WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

«ГЕНЕЗИС УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X – XXI ВВ. МОНОГРАФИЯ ВЛАДИМИР 2008 УДК 343.13 ББК 67.408(2Рос)-1 З-98 Зюков, А.М. З-98 Генезис уголовной этнополитики ...»

-- [ Страница 4 ] --

В других документах, например «Уставе благочиния или полицейском», утвержденном в С.-Петербурге 8 апреля 1782 г., в статье 58 отмечалось, что недозволено строительство храмов для моления иноверных лиц без дозволения губернского правления3. Этим же Уставом права господствующей Церкви защищались несколькими нормами, чего нельзя сказать, например, о защите прав мусульман.

В то же время еще в 1722 г. по указанию Петра I была опубликована книга, определяющая состояние магометанской религии4.

Статья 57 «Устава благочиния или полицейского» предписывала Управам благочиния охранять мир и тишину православных святых церквей; статья 237 предписывала, что лиц, учинивших хулу на Бога, пресвятую Богородицу, честный крест и святых угодников, отсылать к суду; статья 238 указывала, что лиц, учинивших препятствие божьей службе, необходимо брать под стражу и предавать суду; статья предусматривала наказание за отвращение внимания православных Наказ императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта нового Уложения / Под ред. Н.Д. Чечулина // Памятники русского законодательства 1649–1832 гг., издаваемые Императорской Академией наук. II. СПб., 1907. С. 1-39.

Русская философская мысль XVIII в.: Наказ императрицы Екатерины II, данный комиссии о сочинении проекта нового уложения. Библиотека русской классики.

Выпуск 5. Русская философская мысль XI-XVIII вв., Антология мировой правовой мысли, С. 327. (С. 3299).

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.5 «Законодательство периода расцвета абсолютизма». М.: Юрид. лит., 1987. С. 338.

«Состояние магометанской религии (печатается повелением его величества Петра Великого)». Типография царствующего Санкт-Петербурга, 1722 дек. 22.

от службы божьей (нарушитель высылался из церкви и с него взыскивалась пеня, а сам он помещался под стражу)1; в соответствии со статьей 240 наказывалось вхождение в церковь «с усилием» и совершение уголовного преступления; статья 241 предусматривала наказание молчанием, назначаемое без суда, за «учинение и возобновление споров, противных православию», а за отвращение православного от православной веры, уговоры перейти в иную веру, совершенное иноверным лицом, виновного брали под стражу и предавали суду, в соответствии со статьей 242; сам же православный, перешедший в иную веру, наказывался в соответствии со статьей 243.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) включало в себя раздел второй – «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений»2. Статья 182 предусматривала весьма суровые виды наказаний (лишение всех прав состояния и ссылка в каторжную работу в рудниках на срок от 12 до 15 лет и наказание плетьми) за «…публичное возложение хулы на славимого в единосущной троице Бога, или на пречистую владычицу Богородицу и присно деву Марию, или на честный крест Господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на бесплотные силы небесные, или на святых угодников божиих и их изображения…»; статья 184 предусматривала наказание за публичное порицание христианской веры или православной церкви, или ругани над священным писанием или святыми таинствами; в соответствии со статьей 185 подлежало Чистяков О.И. Указ. соч. Т.5, С. 373–374 (Примеч. авт.: обращает на себя внимание, что законодательство того периода (XVIII в.) сохраняло функцию воспитательную, поскольку отмечаемая норма (ст. 239 Устава благочиния, 1782 г.) предусматривала наказывать не всякого, а лиц, заводивших в церкви суетные разговоры о светских и иных делах, лиц, праздно ходивших по церкви, громко разговаривавших и кричащих, хохочущих, шумящих и отвлекающих от службы божией внимание православных, словом, деянием или движением. Иные нормы предусматривали наказание за открытие трактира, кабака или погреба в воскресенье и праздник до обедни (вид церковной службы) – статья 245, за начало общенародных забав и увеселений до окончания обедни – статья 246, загромождение улицы и препятствование церковному ходу – статьи 247, 248).

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. Т.6. Законодательство первой половины XIX в. М.: Юрид. лит., 1987. С. 211.

наказанию и недонесение свидетеля богохульства или «…поношения святых угодников, или дерзкого, с намерением поколебать в ком-либо веру, порицание христианского закона вообще, или в особенности церкви православной, или же ругательства над священным писанием и святыми таинствами…»; в соответствии со статьей 187 наказывалось и «богохуление» в печатных или письменных сочинениях; статья 188 предусматривала наказание за кощунство – язвительные насмешки, доказывающие явное неуважение к правилам или обрядам церкви православной, или вообще христианства; в соответствии со статьей 189 наказывалось изготовление икон и других предметов, относящихся к вере и богослужению, в соблазнительном виде.

Глава вторая этого же раздела Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) предусматривала наказания за отступления от веры и постановлений церкви. Были предусмотрены наказания:

за отвлечение, через подговоры, обольщения или иными средствами, кого-либо от христианской веры православного или другого исповедания в веру магометанскую, еврейскую или иную нехристианскую – статья 190;

за отступление от веры христианской православного или иного лица в веру нехристианскую – статья 191;

за воспитание детей не в христианской вере лицами магометанской веры или евреями, вступившими в брак с лицами евангелическо-лютеранского или реформаторского исповедания, а также за обольщения и угрозы, повлекшие обращение детей не в христианскую веру, – статья 192;

за содержание у себя дома евреями христиан для постоянных домашних услуг, кроме случаев, дозволенных законом, – статья 193;

за содержание евреями в одних с собой домах в услужении лиц женского пола христианской веры – статья 194;

за проповеди или сочинения, совращающие православных в иное, хотя христианское, вероисповедание, или же еретическую секту, или раскольнический толк, – статья 197;

за воспитание родителями православных детей по обрядам другого христианского исповедания – статья 198;

за препятствие добровольному присоединению к православной церкви – статья 199;

за допуск священнослужителями других христианских вероисповеданий православных к исповеди, причащению, елеосвящению или крещению детей – статья 200;

за преподавание лицами духовенства иностранных христианских исповеданий катехизиса малолетним лицам православного исповедания – статья 201;

наказывались также лица римско-католического и монашествующего духовенства, духовные лица иностранных христианских исповеданий за принятие православных лиц – статья 202, 203. Здесь следует заметить, что нормой 204 предусматривалась ответственность за неприличные споры, распри или брань о различии вероисповеданий.

Отделение второе главы второй Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) предусматривало наказания за ереси и раскол:

за распространение существующих уже между отпавшими от церкви православной ересей и расколов и за заведение каких-либо новых повреждающих веру сект – статья 206;

за следование сектам, именуемым духоборцами, иконоборцами, малаканами, иудействующими, скопцами, – статья 2071;

за допущение малолетних христиан для производства духовных обрядов по «жидовской вере, или иной какой-либо ереси, наказывались родители за совращение малолетних в раскол» – статья 209;

за издание старопечатных книг не в московской синодальной или единоверческой типографии, приобретение книг раскольнических для использования их в божественной службе – статья 214;

за заведение раскольнических скитов – статья 215;

за возврат высланного из мест обнаружения «жидовской ереси»

еврея – статья 216;

Примеч. авт.: самыми вредными признавались малаканы, которые признавались распространителями раскола.

за дачу пристанища высланному еврею – статья 217;

отдельные наказания предусматривались за нарушения благочиния во время священнослужения в церквях и вне церквей – отделение второе и третье главы третьей «Об оскорблении святыни и нарушении церковного благочиния».

Положение различных религий в Российской империи регулировалось не только Уложением о наказаниях. Статья 45 Основных законов провозглашала право каждого исповедовать веру «праотцев своих»1. Эта норма конкретизировалась в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений, где преступлениями против веры посвящен весь первый раздел (более 100 статей). В его статье 46, в частности, говорилось, что раскольники не преследуются за их мнение о вере. Устав духовных дел иностранных исповеданий регламентировал деятельность неправославных церквей.

Исследователи российского законодательства периода X–XX вв.

отмечают, что объективно прогрессивный характер объединения народов России находился в определенном противоречии с его формами. Присоединение различных областей к России означало не только объединение различных народов с русским народом, но и подчинение этих народов царизму. Царизм же, угнетавший прежде всего русский народ, осуществлял не только социальный, но и национальный гнет по отношению к другим нациям, народностям и национальным меньшинствам2. Правоспособность подданного Российской империи зависела не только от сословной, но и от национальной, вернее национально-религиозной, принадлежности.

Например, Положение от 3 июня 1907 г. «О выборах в Государственную думу» лишило избирательных прав народы Сибири и Средней Азии, значительно урезало представительство в Думе от Кавказа и Польши. И до этого не имели избирательных прав бродячие «инородцы». Нерусские народы ограничивались в свободе передвижения и поселения (например, известная черта оседлости для евреев), Свод законов Российской империи, Т.1, ч.1.

Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. М.: Юрид.

лит., 1987. Т. 9 «Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций»

С. 9.

и в выборе занятия и профессии (ограничения в приеме на работу нерусских и не знающих русского языка), и в приобретении имущества и заключении сделок (например, льготы и преимущества для русских помещиков и купцов при покупке имений в западных губерниях и запрещение приобретать землю католикам).

Уголовное уложение, принятое 22 марта 1903 г., включало главу вторую «О нарушении ограждающих веру постановлений». В эту главу были включены нормы, предусматривающие уголовную ответственность за следующие деяния:

хулу в отношении единосущной троицы Бога, на Пречистую Владычицу нашу Богородицу и присно деву Марию, на бесплотные силы небесные или святых угодников божиих – статья 73;

поношение установленных церковных обрядов, насмешку над священными предметами – статья 74;

непристойный крик, шум или бесчинства, препятствующие отправлению общественного христианского богослужения или учинение того же в церкви, часовне или христианском молитвенном доме – статья 75;

поношение признанного в России нехристианского вероисповедания или поношения предмета религиозного чествования этого вероисповедания – статья 76;

непристойные крики, шум или бесчинства, вследствие чего прервалось общественное религиозное служение признанного в России нехристианского вероисповедания – статья 77;

наказывалось лицо нехристианского вероисповедания, препятствующее христианину, находящемуся в услужении, в исполнении религиозных обязанностей – статья 81;

совращение христианина в нехристианскую веру – статья 82;

совращение православного в иное христианское вероисповедание – статья 83;

совращение православного в существующие или во вновь проповедуемые расколоучение или секту – статья 84;

совращение инородца русского подданства нехристианского вероисповедания в другую нехристианскую веру, совершенное магометанином, евреем или язычником, – статья 86;

учинение религиозных обрядов нехристианского вероисповедания, крещение или приведение к иным таинствам другого христианского вероисповедания, совершенное родителями и опекунами в отношении 14-цлетних лиц христианского вероисповедания, – статья 88, 89;

совершение обряда, знаменующего принятие в инославную христианскую веру, допущение к исповеди православного, преподавание катехизиса своего вероисповедания, совершение брака иноверца с лицом заведомо православного вероисповедания прежде совершения брака православным священником, духовным лицом инославного христианского вероисповедания – статья 93;

оскорбление православного священнослужителя, совершенное лицом христианского вероисповедания или лицом инославного христианского вероисповедании, раскольником или сектантом, в целях оказать неуважение к вере и церкви православной – статья 98.

