WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 |

«ЛЕВОЧКИНА НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА РЕСУРСЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ТУРИЗМА: СТРУКТУРА, ВИДЫ И ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ Монография Омск 2013 УДК 379.83:332 ББК 65.04:75,8 Л 36 Рецензенты: доктор экономических ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

Омский институт (филиал)

ЛЕВОЧКИНА НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА

РЕСУРСЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ТУРИЗМА:

СТРУКТУРА, ВИДЫ И ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ

Монография Омск 2013 УДК 379.83:332 ББК 65.04:75,8 Л 36 Рецензенты:

доктор экономических наук, профессор С.М. Хаирова доктор экономических наук, профессор А. М. Попович доктор педагогических наук, профессор В.Е. Новаторов Л 36 Левочкина Н. А. Ресурсы регионального туризма: структура, виды и особенности управления / Н. А. Левочкина. – Омск: Издатель ИП Скорнякова Е.В., 2013. – 188 с.

ISBN 978-5-905833-22- В монографии на основе анализа элементов региональной системы туризма (туристских ресурсов, туристических организаций, туристической инфраструктуры, туристических маршрутов) и организационно-управленческих, правовых и иных отношений между ними, процессов формирования их ресурсного обеспечения предпринята попытка разработки методических, научно-практических рекомендаций по совершенствованию управления ресурсного обеспечения в данной сфере на региональном уровне.

Книга адресована ученым, студентам, аспирантам, докторантам, специалистам-практикам, а также всем тем, кто изучает региональный туризм.

УДК 379.83: ББК 65.04:75, ISBN 978-5-905833-22- © Левочкина Н.А., ©РГТЭУ,

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………… Глава 1. Региональная экономическая система как социальноэкономическая основа ресурсного обеспечения индустрии туризма ……………………………………………………………... 1.1. Теоретико-методические вопросы изучения структуры и содержания региональной экономической системы …………..... 1.1. Региональная туристская система, региональный туристический комплекс как элементы региональной экономической системы ……………………………………………

1.2. Ресурсное обеспечение деятельности предприятий сферы туризма ……………………………………………………………... Глава 2. Исследование состояния формирования и развития ресурсного обеспечения сферы туризма в Омском регионе ……. 2.1. Природно-ресурсный потенциал, туристские ресурсы Омского региона ……………………………………………............ 2.2. Социально-бытовые ресурсы, туристическая инфраструктура Омского региона …………………………………………………… 2.3. Организационно-управленческое, информационное, кадровое обеспечение индустрии туризма Омского региона ……………….. 2.4. Региональные особенности и проблемы ресурсного обеспечения развития туризма в Омской области ……………………… Глава 3. Разработка научно-методических, практических рекомендаций по совершенствованию управления ресурсным обеспечением сферы туризма в регионе…………………….......... 3.1. Разработка научно-методических рекомендаций по совершенствованию информационно-аналитического обеспечения сферы туризма ………………………………………………........... 3.2. Разработка научно-практических рекомендаций по совершенствованию управления региональной системой туризма....... Заключение ……………………………………………………......... Литература …………………………………………………………. Приложения ………………………………………………………... Введение Туризм является одной из крупнейших и динамичных отраслей экономики. Высокие темпы его развития, большие объемы валютных поступлений активно влияют на различные сектора экономики, что способствует формированию собственной туристской индустрии. На сферу туризма приходится около 6 % мирового валового национального продукта, 7 % мировых инвестиций, каждое 16-е рабочее место, 11 % мировых потребительских расходов [30, с. 5]. Таким образом, в наши дни нельзя не заметить того огромного влияния, которое оказывает индустрия туризма на экономику. Именно поэтому индустрия туризма должна рассматриваться как экономическая категория, выражающая совокупность взаимосвязанных отраслей и производств национальной экономики, единой функциональной задачей которых является деятельность, направленная на удовлетворение разнообразных и постоянно растущих потребностей людей в различных видах отдыха и путешествий в свободное время при рациональном использовании всех имеющихся туристских ресурсов [38, с. 17].

В настоящее время развитие туризма может рассматриваться как одно из приоритетных направлений структурной трансформации экономики России и ее регионов. Однако обеспечение туристских потоков возможно только при наличии конкурентоспособного туристского продукта, для создания которого требуются разнообразные ресурсы, в том числе туристско-рекреационные. При этом туристские ресурсы и туристская инфраструктура, благодаря которой осуществляется оказание туристских услуг потребителю, являются важнейшей составной частью туристского потенциала любой местности. Поэтому для определения возможностей развития туризма в регионе, увеличения его видового многообразия, типов туристско-рекреационной деятельности очень важно как с научной точки зрения, так и с практической изучать туристские ресурсы. Тем более, что экономические ресурсы в целом, туристские в частности, между странами и территориями распределены неравномерно, а эффективное производство товаров и услуг всегда требует использования все новых технологий и новых комбинаций соединения этих ресурсов.





Предпринимательская деятельность в туризме объединяет различные сочетания факторов производства (трудовые, природные, финансовые ресурсы) с фактором потребления (платежеспособностью и спросом населения). Поэтому предпринимательская деятельность ональной системы управления развитием индустрии туризма в России, выявлены основные проблемы в деятельности российских туристских фирм, изучены особенности эволюции туристского рынка, разработаны методы управления репутацией и брендом организации индустрии туризма, а также зависимости форм управления организаций индустрии туризма от условий на рынке и стратегических задач самой организации.

При разработке теоретико-методологических вопросов данной работы автор также опирался на работы ученых, посвященных проблемам теории и практики управления, развития организации, маркетинга, экономики, социальной сферы и туризма. Среди них следует отметить работы Г. Л. Азоева, И. Ансоффа, И. Н. Герчикова, Г. Б. Клейнера, Г. Р. Латфулина, В. Д. Марковой, Б. З. Мильнера, М. Х. Мескона, М. Портера, А. Г. Поршнева, З. П. Румянцевой, В. И. Азара, М. А.

Ананьева, В. А. Богомолова, А. М. Бабича, И. В. Зорина, В. А. Квартального, В. Ю. Морозова, А. Г. Новицкого, Н. А. Платоновой. Р. Ю.

Поповой, В. С. Преображенского, Т. П. Розановой, Л. Б. Сульповара, П. М. Шульгина, Р. А. Фатхутдинова, А. Д. Чудновского и других.

Однако, несмотря на столь представительный круг ученых и практиков, затрагивающих в своих работах многие аспекты экономики и управления в сфере услуг и индустрии туризма, обращает на себя внимание недостаточная разработанность экономической наукой проблем, связанных со спецификой туризма как формирующейся и динамично развивающейся отрасли обслуживания населения, особенностями региональной организации, управления, планирования, механизма функционирования и ресурсного обеспечения первичных звеньев оказания туристских услуг. Таким образом, именно недостаточная изученность вышеназванных проблем и их практическая значимость для каждого конкретного региона в современных экономических условиях обусловили актуальность темы данного исследования.

В монографии на основе анализа элементов региональной системы туризма (туристские ресурсы, туристические организации, туристическая инфраструктура, туристические маршруты) и их организационно-управленческих, правовых и иных отношений, процессов формирования их ресурсного обеспечения предпринята попытка разработки методических, научно-практических рекомендаций по совершенствованию их ресурсного обеспечения в данной сфере на региональном уровне. Для более полного раскрытия вышеуказанных проблем автором были решены следующие задачи:

1) охарактеризованы основные понятия, методы изучения ресурсов региональной туристской системы, туристического комплекса, а также рассмотрена их структура в контексте региональной экономической системы;

2) исследовано пространственно-территориальное размещение туристских ресурсов Омского региона;

3) рассмотрены особенности использования кадрового, организационно-управленческого обеспечения деятельности предприятий индустрии туризма; проведен анализ ресурсного потенциала туризма с учетом его региональной специфики (на примере Омского региона);

4) выявлены проблемы, тенденции развития туризма в Омском регионе и разработаны рекомендации по совершенствованию управления региональной системой туризма, а также предложены рекомендации по развитию и совершенствованию информационноаналитического обеспечения региональной системы туризма; разработана концептуальная модель управления ресурсами в региональной системе туризма.

Теоретико-методологическую основу исследования составили концептуальные положения теории рыночной экономики, стратегического менеджмента, предпринимательской деятельности, труды отечественных и зарубежных ученых по проблемам организации и управления бизнеса в сфере туризма. Важное значение в методологическом плане имели концепции развития общественного производства, региональной политики, природно-ресурсного потенциала территорий.

В качестве инструментов исследования использовались методы экономическо-статистического сравнения, группировок, факторного анализа, социологического спроса, наблюдения, экспертных оценок и иные методы познания.

Информационную базу исследования составили нормативноправовые акты государственных и региональных органов власти в сфере туризма, данные государственных органов статистики, материалы научно-практических конференций и семинаров различных уровней.

Автором широко использовались обзорные, справочные материалы, опубликованные в СМИ, информация, размещенная в глобальной сети Интернет, а также материалы собственных исследований.

Практическая значимость данной работы заключается в разработке научно-методических, практических рекомендаций по совершенствованию ресурсного обеспечения организаций сферы туризма с целью его соответствия современным потребностям. Результаты работы могут быть также использованы региональными органами и учреждениями, в компетенцию которых входят вопросы нормативноправового, учебно-методического, кадрового, информационноаналитического обеспечения, мониторинга, учета, контроля и регулирования деятельности субъектов хозяйствования в сфере туризма.

Основные положения данной работы могут стать основой для разработки стратегии развития регионального туризма, привлечения инвесторов в данный сектор экономики и позиционирования Омского региона на внутреннем и международном рынке туристических услуг. Кроме того, отдельные теоретические положения могут быть использованы в учебном процессе при подготовке учебнометодических материалов для студентов, обучающихся по специальностям и направлениям подготовки: «Туризм», «Социальнокультурный сервис и туризм», «Менеджмент», «Социальнокультурная деятельность», а также для слушателей системы повышения квалификации и переподготовки кадров в данной сфере услуг.

Кроме того, отдельные результаты работы могут служить методической основой для разработки направлений развития деятельности туристических предприятий, некоммерческих туристических организаций, для проведения исследований регионального рынка туристских услуг, предпочтений потребителей с учетом имеющихся туристских ресурсов данной территории.

Результаты исследования прошли апробацию на различных семинарах и научно-практических международных конференциях, организованных в 2004-2012 гг.: Алтайском государственном техническом университете им. И. И. Ползунова, Омском государственном институте сервиса, Российском государственном торгово-экономическом университете, Краснодарском институте культуры и искусств и других вузах страны. Доклады были представлены на всероссийских, региональных конференциях, проводимых Омским государственным, Тюменским государственным университетами и филиалом Сочинского государственного университета туризма и курортного дела в г. Омске в 2003гг. Отдельные практические рекомендации были использованы при подготовке Концепции развития туризма в Омской области.

Ряд практических и методических рекомендаций автора были использованы при написании учебного пособия и методических рекомендаций, проведении лекционно-семинарских занятий для студентов, обучающихся по специальностям «Социально-культурный сервис и туризм», «Рекреация и спортивно-оздоровительный туризм»

«Менеджмент организации» в Омском государственном институте сервиса, Омском государственном университете им. Ф.М. Достоевского, Сибирском государственном университете физической культуры, филиале Сочинского государственного университета туризма и курортного дела.

