WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«А.В. ЛИЧКОВАХА ЭВОЛЮЦИЯ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 67 Л 66 Рецензент: М.А. Шинковский, д-р полит. наук, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Владивостокский государственный университет

экономики и сервиса

_

А.В. ЛИЧКОВАХА

ЭВОЛЮЦИЯ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ

И ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА

В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Монография

Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 67 Л 66 Рецензент: М.А. Шинковский, д-р полит.

наук, профессор (ВГУЭС) Личковаха, А.В.

Л 66 ЭВОЛЮЦИЯ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И

ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В ПОСТСОВЕТСКОЙ

РОССИИ [Текст] : монография / науч. ред. В.А. Лихобабин. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2009. – 228 с.

ISBN 978-5-9736-0155- В монографии предпринята попытка комплексно определить эволюцию формы правления политического режима в постсоветской России через конституционно-правовые и институциональные изменения. Дан анализ формы правления и политического режима, закрепленных в Конституции Российской Федерации 1993 г. и выявлены проблемы организации государственной власти на федеральном уровне. Охарактеризованы тенденции и возможные сценарии развития формы правления и политического режима. Предлагается ряд изменений в конституционном законодательстве Российской Федерации с целью совершенствования механизма сдержек и противовесов.

Адресована специалистам в области конституционного права и интересующимся государственно-правовым развитием российского государства.

ББК © Издательство Владивостокский ISBN 978-5-9736-0155- государственный университет экономики и сервиса,

ВВЕДЕНИЕ

Конец XX в. оказался рубежным для многих стран мира, прежде всего, СССР и государств Центральной и Восточной Европы. В указанный период времени в странах социалистического лагеря начался процесс реформирования социально-экономической и политической систем, получивший название «посткоммунистической системной трансформации», суть которого выражалась в переходе от распределительной экономики и авторитарного режима к рыночному хозяйству и демократическому обществу, что способствовало бы эффективному развитию указанных стран во всех сферах жизни. В этих условиях главным был вопрос о власти и, прежде всего, о ее источнике (партийно-государственная бюрократия или народ) и организационно-правовых формах (советская республика или президентская, парламентарная, смешанного типа). Современная Россия, строящая свою государственность, нуждается в устойчивости конституционного строя. Стабильность последнего зависит от многих факторов, в том числе от способа организации государственной власти и политического режима. То, насколько адекватно организована система органов государственной власти, каковы методы осуществления политической власти, настолько эффективно государство будет решать поставленные перед ним задачи во всех сферах жизни.

Проблема политического режима и формы правления представляет главную тему для обществ переходного типа на современном этапе. Определение связей между формой правления и политическим режимом, влиянием их друг на друга является важным, поскольку позволит разобраться в особенностях форм правления и политических режимов в современных государствах, которые находятся на пути демократической модернизации, прежде всего в России.

Решая вопросы о сущности, разновидности и развитии формы правления и политического режима в России на рубеже веков, можно выяснить насколько сильны демократические тенденции в нашей стране и попытаться прогнозировать развитие российского государства и общества в целом в обозримом будущем. Это поможет понять и определить место России, ее роль, прежде всего, на постсоветском пространстве и, в конечном счете, в современном мире.

До недавнего времени был написан ряд значительных работ, которые в той или иной степени касались характеристики формы правления и политического режима в современной России, но до сих пор нет комплексного исследования, касавшегося институциональных и конституционно-правовых аспектов эволюции формы правления и политического режима.

Анализ сущности и содержания, особенностей трансформации социально-экономической и политической систем в странах Центральной и Восточной Европы, в том числе СССР в конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. предпринят в работах отечественных и иностранных исследователей, в частности, Н.В. Коровициной, С.О. Глинкиной, А.В. Шубина, И.М. Брудного, В.М. Кудрова, И.М. Кривогуза, И.В. Стародубровской, В.А. Мау, Е. Мачкува, Б.Й. Жилицки, А. Пшеворского, К. Мюллера, А. Пикеля, Д. Мартэна, Я. Юхлера, Дж. Стиглица и др.

Так, в работах, например, Ю.М. Батурина, Р.З. Лившица, В.О. Мушинского, Н.Н. Деева, В.А. Четвернина, Л.С. Явича нашли отражение теоретические основы трансформации политической системы в СССР.

Проблемы конституционных реформ, проводимых в нашей стране в конце 80-х – начале 90-х гг. XX в., получили освещение в исследованиях С.А. Авакьяна, В.Л. Шейниса, Р.Г. Пихоя и др.

Специфика политического режима, сложившегося в России в конце XX начале XXI вв., отражена в работах Г.Вайнштейна, А.А. Галкина, Ю.А. Красина, А.П. Цыганкова, Р.А. Латыпова, А.М. Салмина, Л.Ф. Шевцовой, И.М. Клямкина, В.А.Лебедева, В.В. Киреева, Е.Г. Ясина и др.

Анализ действующей Конституции РФ 1993 г., прежде всего, некоторых аспектов юридической модели формы правления, практики функционирования и перспектив ее развития, а также политического режима в России проведен в трудах М.В. Баглая, В.Л. Шейниса, B.C. Нерсесянца, С.А. Авакьяна, В.А. Четвернина, В.Е. Чиркина, В. Трушкова, В.О. Лучина, А. Гордиенко, С.В. Бородина, В.Н. Кудрявцева, И.Л. Петрухина, Л. Мамута, Л.А. Окунькова, В.А. Рощина, Т. Ремингтона, Р. Саква и др.

Теоретико-методологической основой данного исследования явились достижения юридической науки, политологии, социологии, представленные в работах по теории и истории государства и права, конституционному праву, избирательному праву, отдельно по форме правления, политическому, государственному режимов таких известных ученых, как А.С. Авакьян, В.Е. Чиркин, М.В. Баглай, К.В. Арановский, А.Н. Медушевский, В. Я. Гельман, Ю.Г. Сумбатян, А.П. Цыганков, Н.З. Дибиров, В.Н. Сафонов, П. Штомпка, А. Пшеворский, А. Рар, Д. Слейтер и ряд других.

В данной монографии автор предпринимает попытки комплексно определить эволюцию формы правления, политического режима в постсоветской России через институциональные и конституционно-правовые изменения, прогнозировать тенденции и сценарии развития формы правления, политического режима.

Глава 1. ПОСТСОВЕТСКАЯ

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ:

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ

И КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

1.1. Трансформация социально-экономической системы как основы конституционных реформ в СССР и странах Центральной и Восточной Европы Общество и государство – сложные системы, существующие и развивающиеся во времени и пространстве. Все предшествующие стадии развития общества и государства причинно связаны с текущей и последующими.

Оценивая современное общество, П. Штомпка обратил внимание, что для объяснения процессов его развития существует целый ряд теорий. Одной из самых востребованных в попытке объяснить происходившие процессы в посткоммунистических странах оказалась теория модернизации. Согласно которой, все изменения в обществе являются однолинейными и потому менее развитые страны должны пройти тот же путь, по которому шли развитые западноевропейские государства; изменения необратимы и неизбежно ведут процесс развития к определенному финалу – модернизации1. В социалистических странах в конце 80-х – начале 90-х годов реформаторы, беря за основу преобразований данную теорию, считали, что эти страны в процессе реформирования социально-экономической и политической систем должны руководствоваться западноевропейской моделью, полагая, что Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 100– такое заимствование приведет к быстрому социально-экономическому росту.

Конец 80-х – начало 90-х годов XX века для большинства социалистических стран оказался рубежным. В этот период началась трансформация социально-экономической и политической систем. Данный процесс в большинстве случаев получил название «посткоммунистической системной трансформации», а также «либерально-демократической трансформации»1. Данные теории описывали процесс перехода от авторитаризма и плановой экономики к демократии и рынку.

В СССР, как отмечали С.О. Глинкина, Н.В. Коровицына, данная трансформация выступала как часть глобальных процессов, происходивших в социалистических странах. При этом страны Центральной и Восточной Европы уже проходили подобную трансформацию в 1949–1953 годы и представляли собой леворадикальный вариант трансформации в виде перехода от капитализма к социализму. 1989–1993 гг. – это уже праворадикальный переход от социализма к капитализму2. Внешним выражением момента начала трансформационных преобразований в указанных странах (за исключением Румынии) стали бескровные государственные перевороты («бархатные революции»). Успех этих революций в значительной степени был обусловлен благоприятной внешнеполитической ситуацией: были понимание и уверенМачкув Е. Преобразование коммунистического тоталитаризма и посткоммунистическая системная трансформация: проблемы, концепции, периодизация // Политические исследования. 2000. № 4. С. 45; Коровицына Н.В. Сообщения. Завершение строительства «основ капитализма» в постсоциалистическом обществе (по материалам конференции социологов стран Центральной Европы) // Славяноведение. 2003. № 1.

С. 96.

Глинкина С.О Трансформации экономической системы в странах Центральной и Восточной Европы // Общество и экономика. 2002. № 5.

С. 133; Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века // Новая и новейшая история. 2003. № 1. С. 7; Коровицына Н.В. Сообщения. Завершение строительства «основ капитализма» в постсоциалистическом обществе (по материалам конференции социологов стран Центральной Европы) // Славяноведение. 2003. № 1. С. 96, 97.

ность в том, что Советский Союз не будет вмешиваться в дела стран Центральной и Восточной Европы1.

Посткоммунистическая системная трансформация стала результатом кризиса, охватившего СССР, а также все страны Центральной и Восточной Европы и проявившегося в экономической, политической, идеологической и нравственной сферах. Характерные для этого периода социальные процессы зарождались и постепенно развивались на протяжении двух предшествующих падению коммунистического режима десятилетий2. Уже в начале 50-х годов Югославия стала реализовывать свою модель социализма, предусматривавшую определенные новации (более демократическая интерпретация социалистической собственности и государственного управления экономикой). В середине 60-х годов XX века Венгрия, а затем Чехословакия стали испытывать трудности экономического развития. В Венгрии приступили к разработке реформы хозяйственного механизма. Цель – интенсификация производства и частичный рост самостоятельности предприятий для повышения их производительности. О реформе заговорили в начале 1966 г., но ее реализация началась в январе 1968 г. Реформа, инициированная сверху, несмотря на свою половинчатость, не была доведена до логического конца. Этому помешали события весны – лета 1968 г. в Чехословакии, где также была предпринята попытка реформирования реального социализма, закончившаяся вводом в страну войск пяти странучастников Организации Варшавского договора3. Такая же судьба постигла экономические реформы А.Н. Косыгина в 60-е гг. в СССР.

Говоря об этих реформаторских попытках, следует понимать, что они не были комплексными, поскольку не касались реформиЦентрально-Восточная Европа во второй половине XX века // Новая и новейшая история. 2003. № 1. С. Коровицина Н.В. Сравнительный опыт общественных преобразований в постсоциалистических странах // Социологические исследования. 2002. № 5. С. 9.

Желицки Б.Й. Общий кризис «реального социализма» и демократические преобразования в Венгрии // Вопросы истории. 2000. № 6.

С. 55; Стыкалин А.С. Новое свидетельство о роли советского фактора в чехословацких событиях 1968 года (к выходу в свет мемуаров генерала А.М. Майорова) // Славяноведение. 2001. № 1. С. 76.

