WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«А.В. ВЕРЕЩАГИНА СУДОУСТРОЙСТВЕННОЕ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ И ИДЕИ РЕФОРМИРОВАНИЯ Монография Владивосток Издательство ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Владивостокский государственный университет

экономики и сервиса

_

А.В. ВЕРЕЩАГИНА

СУДОУСТРОЙСТВЕННОЕ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

И ИДЕИ РЕФОРМИРОВАНИЯ

Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2014 УДК 343 ББК 67.411 В 31 Рецензенты: И.В. Михеева, д-р юрид. наук, член Правления международной Ассоциации Судебного Администрирования, зав. каф.

конституционного и административного права НИУ ВШЭ (Н. Новгород);

В.В. Сонин, д-р юрид. наук, профессор, действительный член (академик) Академии политической науки Верещагина, А.В.

В 31 СУДОУСТРОЙСТВЕННОЕ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ

КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА: ТЕНДЕНЦИИ

РАЗВИТИЯ И ИДЕИ РЕФОРМИРОВАНИЯ [Текст] : монография. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2014. – 250 с.

ISBN 978-5-9736-0259- Монография посвящена истории российского судоустройственного и уголовно-процессуального законодательства конца XIX – начала XX века. Рассмотрены тенденции развития судоустройственного и уголовно-процессуального законодательства, а также идеи его реформирования, в том числе обсуждавшиеся в Комиссиях Н.В. Муравьёва и Временного правительства.

Для юристов, историков, а также студентов, обучающихся по специальности (направлению подготовки) «Юриспруденция», и аспирантов.

УДК ББК 67. © Издательство Владивостокского ISBN 978-5-9736-0259- государственного университета экономики и сервиса, © Верещагина А.В.,

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СУДОУСТРОЙСТВЕННОГО

И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

1.1. Новеллы, улучшавшие редакцию Учреждения судебного установления и Устава уголовного судопроизводства

1.2. Деформация основных начал Учреждения судебного установления и Устава уголовного судопроизводства

1.2.2. Несменяемость судей и средства её обеспечения

1.3. Итоги судебного реформирования и факторы, повлиявшие на судьбу Судебных уставов

Глава 2. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ КОМИССИИ Н.В. МУРАВЬЁВА

2.1. Предложения по изменению регламентации некоторых судоустройственных институтов

2.1.1. Статус судей

2.2. Проекты уголовно-процессуального реформирования

Глава 3. ПРОЕКТЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ СУДОУСТРОЙСТВА

И УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА НАЧАЛА XX ВЕКА

3.1. Законопроект «В обеспечение действительной неприкосновенности личности»

3.2. Законодательные инициативы Н.В. Муравьёва начала XX в

3.3. Проект об ответственности должностных лиц за преступления по службе

3.4. Предложения по поводу права обвиняемого (подсудимого) на защиту

3.5. Другие идеи реформирования, обсуждавшиеся юристами

Глава 4. УГОЛОВНАЯ ЮСТИЦИЯ В МЕЖРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

(февраль–октябрь 1917 г.)

4.1. О состоянии правопорядка после Февральской революции

4.2. Правовые намерения Временного правительства и их практическое воплощение

4.3. Восстановление деятельности судов

Глава 5. РАБОТЫ КОМИССИИ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ

СУДЕБНЫХ УСТАВОВ В ОБЛАСТИ СУДОУСТРОЙСТВА

5.1. Структура и организация деятельности Комиссии

5.2. Вопросы статуса судей в проекте Комиссии

5.3. Порядок назначения судей на должность

5.4. Судебный надзор и привлечение судей к дисциплинарной ответственности

5.5. Модернизация некоторых аспектов организации судебной системы....... 5.6. Суд присяжных

5.7. Проект об устройстве русской адвокатуры 1917 года

Глава 6. ПРЕДЛОЖЕНИЯ КОМИССИИ ПО ИЗМЕНЕНИЮ УСТАВА

УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

6.1. Подсудность дел

6.2. Изменение редакции некоторых положений, связанных с состязательным построением процесса

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Реформы Александра II коснулись всех сторон жизни России. Они оформляли изменение отношений собственности и создавали условия для их дальнейшего развития. Одной из важнейших Александровых реформ была судебная, которая, по мнению многих учёных, занимавшихся этой проблематикой, была наиболее удачной из проведённых преобразований. Об этом писал один из первых исследователей Великих реформ А.А. Головачёв1. Сходятся учёные и в том, что в последующем аналогов, подобных судебной реформе 1864 года, в России не было2.

В многообразии причин успеха судебной реформы Александра II особенно важное значение имеет совпадение интересов общества и государства, которые были объединены в момент работы над нормативно-правовыми актами пониманием необходимости создания самостоятельной судебной власти.

Несмотря на единую положительную оценку результатов судебного реформирования середины XIX века, не следует забывать, что эта самая успешная судебная реформа в истории России была непоследовательной и так и осталась незавершённой. С самого начала практического воплощения нормативных предписаний Судебных уставов поляризация интересов общества и государства привела к многочисленным, порой взаимоисключающим и не согласующимся с идеями Уставов корректировкам. На окраинных территориях, вплоть до октября 1917 года, судебные учреждения в соответствии с Уставами не были созданы.

Судьба Судебных уставов заботила и общественность, и официальные власти. Во второй половине XIX – начале XX века предпринимались неоднократные попытки упорядочить вносившиеся изменения.

Наиболее заметными были законодательные работы по пересмотру Судебных уставов учреждённой в 1894 г. Комиссии Н.В. Муравьёва. Некоторые исследователи, в частности Б.В. Виленский, оценивали факт её создания и итоги работы как судебную контрреформу3.

Работа Комиссии Н.В. Муравьёва была наиболее организованной и полномасштабной, хотя подготовленные ею законопроекты не содержали никаких принципиальных новшеств, носили половинчатый характер и не были узаконены.

В созданной после революции 1905 г. Государственной Думе неоднократно предпринимались попытки рассмотреть и принять законопроекты, касавшиеся неотъемлемых прав и свобод личности, прежде всего её неприкосновенности. Некоторые положения этих проектов могли повлиять на функциониГоловачёв А.А. Десять лет реформы. 1861–1871 гг. – СПб.: Вестник Европы, Тип. Ф.С. Сущинского, 1872. – 398 с.

См., например, работы: А.И. Александрова, Б.В. Виленского, Г.А. Джаншиева, А.Ф. Кони, М.Г. Коротких, М.В. Немытиной, И.Я. Фойницкого и др.

3 Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. – Саратов, 1969.

рование уголовной юстиции, поскольку они носили судоустройственное и уголовно-процессуальное содержание, но так и не получили силу закона.

Особенностью работ, посвящённых деятельности Государственной Думы, является то, что анализ и оценка законопроектов, содержащих судоустройственные и уголовно-процессуальные нормы, осуществляется через призму межпартийной борьбы, носит скорее политологический, нежели юридический характер.

Вернуться не только к букве, но и духу Судебных уставов призывало Временное правительство. В 1917 году оно, вскоре после прихода к власти, учредило специальную Комиссию, которая должна была восстановить первоначальный замысел «отцов судебной реформы» и согласовать его с изменившимися государственными реалиями. Комиссией 1917 года были подготовлены предложения по восстановлению и совершенствованию судоустройственного и уголовно-процессуального законодательства, но работа была прервана октябрьским восстанием 1917 года. Деятельность Комиссии, хотя и упоминается некоторыми исследователями1, но предметом самостоятельного изучения не была.

Наряду с систематическими неудачными попытками вернуться к первоначальной редакции Судебных уставов после их введения в действие и начала практической реализации правительство, как отмечено выше, активно привносило в них изменения охранительного характера («в видах правительства»), а также улучшавших регламентацию и реализацию отдельных институтов.

Как дореволюционные, так и современные учёные в своих исследованиях, посвящённых различным судоустройственным и уголовно-процессуальным институтам, проблемам реализации Судебных уставах вообще и на отдельных территориях Российской империи в частности, затрагивали изменения регламентации изучаемых ими институтов, анализировали имевшиеся по вопросам их совершенствования предложения и т.п.

В предлагаемой работе мы попытались изложить и проанализировать деятельность царского и Временного правительства по корректировке судоустройственного и уголовно-процессуального законодательства и предложения по совершенствованию судоустройственного и уголовно-процессуального законодательства конца XIX – начала XX века (до октября 1917 г.).

При выборе спектра анализируемых институтов (как их нормативной регламентации, так и предложений по их совершенствованию) мы исходили из того, что в системе судоустройственных и уголовно-процессуальных институтов есть такие, которые носят системообразующий характер, их изменение качественно меняет функционирование уголовной юстиции.

К таким институтам следует отнести положения, обеспечивающие самостоятельность судебной власти и независимость судей и процессуальный статус лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, в том числе обеспечение права на защиту в формальном смысле.

При проведении исследования особое внимание было уделено не только имеющимся по теме научным публикациям, но и анализу нормативно-правовых актов и периодики, особенно за 1917 год, а также изучены архивные материалы.

См., например: Скрипилёв Е. Карательная политика Временного правительства и аппарат её проведения. – М.: Наука, 1970.

Глава 1. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

СУДОУСТРОЙСТВЕННОГО И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

1.1. Новеллы, улучшавшие редакцию Учреждения судебного установления и Устава уголовного судопроизводства Комплекс реформ Александра II закрепил начало перехода от доиндустриального к индустриальному обществу. Эти реформы различаются не только характером принуждения к труду, соответственно внеэкономическим и экономическим, но и новым положением личности в обществе. Личность вычленяется из различных феодальных структур, наделяется правами и обязанностями, создаются предпосылки формирования гражданского общества. Происходит постепенная трансформация подданного, обязанного обслуживать интересы государства, в гражданина – его равноправного партнёра. Для государства приоритетом становятся права и свободы человека.

Новое положение личности, каким оно должно было стать по мере развития общества и государства, находит своё отражение в уголовном процессе.

Уголовное судопроизводство и до проведения судебной реформы понималось как процедура разрешения уголовно-правового спора между лицом, нарушившим уголовно-правовой запрет, установленный государством, и государством, его установившим; как совокупность гарантий прав личности, в отношении которой осуществляется уголовное преследование1.

Реализация такого назначения уголовного судопроизводства возможна только в рамках самостоятельной судебной власти, формирование которой, по замыслу реформаторов, должно было стать основным итогом судебной реформы – «возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность»2.

См., например: Баршев Я.И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству. – М.: «ЛексЭст», 2001. – С. 42.

2 Об учреждении Судебных установлений и о Судебных Уставах: Именной, данный Сенату указ 20 ноября 1864 г. // ПСЗ. Собр. второе. Т. XXXIX. Отд. II. № 41473. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1867; Высочайше утверждённое Учреждение судебных установлений // ПСЗ. Собр. второе. Т. XXXIX. Отд. II. № 41475. – СПб.:

Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1867; Высочайше утверждённый Устав уголовного судопроизводства // ПСЗ. Собр. второе. Т. XXXIX. Отд. II. № 41476. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1867; Высочайше утверждённый Устав гражданского судопроизводства // ПСЗ. Собр. второе. Т. XXXIX. Отд. II. № 41477. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1867; Высочайше утверждённый Устав о наказаниях, налагаемых Мировыми Судьями // ПСЗ. Собр. второе. Т. XXXIX. Отд. II. №41478. – СПб.:

Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1867. Далее в тексте: Судебные уставы; Учреждение судебных установлений – УСУ; Устав уголовного судопроизводства – УУС.

