о нахождении в эмоциональных психических состояниях. Это и радость, и огорчение, и грусть, и возмущение, и страх, и угнетенность, и эйфория, и аффект и т.д. При преобладании волевых процессов имеют место волевые психические состояния. Это — активность, решительность, сдержанность, произвольное внимание и т.д.

Интерес представляет классификация психических состояний, предложенная Ю. Е. Сосновиковой [116]. В этой обобщенной системе представлены основные положения типологии и классификации психических состояний Н. Д. Левитова, А. Н. Леонтьева, А. В. Петровского.

Рассмотрим эти положения.

Любое свойство времени может стать принципом классификации психических состояний [44, 62, 69, 87]. Например, по принципам периодичности и цикличности можно выделить закономерно повторяющиеся «цикличные» состояния психической бодрости, интеллектуальной работоспособности по утрам и состояния психического утомления к ночи, аналогичные преобладающие психические состояния в начале и конце учебного года у учащихся и учителей и т.д.

Однако, основной характеристикой времени считают его длительность и продолжительность. Ограничимся одним из этих главных свойств, характеризующим в первую очередь, временную структуру психических состояний. Указание продолжительности состояния в принятых понятиях и единицах измерения времени (в минутах, числах, днях, неделях и т.д.) — существенная характеристика психических состояний в целом и каждого из них в отдельности.

В зависимости от продолжительности условно выделяются три группы психических состояний: 1) продолжительные состояния, малопродолжительные, длящиеся месяц, неделю, дни; 3) кратковременные — часы, минуты, секунды.

Другой важный принцип классификации — пространственная характеристика психических состояний в применении к индивидуальным состояниям человека [116].

Речь идет об «общих», генерализованных, проявившихся в активности большинства или в активности всех психических компонентов, и «локальных», частичных, имеющих максимально ограниченное количество доминирующих компонентов, психических состояниях.

Психическое состояние ситуативно. «Ситуативность» означает взаимозависимость, единство состояния и конкретных пространственных условий его проявления. Психическое состояние связано с местоположением человека во внешней природно-биологической и социальной среде. Поэтому можно указать на возможность различения психических состояний в зависимости от местонахождения человека в определенном пространстве [22, 44, 92, 116].

Время и пространство, в которых существует человек, порождают неопределенность значения конкретных объектов и событий, а также неопределенность исхода различных ситуаций. Поэтому многие психические состояния являются следствием — переживанием неопределенности. Это можно отнести, например, к таким состояниям, как тревожность, уверенность и др.

Наиболее изученным в применении к психическим состояниями человека оказывается структурный принцип. Структуру психического состояния характеризует его общая напряженность, общий функциональный уровень, общий тонус, соотношение и взаимодействие доминирующих и заторможенных психических компонентов или их систем, определенная их организация в данной структуре.

Взаимоотношения между общим тонусом и организацией компонентов могут быть различны. Одна и та же структура может существовать как при высоком, так и при низком тонусе. И, наоборот, один и тот же уровень напряженности может характеризовать самые различные состояния. Идущее от И. П. Павлова [83] понятие о тонусе, как общем функциональном уровне, на фоне которого развивается процесс, положено в основу определения психических состояний В. Н.

Мясищевым [75]. По принципу напряженности следует выделить группы состояний с высокой, низкой и обычной для индивида или для состояний данного вида деятельности, напряженностью. Можно, конечно, указать и предельные степени, как высокой, так и низкой общей напряженности.

В зависимости от преобладания определенного сочетания или одного из компонентов психики можно выделить следующие большие группы психических состояний [116].

1. Группа состояний, в которых наиболее ярко выражены личностные особенности: направленность, характер, темперамент, способности.

2. Группа эмоциональных состояний, мы думаем, не ограничивается лишь такими их видами, как настроение, аффекты, страсти.

Эмоциональные состояния очень разнообразны. А. Н. Леонтьев [66] говорит о том, что они имеют разные уровни, классы и могут находиться между собой в сложных отношениях.

Сохраняющееся устойчивое чувство может включать противоположное ему эмоциональное состояние, а эмоциональное состояние может вызвать различное, в том числе и противоположное, эмоциональное отношение к себе.

Однако, во всех случаях сложной структуры эмоционального состояния, оно определяется доминирующими в этой структуре эмоциональными компонентами.

3. Группа волевых состояний определяется преобладанием волевых компонентов. Это состояние готовности к действию, к спортивному соревнованию, к выполнению определенной задачи и выполнению определенного вида труда. Это состояние волевого усилия и преодоления внешних и внутренних трудностей на пути к цели. Функция волевых состояний совпадает с функциями воли и волевых качеств, но ограничивается временными и, возможно, нечастыми проявлениями.

Состояние, характеризующееся длительным подавлением одного мотива другим, может квалифицироваться как волевое.

4. Для большой группы интеллектуальных состояний характерно доминирование интеллектуальных функций и свойств. Внутри этой группы следует еще выделить группу состояний в зависимости от наиболее активной деятельности и высокой напряженности той или иной интеллектуальной функции или их комплекса.

5. Следует выделить большую группу состояний, в которых доминирующими оказываются процессы восприятия и ощущений. В этом смысле можно говорить о состояниях «живого созерцания», которые более свойственны детям, но отнюдь не исключаются у взрослого. Весь процесс обучения, как известно, осуществляется не только под влиянием интеллектуального воздействия, но и с помощью непосредственного влияния на органы чувств.

В эту группу входят состояния людей, оказавшихся в новых биологических условиях чуждой человеку среды. Сюда следует отнести психические состояния, связанные с преобладанием органических ощущений, например, боли, голода, жажды.

6. Внимание — неотъемлемая сторона психики, её постоянное свойство. Однако, бывают состояния, когда внимание становится особенно напряженным. Они составляют группу состояний внимания.

7. Понятием деятельности в психологии охвачен очень широкий круг явлений, связанных с активностью, со специфической сущностью человека как существа, способного наиболее сильно изменять окружающую его среду. Поэтому и группа психических состояний, выражающих особенности деятельности человека, будет обширной.