Поскольку законы Российской империи признавали истинной только христианскую веру, то и охраняли от «оскорблений» только христианского бога и его окружение. Поношение Аллаха мусульманами, Иеговы евреями, а также любых других богов, кем бы оно не высказывалось, квалифицировалось как нарушение общественного порядка и наказывалось лишь административным арестом. По разъяснениям уголовно-кассационного департамента Сената, под святыми угодниками в статье 182 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных должны подразумеваться только святые православной церкви. Это объяснялось тем, что некоторые святые римско-католической церкви были гонителями православия в Литве, Польше и других странах. Такое ограничительное толкование распространялось и на святой крест1.

Обладая сложной структурой, уголовное право не является замкнутой самодостаточной системой, а функционирует в опредеРешения уголовно-кассационного департамента Сената. СПб., 1870, №68 // Чистяков О.И. Российское законодательство X–XX веков. В 9-ти т. М.: Юрид.

лит., 1987.

ленной социокультурной среде, оказывающей влияние на все параметры регулирования уголовным правом своей сферы отношений. При этом в качестве управляющей системы более высокого уровня выступает ценностно-нормативная культура конкретной этносоциальной общности или, другими словами, этноправовая культура1.

Культура (от лат. сultura – образование, воспитание, возделывание) – система духовных форм обеспечения жизнедеятельности людей2. Культура каждой человеческой общности (этнической, социальной, конфессиональной) отличается своими специфическими признаками.

В.В. Кулыгин указывает, что обычаи и традиции, являясь элементами духовной культуры общества, вплетающимися в живую ткань этносоциальных процессов, в настоящее время образуют скорее совокупность фоновых явлений, ускоряющих либо замедляющих реализацию уголовно-правовых норм, нежели выступают в качестве непосредственно действующих источников уголовного права3.

В процессе этногенеза и культурно-исторического развития представления о добре и зле, хорошем и плохом, справедливом и несправедливом, правде и неправде исторически являются первичными психическими структурами – архетипами и наполняются специфическим содержанием, образуя стандарты и стереотипы уголовно-правового поведения, принятого в данной этнокультурной среде4.

Таким образом, основываясь на нашем анализе российского законодательства, регламентирующего ответственность за преступления в отношении «иноверцев», можно сделать вывод, что фактически такая уголовная этнополитика приводила к религиозной и этнической дискриминации. Так, политическое кредо российского Кулыгин В.В. Этнокультура уголовного права: Дис... д-ра юрид. наук. Хабаровск, 2003. С. 12.

Этнопсихологический словарь. / Под ред. В.Г. Крысько. М.: Московский психолого-социальный институт, 1999. С. 112.

В.В. Кулыгин. Указ. соч. С. 226.

абсолютизма – самодержавие, православие, народность – на практике означало полное бесправие народа под властью не только самодержавия, но и православной церкви. Государственной и в полном смысле слова господствующей религией в России было православие. Вторую ступень иерархической лестницы занимали иные христианские вероучения: католицизм, протестантизм и армяно-грегорианское учение. На третьей ступени находились нехристианские религии: мусульманство, иудейство, буддизм; на последней ступени располагались раскольники и сектанты русской православной церкви. Сектантство других религий законодательством практически игнорировалось. Устав духовных дел иностранных исповеданий запрещал только изуверские секты и мюридизм.

Полагаем в этой связи, что выводы В.В. Кулыгина об образовании стандартов и стереотипов, принятых в данной этнокультурной среде через уголовно-правовое поведение ошибочные. Иначе можно сделать вывод о негативных качествах целого народа или нации, тогда как к формированию уголовного законодательства простой народ отношения не имеет. Точно так же представляется ошибочным наличие уголовно-правовой ментальности целого народа, формирующего уголовно-правовую практику и законотворчество.

Поэтому и сам термин «этнокультура уголовного права», вынесенный в заглавие исследования данного автора, представляется нам не вполне корректным.

По мнению В.В. Кулыгина, в области уголовно-противоправного поведения такие свойства национального русского характера как загадочность, противоречивость, часто не поддающегося логическому анализу, имеющего огромную амплитуду колебаний между добром и злом, проявляется двояким образом. Во-первых, в большом числе ситуативных преступлений, совершаемых, как правило, на так называемой бытовой почве. Во-вторых, в игнорировании официальных запретов, не тождественных с глубинным образом собственного жизнепонимания. Достаточно вспомнить безуспешность уголовно-правовой борьбы с самогоноварением и «несунами». В.В. Кулыгин, со ссылкой на исследования В. Чалидзе, указывает, что весь арсенал средств государственного воздействия оказался бессилен перед русской традицией пренебрежения правом обезличенной собственности, которая (традиция) являет собой «сложное переплетение реликтовых норм обычного права с поверьями и мечтами»1. Данное утверждение В.В. Кулыгина, со ссылкой на исследования других авторов, представляется нам спорным, поскольку содержит утверждение о негативной характеристике целого народа, тогда как следует говорить лишь об отдельных представителях этнической группы с девиантной формой поведения.

Практика советского периода применительно к церковным культам тоже имела свои негативные стороны. Разрушение церквей, храмов, монастырей, убийство священников в первые годы советской власти сменились избирательными дискриминационными процессами в период «оттепели». Ю.П. Зуев отмечает, что в 1961 г.

Совет по делам религиозных культов и Совет по делам Русской православной церкви (РПЦ) при Совмине СССР в утвержденной ими «Инструкции по применению законодательства о культах»

прибег к конфессиональной конкретике, отказав в регистрации религиозным обществам и группам верующих, «принадлежность к сектам, вероучение и характер деятельности которых носит антигосударственный и изуверский характер: иеговисты, пятидесятники, истинно православные христиане, истинно-православная церковь, адвентисты-реформисты, мурашковцы и т.п.»2.

Сегодня ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания предусмотрена в статье 148 УК РФ3. Конституция РФ в статье 28 провозглашает свободу совести и свободу вероисповедания. Воспрепятствование Чалидзе В. Уголовная Россия. С. 19. Цит. по: Кулыгин В.В. Этнокультура уголовного права: Дис... д-ра юрид. наук. Хабаровск, 2003. С. 237.

Законодательство о церковных культах. М., 1969. С.183. // Зуев Ю.П. «Эволюция конфессиональных определений в России». «Религия и право». №3 (42), 2007. С.

47–49.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. предусматривал ответственность за воспрепятствование совершению религиозных обрядов (ст. 143). В 1993 г. в редакцию этой статьи внесли изменения и ее озаглавили «Нарушение свободы совести и вероисповедания». Одновременно из УК была исключена ст. 142 «Нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви».

осуществлению этого права влечет административную или уголовную ответственность.

Право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой гарантировано не только административным и уголовным законодательством, но и Федеральным законом «О свободе совести и религиозных объединениях» от 3 сентября 1997 г.1, направленным на расширение религиозной свободы. Посягательства на свободу вероисповедания ограничивают личные свободы граждан, в частности религиозную свободу, препятствуя свободному выражению религиозных убеждений, что является личным делом каждого человека.

Кроме уголовного законодательства свобода мысли, совести и религии в современной России охраняется и нормами международного права. Так, согласно Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Согласно статье 10 «Свобода выражения мнения»:

1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свобоСЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465. (Прим. авт.: По мнению Кузнецовой Н.Ф., этот закон заменил действовавший ранее Закон РСФСР «О свободе вероисповедания»

1990 г. и устранил его недостатки в части упрощенной процедуры регистрации религиозных организаций, что вызывало появление многочисленных сект, не всегда действующих в соответствии с законом, а также деструктивных культов // Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть (под ред. Д–ра юрид. наук, проф.

Н.Ф.Кузнецовой, канн. юрид. наук, доц. И.М. Тяжковой) – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002 // Справочно-поисковая система «Гарант»).

Статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.).

ду получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. В соответствии со статьей 14 «Запрещение дискриминации»: пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

По нашему мнению, одной из задач современной науки в сфере изучения духовных аспектов общества может являться исследование механизма действия деструктивных религиозных объединений в системе государственно-конфессиональных отношений. Это имеет познавательное и практическое значение для дальнейшего совершенствования законодательного регулирования в рассматриваемой сфере и повышения его эффективности.

В научных работах о религиозных течениях, не признаваемых на уровне государства и представителями традиционных религий, имеет место отсутствие единства понимания феномена – «секта»

как деструктивной религиозной организации, деятельность которой вступает в противоречие с общественными отношениями.

Нередко под одинаковыми названиями рассматриваются разные по объему, смыслу, содержанию понятия. Таким образом, появляются и трудности по разработке механизмов управления в сфере государственно-конфессиональных отношений, особенно в отношении указанных нами организаций.

Сами причины появления деструктивных организаций или сект, на наш взгляд, кроются в причинах, порождающих религиозный фундаментализм (экстремизм), который является питательным источником терроризма, который в свою очередь берет начало не в конце XIX в., а значительно раньше. То же христианство было нетерпимо к другим религиям, даже течениям в своей религии, жестоко преследовало их. Фундаментализм есть просто результат потери нравственных ценностей и религиозной неопределенности. И в этом мы разделяем мнение Ю.М. Антоняна, выраженном на страницах монографии «Этнорелигиозный терроризм»1.

Исследователи отмечают, что государство и религиозные институты часто идут по наиболее легкому пути, стимулируя запретительные меры со стороны властных структур. Такой метод стратегически неэффективен с точки зрения сохранения и развития собственной духовно-культурной традиции. Невозможно утвердить и истинные ценности под давлением иных традиций. К тому же подобная практика противоречит международным правовым документам. В отношении религиозных объединений, не признаваемых прежде всего представителями традиционных конфессий, действует и политика дискриминации со стороны государственных органов.

Вместе с тем, как отмечает А.В. Пчелинцев, сегодня можно говорить о сложившейся в России системной дискриминации религиозных меньшинств, выражающейся, прежде всего, в лишении их права арендовать помещения и строить собственные культовые здания, диффамации в СМИ2. В Альтернативном докладе неправительственЭтнорелигиозный терроризм / Ю. М. Антонян, Г. И. Белокуров, А. К. Боковиков и др.; Под ред. Ю. М. Антоняна. – М • Аспект Пресс, 2006. С. 44–45.

Интервью с главным редактором журнала «Религия и право» адвокатом А.В.

Пчелинцевым: «Право должно быть выше политики и религии. Образ России на совещании ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве». // «Религия и право» №1, 2007. С. 3–4.

