WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Общая теория публичных правоотношений УДК ББК Л 85, Д 56, М Рецензенты: Доктор юридических наук, профессор Момотов В.В. Доктор юридических наук, профессор Овчинников А.И. Лупарев Е.Б., ...»

-- [ Страница 4 ] --

Сложившись в качестве самостоятельной правовой категории в средние века, на современной стадии цивилизации суверенитет есть неотъемлемое свойство государства, означающее независимость государственной власти от всякой иной власти внутри страны и вне ее, выраженная в ее исключительном, монопольном праве самостоятельно и свободно решать все свои дела. Как объект конституционно-правовых отношений, суверенитет РФ - собирательный признак государства, концентрирующий в себе все наиболее существенные черты государственной организации общества. Государственный суверенитет имеет две стороны: внутреннюю сторону - исключительное, монопольное право на законодательство, на управление и юрисдикцию внутри страны в пределах всей государственной территории; внешнюю сторону самостоятельность и независимость во внешних делах страны, недопустимость вмешательства во внутригосударственные дела извне, кроме ограниченного числа случаев, предусмотренных международным правом, когда соответствующие действия совершаются в строго правовом порядке. Государство в соответствии с международным правом и своим национальным законодательством может уступать свои суверенные права межгосударственным организациям. В международных отношениях государство берет на себя обяВедомости СНД и ВС РФ. 1993. № 17. Ст. 594.

зательства, считается с общепризнанными нормами международного права, с заключенными им договорами292.

Конституционная характеристика суверенитета, закрепляя территориальное верховенство Российской Федерации, обязывает федеральные органы государственной власти пресечь любую попытку посягательства на единство и верховенство государства, защищать его целостность. Данное положение подтверждается Постановлением Конституционного Суда РФ 31 июля года № 10-П по делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. № 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации»293.

Объектами конституционно-правовых отношений РФ как суверенного государства являются следующие группы отношений. Во-первых, отношения, складывающиеся в процессе реализации РФ права самостоятельного Суверенитет как важнейшая государственно-правовая характеристика важен не только во внутригосударственных правоотношениях, но и в международных – именно суверенитет был закреплен на нормативном уровне уже в 1919 году – в Мирном договор между Союзными и Объединившимися державами и Германией (Версальском договоре), подписанном в Версале 28 июня 1919 года. Договор вступил в силу 10 января 1925 года (Россия не участвует) // Версальский мирный договор. М.: Литиздат НКИД, 1925.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3424.

осуществления учредительной власти; во-вторых, отношения, складывающиеся в процессе реализации РФ права формирования и конституционного закрепления системы органов государственной власти и органов местного самоуправления; в-третьих, отношения, складывающиеся в процессе реализации РФ права самостоятельного осуществления всех форм государственной деятельности (законодательной, исполнительно-распорядительной, судебной, контрольно-надзорной и др.); в-четвертых, отношения, складывающиеся в процессе реализации РФ права территориального верховенства; в-пятых, отношения, складывающиеся в процессе реализации РФ права установления гражданства и определения правового статуса граждан; в-шестых, отношения, складывающиеся в процессе реализации РФ права осуществления централизованного руководства хозяйственной, и социально-культурной деятельностью.

Государственный суверенитет - это присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях.

Государственный суверенитет включает такие основополагающие принципы, как единство и неделимость территории, неприкосновенность территориальных единиц и невмешательство во внутренние дела. Если какое бы то ни было иностранное государство или внешняя сила нарушает границы данного государства или заставляет его принять то или иное решение, не отвечающее национальным интересам его народа, говорят о нарушении его суверенитета.

Выступая признаком государства, суверенитет характеризует его как особого субъекта политических отношений, как главного компонента политической системы общества. Суверенитет является полным и исключительным, одним из неотъемлемых свойств государства. Более того, именно он и есть тот критерий, который позволяет отличить страну от других публично-правовых союзов - достаточно изъять одно из перечисленных суверенных прав и политическая единица потеряет суверенный статус, перестанет быть суверенной.

Особенности суверенитета как самостоятельного объекта конституционно-правовых отношений в Российской Федерации проявляются через призму ее федеративного устройства: республики составе РФ именуются государствами и, следовательно, могут обладать признаками суверенитета.





Следовательно, говоря о государственном суверенитете как объекте конституционно-правовых отношений, следует назвать в качестве самостоятельного объекта конституционно-правовых отношений также государственный суверенитет республик в составе РФ. Впервые положение о государственно суверенитет республик в составе РФ было закреплено в нормах Федеративного договора от 31 марта 1992 года «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации». Современное российское законодательство субъектов РФ отличается одной особенностью: республики в составе РФ закрепили в собственных Конституциях право на национальный и (или) народный суверенитет, «умолчав» о государственном суверенитете. Отчасти такое положение дел объясняется тем, что первоначально данный признак был закреплен практически в каждой республиканской Конституции, что, по мнению Конституционного Суда РФ противоречило положениям Конституции РФ. Приняв в каждом «необходимом» случае Постановление о признании соответствующих положений Конституции республики не соответствующими Конституции РФ, Конституционный Суд РФ добился приведения законодательства республик в соответствии с законодательством РФ и «очистил»

правовое поле РФ. На сегодняшний день в Конституции Республики Башкортостан термин «государственный суверенитет» не употребляется, однако, на наш взгляд, раскрывается его сущность. Так, в соответствии с нормами ст. Конституции Республики Башкортостан, государственность Республики Башкортостан выражается в том, что Республика Башкортостан обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан, имеет свою территорию, население, систему органов государственной власти, свою Конституцию и законодательство, а также государственные языки и государственные символы Республики Башкортостан294. В соответствии с нормами ч.

3 ст. 1 Конституции Республики Саха (Якутия), суверенитет Республики Саха (Якутия) означает меру ее самостоятельности в обеспечении своего экономического, социального и культурного развития и обладание ею всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Саха (Якутия)295. В соответствии с нормами ст. 5 Конституции Кабардино-Балкарской Республики296 сохранение государственности Кабардино-Балкарской Республики является важнейшей функцией государства.

От государственного суверенитета РФ необходимо отличать суверенитет народа РФ, который также, по мнению ученых, является объектом конституционно-правовых отношений. Носителем суверенитета в РФ является народ, осуществляющий свою суверенную власть через выборное представительство и главу государства. В соответствии с нормами ст. 3 Конституции РФ, носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ, осуществляющий свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного См.: Конституция Республики Башкортостан. Принята на референдуме 24 декабря года // Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров Республики Башкортостан. 2003. № 1(157). Ст. 3.

Конституция (Основной закон) Республики Саха (Якутия). Принята на внеочередной одиннадцатой сессии Верховного Совета Республики Саха (Якутия) двенадцатого созыва постановлением от 04.04.1992 N 908-XII. Текст Конституции (Основного закона) РС(Я) утвержден Законом РС(Я) от 17 октября 2002 54-З N 445-II // Сборник законов Республики Саха (Якутия) за 1992 год. Ст. 90; Якутия. 2002. № 210. 12 ноября.

Конституция Кабардино-Балкарской Республики. Принята Парламентом КБР 1 сентября 1997 года. Текст редакции от 13 июля 2006 года опубликован в издании // КабардиноБалкарская правда. 2006. № 215. 29 августа.

самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Однако следует отметить что, в многонациональных государствах, образованных путем добровольного объединения наций, суверенитет осуществляемый этим сложным государством, естественно, не может быть суверенитетом одной лишь нации. В зависимости от того, каким способом объединившиеся нации осуществили свое право на самоопределение - путем объединения в союзное государство или путем федерации на базе автономии или конфедерации, - государственный суверенитет, осуществляемый данным многонациональным государством, должен гарантировать суверенитет каждой из объединившихся наций. В первом случае это достигается путем обеспечения суверенных прав субъектов союза, уступивших часть своих прав многонациональному государству (например, охрану общих государственных границ, осуществление общей финансовой, налоговой и оборонной политики). Во втором случае суверенитет наций обеспечивается путем охраны автономии национальных государств. Но в обоих случаях многонациональное государство в лице своих высших органов является носителем суверенитета не какой-либо отдельной нации, а суверенитета, принадлежащего именно этому многонациональному государству, выражающему как общие интересы всех объединившихся наций, так и специфические интересы каждой из них. Так, в целях сохранения государственного единства РФ, как многонационального государства, недопустимости нарушения прав человека, интересов каждой нации, народы РФ свое право на самоопределение могут реализовывать либо только в рамках РФ и с согласия РФ. Со своей стороны РФ как суверенное государство гарантирует гражданам РФ, относящих себя к определенным этническим обществам равные права, самостоятельное решение ими вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры (ст. ст. 19, 68, 69 Конституции РФ); а также гарантирует неприкосновенность границ государства в целом.

Народный суверенитет есть содержание демократии, основа народовластия, право народу самому, своей волей определять свою судьбу. Аналогичное же значение имеет понятие национального суверенитета; это права наций и народностей на то, чтобы самостоятельно решать вопросы своей жизни, право на свое национальное самоопределение. Государственный суверенитет может совмещаться с народным суверенитетом и национальным суверенитетом. Демократическое государство, в котором нации и народности реализовали свое право на национальное самоопределение, представляет собой суверенное государство во всех указанных ранее значениях, т. е. включая народный и национальный суверенитет. Национальный суверенитет означает «право на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». В многонациональных государствах, образованных путем добровольного объединения наций, суверенитет, осуществляемый этим сложным государством, естественно, не может быть суверенитетом одной лишь нации. В зависимости от того, каким способом объединившиеся нации осуществили свое право на самоопределение - путем объединения в союзные государства и путем федерации на базе автономии или конфедерации, государственный суверенитет, осуществляемый данным многонациональным государством, должен гарантировать суверенитет каждой из объединившихся наций. В первом случае это достигается путем обеспечения суверенных прав субъектов союза, уступивших часть своих прав многонациональному государству. Во втором случае суверенитет наций обеспечивается путем охраны автономии национальных государств. Но в обоих случаях многонациональное государство в лице своих высших органов является носителем суверенитета не какой-либо отдельной нации, а суверенитета, принадлежащего именно данному многонациональному государству, выражающему как общие интересы все объединившихся наций, так и специфические интересы каждой из них. Главное состоит в том, чтобы многонациональное государство в любых его разновидностях обеспечивало реальный суверенитет каждой из наций, входящих в его состав.

