WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Общая теория публичных правоотношений УДК ББК Л 85, Д 56, М Рецензенты: Доктор юридических наук, профессор Момотов В.В. Доктор юридических наук, профессор Овчинников А.И. Лупарев Е.Б., ...»

-- [ Страница 8 ] --

Под классификацией традиционно понимается распределение явлений по классам в соответствии с общими признаками. В свою очередь класс – это разряд, совокупность явлений, обладающих общими признаками. Распределение явлений происходит по различным, в том числе и существенным признакам, отражающим внутренне содержание явления, именуемым основаниями636. В научной литературе, в том числе и юридической, в качестве такого признака обычно называется критерий637. Однако, в этимологическом значении критерий – это отличительный признак явления638. То есть не всякий критерий есть основание классификации, а только тот, который имеет существенное значение. Некоторые авторы, в этой связи, справедливо, на наш взгляд, избегают применять обобщнный термин критерий, а говорят об основаниях классификации639. Отсюда и вытекает проблема выбора критериев как оснований классификации различных правовых явлений, Давая развернутую характеристику юридическим отношениям М. Капустин в работе «Теория права (Юридическая догматика»), ссылаясь на Савиньи указывает возможную классификацию юридических правоотношений на формальные (отражающее юридические связи между субъектами) и материальные (отражающее фактические связи)640. Самостоятельно автор предлагает классификацию юридических правоотношений на: чисто-юридические и См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 227, 270, 454.

См.: Большая советская энциклопедия. М., 1973. С. 450.

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Там же. С. 277; Философская энциклопедия. М., 1964. С. 89-90.

См. например: Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации. М., 1999. С. 64.

Капустин М. Н. Теория права (юридическая догматика) / [соч.] Михаила Капустина, [проф. междунар. права в Моск. ун-те]. – Москва: Унив. тип. (Катков и К), 1868-1869. – см. Т.1.Общая догматика. 1868. С. 202.

смешанные; простые и сложные; определяемы и определяющие641.

Работа в фондах созданной Президентской библиотеки имени Бориса Николаевича Ельцина (РФ, Санкт-Петербург, ул. Сенатская площадь, дом 3) с наглядностью показала, что попытки исследовать публичные правоотношения как уникальный феномен правовой науки, если и предпринимались российскими дореволюционными учеными, то были не слишком успешными.

Нами были «обнаружены» несколько работ, так или иначе относящихся к указанной тем, в их числе: Власьев Н.С. «О вменении по началам теории и древнего русского права: рассуждения Н. Власьева»642; Лодий П.Д. «Теория общих прав, содержащая в себе философское учение о естественном всеобщем государственном праве / Соч. Петра Лодия, д.с.с., свободных искусств и философии д-ра. Говоря о публичных правоотношениях, М. Капустин писал: «Отношения между властью и подданными государства … имеют юридический характер, поскольку лица имеют свои особые интересы, требующие охранения.

Никакое другое общение не может заменить государства или стать наравне с ним в создании и охранении права: безгосударственное состояние тождественно с анархией и произволом; при отсутствии государственной власти возможны только или чисто фактические или чисто нравственные отношения, которые недостаточны для жизни»644.

По мнению С.С. Алесеева, классификация правоотношений, как и классификация юридических норм, коренится в особенностях права - его структуры, функций, типов правового регулирования. Примечательно при этом, что подразделение правоотношений на виды не только совпадает в основном с группировкой юридических норм, но и в полном согласии с логикой, является, в сущности, их продолжением, проекцией. Вместе с тем праТам же. С. 221, 223, 227.

Москва: Унив. тип., 1860. – [2], 283 с., 23 см.

Санкт-Петербург: тип. Деп. внеш. торг. 1828. – [10], 450, [12] с., 1 л. Табл., 20.

Там же. С. 217-218.

воотношения имеют и собственное основание классификации, связанное, в частности, с особенностями правоотношений как индивидуализированных общественных отношений (правоотношения общие и конкретные; абсолютные и относительные)645. Согласившись с мнением ученого, считаем возможным применить указанный вывод и к публичным правоотношениям.

Предваряя следующую часть анализа точек зрения на классификацию публичных правоотношений мы ещ раз возвращаемся к тезису о том, что в публичном праве нет материальных правоотношений, а общие правоотношения присущи лишь некоторым отраслям публичного права, например, государственного (конституционного).

Итак, прежде всего, основанием классификации публичных правоотношений является предмет правового регулирования конкретной отрасли права - группа общественных отношений (устойчивых правовых связей между субъектами), которая регулируется собственной специфической группой норм. Именно предмет правового регулирования является главным системообразующим фактором, обусловливающим выделение отрасли в единой системе права. Классифицируя публичные правоотношения по предмету правового регулирования отрасли, в которой они складываются, можно выделить:

административно-правовые, конституционно-правовые, муниципальноправовые, финансово-правовые, таможенные, налоговые, бюджетные и иные.

по мнению Халфиной Р.О., основное подразделение правоотношений мыслится в зависимости от характера опосредуемых отношений, от предмета регулирования. Правоотношения следует классифицировать по объекту в смысле тех общественных отношений определенного вида, которые являются предметом юридического опосредования и регулирования646. С этой точки зрения система правоотношений в стране совпадает с системой правовых Алексеев С.С. Общая теория права: в 2-х т. Т. 2. М.: Юридическая литература. 1981. С.





105.

Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М. Юридическая литература. 1974. С.

35.

норм и системой субъективных прав. Правовые отношения могут подразделяться на область публичного и частного права или непосредственно на отрасли гражданского, административного, государственного и другие отрасли права.

Весьма важной является и другая классификация правовых отношений.

Известно, что правоотношения возникают из правомерных и неправомерных действий (юридических фактов). В первом случае можно говорить о правоустановительных правоотношениях - тут речь идет о нормальном процессе реализации объективного и субъективного права, о соответствующем выполнении юридических обязанностей. Во втором случае, речь идет об охранительных правоотношениях, направленных на осуществление юридической ответственности или на восстановление нарушенного правопорядка, на охрану субъективных прав, на применение санкций норм права. Такие правоотношения связаны с правовой патологией.

Можно сделать вывод, что допустимы и конструктивны две классификации: одна, основанная на признаке предмета регулирования, и другая, связанная со структурой правовых норм. Подразделение правоотношений по предмету приводит к их группировке по принадлежности к той или иной отрасли права. Классификация по второму основанию дает возможность различать правоотношения, в которых реализуется диспозиция правовых норм, и правоотношения, в которых осуществляются санкции норм права647. Есть возможность объединить эти две классификации. Тогда правовые отношения надо делить по отраслям права, в каждой отрасли в свою очередь выделять вид правоустановительных и правоохранительных отношений.

По мнению Халфиной Р.О., в социально-философском плане (но не в юридическом – авт.) большое значение имеет еще одна классификация правовых отношений. По всей видимости, есть правоотношения, которые регулируют фактически существующий вид общественных отношений, и такие правоотношения, которые сами по себе (но опираясь на фактические обстояХалфина P.O. Указ. соч. С.56.

тельства) образуют особый вид отношений, без них вообще не существующий. Простейший пример: а) имущественные правоотношения, опосредующие фактические отношения собственности; б) процессуальные правоотношения, вне которых нет и самих фактических отношений судопроизводства.

В первом случае отмена правового регулирования не ликвидирует самих экономических отношений и если предположить такую отмену, то производственные отношения классового общества непременно вновь облекутся в юридическую форму. Во втором случае отмена правового регулирования ликвидирует сам судебный процесс (иное дело, что и он со временем восстановится, но только непременно в юридической форме).