ных организаций Комитету ООН по ликвидации расовой дискриминации (CERD) отмечается, что государство (Россия) во многих случаях само поддерживает или допускает систематическую и массовую дискриминацию. Это часто принимает форму координированных репрессивных кампаний, направленных против определенных этнических или расовых групп. Федеральные и региональные власти и их представители принимают участие в этих кампаниях. В частности, по всей стране проводились кампании, направленные против чеченцев, а в Краснодарском крае – против проживающих там турок-месхетинцев. В докладе также упомянута официальная поддержка казачества, которое вовлечено в значительное число случаев насилия и преследования против меньшинств. Казачьи отряды (действующие независимо или при поддержке милиции) проводят проверку документов на улицах. Несмотря на экстремистские и националистические настроения многих лидеров казачества и рядовых членов, правительство предоставляет им всяческую поддержку и наделило казачество некоторыми официальными функциями и полномочиями1.

Следует заметить, что, опираясь на международные акты, Декларацию Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», постановления съездов народных депутатов РСФСР, а также законодательство РСФСР и СССР, закрепляющее равноправие советских народов и стремясь к восстановлению исторической справедливости, Верховный Совет РСФСР 26 апреля 1991 г. провозгласил отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов, и принял Закон об их реабилитации2.

Интересна статья 2 настоящего закона: «Статья 2. Репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество), в отношении которых по Альтернативный доклад НПО Комитету ООН по ликвидации расовой дискриминации (CERD). «Бюллетень Мемориал – EHRAC Международная система защиты прав человека». Выпуск 4 – Зима 2005. С. 13.

Закон РСФСР от 26 апреля 1991 г. №1107-I «О реабилитации репрессированных народов» (с изменениями от 1 июля 1993 г.) // СПС «Гарант».

признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселений».

В целях восстановления исторической справедливости в отношении казачества, его реабилитации как исторически сложившейся культурно-этнической общности людей, а также отвечая на обращение представителей движения за возрождение казачества и основываясь на Законе Российской Федерации от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов», 15 июня 1992 г. был принят Указ Президента РФ «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества»1, а также постановление «О реабилитации казачества»2. Было утверждено «Положение о привлечении членов казачьих обществ к государственной и иной службе»3. Ради истины необходимо заметить, что казачество никогда не являлось нацией, народностью или этнической группой, а также иной исторически сложившейся культурно-этнической общностью людей, как отмечено в указанных документах. Казачество – военное сословие в дореволюционной России в XVIII – начале XX в.; в XIV – XVII вв. вольные люди, работавшие по найму, лица, несшие военную службу в приграничных районах (городовые и сторожевые казаки); в XV – XVI вв. за границами России и Польско-Литовского государства (на Днепре, Дону, Волге, Урале, Тереке) возникают самоуправляющиеся общины так называемых вольных казаков (главным образом, из беглых крестьян), которые являлись главной движущей силой Указ Президента РФ от № 632 «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества» (с изменениями от 25 февраля 2003 г., 21 марта 2005 г.) // СПС «Гарант».

Постановление ВС РФ от 16 июля 1992 г. № 3321-I «О реабилитации казачества» // СПС «Гарант».

Указом Президента РФ от 16 апреля 1996 г. №563 было утверждено «Положение о привлечении членов казачьих обществ к государственной и иной службе» // СПС «Гарант».

народных восстаний на Украине XVI–XVII вв. и крестьянских войн XVII–XVIII вв. Царское правительство стремилось использовать казаков для охраны границ в войнах и в XVIII в. подчинило их, превратив в привилегированное военное сословие, опору самодержавия. К началу XX в. существовало 11 казачьих войск (Донское, Кубанское, Оренбургское, Забайкальское, Терское, Сибирское, Уральское, Астраханское, Семиреченское, Амурское, Уссурийское). В 1916 г. казачье население насчитывало свыше 4, млн. чел., проживавших на 63 млн. десятин земли. В 1920 г. казачество как сословие было упразднено, но в 1936 г. были созданы казачьи военные соединения.

По мнению авторов Доклада неправительственных организаций Комитету ООН по ликвидации расовой дискриминации (CERD), дискриминационные меры также направлены против этнических меньшинств – выходцев из Средней Азии и Кавказа, а также против цыган и связаны с систематической проверкой паспортного режима. Кроме того, в Краснодарском крае началось насильственное деление учеников школ по этническому признаку – дети этнических турок, армян, курдов и ассирийцев помещаются в классы отдельно от этнических русских. Крайние националистические организации выпускают и распространяют материалы расистского, антисемитского и антимусульманского содержания, а некоторые СМИ, прежде всего районные газеты, публикуют материалы, обвиняющие определенные этнические группы, прежде всего уроженцев Кавказа и цыган, в росте преступности и ухудшении экономических условий.

Ю. Рыжов указывает, что основные случаи дискриминации в сфере религиозных отношений начались с начала 1990-х годов, когда появились новые религиозные меньшинства, практически никак не «укорененные» в российской культуре, и связаны эти случаи с дискриминацией со стороны религиозного большинства1. Данным автором делается вывод, что политикам и околоцерковным кругам выгодно отнести многие социальные и общественные проблемы к Рыжов Ю. Религиозные меньшинства и права человека в современной России.

«Религия и право» №1, 2007. С. 11.

результатам деятельности «сект», для чего активно формируется отрицательный образ религиозных меньшинств. При этом «сектофобия» отчасти консолидирует общественное сознание: благодаря образу врага разные группы населения сплачиваются в некую общность, что весьма выгодно государству. Положение усугубляется стремлением Русской православной церкви к своего рода религиозной монополии, и, по мнению Ю. Рыжова, это стремление поддерживается на государственном уровне.

В то же время необходимо говорить не только о соблюдении прав религиозных меньшинств, но и об их деятельности, связанной с совершением преступлений и влиянии на современные религиозные отношения в обществе. Эти преступные действия подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 239 УК РФ («Организация объединения, посягающего на личность и права граждан») – создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство таким объединением. Например, представители «Свидетелей Иеговы» призывают адептов не платить налоги.

К. Душенов, главный редактор газеты «Русь православная», отмечает, что сегодня в России действует радикальная экстремистская секта «хасидов» под названием «Хабад Любавич» с центром в США и ежегодным бюджетом около 2 млрд долл. в год1. Международная При анализе использованы материалы документально-публицистического сериала «Русская Голгофа», представленного в виде двух фильмов: 1. «Россия с ножом в спине» и 2. «Еврейский фашизм и геноцид русского народа», изготовленных на студии «Поле Куликово». В предисловии к фильмам его создатели обращают внимание зрителей, что «Фильм создан из Любви к Господу Богу, а также в любви к великому народу – доброму и доверчивому, отзывчивому и милосердному, мужественному и терпеливому – ныне оболганному, обворованному и оккупированному жесткой и циничной бандой разномастной антирусской сволочи, заполонившей коридоры власти, СМИ, министерские кабинеты и кресла депутатов. Этот фильм о губительном еврейском засилье в современной России. Фильм о еврейском фашизме и целенаправленном геноциде русского народа, о дьявольском, сатанинском культе талмудического иудаизма, о его страшном, человеконенавистническом вероучении.

Фильм о героях национально-освободительной борьбы» (примеч. авт.).

секта «хасидов» даже среди соплеменников пользуется дурной славой. Но самую дурную славу секте «хасидов» принесли обвинения в совершении ритуальных убийств, которые постоянно сопровождают ее адептов на протяжении долгих веков. И первыми этот вопрос на территории России подняли евреи-франкисты во время публичного диспута в г. Львове в 1759 году. Отчет об этом диспуте позднее был опубликован бывшим раввином Пикульским, перешедшим в христианство и ставшим священником. В 1803 г. еще один бывший раввин, перешедший в христианство и известный под именем Неофит, опубликовал свои обличения этого сатанинского ритуала в книге, которая получила название «Книга Монаха Неофита (Христианская кровь в обрядах современной синагоги)». В 1844 г. известный русский ученый Владимир Даль, бывший чиновником Министерства внутренних дел, провел по поручению министра графа Перовского специальное служебное расследование, которое позднее было опубликовано под названием «Разыскание об убиении евреями христианских младенцев и об употреблении крови их». Всего В.И. Далем были исследованы 134 случая убийств, в результате чего он пришел к выводу: «Обвинение жидов в мученическом умерщвлении христианских младенцев невозможно считать призраком и суеверием». Вскоре этот вывод получил судебное подтверждение по так называемому «Саратовскому» делу, длившемуся с по 1862 г., по которому были осуждены 2 еврея, замучившие двух христианских детей в соответствии с сатанинским талмудическим ритуалом (два мальчика 10 и 11 лет были связаны, «обрезаны» и обескровлены). Однако В.И. Даль указал, что данный обряд присущ не всем евреям, а только евреям, входящим в секту хасидов, самую упорную и фанатическую.

На труды и исследования в этой области В.И. Даля указывает и историк М. Назаров, руководитель издательства «Русская идея», который считает, что наибольшую известность действия представителей секты хасидов получили в связи с «Делом Бейлиса», обвинявшегося в 1911 г. в убийстве Андрюши Ющинского, ученика Киевского духовного училища. Суд бесспорно доказал, что именно такое убийство, со всеми признаками ритуального, имело место.

Но Бейлис был оправдан судом присяжных всего лишь потому, что присяжные не смогли найти ответ на вопрос, виноват ли лично Бейлис в этом убийстве1. Кроме того, М. Назаров отмечает, что в 2005 г.

накануне еврейской пасхи, как и в случае с А. Ющинским, пропали 5 мальчиков в Красноярске, позднее обнаруженные сожженными.

Ритуальные убийства могут казаться каким-то средневековым мракобесием тем, кто не изучал эту тему. А по ним имеется множество научных исследований.

По мнению сотрудника Епархиального отделения по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами Епархиального управления по Владимирской области А.Б.

Кошеля, от 800 тысяч до 3 миллионов россиян вовлечены в секты.

Например, в середине девяностых годов, по данным отдела юстиции областной администрации, на территории Владимирской области ежегодно образовывалась новая секта. Среди них были и диковинные, например, языческие или с говорящим названием «Вторжение». Последняя, например, пыталась сорвать службу и детский утренник при одном из храмов г. Коврова в праздник Рождества.

Лишали подобные организации регистрации (в том числе за то, что учредителями оказались подставные лица) – они прекрасно существовали без нее, даже перестав быть юридическими лицами2. Обозначенное число жертв не является предельным. Так, например, Т.Б.

Дмитриева, директор Института общей и специальной психиатрии им. В.П. Сербского, указала, что организаторы финансовых пирамид используют тот фактор, что 10–12% населения России «гипнозовнушаемы», «доверчивы» и легко попадают под влияние различных категорий мошенников3. А чем жертвы мошенников по своим психологическим качествам отличаются от адептов сект?

Одним из наиболее продуктивных путей противодействия влиянию сект на современные общественные отношения, на наш взгляд, Дело Бейлиса. Стенографический отчет. Судебное следствие. Киев. 1913 г.

Из выступления А.Б. Кошеля на конференции, посвященной 15-летию «Российской криминологической ассоциации» // г. Суздаль 28 – 30 августа 2006 г.