Особенность применения категории «народный суверенитет» и «национальный суверенитет» в РФ - в том, что она используется, как правило, в Конституциях республик в составе РФ. Например, в нормах ст. Конституции Республики Ингушетия, республика названа демократическим, правовым, светским государством, образованным на основе реализации народом Ингушетии своего неотъемлемого права на национально-государственное самоопределение297. Как видно, имеет место закрепление правовой категории «национальный суверенитет» Правовая категория «право на самоопределение» используется в нормах Конституции Республики Удмуртия. В соответствии с ч. 1 ст. 1 Конституции Республики Удмуртия, на основании волеизъявления многонационального народа Российской Федерации Удмуртская Республика - Удмуртия - государство в составе Российской Федерации, исторически утвердившееся на основе осуществления удмуртской нацией и народом Удмуртии своего неотъемлемого права на самоопределение и самостоятельно осуществляющее государственную власть на своей территории в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Удмуртской Республики298. В соответствии с Преамбулой Конституции Республики Бурятия299, «… полномочные представители многонационального народа Республики Бурятия, сознавая историческую ответственность за его судьбу, признавая приоритет общечеловеческих ценностей, права народов на самоопределение, прав и свобод, закрепленных во Всеобщей Декларации прав человека, других международно - правовых актах и в Конституции Российской Конституция Республики Ингушетия. Принята Народным Собранием - Парламентом Республики Ингушетия 27 февраля 1994 года // Сборник Конституций субъектов федерации «Конституции Республик в составе Российской Федерации». Выпуск 1 // Издание Государственной Думы 1995 г.

Конституция Удмуртской Республики. Принята Постановлением Верховного Совета УР от 7 декабря 1994 года № 663-XII // Известия Удмуртской Республики. 1994. 21 декабря.

Конституция Республики Бурятия. Принята Верховным Советом РБ 22 февраля года // Бурятия. 1994. № 43.

Федерации, заботясь о сохранении и самобытном развитии народов, проживающих на территории республики (государства), уважая суверенные права других народов, провозглашая принципы демократического правового общества, считая республику неотъемлемой частью - субъектом Российской Федерации» приняли настоящую Конституцию.

Совершенно особенным образом сформулирована государственная суверенность и независимость в Конституции Республики Татарстан. В соответствии ч.1 ст. 1 Конституции, Республика Татарстан - демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» и являющееся субъектом Российской Федерации. Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан300.

Решением Верховного суда РТ от 31 марта 2004 № 3П-1-23/2004 подтверждено, что положения ч. 1 ст. 1 в той части, что Республика Татарстан объединена с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов сведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан», суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой Конституция Республики Татарстан. Принята 06 ноября 1992 года // Республика Татарстан. 2002. 30 апреля. № 87-88.

власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан, аналогичны по содержанию нормам учредительных актов других субъектов Российской Федерации, ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации несоответствующими Конституции Российской Федерации301 Данное решение было вынесено с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2003 года № 8-П по делу о толковании части 1 статьи 1 Конституции Республики Татарстан.

Как объект конституционно-правовых отношений, власть характеризуется двумя важнейшими признаками: единством государственной власти и ее независимостью. Единство государственной власти - один из основных принципов организации власти в государстве, означающий существование единой системы органов государственной власти, причм совокупная компетенция всей системы государственных органов охватывает все полномочия, необходимые для осуществления функций государства. Предполагается также наличие в системе одного высшего органа, которому подконтрольны и подотчетны все остальные государственные органы без исключения. Независимость государственной власти означает самостоятельность государства в отношении с другими государствами и независимость от всякой другой власти внутри страны и вне ее, а также исключительное, монопольное право свободно решать все свои дела.

Логика объединения двух характерных особенностей государственноправовых отношений как самостоятельного вида публично-правовых отношений в рамках одной части работы обоснована необходимостью ссылок на действующее правовое регулирование деятельности и статуса субъектов конституционно-правовых отношений.

См.: Информационное сообщение Верховного суда Республики Татарстан от 6 мая 2004 года // СПС «Консультант+ Особенность государственно-правовых отношений по субъектному составу их участников обозначается практически всеми исследователями примерно с одинаковой формулировкой: некоторые субъекты конституционноправовых отношений «не могут быть участниками других видов правоотношений»302. Субъекты конституционно-правовых отношений весьма разнообразны. Мы поддерживаем точку зрения Баглая М.В., состоящую в том, что «именно субъекты составляют специфику конституционно-правовых отношений, ибо остальные элементы во многом схожи с аналогичными элементами правоотношений, порождаемых другими отраслями права»303. Именно поэтому считаем важным раскрытие нормативных основ правового статуса конституционно-правовых отношений. В очевидной связи с данным положением считаем необходимым именно в данной части исследования раскрыть еще одну особенность конституционно-правовых отношений, а именно: особенность их правового регулирования, проявляющуюся в том, что конституционно-правовые отношения:

- во-первых, регламентируются огромным массивом нормативных правовых актов, регламентирующих не только основания возникновения, изменения, развития и реализации конституционно-правовых отношений, но и закрепляющих правовой статус субъектов конституционно-правовых отношений;

- во-вторых, в этом массиве велика роль и доля нормативно-правовых актов РФ, РСФСР и СССР, действующих в части, не противоречащей Конституции РФ и принятым на ее основе федеральным конституционным и федеральным законам - в отличие, например, от актов, регламентирующих правовой статус участников административно-правовых, финансово-правовых или таможенных правоотношений;

Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник.- 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1998. - 520 с.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. - 4-е изд., изм. и доп. - М.: Норма. 2003. - 816с.

- в-третьих, именно конституционно-правовые отношения наиболее часто опираются на нормы международного права, и в числе актов, регламентирующих их значительное место занимают акты государств- участников Союза Независимых Государств (с недавнего времени – также и акты Союзного государства России и Белоруссии).

Очевидно, что такие особенности могут правового регулирования конституционных правоотношений как самостоятельного вида публичных правоотношений могут быть обусловлены особенным статусным состоянием Российской Федерации как государства, возникшего «на развалинах» некогда могучей державы и ставшей правопреемницей СССР по более чем 185 международным договорам, т.е. вынужденно принявшей ряд международных норм к исполнению и реализации. Может быть, дело в том, что именно конституционно-правовой аспект общественных отношений как базовых в государстве любого экономического уклада и политического режима является тем объединяющим началом, на котором строится их (отношений) «всеобщее» правовое регулирование. В отличие, например, от налоговых правоотношений, которые напрямую зависят от основ экономического строя того или иного государства. Вероятно, именно этим обусловлена та степень изменчивости, которая свойственна субъектному составу конституционноправовых отношений как самостоятельного вида публичных правоотношений. Несмотря на то, что «базовые» субъекты сохранились, исторический анализ позволяет назвать необычные для сегодняшнего научного видения субъектов. Так, в работе «Конституция СССР и законодательство развитого социализма»304 Гуценко К.Ф. и Кузнецов Н.И. помимо традиционных субъектов: граждан СССР; народных депутатов СССР; органов государственной власти и государственного управления в СССР называют «органы народного контроля».

Конституция СССР и законодательство развитого социализма / Под ред. К.Ф. Гуценко, И.Н. Кузнецова. – М.: Юрид. лит. 1984. – 272 с.

Общим для современных научных исследований и работ советского периода является классификация субъектов конституционно-правовых отношений на индивидуальные и коллективные. В частности, общая классификация субъектов российского права была предложена Малковой Н.А. в работе «Коллективные субъекты в российском праве»305. К индивидуальным субъектам автор отнесла граждан РФ, иностранных граждан, лиц с двойным гражданством, лиц без гражданства. К коллективным: государство, государственные органы учреждения, коммерческие и некоммерческие организации, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, административнотерриториальные единицы, национально-государственные образования, избирательные округа, церковь и ее региональные общины, конфессии, иностранные фирмы, банки, предприятия.

Все субъекты конституционного права наделены конституционной правосубъектностью (способностью иметь конституционные права и обязанности и осуществлять их в своих действиях), при этом, по мнению большинства ученых, абсолютной правосубъектностью (т.е. неограниченной ничем, кроме закона) обладает народ. Как единственный суверен (носитель и источник власти) народ обладает прерогативой участия в свободных выборах, формирования органов власти, выражения своей воли путем референдума.

Исключительно народ обладает учредительной властью. Конституционная правосубъектность личности (человека и гражданина) характеризует универсальную регламентацию статуса личности: место личности в системе демократии, отношение государства к ее свободе, условия и гарантии участия личности в управлении делами общества и государства; возможности личности пользоваться определенными благами, гарантии ее защищенности и безопасности и др. Как субъекты конституционных правоотношений, государство (Российская Федерация), органы государственной власти и местного саМалкова Н.А. Коллективные субъекты в российском праве: Учебное пособие. Самара:

Издательство «Самарский дом печати», 1999. С. 5.

моуправления обладают смешанной правосубъектностью, соответствующей целям и задачам их деятельности, определенным в Конституции РФ.

Главным из субъектов конституционных правоотношений является человек, вступающий конституционно-правовые отношения с государством через его органы и обладающий правом потребовать от государства через соответствующие органы защиты своих законных интересов.

Детализируя данное положение, следует назвать следующих субъектов государственно-правовых отношений:

Граждане РФ, обладающие общим правовым статусом. Особенности правового статуса граждан всегда волновали ученых - одна из первых работ, содержащая развернутый правовой анализ конституционного статуса личности - «Конституционный статус личности в СССР», изданная в серии «Социализм: опыт. Проблемы. Перспективы» под эгидой Института государства и права Академии наук СССР306 датирована 1980 годом. В состав редакционной коллегии вошли известнейшие ученые: Н.В. Витрук, В.А. Масленников и Б.Н. Топорнин, что, тем не менее, не смогло уберечь книгу от масштабной идеологической составляющей: в реферате указывалось, что книга «рассчитана на ученых-юристов всех отраслей права, философов, а также пропагандистов». Несмотря на такую особенность, работа представляет собой интересное исследование, в котором раскрыты вопросы понятия и элементов конституционного статуса личности (который неразрывно связан с гражданством), обозначены политико-правовые принципы конституционного статуса личности; представлена полная характеристика существующего на тот момент закона о гражданстве; охарактеризована дефиниция «достоинство личности»307.