Структура работы построена автором таким образом, чтобы логически последовательно изложить элементы региональной экономической системы, туристического комплекса, региональной системы туризма, а также основного их элемента – объектов ресурсного обеспечения; работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. Данное исследование решает проблему взаимообусловленности такой ресурсоемкой отрасли современной экономики, как туризм, а степень развитости инфраструктуры и пространственное размещение объектов его ресурсного обеспечения определяет многообразие типов и видов природно-ресурсного, трудового, производственного, инновационного, туристического и иных потенциалов региона, его отдельных подсистем и комплексов, а также видов туризма, распространенных на данных территориях.

стройки и практики научных исследований, к практике непропорционального и неравномерного развития самих регионов. Тем более, что нельзя не согласиться с мнением ученых, которые считают, что «существенные различия в экономике и социальной сфере регионов затрудняют, а нередко делают невозможным проведение единой государственной социально-экономической политики, которая бы в равной степени была эффективной для всех территорий» [48. С. 221].

Ведь преодоление региональной экономической асимметрии является важной геополитической задачей, условием сохранения целостности народного хозяйства и страны в целом.

Однако в результате рыночных реформ 1990-х гг. в России в силу определенной степени подготовленности и восприимчивости населением преобразований, исторически сложившегося территориального разделения труда, историко-культурных особенностей, различных стартовых уровней социально-экономического развития возросли и без того существенно региональные различия в уровне производства, в доходах и качестве жизни населения, в степени использования трудовых ресурсов. Разрушение связей с центром, падение роли командно-административных методов управления оказало такое же воздействие на теорию и практику регионального воспроизводственного процесса, то есть процесса планового управления воспроизводственным циклом с высоким уровнем локализации [54, с. 12].

Так, в противовес утилитарно-технократическому подходу к региональной среде как источнику ресурсов В. Н. Лексин, Б. Н. Андреева разработали теорию пространственно-локализованных сред. Они рассматривали региональную среду как самоорганизующую, самоценную систему жизни, в которой поддерживается хрупкая, но необходимая гармония интересов людей. Во многом этот баланс зависит от различных цивилизационных факторов (социокультурных, научнотехнических, организационно-управленческих, экономических), а также от проводимой в них региональной политики. Причем региональная политика по форме всегда должна быть динамична и переменчива, а по содержанию традиционна, с определенной долей здравого консерватизма, чтобы обеспечивать данной пространственнолокализованной среде устойчивое функционирование вне зависимости от рыночных или плановых отношений (внеконъюнктурна), политических отношений (внепартийна). Из чего авторы сделали вывод о сущности, причинах кризиса и способах повышения устойчивого регионального развития, а также определяли объект региональной политики – отношения между элементами пространственнолокализованных сред, которые могут быть реализованы на уровне не отдельных, в том числе отраслевых, элементов, а на общерегиональном уровне.

Интересна положенная в основу социально-экономического развития регионов концепция воспроизводственных циклов с высоким уровнем локализации. Под воспроизводственными циклами понимается при этом «воспроизводство и эффективное использование трудовых ресурсов, воспроизводство денежных и финансовых ресурсов, воспроизводство инвестиционно-строительного процесса, воспроизводство научных знаний и информации о развитии производительных сил и производственных отношений, воспроизводство услуг отраслей производственной инфраструктуры, услуг непроизводственной сферы, воспроизводство платных бытовых услуг, воспроизводство ресурсов товаров народного потребления, воспроизводство и эффективное использование природных ресурсов» [54, с. 16]. Р. И. Шнипер и некоторые другие ученые полагают, что именно воспроизводственные циклы с высоким уровнем локализации предопределяют нормальный ритм функционирования каждого элемента хозяйства региона, с одной стороны, и являются предметом исследования в изучении учеными комплексного планирования и управления регионом – с другой. При этом воспроизводственные циклы рассматривают как единую систему, в которой каждый ее цикл имеет самостоятельную структуру, цели, играет определенную роль в региональном воспроизводственном процессе.

С точки зрения концептуального подхода к региональной политике как основы успешного социально-экономического развития региона она должна представлять собой систему намерений и действий (цели, задачи, интересы, методы, средства, института и т. д.), учитывающих интересы государства в отношении регионов, а также процессы, происходящие в них самих, и интересы его жителей. Поэтому концептуальные построения «формулы новой региональной политики», предложенные В. Лексиным, Б. Андреевой, А. Ситниковым, А.

Швецовым и другими [54], о том, что региональная политика – это интересы в действии, которые формулируются, отстаиваются и защищаются всеми субъектами в связи с их интересами имеющимися методами, средствами и необходимыми правовыми, социальноэкономическими институтами, приобретают в последние десятилетия особую популярность. Тем более, что утверждение ценностей «нового регионализма» на практике наполняет новым содержанием формулу «российский федерализм – экономическая реформа – местное самоуправление», перефразированную В. Н. Лексиным из уваровской триады «православие – самодержавие – народность» [54, с. 12]. В экономической теории это ставит перед учеными теоретикометодологические проблемы соотношения целей, ценностей, средств, методов, ресурсов и потребностей «центра» и «региона», а также проблему реального представительства интересов населения региона (ведь носители внутрирегиональных интересов одновременно могут выступать в нескольких ипостасях во всем многообразии их функций и форм деятельности).

Еще в большей степени подчеркивается асимметрия между центром и периферией, акцентируется внимание на неравномерности развития крупных и малых городов в концепции «полюсов роста». В отличие от предыдущих идей, когда различия в региональном развитии осуждались и считались негативными, в советском и западном вариантах концепции «полюсов роста» общество делилось на две неравноправные социально-культурные системы. Одна из этих систем являлась ведущей (авангардной), от нее исходили новые социальные технологии и нормы, другая система (ведомая) следовала за первой. При этом, по мнению Ф. Перру [54, с. 1], развитие не осуществлялось равномерно в пространстве и времени: его импульсы возникали в определенных "полюсах роста" и затем распространялись по различным каналам от центра к периферии.

Как отмечает А. С. Панарин, концепция «полюсов роста» произвела переворот в «картине мира», в системе мотивации и ценностей, в социальной, культурной и региональной политике [54, с. 41]. Причем отдельной актуальной темой в исследованиях как отечественных, так и зарубежных ученых стала проблема неравномерности социальноэкономического развития и осуществления региональной политики, сглаживающей острые конфликты по линии центр – регион. Значительный вклад в создание теоретической базы изучения региональной политики как административного ресурса внесли Н. Ванхоф, Л. Клаасен, П. Нидэккамп, С. Поллард, М. Портер, Р. Эндрюс [54, с. 5].

Проблемам поляризации и фрагментации экономического пространства, взаимодействия законодательного и экономического пространства, выявлению динамики и экономическим связям на регионально-международном уровне, региональной политике посвящены работы Л.В.Смирнягина, Л. Б. Вардомского, Б. М. Штульберга, В.

Н. Лексина, В. В. Котелко, А. С. Новоселова, Н. В. Зубаревича, В. В.

Климанова, А. Н. Швецова и др. [141, с. 5]. Динамика регионального развития с позиции концепции «центр – периферия» рассматривалась в работах Г. В. Иоффе [54].

В целом проблематика регионального развития и региональной политики довольно широко представлена в отечественных и зарубежных научных работах, глубоко анализируется, предпринимаются попытки ее систематизации, в том числе и автором данной работы.

Взгляды ученых в ХХ в. по данному вопросу эволюционировали: от парадигмы неотложной помощи кризисным регионам до теории региональной политики с учетом целей развития государства и региона в зарубежной регионалистике, а в отечественной научной мысли – от парадигмы самовосстановления регионов на основе национальных программ (планы ГОЭЛРО, индустриализации, пятилетние планы и т.

д.) до парадигмы регионального саморазвития под воздействием внешних импульсов, прежде всего эндогенных.

В работах, выполненных научными коллективами под руководством А. Г. Гран-берга, С. С. Артоболевским, Т. Г. Нефедовой, О. В.

Грицай, А. И. Трейвишем [54; 113], рассматриваются проблемы регионального развития в условиях глобальной экономики, выявляется степень дифференциации в развитии регионов, изучается накопленный в странах ЕС, СНГ и России опыт эффективного взаимодействия всех субъектов экономики.

Под воздействием кризиса 1930-х гг. опыт региональной науки и практики выдвинул тезис о необходимости разработки и выдвижения для проблемных регионов четко сформулированных целей развития.

В условиях повышения роли регионального звена в системе государственного управления Российской Федерацией, по мнению Ю. Г.

Лавриковой, возрастает необходимость формирования самостоятельных целей развития для всех уровней государственно-управляемых территорий – от региональных, муниципальных территорий до федеральных округов [77]. Методологическим, методическим вопросом разработки стратегии развития регионов посвящены работы многих ученых: У. Изарда, Ф. Перру, Л. Давена, Ж.-Р. Будвиля, Э. Гувера, П.

Нийкампа, исследователей УрО РАН, СО РАН, петербургской, самарской региональных школ и др. [19; 34; 51; 53; 67; 77; 113].

Следует отметить, что традиционно подходы к выбору приоритетов регионального развития в России носили ситуативный, ресурсный, нормативный характер, тогда как мировая практика представлеэтим элементам данной структуры ученые относят малый, средний бизнес; венчурные и инвестиционные фонды; кадры научных и опытно-конструкторских организаций, «творческих» отраслей (культуры, образования, искусства), сферы пиара, маркетинга; изобретателей, рационализаторов и т. д.

Третьим элементом структуры эволюционного механизма региональной экономической системы является институциональная инфраструктура региона. Именно благодаря ей создается конкурентная среда и правовое поле в регионе, так как институты (формальные, неформальные) конкуренции, банкротства, ликвидации, поглощения и законодательно-правовые органы (арбитражные суды, различные комитеты и комиссии) отбраковывают слабые звенья этой региональной системы. Таким образом, в рамках эволюционного подхода региональная экономическая система может самонастраиваться, эволюционировать, ориентируясь на инновационный тип развития при наличии и развитости всех трех описанных выше структур в регионе.

Эволюционная экономика дала новое методологическое основание развитию пространственной экономики. Концепция миросистемного анализа, неоклассические и институциональные теории были положены в основу исследования феномена пространственной динамики больших систем, в том числе региональных, в условиях глобализации. Данная проблематика отражена в работах А. П. Дубного, Д. Н.

Замятина, Э. Г. Кочетова, А. И. Неклессы, И. А. Родионова, Н. С. Розова, А. И. Уткина [141, с. 5]. По мнению М. Н. Сурниной, основы пространственной экономики были заложены зарубежными научными школами (голландская, скандинавская, немецкая, французская, американская), в рамках которых были рассмотрены закономерности расслоения пространства, функционирование отдельных частей территории в условии конкурентной экономики, разработаны модели пространственно-временной организации хозяйства. В исследовании М.Н. Суриной охарактеризовано более 10 методологических подходов (социологический, геосистемный, геоинформационный, геоурбанический, когнитивный, геокультурный, геоэкономический, цивилизационный, глобалистический, геополитический и др.) к изучению структуры, динамики развития социально-экономического пространства, свойств пространства как системы [141, с. 9].

