WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«ГЕНЕЗИС УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД X – XXI ВВ. МОНОГРАФИЯ ВЛАДИМИР 2008 УДК 343.13 ББК 67.408(2Рос)-1 З-98 Зюков, А.М. З-98 Генезис уголовной этнополитики ...»

-- [ Страница 2 ] --

Нет также обязательной прямой генетической линии, связывающей этнические свойства племени, народности и наций. Фактически не существует гомогенных (однородных) наций. Все нации возникли из различных племен, а некоторые и из различных народностей. Поэтому нельзя включать в понятие нации расовую общность. Также нация не определяется религиозными и государственными общностями. Существуют разные нации, исповедующие одну и ту же религию, и, наоборот, разные религии могут исповедоваться в пределах одной нации. Есть разные нации, живущие в одном государстве, и нации, не имеющие своей национальной государственности. В жизни нации, ее отношениях с другими нациями этнические (языковые и культурно-бытовые) особенности занимают большое место, но они не предопределены биологически, а являются продуктом социального развития. Длительная совместная жизнь и деятельность различных этнических групп в рамках сформировавшейся нации вырабатывают новый этнический (национальный) облик.

Для правильного понимания как сущности нации, так и места и роли ее этнических особенностей необходимо различать такие взаимосвязанные, но не идентичные понятия, как «нация» и «национальность». Понятие «национальность», выражая этническую общность, представляет собой лишь один из факторов нации и народности. Поэтому оно является более узким, чем понятие «нация».

Различение указанных понятий помогает объяснить, почему группы людей, имеющие общую национальность с той или иной нацией, но не живущие на ее территории, не являются представителями данной нации.

Таким образом, главное отличие «этнической группы» от других форм объединения людей – наличие стройной внутренней структуры и единого стереотипа поведения ее членов.

Как нам представляется, именно исследование деятельности этнических преступных групп способствует выработке мер, в структуре уголовной этнополитики государства, направленных на реальное обеспечение эффективного противодействия этнической преступности, осуществлению предупредительной работы с данной категорией лиц, включенных в преступные процессы, что может существенно отразиться на общей структуре преступности.

Вывод: история развития учений об этнической преступности в аспекте уголовной этнополитики показывает взаимозависимость процессов, протекающих в обществе, и изменение подходов к изучению этнических процессов.

В период с V в. до н.э. – конца XVIII в. наука об этносах была призвана строго выполнить социальный заказ своего времени и выступить с теоретическим обоснованием таких понятий, как единство культуры народов, его духовно-психологической общности.

Антропологический поворот в плане изучения этнических аспектов преступности был основан на гипотезе о появлении нового этноса – профессионального преступника. Все предыдущие наблюдения связи этноса и преступности были нацелены на установление этнических особенностей преступного поведения.

Кроме того, период XVIII – XIX вв. характеризуется изучением духовных и нравственных начал народов и этнических групп, что в свою очередь обусловлено расширением числа исследователей негативного социального явления – преступности, на феномен которой обратили внимание социологи, историки, культурологи, этнографы, этнологи и др. исследователи. Это повлекло расширение круга исследований и появление работ, посвященных изучению значения биологической (здесь же, этнической, расовой, национальной) и социальной структуры личности человека.

В XX в. появились исследования, раскрывающие взаимосвязь антиобщественных традиций, являющихся господствующими в ряде этнических групп, как части субкультуры этноса.

1.2. ЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВ РОССИЙСКИХ АНТРОПОЛОГОВ

И ЭТНОГРАФОВ XIX – НАЧАЛА XX В. ДЛЯ

ФОРМИРОВАНИЯ УГОЛОВНОЙ ЭТНОПОЛИТИКИ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Значение и актуальность изучения трудов российских антропологов XIX – начала XX в. для формирования уголовной этнополитики Российской империи заключается в актуальности изучения личности преступника в соотношении его биологической и социальной сущности. Как указали в коллективной статье «Рецидивы шовинизма и расовой нетерпимости» отечественные ученые: «Одной из главных причин, вызвавших распад СССР, был именно недоучет «соотношения этнокультурных и расовых общностей»1. Результатом этого явились вооруженные конфликты, охватившие всю территорию страны, с тысячами убитых и миллионами беженцев, однако блюстители научного пуританства и высоких принципов интернационализма остались глухи к насущным проблемам родины. Сегодня ситуация только ухудшается. В России умирает миллион человек каждый год, страну охватил разгул криминалитета, наркоторговли, этносепаратизма и этнобандитизма. Пресса наводнена пропагандой всех возможных форм половых извращений, а Государственная Дума фактически легализовала педофилию. Детская проституция, работорговля, продажа детей на донорские органы, а также взрывы, устраиваемые чеченскими боевиками, сделались постоянными спутниками нашей жизни, но отечественные ученые, изучающие природу человека, до сих пор не выдали ни одной рекомендации по профилактике и предотвращению этих отвратительных явлений, которые напрямую подрывают биологическую жизнеспособность нашего народа. Авторы статьи также указывают на сокращение в последнее время научных и научно-популярных трудов, посвященных проблемам изучения биологической дифференциации человечества, соотношения этнокультурных и расовых См.: Т.И. Алексеева, Е.В. Балановская, Е.И. Балахонова, Т.С. Балуева, С.В. Васильев, М.М. Герасимова, Е.З. Година, Н.А. Дубова, С.Г. Ефимова, А.А. Зубов, Д.В.

Пожемский, Г.Л. Хить, В.М. Харитонов, Т.К. Ходжайов «Рецидивы шовинизма и расовой нетерпимости». Природа, №6, 2004 г.

общностей, экологии человека и многим другим направлениям, которые объединяет современная антропология.

В ответ на данную статью В.Б. Авдеев отметил, что исследования в области изучения человека финансируются из федерального бюджета на средства налогоплательщиков, и в связи с этим задают вопрос, нужно ли нам содержать ученых, потворствующих геноциду русского народа?1.

Все это указывает на наличие дискуссионности, неоднозначности в понимании значения изучения биологической (здесь же, этнической, расовой, национальной) и социальной структуры личности человека, для налаживания и совершенствования общественных отношений. В том числе изучения личности преступника и необходимости расширения исследований в данной области.

Проф. Овчинский В.С. считает, что российский философ П.Д.

Тищенко прав в том, что генетическое объяснение бедственного положения (в том числе и способствующего преступности)2 определенных слоев населения или этнических групп снимает ответственность с властей, избавляет от необходимости учитывать исторические и социальные факторы их развития, предлагает упрощенное, легко тиражируемое средствами массовой информации объяснение, которое уже содержит в себе знакомые евгенические рецепты «лечения»3.

Применительно к предмету нашего исследования антропологические наблюдения проводились в рамках российской антропологической школы. При этом необходимо отметить, что в современной криминологической науке незаслуженно забываются имена таких отечественных ученых как Д.Н. Анучин, А.П. Богданов, П.Н.

Тарновская, И.А. Сикорский, А.А. Ивановский, А.Л. Ловецкий, И.И.

Пантюхов, А.Д. Элькинд, Э.Г. Ландау, А.Н. Краснов, Г.Е. Грум-Гржимайло, которые проводили свои изыскания параллельно, а иногда Авдеев В.Б. Русская расовая теория до 1917 года. Вып.2. Сборник оригинальных работ русских классиков под ред. В.Б. Авдеева. М.: «ФЭРИ-В», 2004. С. 5–69 (С.720).

См.: Овчинский В.С. Овчинский В.С. Криминология и биотехнологии. М.: Норма, 2005 г. С. 26 (С. 192.); его же: Криминология и биотехнологии «Журнал российского права», № 1, 2, январь, февраль 2005 г.

См.: Тищенко П.Д. Генетика // Человек. 1996. № 6.

и ранее, чем более известные в науке Ч. Ломброзо, Росси, Э. Ферри, Г. де Тард, Серви и др. (середина и конец XIX века).

В выходящих сегодня научных изданиях также не находят отражения исследования представителей российской антропологической школы. Примером может послужить работа проф. М.П. Клейменова «Введение в этнокриминологию»1.

Как отмечает В.Б. Авдеев, сегодня в академических кругах расовая (она же антропологическая) теория прочно связывается с западноевропейской и американской культурами. Тема замалчивается, несмотря на увлеченность отечественных ученых первой величины расовыми теориями до революции 1917 г. А ведь расовая теория в России пропагандировалась с кафедр наиболее престижных учебных заведений. Научная деятельность в данной области патронировалась монархами и лучшей частью государственно мыслящего дворянства, а также неоднократно благословлялась иерархами Русской Православной Церкви2.

Выдающийся вклад в отечественную науку об изучении человека внес академик А.Л. Ловецкий (1787–1840 гг.), который в своей работе «Краткое руководство к познанию племен человеческого рода»

увязывал воедино физические, психические и моральные признаки, а также указывал на превосходство белой расы перед всеми другими племенами по телесным и нравственным качествам3. Данную работу принято считать первоисточником среди работ по расовой классификации в России. И выводы данным российским ученым делались также задолго до аналогичных выводов Ч. Ломброзо, а также задолго до выводов Ж.А. де Гобино (1816–1882 гг.) и Ж.В. де Лапуржа (1854–1936 гг.), считающихся основоположниками расизма, поскольку выделили «высшую» расу4.

См.: Клейменов М.П. Введение в этнокриминологию: Монограф. Омск: Омская академия МВД России, 2004. С. 244.

Авдеев В.Б. «Русская расовая теория до 1917 года». Вып.2. Сборник оригинальных работ русских классиков под ред. В.Б. Авдеева. М.: «ФЭРИ-В», 2004. Аннотация С. 4 (С.720).

См.: Ловецкий А.Л. Краткое руководство к познанию племен человеческого рода. Москва. Университетская типография. 1838г.

См.: де Гобино Ж.А. «Опыт о неравенстве человеческих рас». 1853г. // Цит. по:

М.П. Клейменов «Введение в этнокриминологию»: Монограф. Омск: Омская академия МВД России, 2004. С. 49.

В частности, А.Л. Ловецкий рассматривал значение расовых признаков в проекции на социокультурное проявление рас. Например, после описания физических и психических особенностей греков, А.Л. Ловецкий указывал, что они «независимы, суетны, непостоянны, хитры до плутовства». Делая замечания в отношении калмыков, А.Л. Ловецкий отмечал: «...Прежде страшные завоеватели, побуждаемые склонностью к грабежу, они нигде не основали долговременного владычества, многоженцы...». Об индейцах Нового Света он писал, что они «пожирают не только неприятелей, но и своих родителей». Его вклад в науку был отмечен и в советское время в статье Н.Г. Залкинда «Алексей Леонтьевич Ловецкий (1787–1840 гг.) как антрополог»1.

Еще в середине XIX в. проф. С.В. Ешевский с кафедры истории Московского государственного университета, читая лекции студентам, говорил: «…разнообразные и разносторонние исследования показали, что человечество распадается на отдельные группы, отличающиеся одна от другой не одними внешними признаками, которые, разумеется, прежде всего, и даже издавна бросались в глаза каждому, но и некоторыми особенностями в своей нравственной, духовной природе, особенностями характера, склада ума…»2.

При этом проф. С.В. Ешевский указывал: «дело народов высшей цивилизации – быть руководителями племен, находящихся еще на низшей степени развития» (выделено нами. – А.З.).