Становлению самостоятельной судебной власти способствует закрепление ряда судоустройственных и судопроизводственных институтов, обеспечивающих отделение судебной власти от исполнительной и законодательной.

К ним можно отнести признание исключительности полномочий суда по разрешению всех видов споров, его независимость и подчинение только закону; участие населения в отправлении правосудия; состязательность, устность, гласность, непосредственность судебного разбирательства; оценка доказательств по внутреннему убеждению; закрепление процессуального статуса лица, который бы обеспечивал соблюдение его прав и свобод, в том числе применение мер принуждения при отправлении правосудия только при наличии крайней и безусловной необходимости, право на защиту, право на обжалование действий (бездействия) и решений правоприменителя.

Модель уголовного судопроизводства, задуманная «отцами судебной реформы» и в основных своих началах воплощённая в Судебных уставах 1864 года, в полном объёме и на всей территории Российской империи не была реализована.

Сразу же после принятия Судебных уставов и начала их практической реализации они начали пополняться многочисленными изменениями, дополнениями, поправками, носившими двоякий характер – в чём-то улучшавшими, а в чём-то ухудшавшими первоначальную регламентацию.

Необходимость подобных корректировок объяснялась властью желанием восполнить пробелы и детализировать регламентацию, имевшуюся в Судебных уставах, привести Уставы в соответствие потребностям России и согласовать «с условиями быта».

Что касается первой группы нововведений, то их большая часть была привнесена в Судебные уставы на рубеже XIX–XX вв. Они затрагивали в большей степени судопроизводственные институты и носили в основном паллиативный характер.

1.1.1. Судоустройственные изменения Из судоустройственнных институтов только два – кандидатов на судебные должности и мировой юстиции – были улучшены, а также устранён пробел в регламентации последствий сокращения судейских должностей.

Причём об улучшении мировой юстиции можно говорить лишь в том смысле, что были почти восстановлены положения первоначальной редакции Судебных уставов о мировой юстиции, ухудшенные пореформенным законодательством.

Назначение института кандидатов на должности по судебному ведомству очевидно и следует из его названия – подготовить кадры для магистратуры.

Однако его первоначальная редакция в УСУ, несмотря на наличие специальной главы третьей «О кандидатах на должности по судебному ведомству, в которой содержалось 13 статей (ст. 407–419), была неудачна, поскольку имевшиеся предписания носили самый общий и неопределённый характер.

Суть регламентации сводилась к закреплению требования к кандидатам иметь юридическое образование или документ, подтверждающий сдачу экзамена по юриспруденции («аттестаты о выдержании экзамена в сих науках») (ст. 407 УСУ). На должности кандидатов претенденты назначались министром юстиции, который распределял их по судебным палатам (ст. 408 УСУ), или Тенденции развития судоустройственного законодательства… председателями судебных мест (окружных судов и судебных палат) (ст. 409 УСУ).

Отказ в принятии в кандидаты мог производиться только решением общего собрания отделений окружного суда или департаментов судебной палаты с указанием причин отказа (ст. 410 УСУ). Кандидаты на должности по судебному ведомству считались находящимися на государственной службе, обязаны были принимать присягу, но при этом не получали жалованья (ст. 411, 412 УСУ). Принадлежность к судебному ведомству подчёркивалась тем, что дисциплинарное преследование, которое могло привести к увольнению кандидата от должности, происходило по правилам, предусмотренным для иных судебных чинов, в том числе и судей, в порядке ст. 262, 418 УСУ, а также указанием на обязанность в свободное от занятий время посещать заседания судебных мест, при которых состоят (ст. 414 УСУ).

Фактически не закреплялась процедура обучения кандидата, которая сводилась к констатации того, что они занимаются под непосредственным наблюдением и по распоряжению председателей судебных мест, прокуроров или товарищей прокуроров (ст. 413 УСУ).

Кандидаты по судебному ведомству могли быть командированы исполнять должности судебных следователей со всеми присущими им обязанностями (ст. 415 УСУ). При этом в соответствии со ст. 205 УСУ кандидат мог исполнять должность судебного следователя, если достиг 25-летнего возраста, не менее 4 лет занимался судебной практикой и приобрёл достаточные познания по следственной части, что подтверждалось председателем судебного места и состоящим при этом судебном месте прокурором.

Председатель судебного места мог возложить на них защиту по уголовным делам в случае недостатка присяжных поверенных. В округах судебных палат, где не было Советов присяжных поверенных, они как по поручению председателя судебного места, так и по собственному желанию могли осуществлять представительство по гражданским делам лиц, пользующихся правом бедности (ст. 416 УСУ).

Самыми существенными, наряду с отсутствием жалованья, недостатками регламентации кандидатуры были отсутствие сроков нахождения в статусе кандидата и неясность его судьбы по результатам стажировки. В законе на этот счёт имелась следующая формулировка: «Кандидаты, занимавшиеся с успехом службою в сём звании, могут быть определяемы к штатным должностям по судебному ведомству на основании правил, постановленных в статьях 205 и 211-й сего Учреждения» (ст. 417 УСУ).

Иными словами, факт нахождения лица в статусе кандидата на должность по судебному ведомству без получения жалованья совсем не означал, что каждый претендент на вакансии должен иметь кандидатский стаж и что лицо, имеющее такой стаж, обладает преимуществом при занятии открывающейся вакансии. Отсутствовала в законе также процедура оценки успешности или неуспешности пребывания в должности кандидата.

Только в 1891 года, т.е. спустя почти 30 лет с момента принятия Судебных уставов, положение кандидатов на должности по судебному ведомству немного улучшилось1.

Об изменении узаконений о Кандидатах на должность по судебному ведомству: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 24 декабря 1891 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XI. № 8188. – СПб.: Государственная Типография, 1894.

В отличие от первоначальной редакции Учреждения судебных установлений назначение на должности кандидатов стало прерогативой председателей судебных палат по согласованию со старшим прокурором судебной палаты. Назначение могло состояться как по инициативе старшего председателя судебной палаты, так и по инициативе председателя окружного суда (ст. 407 УСУ в ред.

Закона от 24 декабря 1891 г.).

Новеллой являлось деление кандидатов на старших и младших, которое производилось старшим председателем судебной палаты. При этом старшие кандидаты находились в ранге помощника секретаря окружного суда, а младшие секретаря при мировом съезде (ст. 408 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

Законом от 24 декабря 1891 г. устанавливались сроки пребывания в статусах старшего и младшего кандидатов.

Младший кандидат мог находиться в этом звании до 2 лет, и если не получал квалификационного удостоверения, то в течение двух недель после истечения срока увольнялся. В исключительных случаях (болезнь или другие уважительные причины) срок мог быть продлён до трёх лет. По истечении срока младший кандидат либо отчислялся, либо мог получить документ, подтверждающий приобретение практической подготовки для работы по судебной части, и переводился в старшие кандидаты. Перевод в старшие кандидаты при наличии удостоверения осуществлялся не ранее, чем через полтора года после пребывания в статусе младшего кандидата (ст. 409, 410 в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

Этим же актом устанавливалась возможность получения старшим кандидатом «за усердную и полезную службу» по решению старшего председателя судебной палаты, согласованного с прокурором палаты, штатного оклада в размере 600 рублей ежегодно. Если старший кандидат оклада не получал, то в таком же порядке допускалась выплата единовременного пособия не свыше 400 рублей в год (ст. 412 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

Всего вводилось 180 окладов в 600 рублей и выделено 30 000 рублей для выплаты единовременных пособий (раздел III Закона от 24 декабря 1891 г.).

Возможность получения штатного оклада была ограничена тремя годами. Если в течение этого срока старшего кандидата не представляли на какую-либо из следующих должностей: судебного следователя, товарища прокурора окружного суда, городского судьи и другие должности, которые могли быть замещены решением министра юстиции, то он утрачивал право на его получение (ст. УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

Как и в первоначальной редакции института кандидатуры руководство стажировками кандидатов осуществляли председатели судебных мест и прокуроры, к которым они прикреплялись. Это полномочие дополнили обязанностью отчитываться по поводу руководимых стажировок (ст. 413, 419 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.). Порядок прохождения стажировки в законе от 24 декабря 1891 г. не закреплялся. Этому вопросу был посвящён специальный циркуляр Министерства юстиции1. Новым было закрепление положения о том, О служебных занятиях кандидатов на должности по судебному ведомству и порядке выдачи указанных в ст. 409 и 417 учр. суд. уст. удостоверений и свидетельств:

циркуляр № 772 от 9 января 1892 г. // Сборник циркуляров и инструкций Министерства юстиции. Ч. IV. 1889–1893. – СПб.: Типография Правительствующего Сената, 1895. – С. 55–60.

Тенденции развития судоустройственного законодательства… что правила прохождения стажировок, количество выделенных судебному месту кандидатских окладов, размер сумм на выплату единовременных пособий и порядок предоставления отчетов о занятиях кандидатов устанавливались министром юстиции(ст. 4191 в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.)1.

Законом от 24 декабря 1891 г. перечислялись должности стажировок кандидатов. Старший председатель судебной палаты по согласованию с прокурором судебной палаты распределял кандидатов по судебным местам округа. Они могли работать в канцеляриях судебной палаты и прокурора судебной палаты. Председатели окружных судов и мировых съездов направляли их для работы в канцеляриях прокурора и суда, нотариальных архивах, камерах судебных следователей, уездных членов и товарищей прокуроров окружного суда (ст. 414 УСУ в ред. закона от 24 декабря 1891 г.). В акте уточнялось, что только старшие кандидаты по решению общего собрания окружного суда – исполняют обязанности судебных следователей, городских судей и участковых мировых судей в тех местностях, где они назначаются правительством, а при наличии совместного решения прокуроров судебной палаты и окружного суда обязанности товарища прокурора окружного суда2. Возложение таких обязанностей допускалось при достижении ими возраста 25 лет (ст. 415 в ред.

Закона от 24 декабря 1891 г.). Только к правомочию старших кандидатов отнесли имевшееся в первоначальной редакции Учреждения судебных установлений право кандидата в случае недостатка присяжных поверенных по решению председателя окружного суда осуществлять защиту по уголовным делам в местностях, где не были открыты Советы присяжных поверенных (ст. 416 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

Старший кандидат, находившийся полтора года в этом звании, мог просить о выдаче свидетельства о том, что он «доказал на службе свои познания по судебной части» (ст. 417 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.). Получение таких свидетельств, как это было и в первоначальной редакции Судебных уставов, не было допуском к судебной службе. Оно лишь позволяло претендовать наряду с другими соискателями на должности судебного следователя, товарища прокурора окружного суда, городского судьи и другие вакансии по судебному ведомству при наличии соответствующих цензов. Также могло быть основанием для командирования такого лица министром юстиции на работу в центральное управление Министерства юстиции или канцелярии департаментов Правительствующего Сената (ст. 417, 4171 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

Было установлено правило о том, что выделенные министром юстиции на судебный округ оклады распределяются между окружными судами старшими председателями и прокурорами судебных палат, но не менее двух окладов в окружной суд // О распределении штатных окладов содержания кандидатов на должности по судебному ведомству: циркуляр №773 от 9 января 1892 г. // Сборник циркуляров и инструкций Министерства юстиции. Ч. IV. 1889–1893. – СПб.: Типография Правительствующего Сената, 1895. – С. 60–61.