Конституционный статус личности в СССР. – М.: Юрид. лит. 1998. – 256 с.

В самостоятельные главы авторы цитируемого исследования вынесли проблему социального назначения и юридической природы конституционных прав и обязанностей граждан и характеристику отдельных категорий прав граждан: социально-экономических, культурных, политических, личных.

Что касается идеологизированности, то, на наш взгляд, это серьезная проблема: мы не можем сегодня использовать достигнутые в советскую эпоху достижения научной мысли в полном объеме, так как наталкиваемся на политические концепции уровня «Коренные отличия взаимоотношений государства и личности в буржуазном обществе и при социализме». Этот пример – название первого параграфа не менее интересной работы в интересующем нас направлении: монография Бутусовой Н.В.308 «Государственно-правовые отношения между советским государством личностью». В рамках интересующей нас проблематики следует обратить внимание на главу II работы «Особенности и виды государственно-правовых отношений между Советским государством и личностью в условиях ускорения социальноэкономического развития страны», не забывая при этом нивелировать идеологическую составляющую. В рамках данной главы автор выделяет три параграфа, определяя в первом из них характерные черты государственноправовых отношений между Советским государством и личностью. Одной из интересных работ дня сегодняшнего309 нам представляется монография Чепурнова А.А. «Правовой статус личности в Российской Федерации: конституционные основы гарантирования»310.

Граждане РФ, обладающие «специальным» правовым статусом: Президент РФ, Председатель Правительства РФ, Уполномоченный по правам человека РФ, Уполномоченный по правам человека в субъекте РФ, УполномоБутусова Н.В. Государственно-правовые отношения между советским государством личностью. Воронеж. Издательство Воронежского университета. 1986. – 173 с.

В современных диссертационных исследованиях появилась новая необычная категория субъектов конституционно-правовых отношений – «представители общественности». подробнее: Воронин В.В. Конституционные основы участия представителей общественности в деятельности исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: диссертация... кандидата юридических наук. Тюмень. 2008 – 200 с.

Чепурнов А.А. Правовой статус личности в Российской Федерации: конституционные основы гарантирования: диссертация … кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону.

2006. – 239 с. ил.

ченный по правам ребенка РФ, Уполномоченный по правам ребенка в субъекте РФ, депутаты Государственной Думы ФС РФ, члены Совета Федерации ФС РФ, депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, судьи, федеральные министры, руководители федеральных служб, агентств, надзоров.

Граждане РФ, обладающие особым правовым статусом – «вынужденные переселенцы». В соответствии с нормами ст. 1 Закона РФ «О вынужденных переселенцах» 19 февраля 1993 года № 4530-1311 вынужденным переселенцем признается гражданин Российской Федерации, покинувший место жительства вследствие совершенного в отношении его или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка.

Беженцы - иностранные граждане, обладающие особым, специфическим правовым статусом регламентированным «специальным» нормативноправовым актом – Законом РФ «О беженцах» от 19 февраля 1992 года № 4528312. Иллюстрируя вышеназванную особенность правового регулирования конституционно-правовых отношений, следует назвать также международноправовые акты: Конвенцию о статусе беженцев, совершенную в Женеве июля 1951 года313; Соглашение стран СНГ от 24 сентября 1993 года «О поВедомости СНД и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 427.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 12. Ст. 425.

Заключена в Женеве, вступила в силу 22 апреля 1954 года; Россия присоединилась к Конвенции с заявлением (Постановление ВС РФ от 13 ноября 1992 года № 3876-1). Конвенция вступила в силу для России 1 февраля 1993 года // Бюллетень международных договоров. 1993. № 9. С. 6 - 28.

мощи беженцам и вынужденным переселенцам», ратифицированным ФЗ РФ от 22 ноября 1994 года № 40-ФЗ314; Четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и перемещенных лиц315, заключенное в Москве 4 апреля 1991 года и вступившее в силу немедленно. Примечательно, что правовой статус беженцев как субъектов конституционно-правовых отношений далеко не всегда был таким политически благоприятным, не всегда государство так заботилась о них. Достаточно вспомнить, что в соответствии с Постановлением Совета труда и обороны от 1 июня 1921 года «О прекращении беспорядочного движения беженцев к Москве и Западной границе»316, подписанным Председателем Совета Труда и Обороны В.Ульяновым (Лениным) и Секретарем Совета Труда и Обороны Л.Фотиевой, «вследствие обнаружившегося незаконного и беспорядочного движения беженцев империалистической войны к г. Москве и Западной границе, нарушающего планомерную эвакуацию, грозящего разрушением железнодорожного имущества и являющегося источником эпидемии», … категорически воспрещалось каким бы то ни было органам выдавать пропуска на проезд беженцев к Москве и Западной полосе без согласования с Центральным Эвакуационным Комитетом, а органам Народного Комиссариата Путей Сообщения предоставлять без ведома и согласия Центрального Эвакуационного Комитета подвижной состав.

По нашему мнению, закрепление правового статуса названных категорий субъектов конституционно-правовых отношений, чрезвычайно важно в условиях политической нестабильности в мире, масштабности миграционных процессов и увеличивающемся потоке жертв военных действий и конИнформационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». 1993. № 4.

Сторонами Соглашения были Абхазская и Грузинская стороны, участниками - Российская Федерация и Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по делам беженцев // Дипломатический вестник. 1994. № 9 – 10.

СУ РСФСР. 1921. № 49. Ст. 258.

фликтов. Люди выступают субъектами конституционных правоотношений не только индивидуально, но и через свои добровольно созданные объединения, в том числе политические партии, общественные организации.

В связи с высказанным положением, считаем необходимым дополнить перечень субъектов конституционно-правовых отношений как самостоятельного вида публичных правоотношений таким субъектом, как Граждане РФ, постоянно проживающие за пределами РФ, используя для этого более понятную категорию – «соотечественники». На первый взгляд, такое дополнение выглядит юридически некорректным, так как «соотечественники» - это все-таки граждане РФ. Тем не менее, мы считаем, что выделение такой категории субъектов конституционно-правовых отношений обосновано и с научной и с правовой точек зрения. В науке вопрос об особенностях правового статуса граждан РФ, постоянно проживающих за пределами РФ уже поставлен – исследуется, например, в работах Забелло И.О.

«Конституционные основы защиты прав соотечественников за рубежом»317, Петухова Д.В. «Конституционные основы государственной политики российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»318, Мамонова В.В.319. Законодательство, определяющее особенности правового статуса соотечественников как субъектов конституционно-правовых отношений также представлено: ФЗ РФ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» от 24 мая 1999 года № Забелло И.О. Конституционные основы защиты прав соотечественников за рубежом:

диссертация... кандидата юридических наук. М.: 2004. – 185 с.

Петухов Д.В. Конституционные основы государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом: автореферат дис.... кандидата юридических наук. Саратов. 2007. 26 с.

Мамонов В.В., Петухов Д.В. Конституционные основы государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом = Institutional frameworks of state policy of the Russian Federation concerning compatriots living abroad: [монография].

Саратов ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2008. – 147 с.

99-ФЗ320, Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, утв. Указом Президента РФ «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» от 22 июля 2006 года № 637321, раздел I Концепции внешней политики Российской Федерации322 Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом» от 11 декабря 1994 года № 1369323. Подзаконное регулирование особенностей правового статуса соотечественников как субъектов конституционно-правовых отношений достаточно велико. В нормах ст. 58 Основ законодательства о культуре Российской Федерации от 9 октября 1992 года № 3612-1324, Российская Федерация содействует развитию российской культуры за рубежом, поддерживая связи с зарубежными соотечественниками и их потомками, организуя культурные центры, сотрудничая с землячествами, проводя совместные культурные мероприятия. Указом Президента РФ от 6 сентября 2008 года № 1315325 «О некоторых вопросах государственного управления в области международного сотрудничества» утверждено Положение о Федеральном агентстве по делам Содружества независимых государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству»326. СодейСобрание законодательства РФ. 1999. № 22. Ст. 2670.

Собрание законодательства РФ. 2006. № 26. Ст. 2820.

Российская газета. 2000. № 133. 11 июля Собрание законодательства РФ. 1994. № 34. Ст. 3606.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 46. Ст. 2615.

Собрание законодательства РФ. 2008. № 37.Ст. 4181.

См. также: постановление Распоряжение Правительства РФ от 10 ноября 2008 года № 1646-р «Об утверждении Программы работы с соотечественниками за рубежом на 2009 годы» // Собрание законодательства РФ. 2008. № 46. Ст. 5376; Постановление Правительства РФ от 25 июня 2007 года № 403 «Об организации работы с соотечественникаствие добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, на постоянное место жительства в РФ, а также стимулирование возвращения в РФ эмигрантов является одним из направлений Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента РФ от 9 октября 2007 года № 1351327.

Иностранные граждане, которые, согласно ч.3 ст. 62 Конституции РФ пользуются в РФ правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ. Мы намеренно указали на конституционную норму, закрепляющую равенство правовых статусов российских и иностранных граждан с тем, чтобы обозначить следующее положение: анализ нормативно-правовых актов РФ позволяет прийти к выводу о том, что правовой статус иностранных граждан можно считать статусом «изъятий» - в нормах федеральных законов достаточное количество норм, ограничивающий права иностранных граждан как участников конституционно-правовых отношений по сравнению с гражданами РФ. Так, в соответствии с нормами ч. 1 ст. 13 ФКЗ РФ «О референдуме Российской Федерации» от 28 июня 2004 года № 5-ФКЗ328 участие иностранных граждан в осуществлении деятельности, способствующей либо препятствующей подготовке и проведению референдума, не допускается. В соответствии с нормами ч. 3 ст. 27 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 года № 24-ФЗ329 иностранные граждане и лица без гражданства, входящие в состав экипажа судна, не могут назначаться на должности капитана судна, старшего помощника капитана судна, старшего механика и радиоспециалистов. Условия, на которых иностранные граждане и лица без гражданства могут входить в состав экипажа ми, проживающими за рубежом и желающими добровольно переселиться в Российскую Федерацию» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 27. Ст. 3290.