Основоположник русской антропологической школы А.П. Богданов в своей работе «Антропологические данные к изучению цыган» наряду с изучением биопсихологического потенциала данной «низшей» народной группы рассматривал и социальную специфику поведения данного «племени»3. В частности, он писал: «Склонность к обману, нечистоплотности и социальный паразитизм, по мнению многих наблюдателей, изучавших цыган, составляют их особую усСм.: Залкинд Н.Г. «Алексей Леонтьевич Ловецкий (1787–1840 гг.) как антрополог». Советская антропология, №2, 1958г.

См.: Авдеев В.Б. Указ. соч. С. 12.

См.: Богданов А.П. «Антропологические данные к изучению цыган». Москва.

1878г. // Русская расовая теория до 1917 года. Вып.2. Сборник оригинальных работ русских классиков под ред. В.Б. Авдеева. М.: «ФЭРИ-В», 2004. С. 127 (С.720).

тойчивую суть как расы (прим. авт.: автором, скорее всего, имелась в виду народная группа, а не раса). Активность цыганских женщин, специализирующихся на околдовывании мужчин из числа более сильных и культурных рас, не имеет эволюционно-биологических аналогов у других народов. В противовес высшим инстинктам «высших» рас цыгане пускают в ход низшие инстинкты «низших» рас.

Такая разница биопсихологических потенциалов ведет их по пути эволюции». Таким образом, российский ученый А.П. Богданов искал причины этой социально-поведенческой установки в особенностях антропологического строения цыган.

А.П. Богданов методами исторической этнографии доказал, что колонизация Сибири русскими не могла оказать на самих русских пагубного влияния. Можно констатировать, что исследователи того периода практически легитимизировали деятельность царского правительства по освоению Сибири и Дальнего Востока. С началом колонизации огромные массы расово-однородного русского населения хлынули на территории, заселенные разноплеменными аборигенами, не имевшими ни расовой, ни политической консолидации.

Численный перевес, скоординированность действий, агрессивность отличали действия русских. Вырезая местное мужское население и овладевая туземными женщинами, русские колонизаторы, прокатываясь волна за волной по бескрайним просторам Евразии, неизбежно увеличивали процент нордической крови в местном населении от поколения к поколению. Административная и судебная системы в колонизируемых областях, сам характер хозяйственной деятельности, а также русская православная церковь многократно усиливали процесс русификации коренного населения, причем не столько в культурном отношении, сколько в антропологическом.

Перечень племен, стертых с карты истории за 200–300 лет колонизации, весьма внушителен.

Политические деятели России, пытаясь отвергнуть любой ценой суверенитет бывших автономных республик, утверждают, что на бескрайних просторах Евразии к моменту их захвата русскими войсками якобы не было государственных образований, не было народов – носителей устоявшихся традиций, бродили там, в «диком поле» кочевые, полудикие племена, поклонявшиеся идолам и огню.

Особенно настойчивы попытки применить эту махрово-расистскую теорию в отношении Поволжья, Урала, Казахстана и Сибири.

История же однозначно гласит, что в этих регионах к моменту русского нашествия существовало множество государств, а именно:

Казанское, Астраханское, Калмыцкое, Сибирское и другие ханства.

Кстати, Сибирское ханство занимало территорию от отрогов Урала до берегов Тихого океана.

Уже в наши дни, по данным Советской Исторической, Большой и Малой энциклопедий А. Закировым была составлена краткая хронология – летопись зарождения, становления, безудержного расползания Российской империи1:

«1346 год – земли Коми края оказались под гнетом Московского княжества.

1478 год – Карелия вошла в состав русского государства. год – Северная Удмуртия присоединена к русскому государству.

1552 год – уничтожено Казанское ханство – правопреемник Волжской Булгарии в VII веке, которая в 1223 году остановила первую волну монгольского нашествия, разгромила, отбросила не знавших поражений, считавшихся непобедимыми отборные части войск Чингиз-хана, защитив тем самым Русь и Западную Европу от вторжения захватчиков.

«30 августа 1552 года русская армия произвела окружение Казани». Это было восьмое нападение русских войск на Казань, с конца XV века: 1469, 1487, 1506, 1524, 1530, 1545, 1550 гг. Сражение было окончено 2 октября 1552 года. «В городе была произведена страшная резня, так как русское командование распорядилось произвести поголовное избиение всех мужчин. «В полон имати жен и дети, ратных избивати всех»2. Город представлял страшное зрелище: пылали пожары, дома были разграблены, улицы завалены трупами, везде потоки крови. «Побитых во граде толикое множество лежаще, яко по всему граду не бе, где ступати не на мертвых; за царев же двоСм.: Закиров А., Газета «Суверенитет», г. Казань. № 13, октяб., 1992. // Настоящая статья была опубликована в книге Д.М. Исхакова «Татары». Газетно-книжное издательство «КАМАЗ», Набережные Челны, 1993, С. 51-64 (64).

Книга Царств. С. 308.

ром, где на бегство предалися, и с стен градских и по улицам костры (груды) мертвых лежаще с стенами ровно»1. Такова была жестокая расправа победителей с побежденными. Все мужское население громадного города было истреблено. Из мужчин был оставлен в живых лишь один – хан Ядыгар. С женщинами поступили более жестоко. Они были отданы в распоряжение солдат 150-тысячной русской армии.

«Чудовищное избиение жителей взятой Казани составляет одну из самых тяжелых страниц русской истории. Такою колоссальною гекатомбою (бессмысленное преднамеренное умерщвление огромного количества людей) человеческих жертв закончился «крестовый поход» христолюбивого воинства против казанцев, первое выступление русского государства на путь территориальных завоеваний»2.

После падения Казани, дабы устрашить народы сопредельных государств, сломать их волю к сопротивлению, облегчить их колонизацию, русское командование предприняло акт чудовищного вандализма: были сплавлены вниз по Волге плоты с горами трупов поверженных защитников Казани.

«Падение Казанского ханства (1552) создало условия для широкой колонизации Сибири»3. И началось продолжавшееся столетиями нашествие русских до Аляски на востоке, до современных границ на юге и западе. На своем пути русские войска «огнем, мечом и крестом» сметали целые государства, народы, венчая свои грабежи и невиданный в истории человечества кровавый разгул насильственным крещением народов иных конфессий под угрозой поголовного уничтожения непокорных.

Чудовищные преступления русских войск были потрясающими, необычными даже для того времени, что вынудило Ватикан – Папу Римского – обратиться к русскому царю с посланием о недопустимости для христиан совершения столь немыслимо жестоких злодеяний.

Книга Царств. С. 309.

Худяков М. «Очерки по истории Казанского ханства», Казань, фонд ТЯК, 1990 г.

С. 151-153.

МСЭ, т. VIII, стр. 457.

1556 год – «Астраханское ханство легко было завоевано и присоединено к русскому государству»1.

1557 год – Башкирия, потрясенная трагической судьбой Казани, «добровольно» приняла русское подданство, а вскоре, «вкусив прелести» этого подданства, поднялась на борьбу с русскими захватчиками. Мощная волна национально-освободительного движения башкир в течение столетия вошла в историю как «Башкирские восстания»2.

1557 год – Удмуртия полностью присоединена к России.

1557 год – Адыгея вошла в состав России3.

1598 год – «Наступление русских войск привело к разгрому Сибирского ханства и к присоединению его к русскому государству»4.

1630 год – «В 30-40-х гг. XVII века началось проникновение русских войск в Прибайкалье. Присоединение Бурятии завершилось в году, что было оформлено Нерчинским договором в 1689 году»5.

1630 год – Якутия занята русскими войсками6.

1654 год – провозглашение Переяславской Радой о «добровольном» вхождении Украины в Россию. «В результате русско-польской войны 1654-1667 гг. по Андрусовскому перемирию в 1667 году левобережная Украина и Киев с прилегающей территорией закреплены за Россией».

1721 год – Эстония, а также Видземе, согласно Ништадтскому мирному договору, присоединились к Российской империи, а после раздела Речи Посполитой остатки территории Латвии были присоединены к России.

Дорого же обошлось народам Прибалтики «окно в Европу», прорубленное Петром I в результате более чем двадцатилетней захватнической Северной войны ради выхода Российской империи к морю. И не однажды это «окно» было обильно омыто кровью и слезами прибалтов. Потребовалось более двухсот лет для ликвидаМСЭ, т. I, стр. 609.

БСЭ, т. I, стр. 241.

МСЭ, т. VIII. стр. 455.

БСЭ, т. IV, стр. 146.

БСЭ, т. 30, стр. 91.

ции трагических последствий Северной войны, усугубленных впоследствии экспансией «боевого союза» нацистско–большевистского варианта – сделкой Риббентропа-Молотова.

1731 год – в бескрайних казахских степях появились русские войска и началось «добровольное вхождение» казахского народа в лоно русской империи. В 60-х годах XVIII века завершилось завоевание Россией всех земель казахов.

А в недрах русской православной церкви настойчиво вынашивали чудовищный план тотального насильственного крещения казахов последующим образованием нового региона России – Желтороссии.

И только начало первой империалистической войны 1914 года спасло казахский народ от морально-нравственного, духовного геноцида, сорвало осуществление этого изуверского намерения русского самодержавия.

1742 год – Каракалпакстан стал протекторатом России, а в году вошел в состав России.

1756 год – Горный Алтай, «удовлетворяя волю своих народов», присоединился к России.

1771 год – прекратило свое существование Калмыцкое ханство, «проглоченное» Астраханской губернией.

1772 год – Белорусские земли отошли к России в результате трех разделов Речи Посполитой1.

1774 год – Северная Осетия завоевана Россией.

1774 год – Большая и Малая Кабарда захвачены русскими войсками.

1783 год – завоеван Россией Крым.

1783 год – Грузия стала протекторатом России.

1793 год – левобережная Молдавия отошла к России по Ясинскому договору после раздела Речи Посполитой.

1795 год – большая часть Литвы захвачена русскими войсками.

1801 год – Восточная и большая часть Западной Грузии вошли в состав России2.

БСЭ, т. III, стр. 131.

БСЭ, т. XIII, стр. 40.

1801 год – началось завоевание русскими войсками Восточной Армении.

1801 год – Южная Осетия во власти русского престола.

1805 год – Карабахское ханство присоединено к России.

1810 год – Ингушетия завоевана Россией.

1812 год – Бессарабия по Бухарестскому договору отошла к России.

1813 год – в ходе колониальных войн России против независимых народов Закавказья Бакинское, Гянджинское, Ширванское, Кубинское, Тебризское, Дагестанское и ряд других ханств отошли к России по Гюлистанскому договору.

1815 год – Литва полностью завоевана Россией.

1828 год – русские войска коварно напали на земли, горные аулы Чечни. После жестокой, неравной, кровопролитной борьбы Чечня в 1859 году полностью и окончательно завоевана Россией.

Гордый чеченский народ под зеленым знаменем своего легендарного предводителя имама Шамиля оказывал упорное, героическое сопротивление огромной мощи Российской империи более тридцати лет. Имам Шамиль был пленен, но не сломлен. Русским самодержавием он был сослан и умер вдали от своей священной родины, веря в победу и освобождение своего народа от ига русской империи. С тех пор минуло более 130 лет, «…Чечня продолжает «священную борьбу» за освобождение от новой Российской империи, помня заветы имама Шамиля…». Следует отметить, что автор не разделяет данной позиции, поскольку официальная государственная позиция иная – антитеррористическая операция была направлена на сохранение территориальной целостности Российской Федерации.

1864 год – завершилось завоевание Западной Грузии русскими войсками.

1863 год – Северный Кыргызстан вошел в состав России.

1868 год – Бухарское ханство стало протекторатом России.

1873 год – Хивинское ханство захвачено русскими войсками.

1875 год – Кокандское ханство отошло к России.

