WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«Антропогенная динамика структуры и биоразнообразия пойменных дубрав Среднего Прихоперья Монография Балашов 2010 1 УДК 574 ББК 28.08 А72 Авторы: А. И. Золотухин, А. А. Шаповалова, А. А. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Балашовский институт (филиал)

ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского»

Антропогенная динамика

структуры и биоразнообразия

пойменных дубрав Среднего Прихоперья

Монография

Балашов

2010

1

УДК 574

ББК 28.08

А72

Авторы:

А. И. Золотухин, А. А. Шаповалова, А. А. Овчаренко, М. А. Занина.

Рецензенты:

Кандидат биологических наук, доцент ГОУ ВПО «Борисоглебский педагогический институт»

Т. С. Завидовская;

Кандидат биологических наук, доцент Балашовского института (филиала) ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

Н. Ю. Семенова.

Работа выполнена в рамках тематического плана по заданию Министерства образования РФ.

А72 Антропогенная динамика структуры и биоразнообразия пойменных дубрав Среднего Прихоперья / А. И. Золотухин, А. А. Шаповалова, А. А. Овчаренко [и др.]. — Балашов : Николаев, 2010. — 164 с.

ISBN 978-5-94035-428- В монографии отражены многолетние исследования динамики структуры и флористического разнообразия, дана характеристика современного состояния древостоев и других ярусов леса, определены основные направления сукцессионных изменений. Выделены четыре уровня антропогенной трансформации и разработан метод их комплексной оценки по динамике древостоев дуба, подлеска и биоразнообразия пойменных дубрав. На основе проведенных исследований разработана концепция биологической устойчивости и сохранения биоразнообразия пойменных лесов степной зоны в условиях антропогенного стресса.

Издание предназначено для лесоводов, экологов, студентов, аспирантов и преподавателей университетов, специалистов природоохранных служб.

УДК ББК 28. © Золотухин А. И., Шаповалова А. А., ISBN ISBN 978-5-94035-428- Овчаренко А. А. и др., Оглавление Предисловие

1. Изученность антропогенной трансформации пойменных дубрав

2. Природные условия района проведения исследований

3. Объекты и методы исследований

3.1. Характеристика лесного фонда Балашовского, Романовского, Аркадакского лесничеств и Воронинского заповедника

3.2. Лесотаксационная характеристика пробных площадей

3.3. Методика проведения исследований

3.4. Исследование биоразнообразия

4. Динамика структуры и состояния древостоев дуба в пойменных лесах............ 5. Индикационное значение древесных адвентов в пойменных дубравах Среднего Прихоперья

6. Характеристика и состояние подлеска

7. Характеристика и состояние подроста

8. Ботанико-географический анализ флоры антропогенно трансформированных пойменных дубрав

8.1. Систематическая характеристика

8.2. Географический анализ флоры

8.3. Спектр жизненных форм

9. Биоразнообразие антропогенно трансформированных пойменных дубрав

9.1. Видовая насыщенность

9.2. Оценка альфа-разнообразия

9.3. Оценка бета-разнообразия

9.4. Влияние антропогенной нагрузки на видовой состав сообществ............... 9.5. Эколого-ценотическая характеристика

10. Фитоиндикация экологического режима

11. Флористический и экоморфный состав экотонных сообществ пойменных лесов

12. Сукцессионные изменения пойменных дубрав среднего течения Хопра

13. Метод комплексной оценки антропогенной трансформации пойменных дубрав Среднего Прихоперья

14. Концепция биологической устойчивости и сохранения биоразнообразия пойменных лесов степной зоны в условиях антропогенного стресса ............ Заключение

Список литературы

Приложения

ТЛУ — тип лесорастительных условий Клт — клен татарский Кло — клен остролистный Жс — жостер слабительный Рм — роза майская Гр — груша обыкновенная Чр — черемуха обыкновенная Брк — бересклет бородавчатый Трн — терн колючий Крл — крушина ломкая Яб — яблоня лесная Ор — орешник обыкновенный Д — дуб обыкновенный Вз — вяз обыкновенный Лп — липа мелколистная Ос — тополь дрожащий (осина) Онтогенетические состояния: j — ювенильные; im — имматурные;

v — виргинильные; g — генеративные; ss — субсенильные; s — сенильные; sc — отмирающие.

Река Хопер — главный левый приток Дона. Бассейн Хопра расположен на юго-востоке Русской платформы. Его площадь 61,1 тыс. км2 — в полтора раза превышает площадь Швейцарии. Длина реки 979 км. Население региона — около 1,2 млн человек. Экологические проблемы бассейна Хопра привлекали население, научную общественность еще 20 лет назад. Так, с 17 по 20 июня 1991 г. в Балашове была проведена первая научно-практическая конференция «Экология бассейна Хопра», организованная горисполкомом Балашовского Совета народных депутатов и Московским радиотехническим институтом АН СССР. Инициаторами конференции была группа ученых под руководством начальника сектора Московского радиотехнического института АН СССР доктора технических наук А. П. Федотова. На конференции была принята модель экологически равновесного бассейна Хопра [Плотников, Федотов, 1991]. Среди приоритетов данной модели были: сохранность Хопра, его притоков и их пойм, сохранение ландшафтного, генетического и видового разнообразия природы, совершенная система мониторинга — система измерения, исследования, прогнозирования и управления характеристиками окружающей среды [Федотов, 1991]. Еще раньше при горисполкоме Балашовского Совета народных депутатов был создан комитет по спасению Хопра, в состав которого входил один из авторов данной работы А. И. Золотухин. На его заседаниях обсуждались проблемы загрязнения и обмеления Хопра. В те годы пойменные дубравы находились в плачевном состоянии, что постоянно было в поле зрения работы данной структуры и определило на долгие годы направление исследований ученых факультета экологии и биологии Балашовского института Саратовского университета.





Пойменные дубравы имеют огромное значение в стабилизации экосистем бассейна Хопра, что особенно остро обозначилось летом 2010 г.

в связи с экстремальной жарой и небывалой засухой. Существовала реальная угроза нехватки воды для водоснабжения г. Балашова и других населенных пунктов. Произошло катастрофическое обмеление реки, и только пойменные леса в какой-то мере стабилизировали ее гидрологический режим. Структура дубрав, состав и состояние определяют эффективность их водоохранных функций. На протяжении многих лет в лесных экосистемах происходили деградационные процессы. Для этого были разнообразные причины.

Проводились сплошнолесосечные рубки на больших площадях в связи потребностью в древесине на строительство домов, топливо, промышленное сырье. В частности, большой объем древесины дуба рубили для получения дубильных веществ. Рубки называли лесовосстановительными, но на вырубках дуб часто не восстанавливался. Велась пастьба скота большой интенсивности, что сводило на нет лесокультурные работы. Для борьбы с листогрызущими насекомыми проводили авиахимическое опыливание больших массивов дуба опасным для биоценозов препаратом ДДТ. Значительный вред пойменным дубравам принесло строительство гидроэлектростанции на Хопре в районе с. Большой Карай. Снижение водности рек Дона, Хопра, Вороны и оскудение пойменных лесов ученые в 90-е гг. прошлого столетия объясняли созданием лесов на водосборах, связанным с этим засолением почв в поймах, безвозвратным водопользованием в промышленности и коммунальном хозяйстве [Шульга, Бирюков, 1991]. Авторы считали, что леса на водосборах перехватывают влагу, которая потенциально могла стекать в поймы рек. В последние десятилетия появилась новая проблема пойменных дубрав — массовое распространение древесных интродуцетов.

Исследование динамики структуры и состояния экосистем пойменных дубрав представляет интерес в связи с их сохранением и восстановлением. Материалы длительного мониторинга положены в основу монографии. Авторы ставили целью определить направления сукциссионных изменений, восстановительные возможности дуба, динамику флористического разнообразия на фоне накопившихся за долгие годы антропогенных преобразований лесных экосистем. В задачу также входило разработать концепцию стабильного существования антропогенно нарушенных дубовых лесов в условиях речных пойм степной зоны, повышения их устойчивости и биоразнообразия.

1. Изученность антропогенной трансформации Дуб обыкновенный (Quercus robur L.) является ценной лесообразующей древесной породой в степной и лесостепной зонах европейской территории России. Он достигает высоты 40—50 м и живет до 1 000 лет [Шутяев, 2000]. Дубравы имеют сложную структурную организацию и составляют высшую стадию эволюции лесных экосистем [Турчин, 2008]. В условиях степей леса в настоящее время являются единственными очагами сохранения большинства видов местной флоры и фауны и важным средообразующим компонентом, особенно пойменные дубравы [Матвеев, 1990; Калиниченко, 2000; Невидимов, 2004]. Изучению состояния и динамики пойменных дубрав посвящены многочисленные исследования [Невидимов, Невидимова-Малаха, 2002; Сыров, 2002; Соловьев, Горейко, 2003; Аскаров, 2007; Золотухин, Овчаренко, 2007; Исаев, 2008;

Турчин, 2008; Никитина, 2009]. Данная проблема остается актуальной в связи с деградацией и периодически повторяющимся массовым отмиранием дубрав [Яковлев, 1999; Харченко, Царалунга, 2005; Селочник, 2008].

В последнее время значительно ослабла устойчивость дубовых насаждений, происходит уменьшение их площади, снижается качество древесины.

В результате многовековой хозяйственной деятельности и неблагоприятных факторов среды дубравы России находятся в состоянии деградации и генетического истощения [Шутяев, 2000]. Явления депрессии дубрав, отмеченные уже в середине и конце XIX столетия, последние 100 лет в России повторялись примерно семь раз с периодичностью 10—15 лет.

Наиболее интенсивные волны усыхания дубрав отмечены через 25 лет в периоды: с 1927 по 1930 гг.; 1940—1942; 1966—1979; с 1979— [Яковлев, 1999]. В работе Н. А. Харченко и В. В. Царалунга (2005) выделено три периода отмирания: 1892—1911; 1927—1946; 1964—1983 гг.

и дается прогноз новой волны отмирания дуба в начале XXI в. В отличие от предыдущих периодов, будущее усыхание окажется катастрофическим, поскольку современное состояние дубрав менее устойчиво, чем 30—40 лет назад [Бугаев, Мусиевский, Царалунга, 2004]. Площадь дубрав бассейна Дона сократилась на 7—16 %, продуктивность понизилась на 0,5 класса бонитета. Увеличилось количество спелых и перестойных насаждений на 55—57 %. Семенное возобновление не обеспечивает естественное воспроизводство древостоев [Турчин, 2008]. Если сложившаяся динамика отпада сохранится, то теоретически дубравы могут полностью исчезнуть в лесостепной зоне к 2077 г., а в зоне широколиственных лесов — на десятилетие раньше [Ерусалимский, 2000; Оценка …, 2000; Невидомов, 2003].

Деградация дубрав имеет глубокие исторические корни. Масштабная антропогенная трансформация восточноевропейских широколиственных (дубовых, буковых) лесов была связана около 5 000—6 000 лет назад с подсечно-огневым земледелием: сжиганием высушенных на корню деревьев, без срубания. В это же время использовали большое количество вырубаемого леса на выплавку металлов. В результате произошло смещение ландшафтных зон. В центральной части Восточной Европы сократились площади широколиственных лесов, их расчленили и оттеснили луговые степи [Восточно-европейские, 1994].

Авторы многочисленных работ по деградации и усыханию дубрав считают, что гибель дуба обусловлена комплексом взаимосвязанных факторов: предрасполагающих (нерациональное ведение хозяйства в дубравах), инициирующих (аномальные климатические явления), усиливающих (массовое размножение насекомые-ксилофаги и дереворазрушающие грибы). К числу предрасполагающих факторов относят различные способы рубок леса, особенно приисковые и широко лесосечные [Яковлев, 1999]. Как показывают многочисленные научные материалы, именно рубки стали причиной ослабления, сокращения площадей дубовых лесов в различных географических условиях. Катастрофическое уничтожение дубрав выборочными и сплошными рубками происходило в годы коллективизации, индустриализации, в военные (1941—1945) и послевоенные годы. Например, за 1933—1973 гг. Теллермановский лес, расположенный в Прихоперье, дал 4 млн м3 древесины [Енькова, 1976].