рования политической системы и режима. Сам факт попытки осуществления реформ показал, что действительно возникали существенные трудности в развитии социально-экономической системы в социалистических странах и пришло понимание того, что без проведения реформ в социально-экономической сфере не обойтись. Для преодоления трудностей социально-экономического развития была разработана и принята в 1971 г. Комплексная программа экономического развития стран-членов СЭВ.

Тем не менее, середина 80-х годов XX в. явилась особой вехой не только для Югославии, Венгрии и Чехословакии. Именно в этот период времени слишком очевидным стало отставание большинства социалистических стран в социально-экономическом развитии по ряду показателей (темпы роста ВВП, промышленного производства и капитальных вложений) уже не только от ведущих западных государств, но, по сравнению с предыдущими годами, и их собственного развития. Замедление темпов роста производства сопровождалось ухудшением его эффективности, производственная база устаревала, конкурентоспособность продукции падала, отсутствовали стимулы к качественному труду и инновациям. В конечном счете снижался жизненный уровень населения. Например, разрыв в жизненном уровне в ГДР и ФРГ был в 3 раза, при этом жизненный уровень в ГДР был самым высоким среди стран Центральной и Восточной Европы. Эти социальноэкономические проблемы остро ощущались населением1.

О причинах отставания социально-экономического развития в СССР в одном из своих докладов сказал М.С. Горбачев, что не было в должной мере учтено коренное изменение экономической ситуации, не было проявлено необходимой настойчивости в перестройке структурной политики, форм и методов управления, самой психологии хозяйственной деятельности2.

Причины отставания рассматривались как результат устаревших производственных отношений, утративших стимулиКудров В.М. Рыночная трансформация в странах ЦентральноВосточной Европы: к оценке накопленного опыта // Общество и экономика. 2006. № 5. С. 122–125.

Горбачев М.С. Коренной вопрос экономической политики партии.

Доклад на совещании в ЦК КПСС по вопросам ускорения научнотехнического прогресса 11 июня 1985 г. // Избранные речи и статьи. М.:

Политиздат, 1985. С. 109.

рующую роль и превратившихся в тормоз1. Появились публикации, в которых говорилось о том, что существовавший хозяйственный механизм, ориентированный на экстенсивное развитие, затратен, а потому с его углублением он все более превращается в устойчивый механизм торможения развития производительных сил2. Сегодня дается более глубокая, детальная оценка причин кризиса в социалистических странах, в частности в СССР. Так, по мнению И.М. Кривогуза, кризис был следствием многолетнего подчинения и ограничения интересов, прав и свобод человека «реальному социализму» – системе уравнительной справедливости и мобилизации сил для его глобальной победы3. Это, в свою очередь, было обусловлено тем, что социалистические страны имели иную модель социально-экономического и политического развития (основанную, прежде всего, на планировании, государственном секторе), чем страны Запада. Такая система хозяйствования была достаточно закрытой, что впоследствии сказалось на неспособности социалистической индустриальной модели адаптироваться к новым глобальным тенденциям4. Очевидно, что в указанный период времени необходимость реформ назрела. А.

Пшеворский обратил внимание на то, что цели реформирования, по большей мере, везде были одинаковые: попытка рационализировать процесс вложений и сбалансировать потребительские рынки, различны лишь методы: некоторые реформы начинались для «усовершенствования» существовавшей командной системы, другие вводили рыночные отношения5.

В СССР в середине 80-х гг. видели необходимость социально-экономического реформирования, но в рамках существовавшей политической системы. Был объявлен новый стратегический Материалы XXVII съезда КПСС. М.: Политиздат, 1986. С. 38–39.

Альтернатива: социалистический выбор и рынок // Альтернатива:

выбор пути. Перестройка управления и горизонты рынка. М.: Мысль, 1990. С. 431.

Кривогуз И.М. Либерализация России: начало долгого пути. М., 2005. С. 29.

Стародубровская И.В., Мау В.А. Великие революции: от Кромвеля до Путина. М.: Вагриус, 2004. С. 109.

Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономические реформы в странах Восточной Европы и Латинской Америки. М., 2000. С. 187.

курс: «улучшение социализма» путем осуществления комплекса преобразований в экономической области1.

Теоретической базой экономических преобразований стала концепция ускорения социально-экономического развития на базе научно-технического прогресса2. Многие экономисты и политики того времени полагали, что высоких результатов в экономике можно добиться только при условии главного ее ресурса – научно-технического прогресса. А ускорение было задумано для преодоления барьера научно-технической революции. Оно должно было привести к переходу от экстенсивного развития к интенсивному. Источником ускорения должен был стать рост эффективности производства, связанного с совершенствованием механизма управления и стимулирования труда3.

Для реализации этого курса был принят Закон СССР, в соответствии с которым разрешались частная деятельность и создание кооперативов в нескольких видах производства товаров и услуг4. Осуществлялась также антиалкогольная кампания. Однако проводимые мероприятия необходимых результатов не давали. Экономические проблемы СССР к весне 1987 г. не только сохранились, но и обострились5. Такая ситуация вызвала необходимость пересмотра проводимого курса. На Пленумах ЦК КПСС 1987 г. уже говорилось об экономической и политической концепции перестройки. М.С. Горбачев отмечал, что в русле демократизации советского общества надо рассматривать вопросы расширения внутрипартийной демократии (речь шла, прежде всеСелезнев Г.К. Политическая история современной России: 1991– 2001. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. С. 6–8; Саква Р. Путин:

выбор России. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. С. 72.

Проект основных направлений экономического и социального развития СССР на 1986–1990 годы и на период до 2000 г. // Правда.

1985. 9 ноября.

Шубин А.В. От «застоя» к реформам. СССР в 1917–1985 гг. М.:

РОССПЭН, 2001. С. 614–624.

Об индивидуальной трудовой деятельности: Закон СССР от 19 ноября 1986 г. № 6050-XI // Ведомости ВС СССР. 1986. № 47.

Ст. 964. Утратил силу в связи с принятием Постановления ВС СССР от 4 апреля 1991 г. № 2082-1.

Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945–1991. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. С. 454.

го, о выборности органов в первичной парторганизации)1. Суть экономических преобразований виделась в повышении экономической самостоятельности предприятий путем хозрасчета и самоокупаемости, введении различных форм хозяйствования (кооперативных, подрядных и арендных). Были дискуссии по поводу поиска равновесия между планом и рынком, демократией и социалистическими ценностями. Определяющим моментом в разработке концепции перестройки стала XIX Всесоюзная конференция КПСС 1988 г.

М.С. Горбачев проводил в жизнь давнюю идею реформированного социализма2. Но, как Генеральный секретарь ЦК КПСС, он желал остаться в рамках социалистического уклада, неоднократно заявляя, что «перестройка не идея, а реальность и работает на социализм»; «мы идем не в сторону от социализма, а через перестройку развертываем потенциал социалистического строя»3. Не меняя сути социалистического уклада, сохраняя централизованное планирование, в рамках проводимых реформ расширялась самостоятельность предприятий. В период с 1987 г. по 1988 г. были приняты законы СССР, означавшие шаги перехода от административно-командных к экономическим методам управления в экономике4.

Итогом реформ на некоторое время стали определенные положиГорбачев М.С. О перестройке и кадровой политике партии: Доклад на Пленуме ЦК КПСС 27 января 1987 г. //. Избранные речи и статьи.

Т. 4. М.: Политиздат, 1987. С. 323.

Саква Р. Путин: выбор России. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. С. 72.

Горбачев М.С. Перестройка – кровное дело народа: Речь на XVIII съезде профессиональных союзов СССР 25 февр. 1987 г. М.: Политиздат, 1987. С. 4, О государственном предприятии (объединении): Закон СССР от 30 июня 1990 г. № 7284-XI // Ведомости Верховного Совета СССР.

1987. № 26. Ст. 385. Утратил силу в связи с принятием Закона СССР от 7 марта 1991 г. № 2015-1; О кооперации в СССР: Закон СССР от 26 мая 1988 г. № 8998-ХI // Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 22.

Ст. 355. Не применяется на территории Российской Федерации в части, касающейся потребительской кооперации (Постановление Верховного Совета РФ от 19 июня 1992 г. № 3086-1), в части сельскохозяйственной кооперации (Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ), в части, регулирующей деятельность кооперативов в сферах производства и услуг (Федеральный закон от 8 мая 1996 г. № 41-ФЗ), в части, регулирующей деятельность садоводческих товариществ и дачных кооперативов (Федеральный закон от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ) тельные результаты: известный экономический подъем, развитие кооперативного сектора, рост политической активности народа и т.п. Но были и негативные моменты, например, нарождавшаяся рыночная экономика приобретала спекулятивный характер.

В странах Центральной и Восточной Европы также начались трансформационные процессы. Шла приватизация, государственные предприятия переводились на хозрасчет, формировались торговые связи между предприятиями, предприятиями и государством, формировались коммерческие банки, кооперативы, расширялся частный сектор в розничной торговле и в сельском хозяйстве, укреплялся мелкий бизнес в промышленности и строительстве, носивший ранее нелегальный, теневой характер и т.д.1.

Практически все страны Центральной и Восточной Европы на начальном этапе социально-экономических преобразований столкнулись с большими трудностями. По признанию западных экспертов, лишь Венгрия с ее более чем 20-летними предтрансформационными реформами к началу 90-х годов приблизилась к минимально необходимому уровню развития рыночной инфраструктуры2. И все же во многих странах Центральной и Восточной Европы стартовые условия системной трансформации – размер ВВП, особенности структуры экономики, степень реформированности экономики и психологической подготовленности общества к радикальной трансформации – были более благоприятными, чем в СССР3.

Реформы в социалистических странах на начальном этапе, несмотря на некоторые положительные тенденции, обернулись провалом. Существует несколько вариантов ответа на вопрос о причинах этого, в частности, в СССР.

Первый: невозможно исправить социализм в логике рыночного социализма, так как единственно эффективной экономикой может быть капиталистическая рыночная экономика. Реформы, направленные на модернизацию общества советского типа, могут законКудров В.М. Рыночная трансформация в странах ЦентральноВосточной Европы: к оценке накопленного опыта // Общество и экономика. 2006. № 5. С. 125.

Глинкина С.О трансформации экономической системы в странах Центральной и Восточной Европы // Общество и экономика. 2002. № 5.

С. 133.

Демократические революции в Центральной и Восточной Европе:

десять лет спустя // Новая и новейшая история. 2000. № 2. С. 92.

читься только провалом (идея сочетать план и рынок безуспешна).

При этом данная критика больше основывалась не столько на том, что план и рынок имеют разную природу, а на том, что теоретическая основа реформы противоречила марксистко-ленинской науке.

Второй: реформирование советской экономики в принципе возможно, хотя эта задача исключительно трудна и противоречива, реформы требуют решения порой непростых задач, для успешного осуществления преобразований необходимы выдержка и постепенность, а если народ и элита к этому не готовы, то произойдет обострение кризиса и политической борьбы.

Третий: экономический кризис конца 80-х годов – не столько следствие ошибок лидеров времен перестройки, сколько результат потока нефтедолларов, который и вывел советскую экономику из состояния устойчивого равновесия.