2 Исполнять обязанности судебного следователя с 1906 г. могли и младшие кандидаты на должности по судебному ведомству. О порядке усиления следственной части от 7 января 1906 г.: Именной Высочайший Указ, данный Сенату // ПСЗ. Собр. третье.

Т. XXVI. Отд. I. № 27205. – СПб.: Государственная типография, 1909.

Несколько изменились система и процедура наложения дисциплинарных взысканий на кандидатов. На кандидатов по судебному ведомству решением либо председателя судебного места, либо должностного лица, при котором они состояли, могли быть наложены предостережения, замечания и выговоры. В статье 418 УСУ в редакции 1864 г. указывалось в качестве дисциплинарного наказания также исключение из числа кандидатов, которое производилось, как отмечалось, по правилам дисциплинарного производства, предусмотренным для чинов судебного ведомства (ст. 262–294 УСУ). Закон от 24 декабря 1891 г. предусмотрел наряду с предостережением, замечанием и выговором вычеты из жалованья, арест до 7 дней и лишение штатного оклада. Эти наказания применялись старшим председателем судебной палаты по согласованию с прокурором палаты (ст. 418 УСУ в ред. Закона от 24 декабря 1891 г.).

В начале XX века была предпринята ещё одна попытка улучшить материальное положение кандидатов1. Размер должностных окладов увеличили для старших кандидатов до 900 рублей и установили для младших кандидатов в размере 300 рублей. При этом оклады предусматривались не для всех кандидатов. Количество окладов распределялось по округам судебных палат vинистром юстиции, а в самих округах старшими председателями судебных палат по согласованию с прокурорами палат. Председатели окружных судов по согласованию с окружными прокурорами определяли конкретных лиц, которым предоставлялось денежное содержание. На выдачу штатных окладов старшим и младшим кандидатам на судебные должности было выделено из средств государственного казначейства 147 000 рублей, соответственно для старших кандидатов 72 000 рублей и младших кандидатов 75 000 рублей (раздел III Закона от 21 апреля 1910 г.). Законодатель попытался упорядочить назначение штатных окладов, указав, что если старший кандидат в течение трёх лет получал денежное содержание и не был в этот период представлен на одну из должностей, предусмотренных ст. 417 УСУ, то он утрачивает право на дальнейшее получение штатного оклада (примечание к ст. 411 и ст. 4121 УСУ в ред. закона от 21 апреля 1910 г.).

В итоге материальное положение кандидатов не изменилось. Как отмечалось в печати, из 150 кандидатов при Московском окружном суде материальная поддержка была только у 15 кандидатов. Сверх имевшихся 7 окладов для старших кандидатов после принятия этого закона было добавлено 2 оклада и установлено 6 окладов для младших кандидатов2.

Несмотря на улучшение регламентации, организация кандидатуры и материальное положение кандидатов на судебные должности, а также сохранившаяся неопределённость в возможности занять должность по судебному ведомству после прохождения кандидатуры имели как минимум одно неблагоприятное следствие для российской магистратуры. Кандидаты, предоставленные сами себе, в своей основной массе не имея материальной поддержки, понуждались искать заработки, в 1 Об установлении штатных окладов содержания для младших кандидатов на должности по судебному ведомству и о порядке назначения штатных окладов старшим и младшим кандидатам: Высочайше утверждённый одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 21 апреля 1910 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXX.

Отд. I. №55571. – СПб.: Государственная типография, 1913.

2 Судебная летопись. – 1910. – №10. – Ст. II.

Тенденции развития судоустройственного законодательства… том числе и неблаговидные. Что в конечном итоге влияло на качество судейского корпуса, способствовало его деградации, а также развитию и укоренению неформальных связей.

Единственным положительным изменением регламентации принципа несменяемости являлось урегулирование вопроса о последствиях сокращения судейской должности. Имевшийся пробел мог использоваться как способ воздействия на неугодного судью, особенно в условиях России. Несмотря на его значимость для обеспечения независимости судей и реализации принципа несменяемости, в первоначальной редакции Учреждения судебных установлений этот вопрос был обойден вниманием1. Только в 1900 г. Уставы дополнили положениями, по которым в случае сокращения должности и отсутствия вакансий судья мог быть переведён в другое судебное место или уволиться на пенсию только при наличии согласия. Если согласия на перевод и увольнение на пенсию не было, то министр юстиции мог внести представление о выведении за штат (ст. 231-1 УСУ в редакции закона от 6 марта 1900 г.)2. При переводе в другое судебное место в связи с сокращением штатов судья получал помимо проездных (прогонных) единовременное пособие от 150 до 600 рублей (ст. 2131-2 УСУ в редакции закона от 6 марта 1900 г.). Судья, оставленный за штатом, получал по желанию или в течение 2-х лет годовое, или же в течение 4-х лет полугодовое жалование (ст. 231-3 УСУ в редакции закона от 6 марта 1900 г.).

Увольнение по сокращению штатов позволяло судье получить в зависимости от имеющейся у него выслуги от 1/3 (при выслуге от 20 до 30 лет) до полного размера пенсии (при выслуге 35 и более лет), указанной в Уставе о пенсиях, не менявшемся с момента его принятия (§39, 107 Устава о пенсиях)3.

Что касается мировой юстиции, то, как отмечено выше, закон от 15 июня 1912 г. фактически почти восстановил нормативную регламентацию этого института, имевшуюся в первоначальной редакции Судебных уставов и существенно ухудшенную законодательством конца XIX века.

Ещё до его принятия постепенно расширялась подсудность мировых судов. К их ведению были отнесены дела о преступлениях, за совершение которых могло последовать наказание до полутора лет тюремного заключения (вместо имевшегося до этого ограничения в 1 год); о веротерпимости (закон от 17 апреля 1905 г.); торговле женщинами (закон от 29 декабря 1909 г.); некоторые дела о государственных преступлениях (о подлоге видов на жительство, об оскорблеЭтим способом освобождаться от неугодных судей в обход их несменяемости широко пользовался Наполеон I, упраздняя должности либо переименовывая судебные места. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I. – СПб.: Типография т-ва «Общественная польза», 1912. – С. 236. Подробнее о дореволюционном институте несменяемости, его достоинствах и недостатках см.: Верещагина А.В. Институт несменяемости судей в дореволюционном российском законодательстве // Российская юстиция. – 2006. – № 4. – С. 66–69.

2 О порядке оставления за штатом судей, должности коих упраздняются: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 6 марта 1900 г. // ПСЗ. Собр.

третье. Т. XX. Отд. I. № 18238. – СПб.: Государственная Типография, 1902.

3 Устав о пенсиях и единовременных пособиях: Именной указ, данный Сенату 6 декабря 1827 г. // ПСЗ. Собр. второе. Т.II. №1592. – СПб.: II Отделение СЕИВ Канцелярии, 1830.

нии частных лиц в присутственных местах и т.п. – закон от 18 марта 1906 г.);

нарушении некоторых правил печати (законы от 24 ноября 1905 г., 18 марта 1906 г. и 26 апреля 1906 г.) и др. Закон от 15 июня 1912 г.2 сохранил систему мировых судов и категории мировых судей (почётные, участковые, добавочные). Председатель съезда мировых судей приравнивался к товарищу председателя окружного суда (вместо члена окружного суда). Новым было включение волостных судов в мировую юстицию. Второй инстанцией для них стал верхний сельский суд, а третьей съезд мировых судей.

1.1.2. Положения, оптимизировавшие некоторые процедуры Значительно больше положительных изменений было внесено в Устав уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальные новеллы, можно разделить на две группы: 1) оптимизировавшие некоторые процедуры и 2) закреплявшие гарантии прав личности. Предложенная классификация условна, поскольку процедурные изменения, в конечном итоге, были направлены на оптимизацию процессуального статуса лица, вовлекавшегося в орбиту уголовного судопроизводства.

Среди норм этой группы следует отметить закреплявшие процедуру производства осмотра и выемки почтово-телеграфной корреспонденции на основании судебного решения (ст. 368 УУС), что, несомненно, являлось гарантией неотъемлемого права лица на неприкосновенность частной жизни и одновременно реализацией такого признака самостоятельной судебной власти, как её полнота3.

Правила осмотра и выемки корреспонденции были первым опытом судебного контроля за досудебным производством. Следует отметить, что эти правила распространялись только на субъектов, которые не привлекаются к уголовной ответственности. Такой вывод можно сделать из положения ст. 6 Закона от 30 октября 1878 г., указывавшей, что решение об осмотре и выемке корреспонденции, полученной или Об изменении правил о наказаниях за кражу со взломом: Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 18 мая 1882 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. II.

№ 890. – СПб.: Государственная Типография, 1886; О временных правилах о повременных изданиях: Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату от 24 ноября 1905 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXV. Отд. I. № 26803. – СПб.: Государственная Типография, 1908; О временных правилах для неповременной печати: Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату от 26 апреля 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXVI.

Отд. I. №27815. – СПб.: Государственная Типография, 1909; Об изменении и дополнении временных правил о периодической печати: Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату от 18 марта 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье Т. XXV. Отд. I. № 27574. – СПб.: Государственная Типография, 1909.

2 О преобразовании местного суда: Высочайше утверждённый и одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 15 июня 1912 г. // ПСЗ.

Собр. третье. Т.XXXII. Отд. I. №37328. – СПб.: Государственная Типография, 1915.

3 Об осмотре и выемке корреспонденции лиц, против коих возбуждено уголовное преследование: Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 30 октября 1878 г. // ПСЗ. Собр. второе. Т. LIII. № 58967. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1880.

Тенденции развития судоустройственного законодательства… отправленной привлекаемым к уголовной ответственности лицом, принимается судебным следователем самостоятельно.

Законом от 30 октября 1878 г. закреплялся следующий порядок осмотра и выемки корреспонденции. В случае возникновения необходимости судебный следователь «безотлагательно» входил с представлением в окружной суд, который рассматривал этот вопрос во внеочередном порядке. Окружной суд мог либо принять решение о производстве осмотра и выемки корреспонденции, либо отказать в удовлетворении представления судебного следователя. В решении окружного суда в обязательном порядке указывались основания производства данного следственного действия. Кроме этого, окружной суд был обязан уведомить о принятом решении руководство почтово-телеграфных служб (ст. 3 Закона от 30 октября 1878 г.). По получении положительного решения судебный следователь информировал по этому поводу почтово-телеграфные службы и сообщал либо о времени прибытия в почтово-телеграфное учреждение для её осмотра и выемки, либо о необходимости доставления ему задержанной почтовотелеграфной корреспонденции для этих целей (ст. 4 Закона от 30 октября 1878 г.). Осмотр корреспонденции происходил в присутствии должностных лиц почтово-телеграфного учреждения. Не подлежащая задержанию корреспонденция немедленно направлялась адресату (ст. 5 Закона от 30 октября 1878 г.). Соблюдение этих правил распространялось на производство дознания по государственным делам и делам о противозаконных сообществах. Однако субъектом дачи разрешения в этих случаях являлся не окружной суд, а Шеф жандармов по согласованию с министрами юстиции и внутренних дел (ст. 7 Закона от 30 октября 1878 г.). Член судебной палаты, производящий расследование по делам о государственных преступлениях и о преступных сообществах, также не испрашивал судебного решения на производство данного следственного действия и производил его либо лично, либо поручал его производство чинам жандармского управления или судебным следователям (ст. 8 Закона от 30 октября 1878 г.). Если решение члена судебной палаты, производившего расследование, о производстве осмотра и выемке корреспонденции, в конечном итоге, исходило от судебной власти, то дача разрешения на производство этого следственного действия Шефом жандармов является безусловным примером вторжения исполнительных органов власти в прерогативы органов судебной власти, о чём речь будет идти ниже.