В целом в современной отечественной региональной экономике сформировалось несколько научных направлений, касающихся тенденций социально-экономического развития регионов. Так, в работах Б. С. Жихаревича, А. П. Панкрухина, В. С. Бочко, В. Е. Рохчина и других рассматриваются закономерности корпоративного развития, разрабатываются стратегии развития регионов и городов во взаимосвязи с общесистемными целями на основе маркетинга территории, пространственного планирования. Вопросы структурной трансформации мегаполисов как ядер пространственного развития исследуются Н. Ю. Власовой. Особенности инновационного управления в регионе выявляются Л. Ф. Шайбаковой. Комплексные исследования по оценке потенциала региона проводятся уральскими, новосибирскими регионоведами [34, с. 4 - 5].

С 1992 г. было выделено специальное научное направление «Региональная диагностика» [85, с. 64]. За столь непродолжительное время предмет исследования нового научного направления эволюционировал от комплексной оценки социально-экономического развития региона до диагностики региональных проблем и ситуаций на всех уровнях регионально-территориальной системы. При этом исходная целевая установка и конечное назначение результатов диагноза оказывают воздействие на видовое разнообразие региональной диагностики [85, с. 68]. Поэтому работы российских ученых - регионоведов позволяют описать как тенденции социально-экономического развития регионов, так и закономерности функционирования территориальных социально-экономических систем.

Одним из основных моментов при проведении любого исследования является определение понятийного содержания основных категорий, касающихся объекта и предмета данного исследования. В настоящий момент нет однозначного определения понятий «региональная экономика», «регион» и «региональная экономическая система». Так, например, региональная экономика рассматривается, с одной стороны, как область научных знаний, изучающих развитие и размещение производительных сил, социально-экономических процессов на территории страны и ее регионов «в тесной взаимосвязи с природно-экологическими условиями, с другой стороны, как часть единой экономической системы страны», как экономика отдельного региона [99, с. 11].

Региональная экономика как самостоятельная отрасль экономической науки развивается в течение нескольких десятилетий, однако сам термин «регион» (от латинского «region») длительное время не был предметом специального исследования. Тем не менее в научном обороте сейчас используется разное содержание термина "регион".

Чаще всего в экономической литературе термин означал часть какого-либо пространства, а в политической и географической науках – группу государств с различными общественно-политическими структурами, но имеющими общее географическое положение, как, например, тихоокеанский регион, европейский регион и т. д. [54, с. 30].

В отечественной экономической литературе дореформенного периода традиционно регион рассматривали как «простую сумму хозяйственных отношений и производств, расположенных на определенной территории» [99, с. 10]. Позже добавилось понимание, что экономический регион это и «внутренне связанное целое» [99,с. 10].

В постперестроечный период ученые стали рассматривать регион как «особый субъект хозяйства, задачей которого в условиях рынка является регулирования уровня и динамики издержек всей совокупности предприятий посредством своевременного развития региональной инфраструктуры» [99, с. 10].

В настоящее время сложилось два основных представления о регионах: с позиции композиционного подхода регион рассматривается как особый субъект хозяйствования в системе народно– хозяйственных связей; с позиции декомпозиционного подхода регион представляет хозяйственное формирование, выходящее за границы административных единиц.

С точки зрения автора данной работы, регион следует рассматривать как «хозяйственную систему, расположенную на части территории страны, на которой функционирует и развивается система взаимосвязей между хозяйственными субъектами и органами управления различных уровней» [99, с. 11].

Переход от экономики использования ресурсов к их системному воспроизводству, а также взаимодействию макроэкономического и микроэкономического уровней экономики возможен при использовании воспроизводственного механизма среднего звена – региональной экономической системы. Под региональной экономической системой (РЭС) следует понимать социально-экономическую систему, обеспечивающую взаимосвязанное и взаимообусловленное развитие и размещение объектов производственной и непроизводственных сфер в целях создания наилучших условий жизни и труда, а также удовлетворения иных потребностей населения региона при наименьших общественных, производственных и личных затратах.

Для региональной экономической системы, являющейся сложной, открытой системой и одновременно подсистемой экономической системы страны, характерен ряд особенностей. Во-первых, региональная экономическая система имеет границы, при этом она является подсистемой национальной экономики и сама состоит из подсистем, не изолирована от других систем и не имеет абсолютной самостоятельности. Во-вторых, уровень развития региона находится в сильной зависимости от природно-ресурсных факторов и состояния окружающей среды. В-третьих, региональный народно–хозяйственный комплекс состоит из комплекса подсистем, имеет определенную структуру с определенной специализацией в той или иной сфере производственно-хозяйственной деятельности. В-четвертых, стабильный характер воспроизводства способствует сохранению и приумножению потенциала региона. Только благодаря учету вышеуказанных особенностей региональное управление может проводить общегосударственную политику с учетом специфики региона.

Рассматривая региональную экономическую систему как управляемый объект, можно выделить несколько основных видов структур (прил. 4): 1) экономико-географическую, характеризуемую географическим расположением региона, его природно-климатическими условиями, наличием и структурой природных ресурсов, предопределяющую специализацию и уровень развития региона; 2) производственноэкономическую, характеризуемую степенью развитости производственной инфраструктуры, объемом создаваемого в регионе валового внутреннего продукта (ВВП), структурой хозяйства региона; 3) социально-демографическую, характеризуемую соотношением городского и сельского населения, трудоспособного и нетрудоспособного, половозрастным, профессиональным составом населения, уровнем занятости и др.; 4) социальную, характеризуемую степенью развитости социальной инфраструктуры; 5) бюджетно-финансовую, характеризуемую объемом финансовых ресурсов региона и их структурой, объемом и направленностью финансовых потоков внутри региона, их количественным соотношением; 6) административно-территориальную, характеризуемую составом муниципальных образований, количеством и качеством органов управления, хозяйственных комплексов; 7) структурой собственности в регионе [99, с. 24, 25,27].

На основании декомпозиционного подхода комплексная структура региональной экономической системы (табл. 1) как объекта управления представляет собой иерархическую совокупность подсистем различного уровня (структурных слоев), целенаправленно функционирующих друг с другом, а также с экономическими системами других регионов. С позиции данного подхода можно выделить подсистемы первого и второго уровня [99, с. 29, 30].

неразвитость инфраструктуры туризма, а в качестве туристских центров определены долина гейзеров, Командорские острова и сам Петропавловск-Камчатский [98, с. 18]. Так, например, в четвертой зоне [98, с. 18] выделены западно–сибирский, горно-алтайский, саянский, байкальский (забайкальско-амурский), приморский, сахалинский районы. Основной специализацией западносибирского района названы познавательный, экстремальный, оздоровительный и этнический виды туризма, а также определена деловая, научная, профессиональная, спортивная направленность туристского ресурсного потенциала района. При этом Новосибирск, Омск, Томск, Тюмень, Барнаул, Курган, Тобольск отнесены к традиционным национальным туристским центрам региона, а Новосибирск, Омск и Томск объявлены туристскими «воротами», так как имеют аэропорты, что также выступает в качестве районообразующего признака.

Э. Э. Мокаев [98] на территории СНГ выделил всего 23 района, при этом часть территории Севера из-за слабости развития туризма вообще не разделил на районы, а также пришел к выводу, что большинство наиболее благоприятных территорий и районов для дальнейшего развития туризма расположено в европейской части СНГ.

В целом туристско-рекреационное районирование, историкогеографическое районирование, учитывающее историкогеографическое положение района, природные условия и хозяйственную деятельность являются эффективным способом исследования конкретных территориальных форм размещения туристскорекреационных ресурсов. Так, на основе наличия на той или иной территории какого-либо ресурса В. И. Никифоров [100, с. 90] выделил следующие туристские территории: природные, этнографические, историко-культурные, экономические и комплексные. Поэтому на основе комплексного анализа им выделены три типа территориальных систем туризма: а) собственно туристские; б) рекреационные системы; в) смешанные (туристско-рекреационные) системы. Эти системы имеют следующие иерархические уровни [31, с. 91]: туристский регион, туристский район, туристский или курортный город (центр), туристский комплекс, туристский объект.

Туристско-рекреационные системы и концепции их формирования в последнее время стали предметом изучения экономистов, социологов, историков и, конечно, географов. Так, Е. Ю. Колбовский отмечает, что «собственно проектирование туристско-рекреационных систем в регионах базируется на выделении различных композиционных, функциональных и планировочных элементов. Среди таких элементов представляется целесообразным выделить композиционные типы: ареалы, ядра, оси, локусы» [31, с. 85].

С точки зрения экономико-управленческого системного подхода туризм чаще всего рассматривают как открытую (то есть находящуюся во взаимосвязи с другими системами), динамическую (то есть постоянно изменяющуюся) систему, состоящую из двух основных подсистем: а) субъекта туристической деятельности (туристы); б) объекта туристической деятельности (туристические ресурсы, туристская инфраструктура, туристские предприятия). При этом главная функция туристской системы будет заключаться в удовлетворении туристских потребностей субъектов [100, с. 16, 17]. В модели туристской системы А. Ю. Александрова [100, с. 23] тоже выделяются две подсистемы – субъекта и объекта туристской деятельности, подчеркивается взаимообусловленность содержания основных элементов влиянием макросреды (экономической, социальной, технической, политической и экологической), а также то, что туристские предприятия не могут быть на рынке в качестве продавцов без туристских ресурсов и инфраструктуры [100, с. 22-23].

В.С. Преображенский [100, 111; 112, с. 15] рассматривал туристскую систему как часть рекреационной системы, основные элементы которой: материально-техническая база, рекреационная инфраструктура, рекреационные ресурсы, обслуживающий персонал, органы управления. Вплоть до середины 1980-х гг. отечественные ученые туризм представляли как одну из суботраслей рекреационного хозяйства [22, с. 41], в которую также входили: санатории, пансионаты с лечением, дома и пансионаты с лечением; туризм, включающий туристские учреждения, туристские маршруты, экскурсионные бюро, бюро экскурсий и путешествий, экскурсионные маршруты; детские экскурсионно-туристские станции и туристские базы; базы отдыха; угодья хозяйств обществ охотников и рыболовов; альплагеря; детские лагеря; спортивные и трудовые лагеря для подростков; дачи детских садов и ясельных учреждений; гостиницы, мотели, кемпинги, палаточные лагеря отделов и управлений Советов народных депутатов; садоводческие товарищества; дачные кооперативы; дома творчества творческих союзов; национальные парки. Причем каждая из суботраслей имела свои техникоэкономические показатели с учетом исторически сложившихся условий развития и современного уровня организации, свою структуру средств труда, затрат на ресурсы, износ основных фондов и заработную плату. Однако закономерности и география элементарных сетей суботраслей (или элементов туристско-рекреационной системы) не была предметом специальных исследований до 1990-х гг. Исключение составляли лишь сети туристских учреждений и иностранного туризма [22, с. 41].