См.: Уголовное дело № 784 по обвинению Деева, Уманской и др. лиц (в 2006 г. передано на рассмотрение Московского областного суда, по окончании расследования СК при МВД России).

является взаимодействие государства с традиционными религиозными организациями в различных сферах (прежде всего в образовании и воспитании).

Существующий религиозный экстремизм и миссионерство порождают асоциальные настроения в обществе, разрушают национальное самосознание. В связи с этим целесообразно создание Государственной комиссии (а почему этим вопросом не заняться Общественной палате, тем более ее вклад в консолидацию общества пока совсем незначителен? – Прим. авт.) по изучению деятельности деструктивных религиозных объединений, главной задачей которой станет разработка правовых и иных мероприятий по противодействию религиозному экстремизму для создания государственной системы защиты и обеспечения духовной безопасности России.

Остро стоит и вопрос с проведением религиоведческой экспертизы в отношении миссионерских организаций, основной целью которых является распространение каких-либо религиозных убеждений и соблюдение нетрадиционных религиозных культов. Об актуальности такой экспертизы в частности шла речь на научном семинаре «Использование механизмов Европейской конвенции для противодействия религиозной и этнической дискриминации», проводившемся в г. Суздале 13–16 сентября 2007 г. «Славянским правовым центром»

и «Европейским центром защиты прав человека». На состоявшемся семинаре были обозначены существующие проблемы:

– отсутствие закона о противодействии незаконной миссионерской деятельности;

– отсутствие государственного органа по делам религий, который выполнял бы мониторинг, выполнял аналитические функции;

– отсутствие закона о религиоведческой экспертизе;

– некомпетентность экспертов, привлекаемых в уголовное судопроизводство;

– общий низкий уровень религиозной и правовой культуры;

– признание факта существования религиозных организаций, деятельность которых построена на основании причинения вреда здоровью (гипноз, «промывка мозгов», «зомбирование»).

Следует отметить, что в настоящее время имеются предпосылки для проведения судебной религиоведческой экспертизы в экспертных учреждениях Минюста России – в соответствии с федеральными законами «О свободе совести и о религиозных объединениях»

(1997 г.) и «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (2001 г.). Однако этот вопрос до настоящего времени окончательно не решен.

Вывод: проведенное нами исследование позволяет отметить, что, несмотря на выявленные недостатки и просчеты в государственной религиозной и этнической политике современной России, мы не можем отметить существование религиозной и этнической дискриминации на государственном уровне в XXI в., чего нельзя сказать в отношении периода X–XX вв.

2.3. ИСТОЧНИКИ ПРАВА И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ

ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

НА КАВКАЗЕ В XIX ВЕКЕ

Первую попытку присоединиться к России сделала часть кавказских князей еще в 1557 году, потом – в 1774-м1. Что касается судебной системы, то только после реформы 1864 года помимо разношерстных местных судов стали действовать общероссийские суды. В 1816 году генерал Ермолов учредил в Осетии, хотя и безуспешно, ряд волостных правлений и судов. При Владикавказском комендантском управлении был учрежден народный суд, в котором заседали представители от народных обществ2. Здесь разбирались более важные дела, а мелкие разбирали в аулах старики под присмотром помощников приставов. Народный суд при разбирательстве дел руководствовался частью общими государственными законами, насколько их можно было применить, учитывая менталитет, частью же местными обычаями.

В конце 50-х годов ХIХ в. начальником Военно-Осетинского округа был назначен полковник Мусса Кундухов, происходивший из привилегированного сословия тагаурских алдар и получивший высшее военное образование в Петербурге. Этот администратор был прекрасно знаком с обычаями и условиями жизни осетин, а поэтому и принятые им меры к прекращению правовой неурядицы среди них дали блестящие результаты. Он обратился к народу с воззванием отменить вредные обычаи, существовавшие до тех пор. В результате был постановлен общественный приговор, которым были уничтожены изложенные выше 16 пунктов «уголовного кодекса», подвергавших виновных смертной казни (кровной мести), и которым был учрежден осетинский народный суд, права и обязанности которого ясно выражены в упомянутом воззвании Муссы Кундухова: «...Во избежание этого зла отныне всякие убийства, как умышленное, так и неумышленное, вы, при всеобщем народном сборе, ПСЗ Т. 22 №№ 16193, 16194, 05.05.1785; № 16195. 09.05.1785.

Баев М. Тагаурское общество и экспедиция генерал-майора князя Абхазова в 1830 году; «Терские ведомости» 1869 № 10 С. 210.

нашли необходимым и полезным без междоусобной мести подвергать законному расследованию и, если окажется, что убийство совершено с явным намерением, то виновный будет наказываться по определению русских законов, равных для сильного и слабого, неумышленное же убийство предоставится разбирательству народного суда, а кровомщение в том и другом случае строжайше воспрещается, подвергая наказанию как убийцу, так и принимавших в этом участие...».

Этот народный суд действовал недолго, т.к. со времени введения на Северном Кавказе судебной реформы по уставам 1864 года он был упразднен.

В судах существовала форма судебной присяги «хатун-талах», которая была коренным обычаем. Еще одним обычаем, пришедшим с аравийского полуострова на Кавказ, и поддержанным позже шариатом, был «казама»1. Он заключался в том, что «каждый раз, когда убийца неизвестен, родственникам в числе 50 человек предоставляется указать на любое лицо как на виновника убийства. Лицо, на которое падает подозрение родственников жертвы, может освободить себя от ответственности не иначе, как поставив 50 очистников или свидетелей из людей, близких ему по крови»2. Некоторые нормы относились исключительно к адату, некоторые – исключительно к шариату. Показания вызывающего сомнения свидетеля подкреплялись присягой одного или нескольких из ближайших его родственников по выбору противника3. Иногда свидетельские показания принимались во внимание только в том случае, если они являлись односельчанами того лица, поведение которого они подтверждают. На самом деле такие особенности статуса свидетеля во многом были обусловлены все той же кровной местью. Такой вывод делает М. Ковалевский в одном из своих исследований по адатам на Кавказе. Если проанализировать положение о кровной мести древнейшего из действовавших сводов законов, постановления кайтагскаго уцмия Рустема, то мы увидим, что в нем еще нет в принципе такого вида доказательств как свидеПрим. авт.: название пришло из арабского языка.

М. Ковалевский, «Закон и обычай на Кавказе» т. II, М., Изд. «Типография А.И.

Мамонтова и Ко», 1890г. С. 128.

М. Ковалевский, Указ. соч. С. 130.

тельские показания. Вот что говорили вышеуказанные постановления: «…По чьим доносам убит будет канлы, то есть лицо, пролившее кровь, того, значится в этих постановлениях, считать кровным врагом. Если родственники убитого канлы убьют подобнаго доносчика, то кровь его считать безвозмездной…»1.

В праве Кавказа обычаи находили отражение в различных отраслях права, например, в уголовном. Под преступлением понималось «…частное дело, касающееся лишь интересов потерпевшего или его родных, могущее окончиться примирением, наложением пени или вызывающее месть обиженных…»2. Для разных областей Кавказа были свойственны различные проявления обычаев. Самым известным обычаем является кровная месть. Этот обычай оказался наиболее живучим: начав формироваться несколько тысячелетий назад, в ряде областей кровная месть существует по сей день.

Обычаи назывались адат3, причем, несмотря на арабское происхождение этого термина, так называли обычаи даже в христианской Грузии. В некоторых регионах в XIX в. суд мог вершиться только по адату, например, в Осетии.

В Осетии поводом для кровной мести могли стать не только пролитие крови или оскорбление женщины, но и следующее своеобразное преступление: «Если кто снимет с очага цепь, на которой висит фамильный котел, и выбросит ее за дверь»4. Эта цепь олицетворяла кровнородственную связь, столь ценимую на Кавказе. У осетин оскорбление, когда человека называли «лжеприсяжник», – очень часто являлось причиной для начала кровной мести. Кроме того, поводом к кровной мести могли послужить следующие деяния:

М. Ковалевский, Указ. соч. С. 131.

Энциклопедический словарь «Россия» под ред. Арсеньева К.К. и Петрушевского Ф.Ф., Изд. Ф.А. Бронкгауз (Лейпциг), И.А. Ефрон (С.-Петербург), СПб 1898г. С. 547.

Прим. авт.: Адат (от арабского «ада», мн. «адат» – обычай привычка) – обычное право у мусульманских народов, в противоположность шариату, то есть религиозному закону, основанному на богословско-юридическом толковании Корана и сунны.

Адат представляет собой совокупность обычаев и народной юридической практики в самых разнообразных сферах имущественных, семейных и т.п. отношений.

М. Ковалевский «Современный обычай и древний закон» (Обычное право у осетин в историко-сравнительном освещении). М. Изд. Типография В. Гатцук. Никитский б-р, собств. Д., 1886г. С. 32.

«1. Когда из стада овец, крупного рогатого скота или табуна лошадей во время прохождения по горным склонам, одно из животных спустит камень и этим причинит проходящему ушиб или смерть.

2. За нечаянное или неосторожное убийство или поранение из ружья, причем кровомщение распространялось как на самого случайного убийцу, так равно и на хозяина ружья.

3. За причинение лошадью, собакой или другим домашним животным смерти, увечья или поранения человеку.

4. Если же смерть человека или поранение последовали во время скачки, то кровная месть распространялась как на самого виновного, так и на хозяина лошади, которая причинила увечье.

5. За убийство вора на месте преступления.

6. За умышленное или нечаянное убийство или поранение во время игры или ссоры малолетних детей.

7. При ссоре 2 человек, если кто из них схватит у кого-либо из присутствующих ружье и им убьет или поранит своего противника, то хозяин ружья также подвергается мщению наравне с убийцей.

8. За нечаянное или неосторожное убийство или поранение во время стрельбы в деле с неприятелем или на охоте.

9. За убийство женщиной или девушкой, которые подверглись гнусному насилию одного из злодеев, причем кровная месть распространяется на родственников женщины;

10. Если девушка, засватанная в малолетнем возрасте, хотя бы и в колыбели, откажется впоследствии выйти замуж за просватанного человека, и т.д»1.

У карачаевцев поводом к началу кровной мести было шпионство.

По-разному относились и к тому кругу лиц, к которому можно было применять кровомщение: «Тогда как в магалах Ганк, Ганш и Мюра, расположенных в Верхнем Кайтаге, число родственников, подлежащих наравне с убийцей кровомщению обиженного рода, достигает цифры семи человек, в Каракайтаге число их не превышает четырех, в Северной Табасарани – трех, в Магале Гамримском и селении Мансуров Н.С. Обычный суд у осетин. «Каспий» 1894г. № 38 С. 130. (Прим. авт.:

эти случаи были кодифицированы в конце 1860-х гг.).

Башлы – одного, а в самурском округе родовому возмездию подвергается исключительно один виновник преступления»1. В урахлинском обществе преследованию со стороны родственников убитого могли подвергаться и женщины2. В цахурмском обществе, в аулах андийского округа и в части селений унцукульского общества убиты могли быть все, кто проживал с убийцей в одном доме, или весь его род3.

