WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 |

«Л.А. НИКОЛАЕВА О.В. ЛАЙЧУК ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОИНФОРМАЦИОННОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ И ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ЕГО ПОТЕНЦИАЛА Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2007 ББК 65.01 Н 62 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Владивостокский государственный университет

экономики и сервиса

_

Л.А. НИКОЛАЕВА

О.В. ЛАЙЧУК

ФОРМИРОВАНИЕ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОИНФОРМАЦИОННОГО СЕКТОРА

ЭКОНОМИКИ И ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ

ЕГО ПОТЕНЦИАЛА

Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2007 ББК 65.01 Н 62 Рецензенты: А.И. Латкин, д-р экон. наук, профессор (ВГУЭС);

В.А. Останин, д-р экон. наук, профессор (ДВГУ) Николаева Л.А., Лайчук О.В.

Н 62 ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОИНФОРМАЦИОННОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ И

ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ЕГО ПОТЕНЦИАЛА: монография. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2007. – 132 с.

ISBN 978-5-9736-0060- В рамках системно-функционального подходы сделана попытка рассмотреть возможности развития интеллектуально-информационного сектора экономики первоначально посредством развития библиотечной деятельности как основополагающей составляющей развития знаний человека. Направленного на процессы преобразования экономического, социального и духовного развития общества с целью эффективного функционирования всего воспроизводственного процесса.

Рекомендована работникам научно-образовательных и социальнокультурных учреждений, специалистам региональных органов власти, аспирантам и студентам высших учебных заведений, обучающихся по специальностям «Экономика и управление народным хозяйством», а также всем тем, кто интересуется проблемами структурных преобразований и инновационными процессами не только в экономике, но и проблемами, связанными с развитием интеллектуальных способностей человека.

ББК 65. Печатается по решению РИСО ВГУЭС © Издательство Владивостокский ISBN 978-5-9736-0060- государственный университет экономики и сервиса,

ВВЕДЕНИЕ

И нформационно-технологическая революция, разворачивающаяся на наших глазах, определяет движение к совершенно новому типу общества – информационному, или, как его еще называют, обществу информации и знаний, одной из основополагающих характеристик которого является его глобальный характер, характеризующийся инновационными процессами в экономике. В процессе формирования информационного общества постепенно стираются границы между странами и людьми, радикально меняется структура мировой экономики, значительно более динамичным и конкурентным становится рынок, на котором информация и знания становятся одним из стратегических ресурсов государства. Вместе с тем масштабы развития информации стали сопоставимы с использованием традиционных ресурсов, а доступ к ним – одним из основных факторов социальноэкономического развития. В связи с этим к числу важнейших задач каждого государства относятся формирование и развитие информационной инфраструктуры и интеграция в глобальное информационное общество на основе имеющегося в той или иной стране потенциала в области информации, знаний, науки, образования, культуры и т.п. Решение этих задач становится сегодня необходимым условием устойчивого развития государства и его полноценного вхождения в мировую экономику для продвижения инновационных и коммуникационных технологий, а также развития рынка информации и знаний.

Одним из подразделений внутренней структуры современного рынка является рынок информации знаний, являющийся важнейшим потенциалом дальнейшего развития информационного общества, становления и функционирования в нем интеллектуально-информационного сектора экономики (ИИСЭ). На современном этапе трансформационные процессы общества исследуются специалистами различных областей знаний: маркетологами и экономистами, социологами и философами, программистами и государственными деятелями. Многие современные ученые считают, что информационный фактор в целом, в глобально-историческом масштабе, является решающим для понимания человеческой истории и перспективы развития общества. По их мнению, именно информацией, ее объемом и качеством определяются тип и уровень цивилизованности и культуры общества, а информационные ресурсы ограничивают цивилизацию больше, чем физические. В основании разных цивилизаций лежат мощные информационные сдвиги, информационные взрывы. Объем информации, которой располагает данная цивилизация, показывает, какие задачи она может решать. Информация стимулирует цивилизацию и устанавливает ей предел. Каждый информационный взрыв, сопровождающий переход к новой цивилизации, более или менее радикально меняет образ жизни, культуру, государственную и хозяйственную деятельность в целом.

Определению базовых понятий, характеризующих информационное общество, посвящен ряд работ зарубежных авторов, большая часть которых написана в русле концепций постиндустриализма. Среди них следует отметить работы Д. Белла (D. Bell), К. Вербаха (K. Werbach), Р. Канна (R. Kahn), Э. Кинга (Е. King), Л. Робертса (L. Robers), К. Робинсона (К. Robinson). Экономическая составляющая этого процесса рассматривается в публикациях Жданова В.С., Фролова С.В., Шкондина М.В.

Возникает ряд закономерных вопросов о том, как меняется современная экономика, в каких понятиях отражается ее сущность, какова сопряженность этих понятий? В настоящее время в различных источниках можно встретить понятия «информационная экономика», «сервисная экономика», «глобальная экономика», «новая экономика», «экономика услуг», которые в той или иной мере характеризуют экономику постиндустриального общества, в котором доминирующая роль принадлежит сфере услуг.





Основное внимание здесь уделяется эффективности функционирования материально-сервисных систем, в то время как в индустриальной экономике обращается внимание на преобразование сырья в готовую продукцию. Вместе с тем, мы не отрицаем высказывания экономистов о том, что в экономике постиндустриального общества, где решающая роль принадлежит информации, рассматривается результат синтеза промышленного производства и сферы услуг, который является объектом пристального внимания со стороны функционирования рынка информации и знаний, воздействующего на уровень и качество жизни населения и преобразование общественных отношений1.

В настоящее время российская экономика приближается к середине экономического цикла развития, который характеризуется ростом требований к основному ресурсу – человеку, его уровню образования, воспитания, качества жизни22. Вопросы постоянного обучения, переобучения, самосовершенствования человека и как личности, и как работника все больше становятся не требованием, а естественной потребностью. Сегодня не только в экономике зарубежных стран, но и в России происходит снижение физической составляющей труда в пользу роста умственной деятельности современного работника. Наряду с динамичностью развития науки и техники, насыщенностью информацией это обусловливает рост требований к человеку, к уровню его квалификации и эрудиции. Снижается физическая и растет умственная составляющая труда, происходят многочисленные реформы в области образования, здравоохранения, изменения в науке и культуре, технологическое обновление во всех сферах деятельности. Происходит ускорение производства нового знания, все больше распространяются те виды активности, которые имеют дело с знаниями, информацией и пр. Приоритетными направлениями инвестиций становятся человеческий потенциал, новые управленческие и маркетинговые технологии, информационные системы. Одновременно уменьшается инновационный цикл, поток новведений становится все более плотным. Изменения коснулись не только системы образования, научных институтов, органов власти, но и всех без исключения отраслей и сфер деятельности.

Отмеченные тенденции в структуре национального производства объясняются тем, что в информационном обществе научнотехнический прогресс превращает науку в решающий фактор Николаева Л.А., Лайчук О.В. Библиотечные услуги на современном рынке информации и знаний // АртМаркетинг. Приложение к журналу «Практический маркетинг». – 2006 – № 5. – С. 6–16.

Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2002. – 767 с.

производства, а научные знания выступают главной движущей силой экономики сервисного типа с комплексом взаимосвязанных услуг, затрагивающих производственную сферу деятельности в области обслуживания новых технических образований и технологических комплексов.

Этими факторами определяется актуальность исследования преобразований в информационной экономике и выявление потенциала, обеспечивающего эффективное развитие тех сфер деятельности, которые способствуют воспроизводству информации и знаний, а соответственно интеллектуального уровня человека как основного участника воспроизводственного процесса. В этой связи подтверждается значимость анализа тенденций, характеризующих функционирование интеллектуального и информационного секторов экономики, результаты которого позволяют полнее понять содержание современной экономики, ее структуру, уяснить моменты, которые составляют основу развития всех отраслей хозяйства и обеспечивают взаимодействие между ними.

Достаточно большое число точек соприкосновения в развитии интеллектуального и информационного секторов является не только отражением их тесной взаимосвязи и взаимозависимости, но и во многом определяет необходимость применения интеграционного подхода для анализа тенденций функционирования их в единой системе. Так, например, в рамках такого подхода анализ проблем образования и информации даст возможность сократить процесс влияния неадекватности образования тенденциям социально-экономического и научно-технического развития, позволит снизить остроту проблемы неоправданно быстрого устаревания профессиональных знаний, а значит, улучшить уровень и качество жизни, которые сегодня рассматриваются как важнейшие факторы формирования человеческого капитала в качестве источника экономического роста и мощного фактора воздействия на состояние экономики.

Взгляды исследователей на проблему становления и развития интеллектуально-информационного сектора неоднозначны. Проблема исследования теоретических и практических аспектов оценки интеллектуально-информационного сектора экономики является сложной и многогранной, затрагивающей и отражающей многие стороны деятельности интеллектуально-информаци онного сектора в современной экономике. Среди работ, посвященных рассмотрению основных тенденций информационной экономики, можно отметить труды М. Кастельса, Е.В. Гильбо, Л.С. Демидовой, Т.П. Николаевой, В.Л. Иноземцева, С.А. Курганского, И.И. Родионова и др. Говоря о классиках теории постиндустриального общества, которые в качестве одной из примечательных черт современной экономики отмечают «интеллектуализацию», подчеркивают значение для жизни человека и общества таких нематериальных источников развития, как знания и интеллект, следует отметить работы Д. Белла, О. Тоффлера1.

Многообразие взглядов, неоднозначность подходов, применяемых для рассмотрения трансформационных процессов формирования и развития сферы услуг, интеллектуально-информационного сектора в условиях информатизации общества и развития рынка знаний отражают сложность предмета научного исследования.

Вместе с тем, отсутствуют комплексные исследования, направленные на изучение процессов функционирования интеллектуально-информационного сектора. Анализ научных взглядов, посвященных данной проблематике, показал, что современные работы российских и зарубежных ученых, таких как О.Н. Баева, С.А. Аверьянов, Л.А. Кожевникова, А.Н. Маслова, М.Я. Дворкина, А. Елякова, Т.В. Медзяновская, Н.Н. Нестерович, А.А. Унгаев, сводятся к анализу вопросов развития отдельных элементов интеллектуально-информационного сектора.

Поскольку деятельность институциональных единиц, таких, как учреждения образования, науки, культуры, объединяется единой функциональной ролью, которую они призваны выполнять в системе общественного воспроизводства – удовлетворение интеллектуально-информационных потребностей, такой подход является одним из актуальных направлений в мировой экономике, который, к сожалению, в отечественной практике не получил должной комплексной разработки. Обобщив вышеотмеченные проблемы становления, функционирования и оценки деятельности в интеллектуальном и информационном секторах экономики, Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ.; под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.

Тоффлер О. Третья волна. – М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. – С. 431.

можно отметить, что встает проблема выбора подхода к выявлению потенциала тех областей распространения информации и знаний, которые позволят выявить первостепенную значимость конкретных видов деятельности в системе образования, науки, культуры и отдыха для решения многогранных проблем социально-экономического и инновационного развития.