Анализ психологической литературы и опыт работы в сфере образования показывает, что работ, посвященных исследованию проявлений психических состояний относительно конкретного возраста и определенного вида деятельности, имеется недостаточно.

Одним из признанных в психологии и более всего подходящим к нашему исследованию является системный подход к исследованию психических состояний А. О. Прохорова. Временной фактор в его системе является одним из ведущих дискриминантов, дифференцирующих категории психических явлений в психологии.

Континуум времени, представленный функциональной структурой психических состояний А. О. Прохорова [93], определяет, что при многократном повторении деятельности в течение длительного времени и ее цикличности происходит развитие психических процессов, центрирование психических состояний и формирование свойств личности. Основным временным интервалом, в котором осуществляются данные изменения, являются временные периоды, длящиеся час — день.

Они совпадают с основными формами выполнения социальной функции и деятельности (урок, лекция, учебный и рабочий день и др.).

С позиции общего выделяется трехуровневая функциональноструктурная модель психических состояний.

Первый уровень (сек. — мин.) характеризуется адекватным отражением ситуации реактивным (оперативным) психическим состоянием. Основная функция — связывание психических процессов и свойств для обеспечения адекватной реакции (моносостояния: гнев, лень, досада, страх/испуг, злость, решимость и др.).

Второй уровень (час — день). Основная функция — интегрирование, формирование и закрепление психологических структур личности (строя) через повторение психических состояний, структурирование и закрепление ядер из отдельных элементов структуры личности; овладение саморегуляцией, благодаря которой обеспечивается достижение эффективности и продуктивности деятельности (апатия, огорчение, радость, спокойствие, вдохновение, озабоченность и др.).

Третий уровень (месяц — год и более) — функции регуляции психических процессов и психических свойств, организация деятельности и поведения. Психические состояния отражают сформированные и трансформированные в длительной деятельности черты характера, свойства, акцентуации и трансформации (увлеченность, надежда, ответственность/долг, раздумье, утомление и др.).

Рассмотрение функциональных структур психических состояний с позиций особенного связано с выделением типичных деятельностных, возрастных, временных психических состояний, включенных в типичные функциональные структуры и характеризующихся специфической картиной взаимодействия с блоками и подсистемами целостного организма (например, типологических СНС, свойствами темперамента, чертами характера и т.п.). Такая типология психических состояний, входящих в функциональные структуры, связана с часто повторяющейся и длительной деятельностью, благодаря чему происходит центрирование необходимого набора психических состояний в функциональной системе и образование относительно устойчивых функциональных структур [99].

Для общей классификации состояний далее важно применить функциональный принцип. Основная функция психических состояний — взаимодействие, активное установление оптимального контакта со средой, слаживание деятельности организма существующей на данный момент ситуацией. Не пассивное приспособление, как часто понимается адаптация в её общем значении, а активное взаимовлияние, особенно, если иметь в виду социальную среду [100].

Эта функция может выполняться различно — на разном уровне оптимальности. Поэтому следует различать состояния, в разной степени адекватные и неадекватные ситуации.

Адекватность и корректность могут как совпадать, так и не совпадать.

Корректное состояние индивида может оказаться неадекватным состоянию группы людей и наоборот.

Поэтому все психические состояния можно, с точки зрения их функции, рассматривать как адекватные и неадекватные ситуации окружающей человека среды и как корректные и некорректные по отношению к нормам морали, принятым в данном обществе. Повидимому, здесь, в связи с применением понятия функции как принципа классификации, нужно сказать и о разной степени осознанности субъектом своих психических состояний, ибо наибольшая осознанность их поднимает их функцию до более высокого уровня, изменяя структуру состояния, позволяя осуществлять опережающее отражение действительности. Следовательно, психические состояния можно классифицировать и по степени их осознанности.

Таким образом, функциональная характеристика состояний раскрывается через характеристики их адекватности ситуации, корректности по отношению к нормам морали и через характеристику степени осознанности ситуации и самого психического состояния субъектом.

По нашему мнению, любое психическое состояние может быть подвергнуто классификации по любой схеме. Но это не означает, что эти схемы являются окончательными и завершенными.

Как мы указывали ранее, факт существования человека и его психики во времени создает фундаментальную неопределенность, которая, в свою очередь, становится причиной возникновения целого ряда специфических психических состояний. Как указывает Б. С. Алишев [2], неопределенность вообще является необходимым условием психической деятельности и вызывает к жизни такие явления, как атрибуция, интерпретация и др.

Остановимся более подробно на проблеме неопределенности, поскольку она имеет основополагающее значение для разработки проблемы психических состояний в ситуациях с неопределенным исходом.

Явления неопределенности широко анализируются в философии [29, 55, 67, 119], а в психологии чаще выходит на передний план при анализе процессов принятия решений [41, 46, 57, 133, 137]. Однако, на наш взгляд, данный феномен лежит в основе многих психических состояний человека, которые по этой причине можно рассматривать как его реакцию на ситуацию неопределенности. Более того, ряд крупнейших философов, в частности Г.В.Ф.Гегель, отмечали всеобщий характер неопределенности, т.е. считали неопределенность фундаментальным явлением, а определенность – частным, конкретным [24, С. 18]. Далее эта проблема будет рассмотрена нами более детально.

Надо признать, что любое живое существо, в том числе и человек, живет в неопределенном мире. Тот же Гегель говорил, что «всякую реальность мы должны брать только как беспредельную, т.е.

неопределенную» [24]. Подобные идеи есть также у многих других философов до него, начиная с античности, а в нашем веке они высказываются представителями конкретных наук (В.Гейзенберг, Н. Н.

Моисеев, И. Пригожин, А. Тойнби, И. И. Шмальгаузен и др.).

Неопределенность существует сразу в нескольких планах: как принципиальная неизвестность будущего, причем не только отдаленного, но и того, которое наступит через несколько часов и минут; как недостаточность или черезмерное разнообразие информации в текущих ситуациях; как отсутствие у субъекта точных представлений о собственных целях и интересах и т.д. [29, 46, 67].

В конечном счете всякая неопределенность обуславливается наличием времени как фундаментального параметра Вселенной.