Характеризуя отраслевые правоотношения, Алексеев С.С., указывает, что «по особенностям предмета и, следовательно, фактического содержания могут быть обособлены правоотношения, соответствующие любому подразделению правовой системы, в том числе комплексным, вторичным образованиям (так могут быть выделены страховые, горные, природоохранительные и им подобные правовые отношения)»648, обладающие известной юридической спецификой. Но отраслевыми в строгом смысле этого слова могут быть названы только правоотношения, соответствующие основным отраслям права (т.е. главным подразделениям правовой системы, которым свойственны особые юридические режимы, особые методы регулирования). Более того, именно в отраслевых правоотношениях выражаются определяющие, характерные черты метода правового регулирования данной основной отрасли.

В соответствии с этим наиболее важные юридические особенности отраслевых правоотношений концентрируются в общих правовых связях, выражающих правовое положение субъектов, их исходные юридические позиции (такие общие связи складываются в рамках правосубъектности – на стыке с государственно-правовыми отношениями). Существенные юридические особенности свойственны также иным - абсолютным и относительным - отраслевым правоотношениям, хотя некоторые их элементы нередко отражают факт взаАлексеев С.С. Указ. соч. С. 111.

имодействия между отраслями или факт «отклонения» отдельных сторон метода от его типичных черт. Своеобразие метода той или иной отрасли, выраженное в особенностях отраслевых правоотношений, может быть охарактеризовано особым, уже использованным в литературе понятием – «структурный тип правоотношения». Наличие такого структурного типа является одним из надежных и ярких показателей того, что перед нами - самостоятельная основная отрасль права.

Следующим относительно распространенным и часто обозначаемым учеными основанием классификации публичных правоотношений является тип правового регулирования (некоторые ученые используют дефиницию «по способу индивидуализации субъектов»). В соответствии с названным основанием публичные правоотношения подразделяются, прежде всего: на общие и конкретные. Общие публичные правоотношения - это правовые связи, основанные на таких общих правах и обязанностях (в том числе общих дозволениях и запретах), субъекты которых не имеют поименной индивидуализации. Термин «общие» применительно к правоотношениям понимается иначе, чем при характеристике юридической нормы. Алексеев С.С. указывает при этом, что термин «общие» в данном случае обозначает здесь не безличность, не неперсонофицированность явления, а, наоборот, строгую определенность, но такую определенность, при которой субъектами отношения выступают все субъекты в рамках данной правовой системы. В научной литературе предлагается также деление публичных правоотношений на: общие и конкретные – без указания на основания такой классификации. Мы предлагаем такой критерий: степень выраженности публичного интереса в правоотношении.

Конкретные правоотношения (тоже в зависимости от особенностей способа индивидуализации субъектов) подразделяются на относительные и абсолютные. Относительные (двусторонне индивидуализированные) – те, в которых поименно определены все субъекты. Абсолютные (односторонне индивидуализированные) – те, в которых поименно определена лишь одна сторона - носитель субъективного права. Обязанными же в таких правоотношениях являются все другие лица. К правоотношениям указанного вида принадлежат отношения, закрепляющие право собственности отдельных лиц на ту или иную вещь, авторские и изобретательские права, права данного лица на открытие. Рассматриваемые права именуются абсолютными потому, что, во-первых, их активный центр - в субъективном праве, предоставляющем его носителю широкие возможности для поведения по своему усмотрению, а, вовторых, все иные субъекты («всякий и каждый») обязаны воздерживаться от нарушения данного конкретного субъективного права.

Относительные и абсолютные отношения имеют существенные отличительные свойства. Ярко и образно эти особенности охарактеризовал В.К. Райхер. «Связь между людьми в правоотношении, писал он, устанавливается либо по типу прямых проводов, протянутых между определенными точками пространства, либо по типу беспроволочной связи, соединяющей данную точку пространства с абсолютно неопределенным числом всех прочих точек. В первом случае (относительные правоотношения) правовая энергия струится лишь по данному проводу, хотя и рассеивается вместе с тем в окружающем пространстве (косвенное, отраженное действие по адресу третьих лиц). Во втором случае (абсолютные правоотношения) право излучает энергию из одной точки волнообразно, непосредственно во все стороны социальной среды649.

По мнению Алексеева С.С., деление публичных правоотношений на правоотношения активного и пассивного типов характерно только для регулятивных правоотношений650. Специфические черты регулятивных правоотношений прямо зависят от того, какую из двух основных регулятивных См.: Райхер В.К. Абсолютные и относительные права. – Известия экономического факультета Ленинградского, политехнического института. Вып. I (XXVIII). Л., 1928, с. 304.

См. также: Гурвич М.А. Обязанность и законная сила судебного решения // Советское государство и право. 1970. № 5. С. 42.

Алексеев С.С. Указ. соч. С. 108.

функций права (статическую или динамическую) они выражают, каков характер поведения субъектов и в соответствии с этим на основе каких юридических норм (обязывающих или управомочивающих и запрещающих) они складываются и функционируют. Эту классификацию следует отличать от деления правоотношений по способу индивидуализации субъектов. Здесь юридические особенности правоотношения, в частности особенности субъективных прав, зависят не от состава обязанных лиц, а от характера их поведения (следовательно, от того, какую из двух регулятивных функций права статическую или динамическую опосредствуют данные правоотношения)651.

Правоотношения активного типа - это отношения, выражающие динамическую функцию права. Они складываются на основании обязывающих норм и характеризуются тем, что активный центр правоотношения находится в юридической обязанности. Правоотношения данного типа возлагают на лицо обязанность положительного содержания, т.е. совершить определенные действия (произвести ту или иную работу, передать имущество и т.п.). Интересы управомоченного удовлетворяются только в результате совершения положительных действий обязанным лицом.

Правоотношения пассивного типа - это отношения, выражающие статическую функцию права. Они складываются на основании управомочивающих и запрещающих норм (рассматриваемых в единстве) и характеризуются тем, что активный центр правоотношения находится в субъективном праве.

Положительные действия совершаются управомоченным лицом (ему предоставлено право на положительные действия), а на обязанное лицо возлагается обязанность пассивного содержания, т.е. воздерживаться от поведения известного рода (правоотношения собственности, многие конституционные правоотношения и др.). Управомоченный удовлетворяет интересы своими действиями. Обязанности же в этих правоотношениях играют, так сказать, «оградительную», вспомогательную роль.

Пиголкин А.С. Правовая норма - регулятор общественных отношений. Ученые записки ВИЮН. Вып. 17. М., 1963. с. 19- 21.

Обращая внимание на условность используемой терминологии («активный» и «пассивный» - термины, отражающие только содержание юридической обязанности), Алексеев С.С, считает необходимым отметить следующее652. Правоотношения активного и пассивного типов - два различных класса правоотношений, представляющих собой качественно различные пласты правовой материи и в соответствии с этим отличающихся друг от друга существенными юридическими свойствами. Вот почему при рассмотрении тех или иных проблем правоотношения нужно постоянно иметь в виду присущие им отличительные черты (а также особые свойства охранительных правоотношений). Многие споры в юридической науке вызваны как раз тем, что не учитываются особенности правоотношений разных типов. Это и приводит к попыткам выработать такие «общие» понятия, которые на самом деле распространяются лишь на один из типов или видов правоотношений. Четкое уяснение того, к какому типу принадлежит данное правоотношение, важно также для практического применения юридических норм. В частности, в каждом случае применения норм права необходимо со всей определенностью выяснить, где расположен активный центр правоотношения (в юридических обязанностях или же в субъективных правах), каково содержание субъективного права (сводится ли оно к содержанию обязанности или же предоставляет управомоченному возможность совершать известные положительные действия).