При исполнения приговора действовал принцип коллективной ответственности рода за действия отдельных его членов. Определяя меру наказания виновнику, одновременно выносили решение, обеспечивавшее гарантию его выполнения. Такой гарантией было назначение обеими сторонами в перекрестном порядке поручителей, который обязан был поручиться за своих родственников в деле безусловного выполнения решения суда. Поручитель в присутствии свидетелей обязывался принудить сторону к исполнению решения суда. Поручитель свои обязанности отправлял за вознаграждение со стороны обвиненного. Если поручитель не выполнял взятой на себя обязанности, то ему грозило бесчестие. С ним просто переставали общаться.

В ряде областей обычаи действовали постольку в данном вопросе отсутствуют предписания Корана и сунны. Если какие-либо обычаи противоречат какому-либо другому положению ислама, исламское право их не признает. Однако, например, в Чечне приоритет отдавался обычаям. Там и сам ислам был воспринят через призму обычаев. Приоритет отдавался адату и в ряде других областей:

в Дагестане был возможен насильственный захват, производимый потерпевшим из имущества обидчика, и так называемый шикиль, что противоречило шариату. Причем шикиль мог быть обращен на имущество любого члена этого рода. Этот вид ответственности был закреплен в кодексе Рустема, акте, который объединял многие нормы обычного права, действовавшие на территории Дагестана. Причем это объединение не было искусственным, как сборники адатов, которые неоднократно составлялись царской администрацией, М. Ковалевский, «Закон и обычай на Кавказе» т. II, М., Изд. «Типография А.И.

Мамонтова и Ко», 1890г. С. 222-223.

например, в 1825 году. Кодекс реально действовал, регламентируя исполнение того или иного наказания. Там регламентировалось, к кому не мог быть применен шикиль: к кади, к гоушу (судебный пристав), старику и ученику (при мечетях). Шикиль не мог быть произведен в безлюдной местности, так как непременным его условием была публичность захвата. Наказанием за нарушение этого правила был штраф в пользу того, кто мог потерять свое имущество, в 10 раз больший, чем стоимость отбираемого имущества. За препятствование шикилю внутри населенного пункта на чинившего препятствия налагался штраф в виде определенного количества ткани. На табун или стадо не могло быть обращено взыскание. Это ограничение было обусловлено, так как в это стадо или в этот табун входили лошади или бараны разных родов. Адат не был неизменен.

Так, в Чечне периодически собирался Совет страны, авторитетнейшие правоведы, которые решали, есть ли необходимость изменить тот или иной обычай с учетом сложившейся ситуации. Новые адаты применялись на территории всей Чечни. В каждом населенном пункте были толкователи адатов, к ним могли обратиться те, у которых возникали вопросы в применении адатов.

В Дагестане в области уголовного права и процесса активно применялся шариат. Хотя часть историков относит ряд процедур к обычаям, на самом деле их происхождение – шариат. В качестве примера можно привести тот факт, что учение Шафаи требует в случае убийств или прелюбодеяния четырех свидетелей со стороны обвинения, в остальных уголовных делах достаточно двоих. Эти же цифры восприняли дагестанские адаты.

На наш взгляд, сохранение за народами Кавказа права обращения к адатам было вызвано форсированным поглощением одной цивилизационной системой другой, что часто приобретало конфронтационный характер, своего рода столкновения локальных цивилизаций в контексте глобального процесса модернизации, начавшегося в России с рубежа XVII–XVIII вв. На это, в частности, указывает то, что реальное утверждение на Северном Кавказе российской администрации и нормативно-правовой системы происходит в ходе и после окончания Кавказской войны1. По мнению Новикова Д.В., в правовом отношении, по мере распространения на Кавказский регион действия законодательства Российской империи, уже после окончания Кавказской войны, и возникает этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе2.

Как отмечает Турченюк С.Н., этнонациональная правовая политика государства – это одно из направлений его правовой политики, заключающееся при осуществлении государственно-правового регулирования в специальном учете особенностей населения, проживающего на отдельных территориях государства, обусловленных его этническим и полиэтническим составом3.

С самого начала присоединения Кавказа к России центральные власти рассматривали эту территорию только как часть империи.

Да, изначально были сохранены элементы старой административной системы в виде местных князей и даже частично старое законодательство в виде Законов Вахтанга. Но сразу после окончания Кавказской войны эти национальные особенности были упразднены: Кавказ был разделен на те же территориальные единицы, что и остальная территория России, были введены общероссийские законы. Тем не менее помимо общероссийского права, действующего на Кавказе, всегда существуют нормы религиозного права и обычаи.

Бескомпромиссные попытки искоренить этот дуализм права Кавказа никогда ни к чему хорошему не приводили. Результатом были войны и восстания.

Мы не могли обойти вниманием анализ уголовного законодательства РСФСР, направленного на борьбу с пережитками местных обычаев, ведь период действия УК РСФСР 1960 г., карающего следование религиозному праву и обычаям кавказских народов, не приМалахова Г.Н. Становление и развитие Российского государственного управления на Северном Кавказе в конце XVIII – XIX в. Ростов-н/Д, 2001.

См.: Новиков Д.В. Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия: (Политико-правовой аспект): Дис.... канд. юрид. наук: (23.00.02).

Ростов-на-Дону, 2002. С.10.

Турченюк С.Н. Этнонациональная правовая политика России в XIX – XX веках: [Электронный ресурс]: Историко-правовой аспект: Дис.... канд. юрид. наук:

12.00.01. СПб.: РГБ, 2006. С. 8.

водил к войнам, восстаниям и удерживал от тех событий, которые произошли на Северном Кавказе после распада СССР (1991 г.).

Отсутствие взвешенной национальной политики, в том числе уголовной этнополитики, привело к такой масштабной трагедии конца XX в., которая произошла в Чеченской Республике, отголоски которой характерны и веку нынешнему.

В XX в. вопросам уголовной этнополитики в РСФСР уделяли внимание не только исполнительная и законодательная власти, но и судебная. Так, в 1969 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечал1, что, несмотря на значительную работу, проведенную судами республик, автономной области и автономных округов, в их деятельности по рассмотрению дел о преступлениях, составляющих пережитки местных обычаев, имеются существенные недостатки. Отдельные суды нарушали установленные законом правила судебного разбирательства и не принимали всех необходимых мер к обеспечению всестороннего, полного и объективного исследования материалов дела.

Иногда к слушанию назначались поверхностно расследованные дела, по которым с достаточной полнотой не выявлены обстоятельства, имеющие значение для решения вопроса о виновности или невиновности привлеченного к ответственности и правильной квалификации преступления. В результате этого допускали как необоснованное осуждение по ст. 232-235 УК РСФСР лиц, в действиях которых отсутствуют составы указанных преступлений, так и освобождение от ответственности лиц, в действиях которых имеется состав преступления.

Рассматривая дела данной категории, суды нередко ограничивались осуждением только непосредственных исполнителей преступлений и не принимали мер к выявлению и наказанию организаторов, подстрекателей и пособников этих преступлений.

Устанавливая в действиях подсудимых составы нескольких преступлений, составляющих пережитки местных обычаев, а также преступлений против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, суды иногда осуждали их лишь за одно из совершенных Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, составляющих пережитки местных обычаев»

от 19 марта 1969 г. № 47 (в редакции постановления Пленума от 21.12.93 № 11) // «Сборник Пленумов Верховного Совета РФ», С. 179–182.

преступлений, оставляя тем самым без должной правовой оценки часть преступной деятельности этих лиц.

В судебной практике нередко встречались случаи неправильной квалификации действий лиц, вызванные недостаточным уяснением некоторыми судьями понятий таких составов преступлений, как уплата и принятие выкупа за невесту (калым), принуждение женщины к вступлению в брак или воспрепятствование вступлению в брак, заключение соглашения о браке с лицом, не достигшим брачного возраста, двоеженство, а также их отличия от смежных составов преступлений против жизни, здоровья и достоинства личности.

Судами не уделялось должного внимания работе по предупреждению преступлений, составляющих пережитки местных обычаев.

Устанавливая в судебном заседании причины и условия, способствовавшие совершению указанных преступлений, суды не принимали мер к их устранению. Анализируя судебную практику, Пленум Верховного Суда Российской Федерации рекомендовал судам республик, автономной области и автономных округов, где еще имели место преступления, составляющие пережитки местных обычаев, принять меры к устранению отмеченных недостатков и дальнейшему совершенствованию судебной деятельности по рассмотрению дел об этих преступлениях.

Судам республик, автономной области и автономных округов, где еще имели место преступления, составляющие пережитки местных обычаев было рекомендовано чаще рассматривать дела данной категории с участием прокурора и представителей общественных организаций; принимать предусмотренные законом меры к устранению выявленных при рассмотрении дел недостатков в проведении культурно-воспитательной работы среди населения и особенно молодежи, не оставлять без соответствующего реагирования факты неправильных действий отдельных должностных лиц и граждан, а также другие обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений.

Судам республик, автономной области и автономных округов разъяснялось, что, если виновным совершено несколько преступлений, составляющих пережитки местных обычаев, или эти преступления сопровождались совершением преступных действий против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности (например, при похищении женщины ей были причинены телесные повреждения или совершено изнасилование) либо иных преступлений, его действия должны квалифицироваться по совокупности совершенных преступлений.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ под принятием и уплатой выкупа за невесту (ст. 232 УК РСФСР) следовало понимать принятие родителями, родичами или свойственниками невесты от жениха, его родителей, родичей или свойственников денег, скота или другого имущества, уплата которых являлась обязательным условием выдачи женщины замуж.

Ответственность по данной статье наступала независимо от того, с согласия или без согласия невесты был получен и уплачен за нее выкуп, состоялось ли после этого бракосочетание, кому в последующем были переданы полученные в качестве выкупа за невесту деньги, скот и другое имущество или на какие цели были израсходованы.

Вместе с тем судам необходимо было иметь в виду, что свадебные подарки невесте, различные расходы, произведенные в связи с предстоящей свадьбой, если они не носили характера выкупа за невесту, не образовывали состава преступления, предусмотренного ст.232 УК РСФСР. Обращалось внимание судов и на то, что санкция ч. 1 ст. 232 УК РСФСР предусматривала обязательную конфискацию выкупа.

Кроме этого Пленумом Верховного Суда РФ разъяснялось, что по смыслу ст. 233 УК РСФСР принуждение женщины к вступлению в брак (в юридически оформленный или в фактически брачные отношения), принуждение женщины к продолжению брачного сожительства, воспрепятствование женщине вступить в брак являлись оконченными преступлениями с момента применения лицом в указанных целях физического или психического насилия к женщине, независимо от наступления желаемого им результата.

Судам разъяснялось, что преступление, предусмотренное ст. УК РСФСР, считалось оконченным с момента заключения по местным обычаям соглашения о браке с лицом, не достигшим брачного возраста. Субъектами указанного преступления могли быть родители, опекуны, родственники и иные лица со стороны жениха и невесты, заключившие по местным обычаям соглашение о браке с женщиной, не достигшей брачного возраста, а также жених, если он принимал участие в заключении этого соглашения.

