WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«В.Е. Егорычев ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛАРУСИ (1917 – 1920 гг.) Монография Гродно 2007 УДК 9(476) ББК 66.3(4Беи) Е30 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования Республики Беларусь

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ»

В.Е. Егорычев

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА

СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛАРУСИ

(1917 – 1920 гг.)

Монография

Гродно 2007 УДК 9(476) ББК 66.3(4Беи) Е30 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор ГГАУ В.П.Верхось;

кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории ГрГУ им. Я. Купалы В.А.Хилюта.

Рекомендовано советом факультета истории и социологии ГрГУ им. Я.Купалы Егорычев, В.Е.

Продовольственная политика Советской власти в Беларуси Е30 (1917 – 1920 гг.) : монография / В.Е. Егорычев. – Гродно : ГрГУ им. Я.Купалы, 2007. – 136 с.

ISBN 978-985-417-926- В монографии отражены основные этапы становления и развития продовольственной политики Советской власти в Беларуси в 1917 – 1920 гг., определены характерные черты и особенности ее осуществления. Раскрывается деятельность партийных, советских и хозяйственных органов Советской Белоруссии по претворению в жизнь ленинского лозунга «Борьба за хлеб – борьба за социализм!».

Монография написана на основании большого круга документов, впервые вводимых автором в научный оборот.

Табл. 6, библиогр. 325 назв.

УДК 9 (476) ББК 66.3(4Беи) © Егорычев В.Е., ISBN 978-985-417-926-1 © ГрГУ им. Я.Купалы,

ВВЕДЕНИЕ

Борьба с продовольственной разрухой, доставшейся Советской республике в наследство от царизма и буржуазного Временного правительства, имела решающее значение в судьбе государства рабочих и крестьян, в укреплении позиций социализма в нашей стране. От состояния продовольственного дела в немалой степени зависело решение самой главной и самой сложной задачи социалистической революции – созидательной.

Отмечая исключительную роль продовольственной проблемы в экономической политике, В.И. Ленин говорил: «Никакая социалистическая страна невозможна как государство рабоче-крестьянской власти, если она не может совместными усилиями рабочих и крестьян собрать такой продовольственный фонд, чтобы обеспечить пропитание рабочих, занятых промышленностью, чтобы иметь возможность десятки и сотни тысяч рабочих двинуть туда, куда надо Советской власти» [38, с. 150]. Владимир Ильич подчеркивал, что «лишь будучи фактически владельцем достаточного продовольственного фонда, рабочее государство в состоянии прочно стоять в экономическом отношении на собственных ногах...» [49, с. 9].

Политическое значение продовольственной проблемы определялось как стратегическими расчетами контрреволюционных сил, избравших голод орудием борьбы с Советской властью, так и тесным переплетением борьбы за хлеб с борьбой за укрепление союза рабочих с беднейшими крестьянами, с борьбой за социализм. Именно поэтому в повседневной работе Коммунистической партии и Советского правительства этой проблеме уделялось наибольшее внимание. «Да, именно продовольственная политика особенно ясно показывает, что борьба социализма с капитализмом в ее последней форме происходит именно здесь, когда нужно побороть не только старые учреждения и не только помещиков и капиталистов, а все воспитанные капитализмом привычки и условия хозяйствования миллионов мелких хозяев», – говорил В.И. Ленин летом 1919 года [31, с. 122].

Изучение опыта решения Советской властью продовольственной проблемы представляет глубокий научный интерес: речь идет об органичной части проблемы Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны. Настоятельная необходимость изучения продовольственной политики в Белоруссии1 дикТермины «Белоруссия», «Советская Белоруссия» и т.п. присутствуют в работе как наиболее соответствующие фактической стороне рассматриваемых проблем, духу времени и языку документов исследуемого периода отечественной истории (прим. авт.).

туется и задачами борьбы против буржуазной фальсификации истории Советского государства первых лет социалистического строительства.

Исследование вопроса о политике партии в отношении продовольственного кризиса первых лет Советской власти имеет не только большое теоретическое, но и практическое значение: голод по-прежнему используется империалистическими кругами для подавления революционного движения народов, поднявшихся на борьбу за свое освобождение. Опыт продовольственной деятельности Советской власти, проходившей в жестокой борьбе с контрреволюционными силами, вооружает пролетариат знанием приемов и методов борьбы против антинародных сил, облегчает победу над ними.

Политика, проводившаяся большевиками в период утверждения пролетарской диктатуры, пользовалась поддержкой подавляющего большинства населения страны. Признавая этот факт, буржуазные советологи, такие, как А. Мурхэд, Дж. Фишер, Г. Шукмэн и другие, безапелляционно заявляют о невыполнении большевиками одного из предоктябрьских обещаний – дать хлеб рабочим и крестьянам [283, с. 190]. В качестве основных источников буржуазные историографы используют работы контрреволюционеров – белогвардейцев П. Врангеля, А. Деникина, А. Лукомского, П. Милюкова, С. Прокоповича и других, а также меньшевиков, эсеров, троцкистов, буржуазных националистов.

Это явная попытка исказить смысл практических мер, направленных на решение острых социально-экономических проблем, в том числе и продовольственной, бездоказательно свалить вину на ухудшение продовольственного положения страны накануне Октября на Советы и большевиков. Полностью абстрагируясь от конкретной обстановки, политического, военного, экономического состояния страны в рассматриваемый период, буржуазные советологи искажают сущность первых мер пролетарского государства в борьбе с голодом. Все это обязывает, как учил В.И. Ленин, с цифрами и фактами в руках разоблачать лживость и антинаучность подобных измышлений.





Продовольственная политика Советского государства в 1917 – 1920 годах – это не только борьба за хлеб, за снабжение рабочего класса и Красной Армии, населения страны хлебом и продовольствием, это и борьба за крестьянство, за крестьянскую бедноту, за союз с середняком.

Продовольственная политика неразрывно связана с аграрной политикой, с первыми аграрными преобразованиями Советской власти, перераспределением земель и обусловленными им социально-экономическими сдвигами в крестьянстве. Исторические процессы, о которых идет речь, привели к изменению соотношения классовых сил, к разгрому кулачества, к развитию социалистической революции в деревне. Сложились условия, при которых беднейшее крестьянство поддержало продовольственную политику Советского государства.

Вопросы осуществления продовольственной политики Коммунистической партии и Советского государства стали одной из ведущих тем исследований историков Октябрьской революции и гражданской войны [229; 197; 204 и др.].

Основные принципиальные вопросы продовольственной политики Советской власти в 1917 – 1920 годах нашли отражение в таких фундаментальных изданиях, как «История гражданской войны в СССР» [174] и многотомная «История Коммунистической партии Советского Союза» [175], однако их практическая реализация не стала одним из аспектов данных работ.

Среди первых работ, посвященных советской продовольственной политике, следует назвать брошюры и статьи Е.М. Ярославского, К.Н. Самойловой, А.Г. Шлихтера, А. Свидерского, М.К. Владимирова, В.А. Карпинского, Н.А. Орлова, выпущенные в 1917 – 1921 годах [272; 245; 69; 246; 194; 225; 239; 240; 241]. Авторы этих исследований являлись одновременно и непосредственными участниками описываемых событий, своей активной и самоотверженной работой они внесли большой личный вклад в практическое разрешение продовольственного вопроса. Не претендуя на глубокие теоретические обобщения, указанные работы тем не менее представляют большую ценность, прежде всего в историографическом и методологическом отношениях. Цель первых исследований продовольственной проблемы состояла в том, чтобы подчеркнуть важность дальнейшей работы в данном направлении, раскрыть ее содержание и формы, обобщить практический опыт проведения чрезвычайных мер борьбы с голодом.

Наиболее значительными исследованиями в те годы были работы Н.А. Орлова. В них не только дается описание происходивших событий, но и делается попытка обобщения проделанного в продовольственной области, показаны строительство и деятельность советского продовольственного аппарата, его структура, необходимость проводимой продовольственной политики. Однако влияние буржуазной методологии явно сказывается на взглядах автора, сделавшего ряд ошибочных выводов и заключений, как то:

«...в первые месяцы в области продовольственного дела Советская власть ограничивалась ролью простого регистратора событий» [239;

с. 19-20]. Несмотря на недостатки, присущие трудам раннего периода, ни один историк, исследующий борьбу за хлеб, не может ими пренебречь, если хочет создать полноценный научный труд.

С окончанием гражданской войны необходимо было обобщить героическую борьбу десятков тысяч самоотверженных работников продовольственного фронта. Из работ, вышедших на эту тему в 20-е годы, несомненный интерес представляют статьи А.Алексеева, С. Бычкова, А. Хволеса [273; 274; 285].

К 10-летию Советского государства вышла книга А.Е. Бадаева «10 лет борьбы и строительства» [188]. Автор ее – советский партийный и государственный деятель, председатель Петроградской продовольственной управы, а затем комиссар продовольствия Петрограда и Северной области – показывает большую роль петроградского пролетариата в борьбе за хлеб, в деле укрепления на местах советских, партийных и продовольственных организаций, в упрочении Советской власти в деревне. Однако, акцентируя внимание на деятельности петроградских продотрядов, автор недостаточно освещает другие стороны продовольственной проблемы, к тому же в работе не используются архивные материалы.

В 30-е годы вышли брошюры А.В. Шестакова, И.Т. Кирзина, Е.А. Соколовой [268; 224; 250], в которых анализируется деятельность комитетов бедноты и на большом фактическом материале показывается их роль в борьбе с кулачеством за хлеб. Однако в этих работах освещается одна сторона продовольственной проблемы, связанная с комбедами, а стало быть, и хронологически продовольственный вопрос исследуется только в начальный период социалистической революции.

Большую научную ценность для исследователей продовольственной проблемы представляет работа А.Беркевича «Петроградские рабочие в борьбе за хлеб», вышедшая в 1941 году [189]. Монографическое исследование основано на большом историческом и фактическом материале и хронологически охватывает весь период гражданской войны. Автор, опираясь на произведения В.И.Ленина, решения съездов Советов, архивные материалы и другую литературу, раскрывает роль петроградской партийной организации в мобилизации рабочего класса на борьбу за хлеб. В работе, по существу, отражены в той или иной мере все стороны деятельности продовольственной армии и рабочих продотрядов, показана специфика их работы в деревне. К сожалению, автор, в силу известных причин, не смог использовать ценнейший материал центральных и местных партийных архивов. Делая упор на продотрядах, он не связывает военно-продовольственную деятельность посланцев рабочего класса с ходом и исходом аграрной революции, процессом упрочения Советской власти в деревне. Тем не менее по широте охвата и глубине исследования она до настоящего времени остается одной из лучших работ, написанных на эту тему.

В тематике 40-х годов история борьбы с продовольственными трудностями в годы гражданской войны не получила сколько-нибудь заметного развития. С середины 50-х годов сдвиг в изучении продовольственной политики нашел отражение как в общих работах по истории Октябрьской революции [173; 247; 199; 198], так и в резком возрастании числа специальных исследований. Обращает на себя внимание наметившаяся дифференциация в разработке продовольственной темы по сравнению с предшествующим периодом:

в научный оборот активно включаются материалы местных архивов, поскольку проблема разрабатывается, как правило, локально [284; 211 и др.].

Советская продовольственная политика в годы гражданской войны довольно обстоятельно исследована И.А. Гладковым в труде «Очерки советской экономики в 1917 – 1920 гг.» [197]. Вместе с тем автор считает основным декретом, установившим политику «военного коммунизма» в продовольственном деле, декрет о продовольственной разверстке. И.А. Гладков утверждает, «что проводимые весной и летом 1918 года чрезвычайные меры по организации продовольственного дела, направленные против кулачества, не являлись мерами военного коммунизма» [197, с. 199]. Но это положение противоречит содержанию майских декретов 1918 года, направленных против частной торговли и установивших полную централизацию продовольственной работы, продовольственную диктатуру. В.И. Ленин уже в июне 1918 года называл коммунистическими организационные продовольственные меры, которые являлись мерами военного коммунизма [17, с. 408, 414].