Особенно болезненны и опасны экологические последствия антропогенных нарушений пойменных лесов. В последнее время в научной литературе широко обсуждаются результаты влияния человека на состояние пойм и пойменных лесов в различных регионах России. Так, по комплексу показателей современное состояние пойменных дубрав Придонья оценивается как неудовлетворительное, что связано с экстенсивным ведением хозяйства в прошлом и не всегда рациональной хозяйственной деятельностью в настоящее время [Турчин, 2008].

По данным О. В. Сырова (2002), в пойменных лесах Хоперского заповедника за 60 лет происходило медленное, но достаточно устойчивое снижение доли земель под дубравами и увеличение их под осинниками.

Автором обнаружена тенденция снижения полноты основных лесообразующих древесных пород, что особенно проявляется в дубравах. В заповеднике «Большая Кокшага» древостои дуба и вяза относятся к сильно ослабленным, древостои липы, осины — к ослабленным [Исаев, 2008].

В пойменных дубравах Прихоперья произошли глубокие отрицательные структурные изменения. Ценопопуляции дуба имеют прерывистые, инвазионно-регрессивные и регрессивные типы возрастных спектров с максимумами на генеративных особях, ослаблена репродуктивная способность, что связано с комплексом неблагоприятных природных и антропогенных факторов, массовым отмиранием дуба и многократно повторяющимися санитарными рубками [Золотухин, Овчаренко, 2007].

Известно, что антропогенное изменение уровней воды в реках и грунтовых вод окружающих территорий оказывают значительное влияние на состояние и устойчивость дуба. Исследованиями Ж. В. Кузьминой оценены масштабы негативного влияния низконапорных гидросооружений на экосистемы пойм, которое достоверно проявляется спустя несколько десятилетий, происходит ухудшение состояния популяций пойменных дубрав и их полная гибель. Типичные и наиболее разнообразные леса из дуба и вяза планомерно исчезают с Европейской равнины из-за возникновения токсичного глея в верхних горизонтах почвы [Кузьмина, 2007]. Строительство водохранилищ оказало значительное влияние на уровень воды в Волге. Изменение гидрологического режима привело к ослаблению деревьев дуба, развитию суховершинности [Яковлев, 1999]. А. М. Невидимов, исследуя данную проблему, делает выводы, что резкое изменение гидрологического режима привело к массовому усыханию дуба по всему Волжскому бассейну. Нарушена возрастная структура дубрав, снижены репродуктивные возможности дуба. В итоге дубовые вырубки зарастают малоценными породами [Невидимов, 2003].

В научной литературе имеются сведения об отрицательном влиянии на лес рекреационной нагрузки. Данному вопросу посвящены многочисленные исследования, проведенные в различных природных зонах России. Подробный обзор таких работ проведен И. А. Жигаревым. Он отмечает, что ущерб, наносимый сегодня природе рекреацией по своим масштабам соизмерим с тем, что наносят ей промышленность и транспорт [Жигарев, 1993].

Существуют различные классификации устойчивости насаждений в рекреационных лесах, но в целом она определяется состоянием почвы и лесной подстилки, живого надпочвенного покрова, подроста, подлеска и древостоя. В зависимости от лесорастительных условий, режима пользования, породного состава, возраста и строения лесные насаждения не одинаково реагируют на воздействие рекреационных нагрузок [Кругляк, Карташова, 2005]. Устойчивость дубрав по отношению к рекреационному прессу достаточно высокая в сравнении, например, с сосняками [Жигарев, 1993]. Конкретным проявлением повышенной рекреационной нагрузки является густая сеть тропинок, прогалин и полян в лесу с сильно уплотненной почвой. В местах с уплотненной почвой наблюдается групповое и массовое усыхание деревьев. Наличие, состав и состояние подроста под пологом леса характеризует его устойчивость против влияния разнообразных антропогенных факторов, в частности рекреационной нагрузки. Под влияние рекреационных нагрузок, доводящих до определенной стадии дигрессии, изменяется состав, количество и состояние подлеска [Кругляк, Карташова, 2005].

В связи с проблемой деградации дубрав предметом пристального внимания исследователей является состояние древостоев дуба в различных частях его ареала. Состояние дубрав поймы Хопра исследовалось в Аркадакском лесном массиве [Смирнова, 1940], в Хоперском государственном заповеднике [Бирюков, 1976, 1995; Буховец, Лукьянец, 1976;

Лукьянец, Ащеулов, 1976; Степин, 1976; Шаталов, 1976; Ащеулов, Таранков, 1995; Стороженко, 2010]. Пойменные дубравы сильнее пострадали от массового усыхания, чем нагорные, но их современное состояние в Прихоперье более благополучное [Золотухин, Семенова, 2001; Золотухин, Овчаренко, 2002], чем плакорных лесов Саратовской области, где продолжается усыхание дуба, а его индекс жизненного состояния доходит до 40—50 % [Болдырев, 1996; Невский, 1999].

Санитарное состояние пойменных дубрав на территории заповедника «Большая Кокшага» исследовано рядом авторов. Ю. П. Демаков и соавт.

(1991) установили пораженность деревьев дуба болезнями и морозными трещинами. Отпад древостоев дуба шел по низовому типу. А. В. Исаев (2008) провел оценку современного состояния пойменных лесов на территории заповедника «Большая Кокшага» Марийского Полесья. Отмечается небольшое количество усохших деревьев дуба (не более 10 %) и почти полное отсутствие свежих пораженных стволов, что свидетельствует о некоторой стабилизации усыхания дубрав.

По данным А. Г. Аскарова (2007), характер повреждений и усыхание дуба обыкновенного в условиях поймы р. Белой связаны с морозными и арктическими зимами (1968—1969, 1978—1979 гг.) и с сильной летней засухой (1975 г.). При этом Д. Г. Аскаров отмечает, что перечисленные экстремальные условия приводили к последовательному ухудшению состояния и гибели деревьев. Природные факторы оказывают более значительное влияние на состояние дуба по сравнению с антропогенными воздействиями. Так, установлено, что малое гидротехническое сооружение — плотина, которая существовала в период 1972—1988 гг., не была причиной массового усыхания дуба обыкновенного и других древесных пород, оказавшихся в зоне подтопления. Экологическая экспертиза причин усыхания пойменных лесов должна включать ретроспективный анализ особенностей роста деревьев, характеристику почвенно-грунтовых условий, динамики природно-климатических показателей с выделением экстремальных периодов.

Деградация древостоев дуба неизбежно отражается на структуре нижних ярусов и их ценотической роли в лесных сообществах: подлеска и живого напочвенного покрова. Кустарниковый подлесок является важным структурным элементом лесного биогеоценоза в степи [Бельгард, 1971]. Информация о современной динамике подлеска в пойменных дубравах малочисленна и носит фрагментарный характер. В. И. Астрадамов и соавторы (1997) сообщают, что в пойменной дубраве ООПТ дубовой лесной дачи «Кользивановская» подлесок из черемухи, крушины ломкой, калины обыкновенной, жостера слабительного нарушен пастьбой скота. М. В. Пайбердин (1963), исследуя продуктивность зарослей шиповника в поймах рек Мордовской АССР, установил, что при сенокошении и пастьбе скота уничтожаются молодые побеги данного кустарника. Автор исследовал строение зарослей розы коричной и разработал методические указания по обследованию зарослей шиповника. Динамики подлеска в Усманском бору и Воронцовском лесхозе изучена А. И. Шишкиным, который установил, что чем старше насаждения, тем реже подлесок. В сухой дубраве он менее развит, чем в свежей. В заповеднике он гуще, чем в лесхозе [Шишкин, 2007]. Рекреационная трансформация видового состава подлеска дубрав Полесья исследована А. П. Гусевым и А. С. Соколовым (2007). В Поволжье динамика подлеска в связи с антропогенными нарушениями пойменных дубрав исследована А. М. Невидимовым, Е. В. Невидимовой-Малаха (2002). Нами установлено формирование густого подлеска из клена татарского в изреженных пойменных дубравах Прихоперья после их массового отмирания. Изучена динамика его ценопопуляций в связи с изменением структуры древостоя дуба. В настоящее время представляет интерес динамика подлеска в связи с демутационными процессами и проводимыми рубками. Несмотря на большое практическое значение, этот вопрос еще остается проблемным. В частности, в имеющихся работах почти не затрагивают вопроса о динамике подлеска в дубовых насаждениях на фоне их антропогенной трансформации.

Флористический состав лесов Прихоперья изучался на протяжении длительного времени различными авторами. Такие работы были проведены Е. А. Смирновой (1940) в Аркадакском районе, С. А. Красовской (1940), В. Д. Александровой (1954), С. И. Машкиным (1959), Т. Б. Протоклитовой (1957, 1971), А. В. Чумаковой (1976), Н. Н. Цвелевым (1988) в Хоперском заповеднике, Н. Н. Елагиным (1963) и А. А. Матвеевой (1963) в Теллермановском лесном массиве, А. И. Золотухиным, А. А. Овчаренко (2001), Н. Ю. Семеновой (2007) и А. А. Шаповаловой (2008) в пригороде Балашова. Состав травяного яруса может служить одним из индикаторов условий произрастания различных типов леса, показателем устойчивости лесных фитоценозов и их антропогенных нарушений [Мозговая, Кулагина, 1988], что в нашем регионе изучено не достаточно.

Биологическое разнообразие в Конвенции ЮНЕП определяется как вариабельность живых организмов, которая включает разнообразие внутри вида, между видами и разнообразие экосистем [Конвенция, 1992].

Проблема сохранения и изучения биоразнообразия находится в сфере внимания научной общественности и государственных структур большинства стран мира [Конвенция, 1992; Сохранение биологического…, 1997; Евстигнеев, Коротков, Беляков, 1999; Евстигнев, 2001; Столяров, 1999; Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000; Торопова, 2001; Волков, 2002.; Горчаковский, 2002; Чистякова, Леонова, 2003; Негробов, Маликов, Кострыкин, 2004; Ибрагимов, 2004; Андреева // www.bioscience.ru;

Бородина, Кантор // www. ib.komis.ru; Global, 1995; Walker, 1992; Биоразнообразие Брянской…, 2008]. Глобальные и национальные программы исследований биоразнообразия, как правило, ориентированы на изучение всех его уровней — генетического, популяционного, видового и экосистемного. Следует учитывать, что все они теснейшим образом взаимосвязаны и устойчивость каждого последующего уровня в существенной степени зависит от разнообразия предыдущего иерархического звена: видовое разнообразие — от внутрипопуляционного, экосистемное — от видового [Столяров, 1999].

По данным Б. М. Миркина, на биоразнообразие растений могут влиять следующие факторы [Миркин, 2000]: общие физико-географические и исторические условия местности; эдафические условия местопроизрастания; резкая переменность экологического режима (особенно переменность водного режима); потенциальный запас видов в данном районе;

экологический объем местообитаний, который определяется благоприятностью условий для произрастания растений, формирующих фитоценоз;

стратегический спектр видов; режим нарушений; формы циклической динамики, позволяющие нескольким видам поочередно занимать в фитоценозе одну и ту же экологическую нишу; время (возраст сообщества).

Все эти факторы формирования видового богатства взаимодействуют, что объясняет сложность прогноза этой характеристики сообществ. Видовое богатство в любом случае можно расположить между двумя крайними ситуациями: модель «Ноев ковчег» — видов очень много, но каждый из них представлен всего одной парой особей, и «чашка Петри» — представлено огромное число организмов одного вида (микробиологическая культура) [Миркин, 2000]. Эволюция научных представлений в области изучения биоразнообразия уже прошла несколько стадий. Первоначальный интерес к инвентаризации редких видов сменился интенсивным изучением разнообразия сообществ и экосистем [Смирнова, Заугольнова, Попадюк, 1999 (А), (Б)].