Для состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК РСФСР, необходимо было сожительство лица с двумя или несколькими женщинами (независимо от наличия зарегистрированного брака) с ведением общего хозяйства с каждой из них или со всеми вместе.

При этом жены могли проживать как в одном доме (квартире), так и в разных местах. Продолжение лицом сожительства с двумя или несколькими женщинами с ведением общего хозяйства после осуждения его за двоеженство (многоженство) образует новый состав этого преступления.

В силу ст. 5 Закона о судоустройстве и ст. 236 УК РСФСР уголовная ответственность за общественно опасные деяния, перечисленные в главе одиннадцатой Особенной части Уголовного кодекса и совершенные в тех республиках, автономной области и других местностях Российской Федерации, где эти деяния являются пережитками местных обычаев, наступала независимо от того, лицом какой национальности они совершены.

2.4. РЕАЛИЗАЦИЯ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИХ

ИССЛЕДОВАНИЙ В РЕГИОНАЛЬНОЙ

И ФЕДЕРАЛЬНОЙ МИГРАЦИОННОЙ

ПОЛИТИКЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Число вынужденных переселенцев, состоящих на учете отдела по делам миграции УВД Владимирской области (УФМС по Владимирской обл.), в период с 1999 по 2003 г. сократилось с 974 до 31 обратившегося лица (1999 г. – 974 лица, 2000 г. – 726 лиц, 2001 г. – лицо, 2002 г. – 564 лица, 2003 г. – 31 лицо), и с 615 до 17 лиц, которым такой статус был предоставлен (1999 г. – 615 лиц, 2000 г. – лиц, 2001 г. – 297 лиц, 2002 г. – 130 лиц, 2003 г. – 17 лиц)1.

Тенденции административных правонарушений и преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства во Владимирской области, выглядят следующим образом: в 2002 г. ими было совершено 5604 правонарушения, в 2003 г. – 6694 правонарушения, что явно свидетельствует об их росте. Наблюдался и рост совершенных преступлений: в 2002 г. – 133, в 2003 г. – 309 преступлений. Среди этнических групп, входящих в число иностранцев и лиц без гражданства, совершивших преступления и административные правонарушения в 2002 – 2003 гг., отмечены: узбеки, таджики, азербайджанцы, вьетнамцы, украинцы, армяне, молдаване, киргизы, китайцы2. Приток иностранцев объясним необходимостью привлечения их в промышленное и строительное производство, так как руководители предприятий не хотят платить реальную зарплату местным жителям, а приезжие готовы работать за меньшие деньги. Кроме того, у руководителей предприятий, с привлечением иностранной рабочей силы, появляется возможность ухода от уплаты налогов. По данным департамента федеральной службы занятости населения по Владимирской области, в области См.: Миграционные процессы во Владимирской области в 2003 г. Информационный сборник № 8. Федеральная миграционная служба МВД России. Отдел по делам миграции УВД Владимирской области.

Прим. авт.: Здесь отмечена национальная принадлежность, так как в список вошли лица, не имеющие гражданства.

трудятся более 300 иностранцев-нелегалов, по данным отдела по делам миграции Владимирской области – 534 иностранных гражданина. У большинства руководители предприятий изъяли документы, превратив в бесправных людей. В местной прессе эта категория граждан именуется «рабочими-рабами»1.

Можно отметить группу лиц, из числа иностранных граждан, которые хотя сами и не совершили преступление, но способствовали их совершению, преследуя свои личные цели, а именно необходимость регистрации по месту пребывания.

Так, по уголовному делу № 595 (2002 г.) по обвинению заведующей ЗАГС Надежкиной было установлено, что последняя, совместно с Звизжовой, злоупотребляя полномочиями, незаконно регистрировали браки между жительницами г. Киржач и приезжими, не местными лицами, нуждающимися в дальнейшей прописке, зарегистрировав таким образом более 50 браков, совершив тем самым 50 злоупотреблений служебным положением. В свою очередь данному обстоятельству способствовала работа правоохранительных органов и миграционных служб г. Москвы и Московской области, направленная на упорядочение регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства в столичном регионе, которые для регистрации выехали в близлежащие районы, в том числе в Киржачский район2.

Прогнозируя ситуацию роста преступлений с участием мигрантов, с учетом изучения аналогичной ситуации в 2004 – 2005 гг. можно было ожидать роста преступлений (и он произошел. – Прим.

авт.), совершенных с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, поскольку в настоящее время на территории Владимирской области, да и всей России продолжает проживать значительное число лиц – мигрантов, которые незаконно используются в качестве рабочей силы на промышленных объектах области.

Так, например, в г. Киржаче незаконно проживали 72 гражданина Узбекистана, которые незаконно использовались в качестве См.: Н. Глебова. Рабство на «Тракторном». «Хронометр – Владимир». № (222). 17 дек. 2003.

Архив Киржачского районного суда. Уголовное дело № 595 (2002 г.).

рабочей силы на предприятии ООО «Детская одежда». Данное предприятие по итогам экономических показателей 2003 г. входило в группу прибыльных. Однако руководством предприятия систематически нарушались требования Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»1. В действиях руководителя предприятия содержались признаки административного правонарушения, предусмотренного ст.

18.10 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (нарушение правил привлечения и использования иностранной рабочей силы).

Все это, по нашему мнению, может объяснить тенденции к росту преступлений и правонарушений, совершаемых этническими группами.

Изучение дел в отношении этнических преступных групп во Владимирской области показало, что в период 1997 – 2001 гг. 47,7% преступлений из числа совершенных представителями этнических групп совершены выходцами из республик СНГ (бывших союзных республик), представителями таких национальностей как азербайджанцы (271=7%), армяне (215=6,1%), белорусы (154=4,3%), грузины (190=5,4%), молдаване (187=5,3%), таджики (44=1,2%), узбеки (75=2,1%), украинцы (535=15,2%)2. В 2002 г. число таких лиц составило 46,7%, в 2003 г. – 47,2%.

Основываясь на данных исследователей в области этнической преступности и на основании изученных материалов следственносудебной практики, сложившейся во Владимирской области3, можФедеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ (ред. от 06.01.2007) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 21.06.2002) (с изм. и доп., вступающими в силу с 15.01.2007) // «Собрание законодательства РФ», 29.07.2002, №30, ст. 3032, «Российская газета», № 140, 31.07.2002, «Парламентская газета», №144, 31.07.2002.

прим. авт.: Процентное соотношение дано к общему числу привлеченных к ответственности представителей различных национальностей – 3511 человек в период с 1997 по 2001 г. / Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп. Дисс. кан. юрид наук. Рязань, 2005г.

См.: Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп. Дисс. кан. юрид наук. Рязань, 2005 г.

но отметить, что в последнее время наметилась тенденция к сближению следующих преступных сообществ:

«осетинского» и «славянского» для совершения бандитских нападений и вымогательств, похищения людей;

«цыганского», «азербайджанского», «таджикского» для незаконного сбыта наркотических средств, в котором таджики выполняю роль организаторов преступлений, действуя с исторической родины, азербайджанцы осуществляют координацию действий на территории России, выполняя роль сбытчиков наркотиков оптом (крупными партиями), а цыгане, действуя в таборах, выполняют роль активных розничных сбытчиков-распространителей наркотических средств среди наркоманов.

Опрошенные эксперты (сотрудники правоохранительных органов) на вопрос, оказывают ли представители этнических преступных групп влияние на преступность в регионе и если да, то в чем это выражается, дали следующие ответы: отрицательный ответ дали 8,6% респондентов; остальные – положительный, подразделив его на виды: а) контроль криминальных рынков – 51,8%; б) введение своих представителей в органы власти – 12,3%; в) внедрение своих представителей в правоохранительные органы – 11,1%; г) контроль промышленности – 8,6%; д) контроль финансовых потоков – 12,3%;

е) 8,6% не дали ответа1.

Продолжает сокращаться позитивная, необходимая для развития экономики социально-экономическая миграция населения внутри Российской Федерации. Это вызвано несбалансированностью между оплатой труда в легальном секторе экономики и рыночной стоимостью жилья, передачей объектов ведомственного жилищного фонда в муниципальную собственность, отсутствием механизмов обеспечения рабочей силой производств за счет территориального перераспределения внутренних трудовых ресурсов. Все это создает трудности для обеспечения рабочей силой новых и возрождающихся производств, не способствует экономическому росту.

Прим. авт.: сумма ответов превышает 100%, в связи с тем, что эксперты давали несколько вариантов ответов на вопрос.

Среди иностранных работников, используемых в России, и российских граждан, работающих за рубежом, велика доля лиц, нелегально осуществляющих трудовую деятельность, что приводит к нарушению их трудовых и социальных прав. В Российской Федерации это создает угрозу национальному рынку труда и благоприятствует развитию теневой экономики1.

Установлена прямая взаимосвязь между уровнем и интенсивностью миграционных процессов и степенью криминальной активности этнических преступных формирований. Отрицательное влияние миграционных процессов усиливается, когда они выступают во взаимодействии с другими негативными социально-экономическими и политическими факторами2.

При этом нельзя забывать, что миграционные потоки лишь отчасти объясняют тенденции этнической преступности в нашей стране, в связи с тем что значительная часть представителей этнических групп представлена нациями и народностями, коренным образом проживающими в России. На примере Владимирской области национальный состав вынужденных переселенцев на 73% представлен русскими, армянами – 6%, украинцами – 5%, татарами – 3%, другими национальными группами – 13%3. Таким образом, большинство переселенцев составляют русские – титульная нация, представителей которой при совершении преступлений не принято относить к этническим группам и этнической преступности.

Таким образом, проведенное нами исследование4 показывает, что тенденциями этнической преступности, в том числе во Владимирской области, следует считать:

См.: Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации (одобрена распоряжением Правительства РФ от 1 марта 2003 г. № 256-р) // Справочно-поисковая система «Гарант».

См.: О.А. Евланова. Взаимосвязь миграционных процессов и организованной преступности в России. Организованная преступность, миграция, политика. Под ред.

проф. А.И. Долговой. М., Российская криминологическая ассоциация, 2002., С. 31.

Из общего числа вынужденных переселенцев, поставленных на учет отделом по делам миграции УВД Владимирской области в 2003 г., русские составили 82%, татары – 18%.

См.: Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп. Дисс. кан. юрид наук. Рязань, 2005 г.