Общие классификации публичных правоотношений часто применимы и для классификации отраслевых правоотношений, хотя последние часто имеют свои специфические особенности.

Алексеев С.С. Указ. соч. С. 109.

§ 2. Теория комплексных публичных правоотношений Нельзя сказать, что общая теория права оставляет без внимания вопрос комплексных правоотношений. По крайней мере, о них упоминается в учебной литературе по проблемам теории государства и права. Правда, гораздо больше в этом смысле для общей теории права сделали отраслевые правовые науки. Задачей настоящего раздела исследования как раз является подведение некоторых итогов научных разработок в данном направлении.

Суть вопроса состоит в том, что отдельные публичные правоотношения одновременно могут выступать в качестве правоотношений различной отраслевой направленности: конституционных, финансовых, гражданскопроцессуальных, уголовно-исполнительных и даже частных. Приведм конкретные примеры. Конституционные положения о статусе Правительства Российской Федерации, например нормы ст. 114 Конституции РФ, определяющие компетенцию Правительства РФ, одновременно формируют и государственно-правовые и административно-правовые отношения. Нормы Налогового кодекса РФ в части, касающейся налогового администрирования (в частности, положения главы 14 НК РФ), выступают и как нормы административного и как нормы финансового права. Нормы об управлении государственным имуществом фактически являются комплексным институтом, включающим в себя нормы административного и гражданского права. Иногда в этой связи говорится об искусственности деления права на отрасли653.

В.В. Ивановским предпринималась попытка обоснования единства публично-правовых дисциплин654. Но на наш взгляд, деление на отрасли имеет свои цели, главная из которых – дифференциация средств правового регулироваНесмотря на кажущуюся относительную решнность вопроса о делении права на отрасли, вопрос этот снова и снова вызывает дискуссию, см.: Каменко И.А. Метод правового регулирования и его место в системе понятий теории государства и права // История государства и права. 2008. № 1. С. 4-5.

См.: Ивановский В.В. Русское государственное право: в 2-х томах. Казань, 1898.

ния и воздействия, а также дифференциация способов защиты права. Нарушения субъективных публичных прав и законных интересов многообразны по своей сути и форме выражения, следовательно, средства защиты должны быть адекватны им и дифференцированы.

Важно учитывать и специфику реализации отдельных публично-правовых норм. Речь идт о правоприменении и публично-правовых спорах. В правоотношениях такого рода сочетаются материальные и процессуальные нормы.

Встречаются ситуации о переплетении между собой публичных и частных правоотношений. В частности, споры между государственными органами по поводу признания права собственности на то или иное имущество являют собой не только гражданско-правовой спор о праве собственности, но и спор о пределах компетенции того или иного органа по поводу управления спорным государственным имуществом. Если издан акт государственного органа по поводу спорного имущества, то другая сторона может избрать как исковой, так и неисковой способ защиты данного права.

Есть два пути выбора методики и следования: 1. в рамках классических теорий различных отраслевых публичных правоотношений; 2. в рамках комплексного публично-частного подхода. Представляется, что современный уровень развития науки и потребности практики требуют идти по второму пути, учитывая все достижения традиционных концепций публичных правоотношений.

Предлагается следующая трактовка комплексного публичного правоотношения – это урегулированное взаимосвязанными между собой публичноправовыми отраслевыми правовыми нормами материального права, и процессуальными нормами, конкретное общественное отношение, с обязательным участием лица, наделнного государственно-властными или муниципальными полномочиями, участники которого имеют публичные субъективные права и несут субъективные публичные обязанности.

В связи с предлагаемым определением снова встат вопрос о разграничении различных отраслевых правоотношений, возникающих в одной сфере деятельности. Механическое разделение правоотношений по регулирующим их материально-правовым нормам искажает саму сущность правового регулирования, так как публичные отношения не могут существовать вне волевых действий или бездействий людей. Не случайно, например, в административном праве так сильна тенденция воспринимать любые государственноуправленческие отношения как сугубо процессуальные. В конце концов, как только возникает вопрос о том, а какие конкретно административные правоотношения можно привести в пример как сугубо материальные возникает, если можно так выразиться, «театральная пауза». Представители смежных с административным правом отраслевых наук такие примеры приводят. Так М.В. Карасва применительно к финансовым правоотношениям пишет: «К числу материальных относятся правоотношения, которые содержат обязанность налогоплательщика уплачивать налог и право налогового органа требовать его уплаты; право предприятия обращаться за получением бюджетного кредита и обязанность уполномоченного органа рассмотреть обращение по существу и.т.д.»655. Но где конкретное право и где конкретная обязанность в этих примерах? Возникновению обязанности уплачивать законно установленные налоги и праву требовать их уплаты должен предшествовать целый ряд юридических фактов как то: возникновение налогооблагаемой базы, отсутствие освобождений от уплаты налога. Кроме того, предполагает ли обязанность лица, обязанного уплатить налог его правоотношения с конкретным налоговым органом? Вот если лицо уплачивает налог или не уплачивает его в установленный законом срок, то возникают правоотношения и эти правоотношения не носят сугубо материального характера. Как представляется в этом и иных подобных примерах смешиваются понятия «субъект права» и «субъект правоотношения». Можно быть субъектом права и предполагать наличие прав и обязанностей, но не реализовывать эти права и не нести обязанности. А без этого нет правоотношения. Не случайно в учебнике «Административное право России» под редакцией Н.М. Конина и Ю.Н. Старилова Карасва М.В. Финансовое правоотношение. М, 1998. С. 258.

(авторы соответствующего параграфа Ю.Н. Старилов, В.В. Журик, Б.Г. Радченков) в качестве одного из элементов содержания административноправовых отношений наряду с правами, обязанностями, запретами, ограничениями субъектов административного права, называется процессуальноправовой режим их осуществления, исполнения, соблюдения или правовой защиты656. Другими словами реальный характер правоотношение приобретает только при наличии своей формы реализации через механизм правового регулирования. На реальный характер правоотношения указывает И.А. Исаев, который пишет «Тайный смысл закона заключается в установлении порядка, но его истинной реализацией является не норма, а правоотношение, норма – словесна, отношение - реально»657.

В контексте рассматриваемого теоретического вопроса интересен анализ терминологии судебных актов. Здесь две тенденции. Одни суды (а точнее конкретные судьи) довольно осторожны в выборе терминологии. Вместо термина «материальные правоотношения» они употребляют обороты типа «…решение суда первой инстанции основаны на нормах материального права, регулирующих спорное правоотношение. Материальный закон, подлежащий применению по данному делу, понят и истолкован судом правильно»658.

Однако, встречается и иной подход. Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении своего Пленума от 20 декабря 2006 года № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» в ч. 2 п. 26 указал, что «Завершая подготовку дела к судебному разбирательству, судья объявляет Административное право России: учебник / под ред. Н.М. Конина, Ю.Н. Старилова. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. С. 74Исаев И.А. Власть и закон в контексте иррационального. – М.: Юристъ, 2006. С. 460.

См. напр.: Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2007 N 88-Г06-13 «Об оставлении без изменения решения Томского областного суда от 18.09.2006, которым оставлено без удовлетворения заявление о признании незаконным пункта 1 статьи 7 Закона Томской области "О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан на территории Томской области" // СПС «Консультант плюс». Высшая школа. 2007.

лицам, участвующим в деле, какой спор или требование будет рассматриваться в судебном заседании, исходя из определяемого им характера спорного материального правоотношения, и по каким правилам, установленным АПК РФ, они будут рассматриваться»659. Позволим себе пример следующего содержания в этой связи: в арбитражный суд поступает заявление об оспаривании акта местной администрации по поводу обращения юридического в связи с осуществлением последним предпринимательской деятельности.