МАКРОСРЕДЫ

Экономическая среда "субъект туристской дедеятельности" Техническая среда Политическая среда Экологическая среда Рис.1. Структурные элементы туристской системы Кстати, подобный интегрированный подход к рассмотрению туристско-рекреационной системы как единого целого, состоящего из элементов: туристов, природного комплекса, инфраструктуры, персонала, органов управления, характерен и для современных отечественных ученых, например, П. В. Большаника [15,с.36]. В исследовании Е. А. Гавришевой [20, с. 11] рекреационная хозяйственная система рассматривалась как эколого-экономическая система, так как рекреация тесно связана с природопользованием. Данная система состоит из двух подсистем: природных объектов и хозяйствующих объектов, тогда как рекреационный комплекс состоит из: лечебнопрофилактических учреждений, гостиничных предприятий, специализированных предприятий отдыха и развлечений (театров, танцплощадок и так далее), исторических достопримечательностей;

зон отдыха, мест для занятий спортом; спортивно-зрелищных мероприятий [20, с. 10].

Зарубежные ученые, например Лейпер (1979 г.) [10, с. 15], чаще всего в структуру туристической системы включали туристов и туристическую индустрию, а также географическую компоненту – регион (регион, принимающий туристов; транзитный регион; регион, порождающий туристов). Ученые Милл и Мориссон (1985 г.) [100, с. 16] определяли туристскую систему как замкнутый цикл тесного взаимодействия четырех компонент: туристов, путешествия (способов доставки), места назначения (туристического региона), маркетинга (каналов распределения).

Наиболее разработанной можно считать концепцию В.И.Никифорова [100, с. 16]. В туристской системе он выделяет следующие элементы: во-первых, туристов с их потребностями и мотивами; во-вторых, территории, обладающие определенным набором природных и созданных человеком свойств и особенностей; в-третьих, совокупность предприятий и организаций, занятых в производстве и оказании туристских услуг; в-четвертых, механизм взаимодействия сферы туризма с окружающей природной, экономической, социальной и иными средами. Так же,как и А. Ю.

Александров, В. И. Никифоров рассматривает туристскую систему как единое целое во взаимодействии с окружающей ее макросредой, к изменению которой она должна постоянно приспосабливаться (рис. 1). Кроме того, им дано определение туристской системы как «системы взаимодействия объекта и субъекта туристской деятельности, находящейся в специфическом системном отношении с комплексом экономических, политических, технологических, экологических, социальных компонент и связанной с использование человеком его свободного времени для получения конкретного для каждого из элементов результата» [100, с. 16]. Как отметил автор, классификация туристских услуг может стать основой для структурирования туристского комплекса, элементами которого могут быть - природные, рекреационные особенности региона;

- культурно-исторические особенности региона;

- специально созданные для туристского комплекса III. Организационные элементы IV. Элементы подсистемы сервиса туристического комплекса (ОрЭТК) туристического комплекса - организация планирования и - туристские агентства;

управления в области туризма; - экскурсионные бюро;

Рис. 3. Элементы регионального туристического комплекса Следует отметить, что рассмотренные выше элементы структуры региональной туристской системы и регионального туристского комплекса в совокупности представляют статичные модели. Однако в реальной действительности они могут динамично изменяться под действием различных факторов, таких как природно-географический, природно-климатический, культурно-исторический, политический, материально-технический, социально-экономический и иные факторы, способствуя развитию регионального туризма.

Степень развития регионального туризма в значительной мере определяется оснащенностью территории различными ресурсами, материальными возможностями для проживания туристов, уровнем развития туристской инфраструктуры торгово-ресторанной сети, уровнем сервиса, емкостью территории для принятия туристов, ее экологического состояния, уровня общеэкономического развития, обеспеченности квалифицированными кадрами.

1.3. Ресурсное обеспечение деятельности предприятий Туризм относится к классу ресурсных отраслей, поэтому потребительская стоимость туристского продукта во многом зависит от качества рекреационных ресурсов. Так, К. Г. Гофман [25, с. 57] в начале 1980-х гг. отмечал, что под рекреационными ресурсами следует понимать объекты, используемые или потенциально пригодные для использования преимущественно в качестве мест отдыха и лечения населения.

Народно-хозяйственная ценность рекреационного ресурса, к которому также относили территориальное сочетание природных условий (в том числе климата, ландшафта, лечебных вод, грязи, воздуха и так далее), обуславливалась не только природными факторами, но и уровнем развития элементов непроизводственной (социальной) инфраструктуры (гостиниц, пансионатов, предприятий сферы обслуживания, дорожных сетей) территории данного региона. В настоящее время ученые [90. С.

38] к рекреационным ресурсам относят природные и антропогенные геосистемы, тела и явления природы, артефакты, которые обладают комфортными свойствами и потребительской стоимостью для рекреационной деятельности, а также могут быть использованы для организации отдыха и оздоровления определенного контингента людей в фиксированное время с помощью существующей технологии и имеющихся потенциальных возможностей. Однако чтобы более детально охарактеризовать рекреационно-туристские ресурсы, обратимся к выявлению сущности и видов ресурсов различными учеными.

В самом общем виде под ресурсами (от французского resource – вспомогательное средство) понимают денежные средства, ценности, запасы, возможности, источники средств, доходов; особо выделяя экономические ресурсы, необходимые для процесса производства [87, с. 38]. При этом очень часто понятия "ресурсы производства" заменяются синонимом "факторы производства". Первое понятие шире понятия "факторы производства". Различие между ними заключается лишь в том, что к ресурсам относят природные и социальные силы, которые могут быть вовлечены в общественное производство, а к факторам – ресурсы, уже реально вовлеченные в него.

В западной экономической теории традиционно факторы (ресурсы) производства делят на три группы: 1) земля; 2) капитал; 3) труд (данный фактор включает в себя и предпринимательские способности, хотя иногда их рассматривают как отдельный фактор) [87].

В марксистской политической экономии приоритет признавался за "рабочей силой" и выделяли 3 группы: 1) труд; 2) капитал; 3) землю.

В современной российской экономической литературе чаще выделяют четыре группы [87, с. 41]: 1) природные ресурсы – потенциально пригодные для применения в производстве естественные силы и вещества природы; 2) материальные ресурсы – все созданные человеком средства производства, которые сами являются результатами производства; 3) трудовые (людские) ресурсы – население в возрасте, способное к труду; 4) финансовые (инвестиционные, или денежные) ресурсы – денежные средства, которые общество в состоянии выделить на организацию или развитие (расширение) производства.

В последнее время к вышеперечисленным группам добавляют группы энергетических, организационно-интеллектуальных, информационных и иных ресурсов. При этом отмечается, что наиболее значительным видом ресурсов в доиндустриальную эпоху были природные и трудовые ресурсы, в индустриальную - материальные ресурсы, в постиндустриальную эпоху приоритет отдается информационным, интеллектуальным ресурсам.

В энциклопедической литературе [135, с. 660, 1060] к средствам развития какой-либо деятельности относятся материальные трудовые, финансово-кредитные и денежные ресурсы. При этом основным средством развития является национальное богатство. "По методологии Системы национальных счетов (СНС) национальное богатство подразделяется на финансовые и нефинансовые (материальные и нематериальные ресурсы двух видов: воспроизводимые и невоспроизводимые) активы" [72, с. 144]. При этом нематериальные ресурсы характеризуются стоимостью основного и оборотного капитала, их динамикой и структурой соответственно. К материальным непроизводственным активам относят естественные природные ресурсы страны, которые по отношению к общественному производству делятся на вовлеченные в экономический оборот как элемент производительных сил и не вовлеченные в экономический оборот как потенциал страны. Наличие трудовых ресурсов определяется численностью населения в трудоспособном возрасте, трудоспособностью в рабочем возрасте, занятостью трудоспособного населения, распределением трудовых ресурсов по видам занятости, общественным группам, отраслям национального хозяйства, формам собственности организаций и т.д. Финансовые ресурсы характеризуют государственный бюджет, уставной капитал организации, прибыль как разность между доходами и расходами; заемный капитал (кратко-, долгосрочный); развитость рынка ценных бумаг с их доходностью, ликвидностью, риском.

Денежные ресурсы характеризует денежная масса (в том числе наличные и безналичные средства); денежная база (резервы и чистые внутренние активы); денежная эмиссия, темпы прироста денежной массы, показатели функционирования валютного рынка [72, с. 144].

С точки зрения кибернетического подхода экономику рассматривают как системный объект, образовавшийся в виде пересечения двух систем более высокого уровня: система "Общество" и система "Ресурсы" [45, с. 20].

В широком смысле ресурсы – это запасы и реальные потоки всех видов используемых в общественном производстве технологических факторов на входах в производственную систему, совместно обеспечивающих на выходе заданного результата – продукта [45, с. 22]. Поэтому в данной классификации выделяют следующие виды ресурсов: 1) трудовые; 2) природные; 3) основные; 4) оборотные производственные фонды; 5) информационные ресурсы. С точки зрения ресурсного обеспечения системы стратегического менеджмента (системностратегического подхода) Р.А.Фатхутдинов выделил также сходные виды ресурсов [159, с. 203]: 1) трудовые; 2) материальные (сырье, материалы, топливно-энергетические ресурсы, комплектующие изделия, запасные части); 3) основные фонды; 4) ресурсы – собственный и/или заемный капитал, нематериальные активы и пр.; 5) совокупные ресурсы (сумма предыдущих видов ресурсов в денежном выражении).

В узком смысле ресурсы представляют материальные (вещественные и энергетические) потоки средств производства и потоки труда на входах в экономическую производственную систему, подлежащие последующему преобразованию, обеспечивающему выпуск потребительских благ. При этом технологическая взаимозаменяемость ресурсов и вариантность технологических способов при производстве конечного продукта обуславливает многообразную структуру производственных связей между элементами производственно-экономической системы. В каждый момент времени в данной системе можно выделить три функциональных входа в нее: 1) природные ресурсы (Н); 2) средства производства (К); 3) трудовые ресурсы (L). Целенаправленное преобразование ресурсов происходит в процессе производства (П) [45. С. 23]. При этом освоенные производственные ресурсы выступают как часть средств производства, поэтому чаще выделяют два вида ресурсов: 1) средства производства (К); 2) трудовые (L).

Таким образом, следует отметить следующие особенности экономической системы с позиции системного подхода. Во-первых, экономичеТак, историография изучения сущности экономической оценки природных ресурсов была осуществлена А. А. Минцем [22; 136, с. 303].

Проблемы изучения разновидностей оценок природных ресурсов, в том числе и экономической оценки ПРП территории, освещались в трудах С. Г. Струмилина, И. К. Смирнова, В. С. Немчинова, Н. П. Федоренко, А. А. Минца, Ю. Г. Саушкина, К. Г. Гофмана и др. [22; 26; 95; 113 и др.]. Теоретический анализ экономической оценки природных ресурсов в условиях капитализма был дан в трудах классиков. При этом, как отмечают авторы, одной из главных методических проблем является проблема объективизации оценок природно-ресурсного потенциала. Ведь значение того или иного ресурса для народного хозяйства не является постоянной величиной и может меняться в связи с научнотехническими и социально-экономическими изменениями. Кроме того, один и тот же вид ресурса может иметь разную оценку на разных уровнях рассмотрения (страна, регион, район и т.д.), а также на ее объективность влияет выбор критерия и метода оценки.