Собрание законодательства РФ. 2007. № 42. Ст. 5009.

Собрание законодательства РФ. 2004. № 27. Ст. 2710.

Собрание законодательства РФ. 2001. № 11. Ст. 1001.

судна, определяются федеральным органом исполнительной власти в области транспорта. Аналогичные ограничения закреплены в нормах ст. 56 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 года № 81-ФЗ330. По правилам ч. 4 ст. 124 Семейного кодекса РФ от 29 декабря года № 223-ФЗ331, усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. В числе иностранных граждан Плюгина И.В. выделяет таких субъектов конституционно-правовых отношений как мигранты332.

Традиционно в учебниках по конституционному праву РФ после перечисления индивидуальных субъектов конституционно-правовых отношений, авторы называют коллективных субъектов, в числе которых общественные объединения, политические партии и религиозные объединения. Что касается общественных объединений как субъектов конституционно-правовых отношений, то их статус позволяет гражданам реализовать собственные интересы, не нарушая при этом прав и законных интересов других лиц, реализуя конституционно гарантированное право на участие в деятельности общественных объединений. Конституционно-правовой аспект их деятельности проявляется, на наш взгляд, наиболее ярко, при организации массовых мероприятий, митингов, шествий, демонстраций и, конечно, участии в выборах и референдуме (и на федеральном, и на местном уровне) - при условии легитимизации такой деятельности в Уставе общественного объединения). Мы считаем, что конституционно-правовой аспект деятельности общественных объединений – их важнейшая составляющая, так как поддерживаем точку зрения Собрание законодательства РФ. 1999. № 18. Ст. 2207.

Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

Плюгина И.В. Конституционные основы правового регулирования статуса мигрантов в Российской Федерации: автореферат дис. … кандидата юридических наук. М. 2008. – 24 с.

Гюнтер А.Р., указывающего, что право на управление делам государства относится к категории субъективно-публичных прав333. Нельзя забывать, что до принятия ФЗ РФ «О политических партиях» от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ деятельность политических партий регламентировалась нормами ФЗ РФ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 № 82-ФЗ335, политические партии были одним из видов общественных объединений. При необходимости дать более подробную классификацию общественных объединений можно обратиться к ст. 7 закона, и перечень субъектов конституционно-правовых отношений увеличится на общественные организации; общественные движения; общественные фонды; общественные учреждения; органы общественной самодеятельности (все - организационно-правовые формы общественных объединений); союзы (ассоциации) общественных объединений. Кокотов А.Н. выделял также в качестве субъектов конституционно-правовых отношений местные общественные организации граждан336.

На сегодняшний день политические партии – важный субъект конституционно-правовых отношений, что обусловлено их конституционноправовой природой их деятельности: согласно ст. 3 ФЗ РФ «О политических партиях» политическая партия - это общественное объединение, созданное в целях участия граждан РФ в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления. Особенности правового статуса политических партий как самостоятельных субъектов конституционно-правовых отношеГюнтер А.Н. Субъективно-публичные права граждан. Харьков тип. М.Х.Сергеева 1917.

16 с. Харьковск. О-во грамотности.

Собрание законодательства РФ. 2001. № 29. Ст. 2950.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 21. Ст. 1930.

Кокотов А.Н. Местные общественные организации граждан как субъекты советского государственного права» автореферат дис. … кандидата юридических наук. Саратов.

1998. – 15 с.

ний исследовал в Тетерик А.В. в работе «Конституционные основы участия политических партий в российском избирательном процессе»337.

Религиозные объединения и организации как субъекты конституционно-правовых отношений имеют, пожалуй, самую серьезную специфику, обусловленную конституционным принципом отделения церкви от государства:

Российская Федерация провозглашается светским государством, в котором никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ст. 14 Конституции РФ). Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Как правило, религиозные объединения признаются субъектами административно-правовых отношений, возникающих в процессе их государственной регистрации в соответствии с нормами ФЗ РФ «О свободе совести и религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ338. Тем не менее, в современных научных исследованиях рассматриваются, в том числе, конституционно-правовые аспекты их деятельности. Особенности правового регулирования имущественных отношений государства и Русской православной церкви исследованы Гревцовой О.А. в работе «Конституционные принципы и правовое регулирование имущественных отношений государства и Русской православной церкви», Карпушкиным А.В. в работе «Конституционные основы и генезис взаимоотношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации» Народ также, по мнению подавляющего большинства ученых, выступает самостоятельным субъектом конституционно-правовых отношений.

Например, с точки зрения Баглая М.В. тогда, «когда проводится всенародное голосование или формулируется источник принятия Конституции: «Мы, См.: Тетерик А.В. Конституционные основы участия политических партий в российском избирательном процессе: диссертация … кандидата юридических наук. М. 2008. – Собрание законодательства РФ. 1997. № 39. Ст. 4465.

Карпушкин А.В.Конституционные основы и генезис взаимоотношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации: автореферат дис. … кандидата юридических наук. Саратов. 2009. – 29 с.

многонациональный народ Российской Федерации...». Например, в редакции ФЗ РФ от 24 апреля 2008 года текст преамбулы ФКЗ РФ «О референдуме Российской Федерации» № 5-ФЗ звучит так: «Референдум наряду со свободными выборами является высшим непосредственным выражением власти народа. Государством гарантируются свободное волеизъявление граждан Российской Федерации на референдуме Российской Федерации, защита демократических принципов и норм права, определяющих право граждан на участие в референдуме. Референдум Российской Федерации не может быть использован в целях принятия решений, противоречащих Конституции Российской Федерации, а также в целях ограничения, отмены или умаления общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, конституционных гарантий реализации таких прав и свобод»340. Однако, уточняет ученый, таких правоотношений все же немного в силу известной, с юридической точки зрения, абстрактности этого понятия: «в прошлом тоталитарные режимы постоянно вводили в свои конституционные документы термин «народ», изображая себя выразителями его интересов, а на деле проводя массовые репрессии и нарушения прав»341.

Субъекты Российской Федерации также выступают самостоятельными субъектами конституционно-правовых отношений. Классификация в данном случае возможна по двум основаниям. Во-первых, в зависимости от вида субъекта РФ: в таком случае к самостоятельным субъектам конституционноправовых отношений следует относить республики в составе РФ, края, области, автономную область, автономные округа, города федерального значения Москва и Санкт-Петербург. Все субъекты РФ обладают различным правовым статусом, и это прямо указано в Конституции РФ: республики, например, именуются государствами. Кроме того, существуют особенности в построении конституционно-правовых отношений внутри сложноустроенных субъСобрание законодательства РФ. 2004. № 27. Ст. 2710.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник / М. В. Баглай. е изд., изм. и доп. - М.: Норма. 2007. – С. 134.

ектов РФ342. Еще более специфическими являются конституционно-правовые отношения, возникающие внутри новых субъектов РФ: Забайкальского края, Камчатского края, Пермского края, обновленной Иркутской области и Красноярского края343. Правовой основой таких отношений являются, в первую очередь, нормы ст.ст. 5, главы 3 Конституции РФ (особенно - ст. 71, 71) и отраслевое законодательство.

Во-вторых, классификация конституционно-правовых отношений с участием субъектов РФ возможна по критерию «направленности»: «внутренние» конституционно-правовые отношения и «внешние». К внутренним, на наш взгляд, возможно причислить отношения, возникающие в процессе заключения и реализации Договоров между РФ и субъектами РФ. Однако, развитие данной классификации довольно затруднительно, так как «договорное»

регулирование федеративных отношений на сегодняшний день утратило актуальность. А нормативный акт базового характера, к которым мы причисляем Указ Президента РФ от 3 июля 1996 года № 803 «Об Основных положениях региональной политики в Российской Федерации»344 не отвечает реалиям сегодняшнего дня именно в силу давности принятия.

Внешними можно считать отношения, возникающие, например, при реализации положений ФЗ РФ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» от 4 января года № 4-ФЗ345: субъекты РФ в пределах полномочий, предоставленных им Конституцией РФ, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъУльянов В. И. Сложноустроенные субъекты Российской Федерации в системе федеральных отношений: диссертация … кандидата юридических наук. Тюмень. 1999. - 184 с.

См. напр.: Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа ФКЗ от 21 июля 2007 года № 5-ФКЗ // Собрание законодательства РФ. 2007. № 30. Ст. 3745.

Собрание законодательства РФ. 1996. № 23. Ст. 2756.

Собрание законодательства РФ. 1999. № 2. Ст. 231.

ектов РФ о разграничении предметов ведения и полномочий, обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно - территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели346.

Российская Федерация – самостоятельный субъект государственноправовых отношений, к которым применима аналогичная классификация. На внутреннем уровне РФ взаимодействует с субъектами РФ, на внешнем – является участником международно-правовых отношений (подробнее – пар.

2.3. работы). Конституционно-правовой аспект международных отношений с участием РФ обусловлен необходимостью сохранения ее территориальной целостности и упрочения места РФ в системе международных отношений347.

Многие авторы в качестве самостоятельных субъектов конституционно-правовых отношений называют органы государственной власти (РФ и субъектов РФ), однако по данному вопросу в научной литературе нет единства мнений. Например, Баглай М.В. считает, что органы государственной власти и управления, должностные лица, депутаты, избирательные и парламентские комиссии и т. д. – не самостоятельные субъекты конституционноправовых отношений, а «посредники» между гражданами и государством.

Учитывая дискуссионность вопроса, ограничимся его постановкой и укажем, что, например, такой государственный орган как Совет Федерации является, по мнению Коноваловой Т.И. безусловным субъектом конституционноправовых отношений, так как инициирует принятие политических решеПод международными и внешнеэкономическими связями субъектов РФ понимаются осуществляемые в торгово-экономической, научно-технической, экологической, гуманитарной, культурной и в иных областях связи с иностранными партнерами.

См., например: Мамонов В.В. Конституционные основы участия Российской Федерации в Содружестве Независимых Государств: Автореф. дисс. … канд. юрид наук. Саратов.

1999. 24 с.

ний348. Мы считаем также, что и нижняя палата российского парламента Государственная Дума, и Федеральное Собрание в целом являются самостоятельными субъектами конституционно-правовых отношений. Если буквально толковать нормы ст. 104 Конституции РФ, то перечень субъектов конституционно-правовых отношений следует уточнить, назвав вместо органов государственной власти субъектов РФ законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ, а также причислив к ним Правительство РФ, Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный Суды РФ.