Неужели Высший Арбитражный Суд РФ хотел сказать, что отношения сложившиеся между местной администрацией и юридическим лицом являются материальными? В то же время они не являются сугубо процессуальными.

Другими словами, приведнная формулировка Постановления пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, мягко говоря, не учитывает специфики публичных правоотношений. Может ли быть такая ситуация в частном праве?

Это не вопрос настоящего исследования, мы говорим о правоотношениях публичного характера с присущими им особенностями.

Аналогичные, критикуемым выше, высказывания присущи и Конституционному Суду РФ. В Постановлении от 17 ноября 2005 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 292 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами государственного учреждения культуры «Дом культуры им. Октябрьской революции», открытого акционерного общества «Центронефтехимремстрой», гражданина А.А.

Лысогора и Администрации Тульской области» в мотивировочной части (ч. п. 4.1.) указывается: «Более того, неурегулированность данного вопроса приводила бы к неопределенности в спорных материальных правоотношениях и возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях»660. Раз правоотношения спорные, то они уже неопределнные. Спорные правоотношения не могут быть исключительно материальными, раз они уже спорные. Короче говоря, даже высшие судебные инстанции не вносят ясноВестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. № 4.

Собрание законодательства РФ. 2005. № 48. Ст. 5123.

сти в рассматриваемую проблему, а лишь запутывают ситуацию своим во многом противоречивым подходом к использованию терминологии.

Перейдм к обобщающему анализу признаков комплексных публичных правоотношений.

Прежде всего – это сфера возникновения публичных правоотношений. В обобщнном виде – это сфера взаимоотношения государства или муниципального образования с одной стороны, и личности (индивидуально или в объединении с другими людьми) – с другой. В силу многообразия такого рода взаимоотношений принято разделять их с точки зрения видов государственно-властной деятельности. Хотелось бы в этой связи сделать оговорку относительно местного самоуправления как публичной сферы деятельности, которая на наш взгляд во многом искусственно отделена от государственновластной деятельности. Если рассматривать классические виды государственно-властной деятельности, то выделим законотворчество661, государственное управление, правосудие, с определнными оговорками прокурорский надзор и деятельность избирательных комиссий.

В рамках каждого из названных видов государственно-властной деятельности могут возникать различные типы публичных правоотношений. Например, Н.С. Волкова и Т.Я. Хабриева в рамках законодательной деятельности выделяют парламентские правоотношения662.

Если характеризовать государственной управление, то выясняется отличная от других видов государственно-властной деятельности многогранность данного явления. Мы не являемся сторонниками сведения государственного управления к деятельности исключительно исполнительной власти и подДовольно подробная характеристика современной законотворческой деятельности дана в работе: Ивлиев Г.П., Гаджимагомедов Г.А. Участие Правительства Российской Федерации в законодательной деятельности. - М.: Норма, 2008. – 224 с.

Волкова Н.С., Хабриева Т.Я. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и парламент. – М.: Норма, 2005. С. 7.

держиваем позицию тех авторов663, которые относят к государственноуправленческим отношениям и отношения, которые складываются внутри аппарата государственных органов, не являющихся органами исполнительной власти664. При ограничении государственного управления исключительно исполнительной властью «за бортом» остается целый пласт общественных отношений публичного характера, который нельзя отнести ни к одному виду государственной деятельности, иначе, как к государственному управлению.

И уж тем более неверно было бы говорить о том, что раз соответствующая внутриаппаратная деятельность обеспечивает ту или иную ветвь власти, то она составляет соответствующий вид государственной деятельности, не являющейся управленческой. Такая же ситуация с органами местного самоуправления при реализации ими отдельных государственных полномочий управленческого характера. Аналогична проблема отраслевой принадлежности правосудия по административным и иным публичным делам. Правосудие – это комплексное явление, характеризующее многогранность основной судебной деятельности. Действительно, контроль, как элемент государственного управления, его метод и функция, присутствует и в деятельности судов.

Но как самостоятельное явление он характеризует внутриорганизационную деятельность судов, а как внешневыраженная функция входит в состав основной судебной деятельности – правосудия. Б.Н. Юрков правильно, как нам кажется, указал на то, что «судебный контроль выступает как самостоятельная функция правосудия, если непосредственной задачей суда будет проверка законности и обоснованности постановлений юрисдикционных административных органов, а не разрешение гражданско-правового спора или угоСм. напр.: Россинский Б.В. О предмете и системе административного права // Административное право: теория и практика. укрепление государства и динамика социальноэкономического развития. Материалы научной конференции (Москва, 28 ноября 2001 г.).

– М.: Изд. ВЗИСП, - 2002. – С. 42.

См. напр.: Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. – М.: Изд.

НОРМА, 2000. С. 16-17.; Общее административное право: учебник / под ред. Ю.Н. Старилова. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2007. С. 41.

ловного дела»665. Сравнительный анализ частей 1 и 2 ст. 118 Конституции РФ позволяет предположить, что правосудие вообще является видом государственно–властной деятельности. Любая государственно–властная деятельность должна иметь свой источник, в качестве которого, в данном случае, выступает судебная власть, то есть правосудие выступает основным видом деятельности судебной власти. Следовательно, конституционное, уголовное, административное, гражданское судопроизводство выступает в качестве одной из составных частей правосудия, его формой и методом (на что указывает этимологическое значение термина «посредством», то есть при помощи, используя что-либо). Одной из проблем, связанных с соотношением видов государственно-властной деятельности является, в частности то, что административное судопроизводство, реализуясь в разных процессуальных формах правосудия (гражданской, арбитражной и собственно административной), объединяет в себе как деятельность по привлечению к административной ответственности, так и деятельность по разрешению административно– правовых споров, которые представляют собой разновидность комплексных административных правоотношений. Разные процессуальные формы осуществления административного судопроизводства приводят значительную часть теоретиков и практиков к обсуждению вопроса об изменении организационного оформления административного судопроизводства, а также об отнесении судебной процессуальной формы разрешения административно– правовых споров к особой (не к гражданской или арбитражной) форме судопроизводства.

Отдельного внимания при анализе сферы возникновения комплексных публичных правоотношений заслуживает такой вид государственно-властной деятельности, как прокурорский надзор. С выделением из системы отечественной прокуратуры Следственного комитета РФ со всей очевидностью стало ясно, что в целом акценты деятельности собственно прокуратуры смеСм.: Юрков Б.Н. Судебное обеспечение законности деятельности административных органов. Харьков, 1987. С. 11.

стились с традиционных уголовно-процессуальных отношений к иным группам правоотношений, связанных с осуществлением надзорной деятельности.

Можно сказать, что прокурорский надзор - это деятельность комплексного характера, сочетающая в себе участие прокуроров в различных типах публичных правоотношений, начиная с уголовно-процессуальных и заканчивая финансовыми.

Деятельность избирательных комиссий по организации и проведению выборов является сугубо публичной, включая в себя и участие в конституционных, административных, муниципальных, финансовых правоотношениях, а также в правоотношениях процессуального характера666. С учтом того, что избирательные комиссии являются и участниками так называемых спорных публичных производств (конституционного, гражданского, административного), то их деятельность выходит за рамки исключительно избирательных правоотношений. Впрочем, вполне реалистично толковать избирательные правоотношения как один из ярких примеров комплексных публичных правоотношений, охватывающих несколько видов государственно-властной деятельности.

Со структурной точки зрения комплексное публичное правоотношение в принципе не отличается от общего публичного правоотношения, что было подвергнуто подробному анализу отчте за предыдущий период 2010 года.