Много интересных сведений по поднятым в исследовании вопросам содержится в работах Д.А. Баевского, В.Р. Герасимюк, П.В. Волобуева, А.П. Погребинского, Н.С. Мутовкина [191; 200;

195; 244; 230]. Но они не были специально посвящены исследованию продовольственной политики Советской власти и поэтому неизбежно коснулись поставленной проблемы коротко и в общих чертах. Они могут служить хорошим источником для ознакомления с общей постановкой вопроса.

О возрастании интереса исследователей к теме борьбы Советской власти за хлеб в 1917 – 1920 годах свидетельствуют появившиеся в 60-е годы диссертационные работы. В кандидатских диссертациях В.П. Юбкина, Л.А. Зубаревой, К.М. Красильниковой, В.Т. Петровой, А. Абулкасимова рассматривается продовольственная работа партийных организаций таких крупных районов страны, как Украина, Поволжье, Сибирь, Туркестан [269; 208; 226;

243; 182]. Только с середины 60-х годов по настоящее время опубликовано, по подсчетам автора, свыше 400 статей, защищено около 40 кандидатских диссертаций, раскрывающих различные аспекты советской продовольственной политики первых лет диктатуры пролетариата.

Значительным вкладом в изучение рассматриваемой проблемы стала докторская диссертация М.И. Давыдова [204], в которой автор рассматривает продовольственную политику как составную часть всей экономической политики партии в деревне, как борьбу за крестьянство. М.И. Давыдов дает периодизацию продовольственной политики 1917 – 1921 годов, раскрывает содержание и особенности каждого из периодов, делает шаг вперед в разработке ряда важных теоретических вопросов (хлебная монополия, товарообмен, классовая система распределения продуктов и другие). Диссертация написана главным образом по материалам хлебных районов Страны Советов.

Заметное место в освещении продовольственной политики Советской власти заняли признанные в научной среде монографии Л.А. Зубаревой, М.М. Неелова, Ю.Ю. Кондуфора, Ю.С. Кулышева и С.Ф. Тылика, А.А. Чернобаева, И.Т. Филиппова [208; 238; 214;

215; 264; 257]. Авторы названных работ на основе большого фактического материала достаточно полно раскрывают историю продовольственной политики и методы ее осуществления в различных районах Советской России, что составляет важный шаг для изучения специфических особенностей проведения политики партии в национальных окраинах.

Для исследователя, занимающегося продовольственной политикой периода гражданской войны и интервенции, несомненный интерес представляет монография Ю.К. Стрижкова [252; 253]. В ней автор анализирует этапы формирования продовольственной армии Наркомпрода и рабочих продовольственных отрядов Военпродбюро, приводит наиболее полные и обоснованные данные о численности продотрядов. Убедительно раскрывается руководящая роль авангарда рабочего класса – его партии при создании продотрядов. Автор показывает формы и методы работы в производящих губерниях, подводит итоги деятельности продотрядов. Ю.К. Стрижков сделал ряд интересных наблюдений, относящихся к истории введения продовольственной разверстки [254].

В работах советских историков рассматривается вопрос о создании и укреплении советского продовольственного аппарата как в центре, так и на местах [275; 279; 255], к настоящему времени накоплен большой фактический материал о создании комбедов, о различных направлениях их работы, дана оценка роли комбедов в развитии социалистической революции в деревне [265], отражена деятельность партии, В.И. Ленина в борьбе за преодоление острейших продовольственных трудностей – продовольственного кризиса весной и летом 1918 года [277; 201; 270 и др.], когда молодое Советское государство переживало один из самых тяжелых периодов своей истории [15, с. 360; 17, с. 398; 21, с. 504; 23, с. 143; 29, с. 30; 30, с. 85-86; 58, с. 128; 61, с. 369 и др.; 78, с. 30-31].

Получить хлеб в стране в годы гражданской войны и интервенции можно было только благодаря укреплению союза пролетариата и трудящегося крестьянства, организации массового похода рабочих в деревню. В работах Л.М. Ореховой, В. Раенко, В.М. Селунской продолжается дальнейшее изучение этого вопроса в масштабе всей страны [280; 281; 250]. Наиболее полной, обобщающей работой по истории аграрной революции является двухтомный труд П.Н. Першина [242]. В нем собран значительный материал и дается весьма четкое решение вопроса о соотношении объективных и субъективных факторов в процессе развития социалистической революции в деревне. Значительный интерес в этой связи представляет труд С.П. Трапезникова [256].

Успешно решалась советскими исследователями и такая актуальная задача исторической науки, как аргументированная критика буржуазной историографии, фальсифицирующей историю и политику КПСС в продовольственном вопросе [266; 176; 177]. В то же время эта тема заслуживает большого внимания со стороны современных ученых. В советской исторической науке неоднократно подчеркивалась важность исследований по истории продовольственной политики на местном материале [286, с. 45]. В.И. Ленин, как известно, призывал настойчиво изучать и распространять местный опыт [26; 44; 53, с. 45].

В научную разработку истории продовольственной политики Советской власти в первые годы победы Октября весомый вклад вносят труды белорусских историков.

Серьезное исследование разноплановых проблем истории Великого Октября, гражданской войны и иностранной военной интервенции, вклада трудящихся Белоруссии в общее дело победы над врагами социалистической Родины началось в послевоенные годы. В 1953 – 1958 годах были написаны кандидатские [235; 233; 261] и докторская [222] диссертации по истории аграрных преобразований Октябрьской революции в Белоруссии, в которых немало места отводилось и вопросам продовольственной политики Советской власти.

Авторы этих диссертаций, по существу, впервые изучили и использовали значительный архивный и другой документальный материал, на основе которого осветили неизученные или малоизученные аспекты осуществления продовольственной политики в Белоруссии в 1917 – 1920 годах: роль коллективных хозяйств в решении продовольственной проблемы, участие комитетов бедноты в борьбе за хлеб, проведение продовольственной разверстки в Белоруссии и некоторые другие.

К 40-летию Октябрьской революции был опубликован ряд статей, освещавших те или иные стороны продовольственной политики Советской власти и ее осуществления в Белоруссии в 1917 – 1920 годах [217; 219; 234; 231; 259; 207 и др.], вышли в свет монографии, которые были непосредственно посвящены проблеме преобразований в послеоктябрьской деревне [216; 236; 232].

Продовольственная проблема нашла заметное отражение в трудах белорусских ученых, опубликованных в 60 – 70-е годы ХХ века.

Среди них в первую очередь выделяются труды И.М. Игнатенко, Д.П. Жмуровского, Н.В. Каменской, Е.Н. Шкляр, Л.М. Михневича, А.А. Головко, В.Г. Гневко, С. Соломахо, Б.М. Фиха, М.П. Костюка [209; 206; 267; 237; 203; 202; 249; 258]. Уже простой перечень отмеченных работ показывает, что в научной разработке исследуемой темы имеются, несомненно, и большие достижения и успехи.

На основе всестороннего и глубокого анализа фактического материала исследователи обстоятельно и верно осветили борьбу за хлеб комитетов бедноты, дали оценку роли комбедов в развитии социалистической революции в деревне, проделали большую работу по изучению деятельности партийных организаций Белоруссии по осуществлению продовольственной политики в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции.

Меньше внимания историки уделили анализу форм и методов участия рабочего класса Белоруссии в ликвидации продовольственных трудностей. Недостаточно изучен заключительный этап продовольственной политики, который связан с введением продовольственной разверстки. Из поля зрения историков–аграрников выпал ряд особенностей в решении продовольственного вопроса в Белоруссии в 1917 – 1920 годах.

На наш взгляд, ближе других в плане специального изучения продовольственной тематики стоят работы Л.М. Михневича и Б.М. Фиха.

Монографическое исследование Л.М. Михневича [237] касается вопросов создания советского продовольственного аппарата, товарообмена между городом и деревней, организации заготовок и снабжения населения Белоруссии продуктами продовольствия в годы гражданской войны. Однако такие вопросы, как сроки введения продовольственной разверстки в белорусских губерниях, определение системы мероприятий в подготовительный период ее установления, форм и методов осуществления, особенностей и характерных черт процесса борьбы за воплощение в жизнь декрета от 11 января 1919 года и некоторые другие автор не подвергает исследованию, поскольку это выходит за рамки избранной им темы.

В обстоятельной работе Б.М. Фиха [258] уделяется много внимания как проблеме комбедовского движения в Белоруссии, так и вопросу борьбы за хлеб в 1919 – 1920 годах. Автор затрагивает отдельные аспекты начального этапа осуществления продовольственной политики Советской власти в Белоруссии, связывая это с вопросом о сущности социалистической революции в деревне.

Раскрывая основные этапы развития аграрной революции в Белоруссии, Б.М. Фих в своем труде прослеживает параллельно и продовольственную политику, характеризуя ее в большей степени в 1919 – 1920 годах. Будучи одной из наиболее обстоятельных работ по аграрной истории Белоруссии, исследование Б.М. Фиха, однако, в полной мере не раскрывает весь сложный и многообразный процесс борьбы Советской власти за хлеб в Белоруссии в период гражданской войны и иностранной военной интервенции. Как справедливо подчеркивает сам автор, «история этой борьбы в Белоруссии до сих пор исследована недостаточно» [258, с. 325].

Анализ литературы показывает, что в настоящее время перед исследователями стоит задача глубокого и всестороннего изучения опыта Советской власти в борьбе за хлеб в Белоруссии в 1917 – 1920 годах, так как продовольственная политика изучалась до сих пор историками республики не комплексно, а частично2.

Эта проблема усугубилась известными пертурбациями в развитии отечественной исторической науки начала 90-х годов ХХ века, когда советский период нашей истории подвергся не только и не столько тщательному научному анализу, сколько необдуманному критиканству.

Белорусская историография исследуемой проблемы пополнилась за последние годы лишь диссертационной работой И.В. Шардыко «Политические партии в борьбе за реализацию аграрного вопроса (на материалах Беларуси. 1917 – февраль 1918 гг.)». (Минск, 1993). Несколько лучше положение дел в Российской Федерации.

В 1986 году увидела свет монография С.А. Черменского «Организация продовольственного снабжения в 1917 – 1920 годах» (Саратов); в 1997 году появилась книга В.А. Шишкина «Власть. Политика: послереволюционная Россия. 1917 – 1928 гг.» (СПб.). В году вышел в свет обобщающий труд Е.Г. Гимпельсона «Советские управленцы. 1917 – 1920 годы» (Москва). Защищена лишь одна (!) кандидатская диссертация Р.Р. Магомедовым по теме «Продовольственная политика Советского государства в первые годы Советской власти (1917 – 1921)». В мае 2004 года в Иваново прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Отечественная кооперация: исторический опыт и современность», на которой Ю.А. Ильин выступил с докладом «Подходы Советской власти, крестьянства и кооперации к вопросу урегулирования продовольственного кризиса 1917 – 1918 гг.».