В нормах ст. 2 Федерального закона «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» право органов государственной власти субъекта РФ на ведение переговоров и заключение соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей регламентировано отдельно от права субъекта на участие в таких отношениях: органы государственной власти субъекта РФ в пределах полномочий, предоставленных Конституцией РФ, федеральным законодательством и законодательством субъектов РФ, имеют право на ведение переговоров с иностранными партнерами, а также на заключение с ними соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей. Субъекты РФ с согласия Правительства РФ могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств (ч.1 ст. 1 закона).

Совершенно особым правовым статусом в качестве участников конституционно-правовых отношений обладают органы местного самоуправления.

Кроме положений Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ огромный интерес в данном аспекте нашего исследования представляет монография Костюкова А.Н., Копысова С.Г. «МуниципальноКоновалова Т.И. Совет Федерации как субъект принятия политических решений: конституционные прерогативы, проблемы реализации: Автореф. дисс. … кандид. Политических наук. Москва. 1999. 23 с.

правовые отношения»349, в которой авторы детализирую общие признаки муниципально-правовых отношений, дают общую характеристику субъектов муниципально-правовых отношений их классификацию по следующим критериям: форма осуществления местного самоуправления; принадлежность к определенному элементу системы местного самоуправления; содержание муниципально-правовых отношений; их субъектный состав и целевое назначение. В числе субъектов муниципально-правовых отношений авторы называют население муниципального образования, органы местного самоуправления, главу муниципального образования.

Объект административного правоотношения есть публичный интерес в сфере государственного управления, а вот предмет более многообразен и может включать в себя различные явления, соответствующие плюралистичности объекта административного правоотношения. Предмет административного правоотношения определяется действиями или бездействиями органов и иных лиц, о которых будет сказано ниже, наделнных государственно– властными полномочиями, затрагивающими публичные права и обязанности физических лиц и организаций. Такого рода действия или бездействия принято определять через категорию форм или методов осуществления государственной власти. Причм, речь может идти как о правовых, так и об организационных формах управления.

Специфика субъекта административного правоотношения предполагает его конкретность в сравнении с теми юридическими фикциями типа «Российская Федерация», «субъект Российской Федерации», «народ» и т.п..

Субъектом административного правоотношения может выступать любое физическое лицо и любая легальная организация. В современных условиях нельзя сказать, что обязательным субъектом административных правоотношений выступают только государственные органы или их должностные лица, хотя в значительной степени так оно и есть. Система социального управлеКостюков А.Н., Копысов С.Г. Муниципально-правовые отношения: Монография.

Омск: Омск. госуниверситет, 2001. – 208 с.

ния, в которую в качестве основной подсистемы входит и государственное управление, предполагает наличие ещ минимум двух управленческих подсистем – муниципальной и корпоративной. До принятия действующей Конституции РФ вопрос о том, относить или не относить местные органы к субъектам административных правоотношений трактовался довольно противоречиво. Так, Г.И. Петров утверждал, что «…местные Советы, органы суда и прокуратуры исполнительную и распорядительную деятельность не осуществляют и поэтому не могут быть участниками административноправовых отношений»350. В то же время, Н.Г. Салищева ещ в те годы считала, что «…в действительности нормы административного права регулируют те общественные отношения, которые складываются в процессе исполнительной и распорядительной деятельности всех органов Советского государства (например, вопросы прохождения государственной службы, организации внутреннего контроля и т. д.)»351. Имевший смысл для того периода развития нашего государства спор, после коренных изменений общественнополитического строя, после проведения конституционной реформы обретает несколько иной смысл.

Ведя речь об органах местного самоуправления как субъектах административных правоотношений, следует заметить, что понятие местного самоуправления определяется как федеральным законодательством, так и законодательством субъектов РФ. Федеральный закон от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определяя местное самоуправление, оговаривает возможность органов местного самоуправления осуществлять отдельные государственные полномочия. Не исключается возможность наделения органов местного самоуправления полномочиями управленческого характера.

Петров Г.И. Советские административно-правовые отношения. С. 49.

Административное право. Учебник / Под ред. А.Е. Лунева. М.:«Юрид. лит.», 1967. С. 5Европейская Хартия о местном самоуправлении, определяет, что местное самоуправление - это право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ими, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения352. Насколько муниципальное управление соотносится с государственным управлением (и соответственно можно ли говорить об административно-правовом характере правоотношений при осуществлении местного самоуправления) показывает, прежде всего, анализ такого признака местного самоуправления, как целевая направленность, а именно - решение вопросов местного значения. Названные в ст. 6 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» предметы ведения местного самоуправления, на наш взгляд, нельзя однозначно относить к вопросам местного значения, а следует говорить о возможности органов местного самоуправления решать задачи по указанному кругу вопросов во исполнение решений принятых органами государственной власти. Законодательная практика зарубежных государств показывает, что при всем многообразии систем местного самоуправления, они не отделяются так жестко от государственных органов власти как это предусмотрено Конституцией РФ и федеральным законодательством353. В то же время мы не согласны с утверждением о том, что «попытки «встроить» местное самоуправление в систему органов государственной власти приведут к воссозданию государственного управления на местном уровне»354.

См.: О ратификации Европейской хартии местного самоуправления. Федеральный закон от 11 апреля 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. №15.

См.: Пчелинцев В.А. Правовые основы становления местного самоуправления в Республике Башкортостан. // Материалы зональных семинаров председателей сельских и поселковых Советов Республики Башкортостан с участием заместителей председателей районных и городских Советов (февраль-март 1997 г.) Уфа. 1997. С. 40.

Дементьев А.Н. О «системе советов» и земских учреждениях в России: возможные исторические параллели. // Государство и право. 1996. №8. С.119.

Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями (с учетом сказанного выше мы будем иметь в виду полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ) осуществляется только федеральными законами, законами субъектов РФ, с одновременной передачей необходимых материальных и финансовых средств. Реализация такого рода полномочий подконтрольна соответствующим органам государственной власти.

Мы видим, что и государственное управление и местное самоуправление, являясь выражением народовластия, обладают сходными признаками, а именно: рассматриваются, как вид деятельности; направлены на реализацию государственных функций; используют аналогичные методы управления.

Разница видится лишь в использовании различных организационно-правовых форм, посредством которых осуществляются эти виды деятельности и в характере подчиненности органов местного самоуправления органам исполнительной власти. Причем, даже если абстрагироваться от существа функций местного самоуправления, а подойти к данному вопросу с формальных позиций, то обнаруживается закрепленная законодательством возможность выполнения органами местного самоуправления государственных функций. С этих позиций можно признать правильной точку зрения Е.М. Ковешникова о том, что «местное самоуправление занимает определнное место в разделении властей по вертикали, системе сдержек и противовесов в этой структуре»355. С уверенностью можно сказать, что правоотношения в рамках деятельности исполнительных органов местного самоуправления, связанные с реализацией отдельных государственных полномочий управленческого характера, безусловно, носят характер административных.

Необходимо дифференцированно подходить к данному вопросу, учитывая, что органы местного самоуправления и их должностные лица могут выступать как обязательные субъекты административных правоотношений, если Ковешников Е.М. Государство и местное самоуправление в России: теоретикоправовые основы взаимодействия. М.: НОРМА, 2001. С. 67.

они являются в конкретном общественном отношении стороной, наделнной государственно-властными управленческими полномочиями, а другая сторона (стороны) такими полномочиями не обладают. Но есть и другие варианты участия органов местного самоуправления в административных правоотношениях. Они могут быть наделены государственно-властными управленческими полномочиями, но вступать в правоотношения с органами, также наделнными государственно-властными управленческими полномочиями на принципах подчиннности или подконтрольности (поднадзорности). Примером могут служить отношения, возникающие при осуществлении государственного контроля за реализацией органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий. Ещ одним вариантом участия органов местного самоуправления в административных правоотношениях может выступать их участие в качестве субъекта, не наделнного государственновластными управленческими полномочиями. Например, если орган местного самоуправления является юридическим лицом, то законодательство об административных правонарушениях не исключает возможности привлечения этого органа к административной ответственности.

Следующей управленческой подсистемой, на которую следует обратить внимание при анализе субъектного состава административных правоотношений является система корпоративного (иногда в литературе - внутриорганизационного) управления. И в этой связи важной новеллой, требующей своего осмысления, стало появление так называемых государственных корпораций, которые иногда рассматриваются в качестве органов, осуществляющих от имени Российской Федерации государственное управление соответствующей сферой деятельности. При этом не следует упускать из виду, что статус конкретных государственных корпораций различается между собой в части, связанной с осуществлением государственно-управленческих функций. Есть госкорпорации такими функциями наделнные, например «Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом»356. Иные же государственные корпорации, например «Российская корпорация нанотехнологий» не выполняют функций государственного управления, а лишь содействуют реализации государственной политики в соответствующей сфере деятельности (см.

например ч. 1. ст. 3. Федерального закона от 19 июля 2007 г. № 139-ФЗ «О российской корпорации нанотехнологий»357).

Фактически государственные корпорации заняли место среди субъектов государственного управления, не являясь органами государственной власти.

Не вполне ясна цель передачи функций соответствующих федеральных агентств госкорпорациям если иметь виду, что высшие должностные лица Российской Федерации всячески открещиваются от упоминания о государственном капитализме. Интересно и то, что статус госкорпораций закрепляется федеральным законом, а не указом Президента РФ. Но не факт, что это добавит стабильности системе государственного управления. Похоже, что вслед за ФРГ в нашей стране «модной» становится теория М. Массенета «new public management», основы которой в сво время были выражены в опубликованной ещ в 1975 году работе «Новое управление общественными делами. За государство без бюрократии». Подменять ежедневную, кропотливую управленческую деятельность созданием новых организационных структур – традиция нашего отечества. Не случайно применительно к государственным корпорациям появилось выражение: «…если знаешь, что делать, – создавай госкорпорацию»358. Правда финансовый кризис заставил изменить отношение публичной власти к такого рода субъектам, что выразилось в стремлении высшего руководства страны не только проверить деятельность См. Ч. 2. Ст. 10 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 318-ФЗ) Об использовании атомной энергии // Российская газета. 2005. 28 ноября; 2007. 5 декабря.