Взаимодействие субъекта с объектом (с миром), в сущности, есть непрерывное превращение неопределенности в относительную определенность. Прошлое, например, является полной определенностью:

из множества альтернатив, которые несет в себе будущее, в настоящем совершается некое практическое действие, и оно превращается в факт, не поддающийся изменению, хотя особенности памяти человека таковы, что она может искажать факты, вызывать сомнения в них, и прошлое может вовсе не казаться столь определенным, каким оно является.

Неопределенность, точнее, слишком большая ее степень, является также одним из основных источников стресса [41, 57, 113, 133], т.е. она вызывает не только психологические, но и физиологические, соматические следствия.

Неопределенность может рассматриваться в нескольких значениях, но для психологии важны два аспекта: 1) неопределенность будущего; 2) неопределенность объекта. В совокупности это создает ситуации с неопределенным исходом.

Кроме того, в получившей признание психологической концепции принятия решения, предложенной Р. Голдсмитом и Н. Сэлином [137], обосновываются две индивидуальные модели принятия решения: 1) ориентация на оценку и изменение неопределенности ситуации («модель познавательного риска»); 2)ориентация на полезность решения задачи («модель различной полезности выигрыша и поражения»). Во второй из них субъект пытается достичь максимально возможной и желательной для себя определенности, а в первой — удовлетворительного уровня неопределенности. В связи с этим, Ю.М.Забродин и В.В. Голубинов замечают: «Для человека, строящего свою деятельность по принципу удовлетворенности (первая модель – Я) и ориентированного, прежде всего, на регуляцию неопределенности, конечной целью может служить достижение удовлетворительного уровня неопределенности» [41, С. 78].

Одни люди (или в одних ситуациях) стремятся получить точные гарантии, другие удовлетворяются сохранением некоторой неопределенности.

Возможны индивидуальные вариации толерантности к ней, которые, однако, могут касаться лишь отдельных ситуаций: нельзя представить человека, постоянно находящегося в полной неопределенности.

Толерантность, например, к тревоге, как одной из реакций на неопределенность, проявляется в повышении порога эмоционального реагирования на неясную ситуацию, а внешне – в выдержке, самообладании, способности длительно выносить неизвестность без снижения адаптивных возможностей.

Психические состояния всегда детерминированы внешними и внутренними причинами. К последним относятся и индивидуальнопсихологические особенности человека. Зависимость психических состояний от индивидуальных особенностей человека лучше всего раскрыть на соотношении между психическими состояниями и важнейшим психологическим компонентом личности – характером [63].

Психические состояния человека характеризуются целостностью, подвижностью и относительной устойчивостью, взаимосвязью с психическими процессами и свойствами личности, индивидуальным своеобразием и типичностью, крайним многообразием, полярностью.

Целостность психических состояний проявляется в том, что они характеризуют в определенный промежуток времени всю психическую деятельность в целом, выражают конкретное взаимоотношение всех компонентов психики. Сложный, целостный характер психических состояний можно проиллюстрировать на примере состояния убеждения человека в чем-либо. Здесь налицо и познавательные, и эмоциональные, и волевые компоненты: знание и объективный взгляд на имеющиеся доказательства чего-либо, уверенность в правильности этого знания и, наконец, волевой стимул, побуждающий к практической деятельности и общению [103].

Психические состояния отличаются крайним многообразием и полярностью. Последнее понятие означает, что каждому психическому состоянию человека соответствует противоположное состояние (уверенность — неуверенность, активность — пассивность, фрустрация — толерантность и т. д.).

Возникновение и протекание психических состояний человека зависит от его индивидуальных психических и нейрофизиологических качеств, предшеству-ющих психических состояний, жизненного опыта (в том числе профес-сионального), возраста, физического состояния, конкретной ситуации и т. д.

Однако, можно выделить типичные положительные и отрицательные психические состояния, свойственные большинству людей как в повседневной жизни (любовь, счастье, горе и т.д.), так и в профессиональной деятельности, особенно в деятельности, связанной с экстремальными (крайними, необычными) условиями.

Наряду с положительными (стеническими) состояниями у человека в процессе его жизнедеятельности (деятельности, общения) могут возникать и отрицательные (астенические) психические состояния.

Например, нерешительность как психическое состояние может возникнуть не только при отсутствии у человека самостоятельности, уверенности в себе, но и ввиду новизны, неясности, запутанности той или иной жизненной ситуации в экстремальных (крайних) условиях. Такие условия приводят и к возникновению состояния психической напряженности [49, 76].

Можно и нужно говорить о состоянии сугубо операционной (операторной, «деловой») напряженности, т. е. напряженности, которая возникает как результат сложности выполняемой деятельности (трудности сенсорного различения, состояния бдительности, сложность зрительно-двигательной координации, интеллектуальная нагрузка и т.д.) [18, 35, 47, 102] и эмоциональной напряженности, вызванной эмоциональными экстремальными условиями (работой с людьми, в том числе с больными, правонарушителями и т. д.) [23, 33, 40, 74, 120].

Необходимо также отметить, что решение сложных мыслительных задач вообще невозможно без определенного эмоционального напряжения. Эмоциональное напряжение является необходимым условием продуктивной интеллектуальной деятельности, т. к.

сознательной оценке всегда предшествует эмоциональная, выполняющая функцию предварительного отбора гипотез. «Эмоциональное решение»

значительно опережает интеллектуальное решение, выступая как эмоциональное предвосхищение нахождения основного принципа решения задач. Выступая против ошибочных вербальных (словесных) оценок, эмоции могут выполнять положительную функцию «коррекции»

поисковой деятельности, приводящей к объективно верным результатам.

Предварительное эмоциональное переживание ситуации позволяет человеку: а) почувствовать, что выполняемая им деятельность является «его деятельностью»; б) как бы дистанционно оценивать условия протекания планируемой деятельности, т. е. осуществлять так называемое предварительное «эмоциональное планирование». Здесь даже отрицательные эмоции могут выполнять положительную роль в связи с тем, что происходит взаимодействие «интеллектуальных» (эмоциональная активизация, являющаяся продуктом интеллектуального процесса) и «ситуативных» (эмоциональная активация, порождаемая общей ситуацией, в которой протекает интеллектуальный процесс) эмоций [14, 15, 18, 138].