Выбор критериев оценки природных ресурсов является достаточно спорным вопросом. Так, для изучения регионального социальноэкономического комплекса отечественными учеными О. П. Литовкой, Э. А. Новиковым [86, с. 99] в качестве наиболее объективных и гибких критериев оценки были выделены следующие: а)зональногеографические (территория и условия); б) ресурсные (сырье, материалы); в) производственные (научно-технические достижения, их организационное и технологическое использование); г) социальные (качество жизни и здоровья); д) экономические (затраты-выгоды); е) экологические. Однако при выборе критериев необходимо опираться на основные концепции оценки ресурсов: одну – по затратам на освоение (затратная концепция), другую – по результатам освоения (рентная концепция) [97, с. 49]. При это объектом оценки в рамках рентной концепции, как отмечает К. Г. Гофман [26, с. 9], должно быть малое изменение наличия ресурсов, не приводящее к изменению объема и структуры общественной потребности в продуктах природоэксплуатации, а сама оценка должна исчисляться путем определения прироста эффекта (добавочного дохода) от увеличения наличия оцениваемого ресурса или улучшения его качества, либо путем определения прироста затрат, который может иметь место в случае уменьшения или ухудшения качества оцениваемого природного ресурса (своеобразный "затратный" подход в определении районной оценки природного ресурса) [26, с. 8].

К настоящему времени существует достаточно большое разнообразие методов оценки природных ресурсов. Например, для приближенного определения оценок водных ресурсов может быть использован "двухэтапный" метод, предложенный Е. М. Подольским [26, с.

56]. Показателем дифференциальной ценности большинства природных ресурсов чаще всего является их эксплуатационная (горно промышленная, сельскохозяйственная и т.п.) ценность. Для лесных ресурсов может использоваться показатель средозащитной ценности.

Хотя есть и другие методы. Так, в работе Е. А. Гавришевой [20. С.

131-145] дается экономическая оценка леса Новгородской области на основе их полной экономической стоимости (рис. 5).

пользования При расчете определялся дисконтированный доход от прямого, косвенного использования леса, затраты на посадку и посев леса (стоимость сохранения). Далее определялась стоимость (ценность) нетронутого леса как рекреационного ресурса. Ценность нетронутого леса как составляющей стоимости неиспользованного ресурса определялась суммой ежегодных денежных потоков от продажи охотничьих лицензий, членских взносов охотников, платы владельцев лодок, дохода курорта. Вторая составляющая была условной. После чего на основе метода Крутиллы-Фишера осуществлялось сравнение выгод от использования и неиспользования ресурсов. При этом отмечалось, что прямое использование выгодно при условии [20, с. 144]:

В последнее время для определения ценности экономических благ и услуг, выяснения готовности потребителей платить за полезность и услуги окружающей природной среды используется условноопросный (или метод декларированных предпочтений) метод. С его помощью выясняют, каким образом действовали бы люди в определенных условиях.

Разные виды ресурсов имеют разную значимость для народного хозяйства. Так, коммерческая значимость природных ресурсов определяется при помощи стоимостной (ценовой) оценки, которая подвергается конъюнктурным колебаниям. Отдельные виды ресурсов могут быть значимы для местного населения, другие – для социально-экономического развития определенной территории. Однако оценить значимость родных видов ресурса для народного хозяйства, даже для такого специфичного хозяйства, как сибирский регион, имеющий "надрайонный" характер, можно в условных единицах (баллах). При этом чаще всего низшим баллом оценивали наиболее распространенный ресурс, высшим – редко встречающийся (для сибирских условий - воду и алмазы).

Для оценки значимости (или "полезности") для народного хозяйства отдельных видов ресурсов и их источников был использован метод экспертных оценок. В последние годы данный метод применялся во многих исследованиях [20; 39; 44; 47 и др.]. Методом обработки чаще всего используется "метод Шейгацуза", суть которого заключается в том, что каждому эксперту заранее сообщается смысловое содержание оцениваемого показателя. Ранжированные ряды качественных характеристик показателя, составленные разными экспертами, сопоставляются с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмэна [136, с. 305]. Если ранговая корреляция между рядами, составленными различными экспертами, существенна (при 5 %-м уровне), выводится усредненный ряд рангов, который выступает в качестве бальной оценки. Если какой-то ряд существенно не коррелирует с другими, то производится совместное обсуждение принципов ранжирования, после чего этот ряд исключается из расчетов или каждым экспертом выполняется повторное ранжирование с последующим окончательным усреднением.

При использовании вышеуказанного метода все полученные оценки являются относительными и применимы не к отдельному виду ресурсов, а к их системе. Так, на основе метода экспертных оценок был определен сибирскими учеными природно-ресурсный потенциал регионов Западной Сибири (табл. 2):

Природно-ресурсный потенциал регионов Тюменская область 8,8 51,4 92,0 72,5 80,8 28,4 77,9 86,3 443, Новосибирская Кемеровская Природно-ресурсный потенциал оценивался при помощи суммирования отдельных его составляющих [136, с. 306]:

P – суммарный природно-ресурсный потенциал;

M – потенциал минеральных ресурсов;

A – потенциал агроклиматических ресурсов;

S – потенциал почвенно-земельных ресурсов;

L – потенциал дикой природы;

F – потенциал лесных ресурсов;

R – потенциал рекреационных ресурсов;

E – выгодность ЭГП (экономико-географического положения) территории.

Так, группировка экспертных оценок (табл. 3) по наиболее важным для развития регионального туризма ресурсам, а именно: потенциалу дикой природы – для развития экстремального туризма; потенциалу лесных ресурсов – для развития походов выходного дня, спортивного, познавательного видов туризма; потенциалу рекреационных ресурсов – для развития оздоровительного и иных видов туризма показала, что Омская область, наряду с Алтайским краем, является перспективной по природно-рекреационным условиям для развития выше обозначенных видов туризма.

Оценка природно-рекреационных ресурсов регионов Западной Сибири потенциальных пользования ресурсов Кемеровская область, Кемеровская область, Тюреспублика Алтай, менская область, Томская Как отмечает С. Н. Соколов, для расчета ПРП производилась стандартизация каждого отдельного потенциала ресурсов, перевод нормированных (относительно среднего арифметического значения) показателей в положительные показатели, пересчет их в 100-бальной шкале и затем их суммирование. В результате расчетов выявили, что оценка суммарного ПРП наибольшая в Кемеровской области, у Омской области выше средней региональной и лишь у двух субъектов Российской Федерации данная оценка ниже. В целом, Западная Сибирь достаточно богата природными ресурсами, ее природноресурсный потенциал высок, но требует дальнейшего изучения, вовлечения в хозяйственный оборот.

Кроме того, тенденция трансформации природно-ресурсного потенциала [136, с. 300] приводит к тому, что ресурсы всех видов первично-доступными методами практически освоены, поэтому наступает второй этап их освоения, когда требуется использование интенсивных методов добычи и обработки ресурсов. Также это касается принципов и методов исследования этих процессов.

В настоящее время природные и иные ресурсы были и будут главным фактором развития экономики, в том числе и региональной экономики, а в ряде территорий они являются основой местной экономики, поэтому так важно изучать региональные ресурсы, в частности, туристско-рекреационные. Так, под рекреационными ресурсами понимают природные, природно-технические, социально-экономические геосистемы, тела и явления природы, которые обладают комфортными свойствами для рекреационной деятельности и могут быть использованы для отдыха и оздоровления людей в течение некоторого времени [20, с.

12]. Исходя из этого содержания, выделяют три вида этих ресурсов: 1) природные; 2) природно-технические; 3) социально-экономические, а по типу освоения подразделяются на 3 группы: А – интенсивно используемые; Б – экстенсивно используемые; В – неиспользуемые [20, с. 13]. С другой стороны, в условиях урбанизации современные ученые чаще выделяют в качестве рекреационных ресурсов природные и антропогенные объекты, явления, используемые в целях отдыха, туризма и лечения. Соответственно подразделяют рекреационные ресурсы на 4 группы: 1) рекреационно-лечебные (например, лечение минеральными водами;2) рекреационно-оздоровительные (например, купально-пляжные местности); 3) рекреационно-спортивные (например, лыжные базы); 4)рекреационно-познавательные (например, исторические памятники). В последнее время к ним добавляются объекты социально-культурной сферы (музеи, театры, культурноразвлекательные комплексы), а также природно-рекреационные территории вокруг больших и малых городов – парковые зоны, зеленые зоны, парки, зоопарки, заповедники, заказники, археологоэтнографические и иные комплексы. Также отмечается, что и туристские ресурсы могут являться важнейшим компонентом туристского потенциала местности. Ведь им присущи такие свойства, как уникальность, историческая и художественная ценность, оригинальность и лечебно-оздоровительная значимость [100, с. 116]. Соответственно, под этот перечень туристских ресурсов подходит их перечисление, данное в Федеральном Законе Российской Федерации "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" [25]: это природные, исторические, социально-культурные объекты, включающие объекты туристского показа, а также иные объекты, способные удовлетворить духовные потребности туристов, содействовать восстановлению и развитию их физических сил.

Если в вышеуказанном определении понятия "туристские ресурсы" акцент в большей степени делается на рекреационной составляющей использования данных ресурсов, то в другом определении – на социокультурной, культурологической составляющей. Под туристскими ресурсами понимают природно-климатические, социально-культурные, исторические, архитектурные, археологические, научные, промышленные, зрелищные, культовые и иные объекты или явления, способные Однако проблема заключается не в структурировании элементов потенциала региона и классификации его ресурсов (факторов производства), а в поиске путей эффективного управления экономическим, социальным потенциалом региона и выявления специфики "вовлечения" каждого элемента в процесс регионального хозяйствования (прил. 1). При этом следует отметить, что экономический потенциал региона может выступать как "совокупность экономически обособленных потенциалов предприятий и организаций различных форм собственности", которые, в свою очередь, могут обеспечивать экономический рост региона [140, с. 164]. Хотя не следует забывать и о законе синергии.

Богатство региона, социально-экономический вектор развития его потенциала определяется не только региональной и федеральной властями и их институтами, но и хозяйствующими субъектами, осуществляющими свою деятельность в границах данного региона. Применительно к туризму его развитие на разных территориях не может быть представлено только результатом механического сложения деятельности разных первичных туристских предприятий. Процесс территориальной дифференциации может выражаться в специфике функционирования каждого первичного звена в рамках своего типа, в преобладании различных направлений работы в зависимости от сезонных особенностей.

В целом, система управления туризмом региона и деятельность по туристскому обслуживанию должна учитывать тип развития туризма, объективные региональные условия, природно-ресурсный и другой потенциал, то есть все то, что позволяет получать одинаково высокий социально-экономический эффект при различных формах туристского использования территории.

Глава 2. Исследование формирования и развития ресурсного обеспечения сферы туризма в Омском регионе 2.1. Природно-ресурсный потенциал, туристские ресурсы Омская область является субъектом Российской Федерации, расположена на юге Западно-Сибирской равнины, граничит на западе и севере с Тюменской, на востоке– с Новосибирской, Томской областями России, а на юге - с Республикой Казахстан, что определяет ее приграничный статус, а также позволяет рассматривать ее как экономический и культурный форпост Сибири и Российской Федерации в целом. На сегодняшний день территория Омской области занимает площадь 139,7 тыс. км 2, простираясь с севера на юг более чем на 600 км, и с запада на восток – на 300 км, при этом общая протяженность внешних границ составляет км, из которых 1000 км - государственная граница с Казахстаном [135. С. 767; 52. С. 38].

На территории Омской области находятся 32 административных (сельских) района, 6 городов, из которых Омск – областной центр, а также пять городов областного подчинения: Исилькуль, Калачинск, Называевск, Тара, Тюкалинск.