Для сохранения биоразнообразия необходим мониторинг за его состоянием, т. е. периодическая инвентаризация. Для того чтобы можно было сравнивать биоразнообразие растений разных территорий, его оценки должны быть стандартизированы [Смирнова, Заугольнова, Попадюк, 1999 (А); Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000]. Поэтому в основу кадастровой оценки биоразнообразия растений следует положить принятую в экологии схему из трех уровней [Мэгарран, 1992; Миркин, 2004; Whittaker, Lewin, 1977]: альфа-разнообразие — биоразнообразие внутри сообществ;

бета-разнообразие — биоразнообразие сообществ; гамма-разнообразие — общее биоразнообразие территории, зависящее от альфа- и бета-разнообразия. Методам измерения и показателям биоразнообразия посвящена обширная литература [Чернов, 1991; Мэгарран, 1992; Пузаченко, 1999;

Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000; Миркин, 2000, 2004; Whittaker, Lewin, 1977].

За несколько тысячелетий активного освоения территории Восточной Европы, занятой широколиственными лесами, площадь их резко сократилась, а структура претерпела необратимые изменения. Среди наиболее заметных последствий тысячелетнего использования широколиственных лесов следует назвать изменение гидрологического режима (обмеление малых и средних рек, нарушение паводкового режима крупных рек), потерю почвенного плодородия, уменьшение биологической продуктивности и сокращение видового разнообразия [Попадюк, Чистякова, Чумаченко, 1994].

Большое значение для выяснения происхождения каждой конкретной флоры и для индикационной оценки зональных явлений в растительном мире, отражающих климатические факторы, имеет ее географический анализ [Алехин, 1961; Цвелев, 1988; Миркин, 2000; Булохов, 2004]. Для этой цели обычно применяются понятия «тип ареала», «геоэлемент», «плюризональная» и «полизональная группа».

Тип ареала таксона устанавливается по трем критериям: форме, величине и географическому положению. Многочисленные ареалы таксонов со сходным географическим положением объединяют в тип ареала [Meusel, Jager, Weinert, 1978; Булохов, 2004]. При диагнозе ареала и объединении их в типы используют систему признаков: зональность, океаничность, географическое положение и протяженность на континенте [Булохов, 2004]. Типы ареала определялись по работам Г. Мойзеля, Е. Джагера, Е. Вейнерта, А. Д. Булохова [Meusel, Jager, Weinert, 1965;

Булохов, 2004]. Географический элемент флоры (геоэлемент) — группа видов с одинаковым общим распространением, связанных с определенной зональной растительностью [Булохов, 2004]. В составе ценофлоры лесной растительности пойменных лесов представлены следующие геоэлементы: неморальный, суббореальный, бореальный, южносибирский, субпонтический и понтический.

Биоразнообразие растений в современном понимании особенно подробно исследовано в основном ряда заповедников России и ближнего зарубежья в лесной и таежной зонах. Подобные исследования проводились в ряде заповедников Европейской России (заповедник Брянский лес, Калужские засеки, Воронинский заповедник, Природно-исторический заповедник-леспаркхоз Горки, Приокско-террасный заповедник, Центрально-лесной биосферный заповедник, заповедный лесной участок Сабарский, заповедник Басеги, заповедник Костомукшский, заповедник Нургуш, Хоперский государственный заповедник, в ряде заповедников и национальных парках Белоруси) [Попадюк, Чистякова, Чумаченко, 1994; Евстигнеев, 1999, 2001; Заугольнова, 1999; Коротков, 1999; Попадюк, Прудников, Морозов, 1999; Попадюк, Смирнова, Заугольнова, 1999;

Ярошенко, Морозов, Захарова, 1999; Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000; Торопова, 2001; Горчаковский, Демченко, 2002; Чистякова, Леонова, 2003; Таран, Седельникова, Писаренко, 2004; Горчаковский, Телегова, 2005; Бородина, Кантор: URL: http: // ib. komis.ru; Андреева: http: // www.

bioscience.ru].

Во многих заповедниках лесной зоны России прослеживается общая тенденция — при сокращении хозяйственной деятельности на территориях заповедников происходит восстановление лесной растительности, и за счет создания сильного затеняющего полога от нового поколения деревьев число светолюбивых видов опушечной, мезофитно-луговой, луговостепной групп сокращается [Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000].

Кроме разнообразия систематических групп можно говорить об экологическом разнообразии (соотношении эколого-ценотических групп, стратегии поведения, спектре жизненных форм) [Серебряков, 1962; Уиттекер, 1980; Попадюк, Чистякова, Чумаченко, 1994; Работнов, 1993; Безделев, 2001; Булохов, 2004; Матвеев, 2003].

Эколого-ценотические группы — совокупность видов с совпадающими экоценоареалами в определенном синтаксономическом пространстве.

Эколого-ценотические группы отличаются от экологических групп тем, что они не только сходны по требованию к комплексным градиентам, но и «верны» синтаксонам определенного ранга [Булохов, 2004]. Виды, входящие в состав эколого-ценотической группы, предъявляют сходные требования к комплексным градиентам, что позволяет получить достоверную информацию о местообитании сообщества и по ним проводить индикацию местообитаний [Булохов, 2004]. Разработкой эколого-ценотических группировок видов сосудистых растений Центральной России занимались О. В. Смирнова, Л. Б. Заугольнова, А. А. Ниценко и Г. М. Зозулин [Браславская, 1999; Попадюк, Смирнова, Заугольнова, 1999; Ниценко, 1969;

Зозулин, 1970].

В практике экологических исследований непременно возникает необходимость в оценке важнейших факторов, составляющих условия существования растений (световой, гидрологический, солевой режимы и др.). Экологическая диагностика параметров местообитания с помощью балловых экологических шкал видов растений является достаточно традиционной и приобретает большую популярность в отечественной фитоценологии.

Наибольшее практическое применение в геоботанических исследованиях европейской части России получили отечественные экологические шкалы Л. Г. Раменского и Д. Н. Цыганова, а также европейские шкалы Г. Элленберга. Их характеристика и область применения отражены в ряде работ [Раменский, Цаценкин, Чижиков, 1956; Самойлов, 1973, 1986; Цыганов, 1983; Дидух, Плюта, 1993, 1994; Миркин, 2000; Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000; Тетерюк, 2000; Комарова, Прохоренко, 2001; Булохов, 2004; Ellenberg, 1974].

В странах Западной Европы широкое распространение получили оптимумные шкалы Г. Элленберга, в которых указан его синэкологический, а не аутэкологический оптимум [Ellenberg, 1974; Булохов, 2004]. В этих шкалах приведены отношения растений к свету, влажности, кислотности, содержанию аммонийного и нитратного азота в почве. Фитоиндикация по экологическим шкалам позволяет быстро провести ориентирование в разнообразии как биотопов, так и сообществ и получить разнообразную экологическую информацию об этих местообитаниях. Индикационные экологические шкалы дают сравнимые и стабильные, хотя и относительные, экологические характеристики местообитаниям растительных сообществ [Тетерюк, 2000; Комарова, Прохоренко, 2001; Булохов, 2004].

Исходя из выше изложенного, можно сделать вывод, что изменение биоразнообразия дубрав под влиянием антропогенной нагрузки изучено недостаточно. Деградация лесных экосистем требует многолетнего исследования и разработки научно обоснованных природоохранных программ. Изучение биоразнообразия в Прихоперье является начальным этапом длительного мониторинга, позволяющего: более полно описать видовое разнообразие растительности пойменных лесов и их экологическую структуру; определить влияние природных и антропогенных факторов на флористический состав и пространственную структуру растительности в современной пойме; выявить степень устойчивости пойменной флоры и разработать прогноз изменений на будущее.

В формировании биоразнообразия и восстановлении дуба большое значение имеют опушечные экотоны, которые широко распространены в Прихоперье [Завидовская, 2005; Смирнова, 2004]. Они имеют значительную линейную протяженность и граничат с луговой или степной растительностью. В настоящее время резко возрастает дробность биогеоценотического покрова, формируются новые экотонные сообщества. Природная среда в будущем — это сфера господства экотонов [Экотоны в биосфере, 1997]. В пограничной зоне один фитоценоз постепенно переходит в другой и значительно повышается биологическое разнообразие [Задульская, 1997].

Лесные опушки неоднородны по видовому составу, жизненным формам растений, структуре деревьев и кустарников. Изучение их динамики актуально в связи с тем, что в экотонах наблюдается высокое флористическое разнообразие, сохраняются редкие виды и это повышает их роль в разработке стратегии охраны ботанических объектов [Завидовская, 2005;

Задульская, 1997; Сырова, syrova@bio.unn.ru]. В степной зоне опушки леса являются ареной острых взаимоотношений между древесными и травянистыми растениями [Двораковский, 1961; Дундин, 1962]. Опушки леса служат местом расселения дуба на открытые местообитания [Смирнова, 2004]. Эколого-флористическая характеристика экотонных сообществ пойменных дубрав Прихоперья изучена недостаточно.

Важнейшей экологической проблемой последних лет стала синантропизация флоры и растительности во всех природных зонах России. Это глобальный процесс вытеснения аборигенных видов и сообществ растений чужеродными, случайно завезенными или интродуцированными видами [Проблемы изучения, 2003]. Одной из глобальных экологических проблем современности является инвазия чужеродных видов, что составляет угрозу биоразнообразию, естественным аборигенным экосистемам, устойчивости биологических ресурсов [Биологические инвазии…, 2004].

Привлечение в культуру древесных экзотов стимулирует процесс инвазии и может привести к необратимой трансформации коренной флоры [Козловский и др., 2009]. Древесно-кустарниковые интродуценты внедряются в заповедные фитоценозы, снижая вследствие биологического загрязнения их эталонную ценность [Стародубцева, 2008].

К числу новых и довольно масштабных явлений можно отнести распространение в пойменных лесах древесных интродуцентов Acer negundo L. и Fraxinus pennsylvanica March., которые могут стать серьезными конкурентами аборигенных видов, особенно дуба [Золотухин, 2007; Заигралова, 2009; Рябинина, 2009]. Массовое распространение данных адвентивных видов представляет один из вариантов биологического загрязнения лесных экосистем [Колонин, 1992; Розно, 2008].

Натурализация интродуцентов представляет собой новую, не достаточно изученную проблему современной экологии. Она сопровождается спонтанным вхождением интродуцентов в состав нарушенных фитоценозов района интродукции. Если интродуценты занимают ключевое положение в фитоценозе, то начинается своеобразная «цепная реакция»: дальнейшая его деформация и внедрение новых чужеродных видов [Karpun, 2004].

Есть крайняя точка зрения, что интродукция сопровождается снижением уровня биоразнообразия и устойчивости локальных экосистем. Давно ведущиеся эксперименты с интродукцией видов не дали пока экономически ощутимых результатов. Интродуценты либо совсем не приживаются, либо преуспевают настолько, что приводят к колоссальному хозяйственному и экологическому ущербу [Демаков, 2000]. Распространение Acer negundo L. и Fraxinus pennsylvanica March. в дубовых лесах имеет непредсказуемые последствия в случае новой волны массового отмирания дуба, а поэтому данное явление целесообразно детально изучать.

В научной литературе имеются сведения о сукцессионных преобразованиях дубрав в различных географических условиях [Евстигнеев и соавт., 1993; Сыров, 2002; Ревякин, 2003; Мельников, 2009; Давиденко, Пискунов, 2010]. Они свидетельствуют о неуклонном уменьшении доли участия дуба в составе лесных насаждений, сокращении площади дубрав.

Установлены различные варианты и скорость смены дуба другими древесными растениями [Яковлев, Яковлев, 1999; Шутяев, 2000].

В Усманском бору Воронежской области в первой половине ХХ в.

дуб, сосна и осина активно вытесняли березу, а в Воронцовском лесхозе за этот же период количество занимаемых дубом площадей снизилось, несмотря на то, что на исследуемых площадях создавались дубовые культуры на местах вырубки различных пород. Насаждений I и II классов возраста с каждым десятилетием остается все меньше — везде тенденция к увеличению площадей старовозрастных насаждений. Обновление дубовых насаждений только посадкой обедняет структуру дубрав, значительно более перспективным представляется разработка способов содействия их естественному возобновлению [Шишкин, 2007].