В отечественной психологии имеются исследования, дающие описание и экспериментальные характеристики психических состояний и относящиеся к области изучения типологических свойств нервной системы и их проявлению в различных видах деятельности (Вяткин Б.А., Гисен Л.Д., Климов Е.А., Мерлин В. Ф., Ольшанникова А.Е., Сосновикова Ю.Е.).

Что же известно о половых особенностях организации психической деятельности человека? Имеются некоторые данные у зарубежных исследователей о значительных половых различиях в эффективности работы [134, 138]. Показано, например, что мужчины быстрее и легче решают новые задачи, а женщины — стереотипные [6]. Отмечается, что у мужчин в условиях дефицита времени активность умственной работы значительно выше, чем у женщин [104]. Выявлено, что арифметические задания разной сложности (сложение, вычитание, умножение) мужчины решают быстрее, чем женщины. Проблема же половых различий в формировании второй сигнальной системы, в развитии и совершенствовании эмоций, речи, произвольных действий почти не освещена, в то время как она является весьма актуальной и имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Совершенно очевидно, что развитие механизмов высших психических функций, подчиняясь общим принципам и закономерностям развития живых систем, зависит как от социальных, так и биологических факторов, одним из которых является пол человека.

Анализ типов психических состояний был бы неполным, если не рассматривать параметры, по которым эти состояния проявляются.

Динамичность — одно из важнейших существенных свойств функционирующих структур [65, 86, 93].

Динамичность выражает сущность психических состояний, обеспечивает выполнение их главной функции. Динамичность нервной системы и её функциональных образований, а, стало быть, и динамичность психических состояний, следует рассматривать как одно из свойств, участвующих в работе акцептора действия, способствующего быстрому предвосхищению результата и быстрой перестройке функциональных систем в соответствии с этим результатом.

Динамичность, таким образом, свойство, активно участвующее в образовании психических состояний.

Понятию динамичности как основному свойству нервной системы специальное внимание уделяется в работах В. Д. Небылицина [77].

Динамичность, по его мнению, заключается в легкости и быстроте генерации мозговыми структурами нервного процесса в ходе формирования возбудительных или тормозных реакций. Система может быть динамичной по отношению к возбуждению. Но может быть более склонной к быстрому образованию тормозных рефлексов.

Понятие динамичности отлично от понятия подвижности.

Подвижность характеризует процессы возбуждения и торможения со стороны их уравновешенности. Динамичность связана с быстротой условных положительных и тормозных реакций и не зависит ни от силы, ни от подвижности нервных процессов. Это самостоятельный фактор высшей нервной деятельности и одно из ведущих в структуре основных свойств нервной системы. Он не коррелирует ни с силой нервной системы, ни с подвижностью нервных процессов, а связан с успешностью и быстротой формирования адекватных реакций. Этот фактор определяет скорость приспособления организма к влиянию возникших условий еще задолго до того, как появится необходимость поддержания реакций на уровне нормы или перемены образа действий на противоположный. Это самостоятельное свойство нервной системы, по мнению В. Д.

Небылицина, и есть динамичность [Там же].

Естественно предположить существование более или менее динамичных систем и её состояний. Но это вовсе не означает, что более динамичная организация функциональной системы или её состояния лучше справляются с приспособительной функцией oпережающего отражения действительности. Способность нервных процессов к инертности, застойности, консервативности и, стало быть, устойчивости позволяет, по-видимому, сохранять состояние, неадекватное данной ситуации, но соответствующее предвидимому будущему.

Понимание динамичности психических состоянии должно быть связано с понятием ритмов физиологической, социальной и психической жизни человека [25, 33, 36, 44, 72]. Психические состояние человека, никогда не повторяясь в их абсолютно неизменном виде, подвержены законам периодичности, цикличности, повторения. Наглядно это проявляется, когда речь идет о психических состояниях, обусловленных биологическими ритмами. Наука располагает новыми данными о состояниях наилучшего самочувствия и работоспособности, обусловленных биоритмами. Например, известно, что максимальная продуктивность человека падает на определенную часть дня и имеет полуторачасовую цикличность [34, 47, 89, 109, 125].

Однако, биологические и физиологические ритмы не всегда совпадают с ритмами социально-психологическими, общественной жизни человека. Несовпадение видов ритмов может вызвать состояние, характеризующееся рассогласованием всех систем. Различные ритмы жизни, таким образом, подчиняют психические состояния, ограничивают их существование в своих рамках, организуют и упорядочивают их.

Обычаи общества, нормы морали и этика направляют всю психическую жизнь человека и регулируют динамику и проявление его психических состояний.

Таким образом, если понятие динамичности психических состояний связано с их способностью к бесконечному их разнообразию, то понятие ритмичности — с их консервативностью, их тенденцией к повторяемости и закреплению.

Время и его свойства служат одним из важнейших признаков, отличающих психические состояния от других психических явлений.

Современной философией и наукой выделены такие существенные свойства времени, как длительность, продолжительность, непрерывность, дискретность, течение, однонаправленность, необратимость, периодичность, цикличность и др. К явлению психических состояний применимы все свойства времени. Рассмотрение этих свойств в применении к психическим состояниям человека углубляет понимание их сущности.

Раскрывая содержание понятия длительности [24, 45], философы указывают, что именно длительность выражает диалектику сохранения существования и, вместе с тем, постоянную изменчивость явлений.

Сохранение существования поддерживается изменением. Именно изменение, поддерживая существование вещей и явлений, определяет их длительность. Временная длительность есть следствие постоянно изменяющегося, и в этом смысле — длящегося существования.

Длительность выражает и преходящий характер явлений и их устойчивость.

Изменения, движения происходят и в относительно устойчивом явлении. Психическое состояние устойчиво и, вместе с тем, преходяще.