1876 год – Южный Кыргызстан воссоединился с Северным, заодно и с Россией.

1878 год – Аджарстан завоеван Россией.

1885 год – полностью завершился захват Россией Туркестана.

1914 год – Тувинский край стал протекторатом России, а в году Тувинская Народная республика «по просьбе» трудящихся вошла в состав СССР.

1940 год – после позорной «финской» войны, развязанной СССР с целью «обезопасить Ленинград», – уничтожения оборонительной линии Маннергейма, к СССР отошел город Виипури (Выборг) и часть Карелии.

1940 год – частями Красной Армии захвачены Литва, Латвия и Эстония в результате позорной сделки с Гитлером и оформления акта Риббентропа-Молотова.

1940 год – в результате сговора с фашистской Германией к СССР отошли Западная Украина и Западная Белоруссия.

1940 год – очередная подачка Гитлера Московскому Кремлю – и Бессарабия с Буковиной «освобождены» Красной Армией.

1945 год – часть Восточной Пруссии с городом Кенигсберг вошли в состав РСФСР.

1945 год – Южный Сахалин и четыре острова Курильской гряды заняты Советской Армией.

1979-1989 гг. – были упорные и серьезные попытки повторить несостоявшийся в свое время маршрут русского «землепроходца»

Афанасия Никитина, поближе подступиться к «теплым морям и нефтяным краям» через... Афганистан, являющийся единственной страной Азии, где не могли никак прижиться в течение веков ни английские, ни прочие колонизаторы ни под каким предлогом...

Таковы неопровержимые исторические реалии, такова хронологическая и территориальная «мозаика» «Союза нерушимых республик свободных», навеки разрозненных друг от друга, порабощенных, разграбленных Российской и советской империями...».

Возвращаясь от исследований историков, политологов к исследованиям антропологов и этнографов XIX в., следует обратиться к заключению проф. И.А. Сикорского, данного по делу об убийстве А. Ющинского, который писал: существует не кровавый навет на евреев, но кровавый пережиток у евреев1. В своем заключении проф. И.А. Сикорский опирался на труды русского писателя, этнографа В. Даля, который в 1844 г. на основании официальных документов, по распоряжению министра внутренних дел, для доклада императору Николаю I писал: «Никто не будет оспаривать, что в странах, где евреи терпимы, от времени до времени находимы были трупы младенцев всегда в одном и том же искаженном виде или, по крайней мере, с подобными знаками насилия и смерти. Не менее важно было и то, что знаки эти доказывали умышленное и обдуманное злодейство мученического убийства ребенка и притом ребенка христианского; то и другое доказано множеством следственных, судебных и врачебных свидетельств»2.

Вывод: можно констатировать, что все сферы развития российского общества – политические, социальные, религиозные, этнографические, были пронизаны этнонациональной составляющей, находясь в зависимости от происходящих в национальных, народных и этнических группах процессах и от оценок лиц, их изучающих.

Значительный вклад внес в науку антрополог и психолог И.А.

Сикорский, который, изучая психические особенности народа, обосновывал их факторами наследственной расовой биологии3.

Кроме того, проф. И.А. Сикорский утверждал, что черная раса принадлежит к наименее одаренным на земном шаре. В строении ее См.: Сикорский И.А. Экспертиза по делу об убийстве Андрюши Ющинского (Мнение профессора И.А. Сикорского о ритуальном убийстве А. Ющинского, совершенном 12 марта 1911 г. в Киеве в усадьбе, принадлежащей еврейской хирургической больнице, находящейся в заведовании купца Марка Иойновича Зайцева, согласно вердикту присяжных, произнесенному 28 октября 1913 г.).

Прим. авт.: Владимиру Далю, по его службе, доступны были официальные документы.

Сикорский И.А. Психологические основы национализма. 1910 г. (Прочитано в собрании членов Клуба русских националистов 8 апр. 1910 г.); Его же «Физиология нравственных страданий». 1890 г. (Публичная лекция, прочитанная с благотворительной целью 20 марта 1890 г.). // Русская расовая теория до 1917 года. Вып.2.

Сборник оригинальных работ русских классиков под ред. В.Б. Авдеева. М.: «ФЭРИВ», 2004. С. 287, 299 (С.720).

тела заметно более точек соприкосновения с классом обезьян, чем в других расах1.

Проф. Д.Н. Анучин весьма одобрительно отзывался об успехах школы криминальной антропологии Чезаре Ломброзо и указывал, что: «В последнее время было обращено внимание на изучение физического склада преступников. Изучение это явилось результатом взгляда, основанного отчасти на наблюдениях, что преступники не всегда делаются таковыми, а иногда уже унаследовали порочные наклонности, и что у преступников известных категорий существуют некоторые общие признаки, и притом не только в психическом складе, но и в особенностях физической организации». В 1890 г.

проф. Д.Н. Анучин опубликовал работу «Изучение психофизических типов»2, в которой указал, что антропологическая теория должна учитываться и наукой уголовного права, то есть наукой, с именем которой она связывает свое имя, задачи и методы.

П.Н. Тарновская в своих работах «Новые работы по криминальной антропологии» (СПб, 1891 г.), «Об органах чувств у преступниц и проституток» (СПб., 1894 г.) указывала, что только одновременное существование нескольких признаков вырождения человека в совокупности с отклонениями моральной сферы дает право причислять его к дегенеративному типу. Она писала: «Нужно желать и надеяться, что в ближайшем будущем криминальная антропология ляжет в основу уголовного права и положения о наказаниях», чего, к нашему сожалению, так и не произошло. Ей же предложены принципы криминальной антропологии к изучению проституток и женщин-преступниц, и при этом исходила из генетических свойств их представительниц. Согласно ее исследованиям выходило, что на путь проституции женщину толкают не социальные условия, но факторы наследственной дегенерации3. В 1912 г., продолжая данСм.: Сикорский И.А. «Всеобщая психология с физиогномикой». Монограф. Киев, 1904г.

См.: Анучин Д.Н. Изучение психофизических типов. «Вестник Европы», 1890, май, №3.

См.: Тарновская П.Н. Новые работы по криминальной антропологии. Доклад 1 секции Русского Общества охранения народного здравия, 27 дек. 1891г. С.-Петербург. Типография Дома призрения малолетних бедных. Лиговка, д. № 27, 1892; Ее же:

Об органах чувств у преступниц и проституток, СПб., 1894 г.

ную тему, Э.Г. Ландау, описывая народность – веды, населяющую Цейлон, писал: «Половые отношения между мужчиной и женщиной у ведов не установлены никакими законами, которые были бы категорически предписаны обществом. И все же мы наталкиваемся на неожиданное явление: свобода в этом отношении необычайно ограничена, и половая связь между двумя ведами несет вполне характер моногамии, свято охраняемой до смерти супругов. Половые отношения между несупругами не допускаются. Супружеская измена между супругами редка и влечет одно наказание – смерть виновных. Полигамия, полиандрия и проституция у ведов совершенно отсутствуют»1.

В 1897 г. проф. Д.Н. Анучин публикует статью «Негры», в которой в частности указывает, ссылаясь на других исследователей, что негры часто обвиняются в лживости, жадности, лени, вероломстве, жестокости, животной страстности и т.д. Многие племена практикуют людоедство, у других убиваются старики, происходят массовые убийства пленных2.

Следует отметить, что и термины «арийцы» и «нордический» в 1900 г. ввел в научный оборот русский расолог И.Е. Деникер, когда систематизировал естественнонаучную информацию и впервые в антропологии сформулировал основные принципы оценки различий между человеческими расами3. И.Е. Деникер относил данные термины в сферу культурологи, лингвистики и религиоведения, по сути, разделяя понятия этнографии и антропологии. Согласно выводам И.Е. Деникера, у истоков почти всех мировых культур стояли преимущественно голубоглазые блондины с длинной формой черепа и близкие к ним расовые типы. Позднее термин «нордический», обозначающий конкретный расовый тип, прочно закрепился как в научной классификации, так и в политической пропаганде. Идеал красивого героя с пронзительным волевым взглядом, канонизированный в Третьем рейхе, был впервые научно обоснован русским См.: Ландау Э.Г. Краткое руководство к изучению расовой антропологии. Юрьев, Типография К. Матиссена. 1912 г.

См.: Анучин Д.Н. «Негры». Энциклопедический словарь. Брокгауза и Эфрона, том № ХХ-А, СПб., 1897 г.

См.: Деникер И.Е. «Человеческие расы». 1900 г.

расологом французского происхождения, уроженцем Астрахани.

Причем даже ведущие специалисты Германии в этой области добросовестно упоминают «русского расолога Деникера», который первым ввел в употребление термин «нордический».

В 1906 г. Э.В. Эриксон изучал значение в этиологии убийств и разбоев на Кавказе врожденных особенностей психики отдельных племен и рас, населяющих край, а также влияние на совершение преступлений наличия психических и нервных болезней у людей1.

Причины убийств и разбоев на Кавказе очень сложны и разнообразны. Их можно подразделить, по мнению Э.В. Эриксона2, на внутренние и внешние. Первые лежат в психоантропологической организации племен и народов, населяющих Кавказ, во врожденных особенностях характера отдельных индивидуумов, а также в психических отклонениях и болезнях людей. Вторые – в сложившихся веками условиях семейного и общественного быта, неодинаковых в разных местах, в экономическом положении страны, отсутствии образования и надлежащего воспитания, в господстве правовых представлений, созданных арабскими юристами и дополненных турецкими персами, столкновении на маленькой территории нескольких цивилизаций.

Э.В. Эриксон, в своем исследовании указывал: «С самого начала владычества русских на Кавказе и по сие время среди жертв убийства необычайный процент выпадает на лиц администрации, от низших до высших чинов. Правда, чаще всего погибают от пуль или кинжальных ран судебные приставы, участковые или уездные начальники, однако в списки убитых нетрудно внести лиц, занимающих высокие должности. Убийства, направленные против лиц администрации, бывают всюду на Кавказе и совершаются лицами разных национальностей, обыкновенно туземцами, нередко иниСм.: Эриксон Э.В. Об убийствах и разбоях на Кавказе. Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. Под общ. ред. акад. В.М. Бехтерева. Год.

III. Вып. 1. С.-Петербург, Стремянная 12. 1906 г. // Русская расовая теория до года. Вып.2. Сборник оригинальных работ русских классиков под ред. В.Б. Авдеева.

М.: «ФЭРИ-В», 2004. С. 555 (С.720).

См.: Эриксон Э.В. Об убийствах и разбоях на Кавказе. Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. Под общ. ред. акад. В.М. Бехтерева. Год.III.

Вып. 1. С.-Петербург, Стремянная 12. 1906 г.

циаторами оказываются армяне. В основе этих преступлений лежит, конечно, принцип мести, но не личной, а общественной».

В 1909 г. проф. И.И. Пантюхов в своей работе «Значение антропологических типов в русской истории»1 рассматривает влияние так знакомого современному социальному процессу алкоголизации населения на ослабление работоспособности и воли, преимущественно великорусского типа классов населения. Пантюхов И.И. уже в начале ХIХ века указывал, что вместе с алкоголизмом идут разврат, венерические заболевания, нервные расстройства.

На данный фактор мы уже указывали в своих исследованиях2.

Так, по мнению некоторых современных исследователей, одним из главных «толчков» современного развития этнической преступности бурят является употребление спиртных напитков. И это закономерно с точки зрения физиологии и медицины. Дело в том, что в организме азиатов недостаточно фермента алкогольдегидрогеназы, который помогает человеку противостоять действию алкоголя. Именно по этой причине представители монголоидной расы пьянеют быстрее, нежели представители других рас и наций.