Собрание законодательства. 2007. № 30. Ст. 3753.

Репов С, Фуфырин А. Отдаться на 9,36% // Аргументы и факты. 2008. № 10. С. 2.

госкорпораций, но и оценить необходимость существования такого рода организационно-правовой формы юридических лиц359.

Встат вопрос о возможности участвовать в административнопроцессуальных правоотношениях так называемых эмансипированных лиц.

Если речь идт о внесудебном способе обжалования действий и бездействий государственных органов, то действующее законодательство вообще не содержит упоминания о возрасте лица, которое может подать жалобу. Раз так, то следует обратиться к положениям Конституции РФ, которая предполагает полный объм дееспособности с 18-и летнего возраста. Но не ясно, охватывается ли право жалобы словосочетанием «в полном объме» или выходит за его рамки. Представляется, что косвенный ответ на этот вопрос дат ч. 1 ст.

254 ГПК РФ, где говорится, что гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему. И тот же ГПК РФ в ст. 37, раскрывая гражданскую процессуальную дееспособность несовершеннолетних, делает несколько оговорок относительно возраста, с которого лицо может лично защищать свои права в производстве из публичных правоотношений. Во-первых, с момента вступления в брак или эмансипации. Следует заметить, что правила о последствиях эмансипации применяются в тех случаях, и к тем правоотношениям, к которым иным федеральным законом не установлено иных возрастных рамок реализации конкретного права. Так, например, даже и эмансипированное лицо не может приобретать оружие, избирать, быть избранным, призываться или иным образом поступать на государственную службу. Административное законодательство не содержит специальных оговорок о правах эмансипированных, следовательно, эмансипиМедведев упразднит госкорпорации, созданные Путиным? - новость дня в рубрике Экономика и бизнес - Newsland.ru http://www.newsland.ru/News/Detail/id/349530/cat/44/?_openstat=ZGlyZWN0LnlhbmRleC5yd TsxNTg2MjA2OzQ2NDE2NTA7eWFuZGV4LnJ1Omd1YXJhbnRlZQ рованное лицо может быть полноправным участником административноправового спора, как в суде, так и во внесудебном порядке. Второй случай оговорен ч. 4. ст. 37 ГПК РФ и касается личного участия в спорах несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Но для реализации этого права необходимо, чтобы оно было специально предусмотрено в федеральном законе.

Таким образом, статьи 37 и 254 ГПК РФ дают основания для применения аналогии закона к спорным правоотношениям, рассматриваемым во внесудебном порядке в части определения возраста наступления процессуальной административной дееспособности. Статья же 43 АПК РФ отсылает к иным федеральным законам для решения вопроса о том, имеет ли право лицо на судебную защиту в арбитражном суде.

Организации как субъекты административных правоотношений должны рассматриваться лишь при должном разъяснении самого термина «организация». Некоторые акты, например Налоговый кодекс РФ, отождествляют термин «организация» с понятием «юридическое лицо». АПК РФ употребляет в статье 43 данный термин, не раскрывая его сути.

Организация – термин, обозначающий достаточно широкий круг явлений, обозначая и определнную деятельность исполнительного характера, и определнную форму взаимодействия между людьми для достижения определнных целей. Подобной точки зрения придерживались и придерживаются значительная часть специалистов в сфере административного права360. В то же время, некоторые авторы рассматривают в качестве организаций родовое понятие, охватывающее все виды предприятий, акционерных обществ, учреждений и не включают в него органы государственной власти и государственные органы361. Если провести сравнительный анализ таких федеральных См. напр.: Бахрах Д.Н. Административное право России. Часть общая: Учебник /Д.Н.

Бахрах. – М.: БЕК, 1993. С. 21-22.; Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. Том 1 /Ю.Н. Старилов. – М.: НОРМА, 2002. С. 427.

См.: Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса /Ю.А. Тихомиров. – М., 1998. С. 284.

законов как Гражданский кодекс РФ и Налоговый кодекс РФ, то обнаруживается, что ст. 48 ГК РФ определяет юридическое лицо как организацию с соответствующими признаками, а ч. 2 ст. 11 НК РФ определяет организацию через понятие юридического лица! Очевидный нонсенс, на который нельзя не обращать внимание вне зависимости от того, для каких целей датся соответствующее определение в Налоговом кодексе РФ. Подобное противоречие встречается и в ФЗ от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и религиозных объединениях»362, где религиозная организация в ст. 8 определяется через понятие юридическое лицо. Есть организации, не являющиеся юридическими лицами. К ним можно отнести, например, органы территориального общественного самоуправления населения, определяемые как одна из форм самоорганизации граждан по месту жительства.

Следует различать органы государственной власти, государственные и муниципальные органы, являющиеся организациями и органы юридического лица, организациями не являющиеся. Существуют организации легальные и нелегальные. Последние являются предметом изучения в основном науки уголовного права и криминологии. С учтом сказанного, организацию можно определять как лицо представляющие себя в форме предусмотренной действующим законодательством и функционирующее для достижения не запрещнной законом цели.

Встат вопрос о том, могут ли организации, не являющиеся юридическими лицами защищать свои права и законные интересы в суде. АПК РФ говорит об организациях, за которыми право на судебную защиту в арбитражном суде признатся федеральным законом. ГПК РФ в этом смысле не отличается от АПК РФ. Если обратиться, например, к содержанию Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» от 25 сентября 2006 г., то выясняется, что п. 3 ст. 14 данного закона предусматривает право органов прокуратуры, федеральных органов государственной регистрации и его территориальных органов, а также органов местного самоуправления вносить в Собрание законодательства РФ. 1997. № 39. Ст. 4765; 2000. № 14. Ст. 1430.

суд представления о запрете деятельности религиозной группы. Следовательно, религиозная группа, не являясь юридическим лицом, может защищать свои права и интересы в суде, то есть обладает процессуальной право и дееспособностью и соответственно, может быть субъектом комплексных административных правоотношений. Другими словами, если мы хотим понять есть ли у организации, не являющейся юридическим лицом право на судебную защиту своих прав, необходимо исследовать законодательство о статусе такого рода организаций, а не административно-процессуальное законодательство.

Особую группу административных правоотношений составляют служебные правоотношения.

Особенности субъектного состава служебных правоотношений следует проанализировать в их сопоставлении с субъектами трудовых правоотношений, так как часто трудно провести границу между ними.

Так, в трудовых правоотношениях работодателем является физическое или юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые правоотношения с работником. Объектом трудового правоотношения выступают те блага, по поводу которых оно возникает, т.е. прежде всего результаты трудовой деятельности и оплата намного труда. Его целью является самообеспечение и саморазвитие путм извлечения прибыли от результатов своей деятельности.

Последняя осуществляется на основе норм гражданского права, предполагающих свободу выбора партнров, равенства в отношениях с ними (ст. 1 ГК РФ). Это, как считает С.Поляков363, предопределяет равенство работодателя с работниками предприятия. Основой их отношений является эквивалентная продажа рабочей силы. Содержание трудовых правоотношений ограничивается взаимными правами и обязанностями работодателя и работника (ст. 21, 22 ТК РФ).

Поляков С. Регулирование служебных и трудовых правоотношений // Российская юстиция. 1998. № 12.

В служебных правоотношениях в роли работодателя (нанимателя) выступает государство, другой стороной правоотношений является государственный служащий. Данный подход основывается на так называемой теории юридической личности государства, согласно которой государство, т.е.

сама Российская Федерация… в строго юридическом смысле может рассматриваться наряду с гражданином как самостоятельная сторона государственно-служебного правоотношения…»364. Однако при поступлении на государственную службу гражданин имеет дело с конкретным чиновником, выступающим в данном случае от имени Российской Федерации или е субъекта.

Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. ФЗ от 1 дек. г.) «О государственной гражданской службе Российской Федерации»365 использует для его характеристики термин «представитель нанимателя», закрепляя, что нанимателем выступает Российская Федерации или субъект РФ.

Представитель нанимателя принимает решение о приеме претендента на государственную службу, может издавать приказы и распоряжения, обязательные для всех служащих государственного органа. В этом смысле его положение аналогично положению представителя работодателя, чей статус установлен ст. 33 Трудового кодекса РФ. Таким образом, правомерно говорить о двойственности субъекта на стороне нанимателя: государственный гражданский служащий, с одной стороны, находится в правоотношении с государством-нанимателем, а с другой стороны – с руководителем государственного органа, как представителем нанимателя. Как подчркивает Л.А. Чиканова, «государство остается стороной служебного правоотношения на всем протяжении его существования, независимо от того, замещает ли гражданский служащий в тот или иной промежуток времени должность в государственном Гришковец А.А. Проблемы соотношения норм административного и трудового права при регулировании отношений в сфере государственной службы // Государство и право.

2002. № 12. С. 11-24.

Собрание законодательства РФ. 2004. № 31. Ст. 3215; 2007. № 49. Ст. 6070.

органе». С другой стороны, Л.А. Чиканова делает обоснованное предложение: «В Закон необходимо внести изменение, в соответствии с которым стороной служебного контракта признавался бы государственный орган, а не его руководитель (представитель нанимателя)»366.

В свою очередь, государственные служащие, являясь субъектами государственно-служебных правоотношений, не являются обычными работниками, которые принимаются на службу в частном порядке, они обладающий особой правосубъектностью, которая является частью административной правосубъектности.

Государственные служащие действуют как агенты публичной власти и в силу этого принимают решения, имеющие властный характер. Как справедливо отмечает Ю.Н. Старилов, государственные служащие имеют особый государственно-правовой статус367.

Важнейшей проблемой субъектного состава служебных правоотношений является возможность допуска иностранных граждан к поступлению в Вооруженные Силы Российской Федерации по контракту (ст. 18.1 ФЗ от марта 1998 г. № 53-ФЗ (в ред. ФЗ от 4 дек. 2007 г.) «О воинской обязанности и военной службе»368). В то же время в ст. 1 ФЗ от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ (в ред. ФЗ от 1 дек. 2007 г.) «О системе государственной службы Российской Федерации»369 определено: «Государственная служба Российской Федерации – профессиональная служебная деятельность граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий: Российской Федерации; федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов; субъектов Российской Федерации...», – следовательно, этой Чиканова Л.А. Применение трудового законодательства к служебным отношениям на государственной гражданской службе: теория и практика: Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2005. С. 11.