Вместе с тем, если рассматривать содержание комплексного публичного правоотношения, то оно будет характеризоваться определнными особенностями. Это проявляется в том, что участники комплексного публичного правоотношения одновременно наделены как материальными, так и процессуально-процедурными правами и обязанностями публичного характера причм относительно объекта и предмета данного публичного правоотношения. Нам кажется обоснованным предположение, что объектом комплексного публичного правоотношения выступают публичные интересы лиц, выраженные в их См.: Колюшин Е.И. Судебная защита избирательных прав граждан. М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2005. 144 с.

субъективном праве. Материальному интересу корреспондируются материальные предметы публичного правоотношения, а процессуальному – соответственно процессуальные. Для комплексного публичного правоотношения как раз должно быть характерно сочетание материальных и процессуальных публичных интересов. Если учитывать, что объект должен противостоять субъекту в его деятельности, то, применительно к проводимому исследованию объектом комплексного публичного правоотношения выступает имеющий публичный характер материальный или процессуальный интерес субъектов, а также действия или бездействия, направленные на реализацию прав, обязанностей и законных интересов лиц, в связи с реализацией государственных или муниципальных публичных функций вне зависимости от того, кто эти функции легально исполняет. Причм действия или бездействия можно рассматривать в качестве предмета правоотношения, являющегося, частью объекта.

Итак отличительными чертами комплексных публичных правоотношений следует считать: наличие обязательного субъекта легально реализующего государственные или муниципальные полномочия публичного характера;

публичную сферу возникновения правоотношения; особенности сочетания публичного интереса, действий и бездействий а объекте и предмете комплексного публичного правоотношения.

Классифицирование комплексных публичных правоотношений прежде заставляет задуматься об их отграничении от сложных правоотношений с публично-правовой составляющей. Прежде всего, речь идт о правоотношениях межотраслевого характера, где одной из составляющих выступает публичноправовая. Говорить о комплексном публичном правоотношении в этих случаях можно лишь тогда, когда соответствующая публичная или частная материально-правовая норма имеет публично-правовой механизм своей реализации.

В самой теории некоторых отраслей права, на наш взгляд, заложена проблема, выраженная в таком признаке публичных правоотношений, как особый характер разрешения споров из них вытекающих. Может сложиться впечатление о том, что наличие внесудебного (административного) или предусмотренного соответствующим процессуальным законодательством судебного (неискового) порядка разрешения спора свидетельствует о наличии комплексного публичного правоотношения. В значительной массе случаев так оно и есть. Но ведь и гражданские споры могут разрешаться как частноправовым (третейское разбирательство, переговоры, медиация), так и публично-правовым путм. Следовательно, важна характеристика процессуального механизма разрешения спора. Но как различить между собой административно-правовой механизм реализации норм, конституционно-правовой, финансово-правовой или, допустим, уголовно-процессуальный? В этом случае не остатся ничего иного, как обращаться к характеристике соответствующих признаков отраслевых процессов. Относительно безболезненно можно отделить уголовно-процессуальный механизм, который определяется целями уголовно-процессуальной деятельности и особым источниковым закреплением. Например, правоотношения, связанные с обжалованием действий следователя в связи с расследованием уголовного дела, хотя и внешне схожи с административными, но реализуются в уголовно-процессуальной форме и, следовательно, не могут быть отнесены к административным.

Сложнее с нормами конституционного и финансового права. Если открыть действующую Конституцию Российской Федерации в части, связанной с регламентацией органов исполнительной власти, то обнаруживается, что порой практически невозможно разграничить конституционную (государственноправовую) и административно-правовую нормы, регламентирующие соответствующие общественные отношения. Изначально имеется ввиду материальная норма. Налицо дуалистичность соответствующих норм. Однако, материальная дуалистичность нормы ещ не создат комплексного правоотношения административно-правового характера. Для этого необходимо, чтобы процессуальная составляющая такого правоотношения имела административно-правовой характер. Специфика процессуальной реализации дуалистичных «конституционно-административных» норм есть та довольно тонкая грань, которая разделяет конституционно-правовые и административноправовые отношения. Аналогичная проблема связана не только с соотношением типа «конституционное - административное», но и «административное – финансовое» как это имеет место в налоговых спорах, где материальноправовая и даже процессуальная составляющие могут носить смешанный административно-финансовый характер. Административно-процессуальная реализация материальных норм предполагает помимо особого субъектного состава и особых правовых (подзаконных) форм реализации норм ещ и особенности собственно административной процедуры отличной от конституционно-правовой, финансово-правовой и иных юридических процедур (процессов). Но даже и в процессуальном механизме возможна двойственность.

Например, правоотношения связанные с налоговым администрированием, в свом процессуальном механизме имеют как административно-правовые составляющие (например, нормы, регламентирующие отношения в связи с привлечением к так называемой налоговой ответственности, хотя мы и считаем е разновидностью административно-правовой), так и собственно финансово-правовые (например, порядок возврата налогов из бюджета)667. Комплексность того, что понимается под юридическим процессом создат основу как для внутреннего разграничения комплексных публичных правоотношений, так и для их отграничения от сложносоставных частно-публичных правоотношений.

Итак, первая выделяемая группа комплексных публичных правоотношений в качестве классификационного основания имеет характер материальной нормы, реализуемой через публично-правовой механизм. Наиболее типичПодробнее о противоречиях законодательства, регламентирующего налоговое администрирование см.: Титов А.С. Коллизионность законодательства, регулирующего налоговое администрирование // Современные проблемы теории налогового права (The Modern Problems of Tax law Theory): материалы международной научной конференции. Воронеж, 4-6 сентября 2007 г. / под ред. М.В. Карасвой. – Воронеж: Изд ВГУ, 2007. С. 177-182.

ный случай – это конституционные и административные материальные нормы, реализуемые в разных видах конституционного, административноюрисдикционного или управленческого процесса. Соответственно, в данном случае не обойтись без деления таких правоотношений ещ и по специфике процессуального механизма. Типичными комплексными публичными правоотношениями юрисдикционного типа можно назвать конституционноправовые и административно-правовые споры668. Объединяет их близость предмета споров. В обоих случаях обжалуются действия лиц, наделнных государственно-властными полномочиями. Конституционный спор может быть связан с действиями любой ветви власти, затрагивающей по мнению другой стороны конституционные права лиц.

Некоторые отраслевые теории, в частности, административно-правовая, идут по пути исследования внутренней дифференциации правовых споров как вида комплексных публичных правоотношений669. Кроме административно-правовых споров следует выделять реализуемые через административно-юрисдикционный механизм материальные нормы, устанавливающие кодифицированные и некодифицированные формы административной ответственности. Л.В. Коваль в сво время высказал мнение о том, что административно-деликтное отношение представляет собой систему, где на базе материального административного правоотношения возникает производное процессуальное отношение. Он же замечает, что «…административноправовые и административно-процессуальные отношения не могут «действовать одновременно», и что процессуальные отношения сами по себе не возПодробнее см.: Лупарев Е.Б. Общая теория административно-правового спора. Воронеж. 2003. 254 с.

См. напр.: Борисова О.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по налоговым спорам. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2007. 27 с.; Панагушина А.Е. Судебное разрешение таможенных споров. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М.

2008. 26 с.