Данная работа является одной из первых попыток рассмотреть в рамках системно-функционального подхода процессы развития интеллектуально-информационного сектора экономики первоначально посредством развития услуг библиотечной деятельности как основополагающей составляющей развития знаний человека и его интеллекта с точки зрения формирования человеческого потенциала, направленного на процессы поддержания и преобразования духовного, социального и экономического развития общества.

Безусловно, результаты, полученные в ходе исследования и написания работы, носят предварительный характер и нуждаются в дальнейшем уточнении и совершенствовании подходов к оценке потенциала интеллектуально-информационного сектора экономики. Вместе с тем, уже сейчас отдельные положения и выводы могут служить отправной точкой научных дискуссий и теоретических исследований, посвященных процессам развития рынка информации и знаний, являющихся основой функционирования интеллектуально-информационного сектора экономики.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОИНФОРМАЦИОННОГО СЕКТОРА

ЭКОНОМИКИ

1.1. Эволюционные процессы становления интеллектуально-информационного сектора В рамкахчеловеческого общества, среди которых рассматриванемалого количества концепций, исследующих развитие ются «постиндустриальное общество» Дж. Белла, «технотронное общество» З. Бжезинского, «супериндустриальное общество»

О. Тоффлера, «технократическое программированное общество»

А. Турена, «информационное общество» К. Томинаги, «посткапиталистическое общество» Р. Дарендорфа и П. Друкера, «общество постмодерна» Ж. Лиотара, «общество изобилия» Дж. Гелбрейта и многие другие1, в каждой из них в большей или меньшей степени подчеркивается возрастающее значение таких нематериальных источников экономического развития общества, как информация, знания, интеллект. При этом большее значение отводится созданию нематериальных благ и услуг. Их разнообразие и степень удовлетворения ими в настоящее время оказывают мощное воздействие не только на развитие материального произБелл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Пер. с англ. – М.: Academia, 1999. – С. 347.

Друкер П. Новые реальности / Пер. с англ. – М.: Бук, 1994. – С. 184.

Тоффлер О. Третья волна. – М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. – С. 431.

водства и самого человека, но и общества в целом. Главным компонентом здесь выступают новейшие информационные технологии, информация, интеллект человека, его знания, умения и возможности, содействующие повышению нового качества экономического роста стран. В связи с чем достаточно бурное развитие получает сфера услуг в несколько иной форме, по сравнению с той, в которой она была в 70-х гг. ХХ века и характеризовала в основном потребности человека в обслуживании, по сравнению с современным этапом, в котором расширяется сфера сервисной деятельности в обслуживании производственного процесса.

«Интеллектуализация» постиндустриальной экономики становится ее наиболее примечательной чертой, ибо: а) знания, информация представляют собой уникальные и одновременно неуничтожимые в процессе их «потребления» блага; б) знания могут получить цену, если они защищены какой-либо монополией;

в) знания трудно установить согласно закону спроса и предложения, поскольку информация в принципе неделима и покупатели по определению не могут до конца понять, как оценить товар, пока они не купят его; г) природа знаний такова, что крайне трудно поддерживать монополию на информацию, и существует объективная тенденция «ускользания» ее из частных рук или монопольного владения; д) научные знания, информация, становясь предметами общественного достояния, не отчуждаются вместе с тем ни от их создателей, ни от того, кто им пользуется, даже если они являются объектами купли-продажи11.

Отмеченные характеристики современных трансформационных процессов во многом определяют направление исследования, которое связано с анализом формирования и тенденций развития интеллектуально-информационного сектора, создание методического обеспечения для оценки его потенциала.

Рассматривая взгляды сторонников информационного подхода, таких как У. Дайзард, К. Ясперс, М. Кастельс, К. Томинага, И. Масуда, Ф. Махлуп, Б. Бреев, В.Галецкий, Л. Демидова, В. Сорокина и др., можно отметить, что наиболее главными факторами современного этапа развития человеческого общества являются такие, как: потребности НТП, положительная динамика уровня Иноземцев В.Л. Экономическая общественная формация: границы понятия и значения теории // Полис. – 1991. – №4. – С. 42.

жизни населения и действие закона возвышения потребностей.

Подход сторонников информационного общества, описывая современный этап развития, затрагивает более широкий круг потребностей общества и человека, отмечая, что меняются пропорции не только между отдельными сферами и отраслями общественного производства, но и усиливается социальная динамика1, обусловленная прежде всего информационным обменом (постиндустриального общества)2, а не материальным и энергетическим обменом (аграрного и индустриального общества). По их мнению, на первый план в роли новых источников экономического роста выдвигается информация и другие формы нематериального накопления. Информация выступает принципиально новым фактором мировой истории3, изменяя привычный характер соединения производительных сил, внося на современном этапе некоторые изменения в привычную схему сопряженности материального и нематериального производства4, где особое внимание уделяется тем отраслям, которые имеют достаточно высокий удельный вес человеческого интеллекта (информатика, телекоммуникации и т.д.), при этом нисколько не приуменьшая проблему удовлетворения материальных потребностей, которые были приоритетными в классической школе.

Они определяли значимость материальной сферы и удовлетворение первичных потребностей. Игнорирование развития обслуживающего сектора экономики, рамки которого постепенно ширились в связи с углублением общественного разделения труда, затрагивая проблемы обслуживания процесса производства, и концентрация внимания на преимущественно материально-вещественных аспектах проблемы, способствовали укреплению мнения в концепции, господствовавшей до середины ХIХ столетия, что именно экономический рост и экономическое развитие являются залогом обеспечения растущих человеческих потребноЯсперс К. Современная техника. Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986. – С. 119–147.

Николаева Т.П. Основы информационной экономики. – СПб.:

ООО «ЛЕКС СТАР», 2001. – 128 с.

Дайзард У. Наступление информационного века. Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986. – С. 343.

Россия – 2015:оптимистический сценарий / Под ред. Л.И. Абалкина. – М.:ММВБ,1999. – 361 с.

стей. В качестве доказательства рассматривалось возрастание уровня благосостояния в ряде общественных систем, активно развившихся в экономическом отношении. Но обобщенный в экономической литературе опыт значительного ряда стран свидетельствует о том, что быстрый экономический рост не позволяет иногда удовлетворить даже основные материальные потребности значительной части населения (потребности каждого человека сугубо индивидуальны). Например, создать благоприятный социально-духовный климат, решить проблемы культуры, нравственности, общественной морали и этики призвана система социальных видов деятельности, составляющих так называемую нематериальную сферу, деятельность которой зависит от функционирования социальных и политических институтов.

В этой связи обратимся к теории институционализма, которая, на наш взгляд, более применима к нашему исследованию с точки зрения тех сторон интеллектуально-информационной деятельности, которые оказывают воздействие на формирование личности, ее развитие с учетом объективного процесса изменения в области знания, информации, интеллекта, поскольку позволяет обосновать соответствие в развитии между экономическими и неэкономическими факторами, а значит, и подчеркнуть значимость последних в развитие общества в целом.

Накопленный сегодня в мире опыт свидетельствует, что система накопления знаний, развитие способностей человека происходит во всех странах мира, однако не во всех странах сопровождается динамичным экономическим ростом и устойчивым уровнем жизни, благосостоянием нации, его интеллектуальным развитием и совершенствованием. Важным условием выступает адекватность этих изменений потребностям экономического роста в условиях функционирования информационной экономики. На этот процесс оказывают влияние многие факторы, в том числе и культурный фактор с ценностями интеллектуального и духовного развития человека, нормами поведения и т.д. и т.п.

Формирование этих ценностей на макроуровне достаточно хорошо исследовано в рамках институционализма. Данный аспект может быть применим в ходе анализа данного исследования, однако нуждается в расширении. Так как формирование отмеченных ценностей происходит и на мезоуровне (на уровне региона), и на микроуровне (домашних хозяйств, населенных пунктов и т.п.), то для устойчивого экономического роста необходимо их системное развитие и взаимодействие друг с другом, позволяющие при этом не только эффективно использовать приобретенные и накопленные знания, но и содействовать обмену информацией в воспроизводственном процессе хозяйственной деятельности.

Взаимодействие между уровнями позволит не только эффективно использовать приобретенные и накопленные знания, в том числе и в области технологии, но и содействовать обмену информацией, обогащая интеллектуальный потенциал индивидуума и общества. В понимании интеллектуального потенциала здесь и далее в работе будем опираться на определение, отраженное в теории постмодернизма1, согласного которому интеллектуальный потенциал представляет собой совокупность способностей общества в целом, либо какой-то из его подсистем (коллектива людей, отдельного индивидуума) к пониманию (т.е. интернализациии и использованию) накопленных знаний и формированию новых знаний. Поскольку в рамках теории институционализма недостаточно обозначена роль и взаимосвязь институтов, обратимся к другой теории.

Учет неэкономических факторов позволяет обозначить проблематику социальной направленности, дополняемую вопросами государственного регулирования экономики, рассматриваемой в рамках неоклассической (неоконсервативной) теории.

Неоклассики обосновывают необходимость использования государственного регулирования в вопросах производства и потребления, дохода и накопления, сбережений и инвестиций, которое, наряду с рыночным саморегулированием на основе свободной конкуренции, может улучшить распределение, использование экономических ресурсов, способствуя наиболее полному удовлетворению растущих потребностей общества2 в условиях формирования информационной экономики. Применительно к данному исследованию сочетание государственных и рыночных механизмов имеет немалое значение, так как в современных условиях Анурин В.Ф. Постмодернизм: в поисках материального фундамента // Общественные науки и современность. – 2001. – № 3. – С. 110– 121.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ.; под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – С. 328.

невозможно отделять понятия «информация» – «интеллект» – «знания» – «экономический рост». Они рассматриваются как система взаимосвязи и взаимообусловленности. Поэтому сочетание отмеченных сторон невозможно без разумной и эффективной политики государства, нацеленной на достижение блага человека и общества, гарантирующей свободу личной инициативы хозяйствующих субъектов, направленной на обеспечение максимального удовлетворения потребностей информационного общества.

Смещение акцента внимания исследователей постиндустриального, технологического, информационного общества в сторону нематериальных потребностей и особенно рост потребности при развитии современного общественного производства в знаниях и информации позволяют увидеть, что не только производственный процесс, но и человек испытывают нужду в потребностях, имеющих нематериальный характер: самосовершенствование знаний, обновление информации, культурное обогащение и т.п. Их удовлетворение ведет к развитию интеллектуальных способностей индивида и общества в целом.

Вне зависимости от иерархии потребностей человека: будь то «социальный», «биологический» или «природно-трудовой» его тип – это всегда сочетание вещественно-энергетических и интеллектуально-информационных потребностей. Разница заключается лишь в доле, приходящейся на те или иные потребности, что наглядно отражается в схеме потребностей человека, предложенной Н.Ф. Реймерсом (рис. 1.1), и является приемлемым к данному исследованию.

Вещественно-энергетические Интеллектуально-информационные Рис. 1.1. Общая схема потребностей человека Реймерс Н.Ф. Экология. Теории, законы, правила, принципы и гипотезы. – М.: Россия молодая, 1994. – 137 с.