Целью нашего исследования явилась научная разработка многосложного комплекса вопросов, связанных с процессом осуществления продовольственной политики Советской власти в Белоруссии в 1917 – 1920 годах под ленинским лозунгом «Борьба за хлеб – борьба за социализм», а именно:

– выяснить трудности продовольственного положения Белоруссии накануне Октябрьской революции и показать первые меры Советской власти по борьбе с голодом, а также процесс складывания и укрепления фундамента продовольственной политики;

– проанализировать на конкретном материале деятельность комитетов деревенской бедноты в борьбе за хлеб в Белоруссии, роль рабочего класса в ликвидации продовольственного кризиса в рассматриваемый период;

– определить место социалистических хозяйств Белоруссии, товарообмена в системе советской продовольственной политики;

– раскрыть многогранную деятельность партийных, советских и хозяйственных органов Советской Белоруссии в осуществлении продовольственной разверстки и обеспечении продовольствием частей Красной Армии, трудящихся городов и сел;

– осветить вопросы органичного единства целей, основных путей и средств претворения в жизнь продовольственной политики Советской власти в Белоруссии с продовольственным курсом Советского государства и характерные особенности продовольственной работы в Белоруссии, проводимой в 1917 – 1920 годах;

– на конкретных примерах показать братскую взаимопомощь белорусского и других народов Советской России в преодолении продовольственных трудностей, отразить руководящую роль ЦК РКП(б) и Советского правительства в спасении страны от голода;

– определить существо подхода Советской власти к решению продовольственной проблемы, стоящей перед Страной Советов ко времени окончания гражданской войны, экономические и политические предпосылки перехода к новой экономической политике;

– обобщить результаты борьбы за хлеб в Белоруссии в исследуемый период, показать значение и преемственность ленинских принципов продовольственной политики, получивших дальнейшее развитие в ходе поступательного развития советского общества.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили труды В.И. Ленина, в которых содержится разработка основ советской продовольственной политики, история чрезвычайных мер борьбы с голодом в первые годы Советской власти, показана неразрывная связь задач ликвидации продовольственного кризиса и борьбы за социализм, дана ретроспективная оценка продовольственной политики и практики партии и Советского государства.

При написании работы использованы материалы и решения съездов КПСС и КПБ, партийных конференций и пленумов, содержащие основополагающие идеи и положения, необходимые обоснования программы решения продовольственного вопроса.

Главным объектом изучения явились архивные документы партийных и государственных архивов. В ходе работы над монографией использованы материалы 17 фондов ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС и Партархива ИИП при ЦК КПБ и более 6 фондов государственных архивов союзного и республиканского значения (ЦГАОР и СС СССР, ЦГАНХ СССР, ЦГАОР и СС БССР). Особую ценность представили фонды Министерства продовольствия Временного правительства, Военпродбюро и Наркомпрода РСФСР (ЦГАОР и СС СССР), губернских комитетов продовольствия и Наркомпрода БССР (ЦГАОР и СС БССР), материалы, отражающие деятельность партийных и советских органов Белоруссии в 1917 – 1920 годах (ПА ИИП при ЦК КПБ)3.

Выходные данные вышеназванных архивных учреждений и фондов здесь приводятся согласно нормативным установлениям «доперестроечного» периода нашего развития. Далее названия архивов приводятся в соответствии с изменившейся аббревиатурой.

Правда, нам пришлось столкнуться с серьезными трудностями в отборе необходимого архивного материала. Так, известно, что в Национальном архиве Республики Беларусь (далее – НАРБ) документы советских учреждений Белоруссии за 1917 год не сохранились, а за 1918 – 1920 годы сохранились частично. Самостоятельных фондов учреждений БССР за январь – февраль 1919 года в архиве нет. Не сохранились также комплекты многих газет, особенно местных. Местные материалы о продовольственной политике нередко противоречивы, что отражает известные элементы сепаратизма и местничества в решении продовольственного вопроса на местах. В то же время совокупность материалов центральных и местных архивов дает основу для сравнительного анализа данных и критического изучения документов.

Источниками исследования явились сборники документов и материалов [102; 103; 104; 105; 106 и др.], воспоминаний [159; 161], обобщающие труды и коллективные монографии по истории Белоруссии [163; 164; 167; 168, т. 2; 165; 169; 166 и др.], в которых отражена деятельность партийных, советских и хозяйственных органов Белоруссии в годы революции и гражданской войны. Заметим, что вопросы осуществления продовольственной политики в документальных публикациях освещены весьма фрагментарно.

Неоценимую помощь автору в работе над темой оказали опубликованные материалы кратких отчетов Наркомпродов РСФСР [84;

85; 86 и др.] и БССР [88 и др.], содержащие важнейшие постановления, циркуляры, инструкции по продовольственному вопросу, конкретный цифровой материал. Чрезвычайно ценным источником являются «Известия Народного комиссариата по продовольствию»

[293], которые наиболее полно характеризуют практику продовольственной работы Советской власти в исследуемое время, а также журнал Московского городского продовольственного комитета «Продовольственное дело» [300], ставшие библиографической редкостью. Сведения, сообщаемые в них, служат существенным дополнением к источникам документального характера. Иногда эти сведения являются единственным источником.

Важное место в ряду источников занимают партийная и советская периодическая печать, материалы белорусских журналов и газет, издававшихся в первые годы после победы Октября. В них содержится разнообразный фактический материал о состоянии продовольственного дела в центре и на местах, о принимавшихся мерах по борьбе с голодом, их эффективности. Необходимым подспорьем в написании работы явились и статистические материалы.

В монографии поставленные вопросы рассматриваются на той территории, которая входила в состав Советской Белоруссии и которая ныне входит в территориальные рамки Республики Беларусь.

Хронологически исследование ограничивается 1917 – 1920 годами как наиболее характерным периодом времени, когда осуществлялась политика «военного коммунизма», главной составной частью которой был продовольственный вопрос. В соответствии с этим и разработана структура монографии, состоящей из введения, трех глав, заключения и библиографии.

ГЛАВА І. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ

ДИКТАТУРЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ

§ 1. Первые меры Советской власти по борьбе с голодом (ноябрь 1917 – апрель 1918 г.) Продовольственный вопрос накануне Октябрьской революции в России стал одним из центральных вопросов, от решения которого в значительной степени зависела судьба страны. Продовольственный кризис как результат антинародной, хищнической политики царизма и Временного буржуазного правительства в предоктябрьский период оказал непосредственное воздействие на все стороны экономической и политической жизни России, в том числе и в Белоруссии.

Белоруссия издавна была крупным потребителем хлеба, чистый ввоз которого только в 1913 году составил 18,5 млн. пудов [167, с. 138]. Пшеницу и пшеничную муку Белоруссия получала из Украины, а рожь, ржаную муку и другие хлебные грузы – из хлебопроизводящей полосы России. Белоруссия ввозила также соль, сахар, в значительных количествах всевозможные крупы, при этом заграничная торговля в оборотах Белоруссии по хлебу не имела существенного значения [164, с. 236].

Решение продовольственной проблемы ставилось в прямую зависимость от выполнения задачи по изъятию хлеба у его держателей, ибо в стране было достаточно хлеба, чтобы решить продовольственный вопрос. Общий товарный фонд хлеба на 1917 – 1918 годы составлял не менее 1370 – 1400 млн. пудов [204, с. 4], что покрывало потребности страны в хлебе, так как потребности армии и городского населения были исчислены Министерством продовольствия на этот период в 1120 млн. пудов [204, с. 65].

Образовавшееся в дни Февральской революции Временное буржуазное правительство, будучи властью буржуазии и обуржуазившихся помещиков, не могло вести политику, принципиально отличную от политики самодержавия в деле борьбы с голодом и разрухой. В своих гениальных «Письмах из далека» В.И. Ленин убедительно доказал, что Временное правительство «не может дать народу ни мира, ни хлеба, ни свободы» [2, с. 20].

Закон Временного правительства от 25 марта 1917 года о хлебной монополии в стране был лишь очередным демагогическим маневром буржуазно-помещичьего правительства. Постановление о передаче хлеба в распоряжение государства не устанавливало государственного регулирования производства хлеба. Распределение хлебных продуктов и торговля ими фактически по-прежнему оставались свободными. Воздерживаясь от реквизиции хлеба у помещиков, продовольственные органы Временного правительства не останавливались перед изъятием у крестьян последних их запасов.

В итоге в октябре 1917 года план хлебозаготовок был выполнен лишь на 19 % [278, с. 19].

Хлебная монополия провалилась, а страна продолжала голодать.

Если в марте – апреле 1917 года голодали трудящиеся 7 промышленных губерний, то в августе 1917 года к числу голодающих прибавилось население еще 6 губерний, в том числе население Могилевской и Витебской губерний [317]. В.И. Ленин по поводу «деятельности»

Временного правительства в области продовольственного дела писал: «...Ничего, ровнехонько ничего на деле не было за это время предпринято для обуздания капиталистов» [4, с. 64]. «Именно Родзянки и Ко, именно буржуазия готовит голод и спекулирует удавить революцию голодом», – указывал В.И. Ленин [7, с. 410].

Голод и разруха обострили революционную решимость пролетариата страны. Разоблачая продовольственную политику Временного правительства, партия большевиков разъясняла трудящимся массам, что Временное правительство, как и царское, если бы даже оно захотело, не могло дать трудящимся хлеба, который находился в руках помещиков и буржуазии. «Контроль, надзор, учет – вот первое слово в борьбе с катастрофой и голодом. Вот что бесспорно и общепризнанно. И вот чего как раз не делают из боязни посягнуть на всевластие помещиков и капиталистов...», – писал В.И. Ленин [5, с. 156].

Провал продовольственной политики Временного правительства способствовал усилению крестьянского движения по всей стране, включающего наряду с требованием земли и требование хлеба как один из главных своих лозунгов. В октябре 1917 года крестьянское движение охватило 40 уездов Белоруссии [157, с. 60].

В сентябре – октябре 1917 года широко развернулось забастовочное движение рабочих Белоруссии. Экономические требования рабочих сливались с политическими, главным из которых было требование перехода всей власти в руки Советов. ІІ Северо-Западная областная конференция большевиков (5 – 7 октября 1917 года, Минск) записала, что «ближайшей жизненной задачей спасения революции и страны является переход всей полноты власти в руки Советов, как в центре, так и на местах» [81, с. 71].

К моменту Октябрьской революции продовольственное положение Белоруссии осложнилось до крайних пределов. Об этом красноречиво свидетельствуют строки из обзора Особого орготдела Министерства продовольствия и из анкетных сведений Московского Совета рабочих и солдатских депутатов о положении продовольственного дела на местах после Февральской революции 1917 года: «Минская губерния. Подвоза нет. Закупленный хлеб не выпускается крестьянами. Паек сокращен до 3 фунтов на человека в 2 недели... Могилевская губерния. Критическое положение. Вспыхивают эксцессы на почве отсутствия хлеба и появляются болезни от недоедания. Состав уездных продкомитетов антидемократический. Кооперативы принимают участие в распределении продуктов.

Большая часть их приходится на буржуазное население. Витебская губерния. Губерния сильно нуждается в мануфактуре. Нет железа, кожи и других предметов первой необходимости. Свободных хлебных запасов нет. Нормы потребления не везде введены. Местные продорганы обнаруживают слабую деятельность... Транспорт не упорядочен...» [93, с. 39].

Планы снабжения белорусских губерний хлебом не выполнялись. План снабжения Витебской губернии продовольственными мучными грузами был выполнен в течение октября – ноября 1917 года только на 17 % (из 1188 вагонов было получено лишь 211) [139, л. 111]. И это несмотря на то, что на октябрь 1917 года в связи с недородом в Белоруссии были увеличены наряды на поставку хлеба: Витебской и Могилевской губерниям – на 50 тыс.

пудов, Минской губернии – на 25 тыс. пудов [118, л. 116]. Продовольственное положение осложнялось также и тем, что контрреволюционная петлюровская Рада запрещала вывозить хлеб, закупленный на Украине для Минска и других городов Белоруссии.

Единственно возможным выходом из экономического и политического тупика были свержение господства буржуазии и переход к социализму. «...Социализм, – указывал В.И. Ленин, – ставится нами не как прыжок, а как практический выход из создавшейся разрухи» [3, с. 446].

Осуществление революционной программы большевистской партии в разрешении продовольственных задач началось с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции.