Четвертый: экономические реформы 1985–1988 годов осуществлялись в верном направлении, дали положительные результаты, однако фатальную роль сыграли новые феномены – изменение баланса социальных сил и отказ большей части элиты от ценностей демократического социализма в пользу рынка, что обусловило срыв реформаторских усилий и начало глубокого экономического кризиса1.

При всей вариативности ответов главный вывод состоит в том, что неэффективность проводимых реформ кроется в природе советской власти (с присущими ей командно-административными методами управления). Эффективное реформирование экономической системы без изменения природы власти и управления было невозможно. На начальном этапе проводимых реформ это не было до конца осознано. Понимание пришло несколько позднее.

К началу 90-х годов стало очевидно, что проводимые мероприятия в социально-экономической сфере в СССР требовали новой теоретической основы. Прежние идеи перестройки со стремлением улучшить социализм не давали прочной базы для проведения реформ. Требовалось новое осмысление происходивших процессов и совершенно иной подход. И он, казалось, был найден.

Якушев В.М. Не разрушать, а созидать // Альтернатива: выбор пути. Перестройка управления и горизонты рынка. М.: Мысль, 1990. С. 35;

Стародубровская И.В., Мау В.А. Великие революции: от Кромвеля до Путина. М.: Вагриус, 2004. С. 293.

Его теоретической основой в нашей стране (как и в странах Центральной и Восточной Европы) стал неолиберализм, суть которого состояла в исключительности и универсальности рынка1.

Речь шла не об элементах рыночных отношений в рамках старых социалистических отношений, а именно о рынке как таковом. Рынок должен был стать моделью конституции свободы, где экономические свободы – условие всех других свобод2. Для реформаторов рынок представлял собой институт, который был нацелен на свое собственное рациональное функционирование. Отмечалось, что в принципе все общества способны создать базовые институты современной рыночной экономики независимо от конкретной истории, состояния экономики или политической системы. Став новой парадигмой, данная теория должна была дать новый импульс в процессе социально-экономических преобразований.

Содержанием политики реформ на базе этой теории должны были стать: быстрая стабилизация, либерализация цен, приватизация государственных предприятий. Государству оставались:

консолидация бюджета, деполитизация финансовых процессов, защита частной собственности.

В СССР главным условием строительства рынка либералы считали сокращение вмешательства государства в экономическую деятельность; осуществление ряда хозяйственных реформ на макро- и микроуровнях. Главными для установления рыночного порядка являлись экономические реформы, а политические преобразования – вопрос второстепенный. Очевидно, что такой подход был не состоятелен, поскольку реформирование в экономической сфере с неизбежностью инициирует выработку новых форм и методов управления политическими процессами.

Несмотря на отсутствие глубокого понимания реформирования политической системы, главным было то, что процесс социально-экономического реформирования стал необратимым, вынуждая руководство страны искать новые формы управления.

Мюллер К., Пикель А. Смена парадигм посткоммунистической трансформации // Социологические исследования. 2002. № 9. С. 68;

Брудный И.М. Политика идентичности и поскоммунистический выбор России // Политические исследования. 2002. № 1. С. 95; Бычкова О.В.

Постсоветское рыночное реформирование // Политические исследования. 2001. № 6. С. 156.

Мюллер К., Пикель А. Указ. соч. С. 69.

Предлагались две противоположные модели реформ в нашей стране. Первая – рыночно-либеральная, получившая выражение в подготовленной под руководством С.С. Шаталина и Г.А. Явлинского программе «Пятьсот дней» 1990 г. Авторы программы буквально по дням расписали порядок осуществления мер, что давало возможность осуществлять постоянный контроль за ее выполнением. Предусматривались: стабилизация финансово-денежной системы; приватизация экономики; структурная перестройка хозяйства, внешнеэкономической деятельности и валютной политики1.

Вторая – «административная стабилизация» – представляла собой ряд мероприятий, направленных на приостановку процессов политической демократизации, повышение уровня управляемости народным хозяйством2.

Предложенные меры не остановили негативные тенденции в социально-экономической сфере, поэтому в ноябре 1991 г. власть приступила к реализации комплекса экономических мер, известных как «шоковая терапия». В ее основу были положены методы западной программы3, переработанные применительно к российским условиям группой экономистов во главе с Е.Т. Гайдаром.

Предусматривались: либерализация цен; активизация механизма конкуренции между отраслями промышленности и предприятиями; освобождение из-под государственного контроля внутренней и внешней торговли; приватизация и акционирование основных средств, принадлежащих государству в промышленном и сельскохозяйственном производстве; проведение жесткой антимонопольной политики4. Результатом стали конвертируемость рубля, снижение инфляции, но это было не долго: вскоре курс рубля стал падать, а инфляция расти. В период с 1993–1995 гг. наблюПрограмма «500 дней» 30 августа 1990 гг. http://www.yabloko.ru/ publ/5--/500-days.html; Мацарский И. Пятьсот дней борьбы с социализмом // Бизнес. 2007. 11 января. http://www.bonline.ru/articles/a_5977.shtml Стародубровская И.В., Мау В.А. Великие революции: от Кромвеля до Путина. М.: Вагриус, 2004. С. 302.

См.: Минервин И.Г. Зарубежные исследователи о путях трансформации российской экономики: многообразие подходов, сходство выводов // Россия и современный мир. 2001. № 4.

Программа реформ Е.Т. Гайдара http: //www.examen.ru /db/Examine /catdoc_id/ EED65A421DF17760C3256A3A003D7AEA /rootid/ 9327995FB A6D40FC3256A02002CE0 D5/defacto.html; Шоковая терапия // Коммунист.

1991. №2 http: //www.iet.ru/news.php?category-id=1215&news-id= далось дальнейшее ухудшение социально-экономического развития. В 1990-е гг. в России произошел спад производства, не имевший аналогов, если даже его сравнивать с экономическими потерями в годы мировых войн и революций. Теневая экономика к середине 90-х гг. выросла до 50% ВВП1.

Для ведущих стран Центральной и Восточной Европы, по мнению Д. Мартэна, в рамках неолиберализма была характерна несколько иная либеральная модель, при которой роль государства в реформировании столь сильно не умалялась2. Шла массовая приватизация, в правовых рамках происходило формирование слоя частных собственников, создавалась рыночная инфраструктура в виде рынков капитала, рабочей силы, земли, товаров, услуг, интеллектуальных продуктов3.

В целом, проводимые мероприятия в социально-экономической сфере в нашей и других странах Центральной, Восточной Европы в первой половине 90-х годов представляли собой механическое копирование рыночной модели западноевропейских стран. Одну из причин такого копирования С.О. Глинкина увидела в подготовке к присоединению (и присоединение) ряда постсоциалистических стран к Европейскому Союзу4. Критерии, выработанные в июне 1993 г. на сессии Европейского совета в Копенгагене в качестве условий членства в Европейском Союзе восточноевропейских стран, стали для стран-претендентов определенного рода указаниями по осуществлению трансформационных реформ. Среди них: создание стабильных демократических институтов, правовой порядок, соблюдение прав человека и защита национальных меньшинств; создание рыночной экономики; признание законодательной базы Европейского Союза и т.д. В мае Дуткевич П., Попов В. Вперед или назад? Уроки российских посткоммунистических реформ // Сравнительное Конституционное Обозрение. 2005. № 4 (53). С. 9.

Мартэн Д. Социальные измерения трансформации и модернизации: теоретические уроки эмпирических исследований // Социологические исследования. 2002. № 8. С. 61.

Кудров В.М. Рыночная трансформация в странах ЦентральноВосточной Европы: к оценке накопленного опыта // Общество и экономика. 2006. № 5. С. 125.

Глинкина С.О. Трансформации экономической системы в странах Центральной и Восточной Европы // Общество и экономика. 2002. № 5.

С. 134.

1995 г. была принята Белая книга, содержавшая перечень необходимых для интеграции в единый рынок Европейского Союза законодательных актов и рекомендации относительно порядка их принятия. Европейский Союз стал ключевым звеном трансформационных преобразований. Реформирование протекало в соответствии с утвержденным графиком, на основе европейского законодательства и при значительной финансовой и административной поддержке этого процесса со стороны Европейского Союза.

В первой половине 90-х годов стало совершенно очевидным, что создаваемая рыночная экономика требует радикальных реформ в политической сфере. О том, какую модель управления взять за образец, сомнений не было. Раз уж шло заимствование западноевропейской рыночной модели экономики, то возникла потребность в создании системы управления в государствах по образцу западноевропейских стран.

Несмотря на то, что реформирование шло полным ходом, наблюдалось расхождение желаемого и ожидаемого с действительным: росла безработица, снижался жизненный уровень населения и т.д. С 1989 по 1993 годы ВВП стран региона Центральной и Восточной Европы сократился на 21%, в том числе: в Югославии – на 59%, в Болгарии – на 23,9%, в Венгрии – на 18,1%, в Румынии – на 23,8%, в Словакии – на 24,9%, а в Польше лишь на 12,4% и в Чехии – на 13,1%1.

Стало очевидным, что механический перенос западноевропейской рыночной модели в другие страны без учета их социально-экономических и политических реалий не давал желаемых результатов – быстрого и эффективного развития социальноэкономической системы. Нельзя было игнорировать стартовые условия для осуществления радикальных реформ. Договаривались даже до того, что зарождается новая – либеральная – форма тоталитаризма, корни которой кроются в насильственном навязывании странами Запада модели либеральной демократии европейским постсоциалистическим странам2. Для преодоления деКудров В.М. Центральная и Восточная Европа: десять лет перемен // Общественные науки и современность.2001. № 1.С. Шаншиева Л.Н. Славянский мир на пути в XXI век (Международная научная конференция по проблемам трансформации) // Славяноведение. 2001. № 6. С. 120.

фицитов модернизации нужны были адекватные модели динамики трансформационных процессов1.

Действительно, прежде чем начинать реформирование, необходимо было учитывать особенности каждого государства, чтобы смоделировать адекватную их реалиям модель развития. Нужно было иметь эффективную систему государственной власти. Но в тот период времени она только формировалась и другого быть не могло. Возник замкнутый круг: эффективное реформирование в социально-экономической сфере возможно было только в условиях новой организации государственной власти, с иными формами и методами управления, чем те, которые были в рамках советской системы. Но в первой половине 90-х годов только шло формирование такой системы, другое исключалось. И главное – происходила радикальная ломка прежней политической системы.

К середине 90-х годов пришло понимание того, что трудности проведения реформ, в частности, в России кроются в слабости и неэффективности государства на основе теории неолиберализма. Практика проводимых реформ заставила по-другому посмотреть на роль государства в социально-экономической системе, а также методы государственного воздействия на экономику.

Возникла необходимость в новой теоретической основе происходивших преобразований. Появились теории, в которых пересматривалась трактовка строительства рынка как саморегулирующегося процесса. Речь шла о возможности проведения реформ, эффективность которых была обусловлена способностью государства реализовать соответствующую политику реформ. Именно государство должно было определять макроэкономическую политику, разрабатывать и проводить в жизнь антикризисные программы, устанавливать правовые рамки рыночных отношений2.