Оно, постоянно изменяющееся и одновременно сохраняющее свое существование, длящееся явление. Это свойство длительности в применении к психическим состояниям человека хорошо иллюстрируется понятием эмоционального настроения. Настроение характеризуется, обычно, как сравнительно устойчивое продолжительное, длящееся психическое состояние. Понятие о продолжительности времени позволяет различить временную специфику психических состояний, в отличие от других психических явлений. Психические состояния — кратковременны, по сравнению с такими особенностями личности, как характер, темперамент, способности. Состояния — явление менее устойчивое и продолжительное, чем направленность личности, отношение, фиксированная, жизненная установка. Они менее продолжительны, чем глубокие устойчивые чувства. Но психические состояния продолжительнее эмоций или ощущений.

Различная продолжительность характеризует и сами психические состояния, например, одним из существенных принципов различения видов эмоциональных состояний — настроений, аффектов, страсти — является их неодинаковая временная продолжительность. Одно и то же психическое состояние может иметь различную продолжительность у разных индивидов, а также и у одного и того же человека в случаях их повторного переживания [31, 43, 62, 111].

Каждое конкретное психическое состояние имеет свое начало и свой конец. Однако, указание абсолютной границы, точки, момента начала или конца психического состояния невозможно. Каждый момент, указанная граница, исходная точка состояния сама представляет процесс — движение, микропериод развития психического состояния.

Границы любого конкретного психического состояния условны, т. к.

момент начала, возникновения психического состояния, его перехода в другое абсолютно невозможно. Вместе с тем, граница эта не может быть взята произвольно. Ход развития психического состояния и объективные условия его возникновения указывают с относительной точностью те моменты, которые могут условно служить границей начала развивающегося психического состояния или границей его исчезновения.

В этом смысле начало и конец психического состояния могут иметь как резко выраженные границы, так и стертые, незаметные внешне. Вопрос о границах психического состояния связан с пониманием таких свойств времени, как его непрерывность и дискретность. Дискретность, мыслимая по отношению к психическому состоянию, не означает вовсе его непрерывности. Теоретически можно допустить, что в каждый данный микромомент состояния можно попытаться получить его «срез»

физиологически, биохимически, психофизиологически. Это говорит о том, что мы можем исследовать психическое состояние, рассматривая микроинтервалы его развития. Однако эти «срезы» будут свидетельствовать о его непрерывной деятельности. Сам переход одного состояния в другое, как бы он ни был краток, представляет собой момент движения, изменения — микросостояние.

Следовательно, границы психического состояния — понятие условное относительное и здесь также уместно говорить о произвольно взятых «точках отсчета». Указание, выделение границ состояния необходимо.

Это позволяет говорить о периодичности, чередование цикличности — повторяемости психических состояний, а также о периодах течения, развития самого состояния. Течение времени — еще одно его существенное свойство, раскрывающее временную сущность психических состояний. Течение означает непростое перемещение или замену, а становление, творение, образование, рождение, возникновение нового, непрерывный переход от несуществования к существованию при отмирании старого. Любое психическое состояние характеризуется этим свойством, т.к. проходит в своем развитии моменты становления, возникновения, развития, апогея и спада, исчезновения, уничтожения [93].

Рассмотрение психических состояний во временном аспекте сильно углубляет их психологическую характеристику. Касаясь характеристики сложного временного аспекта психических состояний, следует указать, что в психологии он имеет еще одну существенную сторону. Психология располагает сведениями, касающимися вопроса восприятия времени и его оценки индивидом (С. Л. Рубинштейн [111], Д. Г. Элькин [130]). Оценка времени субъектом не всегда точно и даже приблизительно совпадает с отсчетом объективного времени с помощью приборов и календарей.

Искаженное восприятие интервалов связано с определенным положительным или отрицательным отношением субъекта к деятельности, осуществляемой в этот период, с предвидением желаемого или нежелаемого результата деятельности, с ожиданием удовлетворения или неудовлетворения своих притязаний.

Переход к другой плоскости, по мнению Прохорова А. О. [90], — энергетической — переводит исследование состояний в область процесса:

из феноменологической (результативной) формы в область изучения динамических изменений. По аналогии с временной осью состояния также могут быть градуированы по энергетической шкале.

За точку отсчета могут быть приняты относительно равновесные состояния (состояния условно средней или оптимальной, психической активности), характеризующиеся предсказуемым, взвешенным и контролируемым поведением, а также длительной продуктивностью психической и трудовой деятельности.

К этим состояниям могут быть отнесены состояния спокойствия, эмпатии, сосредоточенности, психической адаптации, заинтересованности и др.

Состояния, связанные с повышенной психической активностью (радость, восторг, тревога), а также состояния пониженной психической активности (грезы, подавленность, печаль, утомление), характеризующиеся соответственно более высоким или низким уровнем активности относительно условно среднего уровня, часто называются неравновесными состояниями. Неравновесные состояния возникают в особых условиях жизнедеятельности, в критические, сложные, трудные периоды жизни человека. Их актуализация часто является причиной нерационального, неадекватного, агрессивного, а иногда и трагического поведения [7, 12, 91, 120, 123, 135]. Управление этими состояниями представляет сложность для субъекта, а длительная продуктивная деятельность затруднена.

С позиций системного подхода и концепций самоорганизации неравновесные состояния представляют собой функциональную структуру, образующуюся при нарушении симметрии между организмом и средой. Нарушения симметрии возникают вследствие процессов, обусловленных внесением потока информации и энергии в открытую систему, коей является человек. В результате, вследствие самоорганизации складываются новые функциональные характеристики системы — неравновесное; (неустойчивое) состояние.

Таким образом, психические состояния человека в ситуациях с неопределенным исходом, в том числе контроль, экзамен и др., относятся к неравновесным. Анализ психологической литературы, проведение эмпирического исследования показывают, что у студентов имеется большое количество неравновесных психических состояний, связанных с обучением.

Выше нами были описаны имеющиеся подходы к изучению психических состояний. Мы убедились, что проблема классификации или типологии психических состояний достаточно сложна. Отказавшись от исчерпывающей универсальной классификации психических состояний, мы попытались сделать лишь некоторые обобщения и группировки, которые могут рассматриваться как условные и имеющие оперативное, рабочее значение.