Уже воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!», написанное В.И. Лениным, призывало Советскую власть «...озаботиться доставкой хлеба в города и предметов первой необходимости в деревню...» [8, с. 11]. Вся трудность практического осуществления продовольственной политики легла на партию большевиков, которая повела рабочий класс на невиданную по своим масштабам битву за хлеб. «...Мы на вопросе о хлебе переживаем самую сущность всего социалистического устройства и должны взять этот вопрос в руки и решить его практически», – говорил В.И. Ленин [21, с. 504].

Общее руководство борьбой на продовольственном фронте осуществлял Народный комиссариат продовольствия, образованный 26 октября 1917 года декретом ІІ Всероссийского съезда Советов.

Господство буржуазии и помещиков оставило Советской Республике чрезвычайно тяжелое наследие в продовольственной области. «...Усилиями Керенского и помещиков-кулаков, говорящих:

после нас хоть потоп, страна доведена до того положения, что говорят: чем хуже, тем лучше», – писал В.И. Ленин [21, с. 504]. Мучительный голод переживали многие губернии России. В январе 1918 года в стране было заготовлено хлеба 21,8 % против плана, в феврале и марте – 36,5, в апреле – лишь 14,1 % [264, с. 10].

Причиной снижения хлебозаготовок явилось общее ухудшение военно-политического и экономического положения Советской республики. По Брестскому договору, от России отходило 27,4 % населения, 28,2 % – посевной площади и 34,1 % – валового сбора хлеба [300, № 11, с. 3]. Не последнюю роль в усугублении продовольственного кризиса в России сыграли империалисты других стран. В частности, правительство США одним из первых запретило отправлять продовольствие в Россию до тех пор, «пока большевики останутся у власти» [190, с. 20].

В Белоруссии продовольственный кризис усиливался ее прифронтовым положением. В 1917 – 1918 году дефицит хлебного баланса Витебской, Минской и Могилевской губерний составил 388,2 тыс. тонн при условии питания крестьянского населения по норме 229 кг, а городского – 164 кг на душу в год (в норме не учтена потребность в хлебе войск Западного фронта и большого количества беженцев) [237, с. 43]. Наступление немцев и временная оккупация значительной части Белоруссии повлекли за собой уничтожение и без того скудных запасов хлеба. «...Крайне критическое и даже отчаянное положение страны в смысле обеспечения хотя бы простой возможности существования для большинства населения, в смысле обеспечения его от голода, – эти хозяйственные условия настоятельно требуют достижения определенных практических результатов», – подчеркивал В.И. Ленин [12, с. 155].

Однако с первых шагов своей деятельности по преодолению продовольственного кризиса Советская власть столкнулась с вредительством и отчаянным сопротивлением контрреволюционеров, саботажем как в центре, так и на местах. Уже на второй день революции началась всеобщая забастовка 1,3 тыс. служащих Министерства продовольствия, грозившая прервать снабжение фронта и населения. Управа Минского губернского продовольственного комитета на экстренном заседании 30 октября 1917 года заявила, что она «не признает нового большевистского правительства и что в своей работе... находится в контакте с местным комитетом спасения революции» [150, ед. хр. 5, л. 22].

Подобные факты были не единичны. Контрреволюционный саботаж был целой полосой, представлявшей собой полную дезорганизацию государственной власти и подтверждавшей фактами жизни исторический постулат о необходимости слома старого и создания нового государственного аппарата.

Существенно изменить положение на хлебном фронте могло только создание нового, советского продовольственного аппарата.

Советское правительство 9 ноября 1917 года издало Декрет «О расширении прав городских самоуправлений в продовольственном деле» [101, т. 1, с. 26 – 29]. Декрет был направлен на ликвидацию монополии буржуазии в области заготовок и распределения продовольствия, имел целью лишить ее этого важнейшего оружия в борьбе против диктатуры пролетариата.

По декрету, все ранее существовавшие или возникшие в ходе Октябрьской революции продовольственные органы обязаны были предоставить в распоряжение местных советских властей всю материальную часть продорганов. Лиц, отказавшихся от выполнения этого предписания, отстраняли от исполнения обязанностей [128, оп. 3, ед. хр. 147, л. 5].

21 января 1918 года был созван Всероссийский продовольственный съезд (совместно с делегатами ІІІ съезда Советов). Съезд одобрил нерушимую хлебную монополию и запрещение свободной продажи хлеба, высказался за немедленную передачу снабжения в руки Советов, за установление твердых цен на предметы первой необходимости. Товарообмен между городом и деревней, организованный в общегосударственном масштабе, был признан необходимым условием для извлечения хлеба в распоряжение государства [128, оп. 1, ед. хр. 163, л. 11]. Съезд специальным пунктом резолюции заклеймил саботажников продовольственной работы, «которые не остановились перед созданием голода в стране для борьбы с Советской властью», и потребовал предания их как преступников революционному суду [128, оп. 1, ед. хр. 21, л. 16].

Советская власть, исходя из задач ленинской продовольственной политики, внесла в принцип государственной хлебной монополии, взятый у капитализма, существенные дополнения и изменения: расширила функции продорганов, предоставив им право учета и реквизиции хлеба и других сельскохозяйственных продуктов непосредственно на местах, а также право учета промышленных товаров и сельскохозяйственного инвентаря (машины и орудия) в целях организации товарообмена между городом и деревней; ликвидировала оторванность, изолированность закона о хлебной монополии от других народнохозяйственных планов и задач.

В Белоруссии, как и во всей стране, развернулась большая работа по выполнению решений съезда. Создание советских продовольственных органов проходило под руководством и при непосредственном участии Северо-Западной большевистской организации. В декабре 1917 года Витебский и в январе 1918 года Могилевский губернские Советы создали продовольственные и торгово-промышленные отделы (секции) исполкомов Советов [102, с. 383 – 384]. При Облисполкомзапе был создан продовольственный отдел (Комиссариат снабжения) Западной области4, комиссаром которого был назначен М.И. Калманович.

Характерно, что создаваемые в Белоруссии продовольственные органы назывались по–разному: продкомиссии, отделы, комиссариаты, бюро и так далее, но все они находились в ведении Советов.

Деятельность продовольственного аппарата на местах осложнялась засоренностью его меньшевиками и эсерами, которые решили дать главный бой Советской власти в низовом звене продовольственной работы, где мелкобуржуазная стихия подрывала классовые основы продовольственной политики. Имели место случаи, когда под давлением мелкобуржуазных элементов и в результате больших организационных трудностей отдельные продорганы не только отступали от основных принципов продовольственной политики, но и не противодействовали враждебным вылазкам врагов Советской власти. Гомельский уездный продовольственный комитет на заседании 15 декабря 1917 года принял, например, решение «передать дело продовольствия в руки вновь сконструированного земства» [147, л. 5]. В журнале заседаний Велижского уездпродкома мы находим следующую запись, относящуюся к этому времени: «Для того чтобы деревня пошла навстречу, следует устаЗападная область была создана в апреле 1918 года. В ее состав вошли Смоленская, Витебская, Могилевская и Минская губернии. Западная область создавалась в составе РСФСР и через Облисполкомзап шла та помощь, которую русский народ оказывал Белоруссии. В связи с образованием 1 января 1919 года БССР Облисполкомзап перестал существовать.

новить цены на хлеб выше твердой, при этом допустить частных лиц для свободной закупки хлеба» [148, л. 134].

Процесс становления советского продаппарата в Белоруссии проходил довольно успешно. Большевики давали решительный отпор представителям мелкобуржуазных партий, тормозившим роспуск старых продорганов и саботировавшим советскую продовольственную работу. В постановлении Минского Совета от 24 января 1918 года о роспуске губернского продовольственного комитета указывалось, что «большинство комитета буржуазное, вело определенную политику по срыву твердых цен и уничтожению монополии на предметы первой необходимости и в то же время допускало свободную спекуляцию торговцев» [319]. Собрание большевиков Витебска 14 апреля 1918 года после обсуждения продовольственного вопроса постановило «обратить внимание на личный состав служащих в продотделе и в случае необходимости произвести беспощадную чистку» [115, оп. 4, ед. хр. 28, л. 26]. В течение ноября – декабря 1917 года и первой половине 1918 года были упразднены Минский городской продкомитет, Витебский и Могилевский губпродкомитеты, а также уездные продкомитеты [237, с. 45; 119, ед.

хр. 69, л. 47; 119, ед. хр. 211, л. 11].

Первыми практическими шагами вновь созданных продорганов были: организация учета продуктов продовольствия, установление контроля над частной торговлей, обложение ее налогами, национализация отдельных торговых предприятий для организации в них распределительных пунктов и общественных столовых.

Например, Минский губпродком постановлением от 30 декабря 1917 года обязал всех владельцев магазинов, контор, складов и других крупных и средних торговых предприятий представлять двухнедельные отчеты о движении товаров. За неисполнение распоряжений торговцы штрафовались на сумму до 5000 рублей [98, с. 681, 653]. Могилевский губпродком 27 января 1918 года принял постановление о запрещении вывоза продовольственных продуктов за пределы губернии [103, с. 41]. 6 апреля 1918 года Чрезвычайный съезд Советов Могилевской губернии в резолюции по продовольственному вопросу наметил конкретные меры по учету и снабжению голодающего населения продовольствием [103, с. 51].

Продотделы местных Советов концентрировали основное внимание на получении продовольствия из наиболее доступных источников: складов, магазинов, помещичьих имений. На ІІ съезде Советов рабочих и крестьянских депутатов Западной области (апрель 1918 года) председатель Облисполкомзапа А.Ф. Мясников, в частности, говорил о том, что «Советы всецело взяли на себя распределение продовольствия и выполнили его прекрасно» [309, 13 апр.].

Осуществить же заготовку продовольствия в крупных масштабах продорганы Белоруссии еще не могли, ибо не обладали достаточными материальными и человеческими ресурсами.

В основу продовольственной политики Советской власти с момента ее установления был положен принцип «Кто не работает, тот не должен есть» [6, с. 311]. Оценивая значение этого принципа, В.И. Ленин говорил: «В этой простой, простейшей и очевиднейшей истине – основа социализма, неискоренимый источник его силы, неистребимый залог его окончательной победы» [14, с. 358].

Требуя поставить кулака «под контроль хлебной монополии» [24, с. 204], В.И. Ленин указывал на необходимость «добиться того, чтобы каждый излишек, каждый лишний пуд хлеба принадлежал государству...» [20, с. 446 – 447]. Следовательно, Коммунистическая партия и Советское правительство проводили продовольственную политику в интересах трудящихся, одновременно призывая их решительно бороться за ее практическое осуществление.

Такие важные составные элементы хлебной монополии, как учет и классовое распределение продовольствия, борьба со спекуляцией и мошенничеством, партия возлагала на рабочий класс и беднейшее крестьянство, так как без широкой творческой инициативы с их стороны проведение в жизнь хлебной монополии было бы невозможным. В.И.Ленин неоднократно подчеркивал, что справиться с голодом можно лишь при одном условии: чтобы каждый рабочий, каждый крестьянин понял, что он сам, и только сам, может себе помочь [11, с. 325].

С первых шагов своей деятельности советские продовольственные органы столкнулись вплотную с основными держателями хлеба – кулаками, которые не желали отдать его по твердым ценам государству, уклонялись от выполнения хлебной монополии. В результате этого заготовка хлеба заметно сократилась и снабжение им голодающего населения и армии ухудшилось. В ноябре 1917 года, как свидетельствует агроном Наркомпрода РСФСР Бруновский, погрузка хлеба составила 28 % а в апреле 1918 года – только 18 % плана [162, с. 369 – 370].