А проф. А.П. Богданов еще в середине XIX в. отмечал, что завоз водки и табака к монголоидным племенам Сибири, для «коих они губительны», был санкционирован православным духовенством.

Отечественная криминология – наука, которая не в меньшей, а может быть, и в большей степени испытала на себе груз идеологического давления в советское время.

Проф. Овчинский В.С. указывает, что, к сожалению, в постсоветской криминологии, как в «черной дыре», бесследно исчезли результаты и выводы исследований генетиков и психогенетиков конца ХХ – начала XXI века о социальном (приобретенном) и биоСм.: Пантюхов И.И. Значение антропологических типов в русской истории.

Типография «Просвещение». Киев, Крещатик, дом Пастеля №27, 1909 г.

См.: Рабданова Э. К вопросу о феномене этнической преступности // Научные сообщения студентов 2003 г. Интернет-ресурс; Цит. по: Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых представителями разных этнических групп: Дис. канд. юрид. наук / Академия права и управления. Рязань, 2005. С. 126.

логическом (наследуемом) в поведении (в том числе преступном) человека1.

Проблема предупреждения преступного поведения в связи с достижениями биотехнологической революции находится в эпицентре политических, идеологических, методологических и правовых дискуссий в контексте возрождения евгеники – науки о контроле над наследственностью, родоначальником которой принято считать двоюродного брата Чарльза Дарвина – Френсиса Гальтона.

Однако не многие знают, что англичанин Ф. Гальтон предложил создавать обобщенные альбомы «красоты» в 1883 г., в Германии антропоэстетика возникла в 1926 г., тогда как проф. А.П. Богданов еще в 1867 г. составил «Антропологический альбом русского народа», с целью выявления «типично русских лиц» (выделено нами. – А.З.).

Ради истины надо отметить, что фактически концептуальные основы евгеники заложил еще Платон. В его проекте коммунистического общества, которое, по словам Е.Н. Трубецкого, отличается причудливым сочетанием двух противоположных крайностей – аскетизма и эротического цинизма2, в половое соединение вступают лишь те, кому это дозволено или прямо предписано правителем.

В своих исследованиях в 1886 г. проф. М.М. Ковалевский стремился объяснить порядок зарождения в обществе правовых институтов. В своих работах проф. М.М. Ковалевский давал описание обычаев малоизвестного еще в то время народа, объясняя фактами из его быта многие темные вопросы древнего права ариев, от которых, по мнению ученого, и произошли осетины3.

В обстоятельном труде «Закон и обычай на Кавказе» (1890 г.) М.М.

Ковалевский проследил древние обычаи и социокультурные институты горских народов, в том числе и ингушей, исторические связи Кавказа с другими регионами. При этом следует отметить, что в последнем разделе этого исследования он отмечал и прогрессивные стороны росСм.: Овчинский В.С. Указ соч.

См.: Трубецкой Е.Н. Труды по философии права. СПб.: Изд. РХГИ, 2001. С. 459.

Ковалевский М.М. «Современный обычай и древний закон» (Обычное право у осетин в историко-сравнительном освещении), в 2-х Т. М.: Изд. Типография В. Гатцук. Никитский б-р, собств. Д., 1886 г.

сийского влияния на Кавказ, справедливо указывая, что после присоединения к России народы Кавказа получили возможность самостоятельного развития, были избавлены от внешних угроз, значительно расширили экономические и культурные связи с Россией. Однако он считал, что наряду с положительными моментами были и отрицательные. Кавказское наместничество вело жесткую колониальную политику в интересах наиболее состоятельных слоев общества. Местная администрация ущемляла права коренных народов, в первую очередь при проведении земельной и сословной реформ, а также при судопроизводстве1. М.М. Ковалевский считал ошибочными и даже вредными действия царского правительства на Кавказе по восстановлению норм адатов вместо установления шариата. Он писал: «Борьба с шариатом и покровительство адату лежит в нашем интересе, но, поступая таким образом, мы совершенно упустили из виду, что точное применение правил народного адата является препятствием к поддержанию внутреннего порядка и спокойствия в едва замиренном крае»2. Автор, прежде всего, имел в виду кровную месть, приводившую к истреблению целых семейств и большим материальным убыткам.

М.М. Ковалевский указал, что «горские суды во главе с царскими чиновниками подкашивают в корне русскую просветительскую миссию на Кавказе, ведут к внутренним несогласиям и усобицам».

Он считал, что нормы шариата гораздо ближе к русским юридическим воззрениям3.

«Если в сфере политических вопросов, – писал М.М. Ковалевский, – новое время выставило на очередь вопрос поистине новый, то таким следует признать национальный вопрос. Никогда еще, ни в древности, ни в средние века, национальность не являлась ни цементом, соединяющим воедино историей разрозненные народности, ни реагентом, которым искусственно созданные политические конгломераты разлагались бы на их составные части»4.

Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. М.,1890. 2т. Т.1. С.18, 30, 57 и далее.

Там же Т.1 С.280.

Ковалевский М.М. Национальный вопрос в старом и новом свете. // Вестник 678. Европы. 1885. № 6. С. 677.

В своем обращении к Государственной думе первого созыва проф. М.М. Ковалевский сказал: «Много лет тому назад, когда мне пришлось путешествовать по Кавказу, я имел возможность воочию убедиться, как по отношению к ингушскому народу применяются меры, примеры которым можно встретить в отдаленном периоде средних веков. Так, во времена генерал-губернаторства князя А.М.

Дондукова-Корсакова1 к ингушам применяема была мера, которая вошла, я думаю, по ошибке, на правах обычая в сборник прав кавказских народностей, изданный проф. Ф.И. Леонтовичем2. Эта мера следующая: каждый раз, когда у казака пропадает лошадь или какоенибудь другое имущество, то к ответу призывается весь ингушский народ и на него распространяется начало круговой поруки, которая применялась в родовых общинах только к членам рода, а здесь она распространяется на весь ингушский народ, который в настоящее время представляет цифру довольно почтенную, а именно 50000 человек. Следовательно, если тогда уже администрация русская позволила себе опыты вроде тех, к которым прибегал Вильгельм Завоеватель по отношению к англо-саксонскому народу в интересах пришлых норманов3, то можно судить, какие порядки водворились за последнее время».

Следует отметить, что либеральная общественность видела в казачестве враждебную, чуждую всему прогрессивному силу, с помощью которой имперская власть подавляла социально-общественные кризисы. Ковалевский придерживался иного мнения. В работе «Казачество», сохранившейся в архиве РАН4, а затем частью опубликованной, он обратился к истории казачества, его быту и нравам, Дондуков-Корсаков Александр Михайлович, князь – генерал-адъютант и генерал от кавалерии (1820–93). С 1882 по 1890 год – главноначальствующий гражданской частью на Кавказе и командующий войсками Кавказского военного округа.

При его участии выработано новое положение об управлении Кавказом, введенное в действие в 1883. В частности, упразднено кавказское военно-народное управление.

См.: Русский биографический словарь. Сетевая версия. http://www.rulex.ru/brbs.htm.

Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. Одесса, 1883. Вып. 2. С. 114-184.

Вильгельм I Завоеватель 1027(28). –1087, внебрачный сын нормандского герцога Роберта II Дьявола, будущий король Англии (1066–1087).

ПФА РАН. Ф. 103. Оп.3. Ед. хр. 99. Казачество.5л.

социальным и политическим функциям в государственной службе.

Детально разбирая эти функции, понимая сложность «служивого»

человека – казака, он писал: «Не зовите его погромщиком и палачом, как бы не было заслужено им это прозвище, пожалейте, наоборот, это послушное орудие чужой неправды»1.

Проф. М.М. Ковалевского возмущало преступное «нерадение властей» не только в разрешении конфликтов между ингушами и казаками, но также и между татарами и армянами2. С высокой депутатской трибуны М.М. Ковалевский выступал против действий черносотенных организаций, призывавших к борьбе с евреями, чинивших еврейские погромы (1906)3, в том числе в Белостоке4 и в Эриванской губернии5.

«…Нельзя считать русскую империю государством правовым, – считал М.М. Ковалевский, – поскольку основу правового государства составляет равенство граждан-подданных перед законом, налогом и государственной службой…»6.

Проф. и депутат Государственной думы М.М. Ковалевский видел, что многие думские коллеги не разделяли его позиции в разрешении межнациональных конфликтов, но, несмотря на это, он возлагал на Россию большие надежды, считал, что страна идёт по пути обновления и поэтому политика государства должна сводиться «к желанию сохранить мир и добрые отношения со всеми государствами, поддерживая в то же время начало международных прав и Ковалевский М.М. Казачество // Страна. 1906. № 99. С.1.

Ковалевский М.М. Кому направить запрос о нерадении властей на Кавказе // Страна. 1906. – № 93. – С. 1.

Государственная Дума. Стенографические отчеты. Т. 2. С. 1165.

Белосток – город на северо-востоке Польши. В 1807–1921 принадлежал России.

После раздела Польши между нацистской Германией и СССР (1939) вошел в состав Советского Союза. В 1945 возвращен Польше. В Белостоке проживало много евреев.

Об антисемитском движении в Белостоке см.: Еврейская энциклопедия. Статья Белосток. Сетевая версия. http://www.eleven.co.il/article/14152.

В 1828 Восточная Армения вошла в состав Российской империи; в 1849 образована Эриванская губерния. В мае 1918 провозглашена Армянская республика. В ноябре 1920 провозглашена Армянская ССР; с марта 1922 входила в Закавказскую федерацию (в декабре 1922 в её составе вошла в СССР); с декабря 1936 — непосредственно в СССР. См.: http: //archive.artsakhworld.com/rus/source.html.

Ковалевский М.М. Мемуары. Моя жизнь. Гл. 1. Университет // История и историки. Историографический ежегодник за 1973. М., 1975. С. 88, 92.

справедливости, и заботясь о сохранении раз достигнутых границ при обеспечении всем нациям возможности самостоятельного развития»1. Именно в умиротворении всех подданных под знаком либеральных законов М.М. Ковалевский видел залог будущего благосостояния России.

В то же время, как указывает проф. Р.Г. Абдулатипов, царская власть в начале XX в. стимулировала национал-шовинизм, пытаясь с его помощью покончить с революционным движением. А получилось все наоборот2. На фоне нарастающего недовольства самодержавием предпринимались постоянные попытки свалить вину за все драматическое положение на инородцев. Это проявлялось и в недопущении их в Государственную думу, и в организации еврейских погромов, в ходе которых совершались уголовные преступления. Однако к погромщикам царской властью применялось царское помилование. Успенский И. приводит обращение царя Николая II к руководителям «черносотенцев», в котором говорится, что суды относятся излишне строго к погромщикам и приговоры будут исправляться царем по просьбам «дорогого ему» «Союза русского народа»3.

Таким образом, анализ трудов российских антропологов и этнографов XIX – начала XX в. и реализация их выводов в этнополитике российского государства того периода дает нам основания полагать, что Российская империя стояла на пороге формирования идеологии расовой нетерпимости по отношению к некоренным народам, населяющим, прежде всего, национальные окраины государства, в концепцию государственной идеологии. От формирования концепции расовой нетерпимости и введения её в ранг открытой внутренней политики государства Российскую империю спасли революции и последующие за ними потрясения начала XX в.

Государственная Дума. Стенографические отчеты. Т. 1. С. 220.

Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России.

М., 2000. // Цит. по: Абдулатипов Р.Г. Этнополитология. СПб.: Питер, 2004. С.

122–123.