Интересные исследования десятилетней динамики растительности проведены Н. А. Леоновой на территории памятника природы «Присурская пойменная дубрава» в условиях усыхания заболоченных участков.

Осушение территории дубравы было связано со строительством плотины водохранилища (1979 г.). За 10 лет наблюдений из сообщества выпало свыше 30 % взрослых деревьев дуба, а поэтому его участие в насаждении уменьшилось на единицу состава. Наиболее существенные изменения произошли в численности молодых особей. Она уменьшилась у дуба почти в три раза. Вместе с тем за исследуемый период (с 1993 по 2003—2004 гг.) тип популяций не изменился ни у одного из древесных растений: у дуба, вяза, осины они нормальные с абсолютным максимумом на молодых имматурных особях [Леонова, 2006].

В современном живом покрове сукцессии существуют в основном за счет постоянных или периодических антропогенных воздействий. Антропогенные нарушения, инциирующие сукцессии, делят на три группы по степени уничтожения существующей древесной растительности: сильные — сплошные рубки с уничтожением подроста и нарушением напочвенного покрова, верховые пожары, распашка; средние — сплошные рубки без уничтожения подроста и нарушения напочвенного покрова; слабые — выборочные рубки, рекреация, низовые пожары. Именно антропогенное воздействие является основным фактором существования всего комплекса сукцессионных мозаик современного живого покрова [Смирнова, Бобровский, Ханина, 2001].

В настоящее время наиболее распространены сукцессии, возникающие в результате рубок леса, которые приводят к формированию циклов развития сообществ [Биогеоценотический …, 1999; Евстигнеев, 2001].

После сплошных лесовосстановительных рубок резко уменьшается доля участия дуба, а чаще происходит его замена осиной, березой и другими древесными породами [Устинова и др., 1999; Березина и др., 2001]. В Саратовской области происходит замещение дубрав другими растительными сообществами, в которых доминируют клены остролистный и татарский, липа мелколистная и другие породы, или даже остепнение лесных территорий [Болдырев, 2005; Золотухин, Овчаренко, 2007; Давиденко, Пискунов, 2010]. Процессы лесных сукцессий и детали антропогенных изменений пойменных дубрав в Прихоперье изучены не достаточно.

Одним из важнейших показателей устойчивости природных биогеоценозов является восстановительная способность природных сообществ после антропогенных воздействий. В большинстве зональных широколиственных лесов дуб не возобновляется естественным путем [Смирнова и др., 1990]. В условиях лесостепной и степной зон основным методом воспроизводства биологически устойчивых, долговечных и высокопродуктивных дубовых лесов является искусственное восстановление [Калиниченко и др., 1991; Перов, 1993; Ерусалимский, 2000]. Исследования естественного возобновления в целом по России показывают, что успешно восстанавливаются главными породами в лесостепи только 10—15 % [Сухов, 1999]. В центральной части лесостепной зоны естественное семенное возобновление дуба наиболее успешно происходит в кленоволиповых дубравах. Большинство исследователей считают, что возобновление дуба на лесосеках в значительной мере зависит от успешности предварительного возобновления дуба под пологом материнского насаждения и совпадения рубки с годом обильного урожая. Успешность естественного возобновления осложняется редкими урожайными годами, которые наступают через 6—7 и 9 лет [Калиниченко и др., 1991].

В работе А. В. Исаева (2008) проведена оценка характера естественного возобновления на территории заповедника «Большая Кокшага» Марийского Полесья. Густота подроста дуба в среднем не превышает 680 шт./га.

Наиболее благоприятные условия для подроста дуба складываются в притеррасной части поймы. В Воронинском заповеднике в связи с сильным нарушением в недавнем прошлом подроста и напочвенного покрова выпасом в лесах, дуб успешно возобновляется не только на опушках и культурах сосны и березы, но и в водораздельных и пойменных лесах. Это объясняется практически одномоментным ослаблением антропогенных воздействий. Наиболее часто инвазионные ценопопуляции этого вида встречаются в экотонных сообществах, где нет поросли широколиственных видов и высоких лесных трав, затеняющих подрост, поэтому развитие самосева дуба идет здесь весьма успешно [Торопова, 2001]. Анализ литературных данных позволяет сделать вывод, что семенное возобновление дуба в современных условиях происходит не всегда удовлетворительно. Данная проблема остается актуальной, несмотря на огромное количество исследований, проведенных в различных частях ареала дуба в связи с угрозой его сохранения как уязвимого вида.

Для организации многолетнего мониторинга антропогенных нарушений лесных экосистем различные авторы разрабатывают специальные методы. Известно, что природа реакций экосистем на воздействие различных антропогенных факторов одна и та же: изменение численности популяций, состава видов, их продуктивности и физиологического состояния [Гусев, Соколов, 2008]. В процессе антропогенной трансформации в составе биоты постепенно вырастает обилие экологически эвритопных видов, которые вытесняют стенотопные, широкораспространеные виды начинают преобладать над узкоареальными, формы с кратким циклом — над многолетниками [Васильев, 1998]. В широколиственных лесах степень антропогенного воздействия (различных способов рубок) диагностируется путем сравнения полноты и разнообразия видового состава сообществ с составом потенциальных ценозообразователей. Производят сравнение реального состояния популяций древесных растений с онтогенетической полночленностью эдификаторов синузий деревьев и кустарников [Восточно-европейские …, 1994]. Существует множество методов изучения сукцессионных процессов, которые позволяют дать оценку степени антропогенных преобразований лесных экосистем за длительные периоды времени [Сукцессионные процессы в заповедниках …, 1999].

А. П. Гусевым и А. С. Соколовым разработана система индикаторов состояния лесных геосистем топологического уровня. В ее основе лежат характеристики растительного и почвенного компонентов: поврежденность древостоя, доля сухостойных деревьев, плотность подроста, разнообразие (по Шеннону), проективное покрытие мхов и злаков, сходство видового состава. Приведены диапазоны значений индикаторов для различных классов экологического состояния лесных экосистем [Гусев, Соколов, 2008]. Существенным критерием оценки антропогенных нарушений лесных экосистем является динамика древостоев. Исследования распределения деревьев в лесу по толщине служат основой теории строения древостоев [Тюрин, 1971]. Дифференциация древостоев по диаметру деревьев зависит от природы леса и хозяйственной деятельности человека [Рыжков, 2000].

Различные авторы уделяют большое внимание устойчивости лесов и уровням их антропогенной трансформации, жизненного состояния [Алексеев 1989; Демаков, 2000; Гусев, Соколов, 2008]. Проблеме диагностики устойчивости посвящены многолетние исследования Ю. П. Демакова. Автор сформулировал понятие устойчивости как свойство биологических систем к сохранению в нестабильной среде неограниченно долгое время черт своей структуры, приобретенных в результате длительной самоорганизации и естественного отбора. Главным условием устойчивого функционирования экосистем является не просто достаточно высокий уровень биоразнообразия, а наличие исторически сложившегося коадаптивного комплекса биоты [Демаков, 2000].

А. К. Ибрагимов (1995) предлагает четыре4 критических уровня антропогенной деструкции лесных экосистем. Критериями для их выделения автор рекомендует потерю биоразнообразия, нарушения структуры древостоев и других ярусов леса, вселение чужеродных видов, деградацию экотопов. Антропогенная трансформация нативных экосистем сопровождается триадой дигрессивно-стабилизирующих процессов: вульгаризацией, представляющей собой упрощение видового состава, дигрессивной метастабилизацией, обусловливающей адаптацию экосистемы в условиях антропогенной среды обитания, и экологической поляризацией деградирующего ландшафта. Эти процессы способствуют не только негативным преобразованиям экосистем, но и адаптируют их к условиям антропогенных неоэкотопов [Ибрагимов, Ануфриев, Петрова, 2001].

А. М. Невидимов и Е. В. Невидимова-Малаха (2002) разработали шкалу антропогенной дигрессии пойменных дубрав северной и средней климатических фаций по укрупненным синтаксонам, их ординации в высотно-топографический ряд и его отклонениям (аберрации) от природного ряда развития под влиянием антропогенных причин. При изучении проблем устойчивости биологических систем большое внимание уделяется понятию «критическое состояние системы». Диагностика критического состояния системы предполагает изучение пространственной структуры и динамики ценопопуляций с выявлением элементарных демографических единиц (ЭДЕ). Анализ критического состояния популяционных систем у растений позволяет выделить ряд диагностических признаков: неполночленность онтогенетического спектра, сокращение площади ценопопуляций, значительный разрыв между размером ЭДЕ и площадью базового спектра вида, отрицательная скорость роста в течение времени, соразмерного с длительностью оборота поколений у данного вида. Выделены свойства, которые дают возможность даже при низком обилии избегать критического состояния [Заугольникова, Жукова, Попадюк, 1992].

Таким образом, при анализе антропогенных преобразований лесных экосистем различные авторы предлагают учитывать изменения вертикальной и горизонтальной структуры фитоценозов, биоразнообразия, динамики ценопопуляций ключевых видов, направлений сукцессий. В зависимости от характера антропогенных воздействий на лесные экосистемы отдается предпочтение тем или иным диагностическим показателям. Известно, что лес — явление географическое, поэтому при разработке и выборе методов длительного мониторинга за состоянием лесных экосистем целесообразно учитывать региональную природу леса, характер антропогенных нарушений, зависящий от экономических условий и плотности населения.

Из анализа научного материала можно заключить, что биогеоценозы дубрав лесостепной и степной зон на протяжении последнего столетия подвержены антропогенным преобразованиями в результате рубок, рекреационной нагрузки, нарушений гидрологического режима, сенокошения и пастьбы скота. Развитие лесных сообществ периодически прерывается человеком. Сокращаются площади дубрав, происходит трансформация их структуры и биологического разнообразия. В нарушенных пойменных насаждениях дуба имеют массовое распространение древесные адвенты.

В условиях интенсивного антропогенного нарушения пойменных лесов степной зоны стоит проблема организации их многолетнего экологического мониторинга. Все это и определило цель нашей работы — провести анализ состояния пойменных дубрав Среднего Прихоперья, выбрать наиболее информативные показатели для оценки степени антропогенной трансформации лесных экосистем и дать рекомендации по их использованию при проведении экологического мониторинга. На этой основе разработать концепцию устойчивого развития пойменных дубрав степной зоны в условиях антропогенного стресса.

Саратовская область расположена на юго-востоке европейской части России, между 49°48' и 52°49' северной широты и 42°30' и 50°47' восточной долготы, занимает площадь 100,2 тыс. км2, достигая максимальной протяженности с севера на юг 320 км, с запада на восток — 575 км.

Балашовский, Романовский и Аркадакский районы, в которых проводились исследования, находятся в западной части Саратовской области, в бассейне реки Хопер. Это Саратовская часть Донской равнины. Она расположена в двух природных зонах: лесостепной и степной. Район проведения исследований находится в подзоне северной степи, которая занимает чуть более половины территории Донской равнины в Саратовской области. Исследования проводились в пределах Елань-Терсинского ландшафтного района, расположенного в западной части Донской степной провинции. Территория района расчленена овражно-балочной сетью.

Отметки абсолютных высот колеблются от 220 м на севере до 170 м на юге. Плоские, слабоволнистые междуречные пространства повсеместно распаханы. Участков целинной степи на них не осталось. Приводораздельные склоны также в основном распаханы или заняты сбитыми пастбищами. Небольшие леса сохранились в отдельных крупных балках и речных долинах. Долина Хопра относится к интразональной местности [Особо охраняемые природные …, 2008]. В таблице 1.2 приведена общая характеристика Хопра по материалам лесоустройства Балашовского лесничества 1993 г.