Понимание того, что положительная динамика трансформации в значительной мере зависит от того, какую роль государство играет в экономике на этапе ее осуществления, стало очень важным.

Среди таких теорий была comprehensive development framework Юхлер Я. Достаточно ли «модернизации»? // Социологические исследования. 2002. № 8. С. 74.

Бычкова О.В. Постсоветское рыночное реформирование // Политические исследования. 2001. № 6. С. 163; Демократические революции в Центральной и Восточной Европе: десять лет спустя // Новая и новейшая история. 2000. № 2. С. 93.

(рамки всеобъемлющего развития)1. Она в целом определяла трансформацию как проблему социальных перемен, включающую в себя административную способность государства, процессы демократизации, рыночные реформы и эволюцию новых норм социальной справедливости. Социальные, институциональные и организационные структуры посткоммунистических обществ – не внешние по отношению к процессам рынка, а эндогенные переменные, определяющие институты рынка и степень социального сплочения. Заговорили о том, что нет единой, универсальной модели современности, следовательно, западная модель развития – не единственный образец, которому нужно подчиняться во всем. Была введена идея движущихся эпицентров современности2.

В странах Центральной и Восточной Европы во второй половине 90-х годов XX века шло формирование гибкого государственного регулирования экономики. Государство в этих странах активно помогало системной трансформации, оказывая финансовую поддержку процессу приватизации, проводя антикризисную и антиинфляционную политику, налоговую, финансовую и иные реформы. При этом участие государства в производстве и народнохозяйственных инвестициях резко сократилось, но выросла его поддержка малого и среднего предпринимательства. Проводилась политика, направленная на развитие новых банковской системы, системы социального обеспечения, механизмов функционирования науки, образования, здравоохранения, культуры. ВВП во второй половине 90-х годов стал быстро расти, и к началу XXI века объем производства в регионе Центральной и Восточной Европы превзошел уровень 1989 г. К концу 2000 г. доля частного сектора в ВВП составила: в Чехии и Венгрии – 80%, Словакии – 75%, Польше и Болгарии – 70%, Румынии – 60%. Темпы экономического роста в странах Центральной и Восточной Европы, начиная со второй половины 90-х гг. XX века, были примерно вдвое выше, чем в странах Западной Европы3.

Мюллер К., Пикель А. Смена парадигм посткоммунистической трансформации // Социологические исследования. 2002. № 9. С. 79.

Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 135–185.

Кудров В.М. Рыночная трансформация в странах ЦентральноВосточной Европы: к оценке накопленного опыта // Общество и экономика. 2006. № 5. С. 134.

В России после 7 лет непрерывного падения производства к 1997 г. был зарегистрирован небольшой рост (1%), при этом государственный долг и неплатежи продолжали росли, производство в 1998 г. вновь сократилось, платежный баланс ухудшился, в результате, в августе 1998 г. произошла девальвация рубля и дефолт. В 1999 г. кризис государства достиг пика: доходы и расходы федерального бюджета упали в 1999 г. до 30% ВВП, при том, что ВВП был почти вдвое ниже, чем к началу 90-х гг., государственный долг и задолженность достигли максимума, валютные резервы сократились до 10 млрд1.

В нашей стране осознание идеи укрепления государства инициировало подготовку новой Стратегической программы социально-экономического развития России на 10 лет под руководством Г.О. Грефа. Основными принципами данной программы явились:

укрепление политической системы, государства, либеральной экономической системы, достижение темпов экономического развития России, которые бы сблизили Россию с наиболее развитыми странами. Приоритетом в экономическом развитии на среднесрочную перспективу остались институциональные реформы, которые направлены на развитие малого бизнеса, инновационного сектора, инфраструктуры и жилищного сектора2. Первыми итогами стало начало движения по большинству направлений крупных институциональных и структурных реформ. Экономический рост, рост производительности труда, жизненного уровня населения в России начался позднее, чем в странах Центральной и Восточной Европы – лишь в 2000 г., но он был. Более того, отмечено, что в последние годы большинство стран Центральной и Восточной Европы стали отставать по темпам роста производительности труда и по темпам роста жизненного уровня населения от России3.

В целом, можно сказать, что вторая половина 90-х годов XX века ознаменовалась положительной динамикой в социальноэкономической сфере в странах Центральной и Восточной ЕвроДуткевич П., Попов В. Вперед или назад? Уроки российских посткоммунистических реформ // Сравнительное Конституционное Обозрение. 2005. № 4 (53). С. 11.

Путин готовится взять власть всерьез и надолго http: // www.

whoiswho. Ru /russian /politr/v26/p1.shtml; Через 10 лет «средним классом» станут больше половины россиян http://www.bre.ru/risk/23373.html Кудров В.М. Рыночная трансформация в странах ЦентральноВосточной Европы: к оценке накопленного опыта // Общество и экономика. 2006. № 5. С. 131–140.

пы. Для России экономический рост наступил позднее, лишь к началу XXI века и по некоторым показателям превзошел уровень стран Центральной и Восточной Европы. В 2000 г. экономический рост составил 10%, а в период с 2001 г. по 2004 г. (ежегодно) – 4–6%, уровень безработицы снизился с 13% в 1999 г. до 8% в 2003 г., инфляция упала с 84% в 1998 г. до 12% в 2003–2004 гг., дефицит бюджета сменился профицитом, внешний долг сократился1. По мнению Д. Стиглица, в дальнейшем экономические показатели России были впечатляющими, однако ее валовой внутренний продукт (ВВП) по-прежнему оставался почти на 30% ниже, чем в 1990 году, при темпах роста около 4% в год российской экономике потребуется еще десяток лет, чтобы выйти на тот уровень, который был в момент развала социалистической системы2.

Комплексный анализ хода трансформационных процессов на его различных этапах и конечных результатов в странах Центральной и Восточной Европы, а также в России привел исследователей к неоднозначным оценкам. Было отмечено, что системные трансформации второй половины XX века в регионе Центральной и Восточной Европы, России – это единый процесс общественно-исторического развития. В рамках теории модернизации считалось, что западноевропейская модель социальноэкономического развития, перенесенная на почву социалистических стран, должна будет привести последние к быстрому экономическому росту. Несмотря на некоторую положительную динамику трансформационных процессов в постсоциалистических странах на начало XXI века, отмечено, что данный процесс происходил с огромными трудностями. Вопреки первоначальным представлениям реформаторов он оказался более длительным, а неизбежным этапом в развитии стран стал трансформационный кризис.

Реальные процессы формирования новой модели социальноэкономического развития в большинстве стран пошли несколько иным путем, чем это первоначально намечалось. В конечном счете, переходные рыночные экономики далеки от процветания и обеспечивают благосостояние только меньшинству. Издержки, Дуткевич П., Попов В. Вперед или назад? Уроки российских посткоммунистических реформ // Сравнительное Конституционное Обозрение. 2005. №4 (53). С. Stiglitz J. The ruin of Russia // The Guardian.2003.9 April; Стиглиц Дж. Кто потерял Россию? http://www.ipm.by/pdf/Stiglitz.pdf которые общество несет в процессе реформирования, проявляются в форме роста имущественного неравенства, безработицы, бездомности и т.д. К началу XXI века постсоветским странам до конца не удалось преодолеть экономического разрыва с развитым Западом. Они строят свою собственную модель рыночной экономики. Замечено, что успех любых реформ предопределен очень сложным комплексом не только экономических, но и других факторов, которые едва ли могут быть учтены той или иной моделью преобразований. В частности, нужно учитывать не только стартовый социально-экономический уровень стран на момент начала реформ, но и роль государства в экономике1.

Создание рынка неизбежно стимулировало процесс демократизации в политической системе рассматриваемых стран. Без реформирования политической системы (о чем свидетельствуют неудачи на начальном этапе трансформационного процесса) нельзя было рассчитывать на дальнейшие преобразования в социально-экономической сфере. Иными словами, трансформация социально-экономической системы в нашей стране и странах Центральной и Восточной Европы в конце XX – начале XXI века стала предпосылкой политической трансформации. При этом переходные процессы в постсоветских странах требовали очень глубоких политических преобразований.

Можно утверждать, что процесс социально-экономической трансформации, охвативший практически все социалистические страны в конце XX века, представлял собой результат предшествующего развития: экономическая система, основанная на планиДемократические революции в Центральной и Восточной Европе:

десять лет спустя // Новая и новейшая история. 2000. № 2. С. 90; Глинкина С.О Мир на пороге тысячелетия. Десять лет системной трансформации в странах ЦВЕ и России: итоги и уроки // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 5. С. 3; Коровицына Н.В. Сообщения. Завершение строительства «основ капитализма» в постсоциалистическом обществе (по материалам конференции социологов стран Центральной Европы) // Славяноведение. 2003. № 1. С. 99; Сравнительный опыт общественных преобразований в постсоциалистических странах // Социологические исследования. 2002. № 5. С. 11; Кудров В.М. Рыночная трансформация в странах Центрально-Восточной Европы: к оценке накопленного опыта // Общество и экономика. 2006. № 5. С. 122–140; Дуткевич П., Попов В. Вперед или назад? Уроки российских посткоммунистических реформ // Сравнительное Конституционное Обозрение. 2005. № 4(53). С. 17 и др.

ровании, перестала давать возможность социалистическим странам эффективно развиваться.

Реформаторы обратились к опыту социально-экономического развития западноевропейских государств на основе теории модернизации. Процесс перенесения западноевропейской модели в нашу страну и страны Центральной и Восточной Европы не был простым и характеризовался периодом социально-экономического спада. Это заставило реформаторов пересмотреть теоретические основы реформирования.

Пришло понимание, что эффективная модернизация социально-экономической системы невозможна без ломки старой политической системы. Смысл процессов реформирования социально-экономической и политической систем в странах социализма состоял в переходе от плановой экономики и авторитаризма к рынку и демократии. Государство посредством гибкого государственного регулирования должно было активно участвовать в системной трансформации.

Таким образом, государства оказались перед выбором своего дальнейшего политического развития. Необходимо было найти адекватную модель организации государственной власти и эффективный способ ее функционирования, воздействуя на все сферы развития общественной жизни.

1.2. Политический режим и конституционные реформы конца 80-х – начала 90-х гг. ХХ в.

В современном мире результаты политических процессов находят свое отражение в конституциях и законодательстве. Проводимые конституционные реформы представляют собой, с одной стороны, результат, а с другой – стимул общественных преобразований, в том числе политических. Процесс реформирования политической системы означает качественное ее преобразование, организационное обновление, улучшение ее функционирования. Это целый комплекс важных задач и реальных путей решения последних. Преобразования политической системы затрагивают все ее компоненты, в первую очередь государство. В этой связи существенными являются вопросы формы государства, главным элементом которой является форма правления, ведь от того, насколько оптимально организована система органов государственной власти, зависит эффективное функционирование этой системы и результаты проводимых в государстве реформ.