1.3. ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ СТУДЕНТОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ

СИТУАЦИЯХ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ C НЕОПРЕДЕЛЕННЫМ

ИСХОДОМ

Психические состояния человека следует рассматривать с точки зрения ведущей деятельности, которая свойственна различным периодам его психического развития. Именно этот аспект позволяет глубже понять конкретную структуру каждого психического состояния, выделить целеобразующий эту структуру фактор, понять причину доминирования относительной напряженности одних и заторможенности других психических проявлений в данном случае [19, 131].

Проблема оптимизации учебной деятельности и психических состояний учащихся в усложненных условиях, например, в период экзаменационной сессии, является предметом внимания многих психологов, а ее сложность предопределяет широкое поле исследований.

Это происходит в связи с разнообразием задач, возникающих перед исследователями: это задачи диагностики изменений в деятельности и состоянии человека, задачи разработки методов анализа деятельности, адекватных сложности и системности предмета исследования и методов обучения учащихся, задачи определения психологических и личностных детерминант, формирующих благоприятные для выполнения деятельности функциональные состояния человека [28, 65, 73, 92, 93].

Вокруг проблемы деятельность — личность — состояние объединились исследователи, владеющие разными знаниями, методами и представлениями на эти проблемы и предлагающие разные пути их решения.

Особенности эмоциональных состояний старших школьников и студентов, влияющих на познавательную активность в процессе учебной деятельности, были рассмотрены в работе А. Я. Чебыкина [126]. А. В.

Плехановой был описан ряд методических приемов, с помощью которых могут быть вызваны и актуализированы положительные психические состояния. В исследовании А.Н.Лутошкина [68] были выделены коллективные эмоциональные состояния и изучены их функции. В то же время надо отметить, что в перечисленных работах внимание уделялось преимущественно только наиболее общим проявлениям и особенностям психических состояний в учебном процессе.

Наиболее часто описываются в литературе [4, 7, 26, 42, 43, 48, 61, 104, 109, 117] базовые психические состояния: тревожность, фрустрация, агрессия, ригидность. Наше исследование показывает, что специальному изучению психические состояния старших школьников, студентов высшей школы почти не подвергались: в литературе встречаются единичные работы, исследующие состояния детей этой возрастной группы. Наиболее плодотворными, как нам кажется, в этом направлении являются исследования А. О. Прохорова. Его определение понятия «состояние», выведенные им закономерности функционирования состояния в континууме времени, положены нами в основу диссертационного исследования.

Экзаменационная сессия является одним из структурных элементов учения — ведущего вида деятельности студентов.

Напряженный характер экзаменационной сессии является ее специфической чертой. Наряду с воздействием социальных факторов, существенное влияние на работоспособность, активность студента и его психическое состояние оказывают и информационные параметры деятельности — содержание, объем экзаменационных билетов, темп предъявления вопросов. Другие характеристики — особенности сдачи экзамена, связанные с преобразованием — воспоминанием рабочей (заученной) информации, являются основной причиной развития многочисленных исследованиях показано, что возникновению напряженности (деятельностной и эмоциональной) способствуют чрезмерная субъективная сложность задания, высокая ответственность за результат деятельности, воздействие различного рода помех, а также дефицит информации или времени, избыточность информации и другие факторы [12, 15, 124, 129, 132].

Заметим также, в соответствии с развиваемыми здесь идеями о взаимосвязи феномена неопределенности с психическими состояниями следующее. Ситуация экзамена является типичной ситуацией неопределенности. Данная ситуация имеет, как минимум, четыре возможных варианта исхода (оценки «2», «3», «4», «5»), и человек не знает, каким он окажется, хотя, разумеется, у него имеется определенное мнение относительно возможного исхода. У него есть мнение, есть желание, и все это порождает сложное взаимодействие различных психических переживаний; создает изменяющиеся, развивающиеся, в общем, динамические психические состояния.

Психическая напряженность оказывает неоднозначное влияние на деятельность, однако выраженные его формы и, особенно у эмоционально недостаточно устойчивых лиц, имеют явно деструктивный характер, вызывая нарушение ряда психических функций и, в конечном итоге, снижение эффективности и надежности деятельности. В связи с этим возникает необходимость оценки и прогнозирования эмоциональной устойчивости перед наступлением экзаменационной сессии.

Но, экзамен — не просто проверка знаний, а проверка знаний в условиях стресса. Среди медиков [8, 9, 23, 28, 30] существует точка зрения, что до 90% всех заболеваний могут быть связаны со стрессом.

Отсюда можно сделать вывод, что экзамены здоровья учащимся не прибавляют, а наоборот. Действительно, многочисленные исследования показывают, что во время подготовки и сдачи экзаменов имеют место интенсивная умственная деятельность, крайнее ограничение двигательной активности, нарушение режима отдыха и сна (поверхностный, беспокойный сон), эмоциональные переживания [56, 92, 104, 129, 132].

Все это приводит к перенапряжению нервной системы, отрицательно влияет на общее состояние и сопротивляемость организма.

Учебная деятельность, а также возрастная специфика психического развития вызывает у юношей и девушек характерные для них психические переживания и состояния. Для ранней юности вообще характерно богатство проявлений различных состояний.

В результате напряженной умственной деятельности, большого притока получаемой информации во второй половине дня у студентов можно наблюдать состояния мрачной подавленности, плохого настроения.

Особенно в сложном положении оказываются первокурсники, которые после экзаменов в школе, трудных вступительных экзаменов в учебные заведения попадают в новые специфические социальные отношения и условия учебной деятельности. Меняется ритм труда, отдыха и сна, непривычны методы и формы обучения, появляются новые эмоциональные переживания. Рабочая нагрузка студентов, превышающая в обычное время 12 часов в сутки, в период экзаменационной сессии увеличивается до 15 — 16 часов. Кроме того, ситуация экзамена у студентов неизменно вызывает проявления стрессового характера. Почти четверть студентов не досыпает даже в течение семестра, не говоря уже о периодах сессии [90].

Условно можно выделить следующие группы психических состояний, свойственных этому возрасту [116]:

1. Внутренней дискомфортности, неуютности, раздражительности, рассосредоточенности, бесцельности. Трудно собраться с мыслями, управлять своими действиями. Воля снижена, эмоции расторможены, мысли несобраны.