Климат территории умеренный континентальный, засушливый, обусловлен удаленностью от океана и близостью к пустыням Центральной и Средней Азии. Рельеф способствует резким переходам от холодной погоды к теплой и наоборот, поэтому весной и осенью случаются ранние заморозки. Климатические особенности более влажного западного региона Саратовской области в течение почти всего года обусловливаются западным переносом с Атлантического океана, который приносит ослабленные расстоянием осадки. На западе и северо-западе области годовая сумма осадков превышает 550 мм, средняя влажность 75—80 %, среднегодовая температура воздуха +4,8...6,3 °С, амплитуда температуры воздуха в Балашовском районе равна 31,9 °С. Число дней с осадками за год достигает 130 дней, их наибольшее количество (до 32 %) выпадает в теплый период года. Район находится также под влиянием периферии Сибирского антициклона, который создает засушливую погоду летом и морозную зимой. Летом район исследования подвержен воздействию юговосточных ветров (суховеев). Наибольшая сухость воздуха наблюдается с мая по август. Среднемесячная относительная влажность воздуха в этот период составляет 59 %.

Общая гидрографическая характеристика реки Хопер Порядок реки по отношению к реке 1, левобережный 1-го порядка — Дону Длина водотока в пределах области, км Глубина реки в среднем течении, м 1— Ширина русла в среднем течении, м 40— Ширина долины в среднем течении, км 10— Ширина поймы в среднем течении, км 3— Объем годового стока на средний по водности год к границе области, млн м Насыщение воды кислородом, % Основные загрязнители реки промышленные центры: Ртищево, Максимальные концентрации загряз- в паводковый период няющих веществ Отрицательная температура прослеживается в течение 5 месяцев, с ноября по март. Самым холодным месяцем является январь, имеющий среднюю температуру –13,5 °С, минимальную –35,5 °С и максимальную +4,7 °С. Сильные морозы зимой в пониженных местах вызывают морозобоины на деревьях с последующими поселениями паразитных грибов.

Среднее количество морозных дней в году — 169, безморозный период длится в среднем 129 дней. Положительные температуры наблюдаются с апреля по октябрь, средняя температура в этот период +13,2 °С. Максимальная температура достигает в июле +42,2 °C, а минимальная –16,7 °С в октябре. Последние два года отличались аномальной жарой и небывалыми засухами. В течение июля и августа 2010 г. температуры достигали 39—42 °С длительное время, что провоцировало локальные лесные пожары не только в хвойных, но и лиственных лесах поймы. Продолжительность вегетационного периода в среднем 218 дней (примерно с 14 апреля по 18 октября). Весна, как правило, дружная, короткая, осень — непродолжительная. С сентября по апрель начинают преобладать дни с туманами (около 61 дня), число дней с метелями — около 50, мощность снегового покрова около 30 см.

А. Ф. Неганов (1964) выделяет на изучаемой территории два почвенных района: Северо-Замедведицкий (Ртищево-Турковский) и Западно-Замедведицкий (Балашово-Калининский). Граница между ними пролегает на юге по рекам Карай — Щербинка — Аркадак, на востоке — по линии, проходящей через селения Екатериновка—Бакуры. Приблизительно по этой же линии проходит граница между лесостепной и степной зонами.

Господствующей почвой почти на всей территории Балашовского и Романовского районов является чернозем обыкновенный, различной мощности. По всему району встречаются пятна солонцов [Почвенная…, 1989;

Болдырев, 1997].

Основные почвы, на которых произрастают лесные насаждения поймы Хопра: в прирусловой части — пойменные дерново-лесные; в центральной пойме — пойменно-лесные серые и темно-серые, пойменные луговолесные; в бессточных понижениях поймы — пойменно-лесные серые осолодело-солонцеватые; в притеррасных понижениях — пойменные лугово-лесные, сильно оглеенные [Свиридова, Удодова, 1976]. Исследования ученых Хоперского заповедника указывают на одну из причин отмирания дуба 60—70-х гг. прошлого века — вторичное засоление почвы, связанное с нарушением гидрологического режима Хопра и особенностями климата тех лет [Свиридова, Удодова,1976; Бирюков, 1995; Шульга, 1995]. Нами проведены исследования трех почвенных разрезов в районе села Большой Мелик. Все агрохимические показатели почв соответствуют типовым, характерным для поймы [Исаев, 2008]. Кислотность почв двух участков отличается на 1—2 единицы от нормы, рН имеет увеличение в сторону закисления. Содержание тяжелых металлов в пределах нормы, подвижных элементов питания и микроэлементов достаточно [Золотухин, Овчаренко, 2007].

Леса области расположены на пределе юго-восточной границы естественного ареала дуба. Естественные дубравы изучаемой территории расположены в центральной пойме Хопра. Они произрастают на плодородных зернистых суглинках в зоне кратковременного и частичного среднего затопления. Высота деревьев 17—22 м, толщина 0,20—0,25 м, расстояние между деревьями 2—4 м. Леса многоярусны. Светолюбивые дуб, ильм, осина составляют их основу — первый верхний ярус. Второй ярус более теневыносливый — липа. Подлесок из клена, жостера, крушины высотой 1—3 м [Болдырев, 1997]. Травяной покров хорошо развит: ежевика, ландыш, лесное разнотравье. В нарушенных дубравах распространены сорно-лесные виды растений. Аридизация климата в последние годы может стать причиной ослабления жизнеспособности дуба в формировании очагов массового размножения насекомых-фитофагов и поражения дуба грибными болезнями.

3.1. Характеристика лесного фонда Балашовского, Романовского, Аркадакского лесничеств В основу книги положены материалы обследования пойменных дубрав ГУ лесничеств Саратовской области «Балашовского», «Романовского», «Аркадакского» и результаты экспедиции 2009 г. в ФГУ «Государственный природный заповедник „Воронинский» Тамбовской области.

Основные показатели лесного фонда ГУ «Балашовское лесничество»

приведены в приложении 1. Они типичны для всей исследуемой территории.

Для изучения подбирали участки пойменных дубрав, пройденных сплошными и выборочными санитарными рубками в районах с различным антропогенным влиянием на лесные сообщества: в непосредственной близости от городского центра (пригород Балашова); на 40 км выше по ходу течения (окрестности села Малиновка Аркадакского лесничества); на 50 км ниже по течению (село Лесное Романовского лесничества), в районе плотины бывшей Больше-карайской ГЭС. Близость к населенным пунктам и их размеры обусловливают большее число несанкционированных рубок, увеличение рекреационного воздействия, загрязнение бытовыми отходами. При закладке пробных площадей учитывались расположение и площадь кострищ, густота сети тропинок, захламление, наличие древесных адвентов и выпаса скота. Все пробные площади расположены в центральной пойме. Рельеф участков ровный, волнистый с небольшими впадинами высотой до 1,5 м, иногда гривистый или пересеченный паводковыми протоками до 1 м глубины. Древостои часто имеют неравномерную сомкнутость и разновозрастные из-за эпизодических рубок.

Наибольший объем исследований проведен в лесных насаждениях в ГУ «Балашовское лесничество», в состав которого после реформы 2008 г.

вошло четыре участковых лесничества: Алмазовское (4 795 га), Балашовское (7 177 га), Падовское (9 695 га) и Самойловское (4 706 га). Это леса I группы различных категорий. В лесничестве выделены пять категорий защитности: противоэрозионные (16 622 га); зеленые зоны и лесопарки (2 238 га); запретные полосы лесов, защищающие нерестилища ценных промысловых рыб (4 882 га); леса, расположенные в первой, второй и третьей зонах округов санитарных курортов (2 610 га) и леса, имеющие научное или историческое значение (19 га). Массовое истребление лесов в Саратовской области, в том числе и по берегам Хопра началось в XVIII в., а к концу его здесь уже не было хорошего строевого леса для жилья, за ним приходилось обращаться в другие губернии, что привело к значительному снижению лесистости края [Саратовские леса, 1998]. Динамика лесного фонда Теллермановской дубравы, расположенной по берегам Хопра и Вороны, в связи с лесохозяйственной деятельностью за вековой период подробно проанализирована в работе Е. И. Еньковой (1976).

В частности, сообщается, что «в первую четверть текущего столетия резко уменьшается площадь насаждений с преобладанием дуба. А в последующие 12 лет дуб катастрофически теряет свои позиции. С 1926 по 1938 гг.

его площадь уменьшилась на 11,2 %. Это связано с интенсивной вырубкой дубовых насажденийДинамикаполным отсутствием лесовосстановительи почти объемов рубок леса ных работ». Автор отмечает низкий удельный вес насаждений с преоблав ГУ "Балашовское лесничество" данием дуба в Борисоглебском лесничестве, который в 1912 г. составлял 57 %, а в 1938 г. стал только 37,2 %.

Объемы рубок, тыс.куб.м.

Масштабы проводимых рубок в лесах Прихоперья показаны на рис. 3.1.1.

Это суммарный объем санитарных рубок, различных видов рубок ухода и рубок обновления, максимум которых приходится на 1999—2002 гг.

В это время устранялись последствия усыхания дуба санитарными рубками [Золотухин, 2007]. Снижение объемов рубок наблюдается с 2003 г., так как большинство населенных пунктов к этому времени были газифицированы, потребность в древесине как топливе оказалась меньше. Объем рубок в Балашовском лесничестве значителен, что может влиять отрицательно на структуру и состояние дубрав. Следует отметить, что не учтены случаи стихийных несанкционированных рубок, когда вырубаются лучшие деревья дуба, что влияет отрицательно на хозяйственную и генетическую ценность пойменных лесов.

в гектарах На рис. 3.1.2 показано соотношение санкционированных объемов рубок леса проводимых различными способами в ГУ «Балашовское лесничество» в 2009 г. Видно, что значительную часть из них составили рубки обновления, а по площади — прореживание и уход за молодняками. Лесничество практически не имеет лесокультурного фонда.

С целью проведения систематических комплексных биогеоценотических исследований за состоянием пойменных дубрав нами заложена серия стационарных пробных площадей размером 0,25 га. При их выделении учитывалась степень антропогенной трансформации пойменных дубрав. Всего в ходе работы было обследовано 22 участка. Тенденции антропогенного прессинга нарастают с увеличением численности населения района и развитием хозяйственной деятельности. Значительные изменения лесных сообществ были связаны с существованием Большекарайской ГЭС.

Пробные площади распределены в наиболее распространенных типах леса, в насаждениях VI—VIII классов возраста. Их краткая лесотаксационная характеристика приведена в таблицах 3.2.1—3.2.4.

При выборе фитоценозов для закладки пробных площадей, прежде всего, ставилась цель — возможно полнее охватить типологическое разнообразие и возрастные ряды дубрав, издавна считавшихся коренными.

Ненарушенных насаждений, пригодных для выбора в качестве контрольного варианта не оказалось. Все пробные площади отличаются среднепоемным режимом и умеренным увлажнением. Экотопы характеризуются относительно повышенным богатством почв. Практически все дубовые древостои спелого возраста сохранили следы многократных санитарных рубок. На стационарных пробных площадях № 1, 10, 11, 13 проведены повторные исследования через 7—10 лет.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробных площадях Балашовского участкового лесничества дана в таблице 3.2.1. Насаждения находятся в 2 км от городского центра (пригород Балашова), а также на 15 км выше по течению Хопра (окрестности с. Большой Мелик) и на 15 км ниже по течению (с. Тростянка). На большинстве участков имеются следы рубок прошлых лет, эпизодически встречаются скопления бытовых отходов, пластиковая посуда, кострища, тропиночная сеть различной плотности, что особенно характерно для повышенных местообитаний в рекреационной зоне Балашова.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробных площадях Обозначения: ТЛУ — тип лесорастительных условий, Клт — клен татарский, Кло — клен остролистный, Трн — терн колючий, Крл — крушина ломкая, Брк — бересклет бородавчатый.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробных площадях карайской ГЭС карайской ГЭС бищная нагрузка бищная нагрузка нагрузка Обозначения: ТЛУ — тип лесорастительных условий, Клт — клен татарский, Кло — клен остролистный, Жс — жестер слабительный, Рм — роза майская, Гр — груша обыкновенная, Чр — черемуха обыкновенная.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробных площадях Романовского лесничества (Большекарайское участковое лесничество) представлена в таблице 3.2.2. Насаждения находятся в районе плотины бывшей Большекарайской ГЭС на 50 км ниже по течению относительно Балашова (с. Лесное). По наблюдениям А. И. Золотухина, здесь в пойменных лесах в засушливые годы проводился выпас скота большой интенсивности. Нарушение гидрологического режима стало причиной интенсивного отмирания древостоев дуба. В настоящее время — очень низкое качество деревьев, в основном они с кривыми стволами, сильно развитой кроной. Сомкнутость древостоев часто неравномерная, в отдельных случаях деревья дуба поражены ложным дубовым трутовиком. Подлесок развит неравномерно. В связи с экономическими причинами пойменные пастбища в настоящее время забрасываются и зарастают кустарниками и деревьями. По берегам водоемов и в экотонных сообществах появляется древесная растительность, в том числе и дуб прегенеративной фазы, которая ранее повреждалась скотом.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробной площади № 6 Аркадакского лесничества дана в таблице 3.2.3. Насаждения многократно пройдены сплошными и выборочными санитарными рубками, находятся на 40 км выше по течению Хопра (окрестности с. Малиновка).