При этом надо отметить, что под формой правления понимают организацию верховной государственной власти, в особенности высших и центральных ее органов, структуру, компетенцию, порядок образования этих органов, длительность их полномочий, взаимоотношения с населением, степень участия последнего в их формировании1. Фактически такая организация может существенно отличаться от образца, установленного конституцией. Речь идет о государственном режиме, который не несет идеологической, оценочной и нравственно-правовой нагрузки в отличие от политического и означающий реальный порядок функционирования и взаимодействия высших органов государственной власти, который подчас может отличаться от конституционной модели, а иногда и противоречить ей2. Различным формам правления соответствуют различные виды государственных режимов3.

До недавнего времени в отечественной научной литературе государственный и политический режимы нередко рассматривали как синонимы4. По нашему мнению, следует согласиться с теми исследователями, которые не отождествляют государственный и политический режимы. Несмотря на отсутствие универсального подхода к определению и сущности политического режима, можно утверждать, что данный режим включает в себя методы и приемы осуществления политической власти не только со стороны государства, но и со стороны политических партий, движений, общественных объединений и т.п. По содержанию политический режим шире, чем государственный. Эвристический потенциал политического режима, по мнению академика РАЕН Н.М. Медушевского, состоит в раскрытии реального механизма власти. Научный подход требует более высокого уровня интеграции правового и политического подходов, Общая теория государства и права: учебник / под ред. В.В. Лазарева. М.: Юрист, 1994. С. 257.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран.

Т. I–II. Общая часть. М.: Изд-во БЕК, 1996. С. 305; Курскова Г.Ю. Политический режим Российской Федерации. Теоретико-правовой аспект:

монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право. 2008. С. Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран:

курс лекций. М.: Юрайт-М, 2002. С. 95.

Смирнова Н.Н. Конституционное право зарубежных стран: конспект лекций. СПб.: «Альфа», 2001. С. 50–55.

соответствующего их реальному переплетению в основных властных институтах современного общества. Это направление, представленное, прежде всего, концепциями неоинституционализма, позволяет добиться нового качественного уровня в понимании политического режима, рассмотрев его как систему взаимосвязанных институтов, каждый из которых представляет собой известное единство права и власти в управлении1. Для понимания сути процессов, происходивших в нашей стране, необходимо принимать во внимание и государственный, и политический режимы.

Для Советского Союза конец 80-х гг. стал периодом радиальных политических преобразований. Нараставшие трудности в экономике страны заставили руководство во главе с М.С. Горбачевым с лета 1988 г. начать реформирование политической системы СССР, которая стала рассматриваться как главное звено механизма торможения. В июне 1988 г. XIX партийная конференция выдвинула идею конституционной реформы, проект которой был принят Верховным Советом СССР в октябре 1988 г. Говоря о теоретической основе трансформации политической системы на начальном этапе, отметим, что от идеи социализма никто не отказывался: построение социалистического государства и общества считалось важным и необходимым условием развития. Реформирование виделось именно в рамках существовавшей системы. В. Исаков, анализируя реформы, отметил, что важнейшей целью было восстановление роли Советов как органов социалистической власти, которую присвоили себе партийные органы3. Отмечалось, что М.С. Горбачев прекрасно понимал, что партийная номенклатура тормозила и без того трудно идущие преобразования, и только подключение «человеческого фактора»

могло создать ей некий противовес. М.С. Горбачев хотел, с одной стороны, гарантировать неприкосновенность партноменклатуре, с другой – стимулировать появление гражданского общества, выступив в роли формального и неформального лидера. Попытка Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты: курс лекций. М.: ГУ ВШЭ, 2002. С. 190.

Материалы XIX Всесоюзной конференции коммунистической партии Советского Союза, 28 июня – 1 июля 1988 г. М.: Политиздат, 1988. С. 43–58, 106.

Исаков В. Пути и тупики конституционной реформы в России // Обозреватель. 1999. № 10. С. соединить такие противоречивые в политическом плане замыслы воплотилась в идее повышения значимости Советов1. Кроме этого предполагалось сформировать механизм правового государства2. XIX партконференция дала старт проведению политических реформ. Впервые заговорили о построении в СССР правового государства, которое должно было стать политической надстройкой в обновленном обществе3. В.О. Мушинский справедливо заметил, что возникла неординарная идеологическая ситуация: к социалистической государственности примерялась концепция, выработанная домарксистской буржуазной научной мыслью, которая не получила одобрения в нашем государстве4. Такая ситуация породила ряд вопросов. В частности, носит ли классовый характер само понятие «правовое государство», правильно ли утверждение, что мы строим социалистическое правовое государство или правовое государство, как таковое, не может иметь политическую окраску и, может быть правильнее развести эти понятия на разные полюса, ибо они не совместимы и т.д.?5 Прогрессивным, на наш взгляд, было то, что проводимые реформы пытались обосновать научно. Более того, обратились к идее правового государства, рожденной в лоне западно-европейской государственно-правовой мысли.

В попытке осуществить необходимые преобразования в социально-экономической и политической сфере, не меняя в целом того общественно-политического уклада, который существовал в нашем государстве, ученые различали социалистическое и буржуазное правовое государство6. В организационно-функциональном плане концепция советской правовой государственности включала в себя устройство и функционирование системы государственных органов по Эпоха Ельцина. Очерки политической истории. М.: Вагриус, 2001.

С. 59.

Исаков В. Указ. соч. С. 55.

Батурин Ю.М., Лившиц Р.З. Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению. М.: Наука, 1989. С. 13.

Мушинский В.О. Правовое государство и правопонимание // Советское государство и право. 1990. № 2. С. 21.

Нерсесянц В.С. Правовое государство: сущность и пути построения // Социалистическая законность. 1991. № 1. С. 16.

Деев Н.Н., Четвернин В.А. Советское государство и перестройка (проблемы теории). М.: Наука, 1990. С. 100, 170; Правовое государство: сущность и пути построения // Социалистическая законность. 1991. № 1. С. 16.

принципу разделения властей, который должен был содержать в себе механизм их взаимодействия, систему сдержек и противовесов.

Л.С. Явич указал на то обстоятельство, что, строя социалистическое правовое государство, необходимым условием правильной организации и реализации принципа разделения властей было, по мнению реформаторов, верховенство высшего представительного органа государства над административно-управленческим аппаратом, судом1.

В рамках осуществления выдвинутой на XIX партийной конференции конституционной реформы речь, прежде всего, шла о внесении изменений в Конституцию СССР 1977 г., в том числе и в Конституцию РСФСР 1978 г. Глубокое осознание того, что нужно менять в корне всю систему управления, формировать основы конституционного строя (что неизбежно стимулировало принятие новой Конституции) пришло несколько позднее. Когда стало ясно, что без новой Конституции не обойтись, то не было единого мнения о том, какой должна быть новая система организации власти (судя по тем проектам Конституций, которые были предложены в рамках конституционной реформы, о чем будет сказано далее). Конституция как основной закон государства должна создавать условия стабильности общества, предусматривая идеалы общественного развития, цивилизованные формы разрешения конфликтов между различными ветвями власти и иными субъектами права2. Особенности конституционной реформы заключаются в том, что она является, с одной стороны, социальнополитическим, а с другой – правовым процессом, выражающим динамику наиболее важных общественных отношений и средств их правового регулирования3. Уместно заметить, что конституционная реформа – это объективный процесс. Главное в нем – понять внутреннюю логику самого процесса: развивается ли он в соответствии с жесткими законами или остается в мире хаоса. Стабильность всякой социальной системы определяется единством юридической формы Явич Л.С. Господство права (к концепции правового государства в СССР) // Правоведение. 1990. № 5. С. 17.

Сорокин В.В. Конституция Российской Федерации 1993 г.: критерии стабильности // Конституционное и муниципальное право. 2003. № 5. С. 2.

Киреев В.В. К вопросу о понятии и методологии исследования конституционной реформы // Конституционное и муниципальное право. 2005. № http://afnet.integrum.ru/artefact3/ ia/ia5.aspx?lv=5&si=KDjniD2R&qu= 21&srt=0&bi=5001&nd= и социального содержания, но, к сожалению, конфликт между ними имеет постоянный характер, создающий основу непрерывных (временами конвульсивных) изменений1. Необходимо увидеть взаимное влияние юридических норм и политических институтов, в частности, друг на друга и тот результат, к которому это приводит.

В рамках конституционной реформы с ноября 1988 г. по июнь 1990 г. был принят ряд важнейших нормативно-правовых актов2. Принятие этих актов не преследовало цель коренным обМедушевский А.Н. Теория конституционных циклов. М.: Изд.

Дом. ГУ ВШЭ, 2005. С. 7.

Напр.: Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР: Закон СССР от 1 декабря 1988 г. № 9853-XI // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1988. № 49.

Ст.727. Утратил силу на территории Российской Федерации в связи с принятием Соглашения от 8 декабря 1991 г. «О создании Содружества Независимых Государств», ратифицированного Постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014-1; Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР: Закон РСФСР от 27 октября 1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1989. № 44.

Ст. 1303. Утратил силу в связи с принятием Конституции РФ 1993 г.; Об уточнении некоторых положений Конституции (Основного Закона) СССР по вопросам порядка деятельности Съезда народных депутатов СССР, Верховного Совета СССР и их органов: Закон СССР от 20 декабря 1989 г.

№ 961-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1989. №28. Ст. 538. Утратил силу на территории Российской Федерации в связи с принятием Соглашения от 8 декабря1991 г. «О создании Содружества Независимых Государств», ратифицированного Постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014-1; Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР по вопросам избирательной системы: Закон СССР от 20 декабря 1989 г. № 963-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1989. № 28. Ст. 540. Утратил силу на территории Российской Федерации в связи с принятием Соглашения от 8 декабря 1991 г. «О создании Содружества Независимых Государств», ратифицированного Постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014-1; Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР: Закон СССР от 14 марта 1990 г. № 1360-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. № 12. Ст.189. Утратил силу на территории Российской Федерации в связи с принятием Соглашения от 8 декабря 1991 г. «О создании Содружества Независимых Государств», ратифицированного Постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014- разом изменить существовавшую систему государственной власти, речь шла лишь об улучшении ее функционирования, чтобы эффективно осуществлять экономические реформы. В результате, Съезд народных депутатов СССР оставался верховным органом государственной власти Союза, а двухпалатный Верховный Совет СССР стал постоянно действующим законодательным, распорядительным и контрольным органом государственной власти СССР, избиравшимся из числа народных депутатов Съездом народных депутатов СССР и ему подотчетным. Президиум Верховного Совета СССР больше не подменял собой Верховный Совет СССР. Он обеспечивал организацию работы Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. Был учрежден новый орган – Председатель Верховного Совета СССР – высшее должностное лицо государства. В системе высших союзных органов был учрежден Комитет конституционного надзора СССР. Но, что самое важное, был учрежден пост Президента СССР1. Надо отметить, что создание президентской власти было очень значимым шагом в реформировании политической системы, так как глава государства был таковым уже не только по партийной должности2. Введение президентского поста не изменило суть политической системы (в основе советской формы организации власти был трудовой коллектив, ядром которого являлась партийная организация). Но это был существенный шаг на пути ее реформирования, так как были учреждены демократические принципы процедуры избрания главы государства (на основе всеобщего равного и прямого избирательного права, сроком на пять лет). Кандидат, получивший больше половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании, считался избранным. М.С. Горбачев нарушил предусмотренную Конституцией процедуру избрания, что можно объяснить его страхом не быть избранным всенародно (первого Президента СССР избрал внеочередной Третий съезд народных депутатов СССР в марте Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР: Закон СССР от 14 марта 1990 г. № 1360-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. №12. Ст. 189. Утратил силу на территории Российской Федерации в связи с принятием Соглашения от 8 декабря1991 г. «О создании Содружества Независимых Государств», ратифицированного Постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014- Эпоха Ельцина. Очерк политической истории. М.: Вагриус, 2001. С. 1990 г.). При Президенте был создан совещательный Президентский Совет. Конституционная реформа затронула и судебную систему.