Старилов Ю.Н. Служебное право. – М., 1996. С. 23.

Собрание законодательства РФ. 1998. № 13. Ст. 1475; 2007. № 50. Ст. 2241.

Собрание законодательства РФ. 2003. № 22. Ст.2063; 2007. № 49. Ст. 6070.

правовой нормой определен конкретный субъект данных правоотношений – гражданин Российской Федерации, что полностью соответствует аналогичной конституционно-правовой норме (п. 4 ст. 32), предусматривающей равный доступ граждан Российской Федерации к государственной службе, иных субъектов права данная норма не определяет. Таким образом, предусмотрев возможность иностранных граждан быть субъектом военно-служебных правоотношений, законодатель создал явную правовую коллизию.

Более того, Конституция Российской Федерации (п. 4 ст. 32), определяя субъект правоотношений, наделенный правом проходить государственную службу в Российской Федерации, устанавливает: «Граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе». В данном случае, так же как и в ст. 59, Конституция РФ выражается вполне определенно, без всякой двусмысленности и разночтения, предоставляя право проходить государственную службу исключительно (!) гражданам РФ.

Все вышеизложенное позволяет усомниться, что данные правоотношения (военно-служебные и государственно-служебные) окончательно урегулированы правом. Налицо правовая коллизия, которую необходимо разрешать370.

Объектом служебного правоотношения являются действия (решения) субъектов служебных правоотношений, их положительное или негативное поведение, выразившееся, например, в принятии государственным служащим – должностным лицом соответствующего правового акта управления или в совершении им дисциплинарного проступка.

В научной литературе по теории права отмечается, что люди участвуют в правоотношениях ради удовлетворения своих политических, материальных, культурных и иных социальных интересов и потребностей. Особенностью же объекта служебного правоотношения является то, что целью участия См. подробнее: Неверов А.Я. Правовые основы прохождения военной службы в Российской Федерации иностранными гражданами (новелла российского законодательства или коллизия права? // Закон и армия. 2005. № 3.

государственные служащие в служебных правоотношениях является не достижение собственных целей, а реализация задач и функций государства.

Содержание служебных правоотношений заключается в особых правах и обязанностях государственного служащего и представителя нанимателя, основанных на принципах верности, подчинения и доверия. Обязанность государства – признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – является одновременно и обязанностью государственного служащего.

Государственные служащие имеют особый государственно-правовой статус. Ю.Н. Старилов, анализируя правовой статус государственных служащих, пришел к выводу, что этот статус представляет собой совокупность прав, свобод, обязанностей, ограничений, запретов, ответственности служащих, установленных законодательством и гарантированных государством371.

По его мнению, правовой статус (правовое положение) государственных служащих - это содержание государственно-служебных правоотношений, т.е.

главные черты самой сущности этих правоотношений. Каждый государственный служащий имеет определенный нормативными правовыми актами Российской Федерации и ее субъектов правовой статус. Он является, как верно отмечает Ю.Н. Старилов, центральным элементом правового института государственной службы, поскольку все остальные элементы призваны «обслуживать» функционирование государственной службы и служащих (кадрового персонала)372.

Практически идентичную позицию занимает Д.М. Овсянко, который применительно к государственной гражданской службе отмечает, что правовое положение (статус) государственного гражданского служащего характеСм.: Бахрах Д.Н., Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. М.: Норма, 2004. С. 251.

См.: Старилов Ю.Н. Административное право. Ч. 2. Кн. первая: Субъекты. Органы управления. Государственная служба. Воронеж, 2001. С. 436.

ризуется совокупностью прав, обязанностей и ограничений, запретов, связанных с гражданской службой373.

В свою очередь, А.П. Алехин, характеризуя административно-правовой статус государственных служащих, полагает, что основу его образуют права и обязанности, которые могут быть подразделены на служебные и неслужебные374. Наконец, предлагается понимать правовой статус гражданских служащих как совокупность юридических элементов, выражающих специфику предусмотренных и закрепленных общим (прежде всего Конституцией РФ) и специальным (административным) законодательством обязанностей и прав, свобод и правоограничений, социально-правового обеспечения и гарантий, поощрений и ответственности, определяющих сущность государственнослужебных отношений, субъектами которых они выступают375.

Муниципально-правовые отношения представляют собой юридическую связь между участниками общественных отношений, характер и пределы которой определены нормами муниципального права, являются волевыми отношениями, так как зависят от воли и сознания людей, обеспечиваются и охраняются государством376.

Говоря о признаках, свойствах, характерных чертах муниципальноправовых отношений, как особого вида публичных правоотношений, необходимо отметить, что также как и конституционно-правовые отношения, они имеют черты, свойственные всем правоотношениям, так как являются их видом. Эти признаки мы условно называем «общими» признаками мунициСм.: Овсянко Д.М. Государственная служба: Учебное пособие. М., 2005. С. 113.

См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А. Административное право России: Учебник. М., 2005. С. 171.

См.: Козбаненко В.А. Правовое обеспечение статуса государственных гражданских служащих (теоретико-административные аспекты): Автореф. дис.... докт. юрид. наук. М., 2003. С. 27.

Костюков А.Н., Копысова С.Г. Муниципально-правовые отношения: Монография. – Омск.госуниверситет, 2001.

пально-правовых отношений. К их числу относятся следующие. Во-первых, муниципально-правовые отношения представляют собой связь между лицами, возникающую на основе норм права. Во-вторых, возникающая на основе норм права связь между субъектами муниципально-правовых отношений проявляется в их субъективных юридических правах и обязанностях: муниципально-правовые отношения – это конкретизированная применительно к определенным лицам норма муниципального права. Например, в муниципально-правовых отношениях по поводу изменения границ муниципального образования норма ст. 131 Конституции РФ устанавливает право населения выразить свое мнение и обязанность органов местного самоуправления и органов государственной власти субъектов РФ учесть это мнение. В-третьих, муниципально-правовые отношения – это связь между субъектами, которая поддерживается (гарантируется) принудительной силой государства. Вчетвертых, муниципально-правовые отношения – это возникающая на основе норм права связь между субъектами (участниками), которая в той или иной степени имеет индивидуальный характер.

Вторую группу признаков муниципально-правовых отношений составляют правоотношения, «специфического» свойства – признаки, характеризующие исключительно муниципально-правовые отношения. В их числе. Вопервых, детерминированность муниципально-правовых отношений конституционно-правовыми отношениями377. Этот признак муниципальноправовых отношений объясняется специфическим характером предмета конституционного права, в который в определенной части включены и муниципально-правовые отношения, а также кругом участников (субъектов) государственно-правовых отношений, в который входят и участники муниципально-правовых отношений. Права и обязанности субъектов муниципальноправовых отношений прямо или опосредованно связаны с закреплением осМежду соавторами данного параграфа так и не найдено компромиссного варианта использования терминов «конституционные правоотношения» и «государственно-правовые отношения».

новных устоев и принципов организации российского общества, с системой форм и порядком народовластия. Во-вторых, своеобразие отношений, регулируемых норами муниципального права состоит в том, что они возникают в особой сфере жизни общества, которую российская Конституция определила как «местное самоуправление». Оно представляет собой целостную систему общественных отношений, связанных с территориальной самоорганизацией населения, самостоятельно решающего вопросы местного значения, вопросы устройства и функционирования местной власти, так как местное самоуправления – это не только область гражданской самостоятельности и общественной активности населения, но и специфический уровень власти, организационный формы осуществления которой определяются населением муниципального образования самостоятельно на основе федерального законодательства и законодательства субъектов РФ378.

По сложившемуся в правовой литературе мнению, субъектов муниципально-правовых отношений можно условно разделить на три группы. К субъектам первой группы относится муниципальное образование.

Утративший силу ФЗ РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»380 определял муниципальное образование как городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения, иную населенную территорию, в пределах которой осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления. В действующем ФЗ РФ Костюков А.Н., Копысова С.Г. Указ. соч. С. 23.

См., напр.: Фадеев В.И. Муниципальное право в России. - М.: Юрист, 1994. - 168 с.

Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 35. Ст. 3506.

«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ381 под муниципальным образованием понимается городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ либо внутригородская территория города федерального значения. С учетом данного определения, можно расширить категорию «муниципальное образование» и назвать следующих субъектов муниципальноправовых отношений (исчерпывающий перечень закреплен в ст. 2 ФЗ РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 года):

- сельское поселение - один или несколько объединенных общей территорией сельских населенных пунктов (поселков, сел, станиц, деревень, хуторов, кишлаков, аулов и других сельских населенных пунктов), в которых местное самоуправление осуществляется населением непосредственно и (или) через выборные и иные органы местного самоуправления;

- городское поселение - город или поселок, в которых местное самоуправление осуществляется населением непосредственно и (или) через выборные и иные органы местного самоуправления;

- муниципальный район - несколько поселений или поселений и межселенных территорий, объединенных общей территорией, в границах которой местное самоуправление осуществляется в целях решения вопросов местного значения межпоселенческого характера населением непосредственно и (или) через выборные и иные органы местного самоуправления, которые могут осуществлять отдельные государственные полномочия, передаваемые органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов РФ;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования Российской Федерации НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Ю. И. ПОДГОРНЫЙ, Ю. А. АФАНАСЬЕВ ИССЛЕДОВАНИЕ И ПРОЕКТИРОВАНИЕ МЕХАНИЗМОВ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ МАШИН НОВОСИБИРСК 2000 УДК 621.01.001.63 П 441 Рецензенты: д-р техн. наук А. М. Ярунов, канд. техн. наук В. Ф. Ермолаев Подгорный Ю. И., Афанасьев Ю. А. П 441 Исследование и проектирование механизмов технологических машин: Монография. – Новосибирск. Изд-во НГТУ, 2000. – 191 с. ISBN 5-7782-0298- В монографии...»