Тяжелое положение с транспортом не позволяло вывезти даже то, что было заготовлено. Решая эту задачу, в ночь с 14 на 15 января 1918 года Совет Народных Комиссаров принял предложение В.И. Ленина «усилить посылку не только комиссаров, но и многочисленных вооруженных отрядов для самых революционных мер продвижения грузов, сбора и осыпки хлеба и т.д., а также для беспощадной борьбы со спекулянтами вплоть до предложения местным Советам расстреливать изобличенных спекулянтов и саботажников на месте»

[10, с. 314]. В целях борьбы со спекуляцией и «мешочничеством» в феврале 1918 года Наркомпродом РСФСР было издано постановление, согласно которому пассажирам разрешалось провозить только личные продовольственные запасы в количестве 20 фунтов [117].

Игнорирование кулачеством хлебной монополии, проводимой Советской властью, выражающееся в укрытии излишков хлеба, винокурении и так далее, представляло собой первый признак кулацкой опасности, с которой партия и Советское правительство повели решительную борьбу. Вопрос о хлебе и борьбе со спекуляцией и саботажем убеждал крестьян на опыте, что все зависит от вопроса о власти.

Борьба за Советы против контрреволюционного земства для беднейшей части крестьянства была борьбой за революционное разрешение всех вопросов, волновавших деревню, борьбой против кулачества и его хищнической политики, особенно в области продовольствия. Голодающая беднота требовала решительных действий по изъятию кулацкого хлеба и налаживанию продовольственной работы. В единогласно принятой резолюции І-го съезда крестьянских и батрацких депутатов Витебского уезда (март 1918 года) говорилось, что «для урегулирования продовольственного вопроса необходимо немедленно забрать в руки Советов уездную продуправу, выделив для этого особую секцию и вменить ей в обязанности приложить все усилия к тому, чтобы совместно с губпродсекцией урегулировать продвопрос» [91, с. 16].

Трудовое крестьянство не могло сразу же по достоинству оценить всю сущность советской продовольственной политики. «Откуда взять крестьянину, сознание которого сотни лет отупляли, которого грабили, заколачивали до тупоумия помещики и капиталисты, не давая ему никогда наесться досыта, – откуда ему взять в несколько недель или в несколько месяцев сознание того, что такое хлебная монополия...» – говорил В.И. Ленин [20, с. 445].

Убедить многомиллионное крестьянство в правильности продовольственного курса Советской власти, донести до сознания каждого, что государственная хлебная монополия проводится в их же интересах – такую задачу поставила партия большевиков на первом этапе своей продовольственной деятельности. В помощь большевикам Белоруссии партия направила только за период с 25 октября по 25 ноября 1917 года 90 агитаторов [166, с. 242].

Борьба Советской власти за хлеб включала и заботу об оказании посильной помощи крестьянской бедноте. Как отмечал В.И. Ленин, в результате Октябрьской революции «впервые крестьянин увидал свободу на деле: свободу есть свой хлеб, свободу от голода» [33, с. 276]. И если сравнить те колоссальные поборы, которыми облагалась деревня в условиях царизма, с размерами обложения после революции, то окажется, что Октябрьская революция освободила деревню от ежегодной уплаты по тем временам огромной суммы приблизительно в полтора миллиарда рублей [276, с. 85].

Советское правительство приняло ряд законодательных актов, направленных на поднятие товарности сельскохозяйственного производства, обеспечивающей успех борьбы за проведение в жизнь хлебной монополии. В.И. Ленин 15 февраля 1918 года подписал Декрет «О национализации всех зернохранилищ» [68, с. 440], исправивший «ошибку» в законе Временного правительства о хлебной монополии. Было национализировано 47 элеваторов емкостью 29,3 млн. пудов. [324]. СНК 23 апреля 1918 года утвердил Декрет «О снабжении сельского хозяйства орудиями производства и металлами» [101, с. 19]. К весне 1918 года из 910 заводов царской России, изготовлявших сельскохозяйственные орудия, 400 удалось привести в действие [266, с. 71].

Борьба за хлеб в Белоруссии была и борьбой за укрепление политического и хозяйственного союза с Советской Россией. В помощи РСФСР правительство и трудящиеся Белоруссии видели единственный выход из бедственного положения. Только в январе 1918 года в Минск из Сибири прибыло 20 вагонов ржи, 30 – муки, 20 – крупы, 12 – овса [170, с. 24]. Однако несмотря на братскую помощь продовольственное положение Белоруссии продолжало оставаться тяжелым, особенно в зимние месяцы 1917 – 1918 года.

Принятые Советской властью меры в продовольственной области в первые месяцы после победы Октября обеспечили прожиточный минимум для населения и армии. В среднем дневная калорийность продуктов рабочих составляла в 1918 году 647 калорий, что с добавлением продуктов, купленных у «мешочников», обеспечивало жизнь и труд рабочего [250, с. 83]. За первую половину 1918 года Комиссариат по продовольствию заготовил 28 млн. пудов хлеба при избытке его на территории Советской республики к весне 1918 года примерно в 40 млн. пудов [67, с. 83].

Принимая во внимание продовольственный кризис Страны Советов, было бы неправильно оценивать тяжелое состояние народного хозяйства России только как его развал, крах и упадок. Это был трудный переход от старого к новому, за которым было будущее.

В сложной и тяжелой военно-политической и экономической обстановке, когда империалистическая Германия оккупировала Украину, а западная Сибирь была отрезана от центральных губерний белогвардейскими бандами, обеспечить голодающую республику хлебом и тем спасти революцию можно было только путем применения в продовольственной области чрезвычайных мер, которые нашли свое воплощение в майских продовольственных декретах 1918 года.

§ 2. Продовольственные декреты 1918 года В апреле 1918 года В.И. Ленин говорил: «В данное время мы переживаем чрезвычайно трудную эпоху, когда кончилось победоносное шествие революции, вступившей в полосу тягостных переживаний и даже поражений» [13, с. 232].

Несмотря на энергичную работу партийных и советских органов, усилия советских продработников, продовольственный кризис весной 1918 года приобрел еще бoльшую остроту. Вскрывая главную причину создавшегося положения на продовольственном фронте, В.И. Ленин писал: «Голод не оттого, что хлеба нет в России, а оттого, что буржуазия и все богатые дают последний, решительный бой господству трудящихся, государству рабочих, Советской власти на самом важном и остром вопросе, на вопросе о хлебе» [14, с. 357].

Против продовольственной политики Советской власти в первую очередь выступили кулаки, которые стремились укрепить свои позиции, воспользовавшись тем, что на селе был уничтожен такой конкурент по ограблению крестьян, как помещик. В результате экспроприации помещиков в руки кулаков попала часть помещичьих земель, инвентаря и хлеба. Это давало кулаку силу, которую Советской власти во что бы то ни стало надо было сломить.

Между тем состояние местных сельских Советов было таково, что они не могли разрешить эту задачу. «Отчеты целого ряда съездов, как губернских съездов Советов, так и уездных, – говорил Я.М. Свердлов на заседании ВЦИК 20 мая 1918 года, – показывают, что в волостных Советах руководящая роль принадлежит кулацко-буржуазному элементу, который приклеивает тот или иной партийный ярлык, по преимуществу ярлык «левых» эсеров, и попытается входить в советские учреждения и через них осуществлять свои кулацкие интересы» [73, с. 80].

Бешеную кампанию против Советской власти развернули правые эсеры и меньшевики. Спекулируя на трудностях в стране, они клеветали на большевиков, демагогически кричали, что те якобы не выполнили своих обязательств – не дали народу хлеба. «Использование тяжелого продовольственного положения прямо входит в ближайший план всех врагов пролетариата» [78, с. 86], – указывалось позднее в Обращении VIII съезда РКП(б) к партийным организациям.

Немаловажную роль играло и то обстоятельство, что в стране не было еще стройной системы продовольственных органов: вопросами заготовки и распределения продовольствия занимались самые различные организации, многие из которых были приспособлены к закупке хлеба в условиях господства частной торговли. Обстановка, сложившаяся в стране весной 1918 года, диктовала необходимость брать хлеб у деревенской буржуазии силой. В проекте декрета о продовольственной диктатуре В.И. Ленин писал, что «остается единственный выход:

на насилия владельцев хлеба над голодающей беднотой отвечать насилием над владельцами хлеба» [67, с. 86].

Ленинский план борьбы с кулачеством был законодательно закреплен в Декретах ВЦИК и СНК от 13 и 27 мая 1918 года «О чрезвычайных полномочиях Народного комиссара по продовольствию» (известный в литературе как Декрет о продовольственной диктатуре) [74, 1918 г., № 35, с. 409] и «О реорганизации Комиссариата продовольствия и местных продовольственных органов» [101, т. 2, с. 307 – 312].

Декрет от 13 мая 1918 года подтверждал незыблемость хлебной монополии и твердых цен на хлеб, указывал на необходимость борьбы с кулаками и спекулянтами. Декрет обязывал каждого владельца хлеба весь излишек в недельный срок «заявить к сдаче».

Лица, имеющие хлебные излишки и не вывозящие их для сдачи по твердым ценам, объявлялись врагами народа и подлежали привлечению к строжайшей судебной ответственности. Народный комиссар продовольствия, в руках которого сосредоточивалось все управление продовольственным делом в стране, наделялся чрезвычайными полномочиями5 [101, т. 2, с. 268]. Ему предоставлялось право применять вооруженную силу, отменять постановления местных продорганов и других организаций и учреждений, «противоречащие планам и действиям Народного Комиссара продовольствия». Коллегия при Наркоме имела право обжаловать решение комиссара в СНК, не приостанавливая его выполнение5.

В литературе часто встречается неточное толкование о предоставлении чрезвычайных полномочий органам Компрода, тогда как в декрете указано:

Народному комиссару продовольствия.

В приложенной к декрету инструкции вся практическая работа по проведению продовольственной диктатуры возлагалась на местные органы власти. При изъятии излишков продовольствия местные власти должны были руководствоваться установленными Наркомпродом нормами потребления. Горожанам потребляющих районов они определялись из расчета 8 пудов, производящих – 10 пудов в год на человека, считая муку и крупу. Нормы потребления сельского населения производящих губерний были установлены в 16 пудов, потребляющих – в 13 пудов, считая картофель [82, с. 20].

Согласно декрету от 27 мая 1918 года еще более расширилась сфера деятельности Наркомпрода, перед которым ставились следующие задачи: а) снабжение населения всеми предметами первой необходимости и продовольствия; б) организация в государственном масштабе распределения товаров; в) подготовка перехода к национализации торговли предметами первой необходимости [74, 1918 г., № 38, с. 498].

Местные продорганы преобразовывались в единые продовольственные комитеты (уездные, губернские и областные), находящиеся под контролем местных Советов депутатов. Над губернскими и уездными продкомитетами устанавливался прямой контроль Наркомпрода через институт инструкторов и уполномоченных Наркомпрода в этих органах.

Важнейшими функциями местных продовольственных комитетов были: а) неуклонное осуществление хлебной монополии, то есть, изъятие по установленным твердым ценам всех излишков хлеба из рук владельцев и сбор этих излишков в государственные склады; б) исполнение нарядов Наркомпрода по заготовкам продовольствия и предметов первой необходимости; в) распределение продовольствия и предметов первой необходимости среди населения согласно планам и инструкциям Наркомпрода, при участии кооперации. При местных продорганах создавались отряды, главным образом из рабочих потребляющих губерний, важнейшей задачей которых «должна быть организация трудового крестьянства против кулаков» [74, 1918 г., № 38, с. 498].