Успенский И. Очерк царствования Николая II. М., 1917. Кн. 4.

И ЭТНИЧЕСКОЙ ПОЛИТИК

Уголовная политика, по нашему мнению, не может замыкаться только в рамках уголовного права, простым закреплением деяний, являющихся преступными, и определением меры наказания за них.

Поскольку уголовная политика является составной частью политики социальной, то это означает, что необходимо обращать внимание и на общесоциальные меры предупреждения преступности.

Это будет соответствовать определению политики.

Политика (греч. politic – государственные или общественные дела, от polis – государство) – сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и другими социальными группами (выделено нами. – А.З.), ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти;

участие в делах государства, определение форм, задач, содержания его деятельности1.

В 1894 г. Франц фон Лист указал, что под уголовной политикой следует считать систематическое собрание тех основных положений, сообразуясь с которыми государство должно вести борьбу с преступлением при посредстве наказания и родственных последнему установлений2.

Опираясь на исследования Э. Генке в 1823 г. («Handbuch des Kriminakrechts und der Kriminalpolitik»), Франц фон Лист писал, что необходимыми знаниями для уголовной политики являются знания по антропологии в обширнейшем смысле и история развития народов3.

В связи с этим, по мнению Ф. фон Листа, под уголовной политикой следует считать систематическую совокупность оснований, опирающихся на научное исследование причин преступления и Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров, 4-е изд. М.: Сов.

Энциклопедия, 1988, С. 1030 (С. 1600, с ил.).

См.: Лист Ф. Задачи уголовной политики. Преступление как социально-патологическое явление / Сост. и предисл. В.С. Овчинского М.: ИНФРА-М, 2004, С. 7 (С.

110 Библиотека криминолога).

действия, производимого наказанием, – оснований, сообразуясь с которыми государство при помощи наказания и родственных ему институтов должно бороться с преступностью.

Одним из предметов нашего исследования является взаимосвязь этнической и уголовной политик. В связи с этим вначале мы должны дать представление о том, что такое этнополитика. По мнению проф. Р.Г. Абдулатипова, к предмету этнополитики относятся: этнические, этнонациональные, межэтнические, этнокультурные отношения в системе социально-политических процессов, институтов, а также влияние этнического и этнонационального фактора на политическую власть, идеи, политико-правовые нормы, отношения власти, деятельности политических учреждений, партий и движений в сфере этнонациональных отношений1.

Уголовная политика – это крупномасштабное направление деятельности государства по защите общества от преступности. Содержанием уголовной политики являются разработка и реализация целей и задач, определение средств, форм и методов такой деятельности государства и государственных, прежде всего правоохранительных, органов.

Уголовная политика – это целенаправленная активная деятельность государства по защите от преступности, это разработка и реализация стратегии борьбы с преступностью. Уголовная политика является разновидностью внутренней политики государства (наряду с экономической, демографической, военной, научной, технической и др.).

О.А. Малышева под уголовной политикой понимает сложное сущностное понятие, включающее в себя ряд элементов. По мнению данного автора, уголовная политика представляет собой важное направление жизнедеятельности государства, ее целью является осуществление противодействия преступности, реализуемой посредством выработки соответствующей стратегии и тактики, а также с помощью специальных и общесоциальных форм, методов, средств.

При этом О.А. Малышева отмечает, что в теории уголовной политики нет единого мнения в отношении сущности и количества ее Абдулатипов Р.Г. Этнополитология. СПб.: Питер, 2004. С. 15 (С. 313).

элементов1. При этом российские исследователи отмечают, что уголовная политика — понятие многоуровневое и многоаспектное2.

Н.И.Загородников и Н.А.Стручков отмечали, что «уголовная политика» представляет собой такое направление советской политики, в рамках которого формируются исходные требования борьбы с преступностью посредством разработки и осуществления широкого круга предупредительных мер, создания и применения правовых норм материального, процессуального и исполнительного уголовного права, устанавливающих криминализацию и пенализацию, а когда нужно, декриминализацию деяний, а также посредством определения круга допустимых в борьбе с преступностью мер государственного принуждения3.

Немногим ранее Л.Д. Гаухман и Ю.И. Ляпунов пишут следующее: «Советская уголовная политика – это основные принципы, направления и перспективы охраны социалистических общественных отношений от преступных посягательств (борьбы с преступностью), базирующиеся на познании объективных закономерностей развития общества в исторически определенный период времени и соответствующие сущности социально-экономической формации»4.

В 1982 г. П.С. Дагель подчеркивал, что советская уголовная политика – это политика КПСС и Советского государства в сфере борьбы с преступностью5.

См.: Малышева О.А. Уголовная политика: содержание и эффективность: Моногр. Рязань: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, 2005. С. 171.

Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел / Под ред. Л.И.

Беляевой. – М., 2003. С. 8-9.

Загородников Н.И., Стручков Н.А. Направления изучения советского уголовного права // Советское государство и право, 1981, №7, с. 4. // Цит. по: Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003.

Гаухман Л.Д., Ляпунов Ю.И. Понятие советской уголовной политики и ее основные направления. М., 1980, С. 4. // Цит. по: Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003.

Дагель П.С. Проблемы советской уголовной политики. Владивосток, 1982, С. 8–11. // Цит. по: Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003.

Н.А.Беляев еще в 1958 г. написал: «Политика Советского государства, направленная на борьбу с общественно опасными деяниями, называется уголовной политикой»1.

П.Н. Панченко, подробно и скрупулезно исследовавший практически все имевшиеся на 1988 год подходы к определению понятия и сущности уголовной политики, в частности, писал: «Несмотря на различия в объеме содержания, сущностная основа уголовной политики и политики борьбы с преступностью одна и та же. Состоит она в том, что уголовная политика формирует главную линию, стратегические и тактические направления борьбы с преступностью»2.

Авторы теоретической модели основ государственной политики борьбы с преступностью, не раскрывая при этом определения самой политики, писали: «Государственная политика борьбы с преступностью призвана обеспечить максимально возможное ограничение этого негативного явления, сведение его к такому уровню, при котором преступность перестанет быть угрозой национальной безопасности, способной подорвать устои жизни общества, повернуть его развитие вспять»3.

И.А.Исмаилов охарактеризовал уголовную политику как «направление деятельности государства, осуществляемой на уровне политического руководства, управления, принятия и реализации конкретных решений и имеющей основным назначением определение и проведение в жизнь задач, форм и содержания целенаправленных мер борьбы с преступностью (воздействия на нее), организацию и обеспечение оптимального функционирования и развития этой системы на надлежащей идеологической, правовой, информаБеляев И.А. Понятие советского исправительно-трудового права и основные принципы советской исправительно-трудовой политики // Вестник ЛГУ.

Серия экономики, философии и права, 1958. №5. Вып. 1., С. 118-119. // Цит. по:

Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционноправового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003.

Панченко П.Н. Советская уголовная политика. Томск, 1988, С. 73. // Цит.

по: Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционноправового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003.

Сухарев А.Я., Алексеев А.И., Журавлев М.П. Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. Теоретическая модель. М., 1997, С.24.

// Цит. по: Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003.

ционной, ресурсной базе и во взаимодействии с другими социальными системами»1.

Один из основоположников теории уголовной политики профессор Г.М.Миньковский писал, что можно говорить о политике борьбы с преступностью (об уголовной политике в широком смысле слова) на трех уровнях: концептуальном, законодательном, правоприменительном2.

А.И. Коробеев, А.В. Усс и Ю.В.Голик указывали, что «советская уголовная политика» в традиционном ее понимании есть генеральная линия, определяющая основные направления, цели и средства воздействия на преступность путем формирования уголовного, уголовно-процессуального, исправительно-трудового законодательства, практики его применения, а также путем выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступлений3.

Как указывает С.С. Босхолов, главное в характеристике понятийного аппарата уголовной политики состоит не в том, чтобы в максимально точных и полных формулировках дать определение предмета и содержания уголовной политики, а в том, чтобы, вопервых, за этим понятием ясно видна была государственная политика борьбы с преступностью, ее стратегия и тактика, четко прослеживалась политика и идеология государства в сфере борьбы с преступностью и другими правонарушениями; во-вторых, во главу угла борьбы с преступностью было поставлено право, которое по сути дела и есть сама воплощенная политика, как по форме, так и по содержанию, реализующая правовые ценности правового государства: безопасность личности, общества и государства;

права и свободы человека и гражданина; законность, гуманизм и справедливость; в-третьих, учитывался комплексный, многоаспектный характер уголовной политики и, в частности, нашли отИсмаилов И.А. Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы борьбы с преступностью). Баку, 1990, С. 124.

Миньковский Г.М. Правовая политика в сфере борьбы с преступностью и проблемы законодательного регулирования этой борьбы // Проблемы формирования уголовной политики Российской Федерации и ее реализации органами внутренних дел.

М, 1995, С. 32.

Коробеев А.И., Усс Л.В., Голик Ю.В. Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. Красноярск, 1991, С. 7.

ражение и разработку концептуальный, законодательный и правоприменительный ее уровни.

С учетом указанных методологических требований под уголовной политикой С.С. Босхолов понимает: 1) государственную политику (доктрину) борьбы с преступностью, выраженную в соответствующих директивных актах (законах, указах Президента, постановлениях Правительства); 2) научную теорию и синтез политических, социологических и правовых знаний, необходимых для разработки концепции уголовной политики и ее реализации; 3) особый вид социальной деятельности, направленный на активное, наступательное противодействие преступности и другим правонарушениям, основывающийся на двух первых положениях, которые имеют для нее базовое, концептуальное значение1.

Следует отметить, что уголовная политика в кругу специалистов трактуется в широком и узком смысле. В широком смысле уголовная политика рассматривается нами как политика борьбы с преступностью и иными правонарушениями в целом, включающая в себя задачи, формы, средства, стратегию и тактику борьбы с этими крайне опасными видами негативных социальных явлений. И в этом плане она включает в себя уголовно-правовую политику, уголовнопроцессуальную политику2, уголовно-исполнительную политику и криминологическую (профилактическую) политику.

В узком же смысле под уголовной политикой нами подразумевается уголовно-правовая политика и криминологическая (профилактическая) политика как наиболее тесно связанные друг с другом.

Именно эти два направления уголовной политики образуют собой активную наступательную силу противодействия преступности и иным правонарушениям.

Характеризуя уголовную политику в широком понимании, следует исходить из того, что:

Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: Дис.... д-ра юрид. наук М., 2003. С. 64.

В частности, фундаментальная работа по уголовно-процессуальной политике подготовлена А.И. Александровым. См.: Уголовно-процессуальная политика в России (теоретический и историко-правовой анализ) Автореф. дисс... докт. юрид. наук.

СПб 1998.

а) уголовная политика является важной и неотъемлемой составной частью государственной политики в целом, обеспечивающей оптимальное функционирование всех других ее направлений и элементов;

б) уголовная политика представляет собой единство разработки и реализации, теоретической и практической деятельности по борьбе с преступностью;

в) уголовная политика предполагает тесную взаимосвязь и неразрывность задач и самой деятельности по защите от преступности общества, государства и личности. Это означает, что эффективная защита личности и общества невозможна без сильной государственной власти, без отлаженной системы государственных органов, ведущих борьбу с преступностью, без их поддержки населением и общественностью, без понимания того, что защита государства есть основа для защиты им общественных и личных интересов.

Используя понятие «уголовная политика», следует различать аспекты и уровни этого понятия, а также иметь в виду, что сам термин «уголовная политика» трактуется в научной литературе неоднозначно как по содержанию, так и по объему1.