«Казанцева Е.А., Ханин В.Н. Эволютивно-функциональный подход в обучении взрослых Казанцева Е.А., Ханин В.Н. Эволютивно-функциональный подход в обучении взрослых. Сенкт-Петербург 2005 Казанцева Е.А., Ханин В.Н. Эволютивно-функциональный подход в обучении взрослых 1 Казанцева Е.А., Ханин В.Н. Эволютивно-функциональный подход в обучении взрослых УДК 37.013.83 ББК 74.4 Казанцева Е.А., Ханин В.Н. Эволютивно-функциональный подход в обучении взрослых. Монография. - СПб.; ГНУ ИОВ РАО, 2005.-96 с....»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина А.Г. Чепик В.Ф. Некрашевич Т.В. Торженова ЭКОНОМИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПЧЕЛОВОДСТВЕ И РАЗВИТИЕ РЫНКА ПРОДУКЦИИ ОТРАСЛИ Монография Рязань 2010 ББК 65 Ч44 Печатается по решению редакционно-издательского совета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А....»

«В.Г.Садков, В.Е. Кириенко, Т.Б. Брехова, Е.А. Збинякова, Д.В. Королев Стратегии комплексного развития регионов России и повышение эффективности регионального менеджмента Издательский дом Прогресс Москва 2008 2 ББК 65.050 УДК 33 С 14 Общая редакция – доктор экономических наук, профессор В.Г.Садков Садков В.Г. и др. С 14 Стратегии комплексного развития регионов России и повышение эффективности регионального менеджмента /В.Г. Садков, В.Е. Кириенко, Т.Б. Брехова, Е.А. Збинякова, Д.В. Королев – М.:...»

«В.Т. Захарова Ив. Бунина: Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики Монография Нижний Новгород 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина В.Т. Захарова Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики монография Нижний Новгород 2013 УДК 8829 (07) ББК 83.3 (2 Рос=Рус) 6 3 382 Рецензенты: Е.А. Михеичева, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русской литературы ХХ-ХХI в. истории зарубежной...»

«Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Северный государственный медицинский университет А.М. Вязьмин, Э.А. Мордовский Идеи М.В. Ломоносова и общественное здоровье Поморья в XVIII–XXI веках Под редакцией профессора А.Л. Санникова Монография Архангельск 2011 УДК 614.2 (470.1/.2+98) ББК 51.1 (235.1+211) В 99 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор, член-корр. РАМН, зам. директора НИИ Общественного здоровья и управления здравоохранением ММА им. И.М. Сеченова...»

«                  Лисюченко И.В.  БЕЗДЕЯТЕЛЬНЫЙ И ФАКТИЧЕСКИЙ ПРАВИТЕЛИ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН       Монография                            Ставрополь  2012  УДК 94(47).02 Печатается по решению ББК 63.3(2)41 совета по научноЛ 63 исследовательской работе Северо-Кавказского социального института Рецензенты: доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры теологии социально-теологического факультета Белгородского государственного университета Пенской Виталий Викторович, кандидат исторических наук,...»

«Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова Государственное учреждение культуры Белгородский государственный центр народного творчества Н. И. Шевченко, В. А. Котеля Философия духовной культуры: русская традиция Белгород 2009 УДК 13 ББК 87.21 Ш 37 Рецензенты: д-р филос. наук, проф. Ю.Ю. Вейнгольд (БГТУ им. В.Г. Шухова) д-р филос. наук, проф. М.С. Жиров (БелГУ) канд. искусствоведения, доц. И.Н. Карачаров (БГИКИ) Шевченко, Н.И. Ш 37 Философия духовной культуры: русская...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московской области ФИНАНСОВО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Т.С. БРОННИКОВА, В.В. КОТРИН РАЗВИТИЕ МЕТОДОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНОЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ МОНОГРАФИЯ Королёв 2012 РЕКОМЕНДОВАНО ББК 65.290-2я73 Учебно-методическим советом ФТА УДК 339.13(075.8) Протокол № 1 от 12.09.2012 г. Б Рецензенты: - М.А. Боровская, доктор экономических наук, профессор, ректор Южного федерального университета; - Н.П....»

«Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Институт управления, бизнеса и технологий Среднерусский научный центр Санкт-Петербургского отделения Международной академии наук высшей школы Крутиков В. К., Ерохина Е. В., Зайцев Ю. В. Инновационная активность региона и иностранный капитал Калуга 2012 УДК 330.322:332.1 ББК 65.04 + 65.26-56 К84 Рецензенты: Санду И. С., доктор экономических наук, профессор Захаров И. В., доктор экономических наук, профессор Крутиков В. К.,...»

«КИРСАНОВ К.А., КОНДРАТОВИЧ И.В., АЛИМОВА Н.К. ТЕОРИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА: КЛАССИЧЕСКИЙ ПОДХОД К РЕШЕНИЮ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДАЧ Монография МОСКВА 2013 УДК 331.101.5 ББК У65 К43 Кирсанов К.А. К 43 Теория интеллектуального труда: классический подход к решению творческих задач. Монография/Кирсанов К.А., Кондратович И.В., Алимова Н.К. - М.: Мир науки 2013 - 280 с. ISBN 978-5-9905182-2-3 В монографии представлены исходные понятия теории интеллектуального труда: систематизированы современные...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова Факультет мониторинга окружающей среды Кафедра энергоэффективных технологий О. И. Родькин ПРОИЗВОДСТВО ВОЗОБНОВЛЯЕМОГО БИОТОПЛИВА В АГРАРНЫХ ЛАНДШАФТАХ: ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Минск 2011 УДК 620.9:573:574 ББК 31.15:28.0:28.081 Р60 Рекомендовано к изданию НТС МГЭУ им. А.Д.Сахарова (протокол № 10 от 1 декабря 2010 г.) Автор: О. И....»

«Краснодар 2014 УДК 101.1:316 ББК 87.60 К 19 Канашкин Виталий Алексеевич. Русский клич. Гражданское общество и народ. Монография. Краснодар: Кубанский социальноэкономический институт, 2014. – 658 с. Рецензенты: д.ф.н., профессор В.Т. Сосновский, д.ф.н., профессор Н.М. Шиков. История гражданского общества в России равна истории самой Руси и русского народа. Однако жизнедействие его языка и клещей мысли шло путём разрывов и скачков, обусловленных поступью истины. Сегодня русский народ, движимый...»

«1 Дальневосточный Институт Управления МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ РОССИИ: ОПЫТ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА МОНОГРАФИЯ Хабаровск 2013 2 УДК 325.1(571.6) ББК 60.723.5 М576 Авторский коллектив: Артемьева И.А. (гл.3, §3.2), Байков Н.М. (введение, заключение, гл.2, §2.2, гл.4, §4.1,), Березутский Ю.В., (введение, гл.4, §4.2), Говорухин Г.Э, (гл.5, §5.4), Горбунов Н.М. (гл.2, §2.1), Горбунова Л.И. (гл.1, §1.1, §1.2), Дудченко О.В. (гл.5, §5.4), Елфимова А.П. (гл.1, §1.1, §1.2),...»

«Р. Коробов, И. Тромбицкий, Г. Сыродоев, А. Андреев Уязвимость к изменению климата Молдавская часть бассейна Днестра Международная ассоциация хранителей реки Eco-TIRAS Р. Коробов, И. Тромбицкий, Г. Сыродоев, А. Андреев Уязвимость к изменению климата: Молдавская часть бассейна Днестра Монография Кишинев • 2014 Подготовка материалов, написание книги и ее издание стали возможными благодаря поддержке Посольства Финляндии в Бухаресте и ЕЭК ООН. Решение об издании книги принято на заседании...»

«Т.А. НигмАТуллиНА мЕХАНиЗмЫ ФОРмиРОВАНиЯ СОВРЕмЕННОЙ РОССиЙСКОЙ мОлОДЕЖНОЙ ПОлиТиКи: РЕгиОНАлЬНЫЙ АСПЕКТ москва — 2013 УДК 329.78 (470) ББК 66.75 (2Рос) Н61 Нигматуллина, Т.А. Механизмы формирования современной российской моН61 лодежной политики: региональный аспект / Т.А. Нигматуллина. — М.: Nota BeNe, 2013. — 258 с. ISBN 978-5-8188-0218-3 Монография посвящена актуальной проблеме современности – реализации государственной молодежной политики с учетом этнорегиональных и этнонациональных...»

«Министерство здравоохранения Российской Федерации ФГБУ Московский НИИ педиатрии и детской хирургии ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ (1927-2012) Московскому НИИ педиатрии и детской хирургии — 85 лет Москва 2012 ISBN 978-5-9903287-2-3 УДК 616-053.2 ББК 57.3 Этапы большого пути (1927-2012). Московскому НИИ педиатрии и детской хирургии — 85 лет. / Под ред. Царегородцева А.Д., Длина В.В., Мизерницкого Ю.Л. — М.: Прессарт, 2012. — 482 с. В книге подробно освещаются ключевые этапы истории Московского НИИ педиатрии...»

«Л.А. Константинова Лингводидактическая модель обучения студентов-нефилологов письменным формам научной коммуникации УДК 808.2 (07) Лингводидактическая модель обучения студентов-нефилологов письменным формам научной коммуникации : Монография / Л.А. Константинова. Тула: Известия Тул. гос. ун-та. 2003. 173 с. ISBN 5-7679-0341-7 Повышение общей речевой культуры учащихся есть некий социальный заказ современного постиндустриального общества, когда ясно осознается то, что успех или неуспех в учебной,...»

«УДК 80 ББК 83 Г12 Научный редактор: ДОМАНСКИЙ Ю.В., доктор филологических наук, профессор кафедры теории литературы Тверского государственного университета. БЫКОВ Л.П., доктор филологических наук, профессор, Рецензенты: заведующий кафедрой русской литературы ХХ-ХХI веков Уральского Государственного университета. КУЛАГИН А.В., доктор филологических наук, профессор кафедры литературы Московского государственного областного социально-гуманитарного института. ШОСТАК Г.В., кандидат педагогических...»

«А.В. Дементьев К О Н Т Р АК ТНА Я Л О Г ИС ТИ К А А. В. Дементьев КОНТРАКТНАЯ ЛОГИСТИКА Санкт-Петербург 2013 УДК 334 ББК 65.290 Д 30 СОДЕРЖАНИЕ Рецензенты: Н. Г. Плетнева — доктор экономических наук, профессор, профессор Введение................................................................... 4 кафедры логистики и организации перевозок ФГБОУ ВПО СанктПетербургский государственный экономический университет; Потребность в...»





 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.