никают и не существуют»670. С уважением относясь к существованию данной точки зрения, позволим себе заметить, что процессуальные отношения могут и не иметь под собой материально-правовой базы, хотя справедливости ради заметим, что Л.В. Коваль в этом смысле был совершенно прав применительно к административно-деликтным правоотношениям, но не к процессуальным правоотношениям вообще. Например, лицо может направить обращение в орган исполнительной власти по вопросу не входящему не только в компетенцию данного органа, но и государственных или муниципальных органов вообще. Материальной нормы по данному вопросу может не быть вообще, но процессуальное отношение, связанное с рассмотрением данного обращения вс же возникает. Характеризуя материальное административное правоотношение как базовое в системе административно-деликтного правоотношения, Л.В. Коваль замечает, что «права и обязанности в нм направлены на установление факта нарушения закона, возбуждение административного преследования, определение признаков противоправности и общественной опасности, других моментов юридической квалификации, на выяснение целесообразности привлечения к ответственности или возможностей освобождения от наказания с передачей административных материалов органам общественности, а также определение подведомственности материалов»671. Однако, на сегодняшний день указанная направленность достигается посредством действий, обличнных в процессуальную форму, и говорить о ней как об элементе материально-правового характера вряд ли обоснованно. Таким образом можно сделать вывод о том, что помимо конституционно-правовых и административно-правовых споров к комплексным публичным правоотношениям следует относить и соответствующие деликтные правоотношения. Следуя этой логике, предположим, что правоотношения любой публичноправовой ответственности будут разновидностью комплексных публичных правоотношений. Вместе с тем, следует обратить внимание на исключение См.: Коваль Л.В. Административно-деликтное отношение. Киев. 1979, С. 52.

Коваль Л.В. Административно-деликтное правоотношение. Минск, 1978. С. 51.

из категории комплексных публичных правоотношений споры вторичного, процессуального характера, связанные с защитой порядка реализации процессуальных прав и обязанностей участников соответствующего процесса.

Безусловно, в некоторых случаях такой спор влияет и на защиту первичных материально-правовых интересов.

Отдельного анализа заслуживают комплексные правоотношения в уголовно-правовой сфере. Здесь важно различать уголовно-правовые и уголовнопроцессуальные споры на предмет их относимости к комплексным публичным правоотношениям. Мы считаем, что к комплексным могут быть отнесены только уголовно-правовые споры как вытекающие из правоотношений деликтного характера и имеющие материально-правовую составляющую.

Конечно, уголовно-правовой спор протекает в рамках уголовнопроцессуальных правоотношений, но здесь важно различать оспаривание действий органов предварительного следствия, дознания, суда, не связанные с принятием итогового решения по уголовному делу и с оспаривание приговоров и иных актов судов, органов следствия и дознания по уголовным делам, связанные с принятием решения относительно применения к лицу уголовной ответственности или освобождения от таковой. К уголовно-правовым спорам комплексного характера относится именно второй тип названных публично-правовых споров.

Безусловно, к комплексным публичным правоотношениям следует отнести и такие их виды как финансово-правовые споры и правоотношения финансово-правовой ответственности. Среди финансово-правовых споров следует выделить налоговые и бюджетные. Налоговый спор представляет собой конфликтное публичное правоотношение, связанное с уплатой налогов, сборов и иных налоговых платежей, направленное на защиту интересов налогоплательщика, с одной стороны, и публичных финансовых интересов государства и муниципальных образований, выражаемых посредством установления и сбора налогов, сборов и иных обязательных налоговых платежей, с другой.

На практике такого рода собирательная конструкция, выражается в том, что налоговый спор может выступать разновидностью конституционного или административно-правового спора с финансовыми имущественными элементами. В каких же случаях речь идт о конституционно-правовой, а в каких административно-правовой составляющей налогового спора сказать можно лишь исходя из закреплнности соответствующих материальных норм в Конституции РФ.

Финансовые нормы реализуются через административно-правовой механизм не только в налоговых спорах, но и в других случаях. Так, Э.Д. Соколова, анализируя обеспечение исполнения обязанности налогоплательщика по уплате налогов и сборов в соответствии со статьй 72 НК РФ, указывает, что один из способов такого обеспечения, а именно - наложение ареста на имущество налогоплательщиков порождает административно-правовое отношение672. Не без основания можно предположить, что в данном случае мы имеем дело именно с комплексным административным правоотношением. И если методология исследования, сущность, основная классификация налоговых споров уже получила отражение в специальной литературе673, то в отношении бюджетных споров вопрос требует тщательного анализа. И дело здесь не столько в отсутствии методики исследования или в непонимании сущности бюджетных споров, сколько в отсутствии достаточного количества эмпирического материала. Система межбюджетных отношений в нашей стране является довольно специфическим институтом. Основная масса субъектов межбюджетных отношений не заинтересована в открытости этого процесса.

Если говорить о взаимоотношениях бюджетов различных уровней, то региональные или местные руководители во многом зависят от поступлений из вышестоящего бюджета. Кроме того работа современных государственных См.: Соколова Э.Д. Теоретические аспекты правового регулирования финансовой деятельности государства и муниципальных образований. Автореф. дисс. доктора юрид.

наук. М., 2008.С. 17.

См. напр. Лупарев Е.Б. Налоговые споры: проблемы теории, очерк практики. Воронеж, 2006.

органов, связанная со сферой экономики и социального развития зачастую оценивается по умелости целевого расходования бюджетных средств. Руководители различных уровней чуть ли не основной целью бюджетной деятельности видят «выбивание» бюджетных средств в интересах соответствующего ведомства или территории. А это уже вопрос государственной политики. Пока система внутрибюджетных и межбюджетных отношений не приобретет должную прозрачность вопрос об эмпирической базе анализа такого рода споров как комплексных публичных правоотношений будет оставаться открытым.

Что же касается правоотношений финансовой ответственности, то в литературе неоднократно ставился вопрос о природе налоговой ответственности.

Мы придерживаемся позиции об административно-правовой природе такой ответственности, очевидно понимая всю спорность структуры нынешнего законодательства разбросанного по двум кодексам – Кодексу РФ об административных правонарушениях и Налоговому кодексу РФ. Впрочем, реальная практика, легшая в основу этой части исследования свидетельствует о том, что правоприменитель строго придерживается буквы закона и обозначает такого рода ответственность как налоговую. Постановления по делам так и обозначаются «… о привлечении к налоговой ответственности».

В силу существования так называемых комплексных отраслей законодательства (экологического, земельного, трудового) можно предположить, что публично правовые споры и отношения соответствующего вида ответственности также относятся комплексным публичным правоотношениям в силу наличия публичных норм в этих отраслях. Но это не так однозначно. Вопервых, экологическое и земельное право включают в себя нормы как публичного, так и частного права. Соответственно, выделяя публичное мы приходим к его специфическому административно-правовому механизму реализации и имеем дело не с экологическим или земельным, а с административно-правовым отношением спорного или деликтного характера.

Итак, имея ввиду, что комплексное публичное правоотношение всегда имеет и материальную и процессуальную публичную составляющую выделяются следующие комплексные публичные правоотношения:

комплексные государственные (конституционные);

комплексные административные;

комплексные финансовые;

комплексные уголовно-правовые;

комплексные межотраслевые.

Для комплексности публичных правоотношений важно, чтобы присутствовал не только публично-правовой механизм реализации материальных норм, но и комплексный характер в известных случаях носили сами материальные нормы (конституционные, финансовые, административные, уголовные). В этой ситуации вполне логичным выглядит включение в материальноправовую часть комплексного публичного правоотношения и норм частного права. Типичным примером могут выступать правоотношения по управлению государственной собственностью. Если говорить в данном контексте о материальных нормах так называемых комплексных отраслей, например, земельного, экологического, то возникает вопрос обусловленный тем, что сами комплексные отрасли включают в себя нормы различных отраслей права и не могут рассматриваться как первичные.

Комплексные межотраслевые правоотношения типа трудовых, земельных, экологических, агарных разнородны по степени своего признания в юридической науке и практике. Если трудовые правоотношения получили признание в качестве сочетающих в себе публично-правовые и частно-правовые начала специфической направленности, то другие из названных и неназванных пока ещ только находят признание не столько в теории, сколько на практике. Соответственно встат вопрос можем ли мы выделять правоотношения земельной, экологической, аграрной ответственности? Вряд ли. Хотя в части касающейся экологических правонарушений существуют специфические некодифицированные формы воздействия на правонарушителей.