Рельеф ровный, центральная пойма. Вторичное сообщество после рубки и усыхания. Дуб с морозобоинами и поражениями ложным дубовым трутовиком, семенной. Диаметр его достигает 45—50 см. Имеются пни свежесрубленных деревьев дуба.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробе Аркадакского лесничества (окрестности села Малиновка) Обозначения: ТЛУ — тип лесорастительных условий, Клт — клен татарский, Кло — клен остролистный, Брк— бересклет бородавчатый, Чр — черемуха обыкновенная.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробных площадях в ФГУ «Государственный природный заповедник „Воронинский» дана в таблице 3.2.4. Насаждения находятся на территории Кирсановского и Инжавинского районов Тамбовской области, располагаются в пойме среднего течения реки Вороны, правый приток реки Хопер (окрестности села Рамза). Государственный природный заповедник «Воронинский»

создан относительно недавно, в 1994 г., и особенно интересно проследить здесь ход естественных сукцессий пойменных лесов после прекращения хозяйственной деятельности и установления заповедного режима. Рельеф ровный, слегка всхолмленный, микрорельеф — легкие волны, центральная пойма Вороны. Очень богат второй ярус с присутствием не только клена татарского, но и крушины, черемухи, рябины, яблони лесной, груши обыкновенной, калины обыкновенной, бересклета бородавчатого, лещины обыкновенной.

Лесотаксационная характеристика насаждений на пробных площадях в ФГУ «Государственный природный заповедник „Воронинский“»

Обозначения: ТЛУ — тип лесорастительных условий, Клт — клен татарский, Кло — клен остролистный, Брк — бересклет бородавчатый, Чр — черемуха обыкновенная, Гр— груша обыкновенная, Яб — яблоня лесная, Ор — орешник обыкновенный.

Таким образом, на исследованных пробных площадях представлены насаждения, сравнительно однотипные по лесорастительным условиям, видовому составу деревьев, располагающиеся относительно равномерно по ходу течения Хопра на протяжении 100 км и испытывающие различные формы антропогенных воздействий: рубки, рекреация, выпас, изменения гидрологического режима.

3.3. Методика проведения исследований Лесотаксационные показатели насаждений определялись по общепринятому в лесной таксации методу пробных площадей. Методической основой явились рекомендации проведения комплексных биогеоценотических исследований В. Н. Сукачева (1972), и работы по таксации леса [Анучин, 1977; Загреев и соавт., 1992]. Характеристика типов леса дана по схеме В. Б. Лукьянец и Д. И. Ащеулову (1976), разработанной для пойменных дубрав Прихоперья; лесорастительные условия — по П. С. Погребняку (1988).

На пробных площадях проводился учет древесных интродуцентов, которые входят в 1-й и 2-й ярусы леса, при сплошном перечете деревьев.

Растения Acer negundo L. и Fraxinus pennsylvanica March., распространенные в нижних ярусах леса, регистрировали на 15—20 пробных площадях 22 м в каждом варианте с распределением их на онтогенетические группы (Восточно-европейские широколиственные леса, 1994). Для оценки жизненного состояния древостоев рассчитывался индекс (L, %), разработанный В. А. Алексеевым (1989).

При изучении растительного покрова использовались общепринятые в геоботанике методические указания, изложенные П. Д. Ярошенко (1969) и А. П. Шенниковым (1964). Геоботанические описания травяного покрова и экологический анализ флоры экотонных сообществ проводили по Н. М. Матвееву (2006). Вертикальная структура фитоценоза анализировалась по всем ярусам: древостою, подросту, подлеску и напочвенному покрову. Названия сообществ даны по доминантному [Нешатаев, 1987;

Работнов, 1997] и флористическому принципам [Александрова, 1969].

Состояние подроста под материнским пологом определялось на учетных площадках, которые располагаются параллельными рядами (через 10 м).

Количество площадок — 25, размер 22 м, т. е. площадь учета в каждом типе леса составила 100 м2. Такая площадь учета достаточна для получения достоверных данных [Методические …, 1981]. При установлении жизнеспособности подрост подразделяется на три категории: нормально развитый (экземпляры с сохранившейся почкой), больной и сухой. Встречаемость (коэффициент встречаемости) — это отношение числа площадок с подростом к общему числу учетных площадок. Растения измеряли от основания до вершины.

Характеристика подлеска проводилась на каждой пробной площади по трем учетным площадкам размером 1010 м. Детальность выделяемых параметров пробных площадей, учетных площадок определялась масштабом рассматриваемого яруса. Был произведен перечет кустарников.

Измерялась высота и площадь поперечного сечения каждой особи на уровне груди. Все растения подразделялись также на три категории жизненного состояния: здоровые, больные и сухие. По спилу наиболее крупных особей определяли их возраст. По полученным данным вычислялось соотношение (по объему, м3) клена татарского на каждой пробной площади по категориям.

Исследования проводились в 2008—2010 гг. в пойме Хопра или его притоков (река Ворона). Для изучения биоразнообразия пойменных лесов Прихоперья было заложено 163 пробных площадки размерами 2020 м.

Каждая площадка была отнесена к одному из четырех уровней антропогенной трансформации. Для оценки биоразнообразия использованы показатели видового разнообразия, предложенные Р. Уиттекером [Оценка и сохранение …, 2000; Whittaker, Lewin, 1977]. Постоянство видов в выделенных группах описаний определяли по методу Браун-Бланке [Миркин, Наумова, 2000].

Для ботанико-географического анализа флоры и индикации зональных явлений использовались спектры типов ареала, геоэлементов, плюризональных и полизональных групп флоры пойменных лесов Прихоперья.

Название геоэлементов дано по Г. Вальтеру, а приуроченность вида к тому или иному типу ареала, геоэлементу или полизональной группе определяли по А. Д. Булохову, Н. Н. Цвелеву [Цвелев, 1988; Булохов, 2004]. Названия растений приняты по А. Г. Еленевскому (2000), жизненные формы растений определяли по классификации И. Г. Серебрякова [Серебряков, 1962; Булохов, 2004].

Для оценки биоразнообразия лесного покрова использованы прежде всего те показатели видового разнообразия, которые были предложены в работах Р. Уиттекера [Whittaker, Lewin, 1977]. Для оценки альфаразнообразия местообитания или сообщества использовались средние арифметические числа видов на площадках фиксированного размера — видовая насыщенность. Второй параметр альфа-разнообразия — число видов, которое насчитывалось в той или иной группе фаций на уровне сообществ — видовое богатство [Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000].

Материалом для анализа биоразнообразия пойменных лесов Прихоперья послужили типовые геоботанические описания на площадках размером 400 м2, на которых учитывалось обилие каждого вида по шкале Ж. БраунБланке (1964) (1 балл — покрытие 1—5 %; 2 балла — покрытие 6—25 %;

3 балла — покрытие 26—50 %; 4 балла — 51—75 %; 5 баллов — 76—100 %, r — менее 1 %, + — составляет 0,1 %) в каждом из ярусов. Для каждой пробной площадки указывался видовой состав сосудистых растений, тип сообщества по доминантам.

Для каждой геоботанической площадки фиксированного размера составлялся список найденных видов и определялось общее число видов на площадке. Для выделенных групп рассчитывалась видовая насыщенность как среднее арифметическое числа видов на площадке, определялось общее видовое богатство для каждого сообщества (общее число видов на площадках одной группы фаций).

Показатели дифференцирующего разнообразия дают представление о степени неоднородности в распределении соответствующих показателей инвентаризационного разнообразия и рассчитываются на основе последних. Показатель — бета-разнообразие — может быть отнесен к единицам растительного покрова разного объема и протяженности в пределах однотипного ландшафта, это экологическое разнообразие флоры определенной территории [Миркин, 2000]. Бета-разнообразие растительного покрова оценивалось на уровне сообществ разного пространственного уровня. При оценке бета-разнообразия рассчитывались следующие параметры:

1) коэффициент флористического сходства Жаккара. Основывается лишь на учете присутствия и отсутствия видов на пробных площадях.

Он рассчитывался для всех пар сообществ, выделяемых на определенном пространственном уровне, по формуле [Мэгарран, 1992; Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000]: C = j/(a + b – j), где j — число общих видов в обеих фациях, а — число видов в первой фации, b — число видов во второй фации.

2) индекс Уиттекера w [Whittaker, 1960; Мэгарран, 1992; Смирнова, Заугольнова, Ханина, 2000] рассчитывался для каждого анализируемого сообщества по соотношению видового богатства и средней видовой насыщенности растительности: w = S/a – l, где S — видовое богатство в пределах исследованного сообщества, а — средняя видовая насыщенность на пробной площадке.

Структурное разнообразие сообществ оценивалось по соотношению эколого-ценотических групп видов в составе растительного покрова. Этот показатель рассчитывался для всех 4-х уровней антропогенной трансформации; полученные характеристики сопоставлялись между собой.

В работе использовалась эколого-ценотическая группировка видов сосудистых растений Центральной России, составленная О. В. Смирновой и Л. Б. Заугольновой на основе экологических групп А. А. Ниценко и Г. М. Зозулина с учетом местных особенностей [Ниценко, 1969; Зозулин, 1970;

Попадюк, Смирнова, Заугольнова, 1999]. Адвентивность растений определяли по работам А. Д. Булохова, А. Я. Григорьевской и соавторов [Булохов, 2004; Григорьевская и соавт., 2004].

Применялось два способа расчета, результаты которых отражают разные аспекты структуры видового разнообразия. Первый способ состоит в том, что соотношение эколого-ценотических групп определялось по общему списку видов. Этот способ отражает типовые соотношения, свойственные флоре данного региона. Второй способ — это определение соотношения эколого-ценотических групп во всех сообществах. Этот способ более четко демонстрирует специфику структуры для каждой субвыборки.

Оценка экологического режима пойменных лесов. Проводилась обработка геоботанических описаний, относящихся к одному сообществу, по индикационным экологическим шкалам, содержащим балловые оценки экологических свойств видов по различным факторам среды. Для анализа биоразнообразия растительности пойменных лесов использовались оптимумные экологические шкалы Г. Элленберга [Ellenberg, 1974; Булохов, 2004].

В шкалах Г. Элленберга экологическая характеристика видов оценивается по отношению к главным факторам по 9-балльной шкале, при этом 1 балл обозначает наименьшую, а 9 баллов — наибольшую величину фактора. Только для влажности взята 12-балльная шкала, при этом три ступени соответствуют водным растениям. Преимущественно «индифферентные» (эвритопные) виды или виды с неясным экологическим значением обозначаются знаком « ». Такие виды не используют для оценки местообитаний, так как индикаторной ценностью они не обладают [Булохов, 2004].

Для каждого вида, встреченного на пробной площадке, указывался балл по шкалам светочувствительности, влажности, кислотности почвы и обеспеченности почвы минеральным азотом. Для вычисления среднего индикаторного числа по этим факторам применялся «количественный»

способ расчета [Булохов, 2004].

Балловые оценки рассчитывались для каждого геоботанического описания по формуле:

где Fср. — среднее индикаторное число или средний балл выраженности фактора; хn — баллы по экологическим шкалам; kn — баллы видов по шкале Браун-Бланке [Булохов, 2004; Матвеев, 2003]. Это так называемый «количественный» способ вычисления [Булохов, 2004].