Интеллектуально-информационные потребности – это потребности в образовании, возможности совершенствования его уровня, повышения культурного уровня, возможности получения необходимой информации, развития интеллектуальных способностей и т.д. Их удовлетворение возможно в результате деятельности таких сфер, которые, как отмечено выше, могут предоставить информацию, несущую в себе новизну и полезность, повышающую объем знаний, творческие способности человека, обогащая его внутреннюю культуру.

Разделяя точку зрения Н.Ф. Реймерса, полагаем, что, вне зависимости от иерархии потребностей на различных экономических уровнях, их можно сгруппировать по трем основным блокам:

– на микроуровне – для индивида, домашних хозяйств (личные потребности);

– на мезоуровне – для региона, отдельных предприятий (коллективные потребности);

– на макроуровне – для общества и экономики в целом (общественные потребности).

Отмеченные потребности отличаются лишь в доле по отношению к общему объему потребностей (рис. 1.2), если брать во внимание всем известную пирамиду А. Маслоу.

ПОТРЕБНОСТИ

ПОТРЕБНОСТИ

Рис. 1.2. Схема классификации потребностей Представленная на рис. 1.2 схема потребностей, на наш взгляд, позволяет говорить о том, что критерием оценки формирования ИИСЭ выступают личностные, коллективные и общественные потребности, рассматриваемые и с точки зрения отдельного потребителя, и с точки зрения общества в целом. В этой связи индивидуальная группа потребностей в большей степени затрагивает вещественно-энергетические потребности с позиций восполнения знаний и воспроизводства информации, с другой стороны, учитывая потребности общества в субъектах, обладающих определенным уровнем информации, знаний и интеллекта, можно рассматривать интеллектуально-информационные потребности, что вызвано необходимостью развития потребностей в деловой информации, а значит, в услугах, удовлетворяющих эти потребности. Из сказанного видно, что применительно к интеллектуально-информационному сектору экономики невозможно рассматривать какую-то отдельную группу потребностей.

Опыт развитых стран мира позволяет отметить, что в настоящее время смещение акцента внимания к интеллектуальноинформационным потребностям проявляется в смене государственных приоритетов в сторону ускоренного роста инвестиций, развития фундаментальной науки и выдвижения на роль базового фактора развития экономики деятельности по совершенствованию и приумножению главного ресурса – человека и его способностей. Это нашло свое отражение в интенсивно развивающейся в ХХ столетии концепции «человеческого капитала»1, довольно быстро трансформирующейся в «концепцию расширения человеческих возможностей», которые замещают материальное и экономическое благосостояние.

Основные концептуальные постановки этой теории, учитывая отмеченные ранее факторы экономического развития в рамках информационной экономики, основными среди которых являются формы нематериального накопления: знания, информация, интеллектуальный капитал как основное достояние мира2, дальнейшее экономическое развитие последнего связывают с качественной стороной развития самого человека.

Васильчук Ю. Социальное развитие человека в ХХ веке // Общественные науки и современность. – 2001. – № 1. – С. 10–18.

Иноземцев В.Л. Постиндустриальное хозяйство и «постиндустриальное» общество // Общественные науки и современность. – 2001. – № 3. – С. 140–151.

Иноземцев В.Л. Теория постиндустриального общества как методологическая парадигма российского общества // Вопросы философии. – 1997. – № 10. – С. 34–46.

В силу того, что как экономическое понятие «человеческий капитал» включает в себя экономический аспект всех свойств и всех видов деятельности человека1, то он (этот экономический аспект) представляет собой отражение конечной результативности, эффективности воспроизводственной деятельности национального производства в целом. Это предусматривает рассмотрение в качестве равноправно производительных в структуре производственной деятельности таких составляющих, как образование, наука, культура, рекреационная деятельность и др., формирующие с учетом взаимосвязи групп потребностей, отраженных в схеме классификации потребностей (рис. 1.2), интеллектуальноинформационный сектор, направленный на качественные показатели экономического роста и уровня жизни населения. Эти положения нашли отражение в исследованиях В.Л. Иноземцева, Ю. Васильчук, согласно которым динамика и векторы направлений развития возможностей человека и среды его обитания определяют характер развития человеческого капитала, нацеленного на его эффективное использование в информационном обществе, учитывая требования как к самому человеку, его знаниям, опыту, интеллектуальному потенциалу, так и к обществу в целом с точки зрения потребностей функционирования информационной экономики.

Исходя из объекта нашего исследования и возрастающей роли информации и знаний, остановимся подробнее на понятийном аппарате.

Прежде всего, как и всякое абстрактное понятие, понятие «информация» трудно измерить, поэтому дать ему единственное и точное определение достаточно сложно. Под информацией чаще всего понимаются сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-либо2, что позволяет снять или снизить неопределенность ситуации для заинтересованной стороны. Это определение не единственное, в научной литературе встречается достаМакроэкономика: Учеб. пособие для вузов / Под ред. проф.

И.П. Николаевой. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. – С. 231.

Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1999. – С. 441.

Николаева Т.П. Основы информационной экономики. – СПб.: ООО «ЛЕКС СТАР», 2001. – С. 22.

точно много трактовок информации, все они в той или иной степени раскрывают ее сущность и свойства.

В различных профессиональных сферах этот термин наполнен своим смыслом и высвечивает определенную грань понятия «информация». В данном исследовании мы не ставим задачу их подробного анализа, а лишь берем на себя смелость отметить, что практически у всех определений имеет место ряд общих характеристик информации: 1) информация всегда связана с процессом, движением; 2) информация способствует прояснению ситуации;

3) для человека, имеющего или передающего информацию, она является знанием.

В своей работе под информацией мы будем подразумевать совокупность данных и сведений, которые несут в себе новизну и полезность для человека1. Отмеченная трактовка позволяет нам обосновать, что информация в результате познавательной деятельности воплощается в самом человеке в виде знаний и умений, обогащая его умственные, творческие способности, его внутреннюю культуру. Иными словами, здесь информация выступает как фактор создания и приумножения интеллекта человека и его капитала. Воплощением и носителем интеллекта человека и потенциала общества выступают не только материальные, но и культурные ценности. В целом эта последовательность образует некоторую цепочку – путь движения информации (рис. 1.3) как в производственной, так и в непроизводственной сфере. В упрощенном виде это можно представить как системную зависимость в следующем виде на рис. 1.3.

Значение и роль информации главным образом состоит в том, что усвоение и применение информации, а значит, и приумножение новых знаний, интеллектуального потенциала человека Смирнов Э.А. Теория организации.– М.: Инфра-М., 2002. – 137 с.

становится одним из основных направлений, видов человеческой активности, при сопоставлении и взаимосвязи потребностей индивида и общества.

Нельзя не отметить, что знания и информация в той или иной мере всегда использовались в воспроизводственном процессе, но в современных условиях постоянно усложняющейся жизни общества требуется постоянное их пополнение и обновление. Это обусловлено тем, что в последние годы произошли фундаментальные изменения в производственном процессе. Прежде всего, это касается инноваций, которые стали всеобъемлющими и проникающими во все процессы1.

Сегодня объем информации в мире каждые пять лет удваивается, и это ставит перед обществом достаточно непростые задачи не только по обработке, передаче, хранении, но и ее усвоении и преумножении. Достаточно часто основные аспекты современного общества, рассматриваемого в рамках информационной экономики, некоторые исследователи видят в компьютерах2, программном обеспечении, информационных сетях, иными словами, в развитии техники и технологии и, в конечном счете, связывают с созданием искусственного интеллекта3. Не ставя перед собой задачу детального анализа и рассмотрения подходов к исследованию проблем искусственного интеллекта, поскольку технологический аспект не входит в предмет исследования, в данной работе мы опираемся на обобщенный анализ этих взглядов4. Разделяя подход, согласно которому развитие науки и техники выступает постоянным усовершенствующим способом постижения человеческого мира, считаем, что интеллектуальные способности человека нельзя заменить искусственным интеллектом машины. А создаваемые в рамках инновационной деятельности новые, усовершенствованные товары и услуги представляют собой интеллектуальные товары и услуги – информацию, которая является всеобщим достоянием и по своей природе не может быть ни «отДоклад о развитии человеческого потенциала в российской Федерации за 2004 год / Под общ. ред. проф. С.Н. Бобылева. – М.: Весь Мир, 2004. – С. 42.

Чупраков А.Н. Информационное общество и эмпирическая социология // СОЦИС. – 1998. – № 1. – С. 40–48.

Уинстон П. Искусственный интеллект. – М., 1990. – С. 124.

Егоров В.С. Социальный реализм. – М.: Агент, 1999 – 272 с.

чуждена», ни «присвоена», а лишь усвоена как новое знание, расширяющее интеллектуальный потенциал индивида и общества.

В связи с вышесказанным, нельзя не отметить, что по мере перехода человечества к информационному обществу обращают на себя внимание культурные ценности, которые все больше и больше пронизывают все стороны жизни человека, выдвигаются в центр общественных процессов. Этот процесс Д. Белл зафиксировал как «прогрессивный переход от этапа цивилизации, на котором доминировала технокультура, к новому этапу, где ведущее место занимает социокультура1. «Многомерный человек» постиндустриального общества, вытесняющий со сцены истории «экономического человека» индустриальной эпохи, по сути своей, как считает М. Маффезоли, является «эстетическим человеком». Это положение позволяет нам отметить роль интеллектуальной и информационной составляющих в общественном развитии, которые связаны с изменением структуры экономики в сторону активизации непроизводственной сферы.

Процессы, происходящие в информационной экономике, тесно связаны с динамичным развитием сферы услуг, совершенствованием ее структуры в ходе развития общества, что позволяет использовать различные виды услуг для анализа возможностей и перспектив становления и развития интеллектуально-информационного сектора. В современных условиях следует учитывать процессы сочетания дифференциации и интеграции, динамичности и изменчивости отраслевой структуры производственного процесса и соединение интересов как экономического, так и социального характера, как интересов отдельных потребителей услуг в непроизводственной сфере, так и оказание услуг обществу в целом для производства интеллектуального потенциала с учетом требований развития рыночных отношений.

Процесс формирования рынка товаров и услуг рассматривается современной наукой как механизм опережающего отражения, позволяющий социально-экономическим системам наиболее успешно функционировать и активно взаимодействовать с окружающей средой. При этом можно говорить не только о возможности дополняемости сфер производственной деятельности, но и Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Пер. с англ. – М.: Academia, 1999. – С. 115.

о возможностях объективного и субъективного хозяйствования, при которых следует показать системную зависимость элементов информационной экономики и рассматривать их с точки зрения совокупности интеллектуального и информационного потенциала.

Обращаясь к подходам, сочетающим модели основных сфер воспроизводственной деятельности, можно показать взаимосвязь сфер хозяйствования1, где в системе зависимости с учетом потребностей микро-, макро- и мезоуровней в структуре национального производства мы выделяем услуги ИИСЭ. Наглядно это можно представить на рис. 1.4.