Институциональные изменения организации государственной власти на федеральном уровне неизбежно повлекли изменения в его субъектах. В частности, в РСФСР была пересмотрена система высших органов государственной власти. Появились: Съезд народных депутатов РСФСР и съезды народных депутатов автономных республик. Высшими органами государственной власти республик в составе РСФСР стали съезды народных депутатов, а там, где этот орган не создавался, остались Верховные Советы.

Анализ первых результатов реформирования говорит о том, что на союзном уровне значительно была изменена система высших органов государственной власти, сочетавшая в себе, с одной стороны, институты республики советского типа, с другой – республики «на западный манер» (должность Президента, избираемая на основе всеобщего равного голосования избирателей). Это стало началом демонтажа советской формы организации государственной власти.

Созданные в этот период институты (по своей природе) могли функционировать только временно, обеспечивая переход к иной организации власти.

В странах Восточной Европы механизм реформирования существовавшей системы имел существенное сходство, определявшееся единством советской модели режима и его преобразования. Эта модель выражалась в целенаправленном противопоставлении партийных и государственных структур власти и создании института сильной президентской власти1.

Институциональные изменения формы правления в РСФСР с июня 1990 г. по декабрь 1991 г. происходили в условиях начавшегося развала союзного государства. В РСФСР был принят ряд нормативно-правовых актов, которые имели существенное значение для ее дальнейшего конституционного развития. Прежде всего, речь идет о тех нормативно-правовых актах, которые создавали правовую основу для разрушения союзных отношений и независимости РСФСР (в дальнейшем РФ). Например, согласно положениям Декларации о государственном суверенитете РСФСР законодательство РСФСР, по Медушевский А.Н. Теория конституционных циклов. М.: ГУ ВШЭ, 2005. С. юридической силе, ставилось выше, чем союзное1. Весной и летом 1990 г. декларации о суверенитете были приняты почти во всех союзных и ряде автономных республик. Немаловажным явилось и Постановление Первого Съезда народных депутатов РСФСР, по которому Совет Министров РСФСР подчинялся исключительно Верховному Совету РСФСР и Съезду народных депутатов РСФСР), Союзу ССР делегировалось ограниченное число функций, в РСФСР создавались собственные банковская и таможенная системы, органы МВД и госбезопасности переводились в российское подчинение, что неизбежно разрушало союзную исполнительную власть2. В целях создания экономической основы для суверенитета РСФСР осенью 1990 г.

был принят Закон РСФСР, на основании которого земля, ее недра, воздушное пространство, воды, леса, растительный и животный мир, другие природные и сырьевые ресурсы, расположенные на территории РСФСР, ресурсы континентального шельфа и морской экономической зоны РСФСР, а также образующиеся в реках РСФСР запасы анадромных видов рыб за пределами морской экономической зоны, художественные и культурные ценности объявлялись национальным богатством народов РСФСР3. Все эти акты подготовили правовую основу для того, чтобы уже в декабре 1990 г. Закон РСФСР внес изменения в Конституцию РСФСР. В результате чего, Съезд народных депутатов РСФСР подтвердил государственный суверенитет РСФСР на всей ее территории4.

Анализ нормативно-правовых актов позволяет говорить о том, что в стране проведение экономических реформ объективно требовало реформирования организации государственной власти на всех уровнях федеративного государства, при этом данное реДекларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 12 июня 1990 г.

№ 22-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. № 2. Ст. О разграничении функций управления организациями на территории РСФСР (Основа нового Союзного договора): Постановление Первого Съезда народных депутатов РСФСР от 22 июня 1990 г. №63-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. № 4. Ст. Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР:

Закон РСФСР от 31 октября 1990 г. № 293-1// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1990. № 22. Ст. Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР: Закон РСФСР от 15 декабря 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1991. № 29. Ст. 395. Утратил силу в связи с принятием Конституции РФ 1993 г.

формирование приводило к тому, что субъекты федеративного государства, в частности РСФСР, стремились и к экономической, и политической самостоятельности. Такое стремление, с одной стороны, стимулировало необходимость принятия таких нормативно-правовых актов, которые создавали бы необходимые правовые рамки для независимости республики, но, с другой стороны (с правовой точки зрения), принятие подобных нормативноправовых актов нарушало принципы и нормы, закрепленные, прежде всего, Конституцией СССР. Б.А. Страшун назвал этот процесс «войной законов», при которой республиканские органы власти игнорировали Конституцию СССР и многие другие нормативно-правовые акты верховной государственной власти Союза ССР1. Съезд народных депутатов РСФСР, принимавший подобные акты, не мог не понимать, что это могло привести к децентрализации союзного государства, хотя о развале последнего речь тогда не шла. Самостоятельность и независимость республик виделась в рамках обновленного Союза ССР. В ноябре года был опубликован Союзный договор, согласно которому членство в Союзе предусматривалось добровольным, а право на выход не предусматривалось. Регламентировалось исключение республики из членства по инициативе членов Союза, если происходит нарушение условий договора и обязательств по нему2. А уже в ноябре в республиках решался вопрос, подписывать ли Союзный договор, если да, то когда: до или после принятия своих собственных конституций.

Немного ранее, для повышения эффективности управления в государстве, в декабре 1990 г. был принят Закон СССР, в соответствии с которым Президент СССР получил новые полномочия: возглавил систему органов государственного управления, обеспечивая их взаимодействие с высшими органами государственной власти Союза ССР. Президентский Совет был упразднен и учрежден институт Вице-президента СССР3. Все эти меры свидетельствовали о том, что Страшун Б.А. Конституционные перемены в Восточной Европе.

1989–1990. М.: Юрид. лит., 1991. С. 46.

Договор о Союзе Суверенных государств // Правда. 1991. 27 июня.

Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Законно) СССР в связи с совершенствованием системы государственного управления: Закон СССР от 26 декабря 1990 г. № 1861-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1991. № 1. Ст. 3. Утратил силу на территории Российской Федерации в связи с принятием Соглашения от 8 декабря 1991 г. «О создании Содружества Независимых Государств», ратифицированного Постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014- шел лихорадочный поиск адекватной системы государственного управления как на союзном, так и на республиканском уровнях.

В РСФСР в апреле 1991 г. было принято Постановление, в соответствии с которым Председатель Верховного Совета РСФСР фактически получил президентские полномочия, в частности, право издавать распоряжения, обязательные для исполнения на территории РСФСР1. Поскольку на союзном уровне пост Президента был введен, то введение аналогичной должности на уровне субъекта федерации становилось вопросом времени. Официально вопрос о введении поста Президента РСФСР был поставлен на Втором (внеочередном) Съезде народных депутатов РСФСР. По требованию 1/3 народных депутатов он был вынесен в марте 1991 г. на референдум, который решил данный вопрос положительно2. В апреле – мае 1991 г. были приняты законы РСФСР, учредившие должность Президента и определившие его статус. Президент РСФСР являлся высшим должностным лицом РСФСР и главой исполнительной власти в РСФСР. Он избирался на 5 лет путем всеобщего прямого равного и тайного голосования3. 12 июня 1991 г. на пост Президента РСФСР был избран Б.Н. Ельцин. Выборы показали необратимость О перераспределении полномочий между высшими государственными органами РСФСР для осуществления антикризисных мер и выполнения решений съездов народных депутатов РСФСР: Постановление Третьего Съезда народных депутатов РСФСР от 5 апреля 1991 г.

№ 1014-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 15. Ст. Становление института Президента Российской Федерации (1991– 1993 гг.) // Конституционное и муниципальное право. 2004. №5.

http://afnet.integrum.ru/artefact3/ia/ia5. aspx?lv=5&si=KDjniD2R&bi= &xi=&nd=1&dis= О выборах Президента РСФСР: Закон РСФСР от 24 апреля 1991 г.

№ 1096-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. №17. Ст. 510. Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2288; О Президенте РСФСР:

Закон РСФСР от 24 апреля 1991 г. № 1098-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. №17. Ст. 512.

Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2288; Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР: Закон РСФСР от 24 мая 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. № 22. Ст. 776.

Утратил силу в связи с принятием Конституции РФ 1993 г.

политических преобразований в стране. Модернизация организации государственной власти в нашей стране шла по пути заимствования отдельных элементов формы правления по западному образцу. При этом, в Конституции оставались: ст. 104, закреплявшая, что Съезд правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению РСФСР, и ст. 107, наделявшая Верховный Совет также и распорядительными функциями. Результатом сочетания «президентства» и «советской системы» стало то, что во взаимоотношениях с органами власти закрепилась зависимость Президента от Съезда и Верховного Совета.

Реформаторы не пытались радикально изменить систему управления, но сделать ее эффективнее. Но, начавшийся процесс разрушал принципы и организацию советской власти.

В июле – сентябре 1991 г. уже был подписан ряд Указов Президента РСФСР, имевших принципиальное значение для проведения дальнейшей крупномасштабной реформы системы исполнительной власти в РСФСР по принципу вертикали власти с учреждением института представителей Президента РСФСР в краях, областях РСФСР. Это должно было способствовать, с одной стороны, усилению взаимодействия всех уровней не только исполнительной власти и в целом государственной власти в РСФСР, с другой, укреплению власти непосредственно самого Президента РСФСР1. Большое значение в государственном строительстве имело учреждение КонстиО министрах РСФСР: Указ Президента РСФСР от 25 июля 1991 г.

№ 19 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 31. Ст. 1043; О полномочиях мэра г. Москвы: Указ Президента РСФСР от 30 июля 1991 г. № 22 (в ред. от 27 июня 2000 г. № 1110) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991.

№ 31. Ст. 1057; СЗ РФ. 2000. № 25. Ст. 2678; О некоторых вопросах организации работы Совета министров РСФСР: Указ Президента РСФСР от 16 августа 1991 г. № 58 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1130. Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 6 ноября 1991 г. № 172; О представителях Президента РСФСР в краях, областях РСФСР: Указ Президента РСФСР от 24 августа 1991 г. № 87 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 35. Ст. 1161; О представителях Президента РСФСР в краях, областях РСФСР: Указ Президента РСФСР от 27 августа 1991 г. № 91 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 35. Ст.1165; О представителях Президента РСФСР в краях, областях РСФСР: Указ Президента РСФСР от 3 сентября 1991 г. № 100 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 36. Ст. 1177.

туционного Суда РСФСР, созданного в целях укрепления конституционного строя РСФСР1.

В условиях проводимых политических реформ усиливалась самостоятельность субъектов СССР, что, в свою очередь, ускоряло процесс распада СССР. Часть руководителей страны пошло на введение чрезвычайных мер, направленных на восстановление прежней формы государственного единства2. 19 августа 1991 г.