В 1991 г. А.И. Коробеев, А.В. Усс, Ю.В. Голик, раскрывая содержание уголовной политики, отмечали нетрадиционное, но не менее перспективное направление, связанное со сферой применения поощрительных норм2. Настоящими авторами отмечалось направление политики, связанной с наказанием отклоняющейся формы поведения и поощрения социально одобряемого поведения.

В 1998 г. проф. А.И. Алексеев указывал на необходимость принятия на федеральном уровне основополагающего документа о государственной политике борьбы с преступностью3. При этом А.

В частности, в более узком смысле уголовная политика понимается только как уголовно-правовая политика, связанная с реализацией лишь уголовно-правовых средств в борьбе с преступностью. См. работы: Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986; Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. Владивосток,1987, и другие.

А.И. Коробеев, А.В. Усс, Ю.В. Голик. Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. Изд-во Краснояр. Ун-та, 1991. С. 184.

А.И. Алексеев Государственная политика борьбы с преступностью в России.

Уголовное право №3, 1998. С. 100.

Алексеевым указывалось, что при проведении государственной политики борьбы с преступностью (выделено нами. – А.З.) необходимо усилие всех ветвей власти государства и здоровых сил общества, направленные на приоритетные направления противодействия этому социально негативному явлению и преодоления острой криминальной ситуации.

В 2003 г. проф. А.И. Алексеевым отмечено, что концептуальные положения политики жесткого противодействия преступности, в полной мере адекватного сложившейся крайне острой криминальной ситуации, желательно сформулировать и довести до всеобщего сведения в политико-правовом документе общегосударственного формата и значения, идея и основные позиции которого давно сформулированы. Но дело не сдвинулось с мертвой точки – государственная политика борьбы с преступностью до сих пор официально не сформулирована, не принята1.

Напротив, на необходимость проведения «профилактической политики» указывали Л.В. Баринова, Н.Э. Мартыненко, В.П. Ревин2.

Проф. Н.А. Лопашенко, соглашаясь с проф. П.Н. Панченко, выделяющим криминологическую политику из уголовной политики, в связи с тем, что она является стратегией уголовной политики3, предлагает под криминологической политикой считать часть внутренней политики государства, стратегической составляющей государственной политики противодействия преступности, направление деятельности государства в сфере охраны демократического общественного строя от преступных посягательств, заключающееся в оказании предупредительного (предупреждающего преступность) воздействия на личность преступника и причины и условия преступности, в создании системы эффективных А.И. Алексеев «Должна ли уголовная политика быть либеральной? «Черные дыры в российском законодательстве» Юридический журнал № 1, 2003 г. С. 259.

Н.Э. Баринова, Н.Э. Мартыненко, В.П. Ревин. Словарь терминов и схем по курсам: «Уголовная политика и ее реализация в деятельности органов внутренних дел» и «Организация профилактической деятельности органов внутренних дел».

М., 2000. С. 12.

П.Н. Панченко Уголовная политика – основа законности борьбы с преступностью. Н. Новгород, 1991. С. 72.

предупредительных мер и в эффективном управлении этой системой1.

Проф. М.П. Клейменов предлагает считать под криминологической политикой целеустремленные усилия международного сообщества, государства в лице компетентных органов, общественных организаций и отдельных граждан, направленные на разработку и осуществление научно обоснованной, отвечающей международным стандартам и гуманистическим принципам (нравственным законам) деятельности по антикриминальному воздействию на причинный комплекс преступности, криминогенные группы населения и личность правонарушителя2.

В 2004 г. проф. Э. Побегайло указал, что уголовная политика.

– как одно из направлений социальной политики, является государственной политикой в области борьбы с преступностью (выделено нами. – А.З.)3. Раскрывая отмеченный термин борьбы с преступностью, Э. Побегайло указывает на необходимость активной, наступательной деятельности, путем воздействия на процессы детерминации, обуславливающие это антисоциальное явление. В качестве составных частей уголовной политики выделяются уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, уголовно-исполнительная (пенитенциарная), криминологическая (профилактическая), административно-правовая разновидности государственной политики.

Однако необходимо комплексное использование возможностей всех составляющих.

Проф. Э. Побегайло, отмечая кризис современной уголовной политики, обращает внимание, что в условиях слабости действий нравственных и правовых норм, хрупкости демократических институтов и традиций, отсутствия правовой государственности, отказ от применения к особо злостным преступникам – убийцам и терЛопашенко Н.А. Криминологическая политика: понятие, содержание, методы, формы реализации. Реагирование на преступность: концепции, закон, практика.

РКА. М., 2002., С. 31.

Клейменов М.П. Введение в этнокриминологию: Моногр.: Омск: Омская академия МВД России, 2004. С. 213.

Побегайло Э. Кризис современной российской уголовной политики. Уголовное право, №3, 2004. С. 132.

рористам смертной казни выглядит необоснованным. Фактическая отмена смертной казни уже привела к активизации ее нелегальных форм, носящих внесудебный характер (внеправовой – дополнено нами. – А.З.), – актов кровной мести, самосудов, криминальных видов гражданской самозащиты (как отмечает Меркурьев В.В.)1, заказных убийств и т.п2.

Нами уже указывалось, что в настоящее время в России отсутствует национальная политика, направленная на предупреждение развития антиобщественных традиций представителями различных народностей и национальностей, а также пропаганда и развитие здоровых культурных ценностей3. Национальные антиобщественные традиции и обычаи в условиях отсутствия национальной политики имеют тенденцию к взаимной ассимиляции, укоренению в обществе4. На отсутствие в России «кавказской политики» указывал Р. Абдулатипов, по мнению которого, Кавказ вынужден строить соответствующую политику в отношении России, свою внутреннюю политику5. Зачастую, как показывает практика, это происходит руками криминальных авторитетов, террористов, экстремистов различных оттенков, спекулирующих национальными интересами.

Здесь следует привести мнение З.Х. Мисрокова, который утверждает, что государственная политика России еще в XIX веке отличалась большой терпимостью к северокавказским мусульманам, так как Россия была заинтересована в них как в подданных6. Наши наблюдения отчасти опровергают выводы данного автора.

С.Н. Турченюк отмечает, что сегодня актуальным представляется рассмотрение такой политики, или правовой политики государсСм.: Меркурьев В.В. Гражданская самозащита в уголовном праве России: моногр. / В.В. Меркурьев; ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2005.

Э. Побегайло. Указ. соч. С. 135.

См.: Зюков А.М. Криминологическая характеристика преступлений совершаемых представителями разных этнических групп. Дисс… кан. юрид. наук. Рязань:

Академия ФСИН России, 2005. С. 137.

См.: Абдулатипов Р.Г. Авторитет Разума /О философии разумной политики.

М.: 1999, С. 242.

См.: Мисроков З.Х. Феномен мусульманского права в процессах динамики систем права России (ХIХ – начало ХХI века). «Правовая система Гарант». «Журнал российского права», № 10, окт. 2002.

тва, которая направлена на регулирование внутринациональных отношений1.

Сегодня необходима переоценка государством национальной политики в области культурного и общеобразовательного развития многонационального общества России, в целях слома антиобщественных традиций. И здесь необходимо перейти от индивидуального предупреждения преступных проявлений этнических групп к направлениям предупредительной политики государства в целях противодействия этнической преступности. Как указывает Кудрявцев В.Н., современные прогрессивно настроенные политики, социологи, юристы из западных стран признают ведущую роль социальной профилактики (среди других стратегий борьбы с преступностью)2.

В последние годы нет оснований говорить о существовании собственно исследований повседневности развития этнических процессов в обществе, связанной с доминированием, агрессией и насилием на этнической почве. Исключением служат отдельные работы, посвященные идеологии (национализму)3 и истории современности, – фактографии отдельных вооруженных конфликтов4 или преступлений, совершаемых в ходе криминальной этнической политики5. Не приходится говорить о том, что этнополитология – это отрасль политологии, изучающая манифестации этничности в политике посредством аппарата этой дисциплины. То же самое можно сказать об «этноконфликтологии». Отдельные авторы склонны утверждать, что мы имеем дело с новой, весьма своеобразной областью деятельности6. Некоторые авторы, Турченюк С.Н. Этнонациональная правовая политика России в XIX – XX веках: [Электронный ресурс]: Историко-правовой аспект: Дис.... канд. юрид. наук:

12.00.01. СПб.: РГБ, 2006. С. 19.

См.: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. — М.: Юристь, 2003.

С. 276.

См.: Медведев В.С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея, или Чего ожидает Бог от России. М.: Современные тетради, 2005. С. 424; Их же: Идея выживания, или Почему «зачищают» Землю Русскую. М.: Современные тетради, 2005.

С. 117.

См.: Абдулатипов Р.Г. Этнополитология. СПб.: Питер, 2004. С. 15 (С. 313).

См.: Клейменов М.П. Указ. соч. С. 244.

См.: А. Осипов. Конструирование этнического конфликта и расистский дискурс. Правозащитный центр «Мемориал», Москва. 4 авг. 2004 г.

например, указывают на необходимость учитывать самобытность и национальные особенности при формировании уголовной политики1, указывая, что уголовная политика любого государства является составной, в известной степени самостоятельной, частью внутренней политики государства и находится в тесной взаимосвязи с другими ее составляющими: экономической, национальной, социальной, демографической, научно-технической и другими политиками государства, которые в совокупности и образуют внутреннюю политику2. И с этим нельзя не согласиться.

Как отмечает Л.А. Стешенко, термин «национальная политика»

в подавляющем большинстве стран понимается как политика осуществления национальных интересов. В России же «национальная политика» есть политика в отношении российских национальностей3.

Исходя из определения самого слова «политика» (в переводе с греческого – «искусство управления государством»), мы не можем согласиться с употреблением этого термина применительно к такой категории преступных деяний, как рабство, геноцид, депортация и интернирование, апартеид и расовая дискриминация, ксенофобия.

Об отнесении этих понятий к так называемой «криминальной этнической политике» заявил проф. М.П. Клейменов4, а еще раньше его ученик Р.Г. Чефходзе5. Ими же указано, что стратегия рациональной криминологической политики в исследуемом направлении должна строиться на анализе комплекса факторов и важно обеспечить своевременную разработку и реализацию правовых мер противодействия развитию негативных явлений в области наСм.: Амгаланбаяр Цэвэгмид. Уголовная политика Монголии в отношении несовершеннолетних. Дисс... канд. юрид. наук. М.: Академия управления МВД России, 2004. С. 114.

См.: Стешенко Л.А. Многонациональная Россия: государственно-правовое развитие X – XXI вв. М., 2002. С.9; ее же: Правовая политика России в сфере национальных отношений: теоретическое и историко-правовое исследование. Дис....

д-ра юрид. наук: 12.00.01. РАГС, М.: 2003. // Цит. по: Турченюк С.Н. Этнонациональная правовая политика России в XIX – XX веках: [Электронный ресурс]: Историко-правовой аспект: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.01. СПб.: РГБ, 2006. С. 20.

См.: Клейменов М.П. Указ. соч. С. 92–154.

Чефходзе Р.Г. Этнические аспекты преступности: Дис. канд. юрид. наук / Омский юрид. ин-т. Омск, 1999. С. 8.

ционально-этнических отношений. По мнению Клейменова М.П., криминологическая политика в сфере межнациональных отношений должна включать восстановление исторической справедливости, устранение последствий массовых депортаций и политических репрессий, согласованное стремление народов к самоопределению с укреплением федерализма как политической основы интеграционных процессов, обеспечивающей гармонизацию общенациональных и этнических интересов; нейтрализацию политических и психологических последствий распада СССР; противодействие сепаратистским тенденциям, отвечающим интересам этнократий;

ограничение криминогенного влияния, исходящего из зон открытых конфликтов; предвидение воздействия любых политических решений федеральной власти на хрупкую сферу межэтнических отношений – все это чрезвычайно важно для рационализации криминологической политики в исследуемом направлении1.