По данным Омского областного статистического комитета, на января 2005 г. численность Омской области – 2 046,6 тыс. чел. Население области проживает в 6 городах, 21 рабочем поселке, сельских населенных пунктах. В городской местности проживает % населения, а сельской – 31 %. Омск – седьмой по числу жителей город России. Численность городского населения – 1142,8 тыс. чел.

Национальный состав населения Омского Прииртышья представлен более чем 120 национальностями. К наиболее многочисленным относятся русские (83,5 %), казахи (3,9 %), украинцы (3,7 %), немцы (3, %), татары (2,3 %), другие национальности (2,9 %) [173].

На территории области расположено несколько природноклиматических зон умеренного пояса, от тайги на севере до степи на юге. Так, по обе стороны р. Иртыш лежит омская степь, занимающая около 25 % площади Омского региона, на ней сосредоточено до 40 % населения (без административного областного центра). Это земледельческий район, а промышленность занимается обслуживанием сельского хозяйства и переработкой его продукции.

Ишимо-Иртышское лесостепное междуречье занимает 20% территории, где специализируются на молочном животноводстве и посевах зерновых культур. Правобережная прииртышская лесостепь занимает 12 % площади области, здесь сосредоточено 20 % населения и преобладает молочное животноводство и полеводство. На территории Тарского Севера живет менее 20 % населения, но он занимает 43 % территории области, при этом около 50 % его площади покрыто лесом, а основными отраслями хозяйства являются молочное и мясное животноводство, льноводство и лесная промышленность [7; 52. С. 38-39].

При освоении имеющихся природных ресурсов формируются крупные хозяйственно-промышленные центры, хозяйственные комплексы, экономические районы. Поэтому на рыночную специализацию регионов и их территориальное разделение труда оказывает определяющее воздействие природно-ресурсный потенциал региона.

Кроме того, наличие природных ресурсов – основной фактор размещения производительных сил.

Важным условием благосостояния населения и его хозяйственной деятельности являются: размеры и конфигурация территории как особого вида ресурса; структура землепользования; стоимостные и качественные характеристики земельных ресурсов, включая оценку агроклиматического потенциала; минерально-сырьевые ресурсы;

биологические ресурсы, в том числе лесные, которые влияют на формирование специализации региона; водные ресурсы; рекреационные ресурсы, способные также существенно влиять на развитие специализации района.

В целом, прежде чем характеризовать непосредственно природноклиматические и иные ресурсы Омского региона, следует выделить основные подходы к анализу и оценке природно-ресурсного потенциала территории. За последние 40–50 лет в отечественной экономической, географической, экологической научной литературе этой проблеме посвящено немало работ [20; 22; 40; 44; 52; 95 и 98]. Среди подобного многообразия, как видится автору, наиболее распространенными и чаще применяемыми на практике являются системноструктурный анализ природно-ресурсного потенциала, а также его экономическая, эколого-экономическая оценка.

Применяя системно-структурный анализ природно-ресурсного потенциала территории, можно исследовать его компонентную, функциональную, территориальную структуры. Так, компонентная структура отражает место (удельный вес) потенциала каждого из естественных ресурсов в интегральном природно-ресурсном потенциале территории [95.С.32-33], а именно: земельных, лесных, фаунистических, водных, минерально-сырьевых, естественно-рекреационных ресурсов.

Функциональная структура природно-ресурсного потенциала территории основывается на количественной оценке возможности участия ресурсов региона в территориальном разделении труда. При этом применяется экономико-географическая типизация минерально-сырьевых ресурсов, изложенная в работах М. М. Паламарчука, И. А. Горленко [95. С.

33], согласно которой ресурсы можно подразделить на четыре группы:

1) ресурсы союзного значения, которые имеют комплексообразующую роль, влияют на участие региона в межрегиональном разделении труда и экономическая оценка которых выше среднереспубликанского уровня;

2) ресурсы республиканского значения, влияющие на внутрирайонную интеграцию производств, оценка эффективности которых составляет более 3/4 от уровня республик; 3) ресурсы районного значения, которые не принимают участия в межрайонном разделении труда, но способствуют развитию различных местных территориальных комплексов, при этом их экономическая оценка должна быть не ниже 1/2 от среднереспубликанского уровня; 4) ресурсы местного значения. Кроме того, функциональная структура природно-ресурсного потенциала может быть классифицирована и по административным районам, и по видам ресурсов.

Поэтому нами была представлена (прил. 8) функциональная структура природно-ресурсного потенциала Омского региона, который обладает различными ресурсами регионального и местного значения (например водными, познавательными), а также незначительным объемом ресурсов союзного значения (например лесными, минерально-сырьевыми).

Однако перечень 20 видов полезных ископаемых (615 месторождений) – природно-ресурсный потенциал региона – существенно на развитие производственно-транспортного комплекса не влияет, за исключением сельского хозяйства, отраслей пищевой промышленности, строительной индустрии. А это, в свою очередь, является существенным условием для формирования туристско-рекреационного комплекса Омского региона.

В рамках системно-структурного анализа природно-ресурсного потенциала территории выделяют и третий вид структуры – территориальный, представляющий собой размещение основных форм территориального сосредоточения потенциала природных ресурсов. С учетом картографического метода, метода ранжирования ученые [95.

С. 35-36] выделили три основные формы территориального сосредочеловека на 37,5 % отстает (табл. 6). По данным до 2002 г., а по данным переписей - население региона уменьшилось, что отразилось и на изменении показателей обеспеченности водными ресурсами.

Сравнительная характеристика обеспеченности водными ресурсами в средний по водности год (Россия)/Омская область) [42.С.211] Территория Данная омскими учеными оценка местных поверхностных водных ресурсов свидетельствует об их ограниченности в южной части области и избыточности на севере (табл. 7). Тем не менее среди источников воды в народном хозяйстве, в том числе в сфере туризма и сельского хозяйства, в ближайшее время главное место будет принадлежать рекам и озерам. Поэтому сохранение рек, защита озер и разумное использование водных ресурсов края станет одним из условий сохранения природных богатств Омского региона.

Местные поверхностные водные ресурсы Омской области Территория (природная зона) Степная, южная лесостепная зоны, включая Омск Северная, северная лесостепная зоны, исключая Омск Гидролого-климатический анализ тепловых, водных и земельных ресурсов Омской области позволил омским ученым-аграриям выделить 5 гидролого-климати-ческих зон на территории региона: 1) избыточного увлажнения в средний и влажный годы (север области); 2) оптимального сочетания тепла и влаги в средний и среднесухой годы;

3) оптимального увлажнения во влажный год, достаточного в средний год и недостаточного в сухой; 4) недостаточного увлажнения; 5) постоянно недостаточного увлажнения [42. С.1 58]. Подобное гидролого-климатическое районирование территории Омской области основано на принципе деления на зоны в соответствии с соотношением влагоресурсов с тепловыми ресурсами, влияющими на прирост фитомассы растений. Подобное картографирование территории позволяет оценить изменения вышеуказанных ресурсов в условиях антропогенных воздействий на ландшафтные комплексы Омского Прииртышья.

Несмотря на эффект экологического бумеранга и ряд отмеченных выше проблем, все-таки в регионе имеются большие возможности в сфере охраны и использования ресурсов поверхностных вод, в том числе для сферы туризма и отдыха.

По оценкам ученых, сделанным в 2003 г., в почвенном покрове области преобладают черноземы – 23,6 %, болотные почвы занимают 21, солонцы и солонцеватые почвы – 15,6 подзолистые – 13,3, лесные – 7,3;

луговые – 5,8, серые лесные – 5,7, дерново-подзолистые почвы – 3,6, при этом наиболее освоены в сельском хозяйстве черноземы, занимающие 3,3 млн га (прил. 14) [52С.45, 101.С.103]. Поэтому с учетом природно-климатических условий и наличия многообразных ресурсов омские ученые [101. С. 103] выделяют четыре сельскохозяйственные зоны с четкой специализацией производства на территории Омской области: 1) северную зону, ориентированную на развитие молочного скотоводства по долинам рек; 2) северную лесостепную зону, ориентированную на молочно-мясное скотоводство, а также зерновое хозяйство и кормовое производство (Большереченский, Саргатский, Горьковский районы); 3) южную лесостепную зону, ориентированную на развитие зернового хозяйства, молочномясомолочное скотоводство (при этом 70 % земельного фонда заняты природными хозяйствами и садоводствами); 4) степную зону, специализирующуюся на мясомолочном производстве и приоритетном производстве зерна. Предприятия агропромышленного комплекса Омской области, представленные, по данным облкомстата [169. С. 48, 49, 50], на начало 2004 г. 50 акционерными обществами, 67 ассоциациями крестьянских (фермерских) хозяйств, 3 904 крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, производящими более 20 % всей сельскохозяйственной продукции Западной Сибири [101. С. 86; 107], занимающие одно из ведущих мест в России по производству сельскохозяйственной продукции, могут данной продукцией обеспечить как местное население, так и приезжих туристов.

На формирование растительного покрова и его зональность оказывают воздействие ряд факторов в виде особенностей климата, геологических, гидрологических, геоморфологических условий и почв.

По характеру растительного покрова большая часть территории области относится к лесостепной и степной зонам, а северная часть области входит в таежно-лесную подзону, где главными породами являются кедр, ель, пихта, береза и осина. Несмотря на лесными богатства (ресурсы), которые экспортируют на запад, все же они расположены неравномерно, увеличиваясь на севере и уменьшаясь на юге. При этом север привлекателен для рекреантов урманом, его целебным воздухом, возможностью охоты и сбора кедровых орехов, ягод (клюква, морошка, костянка, ежевика, брусника, голубика, черника), грибов (от белых грибов до лисичек, маслят, опят). Поэтому на этой части территории возможно развивать экстремальный, спортивный, экологический и другие виды туризма.

Немалый рекреационный ресурс представляет фауна Омской области. На территории области обитают 72 вида млекопитающих, видов птиц, из которых более 50 относится к охотничьим, 6 видов пресмыкающихся, 5 видов земноводных, более 20 видов рыб [52. С.

45]. Наибольшее количество их находится в лесной зоне, где можно встретить бурого медведя (от 300 до 500 особей), рысь, росомаху, лося, кабана, красную лисицу, соболя, куницу, белку, зайца-беляка, рябчика, тетерева. Все перечисленные представители животного мира обитают в охотничьих угодьях, общая площадь которых составляет 13,6 млн га, включая особо охраняемые территории. В Омской области и Омске находится большое количество природных объектов, обладающих туристско-рекреационными возможностями. Насчитывается 133 государственных объекта, из которых 32 заказника, 13 ботанических парков, 99 памятников природы, а также Природная зона Муромцевского района с озерами метеоритного происхождения и активным серебром (дер. Окунево), реликтовый бор КрасноярскоЧернолученской зоны отдыха, многочисленные парки и скверы Омска и населенных пунктов [118. С. 9].

Еще одним рекреационным ресурсом является минеральная вода, основные источники которой расположены в районе ЧернолученскоКрасноярской курортной зоны, Нововаршавки, Крутинского, Полтавского районов. Минеральная вода, отличающаяся своим составом (йод, бром, фтор), не уступает минеральной воде «Ессентуки» и водам НовоСергиевского источника на Урале и широко применяется в санаториях области, начиная с 1967 г., при лечении многих заболеваний.