Процессуальной экономии способствовало постепенное расширение применения заочного производства. Первоначальная редакция Судебных уставов содержала только одно основание заочного производства – по делам мировой юрисдикции, по которым было возможно наказание не более чем арест. Она была дополнена применением заочного производства по делам, подсудным общим судебным установлениям, если мера наказания не предусматривала лишение или ограничение прав состояния (ст. 8341–8349 УУС).

Впоследствии законодатель закрепил применение заочного производства по всем делам, подсудным мировому суду (ст. 133 УУС в ред. закона от 15 июня 1912 г.). Помимо расширения категорий дел, которые могли рассматриваться заочно, корректировалась процедура заочного производства. Например, в соответствии с законом от 15 июня 1912 г. был изменён момент отмены заочного приговора – постановление приговора, а не принятие отзыва (1413 УУС). Законодатель отказался от безусловности отзыва на заочный приговор – только признание уважительности причин неявки в суд – и сократил срок подачи отзыва до 7 дней (ст. 139, 1391 УУС)1. Представляется, что указанные изменения соответствуют назначению заочного производства, хотя в литературе имеются и иные оценки2.

Опыт работы судов присяжных выявил необходимость совершенствования некоторых процедур, позволявших достичь двух целей: 1) улучшить работу судов присяжных и 2) изменить в положительном смысле процессуальные возможности сторон при применении такой формы судоговорения.

Прежде всего, следует отметить введение процедуры открытия «периода заседаний с участием присяжных заседателей», упростившей механизм производства дел с применением этой процессуальной формы. Инициатива исходила от министра юстиции, по представлению которого был принят закон, изменивший редакцию ст. 581 УУС и гл. 6 УУС «О действиях, сопровождающих открытие судебного заседания»3.

В статье 581 УУС появилось положение о том, что вызываемые повестками в судебное заседание участники процесса должны быть также извещены о дате и времени привода присяжных заседателей к присяге.

Главу шестую разделили на три отделения.

Первое отделение «Открытие судебного заседания вообще» включало ст. 636–645.

Нормы второго отделения «Открытие периода заседаний с участием присяжных заседателей» (ст. 6451–64510) являлись новеллами. Они содержали положение о проведении публичного заседания с участием сторон при открытии сессии с участием присяжных заседателей. Неявка кого-либо из сторон не препятствовала его проведению. Во время этого заседания оглашался список дел, подлежащих рассмотрению в сессии, и отстранялись кандидаты, которые не могли выступать в роли присяжных заседателей. После этого присяжные заседатели приводились к присяге, текст которой содержался в ст. 6457 УУС. После принятия присяги присяжным заседателям разъяснялся их процессуальный статус (права, обязанности и ответственность). О процедуре принятия присяги и разъяснения процессуального статуса составлялся специальный протокол (ст. 64510 УУС).

Третье отделение шестой главы «Открытие судебного заседания с присяжными заседателями» состояло из двух подразделений. Нормы первого подразделения «Составление присутствия присяжных заседателей» (ст. 646–664, 677, 6701, 6702 УУС) закрепляли процедуру окончательного формирования скамьи для слушания дела. Нормы второго подразделения «Права, обязанности и ответственность, избранных в состав присутствия присяжных заседателей» детализировали их статус (ст. 672–677 УУС).

Об изменении и дополнении правил Устава уголовного судопроизводства о заочном разбирательстве: Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 15 февраля 1888 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. VIII. № 5009. – СПб.: Государственная Типография, 1890; О преобразовании местного суда: Высочайше утверждённый одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 15 июня 1912 г. // ПСЗ. Собр.

третье. Т. XXXII. Отд. I. № 37328. – Петроград: Государственная Типография, 1915.

2 Так, по мнению С. Лонской, было ухудшено положение обвиняемого. См.:

Лонская С.В. Мировая юстиция в России: монография. – Калининград, 2000. – С. 151.

3 Об изменении действующих правил относительно привода присяжных заседателей к присяге и разъяснения им прав, обязанностей и ответственности: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 3 июня 1894 г. // ПСЗ. Собр. третье.

Т. XIV. № 10710. – СПб.: Государственная Типография, 1898.

Тенденции развития судоустройственного законодательства… Помимо введения процедуры открытия судебного заседания с участием присяжных заседателей были внесены коррективы в ст. 673, 746, 801 УУС, которые устранили запрет для сторон касаться в прениях квалификации деяния и возможного наказания подсудимому. Присяжным заседателям было предоставлено право на получение разъяснений о квалификации действий подсудимого и размеров возможного наказания и уточнение этих вопросов. Одновременно на председательствующего возложили обязанность разъяснять эти вопросы присяжным заседателям перед их удалением для вынесения вердикта1.

Такого рода изменения были не случайны. Авторы многочисленных дореволюционных исследований указывали, что в приговорах суда присяжных зачастую содержалась косвенная оценка уголовного и уголовно-процессуального законодательства, состояния предварительного расследования и карательной практики.

В частности, А.Ф. Кони приводит пример корректировки законодательства, касающегося паспортного режима, причиной чему послужило большое количество оправдательных приговоров, выносимых судом присяжных по этой категории дел (свыше 62%)2. Подобные примеры из практики российского, английского и французского суда присяжных приводятся и Г.А. Джаншиевым3.

Вынесение по некоторым делам оправдательных приговоров при формальной доказанности обвинения и те предложения присяжных коронным судьям, которые иногда находили отражение в приговорах – о сокращении сроков предварительного следствия, о снижении применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, о применении в отношении подсудимого снисхождения, об отбытии наказания не в тюрьмах, а в учреждениях, где осуждённые имеют возможность трудиться (работные дома, земледельческие и исправительные колонии), следует рассматривать как сигнал законодателю и правоприменителю.

Фактически, через институт присяжных происходит и происходило практическое воплощение идеи гибкого права и наиболее полно достигается его основное назначение как регулятора общественных отношений4.

Сформулированный тезис подтверждается не только оптимизацией системы уголовно-правовых запретов, но и внесением таких нововведений в дореволюционное уголовное законодательство, как условное досрочное освобождение по решению окружного суда и зачёт предварительного заключения в наказание5.

О разрешении объяснять присяжным заседателям угрожающее подсудимому наказание и другие законные последствия их решения: Высочайше утверждённый одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 2 марта 1910 г. // ПСЗ.

Собр. третье. Т. XXX. Отд. I. № 33152. – СПб.: Государственная Типография, 1913.

2 См.: Кони А.Ф. Присяжные заседатели // Суд присяжных в России: Громкие уголовные процессы 1864–1917 гг. / сост. С.М. Казанцев. – Л.: Лениздат, 1991. – С. 87.

3 Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: сб. ст. – М.: Статут; РАП, 2004. – С. 182–185.

4 Верещагина А.В. Заметки о суде присяжных (преимущественно дореволюционный период) // Правоведение. – 2005. – №6. – С. 206–220.

5 Об условном досрочном освобождении: Высочайше утверждённый и одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 22 июня 1909 г. // ПСЗ.

Собр. третье. Т. XXIX. Отд. I. №. 32241. – СПб.: Государственная Типография, 1912.

Подверглась совершенствованию процедура составления вопросного листа.

Внесенные в УУС изменения предусматривали окончательное составление вопросного листа с учётом мнения сторон или кого-либо (либо всех) из присяжных заседателей, которые суд признает уважительными (ст. 762 УУС). Присяжные заседатели могли вернуться в зал судебного заседания для получения разъяснений председательствующего, которые давались в присутствии подсудимого. Суд мог уточнить вопросы, если приходил к выводу о необходимости сделать это, и излагал их на особом листе (ст. 808 УУС). В случае неясности, неполноты и противоречивости ответов присяжных заседателей суд вновь мог дать разъяснения в присутствии подсудимого и уточнить вопросы (ст. 816 УУС)1.

В начале XX века, несмотря на острожное отношение официальных властей к суду присяжных, была расширена его компетенция. К его подсудности были отнесены некоторые дела о нарушениях избирательных прав («свободы выборов»), о религиозных преступлениях, о железнодорожных повреждениях, о нарушениях обязанностей корабельщиков, о похищении опечатанных вещей (издатель повременного издания, виновный в нарушении запрещения издавать издание или выдавать своим подписчикам взамен оного иное издание от имени той же редакции ст.

304 Уложения о наказаниях), о провозе скопищем незаконно добытой соли (ст. Уложения о наказаниях); о всех преступлениях в соответствии с Уложением о наказаниях 1903 г. (за исключением государственных), если они наказываются не ниже исправительного дома или тюрьмы, соединённой с лишением прав состояния2.

Об изменении статей 762, 764, 808 и 816 УУС: Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 15 мая 1886 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. VI. № 3696.– СПб.: Государственная Типография, 1888.

2 О временных правилах об Обществах и Союзах: Именной Высочайший Указ, данный Сенату от 4 марта 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXVI. Отд. I. №27479. – СПб.:

Государственная Типография, 1909; О временных правилах об ограждении свободы и правильности предстоящих выборов в Государственный Совет и Государственную Думу, а также беспрепятственной деятельности сих установлений: Именной Высочайший Указ, данный Сенату от 8 марта 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXVI. Отд. I. №27506. – СПб.: Государственная Типография, 1909; По проекту временных правил об ограждении свободы и правильности предстоящих выборов в Государственный Совет и Государственную Думу, а также беспрепятственной деятельности сих установлений: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 8 марта 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье.

Т. XXVI. № 27507. – СПб.: Государственная Типография, 1909; О согласовании некоторых постановлений уголовного законодательства с указом 17 апреля 1905 г. об укреплении начал веротерпимости и введении в действие второй главы нового Уголовного уложения: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 14 марта 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXVI. Отд. I. № 27560. – СПб.: Государственная Типография, 1909; Об изменении и дополнении временных правил о периодической печати: Именной Высочайший Указ, данный Сенату от 18 марта 1906 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXVI.

Отд. I. № 27574. – СПб.: Государственная Типография, 1909; О мерах к пресечению торга женщинами в целях разврата: Высочайше утверждённый одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 25 декабря 1909 г. // ПСЗ. Собр.

третье. Т. XXIX. Отд. I. № 32855. – СПб.: Государственная Типография, 1912; Политика правительства по поводу подсудности суда присяжных не была последовательной. Она то сокращалась, то восстанавливалась, но со значительными изъятиями. Имели место и обходные пути фактического сокращения подсудности суда присяжных. Об этом см.: Уголовное Уложение: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета 22 марта 1903 г. // ПСЗ.

Собр. третье. Т. XXIII. Отд. I. № 22704. – СПб.: Государственная Типография, 1905.