Например, обязание его восстановить состояние земель, поврежднных в результате нерационального использования. Однако речь здесь идт о специфической форме возмещения ущерба в рамках обязательств лица перед государством или муниципалитетом. Характер объекта таких правоотношений, его общественная значимость, безусловно наводят на мысль о выделении в отдельную группу спорных земельных и экологических правоотношений. Но у них отсутствует свой, специфический процессуальный механизм реализации. В конечном итоге мы имеем дело или с исковой или административноправовой формой защиты соответствующих экологических или земельных прав, законных интересов и порядка реализации соответствующих обязанностей.

И наконец, давний вопрос о типологизации правоотношений с частноправовыми и публично-правовыми началами остатся открытым в том смысле, что постоянно появляются новые типы таких правоотношений, например, правоотношения по оказанию публичных услуг. В каждом конкретном случае, исследуя материально-правовую и процессуальную составляющую таких правоотношений мы приходим к мысли о том, что выбор механизма реализации материальной нормы – это во многом вопрос государственной правовой и экономической политики. На различных этапах исторического развития, исходя из потребностей государства, соотношения политических сил в обществе, могут быть избраны различные механизмы реализации материальных норм – стоящие ближе к публичному или, наоборот, частному праву. Соответственно, правоотношения могут «перетекать» из одной сферы в другую, подтверждая в очередной раз статус межотраслевых, а иногда и комплексных межотраслевых.

Заключение.

Подводя итог попытке коллективного взгляда на общую теорию публичных правоотношений мы вольно или невольно пытаемся обозначить качественно новый этап развития не только общей теории права, но и отраслевых теорий в части касающейся осмысления теоретических основ такого явления, как правоотношение. «Подпитываясь» достижениями отраслевых теорий правоотношений общая теория выступает как единая система с отраслевыми теориями. По сути, современная правовая наука должна, на наш взгляд, развиваться именно в рамках такой методологической парадигмы.

Чего удалось, а чего не удалось достичь авторам данной работы, покажет время и отзывы заинтересованных читателей. Но самое главное для нас – чтобы таковые, заинтересовавшиеся высказанными в работе мыслями, читатели нашлись. Возобновление научной дискуссии по поводу теории публичных правоотношений позволит, по нашему мнению, не только сформировать соответствующую доктрину, но и обратить внимание нормодателя и правоприменителя на те, казалось бы, устоявшиеся конструкции, которые мешают развиваться публичному праву в направлении достижения своей основной цели – цели баланса общественного и личного. Вектор человеколюбия, заложенный во всех гуманистических доктринах, включая религиозные, должен со всей очевидность показывать на необходимость учта в публичных правоотношениях интересов меньшинства и даже индивидуума ибо, в конце концов, государство существует для человека, а не человек для государства. Гуманизация публичного права – это та коренная идея, которая способна в дальнейшем перевернуть в голове человека представление о целях и сущности публичного права. Безусловно, переосмысление идеологии теории публичных правоотношений не может не сказаться и на теории частных правоотношений, по крайней мере, в той их части, которая входит в непосредственное взаимодействие с публичным правом. Тезис о гуманизации публичного права заставляет обратиться в будущем к вопросам исследования правоотношений публично-правовой конфликтной (спорной) направленности, а также к вопросам публично-правовой ответственности государственных и муниципальных органов. Полагаем, что заложенный в настоящей работе взгляд на субъектный состав публичных правоотношений создат основу для формирования концепции ответственности не обезличенного государства перед обществом и личностью, а совершенно конкретных субъектов. Более того, должна быть переосмыслена и сама концепция публично-правовой ответственности.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 

Похожие работы:

«Ю.А.ОВСЯННИКОВ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГО-БИОСФЕРНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Екатеринбург Издательство Уральского университета 2000 УДК 581.5+631.8+ 631.46 Рекомендовано к изданию решением ученого совета Уральской государственной сельскохозяйственной академии Рецензенты: зав. кафедрой земледелия Уральской сельскохозяйственной академии В.А. Арнт; зав. лабораторией экологии почв Института экологии растений и животных УрО РАН, с. н. с, к. б. н. В.С. Дедков; зав. лабораторией фитомониторинга и охраны...»

«ББК 74.5 УДК 0008:37 С 40 Системогенетика, 94/ Под редакцией Н.Н. Александрова и А.И. Субетто. – Москва: Изд-во Академии Тринитаризма, 2011. – 233 с. Книга подготовлена по итогам Первой Международной коференции Системогенетика и учение о цикличности развития. Их приложение в сфере образования и общественного интеллекта, состоявшейся в г. Тольятти в 1994 году. Она состоит из двух разделов. Первый раздел представляет собой сборник статей по системогенетике и теории цикличности развития,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА Л.В. Шкерина, М.А. Кейв, О.В. Тумашева МОДЕЛИРОВАНИЕ КРЕАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ПОДГОТОВКИ БУДУЩЕГО БАКАЛАВРА-УЧИТЕЛЯ МАТЕМАТИКИ КРАСНОЯРСК 2013 ББК 74.202 Ш66 Рецензенты: Гусев В.А., доктор педагогических наук, профессор Тесленко В.И., доктор педагогических наук, профессор Ш66 Шкерина Л.В., Кейв М.А., Тумашева О.В....»

«Л. Л. МЕШКОВА И. И. БЕЛОУС Н. М. ФРОЛОВ ЛОГИСТИКА В СФЕРЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ УСЛУГ НА ПРИМЕРЕ СНАБЖЕНЧЕСКОЗАГОТОВИТЕЛЬНЫХ И ТРАНСПОРТНЫХ УСЛУГ • ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ • Министерство образования Российской Федерации Тамбовский бизнес-колледж Л. Л. Мешкова, И. И. Белоус, Н. М. Фролов ЛОГИСТИКА В СФЕРЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ УСЛУГ НА ПРИМЕРЕ СНАБЖЕНЧЕСКО-ЗАГОТОВИТЕЛЬНЫХ И ТРАНСПОРТНЫХ УСЛУГ Издание второе, исправленное и переработанное Тамбов...»

«ISSN 2075-6836 Фе дера льное гос уд арс твенное бюджетное у чреж дение науки ИнстИтут космИческИх ИсследованИй РоссИйской академИИ наук (ИкИ Ран) А. И. НАзАреНко МоделИровАНИе космического мусора серия механИка, упРавленИе И ИнфоРматИка Москва 2013 УДК 519.7 ISSN 2075-6839 Н19 Р е ц е н з е н т ы: д-р физ.-мат. наук, проф. механико-мат. ф-та МГУ имени М. В. Ломоносова А. Б. Киселев; д-р техн. наук, ведущий науч. сотр. Института астрономии РАН С. К. Татевян Назаренко А. И. Моделирование...»

«АКАДЕМИЯ НАУК АБХАЗИИ АБХАЗСКИЙ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ им. Д.И. ГУЛИА Т. А. АЧУГБА ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ АБХАЗОВ XIX – XX вв. ЭТНОпОлИТИЧЕСКИЕ И мИГРАцИОННыЕ АСпЕКТы СУХУм – 2010 ББК 63.5 (5 Абх) + (5 Абх) А 97 Рецензенты: д.и.н., профессор л.А. Чибиров (Владикавказ) д.и.н. Ю.Ю. Карпов (Санкт-Петербург) д.и.н., профессор А.л. папаскир (Сухум) Редактор: л.Е. Аргун А 97 Т.А. Ачугба. Этническая история абхазов XIX – XX вв. Этнополитические и миграционные аспекты. – Сухум. 2010. 356 с....»