С учетом зональности климата, рельефа и растительности на территории области выделяют три ландшафтные зоны (степную, лесостепную, лесную), которые органично совмещаются с физикогеографическим делением территории. Подобное разнообразие ландшафтов обеспечивает ресурсной базой все типы туризма: от познавательного до спортивного, оздоровительного, при этом доступными видами могут быть по ряду природно-климатических факторов и водный, пеший, конный, лыжный виды туризма, которые представляют собой огромный рекреационный потенциал для развития выездного и внутреннего туризма.

Однако наряду с вышеуказанными в начале параграфа видами зонирования (природно-ресурсным, экономико- и физико-географическим) в последнее время стали выделять и историко-географическое районирование [74], предполагающее выделение историко-географических округов (ИГО). ИГО – это территория, обладающая своеобразным сочетанием природных условий, одинаковым ходом исторического освоения становления антропогенного фактора и определенной степенью измененности природных комплексов [74. С. 23]. В результате длительной истории заселения, освоения, а также антропогенного воздействия происходила историко-географическая дифференциация территории Омского Прииртышья. В результате чего на основе исторического, ландшафтного, экономического, демографического принципов омские ученые [74] выделили на территории региона пять историкогеографических округов (Тарско-Большереченский, Омский, Тюкалинско-Барабинский, Южный лесостепной, Аев-Ошский), прошедших в своем развитии пять основных этапов. Подобное районирование позволяет оценить и наметить пути рационального использования историкогеографических, экономико-климатических различий в деятельности омских туроператоров по формированию регионального туристского продукта.

Таким образом, природные комплексы в сочетании с размещением памятников истории и культуры могут составить потенциальную базу объектов туристского показа, а также являются основой для развития туристско-рекреационного хозяйства региона. Однако уже сейчас традиционными местами отдыха омичей и приезжих туристов стали Чернолученско-Красноярская санаторно-курортная зона, зоопарк в пос. Большеречье, озера Ульджай и Эбейты с их грязями и рапой, кедровые урочища севера области, поселения Московско-Сибирского тракта, комплекс археологических памятников Притарья, Артынский и Петропавловский боры, сад Комиссарова, сеть особо охраняемых природных территорий (например в Исилькульском районе).

Разнообразие ландшафтов и климатических условий обуславливает возможность развития всех видов туризма в зависимости от цели ко по карте Омской области [7.С.47] отмечены 3 стоянки эпохи мезолита, 2 стоянки бронзового века, 3 поселения и 3 городища бронзового века, 21 городище эпохи энеолита, 9 городищ раннего железного века, 2 позднего средневековья, 22 курганных могильника. Археологические памятники есть и в Красноярско-Чернолученской курортной зоне, что также привлекает рекреантов и туристов.

Туристско-рекреационные ресурсы и туристические центры Омской области (табл. 9) достаточно разнообразны, поэтому тип туристической зоны той или иной местности зависит от группировки объектов показа, от историко-культурного и природного потенциала территории, а также от многих других факторов.

Перечисленные выше туристические центры местного, регионального уровня наиболее известны и пользуются популярностью среди жителей области. Однако развитие туризма возможно не только там, где накоплены материальные и духовные ценности, объекты культурного и природного показа, но и где развиты социально-экономическая инфраструктура территории, которая сможет вынести нагрузку от ее использования как местным населением, так и приезжими туристами.

2.2. Социально-бытовые ресурсы, туристическая инфраструктура По данным Всемирной туристской организации при ООН, туризм является одной из крупнейших, высокодоходных и наиболее динамичных отраслей мировой экономики, уступающей по доходности лишь добыче и переработке нефти. Однако развитие внутреннего и въездного туризма невозможно без коллективных и индивидуальных средств размещения туристов (рис. 8).

Гостиницы квартирного типа Однако развитие внутреннего и въездного туризма требует больших инвестиций в материально-техническую базу туризма и, прежде всего, в средства приема и размещения туристов, строительство и реконструкцию автодорог, учреждений сферы досуга и развлечений. Так, по мнению 54,3 % опрошенных руководителей и владельцев омских организаций, занимающихся туристической деятельностью, первоочередного инвестирования средств [30.С.20] требуют объекты гостиничного хозяйства. Этот вопрос тем более актуален, что, по данным экспертноаналитической группы ЭКСПАН, средний коэффициент износа гостиниц Российской Федерации составляет 69,4 % [38.С.40], а износ гостиниц Западно-Сибирского региона – 62 %, при этом всего лишь 28 % [38.С.41] всех гостиниц данного региона (Алтайский край, Кемеровская, Новосибирская, Омская, Томская, Тюменская области) соответствуют уровню мировых стандартов. По данным Госкомстата России, в стране насчитывается более 4 тыс. гостиниц, мотелей и общежитий для туристов. В среднем на одну российскую гостиницу приходится 40 номеров на 78 мест [38.С.39]. В Омской области более 80 организаций гостиничного типа, среди которых 52 гостиницы. По данным нашего исследования, среднее количество мест на один объект средств размещения в Омске составляет 68,8 при 42 номерах. Эти показатели ниже в миллионном городе в сравнении со среднестатистической российской гостиницей.

Эти показатели, с одной стороны, заставляют ставить вопрос о расширении сети средств размещения туристов в Омске и Омской области, с другой стороны, об инвестировании средств в реконструкцию уже имеющихся, но не соответствующих мировым стандартам гостиниц. Так, в 2001 г. в Омской области гостиницы высшей категории (4,5 звезд) отсутствовали, однако номера повышенной комфортабельности в них составляли 5,3 % от числа номеров всех организаций гостиничного типа [30.С.13]. В 2003 г. в Омске подобных номеров повышенной комфортабельности насчитывалось, по данным нашего исследования, 45, что составляет 3,11 % от числа номеров городских организаций гостиничного типа. Наибольшее количество номеров класса «люкс» в гостиницах «Турист», «Иртыш» (3 звезды), «Маяк», «Омск», а также стали появляться подобные комфортабельные номера в коллективных и индивидуальных средствах размещения (табл. 11). С другой стороны, необходимо разработать систему мероприятий по повышению загрузки гостиниц (прил.

20). Нами была проведена классификация организаций гостиничного типа по количеству имеющихся мест и уровню цен. Так, все организации гостиничного типа можно условно классифицировать в четыре группы (табл. 10). К первой группе следует отнести гостиницы «Омск», «Турист», «Молодежная», чей номерной фонд превышает 100 мест. Ко второй группе относят такие гостиницы, как «Иртыш», «Маяк», «Сибирь», «Огни манежа» и другие, чей номерной фонд от 50 до 100 мест. К третьей группе относят такие гостиницы, как ДОСААФ, РОСТО, СППК и другие, чей номерной фонд от 10 до 50 мест. К четвертой группе относятся такие коллективные средства размещения гостиничного типа («У Галины», «ОЦДЮТ» и др.), чей номерной фонд не превышает 10 мест.

Используя статистический метод группировки нами также были выделены четыре группы организаций гостиничного типа по количеству мест в каждой группе. При этом размах вариации составил R = Rmax – Rmin, а именно R = 192 - 11 = 181. Интервал группировки составил: Р = 181 : 4 = 45.

Классификация организаций гостиничного типа Омска «Молодежная»

«Турист»

«Восход»

«Автомобилист»

«Информанализ»

«ДОСААФ»

«Гостиница»

Таким образом, только у одной трети организаций гостиничного типа г. Омска количество мест размещения соответствует среднестатистическому уровню гостиниц.

В настоящее время наблюдается тенденция постепенного роста популярности внутреннего туризма. Однако развитие внутреннего туризма находится в зачаточном состоянии по многим причинам. ОдВ завершении следует отметить, что недавно на совещании глав регионов в Сочи президент Российской Федерации В. В. Путин обратил внимание Правительства и органов исполнительной власти на необходимость приоритетного развития туризма, санаторно-курортного дела в России, тем более что после туристских баз и здравниц Кубани, Ставрополя обладают хорошим потенциалом Сибирь и Дальний Восток.

Так, на территории сибирского региона действует 3 879 объектов отдыха, оздоровления, средств размещения, среди них: 32 пансионата, санаториев-профилакториев, 23 профилактория, 146 домов отдыха, 445 объектов для отдыха детей, 160 сельских домов, 20 горнолыжных комплексов [35.С.107]. А по данным паспортизации, в Омской области насчитывается 52 гостиницы в Омске и около 30 объектов гостиничного типа в области, 20 баз и домов отдыха, 17 санаториев и профилакториев (то есть каждый десятый объект этого профиля находится на территории сибирского региона), более сотни кафе, ресторанов, досуговых центров, музеев, театров и других объектов социально-культурного назначения, которые напрямую или косвенно имеют отношение к туризму. Однако из-за отсутствия финансовых средств и эффективного менеджмента состояние средств размещения на территории области весьма удручающее. Поэтому экономисты, управленцы, ученые и практики считают, что Омской области крайне необходим приток российских (в том числе региональных, муниципальных) и зарубежных инвестиций для реконструкции и строительства гостиниц, исторических и культурных объектов, современного аэропорта. Ведь одной из немаловажных составляющих туристского потенциала местности является ее материально-техническая база (туристская инфраструктура).

2.3. Организационно-управленческое, информационное, кадровое обеспечение индустрии туризма Омского региона В современной управленческой литературе из множества методологических подходов (логический, исторический, ретроспективный, воспроизводственный, эволюционный, инновационный, комплексный, глобальный, функциональный, структурный, нормативный, маркетинговый, ситуационный, процессный) к изучению объектов наиболее используемым в ХХ в. стал системный подход. В соответствии с этим подходом любой объект (фирма, организация, регион, экономика и др.) может рассматриваться как система, у которой есть своя структура, связи между отдельными ее элементами, есть внешняя и внутренняя среда и т. д. Поэтому у любой организации есть своя система менеджмента (чаще в литературе для ее обозначения используется понятие «система управления организацией», представляющая собой внешнее окружение, «черный ящик» – организацию и ее внутреннюю структуру. Но данную широкую трактовку системы менеджмента можно, на взгляд автора, свести к более узкому содержанию, охарактеризовав как взаимодействие субъекта и объекта управления на основе определенных принципов, методов управления для получения определенного результата в соответствии с поставленной целью, стратегией и миссией данной организации.

Однако не менее интересным, расширяющим вышеуказанные точки зрения является комплексный структурно-функциональный взгляд на систему менеджмента Р. А. Фатхутдинова [159.С.175], который рассматривает ее, как совокупность компонентов «входа», «выхода»

в «черном ящике», преобразованных в связи с внешней средой, обратной связи (рис. 9).

1.ВХОД 1.1.

1.4.

Рис. 9. Структура системы управления (менеджмента) организации Условные обозначения:

1. Элементы «ВХОДА»: 1.1. – новшество, 1.2. – сырье, 1.3. – материалы, 1.4. – комплектующие изделия; 1.5. – энергия, 1.6. – информация, 1.7. – оборудование, 1.8. – персонал, 1.9. – документация, 1.10 – прочее.