Коллективные потребности Интеллектуально-информационный сектор Рис. 1.4. Принципиальная модель основных сфер Представленная модель основных сфер человеческой деятельности, на наш взгляд, позволяет отразить:

– институциональную сферу, включающую институты государственного управления от высших органов власти до местного самоуправления (макро-мезо-микро);

– производственную сферу, включающую все формы организации производства материальных благ (мезо-макро и мезо-микро);

Стаханов В.Н, Стаханов Д.В. Маркетинг сферы услуг. – М.: Экспертное бюро, 2001. – С. 26.

– социальную сферу, в которой сосредоточено все многообразие способов удовлетворения социальных потребностей людей (микро-мезо-макро);

– сферу услуг, включающую разнообразные виды производств самых разнообразных услуг, призванных удовлетворить конкретные потребности индивида на уровнях институциональной, производственной, социальной сфер деятельности в рамках национальной структуры экономики и отдельного человека в частности (сфера услуг – микро, сфера услуг – мезо, сфера услуг – макро);

– интеллектуально-информационный сектор, включая те организации и учреждения сферы услуг, которые призваны удовлетворять интеллектуально-информационные потребности во всех сферах национального производства и на всех уровнях экономики.

Он в нашей модели представлен как фундамент, обслуживающий все вышеотмеченные сферы деятельности по частям, в зависимости от интересов отдельных хозяйствующих субъектов, с учетом потребностей и требований информационной экономики.

Если отойти от базовой модели, отраженной в общепризнанном подходе исследования маркетинга услуг1, то системнофункциональный и комплексный подход, на основе которого была представлена вышеотмеченная модель, во-первых, показывает, что сфера услуг в большей или меньшей степени охватывает все сферы человеческой жизнедеятельности; во-вторых, дает возможность увидеть, что сферу услуг невозможно отнести к какойлибо одной из стадий воспроизводственного цикла: производство, распределение, обмен, потребление, и, в-третьих, создает возможность увидеть, что интеллектуально-информационный сектор в структуре общественного производства – это составляющий компонент, фактор развития всех сфер общественного производства и всех уровней потребностей экономики.

И поскольку все стадии представляют единый воспроизводственный процесс, то встает вопрос, что представляет собой эта «кровеносная система», как эти стадии взаимосвязаны. Основываясь на вышеотмеченном определении информации, понимаемом как совокупность данных и сведений, несущих в себе новизну и полезность для человека, нам видится, что роль системности Стаханов В.Н, Стаханов Д.В. Маркетинг сферы услуг. – М.: Экспертное бюро, 2001. – С. 26.

в процессе воспроизводства выполняют услуги интеллектуальноинформационного сектора. Поскольку в современной экономике конкретность проявления функций любой сферой определяется тем, чьи и какие потребности она удовлетворяет: институциональной, производственной, социальной сфер или отдельного человека в процессе национального производства, то можно сказать и о потребностях, которые имеют тенденцию к постоянному изменению и росту, а для их удовлетворения требуется постоянное совершенствование деятельности в каждой сфере, т.е. нужно создавать что-либо более новое в сравнении с тем, что уже было создано ранее, так как информация и знания требуют непрерывного обновления, а для их воспроизводства необходимы условия, которые должна обеспечивать конкретная область деятельности.

В этой связи можно отметить пути становления и развития интеллектуально-информационного сектора экономики, затрагивающие изменения в той или иной сфере, которые в условиях устоявшихся подходов не воспринимаются как новые и современные, отвечающие требованиям современности. Поэтому эволюционные процессы в функционировании информационной экономики, наряду с необходимостью анализа тенденций развития ИИСЭ, ставят вопрос о рассмотрении тех услуг, которые обслуживают взаимосвязанные и взаимозависимые стороны хозяйственной деятельности как результат изменения качества знаний, навыков, интеллектуального потенциала человека и общества, а в связи с этим и деятельности заинтересованных сторон, которые эти знания и умения потребляют. Этот процесс можно охарактеризовать как систему оказания интеллектуально-информационных услуг.

Применительно к нашему исследованию с учетом характеристики эволюционных процессов в информационной экономике под интеллектуально-информационным сектором экономики (ИИСЭ) будем понимать систему образовательных и научно-исследовательских учреждений и организаций, деятельность которых связана с предоставлением интеллектуально-информационных услуг (образовательных и научных учреждений, театров, музеев, выставок, библиотек, СМИ и т.п.).

Данное определение, на наш взгляд, позволяет учесть экономическую деятельность в различных отраслях общественного производства, выступающую источником оказания услуг сферы образования, культуры, информации, производства и др., а также отразить то, что их совокупность представляет собой сферу тех услуг, которые в сфере интеллектуально-информационного обслуживания можно применить к сторонам технологического продвижения, но данное направление не является предметом нашего анализа.

Понятие интеллектуально-информационной услуги в дальнейшем мы будем употреблять как новое качество, возникающее в процессе экономической деятельности интеллектуально-информационного сектора, представляющего собой один из структурных элементов сферы услуг в целом. Он функционирует на различных экономических уровнях, максимально приближенных к потребностям различных членов общества, что отражается в его полифункциональном характере деятельности, выполняющем информационные, образовательные и культурные функции в эволюционном процессе современных преобразований интеллектуального и информационного направления.

Деятельность интеллектуально-информационного сектора затрагивает тесную взаимосвязь между сферами национального производства, в которых задействованы знания, оказывающие влияние и на технологии в сфере производства, и на бытовые, социально-культурные отношения в обществе. А поскольку знания невозможно отделить ни от товара, ни от услуги, то характеристика противоречий между сферами производственной деятельности теряет свой смысл в силу того, что потенциал информационной и интеллектуальной сфер обеспечивает удовлетворение как индивидуальных, так и общественных потребностей.

Общетеоретические исследования в рамках данной работы дают возможность показать место, роль и значение ИИСЭ в структуре отраслей национального производства, что в свою очередь обеспечивает возможность оценить потенциал интеллектуально-информационного сектора экономики для разработки инструментария его эффективного функционирования.

1.2. Место интеллектуально-информационного сектора экономики в структуре отраслей национального производства Для того чтобы охарактеризовать место и роль интеллектуально-информационного сектора в воспроизводственном процессе, попытаемся охарактеризовать его в соответствии с классификацией отраслей национального производства.

Если исходить из определения интеллектуально-информационных услуг, то его значимость определяется рамками удовлетворения общественных, коллективных, личных потребностей, обеспечивающих благоприятные условия процессам функционирования общества в условиях всеобщей информатизации и возрастающей потребности в знаниях в различных областях и сферах деятельности1.

По мнению группы ученых, среди которых можно отметить имена М. Пората, Г.М. Маклюзи, А. Нормана, главной и определяющей ценностью в развитии общества является не материальное благо, а информация. Придерживаясь данной точки зрения, можно отметить, что информация в современной жизни своим потоком пронизывает все сферы общественной деятельности и обусловливает высокую динамичность развития экономики, она обеспечивает первоначальный импульс любой деятельности: экономического, политического, образовательного и другого видов, особенно в той ее части, которая связана с управлением, распределением, обменом и потреблением, а также является составляющей результата этой или любой другой деятельности. Кроме того, информация позволяет в случае необходимости вносить в ходе осуществления этой деятельности необходимые корректировки. Сегодня успех любого вида деятельности во многом зависит от разрешения противоречия между большим объемом информации и одновременно ее недостаточностью для принятия тех или иных решений и действий. Схематично эту противоречивость, взаимосвязь и взаимообусловленность можно представить следующим образом (рис. 1.5).

Стаханов В.Н, Стаханов Д.В. Маркетинг сферы услуг. – М.: Экспертное бюро, 2001. – С. 27.

Майдебура Е.В. Маркетинг услуг. – Киев: ВИРА-Р, 2001. – С. 159.

Котлер Ф. Основы маркетинга // Пер. с англ. – М.: Ростингер, 1996. – С. 73.

на хозяйственную деятельность субъектов экономики Описывая эту схему, отметим, что именно информация в разных формах выступает источником знания, но становится им только в результате индивидуальной познавательной деятельности, выступая одним из основных результатов удовлетворения потребности индивида в образование, науке, культуре, отдыхе и т.п., в целом представляющих группу его интеллектуально-информационных потребностей, оказывая влияние на внутреннюю среду объекта. Информация рассматривается не только как источник знания, но и как координатор, и как результат информационного потока, воздействующий с взаимной отдачей и на внешнюю среду1. Этот подход можно отнести к одному из основных условий и противоречий экономического развития, и определить место ИИСЭ с точки зрения потока информации и знаний, пронизывающего все сферы производственного процесса, где на любом уровне потребления: государства, коллектива, отдельного человека, потребление информации позволяет обновить ранее имевшиеся знания и получить новое знание. Например:

на уровне индивида совершенствуются знания, интеллект, внутренняя культура, производится корректировка действий индивида с учетом требований трансформационных процессов;

в коллективе обогащаются знания о производственном процессе, корпоративной культуре коллектива, эти изменения связаНиколаева Л.А., Лайчук О.В. Роль интеллектуально-информационной сферы деятельности в развитии сервисной экономики (на примере библиотечных услуг) // Евразийский международный научноаналитический журнал «Проблемы современной экономики». – 2006. – № 1/2. – С. 329–335.

ны с потребностями рынка в активизации предпринимательской деятельности и инициативы;

в обществе обогащается уровень знаний, что обеспечивает технологический и культурный потенциал общества в целом.

Взаимосвязь интересов индивида и коллектива, согласованность их интересов на всех уровнях в обществе создает возможность роста макроэкономических показателей в части национального дохода и роста ВВП.

В связи с мощным информационным потоком, вызванным ускоренными темпами НТР в области информационных технологий во всем мире, потребность в интеллектуально-информационных услугах в последние 10 лет постоянно возрастает, в частности среднегодовой темп роста в области научной деятельности составил 0,27%, образовании и культуре – 0,1%.

Вместе с тем тревогу российских ученых вызывает потребность в высококвалифицированных творческих работниках, обеспечивающих реализацию экономического развития государства. Однако для формирования творческого подхода у современных работников решение проблем непосредственной образовательной деятельности не всегда способствует росту интеллектуального уровня человека, поскольку его духовная составляющая формируется в домохозяйственном секторе. По мнению группы ученых1, в современных условиях повышается ответственность не только самих граждан за качество реализации своих возможностей, но и растет ответственность самого государства за воспитание подрастающего поколения россиян. Это во многом обусловлено и существенно модифицировавшимися социально-трудовыми отношениями в сложившихся рыночных условиях России, которые сегодня характеризуются, с одной стороны экономической независимостью гражданина, а с другой – конкуренцией между предприятиями за квалифицированного и физически здоБреев Б., Галецкий В. Развитие сферы услуг и экономический рост // Российский экономический журнал. – 2000. –№10. – с.56-60.

Бурменко Т.Д. Экономика сферы услуг. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2004. – С. 146.

Зуев С. В начале был текст // Отечественные записки. – 2005. – № 4. – С. 76–86.

рового работника и между трудоспособными людьми за рабочие места1.