Таким образом, для всех 163 пробных площадок было найдено среднее индикаторное число по факторам освещенности, влажности, кислотности и обеспеченности почвы азотом. Для пробных площадок, относящихся к одному уровню антропогенной трансформации, указывалось среднее значение по ряду факторов и диапазон изменения факторов.

Для определения характеристик экологического пространства все геоботанические описания обрабатывались по экологическим шкалам, и на основе этих данных строились графики, позволяющие сопоставлять экологические режимы местообитаний, занятых разными вариантами сообществ.

Таким образом, биоразнообразие растительного покрова пойменных лесов Прихоперья было оценено по: видовой насыщенности на площадках размером 400 м2 (альфа-разнообразие); видовому (флористическому) богатству — общему числу зарегистрированных видов в сообществах;

степени гетерогенности сообществ; структурному разнообразию сообществ (эколого-ценотический спектр); фитоиндикации экологического режима сообществ.

4. Динамика структуры и состояния древостоев дуба Дуб обыкновенный (Quercus robur L.) является ключевым видом восточноевропейских широколиственных лесов. В ходе жизнедеятельности ключевые виды производят значительные преобразования биотической и абиотической среды, жизни подчиненных видов, ведущие к изменению экологического режима, популяционных мозаик и биологического разнообразия [Восточно-европейские леса …, 2004]. Исследования динамики структуры и состояния дубовых древостоев, составляющие важную проблему экологического мониторинга пойменных дубрав, нами проводились в период с 1999 по 2009 гг. В первые годы исследований планировалось определение лесопатологического состояния древостоев дуба, но в связи с наметившейся его стабилизацией стало актуальным изучение структурных преобразований участков леса, пострадавших при массовом отмирании и, связанных с проведением различных видов рубок.

В исследуемых лесных массивах, по документам Балашовского лесничества и нашим наблюдениям, длительное время, до конца 90-х гг. прошлого столетия, действовали очаги массового размножения ряда листогрызущих насекомых: зеленой дубовой листовертки (Tortrix viridana L.), боярышниковой листовертки (Cacoecia crataegana Hb.), кольчатого шелкопряда (Malacosoma neustria L.), непарного шелкопряда (Ocneria dispar L.). Они сильно объедали листья дуба и других древесных пород, а в последние несколько лет (2002—2004 гг.) встречались лишь единичные особи данных насекомых. В 2000 г. был обнаружен очаг корневой орехотворки (Biorhiza pallida Oliv.) по наличию галлов на концах побегов дуба.

Определение данного вида было подтверждено профессором О. П. Негробовым. Довольно значительные по интенсивности поселения наблюдались по опушкам леса в рекреационной зоне Балашова. В последующие годы отмечались только редкие повреждения дуба этими насекомыми.

При проведении полевых рекогносцировочных обследований и в процессе работы на пробных площадях в 2009—2010 гг. нами не обнаружены очаги массового размножения первичных вредителей дуба. Вместе с тем экстремальная жара и засуха 2009—2010 гг. могут спровоцировать вспышки массового размножения листогрызущих насекомых.

Вторичные стволовые вредители распространены на единичных ослабленных деревьях. К их числу относятся: дубовый заболонник (Scolytus intricatus Ratz.), дубовая узкотелая златка (Agrilus angustulus Ill.), дубовая бронзовая златка (Chrysobothris affinis F.), дубовый плоский усач (Phymatodes testraceus L.), большой дубовый усач (Cerambyx cerdo L.). В публикации А. Ю. Родионовой (2002) для пойменных лесов Балашовского лесничества отмечен 31 вид дендробионтов из отряда жуков. А. Н. Володченко (2009) в пойменных дубравах Среднего Прихоперья обнаружил 144 вида ксилобионтов разных трофических групп.

Другую группу патологий деревьев представляют грибные болезни.

К числу наиболее распространенных видов грибов на дубе и других лиственных деревьях можно отнести: дубовую губку (Daedalea guercina Fr.), окаймленный трутовик (Fomitopsis pinicola (Sw. ex Fr.) Karst.), ложный трутовик (Phellinus igniarius (Fr.) Quel.) — на осине, серно-желтый трутовик (Laetiporus sulphureus (Bull.) Bond. et Sing.), настоящий трутовик (Fomes fomentarius (L.) Giil.) — на осине, липе и других древесных породах. В дождливые годы на листьях дуба в массе развивается мучнистая роса, вызываемая грибом Microsphaera alphitoides Gr. et Maubl., которая существенно ослабляет его. Широкое распространение имеет черный рак осины, вызываемый Hypoxylon pruinatum (Kl.) Cke. В настоящее время в пойменных лесах Балашовского Прихоперья нет очагов сосудистого микоза дуба, но довольно обычны деревья, пораженные опенком (Armillariella mellea Quel.). Исследованиями Е. М. Сулига и Д. В. Иванова (2002) в лесах Прихоперья выявлено более 70 видов грибов-ксилотрофов. Установлено также, что микобиота испытывает отрицательное влияние антропогенных факторов (загрязнения атмосферы).

Для выявления общей картины лесопатологического состояния дубрав на пробных площадях проведен учет деревьев по методике Н. А. Харченко (1981), разработанной для интенсивных санитарных рубок. Данные о распределении деревьев по лесопатологическим классам показали, что в 1999—2002 гг. во всех вариантах преобладали жизнеспособные деревья (I и II класса). Они составляли более 90 % на пробных площадях Балашовского и Большекарайского лесничеств. Доля деревьев с признаками патологии в среднем составила 8,5 %, в Падовском лесничестве — 18—20 %, не превышая естественный отпад. В Падовском лесничестве отмечено значительное количество ограниченно-жизнеспособных растений III класса (21,5 %) с отмирающей вершиной или частью кроны, со стволами, на которых имеются повреждения насекомыми — дендробионтами, дубовой губкой или другими грибными заболеваниями. Более здоровые древостои дуба оказались в рекреационной зоне Балашова по сравнению с удаленными от него на 30—40 км лесных массивах, что связано с интенсивными и многократными санитарными рубками, которые проводились в пригородных лесах. Прекращение гибели деревьев дуба в те годы видно и по изменению величины индекса жизненного состояния В. А. Алексеева (таблица 4.1).

№ пр. пл.

в числителе — общий запас, в знаменателе — запас больных и усохших деревьев.

В целом древостои дуба в пойменной дубраве Прихоперья оказались относительно здоровыми, но структура насаждений была нарушена, что установлено при анализе диаграмм распределения стволов по ступеням толщины и динамике парцеллярной мозаики [Золотухин, Овчаренко, 2007]. В частности, коэффициент асимметрии распределения деревьев по диаметру (Kas) варьировался от 1,731 до –1,560. Это связано с неравномерным отмиранием и рубкой деревьев, имеющих разные размеры, особенно тонкомерных и в меньшей мере средних и крупных диаметров, что видно по соотношению запасов древесины здоровых и больных или усохших стволов (таблица 4.1). Аналогичные изменения структуры древостоев дуба, связанные с его массовым отмиранием, отмечены О. В. Рыжковым (2000). Наибольшие отклонения от нормального распределения по ступеням толщины наблюдались в низко полнотных насаждениях.

В 2008—2009 гг. нами проведено исследование лесотаксационных показателей на серии пробных площадей с целью выявления антропогенных преобразований, которые происходят в пойменных дубравах. Предварительно были изучены материалы последнего лесоустройства, проведенного в Балашовском лесничестве в 1993 г. Возрастная структура древостоев основных лесообразователей в пойменных лесах на тот период показана на рисунке 4.1. Видно, что подавляющая часть лесных насаждений дуба была приспевающей. К настоящему времени они превратились в средневозрастные или спелые. Приведенные материалы свидетельствуют о неблагоприятной возрастной структуре лесных насаждений дуба, что характерно и для его ценопопуляций, которые в основном лишены растений прегенеративной группы [Золотухин, Овчаренко, 2007]. Древостои дуба превращаются в одновозрастные и, что важно, практически нет молодняков этой ценной древесной породы. Подобную возрастную структуру имел вяз. Преобладание древостоев вяза одного возраста связано с его массовым отмиранием от «голландской болезни» в шестидесятые годы прошлого столетия. В настоящее время структура его популяций становится разновозрастной [Золотухин, Овчаренко, 2007]. Липа и осина имели разновозрастные древостои с преобладанием приспевающих у липы и спелых у осины.

запас древесины, тыс.куб.м Рис. 4.1. Распределение запаса древесины по группам возраста в Балашовском лесничестве (по материалам лесоустройства 1993 г):

1, 2— молодняки; 3 — приспевающие; 4 — средневозрастные; 5 — спелые;

На рисунке 4.2 представлена структура древостоя дуба по соотношению основных лесообразователей при разных уровнях их антропогенных преобразований. Эти данные показывают, что в слабо и средне нарушенных сообществах пойменных дубрав основным эдификатором является дуб, а также имеются его спутники: осина, вяз, липа, клен остролистный.

В небольшом количестве встречается клен ясенелистный. По мере усиления деградации упрощается состав древостоев первого яруса.

Для оценки современного состояния пойменных дубрав в 2009 г. исследованы лесотаксационные параметры и индекс жизненного состояния древостоев дуба по В. А. Алексееву (1989) в зависимости от уровней антропогенных нарушений. Установлено, что данный показатель для большинства изученных древостоев дуба меняется хаотично от 46,6 до 98,4 % (рис. 4.3, таблица 4.2). Наибольшие значения его обнаружены в относительно сохранившихся древостоях (L = 71—73 %), что характеризует их как слегка ослабленные или здоровые. Самый высокий индекс жизненного состояния (L = 97,7 %) отмечен на пробной площади № 1 при полноте 0,8. Данный древостой характеризуется как совершенно здоровый. На остальных исследованных участках, относящихся к данному уровню антропогенной трансформации, индекс жизненного состояния оказался несколько ниже.

Дуб обыкновенный Липа мелколистная Вяз обыкновенный Рис. 4.2. Динамика состава древостоев в пойменных лесах В средне нарушенных насаждениях индекс жизненного состояния изменятся достаточно хаотично при среднем значении 58,6 %. При более сильном преобразовании лесных сообществ он имеет средние значения 68,0—71,2 %, что характеризует состояние древостоев дуба как удовлетворительное и хорошее, но не в полной мере отражает степень антропогенной трансформации насаждений. Поэтому при обобщении данной информации нами производился расчет коэффициента сохранности древостоев дуба. Понятие сохранности широко используется при учете лесных культур [Усс, 2007].

Расчет коэффициента сохранности древостоев дуба нами проводился как отношение запаса древесины дуба на пробных площадях (на 1 га) к такому же показателю из таблиц хода роста [Нормативно-справочные материалы …, 2001]. Табличные данные можно считать как эталонные и принять за условный контроль. Коэффициент выражается в процентах.

Предлагаемый авторами новый показатель отражает степень уменьшения по различным причинам доли участия дуба в составе насаждений и дает возможность сравнивать древостои различного возраста друг с другом для оценки уровня антропогенной трансформации пойменных дубрав.

Коэффициент сохранности дуба может совпадать с размерами полноты насаждений. Но при одной и той же полноте дуб может образовать монодоминантное сообщество с составом 10Д или иметь примесь других деревьев, например 5Д5Вз. При этом доля участия дуба в образовании лесного сообщества сильно отличается. Коэффициент сохранности дуба более объективно, чем полнота, отражает количественные показатели и фитоценотическую роль данного вида, его изменения под влиянием внешних факторов (рубок леса, патологии и др.).

Коэффициент сохранности дуба, % В таблице 4.2, а также на и рисунке 4.3 представлены коэффициенты сохранности древостоев дуба на серии участков пойменных лесов Среднего Прихоперья. Изученные насаждения распределены по четырем уровням антропогенной трансформации пойменных дубрав [Золотухин, 2009]. Видно, что данный показатель варьируется от 15,8 до 75,1 %. Минимальное значение его отмечено в лесных насаждениях, расположенных в пригородной зоне, которые испытывают сильное антропогенное влияние (бессистемные рубки, рекреационное воздействие и др.). Высокие параметры коэффициента сохранности наблюдались в древостоях с преобладанием дуба и полнотой 0,7—0,8.