Враги Советской власти выступили против продовольственной диктатуры. Особенно яростно сопротивлялось ее проведению в жизнь кулачество, поддерживаемое «левыми» эсерами. Вместе с крупной буржуазией, по которой ударила революция и которой не по вкусу пришлась хлебная монополия, деревенские кулаки требуют отмены хлебной монополии и изменения твердых цен», – подчеркивалось в Обращении ЦК РКП(б) к населению от 29 мая 1918 года [67, с. 100]. В резолюции по продовольственному вопросу фракции коммунистов Могилевского губисполкома от 14 июля 1918 года мы читаем: «...Левые» эсеры, все время боровшиеся с...большинством в Советах, опирались в своих действиях на кулацкие элементы деревни. Это ясно видно из того, что «левые» эсеры боролись с проведением в жизнь продовольственной диктатуры...» [309, 14 июля]. Отвечая на злобные выпады врагов провозглашенного курса советской продовольственной политики, В.И. Ленин говорил: «Когда нам говорят о других способах, мы отвечаем:...идите к Скоропадскому, к буржуазии. Учите их таким методам, как повышение хлебных цен, как блок с кулаками, – там вы встретите уши, желающие вас слышать... Мы будем продолжать наш старый лозунг централизации, объединения, пролетарской дисциплины в общероссийском масштабе» [17, с. 408].

Работа по претворению в жизнь майских продовольственных декретов широко развернулась и в Белоруссии.

В резолюции IV Северо-Западной областной конференции РКП(б) (июнь 1918 года) по продовольственному вопросу говорилось, в частности, о необходимости «признать... не на словах, а на деле проведение в жизнь декрета от 13 мая с.г., для чего признать необходимым во все продовольственные органы посылать исключительно товарищей партийных работников. Повести широкую агитацию и пропаганду в деревнях против деревенской буржуазии и кулаков, скрывающих хлебные запасы» [139, л. 69–70]. В резолюции также было записано требование организации продотрядов, проведения в Советах тактики беспощадной борьбы вплоть до арестов и расстрелов всех укрывателей хлебных запасов, мешочников, спекулянтов и прочих врагов Советской власти, выполнения всех распоряжений центральных властей, не внося дезорганизации самочинными закупками продовольствия, реквизициями.

Решения конференции для партийных и советских организаций Белоруссии стали программой действий по осуществлению продовольственной диктатуры.

Об одобрении продовольственной политики Советской власти решительно заявили ІІ съезд Советов Витебской губернии (май 1918 года) [105, т. 1, с. 109–110], Могилевский губернский съезд представителей уездных отделов продовольствия, союзов кооперативов и торговых фирм (июнь 1918 года) [128, оп. 4, ед. хр. 26, л. 52]. В единогласно принятом постановлении Могилевского губсъезда говорилось: «Декрет о реорганизации органов продовольствия от мая провести в жизнь немедленно, причем во главе органов продовольствия должны стоять опытные лица, неуклонно стоящие на точке зрения той продовольственной политики, которая диктуется ЦИК» [128, оп. 4, ед. хр. 26, л. 52]. За продовольственную диктатуру высказались ІІІ съезд Советов Западной области (июль 1918 года) [274, 4 июля] и проходившие в это время ІІІ съезд Советов Городокского и IV съезд Советов Чаусского уездов Витебской губернии [105, т. 1, с. 152; 120, л. 348]. Чрезвычайные меры Советской власти были одобрены беднейшими слоями населения Белоруссии. «Беднота, – писала «Звезда», – приветствует продовольственную диктатуру» [209, с. 452].

На основании декрета от 27 мая 1918 года в Белоруссии начался процесс обновления продорганов. 12 июня 1918 года был образован Витебский губернский продовольственный комитет, а после освобождения оккупированной части Белоруссии в конце 1918 года были организованы Могилевский губпродком (с мая 1919 года – Гомельский) и Минский районный продовольственный комитет. В связи с образованием в январе 1919 года БССР, на базе Минрайпродкома и Компрода Западной области был создан Наркомпрод Белорусской ССР, а губпродкомы Могилевской и Витебской губерний подчинены Наркомпроду РСФСР [128, оп. 3, ед. хр. 517, л. 3].

Продовольственные комитеты создавались путем реорганизации и переименования ранее существующих продорганов, их реорганизационная структура строилась по принципу многоступенчатой системы управления: коллегия – отдел – подотдел – отделение. К примеру, в декабре 1918 года Могилевский губпродком состоял из 7 отделов, а горпродком разделялся на 3 отдела [298, с. 12 –15]. Витебский губпродком был разделен на 4 отдела [293, № 18 –19, с. 76].

Если реорганизация губернских продорганов прошла довольно четко и в сравнительно короткие сроки, то реорганизация уездных органов продовольствия в начальный период несколько отставала: для укрепления пролетарскими кадрами большого количества уездных продорганов требовались сотни и тысячи преданных революции людей. 23 июля 1918 года Наркомпрод А.Д.Цюрупа распоряжением в адрес всех губпродкомов страны потребовал ускорить переизбрание уездных продовольственных коллегий [128, оп.

3, ед. хр. 63, л. 82]. К осени 1918 года реорганизация уездных продорганов в Белоруссии была завершена.

В распоряжение продовольственных органов были переданы национализированные предприятия торговли, склады, их оборудование и инвентарь. Для внутригубернских перевозок продовольственные органы располагали транспортными средствами. Расчеты между продорганами и населением, а также организациями и предприятиями производились по твердым ценам, установленным Наркомпродом. Для белорусских губерний твердые цены на хлеба урожая 1918 года устанавливались в следующем размере:

Таблица 1 – Государственные цены на хлеба урожая 1918 года для белорусских губерний (цена за пуд в рублях) Таблица составлена на основании данных приложения к журналу «Народное хозяйство». – 1918. – № 18–19. – С. 22 и НАРБ. Фонд 806. – Оп. 1. – Ед. хр. 79. – Л. 3.

За хлеба, сданные между 1 декабря 1918 года и 1 февраля 1919 года, делались скидки с указанных цен на 25 %, между 1 февраля 1919 года и 10 апреля 1919 года – на 35 %, между 10 апреля и 15 июня 1919 года – 40 %. После 15 июня 1919 года делались скидки с цен на 50 % [155, оп. 1, ед. хр. 79, л. 3]. Это делалось в расчете на сдачу излишков хлеба в кратчайший срок.

Практическое же осуществление заготовок хлеба по твердым ценам наталкивалось на известные трудности: отчаянное сопротивление кулаков, переход мелкобуржуазных партий на открыто контрреволюционные позиции, недостаток продработников, политическая отсталость и неопытность масс.

Пытаясь найти выход из тяжелого продовольственного положения, продорганы Белоруссии нередко шли на нарушения принципов советской продовольственной политики, отменяя или изменяя твердые цены на хлеб, производя выдачу удостоверений на самостоятельную заготовку его. Подобные факты были характерны не только для продовольственной работы в Белоруссии. В связи с этим 1 июня 1918 года СНК принял обращение к рабочим и крестьянам, опубликованное в печати под названием «Постановление СНК о самостоятельных заготовках», в котором разъяснялось: «...Отдельные самостоятельные заготовки – гибель всего продовольственного дела, гибель революции, развал и распад» [101, т. 2, с. 381].

На места была разослана телеграмма Наркомпрода РСФСР от 22 мая 1918 года о запрещении самостоятельных закупок продуктов массового потребления и неукоснительном соблюдении закона о хлебной монополии и твердых ценах [154, л. 7]. В свою очередь Отделом снабжения Западной области были приняты соответствующие меры. Так, в телеграмме от 31 мая 1918 года Витебскому уездному Совету предписывалось запретить самостоятельные закупки продуктов массового потребления [103, с. 61].

Борьба за последовательное осуществление майских продовольственных декретов осложнялась сопротивлением заседавших в продовольственных органах антисоветских элементов. Ежедневный листок Северной областной продовольственной управы в заметке «Положение продовольственного дела в Витебской губернии»

17 мая 1918 года сообщал, что в губернии «к продовольственному делу присосался темный элемент, так что некоторые члены президиума попали под суд» [128, оп. 1, ед. хр. 149, л. 5]. Вскоре в особый орготдел Наркомпрода РСФСР была препровождена копия обвинительного акта по делу о злоупотреблениях членов Витебского губпродкома Выигра и Вильвена [128, оп. 1, ед. хр. 149, л. 20].

Партийные и советские органы Белоруссии настойчиво претворяли в жизнь майскую продовольственную программу. В июле 1918 года из Витебска в Наркомпрод РСФСР сообщали о том, что «губернской Советской властью приступлено к выполнению спешных мер по уборке и учету хлеба... На места разослана инструкция по организации дружин из местного беднейшего крестьянства. В уезды посылаются руководители... Хлеб своевременно будет убран и взят на учет» [293, № 16–17, с. 69]. Газета «Звезда» 11 июля 1918 года сообщала, что Невельский революционный трибунал к 1 июля взыскал с самогонщиков штрафов на сумму 107 тыс. рублей по 150 разобранным делам. Самогонщиков, отказавшихся вносить штрафы, трибунал приговорил к принудительным общественным работам [309, 11 июля]. По ведомости реквизированных и конфискованных продуктов и товаров у «мешочников» и спекулянтов заградительными отрядами Могилевской губернии по 20 января 1919 года и Минской губернии по 1 февраля 1919 года числилось продуктов 1287 пудов на сумму 382002 рубля [155, ед. хр. 202, л. 186 – 193]. В Витебской губернии только в 1920 году заградотрядами и постами было реквизировано 1175 пудов хлебных продуктов, 166 – жиров, 301 – мяса, 338 – соли, 129 пудов сахара и другого продовольствия [92, с. 71].

В то же время успехи Советской власти в борьбе за хлеб в Белоруссии не смогли в полной мере удовлетворить продуктами питания трудящихся города и деревни и Красную Армию Западного фронта. Поставок хлеба из центра также не хватало. По плану Наркомпрода Витебской губернии, в июне 1918 года было назначено 300 вагонов хлеба, а отправлено 16 (5,33 %). Могилевской губернии на июнь – июль 1918 года к отправке было назначено 600 вагонов хлеба, но отправки не было вовсе [293, № 12 – 13, с. 41; № 18 – 19, с. 47]. По документальным данным продорганов, на всю Витебскую губернию с миллионным населением было выдано за весь июнь 1918 года 18000 пудов муки, 13925 – овса и 12267 пудов картофеля [293, № 18 – 19, с. 75]. В Велиже было выдано по карточкам городскому населению за июнь месяц 1918 года по 1,5 фунта муки, 3 – льняного семени и 3/4 фунта сахара [124, ед. хр. 104, л. 78 – 79].

В подобном положении летом 1918 года находилась и белорусская деревня, особенно голодали уезды и волости, расположенные в прифронтовой полосе, и те, которые пострадали от града в 1917 году.

Рабочий класс и крестьянская беднота Белоруссии мужественно, как и трудящиеся Советской России, переносили муки голода.

О стойкости жителей Витебска говорилось в газете «Северная Коммуна»: «...Приходится только удивляться выдержке и мужеству населения г. Витебска, переносящего стоически свое положение» [258, с. 94]. Трудящиеся Белоруссии были уверены, что, сплотившись вокруг Коммунистической партии, преодолеют эти трудности и отстоят Советскую власть.

Деятельность советского продовольственного аппарата по борьбе с голодом могла быть успешной при решительной поддержке деревенской бедноты. Сделать ее активным помощником, союзником Советской власти в борьбе с кулаками, было одной из главных задач партии и Советского государства. Поэтому непосредственным и логическим завершением майских мероприятий в области продовольственного дела было принятие декрета об организации деревенской бедноты.

Продовольственный кризис, корни которого глубоко уходят в общественно-политический и экономический строй России, не может рассматриваться как явление самодовлеющее, без связи со всеми экономическими процессами, происходящими в стране. Продовольственный кризис в Белоруссии вырос из всей совокупности общего расстройства экономической жизни страны. В нем наиболее ярко отразилось обострение антагонистических противоречий капиталистического способа производства на стадии общего кризиса капитализма.

Глубокие корни экономической разрухи и продовольственного кризиса необходимо искать прежде всего в политике господствующих классов. Царское правительство, защищавшее экономические интересы помещиков и буржуазии, всей своей политикой обострило продовольственные трудности и способствовало созданию кризисного положения с продовольствием в стране. В силу своей классовой ограниченности оно не способно было справиться с нараставшим экономическим развалом и было сметено народной революцией.