В рамках пропорций, отражающих изменения в структуре национального производства, наметившаяся стабилизация позиций в области предоставления услуг науки и образования способствует росту интеллектуально-информационных потребностей, что во многом определяет направление и динамику развития услуг интеллектуально-информационного сектора, чья деятельность призвана удовлетворить эти потребности. При этом следует учитывать, что при необходимости соответствия вектору направления развития этого сектора услуг отмеченным тенденциям во внешней среде его воздействия направлены на самого человека как важного фактора и потенциала общественного развития.

Среди основных признаков, характеризующих интеллектуально-информационный сектор в структуре национального производства, можно отметить такой элемент, как, признак «направление действия»2. Согласно которому, начиная с 2000 г., темпы роста услуг направлены в большей степени на человека (106,3% = 13,512,7·100), по сравнению с услугами, обеспечивающими обслуживание физических объектов (99,1% = 86,5 87,3·100). Наглядно эти показатели представлены на рис. 1.6.

Бреев Б., Галецкий В. Развитие сферы услуг и экономический рост // Российский экономический журнал. – 2000. –№ 10. – С. 56–60.

Демидова Л. Сфера услуг в постиндустриальной экономике // Мировая экономика и международные отношения. – 1999. – № 2. – С. 24– 32.

Маркова В.Д. Маркетинг услуг. – М.: Финансы и статистика, 1996. – С. 17.

годы Рис. 1.6. Диаграмма динамики услуг, действие которых направлено на человека в структуре сферы услуг Соотношение данных показывает, что за период 2000– 2004 гг. это превышение услуг, направленных на человека, воспроизводство его знаний и интеллекта, составляет 7,2%. Наметившаяся тенденция и ее направление, соответствуя реалиям развития деловых, образовательных, культурных услуг в условиях информационной экономики, выступают как один из результатов развития рынка информации и знаний2.

Из этого, по нашему мнению, следует, что вектор развития услуг интеллектуально-информационного сектора в российской экономике соответствует преобразованиям данной сферы деятельности посредством активизации комплекса деловых услуг: службы маркетинга, рекламы, научно-исследовательские фирмы, инженерностроительные услуги, бухгалтерские, аудиторские операции, компьютерные услуги, консультационный бизнес и т.д. Это является отражением роста потребности как национального производства, так и отдельного индивидуума, а производственной сферы – особенно в услугах, способствующих удовлетворению потребности в разнообразной информации, имеющих высокую информационную составляющую. Это, к примеру, проявляется в росте услуг консультационного бизнеса, функцией которых являРоссийский статистический ежегодник, 2005: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2005 – 705 с.

Демидова Л. Сфера услуг в постиндустриальной экономике // Мировая экономика и международные отношения. – 1999. – № 2. – С. 24– 32.

Бреев Б., Галецкий В. Развитие сферы услуг и экономический рост // Российский экономический журнал. – 2000. – № 10. – С. 56–60.

ется разработка и предоставление клиентам научных решений самых разнообразных хозяйственных проблем в виде информации, экспертиз, при этом успешно развиваются услуги в области финансов и страхования, являющиеся не только производителями информации, но одновременно и ее активными потребителями.

Поскольку услуги интеллектуально-информационного сектора востребованы на различных уровнях хозяйственной деятельности, это дает основание полагать, что они являются составным элементом (обязательным) каждой стадии производственного процесса, каждой сферы экономики, каждого вида деятельности.

Поэтому услуги интеллектуально-информационного сектора с учетом их потребления на уровне индивида, коллектива и общества, можно отнести:

– к производственным (инжиринг, лизинг и т.д.), поскольку создание товара – это процесс создания нового знания и информации;

– к распределительным (торговля, связь, транспорт), поскольку это процесс передачи информации и знаний;

– к общественным (образование, культура и т.п.), поскольку это наиболее высокий уровень их потребления;

– а также и к профессиональным (банковские услуги, страхование и т.п.), поскольку информация может стать знанием и иметь последующее значение только в результате разумной познавательной деятельности.

Однако в такой классификации услуги интеллектуальноинформационного сектора сложно отнести к конкретному виду услуг, так как они охватывают все сферы производства от непосредственного создания материальных благ до их продвижения, охватывая весь комплекс услуг обслуживающего сектора экономики.

Вместе с тем, следует отметить недостаток данной классификации, который заключается в том, что она не дает возможности статистического анализа тенденций развития быстрорастущих и новых отраслей, где информационный ресурс является одним из важнейших факторов взаимодействия в их сферах хозяйствования. Это объясняется тем, что номенклатура видов услуг в структуре национального производства постоянно расширяется, пополняется и видоизменяется и увеличения их перечня до бесконечности явно недостаточно. В динамике это приводит к изменениям не только в классификации услуг и ее составляющих, но и к изменениям в удовлетворении потребностей конечного потребителя.

Происходящие изменения в сфере услуг, вызванные информационной направленностью, параллельно выражаются в ее социальной направленности, но нацеленной на ориентацию удовлетворения потребностей информационного общества и роли информации и знаний в условиях рыночных преобразований.

Сегодня развитие услуг интеллектуально-информационного сектора сферы услуг представляет не только результат, но и важный фактор роста непосредственно производства, социального и духовного прогресса общества в целом, что ведет к изменению структуры экономики и ее важнейших макроэкономических показателей [48].

При этом одним из важнейших признаков, характеризующим место, роль и значение интеллектуально-информационного сектора в структуре национального производства, является такой элемент, как «информационная наполняемость» (или «информациоемкость»). Опираясь на определение информации, под «информационной наполняемостью» услуги подразумевается то, что услуга несет в себе не просто новую информацию, а новую и полезную информацию через формирование нового знания, преумножение интеллекта, реализацию творческих способностей, позволяющих принимать эффективные решения.

Данный признак позволил выделить две группы услуг, характеризующих интеллектуально-информационный сектор экономики: с высокой и низкой степенью «информационной наполняемости», что подтверждает процессы активизации развития сектора и расширение границ его действия в структуре национального производства. Эти изменения в графической форме отражены на рис. 1.7.

занимаемый % в сфере услуг За период 1995–2004 гг. в структуре сферы услуг доля услуг с высокой степенью информационной наполняемости возросла с 21,3% до 30,2%, что в структуре производства ВВП составило 10,9% и 16,2% соответственно. Отчасти их рост обусловлен развитием услуг делового характера, о чем было отмечено выше.

Доля же услуг с невысокой степенью информационной наполняемости имела обратную тенденцию – к снижению. За аналогичный период времени их доля в структуре сферы услуг сократилась с 78,7% до 69,8%, составив в структуре ВВП 40,5% и 37,3% соответственно, посредством автоматизации и механизации, где требуется больший объем информации, который должен позволить принимать эффективное решение в деятельности хозяйствующих субъектов.

Услуги, имеющие высокую степень «информационной наполняемости», являются индикатором роста потребностей рынка в использовании информации и знаний. Их предоставление нельзя полностью подчинить условиям рынка, да и мотивация производителей услуг не может определяться только получением прибыли. Оказывая такого рода (нерыночную) услугу, ее производитель способствует решению определенной социальной проблемы.

С учетом сказанного полагаем, что потребность в услугах интеллектуально-информационного сектора, оказываемых как по экономически значимым ценам (рыночные услуги), так и оказываемых в целом обществу, группам хозяйств или отдельным домашРоссийский статистический ежегодник, 2005 г.: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2005 – 705 с.

ним хозяйствам, будучи оплаченными из Госбюджета, внебюджетных фондов или бюджетных коммерческих (общественных) организаций (нерыночные услуги), свидетельствует о невозможности предоставления услуг рассматриваемого сектора только на платной основе. Сегодня необходимо системное развитие как рыночных, так и нерыночных их видов, в совокупности с развитием уровня доходов и структурой расходов населения, а также в тесной системной зависимости трансформационных процессов в структуре экономики.

При этом сложно сказать, в какой части: рыночного или нерыночного сектора услуг, наиболее востребованы услуги интеллектуально-информационного сектора. Вместе с тем динамика этого соотношения показана на рис. 1.8.

занимаемый % в Рис. 1.8. Диаграмма динамики рыночных и нерыночных услуг в структуре сферы услуг (в сопоставимых ценах, в % Поскольку российский классификатор услуг, используемый государственными органами статистики, в каждой отрасли сферы услуг выделяет как рыночные, так и нерыночные виды услуг, то анализ удельного веса структурных компонентов сферы услуг за период 1995–2004 гг. в разрезе отмеченных видов услуг свидетельствует о том, что доля рыночных услуг в структуре производстРоссийский статистический ежегодник, 2005 г.: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2005 – 705с.

Литвинцева Г.П. Продуктивность экономики России и структурные сдвиги в производстве товаров и услуг // Вопросы статистики. –2003. – № 4. – С. 11–26.

ва ВВП России и сферы услуг превышает рост нерыночных услуг (в 2004 г. темп роста доли рыночных услуг в структуре сферы услуг составил 105%, что на 4% больше чем нерыночных услуг).

Формирование ИИСЭ современного хозяйства в значительной мере явилось результатом развития общественного разделения труда и, прежде всего, в производственной сфере, где и ранее подготавливались и оказывались услуги информационного характера (хотя и в неразвитой форме). Достаточно часто образование целого комплекса услуг по удовлетворению интеллектуально-информационных потребностей, рассматриваемых исследователями, придерживающихся институционального подхода к характеристике информационной экономики, представляется как процесс формирования информационного сектора1. В этом подходе недооценивается факт того, что удовлетворение потребностей в информационных ресурсах способствует формированию нового знания, развитию творческих способностей индивида и общества, ведет к совершенствованию их интеллектуального потенциала. В этой связи необходимо, по нашему мнению, рассматривать процесс формирования интеллектуально-информационного сектора с точки зрения роста как интеллектуальных, так и информационных потребностей в комплексе, с учетом интересов удовлетворения потребностей, как со стороны общества, так и со стороны отдельных потребителей в лице индивида и коллектива.

Высокий уровень развития производительных сил, который, в свою очередь, определяет рост производственных и личных потребностей в интеллектуально-информационных услугах, объективную необходимость расширения их потребления, оказывал и оказывает огромное влияние на формирование и развитие современного комплекса услуг рассматриваемого сектора для удовлетворения потребностей в оказании деловых услуг.

Однако, наряду с этим, наметившаяся положительная динамика роста интеллектуально-информационного сектора в структуре ВВП России не нашла еще соответствующего отражения в характеристике занятости, поскольку изменения в структуре занятости имеют достаточно инерционный характер, в таких отраслях, как образование, культура и искусство, наука и научная деятельность.

Родионов И.И. и др. Рынок информационных услуг и продуктов. – М.: МК Периодика, 2002. – С. 254–267.

За период с 1995 по 2004 гг. она возросла лишь на 0,2%, 0,1% и 0,07% соответственно, в то время как удельный вес занятых в области финансов, страхования и т.п. деятельности, напротив, увеличился почти в 2 раза. Динамика развития показана на рис. 1.9.

Рис. 1.9. Динамика производства ряда отраслей интеллектуальноинформационного сектора в структуре ВВП России Взаимосвязь и взаимозависимость интеллектуально-информационного сектора с различными сферами народного хозяйства в плоскости сочетания интересов и факторов производства проявляются в том, что на потребности индустрии информации ориентированы мощные инвестиционные отрасли промышленности, где без развития собственной материальной базы были бы невозможны многие ее современные достижения в области применения современных средств телекоммуникации для обработки информации и обеспечения доступа к ней потребителей, которые выступают не только предпосылкой становления, но и важнейшей движущей силой развития интеллектуально-информационного сектора в рамках национальной экономики.