Укрепление межгосударственного сотрудничества в противодействии преступности выразилось в появлении института экстрадиции. В УУС была введена глава 12 «О выдаче преступников по требованию иностранных государств»

(ст. 852–852 5 УУС)1.

Наряду с совершенствованием процедур были внесены положительные коррективы в процессуальные статусы некоторых участников уголовного судопроизводства.

Среди этих новелл заслуживает внимания производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Под несовершеннолетним дореволюционный законодатель понимал лицо в возрасте от 10 до 17 лет. Законом от 2 июня 1897 г. закреплялись гарантии прав несовершеннолетнего подсудимого2. Так, мировой судья обязан был уведомлять родителей несовершеннолетнего о дате и времени судебного заседания. Их неявка не была препятствием к слушанию дела по существу. Вместо себя родители могли направить поверенного. Если за совершённое преступление предусматривалось наказание в виде тюрьмы и более суровое, то мировой судья имел право требовать явки законных представителей (ст. 62 УУС в редакции §1 Закона от 2 июня 1897 г.). Рекомендовалось избирать в отношении несовершеннолетних специальную меру пресечения – отдача под присмотр. В случаях же применения заключения под стражу несовершеннолетний должен был содержаться в специальных (ст.77 УУС в редакции §2 Закона от 2 июня 1897 г.), либо церковных учреждениях (ст. 77 УУС в редакции §2 Закона от 2 июня 1897 г.). В интересах несовершеннолетнего подсудимого было возможно рассмотрение дела в закрытом судебном заседании (ст. 89 УУС в редакции §3 Закона от 2 июня 1897 г.) и удаление его из зала судебного заседания на время производства каких-либо следственных действий и прений. Закреплялось самостоятельное основание выделения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, если он совершил преступление в соучастии с совершеннолетними подсудимыми (ст. 207 УУС в редакции § Закона от 2 июня 1897 г.).

Нормативное оформление особых процедур производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних было следствием обобщения судебной практики, учитывавшего психические и физиологические особенности несовершеннолетних подсудимых и имевшегося зарубежного опыта.

Принятие специального закона стимулировало обсуждение в начале XX века вопроса о необходимости создания ювенальных судов. По инициативе Петроградского общества патроната Петроградская городская дума 23 сентября 1909 года приняла решение об учреждении должности особого мирового судьи для рассмотрения дел о несовершеннолетних и финансировала его деятельность. Фактически этот суд был открыт 21 января 1910 года. Опыт заимствовали в Москве и О выдаче преступников по требованиям иностранных государств: Высочайше утверждённый одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 15 декабря 1911 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXXI. Отд. I. № 36219. – СПб.: Государственная Типография, 1914. Институт экстрадиции в России был восстановлен через 90 лет в УПК РФ 2001 г.

2 Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних, а также законоположений о их наказуемости:

Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 2 июня 1897 г. // ПСЗ.

Собр. третье. Т. XVII. № 14233. – СПб.: Государственная Типография, 1900.

Харькове. Закон от 15 июня 1912 года внёс поправку в УСУ (ст. 45), которой мировым съездам разрешалось поручать одному из судей конкретные категории дел в пределах судебно-мирового округа. Это способствовало открытию таких судов и в других городах Российской империи (Одессе, Киеве, Николаеве и др.).

Анализ этого акта позволяет прийти к выводу о том, что созданный институт производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних существует практически в неизменённом виде до настоящего времени. И тогда, и сейчас его содержание сводится к требованиям выявлять умственное и нравственное развитие несовершеннолетнего, привлекать законных представителей и защитника, применять специальную меру пресечения и минимизировать неблагоприятное воздействие на его психическое и нравственное состояние (специальные основания выделения уголовных дел в отдельное производство, закрытия судебных заседаний и удаления несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания). Даже можно говорить о некоторой предпочтительности дореволюционного института производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, который, в отличие от действующего аналога, предусматривал при избрании меры пресечения заключение под стражу содержание в специальных либо церковных учреждениях.

Создание ювенальной юстиции, как и сто лет назад, является попрежнему только предметом дискуссии.

В рассматриваемый период был создан институт восстановления в правах.

Законом от 26 июня 1913 года Устав уголовного судопроизводства был дополнен Главой четвёртой «О производстве по восстановлению в правах» (ст. 9751-9УУС).

Следует оговориться, что нормы данной главы восстанавливали в правах не незаконно осуждённых, а осуждённых к лишению общественно-служебных прав и несовершеннолетних (соответственно ст. 1391 Уложения о наказаниях и ст. 31 Уголовного уложения)1.

Закреплённая процедура отчасти была заимствована последовавшим законодательством2. Просьба о восстановлении в правах подавалась окружному прокурору по месту жительства осуждённого (ст. 9752 УУС). «Один из чинов прокурорского надзора» собирал информацию о приговоре, которым лицо было лишено прав, истечении сроков давности о восстановлении в правах, о поведении осуждённого, как во время, так и после отбытия наказания, о последующих судимостях (ст. 9753 УУС). Собранная информация вместе с просьбой о восстановлении в правах направлялась в окружной суд по месту жительства осуждённого, в распорядительном заседании которого выносилось решение на основании собранных материалов и заслушанных судом объяснений осуждённого или его поверенного, а также заключения прокурора. Неявка надлежащим образом вызванных в судебное заседание осуждённого и его поверенного не являлась препятствием к расОб установлении Положения о введении в действие закона 15 июня 1912 г. о преобразовании местного суда, о введении в действие сего закона в полном его объёме в губерниях Харьковской, Екатеринославской, Курской, Полтавской, Черниговской, Киевской, Волынской, Подольской, Херсонской и Таврической и о распространении некоторых постановлений сего закона на прочие местности империи: Высочайше утверждённый одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон от 26 июня 1913 г. // ПСЗ. Собрание третье. Т. XXXIII. № 39582. – Петроград: Государственная Типография, 1916.

См., в частности, нормы ст. 400, 401 УПК РФ, посвящённые вопросам снятия судимости.

Тенденции развития судоустройственного законодательства… смотрению просьбы о восстановлении в правах по существу (ст. 9754, 9755 УУС).

В случае неполноты представленных материалов суд мог самостоятельно затребовать недостающие сведения или поручить их предоставление прокурору (ст. УУС). Решение суда могло быть обжаловано осуждённым и его поверенным, а также опротестовано прокурором в судебную палату, которая пересматривала решение окружного суда по правилам ст. 9755 УУС. Копия определения о восстановлении в правах направлялась в суд, постановивший приговор (ст. 9758 УУС). Если в просьбе о восстановлении прав было отказано, то повторное ходатайство об этом могло быть направлено не ранее, чем по истечении 2-х лет со дня вынесения определения об отказе в восстановлении прав, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 1391 Уложения о наказаниях и ст. 31 Уголовного уложения истекли сроки для обязательного, независимо от поведения осуждённого, восстановления его в правах (ст. 9759 УУС).

Укреплению процессуального статуса сторон способствовали нормы, расширявшие их процессуальные возможности по обжалованию постановленных приговоров.

Например, законодатель отказался от института заявления неудовольствия на приговор, постановленный мировым судом. Эта обязательная прелиминарная процедура предшествовала обжалованию приговоров мирового суда. Сущность её заключалась в изъявлении заинтересованным лицом неудовольствия на приговор мирового суда в суточный срок после его провозглашения. Институт был направлен на ограничение необоснованных обжалований, поскольку, по мнению законодателя, и обвинитель, и подсудимый в момент постановления приговора имеют позицию по поводу его правильности или неправильности. В нормативно-правовом акте, отменившем институт заявления неудовольствия на приговор, содержались нормы об обязанности суда разъяснить право отказа от обжалования, право обжалования и порядок обжалования и вступления приговора в силу1. Трудно согласиться с оценкой этих корректив С.В. Лонской, которая не усмотрела в них содержательных изменений и считает, что они по-прежнему ограничивали правоспособность и оказывали «давление на волю участников процесса»2. Совершенно очевидно, что обязательная процедура заявления неудовольствия на приговор и право отказаться от обжалования суть разные вещи.

Также на суды возложили обязанность извещать стороны о дне слушания дела в апелляционной инстанции. До внесения этой поправки обязательное извещение сторон о дне апелляционного пересмотра приговора предусматривалось только для мировых судов3.

Об отмене заявления сторонами неудовольствия на приговоры мировых судебных установлений: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 8 декабря 1886 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. VI. № 4067. – СПб.: Государственная Типография, 1888.

2 Лонская С.В. Мировая юстиция в России: монография. – Калининград, 2000. – С. 118.

3 Об извещении сторон о времени слушания дел в Мировых Съездах и Судебных Палатах: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 28 января 1892 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т.XII. № 8267. – СПб.: Государственная Типография, 1895. Этим актом были отредактированы ст. 157, 879, 882, 883 УУС.

Процессуальный статус потерпевшего дополнили предоставлением ему права на обжалование решения окружного суда о прекращении предварительного следствия по уголовному делу1. Прекращение уголовного дела по Уставам допускалось только по решению окружного суда или судебной палаты в случаях отказа окружного суда принять такое решение (ст. 277 УУС). О прекращении производства по делу стороны подлежали уведомлению. В течение месяца со дня уведомления потерпевший получил право обжаловать такое решение в судебную палату (п.

2 ст. II Закона от 3 мая 1883 года).

Самыми значимыми для процессуального статуса обвиняемого стали нововведения закона от 15 июня 1912 г., расширявшие гарантии его прав при применении мер процессуального принуждения.

В Уставе уголовного судопроизводства содержались некоторые гарантии прав обвиняемого по делам, подсудным общим судебным местам. В частности, необходимость при применении заключения под стражу учитывать пол, возраст, здоровье обвиняемого (ст. 421 УУС); производить привод днём «и без всякого оскорбления личности обвиняемого» (ст. 392 УУС); запрет на применение физического и психического насилия – «домогаться показаний «обещаниями, ухищрениями, угрозами или тому подобными мерами вымогательства» (ст. 405 УУС); процедура обжалования для лиц, содержащихся под стражей (ст. 496, 870, 910 УУС) и т.д.

Указанным выше законом правомочия обвиняемого были дополнены.

Обвиняемый наделялся правом ходатайствовать о применении мер попечения о его имуществе и малолетних детях (ст. 84, 431 УУС).

При избрании меры пресечения подписка о явке обвиняемый имел возможность выезжать из города или мирового участка, в которых осуществлялось производство, за исключением случаев, когда мировой судья сочтёт необходимым отобрать «подписку о неотлучке с постоянного места жительства» (ст. 76, п. 1 ст. 77-УУС).

Институты залога и поручительства были усовершенствованы. Во-первых, отменялось положение об определении размера залога или поручительства в зависимости от суммы, взыскивавшейся потерпевшим (ст. 80, 425 УУС). Она лишь принималась во внимание («в соображение») при определении меры пресечения. Во-вторых, при вызове обвиняемого, находившегося под залогом или поручительством, повестка направлялась также поручителю или залогодателю (ст. 82-, 426-УУС).