Продовольственный вопрос не мог быть разрешен в интересах трудящихся масс и при сохранении политической власти в руках буржуазии. В период двоевластия Временное правительство, вынужденное под давлением народа декларировать проведение некоторых демократических мер в продовольственном деле, уже тогда практически всеми средствами тормозило их осуществление.

Временное правительство не могло и не хотело радикально решить продовольственную проблему, контрреволюционная политика его привела страну, и особенно, Белоруссию, на грань голода и всеобщей катастрофы. Это явилось одной из предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции.

Борьба народа с голодом возглавлялась партией большевиков, имевшей революционную программу решения продовольственной проблемы.

Первое в мире социалистическое государство начинало свою созидательную деятельность в крайне тяжелых экономических и политических условиях – в обстановке войны, острой классовой борьбы и общего развала всего народного хозяйства. Начиная свою продовольственную работу, Коммунистическая партия и Советское государство шли неизведанными путями, встречая ожесточенное сопротивление явных и скрытых врагов, хорошо понимавших, что погубить продовольственное дело – значит погубить Советскую власть.

Овладение продовольственным аппаратом явилось первой победой большевистской партии и Советской власти в Белоруссии на продовольственном фронте, ознаменовавшей собой начало решительного наступления на этот важнейший участок хозяйственного строительства. Создание советских продовольственных органов способствовало широкому привлечению рабочего класса и беднейшего крестьянства к руководству продовольственным делом, вело к укреплению диктатуры пролетариата в деревне. Вместе с тем переход продовольственного дела в руки Советов не снимал вопроса о борьбе большевиков против эсеровско-меньшевистского саботажа продовольственной политики и разоблачения антинародной, предательской позиции мелкобуржуазных партий. Успешное решение этих задач обеспечивало поддержку продовольственной политики Советской власти широкими массами трудящихся.

В период триумфального шествия Советской власти складывался и укреплялся фундамент продовольственной политики пролетарского государства, ее основные принципы: хлебная монополия, непримиримая борьба со спекуляцией и саботажем, строжайший учет продовольствия, централизованный обмен между городом и деревней, классовая система распределения продуктов питания, основанная на принципе «Кто не работает, тот не ест».

Уже в первых практических мероприятиях Советской власти, подчиненных задаче немедленного улучшения продовольственного положения трудящихся, нашел свое яркое выражение главный принцип – забота о трудящемся человеке. Преимущественное удовлетворение насущных потребностей рабочего класса и беднейшего крестьянства за счет эксплуататорских классов – такова основная задача советской продовольственной политики этого периода. Основной особенностью продполитики первых месяцев Советской власти явилась «красногвардейская атака на капитал» – атака на спекулянтов, кулаков, торговцев, саботажников, срывавших продовольственную работу власти Советов. Эти революционные меры нанесли тяжелый удар по экономическим позициям буржуазии и ее планам удушения революции голодом.

Опыт первых месяцев продовольственной работы Советской власти наглядно подтвердил, что продовольственный вопрос может быть решен положительно только на пути социалистического преобразования общества и только под руководством пролетарской партии. Первые успехи продработы положительно сказались на упрочении Советской власти, явились одним из важнейших стимулов активной борьбы трудящихся Белоруссии, как и всей страны, за социализм.

Вооруженное наступление внешней и внутренней контрреволюции помешало закрепить достигнутые успехи в борьбе с голодом и снова обострило продовольственные трудности в стране.

Продовольственная диктатура как метод осуществления хлебной монополии явилась вынужденной мерой политики Советской власти, которая не входила в экономическую программу партии в период подготовки социалистической революции и даже в первые месяцы после ее победы.

Майские продовольственные декреты 1918 года знаменовали собой второй этап строительства советского торгово-распределительного аппарата. Он характеризовался централизацией продовольственного дела, созданием продовольственных органов Наркомпрода – местных продовольственных комитетов.

Деятельность партийных и советских организаций Белоруссии по осуществлению продовольственной диктатуры показывает, насколько необходимы были принятые Советской властью меры по борьбе с голодом и насколько сложной была эта задача. Благодаря успешному претворению в жизнь намеченной партией, В.И. Лениным программы спасения Советской республики от голода [23, c. 143], попытки внутренней и внешней контрреволюции задушить Страну Советов как «военным путем, так и «костлявой рукой голода», расстроить фронт и тыл революционной армии провалились.

Тяжелая экономическая и политическая обстановка, с одной стороны, отсутствие опыта и собственных квалифицированных кадров продовольственных работников, с другой, обусловили ряд особенностей продовольственной работы в первое полугодие Советской власти: а) особое внимание центральных органов партии и Советского правительства, лично В.И. Ленина к продовольственной проблеме; б) перенесение центра тяжести в продовольственной деятельности на изыскание внутренних ресурсов продовольствия в самих потребляющих губерниях и городах; в) вынужденное применение Советской властью в качестве временных мер таких методов работы, как местный товарообмен и самостоятельные заготовки продовольствия отдельными лицами и организациями.

ГЛАВА 2. БОРЬБА ЗА ХЛЕБ В ПЕРИОД

РАЗВЕРТЫВАНИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ

РЕВОЛЮЦИИ В ДЕРЕВНЕ

§ 1. Комитеты бедноты в борьбе за хлеб Организацию деревенской бедноты В.И. Ленин рассматривал как первый и величайший шаг социалистической революции в деревне [23, с. 144], важнейший этап закрепления социалистического порядка, создания в деревне «действительно пролетарской опоры»

[27, с. 412 – 413], в целом «коренным, – по его замечанию, – выступлением всей нашей продовольственной политики» [27, с. 413].

Декрет «Об организации комитетов деревенской бедноты и снабжении ее хлебом, предметами первой необходимости и сельскохозяйственными орудиями» за подписями В.И. Ленина и Я.М. Свердлова был принят на заседании ВЦИК 11 июня 1918 года.

В круг деятельности комбедов входило: 1) распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий;

2) оказание содействия местным продовольственным органам в изъятии хлебных излишков из рук «кулаков и богатеев» [74, 1918 г., № 43, ст. 524]. Декрет устанавливал различные льготы для бедноты при распределении хлеба и сельскохозяйственных орудий. Вместе с тем декрет предусматривал вовлечение среднего крестьянства в комбедовские организации.

Деревенская беднота Белоруссии, как и всей страны, с величайшей радостью встретила декрет об организации комбедов. Уже к концу ноября 1918 года в Советской Белоруссии были созданы комитеты бедноты почти повсеместно. Согласно данным Б.М. Фиха к этому времени было организовано 6278 комитетов бедноты, в том числе 196 волостных и 12 городских и местечковых комбедов, а в целом комбедовское движение в Белоруссии по количеству организованных комитетов бедноты шло на одном из первых мест в стране [258, с. 107 – 108].

Под руководством партийных организаций, опираясь на поддержку рабочего класса, комбеды Белоруссии вступили с кулачеством в решительную схватку за хлеб.

Первой и наиболее важной ступенью этой борьбы стал учет хлебных излишков и их правильное распределение. 22 июня 1918 года Облисполкомзап принял специальное постановление об учете урожая и реализации излишков хлеба, обязывающее все «уездные Советы немедленно приступить к учету хлеба и изъятию излишков его... при посредстве комитетов деревенской бедноты» [103, с. 329 – 330]. І съезд комбедов Западной области (ноябрь 1918 года) выработал специальную инструкцию комбедам для руководства их деятельностью, согласно которой последние должны были взять в своем районе и деревне весь хлеб на учет, распределить его равномерно среди населения [309, 27 нояб.].

Выполняя задачу организации учета и контроля, комитеты бедноты создали себе в помощь специальные учетные комиссии, которые являлись боевыми органами революционной борьбы беднейшего крестьянства против кулаков. Газета «Звезда» в августе 1918 года сообщала о решении собрания бедноты села Пацино Витебской губернии «...взять на учет хлеб и вменить в обязанность беднякам контролировать кулаков, то есть после каждого обмолота овина хлеба... вымерять хлеб, сколько намолочено у имущего гражданина» [309, 16 авг.]. В телеграмме Витебского губпродкома в Наркомпрод РСФСР в сентябре 1918 года сообщалось, что «...во всех уездах приступлено к учету хлеба, изъятию излишков содействием комитета бедноты...» [110, оп. 3, ед. хр. 1198, л. 1]. В Витебскую губернию в сентябре 1918 года выехали 40 петроградских рабочих, сформированные в группы учетчиков урожая [189, с. 110].

В деле учета хлеба особую заботу комбедов вызывал учет урожая 1918 года, а также организация работ по уборке хлеба на бывших помещичьих землях. «Предстоящая хлебная кампания, уборка и реализация урожая, от успешности коих зависит, быть может, само существование Советской России, пройдут, видимо, под знаком живейшей помощи со стороны комбедов», – сообщали в Наркомпрод из Витебска [293, № 16 – 17, с. 69]. 4 августа 1918 года СНК РСФСР издал Декрет «Об уборочных и уборочно-реквизиционных отрядах» [101, т. 3, с. 142 – 143], по которому весь хлеб, собранный отрядами, в первую очередь шел для удовлетворения продовольственных нужд беднейших слоев деревни, а остальная часть подлежала безусловной сдаче государству.

В подавляющем большинстве волостей Белоруссии уборка и обмолот помещичьего хлеба были проведены организованно Советами и комбедами с помощью уборочных отрядов. Всего в Белоруссии было создано около 50 уборочно-реквизиционных отрядов [258, с. 141], которых явно не хватало для своевременной уборки урожая в бывших помещичьих имениях. И здесь решающее слово сказали комитеты бедноты, создавшие большое количество рабочих дружин по уборке хлеба. В Бешенковичском уезде Витебской губернии, например, в июле 1918 года были сформированы из местных батраков и безземельных крестьян рабочие дружины. С 1 августа рабочими дружинами был собран урожай озимых на площади 400 десятин бывших помещичьих земель, а также с полей кулацких хозяйств, нарушавших закон о хлебной монополии [103, с. 93 – 94]. 31 июля 1918 года «Известия Витебского губсовета» сообщали о том, что из волостей Витебского уезда поступают вести об организации деревенской бедноты в рабочие дружины для уборки хлеба с помещичьих земель [312, 31 июля]. В августе 1918 года из Себежа ушла телеграмма в центр с сообщением: «В имениях и фольварках, взятых на учет, приступлено уже к обмолоту и ссыпке в амбары хлеба» [293, № 20 – 21, с. 53]. В телеграмме Облисполкомзапа в СНК РСФСР и Президиум ВЦИК от 6 августа 1918 года говорилось: «...продолжая вести испытанную советскую продовольственную политику – организацию комитетов бедноты, создание реквизиционных отрядов и учет хлеба, – мы предотвратим грозящую республике хозяйственно-продовольственную катастрофу, и тогда будут обеспечены хлеб и свобода» [122, оп. 93, ед.

хр. 310, л. 58 – 59].

Работа комбедов по организации учета хлеба давала ощутимые результаты, и на этой почве в деревне проходила ожесточенная классовая борьба, принимавшая разнообразные формы. Отношение кулачества к Советской власти, его хищническая психология были ярко выражены в ответе кулака деревни Копти Селютинской волости Витебского уезда Е.Е.Храмникова членам комитета бедноты, прибывшим к нему для учета имевшихся у него запасов хлеба.

Он им заявил, что если у него и есть излишек хлеба, то он никому его не отдаст и убьет того, кто придет за хлебом [209, с. 506].