Общий признак, характеризующий удовлетворение потребностей в интеллектуально-информационных услугах со стороны государства, рынка и отдельного потребителя для воспроизводства его интеллектуального потенциала, можно представить в виде сводной матрицы, в которой представлены как те виды деятельности, которые могут быть успешно реализованы при развитии Российский статистический ежегодник, 2005 г.: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2005. – 705 с.

рыночных отношений, так и те, которые не могут развиваться без поддержки со стороны государства (табл. 1.1).

Сводная матрица услуг интеллектуально-информационного сектора по различным классификационным признакам Удовлетворение ционных потребностей Услуги с неосязаемым Радио, телевидение, театдействием, направленным ры, учебные заведения, Учитывая сложный характер структуры современного общественного производства (рис. 1.4) и считая возможным подчеркнуть одну из современных тенденций его развития – насыщенность информацией, полагаем возможным предложить использовать ее в модели потребностей, составляющих основу классификации услуг интеллектуально-информационного сектора экономики (рис. 1.10).

Потребности потребителей Потребности производителя Рис. 1.10. Модель потребностей, составляющих основу На основании этой модели считаем возможным отметить, что дальнейшее развитие услуг интеллектуально-информационного сектора должно носить системный характер, в котором общей характеристикой классификации разнообразных видов услуг является признак удовлетворяемой интеллектуально-информационной потребности, позволяющий систематизировать многочисленные варианты тех показателей и потенциала, которые позволяют говорить о возможности развития интеллектуально-информационного сектора экономики с целью удовлетворения потребностей в информации и знаниях, преобразующих качество и уровень жизни индивида, коллектива, общества в целом. Поскольку деятельность ИИСЭ изменяет потребности на всех уровнях национального производства, затрагивая развитие общества, интеллектуально-информационного сектора, государственные институты, то его деятельность представляется возможным рассматривать как систему видов социальной, производственной и экономической деятельности1.

Обобщая теоретические аспекты исследования ИИСЭ и определяя его место в трансформационных процессах информационного общества, можем отметить, что информация и знания способствуют совершенствованию процессов переоценки интеллектуально-информационных потребностей. С учетом признака «информационной наполняемости» нами выделены услуги с большой и малой информационной составляющей. Критерием такого деления можно считать тот потенциал, который заложен в конкретном субъекте хозяйствования. К первой группе отнесены услуги системы образования, научные учреждения, информационные, консультационные и юридические услуги, услуги сферы финансов и денежного обращения, страховые операции, операции с фондами и недвижимостью, туристические и экскурсионные услуги. Ко второй – услуги транспорта, бытовые и жилищнокоммунальные услуги, услуги промышленности и некоторых других сфер в структуре национального хозяйства.

Проблемы, имеющие место в одном из видов услуг, и их решения оказываются тесным образом взаимосвязаны и обусловлены другим видом услуг, прямо или косвенно способствующих Кожевникова Л.А. Экономика библиотечной деятельности. – Новосибирск, 2001. – С. 86.

развитию ИИСЭ. Реалиями современного производственного процесса становятся новейшая техника, электроника, компьютерные технологии, инновации и телекоммуникации. Все это приводит к изменениям в современной экономике, организации производства, институциональных структурах, социальных отношениях, и в конечном счете сказывается на жизни всего общества и каждого отдельного человека. Эти изменения обусловливают рост требований к основному фактору производства – рабочей силы. Современный работник должен иметь высокий уровень не только профессиональной, но и общеобразовательной подготовки; быть всесторонне развитой личностью, обладающей навыками творческой деятельности, что, в свою очередь, предопределяет качество труда, уровень его оплаты.

Услуги, обладающие достаточно высокой степенью наполняемости информацией, в большей степени обеспечивают решение отмеченных проблем, способствуя росту человеческого потенциала, который, в свою очередь, является важнейшим потенциалом развития интеллектуально-информационного сектора экономики, выделение которого крайне необходимо и соответствует требованиям информационного общества. При этом многие услуги оказываются тесным образом взаимосвязаны и обусловлены другим видом услуг.

Так, например, проблемы образования человека невозможно решить, не решив проблемы быта, правового обеспечения, финансирования, медицинского обслуживания, культурной и информационной составляющей. Решение же проблем социальных услуг в целом обусловлено системным решением всего состава социальных услуг интеллектуально-информационного сектора. Проблемы услуг этой группы имеют много общего между собой, что одновременно отличает их от услуг другой группы. Эффективность использования и успехи деятельности по оказанию одного из видов социальных услуг вызывают своего рода цепную реакцию, которая подобно конкуренции среди рыночных услуг подталкивает другие виды социальных услуг к самосовершенствованию. В одной системе оказываются такие виды услуг, как услуги образования, библиотечной, театральной, музейной деятельности, консультационные и аудиторские услуги.

Обобщая вопросы характеристики места и роли интеллектуально-информационного сектора в классификации отраслей национального производства, необходимо отметить, что рассмотрение аспектов развития информации во взаимосвязи с интеллектуальной составляющей обусловлено требованиями современного рынка информации и знаний в рамках информационной экономики.

Роль ИИСЭ заключается в том, что он, создавая соответствующие условия, способствует интенсификации всех форм и направлений творческой деятельности потребителей со стороны государства и рынка, общества и индивида, вне зависимости от сфер их деятельности, что объективно подводит к вопросу о характеристике основных тенденций развития интеллектуальноинформационного сектора экономики с целью выявления инструментария, обеспечивающего оценку потенциала для дальнейшего развития и совершенствования интеллектуальных и информационных возможностей для осуществления инновационной деятельности.

Глава 2. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ИНФОРМАЦИОННОГО

СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ

2.1. Современное состояние и тенденции развития интеллектуально-информационного сектора адача анализа современного состояния и тенденций развиЗ тия интеллектуально-информационного сектора в российской и зарубежной практике весьма непростая. Это обусловлено неоднозначностью происходящих изменений в развитии хозяйственного процесса в мире, а также нестабильной экономической ситуацией в российской экономике. Кроме того, имеющаяся сегодня в открытом доступе статистическая информация построена так, что не дает возможности наиболее полного анализа состояния и развития интеллектуального и информационного секторов экономики. В отечественной статистической практике отсутствует система соответствующих индикаторов макроэкономического анализа для оценки потенциала интеллектуально-информационного сектора экономики, вместе с тем имеющиеся в нашем распоряжении цифры выглядят достаточно впечатляюще.

Одним из возможных и достаточно простых способов решения проблем, позволяющих охарактеризовать потенциал ИИСЭ, является оценка происходящих в нем изменений в российской практике, которые имеют место в экономике развитых стран мира1.

Курганский С.А Человеческий капитал: сущность, структура, оценка. – Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1999. – С. 92.

Эти изменения наиболее полно рассматриваются в рамках концепции «информационного (постиндустриального) общества»

и определяют его «как экономику услуг»1.

Общая характеристика состояния и развития услуг в целом, и тех, которые отражают деятельность ИИСЭ, показана на рис. 1.9.

Наибольший рост отмечается в развитии деловых услуг, таких как финансы, кредит, страхование, а также услуг социального характера, среди которых услуги образования, культуры и т.д.

Вместе с тем увеличиваются объемы деятельности интеллектуально-информационного сектора за счет роста услуг по подготовке и обслуживанию производства, услуг в области рыночных исследований, стимулирования и формирования спроса, услуг по организации производства, лицензированию и т.п.

К концу ХХ столетия объем услуг, которые можно отнести к формирующемуся интеллектуально-информационному сектору в структуре национального производства промышленно развитых стран, составлял по оценкам ряда специалистов порядка 50%, тогда как к середине 60 гг. ХХ столетия лишь 30%2. Отмеченное говорит о достаточно высоких темпах развития интеллектуально-информационного сектора экономики. А достаточно высокие темпы его развития обусловливаются тем, что он пока не был подвержен экономическим кризисам [82], а наоборот, соответствует общим тенденциям активизации деятельности, обслуживающей все сферы хозяйствования.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ.; под науч.ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – С. 106.

Иноземцев В.Л. Постиндустриальное хозяйство и «постиндустриальное» общество // Общественные науки и современность. – 2001. – № 3. – С. 140–151.

Бурменко Т.Д. Экономика сферы услуг. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2004. – С. 76.

Литвинцева Г.П. Продуктивность экономики России и структурные сдвиги в производстве товаров и услуг // Вопросы статистики. –2003. – № 4. – С. 11–26.

Майдебура Е.В. Маркетинг услуг. – Киев: ВИРА-Р, 2001. – С. 44.

Сорокина В. Великобритания: сфера услуг в 90-е годы // МЭМО. – 2000. – № 2. – С. 89– Пещанская И. Экономика информационного общества // Российский экономический журнал. – 2001. – № 5–6. – С. 103–109.

В России в составе производства услуг, характеризующих деятельность ИИСЭ, наибольшей динамикой отличались услуги образования, культуры, искусства, науки и научного обслуживания, финансов, кредитной и страховой деятельности. За период 1999– 2005 гг. доля образовательной деятельности в структуре производства ВВП России увеличилась на 31,8%, культуры и искусства на 57,5%, науки и научного обслуживания на 42,9%, область деятельности финансов, кредитования и страхования увеличилась в 3 раза1.

Изменения в объеме и структуре национальных производств тесно связаны с изменениями в численности и структуре экономически активного населения. Если к началу ХХI века в развитых странах мира средний темп прироста занятых в сфере услуг превысил 5%, а процент занятости составил 60–70%2, то в России анализ динамики занятости в таких сферах деятельности, как образование, культура, искусство, наука, а также финансы, кредит и страхование, свидетельствует о менее подвижном характере изменений в структуре занятости. Наглядно это можно представить на рис. 2.1.

образование культура и искусство наука и научное обслуживание финансы, кредит, страхование Рис. 2.1. Динамика занятости в отраслях интеллектуальноинформационного сектора экономики Российский статистический ежегодник, 2005 г.: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2005 – 705 с.

Зуев С. В начале был текст // Отечественные записки. – 2005. – № 4. – С. 76–86.

Курганский С.А Человеческий капитал: сущность, структура, оценка. – Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1999. – С. 37.

Российский статистический ежегодник, 2005 г.: Стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2005 – 705 с.

За период 1995–2005 гг. занятость в отмеченных сферах деятельности претерпела незначительные изменения – в среднем 0,1–0,3%, исключение составляет научная деятельность, здесь сокращение числа работающих составило 0,8%1, последнее обстоятельство не только противоречит тенденциям развитых стран, где растет не только число занятых в научной деятельности, но и доля отмеченного вида деятельности в структуре национального производства2. Данное несоответствие на фоне усиливающейся тенденции в пользу быстрорастущих наукоемких отраслей в мировом хозяйстве вызывает не только недоумение, но и тревогу.