Проф. А.И. Алексеевым уже указывалось, что в российском уголовном (а также уголовно-процессуальном, административном и ином) законодательстве недооцениваются возможности «точечных», ограниченных по действию в пространстве и во времени норм и институтов. А именно такие нормы позволяют адекватно и оперативно откликаться на возникающие криминальные и иные угрозы, их неблагоприятную для общества динамику. Это особенно важно в условиях переходного периода – с его нестабильностью и в такой стране, как Россия – с ее экономической, географической, национально-этнической, конфессиональной и иной неоднородностью2.

Проф. Комиссаров В.С. отмечает, что доктрина современной уголовно-правовой науки только бы обогатилась, если бы исследования не ограничивались, как это часто бывает, только рамками Общей или Особенной частей УК. Сквозной характер исследований, например, отражение какого-либо института Общей части в нормах Особенной части, носит, несомненно, более сложный характер, См.: Клейменов М.П. Указ. соч. С. 223.

Алексеев А.И. «Должна ли уголовная политика быть либеральной? «Черные дыры в российском законодательстве» Юридический журнал № 1, 2003 г. С. 266.

однако он более эффективен, поскольку позволяет выделить и показать внутренние, глубинные связи и закономерности формирования законодательства как главной формы проявления уголовной политики и возможности его влияния на правоприменение и формирование правосознания и правовой культуры1.

Хотя, как еще в 1993 г. указывал проф. И.И. Карпец, в этом аспекте сложно говорить о формировании какой-либо концепции уголовной политики, в условиях противоречий между законодательной и исполнительной властью2.

Приведенные выше определения «уголовной политики» как крупномасштабного направления деятельности государства по защите общества от преступности указывают на неоднозначность подходов к такой деятельности: от определений борьбы и противодействия до сдерживания и профилактики. Практическая же реализация такой деятельности выражается в определении стратегии3 (стратегия – греч.

Комиссаров В.С. О направлениях научных исследований в области уголовного права. «Черные дыры в российском законодательстве», 2003, №1. С. 468.

Организованная преступность – 2. С. 18. // Материалы «Круглого стола» Российской криминологической ассоциации. Отв. ред.: д-р. юрид. наук., проф. А.И. Долгова, д-р. юрид. наук., проф. С.В. Дьяков. М. 1993 г.

Прим. авт.: разработка «стратегии» государственной политики в сфере внутренних дел как одной из основных задач МВД России определены Указом Президента РФ от 19 июля 2004 г. №927 // Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 19.07.2004. №927 (СЗ РФ.

2004. №30. Ст. 3149); «стратегия» в сфере обороны как задача Министерства обороны определена Положением о Министерстве обороны Российской Федерации, утв.

Указом Президента РФ от 16.08.2004. №1082 (СЗ РФ. 2004. №34. Ст. 3538); разработка общей стратегии государственной политики в сфере исполнения уголовных наказаний, адвокатуры и нотариата, обеспечения установленного порядка деятельности судов и исполнения судебных актов и актов других органов, регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, регистрации общественных объединений, религиозных организаций и политических партий определены Положением о Министерстве юстиции Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 13.10.2004. №1313 (СЗ РФ. 2004. №42. Ст. 4108), Положением о Федеральной службе исполнения наказаний, утв. Указом Президента РФ от 13.10.2004. № (СЗ РФ. 2004. №42. Ст. 4109); Указом Президента Российской Федерации от 1 ноября 2001 г. №1263 «Об уполномоченном органе по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» был образован Комитет Российской Федерации по финансовому мониторингу (КФМ России), который в средствах массовой информации часто именовался финансовой разведкой (приступил к выполнению возложенных на него задач с 1 феввоен., наука об искусном, ведущем к успеху и победе ведении войны1) деятельности блока «силовых» министерств и ведомств: Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Федеральной службы безопасности, а также Министерства финансов в лице Федеральной службы по финансовому мониторингу и др.

Рассмотрев определения уголовной политики и ее составляющих (уголовной, уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной, криминологической), а также этнополитики, мы приходим к выводу, что данные определения соотносятся как целое и частное.

Этнонациональная политика, в аспекте ее уголовно-правовой составляющей, это специфическая деятельность государственных органов власти (всех ее ветвей: законодательной, исполнительной и судебной), создающая условия политико-правовой защиты различных этнических и народных групп, препятствующие возникновению этноконфликтов и разжиганию вражды по признаку неравенства или противопоставления одних этносов (народных групп) перед другими.

раля 2002 г.). В соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. № (Указ Президента Российской Федерации «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» от 9 марта 2004 г. №314 // СЗ РФ. 2004. №11.

Ст. 945, в ред. Указа Президента РФ от 20.05.2004 №649 (СЗ РФ. 2004. №21. Ст.

2023) Комитет Российской Федерации по финансовому мониторингу преобразован в Федеральную службу по финансовому мониторингу, с передачей его функций по принятию нормативных правовых актов в установленной сфере деятельности Министерству финансов Российской Федерации. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 7 апреля 2004 г. №186 Федеральная служба по финансовому мониторингу собирает и анализирует информацию о сделках, подлежащих контролю в соответствии с Федеральным законом от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Федеральной службой по финансовому мониторингу Президенту Российской Федерации представлен доклад о разработке совместной с США стратегии сотрудничества по перекрытию каналов финансирования терроризма, в том числе в рамках ФАТФ.

См.: Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Современная версия. М.: Издательство Эксмо, 2005. С. 554.

1.4. ДЕФИНИРОВАНИЕ ПОНЯТИЙ И ТЕРМИНОВ,

ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ЭТНИЧЕСКИХ

АСПЕКТОВ ПРЕСТУПНОСТИ

В последние годы все чаще появляются исследования этнических процессов в обществе, связанные с изучением преступности, конфликтов, агрессии на этнической почве. Авторы появляющихся работ часть своих исследований уделяют разработке новых дефиниций относительно предмета исследования – вопросов противодействия этнической преступности.

Отдельные авторы указывают, что сегодня этническая конфликтология превращается в ведущее направление социально-политических исследований в полиэтничных регионах Российской Федерации, что обусловлено рядом факторов, среди которых наиболее значимыми являются: распространенность и острота этнических конфликтов в постсоветский период; этнополитический характер большинства этих конфликтов; включение в парадигму понимания этнических конфликтов международного, геополитического и глобального аспектов; возможность перехода от реактивного реагирования на конфликтные ситуации к их проактивному урегулированию с использованием накопленного теоретического и практического потенциала этнической конфликтологии1.

Ведущий отечественный этноконфликтолог В.А. Авксентьев, давая определение этнической конфликтологии, характеризует её как кросс-дисциплинарную отрасль обществоведения, предметом которой являются конфликтные отношения этнических групп и которая основана на сочетании принципов и методов этнологического и конфликтологического анализа общественных процессов2.

Щербина Е.А. Этническая конфликтология: региональный аспект Дис.... канд.

полит. наук: (23.00.02). Ставрополь, 2005. С. 12–13.

Авксентьев В.А. Этническая конфликтология: концепции и тенденции развития // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 18. – М. – Ставрополь, 2002. – С. 18.

А. Осипов указывает, что категория «(меж)этнический конфликт» часто используется для описания и интерпретации таких практик, как прямая дискриминация1. Этим определением оперируют и исследователи института этнологии и антропологии Российской академии наук2. На «этническую окраску конфликтов» в 1992–1994 гг. в ряде регионов России указывает С.И. Попов и ряд других авторов3.

Определением «этническая дискриминация» руководствуется в своей практике Европейский центр защиты прав человека (EHRAC), созданный в 2003 г. в Лондоне при университете Метрополитен, и Славянский правовой центр, основным видом деятельности которого является защита от религиозной и этнической дискриминации в России4.

Описывая дефиницию «этнический конфликт», А. Осипов указывает на необходимость учитывать опасности, связанные с неограниченно широким и безальтернативным использованием одной объяснительной модели, когда их участникам приписывают этнический смысл, то есть организуют и оправдывают его как взаимодействие этнических коллективов или стычку по поводу групповых, определяемых в этнических терминах, интересов и при этом речь надо вести о последствиях использования данного термина в качестве универсального объяснения любых, в том числе политических действий. Необходимо учитывать опасности, связанные с неограниченно широким и безальтернативным использованием одной объяснительной модели5.

По мнению В.А. Тишкова, под «этническим конфликтом» понимается любая форма гражданского противостояния на внутригоОсипов А. Конструирование этнического конфликта и расистский дискурс.

Правозащитный центр «Мемориал», Москва. 4 авг.2004г. С. 1.

Пути мира на Северном Кавказе. М.: Центр по изучению и урегулированию конфликтов ИЭА РАН, 1999. С. 123.

Попов С.И. Ставропольский край в системе федеративных отношений на Северном Кавказе // Федерализм: система государственных органов и практический опыт их деятельности. Второе издание. М.: МОНФ, 1998. С. 232–233; Рыльская М.А. К вопросу прогнозирования и урегулирования межэтнических конфликтов на региональной уровне. «Российский следователь», №2. 2002. С. 27–29.

Бюллетень EHRAC. 2007, вып. 7.

Осипов А. Указ. соч. С. 8.

сударственном и интрагосударственном уровнях, при котором по крайней мере одна из сторон организуется по этническому принципу или действует от имени этнической группы1.

По мнению современных исследователей проблем терроризма, к одному из видов данного явления относится этнорелигиозный терроризм, осуществляемый с целью торжества, практической реализации националистических и религиозных идей. Под этнорелигиозным терроризмом предлагается понимать такой вид, при котором преступление стимулируется мотивами обеспечения торжества своей нации и (или) религии; реализации национальных и религиозных идей, в том числе сепаратистских, за счет подавления или даже уничтожения других национальных и религиозных групп (причем и в рамках одной религии). Такой терроризм вырастает на почве экстремизма, национальной и религиозной нетерпимости, вражды и ненависти, неумения и нежелания видеть в других группах партнеров для переговоров и компромиссов, уважения и учета их интересов2.

Дикаев С.У. отмечает, что нередко в политическом терроризме наличествуют элементы расизма, хотя этот расизм является подчас не биологическим, а антропологическим, классовым, духовным, гносеологическим и т.д., поэтому представляется, что будет правильным отнесение к разновидности политического терроризма и терроризм этнический. Его субъектом является миноритарная национальная, этническая группа, включенная в состав мажоритарной группы, которая отказывает ей в праве на этнополитическое самоопределение. В данном случае система приравнивается к политической структуре мажоритарной нации3.

В этой связи необходимо указать, что под террористическим актом Федеральный закон «О противодействии терроризму» в пункте 3 статьи 3 предусматривает:

См.: Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М.: Русский мир, 1997. С. 309.

См.: Этнорелигиозный терроризм / Ю.М. Антонян, Г.И. Белокуров, А.К. Боковиков и др.; Под ред. Ю.М. Антоняна. М.: Аспект Пресс, 2006. С.14.

См.: Дикаев С.У. Терроризм: феномен, обусловленность и меры противодействия: Уголовно-правовое и криминологическое исследование : Дис.... д-ра юрид. наук:

12.00.08. СПб, 2004 г., М. (Электронный ресурс), РГБ, 2005. С. 123.