О Конституционном Суде РСФСР: Закон РСФСР от 12 июля 1991 г.

№ 1599-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №19. Ст. 621. Утратил силу в связи с принятием Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 12 июля 1991 г. № 1598-1.

Напр.: Об антиконституционных действиях Государственного комитета по чрезвычайному положению и принимаемых в связи с этим мерах, о квалификации этих действий как государственный переворот:

Указ Президента РСФСР от 19 августа 1991 г. №59 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1133;

Об антиконституционных действиях Государственного комитета по чрезвычайному положению и принимаемых в связи с этим мерах, о подчинении Президенту всех органов исполнительной власти Союза ССР, действующих на территории РСФСР: Указ Президента РСФСР от 19 августа 1991 г. № 61 (в ред. от 9 сентября 1991 г. № 102) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34.

Ст. 1135; №37. Ст.1189; Об антиконституционных действиях Государственного комитета по чрезвычайному положению и принимаемых в связи с этим мерах, о действии органов прокуратуры, государственной безопасности, внутренних дел, военнослужащих на основании Конституции и законов СССР и РСФСР: Указ Президента РСФСР от 19 августа 1991 г. № 63 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1137; Об управлении Вооруженными силами Союза ССР на территории РСФСР в условиях чрезвычайной ситуации: Указ Президента РСФСР от 20 августа 1991г. № 64 (в ред. от 9 сентября 1991 г. № 102) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1138; №37. Ст. 1189; Об обеспечении функционирования предприятий и организаций в РСФСР: Указ Президента РСФСР от 20 августа 1991 г. №65 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1139; О средствах массовой информации в РСФСР: Указ Президента РСФСР от 21 августа 1991 г. № 69 (в ред. от 9 сентября 1991 г. № 102) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1143;

№ 37. Ст. 1189; Об отстранении от исполнения обязанностей председателей исполнительных комитетов краевого и ряда областных Советов народных депутатов РСФСР: Указ Президента РСФСР от 21 августа 1991 г.

№ 70 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 34. Ст. 1144.

был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП), который ставил цель восстановить порядок в стране. Государственные органы власти РСФСР (Президент и парламент) отказались подчиняться распоряжениям ГКЧП.

Президент РСФСР стал принимать собственные указы и распоряжения, на основании которых действия членов ГКЧП были квалифицированы как государственный переворот, а его решения объявлены незаконными на территории РСФСР. Все органы исполнительной власти СССР, включая КГБ, МВД, Министерство обороны, переходили, вплоть до созыва внеочередного союзного съезда, в непосредственное подчинение избранного народом Президента РСФСР. Последний принимал на себя командование Вооруженными силами СССР на территории РСФСР, гарантировал правовую и моральную поддержку сотрудникам органов прокуратуры, госбезопасности, внутренних дел, военнослужащим, не подчиняющихся приказам ГКЧП. Те, кто оказывал поддержку деятельности ГКЧП, привлекались к ответственности, в частности, от должностей были отстранены главы исполнительных органов Краснодарского края, Ростовской, Самарской и Липецкой областей. Попытка ГКЧП препятствовать распаду СССР потерпела неудачу. Но и Договор Союза Суверенных государств не был подписан.

В результате августовских событий Президент РСФСР указами возложил на себя ряд полномочий, которых он по действовавшей Конституции РСФСР не имел. Стала создаваться система вертикали исполнительной власти, подконтрольная Президенту РСФСР. Президент РСФСР подчинил себе силовые структуры, объявил себя гарантом конституционного строя. Эти события показали реальные возможности института существовавшей президентской власти.

Борьба с ГКЧП создала благоприятные условия для концентрации власти в руках действовавшего Президента РСФСР и возвышения его в системе органов государственной власти. Все это предопределило процесс дальнейшей эволюции формы правления.

Осенью 1991 г. Президент РСФСР подписал, в частности, Указ, направленный на реформирование системы исполнительной власти1. Совет Министров РСФСР ставился под контроль Напр.: О роли Совета Министров РСФСР в системе исполнительной власти: Указ Президента РСФСР от 11 сентября 1991 г. № 112 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР.

1991. № 37. Ст. 1200. Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 6 ноября 1991 г. № 172.

главы государства и должен был действовать под его руководством. Президент РСФСР, при необходимости, мог председательствовать на его заседаниях. Совет министров РСФСР самостоятельно определял порядок подготовки и принятия своих постановлений и распоряжений, которые были обязательны к исполнению на всей территории республики. Не допускалось вмешательство партий, иных общественных организаций, любых государственных органов и должностных лиц в деятельность Совета министров РСФСР. Можно с уверенностью утверждать, что шло усиление влияния Президента РСФСР на Совет Министров РСФСР в рамках выстраиваемой вертикали исполнительной власти. Об усилившихся позициях Президента РСФСР говорит тот факт, что в октябре 1991 г. Пятый Съезд народных депутатов РСФСР предоставил дополнительные полномочия Президенту на год – до декабря 1992 г., установив, что законы РСФСР, указы Президента РСФСР, принятые в обеспечение экономической реформы, подлежат приоритетному исполнению. Кроме этого Президенту РСФСР было дано право приостанавливать любые законодательные акты Союза ССР, издавать указы, которые становились законами, если Верховный Совет в течение недели не оспаривал их. Президент РСФСР получил право самостоятельно решать, какова будет структура высших органов исполнительной власти, а также назначать и освобождать от должности глав администраций субъектов РФ1. В результате чего, глава РСФСР, получив прерогативы в процедуре формирования исполнительной власти, в начале ноября 1991 г. подписал ряд указов, на основании которых, в частности, было сформировано Правительство Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы: Постановление Пятого Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. №1830-I // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44.

Ст. 1455. Утратил силу с 1 декабря 1992 г. (п. 5 данного Постановления); О правовом обеспечении радикальной экономической реформы:

Постановление Пятого Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г.№1831-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1456. Фактически утратило силу в связи с истечением срока действия.

РСФСР под его непосредственным руководством1. В это же время был принят Закон РСФСР, изменивший символы государственной власти, установивший, что депутаты Верховного Совета РСФСР действуют на постоянной профессиональной основе, учредивший суд присяжных2. В целом, с октября 1990 г. по ноябрь 1991 г. в Конституцию РСФСР 1978 г. было внесено 204 поправки3. Роль этого Съезда в истории становления президентской власти в России бесспорна. В системе органов государственной власти роль Президента РСФСР значительно возросла.

Говоря о реформах политической системы, нельзя обойти вниманием нормативно-правовые акты, принятые с июня 1990 г.

по август 1991 г.4 На основании этих актов, прежде всего, были Напр.: О реорганизации Правительства РСФСР: Указ Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г.№171 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 45. Ст. 1537. Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 4 февраля 1993 г. № 180; Об организации работы Правительства РСФСР в условиях экономической реформы: Указ Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г. №172 (с изм. от 4 февраля 1993 г. № 180) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 45. Ст. 1538; Собрание актов Президента и Правительства РФ.1993. № 6. Ст. 480. Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 28 июня 2005 г. № 736.; О назначении заместителя Председателя Правительства РСФСР: Указ Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г. №173 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР.1991. № 45. Ст. 1539; О назначении первого заместителя Председателя Правительства РСФСР: Указ Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г. № 175 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 45. Ст. Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закон) РСФСР: Закон РСФСР от 1 ноября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 45. Ст. 1497. Утратил силу в связи с принятием Конституции РФ 1993 г.

Пархоменко С. Конституционный бартер // Независимая газета.

1992. 10 марта.

Напр.: Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР: Закон РСФСР от 16 июня 1990 г. № 38-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 3.

Ст. 25. Утратил силу в связи с принятием Конституции РФ 1993 г.; О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР: Указ Президента РСФСР от 20 июля 1991 г. № 14 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 31. Ст. изменены ст. 6, 7 действовавшей Конституции РСФСР, отменившие положение о том, что КПСС является руководящей и направляющей силой советского общества, ядром политической системы, конституционно закрепившие многопартийность и законность как принцип деятельности всех политических партий и общественных движений. Не допускалось создание новых и деятельность существующих первичных организаций, комитетов и других организационных структур политических партий и массовых общественных движений в органах государственного управления РСФСР, республик в составе РСФСР, в исполнительных органах Советов народных депутатов всех уровней, в государственных учреждениях, организациях, концернах, на предприятиях, расположенных на территории РСФСР, было закреплено, что участие или неучастие граждан в деятельности политических партий и массовых общественных движений не могло служить основанием для ограничения их прав, включая право на занятие какой-либо должности. В августе 1991 г. Б.Н. Ельцин вообще приостановил деятельность коммунистической партии на территории РСФСР. Существовавшее до этого единство правящей партии, слияние партийных органов с органами государственной власти естественным образом предполагало нормальное функционирование последних, незыблемость основ СССР. Можно с уверенностью отметить, что утрата монополии на власть КПСС рушило основу советской системы организации власти.

На фоне продолжавшегося процесса децентрализации в стране 14 ноября 1991 г. на заседании Госсовета СССР в НовоОгареве была предпринята последняя попытка Президента СССР М.С. Горбачева реанимировать идею Союзного договора. Судьба Союза была решена 8 декабря 1991 г. в Минске с подписанием Соглашения между Белоруссией, Россией и Украиной, на основании которого предусматривался роспуск Союза ССР, ликвидация его органов, прекращение действия его законов1. Поставленные перед фактом роспуска СССР другие республики вынуждены были присоединиться к этому процессу. 12 декабря 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял Постановление о ратификации СоСоглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г. // Государство Российское: власть и общество: сб. документов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. С. 477–480.

глашения1. 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате произошла встреча президентов 11 республик, была принята Декларация, в которой закреплялось, что с образованием Содружества Независимых Государств (СНГ) СССР прекращает свое существование. Для координации деятельности государств СНГ были созданы высшие органы: Совет глав государств и Совет глав правительств.

РСФСР по соглашению с другими республиками бывшего Советского Союза взяла на себя правопреемство СССР в той части, которую делить было невозможно (например членство СССР в Совете Безопасности ООН перешло к России). 25 декабря 1991 г.

Президент СССР М.С. Горбачев сложил свои полномочия, издав соответствующий Указ о сложении Президентом СССР полномочий Верховного главнокомандующего Вооруженными силами СССР и упразднении Совета обороны при Президенте СССР.

Г.К. Селезнев, говоря о создании СНГ, отметил, что СНГ отразило факт глубокого кризиса государственности: ослабление органов центра, неспособность союзных структур к коренному обновлению, усиление процесса децентрализации страны2. 25 декабря 1991 г. был принят Закон РСФСР об отмене наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика и установлено новое название – Российская Федерация3.