В связи с этим встает проблема инвестирования процессов развития интеллектуально-информационного сектора в российской экономике, но она сложна и многогранна в силу противоречивого характера функционирования рыночных и нерыночных структур. На наш взгляд, выход видится в том, чтобы рассматривать вложения в развитие данного сектора не с точки зрения краткосрочного и среднесрочного периодов, а с точки зрения долгосрочного периода. В связи с чем в качестве инвестиционных источников необходимо рассматривать не только бюджетные средства, которых явно недостаточно для развития экономики в рамках требований информационного общества, но и привлечение источников финансирования капитала, созданного в рыночных структурах. По опыту развитых стран мира использование такого подхода в области финансирования образования и поддержания научных учреждений, объектов искусства и культуры дает положительные результаты – их деятельность не только широко востребована и популярна среди населения этих стран, но и находится под контролем государства3, где частный капитал Бреев Б., Галецкий В. Развитие сферы услуг и экономический рост // Российский экономический журнал. – 2000. –№ 10. – С. 56–60.

Гасратян К.М. Сфера культуры в постиндустриальной экономике // Мировая экономика и международные отношения. – 2001. –№ 7. – С. 84–90.

Абанкина И., Абанкина А., Осовецкая О. Финансирование культуры в европейских странах: обзор подходов и методов // Отечественные записки. – 2005. – № 4. – С. 124–131.

Калужский М. Бюджет культуры США: собственные доходы и государственная поддержка // Отечественные записки. –2005 – № 4. – С. 112–114.

активно способствует поддержанию структур, воздействующих на развитие интеллектуальных и информационных сфер деятельности.

Если в вопросе финансирования учитывать такие источники как федеральный бюджет, бюджет субъектов, консолидированный бюджет, платные услуги, финансовые ресурсы, направляемые в сферы образования, науки и культуры за 1999–2004 гг., то в номинальном выражении они выросли почти в 6 раз. Это можно увидеть на рис. 2.2.

Рис. 2.2. Динамика расходов на образование, науку и культуру В целом об объеме инвестиций в сферы интеллектуальноинформационного сектора экономики можно судить при сопоставлении темпов роста производства ВВП, его структурных составляющих и темпов инвестиций в основной капитал – за период 1996–2000 гг. он составил 91,4%.

Изменения в структуре занятости и соотношение расходов бюджетных средств в образовательную деятельность свидетельствуют о предложении услуг интеллектуально-информационного сектора, которые могут рассматриваться как достаточно прогрессивные с точки зрения достижений НТП, используемых в воспроизводственном процессе. Это говорит о возрастании потребностей общества и индивида в знаниях и информации, науке и образовании. Исследования структуры занятости и расширении классификации услуг дают представление о масштабах преобразований в обслуживающих секторах экономики, которые необхоПоказатели представленные на графике, рассчитаны на основании официальных данных, размещенных на сайте Минфина {www. minfin. ru} димы для достижения динамичного и устойчивого развития экономики России в соответствии с требованиями информационного общества в мировом аспекте.

Изменения в структуре национального производства с преобладающей динамикой развития сферы услуг, ростом занятости и ростом инвестиций в его развитие, сопровождаемое изменением потребностей общества в сторону интеллектуально-информационных услуг, являются наиболее существенными, видоизменяющими структуру экономики с учетом потребностей экономики информационного типа. При этом уникальность сферы научных исследований области формирования интеллектуально-информационного сектора экономики заключается в высокой концентрации ресурсов для удовлетворения потребностей в продуктах и технологиях, отвечающих требованиям современной экономики, но эти исследования обеспечивают возможность интенсивного использования капитала и высококвалифицированной рабочей силы для обслуживания сфер, способствующих воспроизводству информации и знаний.

Например, сегодня развитые страны производят около 98% расходов на НИОКР1. Их высокий уровень способствует снижению издержек в производстве, оперативному обновлению ассортимента оказываемых услуг, повышению конкурентоспособности национальной экономики и росту эффективности функционирования национального хозяйства в целом. Все эти меры, по мнению ученых, анализирующих информационный тип экономики, способствовали перестройке производственной базы: снижению энергетической и экономической составляющей, при одновременном росте ее научно-технической части2].

Тарушкин А.Б. Институциональная экономика: Учебное пособие. – СПб.: Питер, 2004. – С. 126.

Тодаро М.П. Экономическое развитие. – М.: ЮНИТИ, 1997. – С. 418.

Гасанов Э.А. Характер и параметры информационного типа экономического роста. – Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2000. – С. 74.

Ефремов В.С. Бизнес-системы постиндустриального мира // Менеджмент в России и за рубежом. – 1999. – № 5. – С. 3–24.

Лексин В. Региональная диагностика: сущность, предмет и метод, специфика применения в России // Российский экономический журнал. – 2003. – № 9–10. – С. 77–78.

Марцинкевич В. США в процессе трансформации // Мировая экономика и международные отношения. –2000. – № 8. – С. 82–88.

При этом произошло смещение потребностей в сторону тех отраслей, результат которых имеет высокий удельный вес человеческого интеллекта (информатика, телекоммуникации и т.д.).

Отмеченные тенденции позволяют говорить о достаточно бурном развитии тех услуг, которые обеспечивают новое качество экономического роста развитых стран на основе развития интеллектуально-информационного сектора экономики. И поскольку Россия является активным участником этого глобального процесса, то отмеченное характерно и для ее экономического развития.

Интенсивность информационного обмена, наряду с материальным и энергетическим обменом, увеличила рост требований, предъявляемых к трудовому ресурсу. Сегодня это достаточно явно проявляется в росте требований к уровню знаний, квалификации, качеству выполняемых работ. Обучение в жизни человека сегодня уже не является отдельным этапом, а представляет собой непрерывный процесс, пронизывающий всю его жизнь, обусловливая, в свою очередь, высокие требования к качеству самой жизни на основе устойчивого роста потребностей в услугах, требующих высокого интеллектуального уровня субъектов.

Если рассматривать деятельность домашних хозяйств, то их действия направлены на самого человека, удовлетворение его потребностей во все новых и полезных знаниях, духовном обогащении личности, человеческом общении, возможности прикоснуться к познаниям мира не только в результате обучения в школе, институте и т.д., но и через художественные ценности, книги, картины и т.д. Все это возможно лишь при правильном построении коммуникационного процесса, который в данном случае представляет собой процесс обмена информацией между отправителем – в лице учреждений образования, науки и культуры и получателем – в лице всех членов общества. Каналом, по которому проходит информация как связующее звено на всех этапах коммуникационного общения, выступают услуги интеллектуально-информационного сектора, рассматриваемые с точки зрения производственных, распределительных, профессиональных, общественных. Им отводится важная и в то же время непростая роль: информация должна быть передана, преподнесена, а перед этим сохранена (иными словами закодирована) так, чтобы быть правильно воспринятой тем, кому информация предназначалась.

В связи с чем уместно говорить об удовлетворении не просто информационных, а интеллектуально-информационных потребностей, в которых находят отражение изменяющиеся потребности общественного производства – во многом характеризуя состояние и направление изменений внешней среды индивидуума.

Именно поэтому важной характеристикой услуг интеллектуально-информационного сектора выступает уровень их «информационной наполняемости».

В соответствии с общетеоретическим подходом, интеллектуально-информационные потребности в общей массе с вещественно-энергетическими составляют интегрально-системную совокупность. Их отмеченный рост означает, что меняется лишь соотношение потребностей в информации и знаниях, поэтому заменить интеллектуально-информационные потребности в современном обществе какими-то другими нельзя.

Объясняется это тем, что отмеченный ранее рост услуг с высокой «информационной наполняемостью» и соответственно отрицательная динамика услуг с невысокой степенью информационной наполняемости является лишь отражением различного характера их развития. При этом острота потребности в своевременной и достоверной информации, профессиональных знаниях и творческом подходе к труду у тех и других имеет большое значение как для большей, так и меньшей степени информационной наполняемости в силу того, что информационная экономика имеет достаточно высокий удельный вес услуг в структуре ВНП.

Ведь именно информация, выступая то в роли источника хозяйственной деятельности, то в роли координатора хозяйственного процесса, то – результата, позволяет субъектам всех сфер общественного производства успешно функционировать.

Рост услуг, которые могли бы быть отнесены к ИИСЭ, оказываемых по экономически значимым ценам (рыночные услуги), является индикатором роста потребностей рынка в информации и знаниях, при этом мотивация производителей услуг определяется получением прибыли, а с другой стороны – рост потребностей на всех уровнях общества в использовании интеллектуально-информационного потенциала ставит задачу социального характера их удовлетворения. В большей или меньшей степени услуги интеллектуально-информационного сектора экономики должны быть доступны разным слоям населения, с разным уровнем дохода, мотивация потребителей услуг рассматриваемого сектора в первую очередь связана с совершенствованием интеллектуальных способностей, а уже через их совершенствование с изменением получаемого дохода (и не всегда с его ростом). В отличие от развитых стран мира, в странах, переживающих периоды социальноэкономической трансформации, интеллектуально-информационные потребности выражены сильнее, поскольку напрямую связаны с развитием нации, с повышением конкурентоспособности на международной арене, в условиях увеличивающейся информационной наполняемости экономики в целом1.

ИИСЭ, рассматриваемый в рамках широкого спектра концепций и видов деятельности, можно собрать в совокупности таких понятий, как обучение в течение всей жизни, развитие интеллектуальных способностей и обогащение духовного мира всех членов общества. Осуществление всего этого невозможно без такого социального института, который бы мог отвечать всем отмеченным аспектам удовлетворения интеллектуально-информационных потребностей общества и индивида, развития интеллектуально-информационного сектора и экономики в целом.

Единство всего многообразия выполняемых функций удовлетворения потребностей в образовательной, информационной, культурной направленности можно считать библиотечную деятельность, рассматриваемую как инфраструктуру учреждений науки, образования, культуры и всей социальной сферы2.

Неслучайно еще в конце 1997 г. Европейской комиссией было инициировано важное и аргументированное официальное заявление, в котором отмечалось, что «при формировании информационного общества общедоступной библиотеке предстоит стать главным действующим лицом», а также она может играть роль «культурного центра», «библиотеки для обучения и образования», «главного информационного центра», «хорошей социальной площадки». На наш взгляд, данное заявление не может быть обделено вниманием.

Потенциал, заложенный в библиотечной деятельности, используемый на уровне семьи, в системе образования, науке, информатике, художественной деятельности, приобретает качестКондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2002. – С. 358.

Голуб Л.А. Социально-экономическая статистика. – М.: Гуманит.

изд. центр ВЛАДОС, 2001. – С. 151.



Pages:   || 2 | 3 |
 
Похожие работы:

«Министерство образования и науки Украины ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВЫСШЕЕ УЧЕБНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГОРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Р.Н. ТЕРЕЩУК КРЕПЛЕНИЕ КАПИТАЛЬНЫХ НАКЛОННЫХ ВЫРАБОТОК АНКЕРНОЙ КРЕПЬЮ Монография Днепропетровск НГУ 2013 УДК 622.281.74 ББК 33.141 Т 35 Рекомендовано вченою радою Державного вищого навчального закладу Національний гірничий університет (протокол № 9 від 01 жовтня 2013). Рецензенти: Шашенко О.М. – д-р техн. наук, проф., завідувач кафедри будівництва і геомеханіки Державного вищого...»