– упрочение позиций на криминальном рынке, что в свою очередь выражается в совершении преступлений не просто группами лиц, объединившихся для совершения преступлений. Во Владимирской области, как и в целом по России, наблюдается и тенденция к сплоченности и объединению этнических преступных групп по семейному принципу, когда в состав группы входят отцы и дети, родные братья и сестры, двоюродные братья;

– тенденция к сближению следующих преступных сообществ:

«осетинского» и «славянского»;

«цыганского», «азербайджанского», «таджикского»;

– тенденция к перераспределению влияния на криминальные рынки среди китайских «триад» и представителей «кавказских»

групп, также тенденция к сращиванию этнических групп с представителями местных органов власти;

– тенденция к глобализации российской преступности и возрастание активности влияния «этнических» преступных формирований на всей территории России, имеющих связи с диаспорой в ближнем и дальнем зарубежье. В связи с чем отечественный криминал выходит далеко за пределы российской территории, устанавливая контакты с криминальными структурами и вполне официальными субъектами экономики различных государств;

усиливается масштаб незаконных экспортных операций; укрепляется материально-техническая и финансовая база криминальных структур, растет их профессионализм; усиливаются позиции преступных формирований в сфере наркобизнеса, незаконного оборота оружия;

– массовая миграция иностранных граждан и лиц без гражданства из государств Закавказья, Центральной и Восточной Азии и их незаконное пребывание в ряде районов Российской Федерации зачастую ухудшают социальную обстановку, создают базу для формирования террористических организаций и политического экстремизма, являются угрозой безопасности Российской Федерации;

– развиваются процессы внешней трудовой миграции в виде привлечения и использования в Российской Федерации труда иностранных граждан, выезда российских граждан за границу с целью работы по найму. При этом среди иностранных работников, используемых в России, и российских граждан, работающих за рубежом, велика доля лиц, нелегально осуществляющих трудовую деятельность, что приводит к нарушению их трудовых и социальных прав. В Российской Федерации это создает угрозу национальному рынку труда и благоприятствует развитию теневой экономики;

– в значительной мере тенденции этнической преступности определяет преступность этнических групп, коренным образом населяющих Россию, что в совокупности с ростом числа особо тяжких преступлений в числе преступлений, совершенных представителями этнических групп – представителей республик СНГ, оказывает негативное влияние на всю преступность в стране.

На основании изложенного и, руководствуясь поручением Губернатора Владимирской области (№ АДМ-582-12-03 от 11.11.2005 г.), нами были разработаны предложения для включения в повестку дня заседания межведомственной антитеррористической комиссии администрации Владимирской области:

1) обоснование проблемы контроля за миграционными процессами во Владимирской области и предложения к заседанию межведомственной антитеррористической комиссии администрации Владимирской области (по контролю над миграционными потоками)1;

2) проект постановления Законодательного Собрания Владимирской области «О проекте федерального закона «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях» (приложение);

3) проект Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях» (приложение);

Прим. авт.: На протяжении нескольких лет авторы, взаимодействуя с отделом административных органов администрации Владимирской области и Законодательного Собрания субъекта РФ, основывают вносимые предложения в региональные программы по противодействию преступности, на комплексном криминологическом анализе, что, к сожалению, не всегда учитывается законодательной властью при разработке программ и в региональной политике по противодействию преступности.

4) пояснительная записка к проекту федерального закона на листах (приложение).

Таким образом, на основании проведенного анализа мы пришли к следующим выводам:

1. Следует признать, что существуют различные уровни проблем, возникающие в связи с миграцией, и для их решения требуется определить возможности области. Необходимо разработать методику квотирования числа иностранных лиц и лиц без гражданства, которые могут пребывать в определенные периоды на территорию отдельного субъекта РФ с учетом местных особенностей региона.

2. Проведение мероприятий по контролю за миграционными потоками на территории области необходимо осуществлять под контролем правоохранительных органов, что позволит своевременно установить цели прибытия мигрантов на территорию области и выявить лиц, находящихся на нелегальном положении (без регистрации, в нарушение целей прибытия и имеющих намерения совершить противоправные, в том числе преступные деяния). В связи с этим необходимо создание на территории субъекта РФ Единой информационной системы миграционного контроля и трудовой миграции иностранных граждан и лиц без гражданства.

3. Своевременный контроль за миграционными процессами должен осуществляться при взаимодействии между УФМС при МВД по субъекту РФ при участии Общественного совета1 и администрации субъекта РФ, что позволит после установления личности мигранта эффективно и оперативно решать вопросы регистрации по месту пребывания и жительства, получения статуса вынужденного переселенца или беженца, а также осуществить контроль со стороны общества за соблюдением прав мигрантов.

Прим. авт: уже создан Общественный совет УФМС при МВД по Владимирской области, который уже провел свое первое заседание, утвердил План работы на 2008 г.

4. Поскольку решение социальных вопросов, связанных с адаптацией вынужденных переселенцев (жилищное обустройство, выдача пособий), несвойственно органам системы МВД России, то решение этих вопросов следует переложить на органы социальной защиты. Необходимо создание на территории крупных городов субъекта РФ (во Владимирской области в областном центре и городах Коврове, Александрове) специализированных учреждений для содержания граждан и лиц без гражданства до исполнения решений судебных органов об их депортации.

5. Поскольку существуют противоречия в законодательстве об использовании иностранной рабочей силы (оплата официального разрешения на использование труда иностранного рабочего предпринимателю обходится в два раза дороже, нежели уплата штрафа, предусмотренного санкцией за нелегальное использование иностранной рабочей силы) Законодательному Собранию области необходимо ужесточить юридическую ответственность лиц, нарушающих правила привлечения и использования в Российской Федерации иностранной рабочей силы, или выступить с законодательной инициативой перед Государственной Думой о внесении законопроекта об изменении действующего законодательства в этой части. Кроме того, Закон Владимирской области об административных правонарушениях от 29 января 2003 №11 нуждается в дополнении нормами, предусматривающими ответственность за нарушение миграционных правил (нарушение режима пребывания на территории Владимирской области, привлечения и использования рабочей силы).

6. Представляется целесообразным рассмотреть опыт Нижегородской области по микрокредитованию мигрантов.

7. Представляется необходимым разработка учебной программы, учебных пособий и создание системы послевузовского образования и повышения квалификации специалистов, занятых в этой области.

Некоторые из вносимых предложений нашли практическую реализацию в деятельности УФМС при МВД по Владимирской области.

ЭТНОКОНСТРУКТИВНОСТЬ

УГОЛОВНОГО ПРАВА В УГОЛОВНОЙ

ПОЛИТИКЕ

ЭТНОКОНСТРУКТИВНОСТЬ УГОЛОВНОГО

ПРАВА В УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКЕ

3.1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ГЕНЕЗИСА РЕЛИГИОЗНОЭТНИЧЕСКИХ АСПЕКТОВ В УГОЛОВНОМ

НАКАЗАНИИ И ЕГО ЦЕЛЯХ

Исторически первые теологические теории о целях наказания базировались на постулатах Ветхого Завета (Второзаконие, XIX, 21): наказание – воздаяние за зло, устрашение по правилам талиона «око за око, зуб за зуб». Но уже в I в. н.э. Новый Завет провозгласил принцип «непротивления злу насилием».

Например, источником права иудеев является Библия, точнее та ее часть, которая содержит Пятикнижие Моисея, Пророки (древние хроники и пророчества) и Писания (агиографы, или литературные тексты, главным образом, лирического, историко-описательного или назидательного характера) – иначе Ветхий Завет.

Другой источник – Талмyд. Талмуд представляет собой сборник древних священных писаний, который состоит из текстов (Мишна) и их толкований еврейскими священнослужителями – раввинами (Гемара). Многие исследователи признают, что как источник иудейского права, Талмуд имеет больший авторитет и значение, чем Ветхий Завет1.

В целом в праве Израиля не существует четко обозначенной границы, разделяющей право государственное и религиозное.

Каких-либо общих законодательных установлений, определяющих место и роль религии и религиозных учреждений в правовой системе Израиля, нет. Религиозные традиции и идеи наполняют политическую жизнь страны, а институты государства поддерживают религиозно-правовую сферу и делят с религиозными Марченко М.Н. Основные источники иудейского права // Вестн. Моск. ун-та.

Сер. 11. Право. 2001. № 2. С. 41–42.

институтами государственные функции. Некоторые судебные функции в Израиле возложены на судей религиозных иудейских (раввинских), мусульманских (шариатских и судов шиитской секты друзов), различных христианских судов, юрисдикция которых ограничена делами о «персональном статусе граждан». Такие суды применяют религиозно-правовые нормы и выносят общеобязательные решения1.

Наряду со значительным влиянием иудаизма на развитие светского права в современной израильской правовой системе нашло отражение и мусульманское право (как отголосок истории четырехсотлетнего пребывания занимаемых израильтянами территорий в составе Османской империи), и английское право и традиции государственного управления Великобритании, осуществлявшей управление Палестиной до образования государства Израиль (1917–1947 гг.). В целом признается, что правовая система Израиля развивается по канонам отчасти романо-германского (главным образом, его французской модели), а частично – англо-американского права; и статутное правотворчество, и судебный прецедент в равной мере определяют развитие современного права государства Израиль.

В своем анализе мы не случайно обратились к изучению уголовного законодательства Израиля, поскольку оно является примером сочетания моральных норм общества с учетом христианской и общественной морали, которые неотделимы друг от друга.

Абсолютные теории целей наказания также усматривали в них воздаяние за содеянное, ибо преступление нарушает «абсолютную идею», «категорический императив» о справедливости (Гегель, Кант).

Пришедшие им на смену утилитарные теории видели в целях наказания общее и специальное предупреждение преступления.

Первое удерживает неустойчивых граждан от совершения преступлений, второе – предупреждает рецидив со стороны осужденного.

«Новая социальная защита» усматривает цели наказания в ресоциМарченко М.Н. Иудейское право как подсистема общей системы израильского права // Там же. № 3. С. 86–88.

ализации преступников, адаптации к условиям жизни общества по отбытии наказания1.

Смешанные теории наказания соединяют идеи абсолютной и утилитарной теорий. Целями наказания они считают устрашение и возмездие (кару), общую и специальную превенцию, а также исправление2.

В знаменитом трактате «О преступлениях и наказаниях» 1764 г.

Ч. Беккариа писал: «Истинным мерилом преступлений является вред, наносимый ими обществу. Это одна из тех очевидных истин, для открытия которых не требуется ни квадрантов, ни телескопов и которые доступны любому среднему уму»3. Он уже тогда признал одним из тягчайших преступлений – посягательство на безопасность и свободу граждан. Неравенство в наказуемости по классовому критерию он отметил даже в преследовании таких общеуголовных преступлений, как кража и убийство. «К ним относятся убийства и кражи, совершаемые не только плебеями, но и вельможами и власть имущими, так как их пример, оказывая сильное влияние на многих, разрушает в подданных понятия о справедливости и долге и устанавливает вместо них право сильного, одинаково опасное как для тех, кто им пользуется, так и для тех, которые от него страдают»4.

Господствующие мировоззрения о целях наказания оказывали воздействие на системы наказаний. Между ними и законодательством существовало взаимодействие. Так, доктрины устрашения и возмездия как цели наказания последовательно воплощались в жестоком рабовладельческом и феодальном законодательстве.