За задержанием, произведённым полицией, по делам, подсудным мировому суду, закреплялась процедура последующего судебного контроля, согласно которой задержанный в течение 24 часов с момента задержания либо должен был доставляться к мировому судье, либо подлежал освобождению (ст. 51УУС). Мировой судья в течение 24 часов с момента доставления обязан был допросить задержанного и принять одно из двух решений: освободить его из-под стражи или принять решение о дальнейшем содержании (ст. 51УУС). Если место задержания было удалено от места постоянного пребывания мирового судьи, то доставление задержанного увеличивалось до необходимого по местным условиям (ст. 51-1УУС).

1 О порядке прекращений следствия по уголовным делам: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 3 мая 1883 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. III.

№ 1544. – СПб.: Государственная Типография, 1886.

Тенденции развития судоустройственного законодательства… Также по делам, подведомственным мировым судам, упорядочивались основания избрания той или иной меры пресечения, которая зависела от возможной меры наказания. Подписка о неотлучке с места постоянного жительства или поручительство применялись, если за совершённое деяние могло последовать одно из следующих видов наказания: денежное взыскание, денежная пеня, арест, или когда речь идёт о взыскании вознаграждения. По делам о преступлениях, за которые следовало наказание в виде тюремного заключения, могли избираться залог или поручительство. Только в трёх случаях залог и поручительство заменялись заключением под стражу: 1) непредоставление залога; 2) отсутствие у обвиняемого определённого места жительства и 3) невозможность установить его личность1.

Таким образом, нормы закона от 15 июня 1912 г. привели процедуры применения мер процессуального принуждения по делам мировой юрисдикции в соответствие имевшимся процедурам для общих судебных мест. Кроме этого, закрепили дополнительные гарантии прав личности по делам, подсудным мировым судам и общим судебным установлениям.

Как видно, все нововведения этой группы преимущественно касались некоторых процедур и закрепляли гарантии прав личности. Причём часть норм достигала обеих целей, как, например, упразднение предварительной процедуры «изъявления неудовольствия», без соблюдения которой по первоначальной редакции Уставов обжалование приговоров мировых судов не допускалось, или введение процедуры открытия «периода заседаний с участием присяжных заседателей», упростившей механизм производства дел с применением этой процессуальной формы.

Большая часть приведённых положений укрепляла процессуальный статус участников уголовного судопроизводства. Это право потерпевшего обжаловать прекращение уголовного дела, закрепление гарантий прав подсудимого при применении мер процессуального принуждения, институты условно-досрочного освобождения и зачёта предварительного заключения в наказание и т.п.

Связаны с укреплением процессуального статуса подсудимого новеллы, совершенствовавшие процедуры рассмотрения дел судом присяжных. Предоставление присяжным права знать о возможном наказании за инкриминируемое деяние, участвовать в постановке вопросов и т.п. лишь на первый взгляд кажутся техническими. На деле они оптимизировали условия постановки вердиктов присяжными заседателями.

Из судоустройственнных институтов, как отмечено выше, только два – кандидатов на судебные должности и мировой юстиции – подверглись позитивным изменениям.

Чем обусловлены предпочтения дореволюционного законодателя при выборе реформировавшихся институтов? По мнению М.В. Немытиной, наибольшему изменению институты подвергались либо в силу стечения случайных обстоятельств, либо из-за несоответствия существовавшему строю2 (наиболее радикально нормированные). Действительно, фокус усилий царского правительСтатья 77 в редакции Закона «О преобразовании местного суда» от 15 июня 1912 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXXII. Отд. I. № 37328. – СПб.: Государственная Типография, 1915.

2 Немытина М.В. Суд в России: вторая половина XIX – начало XX вв.: дис. … д-ра юрид. наук. – М., 1999. – С. 139.

ства был направлен, прежде всего, на адаптацию Судебных уставов к имевшимся социальным, экономическим и политическим реалиям.

Соглашаясь с последним из указанных мотивов, мы считаем, что дело не в радикальности института, а в возможности через его модификацию вмешиваться в дела судебного ведомства. Именно поэтому усилия пореформенного законодателя были направлены только на некоторые институты, которые позволяли достичь этой цели, и именно поэтому мы можем найти примеры усовершенствования некоторых институтов, которые фактически не имели принципиального значения.

Такое приспособление происходит через систему судоустройственных норм, регламентирующих самостоятельность судебной власти. Она достаточно чётко была обозначена «отцами судебной реформы», и именно на эти институты в наибольшей степени были направлены усилия пореформенного законодателя, в том числе Комиссии Н.В. Муравьёва (несменяемость, суд присяжных, судебно-административные учреждения, Сенат и кассация, следственная часть, прокурорский надзор, адвокатура). Это обстоятельство, по нашему мнению, и обусловило наибольшую деградацию судоустройственных и отчасти наиболее тесно связанных с ними уголовно-процессуальных институтов, о которых речь пойдёт в последующих разделах работы.

1.2. Деформация основных начал Учреждения судебного установления и Устава уголовного судопроизводства 1.2.1. Самостоятельность судебной власти Самостоятельность судебной власти была чужда российской государственной традиции. «Возвышенное» положение судебных органов, равенство всех перед законом и судом диссонировало с общим укладом российской, в значительной степени феодальной, государственности. Последовавшее за введением Судебных уставов законодательство было направлено на устранение этой диспропорции. Наибольшей деформации подверглись институты, которые обеспечивали внешнюю и внутреннюю самостоятельность судебной власти1 и независимость судей при принятии решений – несменяемость судей, суд присяжных, гласность судебного разбирательства, защита в формальном смысле и мировой суд.

Одним из первых ударов по авторитету суда, его «возвышенному» положению, был закон 1869 года2, которым нарушался принцип равенства всех перед законом и судом. Высшие должностные лица империи, имевшие чины первых двух классов, члены Государственного Совета, министры и т.д., вызывавшиеся на допрос в качестве свидетелей, могли просить в течение трёх дней с момента получения О внешней и внутренней самостоятельности судебной власти см.: Верещагина А.В. К вопросу о самостоятельности судебной власти и ее реализации в дореволюционном законодательстве // Российская юстиция. – 2006. – № 2. – С. 44–46.

Об освобождении некоторых лиц, вызываемых в качестве свидетелей, от личной явки к следствию и в суд: Именное, объявленное Его Императорским Высочеством Председателем Государственного Совета Высочайшее повеление Правительствующему Сенату от 29 мая 1869 г. // ПСЗ. Собр. второе. Т. XLIV. Отд. I. № 47147. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1873. Актом были внесены дополнения к ст. 65, 439, 581, 626 УУС.

повестки о производстве допроса по месту их жительства, а не в заседании суда и не в камере судебного следователя. В статью 626 УУС внесли дополнение о возможности «прочтения в судебном заседании показаний лиц, перечисленных в ст. УУС, в тех случаях, когда «допрос с них снят был в месте их жительства»1. Это положение умаляло значение принципа непосредственности, влияло на формирование внутреннего убеждения суда при оценке доказательств, способствовало живучести сословных привилегий, нарушало принцип равенства всех перед законом и судом.

Внешняя самостоятельность судебной власти обеспечивается, в том числе, системой норм, отграничивающих судебную власть от власти законодательной и исполнительной. Она реализуется через недопустимость рассмотрения дел и утверждения приговоров органами других ветвей власти; распространением её юрисдикции на все физические и юридические лица, привлекаемые к участию в судопроизводстве (полнота судебной власти); независимость судебной власти в вопросах управления судебными установлениями; осуществление судебного контроля за досудебным производством.

Внутренняя самостоятельность судебной власти направлена на создание условий подчинения судей только закону и внутреннему убеждению при разрешении дел. Она обеспечивается принципом несменяемости в совокупности с нормами, регулирующими процедуры определения судьи на должность, в том числе системой цензов, привлечения к дисциплинарной ответственности и устранения от должности; чётко очерченной компетенцией судебных мест, которая не может произвольно изменяться и исключает такой способ вмешательства в судебную деятельность в сочетании с запретом на создание «чрезвычайных судилищ» и отсутствие субординационных отношений между судьями как в одном судебном месте, так и между различными судебными инстанциями.

Наличие этих положений препятствует (или сводит к минимуму) принятию предустановленных решений, тем самым обеспечивая права личности, в отношении которой осуществляется уголовное преследование.

Компетенция органов исполнительной и судебной власти последовательно не разграничивалась в Судебных уставах. Как справедливо отмечал Н.С. Таганцев:

«… и после издания Судебных уставов 20 ноября 1864 года у нас власти судебная и административная не размежевались»2. Широко применялась административная 1 Изъятия из статуса свидетеля закреплялись и в других нормативно-правовых актах. Например: О распространении на Почётных Опекунов особого порядка допроса в качестве свидетелей, установленного для некоторых должностных лиц: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 9 декабря 1891 г. // ПСЗ. Собр. третье.

Т. XI. №. 8150. – СПб.: Государственная Типография, 1894.

2 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. – СПб., 1902. – С. 832. Об этом также:

Михайловский И.В. К вопросу об уголовном судье. По поводу предстоящей судебной реформы. – Нежин: Типо-лит. М.В. Глезера, 1899. – С. 70–71. О сложности практического воплощения принципа разделения властей и формирования самостоятельной судебной власти писал Н.Н. Розин. Он считал, что «начало разделения властей не может быть принято ни как политическая, ни как юридическая догма. Для решения вопроса о природе судебной власти и организации судебной функции государства оно является бесплодным. Весь вопрос переходит на почву полезности и практических соображений». Поэтому основная обязанность процессуалиста, по его мнению, заключается в установлении для правосудия таких гарантий, которые, «не завися от начала соединения или разделения властей государства, покоились бы на отчётливом понимании задач правосудия и той роли, которую оно играет в организованном обществе». Розин Н.Н. Судебная власть // Вопросы права. Журнал научной юриспруденции. – 1912. – IX (1). – С. 72–82.

гарантия при инициировании уголовного преследования в отношении многих категорий должностных лиц. Для лиц военного ведомства административная гарантия сохранилась, например, при утверждении приговоров1. Министр внутренних дел и генерал-губернаторы могли применять наказание. Произошло соединение судебных и административных функций в деятельности земских начальников, учреждённых в 1889 г. На территориях, объявленных на положении усиленной или чрезвычайной охраны, по усмотрению исполнительной власти менялась подсудность уголовных дел, упрощались досудебные процедуры и т.п.

Первоначальная редакция Судебных уставов не исключала изменения подсудности для обеспечения беспристрастности постанавливаемого решения. Решение об этом принималось коллегией Кассационного Департамента по уголовным делам Правительствующего Сената, которая была судебным учреждением. Законом от 20 мая 1885 года2 право изменения подсудности стало прерогативой Соединённого Присутствия Первого и Кассационных Департаментов Сената, т.е. органа, который не носил чисто судебного характера. Вопрос об изменении подсудности инициировал Министр юстиции, а основаниями принятия решения могли быть уже не только обеспечение беспристрастности постанавливаемого решения, но и обеспечение общественного порядка и спокойствия.

Помимо отмеченного выше изъятия Судебные уставы допускали рассмотрение уголовных дел о государственных преступлениях III раздела Уложения о наказаниях 1845 года3 на основании Высочайшего Указа судебными палатами с участием сословных представителей или Верховного Уголовного Суда. Объяснялась особая подсудность необходимостью рассмотрения дел о государственных преступлениях авторитетными судьями, их «высокое общественное положение … служило бы ручательством в строгом, но справедливом преследовании ими всякого злоумышления...»4. Производство предварительного следствия по таким делам поручалось одному из членов судебной палаты (ст. 1036 УУС), а позднее для государственных преступлений ввели особое дознание жандармских чинов.