«http://tdem.info http://tdem.info Российская академия наук Сибирское отделение Институт биологических проблем криолитозоны Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова В.В. Стогний ИМПУЛЬСНАЯ ИНДУКТИВНАЯ ЭЛЕКТРОРАЗВЕДКА ТАЛИКОВ КРИОЛИТОЗОНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ Ответственный редактор: доктор технических наук Г.М. Тригубович Якутск 2003 http://tdem.info УДК 550.837:551.345:556.38 Рецензенты: к.т.н. С.П. Васильев, д.т.н. А.В. Омельяненко Стогний В.В. Импульсная индуктивная электроразведка таликов...»

«Г.А. Фейгин ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА • РАЗМЫШЛЕНИЯ • ПРОБЛЕМЫ • РЕШЕНИЯ Бишкек Илим 2009 УДК ББК Ф Рекомендована к изданию Ученым советом Посвящается памяти кафедры специальных клинических дисциплин №” моих родителей, славных и трудолюбивых, проживших долгие годы в дружбе и любви Фейгин Г.А. Ф ПОРТРЕТ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГА: РАЗМЫШЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ. – Бишкек: Илим, 2009. – 205 с. ISBN Выражаю благодарность Абишу Султановичу Бегалиеву, человеку редкой доброты и порядочности, за помощь в...»

«ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЕ И ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СИБИРСКОЙ ИСТОРИИ Коллективная монография Часть 8 Издательство Нижневартовского государственного университета 2013 ББК 63.211 И 91 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного университета Авто р ы: Я.Г.Солодкин (разд. 1, гл. 1), Н.С.Харина (разд. 1, гл. 2), В.В.Митрофанов (разд. 1, гл. 3), Н.В.Сапожникова (разд. 1, гл. 4), И.В.Курышев (разд. 1, гл. 5), И.Н.Стась (разд. 1, гл. 6), Р.Я.Солодкин,...»

«ГБОУ ДПО Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования Министерства здравоохранения РФ Ф.И.Белялов Лечение болезней сердца в условиях коморбидности Монография Издание девятое, переработанное и дополненное Иркутск, 2014 04.07.2014 УДК 616–085 ББК 54.1–5 Б43 Рецензенты доктор медицинских наук, зав. кафедрой терапии и кардиологии ГБОУ ДПО ИГМАПО С.Г. Куклин доктор медицинских наук, зав. кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии ГБОУ ВПО ИГМУ В.С. Собенников...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НЕФТЕХИМИЧЕСКОГО СИНТЕЗА им. А.В.ТОПЧИЕВА Н.А. Платэ, Е.В. Сливинский ОСНОВЫ ХИМИИ И ТЕХНОЛОГИИ МОНОМЕРОВ Настоящая монография одобрена Советом федеральной целевой программы Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки и рекомендована в качестве учебного пособия для студентов старших курсов и аспирантов химических факультетов университетов и технических вузов, специализирующихся в области химии и технологии высокомолекулярных...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ТРУДЫ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА · Поздне­ мезозойские· HaceKOMble Восточного Забайкалья ТОМ 239 OCHOIIOHЬl 11 году 1932 Ответственный редактор доктор биологических наук А.П. РАСНИЦЫН МОСКВА НАУКА 1990 УДК 565.7:551.762/3 (57J.55) 1990.Позднемезозойские насекомые Восточного Забайкалья. М.: Наука, 223 с. -(Тр. ПИНАНСССР; Т. 239). - ISBN 5-02-004697-3 Монография содержит описания. ' ископаемых насекомых (поденки, полужесткокрылые, жуки, вислокрылки, верблюдки,'...»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ФИЗИОЛОГИИ И ПАТОЛОГИИ ДЫХАНИЯ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАМН ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.П. Колосов, В.А. Добрых, А.Н. Одиреев, М.Т. Луценко ДИСПЕРГАЦИОННЫЙ И МУКОЦИЛИАРНЫЙ ТРАНСПОРТ ПРИ БОЛЕЗНЯХ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ Владивосток Дальнаука 2011 УДК 612.235:616.2 ББК 54.12 К 61 Колосов В.П., Добрых В.А., Одиреев А.Н., Луценко М.Т. Диспергационный и мукоцилиарный транспорт...»

«Перечень научных монографий в ЭБС КнигаФонд по состоянию на 29 мая 2013 Год п/п Наименование книги Авторы Издательство ББК ISBN выпуска Кучеров И.И., Административная ответственность за нарушения Шереметьев законодательства о налогах и сборах И.И. Юриспруденция ISBN-5-9516-0208- 1 2010 67. Актуальные вопросы производства предварительного расследования по делам о невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте Слепухин С.Н. Юриспруденция ISBN-5-9516-0187- 2 2005 67. Вещные права на...»

«ЦИ БАЙ-ШИ Е.В.Завадская Содержание От автора Бабочка Бредбери и цикада Ци Бай-ши Мастер, владеющий сходством и несходством Жизнь художника, рассказанная им самим Истоки и традиции Каллиграфия и печати, техника и материалы Пейзаж Цветы и птицы, травы и насекомые Портрет и жанр Эстетический феномен живописи Ци Бай-ши Заключение Человек — мера всех вещей Иллюстрации в тексте О книге ББК 85.143(3) 3—13 Эта книга—первая, на русском языке, большая монография о великом китайском художнике XX века. Она...»

«УА0600900 А. А. Ключников, Э. М. Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Чернобыль 2005 А. А. Ключников, Э. М. Пазухин, Ю. М. Шигера, В. Ю. Шигера РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ АЭС И МЕТОДЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМИ Монография Под редакцией Ю. М. Шигеры Чернобыль ИПБ АЭС НАН Украины 2005 УДК 621.039.7 ББК31.4 Р15 Радиоактивные отходы АЭС и методы обращения с ними / Ключников А.А., Пазухин Э. М., Шигера Ю. М., Шигера В. Ю. - К.: Институт проблем безопасности АЭС НАН Украины,...»

«Аронов Д.В. ЗАКОНОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКИХ ЛИБЕРАЛОВ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ (1906-1917 гг.) Москва 2005 2 УДК 342.537(470)19+94(47).83 ББК 67.400 + 63.3(2)53-52 А 79 Рекомендовано к печати кафедрой истории России Орловского государственного университета Научный редактор д.и.н., профессор, Академик РАЕН В.В. Шелохаев Рецензенты: д.и.н., профессор С.Т. Минаков д.и.н., профессор С.В. Фефелов Аронов Д.В. А 79 Законотворческая деятельность российских либералов в Государственной думе...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.А. Кацапова Философия права П.И.Новгородцева Москва 2005 1 УДК 14 ББК 87.3 К-30 В авторской редакции Рецензенты кандидат филос. наук М.Л.Клюзова доктор филос. наук А.Д.Сухов К-30 Кацапова И.А. Философия права П.И.Новгородцева. — М., 2005. — 188 с. Монография посвящена творчеству одного из видных русских теоретиков права к. ХIХ — н. ХХ вв. Павлу Ивановичу Новгородцеву. В работе раскрывается и обосновывается основной замысел философии права мыслителя,...»

«НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ МАРКЕТИНГА ИННОВАЦИЙ ТОМ 2 Сумы ООО Печатный дом Папирус 2013 УДК 330.341.1 ББК 65.9 (4 Укр.) - 2 + 65.9 (4 Рос) - 2 Н-25 Рекомендовано к печати ученым советом Сумского государственного университета (протокол № 12 от 12 мая 2011 г.) Рецензенты: Дайновский Ю.А., д.э.н., профессор (Львовская коммерческая академия); Куденко Н.В., д.э.н., профессор (Киевский национальный экономический университет им. В. Гетьмана); Потравный И.М., д.э.н., профессор (Российский экономический...»

«Я посвящаю эту книгу памяти нашего русского ученого Павла Петровича Аносова, великого труженика, честнейшего человека, беспримерная преданность булату которого вызывает у меня огромное уважение и благодарность; светлой памяти моей мамы, Юговой Валентины Зосимовны, родившей и воспитавшей меня в нелегкие для нас годы; памяти моего дяди – Воронина Павла Ивановича, научившего меня мужским работам; памяти кузнеца Алексея Никуленкова, давшего мне в жизни нелегкую, но интересную профессию. В л а д и м...»

«Р.В. КОСОВ ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ (ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ ДОКТРИНЫ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ) ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Р.В. КОСОВ ПРЕДЕЛЫ ВЛАСТИ (ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ ДОКТРИНЫ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ) Утверждено Научно-техническим советом ТГТУ в...»

«Электронный архив УГЛТУ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ УГЛТУ И.Т. Глебов ФРЕЗЕРОВАНИЕ ДРЕВЕСИНЫ Vs Электронный архив УГЛТУ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Уральский государственный лесотехнический университет И.Т. Глебов ФРЕЗЕРОВАНИЕ ДРЕВЕСИНЫ Екатеринбург 2003 Электронный архив УГЛТУ УДК 674.023 Рецензенты: директор ФГУП УралНИИПдрев, канд. техн. наук А.Г. Гороховский, зав. лабораторией №11 ФГУП УралНИИПдрев, канд. техн. наук В.И. Лашманов Глебов И.Т....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ЮжНыЙ ФЕДЕРАЛЬНыЙ уНИВЕРСИТЕТ Факультет психологии И. П. Шкуратова СамоПредъявленИе лИчноСтИ в общенИИ Ростов-на-Дону Издательство Южного федерального университета 2009 уДК 316.6 ББК 88.53 Ш 66 Печатается по решению редакционно-издательского совета Южного федерального университета рецензент: доктор психологических наук, профессор Джанерьян С.Т...»

«Волгоградский государственный педагогический университет Николай Михайлович БОРЫТКО ПРОСТРАНСТВО ВОСПИТАНИЯ: ОБРАЗ БЫТИЯ Волгоград 2000 ББК 74(03) Б839 БОРЫТКО Николай Михайлович — канд. пед. наук, доц., докторант кафедры педагогики ВГПУ, зав. кафедрой воспитания и социально-педагогической работы Волгоградского института повышения квалификации специалистов образовательных учреждений Научный редактор: СЕРГЕЕВ Николай Константинович — д-р пед. наук, проф., первый проректор ВГПУ, зав. кафедрой...»

«Ю. В. Андреев АРХАИЧЕСКАЯ СПАРТА искусство и политика НЕСТОР-ИСТОРИЯ Санкт-Петербург 2008 УДК 928(389.2) Б Б К 63.3(0)321-91Спарта Издание подготовили Н. С. Широкова — научный редактор, Л. М. Уткина и Л. В. Шадричева Андреев Ю. В. Архаическая Спарта. Искусство и п о л и т и к а. — С П б. : Н е с т о р - И с т о р и я, 2008. 342 с, илл. Предлагаемая монография выдающегося исследователя древнейшей истории античной Греции Юрия Викторовича Андреева является не только первым, но и единственным в...»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.