Любые нарушения, вызванные внешними факторами или изменениями внутренней среды, приводят к закономерной динамике структуры сообщества [Василенко, 2009]. Исследования распределения деревьев в лесу по толщине служат основой теории строения древостоев [Тюрин, 1971].

Дифференциация древостоев по диаметру деревьев зависит от природы леса и хозяйственной деятельности человека [Макаренко, 1982; Рыжков, 2000].

Сохранность и состояние древостоев дуба в пойменных лесах Нами установлено, что в относительно сохранившихся дубовых насаждениях с полнотой 0,7—0,8 кривая распределения деревьев по ступеням толщины значительно варьирует в зависимости от расположения пробных площадей (рис. 4.4). Так, в окрестностях г. Балашова (рис. 4.4А) она двухвершинная с некоторой левосторонней асимметрией (Кas= 0,330).

В составе древостоя данного сообщества имеется примесь липы мелколистной и вяза гладкого. Они растут в починенном ярусе. Кривая распределения стволов липы одновершинная с ярко выраженной асимметрией (Кas = 1,122). Вяз гладкий распространен диффузно в очень ограниченном количестве. В условиях Воронинского заповедника кривая распределения дуба по диаметру (рис. 4.4Б) близка к нормальной с незначительной левосторонней асимметрией (Кas= –0,521). Вяз гладкий и липа мелколистная распространены в различных ярусах, кривые их распределения имеют значительные отклонения от нормальных.

запас древесины, куб.м запас древесины,куб.м Рис. 4.4. Распределение деревьев по ступеням толщины Обозначение. Здесь и далее на рис. 4.4—4.8:

Распределение деревьев в средне нарушенном лесном насаждении в районе села Лесное (рис. 4.5А, рис. 4.5Б) характеризуется скачкообразной кривой с вершинами в области 24—32 см и 32—40 см. Вяз обыкновенный распространен преимущественно во втором ярусе. Его кривая достаточно симметрична, с небольшой левосторонней или правосторонней асимметрией.



Pages:   || 2 | 3 |
 
Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования БАРНАУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Г.В. Кукуева Рассказы В.М. Шукшина: лингвотипологическое исследование Барнаул 2008 1 ББК 83.3Р7-1 Печатается по решению УДК 82:801.6 Ученого совета БГПУ К 899 Научный редактор: доктор филологических наук, профессор Алтайского государственного университета А.А. Чувакин Рецензенты: доктор филологических наук, профессор, зав....»

«Т. Ф. Се.гезневой Вацуро В. Э. Готический роман в России М. : Новое литературное обозрение, 2002. — 544 с. Готический роман в России — последняя монография выдающегося филолога В. Э. Вацуро (1935—2000), признанного знатока русской культуры пушкинской поры. Заниматься этой темой он начал еще в 1960-е годы и работал над книгой...»

«Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования Монография Пермь, 2010 Владимир Век Влюбленность и любовь как объекты научного исследования  УДК 1 ББК 87.2 В 26 Рецензенты: Ведущий научный сотрудник ЗАО Уральский проект, кандидат физических наук С.А. Курапов. Доцент Пермского государственного университета, кандидат философских наук, Ю.В. Лоскутов Век В.В. В. 26 Влюбленность и любовь как объекты научного исследования....»

«В.Д. Бицоев, С.Н. Гонтарев, А.А. Хадарцев ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том V ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том V Под редакцией В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева Тула – Белгород, 2012 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2012.– Т. V.– 228 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.; Засл....»

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ В. Д. Бордунов МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО Москва НОУ ВКШ Авиабизнес 2007 УДК [341.226+347.82](075) ББК 67.404.2я7+67ю412я7 Б 82 Рецензенты: Брылов А. Н., академик РАЕН, Заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук, заместитель Генерального директора ОАО Аэрофлот – Российские авиалинии; Елисеев Б. П., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ, заместитель Генерального директора ОАО Аэрофлот — Российские авиалинии, директор правового...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ КАФЕДРА ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ И ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Т.Г. КАСЬЯНЕНКО СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ОЦЕНКИ БИЗНЕСА ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ББК 65. К Касьяненко Т.Г. К 28 Современные проблемы теории оценки бизнеса / Т.Г....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ФИЗИКИ АТМОСФЕРЫ им. А. М. ОБУХОВА УНИВЕРСИТЕТ НАУК И ТЕХНОЛОГИЙ (ЛИЛЛЬ, ФРАНЦИЯ) RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES A. M. OBUKHOV INSTITUTE OF ATMOSPHERIC PHYSICS UNIVERSITE DES SCIENCES ET TECHNOLOGIES DE LILLE (FRANCE) V. P. Goncharov, V. I. Pavlov HAMILTONIAN VORTEX AND WAVE DYNAMICS Moscow GEOS 2008 В. П. Гончаров, В. И. Павлов ГАМИЛЬТОНОВАЯ ВИХРЕВАЯ И ВОЛНОВАЯ ДИНАМИКА Москва ГЕОС УДК 532.50 : 551.46 + 551. ББК 26. Г Гончаров В. П., Павлов В....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет А.В. Пылаева РАЗВИТИЕ КАДАСТРОВОЙ ОЦЕНКИ НЕДВИЖИМОСТИ Монография Нижний Новгород ННГАСУ 2012 УДК 336.1/55 ББК 65.9(2)32-5 П 23 Рецензенты: Кокин А.С. – д.э.н., профессор Нижегородского государственного национального исследовательского университета им. Н.И. Лобачевского Озина А.М. – д.э.н.,...»

«А.Ф. Меняев КАТЕГОРИИ ДИДАКТИКИ Научная монография для спецкурса по педагогике в системе дистанционного обучения студентов педагогических специальностей Второе издание, исправленное и дополненное. Москва 2010 ББК УДК МРецензенты: Заслуженный деятель науки РФ, доктор педагогических наук, профессор Новожилов Э.Д. Доктор педагогических наук, профессор Деулина Л.Д. Меняев А.Ф. Категории дидактики. Научная монография для спецкурса по педагогике в системе дистанционного обучения для студентов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Национальный аэрокосмический университет им. Н. Е. Жуковского Харьковский авиационный институт Профессор Лев Александрович Малашенко Биобиблиографический указатель Харьков ХАИ 2013 1 УДК 016 : 378.4(092) : 629.7 : 629.735.33 М 18 Составители: И. В. Олейник, В. С. Гресь Под редакцией Н. М. Ткаченко Профессор Лев Александрович Малашенко : М 18 биобиблиогр. указ. / сост.: И. В. Олейник, В. С. Гресь ; под ред. Н. М. Ткаченко. — Х. : Нац. аэрокосм. ун-т им....»

«О ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ЛИТЕРАТУРЫ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ Институт филологии Бердянского государственного педагогического университета НИИ славяноведения и компаративистики Бердянского государственного педагогического университета Донецкий национальный университет О ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ЛИТЕРАТУРЫ МОНОГРАФИЯ Бердянск – 2010 УДК 801.73 ББК Ш40*000.91 О-11 О тенденциях развития современной теории литературы:...»

«А.С.ЛЕЛЕЙ ОСЫ-НЕМКИ ФАУНЫ СССР И сопрЕ~ЕльныIx СТРАН '. АКАДЕМИЯ НАУК СССР ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫй НАУЧНЫй ЦЕНТР БИОЛОГО-ПОЧВЕННЫй ИНСТИТУТ А. С. ЛЕЛЕЙ ОСЫ-НЕМКИ (HYMENOPTERA, MUTILLIDAE) ФАУНЫ СССР И СОПРЕДЕЛЬНЫХ С'ТРАН Ответстпеппыи редактор В. и. ТОБИАС ЛЕНИНГРАД ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДК 595.794.2(47+57). фауны СССР и сопредельных MutiIlidae) Л елей А. С. Осы-немки (Hymenoptera, стран. - Л.: Наука, 1985....»

«ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА (Часть 1) ОТЕЧЕСТВО 2011 УДК 520/524 ББК 22.65 И 90 Печатается по рекомендации Ученого совета Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта Научный редактор – акад. АН РТ, д-р физ.-мат. наук, проф Н.А. Сахибуллин Рецензенты: д-р. физ.-мат. наук, проф. Н.Г. Ризванов, д-р физ.-мат. наук, проф. А.И. Нефедьева Коллектив авторов: Нефедьев Ю.А., д-р физ.-мат. наук, проф., Боровских В.С., канд. физ.-мат. наук, доц., Галеев А.И., канд. физ.-мат. наук, Камалеева...»

«Министерство науки и образования Российской Федерации ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный университет ИНДЕКС УСТОЙЧИВЫХ СЛОВЕСНЫХ КОМПЛЕКСОВ ПАМЯТНИКОВ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ X–XI вв. Магнитогорск 2012 1 УДК 811.16 ББК Ш141.6+Ш141.1 И60 И60 Индекс устойчивых словесных комплексов памятников восточнославянского происхождения X–XI вв. / Науч.-исследоват. словарная лаб. ; сост. : О.С. Климова, А.Н. Михин, Л.Н. Мишина, А.А. Осипова, Д.А. Ходиченкова, С.Г. Шулежкова ; гл. ред. С.Г....»

«И. Н. Рассоха  Исследования по ностратической   проблеме Южно­Украинский центр неолитической  революции * * * Методика выявления древнейшего родства  языков путем сравнения их базовой лексики с  ностратической и сино­кавказской  реконструкциями Харьков  ХНАМГ  2010 1 Рецензенты:  Ю. В. Павленко – профессор Национального  университета Киево­Могилянская академия, доктор  философских наук А. А. Тортика — доцент Харьковской государственной  академии культуры, доктор исторических наук...»

«ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том III Под редакцией А.А. Хадарцева, Б.Л. Винокурова, С.Н. Гонтарева Тула – Белгород, 2010 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. А.А. Хадарцева, Б.Л. Винокурова, С.Н. Гонтарева.– Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2010.– Т. III.– 296 с. Авторский коллектив: акад. ЕАЕН, Засл. деятель науки РФ, д.м.н., д.э.н., проф. Винокуров Б.Л.; акад. РАЕН, Засл. деятель науки РФ, д.б.н., д.физ.-мат.н., проф....»

«ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2006 Т Т В Н В.М. ФОКИН ТЕПЛОГЕНЕРИРУЮЩИЕ УСТАНОВКИ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 621. ББК 31. Ф Рецензент Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой Теплоэнергетика Астраханского государственного технического университета, А.К. Ильин Фокин В.М. Ф75 Теплогенерирующие...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КОМИТЕТ НАУКИ ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ КАЗАХСТАН В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: ВЫЗОВЫ И СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ Посвящается 20-летию независимости Республики Казахстан Алматы, 2011 1 УДК1/14(574) ББК 87.3 (5каз) К 14 К 14 Казахстан в глобальном мире: вызовы и сохранение идентичности. – Алматы: Институт философии и политологии КН МОН РК, 2011. – 422 с. ISBN – 978-601-7082-50-5 Коллективная монография обобщает результаты комплексного исследования...»

«КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ М.В. Сухарев ЭВОЛЮЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ Петрозаводск 2008 УДК 65.05 ББК 332.012.2 C91 Ответственный редактор канд. эконом. наук М.В. Сухарев Рецензенты: А.С. Сухоруков, канд. психол. наук А.С. Соколов, канд. филос. наук А.М. Цыпук, д.тех. наук Издание осуществлено при поддержке Российского научного гуманитарного фонда (РГНФ) Проект № 06 02 04059а Исследование региональной инновационной системы и...»

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра политологии философского факультета Кафедра политических наук филиала КФУ в г. Набережные Челны ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ очерки Казань 2011 УДК 323(470) ББК 66.3(2Рос)6 П 50 Печатается по решению Ученого совета философского факультета Казанского (Приволжского) федерального университета Коллектив авторов профессор О.И. Зазнаев – руководитель авторского коллектива (глава 1), профессор М.Х. Фарукшин (главы 2 и 4),...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.