Инициатором наделения жандармов правом производить дознание по государственным преступлениям явилось Министерство юстиции. Оно признало необходимым предоставить прокуратуре пользоваться содействием чинов корКак отмечал С.С. Абрамович-Барановский, «наше военное законодательство проводит далеко не полное отделение судебной власти от административной и обвинительной, в том смысле, что действующий военно-судебный устав предоставляет военному начальству довольно широкое право вмешательства в дела, чисто судебные» // Абрамович-Барановский С.С. Значение военного начальства в военно-уголовном судопроизводстве. Сравнительное исследование взаимных отношений судебной, административной и обвинительной властей в области уголовного процесса по общему и по военному праву. – СПб.: Типография Д.В. Чичинадзе, 1896. – С. 13, 391.

О порядке издания Общего Наказа судебным установлениям и о дисциплинарной ответственности чинов судебного ведомства: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 20 мая 1885 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. V. № 2959. – СПб.:

Государственная Типография, 1887.

Высочайше утверждённое Уложение о наказаниях уголовных и исправительных: Именной Указ, данный Сенату 15 августа 1845 г. // ПСЗ. Собр. второе. Т. XX.

Отд. I. №19283. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1846. Далее в тексте Уложение о наказаниях 1845 г.

4 Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч. II. Устав уголовного судопроизводства. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1867. – С. 385.

пуса жандармов, «участие которых в исследовании государственных преступлений в виду самого свойства лежащих на них обязанностей представлялось особенно важным»1. Совместно министр юстиции и Шеф Жандармов выработали законопроект об особом жандармском дознании, который после обсуждения в Государственном Совете получил силу закона2.

Дознание осуществлялось офицерами Корпуса Жандармов, отдельные процедуры могли совершать нижние чины этого корпуса (ст. 21 Закона от 19 мая 1871 г.). По особо важным делам дознание производилось лицом, специально назначаемым Высочайшей властью (ст. 21 Закона от 19 мая 1871 г.). Прокурорский надзор за дознанием происходил по общим правилам, а по особо важным делам прокурорский надзор осуществлялся прокурором судебной палаты под наблюдением министра юстиции и Шефа Жандармов (ст. 22 Закона от 19 мая 1871 г.). Чины жандармского корпуса как органа дознания обладали более обширными, чем полиция, полномочиями. Жандармы имели право производить все процессуальные действия, изначально являвшиеся прерогативой судебных следователей: осмотры, обыски, выемки, допросы и т.д. (ст. 253–256, 257, 258, 1038, 1039 УУС).

Оконченное дознание надзирающий прокурор направлял министру юстиции, который «при сношении» с Шефом Жандармов определял его дальнейшую судьбу – направлял для производства предварительного следствия или испрашивал Высочайшее повеление о прекращении производства по делу «с оставлением … дела без дальнейших последствий, или же с разрешением оного в административном порядке» (ст. 29 Закона от 19 мая 1871 г.).

Недостаточность доказательств в отношении лиц, обвинявшихся в совершении государственных преступлений, таким образом, компенсировалась административными мерами: высылками, запрещением проживать в столицах, гласным надзором полиции и т.п.

Законами 1872 и 1904 гг. изъятия из процедур расследования и разрешения уголовных дел о государственных преступлениях были сохранены и развиты.

Поводом к принятию закона от 7 июня 1872 г. послужил процесс по делу С.Г. Нечаева3. В 1871 году товарищ министра юстиции О.В. Эссен подготовил доклад «О существе приговора СПб судебной палаты по делу о злоумышлении Нечаева и его сообщников, направленного на ниспровержение установленного в Империи порядка правления». По рассмотрению доклада Император поручил министру юстиции подготовить предложения «для предупреждения подобных неудовлетворительных приговоров». Министр юстиции К.И. Пален пришёл к выводу, что основная причина кроется в подсудности этих дел судебным палатам с сословными представителями. Такие дела, по его мнению, могли рассматриваться только Правительствующим Сенатом, «стоящим во главе судебных учреждений». 28 марта 1872 г.

1 Министерство юстиции за сто лет. 1802–1902: исторический очерк. – СПб.:

Сенатская Типография, 1902. – С. 127.

2 Правила о порядке действий чинов Корпуса Жандармов по исследованию преступлений: Мнение Государственного Совета, Высочайше утверждённое 19 мая 1871 г., распубликованное 1 июня 1871 г. // ПСЗ. Собр. второе. Отд. I. Т. XLVI. № 49615. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1874. В Судебных уставах жандармская полиция не указывалась как орган дознания, и таким образом в интересах власти был восполнен имевшийся пробел.

3 Подробнее о предыстории создания закона от 7 июня 1872 г. см.: Министерство юстиции за сто лет. 1802–1902: исторический очерк. – СПб.: Сенатская Типография, 1902. – С. 128.

К.И. Пален внёс проект новой редакции трёх статей Судебных уставов о производстве по делам о государственных преступлениях, который стал содержанием закона от 7 июня 1872 г.

Закон от 7 июня 1872 г. дела о государственных преступлениях отнёс к ведению одной из трёх судебных инстанций: 1) судебным палатам с сословными представителями, если преступление не влекло лишения прав или ограничения прав состояния; 2) специально учреждённому Особому присутствию Правительствующего Сената с сословными представителями при возможности наказания в виде лишения прав или ограничения прав состояния;

3) Верховному уголовному суду при наличии Высочайшего указа по делам о заговорах, совершённым на нескольких территориях Российской империи (ст. 2 Закона от 7 июня 1872 г.). Производство дознания оставалось за корпусом жандармов под прокурорским надзором прокуроров и товарищей прокуроров судебных палат (ст. 4,5 Закона от 7 июня 1872 г.). Расследование дел о государственных преступлениях поручалось Высочайшей властью по представлению министра юстиции одному из членов Санкт-Петербургской или Московской судебных палат, которые наделялись полномочиями судебных следователей. Жалобы на их действия при производстве предварительного следствия по делам, подсудным Особому присутствию, приносились в этот орган и рассматривались без сословных представителей по заслушиванию заключения обер-прокурора (ст. 8, 9, 11 Закона от 7 июня 1872 г.). По оконченному производству прокурор судебной палаты составлял либо обвинительный акт, либо постановление о прекращении следствия и при подсудности такого дела Особому присутствию направлял его министру юстиции (ст. 12 Закона от 7 июня 1872 г.).

Как видно из приведённых положений Закона от 7 июня 1872 г., в целом сложившаяся процедура расследования и разрешения уголовных дел о государственных преступлениях оставалась прежней. Самым значимым нововведением было создание специального органа Особого Присутствия Правительствующего Сената с сословными представителями для суждения дел о государственных преступлениях, рассмотрению дел в котором было посвящено третье отделение этого нормативно-правового акта. Этот орган состоял из 6 сенаторов, включая первоприсутствующего, назначаемых ежегодно монархом, и 4 сословных представителей (ст. 21 Закона от 7 июня 1872 г.).

Решения Особого Присутствия обжаловались в Общее Собрание Кассационных Департаментов Сената и только в связи с нарушением закона или неправильным его толкованием при определении преступления и рода наказания. Уголовные дела о произнесении дерзких и оскорбительных слов против Государя Императора или членов Императорского дома рассматривались в закрытом судебном заседании (ст. 27 Закона от 7 июня 1872 г.)1.

Новая редакция раздела второго книги третьей Устава Уголовного Судопроизводства статей 1030–1061 «О судопроизводстве по государственным преступлениям»:

Высочайше утверждённая новая редакция от 7 июня 1872 г. // ПСЗ. Собр. второе.

Т. XLVII. Отд. I. № 50956. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1875.

Особому Присутствию Правительствующего Сената были посвящены ст. 21–32 Закона от 7 июня 1872 г. По данным Н.А. Троицкого в период с 1872–1878 гг. из 52 дел о государственных преступлениях 37 было рассмотрено Особым присутствием Правительствующего Сената. См.: Троицкий Н.А. Царские суды против революционной России (Политические процессы 1871–1880 гг.). – Саратов, 1976. – С. 104.

В 1878 г. подсудность дел о государственных преступлениях Судебным палатам с сословными представителями была восстановлена и расширена. К их компетенции отнесли не только дела о государственных преступлениях, глав 1, 2 и раздела IV Уложения о наказаниях, изданного в 1866 г., если они влекли наказание, соединённое с лишением или ограничением прав состояния, но и «об убийствах или покушении на убийство должностных лиц, нанесении им ран или увечий и других насильственных против них действиях, а также об угрозах им, когда преступления эти совершены при исполнении должностными лицами служебных обязанностей, или же вследствие исполнения сих обязанностей, и также влекут за собою лишение или ограничение прав состояния» (п. 1, 2 ст. I Закона от 9 мая 1878 г. № 58488)1.

При этом в зависимости от вероятного наказания Судебная палата рассматривала уголовные дела либо просто с сословными представителями, либо присутствием усиленного состава, в которое входили старший председатель судебной палаты, четыре члена уголовного департамента судебной палаты и сословные представители (п. 6 ст. I Закона от 9 мая 1878 года № 58489)2. При наличии Высочайшего повеления дела о преступлениях, которые влекли наказание в виде лишения или ограничения прав состояния, рассматривались Особым Присутствием Правительствующего Сената с участием сословных представителей или по Высочайшему Указу Верховным Уголовным Судом, если это были дела «об общем заговоре против Верховной власти или против установленного законом образа правления и порядка наследия престола» (подп. а, б, в п. 1 ст. I Указа от 9 мая 1878 г.)3.

Аргументами в пользу этого решения были организационные неудобства и политические моменты. Особое Присутствие не было приспособлено к рассмотрению большего количества дел, необходимость этапирования обвиняемых и вызов свидетелей в Санкт-Петербург увеличивали расходы и вероятность побегов «злоумышленников». Кроме этого, отнесение рассмотрения этой категории уголовных дел к подсудности высшего судебного органа способствовало «возвышению» обвиняемых в «глазах людей, попавших под их влияние»4, т.е. фактически своеобразной «популяризации» революционного движения.

После принятия Уголовного уложения 1903 года5 специальная подсудность государственных преступлений сохранялась. При этом в Устав уголовного судопроизводства ввели нормы, закреплявшие особенности производства по уголовным делам о государственных преступлениях, в том числе самостоятельное Отделение 1 О временном изменении подсудности и порядка производства дел по некоторым преступлениям: Высочайше утверждённое мнение Государственного Совета от 9 мая 1878 г. // ПСЗ. Собр. второе. Отд. I. Т. LIII. № 58488. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1880.

2 Усиленное присутствие судебной палаты составлялось для рассмотрения дел о государственных преступлениях, за которые было возможно применение наказания в виде лишения или ограничения прав состояния (п. 6 ст. I Закона от 9 мая 1878 г. № 58489).

3 О подсудности и порядке производства дел о государственных преступлениях:

Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 9 мая 1878 г. // ПСЗ. Собр.

второе. Т. LIII. № 58489. – СПб.: Типография II Отделения СЕИВ Канцелярии, 1880.

4 Министерство юстиции за сто лет. 1802–1902. Исторический очерк. – СПб.:

Сенатская Типография, 1902. – С. 129.