2. Состояние выраженного недовольства, вражды, негативного отношения к окружающим. Оно не бывает специально направлено на определенный предмет, действие или человека, распространяется почти на всех, кто включается в этот момент в «поле» жизни юношей и девушек.

3. Состояния, близкие к агрессивности, драчливости, гневливости, грубости. Они вызывают конфликты со сверстниками и не располагают к положительному взаимодействию с ними.

4. Аффективные вспышки — драка, грубость, оскорбления, нарушения дисциплины.

Состояния эти чаще возникают во второй половине дня, в конце учебной недели, при развитии утомления, усталости, снижающих волю и самообладание. У учащихся с твердыми установками на хорошую учебу и корректное поведение эти состояния протекают в сглаженном виде. Конец учебного семестра или года нивелирует их у всех учащихся, т.к.

тонизирует, повышает ответственность.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ Э. К. Муруева РАЗВИТИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО УЧЕТА (НА ПРИМЕРЕ ЛЕСНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ) МОНОГРАФИЯ Издательство Санкт-Петербургской академии управления и экономики Санкт-Петербург 2009 УДК 657 ББК 65.052 М 91 Рецензенты: директор программы Бухгалтерский учет, анализ и аудит Высшей экономической школы Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, доктор экономических наук, профессор В. А. Ерофеева профессор кафедры менеджмента...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ДАГЕСТАНСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ХАЛАЕВ ЗАХИД АЛИЕВИЧ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ И КУЛЬТУРНО-РЕЛИГИОЗНАЯ ИСТОРИЯ ДАГЕСТАНОЯЗЫЧНЫХ НАРОДОВ АЛАЗАНСКОЙ ДОЛИНЫ В XVI- XVIII вв. МАХАЧКАЛА 2012 ББК 63.3(2Р-6Д)+63.3(2)5. УДК 94(100-87). Рекомендовано к изданию решением диссертационного совета ДМ 002.053.01 при Учреждении Российской академии наук Институте истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН от 30 сентября 2009 года...»

«Ю. А. Москвичёв, В. Ш. Фельдблюм ХИМИЯ В НАШЕЙ ЖИЗНИ (продукты органического синтеза и их применение) Ярославль 2007 УДК 547 ББК 35.61 М 82 Москвичев Ю. А., Фельдблюм В. Ш. М 82 Химия в нашей жизни (продукты органического синтеза и их применение): Монография. – Ярославль: Изд-во ЯГТУ, 2007. – 411 с. ISBN 5-230-20697-7 В книге рассмотрены важнейшие продукты органического синтеза и их практическое применение. Описаны пластмассы, синтетические каучуки и резины, искусственные и синтетические...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Кафедра естественнонаучных и общегуманитарных дисциплин В. К. Криворученко ИСТОРИЯ — ФУНДАМЕНТ ПАТРИОТИЗМА Москва — 2012 УДК 93.23 ББК 63.3 К82 Рецензенты: Королёв Анатолий Акимович, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (АНО ВПО Московский гуманитарный университет); Козьменко Владимир Матвеевич, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель...»

«М. В. ПОПОВ СОЦИАЛЬНАЯ ДИАЛЕКТИКА Часть 1 Невинномысск Издательство Невинномысского института экономики, управления и права 2012 1 УДК 101.8 ББК 87.6 П58 Попов М.В. Социальная диалектика. Часть 1. Невинномысск. Изд-во Невинномысского института экономики, управления и права, 2012 – 171с. ISBN 978-5-94812-104-8 В предлагаемой вниманию читателя книге доктора философских наук профессора кафедры социальной философии и философии истории Санкт-Петербургского государственного университета М.В.Попова с...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЙ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. И. ЛОБАЧЕВСКОГО Е. А. МОЛЕВ БОСПОР В ПЕРИОД ЭЛЛИНИЗМА Монография Издательство Нижегородского университета Нижний Новгород 1994 ББК T3(0) 324.46. М 75. Рецензенты: доктор исторических наук, профессор Строгецкий В. М., доктор исторических наук Фролова Н. А. М 75. Молев Е. А. Боспор в период эллинизма: Монография.—Нижний Новгород: изд-ва ННГУ, 19Н 140 с. В книге исследуется...»

«St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru Микешина Л.А. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ ЦЕННОСТЕЙ Серия основана в 1999 г. В подготовке серии принимали участие ведущие специалисты Центра гуманитарных научно-информационных исследований Института научной информации по общественным наукам, Института всеобщей истории, Института философии Российской академии наук ББК 87.3(0) М59 Главный редактор и автор проекта Humanitas С.Я. Левит Заместитель главного редактора И.А.Осиновская...»

«В.А. Гавриков МИФОПОЭТИКА В ТВОРЧЕСТВЕ АЛЕКСАНДРА БАШЛАЧЕВА Брянск 2007 ББК 83.336-5 Га-12 Рецензенты: Ю.В. Доманский – доктор филологических наук, профессор. Ю.П. Иванов – доктор филологических наук, профессор. Га-12 Гавриков В.А. Мифопоэтика в творчестве Александра Башлачева. – Брянск: Ладомир, 2007. – 292 с. В монографии исследуется феномен рок-поэзии, ее место в ряду других синтетических видов искусства. Дана общая характеристика рокпоэзии в ее преломлении через призму наследия крупнейшего...»

«ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА (Часть 1) ОТЕЧЕСТВО 2011 УДК 520/524 ББК 22.65 И 90 Печатается по рекомендации Ученого совета Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта Научный редактор – акад. АН РТ, д-р физ.-мат. наук, проф Н.А. Сахибуллин Рецензенты: д-р. физ.-мат. наук, проф. Н.Г. Ризванов, д-р физ.-мат. наук, проф. А.И. Нефедьева Коллектив авторов: Нефедьев Ю.А., д-р физ.-мат. наук, проф., Боровских В.С., канд. физ.-мат. наук, доц., Галеев А.И., канд. физ.-мат. наук, Камалеева...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.И. Гаман ФИЗИКА ПОЛУПРОВОДНИКОВЫХ ГАЗОВЫХ СЕНСОРОВ ТОМСК Издательство НТЛ 2012 УДК 621.382 Г 181 Гаман В.И. Физика полупроводниковых газовых сенсоров: Г 181 монография. – Томск: Изд-во НТЛ, 2012. – 112 с. ISBN 978-5-89503-491-0 В книге рассматриваются физические принципы работы полупроводниковых газовых сенсоров на основе тонких пленок металлооксидных полупроводников, кремниевых МОП-структур...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ В. А. КУНИН УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ, ПРАКТИКА) Монография Санкт-Петербург 2011 УДК 330.4 ББК 65я6 К 91 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор М. Ф. Замятина доктор экономических наук, профессор М. И. Лисица Кунин В. А. К 91 Управление рисками промышленного предпринимательства (теория, методология, практика). — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургской академии управления и экономики, 2011. —...»

«Президент Российской Федерации Правительство Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет ЛЭТИ _ Среда автоматизированного обучения со свойствами адаптации на основе когнитивных моделей Монография г. Санкт-Петербург 2003, 2005, 2007 УДК 681.513.66+004.81 ББК В-39 Рецензенты: начальник кафедры Систем и средств автоматизации управления Военно-морского института радиоэлектроники им. А.С. Попова, доктор технических наук, доцент, капитан 1 ранга Филиппов...»

«ISSN 2072-1692. Гуманітарний вісник ЗДІА. 2013. № 52 УДК 37.013.73 МАРЕК ГРАМЛЕВИЧ (доктор социологических наук, научный сотрудник) Университет имени Яна Кохановского в Кельцах, Польша E-mail: marekgmlewicz@wps.pl ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Дается анализ особенностей современной социальной работы, рассматривается динамика и структура безработицы, факторы и последствия ее распространения, роль государства в поддержке безработных и их семей. Автор ссылается на...»

«Б.Г.АЛИЕВ, И.Н.АЛИЕВ МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА АЗЕРБАЙДЖАНА ЦЕНТР АГРАРНОЙ НАУКИ ЭКОЛОГИЧЕСКИ БЕЗОПАСНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ МИКРООРОШЕНИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ КУЛЬТУР В УСЛОВИЯХ НЕДОСТАТОЧНО УВЛАЖНЁННЫХ ЗОН АЗЕРБАЙДЖАНА БАКУ-2002 УДК.631.674.5 РЕЦЕНЗЕНТ: проф. Багиров Ш.Н. НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР: проф. Джафаров Х. РЕДАКТОР: Севда Микаил кызы д.т.н. Алиев Б.Г., Алиев И.Н. ЭКОЛОГИЧЕСКИ БЕЗОПАСНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ МИКРООРОШЕНИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ КУЛЬТУР...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ Е.И.БИЛЮТЕНКО РОМАНТИЧЕСКАЯ ШЛЯХЕТСКАЯ ГАВЭНДА В ПОЛЬСКОЙ ПРОЗЕ XIX ВЕКА Мо н о г р а ф и я Гродно 2008 УДК 821.162.1(035.3) ББК 83.3 (4Пол) 5 Б61 Рецензенты: кандидат филологических наук, профессор кафедры белорусской теории и истории культуры УО Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка А.В.Рогуля; кандидат филологических наук, доцент,...»

«УДК 66.047 СОВРЕМЕННЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ПЕРЕНОСА ПРИ СУШКЕ * В.И. Коновалов1, Т. Кудра2, Н.Ц. Гатапова1 ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет (1); Энерго-технологический центр Канмет, Монреаль, Канада (2) Ключевые слова и фразы: капиллярные модели; кластерные модели; механизм сушки; перколяционные системы; пористые структуры; фрактальные системы; явления переноса. Аннотация: Даны представления о современных подходах в теории переноса при сушке: сетевые капиллярные структуры,...»

«Н асел ени е К ы ргы зстана в начал е XXI века Под редакцией М. Б. Денисенко UNFPA Фонд ООН в области народонаселения в Кыргызской Республике Население Кыргызстана в начале XXI века Под редакцией М.Б. Денисенко Бишкек 2011 УДК 314 ББК 60.7 Н 31 Население Кыргызстана в начале XXI века Н 31. Под редакцией М.Б. Денисенко. - Б.: 2011. -.с. ISBN 978-9967-26-443-4 Предлагаемая вниманию читателей коллективная монография основана на результатах исследований, выполненных в рамках проекта Население...»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Григорьян Э.Р. СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ В ЭВОЛЮЦИОННОМ АСПЕКТЕ Москва - 2013 ББК 66.4 УДК 3:001.83 (100) Григорьян Э.Р. Социальные нормы в эволюционном аспекте. Монография и курс лекций. М., ИСН, 2013.- 180 с. ISBN 978-5-9900169-5-1 Книга представляет собой оригинальное авторское исследование существа социальных норм, их происхождения и роли в становлении культур и цивилизаций, их прогрессивного эволюционного развития. Опираясь на концепцию Ж.Пиаже, автор вскрывает...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Гродненский государственный университет имени Янки Купалы Кафедра алгебры, геометрии и методики преподавания математики М.В. Касперко ФОРМИРОВАНИЕ МЕТОДИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩЕГО УЧИТЕЛЯ МАТЕМАТИКИ В УСЛОВИЯХ КЛАССИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Гродно 2012 УДК 378.4:51(035.3) ББК 74.262.21 К28 Рекомендовано Советом факультета математики и информатики ГрГУ им. Я. Купалы. Рецензенты: Казачёнок В.В., доктор педагогических наук,...»

«Федеральное агентство по образованию Ухтинский государственный технический университет НАМ 10 ЛЕТ Краткая история факультета экономики и управления Ухтинского государственного технического университета Ухта 2008 УДК 378.09.(450) Н 24 Авторский коллектив Т.С. Крестовских, А.В. Павловская, А.П. Радкевич, И.Г. Назарова, В.В. Каюков, Т.Б. Саматова Нам 10 лет. Краткая история факультета экономики и управления Ухтинского государственного технического университета / Т.С. Крестовских [и др]; под общей...»





 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.