Безусловно, влияние оказывали и приоритетные правовые идеоAнсель М.М. Новая социальная защита (гуманистическое движение в уголовной политике). М., 1970. С. 506-508.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |


Похожие работы:

«УДК 339.94 ББК 65.7. 65.012.3. 66.4(4/8) В 49 Выпускающий редактор К.В. Онищенко Литературный редактор: О.В. Яхонтов Художественный редактор: А.Б. Жданов Верстка: А.А. Имамгалиев Винокуров Евгений Юрьевич Либман Александр Михайлович В 49 Евразийская континентальная интеграция – Санкт-Петербург, 2012. – с. 224 ISBN 978-5-9903368-4-1 Монография содержит анализ многочисленных межгосударственных связей на евразийском континенте — торговых, инвестиционных, миграционных, социальных. Их развитие может...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. И. ГЕРЦЕНА кафедра математического анализа В. Ф. Зайцев МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ В ТОЧНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ Научное издание Санкт-Петербург 2006 ББК 22.12 Печатается по рекомендации З 17 Учебно-методического объединения по направлениям педагогического образования Министерства образования и науки Российской Федерации Рецензенты: д. п. н. профессор Власова Е. З. д. п. н. профессор Горбунова И. Б. Зайцев В. Ф. Математические модели в...»

«А.А. ХАЛАТОВ, А.А. АВРАМЕНКО, И.В. ШЕВЧУК ТЕПЛООБМЕН И ГИДРОДИНАМИКА В ПОЛЯХ ЦЕНТРОБЕЖНЫХ МАССОВЫХ СИЛ Том 4 Инженерное и технологическое оборудование В четырех томах Национальная академия наук Украины Институт технической теплофизики Киев - 2000 1 УДК 532.5 + УДК 536.24 Халатов А.А., Авраменко А.А., Шевчук И.В. Теплообмен и гидродинамика в полях центробежных массовых сил: В 4-х т.Киев: Ин-т техн. теплофизики НАН Украины, 2000. - Т. 4: Инженерное и технологическое оборудование. - 212 с.; ил....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Уральский государственный экономический университет И. Г. Меньшенина, Л. М. Капустина КЛАСТЕРООБРАЗОВАНИЕ В РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ Монография Екатеринбург 2008 УДК 332.1 ББК 65.04 М 51 Рецензенты: Кафедра экономики и управления Уральской академии государственной службы Доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом региональной промышленной политики и экономической безопасности Института экономики УрО РАН О. А. Романова Меньшенина, И. Г. М 51...»

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) П. Л. Белков АВСТРАЛИЙСКИЕ СИСТЕМЫ РОДСТВА Основы типологии и элементарные преобразования Санкт-Петербург Наука 2013 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_01/978-5-02-038333-3/ © МАЭ РАН УДК 39(=72) ББК 63.5 Б43 Рецензенты: А.Г. Новожилов, Т.Б. Щепанская Белков П. Л. Б43 Австралийские системы родства....»

«Остапенко Андрей Александрович, доктор педагогических наук, профессор Кубанского государственного университета, Екатеринодарской духовной семинарии и Высших богословских курсов Московской духовной академии Хагуров Темыр Айтечевич, доктор социологических наук, профессор Кубанского государственного университета, ведущий научный сотрудник института социологии РАН Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.А. ОСТАПЕНКО, Т.А. ХАГУРОВ ЧЕЛОВЕК...»

«РОЛЬ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ В МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ Петрозаводский филиал Роль науки и обРазования в модеРнизации экономики России Коллективная монография Санкт-Петербург 2012 1 УДК 338.1 ББК 65.01.я 73 Р68 Рецензенты: а. м. цыпук, д. т. н., профессор, Петрозаводский государственный университет Г. б. козырева, д. э. н., доцент, Институт экономики Карельского научного центра РАН Редакционная коллегия: а. и. Шишкин, Г. в. Гиенко, с. в....»

«ГОУ ВПО Пермский государственный университет Горный институт УрО РАН Естественно-научный институт Таврический Национальный университет Лаборатория карстоведения и спелеологии В.Н. Дублянский ИСТОРИЯ УКРАИНСКОЙ СПЕЛЕОЛОГИИ Пермь-Симферополь, 2005 УДК 551.(477) ББК 26.823 Д 79 Дублянский В.Н. История украинской спелеологии. – Пермь – Симферополь Пермь, 2005. – 111 с. Монография посвящена изложению истории становления и развития спелеологии на Украине. В ней собраны литературные и фондовые...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное бюджетное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тихоокеанский государственный университет И.О. Загорский, П.П. Володькин Подписано в печать Ректор университета проф. С.Н. Иванченко ЭФФЕКТИВНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ РЕГУЛЯРНЫХ ПЕРЕВОЗОК ПАССАЖИРСКИМ АВТОМОБИЛЬНЫМ ТРАНСПОРТОМ монография Хабаровск Издательство ТОГУ 2012 УДК 656. ББК О З- Научный редактор: Доктор экономических наук, профессор,...»

«П.И.Басманов, В.Н.Кириченко, Ю.Н.Филатов, Ю.Л.Юров Высокоэффективная очистка газов от аэрозолей фильтрами Петрянова Москва 2002 УДК 62-733 П.И.Басманов, В.Н.Кириченко, Ю.Н.Филатов, Ю.Л.Юров. Высокоэффективная очистка газов от аэрозолей фильтрами Петрянова. М.: 2002. - 193 стр. Монография посвящена основам широко используемых в России и других странах СНГ метода и техники высокоэффективной очистки воздуха и других газов от аэрозолей волокнистыми фильтрующими материалами ФП (фильтрами Петрянова)....»

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ Е. М. Окс ИСТОЧНИКИ ЭЛЕКТРОНОВ С ПЛАЗМЕННЫМ КАТОДОМ: ФИЗИКА, ТЕХНИКА, ПРИМЕНЕНИЯ Томск – 2005 2 Введение УДК 621.384: 537.533 О 52 Окс Е.М. Источники электронов с плазменным катодом: физиО 52 ка, техника, применения. – Томск: Изд-во НТЛ, 2005. – 216 с. ISBN 5-89503-248-6 Настоящая монография представляет собой попытку обобщения современного состояния одного из разделов прикладной физики низкотемпературной плазмы –...»

«Федеральная таможенная служба Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российская таможенная академия Владивостокский филиал Всемирный фонд дикой природы (WWF) С.Н. Ляпустин Борьба с контрабандой объектов фауны и флоры на Дальнем Востоке России (конец ХIХ – начало ХХI в.) Монография Владивосток 2008 УДК 339.5 ББК 67.408 Л97 Рецензенты: Н.А. Беляева, доктор исторических наук П.Ф. Бровко, доктор географических наук, профессор Ляпустин, С.Н. Л97 Борьба с...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УДК 736 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ББК 85.125; 85.12 БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ А 49 ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПОВОЛЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА (ФГБОУ ВПО ПВГУС) Рецензенты: зам. директора по научной работе МУК г. о. Тольятти Тольяттинский художественный музей, А. И. Алехин искусствовед Л. И. Москвитина; доктор исторических наук, профессор кафедры В. А. Краснощеков Отечественная история и правоведение...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ОПТОВЫХ ПРОДОВОЛЬСВТЕННЫХ РЫНКОВ РОССИИ Методические рекомендации по организации взаимодействия участников рынка сельскохозяйственной продукции с субъектами розничной и оптовой торговли Москва – 2009 УДК 631.115.8; 631.155.2:658.7; 339.166.82. Рецензенты: заместитель директора ВНИИЭСХ, д.э.н., профессор, член-корр РАСХН А.И. Алтухов зав. кафедрой товароведения и товарной экспертизы РЭА им. Г.В. Плеханова,...»

«В.Д. Бицоев, С.Н. Гонтарев, А.А. Хадарцев ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Том V ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА Монография Том V Под редакцией В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева Тула – Белгород, 2012 УДК 616-003.9 Восстановительная медицина: Монография / Под ред. В.Д. Бицоева, С.Н. Гонтарева, А.А. Хадарцева. – Тула: Изд-во ТулГУ – Белгород: ЗАО Белгородская областная типография, 2012.– Т. V.– 228 с. Авторский коллектив: Засл. деятель науки РФ, акад. АМТН, д.т.н., проф. Леонов Б.И.; Засл....»

«Е. С. Кузьмин Система Человек и Мир МОНОГРАФИЯ Е. С. Кузьмин УДК 1 ББК 87 К89 Научный редактор В. И. Березовский Кузьмин Е. С. Система Человек и мир : монография : в 2 т. / Е. С. Кузь К89 мин ; [науч. ред. В. И. Березовский]. – Иркутск : Изд во Иркут. гос. ун та, 2010. – Т. 1, 2. – 314 с. ISBN 978 5 9624 0430 1 Сегодня перед Россией остро стоит задача модернизации как единствен ного условия выживания. Модернизация триедина: мировоззренческая, политическая и технологи ческая. Е. С. Кузьмин,...»

«МЕЖДУНАРОДНОЕ ФИЛОСОФСКО-КОСМОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО Образ челОвека будущегО: Кого и Как воспитывать в подрастающих поколениях Том 3 2013 УДК 37(477+(470+571))20 ББК 74.200 О 232 Печатается по решению научного совета Международного философско-космологического общества Протокол № 3 от 29 мая 2013 г. Образ человека будущего: Кого и Как воспитывать в подрастаО 232 ющих поколениях: коллективная монография / Под ред. О. А. Базалука – К.: МФКО, 2013. – Т.3. – 340 с. ІSBN 966-8122-66-4 Рецензенты: Бех В....»

«Российский государственный социальный университет Российский научно-внедренческий проект Вовлечение молодежи в жизнь российского общества Вовлечение молодежи в жизнь общества. Презентация гипотезы российского научного исследования. Коллективная монография. Том 1. МОСКВА – 2007 Научные изыскания проведены при поддержке аналитической программы Развитие научного потенциала высшей школы Минобрнауки РФ и Рособразования. УДК 362.78 ББК 74.3+74.6 Рецензенты: Усков Сергей Владимирович, кандидат...»

«Н.Н. КАРКИЩЕНКО АЛЬТЕРНАТИВЫ БИОМЕДИЦИНЫ Том 1 ОСНОВЫ БИОМЕДИЦИНЫ И ФАРМАКОМОДЕЛИРОВАНИЯ Межакадемическое издательство ВПК Москва 2007 УДК 61:57.089 52.81в6 Каркищенко Н.Н. Альтернативы биомедицины. Том 1. Осно К 23 вы биомедицины и фармакомоделирования – М.: Изд во ВПК, 2007. – 320 с.: 86 ил. ISBN Монография посвящена историческим предпосылкам, а также теорети ческим и прикладным аспектам биомедицины и фармакомоделирова ния, построения и анализа биомоделей. Даны современные представле ния о...»

«Янко Слава [Yanko Slava](Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru 1 Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru || yanko_slava@yahoo.com || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц - внизу update 05.05.07 РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ A.Я. ФЛИЕР КУЛЬТУРОГЕНЕЗ Москва • 1995 1 Флиер А.Я. Культурогенез. — М., 1995. — 128 с. Янко Слава [Yanko Slava](Библиотека Fort/Da) ||...»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.