5 Уголовное уложение: Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета 22 марта 1903 г. // ПСЗ. Собр. третье. Т. XXIII. Отд. I. № 22704. – СПб.: Государственная Типография, 1905.

второе «Дознание» (ст. 1035–103532 УУС), посвящённое процедурам его производства по уголовным делам о государственных преступлениях. Его нормы обобщали апробированное право жандармской полиции производить все процессуальные действия, которые в соответствии с первоначальной редакцией Судебных уставов относились к компетенции судебного следователя – осмотры, освидетельствования, обыски, выемки, допросы и т.д. (ст. 103511-15,18)1.

Прокурорский надзор за жандармским дознанием осуществлялся либо прокурором окружного суда, либо прокурором судебной палаты по особо важным делам, производство дознания по которым осуществляло Высочайше назначенное лицо, или по распоряжению министра юстиции один из прокуроров судебной палаты, или особо командированное к тому лицо (ст. 10356 УУС). На прокурора судебной палаты возлагалось общее руководство за производством дознания по государственным преступлениям (ст. 10351, 10355, 103530 УУС)2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н. И. Добрякова ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ АВТОРСКОГО ПРАВА ВУЗОВ Монография 88 Москва 2010 УДК 247.78 ББК 67.404.3 Д 57 Автор: Н. И. Добрякова, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ РПА Минюста России Рецензенты: И. Ю. Павлова, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права РПА Минюста...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Е. С. Климов, М. В. Бузаева ПРИРОДНЫЕ СОРБЕНТЫ И КОМПЛЕКСОНЫ В ОЧИСТКЕ СТОЧНЫХ ВОД Под общей редакцией д-ра хим. наук, профессора Е. С. Климова Ульяновск УлГТУ 2011 1 УДК 628.31 ББК 20.18 К 49 Рецензенты: Профессор, д-р хим. наук Шарутин В. В. Профессор, д-р техн. наук Бузулков В. И....»

«Д.Е. Муза 55-летию кафедры философии ДонНТУ посвящается ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРИТЯЗАНИЯ, ВОЗМОЖНОСТИ, ПРОБЛЕМЫ философские очерки Днепропетровск – 2013 ББК 87 УДК 316.3 Рекомендовано к печати ученым советом ГВУЗ Донецкий национальный технический университет (протокол № 1 от 06. 09. 2013 г.) Рецензенты: доктор философских наук, профессор Шаповалов В.Ф. (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) доктор философских наук, профессор Шкепу М.А., (Киевский национальный...»

«М. В. ПОПОВ СОЦИАЛЬНАЯ ДИАЛЕКТИКА Часть 2 Невинномысск Издательство Невинномысского института экономики, управления и права 2012 1    УДК 101.8 ББК 87.6 П58 Попов М.В. Социальная диалектика. Часть 2. Невинномысск. Изд-во Невинномысского института экономики, управления и права, 2012 – 169 с. ISBN 978-5-94812-112-3 В предлагаемой вниманию читателя книге доктора философских наук профессора кафедры социальной философии и философии истории Санкт-Петербургского государственного университета...»

«ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Т.Г. ШЕВЧЕНКО СОюз мОлДАВАН ПРИДНЕСТРОВья Научно-исследовательская лаборатория История Приднестровья П.М. ШорНИков оЛДАвСкАЯ АМоБЫТНоСТЬ Тирасполь, 2007 УДК 941/949(478.9)(07):323.1(478.9)(07) ББК 63.5(4мол)р3+60.54(4мол)р3 Ш79 Шорников П.М. молдавская самобытность: монография. – Тирасполь: Изд-во Приднестр. ун-та, 2007. – 400 с. – (в пер.) Этнокультурное многообразие – ресурс экономического и социального прогресса. В книге рассмотрены условия...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.И. Мюрберг Аграрная сфера и политика трансформации Москва 2006 УДК 300.32+630 ББК 15.5+4 М 98 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук Р.И. Соколова кандидат филос. наук И.В. Чиндин Мюрберг И.И. Аграрная сфера и политика М 98 трансформации. — М., 2006. — 174 с. Монография представляет собой опыт политико-философского анализа становления сельского хозяйства развитых стран с акцентом на тех чертах истории современного земледелия, которые...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ С. А. Сушинский Я ВЫБИРАЮ ТРЕЗВОСТЬ! Москва 2008 УДК 613.83 ББК 51.1(2)5 C 91 Рецензенты: А.М. Карпов – заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии Казанской государственной медицинской академии, доктор медицинских наук, профессор; А.Н. Маюров – президент Международной академии трезвости, доктор педагогических наук, профессор; Е.А. Резчиков – заведующий кафедрой безопасности...»

«ОБЩЕСТВО МУДРОСТИ: ИСТОКИ, ПОТЕНЦИАЛ И ВОЗМОЖНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ Редакционный совет: Г.Я. Узилевский – главный редактор (Орел), В.Е. Амелин (Орел), В.О. Андреев (Орел), Ю.С. Васютин – зам. главного редактора (Орел), В.Н. Волченко (Москва), В.И. Патрушев (Москва), В.Г. Садков (Москва), Г.М. Самостроенко (Орел), А.А. Харченко (Орел), Ф.И. Шарков (Москва) Труды Орловской региональной академии Государственной службы Серия: Человек и социальные институты в XXI веке. Выпуск 6 Общество мудрости:...»

«ТРУДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ Редакционный совет: д-р ист. наук А. Ю. Дворниченко (председатель), д-р ист. наук Э. Д. Фролов, д-р ист. наук Г. Е. Лебедева, д-р ист. наук В. Н. Барышников, д-р ист. наук Ю. В. Кривошеев, д-р ист. наук М. В. Ходяков, д-р ист. наук Ю. В. Тот, канд. ист. наук И. И. Верняев ББК 63.3(0)5-28 (4Вел) К 68 Рецензенты: д-р ист. наук, проф. Г.Е.Лебедева(СПбГУ), д-р ист. наук, ведущий научный сотрудник Н.В. Ревуненкова (ГМИР СПб) Печатаетсяпорешению...»

«С.П. Спиридонов МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ С.П. СПИРИДОНОВ МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ФГБОУ ВПО ТГТУ Научное издание СПИРИДОНОВ Сергей Павлович МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМНЫХ ИНДИКАТОРОВ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ Монография Редактор Е.С. Мо...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт озероведения ЛАДОГА Публикация осуществлена на средства гранта Всероссийской общественной организации Русское географическое общество Санкт-Петербург 2013 26 УДК 504 Под редакцией Академика РАН, проф. В.А.Румянцева д-ра физ.-мат. наук С.А.Кондратьева Рецензент д-р биол. наук, проф. В.Г.Драбкова Ладога Настоящая монография, обобщающая материалы многолетнего комплексного изучения Ладожского озера специалистами Института озероведения РАН и других научных...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ И.И.Веленто ПРОБЛЕМЫ МАКРОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Монография Гродно 2003 УДК 347.2/.3 ББК 67.623 В27 Рецензенты: канд. юрид. наук, доц. В.Н. Годунов; д-р юрид. наук, проф. М.Г. Пронина. Научный консультант д-р юрид. наук, проф. А.А.Головко. Рекомендовано Советом гуманитарного факультета ГрГУ им....»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ – ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ: ответы на новые вызовы Под научной редакцией Н.Л. Титовой МОСКВА – 2008 Файл загружен с http://www.ifap.ru УДК 37 ББК 74.04(2) С83 Авторский коллектив: Андреева Н.В., к.э.н. – раздел 1.4 Балаева О.Н., к.э.н. – раздел 1.41 Бусыгин В.П., к.ф.-м.н. – Глава 4, Приложение 5 Муратова Ю.Р. – Глава 3, Приложение 4 Радаев В.В., д.э.н. – Предисловие, Глава 3, Приложение 4 Титова Н.Л., к.э.н. – Главы 1, 2, 5;...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение Российский научно-исследовательский институт проблем мелиорации (ФГНУ РосНИИПМ) ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ РОССИИ Под общей редакцией академика РАСХН, доктора технических наук, профессора В.Н. Щедрина Новочеркасск 2009 УДК 333.93:630:631.6 ГРНТИ 70.94 Рецензенты: член-корреспондент РАСХН, д-р техн. наук, проф. В.И. Ольгаренко...»

«Российская Академия Наук Институт философии М.М. Новосёлов БЕСЕДЫ О ЛОГИКЕ Москва 2006 УДК 160.1 ББК 87.5 Н 76 В авторской редакции Рецензенты доктор филос. наук А.М. Анисов доктор филос. наук В.А. Бажанов Н 76 Новосёлов М.М. Беседы о логике. — М., 2006. — 158 с. Указанная монография, не углубляясь в технические детали современной логики, освещает некоторые её проблемы с их идейной стороны. При этом речь идёт как о понятиях, участвующих в формировании логической теории в целом (исторический...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕ ЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОБЛЕМ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА Н.И. ИВАНОВА СОВРЕМЕННОЕ КОММУНИКАТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО РУССКОГО ЯЗЫКА В РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ) СОцИОПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Ответственный редактор доктор филологических наук П.А. Слепцов НОВОСИБИРСК НАУКА 20  УДК 81.27 +. ББК 81.2Рус + 2Рос.Яку И Рецензенты доктор филологических наук А.А. Бурыкин кандидат...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет Т. В. Леонтьева ЛЕКСИКА СОЦИАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ В РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРАХ Монография Научный редактор доктор филологических наук Е. Л. Березович Екатеринбург РГППУ 2013 УДК 808.2-087 ББК Ш141.12-025.7 Л 47 Леонтьева, Т. В. Л 47 Лексика социальной регуляции в русских народных говорах: монография / Т. В. Леонтьева; науч. ред. Е. Л. Березович. Екатеринбург: Изд-во...»

«А.А. Хадарцев, С.Н. Гонтарев, Л.Г. Агасаров ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том IV ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том IV Под редакцией А.А. Хадарцева, С.Н. Гонтарева, Л.Г. Агасарова Тула – Белгород, 2011 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. А.А. Хадарцева, С.Н. Гонтарева, Л.Г. Агасарова. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2011.– Т. IV.– 204 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.;...»

«И.А. Курьяков, С.Е. Метелев, Л.М. Шайтанова _ ФЕРМЕРСТВО ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО РЕГИОНА: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Монография Омский институт (филиал) РГТЭУ Омск 2009 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ОМСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) И.А. Курьяков, С.Е. Метелев, Л.М. Шайтанова Фермерство Западно-Сибирского региона: состояние и перспективы развития Монография Омск - УДК...»

«Министерство образования и науки Республики Казахстан Казахский национальный аграрный университет Ш.А. Ибжарова СУЩНОСТЬ И ЭВОЛЮЦИЯ ИДЕИ УНИВЕРСИТЕТА: ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Алматы 2010 азастан республикасыны білім жне ылым министрлігі аза лтты аграрлы университеті Ш.А. Ібжарова УНИВЕРСИТЕТ ИДЕЯСЫНЫ МНІ ЖНЕ ЭВОЛЮЦИЯСЫ: ФИЛОСОФИЯЛЫ-МДЕНИЕТТАНУ ЫРЫ Алматы 2010 2 Ministry of education and science of the Kazakh Republic Kazakh national agrarian university THE ESSENCE AND EVOLUTION OF...»








 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.