«террористический акт – совершение взрыва, поджога или иных действий, связанных с устрашением населения и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления экологической катастрофы или иных особо тяжких последствий, в целях противоправного воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях»1.

Предыдущая редакция настоящего закона2 давала понятие террористической акции, под которой в пункте 3 статьи 3 предусматривалось:

«террористическая акция – непосредственное совершение преступления террористического характера в форме взрыва, поджога, применения или угрозы применения ядерных взрывных устройств, радиоактивных, химических, биологических, взрывчатых, токсических, отравляющих, сильнодействующих, ядовитых веществ; уничтожения, повреждения или захвата транспортных средств или других объектов;

посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, представителя национальных, этнических, религиозных или иных групп населения (выделено мной. – А.З.); захвата заложников, похищения человека; создания опасности причинения вреда жизни, здоровью или имуществу неопределенного круга лиц путем создания условий для аварий и катастроф техногенного характера либо реальной угрозы создания такой опасности; распространения угроз в любой форме и любыми средствами; иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |


Похожие работы:

«Д. А. МАРКЕЛОВ РАДИОЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ТЕРРИТОРИЙ ОЦЕНКА, ДИАГНОСТИКА, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ монография МОСКВА 2011 RU УДК 551.521.6: 577.4; 581.2 ББК 20.18 М 27 Маркелов Д.А. М 27 Радиоэкологическое состояние территорий (оценка, диагностика, прогнозирование): монография. – М.: Интернет-издательство Prondo.ru, 2011. – 240 с. В книге рассмотрены особенности радиоэкологического состояния фоновых экосистем, выявленные на основе собственных наблюдений автора в широком спектре ландшафтно-зональных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО Д. В. Михайлов, Г. М. Емельянов ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ ОТКРЫТЫХ ВОПРОСНО-ОТВЕТНЫХ СИСТЕМ. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ ТЕКСТОВ И МОДЕЛИ ИХ РАСПОЗНАВАНИЯ Монография ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД 2010 УДК 681.3.06 Печатается по решению ББК 32.973 РИС НовГУ М69 Р е ц е н з е н т ы: доктор технических наук, профессор В. В. Геппенер (Санкт-Петербургский электротехнический университет)...»

«Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев Рязань, 2010 0 УДК 581.145:581.162 ББК Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев. Монография. – Рязань. 2010. - 192 с. ISBN - 978-5-904221-09-6 В монографии обобщены данные многолетних исследований автора, посвященных экологии и поведению домового и полевого воробьев рассмотрены актуальные вопросы питания, пространственного распределения, динамики численности, биоценотических...»

«П.И.Басманов, В.Н.Кириченко, Ю.Н.Филатов, Ю.Л.Юров Высокоэффективная очистка газов от аэрозолей фильтрами Петрянова Москва 2002 УДК 62-733 П.И.Басманов, В.Н.Кириченко, Ю.Н.Филатов, Ю.Л.Юров. Высокоэффективная очистка газов от аэрозолей фильтрами Петрянова. М.: 2002. - 193 стр. Монография посвящена основам широко используемых в России и других странах СНГ метода и техники высокоэффективной очистки воздуха и других газов от аэрозолей волокнистыми фильтрующими материалами ФП (фильтрами Петрянова)....»

«Д.С. Жуков С.К. Лямин Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности 1 УДК 316.324.8 ББК 60.5 Ж86 Научный редактор: доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, профессор Ф.И. Гиренок (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) Рецензент: кандидат политических наук И.И. Кузнецов (Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского) Жуков Д.С., Лямин С.К. Ж 86 Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности. — М.: Изд-во УНЦ ДО,...»

«Ю.Ш. Стрелец Смысл жизни человека: от истории к вечности Оренбург-2009 ББК 87.3(0) УДК 128:1(091) С 84 Стрелец Ю.Ш. Смысл жизни человека: от истории к вечности. ISBN Монография посвящена исследованию главного вопроса философской антропологии – о смысле человеческой жизни, ответ на который важен не только в теоретическом, но и в практическом отношении: как витаминный комплекс, необходимый для полноценного существования. В работе дан исторический обзор смысложизненных концепций, охватывающий...»

«В.Б. БЕЗГИН КРЕСТЬЯНСКАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ (ТРАДИЦИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА) МОСКВА – ТАМБОВ Министерство образования и науки Российской Федерации Московский педагогический государственный университет Тамбовский государственный технический университет В.Б. БЕЗГИН КРЕСТЬЯНСКАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ (ТРАДИЦИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА) Москва – Тамбов Издательство ТГТУ ББК Т3(2) Б Утверждено Советом исторического факультета Московского педагогического государственного университета Рецензенты: Доктор...»

«М. В. Фомин ПОГРЕБАЛЬНАЯ ТРАДИЦИЯ И ОБРЯД В ВИЗАНТИЙСКОМ ХЕРСОНЕ (IV–X вв.) Харьков Коллегиум 2011 УДК 904:726 (477.7) 653 ББК 63.444–7 Ф 76 Рекомендовано к изданию: Ученым советом исторического факультета Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина; Ученым советом Харьковского торгово — экономического института Киевского национального торгово — экономического университета. Рецензенты: Могаричев Юрий Миронович, доктор исторических наук, профессор, проффессор Крымского...»

«Д.В. Городенко ОБРАЗОВАНИЕ НАРОДОВ СЕВЕРА КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА — ЮГРЫ) Монография Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета 2013 ББК 74.03 Г 70 Печатается по постановлению редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного гуманитарного университета Науч ны й р еда кт ор доктор педагогических наук, академик РАО В.П.Борисенков Ре це нз е нт ы : доктор...»

«ЖИРНОВ А.Г. САНЖАРЕВСКИЙ И.И. ПОЛИТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СОГЛАСОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Тамбов – 2008 УДК 32.032 ББК 66.15.25 Рецензенты: доктор политических наук, профессор Т.Н. Митрохина доктор исторических наук, профессор В.С. Клобуцкий Жирнов А.Г., Санжаревский И.И. Политические механизмы согласования общественных интересов в политическом процессе современной России. – Тамбов: ООО Издательство Юлис, 2008. 150 с. Монография является научным...»

«Д.В. БАСТРЫКИН, А.И. ЕВСЕЙЧЕВ, Е.В. НИЖЕГОРОДОВ, Е.К. РУМЯНЦЕВ, А.Ю. СИЗИКИН, О.И. ТОРБИНА УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ НА ПРОМЫШЛЕННОМ ПРЕДПРИЯТИИ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 2006 Д.В. БАСТРЫКИН, А.И. ЕВСЕЙЧЕВ, Е.В. НИЖЕГОРОДОВ, Е.К. РУМЯНЦЕВ, А.Ю. СИЗИКИН, О.И. ТОРБИНА УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ НА ПРОМЫШЛЕННОМ ПРЕДПРИЯТИИ Под научной редакцией доктора экономических наук, профессора Б.И. Герасимова МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МАШИНОСТРОЕНИЕ-1 УДК 655.531. ББК У9(2)305. У Р е ц е н з е н т ы:...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Национальный аэрокосмический университет им. Н. Е. Жуковского Харьковский авиационный институт Профессор Валерий Константинович Волосюк Биобиблиографический указатель К 70-летию со дня рождения Харьков ХАИ 2013 УДК 016 : 378.4 + 621.39 + 621.396.96 В 68 Составители: И. В. Олейник, В. С. Гресь, К. М. Нестеренко Под редакцией Н. М. Ткаченко Профессор Валерий Константинович Волосюк : биобиблиогр. В 68 указ. : к 70-летию со дня рождения / сост.: И. В....»

«Книги эти в общем представляли собой невероятнейшую путаницу, туманнейший лабиринт. Изобиловали аллегориями, смешными, темными метафорами, бессвязными символами, запутанными параболами, загадками, испещрены были числами! С одной из своих библиотечных полок Дюрталь достал рукопись, казавшуюся ему образцом подобных произведений. Это было творение Аш-Мезарефа, книга Авраама-еврея и Никола Фламеля, восстановленная, переведенная и изъясненная Элифасом Леви. Ж.К. Гюисманс Там, внизу Russian Academy...»

«1 Федеральное агентство по образованию НИУ БелГУ О.М. Кузьминов, Л.А. Пшеничных, Л.А. Крупенькина ФОРМИРОВАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ Белгород 2012 2 ББК 74.584 + 53.0 УДК 378:616 К 89 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор Афанасьев Ю.И. доктор медицинских наук, профессор Колесников С.А. Кузьминов О.М., Пшеничных Л.А., Крупенькина Л.А.Формирование клинического мышления и современные информационные технологии в образовании:...»

«И.В. ФЕДЮНИН Иван Владимирович Федюнин - археолог, кандиПОДОНЬЯ дат исторических наук, доцент кафедры истории России Воронежского государственного педагогического университета, специалист по палеолиту и мезолиту лесостепной зоны Восточной Европы. Автор монографии Мезолитические памятПАЛЕОЛИТ ники Среднего Дона (2006) и 40 публикаций. В книге вводятся в научный оборот материалы палеолитических и мезолитических стоянок Южного Подонья (в пределах современной Воронежской области), а также...»

«А.М. КАГАН, А.Г. ЛАПТЕВ, А.С. ПУШНОВ, М.И. ФАРАХОВ КОНТАКТНЫЕ НАСАДКИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТЕПЛОМАССООБМЕННЫХ АППАРАТОВ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МАШИНОСТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНЖЕНЕРНО-ВНЕДРЕНЧЕСКИЙ ЦЕНТР ИНЖЕХИМ (ИНЖЕНЕРНАЯ ХИМИЯ) А.М. КАГАН, А.Г. ЛАПТЕВ, А.С. ПУШНОВ, М.И. ФАРАХОВ КОНТАКТНЫЕ...»

«Российская Академия Наук Институт философии И.А. Михайлов МАКС ХОРКХАЙМЕР Становление Франкфуртской школы социальных исследований Часть 1. 1914–1939 гг. Москва 2008 УДК 14 ББК 87.3 М 69 В авторской редакции Рецензенты кандидат филос. наук А.Б. Баллаев кандидат филос. наук А.А. Шиян Михайлов И.А. Макс Хоркхаймер. Становление М 69 Франкфуртской школы социальных исследований. Ч. 1: 1914-1939 гг. [Текст] / И.А. Михайлов ; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФ РАН, 2008. – 207 с. ; 17 см. – 500...»

«И.М. Панов, В.И. Ветохин ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕХАНИКИ ПОЧВ Киев 2008 И.М. Панов, В.И. Ветохин ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕХАНИКИ ПОЧВ МОНОГРАФИЯ Киев Феникс 2008 УДК 631.31 Рекомендовано к печати Ученым советом Национального технического университета Украины Киевский политехнический институт 08.09.2008 (протокол № 8) Рецензенты: Кушнарев А.С. - Член- корреспондент НААН Украины, Д-р техн. наук, профессор, главный научный сотрудник УкрНИИПИТ им.Л.Погорелого; Дубровин В.А. - Д-р техн. наук, профессор,...»

«Г.В. БАРСУКОВ СОБОРНОСТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Магнитогорск 2014 Министерство образования и наук и Российской Федерации ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный университет Г.В. Барсуков СОБОРНОСТЬ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Монография Магнитогорск 2014 1 УДК 11/12 ББК Ю62 Б26 Рецензенты: Доктор философских наук, профессор Магнитогорского государственного университета Е.В. Дегтярев Доктор философских наук, доктор филологических наук, профессор...»







 
© 2013 www.diss.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Методички, учебные программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.