Разрушение союзного государства стимулировалось социально-экономическими и политическими реформами, проводившимися в СССР и ее субъектах, а также стремлением некоторых политических деятелей к большей власти. Ломка старой политической системы была сопряжена с нарушением единого правового пространства. В этих условиях нарушение норм действовавшего права становилось нормальным явлением. Демонтаж республики советского типа стал необратимым процессом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«2 Институт системного программирования Российской академии наук В.В. Липаев ПРОЕКТИРОВАНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО СЛОЖНЫХ ЗАКАЗНЫХ ПРОГРАММНЫХ ПРОДУКТОВ СИНТЕГ Москва - 2011 3 УДК 004.41(075.8) ББК 32.973.26-018я73 Л61 Липаев В.В. Проектирование и производство сложных заказных программных продуктов. – М.: СИНТЕГ, 2011. – 408 с. ISBN 978-5-89638-119-8 Монография состоит из двух частей, в которых изложены методы и процессы проектирования и производства сложных заказных программных продуктов для...»

«ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Межрегиональный институт общественных наук при ИГУ (Иркутский МИОН) Восток России: миграции и диаспоры в переселенческом обществе. Рубежи XIX–XX и XX–XXI веков Иркутск Оттиск 2011 УДК 316.347(571.5) ББК С55.33(2Рб) В 76 Издание выполнено в рамках проекта Миграции и диаспоры в социокультурном, экономическом и политическом пространстве Сибири, XIX – начало XXI века. Проект реализуется на базе научно-образовательного центра Межрегионального института...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Таганрогский государственный педагогический институт имени А. П. Чехова Г. И. Тамарли ПОЭТИКА ДРАМАТУРГИИ А. П. ЧЕХОВА (ОТ СКЛАДА ДУШИ К ТИПУ ТВОРЧЕСТВА) В авторской редакции 2-е издание, переработанное и дополненное Таганрог Издательство ФГБОУ ВПО Таганрогский государственный педагогический институт имени А. П. Чехова 2012 УДК 82–2 ББК...»

«Б.Г. Валентинов, А.А. Хадарцев, В.Г. Зилов, Э.М. Наумова, И.Г. Островская, С.Н. Гонтарев, Ли Чуюань БОЛЮСЫ ХУАТО (результаты и перспективы применения) Тула–Белгород, 2012 Б.Г. Валентинов, А.А. Хадарцев, В.Г. Зилов, Э.М. Наумова, И.Г. Островская, С.Н. Гонтарев, Ли Чуюань БОЛЮСЫ ХУАТО (результаты и перспективы применения) Монография под редакцией Б.Г. Валентинова, А.А. Хадарцева Тула–Белгород, 2012 УДК 615.038 Болюсы Хуато (результаты и перспективы применения): Монография / Под ред. Б.Г....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова 1. И. Ю. Вяткин тр -с ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ЖИЛИЩНОru КОММУНАЛЬНОЙ СФЕРЫ И ЕЁ ВЛИЯНИЯ НА СОКРАЩЕНИЕ БЮДЖЕТНЫХ РАСХОДОВ tu ltg Монография.a w w w :// tp ht Изд-во АлтГТУ Барнаул • ББК 65.9(2)441- Вяткин И.Ю. Исследование проблемы реформирования жилищно-коммунальной сферы и её влияния на сокращение бюджетных расходов: Монография / Алт. гос. техн. ун-т им....»

«1 ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ, ПОЛИТОЛОГИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ КОМИТЕТА НАУКИ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН РАУШАН САРТАЕВА ЭКОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА, НОВАЯ ОНТОЛОГИЯ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ КАЗАХСТАНА Алматы 2012 2 УДК 502/504 (574) ББК 20.1 (5 Каз) С 20 Рекомендовано Ученым Советом Института философии, политологии и религиоведения Комитета науки МОН РК Под общей редакцией: З. К. Шаукеновой, члена-корреспондента НАН РК, доктора социологических наук, профессора Рецензенты: Д.У. Кусаинов,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Н. Г. МАКСИМОВИЧ С. В. ПЬЯНКОВ МАЛЫЕ ВОДОХРАНИЛИЩА: ЭКОЛОГИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ МОНОГРАФИЯ ПЕРМЬ 2012 УДК 502.51:504.5 ББК 26.22 М18 Николай Георгиевич Максимович Сергей Васильевич Пьянков МАЛЫЕ ВОДОХРАНИЛИЩА: ЭКОЛОГИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ Монография Печатается по решению ученого...»

«Федеральное агентство по образованию 6. Список рекомендуемой литературы Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования 1. Однооперационные лесные машины: монография [Текст] / Л. А. Занегин, Ухтинский государственный технический университет В. А. Кондратюк, И. В. Воскобойников, В. М. Крылов. – М.: ГОУ ВПО МГУЛ, 2009. – (УГТУ) Т. 2. – 454 с. 2. Вороницын, К. И. Машинная обрезка сучьев на лесосеке [Текст] / К. И. Вороницын, С. М. Гугелев. – М.: Лесная...»

«Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины Государственное учреждение „Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко” ЛИНГВОКОНЦЕПТОЛОГИЯ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ Монография Луганск ГУ „ЛНУ имени Тараса Шевченко” 2013 1 УДК 81’1 ББК 8100 Л59 Авторский коллектив: Левицкий А. Э., доктор филологических наук, профессор; Потапенко С. И., доктор филологических наук, профессор; Воробьева О. П., доктор филологических наук, профессор и др. Рецензенты: доктор филологических...»

«УДК 371.31 ББК 74.202 Институт ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании И 74 Информационные и коммуникационные технологии в образовании : монография / Под.редакцией: Бадарча Дендева – М. : ИИТО ЮНЕСКО, 2013. – 320 стр. Бадарч Дендев, профессор, кандидат технических наук Рецензент: Тихонов Александр Николаевич, академик Российской академии образования, профессор, доктор технических наук В книге представлен системный обзор материалов международных экспертов, полученных в рамках...»

«А.В. Иванов ЛОГИКА СОЦИУМА ЦСП и М Москва • 2012 1 УДК 740(091) ББК 60.0 И20 Иванов А.В. И20 Логика социума : [монография] / А.В. Иванов. – 256 c. – М.: ЦСП и М, 2012. ISBN 978-5-906001-20-7. Книга содержит изложенную в форме социальной философии систему взглядов на историю цивилизации. Опираясь на богатый антропологический материал, автор осуществил ретроспективный анализ развития архаичных сообществ людей, логически перейдя к критическому анализу социологических концепций цивилизационного...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БЕЛАРУСИ К 85-летию Национальной библиотеки Беларуси НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БЕЛАРУСИ: НОВОЕ ЗДАНИЕ – НОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ Минск 2007 Монография подготовлена авторским коллективом в составе: Алейник М.Г. (п. 6.2) Долгополова Е.Е. (п. 2.5, гл. 4) Капырина А.А. (введение, гл. 1, 7, 8) Касперович С.Б. (п. 2.2) Кирюхина Л.Г. (введение, гл. 6, 7, п. 8.2) Кузьминич Т.В., кандидат педагогических наук, доцент (гл. 3, п. 3.1–3.4.2) Марковский П.С. (п. 2.2) Мотульский Р.С.,...»

«С.Г. Суханов Л.В. Карманова МОРфО-фИзИОЛОГИчЕСКИЕ ОСОБЕннОСтИ энДОКРИннОй СИСтЕМы У жИтЕЛЕй АРКтИчЕСКИх РЕГИОнОВ ЕВРОпЕйСКОГО СЕВЕРА РОССИИ С.Г. Суханов Л.В. Карманова Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России Архангельск 2014 УДК ББК Суханов С.Г., Карманова Л.В. Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России.– Архангельск: Изд-во Северного (Арктического)...»

«г. п. ГУЩИН. Н. Н. ВИНОГРАДОВА Суммарный озон в атмосфере г. п. ГУЩИН. Н. Н. ВИНОГРАДОВА Суммарный озон в атмосфере /I ЛЕНИНГРАД ГИДРОМЕТЕОИЗДАТ - 1983 551.510.534 УДК Рецензенты: канд. хим. наук Э. Л. Александров, д-р геогр. наук А, X. Хргиан. Монография посвящена исследованию суммарного озона, или иначе общего содержания озона в атмосфере. Рассмотрены два основных вопроса: 1) мето­ дика, аппаратура и метрология наземных измерений суммарного озона, 2) новая концепция суммарного озона,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Е. М. Ерёмин ЦАРСКАЯ РЫБАЛКА, или СТРАТЕГИИ ОСВОЕНИЯ БИБЛЕЙСКОГО ТЕКСТА В РОК-ПОЭЗИИ Б. ГРЕБЕНЩИКОВА Благовещенск Издательство БГПУ 2011 1 ББК 83.3 (2Рос=Рус07 Печатается по решению редакционноЕ 70 издательского совета Благовещенского государственного педагогического университета Ерёмин Е.М. Царская рыбалка, или Стратегии освоения библейского текста в рок-поэзии Б....»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Кафедра естественнонаучных и общегуманитарных дисциплин В. К. Криворученко ИСТОРИЯ — ФУНДАМЕНТ ПАТРИОТИЗМА Москва — 2012 УДК 93.23 ББК 63.3 К82 Рецензенты: Королёв Анатолий Акимович, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (АНО ВПО Московский гуманитарный университет); Козьменко Владимир Матвеевич, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель...»

«Иванов А.В., Фотиева И.В., Шишин М.Ю. Скрижали метаистории Творцы и ступени духовно-экологической цивилизации Барнаул 2006 ББК 87.63 И 20 А.В. Иванов, И.В. Фотиева, М.Ю. Шишин. Скрижали метаистории: творцы и ступени духовно-экологической цивилизации. — Барнаул: Издво АлтГТУ им. И.И. Ползунова; Изд-во Фонда Алтай 21 век, 2006. 640 с. Данная книга развивает идеи предыдущей монографии авторов Духовно-экологическая цивилизация: устои и перспективы, которая вышла в Барнауле в 2001 году. Она была...»

«ТРУДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ Редакционный совет: д-р ист. наук А. Ю. Дворниченко (председатель), д-р ист. наук Э. Д. Фролов, д-р ист. наук Г. Е. Лебедева, д-р ист. наук В. Н. Барышников, д-р ист. наук Ю. В. Кривошеев, д-р ист. наук М. В. Ходяков, д-р ист. наук Ю. В. Тот, канд. ист. наук И. И. Верняев ББК 63.3(0)5-28 (4Вел) К 68 Рецензенты: д-р ист. наук, проф. Г.Е.Лебедева(СПбГУ), д-р ист. наук, ведущий научный сотрудник Н.В. Ревуненкова (ГМИР СПб) Печатаетсяпорешению...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменский государственный нефтегазовый университет Научно-исследовательский институт прикладной этики _ В. И. Бакштановский ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА: инновационный курс для магистр(ант)ов и профессоров Часть 1 Тюмень ТюмГНГУ 2011 УДК 17 ББК 87.75 Б 19 Рецензенты: доктор философских наук, профессор, академик, директор Института философии РАН А. А....»

«Федеральное агентство по образованию Омский государственный институт сервиса Кафедра прикладной математики и информатики ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И СИТУАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ Омск 2010 УДК 681.3.004.8 ББК 32.81 И 972 Научный редактор – д-р. техн. наук профессор В. А. Филимонов Омский филиал Института математики СО РАН Рецензент: д-р. физ.-мат. наук профессор А. К. Гуц Омский государственный университет ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И СИТУАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ: / Анисимов О. С., Берс А. А., Дубенский Ю. П. и...»














 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.