Кулаки пытались пробраться в Советы с целью воспрепятствовать организации учета хлеба. Так, из Николаевской волости Полоцкого уезда сообщали, что в Совете «засело много кулаков, которые всячески оттягивали проведение в жизнь учета хлеба, и также не давали возможности организоваться комбеду» [293, № 20 – 21, с. 53]. Кулачество пыталось сорвать организацию уборки и распределение помещичьего урожая. В июле 1918 года кулаки Витебской губернии, предчувствуя, что после сбора нового урожая Советская власть сумеет преодолеть продовольственные затруднения, разъезжали по деревням и, выдавая себя за представителей центральных органов Советской власти, рекомендовали немедленно косить и уничтожать недозревший урожай, мотивируя это якобы предстоящим немецким наступлением [305, 27 июля]. Такие факты имели место также в Бахотской и Долговичской волостях Могилевской губернии [305, 27 июля]. Провокаторы разоблачались и предавались суду революционного трибунала.

Рупором кулачества в его борьбе против советской продовольственной политики являлись «левые» эсеры, повсюду кричавшие, что «в голоде виноваты Советы» [209, с. 454], которые введением продовольственной диктатуры будто бы ущемили интересы крестьянства. «Власть не кормит вас, она издевается над вами» [209, с. 454], – говорили они рабочим. 21 июня 1918 года «левые» эсеры на заседании Могилевского губисполкома заявили решительное «нет» проведению в жизнь декрета о комбедах. Большевистская фракция исполкома разоблачила демагогическую фразеологию защитников кулачества [103, с. 214]. На ІІІ съезде Советов Витебской губернии «левые» эсеры также предприняли попытку протащить прокулацкую резолюцию, представив создание комбедов как мероприятие Советской власти по организации похода рабочего класса в деревню против крестьян [312, 10 сент.].



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FAR EASTERN BRANCH North-East Scientific Center Institute of Biological Problems of the North I.A. Chereshnev FRESHWATER FISHES OF CHUKOTKA Magadan 2008 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Северо-Восточный научный центр Институт биологических проблем Севера И.А. Черешнев ПРЕСНОВОДНЫЕ РЫБЫ ЧУКОТКИ Магадан 2008 УДК 597.08.591.9 ББК Черешнев И.А. Пресноводные рыбы Чукотки. – Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2008. - 324 с. В монографии впервые полностью описана...»

«Российская академия наук Кольский научный центр Мурманский морской биологический институт Н. М. Адров ДЕРЮГИНСКИЕ РУБЕЖИ МОРСКОЙ БИОЛОГИИ к 135-летию со дня рождения К. М. Дерюгина Мурманск 2013 1 УДК 92+551.463 А 32 Адров Н.М. Дерюгинские рубежи морской биологии (к 135-летию со дня рождения К. М. Дерюгина) / Н.М. Адров; Муман. мор. биол. ин-т КНЦ РАН. – Мурманск: ММБИ КНЦ РАН, 2013. – 164 с. (в пер.) Монография посвящена научной, организаторской и педагогической деятельности классика морской...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменский государственный нефтегазовый университет Научно-исследовательский институт прикладной этики В. И. Бакштановский Ю. В. Согомонов ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА: ЛАБОРАТОРИЯ НОУ-ХАУ Том 1 ИСПЫТАНИЕ ВЫБОРОМ: игровое моделирование как ноу-хау инновационной парадигмы прикладной этики Тюмень ТюмГНГУ 2009 УДК 174.03 ББК 87.75 Б 19 Рецензенты: профессор, доктор философских наук Р. Г....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская государственная автомобильно-дорожной академия (СибАДИ) МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РАБОЧИХ ПРОЦЕССОВ ДОРОЖНЫХ И СТРОИТЕЛЬНЫХ МАШИН: ИМИТАЦИОННЫЕ И АДАПТИВНЫЕ МОДЕЛИ Монография СибАДИ 2012 3 УДК 625.76.08 : 621.878 : 519.711 ББК 39.92 : 39.311 З 13 Авторы: Завьялов А.М., Завьялов М.А., Кузнецова В.Н., Мещеряков В.А. Рецензенты:...»

«В.М. Фокин ТЕПЛОГЕНЕРАТОРЫ КОТЕЛЬНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 В.М. Фокин ТЕПЛОГЕНЕРАТОРЫ КОТЕЛЬНЫХ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2005 УДК 621.182 ББК 31.361 Ф75 Рецензент Доктор технических наук, профессор Волгоградского государственного технического университета В.И. Игонин Фокин В.М. Ф75 Теплогенераторы котельных. М.: Издательство Машиностроение-1, 2005. 160 с. Рассмотрены вопросы устройства и работы паровых и водогрейных теплогенераторов. Приведен обзор топочных и...»

«Российская Академия наук ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ ВОЛЖСКОГО БАССЕЙНА Г.С.Розенберг, В.К.Шитиков, П.М.Брусиловский ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ (Функциональные предикторы временных рядов) Тольятти 1994 УДК 519.237:577.4;551.509 Розенберг Г.С., Шитиков В.К., Брусиловский П.М. Экологическое прогнозирование (Функциональные предикторы временных рядов). - Тольятти, 1994. - 182 с. Рассмотрены теоретические и прикладные вопросы прогнозирования временной динамики экологических систем методами статистического...»

«Д.С. Жуков С.К. Лямин Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности 1 УДК 316.324.8 ББК 60.5 Ж86 Научный редактор: доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, профессор Ф.И. Гиренок (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) Рецензент: кандидат политических наук И.И. Кузнецов (Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского) Жуков Д.С., Лямин С.К. Ж 86 Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности. — М.: Изд-во УНЦ ДО,...»

«Институт биологии моря ДВО РАН В.В. Исаева, Ю.А. Каретин, А.В. Чернышев, Д.Ю. Шкуратов ФРАКТАЛЫ И ХАОС В БИОЛОГИЧЕСКОМ МОРФОГЕНЕЗЕ Владивосток 2004 2 ББК Монография состоит из двух частей, первая представляет собой адаптированное для биологов и иллюстрированное изложение основных идей нелинейной науки (нередко называемой синергетикой), включающее фрактальную геометрию, теории детерминированного (динамического) хаоса, бифуркаций и катастроф, а также теорию самоорганизации. Во второй части эти...»

«У истоков ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Иония -V I вв. до н. э. Санкт- Петербург 2009 УДК 94(38) ББК 63.3(0)32 Л24 Р ец ен зен ты : доктор исторических наук, профессор О. В. Кулиш ова, кандидат исторических наук, доцент С. М. Ж естоканов Н аучн ы й р ед ак то р кандидат исторических наук, доцент Т. В. Кудрявцева Лаптева М. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония X I— вв. VI Л24 до н. э. — СПб.: ИЦ Гуманитарная Академия, 2009. — 512 с. : ил. — (Серия Studia classica). ISBN...»

«Сергей Павлович МИРОНОВ доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии и премии Правительства РФ, директор Центрального института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова Евгений Шалвович ЛОМТАТИДЗЕ доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Волгоградского государственного медицинского университета Михаил Борисович ЦЫКУНОВ доктор медицинских наук, профессор,...»

«Федеральное агентство по образованию РФ Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского Федеральное агентство по культуре и кинематографии РФ Сибирский филиал Российского института культурологии Н.Ф. ХИЛЬКО ПЕДАГОГИКА АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ Омск – 2008 УДК ББК РЕЦЕНЗЕНТЫ: кандидат исторических наук, профессор Б.А. Коников, кандидат педагогических наук, профессор, зав. кафедрой Таганрогского государственного педагогического института В.А. Гура, доктор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет А.Ю. СИЗИКИН ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ САМООЦЕ МООЦЕН САМООЦЕНКИ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕД ОРГАНИЗАЦИЙ И ПРЕДПРИЯТИЙ Рекомендовано экспертной комиссией по экономическим наукам при научно-техническом совете университета в качестве монографии Тамбов Издательство ФГБОУ ВПО ТГТУ УДК 658. ББК...»

«Особо охраняемые природные территории УДК 634.23:581.16(470) ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ РАСТЕНИЯ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ КАК РЕЗЕРВАТНЫЙ РЕСУРС ХОЗЯЙСТВЕННО-ЦЕННЫХ ВИДОВ © 2013 С.В. Саксонов, С.А. Сенатор Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти Поступила в редакцию 17.05.2013 Проведен анализ группы раритетных видов Самарской области по хозяйственно-ценным группам. Ключевые слова: редкие растения, Самарская область, флористические ресурсы Ботаническое ресурсоведение – важное на- важная группа...»

«Н. А. ЧИСТЯКОВА ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ ЛИТЕРАТУРА, ТРАДИЦИИ И ФОЛЬКЛОР ЛЕНИНГРАД ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1988 ББК 83.3(0)3 468 Р е ц е н з е н т ы : засл. деятель науки Молд. ССР, д-р филол. наук, проф. Н. С. Гринбаум, канд. филол. наук, доц. Е. И. Чекалова (Ленингр. ун-т) Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Ленинградского университета Чистякова Н. А. Ч 68 Эллинистическая поэзия: Литература, традиции и фольклор. — Л.: Издательство Ленинградского...»

«УДК 339.94 ББК 65.7. 65.012.3. 66.4(4/8) В 49 Выпускающий редактор К.В. Онищенко Литературный редактор: О.В. Яхонтов Художественный редактор: А.Б. Жданов Верстка: А.А. Имамгалиев Винокуров Евгений Юрьевич Либман Александр Михайлович В 49 Евразийская континентальная интеграция – Санкт-Петербург, 2012. – с. 224 ISBN 978-5-9903368-4-1 Монография содержит анализ многочисленных межгосударственных связей на евразийском континенте — торговых, инвестиционных, миграционных, социальных. Их развитие может...»

«МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В. В. Афанасьев, И. Ю. Лукьянова Особенности применения цитофлавина в современной клинической практике Санкт-Петербург 2010 Содержание ББК *** УДК *** Список сокращений.......................................... 4 Афанасьев В. В., Лукьянова И. Ю. Особенности применения ци тофлавина в современной клинической практике. — СПб., 2010. — 80 с. Введение.................................»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Витебский государственный университет имени П.М. Машерова БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ БЕЛОРУССКОГО ПООЗЕРЬЯ Монография Под редакцией Л.М. Мержвинского Витебск УО ВГУ им. П.М. Машерова 2011 УДК 502.211(476) ББК 20.18(4Беи) Б63 Печатается по решению научно-методического совета учреждения образования Витебский государственный университет имени П.М. Машерова. Протокол № 6 от 24.10.2011 г. Одобрено научно-техническим советом...»

«Министерство образования Российской Федерации Московский государственный университет леса И.С. Мелехов ЛЕСОВОДСТВО Учебник Издание второе, дополненное и исправленное Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учеб­ ника для студентов высших учебных за­ ведений, обучающихся по специально­ сти Лесное хозяйство направления подготовки дипломированных специали­ стов Лесное хозяйство и ландшафтное строительство Издательство Московского государственного университета леса Москва...»

«Тузовский И.Д. СВЕТЛОЕ ЗАВТРА? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий Челябинск 2009 УДК 008 ББК 71.016 Т 82 Рецензент: Л. Б. Зубанова, кандидат социологических наук, доцент Челябинской государственной академии культуры и искусств Тузовский, И. Д. Светлое завтра? Антиутопия футурологии и футурология антиутопий / И. Д. Тузовский; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2009. – 312 с. ISBN 978-5-94839-150-2 Монография посвящена научной и художественно-творческой рефлексии...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ухтинский государственный технический университет ТИМАНСКИЙ КРЯЖ ТОМ 1 История, география, жизнь Монография УХТА-2008 Издана Ухтинским государственным техническим университетом при участии Российской академии естественных наук Коми регионального отделения и Министерства природных ресурсов Республики Коми. УДК [55+57+911.2](234.83) Т 41 Тиманский кряж [Текст]. В 2 т. Т. 1....»






 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.