2. Целевая подсистема: 2.1. – повышение качества выпускаемых товаров и услуг, 2.2. – ресурсосбережение на всех стадиях жизненного цикла выпускаемого товара, 2.3. – расширение рынка сбыта товара, 2.4. – повышение качества сервиса товаров, 2.5. – социальное развитие коллектива, 2.6. – охрана окружающей природной среды.

3. Обеспечивающая система: 3.1. методическое обеспечение, 3.2. – ресурсное обеспечение, 3.3. – информационное обеспечение, 3.4. – правовое обеспечение.

4. Управляемая подсистема (объект управления): 4.1. – персонал, 4.2. – стратегический маркетинг, 4.3. – финансовый менеджмент, 4.4. – организация производства, 4.5. – организация сервисного обслуживания, 4.6. – тактический маркетинг.

5. Управляющая подсистема (субъект управления): 5.1. – управление персоналом, 5.2. – разработка рациональных управленческих решений, 5.3. – оперативное управление реализацией решений.

6. Научное обоснование системы: 6.1. – законы и механизмы функционирования организаций, 6.2. – принципы управления различными объектами.

7. Элементы «ВЫХОДА»: 7.1. – новшества, 7.2. – товары, 7.3. – услуги, 7.4. – прочее.



Pages:   || 2 |
 
Похожие работы:

«ББК 65.2 УДК 327 К- 54 Кыргызско-Российский Славянский Университет КНЯЗЕВ А.А. ИСТОРИЯ АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ 1990-Х ГГ. И ПРЕВРАЩЕНИЕ АФГАНИСТАНА В ИСТОЧНИК УГРОЗ ДЛЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ/ Изд-во КРСУ. Изд-е 2-е, переработ. и доп. - Бишкек, 2002. - С. Alexander Al. KNYAZEV. HISTORY OF THE AFGHAN WAR IN 1990’s AND THE TRANSFORMATION OF AFGHANISTAN INTO A SOURCE OF INSTABILITY IN CENTRAL ASIA/ KRSU Publishing. Second edition, re-cast and supplementary – Bishkek, 2002. – P. ISBN 9967-405-97-Х В монографии...»

«УДК 323.1; 327.39 ББК 66.5(0) К 82 Рекомендовано к печати Ученым советом Института политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса Национальной академии наук Украины (протокол № 4 от 20 мая 2013 г.) Научные рецензенты: д. филос. н. М.М. Рогожа, д. с. н. П.В. Кутуев. д. пол. н. И.И. Погорская Редактор к.и.н. О.А. Зимарин Кризис мультикультурализма и проблемы национальной полиК 82 тики. Под ред. М.Б. Погребинского и А.К. Толпыго. М.: Весь Мир, 2013. С. 400. ISBN 978-5-7777-0554-9...»

«http://tdem.info http://tdem.info Российская академия наук Сибирское отделение Институт биологических проблем криолитозоны Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова В.В. Стогний ИМПУЛЬСНАЯ ИНДУКТИВНАЯ ЭЛЕКТРОРАЗВЕДКА ТАЛИКОВ КРИОЛИТОЗОНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ Ответственный редактор: доктор технических наук Г.М. Тригубович Якутск 2003 http://tdem.info УДК 550.837:551.345:556.38 Рецензенты: к.т.н. С.П. Васильев, д.т.н. А.В. Омельяненко Стогний В.В. Импульсная индуктивная электроразведка таликов...»

«Остапенко Андрей Александрович, доктор педагогических наук, профессор Кубанского государственного университета, Екатеринодарской духовной семинарии и Высших богословских курсов Московской духовной академии Хагуров Темыр Айтечевич, доктор социологических наук, профессор Кубанского государственного университета, ведущий научный сотрудник института социологии РАН Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.А. ОСТАПЕНКО, Т.А. ХАГУРОВ ЧЕЛОВЕК...»

«В.Д. Бицоев, С.Н. Гонтарев, А.А. Хадарцев ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том V ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том V Под редакцией В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева Тула – Белгород, 2012 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2012.– Т. V.– 228 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.; Засл....»

«Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена Н.А. ВЕРШИНИНА СТРУКТУРА ПЕДАГОГИКИ: МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ Монография Санкт-Петербург 2008 УДК 37.013 Печатается по решению ББК 74.2 кафедры педагогики В 37 РГПУ им. А.И. Герцена Научный редактор: чл.-корр. РАО, д-р пед. наук, проф. А.П. Тряпицына Рецензенты: д-р пед.наук, проф. Н.Ф. Радионова д-р пед.наук, проф. С.А. Писарева Вершинина Н.А. Структура педагогики: Методология исследования. Монография. – СПб.: ООО Изд-во...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВОЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО СПбГТЭУ) ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБЛАСТИ ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ И ПРОДУКЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО И СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО НАЗНАЧЕНИЯ Коллективная монография САНТК-ПЕТЕРБУРГ 2012 УДК 664(06) ББК 39.81 И 66 Инновационные технологии в области пищевых...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет А.Г. КУДРИН ФЕРМЕНТЫ КРОВИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПРОДУКТИВНОСТИ МОЛОЧНОГО СКОТА Мичуринск - наукоград РФ 2006 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 636.2. 082.24 : 591.111.05 Печатается по решению редакционно-издательского ББК 46.0–3:28.672 совета Мичуринского...»

«СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРИКЛАДНОЙ МЕХАНИКИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИТЕКТУРНОСТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (СИБСТРИН) А.В. Федоров, П.А. Фомин, В.М. Фомин, Д.А. Тропин, Дж.-Р. Чен ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОДАВЛЕНИЯ ДЕТОНАЦИИ ОБЛАКАМИ МЕЛКИХ ЧАСТИЦ Монография НОВОСИБИРСК 2011 УДК 533.6 ББК 22.365 Ф 503 Физико-математическое моделирование подавления детонации облаками мелких частиц...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) Назарова Н.Б. ИССЛЕДОВАНИЕ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ В КОМПОЗИЦИОННО-РЕЧЕВЫХ ФОРМАХ: ОПИСАНИИ, ПОВЕСТВОВАНИИ, РАССУЖДЕНИИ Монография Москва, 2013 1 УДК 80 ББК 80/84 Н 192 Назарова Н.Б. ИССЛЕДОВАНИЕ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ В КОМПОЗИЦИОННО-РЕЧЕВЫХ ФОРМАХ: ОПИСАНИИ, ПОВЕСТВОВАНИИ, РАССУЖДЕНИИ / Н.Б. Назарова. Монография. – М.: МЭСИ, 2013. – 191 с. Назарова Нина Борисовна кандидат...»

«Федеральное государственное унитарное предприятие СТАВРОПОЛЬСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ГИДРОТЕХНИКИ И МЕЛИОРАЦИИ (ФГУП СТАВНИИГиМ) Открытое акционерное общество СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ИНСТИТУТ ПО ПРОЕКТИРОВАНИЮ ВОДОХОЗЯЙСТВЕННОГО И МЕЛИОРАТИВНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА (ОАО СЕВКАВГИПРОВОДХОЗ) Б.П. Фокин, А.К. Носов СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ МНОГООПОРНЫХ ДОЖДЕВАЛЬНЫХ МАШИН Научное издание Пятигорск 2011 УДК 631.347.3 ББК 40.62 Б.П. Фокин, А.К. Носов Современные проблемы применения...»

«Тузовский И.Д. СВЕТЛОЕ ЗАВТРА? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий Челябинск 2009 УДК 008 ББК 71.016 Т 82 Рецензент: Л. Б. Зубанова, кандидат социологических наук, доцент Челябинской государственной академии культуры и искусств Тузовский, И. Д. Светлое завтра? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий / И. Д. Тузовский; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2009. – 312 с. ISBN 978-5-94839-150-2 Монография посвящена научной и художественно-творческой рефлексии...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет ТИМАНСКИЙ КРЯЖ ТОМ 1 История, география, жизнь Монография УХТА-2008 Издана Ухтинским государственным техническим университетом при участии Российской академии естественных наук Коми регионального отделения и Министерства природных ресурсов Республики Коми. УДК [55+57+911.2](234.83) Т 41 Тиманский кряж [Текст]. В 2 т. Т. 1....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАШМ И НАУКИ РОСаШСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСТОЙ УНИВЕРСИТЕТ Т.М. ХУДЯКОВА, Д.В. ЖИДКМХ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГШ ИЗАЦИЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Монография ВОРОНЕЖ Воронежский госуларствевный педагогический уюяерснтет 2012 УДК 338:91 ББК 65.04 Х98 Рецензенты: доктор географических наук, профессор В. М. Смольянинов; доктор...»

«Сергей Павлович МИРОНОВ доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии и премии Правительства РФ, директор Центрального института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова Евгений Шалвович ЛОМТАТИДЗЕ доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Волгоградского государственного медицинского университета Михаил Борисович ЦЫКУНОВ доктор медицинских наук, профессор,...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ В.Е. Егорычев ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛАРУСИ (1917 – 1920 гг.) Монография Гродно 2007 УДК 9(476) ББК 66.3(4Беи) Е30 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор ГГАУ В.П.Верхось; кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории ГрГУ им. Я. Купалы В.А.Хилюта. Рекомендовано советом факультета истории и социологии ГрГУ им. Я.Купалы...»

«Электронный архив УГЛТУ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ УГЛТУ И.Т. Глебов ФРЕЗЕРОВАНИЕ ДРЕВЕСИНЫ Vs Электронный архив УГЛТУ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Уральский государственный лесотехнический университет И.Т. Глебов ФРЕЗЕРОВАНИЕ ДРЕВЕСИНЫ Екатеринбург 2003 Электронный архив УГЛТУ УДК 674.023 Рецензенты: директор ФГУП УралНИИПдрев, канд. техн. наук А.Г. Гороховский, зав. лабораторией №11 ФГУП УралНИИПдрев, канд. техн. наук В.И. Лашманов Глебов И.Т....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ    Уральский государственный экономический университет              Ф. Я. Леготин  ЭКОНОМИКО  КИБЕРНЕТИЧЕСКАЯ  ПРИРОДА ЗАТРАТ                        Екатеринбург  2008  ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Уральский государственный экономический университет Ф. Я. Леготин ЭКОНОМИКО-КИБЕРНЕТИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ЗАТРАТ Екатеринбург УДК ББК 65.290- Л Рецензенты: Кафедра финансов и бухгалтерского учета Уральского филиала...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОУ ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИКСОДОВЫЕ К Л Е Щ Е В Ы Е ИНФЕКЦИИ В ПРАКТИКЕ УЧАСТКОВОГО ВРАЧА Иркутск - 2007 1 МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ MINISTRY OF PUBLIC HEALTH AND SOCIAL DEVELOPMENT OF RUSSIAN FEDERATION IRKUTSK STAT MEDICAL UNIVERSITI I.V. MALOV V.A. BORISOV A.K. TARBEEV...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Л. З. Сова АФРИКАНИСТИКА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЛИНГВИСТИКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2008 Л. З. Сова. 1994 г. L. Z. Sova AFRICANISTICS AND EVOLUTIONAL LINGUISTICS ST.-PETERSBURG 2008 УДК ББК Л. З. Сова. Африканистика и эволюционная лингвистика // Отв. редактор В. А. Лившиц. СПб.: Издательство Политехнического университета, 2008. 397 с. ISBN В книге собраны опубликованные в разные годы статьи автора по африканскому языкознанию, которые являются...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.