«Елабужский государственный педагогический университет Кафедра психологии Г.Р. Шагивалеева Одиночество и особенности его переживания студентами Елабуга - 2007 УДК-15 ББК-88.53 ББК-88.53Печатается по решению редакционно-издательского совета Ш-33 Елабужского государственного педагогического университета. Протокол № 16 от 26.04.07 г. Рецензенты: Аболин Л.М. – доктор психологических наук, профессор Казанского государственного университета Льдокова Г.М. – кандидат психологических наук, доцент...»

«А.В. Мартынов ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА В РОССИИ Административно-процессульное исследование Под научной редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Ю.Н. Старилова Монография nota bene Москва, 2010 г. ББК 67 М 29 Рецензенты: Дугенец Александр Сергеевич доктор юридических наук, профессор; Кононов Павел Иванович доктор юридических наук, профессор. М 29 А.В. Мартынов Проблемы правового регулирования...»

«М.А. Титок ПЛАЗМИДЫ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ БАКТЕРИЙ МИНСК БГУ 2004 УДК 575:579.852 М.А. Титок Плазмиды грамположительных бактерий.—Мн.: БГУ, 2004.— 130. ISBN 985-445-XXX-X. Монография посвящена рассмотрению вопросов, касающихся основных механизмов копирования плазмид грамположительных бактерий и возможности их использования при изучении репликативного аппарата клетки-хозяина, а также для создания на их основе векторов для молекулярного клонирования. Работа включает результаты исследований плазмид...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН Д.Б. Абрамов СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИОЗНЫЙ РАДИКАЛИЗМ В ИНДИИ Москва ИМЭМО РАН 2011 УДК 323(540) ББК 66.3(5 Инд) Абрамов 161 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Отв. ред. – д.и.н. Е.Б. Рашковский Абрамов 161 Абрамов Д.Б. Светское государство и религиозный радикализм в Индии. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. – 187 с. ISBN 978-5-9535-0313- Монография...»

«Министерство природных ресурсов Российской Федерации Федеральное агентство лесного хозяйства ФГУ НИИ горного лесоводства и экологии леса (ФГУ НИИгорлесэкол) Н.А. БИТЮКОВ ЭКОЛОГИЯ ГОРНЫХ ЛЕСОВ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ Сочи - 2007 УДК630(07):630*58 ББК-20.1 Экология горных лесов Причерноморья: Монография / Н.А.Битюков. Сочи: СИМБиП, ФГУ НИИгорлесэкол. 2007. -292 с., с ил. Автор: Битюков Николай Александрович, доктор биологических наук, заслуженный деятель науки Кубани, профессор кафедры рекреационных...»

«Издания, отобранные экспертами для Института экологии растений и животных УрО РАН (октябрь - декабрь 2012) Дата Институт Оценка Издательство Издание Эксперт ISBN Костина, Т. И., Ковылин, Ю. А. Научно-инновационная деятельность: предмет, структура, методология : монография / Т. И. Костина, Ю. А. Ковылин; 08 Институт Приобрести ISBN Изд-во Моск. гос. Правительство Москвы, Департамент образования г. экологии для Братцева Ирина 978-5Москвы, Моск. гос. акад. делового администрирования. академии...»

«Hans Licht SEXUAL LIFE IN ANCIENT GREECE Ганс Лихт СЕКСУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ББК 51.204.5 США Л65 Перевод с английского В. В. ФЕДОРИНА Научный редактор Д. О. ТОРШИЛОВ Художник.. ОРЕХОВ Лихт Г. Л65 Сексуальная жизнь в Древней Греции / Пер. с англ. В. В. Федорина. М.: КРОН-ПРЕСС, 1995. 400 с. ISBN 5-232-00146-9 Фундаментальное исследование греческой чувственности на материале античных источников. Подробно освещаются такие вопросы, как эротика в греческой литературе, эротика и греческая религия,...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, КУЛЬТУРЫ И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ Чекмарев Олег Петрович ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОНЦЕПЦИИ ЛИЧНЫХ ИЗДЕРЖЕК Санкт-Петербург 2008 УДК ББК 65.05 Ч 37 ISBN 5-7422-1744-7 Чекмарев О.П. Теоретические основы концепции личных издержек. – СПб.: Изд. Политех. ун-та, 2008, 184с. Рецензенты: Зав. кафедрой экономической теории СПбГАУ д.э.н., профессор П.М. Лукичев Профессор кафедры экономической теории и национальной экономики...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Югорский государственный университет Институт мониторинга климатических и экологических систем СО РАН Институт химии нефти СО РАН В. Ю. Полищук, Ю. М. Полищук ГЕОИМИТАЦИОННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОЛЕЙ ТЕРМОКАРСТОВЫХ ОЗЕР В ЗОНАХ МЕРЗЛОТЫ Ханты-Мансийск 2013 УДК 551.34;551.58 ББК 26.36+26.237 П 50 ISBN 978-5-9611-0079-2 Рецензенты: д. т. н., профессор В. И. Алексеев; д. ф.-м. н., профессор В. А. Крутиков Полищук В. Ю., Полищук Ю. М. П 50...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК НОВЫЕ ФАКТОРЫ ГЛОБАЛЬНОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ: ОБОСТРЕНИЕ ЭТНОСОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ МОСКВА ИМЭМО РАН 2013 УДК 316.4 ББК 60.54 Новые 766 Серия “Библиотека Института мировой экономики международных отношений” основана в 2009 году Ответственные редакторы: д.э.н. Е.Ш. Гонтмахер, д.и.н. Н.В. Загладин, д.п.н. И.С. Семененко Технический редактор – В.И. Катагарова Работа выполнена в Центре сравнительных...»

«В.Е. Егоров Государственно-правовое регулирование организованного туризма (историко-теоретическое правовое исследование) Псков 2011 УДК 34 ББК 67я73+75.81я73 Е 30 Рецензенты: С.В. Васильев, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Псковского государственного университета Ю.Б. Шубников, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой Юридического института Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики Егоров В.Е. Государственно-правовое...»

«Т.Ю. Овсянникова ИНВЕСТИЦИИ В ЖИЛИЩЕ Издательство Томского государственного архитектурно-строительного университета Томск 2005 1 УДК 330.332:728+339.13 0-34 Овсянникова, Т.Ю. Инвестиции в жилище [Текст] : Монография / Т.Ю. Овсянникова. – Томск : Изд-во Томск. гос. архит.-строит. ун-та, 2005. – 379 с. ISBN 5-93057-163-5 В монографии рассматриваются инвестиции в жилище как условие расширенного воспроизводства жилищного фонда и устойчивого развития городов. В работе получила дальнейшее развитие...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова Ю.Ф. Лукин Российская Арктика в изменяющемся мире Монография Архангельск ИПЦ САФУ 2013 УДК 323(985) ББК 66.3.(211) Л84 Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова Рецензенты: доктор...»

«Российская академия наук Институт экономики РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ ИНСТИТУТЫ КОНКУРЕНТНОЙ ПОЛИТИКИ В РЕГУЛИРОВАНИИ НОВОЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ Москва 2012 ББК 65.012.1 И71 И71 Институты конкурентной политики в регулировании новой индустриализации / Отв. ред. д.э.н. И.Р. Курнышева; науч. ред. д.э.н., проф. А.Е. Городецкий. – М.: ИЭ РАН, 2012. – 272 с. ISBN 978-5-9940-0368-8 Монография является логическим продолжением двух предыдущих монографий, посвященных проблемам модернизации...»





 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.